Родители избивают детей: 5 причин, почему родители бьют своих детей и не хотят в этом признаваться

Содержание

5 причин, почему родители бьют своих детей и не хотят в этом признаваться

Мы думаем, что над своими детьми могут издеваться только неблагополучные родители, которые имеют зависимость либо проблемы с психикой. Нормальные родители, обычные мамы и папы, не бьют, они воспитывают. По-крайней мере, редко кто из взрослых готов вслух признать, что избивает своего ребенка за плохую оценку или невымытую оценку, что дает оплеуху, потому что достал, кричит со злости. Нет, все это делается в благих целях, потому что по-другому он не понимает.

Физические наказания – это традиция, которая своими корнями уходит в глубь веков. Возможно, поэтому мы не видим главной проблемы – насилие сильного по отношения к слабому. Дети во всем зависимы от родителей, которые вместо того, чтобы быть взрослыми, становятся в позицию жертвы “я так делаю, потому что вынужден, ты не понимаешь, не хочешь делать, как я говорю”. Но жертвы, которая обладает силой и властью наказывать. Поркой родители показывают, что они не умеют решать проблемы и находить общий язык с ребенком и одновременно показывают свою слабость. Они действительно не умеют, потому что слишком слабы, чтобы изменить себя.

Психолог Марина Байдюк выделили 5 причин, по которым родители продолжают бить своих детей, даже понимая, что поступают плохо. Не всегда взрослые понимают те причины, которые ими движут. Если разобраться с тем, что на самом деле беспокоит родителя, то можно избежать насилия в воспитании.

Почему родители бьют своих детей

Случаи семейного насилия над ребёнком встречаются довольно часто. Дети подвергаются избиению не только в неблагополучных семьях, но и во вполне интеллигентных, где родители – успешные, состоявшиеся люди, пользующиеся авторитетом среди коллег и уважением руководства.

А дома они превращаются в тиранов, жертвами которых становятся самые слабые в семье – дети.

При этом далеко не каждый родитель готов признать, что он бьёт своего ребёнка. Большинство из них будут рьяно отрицать это и даже осуждать.

Так почему же родители, понимая, что рукоприкладство ‒ неправильный метод воспитания, продолжают бить своих детей?

Причины насилия над ребёнком

Я как психолог выделила бы несколько наиболее распространённых причин, почему родители бьют своих детей.

Желание самоутвердиться. Каждому человеку нужно чувствовать себя успешным хотя бы в какой-то сфере – на работе, дома, с друзьями, в своём хобби. Ему необходимо признание его заслуг другими людьми.

Но что делать, если он ничего в жизни не достиг: друзей у него нет, на работе звёзд с неба не хватает, характер такой, что жена его просто терпит? Вот и находит такой родитель возможность поднять собственную самооценку, ударив беззащитного ребёнка. «Он же не сможет дать сдачи, а значит, я сильнее, превосхожу его, имею власть над ним».

Такого человека необходимо останавливать сразу, иначе он окончательно поверит в свою безнаказанность и станет домашним тираном не только для детей, но и для жены, других родственников, соседей. Ничем хорошим это точно не закончится.

Сложившаяся в семье традиция воспитания. В некоторых семьях принято воспитывать детей дедовскими методами – ремнём. Так отца и мать учили жизни их родители, а тех ‒ предыдущее поколение. «Зачем придумывать что-то новое, если эти методы дают свой эффект? Нас лупили, и мы выросли людьми», ‒ считают такие люди.

Но они забывают о том, что мир с каждым годом становится всё более цивилизованным. И варварские методы воспитания не менее эффективно могут быть заменены на другие: разговор по душам с ребёнком, объяснение ему своей позиции и пользы правильных поступков, поощрение. И, что самое главное, – уважительное отношение и общение на равных, а не с позиций силы.

Бессилие и ощущение собственной беспомощности в попытке оказать влияние на ребёнка. Да, согласна, с некоторыми детьми бывает трудно удержаться от подзатыльника.

Но если у вас не получается договориться с ребёнком по-хорошему, то и от применения силы пользы тоже не будет. Поэтому единственный выход – искать подход и те душевные струны, воздействие на которые может оказать положительный эффект. Это трудно, но быть родителем ‒ вообще непростое дело.

Искренняя убеждённость, что таким методом можно вколотить в ребёнка правильные манеры, желание учиться, слушаться родителей. Жаль разочаровывать таких людей, но пользы от такого воспитания не будет.

Вы только озлобите собственного сына или дочь, заставите бояться вас, но никак не уважать. Более того, применяя грубую силу, вы растите из ребёнка закомплексованного человека, неуверенного в себе, боящегося не только высказывать, но даже иметь собственное мнение.

Это может наложить на всю его жизнь негативный отпечаток, лишить его счастья и возможности самореализации.

Сексуальная неудовлетворённость. Часто бывает, что неудачи в личной жизни родители переносят на детей просто потому, что это самый простой способ выместить свою злость и расстройство.

У мужчины случаются срывы в постели, и он вместо того, чтобы обратиться к врачу, хватается за ремень при малейшей провинности сына.

Женщина страдает от отсутствия близости с мужем и в раздражении может сурово наказать ребёнка за недостаточно высокую оценку или ошибку, допущенную в диктанте.

Как обойтись без насилия?

Можно ли обойтись без рукоприкладства в воспитании детей? Я убеждена, что да. Я ни в коем случае не призываю отказаться от наказания ребёнка за провинность в принципе. Оно необходимо и должно соответствовать степени проступка.

Но я уверена, что гораздо более тяжёлым наказанием являются не побои, а моральное воздействие.

Вот несколько рекомендаций, как справиться с проблемами воспитания без насилия:

  1. Для начала разберитесь в проблеме и помогите ребёнку её решить. Например, он не хочет учиться. Поговорите с ним для начала. Может быть, его обижают одноклассники, или учитель придирается без повода. В этом случае поступите как старший товарищ: запишите ребёнка на борьбу, чтобы он научился защищать себя, переведите в другой класс или даже школу, помогите найти сферу деятельности, где он будет чувствовать себя личностью. Согласитесь, эти методы гораздо эффективнее, чем ремнём по попе.
  2. Научитесь видеть в своих детях личности. Они – не ваша собственность, а такие же люди, как и вы, и имеют такое же право на ошибки и человеческие слабости. Вы же не лупите самого себя, если вам лень выполнять какую-то работу по дому или вы выпили лишнюю бутылку пива. Поэтому если вы считаете, что ваши дети недостаточно усидчивы или старательны в учёбе, плохо помогают по дому, грубят и не слушаются, то вспомните, что вы и сами не идеальны, и помогите им стать лучше. Постарайтесь найти для них занятия по душе и направить их энергию в мирное русло. Это может быть спорт, рукоделие, творчество, книги, любое хобби. Искренне радуйтесь успехам ребёнка, гордитесь им, поощряйте его увлечения. И он вырастет вашим настоящим другом, благодарным и искренне любящим своих родителей.
  3. Ищите более гуманные и эффективные методы воспитания. Поверьте, разговор по душам, ваше искреннее переживание от плохого поступка ребёнка расстроят его гораздо больше, чем получение трёпки. Можно применять и другие способы. Сын плохо закончил учебный год, а вы обещали ему поездку на море? Откажитесь от отпуска всей семьёй, пусть сын почувствует, что по его вине без отдыха остался не только он, но и вы. Дочка нагрубила учительнице? Предложите ей представить на месте педагога вас или бабушку. Как бы она отреагировала, если бы кто-то наговорил вам то, что она позволила себе в адрес другого человека? И сходите вместе с ней к учителю, чтобы извиниться.
  4. И самое важное правило – учитесь сдерживать собственные эмоции. Ребёнок грубит и не слушается? Постарайтесь успокоиться и не принимать поспешных решений. Для этого можно запереться в ванной, посмотреть на льющуюся из крана воду, подставить под неё ладони. Когда злость пройдёт, выйдите и поговорите с ребёнком, объясните, в чём он не прав и как вас обидело его поведение. Сын принёс двойку? Поступите нестандартно: вместо крика и тумаков, к которым он привык, посмейтесь вместе с ним. Согласитесь, ведь плохая оценка – не самое страшное в жизни, её, в конце концов, можно исправить.

А вот доверие ребёнка вернуть будет очень непросто.

Автор: Марина Байдюк

По материалам: www.b17.ru

Была ли эта информация полезной?

ДаНет

«Почему родители бьют детей? Это же не правильно.» – Яндекс.Кью

Это может объясняться разными причинами, но главная — они-то думают, что это прям правильно.

  • Из-за чувства бессилия и страха. Нужно добиться, чтобы ребенок делал или не делал какие-то действия, а добиться нужного поведения словами не получается. Родитель боится, что утрачивает контроль над ситуацией и этот страх толкает его к более сильному воздействию. Чем больше страх и потребность в контроле — тем жестче метод воздействия-принуждения.

  • Необразованность, то есть не знают о других методах воспитания. Наше общество многослойно по культурному уровню, но в подавляющем большинстве своем исповедует идею, что родительству учиться не нужно:» сердце подскажет», «моя мама (бабушка) так делала)» и тп. При этом некоторые даже понимают, что при покупке собаки надо походить на курсы по дрессировке, а вот при «заведении» ребенка считают идею обучения и советов (и оценок) специалистов глубоко оскорбительной. Потому и волочется из семьи в семью идеи, включающие в себя насилии, в том числе и физическое, как эффективный и веками проверенный метод воспитания. А между тем люди уже придумали и проверили множество других методов, основанных на любви и положительном подкреплении способов.

  • Собственный уровень агрессии. Исследования показали, что когда человек испытывает агрессию, быстрее всего он чувствует облегчение, когда сливает ее на другое живое существо. Дети — зависимы и беззащитны, поэтому некоторые родители просто сливают так свою агрессию, потому что им кажется им безопасным и простым. А оправдать себя не так уж сложно, всегда можно обвинить жертву: «Я и так на работе вымотался, ты еще под руку суешься (двойку получил, посуду не помыл, губы накрасила и тп)».

  • Неверное представление о мире. Некоторые люди ошибочно принимают некоторые несправедливые явления и обстоятельства за основные законы мироустройства. Ну вот как Раскольников из-за окружающих его картин петербургского дна сделал вывод, что весь мир и вся жизнь ужасна и отвратительна, так и другие люди склонны принимать свое окружение, образ жизни и тп. за общее устройство мира. И тогда, такие люди думают, что их родительская задача — подготовить ребенка к жизни в жестком мире. И готовят теми методами, какие им кажутся правильными и доступными, оскорбляют, кричат, бьют — потому, что как им кажется, ребенку это все должно быть знакомо — мир, мол, так и устроен, все так и живут.

  • Неверное представление о своем ребенке. Многие родители по умолчанию считают детей неразумными, неуправляемыми, склонными к саморазрушению. Это убеждение они никак не проверяют, но рассуждают примерно так: «Да, его отлуплю, ему будет больно — но зато страх ремня (память поротой попы) удержит его от наркоманства и воровства.» Это, как правило, тоже традиция: преувеличивать роль воспитания и его методов в формировании личности ребенка и его взрослых успехов и неудач.

  • «Ты меня родила, чтобы бить?» Как дети переживают насилие в семье

    «Мой отец ушел из семьи еще задолго до того, как я родилась. Мама нашла себе другого мужчину, и он люто меня избивал. Доходило до того, что если я не прибиралась в комнате по его команде, мне могло прилететь по голове шлангом для перегонки вина», – рассказывает Анна из Петербурга. Она одна из тех, кто в детстве столкнулся с физическим насилием со стороны родителей. В России до сих пор почти две трети жителей считают допустимым бить ребенка, а каждый десятый родитель применяет меры физического воздействия к своим детям. Об этом говорится в опубликованных в июне результатах социологического опроса агентства «Михайлов и Партнеры. Аналитика».

    Использовать физические наказания в воспитательных целях законодательно запрещено уже в 57 странах. В России же шлепки все еще нормализованы во многих семьях и хорошо вписываются в систему образования, которая поддерживает силовые методы воспитания. Новости о том, как учитель ОБЖ из Бурятии заставил учеников целый урок сидеть в противогазах, или о том, как в Подмосковье учительница физкультуры объявила «день каннибала» и разрешила ученикам избить их одноклассника, появляются в СМИ постоянно.

    В синяках и ссадинах

    Анна рассказывает, что отчим бил, пока ей не исполнилось 15 лет. «Все прекратилось в один вечер. Я загуляла с приятельницами и вернулась домой не в девять, а в десять вечера. Он попытался меня ударить, но промахнулся. С того момента у нас периодически возникают только словесные перепалки», – вспоминает она.

    Обо всех конфликтах мама знала, но никогда не вмешивалась: отчим либо выталкивал ее из комнаты, а она не пыталась вернуться обратно, либо она уходила сама. «Я пытаюсь оправдать ее тем, что она слабая по характеру и боялась, что она только усугубит ситуацию, если заступится за меня: что прилетит и мне, и ей. Или, может, она надеялась, что он быстро успокоится, но это так не работало, и я вечно ходила с синяками и ссадинами», – рассказывает Анна.

    Воспитанием я это назвать не могу

    В 16 лет девушка поступила в университет в Петербурге и уехала из дома. С тех пор обратно возвращается крайне редко: «не хочется лишний раз возвращаться к тем воспоминаниям, когда все в жизни было плохо». Сейчас ей 33 года, у нее дочь.

    «Когда я приезжаю домой, отчим пытается взяться и за мою дочь, говорит, что воспитывать детей нужно так, как он меня воспитывал. Хотя я воспитанием это назвать не могу. Это было насилие в чистом виде, которое он оправдывал тем, что по-другому я не понимала и что раз я его боялась, значит уважала», – продолжает Анна.

    До 26 лет ничего, кроме ненависти, она к отчиму не испытывала. Потом начала постепенно остывать. Анна уверена: опыт перенесенного в детстве насилия показал ей, что физические наказания неприемлемы, и сама она ни разу не применяла силу по отношению к своей дочери.

    По словам психолога Зары Арутюнян, реакция на насилие в детстве может быть очень разной. Кто-то применяет потом насилие в других близких отношениях, воспринимая его как норму, кто-то, наоборот, не приемлет насилие ни в какой форме.

    Страх, агрессия и ранний брак

    «Я не помню уже, за что меня били, но помню точно, что могли выпороть скакалкой за плохие оценки или за то, что вернулась домой на 15 минут позже, чем обещала. Преподносилось это все в качестве воспитательной меры», – вспоминает Наталья из Петербурга.

    Она знала, что ее в любом случае побьют дома, поэтому могла специально прийти позже или не сделать какое-то домашнее задание.

    Хотелось вырасти и отомстить родителям

    Психолог и советник по методической работе Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Анна Савари объясняет это тем, что физические наказания не влияют на причину проступка. «Обычно, когда применяются такие виды наказания, это не действуют на причину поступка. Ребенок после него может не повторять тот или иной проступок, пока его сдерживает страх наказания, например присутствие взрослого. Соответственно, ребёнок ничему не научился и не взял на себя ответственность. Поэтому в другой раз без сдерживающего фактора наказания может снова вовлечься в то, за что был ранее наказан», – говорит психолог.

    Наталья подтверждает: единственное, что она испытывала, когда родители ее били, – это страх.

    – У меня возникала агрессия, хотелось вырасти и отомстить родителям. На первом курсе института у меня начался явный протест. Как-то раз я не пришла домой после дискотеки. Родители искали меня всю ночь: бегали по всем моргам. Когда я вернулась домой на утро, меня избили еще сильнее. Я не могла даже сидеть. А потом избиения прекратились, мы просто перестали разговаривать, – рассказывает она.

    Еще через несколько лет протест против насилия со стороны родителей привел к тому, что Наталья вышла замуж, чтобы уйти из дома. Через несколько месяцев развелась, чем вызвала еще большее недовольство со стороны родителей. Несколько лет они не общались. «Только рождение дочери уже от второго брака изменило ситуацию. Тогда я поняла, что не позволю больше с собой так обращаться», – говорит Наталья.

    Сейчас ей 49 лет. Из-за перенесенного в детстве насилия она не умеет контролировать свои эмоции. «Мне всегда нужно было ударить человека, если мы ссорились. Я могла ударить бывшего мужа, он, правда, толкал меня еще сильнее в ответ. Но для меня это была такая защитная реакция – что нужно драться: я дралась и на дискотеках в юности», – признается она.

    По отношению к своей дочери она тоже применяла силу. Поняла, что насилие в отношениях неприемлемо, только в 35 лет, когда дочь во время очередной ссоры убежала из дома.

    «Впервые называет меня дочерью»

    Мама могла отхлестать меня ремнем или кинуть об стену

    Перенесенный опыт насилия в детстве все люди транслируют по-разному. Для кого-то это, например, становится причиной ненависти к детям. «Я иногда иду по улице, вижу ребенка и думаю: «Вот сейчас я его пну». Не пинаю только потому, что это не мой ребенок», – рассказывает

    Ирина из Иванова.

    Ее все детство била мать. Сначала она жила с бабушкой, а в 10 лет переехала к маме, и тут же начались постоянные побои. «Била ни за что. Могла отхлестать ремнем или кинуть об стену», – вспоминает Ирина.

    С отцом ее мать развелась, когда Ирине было семь лет. Девочка с ним хорошо общалась: он часто брал ее в к себе на выходные или забирал пожить на какое-то время, понимая, что с мамой ей небезопасно. «Однажды мы даже поехали с ним в полицию снимать побои. Я приехала к нему, и он увидел, что у меня по всей спине – от плеча до низа спины – огромный синяк от ремня. Это, видимо, стало для него последней каплей», – говорит она.

    Я постоянно чувствовала, что со мной что-то не так

    Злости по отношению к матери она никогда не испытывала, все время пыталась ее оправдать: мол, она, наверное, на работе устает, вот и срывается дома. Единственное, что ощущала в те моменты, когда мать ее била, – это обида.

    – Я не понимала, за что она меня бьет. В такие минуты задаешь только один вопрос: «Ты зачем меня родила, чтобы бить?» Все это совсем непонятно мне было. Моя подруга вела себя гораздо хуже, но ее родители об косяк дверной не били. Почему? Было очень странное чувство все время. Я постоянно ощущала, что со мной что-то не так, – говорит Ирина.

    По словам психолога Анны Савари, комплекс неполноценности – естественная реакция на физическое насилие со стороны родителей. У людей, которых били в детстве, часто наблюдается заниженная самооценка, сложности во взаимоотношениях с близкими, искажение привязанности и эмоциональная глухота. Через физические наказания дети получают сигнал о своей ненужности и неуспешности.

    Повзрослев, некоторые взрослые иначе интерпретируют свой опыт, оправдывая насильственные методы. Это происходит потому, что у ребенка, которого бьют дома, может произойти идентификация с родителями. Он смотрит на физические наказания не со своей собственной позиции, а с позиции родителя.

    – Ребенок не говорит «мне больно», а говорит «я это заслужил», – объясняет Савари. – Такой опыт, пережитый в детстве, перемешивает смыслы и чувства и может привести к так называемым когнитивным искажениям, связанным с атрибуцией ответственности – когда ответственность за то, что «мне причинили боль», переносится на себя, и боль кажется заслуженной. Под воздействием регулярных физических наказаний ребенок усваивает опасные смыслы: «те люди, которых я люблю, могут меня бить», «я могу бить других членов семьи» или «я могу применять насилие, если по-другому не получается».

    Ирину мать перестала бить, только когда ей исполнилось 18 лет. В тот день рождения мать впервые ее обняла. Сейчас Ирине 25. Хорошие отношения с матерью у них выстраиваются постепенно.»Она впервые называет меня «дочь», «ребенок», – с гордостью добавляет девушка.

    Спрятанный дневник

    24-летняя москвичка Полина тоже смогла наладить отношения с матерью после эпизодов насилия, только когда ей исполнилось 18.

    Папа меня никогда сам не бил, но и не пытался за меня заступиться

    – Меня били постоянно в воспитательных целях. В основном из-за того, что я врала: могла спрятать дневник или не сказать про плохую оценку. Мама могла дать мне подзатыльник за то, что я долго делаю домашнее задание. Аргументировала она это всегда тем, что «по-другому я не понимала». Папа меня вроде никогда сам не бил, но и не пытался за меня заступиться, – рассказывает Полина.

    В последний раз мама сильно избила ее, когда ей было 16 лет. Девушка тогда пригласила домой друзей, пока родителей не было, а позже соврала, что никто не приходил. Когда Полине было 22, мама попыталась ее ударить снова.

    – В тот день ей не понравилось, что я пошла гулять в неглаженных джинсах. Я сказала: «Да какая разница? Это же просто джинсы». И тогда она рассвирепела», – вспоминает она. В тот день Полина твердо сказала, что не позволит ей больше себя бить, хотя долгие годы боялась свою мать. – Никакой обиды у меня нет. Я понимаю, что родители были рождены в такое время, когда насилие по отношению к детям считалось нормой. Мне жаль, что они передают нормализацию насилия и мне, но я работаю над собой и знаю, что такая форма решения конфликтов неприемлема. Насилие для меня – табу.

    Бил руками около двух часов

    Страх остался единственной эмоцией по отношению к родителям после побоев, рассказывает и 29-летний москвич Сергей. Его бил в основном отец.

    Бил в основном руками, бил около двух часов, пока мама не пришла с работы

    – Я тогда учился в первом классе и таскал у него сигареты. Они были иностранные, дорогие, а на дворе 1992 год. Отец заметил это, я соврал, что ничего не брал, но вранье мое было слишком неумелое, к тому же подтверждалось почти пустыми пачками. Мой отец – бывший офицер, учился в Суворовском училище, поэтому бить детей он умел. Бил в основном руками, бил около двух часов, пока мама не пришла с работы. Было не очень больно, но смертельно страшно, казалось, что это никогда не закончится. В один из приступов ярости отец подкинул меня к потолку и поймал коленом в грудь так, что я пролетел большую комнату по диагонали и упал на диван, – вспоминает Сергей.

    Невозможность поговорить с совершавшим насилие родителем часто приводит к тому, что ребенок в итоге замыкается в себе: происходит искажение эмоциональных привязанностей, эмоциональная тупость и глухота.

    Зара Арутюнян

    Тем не менее, утверждать, что большинство детей, которых били в детстве, станут акторами насилия во взрослом возрасте, некорректно, считает психолог Зара Арутюнян.

    Если бы связь действительно была, то вся популяция бы вымерла

    – Мы, люди старше 40 лет, по всему миру воспитаны в так или иначе насильственных отношениях, потому что никакой мягкой повестки тогда не было. Когда я слышу разговоры о том, что люди, испытавшие физическое насилие в детстве, склонны транслировать его в других близких отношениях, мне кажется это такой попыткой оправдать насилие. В этих фактах невозможно найти корреляцию, потому что если бы связь действительно была, то вся популяция бы вымерла, – говорит Арутюнян.

    Учебником по голове

    Отношение к насилию в обществе меняется, считают эксперты. Родители начинают чаще задумываться о том, как такой опыт может отразиться на детях в будущем, и готовы идти на диалог. История 16-летней москвички Марии (имя изменено) – пример того, как искренний разговор может улучшить отношения, даже если раньше в них было насилие.

    Если я что-то не понимала по математике, меня начинали бить головой об стол

    Физические наказания родители девочки впервые начали применять, когда ей было семь лет. Она тогда случайно разбила в коридоре вазу. «Сначала меня сильно пугали, так что я начала рыдать. Потом папе это надоело: меня начали гонять по квартире. Я зажалась в углу у мамы в комнате, и вижу, как папа замахивается. Мне стало очень страшно: я вижу над собой огромную фигуру человека, который должен меня оберегать, и мне совсем некуда убежать», – вспоминает Мария. Тогда ее мама смогла отца остановить.

    Систематические побои начались, когда Маша пошла в школу. Ей не давалась математика, и она могла подолгу сидеть над домашними заданиями или по несколько раз просить родителей объяснить ей, как решается та или иная задача.

    – Я поздний ребенок, родители у меня советской закалки, оба с синдромом отличника. Если я что-то не понимала по математике и просила еще раз мне что-то объяснить, меня били учебником по голове, угрожали ремнем или брали за волосы и начинали бить головой об стол, – рассказывает Мария. – Били иногда и руками, если до меня совсем долго не доходило.

    Избиения прекратились, когда Маше было 12 лет. Впервые поговорила с родителями о тех эпизодах насилия она только два года назад, когда поняла, что, как бы ни пыталась забыть побои со стороны родителей, она все равно их очень боится.

    Мне показалось, что она замахивается, я на стуле аж вся сжалась. Она просто хотела открыть окно

    – Я тогда не понимала, чего конкретно я боюсь. Я просто смотрела на папу, и мне было смертельно страшно. А два года назад я вдруг все вспомнила, – говорит Мария. – Я сидела в школе на математике, вижу, что ко мне подходит учительница. Я тогда сидела у окна. Мне показалось, что она замахивается, я на стуле аж вся сжалась. Оказалось, она просто хотела открыть окно. Тогда я поняла, откуда у меня такая реакция, и поговорила сначала с мамой. Она признала свои косяки в плане воспитания и извинилась. Еще где-то через полгода мы поговорили с папой. Он тоже признался, что был неправ.

    Проблема все еще не решена полностью, но ей было важно узнать, что на самом деле родители чувствуют, говорит Мария.

    Сайт заблокирован?

    Обойдите блокировку! читать >

    : Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав :: Управление делами :: Структурные подразделения администрации :: Администрация :: Krd.ru

    Часто можно услышать вопрос: что делать, если рядом с вами кто-то бьет или унижает ребенка? Пройти мимо? Не обращать внимания, сами раз-берутся? Или вмешаться, чтобы остановить насилие над ребенком?

    Это не самый простой вопрос. Если мы видим, что преступление (а фи-зическое насилие — это всегда преступление) совершают посторонние для ре-бенка люди, мы обязаны вмешаться. В этой ситуации рядом нет родителей, которые могли бы отстаивать интересы ребенка. Возможно, вы единственный человек, кто сможет в этой ситуации помочь ребенку.

    Если к ребенку применяют насилие, безучастным оставаться нельзя, но действовать нужно с холодной головой и по ситуации. Ругаться с обидчика-ми и читать им лекции о воспитании детей не имеет смысла. Во-первых, это не изменит их отношения к ребенку; во-вторых, есть шанс, что это вызовет еще большую злость. Решили вмешаться? Сначала спросите: «Чем вам мож-но помочь?» Это снизит уровень агрессии и переключит внимание. Возмож-но, человеку нужна помощь и поддержка.

    Думаете, что жизни и здоровью ребенка угрожает опасность прямо сейчас? Звоните в полицию по телефону 02 или на телефон единой дежурно-диспетчерской службы — 112.

    Сложнее принять решение, нужно ли вмешаться, если жестокость в от-ношении ребенка проявляют его родители или близкие люди. Ведь именно они должны отвечать за безопасность и здоровье ребенка, за его психологи-ческое благополучие. Но, к сожалению, у родителей не всегда хватает муд-рости, терпения, знаний, душевных сил, чтобы в сложных ситуациях дей-ствовать как Родитель — осознанно и с уважением.

    Домашнее насилие — тема, которая все чаще и чаще становится предме-том обсуждения. Если мы закроем глаза и притворимся, что в мире нет про-блем, они никогда не решатся.

    Возможно, молодые родители не справляются с новыми обязанностями или у матери случилось эмоциональное выгорание. Бывает, что агрессию проявляет отец, так что помощь нужна и ребенку, и матери.

    Многих детей родители бьют. Кого-то шлепают ремнем за плохие оценки, кому-то оставляют раны и синяки. Насилие в семье недопустимо в любом виде.

    Сообщить в полицию о насилии в отношении несовершеннолетнего — также наша обязанность. Если у вас за стенкой регулярно слышны крики, детский плач, звуки, характерные для драки, вы обязаны сообщить о воз-можном преступлении в отношении несовершеннолетнего в полицию — 02 или по телефону единой дежурно-диспетчерской службы — 112. Даже если насилие совершают родители или другие близкие ребенку люди.

    Если окружающие начнут транслировать негативное отношение к насилию, родитель будет понимать, что это — не норма. И что он не справил-ся как родитель и ему нужна помощь.

    Несовершеннолетние наравне со взрослыми могут защищать свои пра-ва. Особенно в тех случаях, когда защитить больше некому. В любом воз-расте ребёнок имеет право обратиться с заявлением в полицию или вызвать сотрудников полиции на место преступления, в том числе он может заявить о совершении преступления его родителями или другими родственниками и попросить защиты.

    Кроме того, несовершеннолетний, достигший возраста 10 лет, в отно-шении которого родителями совершены противоправные действия, может быть помещён в государственное казённое учреждение социального обслу-живания Краснодарского края «Краснодарский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних» (ул. Гагарина, д. 186) по личному заявлению.

    На маленького мальчика, играющего в уголке подъезда с машинкой, обратили внимание неравнодушные соседи. Как оказалось, ребёнка выстави-ли на лестницу родители, малыш мешал им выпивать в компании приятелей.

    На тревожный сигнал сразу выехали сотрудники отдела полиции Управления МВД России по городу Краснодару, забрали малыша у сильно нетрезвых и невменяемых родителей. Мальчика поместили в социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних Эта история — лишь одна из тех ситуаций, когда неравнодушные люди, возможно спасли жизнь ребён-ку.

    В городе Краснодаре осуществляет деятельность помощник Уполно-моченного по правам ребёнка в Краснодарском крае (ул. Северная, 279, каб. 68, тел. 2518645). Помощник Уполномоченного в своей работе взаимодей-ствует со всеми структурами профилактики безнадзорности и правонаруше-ний несовершеннолетних и оказывает помощь в сфере защиты прав и закон-ных интересов несовершеннолетних.

    Порой детям или подросткам трудно решиться на откровенный разго-вор с родителями, так как они боятся столкнуться в ответ с непониманием, руганью и упреками в неправильном поведении. Далеко не все дети способ-ны общаться с мамой и папой, как с лучшими друзьями, и порой для того, чтобы поделиться наболевшим, им требуется человек со стороны. Если же рядом нет никого, кто мог бы помочь советом или просто выслушать, на по-мощь придут специалисты телефона доверия.

    По детскому телефону доверия, ребенок или подросток может поде-литься со специалистом на другом конце провода абсолютно любой волну-ющей его проблемой. Это могут быть сложности в отношениях с родителями или сверстниками, плохие отметки в школе, разнообразные страхи, пережи-вания из-за неудач, ссоры с другом или подругой, эмоциональные трудности во время первой любви, необходимость получить помощь в вопросах поло-вого воспитания. Бывают случаи, когда по телефону доверия звонят дети, желающие рассказать о жестоком обращении со стороны родителей или по-сторонних, совершенном сексуальном или психологическом насилии (дет-ский телефон доверия с единым общероссийским номером: 8-800-2000-122; горячая линия министерства просвещения РФ: 8-800-555-89-81; круглосу-точная экстренная психологическая помощь детям, подросткам, молодёжи: 809880245-82-82, 8(861)245-82-82).

    Детский телефон доверия на сегодняшний день — это настоящая палоч-ка-выручалочка для детей и подростков, попавших в сложную ситуацию и желающих получить ответы на свои вопросы, а также для родителей, не зна-ющих, как помочь своим детям.

    Отношение к насилию в воспитании детей необходимо менять. И каж-дый гражданин может внести в это свой вклад осознанной родительской по-зицией и формированием нетерпимости к насилию. Не будьте равнодушны!

    Почему родители избивают своих детей

    Агрессия — это нормально, утверждает психолог

    Дети часто становятся жертвами преступлений и агрессии со стороны взрослых. К сожалению, это нередко приводит к трагедиям. Иногда агрессорами становятся самые близкие для ребенка люди — мамы и папы. В августе 2017 года 19-летняя жительница села Грязнушки забила до смерти своего 4-летнего сына. В том же месяце от рук приемной матери в Новобурейском погиб шестилетний мальчик. Летом 2016 года в Белогорске пьяный отец убил свою двухлетнюю дочь.

    Почему дети — самые слабые и беззащитные — становятся жертвами чудовищных преступлений, почему родители бьют своих же малышей, мы поговорили с Юлианой Канунниковой, кризисным и семейным психологом.

    В рамках нормы

    По уголовным делам, находившимся в производстве следователей следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Амурской области, несовершеннолетние были признаны потерпевшими:

    — 2016 год — 237 человек;

    — 2017 год — 184 человек;

    — 2018 год — 138 человек.

    Данные СУ СК РФ по Амурской области.

    — Почему же все-таки родители бьют детей? Ведь это свое, родное дитя. Как может подняться рука?

    — Агрессия — это обычно физическое выражение гнева. Как правило, родители, избивающие детей, это родители, которые не справляются со своим гневом. Физическое насилие — это свидетельство родительской беспомощности. Хотя бывают разные варианты. Например, родитель срывается, так сказать, разово. Когда он пытается свой гнев удерживать, и потом наступает момент, когда он сдерживаться не в состоянии и начинает применять физическую силу. Это одна сторона. Вторая сторона бывает, когда у родителя смазаны рамки нормы, рамки дозволенного — для него применение физического насилия является нормой. Это бывает следствием того, что к нему самому применялось физическое насилие. То есть его избивали — и это было нормой. Это замкнутый круг: если родитель бьет ребенка, ребенок вырастает в осознании, что это — норма. И впоследствии он так же может бить своего ребенка.

    Комплекс жертвы

    — Такие дела, когда один из родителей систематически избивает своего отпрыска, а то и всю семью, часто вызывают недоумение — а почему второй родитель терпел?

    — Это опять-таки смещенные границы нормы. Вроде бы мы все умом понимаем, что бить нельзя, бить нехорошо. Но если норма смещена — это не кажется уже чем-то таким ужасным. Очень часто жертва даже оправдывает агрессора — «ну, может, я сама виновата», или ребенок может говорить: «Я сам виноват». Если, например, мужчина избивает жену и детей, женщина начинает его оправдывать: «Мы же сами виноваты, мы же его достали, мы ему мешали». Это опять-таки история про то, что смазаны границы допустимого. Насилие — это всегда проявление власти. Жертва всегда беспомощна, у нее нет никаких вариантов к сопротивлению, чтобы избежать насилия. И, собственно говоря, агрессор пользуется именно этим. Здесь нет какого-то получения удовольствия от процесса избиения. Это упоение властью.

    Порочный круг

    — Не может же такого быть, что избиения проходят бесследно для детской психики?

    — Это порочный замкнутый круг. Если ребенок подвергался насилию в любой форме, у него происходит смазывание границ нормы. Ребенок до семи лет воспринимает мир некритично. Все, что с ним происходит, является для него нормой. Если норма для него, что самый близкий человек, значимый взрослый, тот человек, который призван его защищать, заботиться, проявляет агрессию, избивает — то для ребенка это становится нормой. Такой ребенок, вырастая, занимает позицию такого же агрессора. Он проявляет эту самую жестокость к другим: к сверстникам, к супругу в будущем, к своим детям.

    Либо он становится жертвой — он становится тем, кого всегда будут бить. Если для него нормально, что его бьют, то он будет вызывать у других людей своим поведением, своими действиями, агрессию. Очень часто дети, изъятые из семей, пережившие жестокое обращение, физическое насилие, попадая в нормальную среду, к нормальным родителям, начинают, как говорится, «выпрашивать». Он провоцирует родителей на применение силы. Такой ребенок может даже вслух сказать — «ты меня не любишь, потому что ты меня не бьешь». Если ребенок продолжает быть в той среде, где его избивают, — он может также периодически провоцировать родителя на проявление физической силы, проявление агрессии. Это для него подтверждение — «меня бьют — значит, я существую». И разорвать этот круг просто так практически невозможно. Здесь глубокое изменение внутренних норм у человека. Когда спрашиваешь у таких детей, «что ты будешь делать, если тебя будут бить?», то они часто отвечают — «убегать», «ничего», «бить в ответ». То есть вариантов какого-то конструктивного решения вопроса у такого ребенка не существует.

    Было ли лучше раньше?

    Число несовершеннолетних, пострадавших от преступных посягательств со стороны близких, членов семей:

    — 2016 год — 9;

    — 2017 год — 23;

    — 2018 год — 29.

    Данные СУ СК РФ по Амурской области.

    — Кажется, что случаев, когда дети становятся жертвами агрессии, становится все больше. Было ли общество в прежние годы менее агрессивным?

    — Если брать «среднюю температуру по больнице», то, скорее, нет. Сейчас много говорится о насилии, о недопустимости наказания детей. Если говорить культурально, то лет 100-200 назад физические наказания еще были абсолютной нормой, причем не только в отношении детей, а в принципе. Сейчас общество, наоборот, пытается уйти от агрессии,

    Но здесь есть трудность, почему и бывают такие большие серьезные срывы, когда родители забивают детей до смерти. Это происходит как раз потому, что мы культурально уходим от насилия, уходим от нормы физических наказаний. Но никто не учит адекватно справляться с агрессией. Например, когда в частной консультации родитель говорит: «я бью своего ребенка», то, как правило, это родитель, который не хотел бы этого делать. Но он не умеет по-другому. Он неспособен контролироваться свой гнев, неспособен адекватно его выражать. Он пытается зажимать, терпеть этот гнев, но наступает момент переполнения и момент неконтролируемой агрессии. В этом смысле именно неконтролируемой агрессии становится очень много в нашем обществе.

    Гнев — это нормально

    — Но что же с этим можно сделать? Терпеть гнев — нельзя, но ведь и бить ребенка — это неправильно?

    — У нас принято говорить, что злость — это плохое чувство, и нужно куда-то ее зажимать, прятать и никак не демонстрировать. Но гнев — нормален, злиться — нормально. Мы злимся друг на друга, на детей, на партнеров, на друзей. Должно быть адекватное выражение гнева. А самое адекватное выражение гнева — говорить о нем. Говорить: «я злюсь, мне не нравится вот это и вот это, меня ранит вот это, я обижаюсь вот на это». И уже проговаривание этого гнева, легализация его разгружает ситуацию. Дает возможность другому человеку, в том числе и ребенку, отреагировать. И самому человеку, сдерживающему свою агрессию, это помогает как-то выдохнуть. Если же не помогает проговаривание, есть другие легальные способы выражения агрессии: побить подушки, покидать какие-нибудь вещи, которые не жалко, даже побить посуду в некоторых случаях дает очень хорошую разрядку.

    Но, конечно, лучше всего — не накапливать агрессию, чтобы не нужно было ее потом разгружать.

    На заметку

    Ребенка избивают родители. Чем может помочь учитель?


    Фотографии: Depositphotos / Иллюстрация: Юлия Замжицкая

    Если ученик в слезах умоляет не ставить двойку, потому что «мама его убьет», — это манипуляция или крик о помощи? Психолог Зара Арутюнян уверена: так манипулировать дети не способны, а значит, ребенка надо спасать. Эксперт рассказала, как педагогу вычислить жертву домашнего насилия и что можно предпринять.

    Тревожные «звоночки» 

    Есть несколько признаков, которые совершенно точно указывают на то, что ребенка бьют дома:

    1. Подавленное состояние 
      Такие дети депрессивны, часто беспричинно плачут, приходят в школу в плохом настроении. 
    2. Высокая тревожность
      Дети, которые регулярно подвергаются избиениям, пугливые, нервные. Они вздрагивает при резких звуках, внезапных прикосновениях. Например, учителя любят, проходя между партами, погладить по голове, похлопать по спине. Если при касании ребенок неадекватно дергается, это может быть признаком того, что в его семье есть насилие.
    3. Паническая боязнь плохой оценки 
      Очень плохой знак, если ребенок прямо умоляет: «Пожалуйста-пожалуйста, не ставьте двойку, не ставьте тройку». Часто учителя ставят «что заслужил», считая, что поступают справедливо. Но если обычный ученик просто расстраивается из-за плохой оценки, то школьник, которого дома наказывают физически, впадает в истерику. Некоторых бьют даже за четверку.

    Я как-то проходила в школе по коридору и видела, как ребенок просто трясется, он невменяемый, просит не ставить двойку. А учитель считает, что это все манипуляция. Я говорю: «Ты как себе представляешь манипуляцию? Это что, артистка больших и малых театров, народная артистка СССР, чтобы такое сыграть?». Такое сыграть нельзя. Надо засунуть свои представления о справедливости куда подальше и не ставить этому ребенку плохую оценку. Какая же это манипуляция? Там — беда…

    Что делать учителю

    Учитель должен помогать в ситуации, когда он подозревает насилие в семье ученика. Хотя закон и не обязывает его вмешиваться. 

    Для начала стоит попробовать поговорить с ребенком в доверительном тоне. Можно аккуратно спросить, как дела дома. Но это должен быть очень тонкий разговор, ведь дети не любят агрессивных нападок на своих родителей. 

    Прежде чем предпринимать дальнейшие шаги, хорошо убедиться, что на теле есть следы побоев. 

    Конечно, мы не имеем права раздеть ребенка, но можно схитрить. Например, с помощью медсестры: отправить его на какую-нибудь фальшивый медосмотр, чтобы понять, есть ли синяки и характерные раны.

    Если учитель уверен, что физическое наказание в семье существует, он должен обратиться к социальному педагогу и педагогу-психологу. Вместе они решат, что делать. 

    Первый шаг — вызвать родителей в школу и тактично, аккуратно поговорить. Ситуации, по которым возникает домашнее насилие, могут быть разные. Представьте семью: восемь детей, мама — уборщица в три смены, а папа пьет. Совершенно понятно, что срываться на ребенке — это мамина логичная реакция на ее ужасную жизнь. И в этой ситуации лучше предлагать помощь, а не угрожать наказанием. Например, обратиться в социальные службы, органы опеки, которые ведь не только отбирают детей, но и имеют возможность помогать.

    Если из общения станет ясно, что перед вами не нормальный родитель, а абсолютное зло, то тогда психолог, социальный педагог, органы опеки имеют право прийти домой к ребёнку и посмотреть, что там происходит.

    В этом случае в дело вступает закон. Например, согласно статье 77 Семейного кодекса ребенка из семьи могут забрать в течение 24 часов, если его жизни и здоровью что-то угрожает. 

    Если необходима временная изоляция ребенка от семьи, дети уезжают в социально-реабилитационный центр (СРЦ), где живут какое-то время. 

    У многих это место вызывает хтонический ужас: считается, что там бьют, убивают, что там кошмарный кошмар. Но моя практика показывает, что это не так. Современные СРЦ — по крайней мере, в Москве — устроены весьма прилично. Многие дети говорили, что там отдыхали: хорошо ели, нормально спали. Да, там не мир розовых пони, но дома у этих ребят — совершенный мрак. 

    Дети могут вернуться в семьи, если родители исправятся и устранят причины, по которым у них забрали ребенка.

    Бить детей — не норма! 

    Для маленького человека то, что происходит в его семье, — это норма. Но домашнее насилие таковой не является. Чтобы дети это осознавали, об этом с ними нужно говорить. Многие из них не понимают, что подзатыльник — это уже насилие. В некоторых семьях он даже не считается за «обидела» или «наказала». «Наказала» — это избиение ремнем до кровавых ран. Задача учителя — объяснять, что такое насилие и что семья — не место для этого. 

    Дети почти никогда не говорят «меня дома бьют». Они, скорее, скажут «мама меня обидела/наказала», используют эвфемизмы. А значит, внутри они чувствуют: это неправильно, так быть не должно.

    Этих детей жалко — они беззащитны. Если их не прикроет школа, то не прикроет никто. И одна из задач учебного заведения — заботиться о своих воспитанниках, особенно в ситуациях, когда родители этого не делают.

    Читайте также:

    Надо выносить сор из избы: в России о буллинге и суицидах в школах принято молчать 

     

    Почему семейное насилие замалчивают и как уберечь детей от истязаний

    Вы бы смогли изо дня в день смотреть, как избивают ваших беззащитных детей? Смотреть и молчать. От одной мысли об этом нормальному человеку станет не по себе. Тем сложнее поверить, что подобные случаи реальны и происходят где-то  совсем рядом с нами. 

    Родительских прав может лишиться сургутянка, которая, по версии следствия, изо дня в день наблюдала за тем, как ее сожитель на протяжении нескольких месяцев истязал годовалую девочку и полуторогодовалого мальчика, родного сына мужчины. Мать, как считают правоохранители, спохватилась, лишь когда после очередных побоев один из детей перестал дышать. За здоровье грудничка, к слову, до сих пор борются медики.

    Предполагаемому истязателю грозит 12 лет лишения свободы. В справедливость судебной системы России хочется верить, но почему дошло до уголовного дела? Никто не замечал происходящего? Соседи, родственники, ответственные лица, участковый… Как уберечь детей от насилия и что делать, когда твой дом — не крепость, а камера пыток?

    — Нельзя, нельзя, нельзя, я тебе сейчас ей переломаю…

    Женщина на кадрах — не няня или случайно забежавшая соседка. Так со своим полуторагодовалым сыном-инвалидом общается его мать. Это уже видео из Омска. Там отец не стал тратить лишних слов на детей. Просто швырнул об пол сначала мальчика, потом девочку. Ролик, кстати, сняла его супруга и мама малолетних. Женщина в этот момент стояла рядом и ласково называла главу семейства Эдей.

    — Эдь, ну ты чего? Эдик. Эдик, прекрати пожалуйста. Эдик, ну ты чего? 
    — Что ты орешь на весь дом, а? Что орешь?! Что ты с ним сделала? 
    — Ничего!

    Разовая вспышка агрессии или систематическое истязание детей? Сейчас на этот вопрос предстоит ответить следователям. По крайней мере, ранее на учете в правоохранительных органах эти родители не состояли. Но даже будь они под пристальным надзором соответствующих служб, помогло бы это малышам? Не факт. Как оказалось, избиение полуторомесячного мальчика и полуторогодавалой девочки в Сургуте имеет свою предысторию. Процесс воспитания в этой семье контролировала соцслужба, однако в феврале после очередных побоев дети оказались в больнице. Грудничок — в реанимации, в тяжелом состоянии. 

    «Определить, что это жестокое обращение, иногда бывает достаточно сложно. Потому что если говорить об уголовном процессе, то это, конечно, судебно-медицинская экспертиза, то есть следы на теле ребенка. И определяется способ и периодичность нанесения», — пояснила начальник управления по опеке и попечительству администрации г. Сургута Екатерина Собко.

    В Сургуте, по данным управления опеки и попечительства, только семьдесят детей живут в неблагополучных семьях (то есть родители малообеспеченные или злоупотребляют алкоголем, жилье недостаточно комфортное). Но по неофициальной статистике, реальная цифра куда больше. В январе 2021 года столичные правозащитники провели собственное расследование на основании приговоров за 2018 год (рассматривались только статьи об убийствах и причинении тяжкого вреда здоровью) и пришли к выводу: официальные данные о женщинах-жертвах домашнего насилия занижены как минимум в двадцать раз. От рук родственников или супругов три года назад погибли якобы не 253, как сообщало МВД, а более пяти тысяч. Психологи уверены: с несовершеннолетними ситуация такая же или еще хуже. Жестокость со стороны родителей дети воспринимают, как данность, как нечто естественное, и мало кому из них придет в голову жаловаться на родного папу или маму. 

    «Очень часто вопрос не выходит на уровень рассмотрения каких-то служб, остается в семье, но психологу они доверяют. И, к сожалению, это наверное одно из самых распространенных преступлений — в мире и в России», — говорит психолог Ксения Лепина.

    — Я не знала, как с этим бороться, потому что, видать, еще слишком маленькая была для таких вещей. К сожалению, помощи от милиции я на тот момент не получила никакой. Несмотря на то, что у меня было окровавленное лицо с глубокими ранами. Все, что я услышала тогда от сотрудника полиции — участкового — «ну что мы можем сделать с такими опекунами? Камень на шею — и в воду». Пошутил вот так. А меня не кормили, запрещали есть ту же самую еду, что едят и все в семье. Приходилось приходить в школу то с фингалом, то еще с чем-то  , учителя по началу спрашивали, что случилось, но практически не реагировали.

    Психологи уверяют, что в данном случае речь идет не столько о равнодушии, сколько об устоявшемся с домостроевских времен стереотипе: ремень — основа воспитания. 

    «Насилие — это показатель беспомощности. Родители не умеют иначе совладать с ребенком. Не знают, что с ним делать, кроме как дать подзатыльник, пнуть, бросить или закрыть, либо родители не в ладах сами с собой и срываются на слабом на ребенке, который не может ответить. Очень часто есть убеждение, что все так живут, что вы из меня здесь делаете…» — комментирует Ксения Лапина. 

    Своим опытом воспитания поделились сургутяне:

    — У нас было все строго. Пять минут опоздал — все, попа синяя.
    — А осадочек остался?
    — Нет. Сейчас я понимаю, за что это было.

    — Своих не била. Честно, вот этого не было. Видимо, то, что нас лупили, отразилось.

    «Была девушка-волонтер, которая сказала — вот меня папа бьет, бьет за дело, он меня воспитывает, я расту хорошим человеком. И кто-то  из зала задал ей вопрос, а вы любите своего папу? Она не ответила сразу. Образовалась эта пауза, которая объяснила, собственно, все. Она оправдывает эти методы воспитания, но она не чувствует любви к человеку, который причиняет ей вред», — подчеркнула психолог.

    Теоретически поплатиться свободой в России можно не только за избиение несовершеннолетних, но и за равнодушие. В уголовном кодексе есть 125 статья — оставление в опасности (наказание до одного года тюрьмы). Однако доказать, что кто-то  знал об опасности для жизни другого человека и промолчал, достаточно сложно.

    «Насилие — оно скрыто. Об этом много пишут, много говорят, о том, что насилие в семье процветает, особенно у тех родителей, которые не беседуют с детьми, не идут на контакт, не идут на диалог. Воспитание — это же не только накормить и, мягко говоря, ударить по попе (что вообще в корне делать нельзя, потому что это ребенок), должен быть диалог, разговор. Я сам дед троих внуков, и поэтому только разговор, только беседа», — поделился опытом сургутянин Игорь Климов.

    Специалисты органов опеки здесь скорее рассчитывают на сознательность самих граждан — соседей, друзей, родственников. Ведь, хотите вы того или нет, с вашего молчаливого согласия могут совершаться все самые низкие преступления на земле. Это классика. 

    «В соответствии с законом, любой гражданин, которому стало известно о нарушении прав детей не то, что может, а ообязан сообщить о нарушении этих прав. У нас в управлении по опеке и попечительству такие сообщения принимаются по тел: 52-28-52. Либо на электронную почту. Это обязанность гражданина — сообщить о нарушении прав ребенка», — отметила Екатерина Собко.

    Но таких звонков — единицы. Стучать на соседей у нас не принято с 30-х годов прошлого века. Потому все остается за закрытыми дверями квартиры. И это не коснется вас ровно до тех пор, пока дети, которых мы оставили один на один с жестокими родителями, сами не выйдут во взрослую жизнь, четко усвоив главную для себя истину: прав тот, кто сильнее. Это в нашей стране, кажется, уже на уровне госполитики. Так может пора сломать этот шаблон? И начать именно с собственной семьи.

    Американское воспитание детей и физическое наказание

    Когда в сентябре 2014 года бегущий от Minnesota Vikings Адриан Петерсон был обвинен в том, что он ударил своего сына «стрелкой», это вызвало фурор общественности — аргументы с обеих сторон, но общее мнение, что Петерсон был неправ. [I] Однако быстро споры о телесных наказаниях, которые достигли пика всего два месяца назад, утихли:

    Чем объясняется этот поворот? Возможно, Америка потеряла интерес, потому что большинство американцев бьют своих детей, и большинство думает, что так и должно быть.В 2012 году более 70% американцев согласились с тем, что «иногда необходимо дисциплинировать ребенка с помощью хорошей жесткой шлепки». [Ii] Конечно, существует широкий диапазон того, как люди определяют понятие «приемлемый», как в терминах, так и в терминах. частоты и серьезности.

    Почему взрослые бьют детей? Какой бы эвфемизм ни использовался — «шлепать», «шлепать», «хлопать», «взмахивать руками», цель обычно одна и та же: исправить или наказать поведение ребенка, причинив ему физическую боль. С точки зрения изменения поведения детей в краткосрочной перспективе наиболее эффективны физические наказания.Но остаются вопросы о его долгосрочных эффектах, некоторые из которых мы рассматриваем в этой памятке:

    1. Каковы более долгосрочные последствия физического наказания с точки зрения поведения?
    2. Каковы более долгосрочные последствия физического наказания с точки зрения развития навыков?
    3. Связано ли физическое наказание с более сильным или более слабым воспитанием?
    4. Какую позицию занимают правительства США и других стран в отношении физического наказания детей?

    Порка и поведение детей

    Согласно некоторым исследованиям, дети, которым часто и / или жестоко шлепают, подвергаются более высокому риску психических расстройств, от беспокойства и депрессии до злоупотребления алкоголем и наркотиками.Дети, чьи родители регулярно бьют их, также могут позже развить более отдаленные отношения между родителями и детьми.

    Имеются также убедительные доказательства увеличения числа случаев агрессии среди детей, которых регулярно шлепают. Мета-анализ 27 исследований, проведенных в 2002 году в разные периоды времени, страны и возрасты, обнаружил устойчивую связь: дети, которых регулярно шлепают, с большей вероятностью будут агрессивными, как в детстве, так и во взрослом возрасте. Многие родители шлепают своих детей, чтобы немедленно положить конец плохому поведению (например,г., пихая другого ребенка, тянусь к раскаленной плите и т. д.). Находясь на приеме, дети могут научиться ассоциировать насилие с властью или добиваться своего. Действительно, большая часть агрессивного поведения, приписываемого детям, которых отшлепали по-разному, имеет тенденцию соответствовать взаимодействиям, в которых насилие используется для оказания власти над другим человеком — запугивание, жестокое обращение с партнером и так далее.

    Обратите внимание, однако, что эти исследования сосредоточены на регулярных и / или суровых физических наказаниях с точки зрения их связи с поведением детей.

    Порка и детские навыки

    Исследования, проведенные в начале 1960-х годов, предполагают связь между телесными наказаниями и снижением когнитивных способностей в раннем детстве. Недавние исследования подтвердили эти выводы. В исследовании 2009 года изучались две когорты детей в рамках Национального лонгитюдного исследования молодежи (NLSY) и было обнаружено, что, даже с учетом других родительских форм поведения и демографических характеристик, дети матерей, которые практически не применяли телесные наказания или не применяли никаких телесных наказаний, «приобретали когнитивные способности быстрее, чем дети, которые не применяли телесные наказания. отшлепали.”MacKenzie et al. (2013) показывают, что частые порки отца в возрасте пяти лет были связаны с более низкими показателями словарного запаса ребенка в возрасте девяти лет. Другие исследования показали соответствующее влияние на успеваемость в школе. Бодовски и Юн (2010) обнаружили, что использование физической дисциплины в детском саду связано с более низкими достижениями по математике в пятом классе. Марголин и др. (2010) обнаружили, что дети, которых отшлепали, подвергаются более высокому риску академической неуспеваемости в пятом классе.

    Новые данные свидетельствуют о том, что некогнитивные навыки также могут быть затронуты.В экспериментальном исследовании Талвар, Карлсон и Ли (2011) проверили, влияет ли посещаемость школы в карательной или некарательной школьной среде на исполнительные навыки (EF) западноафриканских детей. [Iii] Они измерили способности детей, используя три EF. задачи: отсрочка вознаграждения; отсрочка подарка; и сортировка карточек изменения размеров. Их результаты показали, что — начиная с 1 класса — дети, которые находились в карательной среде, успевали значительно хуже, чем их сверстники в некарательной школьной среде.

    Если нанесение ударов детям связано с более медленным развитием навыков или другими поведенческими проблемами, это может иметь последствия для жизненных шансов и социальной мобильности, особенно с учетом того, что распространенность или интенсивность наказания варьируется в зависимости от социально-экономических групп. Но мы должны быть очень осторожны, делая здесь какие-либо причинно-следственные выводы, даже если есть надежные ассоциации. Весьма вероятно, что будут и другие факторы, связанные как с поркой, так и с последствиями для ребенка. Если некоторые пропущенные переменные коррелируют с обоими, мы можем смешать эти два эффекта, то есть неправильно приписать эффект порке.Например, родители, которые шлепают своих детей, могут быть в целом более слабыми родителями, и шлепание — это просто один из способов проявления этой разницы в качестве воспитания.

    Качество воспитания и физическое наказание

    Итак: отличаются ли родители, которые шлепают своих детей, в других аспектах воспитания? Мы исследуем взаимосвязь между воспитанием детей и телесными наказаниями, используя данные Национального лонгитюдного обследования молодежи 1979 года, проведенного Бюро статистики труда по вопросам детей.Как и в нашем предыдущем исследовании Parenting Gap, мы используем шкалу HOME-SF в качестве показателя качества воспитания, но ограничиваем нашу выборку детьми в возрасте от 3 до 5 лет в 1986 году, одной из самых больших когорт исследования, и для которых HOME- Доступна информация о масштабе SF.

    Шкала HOME-SF для детей в возрасте от 3 до 5 лет включает 26 пунктов, каждый из которых указывает на «хорошее» воспитание. Для телесных наказаний предусмотрены два предмета. Один элемент самооценки показывает, сколько раз мать ударила своего ребенка за предыдущую неделю.Другой пункт указывает, ударила ли мать своего ребенка во время домашнего наблюдения. На рисунке 2 показано распределение ответов, где N, N относится к матери, которая не била своего ребенка на предыдущей неделе или во время наблюдения. Почти две трети матерей заявили, что пороли своих детей хотя бы один раз за двухнедельный период. Как и следовало ожидать, очень немногие (5%) ударили или шлепали своих детей во время домашнего наблюдения.

    Подсчет баллов по шкале HOME прост.Каждое положительное поведение приносит матери одно очко. Для целей телесных наказаний: если мать не бьет своего ребенка, она получает балл. Если она сообщает, что ударила своего ребенка не более одного раза в течение предыдущей недели, она получает балл. Если оба, она получает два очка. В противном случае ее оценка не изменилась. Конечно, учитывая эту механическую взаимосвязь, неуместно сравнивать грубые оценки HOME между матерями, которые ударили своих детей, и матерями, которые этого не сделали. Чтобы сделать осмысленное сравнение, необходимо удалить с весов все предметы о порке.

    На рисунке 3 показаны результаты такого упражнения. Высота полосок указывает исходную оценку HOME с предварительной корректировкой; высота темно-синего цвета обозначает исходную оценку HOME после корректировки. Как и ожидалось, разрыв между матерями, которые ударили и не попали, уменьшится примерно на единицу по обоим пунктам. [Iv] Но получаемые в результате разрывы незначительны — чуть более половины балла — и находятся в пределах одного стандартного отклонения от ДОМАШНЕГО ИССЛЕДОВАНИЯ. распределение баллов.

    Большинство исследований показывают, однако, что шлепки становятся проблематичными с увеличением частоты и / или интенсивности.В конце концов, есть большая разница между шлепанием вашего ребенка один раз в месяц и шлепанием его или ее два раза в день или легкой поркой открытой ладонью или агрессивной шлепанием ремнем.

    Хотя мы не можем наблюдать интенсивность порки, мы наблюдаем частоту в данных. Поэтому мы повторяем описанное выше упражнение двумя способами — по частоте шлепков на предыдущей неделе (рис. 4) и по частоте в течение двух недель (рис. 5).

    Хотя ограничения размера выборки не позволяют нам рассматривать матерей, которые сообщали о том, что за предыдущую неделю били своих детей более пяти раз, очевидно, что — по крайней мере, до пяти — существует мало свидетельств какой-либо связи между шлепанием и показателем ДОМАШНЕГО, даже с учетом частоты.В лучшем случае существует разрыв в один балл между матерями, которые не сообщали об ударах своих детей на прошлой неделе, и теми, кто сообщал о том, что наносили им удары по крайней мере пять раз, но этот результат перекрывается соответствующими стандартными отклонениями. Глядя на несколько недель, можно сделать один и тот же вывод.

    Взятые вместе, эти результаты показывают, что порка не является хорошим показателем качества воспитания. То есть шлепки систематически не связаны с другим «негативным» родительским поведением. [V] Однако есть некоторые важные предостережения.Мы не фиксируем удары отцов или других взрослых; у нас нет и меры интенсивности удара. Более того, наибольшее количество инцидентов, связанных с физическим наказанием, которые мы рассматриваем — пять инцидентов в течение недели — является низким порогом, и поэтому наш анализ может не отражать негативные родительские навыки, связанные с ежедневным, повторяющимся наказанием. Это вполне могут быть важные факторы.

    Но в целом мы пришли к выводу, что порка (со стороны матери, без измерения интенсивности) мало что говорит нам об общих родительских навыках.Это контрастирует с другими видами родительского поведения, которые имеют хорошо задокументированные «побочные эффекты», такими как чтение книг маленьким детям. Воспроизводя подход, использованный выше для элемента чтения шкалы HOME, мы документируем значительные различия в исходных оценках между матерями, которые читают своим детям более одного раза в неделю, и теми, кто этого не делает (рис. 6). Даже после корректировки существует двухбалльный разрыв в оценках HOME, что является большим с точки зрения потенциального воздействия на развитие ребенка.

    Удар по детям: международная фотография

    Также стоит отметить, что U.С. относительно необычен с точки зрения отношения, распространенности и юридических санкций. В американской культуре бить детей более приемлемо, чем во многих других странах — не только со стороны родителей, но и со стороны учителей (телесные наказания в школах по-прежнему разрешены в 19 штатах). Во многих странах сейчас запрещено физическое наказание детей, даже для родителей. В таблице ниже мы кратко излагаем правовую позицию в отношении избиения детей в некоторых округах.

    ** Доказательства: , а не , сопоставимые по странам.Каждый представляет собой результат конкретного исследования или опроса с уникальной выборкой и временными рамками. Для получения дополнительной информации щелкните соответствующую гиперссылку.

    Источник для столбцов 1-3: Глобальная инициатива по прекращению всех телесных наказаний для детей.

    Выводы

    Что касается воспитания детей, наши результаты показывают, что в первую очередь политики США, которые хотят улучшить воспитание детей в нашей стране, должны быть сосредоточены на поощрении позитивного поведения, такого как чтение, а не на широкомасштабных усилиях по предотвращению порки (по крайней мере, в более мягкий конец спектра).

    Но стоит добавить, что большинство экспертов в области развития детей считают, что альтернативы порке могут быть столь же эффективными с точки зрения регулирования поведения, и что физическое наказание детей разрушает долгосрочное эмоциональное развитие. Международная тенденция заключается в растущем противодействии применению физических наказаний в отношении детей. В США есть признаки медленной тенденции в том же направлении. В целом это следует рассматривать как хорошие новости.


    [i] После сделки о признании вины Петерсон получил 80 часов общественных работ и штраф в размере 4000 долларов за мелкое нападение.

    [ii] Смит, Том В., Питер Марсден, Майкл Хаут и Джибам Ким. Общие социальные исследования, 1972-2012 гг. [машиночитаемый файл данных] Главный исследователь, Том В. Смит; Соруководитель исследования Питер В. Марсден; Соруководитель исследования Майкл Хаут; При финансовой поддержке Национального научного фонда. NORC ed. Чикаго: Национальный центр изучения общественного мнения [продюсер]; Сторрс, Коннектикут: Центр исследования общественного мнения им. Ропера, Университет Коннектикута [дистрибьютор], 2013 г.

    [iii] В карательных школах применялись дисциплинарные методы, включая избиение палкой, удары по голове и ущемление.В школах без наказания применялись тайм-ауты, словесные выговоры и поездки в кабинет директора.

    [iv] Женщинам, сообщившим о порке своего ребенка один раз на предыдущей неделе, все равно начислялся один балл. Таким образом, корректировка коснулась обеих групп.

    [v] Мы также проверили, «компенсируют» ли родители, которые шлепают своих детей, другие положительные родительские действия, например, чтение дополнительных книг своим детям или помощь им в школьных уроках, и не обнаружили никаких доказательств такого поведения.

    10 Негативные последствия избиения детей

    Введение:

    Воспитание ребенка — одно из самых сложных дел после первых дней отцовства. Когда дети вырастут, они обязательно станут более требовательными и испытают пределы вашего терпения. Увеличивается количество истерик. Вначале родители пытаются рассуждать с ребенком, но чаще дисциплинирование превращается в избиение и применение силы, поскольку они отчаянно пытаются дисциплинировать своего ребенка! Но, дорогие родители, знаете ли вы, что избиение детей может иметь некоторые анти-последствия, которые могут иметь долгосрочные последствия для вашего ребенка. Продолжайте читать, чтобы узнать больше!


    Почему родители избивают детей?

    В большинстве случаев родители вынуждены брать розгу от отчаяния. Они могли бы испробовать все другие методы, чтобы заставить своего ребенка понять, пока единственное, что остается, — это применить силу. Вскоре у родителей становится привычкой шлепать своего ребенка, как только он делает что-то не так.

    Судя по тому, насколько «успешно» это было в последний раз, они могли бы просто выбрать легкий путь, даже не пробуя никаких других методов воспитания детей.Некоторые родители могут также шлепать своих детей из страха или гнева — это могло стать их рефлексом на то, что ребенок делает что-то не так.

    Вам также может быть интересно узнать, как угрозы могут повлиять на вашего ребенка. Смотрите видео в нашем приложении!


    Каковы могут быть последствия избиения детей:

    1.
    Избиение порождает избиение :

    Дети наблюдают и моделируют поведение на основе окружающих, и эти действия обязательно будут им подхвачены на ранней стадии. Порка дает ребенку представление о том, что можно бить маленьких людей, если это происходит по какой-то причине. Если вы решите дисциплинировать своего ребенка, взяв на себя удочку, вы автоматически дадите ему право бить окружающих.

    2.
    Негативно влияет на самооценку детей. :

    В большей степени, чем физическая, это эмоциональная травма, которая вызывает самые тяжелые последствия. У вашего ребенка, скорее всего, разовьется представление о себе как о более слабом, и в конечном итоге он может перестать уважать себя.Он получает представление о том, что он «плохой» мальчик, и это остается с ним как шрам на очень долгое время.

    3.
    Обесценивает родителя :

    Порка ребенка может выглядеть как побои. На данный момент вы можете почувствовать удовлетворение, но в долгосрочной перспективе вам наверняка станет хуже. Ваш ребенок обязательно будет бояться вас, но вы увидите его негативные последствия немного позже, когда он отстранится от вас.

    4.
    Он остается с детьми надолго :

    По данным исследователей из Университета Миссури, шлепки в младенчестве могут иметь негативное влияние на темперамент и поведение ребенка.Исследование подтвердило, что чем больше детей шлепают, тем больше у них шансов бросить вызов своим родителям. Также было обнаружено, что он влияет на психическое здоровье ребенка и вызывает когнитивные проблемы.

    5.
    Избиение детей не работает :

    Ничего хорошего не получится из использования розги на ваших детях, и вы можете напугать их на всю жизнь. Шлепки не имеют никакой пользы с точки зрения развития!

    Знайте, что общение играет ключевую роль в воспитании детей.Смотрите видео в нашем приложении!

    6.
    Гнев становится основным поведением :

    Не только родители подвержены влиянию гнева, который они испытывают, но они также сеют семена гнева в своих детях. Это означает, что у вашего ребенка с большей вероятностью будут возникать эмоциональные проблемы по мере взросления. При ударе проблемы не просто прекращаются, а наоборот, они увеличиваются.

    7.
    Родители выходят из-под контроля во время избиения :

    Избиение ребенка может начаться как легкое наказание для сдерживания определенного поведения.Однако существует очень тонкая грань между дисциплиной и жестоким обращением, которая через некоторое время может легко стереться. Например, если ребенок снова повторяет поведение или ошибку, вы можете избивать его сильнее, пока не подумаете, что он «научится» вести себя лучше. Следовательно, избиение детей может обернуться еще хуже как для вас, так и для детей.

    8.
    Развивает у детей заниженную самооценку :

    В ходе опроса было обнаружено, что дети, подвергавшиеся телесным наказаниям по мере взросления, с большей вероятностью проявляли антисоциальное и даже эгоцентрическое поведение в своей жизни. совершеннолетие.

    9.
    Проблемы с лишним весом у детей :

    Доктор Дхананджай Гамбшир, психиатр-консультант и сексолог, согласен с тем, что жестокое обращение может вызвать ожирение во взрослом возрасте. По его словам, «Ожирение в результате переедания и малоподвижного образа жизни являются характеристиками неправильного совладания с собой, и то и другое используются как механизмы выхода из нежелательных ситуаций. Оба из них указывают на низкую самооценку и депрессию , что приводит к заниженной уверенности. Ожирение снова обостряется, и человек становится все более замкнутым ». Негативные детские переживания имеют долгосрочные последствия в виде безнадежности, депрессии и злоупотребления наркотиками.

    10.
    Избиение вызывает плохие воспоминания :

    Воспоминания ребенка о том, как его отшлепали, могут оставить шрам от радостных сцен взросления. Люди чаще вспоминают травмирующие события, чем приятные. Одна из целей родителей — наполнить банк памяти своих детей сотнями, а может быть, и тысячами приятных сцен. Удивительно, как неприятные воспоминания о порке могут блокировать эти положительные воспоминания.

    Альтернативные дисциплинарные методы избиения детей:

    Если вам интересно, как еще можно дисциплинировать ребенка, если не хорошее шлепание, то вот семь альтернативных дисциплинарных методов , которые вы можете адаптировать, чтобы сбалансировать и воспитанные дети.

    1.
    Выражение неодобрения:

    Самый простой и эффективный способ изменить поведение ребенка — дать ему понять, что вы его не одобряете. Четко сформулируйте свои возражения и объясните причины. Когда ребенок замечает ваше разочарование или неодобрение, он может поправиться. Вашему ребенку нужно ваше одобрение.

    Отклонение действует , когда четко указано — один раз. Не ворчите, не втирайте, не продолжайте и не держите неодобрение как обиду. Ваше неодобрение должно быть выражено убежденно и страстно, но без гнева.Не будь слабаком или властным.

    2.
    Небольшое обсуждение :

    Когда что-то идет не так, обычно первая и лучшая реакция — сесть и поговорить об этом. Часто открытое общение — это все, что нужно, чтобы изменить поведение или убедиться, что определенное проступок не повторится снова.

    Используйте свои обсуждения, чтобы указать на естественные последствия, которые могут возникнуть в результате неправильного поведения. Детям иногда нужна помощь, чтобы увидеть цепочку событий и понять, почему они происходят.

    3.
    Игнорирование :

    Когда вы сталкиваетесь с легким раздражающим поведением вашего ребенка, иногда лучший ответ — игнорировать его. Для игнорирования проступков требуется:

    a. Принятие активного решения игнорировать это.
    г. Тихо обращайте внимание, пока вы активно его игнорируете.
    г. Развитие покерного лица, расслабленного тела, прямого и безразличного.
    Конечно, никогда не игнорируйте ничего опасного или вредного для ребенка. Как родитель, вы должны знать, что игнорировать, а когда игнорировать.

    Дети часто пробуют раздражающие модели поведения, и чем больше внимания они получают, тем хуже они становятся. Игнорирование — дело мягкое, и оно работает. Он основан на предположении, что для вашего ребенка негативное внимание (которое заставляет вас подниматься) принесет ему больше удовлетворения, чем отсутствие внимания.

    4.
    Разделение и замена :

    Ссорятся ли дети из-за предмета? Унеси это. Если вы отделяете ребенка от объекта, не забудьте заменить это занятие чем-нибудь продуктивным.
    Два правила:
    а. Разделение и замена никогда не должны производиться с помощью glee
    b. Отделяйте ребенка от объекта только тогда, когда объект связан с его плохим поведением.

    5.
    Предупреждения :

    Ваш ребенок начинает капризничать, и первое, что вы делаете, это предупреждаете его. Во многих случаях это означает конец проступкам! Предупреждения — это не то же самое, что угрозы. Угрозы угрожающие; предупреждения просто предупреждают ребенка о том, что поведение необходимо прекратить сейчас, иначе будут последствия.В лучших предупреждениях четко указывается предел и связанные с ним последствия.

    Предупреждения действуют только в том случае, если ваш ребенок считает, что вы будете его выполнять. Родители, которым больше всего удаются предупреждения, — это те, кто не боится выполнять каждое предупреждение. Будьте последовательны — это обеспечивает безопасность вашего ребенка и гарантирует, что вас будут слушать.


    Заключительные мысли:

    Возможно, самое убедительное упражнение из исследования состоит в том, что никто не нашел доказательств того, что избиение детей полезно для детей.Более того, есть и другие подходы для достижения желаемого воздействия на наших детей . Следовательно, мы должны сконцентрировать наши усилия на осмыслении и использовании этих возможностей.

    10 причин не бить своего ребенка

    1. МОДЕЛИ УБИЙСТВА УДАР

    Существует классическая история о матери, которая считала шлепки необходимой частью дисциплины, пока однажды она не наблюдала за своей трехлетней дочерью. ударил ее годовалого сына. Когда ее спросили, ее дочь сказала: «Я просто играю мамочку.«Эта мать никогда не шлепала ни одного ребенка. Дети любят подражать, особенно людям, которых они любят и уважают. Они понимают, что делать то, что вы делаете, — это нормально. Родители, помните, вы воспитываете чужую мать или отца, жену или мужа. Те же методы дисциплины, которые вы применяете к своим детям, они, скорее всего, будут применять в своих собственных родительских обязанностях. Семья — это тренировочный лагерь для обучения детей тому, как справляться с конфликтами. Исследования показывают, что дети из шлепающих семей с большей вероятностью будут использовать агрессию для разрешения конфликтов, когда станут взрослыми.

    Шлепки демонстрируют, что люди могут бить людей, и особенно большие — маленьких, а более сильные — более слабых. Дети узнают, что, когда у вас есть проблема, вы решаете ее с помощью хорошего удара. Ребенок, чье поведение контролируется шлепками, вероятно, продолжит этот способ взаимодействия в других отношениях с братьями и сестрами и сверстниками, а в конечном итоге — с супругом и потомством.

    Удар оставляет неизгладимое впечатление

    Но вы говорите: «Я не шлепаю своего ребенка так часто и так сильно.Большую часть времени я проявляю к нему много любви и нежности. Случайные удары по дну его не побеспокоят. Это объяснение справедливо для некоторых детей, но другие дети помнят шлепающие сообщения больше, чем воспитательные. У вас может быть соотношение объятий 100: 1 в вашем доме, но вы рискуете, что ваш ребенок запомнит и окажет на него большее влияние один удар, чем 100 объятий, особенно если этот удар был нанесен в гневе или несправедливо, что случается слишком часто.

    [rp4wp]

    Физическое наказание показывает, что можно выразить свой гнев или исправить ошибку, ударив других.Вот почему отношение родителей во время порки производит такое же сильное впечатление, как и сам шлепок. Как контролировать свои гневные импульсы (контроль захвата) — это одна из вещей, которой вы пытаетесь научить своих детей. Порка саботирует это учение. Руководства по порке обычно предупреждают, что никогда не шлепайте в гневе. Если бы это правило строго соблюдалось, 99 процентов порки не произошло бы, потому что, как только родитель успокоится, он или она сможет придумать более подходящий метод исправления.

    ГЛАВНОЕ И ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ УДАР

    Физические удары — не единственный способ перейти черту насилия. Все, что мы говорим о физическом наказании, относится также и к эмоциональному / словесному наказанию. Клевета на язык и тирады оскорблений на самом деле могут нанести ребенку более психологический вред. Эмоциональное насилие может быть очень тонким и даже самодовольным. Угрозы принуждения ребенка к сотрудничеству могут затронуть его худший страх — быть брошенным. («Я ухожу, если вы не ведете себя».) Часто угроза отказа подразумевается, что вы даете ребенку сообщение о том, что вы терпеть не можете быть с ней, или привкус эмоционального отказа (давая ей понять, что вы отказываетесь от своего любить, отказываться говорить с ней или говорить, что она вам не нравится, если она продолжает вам не нравиться).Шрамы на уме могут длиться дольше, чем на теле.

    2. УДАРЕНИЕ УНИЧТОЖАЕТ РЕБЕНКА

    Представление ребенка о самом себе начинается с того, как он воспринимает то, что другие, особенно его родители, воспринимают его. Даже в самых любящих семьях порка дает сбивающее с толку сообщение, особенно для ребенка, который слишком мал, чтобы понять причину удара. Родители тратят много времени на формирование у своего малыша или ребенка чувства ценности, помогая ребенку чувствовать себя «хорошо». Затем ребенок разбивает стакан, вы шлепаете, и он чувствует: «Я, должно быть, плохой.

    Даже объятие, снимающее чувство вины со стороны родителей после шлепка, не снимает укуса. Ребенок, вероятно, почувствует удар внутри и снаружи еще долгое время после объятия. Большинство детей, оказавшихся в такой ситуации, будут обниматься, чтобы просить пощады. «Если я его обниму, папа перестанет меня бить». Когда порка повторяется снова и снова, ребенку доходит до одного: «Ты слаб и беззащитен».

    Джоан, любящая мать, искренне считала, что порка является родительским правом и обязанностью, необходимой для того, чтобы стать послушным ребенком.Она чувствовала, что порка была «для блага ребенка». После нескольких месяцев дисциплины, контролируемой шлепками, ее малыш стал замкнутым. Она заметила, что он играет один в углу, не интересуется товарищами по играм и избегает зрительного контакта с ней. Он потерял прежний блеск. Внешне он был «хорошим мальчиком». Внутренне Спенсер думал, что он плохой мальчик. Он не чувствовал себя правильным и поступал неправильно. Порка заставляла его чувствовать себя меньше и слабее, уступая место людям более крупного, чем он сам.

    ШПИЛЬНИК ПО РУКАМ

    Как заманчиво хлопнуть по этим смелым ручонкам! Многие родители делают это, не задумываясь, но задумываются о последствиях.Мария Монтессори, одна из первых противников битья детей по рукам, считала, что детские руки — это инструмент для исследования, продолжение естественного детского любопытства. Похлопывание посылает мощный негативный сигнал. Все опрошенные нами чувствительные родители согласны с тем, что руки должны быть запрещены для физического наказания.

    Исследования подтверждают эту идею. Психологи изучили группу из шестнадцати четырнадцатимесячных подростков, играющих со своими матерями. Когда одна группа малышей попыталась схватить запрещенный предмет, они получили пощечину; другая группа малышей не подвергалась физическому наказанию.В последующих исследованиях этих детей семь месяцев спустя было обнаружено, что наказанные младенцы менее опытны в изучении своего окружения. Лучше отделить ребенка от объекта или наблюдать за его исследованием и не трогать маленькие ручки.

    3. НАПАДЕНИЕ ОБОЗНАЧАЕТ РОДИТЕЛЯ

    Родители, которые контролируют своих детей шлепками или иным образом жестоко наказывают их, часто чувствуют себя обесцененными, потому что в глубине души они не чувствуют себя хорошо в своем способе дисциплины. Часто они шлепают (или кричат) в отчаянии, потому что не знают, что еще делать, но потом чувствуют себя более бессильными, когда обнаруживают, что это не работает.Как сказала одна мать, которая исключила порку из своего списка исправлений: «Я выиграла битву, но проиграла войну. Мой ребенок теперь боится меня, и я чувствую, что потеряла что-то драгоценное ».

    Порка также обесценивает роль родителей. Быть авторитетным лицом означает, что вам доверяют и уважают, но не боятся. Прочная власть не может основываться на страхе. Родители или другие опекуны, которые постоянно используют шлепки для контроля над детьми, попадают в безвыходную ситуацию. Мало того, что ребенок теряет уважение к родителю, но и родители проигрывают, потому что у них развивается мышление шлепания и у них меньше альтернатив шлепанию.У родителей меньше заранее спланированных, проверенных опытом стратегий, позволяющих отвлечься от потенциального поведения, поэтому ребенок больше плохо себя ведет, что требует еще большей порки. Этого ребенка не учат развивать внутренний контроль.

    Удар обесценивает родительско-дочерние отношения. Телесные наказания увеличивают дистанцию ​​между шлепалом и шлепком. Это расстояние особенно беспокоит в домашних ситуациях, когда отношения между родителями и детьми уже могут быть натянутыми, например, в неполных семьях или смешанных семьях.В то время как некоторые дети снисходительно устойчивы и приходят в норму, не оказывая негативного воздействия на разум или тело, другим трудно полюбить руку, которая их бьет.

    4. УДАРЕНИЕ МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЮ

    Наказание ужесточается. Когда вы начнете «немного» наказывать ребенка, где вы остановитесь? Малыш тянется к запрещенному стакану. Вы касаетесь руки как напоминание о том, что нельзя прикасаться. Он снова тянется, вы хлопаете по руке. На мгновение убрав руку, он снова хватает ценную вазу своей бабушки.Вы бьете по руке сильнее. Вы начали игру, в которой никто не может выиграть. Тогда возникает вопрос, кто сильнее — воля вашего ребенка или ваша рука, а не проблема прикосновения к вазе. Чем вы сейчас занимаетесь? Бейте все сильнее и сильнее, пока рука ребенка не станет настолько болезненной, что он не сможет продолжать «не подчиняться?»

    Опасность начала телесных наказаний в первую очередь состоит в том, что вы можете почувствовать, что вам нужно достать оружие побольше: ваша рука превращается в кулак, переключатель превращается в ремень, сложенная газета превращается в деревянную ложку, а теперь то, что начиналось как кажущаяся невиновностью перерастает в жестокое обращение с детьми.Наказание подготавливает почву для жестокого обращения с детьми. Родители, которые запрограммированы на наказание, настраивают себя на более суровое наказание, главным образом потому, что они не усвоили альтернативы, и сразу же переходят в режим наказания, когда их ребенок плохо себя ведет.

    5. УДАР НЕ УЛУЧШАЕТ ПОВЕДЕНИЕ

    Мы много раз слышали, как родители говорят: «Чем больше мы шлепаем, тем больше он плохо себя ведет». Порка ухудшает поведение ребенка, а не улучшает его. Вот почему. Запомните основу для поощрения желаемого поведения: ребенок, который считает правильным, поступает правильно.Порка подрывает этот принцип. Ребенок, которого ударили, чувствует себя неправильно внутри, и это проявляется в его поведении. Чем больше он плохо себя ведет, тем больше его шлепают и тем хуже он себя чувствует. Цикл продолжается. Мы хотим, чтобы ребенок знал, что он поступил неправильно, и испытывал угрызения совести, но все же верил, что он человек, имеющий ценность.

    Цикл дурного поведения

    Одна из целей дисциплинарных мер — немедленно остановить дурное поведение, и это может быть сделано с помощью порки. Более важно убедить ребенка в том, что он не хочет повторять проступки (т.д, внутренний, а не внешний контроль). Одна из причин неэффективности порки для создания внутреннего контроля заключается в том, что во время и сразу после порки ребенок настолько озабочен воспринимаемой несправедливостью физического наказания (или, возможно, степенью его наказания), что он «забывает» причина, по которой его отшлепали.

    Сесть с ним и поговорить после порки, чтобы убедиться, что он знает, что он сделал, можно сделать так же (если не лучше) и без порки.Альтернативы порке могут вызывать у ребенка гораздо больше размышлений и совести, но они могут отнимать у родителей больше времени и энергии. Это поднимает главную причину, по которой некоторые родители склоняются к порке — это легче.

    6. УДАР ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ БИБЛЕЙСКИЙ

    Не используйте Библию как предлог для шлепков. В рядах людей иудео-христианского происхождения наблюдается замешательство, которые, ища помощи в Библии в своих усилиях по воспитанию благочестивых детей, верят, что Бог повелевает им шлепать.Они серьезно относятся к «пощади розгу и балуй ребенка» и опасаются, что, если они не шлепают, они совершат грех, потеряв контроль над своим ребенком. Из нашего опыта консультирования мы обнаруживаем, что эти люди — преданные родители, которые любят Бога и любят своих детей, но они неправильно понимают понятие жезла.

    Стихи жезла — что они на самом деле означают

    Следующие библейские стихи вызвали величайшее замешательство:

    «Глупость запуталась в сердце ребенка, но жезл дисциплины уведет его далеко от него.(Прит. 22:15)

    «Пощадивший жезл ненавидит своего сына, а кто любит его, тот старается наказать его». (Прит. 13:24)

    «Не отказывай в наказании от ребенка; если накажете его жезлом, он не умрет. Накажи его жезлом и спаси его душу от смерти ». (Прит. 23: 13-14)

    «Исправляющий жезл дает мудрость, а дитя, предоставленное самому себе, позорит свою мать». (Прит. 29:15)

    Библейское толкование

    На первый взгляд эти стихи могут показаться пренебрежительными.Но вы можете рассмотреть другое толкование этих учений. «Жезл» (шебет) означает разные слова в разных частях Библии. Словарь иврита дает этому слову разные значения: палка (для наказания, письма, борьбы, правления, ходьбы и т. Д.). Хотя удочку можно было использовать для ударов, ее чаще использовали для ведения бродячих овец. Пастухи не использовали палку, чтобы бить своих овец — а дети, безусловно, более ценны, чем овцы. Как хорошо учит пастырский автор Филип Келлер в своей книге «Пастух смотрит на Псалом 23», пастушья жезл использовался для отражения добычи, а посох — для того, чтобы осторожно направлять овец по правильному пути.(«Твой жезл и твой посох утешают меня» (Псалом 23: 4)).

    Опрошенные нами еврейские семьи, которые внимательно следят за диетой и образом жизни, указанными в Священном Писании, не практикуют «исправление стержней» со своими детьми, потому что они не следуют такой интерпретации текста.

    Книга Притч — стихотворение. Логично, что писатель использовал бы известный инструмент для формирования имиджа авторитета. Мы считаем, что именно это Бог говорит о жезле в Библии — родители берут на себя заботу о ваших детях.Когда вы перечитываете «стихи о розыгрыше», используйте понятие родительского авторитета, когда вы подойдете к слову «розга», а не к понятию избиения или порки. Это звучит правдоподобно во всех случаях.

    Ветхий Завет и Новый Завет

    Хотя христиане и евреи верят, что Ветхий Завет — это вдохновенное слово Бога, это также исторический текст, который на протяжении веков интерпретировался разными способами, иногда неправильно, чтобы поддержать убеждения. времен. Эти «жезльные» стихи обременены толкованиями телесных наказаний, поддерживающими человеческие представления.Другие части Библии, особенно Новый Завет, предполагают, что уважение, авторитет и нежность должны быть преобладающим отношением к детям среди людей веры.

    В Новом Завете Христос изменил традиционную систему правосудия «глаза в глаза», применив подход «подставить другую щеку». Христос проповедовал кротость, любовь и понимание и выступал против любого резкого использования жезла, как сказал Павел в 1 Кор. 4:21: «С кнутом (жезлом) приду к вам, или с любовью и кротостью?» Далее Павел учил отцов тому, как важно не вызывать гнев в их детях (что обычно и происходит при порке): «Отцы, не раздражайте ваших детей» (Еф.6: 4) и «Отцы! Не ожесточайте детей ваших, иначе они будут разочарованы» (Кол. 3:21).

    По нашему мнению, нигде в Библии не говорится, что вы должны отшлепать своего ребенка, чтобы быть благочестивым родителем.

    ЗАПАСНОЙ УДИЛИЩ!

    Есть родители, которых нельзя шлепать, и дети, которых нельзя шлепать. Есть ли в вашей истории, вашем темпераменте или отношениях с ребенком факторы, которые подвергают вас риску жестокого обращения с ним? Есть ли у вашего ребенка особенности, которые делают шлепание неразумным?

    • Были ли вы оскорблены в детстве?
    • Вы легко теряете над собой контроль?
    • Вы шлепаете больше с меньшими результатами?
    • Вы шлепаете сильнее?
    • Порка не работает?
    • У вас есть особо нуждающийся ребенок? Волевой ребенок?
    • Ваш ребенок очень чувствителен?
    • Ваши отношения с ребенком уже далеки?
    • Есть ли в настоящее время ситуации, которые вас злят, например, финансовые или семейные трудности или недавняя потеря работы? Есть ли факторы, снижающие вашу самооценку?

    Если ответ на любой из этих вопросов утвердительный, вам будет разумно развить в своем доме мышление, не допускающее шлепков, и сделать все возможное, чтобы придумать некорпоральные альтернативы.Если вы обнаружите, что не можете сделать это самостоятельно, поговорите с кем-нибудь, кто может вам помочь.

    7. УДАР РАЗВИВАЕТ ГНЕВ — У ДЕТЕЙ И РОДИТЕЛЕЙ

    Дети часто воспринимают наказание как несправедливое. Они с большей вероятностью восстанут против телесных наказаний, чем против других дисциплинарных методов. Дети не мыслят рационально, как взрослые, но у них есть врожденное чувство справедливости, хотя их стандарты не такие, как у взрослых. Это может помешать наказанию сработать так, как вы надеялись, и может поспособствовать рассержению ребенка.Часто чувство несправедливости перерастает в чувство унижения. Когда наказание унижает детей, они либо восстают, либо уходят. Хотя может показаться, что шлепание заставляет ребенка бояться повторить проступок, у него больше шансов заставить ребенка бояться шлепка.

    По нашему опыту и опыту многих, кто тщательно исследовал телесные наказания, дети, чье поведение контролируется шлепками в младенчестве и детстве, могут казаться внешне уступчивыми, но внутри они кипят от гнева.Они чувствуют, что их личность нарушена, и отделяют себя от мира, который, по их мнению, был несправедливым по отношению к ним. Им трудно доверять, они становятся нечувствительными к миру, который был к ним нечувствителен.

    Родители, которые исследуют свои чувства после порки, часто понимают, что все, что они сделали, — это избавиться от гнева. Это импульсивное высвобождение гнева часто вызывает привыкание — увековечивая цикл неэффективной дисциплины. Мы обнаружили, что лучший способ удержаться от побуждения шлепать себя — это привить себе два убеждения: 1.Что мы не будем шлепать наших детей. 2. Мы будем их дисциплинировать. Поскольку мы решили, что шлепки не подходят, мы должны искать лучшие альтернативы.

    8. УДАР ВОССТАНАВЛИВАЕТ ПЛОХИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

    Воспоминания ребенка о том, как его отшлепали, могут оставить шрам от радостных сцен взросления. Люди чаще вспоминают травмирующие события, чем приятные. Я выросла в очень заботливой семье, но время от времени меня «заслуженно» шлепали. Я хорошо помню сцены с ветвями ивы.После моего проступка дедушка отправлял меня в мою комнату. Он сказал мне, что меня будут шлепать. Я помню, как смотрел в окно, видел, как он шел по лужайке и снимал с дерева ветку ивы. Он возвращался в мою комнату и шлепал меня веткой по задней поверхности бедер.

    Ветвь ивы казалась эффективным орудием для порки. Это задело меня и произвело на меня впечатление — физически и морально. Хотя я помню, как рос в любящем доме, я не помню конкретных счастливых сцен с почти таким количеством деталей, как я помню сцены порки.Я всегда думал, что одна из наших целей как родителей — наполнить банк памяти наших детей сотнями, возможно, тысячами приятных сцен. Удивительно, как неприятные воспоминания о порке могут блокировать эти положительные воспоминания.

    9. ЗЛОУПОТРЕБИТЕЛЬНЫЕ УДАРЫ ИМЕЮТ ПЛОХОЕ ДОЛГОСРОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ

    Исследования показали, что шлепки могут оставлять более глубокие и стойкие шрамы, чем мимолетное покраснение ягодиц. Вот краткое изложение исследования долгосрочных последствий телесных наказаний:

    • В проспективном исследовании, охватывающем девятнадцать лет, исследователи обнаружили, что дети, которые воспитывались в семьях с частыми телесными наказаниями, оказались более антиобщественными. и эгоцентричный, и это физическое насилие стало общепринятой нормой для этих детей, когда они стали подростками и взрослыми.
    • Студенты колледжа выказывали больше психологических расстройств, если они росли в семье, где меньше похвалы, больше ругательств, больше телесных наказаний и больше словесных оскорблений.
    • Опрос 679 студентов колледжа показал, что те, кто вспоминает, как их шлепали в детстве, воспринимали шлепки как способ дисциплины и намеревались шлепать собственных детей. Студенты, которых не шлепали в детстве, значительно меньше принимали эту практику, чем те, кого шлепали. Отшлепанные ученики также сообщили, что помнили, что их родители были в ярости во время порки; они помнили как порку, так и отношение, с которым она применялась.
    • Порка, кажется, имеет самые негативные долгосрочные последствия, когда заменяет позитивное общение с ребенком. Шлепки имели менее разрушительные долгосрочные последствия, если их применяли в любящем доме и в заботливой среде.
    • Исследование влияния физического наказания на последующее агрессивное поведение детей показало, что чем чаще ребенок подвергался физическому наказанию, тем более вероятно, что он будет вести себя агрессивно по отношению к другим членам семьи и сверстникам. Порка вызвала меньше агрессии, если она была сделана в общей среде воспитания, и ребенку всегда давали рациональное объяснение того, почему произошло шлепание.
    • Исследование, посвященное определению того, имел ли шлепок по руке какие-либо долгосрочные эффекты, показало, что у малышей, которых наказывали легким шлепком по руке, через семь месяцев наблюдалось замедленное исследовательское развитие.
    • Взрослые, которые в подростковом возрасте подвергались частым физическим наказаниям, имели в четыре раза больше случаев избиения супругов, чем те, чьи родители их не били.
    • Мужья, выросшие в семьях, где царит жестокость, в шесть раз чаще бьют своих жен, чем мужчины, выросшие в семьях, где насилие не применяется.
    • Более 1 из 4 родителей, которые выросли в семье, где царило насилие, были достаточно жестокими, чтобы рисковать серьезно повредить своему ребенку.
    • Исследования тюремного населения показывают, что большинство жестоких преступников выросли в жестоких домашних условиях.
    • История жизни отъявленных жестоких преступников, убийц, грабителей, насильников и т. Д., Вероятно, свидетельствует о чрезмерной физической дисциплине в детстве.
    Заключение

    Доказательства против порки неопровержимы.Сотни исследований приходят к одним и тем же выводам:

    1. Чем больше физических наказаний получает ребенок, тем более агрессивным он или она станет.
    2. Чем больше детей будут шлепать, тем больше вероятность, что они будут оскорблять своих собственных детей.
    3. Порка семян растений для последующего агрессивного поведения. 4. Шлепки не работают.

    10. Шлепки не работают

    Многие исследования показывают бесполезность порки как дисциплинарной техники, но ни одно не показывает ее полезности.За последние пятьдесят лет педиатрической практики мы наблюдали тысячи семей, которые пытались шлепать и обнаружили, что это не работает. Наше общее впечатление таково, что родители шлепают меньше, чем больше их опыт. Порка не работает ни для ребенка, ни для родителей, ни для общества. Порка не способствует хорошему поведению. Это создает дистанцию ​​между родителем и ребенком и способствует насильственному обществу. Родители, которые полагаются на наказание как на основной способ дисциплины, не растут в познании своего ребенка.Это мешает им создавать лучшие альтернативы, которые помогли бы им узнать своего ребенка и построить лучшие отношения.

    В процессе воспитания восьми собственных детей мы также пришли к выводу, что шлепки не работают. Мы обнаружили, что шлепаем все меньше и меньше по мере того, как наш опыт и количество детей росли. В нашем доме мы запрограммировали себя против порки. Мы стремимся создать такое отношение в наших детях и такую ​​атмосферу в нашем доме, которая сделает шлепки ненужными.Поскольку шлепки не подходят, мы были вынуждены предложить лучшие альтернативы. Это не только сделало нас лучшими родителями, но, в конечном итоге, мы считаем, что это сделало детей более чувствительными и хорошо воспитанными.

    Для получения дополнительной информации по этой теме прочтите «Дисциплинарная книга: как иметь более воспитанного ребенка от рождения до десяти лет»

    Посетите наш веб-сайт, чтобы получить дополнительную информацию о дисциплине

    About the Author

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Related Posts