Д н узнадзе психология установки: 🕮 Психология установки. Узнадзе Д. Н. Читать онлайн, Скачать

Содержание

установка мышления, творчество, креатив, интуиция: VIKENT.RU

Теория установки Д.Н. Узнадзе

Первая публикация на русском языке по данной теории вышла в Тбилиси в 1925 году: Узнадзе Д. Н., Основы экспериментальной психологии, том I, Тбилиси, 1925 г. (до этого вышли две публикации на грузинском языке).

Начиная с 1927 г. Д.Н. Узнадзе в г. Тбилиси вместе с сотрудниками приступает к экспериментальному изучению эффектов установки. Позже результаты экспериментов были изложены в книге: Узнадзе Д. Н., Экспериментальные основы психологии установки, Тбилиси, 1949 г. 

Вот авторское описание опыта, считающегося классическим:

«Возьмём два разных по весу, но совершенно одинаковых в других отношениях предмета — скажем, два шара, которые отчётливо отличались бы друг от друга по весу, но по объёму и другим свойствам были бы совершенно одинаковы. Если предложить эти шары испытуемому с заданием сравнить их между собой по объёму, то, как правило, последует ответ: более тяжёлый шар меньше по объёму, чем более лёгкий. Причём иллюзия эта обычно выступает тем чаще, чем значительнее разница по весу между шарами. Нужно полагать, что иллюзия здесь обусловлена тем, что с увеличением веса предмета обычно увеличивается и его объём, и вариация его по весу, естественно, внушает субъекту и соответствующую вариацию его в объёме. Но экспериментально было бы продуктивнее разницу объектов по весу заменить разницей их по объёму, т. е. предлагать повторно испытуемому два предмета, отличающихся друг от друга по объёму, причём один (например, меньший) — в правую, а другой (больший) — в левую руку.

Через определённое число повторных воздействий (обычно через 10-15 воздействий) субъект получает в руки пару равных по объёму шаров с заданием сравнить их между собой. И вот оказывается, что испытуемый не замечает, как правило, равенства этих объектов; наоборот, ему кажется, что один из них явно больше другого, причем в преобладающем большинстве случаев в направлении контраста, т. е. большим кажется ему шар в той руке, в которую в предварительных опытах он получал меньший по объёму шар. При этом нужно заметить, что явление это выступает в данном случае значительно сильнее и чаще, чем при предложении неодинаковых по весу объектов. Бывает и так, что объект кажется большим в другой руке, т. е. в той, в которую испытуемый получал больший по объёму шар.

[…] Так возникает иллюзия объёма».

Узнадзе Д.Н., Психология установки, СПб, 2001 г., «Питер», с. 11-12.

Здесь важно, что опыт демонстрирует формирование установки, не всегда осознаваемой человеком, но влияющей на его действия.

Сторонники данной теории считают, что деятельность человека – в том числе и при решении творческих задач – можно рассматривать как последовательность этапов:

потребности личности    →    установка   →   деятельность

 

Теория установки Узнадзе | Понятия и категории

ТЕОРИЯ УСТАНОВКИ УЗНАДЗЕ  (от греч. theoria). Общепсихологическая концепция, объясняющая явления восприятия и поведения живого существа, разработанная в Тбилисской школе психологии Д. Н. Узнадзе и его учениками {Узнадзе Д. Н. Общая психология. Тбилиси, 1940; Узнадзе Д. Н. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси, 1961; Узнадзе Д. Н. Основные положения теории установки. Труды. Тбилиси: Мецниереба, 1977. Т. 6). Основным выступает понятие установки, которая определяется как конкретное состояние целостного субъекта, выражающее готовность к совершению определенной деятельности, направленной на удовлетворение актуальной потребности, и определяющее психофизиологическую организацию и ее модификации в той или иной конкретной ситуации. Введение этого понятия было обусловлено необходимостью преодоления постулата непосредственности традиционной психологии и поисками опосредствующего звена между физическим (физиологическим) и психологическим. В установке выделяются два аспекта: каузальный, как побуждение к деятельности (потребность), и целеподобный, в виде общей модели будущей деятельности, отражающей в неразвернутой и проспективной форме ее конечный результат. Тем самым установка выступает синтезом субъективных (актуальная потребность, прошлый опыт, индивидуальные особенности) и объективных (конкретная ситуация) факторов поведения. Считается, что установка выступает в качестве опосредствующего звена между отдельными состояниями, функциями, элементами психической сферы индивида и объективной реальностью, связанной с окружающим миром. Так, по мнению А. Е. Шерозия, установка выполняет функцию связи между: а) психическим и внепсихическим; б) отдельными сознательными психическими актами; в) сознательными и бессознательными психическими процессами. При этом он считает установку и бессознательное психическое отдельными, но взаимосвязанными реалиями. Одной из основных тем дискуссий, разворачиваемых в рамках школы установки, является понимание онтологического статуса установки или как психического, или как внепсихического образования, при том что сам Д. Н. Узнадзе в разное время своей научной деятельности по-разному отвечал на этот вопрос. А. С. Прангишвили делает заключение, что установка выступает промежуточной переменной, — с одной стороны, является отражением объективной ситуации поведения, а с другой — определяет направленность процессов сознания и деятельности — и относится к сфере психического, не принимая тем не менее форм, характерных для сознания. Другую позицию занимает Ш. Н. Чхартишвили, защищая позицию, согласно которой сущность установки не сводится ни к психической, ни к физиологической реальности. При этом, ссылаясь на Д. Н. Узнадзе, он утверждает, что установка — первичная, реально нерасчлененная целостность, из которой наука путем абстракции выделяет психическое и физиологическое. М. А. Сакварелидзе определяет установку как досознательное, а именно как предварительное досознательное отражение объекта в состоянии субъекта, осуществленное на основе взаимоотношения живого существа (носителя всех своих психических и биологических возможностей, всего уже закрепленного у него опыта) и тех объективных условий, в которых он нуждается для реализации имеющихся у него в данный момент потребностей. Адекватность активности в отношении объекта обеспечивается именно тем, что она строится на базе, отражающей этот объект в форме установки. Именно отраженный в установке объект и становится предметом мышления субъекта, содержанием его активного сознания. Однако при взаимодействии с этим объектом, под воздействием определенного установкой содержания сознания, дифференцируется и перестраивается сама установка. На основе использования понятия установки, как объяснительного принципа, были построены многочисленные исследования восприятия, эмоциональных процессов, целенаправленных действий, волевого поведения и пр. В области социальной психологии и психологии личности была сформулирована концепция «социальной установки» Ш. А. Надирашвили.

Кондаков И.М. Психология. Иллюстрированный словарь. // И.М. Кондаков. – 2-е изд. доп. и перераб. – СПб., 2007, с. 592-593.

Литература:

Иосебадзе Т. Т., Иосебадзе Т. Ш. Проблема бессознательного и теория установки школы Узнадзе // Бессознательное: природа, функции, методы исследования / Под общей редакцией А. С. Прангишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Бассина. Тбилиси: Мецниереба, 1985. Т. 4; Прангишвили А. С. К проблеме бессознательного в свете теории установки: школа Д. Н. Узнадзе. Бессознательное: природа, функции, методы исследования / Под общей редакцией А. С. Прангишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Бассина. Тбилиси: Мецниереба, 1978. Т. 1; Прангишвили А. С., Шерозия А. Е., Бассин Ф. В. Основные критерии рассмотрения бессознательного в качестве своеобразной формы психической деятельности. Вступительная статья редакции // Бессознательное: природа, функции, методы исследования / Под общей редакцией А. С. Прангишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Бассина. Тбилиси: Мецниереба, 1978. Т. 1; Сакварелидзе М. А. Проблема бессознательного на международном симпозиуме «Бессознательное» // Бессознательное: природа, функции, методы исследования / Под общей редакцией А. С. Прангишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Бассина. Тбилиси: Мецниереба, 1985. Т. 4; Чхартишвили Ш. Н. К вопросу об онтологической природе бессознательного // Бессознательное: природа, функции, методы исследования / Под общей редакцией А. С. Прангишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Бассина. Тбилиси: Мецниереба, 1978. Т. 1; Шерозия А. Е. К проблеме сознания и бессознательного психического. Опыт исследования на основе данных психологии установки. Тбилиси, 1969. Т. 1; Шерозия А. Е. Психоанализ и теория неосознаваемой психологической установки: итоги и перспективы // Бессознательное: природа, функции, методы исследования / Под общей редакцией А. С. Прангишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Бассина. Тбилиси: Мецниереба, 1978. Т. 1.

Д.Н.Узнадзе. Психология установки | Выполнение контрольных работ, рефератов, курсовых, чертежей на заказ в Ростове-на-Дону

]]>

Детство…………………………………………………………………………

Юность…………………………………………………………………………

Книги……………………………………………………………………………

Понятие установки……………………………………………………………..

Эксперименты…………………………………………………………………..

Принцип иерархии…………………………………………………………….

Постановка проблемы установки……………………………..………………

Теория «обманутого ожидания»………………………………………………

Установка как основа этих иллюзий…………………………………………

Список литературы……………………………………………………………

Дмитрий Николаевич Узнадзе (1886 – 1950) — советский психолог и философ, разработавший общепсихологическую теорию установки. Один из основателей Тбилисского университета, где сформировал отделение психологии, директор Института психологии АН Грузии.

Детство

Дмитрий Николаевич Узнадзе родился в 1888 г., в селе Сакара Кутаисской губернии в крестьянской семье. В 1896 он поступил в Кутаисскую гимназию, где проявил себя как способный и прилежный ученик. Но, несмотря на это, он был исключен из последнего класса за активное участие в революционном движении.

Юность

Для продолжения учебы Узнадзе уехал в Швейцарию, а затем в Германию, где поступил на философский факультет Лейгщигского университета. В то время там работал один из основоположников экспериментальной психологии Вильгельм Вундт, который не только читал лекции по философии и психологии, но и работал в собственной лаборатории. И в этом учебном заведении Узнадзе был одним из лучших. Подтверждением этому служит премия, полученная им за работу, посвященную философии Лейбница, которую он написал, учась на третьем курсе. В 1909 г. он окончил университет и в том же году получил звание доктора философии в университете города Галль. Его диссертация была посвящена исследованию творчества Владимира Соловьева, его теории познания и метафизике. После окончания учебы Дмитрий Николаевич вернулся в Кутаиси, где работал одновременно в различных гимназиях, преподавал историю, психологию, историю педагогики и логику. Европейский диплом не считался действительным в Грузии, а потому ему пришлось экстерном сдавать экзамены на факультете истории философии Харьковского университета, в 1913 г. он получил диплом первой степени.

В это время Узнадзе много печатался, его статьи были посвящены в основном проблемам педагогики, философии, эстетики. В 1917 г. Д.Н. Узнадзе переехал в Тбилиси, где сразу же активно включился в работу по организации тбилисского университета. По его инициативе в 1918 г. в созданном университете открылась кафедра психологии и педагогики, а в 1920 г. — психологическая лаборатория. Кроме этого, Узнадзе еще руководил педагогическим институтом.

Книги

Для обучения психологов нужны были учебники, которых в то время в Грузии не существовало. Решение этой проблемы он тоже берет на себя и выпускает несколько учебных пособий. В 1919 г. выходит в свет первая книга Д.Н. Узнадзе, посвященная исследованию творчества Лейбница, а в 1920-м — его первая монография Анри Бергсон, в которой он критически рассматривает интуитивизм Бергсона.

Мистические и интуитивные представления, по мнению Узнадзе, не подходят для понимания сущности познавательной и психической активности человека.

Должна быть создана система научных понятий, с помощью которой могут быть поняты и объяснены даже мистические и интуитивные представления человека.

Д.Н. Узнадзе пытается решить эту проблему, создав такую систему, чтобы не объяснять психические процессы через психическое или физическое, а установить иную детерминацию психики. В его работах, издаваемых в это время, появляются такие понятия, как биосфера, ситуация и подпсихическое. Они имеют у него сходное значение, описывают особую реальность, которая является детерминантой целесообразности поведения. Биосфера — это особый вид отражения действительности, а ситуация — положение, вызываемое в биосфере, т.е., по сути, ее частный случай.

Биосферу можно назвать и подпсихическим, поскольку речь идет об исследовании сознания. Таким образом, подпсихическое — это особая сфера действительности, и если процессы человеческого сознания определяются законами объекта, то к подпсихическому неприменимы понятия, как субъекта, так и объекта.

Именно оно определяет содержание сознания, психики, и отсюда Узнадзе делает вывод, что «бессознательное» Фрейда по своей природе является подпсихическим, не принадлежащим к психике. В 1923 г. издаются такие работы Д.Н. Узнадзе, как Имперсоналия и Психологические основы наименования. Основанием для создания последней послужили исследования, проведенные в его психологической лаборатории. Они показали, что наименование предмета или явления происходит, не случайно и имеет под собой психологическую основу. Испытуемые видели сходство между предлагаемым им бессмысленным рисунком и набором звуков, причем для каждого рисунка разные люди подбирали строго определенные звуковые комплексы. В 1924 г. вышла еще одна книга Д.Н. Узнадзе — Мотивы интереса к учебным предметам, посвященная проблемам педагогики. В 1940 г. вышла Общая психология Узнадзе, которая стала, по сути, обобщением его взглядов и теорий. Эта книга стала значимой для создания грузинской психологической школы, т.к. послужила основой для обучения нового поколения психологов. Во время Второй мировой войны он несколько приостановил педагогическую деятельность и, подобно многим психологам в Европе и России, открыл кабинет патопсихологии, где руководил работой по восстановлению нарушенных психических функций воинов. В 1949 г. вышла в свет книга Экспериментальные основы психологии установки, в которой были собраны и обобщены экспериментальные данные. Узнадзе охарактеризовал психические особенности человека в зависимости от скорости возникновения установки, ее сохранности во времени, силы воздействия и скорости смены. На основании этого он выделил три основных типа личности:

Динамический — к которому относятся уравновешенные, гармоничные люди, легко приспосабливающиеся к окружающим;

Статичный — к нему можно отнести тех людей, чье поведение не импульсивно, а опирается на объективацию, для них характерно проявление неуверенности;

Вариабельный — к которому относятся люди дела, люди сильных стремлений, но с конфликтной структурой характера.

Понятие установки

В 1920-е гг., происходит формирование одного из фундаментальных понятий теории Узнадзе — понятия установки. Это понятие подразумевает реальное психическое состояние человека, выражающее его готовность к определенному поведению.

Установка не только определяет отношение человека к какому-либо событию, мнению, лицу, но и показывает, в каком виде эти последние реализуются в мире его восприятий.

Помимо разработки самого понятия, Узнадзе работает над созданием метода исследования указанного состояния. В результате возникает теория установки, предполагающая возможность познания психической активности человека с помощью системы научных понятий. Тот смысл, который Д.Н. Узнадзе вкладывал в понятие установки, несколько отличается от обычного, принятого в психологии того времени.

Установка у него — это не психический процесс и не поведенческий акт, а особый вид отражения действительности. Ее возникновение обусловлено как объектом, так и субъектом: с одной стороны, установка возникает как реакция на определенную ситуацию, а с другой — в результате удовлетворения определенной потребности.

В этой концепции психология переживания соотносится с психологией поведения.

Перед осуществлением любой деятельности, считает Д.Н. Узнадзе, человек психологически готовится к ее осуществлению, причем этот процесс может им даже не осознаваться. Этот факт подготовки Узнадзе и назвал установкой. В 1941 г. в Грузинской ССР создается Академия наук, и Д.Н. Узнадзе становится ее действительным членом, возглавляет сектор психологии. Это время можно считать началом второго этапа развития теории установки, поскольку теперь ученый уделял много внимания не самому явлению установки, уже тщательно разработанному, а эффектам и иллюзиям, сопровождающим ее возникновение. Дмитрий Николаевич Узнадзе стал основателем фузинской школы психологии, многие его ученики впоследствии развивали и критиковали его идеи, создавая на этой основе собственные теории. В Европе его взгляды также привлекали к себе внимание многих психологов и психоаналитиков.Сейчас теория установки используется в социальной, медицинской психологии, психологии труда и в психоанализе.

Эксперименты

В лаборатории при Тбилисском университете он провел эксперименты, в ходе которых было определено, что установка, созданная в какой-либо одной сфере, проявляется не только в ней, но и в других сферах жизни. Кроме того, Узнадзе выяснил, что установка также свойственна и животным. Это открытие стало для него очень важным, поскольку послужило основой для создания в дальнейшем двухуровневой модели психики. Основываясь на результатах опытов, ученый сделал вывод о том, что установка является первичным свойством организма, т.е. это самая примитивная реакция на внешние раздражения. Естественно, что в этом случае должен существовать еще один, более высокий уровень организации психики.

В 1947 г. были изданы сразу несколько работ, посвященных этой теме (К проблеме сущности внимания, Внутренняя форма языка, Проблемы объективации).

В лаборатории Д.Н. Узнадзе проводил исследования, связанные со сравнениями количественных характеристик предметов. Вот пример одного из таких опытов. Человеку несколько раз показывали два шара, совершенно одинаковых по цвету и материалу, из которого они были изготовлены, и отличавшихся только размерами. Каждый раз испытуемому предлагалось выбрать тот шар, который, по его мнению, больше.

Когда наконец ему показывали два совершенно одинаковых шара, он тем не менее выбирал один из них. Установка, возникшая у него во время опыта, создала зрительную иллюзию различия. Таким же образом были исследованы и многие другие иллюзии: слуховые, вкусовые, тактильные. Исследования Д.Н. Узнадзе вызвали огромный интерес в европейском научном мире. Жан Пиаже даже назвал явление иллюзии, выявленное им в зрительной сфере с помощью установки, эффектом Узнадзе.

Принцип иерархии

Д.Н. Узнадзе впервые ввел в психологию принцип иерархиии, рассмотрев два уровня психической активности: уровень установки и уровень объективации. На первом уровне поведение определяется воздействием ситуации, происходит удовлетворение непосредственных и актуальных потребностей. Что касается уровня объективации, то здесь деятельность приобретает уже более обобщенный, не зависящий от ситуации характер. Человек же в своих действиях учитывает потребности других людей, а также социальные требования.

Постановка проблемы установки

1. Иллюзия объема.

Возьмем два разных по весу, но совершенно одинаковых в других отношениях предмета — скажем, два шара, которые отчетливо отличались бы друг от друга по весу, но по объему и другим свойствам были бы совершенно одинаковы. Если предложить эти шары испытуемому с заданием сравнить их между собой по объему, то, как правило, последует ответ: более тяжелый шар — меньше по объему, чем более легкий. Причем иллюзия эта обычно выступает тем чаще, чем значительнее разница по весу между шарами. Нужно полагать, что иллюзия здесь обусловлена тем, что с увеличением веса предмета обычно увеличивается и его объем, и вариация его по весу, естественно, внушает субъекту и соответствующую вариацию его в объеме. Но экспериментально было бы продуктивнее разницу объектов по весу заменить разницей их по объему, т. е. предлагать повторно испытуемому два предмета, отличающихся друг от друга по объему, причем один (например, меньший) — в правую, а другой (больший) — в левую руку. Через определенное число повторных воздействий (обычно через 10-15 воздействий)субъект получает в руки пару равных по объему шаров с «заданием сравнить их между собой. И вот оказывается, что испытуемый не замечает равенства этих объектов: наоборот, ему кажется, что один из них явно больше другого, причем в преобладающем большинстве случаев в направлении контраста, т. е. большим кажется ему шар в той руке, в которую в предварительных опытах он получал меньший по объему шар. При этом нужно заметить, что явление это выступает в данном случае значительно сильнее и чаще, чем при предложении неодинаковых по весу объектов. Бывает и так, что объект кажется большим в другой руке, т. е. в той, в которую испытуемый получал больший по объему шар. В этих случаях мы говорим об ассимилятивном феномене. Так возникает иллюзия объема. Но объем воспринимается не только гаптически, он оценивается и с помощью зрения. Испытуемым на этот раз дали тахистоскопическую пару кругов, из которых один был явно больше другого, и испытуемые, сравнив их между собою, должны были указать, какой из них больше. После достаточного числа (10-15) таких однородных экспозиций переходим к критическим опытам — экспонировали тахистоскопически два равновеликих круга, и испытуемый, сравнив их между собою, должен был указать, какой из них больше. Результаты этих опытов оказались следующие: испытуемые воспринимали их иллюзорно; причем иллюзии возникали почти всегда по контрасту. Значительно реже выступали случаи прямого, ассимилятивного характера. Мы не приводим здесь данных этих опытов. Отметим только, что число иллюзий доходит почти до 100% всех случаев.

2. Иллюзия силы давления.

Но, наряду с иллюзией объема обнаружили и целый ряд других аналогичных с ней феноменов и прежде всего иллюзию давления (1929 г.).Испытуемый получает при посредстве барестезиометра одно за другим два раздражения — сначала сильное, потом сравнительно слабое. Это повторяется 10-15 раз. Опыты рассчитаны на то, чтобы упрочить в испытуемом впечатление данной последовательности раздражений. Затем следует так называемый критический опыт, который заключается в том, что испытуемый получает для сравнения вместо разных два одинаково интенсивных раздражения давления. Результаты этих опытов показывают, что испытуемому эти впечатления, как правило, кажутся не одинаковыми, а разными, а именно: давление в первый раз ему кажется более слабым, чем во второй раз. Нужно заметить, что в этих опытах, как и в предыдущих, мы имеем дело с иллюзиями как противоположного, так и симметричного характера: чаще всего встречаются иллюзии, которые сводятся к тому, что испытуемый оценивает предметы критического опыта, т. е. равные экспериментальные раздражители как неодинаковые, а именно: раздражение с той стороны, с которой в предварительных опытах он получал более сильное впечатление давления, он расценивает как более слабое (иллюзия контраста). Но бывает в определенных условиях и так, что вместо контраста появляется феномен ассимиляции, т. е. давление кажется более сильным как раз в том направлении, в котором и в предварительных опытах действовало более интенсивное раздражение.

Более 60% случаев оценки действующих в критических опытах равных раздражений давления нашими испытуемыми воспринимается иллюзорно. Следовательно, не подлежит сомнению, что явления, аналогичные с иллюзиями объема, имели место и в сфере восприятия давления, существенно отличающегося по структуре рецептора от восприятия объема.

3. Иллюзия слуха.

Дальнейшие опыты касаются слуховых впечатлений. Они протекают в следующем порядке: испытуемый получает в предварительных опытах при помощи так называемого «падающего аппарата»(Fallaparat) слуховые впечатления попарно: причем первый член пары значительно сильнее, чем второй член той же пары. После 10-15 повторений этих опытов следуют критические опыты, в которых испытуемые получают пары равных слуховых раздражений с заданием сравнить их между собой. В данном случае число иллюзий доходит до 76%. Следует заметить, что здесь число ассимилятивных иллюзий выше, чем это бывает обыкновенно; зато, значительно ниже число случаев контраста, которое в других случаях нередко поднимается до 100%. Нужно полагать, что испытуемые получают раздражения одно за другим, но не одновременно. Число ассимиляций значительно растет за счет числа феноменов контраста. Цифры, полученные в этих опытах, не оставляют сомнения, что случаи феноменов, аналогичных с феноменом иллюзий объема, имеют место и в области слуховых восприятий.

4. Иллюзия освещения.

Явления начальной переоценки степени освещения или затемнения при светлостной адаптации могут относиться к той же категории явлений, что и описанные выше иллюзии восприятия. В дальнейшем это предположение было проверено в лаборатории следующими опытами: испытуемый получает два круга для сравнения их между собой по степени их освещенности, причем один из них значительно светлее, чем другой. В предварительных опытах (10- 15 экспозиций) круги эти экспонируются испытуемым в определенном порядке: сначала темный круг, а затем — светлый. В критических же опытах показываются два одинаково светлых круга, которые испытуемый сравнивает между собой по их освещенности. Результаты опытов не оставляют сомнения, что в критических опытах, под влиянием предварительных, круги не кажутся нам одинаково освещенными: более чем в 73% всех случаев они представляются испытуемым значительно разными.

5. Иллюзия количества.

Следует отметить, что при соответствующих условиях аналогичные явления имеют место и при сравнении между собой количественных отношений. Испытуемый получает в предварительных опытах два круга, из которых в одном мы имеем значительно большее число точек, чем в другом. Число экспозиций колеблется и здесь в пределах 10-15. В критических опытах испытуемый получает опять два круга, но на этот раз число точек в них одинаковое. Испытуемый, однако, этого не замечает, и в большинстве случаев ему кажется, что точек в одном из этих кругов заметно больше, чем в другом, а именно больше в том круге, в котором в предварительных опытах он видел меньшее число этих точек.

Таким образом, феномен той же иллюзии имеет место и в этих условиях.

6. Иллюзия веса.

Заключается в следующем: если давать испытуемому задачу, повторно, несколько раз подряд, поднять пару предметов заметно неодинакового веса, причем более тяжелый правой, а менее тяжелый левой рукой, то в результате выполнения этой задачи у него вырабатывается состояние, при котором и предметы одинакового веса начинают ему казаться неодинаково тяжелыми, причем груз в той руке, в которую предварительно он получал более легкий предмет, ему начинает казаться чаще более тяжелым, чем в другой руке. Мы видим, что по существу то же явление, которое было указано нами в ряде предшествующих опытов, имеет место и в области восприятия веса.

Теория «обманутого ожидания»

В психологической литературе мы встречаем теорию, которая, казалось бы вполне отвечает поставленному здесь нами вопросу. Это — теория «обманутого ожидания». Теория «обманутого ожидания» пытается объяснить иллюзию веса следующим образом: в результате повторного поднимания тяжестей (или же для объяснения наших феноменов мы могли бы сейчас добавить — повторного воздействия зрительного, слухового или какого-либо другого впечатления) у испытуемого вырабатывается ожидание, что в определенную руку ему будет дан всегда более тяжелый предмет, чем в другую, и когда в критическом опыте он не получает в эту руку более тяжелого предмета, чем в другую, его ожидание оказывается обманутым, и он, недооценивая вес полученного им предмета, считает его более легким. Так возникает, согласно этой теории, впечатление контраста веса, а в соответствующих условиях и другие обнаруженные нами аналоги этого феномена. Опыты показывают, что интересующая здесь нас иллюзия не ограничивается сферой одной какой-нибудь чувственной модальности, а имеет значительно более широкое распространение. Тем не менее, принять эту теорию не представляется возможным. Прежде всего, она мало удовлетворительна, поскольку не дает никакого ответа на существенный в нашей проблеме вопрос — вопрос о том, почему, собственно, в одних случаях возникает впечатление контраста, а в других — ассимиляции. Нет никаких оснований считать, что субъект действительно «ожидает», что он и в дальнейшем будет получать то же соотношение раздражителей, какое он получал в предварительных опытах. На самом деле такого «ожидания» у него не может быть, хотя бы после того, как выясняется после одной-двух экспозиций, что он получает совсем не те раздражения, которые он, быть может, действительно «ожидал» получить. Ведь в наших опытах иллюзии возникают не только после одной-двух экспозиций, но и далее. Но и независимо от этого соображения теория «обманутого ожидания» все же должна быть проверена, если возможно, экспериментально; лишь в этом случае можно будет судить окончательно о ее приемлемости. Поставили специальные опыты, которые должны были разрешить интересующий здесь нас вопрос о теоретическом значении переживания «обманутого ожидания». В данном случае использовалось состояние гипнотического сна. Дело в том, что факт рапорта, возможность которого представляется в состоянии гипнотического сна, и создает нам эти условия. Гипнотизировали испытуемых и в этом состоянии провели на них предварительные опыты. Давали им в руки обычные шары — один большой, другой — малый и заставляли их сравнивать эти шары по объему между собой. По окончании опытов все же специально внушали испытуемым, что они должны основательно забыть все, что с ними делали в состоянии сна. Затем отводили испытуемого в другую комнату, там будили его и через некоторое время, в бодрствующем состоянии, проводили с ним наши критические опыты, т. е. давали в руки равные по объему шары с тем, чтобы испытуемый сравнил их между собой. Испытуемые почти во всех случаях находили, что шары эти неравны, что шар слева (т.е. в той руке, в которую в предварительных опытах во время гипнотического сна они получали больший по объему шар) заметно меньше, чем шар справа. Таким образом, не подлежит сомнению, что иллюзия может появиться и под влиянием предварительных опытов, проведенных в состоянии гипнотического сна, т. е. в состоянии, в котором и речи не может быть ни о каком «ожидании». Ведь совершенно бесспорно, что испытуемые не имели ровно никакого представления о том, что с ними происходило во время гипнотического сна, когда над ними проводились критические опыты, и «ожидать» они, конечно, ничего не могли. Бесспорно, теория «обманутого ожидания» оказывается несостоятельной для объяснения явлений наших феноменов.

Установка как основа этих иллюзий.

Что же, если не «ожидание», в таком случае определяет поведение человека в рассмотренных выше экспериментах? Мы видим, что везде, во всех этих опытах, решающую роль играет не то, что специфично для условий каждого из них, а в другом — относительно веса, давления, степени освещения или количества. Решающую роль в этих задачах играет именно то, что является общим для них всех моментом, что объединяет, а не разъединяет их. Конечно, на базе столь разнородных по содержанию задач могло возникнуть одно и то же решение только в том случае, если бы все они в основном касались одного и того же вопроса, чего-то общего, представленного в своеобразной форме в каждом отдельном случае. И действительно, во всех этих задачах вопрос сводится к определению количественных отношений: в одном случае спрашивается относительно взаимного отношения объемов двух шаров, в другом — относительно силы давления, веса, количества. Словом, во всех случаях ставится на разрешение вопрос как будто об одной и той же стороне разных явлений — об их количественных отношениях. Но эти задачи в каждом отдельном случае представляют собой вполне конкретные данности, и задача испытуемого заключается в определении именно этих данностей. Для того, чтобы разрешить, скажем, вопрос о величине кругов, сначала предлагаем испытуемому несколько раз по два неравных, а затем, в критическом опыте, по два равных круга. В других задачах он получает в предварительных опытах совсем другие вещи: два неодинаково сильных впечатления давления, два неодинаковых количественных впечатления, а в критическом опыте — два одинаковых раздражения. Несмотря на всю разницу материала, вопрос остается во всех случаях по существу один и тот же: речь идет всюду о характере отношения, которое мыслится внутри каждой задачи. Но отношение здесь не переживается в каком-нибудь обобщенном образе. Несмотря на то, что оно имеет общий характер, оно дается всегда в каком-нибудь конкретном выражении. Но как же это происходит? Решающее значение в этом процессе, нужно полагать, имеют предварительные экспозиции. В процессе повторного предложения их у испытуемого вырабатывается какое-то внутреннее состояние, которое подготовляет его к восприятию дальнейших экспозиций. Что это внутреннее состояние действительно существует и что оно действительно подготовлено повторным предложением предварительных экспозиций, в этом не может быть сомнения: стоит произвести критическую экспозицию сразу, без предварительных опытов, т.е. предложить испытуемому вместо неравных сразу же равные объекты, чтобы увидеть, что он их воспринимает адекватно. Следовательно, несомненно, что в опытах эти равные объекты он воспринимает по типу предварительных экспозиций, а именно как неравные. Как же объяснить это? Мы видели выше, что об «ожидании» здесь говорить нет оснований: нет никакого смысла считать, что у испытуемого вырабатывается «ожидание» получить те же раздражители, какие он получал в предварительных экспозициях. Но мы видели, что и попытка объяснить все это вообще как-нибудь иначе, ссылаясь еще на какие-нибудь известные психологические факты, тоже не оказывается продуктивной. Поэтому нам остается обратиться к специальным опытам, которые дали бы ответ на интересующий здесь нас вопрос. Это наши гипнотические опыты, о которых мы только что говорили.

Несмотря на то, что испытуемый, вследствие постгипнотической амнезии, ничего не знает о предварительных опытах, не знает, что в одну руку он получал больший по объему шар, а в другую меньший, одинаковые шары критических опытов он все же воспринимает как неодинаковые: иллюзия объема и в этих условиях остается в силе. О чем же говорят нам эти результаты? Они указывают на то, что, бесспорно, не имеет никакого значения, знает испытуемый что-нибудь о предварительных опытах или он ничего о них не знает: и в том, и в другом случае в нем создается какое-то состояние, которое в полной мере обусловливает результаты критических опытов, а именно, равные шары кажутся ему неравными. Это значит, что в результате предварительных опытов у испытуемого появляется состояние, которое, несмотря на то, что его ни в какой степени нельзя назвать сознательным, все же оказывается фактором, вполне действенным и, следовательно, вполне реальным фактором, направляющим и определяющим содержание нашего сознания. Испытуемый ровно ничего не знает о том, что в предварительных опытах он получал в руки шары неодинакового объема, он вообще ничего не знает об этих опытах, и, тем не менее, показания критических опытов самым недвусмысленным образом говорят, что их результаты зависят в полной мере от этих предварительных опытов. Можно ли сомневаться после этого, что в психике испытуемых существует и действует фактор, о наличии которого в сознании и речи не может быть, — состояние, которое можно, поэтому квалифицировать как внесознательный психический процесс, оказывающий в данных условиях решающее влияние на содержание и течение сознательной психики. Но значит ли это, что мы допускаем существование области «бессознательного» и, таким образом, расширяя пределы психического, находим место и для отмеченных в наших опытах психических актов? Конечно, нет! Ниже, когда мы будем говорить специально о проблеме бессознательного, мы покажем, что в принципе в широко известных учениях о бессознательном обычно не находят разницы между сознательными и бессознательными психическими процессами. И в том, и в другом случае речь идет о фактах, которые, по-видимому, лишь тем отличаются друг от друга, что в одном случае они сопровождаются сознанием, а в другом — лишены такого сопровождения; по существу же содержания эти психические процессы остаются одинаковыми: достаточно появиться сознанию, и бессознательное психическое содержание станет обычным сознательным психическим фактом. Здесь вопрос касается двух различных областей психической жизни, из которых каждая представляет собой особую, самостоятельную ступень развития психики и является носительницей специфических особенностей. В нашем случае речь идет о ранней, досознательной ступени психического развития, которая находит свое выражение в констатированных выше экспериментальных фактах и, таким образом, становится доступной научному анализу. Итак, находим, что в результате предварительных опытов в испытуемом создается некоторое специфическое состояние, которое не поддается характеристике как какое-нибудь из явлений сознания. Особенностью этого состояния является то обстоятельство, что оно предваряет появление определенных фактор осознания или предшествует им. Можно сказать, что это сознания, не будучи сознательным, все же представляет своеобразную тенденцию к определенным содержаниям сознания. Правильнее всего было бы назвать это состояние установкой субъекта, и это потому, что, во-первых, это не частичное содержание сознания, не изолированное психическое содержание, которое противопоставляется другим содержаниям сознания и вступает с ними во взаимоотношения, а некоторое целостное состояние субъекта; во-вторых, это не просто какое-нибудь из содержаний его психической жизни, а момент ее динамической определенности. И, наконец, это не какое-нибудь определенное, частичное содержание сознания субъекта, а целостная направленность его в определенную сторону на определенную активность. Словом, это, скорее, установка субъекта как целого, чем какое-нибудь из его отдельных переживаний, — его основная, его изначальная реакция на воздействие ситуации, в которой ему приходится ставить и разрешать задачи. Но если это так, тогда все описанные выше случаи иллюзии представляются нам как проявление деятельности установки. Это значит, что в результате воздействия объективных раздражителей, в нашем случае, например, шаров неодинакового объема, в испытуемом в первую очередь возникает не какое-нибудь содержание сознания, которое можно было бы формулировать определенным образом, а скорее, некоторое специфическое состояние, которое лучше всего можно было бы характеризовать как установку субъекта в определенном направлении. Эта установка, будучи целостным состоянием, ложится в основу совершенно определенных психических явлений, возникающих в сознании. Она не следует в какой-нибудь мере за этими психическими явлениями, а, наоборот, можно сказать, предваряет их, определяя состав и течение этих явлений. Для того, чтобы изучить эту установку, было бы целесообразно наблюдать ее достаточно продолжительное время. А для этого было бы важно закрепить, зафиксировать ее в необходимой степени. Этой цели служит повторное предложение испытуемому наших экспериментальных раздражителей. Эти повторные опыты обычно называют фиксирующими или просто установочными, а саму установку, возникающую в результате этих опытов, фиксированной установкой. Дали испытуемому предварительную или, как мы будем называть в дальнейшем, установочную серию — два шара неодинакового объема. Новый момент был введен лишь в критические опыты. Обычно в качестве критических тел испытуемые получали в руки шары, по объему равные меньшему из установочных. Но в этой серии пользовались в качестве критических шарами, которые по объему были больше, чем больший из установочных. Это было сделано в одной серии опытов. В другой серии критические шары заменялись, другими фигурами — кубами, а в оптической серии опытов — рядом различных фигур.

Результаты этих опытов подтвердили высказанное выше предположение: испытуемым эти критические тела казались неравными — иллюзия и в этих случаях была налицо. Раз в критических опытах в данном случае принимала участие совершенно новая величина (а именно шары, которые отличались по объему от установочных, были больше, чем какой-нибудь из них), а также ряд пар других фигур, отличающихся от установочных, и, тем не менее, они воспринимались сквозь призму выработанной на другом материале установки, то не подлежит сомнению, что материал установочных опытов не играет роли — и установка вырабатывается лишь на основе соотношения, которое остается постоянным, как бы ни менялся материал и какой бы чувственной модальности он ни касался. Еще более яркие результаты получим мы в том же смысле, если провести установочные опыты при помощи нескольких фигур, значительно отличающихся друг от друга по величине. Например, предложим испытуемому тахистоскопически, последовательно друг за другом, ряд фигур: сначала треугольники — большой и малый, затем квадраты, шестиугольники и ряд других фигур попарно в том же соотношении. Установочные опыты построены таким образом, что испытуемый получает повторно лишь определенное соотношение фигур: например, справа — большую фигуру, а слева — малую; сами же фигуры никогда не повторяются, они меняются при каждой отдельной экспозиции. Надо полагать, что при такой постановке опытов, когда постоянным остается лишь соотношение (большой-малый), а все остальное меняется, у испытуемых вырабатывается установка именно на это соотношение, а не на что-нибудь другое. В критических же опытах они получают пару равных между собой фигур (например, пару равных кругов, эллипсов, квадратов и т. п.), которые они должны сравнить между собой. Каковы же результаты этих опытов? Остановимся лишь на тех из них, которые представляют интерес с точки зрения поставленного здесь вопроса. Несмотря на непрерывную меняемость установочных фигур, при сохранении нетронутыми их соотношений, факт обычной иллюзии установки остается, вне всякого сомнения. Испытуемые в ряде случаев не замечают равенства критических фигур, причем господствующей формой иллюзии и в этом случае является феномен контраста. В условиях абстракции от конкретного материала, т.е. в предлагаемых вниманию читателя опытах, действие установки оказывается менее эффективным, чем в условиях ближайшего сходства или полного совпадения установочных и критических фигур. Это вовсе не означает, что в случаях совпадения фигур установочных и критических опытов мы не имеем дела с задачей оценки соотношения этих фигур. Задача по существу и в этих случаях остается та же. Но меньшая эффективность этих опытов в случаях полной абстракции от качественных особенностей релятов становится понятной сама собою. Вскрытые нами феномены самым недвусмысленным образом указывают на наличие в нашей психике не только сознательных, но и досознательных процессов, которые, как выясняется, можно характеризовать как область наших установок. Но если допустить, что, помимо обычных явлений сознания, имеется и нечто другое, что, не являясь содержанием сознания, все же определяет его в значительной степени, то тогда возможно судить о явлениях или фактах, подобных Einsicht, с новой точки зрения, а именно: открывается возможность обосновать наличие этого «другого» и, что особенно важно, вскрыть в нем определенное реальное содержание. Если признать, что живое существо обладает способностью реагировать в соответствующих условиях активацией установки, если считать, что именно в ней — в этой установке — находим новую сферу своеобразного отражения действительности то, тогда станет понятным, что именно в этом направлении следует искать ключ к пониманию действительного отношения живого существа к условиям среды, в которой ему приходится строить свою жизнь.

Список литературы

100 великих психологов. — М.: Вече, 2004 — 432 с.

Степанов С.С. — Психология в лицах. — М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. — 384 с.

Узнадзе Д.Н. Теория установки. Москва-Воронеж, 1997.

Узнадзе Дмитрий Николаевич | Мир Психологии

УЗНАДЗЕ ДМИТРИЙ НИКОЛАЕВИЧ

Узнадзе Дмитрий Николаевич (1886-1950) — сов. психолог и философ, автор общепсихологической теории установки, создатель грузинской психологической школы, один из основателей Тбилисского ун-та, где создал отделение и кафедру психологии АН Грузии. Образование получил в Лейпциге (1909) и Харькове (1913).

Узнадзе Д.Н. был согласен с З. Фрейдом в том, что сознательные процессы не исчерпывают всего содержания психики, однако теория и понятие установки задумывались им как антиподы и конкуренты теории психоанализа и понятия бессознательного в учении Фрейда. У. понимал установку как «границу» между психическим (субъективным) и физическим (объективным), которая не только разъединяет, но и объединяет эти ряды явлений (а также связывает психическое с психическим). Такой подход, по мысли У., позволяет преодолеть свойственный всей традиционной психологии «постулат непосредственности», т.е. признание прямого и непосредственного действия объективных условий (стимулов) на сознание. Опосредствующим звеном выступает именно установка — целостное, недифференцированное и бессознательное состояние субъекта, предшествующее актуально развертывающейся деятельности. Установка возникает при «встрече» имеющейся у субъекта потребности, с одной стороны, и объективной ситуации ее удовлетворения — с др. В многочисленных теоретических и экспериментальных исследованиях грузинской школы были изучены виды установок, их свойства, условия возникновения (см. Иллюзии восприятия).

Идеи Узнадзе в настоящее время разрабатываются в основном грузинскими психологами и находят свое практическое применение в педагогической психологии, психотерапии и т.п. Дискуссионными проблемами теории установки являются ее соотношение с др. общепсихологическими теориями современной психологии, в частности с теорией деятельности (в вариантах А.Н. Леонтьева и С.Л. Рубинштейна). У. также автор трудов по теории познания, общей, экспериментальной, возрастной психологии и университетских учебников по психологии. Программные работы У. на рус. языке: «Основные положения теории установки» (1961), «Экспериментальные основы психологии установки» (1966). (Е.Е. Соколова)

Психологический словарь. А.В. Петровского М.Г. Ярошевского

УЗНАДЗЕ Дмитрий Николаевич (1886–1950) — грузинский советский психолог. Основатель теории установки (см. Установки теория) как общепсихологической концепции, раскрывающей закономерности развития и функционирования психики в процессе целенаправленной активности субъекта. Предпосылкой его теории был философско-психологический анализ трудов В. Соловьёва, А. Бергсона, Г. Лейбница.

Трактовал психологию как науку о целостной духовной личности, мотивы и поступки к-рой могут носить неосознаваемый характер (см. Бессознательное, Установка). Экспериментально изучал закономерности смены установок, разрабатывал вопросы психотехники, педологии, возрастной и педагогической психологии, зоопсихологии.

Особое внимание он уделял исследованиям языка, образования понятий, наименования, постижения значений («Общая психология», 1940; «Экспериментальные основы психологии установки», 1949).

Литература

  • Труды / Д. Узнадзе ; [Редкол.: А. Праншшвили (пред.) и др.]; АН ГССР, Ин-т психологии им. Д. Узнадзе. — Тбилиси : Мецниереба, 1956-. — 22 см.
  • Экспериментальные основы психологии установки / Акад. наук Груз. ССР. Ин-т психологии им. Д.Н. Узнадзе. — Тбилиси : Изд-во Акад. наук Груз. ССР, 1961. — 210с.; 26см.
  • Психологические исследования / Д.Н. Узнадзе ; Акад. наук Грузинской СССР, Ин-т психологии им. Д.Н. Узнадзе. — Москва : Наука, 1966. — 450, [1] с. : табл.; 22см.
  • Философские труды / Димитри Узнадзе. — Тбилиси : Изд-во Тбил. ун-та, 1984. — 436с.; 22см.
  • Узнадзе / Сост. и авт. предисл. Имедадзе Н.В., Имедадзе И.В. — М. : Изд. дом Шалвы Амонашвили : Моск. гор. пед. ун-т, 2000. — 221, [2] с. : портр.; 21 см. — (Антология гуманной педагогики)
  • Психология установки / Дмитрий Узнадзе. — СПб. [и др.] : Питер, 2001. — 414с. : табл.; 21см. — (Психология-классика)
  • Общая психология / Д.Н. Узнадзе ; [пер. с груз. Е.Ш. Чомахидзе] ; отв. ред. И.В. Имедадзе. — М. : смысл; СПб.[и др.] : Питер, 2004. — 412с. : ил.; 24см. — (Серия «Живая классика»)

назад в раздел: Известные психологи, философы мира  /  таблица

Узнадзе Дмитрий Николаевич — Психологическая газета

В 1909 г. окончил Лейпцигский университет, в 1913 г. — экстерном — Харьковский университет.

В 1909 г. Д.Н. Узнадзе была присвоена степень доктора философии в университете города Галле.

В 1909-1910 гг. работал учителем истории в Кутаисской мужской гимназии.

В 1914-1916 гг. преподавал психологию и педагогическую историю в Кутаисской правительственной женской гимназии.

В 1914-1917 гг. — преподаватель психологии и логики Кутаисского епархиального училища.

В 1915-1918 гг. — директор грузинской школы «Синатле».

В 1917 г. переехал в Тбилиси.

С 1918 г. и до конца жизни работал в созданном при его участии Тбилисском государственном университете: с 1918 г. возглавлял созданную под его руководством кафедру общей психологии; в 1918-1923 гг. — директор Тбилисского педагогического института (в составле Тбилисского университета), преподаватель психологии и педагогики; в 1920 г. — основал лабораторию психологии; в  1921-1923 гг. — секретарь ученого совета; в 1923-1925 гг. — декан социально-экономического факультета; в 1925-1927 гг. — декан педагогического факультета, в 1939-1940 гг. — декан филологического факультета. Читал курс общей психологии, педагогической психологии, психологии труда и дифференциальной психологии.

В 1927-1929 гг. — заведующий психологической лабораторией Тбилисского городского совета.

В 1927-1950 гг. — руководил созданным им Обществом психологов Грузии.

В 1930-1932 гг. — консультант Тбилисского института охраны здоровья детей и юношей.

В 1932-1936 гг. — консультант Тбилисского научно-исследовательского педагогического института и НИИ функционально-нервных заболеваний.

В 1932-1940 гг. — профессор, заведующий кафедрой психологии Кутаисского педагогического института.

В 1938-1939 гг. — профессор и заведующий кафедрой Сухумского педагогического института.

В 1939 и 1948 гг. был избран депутатом Тбилисского городского совета депутатов трудящихся.

В 1941 г. избран в первый состав действительных членов Академии наук Грузинской ССР, член президиума Отделения общественных наук; в 1941-1942 гг. — заведующий сектором психологии, заместитель председателя Отделения общественных наук.

С 1943 г. и до конца жизни — директор Института психологии АН Грузинской ССР.

В 1944 г. — заведующий отделом психологии Тбилисского научно-исследовательского педагогического института.

Автор трудов по теоретической и экспериментальной психологии установки, а также исследований по теории познания, общей и возрастной психологии, университетских учебников по психологии и др.

Автор общепсихологической теории установки как особого вида отражения дйствительности — неосознаваемой готовности личности к восприятию будущих событий и действию в определенном направлении. Возникновение установки обусловлено как объектом, так и субъектом: с одной стороны, установка возникает как реакция на определенную ситуацию, а с другой — в результате удовлетворения определенной потребности.

Д.Н. Узнадзе создал эффективный и простой метод исследования возникновения, действия и смены установки.

В лаборатории при Тбилисском университете он провел эксперименты, в ходе которых было определено, что установка, созданная в какой-либо одной сфере, проявляется не только в ней, но и в других сферах жизни. Кроме того, Узнадзе выяснил, что установка также свойственна и животным. Это открытие послужило основой для создания в дальнейшем двухуровневой модели психики.

Основываясь на результатах опытов, ученый сделал вывод о том, что установка является первичным свойством организма, т.е. это самая примитивная реакция на внешние раздражения, и в этом случае должен существовать еще один, более высокий уровень организации психики.

На основании этого Д.Н. Узнадзе впервые ввел в психологию принцип иерархии, рассмотрев два уровня психической активности: уровень установки и уровень объективации. На первом уровне поведение определяется воздействием ситуации, происходит удовлетворение непосредственных и актуальных потребностей. Что касается уровня объективации, то здесь деятельность приобретает уже более обобщенный, не зависящий от ситуации характер. Человек же в своих действиях учитывает потребности других людей, а также социальные требования.

Также Узнадзе писал, что объективация возникает тогда, когда прошлая установка не обеспечивает адекватного действия, в этом случае возникает план осознания, в результате чего вырабатывается новая установка.

В 1940-х гг. Узнадзе исследовал эффекты и иллюзии, сопровождающим возникновение установки: зрительные, слуховые, вкусовые, тактильные. Явление иллюзии, выявленное в зрительной сфере с помощью установки, известным французским психологом Жаном Пиаже было названо эффектом Узнадзе.

Обобщив экспериментальные данные, Узнадзе охарактеризовал психические особенности человека в зависимости от скорости возникновения установки, ее сохранности во времени, силы воздействия и скорости смены и выделил три основных типа личности:

  • динамический, к которому относятся уравновешенные, гармоничные люди, легко приспосабливающиеся к окружающим;
  • статичный, к нему можно отнести тех людей, чье поведение не импульсивно, а опирается на объективацию, для них характерно проявление неуверенности;
  • вариабельный, к которому относятся люди дела, люди сильных стремлений, но с конфликтной структурой характера.

На основе теории установки впервые стало возможным изучение психологической природы тех связей, которые существуют между средой, человеческим поведением и его сознанием. Одновременно ею преодолевалась теория непосредственной и механистической связи между средой и сознанием. Наряду с фундаментальными вопросами психологии стало возможным изучение проблем психологической типологии, поскольку они оказались в существенной связи с типологией установки человека.

В экспериментальных исследованиях было установлено, что у больных шизофренией, истерией и эпилепсией процесс выработки и затухания установки характеризуется своими специфическими по сравнению со здоровыми испытуемыми особенностями. Таким образом, теория установки и в области патопсихологии стала основополагающей.

Д.Н. Узнадзе является пионером исследования психологического акта наименования. В 1920-х гг. он путем экспериментального исследования показал, что наименование предметов и явлений не происходит совершенно случайно, без какой-либо мотивации, напротив, эта активность имеет под собой специфическую психологическую основу — испытуемые видят некоторое сходство между предъявленными им бессмысленными рисунками и комплексом звуков: для определенных рисунков они подбирают в качестве наиболее подходящих строго определенные названия.

Занимался вопросами формирования понятия, изучал этапы овладения ребенком в раннем возрасте понятиями, которые представляют собой «функциональные эквиваленты» понятий взрослых и позволяют постичь единый и естественный путь развития мышления человека.

Во время Великой Отечественной войны Д.Н. Узнадзе основал при эвакогоспитале в Тбилиси патопсихологический кабинет, где руководил работой по восстановлению нарушенных психических функций воинов.

Основные публикации: более 180 работ, в том числе

  • Психологические исследования. М. 1966
  • Общая психология. 1940
  • Экспериментальные основы психологии установки. 1949
  • «Petites Perceptions» Лейбница и их место в психологии // Известия Тифл. ун-та. 1919. Т. 20. № 1. С. 68—86.
  • Impersonalia // Чвени мецниереба. 1923. № 1. С. 1—27.
  • Психологические основы наименования // Чвени мецниереба. 1923. № 2— 3. С. 27—55.
  • Мотивы интересов к учебным предметам // Чвени мецниереба. 1924. № 9 — 10. С. 1 — 13.
  • Основы экспериментальной психологии // Известия Тифл. ун-та 1925. Т. XVI. С. 468.
  • К проблеме постижения значения // Известия Тифл. ун-та. 1927. Т. VIII. С. 254—274.
  • Образование понятия в дошкольном возрасте, Arch. f. d. ges. Psychologie. Т. 73. 1929.
  • К вопросу об основном законе смены установки // Психология. М., 1930. Т. III, вып. 3. С. 116—135.
  • Иллюзия скорости движения // Сообщения Груз. филиала АН ГССР. Т. 1. 1940. № 3. С. 225—231.
  • Формы поведения человека // Труды Тбил. Гос. ун-та. 1941. Т. 17. С 1—39.
  • Развитие технического мышления в школьном возрасте // Труды Ин-та психологии АН ГССР. Т. 1. 1942. С. 61—82.
  • Внутренняя форма языка // Психология. 1947. Т. 4. С. 165—190.
  • К проблеме сущности внимания // Психология. 1947. Т. 4. С. 139—163.
  • Проблема объективации // Труды Тбил. Гос. ун-та. 1947. Т. XXXIV. С. 329—353.
  • Untersuchungen zur Psychologie der Einstellung // Acta Psychologica, 1930, B. 4. № 3. S. 323—360
  • The Psychology of Set // Consultants Bureau, New York, 1966. XVII. 251 p.

Награды:

  • премия ученого совета Лейпцигского университета за труд, посвященный, философии Лейбница (1907)
  • Почетная грамота ЦИК Грузинской СССР за научные заслуги (1938)
  • орден Трудового Красного Знамени (1945)
  • медаль «За оборону Кавказа» (1945)
  • медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1945)

Е.Е. Соколова. Установки и их исследования в школе Д.Н.Узнадзе: Psychology OnLine.Net

Е.Е. Соколова. Установки и их исследования в школе Д.Н.Узнадзе
Добавлено Psychology OnLine.Net
03.04.2009 (Правка 03.04.2009)

Выше говорилось о сознании человека как качественно иной форме психического отражения мира, отличающей человека от животных. Между тем с самого начала мы были далеки от отождествления сознания человека с человеческой психикой вообще, хотя тенденция к называнию психики человека «сознанием» существовала и в деятельностном подходе. Однако это было, скорее, данью философской традиции, чем принципиальная позиция. Напротив, для интроспективной психологии, которая сошла со сцены как отдельное направление еще до возникновения собственно деятельностного подхода, бессознательного в человеческой психике не существовало. Против отождествления сознания с психикой когда-то выступал в XVII в. Г.В.Лейбниц, однако решающим вкладом в разработку проблем бессознательного стал психоанализ З.Фрейда (см. главу 4). Обращаясь теперь к рассмотрению бессознательных явлений в психике человека, мы должны учесть достижения не только психоанализа, но и других школ й направлений в психологии, которые в той или иной форме касались этой проблемы. Одной из них была Грузинская школа, созданная крупнейшим психологом Дмитрием Николаевичем Узнадзе (1886—1950). Центральным понятием психологической концепции этой школы было понятие установки, имеющее самое непосредственное отношение к изучению бессознательных процессов в психике человека.

Мы не будем останавливаться подробно на тех теоретических основаниях, которые обусловили введение понятия «установка» в психологию (это предмет рассмотрения в иных учебных курсах). Скажем лишь, что Д. Н.Узнадзе, как и А. Н.Леонтьев, был озабочен критикой постулата непосредственности, ограничивающего психологическую науку. Рассмотрим конкретные эксперименты этой школы, доказавшие наличие установки определенного типа (так называемой фиксированной установки), которая является опосредствующим звеном в схеме «стимул — сознательное переживание» [125].

Испытуемому дают в руки (в каждую — по одному) два шара, совершенно одинаковые по всем свойствам, кроме, например, объема: один шар явно больше другого по объему. Испытуемый должен сравнить между собой шары на ощупь. Каждый раз больший по объему шар дается, например, в левую руку. Через определенное число подобных проб, называемых предварительными экспозициями (обычно через 10—15), человек получает в руки пару равных по объему шаров (критическая экспозиция). Объективно равные шары, однако, не воспринимаются таковыми: у испытуемого возникает иллюзия неравенства шаров, причем чаще кажется большим шар в той руке, в которой он держал меньший по объему шар (иллюзия контраста). Незначительному числу испытуемых большим кажется шар в той же руке, в какой ранее, в предварительных пробах, находился больший по объему шар (ассимилятивная иллюзия). Как объяснить возникновение подобных иллюзий? Д.Н.Узнадзе предположил, что в процессе предварительных проб у испытуемого появляется некоторое внутреннее состояние, подготавливающее его к восприятию дальнейших экспозиций. Это внутреннее состояние и было названо им установкой.

Установка с тех пор определялась как целостное бессознательное состояние субъекта, выражающее его готовность совершить действие в определенном направлении. То, что это состояние было бессознательным для субъекта, доказывалось остроумными экспериментами с использованием гипноза. Предварительные экспозиции проводились с испытуемым, находящимся в гипнотическом состоянии. После пробуждения он ничего не помнил из того, что делал во время гипноза. Тут ему предъявляли «критическую экспозицию», т.е. давали в руки шары равного объема. И при этом — уже вполне сознательном — восприятии у испытуемого проявлялась установка, которая сформировалась у него, когда он находился в состоянии гипноза, т.е. она была и оставалась для него бессознательной. Еще одна характерная черта установки — ее целостность — обнаруживалась в не менее остроумных экспериментах. Предварительные экспозиции были проведены с шарами, которые давались испытуемому в руки с предложением сравнить их между собой по объему. А в «критической экспозиции» предъявлялись два одинаковых по диаметру световых пятна. Было обнаружено, что сформированная ранее на другом материале установка все равно срабатывала: равные по диаметру световые пятна казались различными.

В школе Д.Н.Узнадзе были выявлены разные типы установок (в частности, кроме фиксированной была обнаружена так называемая диффузная установка1, а также установка, названная первичной), изучены их свойства и условия формирования в обыденной жизни. Согласно Д. Н.Узнадзе, первичная установка формируется при встрече актуализировавшейся потребности, с одной стороны, и ситуации, делающей возможным ее удовлетворение, с другой. Одним из примеров, который может быть объяснен понятием установки, является феномен импринтинга, описанный в главе 1.

Если внимательно присмотреться к реальности, которая представлена в понятии «установка», можно заметить, что эта реальность в той или иной форме описывалась и в школе К.Левина (возникновение у субъекта стремления к какому-то предмету, приобретающему в целостной связи потребность—ситуация определенную валентность), и в школе А.Н.Леонтьева (поведение субъекта после опредмечивания его потребности). Это еще раз говорит о том, что к изучаемой в психологии реальности представители различных школ и направлений подходили с разных сторон. В силу этого между ними часто возникали дискуссии на тему: какую психологическую категорию считать центральной? Были такие дискуссии и между школами А. Н.Леонтьева и Д. Н.Узнадзе по поводу соотношения деятельности и установки. Ученики Д.Н.Узнадзе настаивали на том, что установка как готовность к совершению деятельности предшествует актуально разворачивающейся деятельности, в школе А. Н.Леонтьева настаивали на том, что деятельность первична по отношению к установкам, поскольку последние формируются в ней. Разрешил спор двух школ ученик А.Н.Леонтьева А.Г.Асмолов, выдвинув следующую диалектическую формулу: в генетическом плане (в плане происхождения) деятельность предшествует установке, так как последняя формируется в деятельности субъекта, однако в актуальном плане (как часто говорят психологи, в актуалгенезе или функциональном генезе) установка предшествует деятельности и определяет ее. А.Г.Асмолов предложил также свою классификацию установок [4], основанием которой являлось место, занимаемое установкой в структуре деятельности.

Первый тип — смысловые установки. Они связаны с деятельностью в целом, с ее мотивами и смыслами. Постоянная готовность ученого к получению информации об интересующем его явлении — хороший пример подобных установок. Занятый размышлениями о механизмах изучаемого им явления, он может «услышать» знакомые ему термины в разговоре двух кумушек в трамвае (хотя они говорят о каких-то своих делах) — эти «ослышки», как и все ошибочные действия, по З.Фрейду, обусловлены значимыми для субъекта мотивами.

Второй тип — целевые установки. Это готовность субъекта совершать определенные действия в соответствии с выбранной им целью (какие бы мотивы ни стояли за выбором этой цели). Про эти установки нельзя сказать, что они являются полностью неосознаваемыми, — субъект ведь отдает себе отчет в той цели, которую поставил перед собой, и в своей готовности достичь эту цель. Тем не менее даже осознаваемые установки приводят к неконтролируемому искажению образов ситуаций, в которых человек оказывается. Очень давно (представителем Вюрцбургской школы К. Марбе) был описан реальный трагический случай, когда некий охотник, поставив перед собой цель убить кабана и прокараулив его целый день в засаде, в поздний вечерний час принял за кабана маленькую девочку, заблудившуюся в лесу и оказавшуюся в кустарнике, около которого сидел в засаде этот человек. Охотник так жаждал увидеть кабана, что «увидел его» в маленькой девочке.

Третий тип — операциональные установки. Они соотносятся с операциями как подструктурой деятельности, отвечающей условиям совершения действий. Одним из примеров является фиксированная установка, сформированная в изложенных выше экспериментах Д.Н.Узнадзе. Установки данного типа бессознательно проявляются при сходных обстоятельствах. Наши многочисленные бытовые привычки (еще не совсем проснувшись, мы привычно надеваем домашние тапочки, машинально включаем плиту, ставим чайник на огонь и т.п.) — из разряда действий, обусловленных работой операциональных установок.

Можно выделить еще один тип установок (сенсорные и моторные), которые «настраивают на работу» отдельные органы нашего тела: это, например, определенная готовность мышечного аппарата руки к взятию того или иного предмета, фокусировка взгляда на ближнее или дальнее расстояние и др. Поскольку эти процессы, обеспечиваемые различными физиологическими структурами, решают задачи ориентировки субъекта в мире, постольку они могут быть предметом рассмотрения и в психологической науке.

Завершая разговор об установках как важном классе бессознательных состояний субъекта, скажем о выделяемых Д.Н.Узнадзе двух уровнях поведения: 1) установки и 2) объективации. Пример поведения на первом уровне — «автоматическое» поведение в привычной ситуации, обеспечиваемое разными установками (в частности, операциональными). На втором уровне поведение строится в том случае, когда первый уровень «не срабатывает» по причине неадекватных условий и человек вынужден сознательно обследовать ситуацию для возможного изменения поведения. Так, например, привычно одеваясь на работу, человек может несколько раз, не отдавая себе отчета, пытаться надеть ботинок своего брата, который на несколько размеров меньше (здесь работает еще уровень установки). Неудача этих попыток приводит к необходимости перевести поведение на уровень объективации: сознательно обследовать ситуацию и выстроить новый рисунок поведения (начать искать свои собственные ботинки). Установки, таким образом, выполняют роль стабилизатора поведения, учитывая прошлый опыт субъекта. Они изучались и продолжают изучаться в разных школах и направлениях в психологии, а также в разных отраслях психологической науки (особенно в социальной психологии).




  1. Диффузной установкой называется еще не очень определенная для субъекта установка, возникающая при первых встречах с предметом, эту установку порождающим. Дальнейшая судьба этой установки — стать более дифференцированной и определенной, чему способствуют новые встречи с этим предметом. Например, молодая женщина, сотрудница одного отдела, однажды пришла в другой отдел, где ее очень тепло приняли, угостили чаем и т.п. После этого посещения она почувствовала желание бывать в этом отделе еще и еще раз, общаться с людьми, которые там работают, еще не отдавая себе отчета в том, что же такого притягательного в этих встречах. Лишь спустя некоторое время она поняла: ей очень понравился начальник отдела.

Узнадзе, Дмитрий Николаевич — Экспериментальные основы психологии установки [Текст]


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

«исследование и разработка«

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «#» перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «~» в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как «бром», «ром», «пром» и т.д.
Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2.4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.
Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

Димитри Узнадзе Биография

Дмитрий Узнадзе был психологом, философом и педагогом начала 20 века, основавшим грузинскую психологическую школу и оказавшим влияние на реформу образования в Грузии.

Профессиональная жизнь

Димитрий (Дмитрий Николаевич) Узнадзе родился 2 декабря 1886 года в Кутаиси, губернии Западной Грузии. После исключения из средней школы за участие в революции 1905 года Узнадзе бежал в Швейцарию, а затем в Германию, где учился у Вильгельма Вундта в Лейпцигском университете.Узнадзе получил докторскую степень в 1909 году за диссертацию Владимир Соловьев: его эпистемология и метафизика .

Узнадзе вернулся в свой родной город, чтобы преподавать в средней школе историю, психологию и логику. Он установил образовательные принципы для обучения как мальчиков, так и девочек и инициировал создание школы для девочек Sinatle (легкая), где он работал директором в 1915 году.

Когда Узнадзе переехал в Тбилиси в 1917 году, он вместе с другими грузинскими учеными и философами основал Тбилисский государственный университет (ТГУ).ТГУ остается старейшим университетом Кавказского региона. Более четырех десятилетий до своей смерти Узнадзе возглавлял кафедру психологии ТГУ. Узнадзе также был одним из основателей Академии наук Грузии и почти девять лет был директором Института психологии. В 1946 году он был удостоен звания «Заслуженный деятель науки Грузии» за достижения в области науки.

При жизни Узнадзе был академической знаменитостью, часто выступал с лекциями и речами.Он умер в 1950 году и был похоронен в саду ТГУ.

Вклад в психологию

Узнадзе был философом и психологом-экспериментатором, оказавшим влияние не только на грузинскую и российскую философию и психологию, но и на европейскую и американскую философию и психологию. Узнадзе оказал влияние на развитие теории установок, поведенческой теории, характерной для восточноевропейской психологии, которая определяет набор условий, фундаментальных для психологических процессов. Этот набор или система психологически подготавливает человека к действию в ответ на данную ситуацию и включает поведение, личность, а также сознательное и бессознательное.Узнадзе опубликовал Theory of Attitude и Set и The Psychology of Set по теме теории множеств; эти произведения не переводились с грузинского до 1960-х годов.

Изучение Узнадзе поведения и психологического бессознательного ведет к исследованиям и инновациям в области умственной обработки. Поскольку бессознательное играет центральную роль в теории множеств, взгляды Узнадзе часто сравнивают с взглядами Зигмунда Фрейда, который также подчеркивал роль бессознательного, хотя многим сложно сравнивать экспериментальную психологию Узнадзе со стандартным психоанализом Фрейда.

Помимо исследования психических процессов, Узнадзе оказал влияние на сферу образования через свои психологические исследования. Во время преподавания в Тбилиси он разработал теории философии образования, основанные на вере в то, что мудрость проистекает из высочайшего уровня интеллектуального и духовного осознания через минимум данных. Он изучал, как возраст влияет на механизмы мышления и как эти механизмы напрямую влияют на различные психологические характеристики. Узнадзе был твердым сторонником создания творческого и открытого форума, на котором дети могли бы приблизиться к искусству обучения.

Его гуманистический подход углубился в вопрос о цели и значении, и он подчеркнул важность того, чтобы все люди могли достичь смысла в своей жизни. Большинство его опубликованных работ посвящено социальной философии и высшему значению жизни по отношению к обществу. Узнадзе считал, что для достижения счастья и удовлетворения жизнью человек должен вести культурную жизнь и посвятить жизнь высшей цели, чтобы жить значимой жизнью. Он также проводил различие между смыслом жизни человека для общества и смыслом жизни для отдельного человека, подчеркивая, что по-настоящему значимая жизнь должна иметь ценность как для индивидуума, живущего в ней, так и для общества, в котором он проживает.Узнадзе возражал против любых попыток какой-либо группы ассимилировать других в свою группу. Вместо этого он считал, что каждый человек должен иметь право выбирать свои собственные культурные предпочтения и судьбу. Узнадзе также был страстным любителем поэзии и считал, что многие философские концепции лучше всего воплощены в поэзии.

Артикул:

  1. Анджелини А. (2008). История бессознательного в советской России: от истоков до распада Советского Союза 1. Международный журнал психоанализа , 89 (2), 369-88. Получено с http://search.proquest.com/docview/203932029?accountid=1229
  2. ЮНЕСКО, Международное бюро образования. (2002). Узнадзе Дмитрий . Получено с http://www.ibe.unesco.org/publications/ThinkersPdf/uznadzee.pdf

Психокоррекция тревожности подростков с помощью музыкальной терапии

Астапов В. (2019). Тревожность у детей, Литр.https://cutt.ly/6yYxfRP

Боровик, Л., Матохнюк, Л., Демьянюк, К., Шевчук, В., Пидгайчук, С., Даниленко, О., Халимов, А., Блощинский, И. (2020). Формирование профессионального воображения в процессе выполнения технических дисциплин с помощью современных информационных технологий. Постмодернистские открытия, 11 (3), 20-40. https://doi.org/10.18662/po/11.3/198

Горностай П. П., Титаренко Т. М. (2001). Психология личности: Словарь-справочник, Рута, Киев, 320.https://cutt.ly/wyYxPcG

Ханаба, С., Мысечко, О., Блощинский, И. (2020). Солидарность усилий как общее условие выживания мира в условиях пандемии. Постмодернистские дебюты, 11 (1Supl2), 29-38. https://doi.org/10.18662/po/11.1sup2/137

Ханаба, С., Мысечко, О., Блощинский, И. (2020). Изменение образовательной парадигмы в постпандемическом мире: возможности и риски использования искусственного интеллекта. ГОЛОВНОЙ МОЗГ. Широкие исследования в области искусственного интеллекта и нейробиологии, 11 (2Sup1), 48-55.https://doi.org/10.18662/brain/11.2Sup1/93

Имедадзе И.В. (2019). Вопросы возрастной и педагогической психологии: Л. С. Выготский и Д. Н. Узнадзе, Культурно-историческая психология, 15 (2). https://psyjournals.ru/files/107042/chp_2019_n2.pdf#page=5

Кузнецов М.А., специалист Я. А. (2013). Эмоционально-волови та особенности особенности впевненой повести // Вестник Харьковского национального педагогического университета им.С. Сковорода. Психология, 46 (1), 89-102.

Кыкылык А., Стукан Х., Глушок Л., Шоробура И., Блощинский И. (2020). Комплексное портфолио как одно из средств подготовки будущих учителей начальных классов новой украинской школы. Revista Romaneasca pentru Educatie Multidimensionala, 12 (1Sup1), 163–184. https://doi.org/10.18662/rrem/12.1sup1/229

Лемак М.В., Петрище В.Ю. (2012). Психолоху для роботов. Психолог на работу.Методы диагностики: сборник], Просмотр. 2-й, исправленный. Ужгород: Издательство Александра Гаркуши, 616. https://wp.nmc-pto.rv.ua/DOK/MZPsSl/Psyhologu_dla_roboty.pdf

Матохнюк Л. О. (2019). Психология информационной компетентности особенности (генеза онтологического развития), Одесса, 527. https://pdpu.edu.ua/doc/vr/2019/matokhnyuk/dis.pdf

Мельничук, И., Дроздова И., Савчак И., Блощинский И. (2019). Повышение педагогического мастерства преподавателей высшей школы как основа образовательной стратегии развития профессиональной подготовки студентов. Revista Romaneasca pentru Educatie Multidimensionala, 11 (4 Supl. 1), 170–184. DOI: 10.18662 / rrem / 184

Мельничук И., Ребуха Л., Завгородня Т., Блощинский И. (2018). Стратегическое значение английского языка в самообразовании студентов социально-гуманитарных специальностей для фундаментализации университетского образования.Современный журнал методов преподавания языков, 8 (11), 712–720.

Омельчинко Ю., Кисарчук З. (2009). Психологическая помощь детям с тревогой. Школьный мир, Киев, 112,

.

Павелкив Р.В. (2011). Викова психолохия: пидручник для студентов высших навчальных закладок, Кондор, Киев, 468.

Петренко, В.Э. (2013). Формы проявления та чынныкы выныкнення тревожности у старшеклассников, Актуальные вопросы психологии: Сборник научных трудов Института психологии им. Г.С. Костюка, 11 (7), 209-216.

Петрушин В. И. (2000). Музыкальная психотерапия: Теория и практика, Знание, Киев, 216.

.

Савчин М.В., Василенко П.П. (2005). Викова психолохия: Пидручник, «Академвидав» [Возрастная психология: Учебное пособие, «Академвидав»], Киев, 360.

Хорни К., Хотенчан Н. М. (2014). Дитячи страхи. Детские страхи. Методические рекомендации], Тернополь, 115.

.

Чуб, Н. В. (2009). Довидник для батьков. Психолохия дытыны вид А до Я.А. Детская психология от А до Я], «Основа», Харьков.

Шевченко Н.Ф. (2006). Личностная тревожность и школьная адаптивность у подростков: соотношение и возрастная динамика // Вісник, Харьков, 16, с. 166–177.

Шпортун О. М. (2009). Формирование индивидуального стиля профессиональной деятельности будущего учителя музыки средствами народного песенного творчества // Винница, 238.http://library.vspu.edu.ua/repozitarij/repozit/texti/avtoreferati/shportun.pdf

% PDF-1.5 % 1 0 объект > поток конечный поток эндобдж 2 0 obj > эндобдж 5 0 obj > / ProcSet [/ PDF / Text] / ColorSpace> / Font >>> эндобдж 4 0 obj > поток HWM Wy4xvvYJMmM $ I & M: ŦFxxx

«Социальные проблемы трансформирующегося общества»

Международная конференция «Теоретические и практические проблемы развития трансформирующегося общества / философские и психологические перспективы /», после торжественного открытия

церемония продолжил работу в пяти параллельных секциях АГПУ.

Завершили работу 4-я и 5-я объединенные секции темой «Социальные проблемы трансформирующегося общества».

Соруководителями секций были директор Института психологии им. Д.Н. Узнадзе, член-корреспондент НАН Грузии, доктор психологических наук, профессор Ираклий Имедадзе, доктор психологических наук, профессор Парижского университета Дидро Франсуа. Неу, декан факультета психологии и социологии образования, доктор психологических наук Србухи Геворкян и доцент кафедры развития и прикладной психологии АГПУ, член Международной и Французской ассоциаций психоаналитиков, президент Ассоциации психоаналитиков. Армянские психоаналитики, вице-президент Армяно-французской ассоциации развития психоанализа, кандидат психологических наук Анжела Варданян.

Для начала заведующий кафедрой прикладной психологии АГПУ Самвел Худоян представил свой доклад на тему «Первичные и производные идентификации личности».

В своем докладе он представил проблемы идентификации человека и предложил различать первичную и производную идентификации у человека.

По наблюдениям Самвела Ходояна, первичные идентификации возникают в раннем возрасте и имеют радикальное значение в жизни человека; в то время как производные отождествления возникают позже и мало сходятся с объектом.

После этого с докладом на тему «Психологические последствия первого геноцида ХХ века» выступила магистр психоанализа, доктор Маанзийского государственного университета Рита Коджумян-Ерамян. Она рассказала о психологических травмах оставшихся в живых и их поколений, которые произошли в результате противодействия Геноциду армян.

Ритта Коджумян-Ерамян уверена, что бессознательные функции полностью забытых тайн и травм могут создавать нестабильное эмоциональное поведение и нерешенные проблемы.

Далее заведующий кафедрой возрастной и педагогической психологии АГПУ, доктор психологических наук, профессор Владимир Карапетян представил доклад на тему: «Возможности самореализации личности в трансформирующемся обществе».

Доктор психологических наук представил возможности самореализации человека в кризисных условиях инноваций, то есть понятие инновационного шока, его признаки и этапы развития.

Кроме того, Владимир Арутюнян придает большое значение идее «общества знаний» в трансформирующемся обществе.

Затем, в свою очередь, преподаватель кафедры экономики и финансов Армяно-Российского (Славянского) университета, кандидат экономических наук Карлен Мирзаханян выступил с докладом «Управленческие подходы к противодействию межличностной агрессии»

Кандидат экономических наук сделал видеопрезентацию об основных теоретических принципах изучения агрессии, управления ею в контексте организации или любого другого учреждения.

В своем отчете он рассматривал агрессию не только как предотвращающее обстоятельство, но и как препятствующую функцию и отрицательное последствие.

Так же Карлен Мирзаханян в своем докладе подробно остановился на основных аспектах публичного характера агрессивного поведения, возможных вариантах наблюдений за поведением в случаях агрессивного поведения и отношения.

Кроме того, в процессе работы секции «Социальные проблемы трансформирующегося общества» с очередным докладом выступил почетный член Буэнос-Айресской ассоциации психоаналитиков, профессор Института психоанализа, а также профессор Клинического центра Либермана, Аспед Ариян.

В своем докладе на тему «Ранняя диагностика подростковой патологии» он рассказал о процедурах повторной обработки комплекса Эдипус в период полового созревания, о потере детской формы тела и реактивационном аспекте нарциссизма.

Вскоре заведующий отделом психологии НАН РА, кандидат психологических наук Рубен Нагдян выступил с докладом «Преобразование общества и трансцендентальная метафизика»; и доцент кафедры развития и прикладной психологии АГПУ, член Международной и Французской ассоциаций психоаналитиков, президент Ассоциации армянских психоаналитиков, вице-президент Армяно-французской ассоциации развития психоанализа, кандидат психологических наук. Анжела Варданян выступила с докладом «Наблюдение матери и его терапевтическое влияние на ребенка».

Точно так же среди докладчиков были и директор Института психологии им. Д.Н. Узнадзе, член-корреспондент НАН Грузии, доктор психологических наук, профессор Ираклий Имедадзе, доктор психологических наук, профессор Парижа. Университет Дидро Франсуа Но и заведующий кафедрой психологии Тбилисского государственного медицинского университета, доктор психологических наук, профессор Рамаз Саквалидзе.

В завершение участники 4-й и 5-й объединенных секций конференции подвели итоги работы секций с помощью вопросов-ответов.

Социально-психологические установки в профиле высокомерной мотивации пожилых людей

Авторы

DOI:

https://doi.org/10.29038/2227-1376-2019-34-10-23

Ключевые слова:

высокомерная мотивация, совершенство, превосходство, социально-психологические установки, потребность во власти, пожилые люди.

Аннотация

Статья посвящена теоретико-методологическому анализу и эмпирическому обоснованию взаимосвязи социально-психологических установок и высокомерной мотивации пожилых людей. Теоретическое обоснование проблемы касается необходимости изучения данного аспекта в возрастной группе пожилых людей в связи с обязательным учетом и анализом реинтеграционных условий успешной самореализации и личностного совершенствования. Отмечается, что высокомерная мотивация в знаках совершенства и превосходства определяет внутренние ресурсы саморазвития личности.Подчеркивается, что регулирующую роль в проявлениях высокомерной мотивации выполняют социально-психологические установки, которые посредством избирательного отношения к миру и к себе определяют внутреннюю активность в достижении желаемых целей. Разработанная программа эмпирического исследования, а также комплекс применяемых методов математической обработки результатов исследования позволяет конкретизировать теоретические положения в виде реальных психологических фактов: две формы стабилизирующего и деструктивного воздействия отношения к содержанию высокомерной мотивации. учредил; доказано, что стремление к совершенству как индикатор высокомерной мотивации пожилых людей связано со стабильным опытом оценки и понимания их взглядов и изменений; стремление к превосходству находит связь с дестабилизирующим опытом потребности во власти, что часто приводит к внутренней неопределенности, двусмысленности и конфликтам.Фиксированные положительные межкорреляционные связи между показателями потребности во власти и установкой на результат, эгоизмом, деньгами и свободой подтверждают проявления в этой возрастной группе консерватизма и самопожертвования ради сохранения своих интересов и взглядов, заинтересованности в финансовой независимости и доминирующего положения. позиция контроля над другими с целью повышения уровня доверия к себе и роста важности личности.

использованная литература

1.Адлер А. (1997). Наука жит. Киев: Порт-Рояль. 288 с. [по-русски].
2. Андреева, Г.М. (2009). Социальная психология. Социальная психология. Учебник]. Москва: Аспект Пресс. 384 с. [по-русски].
3. Асмолов, А.Г. (1979). Деятельность и установка. Москва: МГУ. 144 с. [по-русски].
4. Асмолов, А. Г. (1996). Культурно-историческая психология и конструирование миров.Москва: МПСИ. 768 с. [по-русски].
5. Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А. (2001). Социальная психология личности. Учебное пособие для вузов. Учебник для вузов. Москва: Аспект Пресс. 301 с. [по-русски].
6. Bruner, J.S., Smith, M.B. И Уайт, Р.В. (1956). Мнения и личность. Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья. 294 с.
7. Фоменко, К.И. (2017). Личность как субъект преодоления кризисных ситуаций: психологическая теория и практика: монография.Сумы: СГПУ. 540 с. [на украинском языке]
8. Фоменко, К. (2018). Психология высокомерной мотивации субъекта деятельности. Кандидатская диссертация. Харьков: ХНУ, 465 с.
9. Хьюз, Б. (1996). Пожилые люди и общественная забота. Buck-ingam / Filadelphia: Open University Press. 153 с.
10. Иванашко О.Е. & Вичалковская, Н. (2015). Активизация самореализации осиб виковой категории 50+: ресурсный подход.Психологические перспективы — Психологические перспективы, 26, 51-60 [на украинском языке].
11. Козелецкий Ю. (1991). Человек многомерный (психологические эссе). Киев: Лыбыдь. 285 с. [на русском]
12. Ланге, Л. (1885). Über das Beharrungsgesetz. Berichte über Verhand-Lungen der Königlich Sächsischen Gesellschaft der Wissenschaften [Закон о стационарном состоянии. Отчеты о переговорах Королевского саксонского общества наук. Лейпциг.333–351 с. [на немецком языке]
13. Леонтьев Д.А. (2001). Психология смысла. Москва: Институт практической психологии, Воронеж: НПО «МОДЭК». 488 с. [на русском]
14. Никитин, Э. (2000). Феномен человеческого самоутверждения. Санкт-Петербург: Алетейя. 224 с. [на русском]
15. Роджерс К. (1994). Взгляд на психотерапию, становление человека. Москва: «Прогресс», «Универсал».480 с. [по-русски].
16. Роменец, В.А. (1989). Жизнь и смерть в научном и религиозном истол-ковании. Киев: Здоровье. 376 с. [по-русски].
17. Розов, А.И. (1993). Стремление к превосходству как одно из основных влечений. Психологический журнал — Психологический журнал, 14 (6), 133-141. [по-русски].
18. Сурдин, Г.В. (2011). Статусное самоутверждение: его природа и сущность.Известия Иркутской хозяйственной академии — Известия Иркутской государственной экономической академии, 4. 221-224. [по-русски].
19. Цыбра, Н.Ф. (1989). Самоутверждение личности (социально-философский анализ). Киев, Одесса: Высшая школа. 192 с. [по-русски].
20. Титаренко Т.М. (1998). Простуюча до себя особист: дволикий Янус самотворння.Социоло-хийа. Психолохия. Pedahohika. — Социология. Психология. Педагогика, 5, 43. [на укр.
21. Узнадзе, Д.Н. (1977). Основные положения теории установки. Труды [Основные положения теории мировосприятия. Сочинения] (Т.6.). Тбилиси: Мецниереба. 330 с. [по-русски].
22. Вірна, Ж.П. (2017). Психологические координаты конструктивного самосохранения личности. Психологические науки: збірнык научных практик — Психологические науки: сборник научных трудов, 1, 35-40 [на укр.].
23. Ядов В.А. (1979). Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности. Ленинград: Наука. 264 с. [по-русски].

Готовность к личностному развитию на уроках физического воспитания

А.А. Оплетин , доцент, канд.
Пермский национальный исследовательский политехнический университет, Пермь

Ключевые слова: личность, саморазвитие, подготовленность, уровни.

Актуальность темы исследования обусловлена ​​происходящими в стране социально-экономическими изменениями, в результате которых произошли изменения в образовании, инициирующие поиск новых путей и средств активизации личности как субъекта самоопределения. .

Целью исследования было научно обосновать понятие «готовность человека к саморазвитию» и выявить пути усиления этого процесса на занятиях по физическому воспитанию.

Материалы и методы. Как видно из анализа теории и практики, в психолого-педагогической литературе нет определенного понятия готовности. Это связано с разными подходами к ее раскрытию и различными аспектами исследования, которые решают конкретные задачи. Физиологи рассматривают готовность как особое состояние организма человека (И.П.Павлов), как избирательную деятельность в будущей работе (Н.А.Бернштейн), как нейрофизиологические основания для целенаправленных действий и состояние готовности к ним (П.К. Анохин, К. Мегун, А. Лурия). Такой способ раскрытия концепции раскрывает процесс формирования физиологической готовности. Психологи определяют готовность как механизм установки, выражающийся в предварительной готовности к определенному типу поведения в определенных обстоятельствах (А.Г. Асмолов, И.Ф. Бжалава, А.С. Прангашвили, Д.Н. Узнадзе и др.), Как общепсихологическая готовность к работе (К.К. Платонов , А.А. Смирнов, В.В. Сериков и др.), Как краткосрочное (предстартовое) и долгосрочное («способность к обучению в определенной сфере») состояние готовности (Н.Д. Левитов), как достаточно сложное образование, выделяющее важность и необходимость личностно-ориентированного подхода в изучении этого феномена (П.А.Рудик). Готовность как социальную директиву рассматривают социальные психологи (Н. К. Шихарев, Ю. Шерковин, В. Ядов и др.). В целом готовность характеризуется как симбиоз общей социально-психологической готовности личности к разным видам деятельности, в том числе к саморазвитию.

Общепсихологическая деятельность описана В.В. Сериков как непременное условие любой целенаправленной деятельности, ее регулирование, стабильность и эффективность. Он способствует успешному выполнению своих обязанностей, правильному использованию знаний, опыта, личных качеств, поддержанию самоконтроля, перестройке собственной деятельности в случае возникновения каких-либо противоречий. М.И. Кряхтунов рассматривает готовность не только как механизм побуждения к действию, он считает, что готовность означает активное участие в собственном самосовершенствовании.

Изучение феномена «готовность» к саморазвитию в такой специфической деятельности, как физическая культура и спорт, обусловило корректировку этого понятия, его структуры и диагностики с учетом психологических особенностей раннего юношеского возраста.К теме нашего исследования относится определение готовности как средства самореализации личности, как единства интеграции психологической и физической подготовленности (С.И. Филимонова). Данные психолого-педагогической литературы предлагают различные подходы к раскрытию структуры подготовленности. В нашем исследовании структурная составляющая готовности была выделена на основе анализа литературы. Работы ученых, изучавших готовность студентов к саморазвитию творческих способностей в процессе обучения (В.Коробкова В. Ратт, А. Санникова и др.) Наиболее близки к теме нашего исследования. По критерию показатель готовности , предложенный вышеупомянутыми авторами, был взят за основу при определении компонентов готовности , соответствующих целям и задачам нашего исследования, которые были определены экспериментально в ходе пилотного исследования. Готовность включает в свой состав следующие компоненты: ориентация , оперативно-психологическая, мотивационно-ценностная (таблица 1).

Таблица 1. Критерийные показатели готовности студентов к саморазвитию

Компоненты

Ориентация

Оперативный

Психологический

Мотивационная ценность

Концепция самоопределения

Обладание навыком самопознания

Уверенность в себе

Оценка и самооценка

Концепция самообразования

Работа с техникой самоотражения

Эмоциональная составляющая; самочувствие, настроение, активность

Стремление к самоопределению

Концепция саморазвития

Коммуникативные навыки

Конативный компонент — развитие волевых качеств

Потребность в самоутверждении

Знание мира и своего места в нем

Навыки самоконтроля и самокоррекции

Последствия саморегуляции в поведении и деятельности

Соотношение результатов и последствий

Состав компонентов

Исследование уровня готовности к саморазвитию на основе ее структурных составляющих проводилось с использованием тех методик обучения, которые отражают отношение субъективного понимания студентами данного явления к объективным данным, свидетельствующим о проявлении готовности к саморазвитию. -развитие в процессе учебной деятельности.Анализ полученных результатов выявил четыре уровня готовности к саморазвитию: низкий (индифферентный), средний (относительный), достаточный (высокий), высший (высший).

Низкий уровень . Студент не заинтересован в саморазвитии. Он плывет по течению и, хотя он много слышал об этом процессе, он представляет его на довольно узком земном уровне: «Если захочу — сделаю». Он уверен, что для него это не будет проблемой. Он не делает различий между понятиями «саморазвитие», «самообразование», «самоопределение» и «самодвижение» и считает, что в этом нет смысла.Он знает о себе все, знает, «как двигаться дальше», абсолютно безразличен к своему статусу в обществе, думает, что все делает правильно. Завышенная самооценка типична для этого уровня. В критических ситуациях отображается отрицательная волевая установка. Его не волнует его положение в обществе, он предпочитает оставаться в стороне, думая, что он ходит в институт учиться, не более того. Здесь типичны отсутствие самообладания и стремление к самоутверждению. Он эмоционально расторможен в критических ситуациях, часто в состоянии аффекта.Отрицательная волевая установка характерна для нештатных ситуаций. С неадекватной самооценкой он представляет себе светлое будущее, в котором видит себя творческой личностью, которая всегда во всем добьется успеха. Он совершенно не готов к саморазвитию.

Среднее (относительное). Вопрос саморазвития интересует школьника до тех пор, пока доступна информация по этой теме. Интерес быстро просыпается, но вскоре снижается. Время от времени возникает потребность как-то изменить что-то в своей жизни, но у него нет особого стремления к какой-либо конкретной самомодификации и он ни в коем случае не связывает это ни со своей будущей профессией, ни со своей будущей ролью в обществе и в обществе. мир в целом.Он живет по формуле «Здесь и сейчас». Понятия «саморазвитие», «самообразование», «самоутверждение» для него носят декларативный характер. Самоуважение часто меняется: оно высокое в одних занятиях, где преобладает личный интерес, и достаточно низкое — в других. Уровень стремления невысокий. Общение в основном на расстоянии. Самоконтроль слабый и проявляется изредка — только в интимных ситуациях. В критических ситуациях он уходит в свою раковину и предпочитает оставаться в стороне.В очень важных ситуациях он может проявлять волевое усилие. Он очень эмоционален в ситуациях успеха и подавлен в ситуациях неудач, имеет очень смутное представление о своем будущем — как бы то ни было, уступает общественному порыву — если каждый занимается саморазвитием, то он, как личность, будет Присоединяйтесь. Редко пытается анализировать собственное поведение и свое место в мире и обществе. Его собственная позиция нестабильна, он предпочитает держаться за большинство, принимает активное участие в вопросах саморазвития только при условии, что это групповая дискуссия, почти никогда не стремится к самомодификации.Он стремится разобраться в проблеме, изменить что-то в своем поведении, заявить о себе в чем-то, но он делает это больше на словах, а не на практике и время от времени.

Достаточно (высокая). Человек очень интересуется «саморазвитием», тематической литературой. Он имеет общее представление о процессе саморазвития и реализует его по отношению к себе — здесь, сейчас и в желаемом будущем. Он имеет опыт самодействия при решении простых задач, по большей части используя формулу «Я постараюсь сделать это».Он пытается самореализоваться, имеет адекватную самооценку, эмоционально устойчив, за исключением определенных негативных интимных ситуаций, уравновешен в межличностных отношениях. В некоторых случаях он терпимо относится к мнению других людей. В целом, он целеустремлен, хотя и спонтанен в изменении решений. В критических ситуациях ему больше свойственно сдержанность, нежели эмоционально негативные реакции. Самоконтроль характерен только для критических личных ситуаций. Неустойчиво проявляются волевые качества.Способен к саморефлексии, старается анализировать, особенно неудачи, в большинстве случаев имеет собственное мнение по поводу решаемых проблем. Уровень претензий достаточный. Есть стремление к самосовершенствованию как в личной, так и в профессиональной сфере, однако системы нет. Он знаком с приемами и методами саморазвития, использует их при консультировании учителя.

Высшее (высшее). Он знает основы теории саморазвития, связывает эту концепцию со своим положением и собственным будущим, пытается самостоятельно изучить этот аспект, особенно интересуется его практической реализацией, понимает процесс собственного саморазвития как личностный. , профессиональный и социальный.Он довольно свободно говорит о «самосознании», «самосовершенствовании», «самоутверждении» и осознает их важность, умея анализировать собственное поведение, деятельность, будущее, хотя по большей части этот процесс носит личный характер. . Однако он связывает это с социальными проблемами. Он умеет контролировать себя, что особенно характерно для критических ситуаций. Он эмоциональный, не всегда может бросить курить, будучи впереди, но это касается в основном ситуаций успеха. Общение в основном свободное, но у него возбудимый характер, хотя до нервных срывов дело не доходит.Самооценка высокая, но адекватная. Уровень стремления высок. Проявление волевых качеств в большинстве ситуаций устойчиво. Стремится научиться контролировать собственные эмоции, психическое состояние, поведение и собственное самоутверждение в целом, достаточно готов к саморазвитию.

Уровень готовности студентов к саморазвитию анализировался по методике целевого педагогического наблюдения по разработанной схеме и проявлению подготовленности, которая фиксировалась методом независимых характеристик и оценивалась в баллах по степени. проявления качеств готовности.Всего в эксперименте приняли участие 183 студента второго курса. Итоговые баллы, в основу которых легли характеристики уровня подготовленности, представлены в таблице 2.

Таблица 2. Критерии оценки уровня готовности студентов к саморазвитию личности

Уровни

л

А

S

H

Очки

8-19

20-48

49-64

65-80

Результаты и обсуждение .По субъективным данным, готовность студентов к саморазвитию повышена. Ни один из учеников не показал низкого уровня. Более половины респондентов (54%) считают, что обладают необходимой информацией о саморазвитии, заинтересованы в ней, связывают ее важность с концепцией самосовершенствования и часто обсуждают эти вопросы. Другая, довольно значительная часть студентов (46%) считает свою готовность к саморазвитию достаточно высокой. Их очень интересует информация о саморазвитии.Они не только стремятся к этому, но и развивают свои способности, если возникает такая необходимость. Они готовы к самореализации, рисовать перспективы своего развития, хорошо владеют собой в этой деятельности, пытаются анализировать собственные успехи и неудачи. Представленные данные характерны для повышенного уровня готовности к саморазвитию. По объективным данным, такой уровень готовности неадекватен, поскольку не соответствует действительности. В этих таблицах зафиксировано преобладание низкого уровня готовности к саморазвитию у большинства студентов курса (59%).Остальные (49%) показали относительный уровень. Ни высоких, ни превосходных уровней не наблюдалось. В принципе, в деятельности по саморазвитию весь курс не получился. Анализ полученных данных свидетельствует о неготовности студентов к саморазвитию. В этой ситуации речь идет о том, что стремление к саморазвитию, самомодификации и самоутверждению, которые, по мнению психологов, характерны для данного периода возраста развития, на практике не реализуется из-за отсутствия спроса.Полученные данные актуализировали вопрос об отношении студентов к физическому воспитанию (занятия проводились по традиционной программе). Для оценки их отношения было проведено дополнительное исследование, которое фактически определило мотивацию студентов к занятиям. Анализ показал следующую картину (таблица 3). Данные таблицы свидетельствуют о том, что для большинства студентов (64%) характерно среднее (относительное) отношение к занятиям физкультурой, т.е. есть ориентация на ситуацию и ближайшее окружение.Треть студентов (34%) продемонстрировали индифферентный уровень, т.е. они в целом не интересуются занятиями и посещают их, так как это обязательная форма обучения. И лишь небольшая часть опрошенных (2%) увлеченно занимается спортом и связывает эти занятия со своим будущим.

Таблица 3. Отношение студентов к занятиям физкультурой (183 человека),%

Сроки эксперимента

Уровни,%

Низкий

(безразлично)

Среднее

(относительный)

Достаточно

(высокий)

Наивысший

(высший)

Начальное

34

64

2

Заключение .Преадултский возраст чувствителен к пробуждению стремления к саморазвитию. Согласно нашим исследованиям, готовность юношей к этому виду деятельности слабая, на уровне желания им не хватает глубоких знаний о природе этого явления. Возрастные психологические особенности молодежи являются важной предпосылкой исследования проблемы саморазвития студентов. Для этого необходимо разработать целевую образовательную программу, методику обучения, определить механизм саморазвития и мониторинга.

Список литературы

  1. Концепция самоорганизации в исторической ретроспективе / РАН. Inst. История естествознания и техники имени С.И. Вавилова; Эд. А.А. Печенкин. — М .: Наука, 1994. — 236 с.
  2. .
  3. Оплетин, А.А. Физическое воспитание при формировании компетенции саморазвития у студентов вузов. П. 2: учебное пособие. — Пермь, 2012. — 67 с.

Автор, ответственный за переписку: оплетин[email protected]

CV Луценко Елена

Луценко Елена

Кафедра прикладной психологии Факультет психологии Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина

пл. Свободы 6, оф. 401, 61022, г. Харьков. Украина +380577075076 (оф.) Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов.У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. , Http://psydilab.univer.kharkov.ua


Текущая позиция

Доцент кафедры прикладной психологии факультета психологии В.Н. Харьковский национальный университет имени Каразина

Заведующий лабораторией психодиагностики кафедры прикладной психологии факультета психологии В.Н. Харьковский национальный университет имени Каразина

Направления специализации

Эволюционная психология, психодиагностика, психофизиология, психология здоровья

Сферы компетенции

Экспериментальная психология, психофизиологические методы биологической обратной связи (ЭЭГ, ЭМГ, ЭКГ, КГР, дыхание, фотоплетизмография, температура), вариабельность сердечного ритма, построение и оценка тестов, анализ данных, языки (украинский, русский, английский, французский)

Академическая занятость

2009-настоящее время , заведующий лабораторией психодиагностики прикладной психологии факультета психологии, В.Харьковский национальный университет им. Н. Каразина

2007-настоящее время , доцент кафедры прикладной психологии факультета психологии Факультета психологии им. Харьковский национальный университет имени Каразина

2002-2007 гг., Доцент кафедры прикладной психологии факультета психологии Факультета психологии им. Харьковский национальный университет имени Каразина

Образование

2007 — к.т.н. Тема диссертации: «Стратегии и механизмы психологической адаптации к переходному периоду в обществе»

.

1996-2005 гг. — аспирантура (декретный отпуск 1999-2002 гг.)

1990-1995 гг. В.Харьковский национальный университет им. Н. Каразина, факультет психологии

Советник по диссертациям

Шапошник Д. «Самоэффективность как производная от памяти, мышления и саморегуляции».

Лысак К. «Передача знаний как основа для успешного принятия решений и практической профессиональной деятельности».

Габелкова О. «Психологические факторы и механизмы нарушений здорового поведения в молодом возрасте».

Романкив Н. «Особенности реализации продолжительности жизни женщинами с нетрадиционной сексуальной ориентацией».

Лекции и практические занятия

2002-настоящее время — Психодиагностика (Психологическая оценка, Психологическое тестирование, Психометрия) в Школе Психологии

2004-настоящее время — Психофизиология, обучение биологической обратной связи, нейробиоуправление в Школе психологии

2002-2011 — Социальная психология для философского факультета

2007-2010 — Общая психология для исторического факультета и филологического факультета

Членство в профессиональных организациях

С 2012 г. — Европейское общество психологии здоровья

С 2011 г. — Общество человеческого поведения и эволюции

С 2009 года — Общество психологов Украины

С 2008 года — Ассоциация политических психологов Украины

Научно-исследовательские проекты

2000-2003 : Психология взаимоотношений политических лидеров и масс (кафедра прикладной психологии В.Харьковский национальный университет им. Н. Каразина, один из авторов)

2004-2006: Современные психологические феномены массового и индивидуального сознания в украинском обществе (кафедра прикладной психологии Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина, один из авторов)

2009: Развитие системы университетского мониторинга психологической, психофизиологической и социально-психологической адаптации студентов в образовательном процессе (факультет психологии, факультет медицины, факультет социологии и факультет права В.Харьковский национальный университет им. Н. Каразина, один из авторов)

2011: Диагностика профессиональной пригодности и контроль текущей профессиональной деятельности оперативных работников энергокомпаний (Кафедра прикладной психологии и Кафедра общей психологии Харьковского национального университета имени В.Н.Каразина, ответственный исполнитель, один из авторов)

2010-2012: Психологические проявления личностей и групп в различных сферах современной жизни (, кафедра прикладной психологии В.Харьковский национальный университет им. Н. Каразина, ответственный исполнитель, один из авторов)

Участие в конференциях

2012: II международная дистанционная научно-практическая конференция «Гендерные аспекты гуманитарных наук» (21 ноября 2012 г., Новосибирск, Россия). Тема: Проективные идентификационные характеристики женщин с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

III международная научно-практическая конференция «Теория и практика гендерных исследований в мировой науке» (5-6 мая 2012 г., Пенза, Россия).Тема: Психологические особенности лесбиянок .

IV международная научная конференция «Актуальные аспекты современной психофизиологии» (21-23 августа 2012 г., Санкт-Петербург, Россия). Тема: Влияние 10-ти сеансового курса биологической обратной связи на отдельные психологические и физиологические характеристики взрослых.

Международная научно-практическая конференция «Харьковская психологическая школа» (19-20 октября 2012 г., Харьков, Украина).Тема: Взаимозависимость нарушений здорового поведения с прогностическими способностями и типичными личностными особенностями молодежи .

2011: Международная научная конференция «Научное наследие Д. Н. Узнадзе и современность» (9-10 декабря 2011 г., Харьков, Украина). Тема: Значение установки и отношения теория для исследований психологической адаптации .

4 Всеукраинская научная конференция «Проблемы политической психологии и ее роль в формировании гражданина Украины» (12-14 октября 2011 г., Киев, Украина).Тема: Украинская евроинтеграция в представительствах из современных студентов.

3 rd Международная научно-практическая конференция «Культурно-исторический и социально-психологический потенциал личности в условиях трансформации общества» (16-17 сентября 2011 г., Одесса, Украина). Тема: Возможности развития стрессоустойчивости при различных свойствах личности .

23-я Ежегодная конференция Общества человеческого поведения и эволюции (2011, 29 июня, -е, , , 3 июля, -е, , Монпелье, Франция). Тема: Отношения между «новыми родственниками» после воссоединения семей : родители в низкий , дочерей младшие, младшие сыновья в Украине .

Международная научно-практическая конференция «Тенденции развития психологии в Украине: история и современность» (20-21 мая 2011 г.). Тема: Психологические обстоятельства эффективности Болонского процесса в вузах .

5 Международная научно-практическая конференция «Менеджмент в образовании» (14-16 апреля 2011 г., Львов, Украина). Тема: Мониторинг адаптации студентов к учебному процессу в системе управленческого образования в классическом университете.

2010: Международная научно-практическая конференция «Социализация и ресоциализация личности в современном обществе» (12-14 ноября 2010 г., Киев, Украина). Тема: Психологическая адаптация студентов в процессе реализации Болонского процесса .

13 Платоновские чтения, научно-практическая конференция «Современные методы лечения болезней психогенного происхождения» (24-25 июня 2010 г., Харьков, Украина). Тема: Эффективность БОС-тренинга в зависимости от личностных качеств.

6 th Харьковские международные психологические чтения, посвященные памяти О.М. Лактионова «Психология в трансформирующемся обществе» (апрель 2010 г., Харьков, Украина). Тема: Психофизиологический альбаз индивидуального опыта .

2009: 12 Платоновские чтения, научно-практическая конференция «Психические и соматические заболевания психогенного происхождения» (29-30 октября 2009 г., Харьков, Украина). Тема: Психологические факторы лишнего веса.

Международная научно-практическая конференция «Научное обоснование физического воспитания, спортивной тренировки и профессиональной подготовки для физической культуры и спорта» (8-10 апреля 2009 г., г. Минск, Беларусь). Тема: Особенности лиц с лишним весом.

2008: Всеукраинская научно-практическая конференция «Психологические проблемы адаптации личности к изменяющимся жизненным обстоятельствам» (13-14 ноября 2008 г., Днепропетровск, Украина).Тема: Двухуровневое формирование адаптаций — филогенетический и онтогенетический механизмы .

2005: 8 Международная научно-практическая конференция «Наука и практика 2005» (Днепропетровск, Украина, 2005). Тема: Психологическая адаптация в переходный период в форме установок, защитных механизмов и стратегий адаптации.

2004: Международная научно-практическая конференция молодых ученых «Психология современности: наука и практика» (Одесса, Украина, 2004).Тема: Психологические механизмы адаптации личности в переходный период .

7 Всеукраинская конференция «Молодежь, образование, наука, культура и национальное самосознание» (Киев, Украина, 2004). Тема: Психологические методы исследования психологической адаптации в переходный период.

1996: 2 nd Конгресс общества психологов Украины «Проблемы и перспективы развития украинской психологии» (23-27 сентября 1996 г.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts