Амосов н м: ЧЕЛОВЕК УМИРАЕТ, КОГДА ОН ИСЧЕРПАН – Огонек № 38 (4573) от 27.09.1998

Содержание

ЧЕЛОВЕК УМИРАЕТ, КОГДА ОН ИСЧЕРПАН – Огонек № 38 (4573) от 27.09.1998

В «Огоньке» № 32 за 1995 год и № 49 за 1997 год мы печатали интереснейшие и на редкость откровенные очерки всемирно известного хирурга и ученого о самом себе, точнее, об эксперименте, поставленном над самим собой. Его смысл: подтвердить или опровергнуть собственную гипотезу о возможности омоложения организма посредством интенсивных физических нагрузок.
В конце второй публикации были такие слова: «…надежда не потеряна: может быть, удастся скомпенсировать сердце… Кажется: вот завтра встану здоровым». К сожалению, этого не случилось.
Николая Михайловича ждали новые испытания.


Так все-таки стоит ли доживать до глубокой старости?

Николай Михайлович АМОСОВ родился в 1913 году. Его отец, по определению самого Н.М. Амосова, из полукрестьян-полурабочих, подверженный «семейной страсти» к водке, рано оставил семью. Мать, крестьянская дочь, окончила школу повивальных бабок, стала акушеркой («…за 24 года работы, на три с лишком тысячи родов, умерла одна роженица», — с гордостью писал о матери прославленный врач-академик).

Учился в деревне, потом в школе второй степени в Череповце. Далее — механический техникум, работа на электростанции лесозавода под Архангельском. «Самым главным в жизни была работа и чтение». В 1934 году поступил во Всесоюзный заочный индустриальный институт. За один семестр прошел (и сдал экзамен) весь вузовский курс высшей математики.
Но мечтал об университете. К тому же грозил призыв в армию… Однако в МГУ сказали: «Вы — служащий. Получите все пятерки — пройдете, нет — значит, нет». Рисковать было нельзя. Пришлось поступать в Архангельске, в медицинский. «После заочного института вся эта медицинская зубрильная наука казалась пустяком». Перепрыгнул через курс. Хотел сделать это еще раз — не разрешили: «Нужно видеть много больных». И тогда Амосов начал проектировать… огромный аэроплан с паровым котлом и турбиной.
В 1939-м окончил медицинский (диплом с отличием), а в 1940-м — индустриальный институт: защитил проект своего парового самолета (диплом с отличием). Одновременно приступил к хирургической практике — в Архангельске, в Череповце. «А потом война, ведущий хирург полевого госпиталя, потом областной хирург в Брянске…» С 1952 года — в Киеве, в клинике, которая потом стала Институтом сердечно-сосудистой хирургии, а Амосов — ее руководителем. И одновременно — заведующим отделением биологической кибернетики в институте кибернетики. Лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического Труда, академик. Остальное хорошо известно по его замечательным книгам и публикациям в прессе, в том числе в «Огоньке».
(По «Книге о счастье и несчастьях» Н. Амосова)

Этой весной я закончил книгу воспоминаний «послесловием» накануне отъезда на операцию. В нем написано: «жизни нет». За текстом слышно больше: нет желания жить. Об операции я серьезно не думал, даже в последний год, когда сердце снова увеличилось в размерах, наросли одышка и стенокардия. Я все еще себя успокаивал: по данным ультразвукового исследования (УЗИ), показатели не ухудшались уже четыре года. (Правда, это не вязалось с возрастанием объема сердца и стенокардией… Да, я не разобрался в этом явлении. Не хватало квалификации.)

…Так и тянул, постепенно сокращая нагрузки и увеличивая дозы нитроглицерина. А последние месяцы еще очень хотелось дописать книгу…

Положение изменилось в середине мая этого года, когда осталось полгода до пяти лет эксперимента. Во-первых, ухудшение стало быстро прогрессировать. Во-вторых, Толя Руденко (нет, Анатолий Викторович, доктор мед. наук, отличный хирург) 12 мая целый час рассказывал о своей трехмесячной командировке в Германию, в клинику Кёрфера в маленьком городке Бад-Ойнхаузен, недалеко от Дюссельдорфа. Толя описывал просто чудеса: 4 тысячи операций в год — шунтирование и замена клапанов (наряду с десятками пересадок сердца и другими сложными вмешательствами), и смертность 1 — 3%. Оперируют в любом возрасте. Настоящая фабрика обновления сердец, организованная с немецкой тщательностью и точностью. Операции, разумеется, платные.

Я восхитился, однако даже не подумал: «Вот бы мне!» Так далеко… денег нет… чужие люди… Да и стоит ли? Поживу еще с годик…

Так бы это и забылось, но тут включилась моя дочь Катя. Тоже уже не Катя, а Екатерина Николаевна, профессор, зав. кафедрой терапии в мединституте, притом кардиолог. Все говорят — очень энергичная… Она и Володя Мишалов, зять (тоже доктор наук и кафедру хирургии получил), дружат с Руденко и, естественно, получили всю ту же информацию.

Катя завелась сразу. Пришла к директору нашего института Г. В. Кнышову, он собрал заведующих отделениями, и решили: «Ехать немедленно». Сопровождающая — Катя, в помощь ей — Толя. Отправили факс Кёрферу, поговорили с ним по телефону и через день получили официальное разрешение: приезжайте. Стоимость операции 44000 марок.

Начались хлопоты. Катя, Володя, Г.В. Кнышов и его штат, Академия мед. наук, включая президента Александра Федоровича Возианова, добывали заграничные паспорта, немецкие визы, билеты и… «дойче марки». У меня было около 6000 долларов: накоплены за пять лет от экономии, гонораров, стипендии Сороса — на случай смены стимулятора сердца. Этих денег хватит разве что на дорожные и квартирные расходы. Спасибо зав. горздравом Бедному Валерию Григорьевичу. Он ходатайствовал — и правительство разрешило потратить такую сумму. Тоже спасибо. Вполне могли отказать.

По телефону договорились с Кёрфером: место в клинике зарезервировано.

Конечно, многие нас провожали: родные, институтские. В связи с волнениями (адреналин!) сердце работало плохо, ходил с трудом, постоянно принимал нитроглицерин. Катя заказала такой билет, что все путешествие меня должны были возить в коляске, как полного инвалида. Это очень пригодилось, потому что по лестницам я уже ходить не мог.

Кажется, я уже где-то писал, что человек живет одновременно в нескольких концентрических мирах, существующих сами по себе, но и отражающихся в его мыслях и чувствах — приятных и неприятных — в «кругах» его психики.

Самый узкий мир: свое тело, органы, боли, дыхание, позывы.

Второй круг пошире: люди и предметы, замкнутые на меня, на ощущения, со своими отношениями ко мне. В основном это семья и друзья.

Третий круг: люди и предметы из сферы труда и периодических соприкосновений.

Еще дальше — четвертый круг: «общество» (массы и фигуры), мое место в нем.

Наконец, последний круг — мир информации и идей, беспредельный по широте и глубине, с собственными дорожками в нем.

Удельный вес каждого «мира» в мыслях очень разный: от ничтожного до всепоглощающего. Зависит он от типа личности, образования, а главное — от включенности в процессы того или иного круга. Каждый из них имеет свою «толщину» — по значимости в мышлении данного человека. И еще — по субъективной окраске чувств и ощущений — от радостных до пронзительно страдальческих.

Все это в полной мере относится и ко мне. Я находился в очень узком мире, когда 26 мая часов в 11 вечера мы достигли цели, городка Бад-Ойнхаузен. Он совсем маленький, с одно- и двухэтажными домами. Да, маленький — но 4000 операций в год на открытом сердце!..

Медсестра уложила меня в постель. Поспать бы после дороги. Но пришла врач, и начались расспросы о моей болезни. Катя отлично говорит по-английски, чуть-чуть — по-немецки. У Толи хуже английский, но лучше немецкий. Обо мне речи нет — читаю по-английски, могу мысленно сконструировать фразу, но — ни понять речь, ни произнести…

Дома я заготовил выписку из истории болезни, с анализами, ее перевели на английский, но врач не стала в нее вникать, а спрашивала по своему вопроснику — не очень много, но все важное.

Вся среда прошла в обследованиях. Понял, что значит немецкая организация. Здание клиники двухэтажное, не так, чтобы очень большое. Меня возили на коляске — с поворотами, с подъемами на лифтах… Смотрел по сторонам: на стенах современные картины, очень хорошие. Кабинеты с аппаратурой — небольшие. Сами аппараты не поражают, подобное есть и у нас, только похуже.

Зато поражает персонал. Все или идут быстрыми шагами или что-то делают. Не сидят и не болтают. Для каждого больного — свой порядок следования по кабинетам. Расчет по минутам.

Меня возили по кабинетам до и после обеда. Схема обследования примерно такая же, как и у нас, но здесь немного шире и несомненно — тщательнее. Но у нас на это уходит неделя или больше, а здесь — один день.

Странное равнодушие не покидало…

Обследование выявило очень тяжелое поражение сердца: миокарда коронаров, особенно — аортального клапана. Катя боялась, что мне из-за этого откажут в операции.

Вопрос об операции меня тоже беспокоил, но как-то глухо. Риска я не боялся: лучше умереть здесь, чем тяжко угасать дома от одышки. Этот вопрос я рассматривал применительно к страданиям жены Лиды и Кати: пусть лучше привезут в гробу. У них тогда не будет времени для переживаний.

Катя от меня не отходила, показывая образец дочерней любви, организованности и… силы. Мне было ясно, что именно ее энергии я обязан выпавшему шансу на спасение.

…Четверг предполагался спокойным. Дело за профессором Кёрфером: он вернется из поездки к пятнице. Врачи приходили, смотрели, я лежал в постели и тяжело дышал с кислородом. Около полудня Катя сообщила, что врачи находят мое состояние угрожающим жизни. Ждать еще сутки — опасно. Спрашивают: не возражаю ли я, чтобы экстренно прооперировал ближайший заместитель Кёрфера.

Начали готовить к срочной операции. Ввели лекарства.

На каждом столе хирург делает три операции в день, они заранее расписаны. Для меня место нашли в третью очередь, это примерно в 3 — 4 часа. Но вот уже и семь вечера, а меня не берут. Я лежу в забытьи, но мои сопровождающие беспокоятся. Разбудили меня: пришел доктор и сообщил, что в ходе дневных операций возникли осложнения и операции затягиваются. Конечно, здесь оперируют круглые сутки. Однако им не хотелось бы после этих дневных осложнений… Не лучше ли все же подождать до утра, когда приедет шеф? За мной будут тщательно смотреть, а операцию при необходимости можно начать в любой час…

Мне было все равно.

Утром в 7 часов в сопровождении свиты пришел Кёрфер.

У меня нет таланта подобрать слова, чтобы они соответствовали мощи этого человека. Одно скажу: вот таким должен быть хирург! Крупный мужчина средних лет с оптимизмом на лице, крепким рукопожатием, бодрыми, убеждающими словами и тоном.

Коротко обсудили вопрос о типе клапана: механический (пластинка из специального сплава) или биологический — из живой ткани. У меня против последних было старое, двадцатилетней давности предубеждение (пробовали — неудачно), но Кёрфер легко меня переубедил:

— Теперь другие клапаны! Пять лет стопроцентной гарантии и еще сколько-то лет дольше этого срока. Всем пожилым людям вшиваем биологические протезы.

— Значит, так и мне…

Мелькнула мысль: «Пять лет… Зачем они тебе? Клапан старость не остановит…» Но умирание может облегчить!

…Об операции ничего не помню. Один укол — провалился и проснулся, когда Толя окликнул:

— Уже все сделано!

— Не может быть!

Я и теперь не вспомню: удалена ли была уже трубка из трахеи? Наверное, удалена, потому что уже говорил и не помню дыхания через трубку и саму процедуру удаления. Как хирург я не переставал удивляться: какой класс!

Потом мне Толя рассказал об операции — он ассистировал, все видел и многое щупал руками. Оперировали три часа, заменили аортальный клапан, он был в ужасном состоянии — исковерканный отложениями кальция костной плотности, со сложным отверстием.

Не посмел спросить, что влияло на прогрессирование порока: от нагрузок? От основного воспалительного процесса? Ах, какая разница! Продолжение эксперимента придется планировать заново… Вот только зачем? Старикам после восьмидесяти он явно не нужен, а уж после восьмидесятипяти… О Боге нужно думать! Но, увы! Бога в душе все равно не нашел…

Кёрфер зашел в палату в тот же вечер: все так же излучающий оптимизм и уверенность. Не помню его слов, но отвечать на них можно было только одно:

— Все в порядке! Спасибо!

Меня поместили в реанимацию, в двухместную палату, как всех.

Боже мой! Сколькими проводами и трубочками было опутано мое тело. Не буду перечислять, да и многих не помню.

Мысли были замкнуты пределами «первого мира» — ощущениями тела и людьми, что двигались перед глазами. Главная забота — помочиться в «утку», выбрать позу, чтобы меньше болело, впрочем — вполне терпимо… Но дышать стало легче, чем дома, а стенокардия исчезла совершенно.

Чувство равнодушия к жизни не покидало меня, и профессиональные интересы «третьего круга» не возникали…

Кёрфер делал обход каждый день и в полном смысле слова излучал уверенность. Я сравнивал его с самим собой в прошлом. «Нет, Амосов, тебе до него было далеко…» Я привык оценивать и уважать хирургов исключительно по числу операций и результатам.

Как коллегу меня держали в палате интенсивного наблюдения на день дольше. Потом перевели в отделение с менее строгим режимом. Вот в нем и разыгралась драма страдания в моем «первом (телесном) мире», самая сильная за всю мою жизнь.

У меня нет таланта описывать страдания. Поэтому я лишь перечислю факты. При всем моем глубочайшем уважении к клинике, они все же допустили ошибку: рано удалили катетер и не проверили потом, работает ли мочевой пузырь. А он работал очень плохо, совсем потерял способность опорожняться, переполнился свыше меры, предъявлял свои жестокие требования — и все без результата. Каждые 5 — 10 минут нужно проситься в уборную, чтобы кто-то отключал провода и тянул монитор, поддерживал меня самого. А рези внизу живота нестерпимые… Не испытавшему не понять.

На третий день мучений, когда не удалось вызвать сестру и не было Кати, я встал, схватил с полки монитор и двинулся… Уже не знаю, что я хотел, но потерял сознание и очнулся уже на кровати, когда вокруг хлопотали сестры. Получил множественные ушибы, огромный кровоподтек вокруг глаза, травму бедра, которая отозвалась спустя две недели…

Я уже не мог вставать на каждый позыв, и мне привязали… смешно сказать: памперс! И тут — похвастаю! Я наконец догадался пощупать свой живот — и все стало ясно. (Амосов! Не обвиняй других в незнании или невнимании! Ты, академик-хирург, должен был определить все в самом начале и попросить поставить катетер! Нет, ты по-глупому терпел три дня. Идиот.)

Катя вызвала врача. Дежурный пытался поставить катетер, неудачно, еще несколько часов страданий, пока пришел консультант-уролог. Запомнился: бравый мужчина с волевым лицом. Не снимая спортивной куртки, пощупал живот. Расстегнул сумку, достал катетер в стерильной упаковке, ловко надел резиновые перчатки… Я оглянуться не успел, как уже все было сделано.

C этого момента жизнь повернулась ко мне другим лицом. Единственное желание — «умереть немедленно»… нет, не исчезло, но как-то поблекло. Да, умереть, но можно еще и подождать, посмотреть, как будет работать отремонтированное сердце. Один из врачей сказал Кате, что реабилитация длится от трех до шести месяцев. А тут еще перспектива операции на простате… Именно от нее возникло осложнение с пузырем. Нет, будущее печально… Но уж очень неприятно было умирать, задыхаясь. Этого-то, может быть, теперь не будет.

Кёрфер заходил почти каждый день, ободрял. Понемножку «второй и третий миры» входили в круг внимания и мыслей. Стал интересоваться окружающими, организацией работы. Это второе после реанимации отделение не было столь привилегированным, но обслуживание все равно было отличным. Вся организация рассчитана на несколько дней перед выпиской: домой или в реабилитационный центр, развернутый в городе. Там с выздоравливающими много занимались.

Интересны сведения о возрасте пациентов (есть данные за 1994 г.). До 50 лет — 6,5 %; 50 — 59 — 26%; 60 — 69 — 40,5%; 70 — 79 — 24% и выше 80 — 3%. Доля стариков возрастает год от года…

У меня до сих пор не укладывается в сознании понятие «сложная операция на сердце с гарантией успеха 95 — 98 %». Но похоже, что это — факт. «Кёрфер это может». Высокий класс стоит денег… Но ведь так во всем: качество — самый дорогой товар. У нас тоже успешно делают такие операции, стоят они в 5 — 7 раз дешевле (не считая «подарков», о которых я там не слыхал). Но увы! Мы оперируем без гарантии, только до 65 лет, и со значительными ограничениями по тяжести поражения.

17 июня, через 19 дней после операции, мы отбыли домой…


Началась домашняя жизнь.

После первой недели благополучия, когда я уже тренировался в ходьбе по коридору (снова мне говорили, что «слишком»), начались странные осложнения. Например, кровоизлияние (гематома) в область левого тазобедренного сустава, видимо, на месте ушиба при падении. Затем повысилась температура, самочувствие ухудшилось, две недели получал антибиотики и гормоны… Стало лучше, потом снова хуже… И так далее.

Поэтому, когда я сейчас пишу в середине августа, я еще совсем не «на коне». Но эксперимент все же продолжается: в три приема делаю 1000 движений гимнастики, еще 200 с очень легонькой гантелькой. Болит голова, много других мелочей… Но сижу за компьютером по несколько часов, потому что не могу не работать.

Тем не менее значительных сомнений в будущем улучшении у меня нет и эксперимент — жизнь — продолжается. Кажется, я уже немного отошел от «мира тела», острота неприятных ощущений прошла, и я уже заглядываюсь на «мир идей». Такая уж выработалась привычка — использовать каждую минуту все для того же главного: думания.

Впрочем, зачем загадывать? К сожалению, пока появляются все новые осложнения и в любой момент может что-нибудь случиться в самом низшем моем телесном мире, и снова я захочу только одного: умереть!

Молодым и здоровым не нужно пугаться таких фраз — это прерогатива больных стариков, когда биологическая сила жизни уже иссякла и живет только разум. Но он не может побороть физические страдания. Это преодоление тоже доступно только молодым.

Поэтому, господа читатели, не бойтесь жизни. Она прекрасна! Вот только теперь стало сомнительно для меня, стоит ли доживать до глубокой старости.

Все это я рассказал потому, что давал интервью и позволял журналистам писать о своем эксперименте. Поэтому я просто обязан сказать читателям: «Мой эксперимент не закончен!»

Что касается моего личного опыта, то ему уже четыре с половиной года. Нет, я и сейчас не отказываюсь от идеи — удлинить активную жизнь через значительные физические упражнения. Но дозировку нагрузок следует уменьшать с возрастом. Например, после семидесяти достаточно быстро ходить, а не бегать, гимнастикой заниматься не долее 1 — 2 часов в день, делая примерно до 2000 движений в 3 — 4 приема. Гантели? До 2 — 3 кг — очень полезны, примерно 100 — 200 движений с интервалами.

Важнейшие условия успеха для стариков — здоровое сердце и нормальное кровяное давление.

Еще одно важное условие — у старика должно быть дело, которое его увлекает, или личные обязательства перед людьми. Чтобы была цель в жизни, а не только чтобы жить подольше.

На фото Льва Шерстенникова:

  • Я и сейчас, почти в 85, не отказываюсь от идеи удлинить активную жизнь через значительные нагрузки
  • Вот каким должен быть хирург: средних лет, с оптимизмом на лице, крепким рукопожатием, убеждающим тоном. Я таким, пожалуй, не был…
  • В компании с «огоньковцами».
  • Когда-то мы с дочерью вместе учили английский. Нынче пригодилось…

Черно-белая съемка — 60-е годы

Николай Михайлович Амосов – выдающийся кардиохирург ХХ века (к 100-летию со дня рождения)

Глянцев С. П.

ФГБУ НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН;

В декабре 2013 года исполнится 100 лет со дня рождения Н.М. Амосова, выдающегося советского и украинского хирурга, Героя Социалистического труда, академика, одного из пионеров и основоположников отечественной грудной и сердечно-сосудистой хирургии.

Амосов родился 24 ноября (6 декабря по н.ст.) 1913 г. в Череповецкой губернии. Окончив техникум в Череповце, он приехал в Архангельск и стал работать механиком на электростанции. Вскоре он поступил в Архангельский медицинский и, одновременно, во Всесоюзный заочный индустриальный институты. В 1941 г. с дипломами врача и инженера Амосов ушел на фронт ведущим хирургом хирургического госпиталя. После демобилизации, поработав некоторое время в Москве и Брянске, он возглавил отделение грудной хирургии Украинского НИИ туберкулеза и грудной хирургии и кафедру грудной хирургии и анестезиологии Киевского Института усовершенствования врачей.

Первую в Украине митральную комиссуротомию Амосов провел в 1955 г. В 1959 г. одним из первых в СССР он начал операции на сердце в условиях искусственного кровообращения, в 1961 г. вторым в стране (после В.И. Бураковского) выполнил радикальную коррекцию тетрады Фалло, в 1962 г. первым имплантировал лепестковый протез клапана сердца в митральную позицию, в 1964 г. сконструировал оригинальный полусферический протез клапана сердца, а в 1965 г. предложил обшивать его кольцо антитромботической тканью.

Много лет подряд его клиника удерживала рекорд по числу ежегодно выполняемых операций на открытом сердце, утратив первенство после распада СССР. В эти годы под его руководством были проведены фундаментальные исследования проблем саморегуляции сердца и системы кровообращения, созданы, смоделированы на ЭВМ и внедрены в клиническую практику физиологические модели внутренней среды организма человека.

В начале 80-х годов Амосову пришлось оставить кибернетику и вплотную заняться кардиохирургией, научной организацией труда кардиохирурга, проблемой осложнений после операций на сердце, автоматизированной историей болезни.

Научные и публицистические труды хирурга и писателя Амосова стали классикой отечественной медицинской литературы. После образования Украины Амосов принял украинское гражданство, считая это своим долгом по отношению к стране, развитию и процветанию которой он отдал столько сил, времени и таланта.

13 декабря 2002 г. на 89 году жизни выдающегося хирурга не стало. Он похоронен в Киеве на Байковом кладбище. На его могиле установлен памятник из белого мрамора, запечатлевший погруженного в глубокие раздумья ученого и мыслителя.

Перелистнув страницы биографии выдающегося сына России и Украины, мы можем сделать вывод, что его непростой жизненный и творческий путь может быть ярким примером служения медицине для будущих поколений врачей и студентов-медиков.

Мемориальная доска, установленная в честь Амосова Николая Михайловича

Адрес: г. Брянск, проспект Cтанке Димитрова, дом 86.

Текст памятной доски: «Амосов Николай Михайлович Хирург Ученый Писатель с 1947 по 1952 год работал заведующим хирургическим отделением Брянской областной больницы № 1».

Мемориальная доска открыта в декабре 2013 года в честь Амосова Николая Михайловича на здании Брянской областной больницы № 1.

Родился в крестьянской семье в селе Ольхово Череповецкого уезда Новгородской губернии близ города Череповца (ныне деревня находится на дне Рыбинского водохранилища на территории Вологодской области). Мать была акушеркой. Хотя жили бедно, мать никогда не принимала подарков от пациенток, и это послужило для него примером на всю жизнь.

С 12 до 18 лет учился в Череповце, в школе, потом в механическом техникуме, окончил его и стал механиком. Жил бедно и одиноко. Осенью 1932 года начал работать в Архангельске в должности начальника смены на электростанции при большом лесопильном заводе — новостройке первой пятилетки.

В 1935 году вместе со своей первой женой поступил в Архангельский медицинский институт, окончил его с отличием в 1939 году. Хотел заниматься физиологией, но свободные места в аспирантуре были лишь в хирургии. Параллельно учился в Заочном индустриальном институте, и в 1940 году также получил диплом инженера (и тоже с отличием).

Во время Великой Отечественной войны майор медицинской службы Амосов служил заведующим хирургическим отделением передвижного полевого госпиталя № 2266 48-й армии, через который прошло более 40000 раненых, провёл около 4000 операций.

В феврале 1947 года Амосов получил письмо из Брянска с информацией, что ищут главного хирурга. Было принято решение ехать в Брянск. Здесь он стал заведующим хирургическим отделением больницы и главным хирургом области, а также преподавал в фельдшерской школе — ныне Брянский медицинский колледж (медико-социальный техникум) имени академика Н. М. Амосова.

В ноябре 1952 года Н. Амосов переезжает в Киев. Возглавляет специально созданную в Киевском институте туберкулеза и грудной хирургии Клинику торакальной хирургии.

В марте 1953 защитил докторскую диссертацию и возглавил кафедру в Киевском медицинском институте. В 1960 году возглавил отдел биокибернетики Института кибернетики Академии наук Украины.

17 января 1963 года провёл первое в СССР протезирование митрального клапана сердца.

В 1965 году Н. М. Амосов сообщил об опыте удачных имплантаций полушаровых протезов клапанов сердца больным с небольшим левым желудочком, когда не удавалось вшить шаровые протезы.

В 1960-х — начале 1970-х годов Амосов, заболев туберкулёзом, лечился в Старокрымском санатории. Полностью излечившись от недуга, организовал в санатории пульмонологическое хирургическое отделение. Неоднократно приезжая на 2–3 месяца в Старый Крым к своим родственникам, Амосов привозил с собой своих учеников и обучал их лечить больных туберкулезом. Сам неоднократно делал операции как в санатории, так и в Старокрымской городской больнице.

В 1968 году был назначен на должность заместителя директора по науке Киевского научно-исследовательского института туберкулёза и грудной хирургии. Одновременно он возглавлял кафедру грудной хирургии Института усовершенствования врачей (1955–1970).

С 1983 года — директор Института сердечно-сосудистой хирургии.

Избран Депутатом Совета Союза Верховного Совета СССР 6–9 созывов (1962–1979) от Киевской области. В Верховный Совет 9 созыва избран от Киевско-Московского избирательного округа № 490 Киевской области; член Комиссии по здравоохранению и социальному обеспечению Совета Союза. Народный депутат СССР (1989–1991).

29 мая 1998 года Амосов был прооперирован профессором Кёрфером в Германии, ему вшили биологический аортальный клапан и наложили два шунта на коронарные артерии.

Николай Амосов — доктор медицинских наук (1953), академик АН УССР (1969) и Национальной Академии Наук Украины, Герой Социалистического Труда (1973). В 1998 году награждён орденом «За заслуги» II степени.

Николай Амосов умер 12 декабря 2002 года. Прожил восемьдесят девять лет и доказал, что с помощью физических упражнений человек может не только продлить свою молодость и оттянуть старость, но и излечиться от порока сердца. За свою жизнь перенес около пяти операций на сердце. Во время одной из них ему установили сердечный стимулятор, который оказался отличной вещью. Сам хирург считал, что если бы не порок сердца, он бы прожил намного больше. Похоронен на Байковом кладбище в Киеве.

Николай Амосов был уникальным человеком. Не зря говорят: если человек талантлив, он талантлив во всем. Однажды после тяжелого операционного дня хирургу нужно было выплеснуть свои эмоции, и под рукой оказались ручка и бумага. Так Амосов стал писателем. Книги Николая Амосова: «Записки из будущего», «Мысли и сердце», «ППГ 22-66: Записки военного хирурга», «Голоса времен», «Книга о счастье и несчастьях» он называл беллетристикой, но на самом деле это глубоко философские работы. Некоторые из них были переведены на 30 языков мира.

С 2004 года имя Николая Михайловича Амосова носит «Брянский медицинский колледж № 2», где он с 1947 по 1952 год совмещал основную работу в областной больнице № 1 с преподавательской деятельностью.


 

  • Амосов, Н. М. Раздумья о здоровье / Н.М. Амосов. — Кемерово, 1981. — 174 с.
  • Амосов, Н.М. Мое мировоззрение / Н.М. Амосов. — Киев, 1992. — 56 с.
  • Амосов, Николай Михайлович. Книга о счастье и несчастьях : (Дневник с воспоминаниями и отступлениями) / Н.М.Амосов — М. : Мол. гвардия, 1986. — [Кн. 1]. — 285 с.
  • Николай Михайлович Амосов: К 80-летию со дня рождения. / Вестник Российской АМН. — 1994. — № 1. — С. 56–57.

Энциклопедия Амосова. Алгоритм здоровья (Амосов, Н. М.)

Амосов, Н. М.

Назначение этой книги — ознакомить читателя с результатами исследований, раздумий, сомнений и разочарований автора в отношении того, как в наше время можно сохранить здоровье, замедлить процессы старения, сберечь бодрость и силу духа. Н. М. Амосов, видный ученый и известный хирург, убедительно разъясняет, что в большинстве болезней виноваты не природа, не общество, а сам человек.

Полная информация о книге

  • Вид товара:Книги
  • Рубрика:Кардиология. Ангиология
  • Целевое назначение:Научно-популярное издание для взрослых
  • ISBN:978-5-6040043-5-7
  • Серия:Несерийное издание
  • Издательство: Альфа-книга
  • Год издания:2018
  • Количество страниц:671
  • Формат:70х100/16
  • УДК:615.89
  • Штрихкод:9785604004357
  • Переплет:в пер.
  • Сведения об ответственности:Николай Амосов
  • Вес, г.:1000
  • Код товара:3366786

Герои страны

Поиск Фамилия
Поиск Google

Страница не найдена


Амосов Н. М [Монолог]. Монолог

Амосов Н. М

[Монолог]

АМОСОВ НИКОЛАИ МИХАИЛОВИЧ — академик АН УССР, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии

Судьбе было угодно, чтобы я стал врачом, хирургом, чтобы моя работа привела меня и в науку, медицинскую науку, забота которой оберегать здоровье людей, охранять их от болезней, во всяком случае, стремиться уменьшить число этих болезней, снизить их тяжесть.

Наверное, любой специалист, чем бы он ни занимался, всегда готов с пафосом утверждать, что любовь к людям обязательна для его профессии. В конечном итоге да, обязательна. Но ни в одной работе она или ее отсутствие не могут быть так очевидны, как у учителя и, конечно, врача. Спасая тяжелого больного, врач отдает не только труд, за который он получает зарплату, он отдает кусочек своей души. Как же хочется, чтобы вылеченный тобой ребенок, взрослый были счастливы, всегда счастливы. Даже если ты, врач, оказался бессилен перед болезнью и готов до дна испить горечь утраты, то из-под этого тяжелого камня тянутся к жизни мысли — мысли о людях, их счастье, сегодняшнем и завтрашнем. Вот почему «Записки из будущего» стали для меня естественным продолжением первой книги, названной «Мысли и сердце». Эти размышления о врачах и больных, науке, человеке, нашем обществе навеяны работой, приведшей к выводу, что для счастья человеку необходимо и физическое и нравственное здоровье.

Наверное, не у меня одного с годами крепнет желание, заглядывая в человеческую душу, видеть там не неохватную глазом, неизмеримую бездну, а то, что можно познать и понять, чем можно управлять ради блага человека и всего общества, во имя прекрасных наших идеалов. И тогда естественно обращение к помощи науки, потому что наука меняет мир, наука в широком плане. Это должна быть всегда точная наука. Врач и учитель не могут не мечтать о большей точности, большей расчетливости, научной расчетливости, основанной на них большой уверенности в успехе дела, где пока еще так много бывает не всегда приятных, но всегда неожиданных сюрпризов.

Кое-кто из врачей смеялся, когда говорили о кибернетике в медицине: приборах, воспринимающих информацию о больном, программах вычислительных машин с колоссальной памятью, аппаратах, воздействующих на организм больного средствами химии и физики. Жизнь посмеялась над теми, кто не верил в силу точного расчета, в силу науки.

Быть может, кто-нибудь улыбнется, читая и эти мои заметки. Что ж, жизнь, будущее рассудят…

Так до конца ли мы понимаем, как велика и многозначна роль науки в жизни современного человека? Нередко о ней судят только по тому, насколько велики блага, которые несет человечеству исследовательская мысль. Именно о них мы обычно вспоминаем в первую очередь, о них чаще всего ведут разговор на страницах массовых изданий ученые, популяризаторы, журналисты. Да это и понятно. Ведь на наших глазах совершенствуются все сферы производства, наука вторгается в жизнь человека, преобразуя его быт, труд, даже стиль мышления.

Между тем это основной, но не единственный итог научного прогресса. Мир уже убедился, что нельзя оставлять без внимания и другие, непрямые его результаты. Ибо существует неумолимая истина: наука не только дарует, но и навязывает.

Она уже навязала человеку небывало жесткий психофизиологический режим существования. Никогда прежде темп жизни не был столь стремительным, трудовая деятельность не была сопряжена с необходимостью усваивать и перерабатывать такие огромные количества информации, не предъявляла таких высоких профессиональных требований. Никогда еще среда нашего обитания не был? так насыщена ионизирующими излучениями, загрязнена химическими веществами. По сути, изменились условия жизнедеятельности на планете. А наука изыскивает все новые и новые возможности познавать мир и влиять на него.

Что же сулят человечеству нарастающие скорости научно-технического прогресса?

Тема «Человек и его будущее» звучит в наши дни все внятнее, как бы вырастая из многоголосья сугубо научных проблем. И наше будущее в значительной мере зависит от того, будет ли наука постоянно держать в поле своего зрения человека со всем многообразием его интересов.

Не случайно в последнее время расширяются исследования физиологических и психологических условий труда, изучается проблема защиты человека от всего того, что отрицательно влияет на его биологию, психику, наследственность, изыскиваются методы регулирования биосферы.

Вместе с тем наука все пристальнее вглядывается в социальную сущность человека. Человек — всегда элемент общества. От возникновения своего. И потому так важно побольше о нем знать сегодня, когда мы хотим уже предметно и в деталях представить себе оптимальное общество будущего — коммунизм. Ведь прогнозировать приходится не только экономику, не только научный потенциал, но и все уровни взаимоотношений между людьми. Насколько подготовлен человек к высоким нормам, обязательным для оптимального общества? Помочь разобраться в этом может, в частности, моделирование.

Любой прогноз, любое предсказание на будущее, если оно опирается на анализ объективных данных, — это уже результат моделирования. Даже если мы, к примеру, просто пытаемся предвидеть поведение конкретного человека в каких-то обстоятельствах. Для этого в нашем сознании должно существовать определенное представление об этом человеке. Предположим, добр, честен, застенчив и т. д. А это уже своего рода модель личности (в той же мере, в какой любая картина предмета — и графическая и словесная — является его моделью). Строя свои предположения о том, как поведет себя данный человек в предстоящих событиях, мы как бы наблюдаем модель в действии. Исходя из своего опыта, знания жизни, стремимся представить, как возникшие обстоятельства проявят этот характер.

Я нередко задавал себе вопрос, что заставило, например, хирургов выбрать именно эту, далеко не всегда приятную работу, связанную не только с радостями, но и нередко с неудачами, с потерями больных? Почему же хирурги делают эту работу, не отступают от нее? Не деньги тому причина: хирург живет так же, как любой другой врач или инженер. Тщеславие? С годами оно проходит, во всяком случае, настолько уменьшается, что не может уже быть движущей силой. Правда, всегда есть ощущение борьбы, потому что победа никогда не достигается малой ценой. И наконец, главное — долг… Да, психологам еще нужно много поработать, чтобы установить подлинные стимулы человеческой деятельности. Чем сложнее обстоятельства и неоднозначнее личность, тем больше взаимосвязей приходится учитывать. И как бы проницательны и дальновидны мы ни были, что-то можем упустить и оказаться не очень точными в своем предвидении.

Качественное, описательное моделирование играет огромную роль и при серьезном научном анализе. И вот в тех случаях, когда объект исследования очень сложен, когда словами уже не охватить всего разнообразия взаимосвязанных факторов, более надежными оказываются действующие количественные модели. Они стали возможны с появлением электронно-вычислительных машин.

Представьте себе: создана количественная модель личности. Если вам покажут ее схему, вы увидите перечень важнейших характеристик человека — биологически обусловленные признаки, черты, проявляющиеся в социальной жизни, рефлексы, формирующие различные чувства. А паутина линий показывает существующие здесь взаимосвязи и взаимозависимости. Все это, выраженное математическими символами, превратится в программу для компьютера. И тогда машина воспроизведет сложное поведение реального человека с его инстинктами и способностями, убеждениями и увлечениями, с определенным социальным лицом.

Так можно создать много программ с учетом величайшего разнообразия людей по психологии, по социальному статусу. Причем представить в моделях и тех, кто занят непосредственно созданием материальных благ, и тех, кто трудится над созданием благ духовных, — представителей практически всех сфер социальной деятельности. А затем с помощью ЭВМ проследить отдельные личности в развитии, их совокупность во взаимодействии при определенны;:, заданных экспериментатором условиях. Если при этом в объединенной модели, отражающей взаимодействие, будут достаточно полно и достоверно отражены уровень знаний в обществе, характер взаимоотношений с природой, роль вещей в жизни людей, то ее, эту модель, по сути, можно будет рассматривать как модель общества или какого-то его звена.

Действующая количественная модель способна воспроизвести типичные реакции людей на такие процессы, как возрастание материального благосостояния или более полное удовлетворение духовных запросов, на многие другие изменения. И, возможно, удастся своевременно разглядеть то неожиданное в этих реакциях, чего желательно избежать с помощью воспитательных влияний. Таким образом, будут сформулированы конкретные задачи перед педагогикой и психологией.

С помощью моделей, в которых учтены определенная исследовательская ситуация, убеждения и психология людей, делающих науку, можно проследить наиболее вероятные пути, по которым пойдет тот или иной научный поиск. И как знать, не окажется ли целесообразным от чего-то отказаться, какие-то направления притормозить, а какие-то, наоборот, стимулировать в интересах человека. Тем, кто будет жить в грядущем коммунистическом обществе, очень понадобятся полноценная биосфера планеты, неотравленные почвы и вода, не изуродованная неосторожными генетическими экспериментами собственная наследственность, надежные методы сохранения и восстановления здоровья.

Думаю, что идея такого моделирования очень своевременна, ибо отражает потребности и возможности современной науки одновременно. Но до ее полной реализации еще далеко. То, что уже удалось сделать, в частности, нам в отделе биокибернетики Института кибернетики АН УССР, по сути, лишь подтверждает принципиальную возможность воспроизводить кибернетическими методами социальное поведение личности. Уже разработанные в отделе модели демонстрируют отдельные закономерности системы «человек — общество».

Для продолжения этой работы предстоит еще многое понять в механизмах поведения человека и формирования его личности. Ведь для того, чтобы модель правильно воспроизводила сложные проявления людей в различных условиях, в компьютер должна быть заложена по возможности полная и неискаженная программа, отражающая психологию личности. Иначе говоря, нужна гипотеза, основанная на сумме максимально достоверных сведений об объекте изучения. И тогда будет построена объективная схема, а потом составлена программа для ЭВМ.

Речь идет о необходимости иметь всеохватывающую обобщенную информацию о человеке, так как модель должна отражать личность в целом, со многими ее проявлениями. В идеале нужно собрать воедино все знания о человеке, то есть все те сведения, которые несут психология, социология, педагогика, биология. А чтобы правильно интерпретировать и четко классифицировать эти сведения, необходимы специальные, уже нацеленные на моделирование, наблюдения и обобщения. Надо описывать определенные, наиболее характерные типы личностей, анализировать связь между биологически обусловленными инстинктами и такими чисто социальными проявлениями, как потребность в общении, готовность к преодолению трудностей, стремление к новым знаниям и т. д.

В этом подходе может почудиться некоторая парадоксальность. С одной стороны, стремление располагать всеохватывающей информацией о человеке, с другой— то, что мы называем огрублением: включение в схему лишь самых общих характеристик личности. Однако противоречие здесь кажущееся. Чтобы не утонуть в тонкостях, приходится упрощать, отбирать лишь самое существенное, но для того, чтобы избежать искажения общей картины, знать эти тонкости необходимо. Нельзя чтобы гипотеза грешила необъективностью. Нельзя, чтобы она недооценивала какую-то сторону психической или социальной жизни. Тут имеют значение и эмоции, и мотивы поступков, и моральные ценности, и идейные категории.

А еще очень важно уяснить, насколько жестки программы, навязанные нам природой и зависящие от инстинктов, разобраться, наконец, каково соотношение в нас биологического и социального. Энгельс писал, что «уже самый факт происхождения человека из животного царства обусловливает собой то, что человек никогда не освободится полностью от свойств, присущих животному, и, следовательно, речь может идти только о том, имеются ли лги свойства в большей или меньшей степени, речь может идти только о различной степени животности или человечности»* [* К Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 102]. И конечно же одинаково нежелательно и преувеличивать эту «степень животности», и недооценивать ее. Потому-то так назрел вопрос: какие воздействия нужны для максимального повышения «степени человечности»? Насколько человек воспитуем? Какой интенсивности должны быть воспитательные влияния, и в какие периоды жизни они наиболее эффективны?

Сотрудники нашего отдела уже несколько лет изучают формирование личности ребенка. Для этого ведется наблюдение за группой малышей в яслях, одновременно поддерживается контакт с их семьями. То, что уже дал этот эксперимент, убеждает: правы те педагоги и психологи, которые считают, что ранний период жизни ребенка имеет определяющее значение для его становления. Именно на этом этапе легче всего изучить генотип, то есть увидеть тот фундамент, ту психофизиологическую основу, на которой в дальнейшем будет формироваться личность. И становится ясно, в каком направлении должно идти воспитание ребенка, что в его характере нужно приглушить, что развить. А в раннем детстве, как ни в каком другом возрасте, легко усваиваются и знания, и элементарные моральные убеждения, тренируется ум.

Все дети приятны. Чувства к ним имеют чисто биологическую природу. Когда берешь на руки ребенка, то испытываешь ощущение, которое нельзя передать словами, почему-то до сих пор не придуманы такие слова. Особенно дороги те дети, которые выстраданы. И не только для родителей, но и для лечащих их хирургов. Они становятся родными: в них есть частица твоего «я»… Но, как бы ни был приятен, умилителен ребенок, взрослым нельзя забывать, что, если этот возраст пропущен для воспитания и образования, потери в значительной степени невосполнимы. Как же их избежать? Ведь ребенок до школы чаще всего воспитывается в семье, а далеко не все родители обладают педагогическими талантами, нужным психологическим чутьем, просто достаточной культурой, наконец. Да и в тех случаях, когда малыш ходит в ясли или детский сад, он там получает, прежде всего, присмотр и уход. Воспитательное же и образовательное значение дошкольных учреждений еще невелико. Во всяком случае, в этом плане их никогда не сравнивают ее школой. Значит, нужно искать какие-то новые возможности влиять на дошкольное воспитание.

Так проблемы глобальные — о путях развития науки, о человеке будущего — дробятся на частные задачи, которые порой выглядят просто житейскими, будничными заботами. Но как важно за этой будничностью разглядеть их серьезное, социально значимое содержание! В самом деле: от правильно организованного воспитания подрастающего поколения существенно зависит прогресс нашего общества. А коль скоро решающее значение имеет раннее воспитание, то именно здесь и нужны коренные новшества.

Конечно, наши педагоги, специалисты по раннему возрасту, отлично понимают значение дошкольных учреждений. Они разработали систему воспитания и развития ребенка в яслях и детсадах, небезупречную, но вполне удовлетворительную. У нее лишь один существенный изъян: ее нельзя с желаемым эффектом претворить в жизнь, поскольку созданием необходимых для этого условий заняты не педагоги, а организации, заинтересованные главным образом в освобождении женщины для производства.

Из главной цели вытекает и содержание: обеспечить местопребывание ребенка, пока мать на работе. Это означает лишь заботу о том, чтобы он был в тепле, накормлен и по возможности занят безвредными или даже полезными играми. Исходя из этого, планируются и условия, и состав персонала. Предполагается, что ребенок еще ничего не понимает и нужно просто помочь родителям дотянуть его до школы, когда и начнется главное обучение и воспитание.

Но мы-то уже знаем, насколько ошибочны эти представления. Следовательно, нужно менять сам подход к дошкольным учреждениям. Задача эта непростая. Из нее, по-видимому, вытекает коренная перестройка всей работы детсадов и яслей — с расширением штатов, использованием методов профессионального отбора. Я не берусь предлагать здесь законченную схему нужных мероприятий. Обоснованные и конкретизированные рекомендации смогут дать только специалисты, после того, как будут проведены широкие научные эксперименты. И, вероятно, нашей педагогической науке уже теперь следовало бы приступить к. их организации.

Безусловно, подобные меры потребуют больших затрат. Но, может быть, это и есть те самые затраты, которые сулят очень большой эффект, не только нравственный, но и тесно связанный с ним экономический? В неменьшей степени, например, чем новые заводы по производству потребительских товаров или некоторые другие статьи расходов.

Ну, а как же решить проблему правильного раннего воспитания тех ребятишек, которые не посещают ясли и детсады? Ведь таких очень много. К тому же если говорить о совсем маленьких, то для них именно семейное воспитание имеет решающее значение. В первый год жизни — об этом свидетельствуют многие данные — ничто не может заменить малышу мать или бабушку. Для его нормального развития очень важно, чтобы к нему постоянно прикасались, чтобы его ласкали. А если он остается без индивидуального контакта и ласки взрослого, его развитие задерживается. Поэтому-то в данном случае круглосуточные и продленные ясли — далеко не лучший выход из положения. И гораздо целесообразнее не освобождать родителей от забот по воспитанию младенцев, а всячески помогать им правильно его организовать.

Всем родителям необходимо учиться искусству воспитывать детей, наблюдать за их развитием. Пресса, телевидение, книги должны постоянно нести им знания о детской психологии, о закономерностях ее развития.

Трудная проблема — отцы и матери. Со многими из них сводила меня работа хирурга. Вот сидят они в послеоперационных палатах, вот приходят к своим детям. Встречались разные люди. Попадались истеричные или просто плохие. В очень трудных ситуациях доводилось познавать характеры, и, бывало, мучился я вопросами: «Что же могут дать эти взрослые своим вылеченным и теперь здоровым детям? Кого они вырастят?»

Очевидно, неблагополучным семьям понадобятся не просто советы, а более энергичная помощь. Кто конкретно будет оказывать ее? Скажем, те самые дошкольные педагоги, образованные и любящие свое дело, которые в недалеком будущем обязательно должны появиться в детских учреждениях, повысив тем самым их престиж и роль в обществе. Эти квалифицированные, воспитатели смогут, таким образом, охватить своим влиянием не только питомцев яслей и детсадов, но и тех дошкольников, которые воспитываются в семьях.

Вопросы, в которые я здесь углубился, могут показаться кому-то частными, имеющими лишь косвенное отношение к основной теме нашего разговора, затронувшего проблему человека, его положения в современном мире, его будущего. Но это как раз те частности, от которых очень многое зависит. Любые социально значимые задачи решаются только в наших каждодневных заботах и делах. И нет среди этих забот более важных, чем те, от которых зависят облик формирующегося человека, его духовное богатство, знания, идейная цельность.

В Отчетном докладе ЦК КПСС XXV съезду партии среди актуальных задач, стоящих перед нашим обществом, названа, в частности, «необходимость дальнейшего серьезного совершенствования всей общеобразовательной системы». И очень важно точно определить роль каждого звена этой системы, чтобы рационально использовать все формы воспитания и образования на разных этапах развития личности.

Подчеркивая значение раннего возраста для формирования личности, я, однако, ни в коей мере не склонен сужать проблему воспитания в целом. Ведь, в конце концов, воспитание — это то направляющее, дисциплинирующее, просвещающее влияние, которое в течение всей нашей жизни оказывает на нас общество, отдельные его институты. И осуществляется это влияние не только с помощью многочисленных учебных программ, правил и законов. Оно обусловливается условиями жизни. И надо бы иметь четкое представление о том, какие условия воспитывают социальную нацеленность личности, вырабатывают в ней ответственность за все, что происходит рядом. Ведь только если человек осознал себя как личность, призванную приносить пользу тем, кто живет рядом, и обществу в целом, если он постиг, насколько радостнее отдавать, чем потреблять, — только тогда приложение его энергии, все его запросы и увлечения будут глубоко моральны в самом широком смысле этого слова. А вся его деятельность будет способствовать устойчивости и прогрессу общества.

Варьируя в модели личности так называемые переменные величины и тем самым как бы пробуя различные условия, мы наверняка найдем такие стимулы необходимого обществу поведения, которые сделают его внутренне необходимым для человека. Итак, как сделать, чтобы личные интересы каждого всегда совпадали с интересами общества? Правда, иной раз едва ли не более обязательным считается, чтобы человек жертвовал личным ради общественного. Но есть в такой постановке вопроса некоторая натужность. Куда естественнее не жертвовать, а сочетать. Когда общественное по-настоящему занимает и волнует нас — оно уже наше личное. Какие же реальные изменения нужны в жизни, чтобы именно так всегда и было?

Я уже упоминал о моделях, созданных в отделе биокибернетики Института кибернетики АН УССР. Это еще далеко не те полные модели социальной личности, которые нами задуманы. Но, тем не менее, они уже наглядно демонстрируют многие взаимосвязи в социальном поведении человека. В частности, они подтверждают прямую зависимость между социальной активностью индивидуума и его эмоциональной сферой.

Скажем, мы задались вопросом: какие воздействия нужны, чтобы повысить трудовую активность человека? Ими оказались: улучшение условий труда, помощь в повышении уровня профессиональной подготовки, увеличение заработка, моральное поощрение, давшее работнику уверенность в нужности своего дела. Модель продемонстрировала, как резко при этом возросло у человека удовлетворение от деятельности. И мы проследили, как он начал работать напряженнее, с большей отдачей. Таким образом, машина, по сути, воспроизвела частный случай сближения личного с общественным.

Мне могут сказать: «Вы ломитесь в открытую дверь — так долго искали и, в конце концов, нашли азбучные истины, это же топор под лавкой. Стоит ли овчинка выделки?» Да, стоит! Теперь, когда, умудренный жизнью, знанием собственных и чужих ошибок, думаешь о работе своей и товарищей по клинике, лаборатории, понимаешь, сколько подводных камней удалось бы обойти, насколько эффективнее сделать деятельность нашего коллектива, если бы он мог практически воспользоваться такими сейчас гипотетическими моделями. Но пока это дело будущего, вот и приходится нередко махать кулаками после драки, утешаясь приобретенной мудростью.

Эти модели могут быть многообразными. Более полные и разносторонние позволят продемонстрировать более сложные зависимости и выявить все многочисленные стимулы, нужные для того, чтобы свои личные потребности человек прямо увязывал с общественным благом. Это и будет поиск тех условий, воспитательная функция которых так нужна обществу.

Спору нет, превращению работы в источник положительных эмоций будут способствовать и объективные условия, связанные с прогрессом науки.

Проблемы психологии и воспитания, выдвинувшиеся в наши дни в число первоочередных, в будущем станут еще насущнее. Скорее всего, на психологию кроме чисто научных будут возложены и определенные практические обязанности. Я представляю это себе как своего рода психологическую службу, подобную медицинской. Она понадобится для того, чтобы не оставлять психику человека без внимания, как что-то стихийное и неуправляемое. Не в том, конечно, смысле, что каждым человеком нужно будет управлять с некоего центрального пульта и навязывать ему то или иное поведение. Ничего подобного, к счастью, не требуется. Но психологи станут руководить воспитанием детей и взрослых, подбирать рабочие коллективы, определять меру труда, влиять на уровень душевного комфорта граждан.

Я говорю: уровень душевного комфорта. Но, может быть, не стоит бояться слова «счастье»? В конце концов, речь о нем. Максимум счастья граждан — одно из важнейших условий коммунизма.

Однако было бы наивно думать, что при коммунизме на земле будет царить всеобщее и постоянное, ничем и ни для кого не омрачаемое счастье. К достатку люди быстро привыкают и перестают ощущать его как благо. Человеческие же эмоции останутся. А значит, останутся с человеком и мелкие огорчения, и серьезные беды, и боль.

Производственная структура нашего общества, уже теперь очень сложная, в дальнейшем еще больше усложнится. Следовательно, не обойтись без системы управления, а значит, и должностного неравенства. Среди людей, стоящих на разных ступеньках технологической иерархии, даже при полном удовлетворении потребностей кто-то может быть недоволен своим положением — ведь во многих очень сильны потребность в самоутверждении, стремление к лидерству. Кстати, последнее мне кажется положительным стимулом, и подавлять его, думается, не стоит, если он, конечно, не выходит за пределы моральных норм.

Так или иначе, нельзя забывать, что всегда останутся различия в характерах, индивидуальные оценки, самолюбие, личные привязанности и личная неприязнь. Будут и связанные со всем этим трудности во взаимоотношениях. Можно лишь надеяться, что их удастся свести до минимума. Где этот минимум — мы еще не знаем. И потому так важно уже теперь исследовать меру воспитуемости человека. Нужны эксперименты, выявляющие возможности воспитания на всех этапах развития личности, начиная с раннего детства.

Психологам и педагогам предстоит понять, в какой мере реально очень разных по генетическим задаткам людей сделать добрыми и щедрыми, всепонимающими и сострадающими, решительными и убежденными, знающими острую потребность в творчестве и чуждыми мелкой суетности, способной поглотить человека.

Конечно же, они стары, как мир, эти задачи. Но до сих пор неизвестно, насколько в каждом конкретном случае можно рассчитывать на успех. При воспитании детей, например, он зависит от таланта педагога, его психологического чутья, его чувств, его энергии, его собственного духовного потенциала. А не следует ли взять на вооружение какие-то конкретизированные методы, разработанные с почти математической точностью, но извлеченные как раз из опыта больших педагогов и при этом рассчитанные на разные типы личности? Все это и должна выяснить психология.

Стремясь познать себя, свое назначение и свою судьбу, современный человек обращается к науке. Он смотрит на нее с надеждой и опасением. Как хочется, чтобы оправдалась только надежда! Для этого есть все основания. Есть не только объективные предпосылки, но и добрая воля многих ученых. Есть социальный строй, провозгласивший человеческое счастье высшей целью общественного развития.

Медицинская общественность России и Украины отметила 100-летие со дня рождения Н. М. Амосова

По решению ЮНЕСКО 2013 год в медицине был объявлен годом Амосова. Брянск в жизни великого хирурга, ученого и писателя был важнейшим этапом. После напряженного периода Великой Отечественной войны Амосов начал работать в Москве, в институте Склифосовского заведующим операционным отделением. Эта должность предусматривала внедрение в хирургическую практику новых видов аппаратуры и оборудования. Но Николай Михайлович не мог представить своей жизни без хирургической практики. И вот здесь его приглашают в Брянск заведующим хирургическим отделением областной больницы и главным хирургом области.

За пять лет напряженной работы он выполнил в областной и районных больницах тысячи операций, на Брянщине впервые начал проводить операции на легких по поводу абсцессов, туберкулеза и рака. По количеству таких вмешательств он опередил всех хирургов страны, подготовил докторскую диссертацию и был в конечном счете приглашен в Киев, где стал руководителем профильного института, а в дальнейшем – всемирно известным хирургом.

С Н. М. Амосовым лично встречались и работали под его руководством живущие в Брянске операционные сестры, хирурги, врачи других специальностей. Даже после переезда в Киев он периодически бывал в областной больнице, у себя в институте всегда охотно принимал на лечение жителей области.

По инициативе главного врача Брянской областной больницы № 1 А. И. Пёхова на здании административного корпуса в день 100-летия со дня рождения Николая Михайловича торжественно была открыта мемориальная доска, автором которой стал известный в Брянске скульптор А. Ромашевский; прошла научно-практическая конференция врачей «Продолжаем дело Н. М. Амосова».

На митинге по поводу открытия доски выступили первый заместитель директора департамента здравоохранения С. Н. Карпенко, председатель комитета областной Думы В. Г. Пенюков, заведующий хирургическим отделением Брянской областной больницы № 1 Д. Н. Куликов, ветеран Великой Отечественной войны, врач, лично знавший Н. М. Амосова, Н. Г. Добродеев, настоятель храма-часовни на территории больницы Виктор Колесник.

Честь открыть мемориальную доску была предоставлена Н. Г. Добродееву и Д. Н. Куликову.

Участники состоявшейся затем научно-практической конференции заслушали сообщения главного врача Брянской областной больницы № 1 А. И. Пёхова; главного врача Брянской городской детской больницы № 2, где Н. М. Амосов работал в годы жизни в Брянске, С. Н. Фетисова; заведующего отделением Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева, профессора, доктора медицинских наук И. Ю. Сигаева, заведующей библиотекой № 1 г. Брянска М. П. Кайковой. Презентацию о работе Брянского медицинского техникума им. Н. М. Амосова представила заместитель директора Л. В. Шаркунова. Теплые слова участникам конференции в Брянске адресовал в своем видеообращении главный кардиохирург России, академик, директор НЦ ССХ им. А.Н.Бакулева Лео Антонович Бокерия.

С интересом собравшиеся выслушали сообщения о практике лечения в Брянской областной больнице № 1 больных с ишемической болезнью сердца и опыте выполнения радиочастотной аблации в региональном сосудистом центре, которые представили врачи-хирурги С. В. Петрухин и С. А. Галаганов.

Телеграмма о проходящих в Брянске мероприятиях, посвященных Н. М. Амосову, была направлена в Киев, дочери великого хирурга и гражданина Екатерине Николаевне, где в этот день украинскими врачами отмечалась памятная дата.

Персоналии: Агранович Михаил Семенович

В вашем браузере отключен JavaScript. Пожалуйста, включите его, чтобы активировать полную функциональность веб-сайта


Агранович Михаил Семенович
(1931–2017)

Статистика Math-Net.Ru
Всего публикаций: 54
Научных статей: 44
Презентаций: 2

Количество просмотров:
Эта страница: 5987
Страницы аннотации: 26742
Полный текст: 9974
Ссылки:
Профессор
Доктор физико-математических наук (1967)
Специальность: 01.01.02 (Дифференциальные уравнения, динамические системы и оптимальное управление)
Дата рождения: 4.01.1931
Сайт: http://www.agranovich.nm.ru
Ключевые слова: сильно эллиптическая система, Липшицевский домен, Метод Винера-Хопфа, спектральная асимптотика, полнота и основное свойство корневых функций.
УДК: 514,76, 517,95, 517,958, 517.968, 517,98, 517,944,4, 517,9, 517,4, 517,43, 517,945,7, 517,984,5, 519,45
MSC: 31-XX, 35-XX, 46-XX, 47-XX, 58AXX, 58GXX, 35.55, 47A70, 47B25, 35S05, 35J99, 47G05, 58G15

Тема:

Около 70 научных публикаций с результатами в следующих областях: методы суммирования расходящихся рядов, теорема о согласованности (1953–54). Уравнения в частных производных с постоянными коэффициентами, существование решений и построение общих решений в некоторых классах обычных функций и распределений, проверка гладкости обобщенного решения в ограниченной области (1958–61).Общие краевые задачи для эллиптических систем, эквивалентность эллиптичности и фредгольмовости псевдодифференциальных краевых задач; теоремы об относительном индексе; однозначная разрешимость эллиптических задач с параметром (1962–65). Общие смешанные краевые задачи для параболических систем в цилиндрической области, однозначная разрешимость (1963–67). Положительные краевые задачи для симметричных и симметризуемых систем первого порядка, фредгольмовость и однозначная разрешимость (1966–69).Общая смешанная краевая задача для гиперболических систем первого порядка в цилиндрической области с равномерным условием Лопатинского, развитие результатов Крейсса об однозначной разрешимости (1971–72). Нестандартные спектральные задачи для уравнения Гельмгольца и системы Максвелла, базисность собственных функций и полнота корневых функций, локализация и асимптотика собственных значений (1973–77). Несамосопряженные операторы, являющиеся слабыми возмущениями самосопряженных, и операторы, далекие от самосопряженности, суммируемость рядов Фурье по корневым функциям и поведение собственных значений (1976–92).Эллиптические псевдодифференциальные операторы на замкнутой кривой, преобразования подобия и асимптотические ряды для собственных значений и собственных функций (1979–84). Связь между функциями эллиптического псевдодифференциального оператора, асимптотика ядра резольвенты с логарифмическими членами, спектральная асимптотика (1987–92). Спектрально-эллиптические краевые задачи в липшицевых областях, исследование спектра и свойств собственных и корневых функций (гладкость, полнота и базисность) (1994–2001).Анализ спектральных подходов к построению $ R $ -матрицы для уравнения Шредингера и системы Дирака (2001). Сотрудничал и писал общие статьи со следующими математиками: М. И. Вишик, А. С. Дынин, З. Н. Голубева, А. С. Маркус, Б. А. Амосов, М. Файерман, Р. Денк, Р. Менникен, М. Левитин. Общая книга с физиками Б. З. Каценеленбаумом, А. Н. Сивовым, Н. Н. Войтовичем. См. Подробности в примечании в Российских математических обзорах, 2001, 56 (4), 163–168. Вариационные эллиптические краевые задачи в липшицевых областях.Спектральные проблемы. Псевдодифференциальные операторы с негладкими символами или ядрами.

Биография

Окончил механико-математический факультет МГУ в 1953 году. Кандидатскую диссертацию возглавлял Д.Е. Меньшов. В 1953–60 работал редактором математического отдела Издательства иностранной литературы. Одновременно был экстерном аспиранта под руководством Д.Е. Меньшов, а затем Г. Е. Шилов (1954–58). Был редактором трех известных книг И. М. Гельфанда и Г. Э. Шилова по обобщенным функциям (1958–59). Защитил кандидатскую диссертацию. защитил диссертацию в 1959 году. С 1961 года преподавал сначала во Всесоюзном машиностроительном институте, с 1962 года в Московском институте электронной техники, впоследствии переименованном в Московский институт электроники и математики (МИЭМ). Защитил докторскую диссертацию. защитил диссертацию в 1966 году. Профессор с 1970 года. Заведующий кафедрой математического анализа в 1992–98 гг.Член редколлегии журнала «Функциональный анализ и его приложения» с 1967 г., заместитель редактора с 1991 г. Член редколлегии «Российского журнала математической физики» с 1993 г. После 1989 г. выступал с докладами на математических семинарах и конференциях. за рубеж.
Член Нью-Йоркской академии наук.

Основные публикации:
  1. М. С. Агранович, «Спектральные задачи для сильно эллиптических систем второго порядка в областях с гладкой и негладкой границей», УМН, 57: 5 (2002), 3–78
  2. М.К. Агранович, «Оперативный тип потенциала и задачи сопряжения для сильно эллиптических систем 2-го порядка в областях с липшицевой границей», Функциональный анализ и его приложения, 43: 3 (2009), 3–25 9167

http://www.mathnet.ru/rus/person8642
Список публикаций в Google Scholar
Список публикаций по ZentralBlatt
https: // mathscinet.ams.org/mathscinet/MRAuthorID/215942

Публикации в Math-Net.Ru . .
2013
1. М. С. Агранович, А. М. Селицкий, “Дробные степени операторов, соответствующих коэрцитивным задачам в липшицевых областях”, Функц. Анальный. и приложения, 47: 2 (2013), 2–17; Функц. Анальный. Appl., 47: 2 (2013), 83–95
2011
2. М. С. Агранович, “Спектральные задачи в липшицевых областях”, СМФН, 39 (2011), 11–35; Журнал математических наук, 190: 1 (2013), 8–33
3. М. С. Агранович, “Смешанные задачи в липшицевой области для сильно эллиптических систем второго порядка”, Функц. Анальный. и приложения, 45: 2 (2011), 1–22; Функц. Анальный. Appl., 45: 2 (2011), 81–98
4. М. С. Агранович, “Сильно эллиптические системы второго порядка с граничными условиями на незамкнутой липшицевой поверхности”, Функц.Анальный. и приложения, 45: 1 (2011), 1–15; Функц. Анальный. Appl., 45: 1 (2011), 1–12
2009
5. М. С. Агранович, “Операторы потенциального типа и задачи передачи для сильно эллиптических систем второго порядка в липшицевых областях”, Функц. Анальный. и приложения, 43: 3 (2009), 3–25; Функц. Анальный. Appl., 43: 3 (2009), 165–183
2008
6.\ sigma $ ”, Функц. Анальный. и приложение, 42: 4 (2008), 2–23; Функц. Анальный. Appl., 42: 4 (2008), 249–267
2007
7. М. С. Агранович, “К теории задач Дирихле и Неймана для сильно эллиптических систем в липшицевых областях”, Функц. Анальный. и приложение, 41: 4 (2007), 1–21; Функц. Анальный. Appl., 41: 4 (2007), 247–263
2006
8. М. С. Агранович, “Регулярность вариационных решений линейных краевых задач в липшицевых областях”, Функц. Анальный. и приложение, 40: 4 (2006), 83–103; Функц. Анальный. Appl., 40: 4 (2006), 313–329
2004
9. М. С. Агранович, Г. В. Розенблюм, “Спектральные краевые задачи для систем Дирака с сингулярным потенциалом”, Алгебра и анализ, 16: 1 (2004), 33–69; Санкт-ПетербургПетербургская математика. J., 16: 1 (2005), 25–57
2002
10. М. С. Агранович, “Спектральные задачи для сильно эллиптических систем второго порядка в гладких и негладких областях”, Успехи матем. УМН, 57: 5 (347) (2002), 3–78; Русская математика. Обзоры, 57: 5 (2002), 847–920
2001
11. М.С. Агранович, “Спектральные задачи для системы Дирака со спектральным параметром в локальных граничных условиях”, Функц. Анальный. и приложение, 35: 3 (2001), 1–18; Функц. Анальный. Appl., 35: 3 (2001), 161–175
1999
12. М. С. Агранович, Р. Менникен, “Спектральные краевые задачи для уравнения Гельмгольца со спектральным параметром в граничных условиях на негладкой поверхности”, Матем.Сб., 190: 1 (1999), 29–68; Сб. Матем., 190: 1 (1999), 29–69
1996
13. М. С. Агранович, Б. А. Амосов, “Оценки $ s $ -чисел и спектральная асимптотика для интегральных операторов типа потенциала на негладких поверхностях”, Функц. Анальный. и приложение, 30: 2 (1996), 1–18; Функц. Анальный. Appl., 30: 2 (1996), 75–89
1994
14. М. С. Агранович, “О рядах по корневым векторам операторов, ассоциированных с формами, имеющими симметричную главную часть”, Функц. Анальный. и приложения, 28: 3 (1994), 1–21; Функц. Анальный. Appl., 28: 3 (1994), 151–167
1992
15. М. С. Агранович, “О модулях собственных значений несамосопряженных эллиптических краевых задач Агмона – Дуглиса – Ниренберга с параметром”, Функц.Анальный. и приложения, 26: 2 (1992), 51–55; Функц. Анальный. Appl., 26: 2 (1992), 116–119
1990
16. М. С. Агранович, “Несамосопряженные задачи с параметром, эллиптическими по Агмону – Дуглису – Ниренбергу”, Функц. Анальный. и приложения, 24: 1 (1990), 59–61; Функц. Анальный. Appl., 24: 1 (1990), 50–53
17. М.С. Агранович, “Эллиптические операторы на замкнутых многообразиях”, Итоги науки и техн. Сер. Совр. Пробл. Мат. Фонд. Направления, 63 (1990), 5–129
1987
18. М. С. Агранович, “Некоторые асимптотические формулы для эллиптических псевдодифференциальных операторов”, Функц. Анальный. и приложения, 21: 1 (1987), 63–65; Функц. Анальный. Appl., 21: 1 (1987), 53–56
1984
19. М. С. Агранович, “Эллиптические псевдодифференциальные операторы на замкнутой кривой”, Тр. Моск. Мат. Обс., 47 (1984), 22–67
1981
20. М. С. Агранович, Б. А. Амосов, “Эллиптические псевдодифференциальные матричные операторы на замкнутой кривой”, Функц. Анальный. и приложение, 15: 3 (1981), 79–81; Функц. Анальный. Appl., 15: 3 (1981), 217–219
1980
21. М. С. Агранович, “Сходимость рядов по корневым векторам операторов, близких к самосопряженным”, Тр. Моск. Мат. Обс., 41 (1980), 163–180
1979
22. М. С. Агранович, “Спектральные свойства эллиптических псевдодифференциальных операторов на замкнутой кривой”, Функц. Анальный. и приложения, 13: 4 (1979), 54–56; Функц. Анальный. Appl., 13: 4 (1979), 279–281
1977
23. М. С. Агранович, “Ряды по корневым векторам операторов, очень близкие к самосопряженным”, Функц. Анальный. и приложение, 11: 4 (1977), 65–67; Функц. Анальный. Appl., 11: 4 (1977), 296–299
1976
24. М. С. Агранович, З. Н. Голубева, “Некоторые задачи для системы Максвелла со спектральным параметром в граничном условии”, Докл. Акад. АН СССР, 231: 4 (1976), 777–780
25. М. С. Агранович, “Суммируемость рядов по корневым векторам несамосопряженных эллиптических операторов”, Функц. Анальный. и приложение, 10: 3 (1976), 1–12; Функц. Анальный. Appl., 10: 3 (1976), 165–174
1972
26. М. С. Агранович, “Теорема о матрицах, зависящих от параметров, и ее приложения к гиперболическим системам”, Функц. Анальный. и приложение, 6: 2 (1972), 1–11; Функц.Анальный. Appl., 6: 2 (1972), 85–93
1971
27. М. С. Агранович, “Краевые задачи для систем с параметром”, Матем. Сб. (Н.С.), 84 (126): 1 (1971), 27–65; Математика. СССР-Сб., 13: 1 (1971), 25–64
1969
28. М. С. Агранович, “Краевые задачи для систем псевдодифференциальных операторов первого порядка”, Успехи матем.УМН, 24: 1 (145) (1969), 61–125; Русская математика. Обзоры, 24: 1 (1969), 59–126
1968
29. М. С. Агранович, “Положительные краевые задачи для псевдодифференциальных операторов первого порядка”, Функц. Анальный. и приложение, 2: 1 (1968), 90–91; Функц. Анальный. Appl., 2: 1 (1968), 83–84
1967
30. М. С. Агранович, “Положительные краевые задачи для некоторых систем первого порядка”, Тр. Моск. Мат. Обс., 16 (1967), 3–24
31. М. С. Агранович, В. В. Сухорученко, “Необходимость условий алгебраической параболичности нестационарных задач”, Матем. Заметки, 2: 6 (1967), 615–625; Математика. Примечания, 2: 6 (1967), 864–869
32. М. С. Агранович, “К теории краевых задач для симметризуемых систем первого порядка”, Матем.Сб. (Н.С.), 73 (115): 2 (1967), 161–197; Математика. СССР-Сб., 2: 2 (1967), 143–171
1966
33. М. С. Агранович, “Положительные смешанные задачи для некоторых гиперболических систем”, Докл. Акад. АН СССР, 167: 6 (1966), 1215–1218
1965
34. М. С. Агранович, “Эллиптические сингулярные интегро-дифференциальные операторы”, Успехи матем.УМН, 20: 5 (125) (1965), 3–120; Русская математика. Обзоры, 20: 5 (1965), 1–121
1964
35. М. С. Агранович, “Общие краевые задачи для интегро-дифференциальных эллиптических систем”, Докл. Акад. АН СССР, 155: 3 (1964), 495–498
36. М. С. Агранович, М. И. Вишик, “Эллиптические задачи с параметром и параболические задачи общего типа”, Успехи матем.УМН, 19: 3 (117) (1964), 53–161; Русская математика. Обзоры, 19: 3 (1964), 53–157
1963
37. М. С. Агранович, М. И. Вишик, “Эллиптические краевые задачи, зависящие от параметра”, Докл. Акад. АН СССР, 149: 2 (1963), 223–226
38. М. С. Агранович, М. И. Вишик, “Параболические краевые задачи”, УМН.УМН, 18: 1 (109) (1963), 206–208
1962
39. М. С. Агранович, А. С. Дынин, “Общие краевые задачи для эллиптических систем в многомерных областях”, Докл. Акад. АН СССР, 146: 3 (1962), 511–514
40. М. С. Агранович, “К вопросу об индексе эллиптических операторов”, Докл. Акад. АН СССР, 142: 5 (1962), 983–985
1961
41. М. С. Агранович, “Уравнения в частных производных с постоянными коэффициентами”, Успехи матем. УМН, 16: 2 (98) (1961), 27–93; Русская математика. Обзоры, 16: 2 (1961), 23–90
1958
42. М. С. Агранович, “Общие решения дифференциально-разностных уравнений с постоянными коэффициентами”, Докл. Акад. АН СССР, 123: 1 (1958), 9–12
43. М. С. Агранович, “Некоторые общие формулы решения дифференциальных уравнений в частных производных с постоянными коэффициентами”, Изв. Высш. Учебн. Завед. Матем., 1958, 4, 3–20
1954
44. М. С. Агранович, “О непротиворечивости нескольких методов суммирования”, Уч. Зап. Моск. Гос. Ун-та, 165 (1954), 169–194

2013
45. М.С. Агранович, А.В. Бабин, А.С. Демидов, Ю. А. Дубинский, А. И. Комеч, С. Б. Куксин, А. П. Кулешов, В. П. Маслов, С. П. Новиков, В. М. Тихомиров, А. В. Фурсиков, В. В. А. Чепыжов, А. И. Шнирельман, М. А. Шубин, Г. И. Эскин, “Марко Иосифович Вишик (некролог)”, УМН. УМН, 68: 2 (410) (2013), 197–200; Русская математика. Обзоры, 68: 2 (2013), 383–387
2012
46. М.С. Агранович, Л.А. Айзенберг, Г.Л. Алфимов, М.И. Вишик, Т. Воронов, А.В. Карабегов, М.В. Карасев, А.А. Комеч, В.П. Маслов, В. В. Пухначов, Д. Е. Тамаркин, Н. Н. Тарханов, Б. Л. Цыган, М. А. Шубин, “Борис Васильевич Федосов (некролог)”, УМН. УМН, 67: 1 (403) (2012), 169–176; Русская математика. Обзоры, 67: 1 (2012), 167–174
2011
47. М.С. Агранович, И. В. Асташова, Л. А. Багиров, В. В. Власов, В. В. Жиков, Ю. Ильяшенко, В.В. Козлов, А.А. Коньков, С.И. Похожаев, Е.В. Радкевич, Н.Х. Розов, И. Н. Сергеев, А. Л. Скубачевский, Г. А. Чечкин, А. С. Шамаев, Т. А. Шапошникова, «Владимир Александрович Кондратьев. 2 июля 1935 г. — 11 марта 2010 г. », СМФН, 39 (2011), 5–10; Журнал математических наук, 190: 1 (2013), 1–7
2010
48. М.С. Агранович, В.М. Бухштабер, Р.С. Исмагилов, Б.С. Кашин, Б.С. Митягин, С.П. Новиков, В.А. Садовничий, А.Г. Сергеев, Я. Г. Синай, А. А. Шкаликов, “Анатолий Гордеевич Костюченко (некролог)”, УМН. УМН, 65: 4 (394) (2010), 179–190; Русская математика. Опросы, 65: 4 (2010), 767–780
2008
49. М.С. Агранович, Ю. Д. Бураго, Б.Р. Вайнберг, М. И. Вишик, С. Г. Гиндикин, В. А. Кондратьев, В. П. Маслов, С. В. Поборчи, Ю. Г. Решетняк, В. П. Хавин, М. А. Шубин, “Владимир Гилелевич Мазья (к 70-летию со дня рождения)”, УМН. УМН, 63: 1 (379) (2008), 183–189; Русская математика. Обзоры, 63: 1 (2008), 189–196
2007
50. Агранович М.С., Аптекарев А.И., Афендиков А.Л., Введенская Н.Д., М.И.Вишик, С. Г. Гиндикин, М. М. Маламуд, Б. П. Панеах, Э. В. Радкевич, В. М. Тихомиров, А. Р. Ширикян, “Леонид Романович Волевич (некролог)”, УМН. УМН, 62: 6 (378) (2007), 157–160; Русская математика. Опросы, 62: 6 (2007), 1187–1190
2004
51. Агранович М.С., Аптекарев А.И., Введенская Н.Д., Вишик М.И., Гиндикин С.Г., Ильин А.М., Маслов В.П., Маламуд М.М., Б.П. Панеах, В. М. Тихомиров, А. Р. Ширикян, “Леонид Романович Волевич (к 70-летию со дня рождения)”, УМН. УФН, 59: 5 (359) (2004), 175–182; Русская математика. Обзоры, 59: 5 (2004), 991–1000
1999
52. М. С. Агранович, В. И. Арнольд, Д. Г. Васильев, М. И. Вишик, И. М. Гельфанд, А. Г. Костюченко, Л. Д. Кудрявцев, «Виктор Борисович Лидский (к 75-летию со дня рождения) ”, УМН.УМН, 54: 5 (329) (1999), 197–203; Русская математика. Обзоры, 54: 5 (1999), 1077–1085
1997
53. М.С. Агранович, А.В. Бабин, Л.Р. Волевич, А.Ю. Горицкий, А.С. Демидов, Ю. А. Дубинский, А. И. Комеч, М. Л. Краснов, С. Б. Куксин, Г. И. Макаренко, В. П. Маслов, В. М. Тихомиров, А. В. Фурсиков, В. В. А. Чепыжов, А. И. Шнирельман, М. А. Шубин, “Марк Иосифович Вишик (к 75-летию со дня рождения)”, УМН.УМН, 52: 4 (316) (1997), 225–232; Русская математика. Обзоры, 52: 4 (1997), 853–861
1982
54. М.С. Агранович, И.М. Гельфанд, Ю. А. Дубинский, О. А. Олейник, С. Л. Соболев, М. А. Шубин, “Марк Иосифович Вишик (к шестидесятилетию со дня рождения)”, УМН. УМН, 37: 4 (226) (1982), 213–220; Русская математика. Обзоры, 37: 4 (1982), 175–184

Презентации в Math-Net.Ru

Организации

1972-5 — Автономный робот ТАИР — Амосов

«Библия» кафедры биокибернетики
dnipt.irtc.org.ua/history.html
В 1964 году Николай Михайлович Амосов сформулировал гипотезу о механизмах обработки информации человеческим мозгом.В рамках этой гипотезы он выразил свои наблюдения на системном уровне над структурой мозга и механизмами, задействованными в психических функциях человека. Принципиально важно было то, что объектом моделирования стали не отдельные структуры, механизмы или функции (такие как память, восприятие, обучение и т. Д.), А мозг человека как социального существа — мозг человека. сапиенс. Такова основная идея опубликованной в 1965 г. монографии «Моделирование мышления и разума», которая на пару десятилетий стала библией для нескольких поколений сотрудников кафедры (и не только для них).

Реализация идей Н.М.Амосова с помощью компьютеров и роботов
Реакцию советских научных кругов на появление этой монографии в целом можно оценить как слабоагрессивную. С одной стороны, к тому времени физиологи и «великие философы» физиологии были явно утомлены широкой дискуссией о незыблемости основных постулатов И.П. Теории высшей нервной деятельности Павлова, опубликованные в журнале «Вопросы философии» по инициативе известного физиолога А.Н. Бернштейн. В этой дискуссии традиционные физиологи потерпели значительное, хотя и не полное, поражение. Многое стало «дозволенным», в частности пошатнулось утверждение о несводимости высших функций мозга к низшим. С другой стороны, психологи и «великие философы» психологии к тому времени были полностью заражены общепринятыми концепциями кибернетики. Начали появляться исследования, в которых психические процессы явно рассматривались как обработка информации, а идеологические доктрины, доминировавшие в психологии в течение многих лет, уже были ослаблены, но оставались влиятельными.(Интересно отметить, что в те годы в книжных магазинах еще находились психологические публикации под заголовком «Теория марксизма-ленинизма».) В этих условиях публикация монографии Н.М. Амосова не встретила официального отказа (что абсолютно пять или десять лет назад это было невозможно), и работа Департамента продолжалась без помех. То, что Н. М. Амосов был депутатом Верховного Совета Советского Союза, очевидно, сыграло свою роль: в то время это было важным аргументом в пользу «идеологической приемлемости» его теорий.

Идеи, которые Н. М. Амосов выдвинул в своей книге «Моделирование мышления и разума», получили дальнейшее развитие в его последующих работах («Моделирование сложных систем», «Искусственный интеллект», «Алгоритмы разума», «Человек. Природа»).

Николай Михайлович Амосов (c2000)

Период робототехники
Первоначальная ориентация исследований школы Амосова на комплексное моделирование психических функций во многом определила «робототехническое» направление последующих исследований, проводимых на кафедре.

Следует отметить, что в 1980-х годах тематика робототехники в СССР стала достаточно популярной. Более того, давались даже прямые указания партии и правительства об особой актуальности исследований в данном направлении. Таким образом была создана определенная ниша, в которой могли найти место многие разработчики задач в области ИИ. Однако со временем выяснилось, что промышленность страны не может обеспечить эффективное использование устройств с высоким интеллектом, предлагаемых учеными, поэтому робототехнический бум постепенно утих.Тем не менее, в течение нескольких лет это направление исследований давало довольно интересные научные результаты.

Признаки приближающегося кризиса нейронной кибернетики стимулировались работой, направленной на получение результатов, которые могли иметь практическое, прикладное значение. Для отдела Н.М.Амосова это исследование оказалось естественным образом связано с созданием прототипов автономных мобильных роботов и разработкой нейросетевых систем управления. Надо сказать, что на начальном этапе этой «прототипной эпопеи» Николай Михайлович Амосов категорически возражал против такого отступления от аппаратной части.Но его успешно успокоили, и в результате было разработано и изучено целое семейство таких роботов. Инициатором и руководителем данного направления исследований был научный сотрудник Амосовского отдела Е.М.Кусул (именно он возглавил отдел биокибернетики после ухода с должности Н.М.Амосова). В 1972-1975 годах был создан первый в СССР автономный транспортный робот ТАИР (см. Рис. 3). Его разработка завершилась успешной презентацией полученных результатов на Четвертой Международной конференции по искусственному интеллекту в Тбилиси в 1975 году (на конференции был снят и продемонстрирован короткометражный фильм о ТАИР).Робот демонстрировал целенаправленное движение в естественной среде, уклонение от препятствий и аналогичные действия. ТАИР представлял собой трехколесную тачку, оснащенную системой датчиков (дальномер и тактильные датчики). Управляется аппаратно реализованной нейронной сетью (узлы сети — специальные транзисторные электронные схемы; связи между узлами — резисторы).

ТАИР на «прогулке» Тестирование
ТАИР проводилось в сквере рядом с кардиохирургической клиникой Амосова. (В то время на территории клиники располагалось отделение биокибернетики, и Н.М. Амосов руководил одновременно и клиникой, и отделением). Во время движения робот должен был избегать препятствий, таких как люди, деревья, скамейки в парке и так далее. Координаты точки на окружающей среде давали цель движения робота. Пилотное исследование ТАИР продемонстрировало принципиальную возможность создания полностью автономного робота, управляемого аппаратной нейронной сетью. В то же время он показал общую сложность организации взаимодействия робота с окружающей средой, а также необходимость использования обучаемых нейронных сетей.Анализ возможностей создания обучаемых роботов с нейросетевыми системами управления проводился на прототипе МАЛЫШ, созданном в 1979 году.

Позже было построено еще несколько роботов, на которых тестировались различные схемы управления движением и взаимодействия с природной средой. В 1980-1981 годах был построен прототип транспортного робота STAR, который использовался для отработки алгоритмов управления «большим» транспортным роботом, созданным на базе коммерческого грузового автопогрузчика.

В 1984-1986 годах анализ и доработка алгоритмов управления движением робота в естественной среде продолжались с использованием прототипа МАВР.Эта научно-исследовательская работа была заказана Министерством обороны СССР и была направлена ​​на создание автономного робота, способного перемещаться в условиях сложной неровной среды. Уникальные конструктивные решения обеспечили МАВР высокой маневренностью и надежной защитой цепей управления, расположенных внутри бочкообразных колес. Данные об окружающей среде поступали через дальномеры, оптические и тактильные датчики в аппаратную (бортовой компьютер) нейронную сеть. Решение о направлении движения или других действиях в блоке принятия решения принималось после обработки входной информации.Принятые решения приводились в действие соответствующими исполнительными механизмами.

Робот МАВР
Исследования МАВР положили конец «робототехническому» периоду школы Н.М.Амосова. Полученные результаты представлены в сборной монографии «Нейрокомпьютеры и интеллектуальные роботы». Следует отметить, что в этой монографии обобщены основные результаты исследовательской работы отдела в 80-е годы, и ее содержание выходит далеко за рамки самой робототехнической тематики. В частности, в монографии представлены результаты интенсивной исследовательской работы, направленной на создание методов и практических приемов использования нейронных сетей при построении экспертных систем на основе формализации оценочных экспертных знаний, которые, как правило, довольно расплывчаты и трудно формализуемы.Практическим результатом этой исследовательской работы стало создание системы программ развития VESTA. VESTA поддержала усилия эксперта по автоформализации собственных знаний в виде нейросетевой структуры, способной автоматически трансформироваться в систему поддержки принятия решений.

Теги: 1972, Амосов, Искусственная нейронная сеть, Николай Михайлович Амосов, Русский, Автономный робот ТАИР

Семантическая нейронная сеть — HandWiki

Семантическая нейронная сеть (SNN) основана на нейронной сети Джона фон Неймана [von Neumann, 1966] и M-сети Николая Амосова. [1] [2] Существуют ограничения на топологию канала для сети фон Неймана, но SNN принимает случай без этих ограничений. Могут обрабатываться только логические значения, но SNN допускает возможность обработки и нечетких значений. Все нейроны в сети фон Неймана синхронизируются тактами. Для дальнейшего использования техники самосинхронизирующейся схемы SNN принимает нейроны, которые могут быть самоподдерживающимися или синхронизированными.

В отличие от сети фон Неймана для семантических сетей нет ограничений на топологию нейронов.Это приводит к невозможности относительной адресации нейронов, как это было сделано фон Нейманом. В этом случае следует использовать абсолютную переадресацию. Каждый нейрон должен иметь уникальный идентификатор, обеспечивающий прямой доступ к другому нейрону. Конечно, нейроны, взаимодействующие посредством аксонов-дендритов, должны иметь идентификаторы друг друга. Абсолютную переадресацию можно модулировать с помощью специфичности нейронов, как это было реализовано для биологических нейронных сетей.

В исходном описании семантических сетей нет описания способностей к саморефлексии и самомодификации [Дударь З.В., Шуклин Д.Е., 2000]. Но в [Шуклин Д.Е. 2004] был сделан вывод о необходимости самоанализа и самомодификации в системе. Для поддержания этих способностей предусмотрено понятие указателя на нейрон. Указатели представляют собой виртуальные связи между нейронами. В этой модели тела и сигналы, передаваемые через нейронные связи, представляют собой физическое тело, а виртуальные связи между нейронами представляют собой астральное тело. Предлагается создавать модели искусственных нейронных сетей на основе виртуальной машины, поддерживающей возможность паранормальных эффектов.

SNN обычно используется для обработки естественного языка.

Родственные модели

Список литературы

  1. ↑ Амосов Н. М., Касаткин А. М., Касаткина Л. М.. «Активные семантические сети в роботах с независимым управлением». Труды 4-й международной совместной конференции по искусственному интеллекту — Том 1. Morgan Kaufmann Publishers Inc., 1975.
  2. ↑ Амосов, Н. М., Э. М. Куссул, А. М. Касаткин. «29. НЕЙРОПОДОБНЫЕ СЕТИ, ВНИМАНИЕ, ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ.»Нейрокомпьютеры и внимание: коннекционизм и нейрокомпьютеры 2 (1991): 433.
  3. ↑ Марупака, Нагендра и Али А. Минай. «Связь и творчество в семантических нейронных сетях». Нейронные сети (IJCNN), Международная совместная конференция 2011 г. IEEE, 2011.
  4. ↑ Салахутдинов, Руслан и Джеффри Хинтон. «Семантическое хеширование». RBM 500.3 (2007): 500.
  5. ↑ Элиасмит, Крис и др. «Масштабная модель функционирующего мозга». наука 338.6111 (2012): 1202-1205.
  • Neumann, J., 1966. Теория самовоспроизводящихся автоматов, отредактированная и дополненная Артуром У. Берксом. — Издательство Иллинойского университета, Урбана и Лондон,
  • Дударь З.В., Шуклин Д.Е., 2000. Реализация нейронов для семантических нейронных сетей, понимающих тексты на естественном языке. В радиоэлектронике и информатике ХТУРЭ, 2000. № 4. Р. 89-96.
  • Шуклин Д.Е., 2004. Дальнейшее развитие семантических моделей нейронных сетей. В области искусственного интеллекта, Донецк, Институт искусственного интеллекта «Наука и образование», Украина, 2004, № 3.С. 598-606

  • Шуклин Д.Е. Структура семантической нейронной сети, извлекающей значение из текста, В кибернетике и системном анализе, том 37, номер 2, 4 марта 2001 г., стр. 182–186 (5) [1]
  • Шуклин Д.Е. Структура семантической нейронной сети, реализующей морфологический и синтаксический анализ текста, В кибернетике и системном анализе, том 37, номер 5, сентябрь 2001 г., стр. 770–776 (7)
  • Шуклин Д.Е. Реализация линейного дерева с двоичной синхронизацией и его использование для обработки текстов на естественных языках, в кибернетике и системном анализе, том 38, номер 4, июль 2002 г., стр.503–508 (6)

Научно-методический подход к адаптивной диверсификации развития промышленного предприятия в условиях кризиса

Серрато, Д., Алессандри, Т., Депперу, Д. (2016). Экономический кризис, поглощения и эффективность фирм. Долгосрочное планирование, 49 (2), 171-185. https://doi.org/10.1016/j.lrp.2015.12.018

Chung, C.C., Lee, S.-H., Beamish, P.W., Southam, C., & Nam, D.-I. (2013). Противостояние теории реальных опционов теории диверсификации рисков: международная диверсификация и совместное владение в условиях экономического кризиса.Журнал мирового бизнеса 48 (1), 122-136. https://doi.org/10.1016/j.jwb.2012.06.013

Делас В., Носова Е., Яфинович О. (2015). Финансовая безопасность предприятий. Экономика процедур и финансы, 27, 248-266. https://doi.org/10.1016/S2212-5671(15)00998-3

Глушков В. М., Амосов Н. М., Артеменко И. А. (Ред.). (1974). Энциклопедия кибернетики. (Том 1). Киев: Абс-Мир.

Гадзевич И.О. (2014). Розробка алгоритма перехода промышленного предприятия к диверсификации своей деятельности.Научный журнал Херсонского государственного университета. Серия «Экономические науки», 5 (2), 58-62 (на укр.).

Грозный, И., Кузьмак, О., Кузьмак, О., Русинова О. (2018). Моделирование диверсификации внешнеэкономических взаимодействий. Проблемы и перспективы в управлении, 16 (1), 155-165. https://doi.org/10.21511/ppm.16(1).2018.15

Капицинис Н. (2018). Интерпретация мобильности бизнеса через социально-экономическую дифференциацию, переезд греческих фирм в Болгарию до и после глобального экономического кризиса 2007 года.Геофорум, 96, 119-128. https://doi.org/10.1016/j.geoforum.2018.08.002

Кузьмин О., Дрымаловская Х. (2013). Сутнист та значение диверсификации на промышленных предприятиях. Экономичный анализ, 12 (3), 222-225 (на укр.).

Лахно В., Малюков В., Бочулия Т., Хиптерс З., Квилински А., Томашевская О. (2018). Модель управления процедурой взаимного финансового инвестирования в информационные технологии и системы умного города.Международный журнал гражданского строительства и технологий, 9 (8), 1802-1812.

Laperche, B., Lefebvre, G., Langlet, D. (2011). Инновационные стратегии промышленных групп в условиях глобального кризиса: рационализация и новые пути. Технологическое прогнозирование и социальные изменения, 78 (8), 1319-1331 https://doi.org/10.1016/j.techfore.2011.03.005

Майданевич П.М. (2014). Концептуальные основы развития промышленного предприятия в условиях кризиса.Бизнес-навигатор, 1 (33), 69-73 (на укр.).

Милованов, Е. (2006). Стратегия диверсификации — основа финансовой устойчивости многопрофильного предприятия бытового обслуживания. Проблемы теории и практики управления, 10, 96-104.

Найдоо, В. (2010). Выживание фирмы в условиях кризиса: влияние рыночной ориентации, маркетинговых инноваций и бизнес-стратегии.Управление промышленным маркетингом, 39 (8), 1311–1320. https://doi.org/10.1016/j.indmarman.2010.02.005

Орлова К. (2015). Формирование организационно-экономического механизма адаптации промышленных предприятий к внешней среде. Проблемы теории и методологии бухгалтерского учета, контроля и анализа, 2 (32), 238-249 (на укр.). https://doi.org/10.26642/pbo-2015-2(32)-238-250

Pajk, K.Каминская Б., Квилинский О. (2016). Современные тенденции развития финансового сектора в условиях виртуальной регионализации. Финансово-кредитная деятельность: проблемы теории и практики 2 (21), 204-217. https://doi.org/10.18371/fcaptp.v2i21.

Прокопенко Р., Шишацкий В. (2014). Концептуальный подход к моделированию налоговых реакций корпоративных структур. Журнал научных публикаций Аспирантов и Докурантов, 1 (91), 18-19.

Сабатино, М. (2016). Экономический кризис и устойчивость: устойчивость и конкурентоспособность предприятий. Журнал бизнес-исследований, 69 (5), 1924-1927. https://doi.org/10.1016/j.jbusres.2015.10.081

Свон, П.Л. (2009). Политическая экономия кризиса субстандартного кредитования: почему субстандартный кредит был так привлекателен для его создателей. Европейский журнал политической экономии, 25 (1), 124-132. https://doi.org/10.1016/j.ejpoleco.2008.12.005

Уильямсон, П.Дж., и Цзэн, М. (2009).Стратегии соотношения цены и качества для времен рецессии, Harvard Business Review, 87 (3), 66-74.

Вонг, Л. (2009). Кризис: возврат к политической экономии? Критические перспективы международного бизнеса, 5 (1/2), 56-77. https://doi.org/10.1108/174220408686

Амосов Александр Петрович | Scientific.Net

Исследование возможности получения нанопорошковой композиции «нитрид алюминия — нитрид бора» по азидной СВС технологии.

Авторы: Людмила Шиганова, Георгий Бичуров, Ирина Керсон, Владислав А.Новиков, Александр Петрович Амосов

Аннотация: Изучены процессы и продукты горения систем «азид натрия — галогениды алюминия и бора». Галогенидные соли AlF 3 , Na 3 AlF 6 , KBF 4 и NH 4 BF 4 используются в качестве предшественников элементов Al и B. Измеренная температура горения находится в диапазоне от 900 до 1800 ° C. Установлено, что конечный продукт синтеза горения состоит из нескольких фаз, причем не только из целевых фаз (AlN и BN), но и из побочных продуктов (Na 3 AlF 6 , К 2 NaAlF 6 , NaF, KF), часть которых удаляется промывкой водой.Композитный порошок AlN-BN образуется только в случае AlF 3 в качестве предшественника Al; при этом образуется побочный продукт примеси К 2 NaAlF 6 или Na 3 AlF 6 . В случае прекурсора Na 3 AlF 6 промытый продукт СВС может быть только побочным продуктом К 2 NaAlF 6 или Na 3 AlF 6 или вместе с побочным продуктом , он может содержать AlN или BN, но не их состав.Это объясняется разной температурой горения. Исследовано формирование структуры композиционного порошка. Полученные агломерированные нано- и микропорошки нитридов имеют неправильную и преимущественно игольчатую форму со средним размером частиц 50-170 нм в агломератах.

379

Изготовление нанокомпозитов Al-AlN

Авторы: Александр П.Амосов, Ю.В. Титова, И. Тимошкин Антонина Анатольевна Кузина

Аннотация: Дан обзор методов получения и свойств композитов с алюминиевой матрицей, дискретно армированных керамическими частицами и наночастицами нитрида алюминия AlN. Исследование показывает, что нанокомпозиты Al-AlN при небольшом весе обладают улучшенными физико-механическими свойствами, в том числе при высоких температурах до 400-550 ° C, что делает их очень привлекательными для применения в автомобильной, аэрокосмической и полупроводниковой технологиях.Однако из-за большой продолжительности и энергозатрат, дорогостоящего и сложного оборудования, низкой производительности существующих твердофазных методов порошковой металлургии и жидкофазных металлургических процессов получения нанокомпозитов Al-AlN до сих пор не освоены технологии получения нанокомпозитов Al-AlN. промышленное производство этих композитов. Азидная технология самораспространяющегося высокотемпературного синтеза (СВС-АЗ) с использованием азида натрия NaN 3 в качестве твердого азотирующего реагента позволяет получать относительно недорогой нанопорошок нитрида алюминия в виде нановолокон наряду с боковой солью криолита Na . 3 AlF 6 , который может играть роль флюса при работе с расплавленным алюминием.Новый простой ex-situ метод введения частиц AlN в расплавленный алюминиевый сплав в виде композитной лигатуры, полученной сплавлением вместе флюса карналлита KCl · MgCl 2 с нанопорошком AlN, смешанным с криолитом Na 3 AlF 6 . Приведены результаты экспериментов по применению предложенного метода для получения нанокомпозита с матрицей из алюминиево-магниевого сплава AlMg6, содержащей до 1% армирующей фазы AlN.

302

Наноструктурированные алюминиевые матричные композиты из Al-10% TiC, полученные in situ методом СВС в расплаве

Авторы: Александр П.Амосов, А. Лутс, А.А. Ермошкин

Аннотация: Целью данной работы было исследование влияния технологических параметров процесса самораспространяющегося высокотемпературного синтеза (СВС) на формирование наночастиц карбида титана из смеси порошков титана и углерода в расплавленном алюминии. и от свойств полученного композита Аl-10 мас. % TiC. Результаты показывают, что применение таких приемов, как использование порошка титана крупной фракции, интегрированного флюса состава 30-35% NaCl, 52-57% KCI, 10-13% Na 2 SiF 6 и добавление Алюминиевый порошок в исходную шихту позволяет уменьшить размер большей части синтезированных частиц карбидной фазы TiC до ультратонких размеров.В то же время замена 20% порошка металлического титана в шихте на титансодержащую соль Na 2 TiF 6 позволяет синтезировать наночастицы карбида титана размером менее 0,1 мкм в композите Al- 10% TiC. Полученный СВС композит Al-10% TiC отличается высокими физико-механическими и трибологическими свойствами при хорошей коррозионной стойкости. Армирование сверхмелкозернистыми и наноразмерными частицами TiC повышает прочностные характеристики композита Al-10% TiC на 2.В 5-2,9 раза по сравнению с чистым алюминием, а армирование микрочастицами TiC (2-4 мкм) всего в 1,5-1,7 раза; устойчивость к коррозии увеличивается в 4-5 раз.

281

Восстановление Fe углеродом при самораспространяющемся высокотемпературном синтезе композита Fe-TiC

Авторы: Игорь В.Яценко, Яценко Владимир Васильевич, Амосов Александр Петрович, Самборук А.

Аннотация: В работе представлены результаты экспериментальных исследований горения порошковой смеси титана, углерода и закиси железа (III). Восстановление железа углеродом является эндотермической реакцией и протекает в волне горения СВС из-за теплоты высокоэкзотермической реакции образования TiC. Установлено, что невозможно инициировать процесс горения при содержании (Fe 2 O 3 + C) 50 мас.% или более от исходного состава шихты. При не очень высоком содержании (Fe 2 O 3 + C) в продуктах реакции обнаруживаются только Fe и TiC. При приближении его содержания к 50 мас. %, также обнаружены примесные фазы С и FeO. Продукт СВС представляет собой лепешку из отдельных гранул Fe-TiC размером 100-500 мкм.

768

Влияние грануляции порошковой шихты титан-бор на закономерности самораспространяющегося высокотемпературного синтеза пористых материалов

Авторы: Д.И. Андриянов, Александр П. Амосов, А. Самборук

Аннотация: Приведены результаты исследований получения пористого борида титана TiB методом самораспространяющегося высокотемпературного синтеза (СВС) с использованием обычной (негранулированной) и гранулированной исходной порошковой шихты титан-бор. Описано влияние количества титана в шихте, размера гранул и давления уплотнения шихты на структуру, пористость, фазовый состав и прочность на сжатие получаемых пористых материалов.Результаты исследований получены с использованием растрового электронного микроскопа, дифрактометра и универсальной испытательной машины.

500

СИНТЕЗ МАКС-ФАЗЫ КАРБИДА ТИТАНА-КРЕМНИЯ (Ti 3 SiC 2 ) как перспективного электроконтактного материала методом СВС-прессования

Авторы: Денис М.Давыдов, Александр Петрович Амосов, Евгений Иванович Латухин

Аннотация: В данной работе описан синтез MAX-фазы карбида кремния титана (Ti 3 SiC 2 ), полученной методом самораспространяющегося высокотемпературного синтеза (СВС) с приложением давления (СВС). -прессовка). Спрессованный Ti 3 SiC 2 был получен из исходной смеси порошков титана, кремния и углерода (сажи) с соотношением компонентов порошка 3Ti + (1.2-1,25) Si + 2С. Методами рентгеновской дифракции, сканирующей электронной микроскопии и энергодисперсионного анализа показано, что синтезированный продукт СВС-прессования представляет собой плотный композиционный материал, состоящий из сердцевинной фазы Ti 3 SiC 2 и боковых фаз TiC и ТиСи 2 . Исследованы основные физико-механические свойства нового композиционного материала: плотность, прочность на сжатие, твердость, электропроводность. Этот материал представляет интерес как перспективный материал для электрических контактов.

596

Тактика безопасного удаления миксом сердца; Опыт 796 операций

Полный текст

Введение

Первичные опухоли сердца (ПТГ) имеют различную клиническую картину, имитирующую другие болезни сердца. В структуре опухолей сердца миксомы составляют 80—90% доброкачественных опухолей сердца.Частота диагностики первичных опухолей сердца (из которых более 80% морфологически относятся к доброкачественным опухолям) применительно к приобретенным порокам сердца составляет от 1,5% до 2%, или от 0,09% до 1,9% от общего числа. возникновение госпитализированных больных. (1,2) Клинические проявления выявляются преимущественно на поздних стадиях заболевания, кроме того, прогноз при данной патологии остается неблагоприятным. (1,2) Актуальны вопросы диагностики новообразований сердца и их адекватного, нередко неотложного хирургического лечения. (3,5) Цель исследования — определить особенности диагностики и поиск тактики оптимального и безопасного хирургического лечения миксомы сердца.

Материалы и методы

В Институте сердечно-сосудистой хирургии им. Н.М.Амосова АМН Украины за период с 1.01.1969 по 1.01.2017 889 больных с верифицированными первичными опухолями сердца. Немиксомные доброкачественные опухоли сердца (НДПС) наблюдались в 33 (3,7%) случаях, злокачественных опухолей, — в 60 (6.8%). Рабдомиомы наблюдались в 9 (27,3%) случаях, в 5 (15,2%) — гемангиомах, в 8 (24,2%) — фиброэластомах папилляра, в 3 (9,1%) случаях — липомы, фибромы и др. лейомиофибромы; и в 1 (3,0%) случае выявлены фиброма и незрелая тератома. Возраст больных составлял от 1 дня до 67 лет (в среднем 34,5 ± 4,3 года).

Миксомы сердца (МЗ) выявлены у 796 (89,6%) больных, из них в 696 (87,4%) случаях — МЗ левого предсердия (ЛП). Миксомы правого предсердия (РА) определялись в 73 (9,2%) наблюдениях, ЗГ в левом (ЛЖ) и правом (ПЖ) желудочках — в 8 (1,1%) случаях соответственно.Многоцентральный рост опухоли с поражением двух или трех камер сердца был обнаружен у 11 (1,4%) больных. Возраст пациентов с ЗГ составлял от 3 до 78 лет (в среднем 47,5 ± 3,4 года), из них 577 (72,5%) в возрасте от 31 до 60 лет.

Результаты и обсуждение

При анализе наблюдений выявлено увеличение частоты регистрации больных с ЗГ в Институте сердечно-сосудистой хирургии им. Н.М. Амосова: за период с 1969 по 1990 г. количество больных ЗГ составило 160 (20,1%) случаев, а за период с 1991 по 2017 год — 636 (79,9%) случаев, что обусловлено как широким внедрением в диагностику ультразвукового исследования сердца, так и вероятным увеличением частоты этого заболевания.

Ведущим клиническим проявлением заболевания была застойная сердечная недостаточность, обусловленная частичным перекрытием опухолью клапанных отверстий с последующим развитием нарушения гемодинамики в собственных камерах сердца, что было выявлено у 736 (92,5%) пациенты с ЗГ. К III и IV функциональным классам классификации NYHA были отнесены 289 (36,3%) и 68 (8,5%) пациентов соответственно, которым в этих группах часто требовалось экстренное хирургическое лечение.Диаметр фундамента MH от 0,5 до 7,5 см. При этом в 688 (86,4%) случаях преобладающей областью фиксации ЗГ возникла межпредсердная перегородка (ИАС).

Важными клиническими симптомами ЗГ были потеря сознания и приступы головокружения, выявленные у 172 (21,6%) больных. У 112 (14,1%) пациентов появление данных симптомов было связано с определенным положением тела, которое оказалось характерным для предсердных локализаций опухолей и не наблюдалось при локализации желудочков ЗГ.

Такое тяжелое осложнение клинического течения этого заболевания, как эмболический синдром, выявлено у пациентов с ЗГ в 43 (5,4%) случаях, при этом на фоне синусоидального ритма. Из этих больных эмболия сосудов головного мозга имела место в 34 (4,3%) случаях, из которых в 9 (1,1%) — повторно. У 9 (1,1%) больных зарегистрирована эмболия сосудов других органов — почек, сосудов нижних и верхних конечностей.

Боли в области сердца зарегистрированы у 298 (37,4%) больных с ЗГ различной локализации.Чаще всего боли проявлялись ощущением тяжести в грудной клетке и не носили ангинозного характера. В 696 (84,6%) случаях длительность симптомов заболевания не превышала 1 года до операции. Проявления недостаточности кровообращения при ЗГ (одышка, сердцебиение, головокружение, потеря сознания) были по-разному выражены в зависимости от положения тела больного в 216 (27,1%) наблюдениях.

При аускультации у больных с ЗГ выявлялись шумы, сходные с таковыми при ревматических пороках сердца.Определялась изменчивость проявлений флешкультаций в стабильно синусоидальном ритме с течением времени и при изменении положения тела пациента, что обусловлено смещением опухоли по отношению к клапанам сердца и отмечено на 153 (19,2%) ) пациенты. Различные нарушения ритма, как клинические проявления ЗГ, выявлялись у 237 (29,8%) пациентов. Следует отметить, что у 178 (22,4%) пациентов стойкими оказались 111 (13,9%) случаев, или у 67 (8,5%) случаев пароксизмальная тахикардия в сочетании с экстрасистолией.

Такие клинические проявления ЗГ, как общая слабость, быстрая утомляемость и недомогание — у 499 (62,7%) пациентов, среднее повышение температуры — у 449 (56,4%) случаев; как общую реакцию организма на опухоль рассматривали боли в суставах и мышцах — у 248 (31,2%), снижение массы тела — у 309 (38,8%) пациентов.

Основным методом диагностики в комплексе диагностики первичных опухолей сердца (ПТГ) является ЭхоКГ. Из 796 больных ЗГ в 753 (94,6%) случаях с 1984 г. произведена ЭхоКГ.Среди этих пациентов в 512 (68,2%) случаях опухоль локализовалась как неоднородная по структуре за счет объемного образования клеточного характера с размытыми неровными контурами, изменяющимися в процессе движения. В остальных 239 (31,8%) случаях по объему визуализировалось новообразование однородного характера с четкими ровными краями. В 57 (7,6%) случаях вкрапления кальция определялись как яркие эхосигналы различной локализации. Фонд МЗ выявлен у 612 (81,5%) пациентов, из которых в 389 (63,5%) случаях локализация прикрепления опухоли была определена на участке ИАС.

Выраженные клинические проявления, связанные с закупоркой клапанных отверстий при подготовке к операции, имели место у 46 (5,8%) пациентов с ЗГ, а именно при транспортировке и укладывании больных на операционный стол. В таких случаях было признано целесообразным предоставить пациентам полусидячее положение с поворотом на правый бок в начале хирургического вмешательства. Все операции, кроме 15 (1,9%), выполненных на раннем этапе операции МЗ и 1 случая правой министернотомии в 2015 г., выполнялись доступом из средней стернотомии, что обеспечивало оптимальные условия для удаления опухолей любой локализации. .

При удалении MH LA использовались разные хирургические доступы, которые отличались частотой фрагментаций новообразований при их удалении. Применение доступа ЛП в 122 (15,3%) случаях ЗГ ЛА сопровождалось фрагментацией ЗГ у 47 (38,1%) пациентов. Наиболее комфортным оказался традиционный доступ к МЗ ЛА через РА и ИАС, при этом зарегистрировано снижение частоты фрагментации опухоли до 21,1% (109 пациентов на 521 операцию). У 8 (1,0%) пациентов с миксомами ЛП мы были вынуждены применить комбинированный доступ правой атриотомии и септотомии с левой атриотомией, что позволило благополучно завершить операцию.В 48 (6,1%) случаях при обнажении крупных (до 8–12 см) миксом ЛП использовался доступ из обоих предсердий, что позволило практически полностью избежать фрагментации опухоли.
При макроскопическом исследовании МЗ было установлено, что опухоли это были: ворсинчатые — в 459 (57,7%) случаях и компактные новообразования яйцевидной или округлой формы, с блестящей гладкой, иногда бугристой поверхностью — в 337 (42,3%). %) соответственно.

Патология клапанов, сопровождающая ЗГ, определена у 57 (6,9%) пациентов.В 36 (4,5%) случаях имело место изолированное поражение митрального клапана (МК), в 18 (2,3%) — трехстворчатого клапана (ТВ), в 1 случае (0,1%) — сопутствующее поражение митрального клапана. и аортальный, и изолированное поражение аортальных клапанов (АВ). Среди них миксому механического повреждения клапанных структур обнаружили у 23 (2,9%) больных. Другая патология клапанного аппарата выявила относительную недостаточность клапана за счет выраженного расширения фиброзного кольца: трехстворчатого — в 17 (2,1%) и митрального — в 13 (1,6%) случаев соответственно.

Вовлечение клапанного аппарата в опухолевый процесс отмечено у 8 (1,0%) больных. Так, у 1 (0,1%) пациента миксома ПЖ прикреплялась к мышцам сосочков и хордам ТВ, а в 7 (0,9%) случаях миксома ЛП поражала переднюю створку МК. Хирургическая коррекция клапанных поражений выполнена 54 (6,8%) пациентам: в 12 (1,5%) случаях — замена клапанов (9 — MV, 1 — TV, 1 — AV, 1 — AV + MV). в 43 (5,4%) случаях — ремонтные операции с положительным функциональным эффектом.

При хирургическом лечении госпитальная летальность ЗГ составила 5% (39 случаев).За последние 16 лет выполнено 433 операции без летального исхода. Причинами летального исхода явились: неврологические осложнения — у 16 ​​(46,2%) больных; материальная эмболия — в 7 (17,9%) случаях, инфаркт миокарда — в 3 (7,7%) случаях; гнойные осложнения — в 1 (2,6%) случае; ошибки операций — в 5 (12,9%) случаях.

В катамнестическом периоде результаты хирургического лечения ЗГ изучены у 679 пациентов (89,8% письменных) в сроках от 6 месяцев до 46 лет (в среднем 19,5 ± 4,2 года).Живучесть до 20 лет составила 79,8%. В период наблюдения в I функциональных классах по классификации NYHA было 532 (78,4%) пациентов, во II функциональных классах NYHA — 101 (14,8%). Рецидивы ЗГ выявлены у 16 ​​(2,1%) пациентов в срок от 2 до 12 лет (в среднем 3,5 ± 0,4 года) после первичной операции. Таким образом, в 4 случаях рецидива ЗГ (25%) имел место синдром миксомы. При хирургическом лечении НБТГ госпитальная летальность составила 3,0% (1 случай). 2 пациента умерли в катамнезе, рецидива заболевания в первые годы после операции не выявлено.

Выводы
  1. За последние 16 лет по поводу ЗМ выполнено 433 операции без летальных исходов, что обусловлено оптимальной тактикой диагностики и актуальностью хирургического лечения, которые снижают частоту дооперационных осложнений и обеспечивают безопасность и радикальность удаления опухолей сердце.
  2. Принятая тактика обеспечивает эффективность хирургического лечения ЗГ, подтвержденную данными катамнестического наблюдения: в I функциональных классах по классификации NYHA было 532 (78,4%) пациентов, во II функциональных классах NYHA — 101 (14,6%). ) пациенты соответственно; Живучесть до 20 лет составила 79,8%.

Терминологические понятия и особенности конструкции техники ходьбы с палками

Список литературы Амосов Н. М. Моя система здоровья , Киев, Здоровье, 1997, 56 с.

Адашевский В.М., Ермаков С.С., Зелинский Ева. Физическое воспитание студентов , 2012, том 3, с. 5-10.

Бернштейн Н. А. Очерки по физиологии движений и физиологии активности , М., 1966, 144 с.

Бернштейн Н.А. Исследования по биодинамике ходьбы, бега, прыжка . М .: Физкультура и спорт, 1940. 164 с.

Vitenzon A.S. Закономерности нормальной и патологической ходьбы человека . М .: ЦНИИПП, 1998. 271 с.

Vitenzon A.S. Закономерности нормальной и патологической ходьбы человека , Москва, ЦНИИПП, 1998, с.83.

Витензон А.С., Петрушанская К.А. От естественного к искусственному управлению локомоцией. М .: МБН, 2003. 448 с.

Гогин О.В. Легка атлетика , Харьков, ОВС, 2001, 112 с.

Дубровский В.И. Федорова В.Н. Биомеханика [Биомеханика], Москва, Владос, 2003, с. 388.

Конова Л.А. Педагогика, психология та медико-биологические проблемы физического вихованна и спорта , 2011, том 4, с. 91-93.

Купер К. Новая аэробика: Система оздоровительных физических упражнений для всех возрастов, , Москва, Физическая культура и спорт, 1979, 125 с.

Малин Свенсо. Скандинавская ходьба .Human Kinetick, 2009, стр. 6-7.

Ушаков Д. Н. Орфографический словарь русского языка , М .: Учпедгиз, 1937, 162 с.

Михальчук Т.Д. Педагогика, психология та медико-биологические проблемы физического вихованна и спорта , 2012, том 4, с. 85-87.

Каванья Г.А., Тис Х., Замбони А.Источники внешней работы в ровной ходьбе и беге. Журнал физиологии . 1976, т. 26 (2), стр. 639-657.

Саранцев А.В., Витензон А.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts