Бехтерев владимир михайлович вклад в психологию: 32. В. М. Бехтерев и его вклад в психологию.

Содержание

32. В. М. Бехтерев и его вклад в психологию.

БЕХТЕРЕВ, ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ (1857–1927), русский невролог, психиатр, морфолог и физиолог нервной системы. Выстраивал свою концепцию объективной психологии. В его научных интересах, центральное место занимала психиатрия, исследование душевной жизни человека. Уделяя значительное внимание психологии, он выдвинул план ее превращения в объективную естественную науку. В начале 20 в. появились его первые книги, в которых излагались основные принципы объективной психологии, позже названной им рефлексологией. В 1907 г. Бехтерев организовал Психоневрологический институт, на базе которого была создана сеть научно – клинических и научно – исследовательских институт, в том числе и первый в России Педологический институт. Это позволило Бехтереву связать теоретические и практические исследования.

Разрабатывая свою объективную психологию как психологию поведения, основанную на экспериментальном исследовании рефлекторной природы человеческой психики, Бехтерев, тем не менее, не отвергал сознание. Он включал его в предмет психологии, так же как и субъективные методы исследования психики, в том числе самонаблюдение. Основные положения новой науки изложены им в работах «Объективная психология» и «Общие основания рефлексологии». Он исходил из того, что рефлексологические исследования, в том числе рефлексологический эксперимент, дополняют данные, полученные при психологических исследованиях, анкетировании и самонаблюдении.

В дальнейшем Бехтерев исходил из того, что рефлексология в принципе не может заменить психологию, и последние работы его института постепенно вышли за рамки рефлексологического подхода.

С его точки зрения, рефлекс есть способ установления относительно устойчивого равновесия между организмом и комплексом условий, действующих на него

. Так появилось одно из основных положений Бехтерева о том, что отдельные жизненные проявления организма приобретают черты механической причинности и биологической направленности и имеют характер целостной реакции организма, стремящегося отстоять и утвердить свое бытие в борьбе с меняющимися условиями среды.

Исследуя биологические механизмы рефлекторной деятельности, Бехтерев отстаивал мысль о воспитуемости, а не о наследуемом характере рефлексов. Так в книге «Основы общей рефлексологии» он доказывал, что не существует врожденного рефлекса рабства или свободы, и утверждал, что общество осуществляет своего рода социальный отбор, создавая нравственную личность. Т. о., именно социальная среда является источником развития человека; наследственность задает лишь тип реакции, но сами реакции развиваются в течение жизни. Доказательством этого послужили, по его мнению, исследования генетической рефлексологии, доказавшие приоритетность среды в развитии рефлексов младенцев и детей раннего возраста.

Бехтерев считал проблему личности одной из важнейших в психологии и был одним из немногих психологов начала 20 в., которые трактовали в тот период личность как интегративное целое. Он рассматривал созданный им Педологический институт как центр по изучению личности, которая является основой воспитания. Он всегда подчеркивал, что все его интересы концентрируются вокруг одной цели – «изучить человека и суметь его воспитать». Бехтерев фактически ввел в психологию понятия: индивид, индивидуальность и личность, считая, что индивид – это биологическая основа, над которой надстраивается социальная сфера личности.

Большое значение имели и исследования Бехтеревым структуры личности, в которой он выделял пассивную и активную, сознательную и бессознательную части, их роли в различных видах деятельности и их взаимосвязи. Он отмечал

доминирующую роль бессознательных мотивов во сне или при гипнозе и считал необходимым исследовать влияние опыта, приобретенного в это время, на сознательное поведение. Исследуя способы коррекции отклоняющегося поведения, он полагал, что любое подкрепление может зафиксировать реакцию. Избавиться от нежелательного поведения можно, только создав более сильный мотив, который «вберет в себя всю энергию, затрачиваемую на нежелательное поведение».

Бехтерев отстаивал мысль о том, что во взаимоотношениях коллектива и личности приоритетна именно личность, а не коллектив. Эти взгляды доминируют в его работах «Коллективная рефлексология», «Объективное изучение личности». Именно из этой позиции он исходил, исследуя коллективную соотносительную деятельность, объединяющую людей в группы. Бехтерев выделял людей, склонных к коллективной или индивидуальной соотносительной деятельности, и изучал, что происходит с личностью, когда она становится членом коллектива, и чем вообще реакция коллективной личности отличается от реакции отдельно взятой личности.

В своих экспериментах по исследованию влияния внушения на деятельность человека Бехтерев фактически впервые обнаружил такие явления, как конформизм, групповое давление, которые только через несколько лет стали изучаться в западной психологии.

Доказывая, что развитие личности невозможно без коллектива, он вместе с тем подчеркивал, что влияние коллектива не всегда благотворно, т. к. любой коллектив нивелирует личность, стараясь сделать ее шаблонным выразителем своей среды. Он писал о том, что обычаи и общественные стереотипы, в сущности, ограничивают личность, лишая ее возможности свободно проявлять свои потребности.

Он также считал, что личная свобода и общественная необходимость, индивидуализация и социализация – это две стороны общественного процесса, идущего по пути социальной эволюции, причем самоопределение личности представлялось ему подвижным процессом, равнодействующая которого постоянно смещается то в одну, то в другую сторону. Говоря о стереотипизации личности, ее отчуждении от своей внутренней сути при социализации, Бехтерев фактически развивал те же мысли, что и представители появляющейся в то время на Западе

экзистенциальной философии, положения которой легли в основу одной из наиболее популярных современных теорий личности – гуманистической. Т. о., можно предположить, что и в русле школы Бехтерева зарождались основы еще одной отечественной теории развития личности, формирование которой было остановлено в самом начале.

Бехтерев вклад в психологию — Kratkoe.com

Автор J.G. На чтение 3 мин Обновлено

Какой вклад Бехтерева в психологию, Вы узнаете из этой статьи.

Владимир Бехтерев вклад в психологию

Владимир Михайлович Бехтерев — русский психиатр, невролог, физиолог и морфолог нервной системы. Он занимался построением концепции объективной психологии, исследуя душевную жизнь человека.

Объективная психология подразумевала под собой психологическое поведение, основанное на экспериментальном характере исследования рефлекторной природы человеческой психики. Предметом его концепции было самонаблюдение. Свои взгляды он выложил в двух основных трудах: «Общие основания рефлексологии» и «Объективная психология».

Еще одна сфера исследований Владимира Михайловича – рефлексология и рефлексологический эксперимент. Рефлекс согласно Бехтереву является способом установления устойчивого равновесия между комплексом действующих условий и  организмом. Психолог выдвинул положение о том, что некоторые жизненные проявления человеческого организма имеют черты биологической направленности и механической причинности, а также обладают характером целостной реакции, который проявляется в случае борьбы с постоянно изменяющимися условиями среды. Бехтерев настаивал на воспитуемом характере рефлексов. Об этом идет речь в книге «Основы общей рефлексологии». Согласно ему социальная среда – это источник развития человека.

Бехтерев вклад в педагогику

Владимир Михайлович также занимался изучением личности, трактуя ее как интегративное целое. Он даже создал Педологический институт, который стал центром изучения личности как основы воспитания. Ему принадлежит введение в психологию таких понятий как: индивидуальность, личность, индивид. Кстати личностная социальная сфера надстраивается над индивидом.  Именно это стало основой для дальнейших педагогических разработок об индивидуализации учебного процесса.

Огромное значение для психологии имеют исследования о структуре личности. В ней Бехтерев выделил активную, пассивную, бессознательную и сознательную ее части. Он был первым, кто отметил доминирующую роль бессознательного мотива в гипнозе или сне. В ходе экспериментов он обнаружил явления конформизма и группового давления, которые в западной психологии стали изучаться намного позднее.

Говоря о его вкладе в психологию, нельзя не упомянуть об исследовании важности влияния коллектива на личность. Бехтерев доказал, что оно не всегда является благотворным: коллектив может нивелировать личность, сделать ее шаблонной. Бытующие общественные стереотипы и обычаи существенно ограничивают личность и лишают ее возможности проявлять самостоятельно свои потребности. Таким образом, общественная необходимость и личная свобода, социализация и индивидуализация являются главной силой социальной эволюции. И можно утверждать, что психолог заложил основы отечественной теории развития личности не только в психологии, но и педагогике.

Возвращаясь к медицине, отметим, что он занимался исследованиями функций мозга и открыл в нем проводящие пути и ядра. Также создал учение о функциональной анатомии мозга и проводящих путях спинного мозга. Им было обнаружено центры секреции и движения внутренних органов в коре головного мозга.

Кроме того Бехтерев ввел в науку термин «сочетательно-двигательный рефлекс». Открыл физиологические рефлексы, такие как: рефлекс большого веретена, лопаточно-плечевой, выдыхательный; патологические рефлексы: запястно-пальцевой рефлекс, тыльностопный рефлекс Менделя—Бехтерева, рефлекс Бехтерева—Якобсона. Ему принадлежит создание специальных приборов для оценки симптомов:

  • альгезиметр – измеряет болевую чувствительность
  • барэстезиометр – измеряет чувствительность к давлению
  • миоэстезиометр – измеряет чувствительность

Ученый разработал методы изучения нервного и психического развития детей, выявил связь между психическими болезнями и нервными. Он описал патогенез и клинику галлюцинаций, циркулярный психоз и психопатию, формы навязчивых состояний и психического автоматизма. Бехтерев как основоположник отечественной научной психологии был во многих аспектах первопроходцем, в то время как подобные идеи и исследования только-только стали зарождаться на Западе.

Надеемся, что и этой статьи Вы узнали, какой вклад в психологию сделал Бехтерев. 

Вклад В.М. Бехтерева в развитие отечественной психологии.

БЕХТЕРЕВ Владимир Михайлович (1857-1927) — русский физиолог, невропатолог, психиатр, психолог. Основал первую в России экспериментально-психологическую лабораторию (1885), а затем Психоневрологический институт (1908)- первый в мире центр по комплексному изучению человека. Опираясь на выдвинутую Иваном Михайловичем Сеченовым рефлекторную концепцию психической деятельности, разработал естественнонаучную теорию поведения. Возникшая в оппозиции к традиционной интроспективной психологии сознания, теория В.М. Бехтерева первоначально получила название объективной психологии (1904), затем психорефлексологии (1910) и, наконец, рефлексологии (1917). В.М. Бехтерев внес крупный вклад в развитие отечественной экспериментальной психологии («Общие основы рефлексологии человека», 1917).

Владимир Михайлович Бехтерев, известный русский невролог, невропатолог, психолог, психиатр, морфолог и физиолог нервной системы, родился 20 января 1857г. в селе Сорали Елабужского уезда Вятской губернии в семье мелкого государственного служащего. В августе 1867г. он начал занятия в Вятской гимназии, а поскольку Бехтерев еще в юности решил посвятить свою жизнь невропатологии и психиатрии, после окончания семи классов гимназии в 1873г. он поступил в Медико-хирургическую академию.

В 1878г. окончил Медико-хирургическую академию в Петербурге, был оставлен для дальнейшего обучения на кафедре психиатрии у И. П. Мержеевского. В 1879г. Бехтерев был принят в действительные члены Петербургского общества психиатров.

4 апреля 1881г. Бехтерев успешно защитил докторскую диссертацию по медицине на тему «Опыт клинического исследования температуры тела при некоторых формах душевных болезней» и получил ученое звание приват-доцента. В 1884г. Бехтерев отправился в командировку за границу, где занимался у таких известных европейских психологов, как Дюбуа-Реймон, Вундт, Флексиг и Шарко.

После возвращения из командировки Бехтерев начинает читать курс лекций по диагностике нервных болезней студентам пятого курса Казанского университета. Будучи с 1884г. профессором Казанского университета на кафедре душевных болезней, Бехтерев обеспечил преподавание этого предмета устройством клинического отделения в казанской окружной лечебнице и психофизиологической лаборатории при университете; учредил Общество невропатологов и психиатров, основал журнал «Неврологический вестник» и выпустил ряд своих работ, а также работ своих учеников по различным отделам невропатологии и анатомии нервной системы.

В 1883г. Бехтерев был удостоен серебряной медали Общества русских врачей за статью «О вынужденных и насильственных движениях при разрушении некоторых частей центральной нервной системы». В этой статье Бехтерев обращал внимание на то, что нервные болезни часто могут сопровождаться психическими расстройствами, а при душевных заболеваниях возможны и признаки органического поражения центральной нервной системы. В этом же году его избирают в члены Итальянского общества психиатров.

Наиболее известная его статья «Одеревенелость позвоночника с искривлением его как особая форма заболевания» была опубликована в столичном журнале «Врач» в 1892г. Бехтеревым была описана «одеревенелость позвоночника с искривлением его как особая форма заболевания» (сейчас более известна как болезнь Бехтерева, анкилозирующий спондилоартрит, ревматоидный спондилит), то есть системное воспалительное заболевание соединительной ткани с поражением суставно-связочного аппарата позвоночника, а также периферических суставов, крестцовоподвздошного сочленения, тазобедренных и плечевых суставов и вовлечением в процесс внутренних органов. Бехтерев также выделил такие заболевания, как хореическая падучая, сифилитический множественный склероз, острая мозжечковая атаксия алкоголиков. Эти, а также другие впервые выявленные ученым неврологические симптомы и ряд оригинальных клинических наблюдений нашли отражение в двухтомной книге «Нервные болезни в отдельных наблюдениях», изданной в Казани.

С 1893г. Казанское неврологическое общество стало регулярно издавать свой печатный орган — журнал «Неврологический вестник», который выходил до 1918г. под редакцией Владимира Михайловича Бехтерева. Весной 1893г. Бехтерев получил от начальника Петербургской военно-медицинской академии приглашение занять кафедру душевных и нервных болезней. Бехтерев прибыл в Петербург и начал создавать первую в России нейрохирургическую операционную.

В лабораториях клиники Бехтерев вместе со своими сотрудниками и учениками продолжал многочисленные исследования по морфологии и физиологии нервной системы. Это позволяло ему пополнить материалы по нейроморфологии и приступить к работе над фундаментальным семитомным трудом «Основы учения о функциях мозга».

В 1894г. Бехтерев был назначен членом медицинского совета Министерства внутренних дел, а в 1895г. он стал членом Военно-медицинского ученого совета при военном министре и тогда же членом совета дома призрения душевнобольных.

В ноябре 1900г. двухтомник «Проводящие пути спинного и головного мозга» был выдвинут Российской академией наук на премию имени академика К. М. Бэра. В 1902г. он опубликовал книгу «Психика и жизнь». К тому времени Бехтерев подготовил к печати первый том работы «Основы учения о функциях мозга», которая стала его главным трудом по нейрофизиологии. Здесь были собраны и систематизированы общие положения о деятельности мозга. Так, Бехтерев представил энергетическую теорию торможения, в соответствии с которой нервная энергия в мозгу устремляется к находящемуся в деятельном состоянии центру. По мнению Бехтерева, эта энергия как бы стекается к нему по связующим отдельные территории мозга проводящим путям, прежде всего из вблизи расположенных территорий мозга, в которых, как считал Бехтерев, возникает «понижение возбудимости, следовательно, угнетение».

Вообще, работы Бехтерева по изучению морфологии мозга внесли бесценный вклад в развитие отечественной психологии Его, в частности, интересовал ход отдельных пучков в центральной нервной системе, состав белого вещества спинного мозга и ход волокон в сером веществе, и вместе с тем на основании произведенных опытов ему удалось выяснить физиологическое значение отдельных частей центральной нервной системы (зрительных бугров, преддверной ветви слухового нерва, нижних и верхних олив, четверохолмия).

Занимаясь непосредственно функциями мозга, Бехтерев открыл ядра и проводящие пути в мозге; создал учение о проводящих путях спинного мозга и функциональной анатомии мозга; установил анатомофизиологическую основу равновесия и пространственной ориентации, обнаружил в коре головного мозга центры движения и секреции внутренних органов и т.д.

После завершения работы над семью томами «Основы учения о функциях мозга» особое внимание Бехтерева стали привлекать проблемы психологии. Бехтерев говорил о равноправном существовании двух психологии: он выделял субъективную психологию, основным методом которой должна быть интроспекция, и объективную. Бехтерев называл себя представителем объективной психологии, однако считал возможным объективное изучение лишь внешне наблюдаемого, т.е. поведения (в бихевиористском смысле), и физиологической активности нервной системы.

Исходя из того, что психическая деятельность возникает в результате работы мозга, он считал возможным опираться главным образом на достижения физиологии, и прежде всего на учение об условных рефлексах. Таким образом, Бехтерев создает целое учение, названное им рефлексологией, которое фактически продолжило дело объективной психологии Бехтерева.

В 1907—1910гг Бехтерев опубликовал три тома книги «Объективная психология». Ученый утверждал, что все психические процессы сопровождаются рефлекторными двигательными и вегетативными реакциями, которые доступны наблюдению и регистрации.

Для описания сложных форм рефлекторной деятельности Бехтерев предложил термин «сочетательно-двигательный рефлекс» Также он описал целый ряд физиологических и патологических рефлексов, симптомов и синдромов. Открытые Бехтеревым физиологические рефлексы (лопаточно-плечевой, рефлекс большого веретена, выдыхательный и др.) позволяют определить состояние соответствующих рефлекторных дуг, а патологические (тыльностопный рефлекс Менделя—Бехтерева, запястно-пальцевой рефлекс, рефлекс Бехтерева—Якобсона) отражают поражение пирамидных путей. Симптомы Бехтерева наблюдаются при различных патологических состояниях: спинной сухотке, седалищной невралгии, массивных мозговых инсультах, анги-отрофоневрозах, патологических процессах в оболочках основания мозга и т.д.

Для оценки симптомов Бехтерев создал специальные приборы (альгезиметр, позволяющий точно измерять болевую чувствительность; барэстезиометр, измеряющий чувствительность к давлению; миоэстезиометр — прибор для измерения чувствительности и т.д ).

Бехтерев также разработал объективные методы изучения нервно-психического развития детей, связь между нервными и психическими болезнями, психопатии и циркулярный психоз, клинику и патогенез галлюцинаций, описал ряд форм навязчивых состояний, различные проявления психического автоматизма Для лечения нервно-психических заболеваний он ввел сочетательно-рефлекторную терапию неврозов и алкоголизма, психотерапию методом отвлечения, коллективную психотерапию В качестве успокаивающего средства широко использовалась микстура Бехтерева.

В 1908г. Бехтерев создал Психоневрологический институт в Санкт-Петербурге и стал его директором. После революции в 1918г. Бехтерев обратился в Совнарком с ходатайством об организации Института по изучению мозга и психической деятельности. Когда институт был создан, Бехтерев занял должность его директора и оставался им до самой смерти. Институт по изучению мозга и психической деятельности был впоследствии назван Государственным рефлектоло-гическим институтом по изучению мозга им. В. М. Бехтерева.

В 1921г. академик В. М. Бехтерев вместе с известным дрессировщиком животных В. Л. Дуровым проводил опыты мысленного внушения дрессированным собакам заранее задуманных действий. Аналогичные опыты проводились и в практической лаборатории зоопсихологии, которой руководил В. Л. Дуров при участии одного из пионеров мысленного внушения в СССР инженера Б. Б. Кажинского.

Уже к началу 1921г. в лаборатории В.Л. Дурова за 20 месяцев исследований было проделано 1278 опытов мысленного внушения (собакам), в том числе удачных 696 и неудачных 582. Опыты с собаками показали, что мысленное внушение необязательно должен проводить дрессировщик, это мог быть опытный индуктор. Необходимо было только, чтобы он знал и применял методику передачи, установленную дрессировщиком. Внушение проводилось как при непосредственном визуальном контакте с животным, так и на расстоянии, когда собаки не видели и не слышали дрессировщика, а он — их. Следует подчеркнуть, что опыты проводились с собаками, имеющими определенные изменения в психике, возникшие после специальной дрессировки.

В 1927г Бехтереву было присвоено звание заслуженного деятеля науки РСФСР. Умер великий ученый 24 декабря 1927г.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Бехтерев Владимир Михайлович, русский психиатр и психолог

Замечание 1

Бехтерев Владимир Михайлович (20 января (1 февраля) 1857 – 24 декабря 1927) – русский исследователь в области психиатрии, невропатологии, физиологии, психологии, основатель патопсихологии и рефлексологии в России.

Краткая биография

В.М. Бехтерев родился 20 января 1857 года в селе Серали, Елабужского уезда, Вятской губернии. Получил гимназическое образование при Вятской гимназии, затем продолжил обучение в медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге. По окончании академии в 1878 году работал в клинике профессора И.П. Мержеевского, где изучал душевные и нервные болезни.

С 1879 года являлся действительным членом в Петербургском обществе психиатров.

В 1881 году защитил докторскую диссертацию, после чего его утверждают в качестве приват-доцента в петербургской медико-хирургической академии.

С 1885 года являлся профессором в Казанском университете, а также заведовал психиатрической клиникой в Казани. В это время учёным была создана психофизиологическая лаборатория и Казанское общество невропатологов и психиатров.

В 1893 году являлся главой кафедры при Медико-хирургической академии, исследующей нервные и душевные болезни, был основателем журнала «Неврологический вестник».

Плодотворная работа в области невропатологии, психиатрии позволила в 1894-1895 гг. стать членом медицинского совета при министерстве внутренних дел, а затем членом военно-медицинского учёного совета при военном министре.

В 1907 году в Санкт-Петербурге под руководством В.М. Бехтерева был основан психоневрологический институт, который являлся первым в мире научным центром, в котором комплексно изучался человек, разрабатывались основы психологии, психиатрии, неврологии. До самой смерти плодотворно работал, редактировал журналы, писал статьи и фундаментальные труды, публиковал результаты практических исследований.

Готовые работы на аналогичную тему

В.М. Бехтерев умер 24 декабря 1927 года в Москве, захоронен в Ленинграде (Волковское кладбище).

Вклад в науку

Учёным в Петербурге было организовано Общество психоневрологов, а также Общество нормальной и экспериментальной психологии и научной организации труда; много времени уделялось редактированию журналов «Обозрение психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии», «Изучение и воспитание личности», «Вопросы изучения труда» и других.

После революции был основателем Института по изучению мозга и психической деятельности, в котором являлся директором до самой смерти. В 1927 году был удостоен звания Заслуженного деятеля науки РСФСР.

За время работы В.М. Бехтеревым были проведены исследования:

  • физиологических рефлексов;
  • некоторых болезней с разработкой методов лечения;
  • лекарственных препаратов успокаивающего действия;
  • проблем гипноза и внушения;
  • полового поведения и воспитания детей;
  • нервно-психического развития ребёнка;
  • в области психиатрии, неврологии рассмотрел особенности нервных, психических болезней, психопатий и т.д.

Основные труды

  • Диссертация «Опыт клинического исследования температуры тела при некоторых формах душевных заболеваний» (1881 год).
  • Два тома «Проводящие пути спинного и головного мозга» (1900 год)
  • Семь томов «Основы учения о функциях мозга» (1903-1907 гг.).
  • Три тома «Объективная психология» (1907-1910 гг.).

В этих и ряде других работ рассматривается:

  • нормальная анатомия НС;
  • патологическая анатомия ЦНС;
  • физиология ЦНС;
  • клинические особенности душевных и нервных болезней;
  • психология человека.

В. М. Бехтерев: труды ученого из фондов библиотеки ВолгГМУ

В 2017 году исполняется 160 лет со дня рождения Владимира Михайловича Бехтерева — всемирно известного русского невропатолога, психиатра, физиолога, психолога. В. М. Бехтерев (1857-1927) внес неоценимый вклад в российскую и мировую науку. Он сделал ряд фундаментальных открытий в области нейрофизиологии, невропатологии, психиатрии, приоритет которых общепризнан и закреплен в эпонимах или упоминаниями в руководствах и энциклопедиях. Кроме этого, им создана теория объективной психологии, или рефлексологии; основаны журналы «Неврологический вестник», «Обозрение психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии», «Вестник психологии, криминальной антропологии и педологии. По инициативе В. М. Бехтерева в Санкт-Петербурге были открыты Психоневрологический институт (1907), Противоалкогольный институт (1911), Институт по изучению мозга (1918). Заслуга академика, как выдающегося организатора наркологической помощи, осуществляемой в нашей стране, заключалась в том, что он впервые поднял вопросы профилактики алкоголизма и предложил теоретически и практически обоснованную схему комплексного лечения пациентов, страдающих этой болезнью.

В течение всей своей жизни В. М. Бехтерев был искателем новый научных знаний. «Жадность» к науке была характерной чертой его личности. Владимир Михайлович обладал неутомимой, кипучей энергией, заражавшей и увлекавшей всех его учеников и сотрудников, большинство которых помогали ему в его научных исследованиях и в создании научно- исследовательских учреждений. Он никогда не оставался без помощников и ни минуты не оставался без работы: в экипаже, в поезде, на заседаниях — всюду и везде при нем была корректура или новая рукопись, всюду он находил людей, интересовавших его по тому или иному вопросу, и вступал с ними в беседу. Он стал основателем династии Бехтеревых – российских ученых, изучающих человеческий мозг.

 В. М. Бехтерев создал многотомные труды по анатомии, гистологии нервной системы, экспериментальной физиологии, педагогике. 700 – поистине фантастическая цифра книг и статей, написанных ученым!

Мы представляем вашему вниманию книги и статьи из фонда научной библиотеки ВолгГМУ. Часть экспонируемой литературы является уникальной, т. к. отдельные экземпляры были изданы, когда великий ученый был еще жив … Обратите особое внимание на эти книги:

  1. Белов Н. А. Физиология типов: опыт исследования психо-физиологических особенностей в зависимости от эргоногенеза [Текст] / Н. А. Белов; под ред. В. М. Бехтерева. – Орел: Красная книга, 1924. – 245 с.
    Н.А. Белов – российский физиолог начала ХХ века, не нашедший широкого признания коллег и вновь открытый учеными-кибернетиками лишь в 60-е годы. С 1921 г. работал с Бехтеревым зав. лабораторией Института по изучению мозга и психической деятельности. «Физиология типов» представляет для исследователей несомненный интерес, поскольку содержит научные гипотезы, обосновывающие связи отдельных психических и физиологических векторальных характеристик.
  2. Бехтерев В. М. Мозг и его деятельность [Текст] / В. М. Бехтерев. — Посмерт. изд. / под ред. А. В. Гервера. – М.-Л.: Госиздат, 1928. – 327 с.
  3. Бехтерев В. М. Основы учения о функциях мозга [Текст] / В. М. Бехтерев.– СПб.: 1906.- 1234 с.
  4. В. М. Бехтерев и современные проблемы строения и функций мозга в норме и патологии: труды всесоюз. конф., посвящен. 100-летию со дня рождения В. М. Бехтерева / под ред. В. Н. Мясищева и Т. Я. Хвиливицкого. — Л.: Медгиз, 1959.- 295 с.
  5. Бехтерев В. М. Проводящие пути спинного мозга и головного мозга. Руководство к изучению внутренних связей мозга: [монография] / В. М. Бехтерев.- Репр. воспроизведение. – СПб: Изд-во НИПНИ им. В. М. Бехтерева, 2012. – 390, III с. (ч.1). – 383 с. (ч. 2): ил. – Вых. дан. ориг.: С.-Петербургъ: Изд. К. Л. Риккера. Ч. 1. – 1896; ч. 2 – 1898.
    Издание подготовлено к 155 летнему юбилею со дня рождения В. М. Бехтерева сотрудниками Санкт-Петербургского психоневрологического института, основанного в 1907 г. и с 1925 г. носящего его имя. Заслуга Бехтерева состоит в том, что он создал новый для России тип научно-учебного и лечебного учреждения (аналог современных зарубежных университетов). Бехтерев писал: «Учреждение ставит своей целью изучать и передать своим слушателям всестороннее изучение того органа и той деятельности, которые… делают человека человеком… на знамени Психоневрологического института должен быть начертан девиз не просто познать человека, но и полюбить в нем все человеческое и уважать в нем права человеческой личности». Это завещание учителя сотрудники института свято чтят.
  6. Бальдыш Г. М. Бехтерев в Петербурге-Ленинграде [Текст] / Г. М. Бальдыш. — Л.: Лениздат, 1979. — 320 с., 13 л. ил.
  7. Губерман И. Бехтерев: страницы жизни [Текст] / И. Губерман. – М.: Знание, 1977. – 157 с.
  8. Мясищев В. Н. Выдающийся русский ученый В. М. Бехтерев / В. Н. Мясищев. – М.: 1953.- 32 с.
  9. Познать человека (В. М. Бехтерев) // Харламов Е. В. Российская школа бескорыстия. — Ростов н/Д: Изд-во РостГМУ, 2012. – С. 153 – 173.
  10. Сорокина Т. С. История медицины : учебник для студентов мед. вузов / Т. С. Сорокина. – 6-е изд., перераб. и доп. – М.: Академия, 2007. – 560 с.
  11. 100 великих врачей. – М.: Вече, 2006. — 528 с. — («100 великих»).

Л. Н. Ерофеева, главный библиотекарь
читального зала библиотеке ВолгГМУ,

С. В. Замылина, заведующая отделом гуманитарно-
просветительской работы библиотеки ВолгГМУ

В.М. Бехтерев – выдающийся невропатолог и общественный деятель

Санкт-Петербургский Государственный университет

Медицинский факультет

Реферат по курсу «История медицины» на тему

«В.М. Бехтерев – выдающийся невропатолог и общественный деятель»

студент 1 курса 104 гр. М.М. Шатиль

Содержание

Введение

Научная деятельность

Психоневрологический институт

Тяжелые годы в России

В отношении воспитания

Общественная деятельность

Заключение

Список литературы

Введение

Данный реферат посвящен знаменитому невропатологу и психиатру Владимиру Михайловичу Бехтереву. В своей работе я хотел бы затронуть его научную и общественную деятельность. Его отношение ко многим проблемам общества того времени, как например алкоголизм, которые актуальны и сейчас. Для начала рассмотрим  главные события его жизни, а затем поэтапно рассмотрим все в подробностях.

Владимир Михайлович Бехтерев (20 января 1857, Сорали — 24 декабря 1927, Москва) — выдающийся русский медик-психиатр, невропатолог, физиолог, психолог, академик, основоположник рефлексологии и таких направлений как патопсихология в России. Специалист в таких областях как морфология, гистология, анатомия и физиология мозга. Так же является, создателем оригинальной научной школы, организатором и руководителем многих учебных и научных центров. Бехтерев автор более 600 работ и насчитывается около 350 докладов, опубликованных на русском языке. В.М.Бехтерев оставил яркий след в истории отечественной психологии.

Бехтерев занимался исследованием большим рядом психиатрических, неврологических, физиологических, морфологических и психологических проблем. В своём подходе он всегда ориентировался на комплексное изучение проблем мозга и человека.

В 1893 г. возглавил кафедру нервных и душевных болезней Медико-хирургической академии.

Создал в Петербурге Общество психоневрологов и Общество нормальной и экспериментальной психологии и научной организации труда. Был редактором таких журналов как: «Обозрение психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии», «Изучение и воспитание личности», «Вопросы изучения труда» и другие.

После завершения работы «Основы учения о функциях мозга» Бехтерева начало привлекать различные проблемы психологии. Он считал, что психическая деятельность возникает в результате работы мозга и надо опираться главным образом на достижения физиологии, и, прежде всего, на учение о условных рефлексах. В 1907—1910 годах Бехтерев опубликовал три тома книги «Объективная психология».

Бехтерев в 1918 году обратился в Совнарком с ходатайством для создания Института по изучению мозга и психической деятельности. После чего институт был открыт, и его директором до самой смерти являлся сам Бехтерев. В 1927 ему было присвоено звание заслуженного деятеля науки.

Более 20-ти лет изучал вопросы поведения и воспитания ребенка. Разработал объективные методы для изучения нервно-психического развития  у детей.

Многократно критиковал психоанализ. Но вместе с тем способствовал проведению теоретических, экспериментальных и психотерапевтических работ по психоанализу, которые осуществлялись в возглавляемом им Институте по изучению мозга и психической деятельности.

Кроме того, Бехтерев разрабатывал и исследовал связь между нервными и психическими болезнями, психопатии и маниакально-депрессивный психоз, клинику и патогенез галлюцинаций, описал ряд форм навязчивых состояний, различные проявления психического автоматизма. Для лечения нервно-психических болезней ввел сочетательно-рефлекторную терапию неврозов и алкоголизма, психотерапию методом отвлечения, коллективную психотерапию. 

Умер он в 24 декабря 1927 года в Москве, через несколько часов после того, как отравился консервами. Также существует версия, что смерть Бехтерева связана с поставленным им диагнозом Сталину. Но прямых доказательств, что оба события связаны друг с другом, нет.

Уже в детстве у Бехтерева раз­вилась страсть собирать гербарии, коллекции насекомых, а позднее и менее невинная страсть к охоте, кото­рая, впрочем, увлекала более всего тем, что давала возмож­ность быть среди природы, слушать крик болотного коростеля, водяной курочки, заунывный голос иволги, кудахтанье тете­ревов. Все это со временем отпало, но оставило неизгладимую любовь к естествознанию. Эти условия вовлекли Бехтерева еще в гимназии в чтение книг по естествоведению и на­укам, над которыми он просиживал целые ночи. Большую службу в этом отношении ему сослужила Вятская публичная би­блиотека, богато снабженная книгами естественнонаучного содержания. Не было сколько-нибудь известной популярной книги по естество­знанию в каталоге библиотеки, которая бы, не побывала в его руках и не была более или менее основательно про­штудирована с соответствующими выписками. А такие книги того времени как Писарева, Порту-галона, Добролюбова, Дрэпера, Шслгуноваи др. прочитыва­лись с увлечением по много раз. Нашумевшая в то время теория Дарвина была предметом самого внима­тельного изучения.

Проходя курсы академии, он интересовался почти всеми предметами, каждым в своем роде, но, дойдя до 4-го курса, остановился на специальности нервных и душевных бо­лезней, которые читались И. М. Балинским и, за его выходом но выслуге лет с 1876 г., временно его замещавшим И. И. Мержеевским, впоследствии профес­сором психиатрии в академии. Эта специальность ему каза­лась из всех медицинских наук того времени наиболее тесно связанной с общественностью и, кроме того, увлекала вопро­сами о познании личности, связанными с глубокими философ­скими и политическими проблемами, и это решило его выбор.

Начав заниматься по нервным и душевным болезням, вскоре он убедился, что анатомо-физиологическая база этой важнейшей отрасли медицины до чрезвычайности не разработана, и что развитие учения о нервно-психиче­ских болезнях не может осуществляться без выяснения во­просов, связанных со строением и функциями мозга. С самого же начала он занялся изучением мозга и вообще принялся за разработку вопросов, связан­ных с его строением и функциями.

В 1881 г. Бехтереву удалось блестяще защитить докторскую диссертацию на тему о температуре тела душевнобольных. В том же году дало ему возможность, согласно предложению И. П. Мержеевского, выступить аспирантом на звание приват-доцента по душевным и нервным болезням. По прочтении двух проб­ных лекций в конференции академии, Бехтерев, таким образом еще до командировки за границу успел приобрести знание при­ват-доцента по душевным и нервным болезням.

Будучи отправлен за границу, весной 1884 г., первые несколько недель Бехтерев знакомился в Берлине с постановкой клинического дела но нервным и душевным болезням у луч­ших профессоров того времени (Вестфаль, Мендель и др.), а по физиологии начал было работать у проф. Кропекера в Физиологическом институте знаменитого Дюбуа-Раймонда. Но, посетив затем Лейпциг в течение лета 1884 года, он впервые встретил в лаборатории проф. Флексинга с чрез­вычайно продуктивной методикой исследования проводников мозга на срезах из мозгов человеческих зародышей и мла­денцев.  К  этому   времени  был   только  что  опубликован проф. Вейгортон особый способ окраски мякотных волокон, хорошо их выделяющий на фоне безмякотных волокон в не­развитых мозгах зародышей и младенцев. Это дало Бехтереву мысль широко использовать новый для того времени эмбриологи­ческий метод в целях изучения проводящих путей мозга, о чем он мечтал еще с первого своего шага вступления в клинику нервных и душевных болезней. В силу этого он переселился из Берлина в Лейпциг к проф. Флексигу и засел за изучение мозга но новому, еще не ис­пользованному в то время в достаточной мере, эмбриоло­гическому методу, или методу развития. Несколько месяцев, проведенных им в Лейпциге у творца этого метода проф. Флексига, дали ему богатую научную жатву, а про­должение этих исследований, по возвращении в Рос­сию, дало ему возможность разработать в возможной для того времени полноте строение мозга и изложить резуль­таты своих исследований первоначально кратко, а затем в двухтомном труде под заглавием «Проводящие пути спин­ного и головного мозга». Этот труд, награжденный Российской академией наук премией Бора, явился таким образом оригинальным большим трудом в этой до того времени еще мало разработанной области, который до известной степени завершил первый этан в научной деятель­ности, направленной к изучению строения  мозга.

За границей Бехтерева интересо­вала не одна анатомия мозга, но и гистология и физиологии его центров, чем он занимался ранее. Поэтому в том же Лейпциге он начал занятия в институте знаменитого физио­лога Людвига, работая специально в одном из отделений этого  института лаборатории  проф.  Гауле.   С  другой стороны, его не  мог не интересовать семинарий по экспери­ментальной психологии у не менее известного проф. В. Вуидта, где он стал заниматься в течение зимы 1884-1885 г. Для завершения своей заграничной командировки Бехтерев отпра­вился в Париж к проф. Шарко, где  в старом Сальнетриере он изучал в то время истерию, и где научно устанавливалось им учение о гипнозе.

Бехтерев имел возможность продемонстрировать проф. Шарко свои препараты мозга, изготовленные по эмбриологическому методу, которые заинтересовали знаменитого клинициста новизной метода и ярким выделением проводящих путей. Шарко  тотчас же пригласил к Бехтереву одну из больных клиники и продемон­стрировал на ней особо интересное явление в гипнозе в виде повышений нервно-мышечной возбудимости.

Па обратном пути из Парижа в Россию Бехтерев остановился в Мюнхене для ознакомления с лабораторией и научными до­стижениями известного в то время другого анатома и психи­атра Гуддена, и побывал в Вене для ознакомления с условиями научной работы у старого знатока мозга и ана­тома-психиатра Мейнерта. Вернувшись в Россию, получил на­значение профессора психиатрии в Казанском университете.

Девять лет, проведенных в Казанском университете, сослужили большую роль в  научном отношении. В большой и образцовой для того  времени окружной пси­хиатрической лечебнице,  Бехтерев встретил  огромный  клинический   материал   но душевным болезням,  с другой  стороны, университет дал  ему возможность  устроить в его степах первую для того времени психофизиологическую лабораторию для научных изысканий  в области анатомии, физиологии и экспериментальной психологии. Благодаря этому ему удалось в Казани провести и закончить часть анатомических работ по мозгу и подготовить уже тогда первое издание „Про­водящих путей». Кроме того, в Казани же, Бехтерев был в числе первых из русских ученых,  который вводил в практику гипноз и внушение и написал по этому предмету ряд своих работ. Здесь в Казани образовалась и первая школа его учеников, из которых вышли будущие профессора П. О. Остан­ков, В. И. Воротынский и директоры и врачи больших пси­хиатрических учреждений—д-ра Васильев, Диомидов, Маль­цев, Мейер,  КолотинскнЙ, Реформатский. Благодаря образовавшейся школе, у него явилась возможность учредить при университете Общество невропатологов и психиатров, которое продолжает свою работу и поныне. Здесь же он на­чал издавать журнал „Неврологический Вестник» и выпустил в свет двухтомное издание под заглавием „Нервные болезни в отдельных наблюдениях».

Но особым удовлетворением явилось для Бехтерева моральное единение с молодежью, слу­шавшей его теоретические лекции в здании университета, а клинические в окружной казанской лечебнице. Как это ни странно, но в числе их, быть может, невольным слу­шателем был и знаменитый впоследствии писатель Максим Горький (Пешков), чего он, впрочем, в то время и не подо­зревал, и о чем Горький сам напомнил, спустя долгий срок, уже в период Октябрьской революции. Когда Бехтерев встре­тился с Горьким в Петрограде в послеоктябрьский период, в издательстве у Гржебина, к редакционной кол­легии которого Горький имел тогда близкое отношение, он обра­тился к Бехтереву со словами: «А вы знаете, что я был одним из ваших слушателей?» Он, конечно, удивился и получил ответ: «Это было в Казани, когда к вам ездили студенты на лекции в окружную лечебницу, за город; с ними, и я приезжал в эту лечебницу продавать булки студентам, а когда, бывало, студенты войдут в аудиторию, то я незаметно для других слушал вашу лекцию о больных через щелку двери». Об этом знаменитый писатель упоминает в B книге «Мои университеты».

Про казанский период своей деятельности Бехтерев так был удовлетворен научной работой в провинциальном университете, всегда под­держивавшем научные связи с Петербургом и сжился с лучшими научными представителями его славного своими традициями медицинского факультета, как проф. Виноградов, Н. 0. Ковалевский, И. М. Догель, К. А. Лриштейн, Зайцев и др., что когда его звали в Военно-меди­цинскую академию на кафедру его учителя проф. И. П. Мержеевского, оставившего службу за выслугой лет, то он внутренне запротестовал и вообще обнаружил немало колебаний, пока ему не написали из академии, что дело идет уже не о замещении его кафедры в академии, но и о его заместительстве в Казани. Пришлось, таким образом, ему согласиться.

По приезде в Петербург здесь, прежде всего, пришлось подумать об устройстве самой клиники и о клиническом материале. Правда, в то время была только что вы­строена новая психиатрическая клиника на месте старой, но в ней для лаборатории были отведены три небольших комнаты, и не было еще здания нервной клиники, о постройке которой пришлось хлопотать уже самому Бехтереву.

Но когда все это устроилось, когда расширились лабора­тории, когда были оборудованы соответственным образом анатомическая, физиологическая   и   объективно-психологическая и гиппологическая лаборатории и кабинеты, когда была благоустроена сама психиатрическая клиника с введе­нием в нее гражданских бесплатных больных по выбору профессора, чего ранее не было, когда затем в 1907 г. была выстроена, в связи с психиатрической, образцовая нервная клиника и при ней особое нервно-хирургическое отделение с особой оборудованной операционной, где под его первоначальным руководством стали впервые осуществляться операции над нервными больными не только хирургами, но и невропатологами — его учениками, подготовляя тем новую для того времени область хирургической невропато­логии, — тогда,  клиника достигла апогея своего благоустройства и сделалась важным научным центром в области невропа­тологии.

К этому центру стали стремиться отовсюду врачи, желающие совершенствоваться в области неврологии и пси­хиатрии. Закипела работа как в клинических отделениях, так и в лабораториях клиники. Были периоды, когда научной работой по разным вопросам неврологии, психиатрии и психологии было занято около 40 и более врачей. За время  научной деятельности Бехтерева в академии ему удалось опубли­ковать, в виде сводного сочинении, большой трактат под за­главием «Основы учении о функциях мозга» в 7 выпусках, переведенный на немецкий и французский языки и, сверх того, им был разработан большой клинический мате­риал, давший возможность выпустить в свет «Общую диагностику нервных болезней» (2 тома) в «Невропатологические и пси­хиатрические наблюдения и исследования» (2 выпуска), на ряду с целым рядом  работ, помещаемых  в редактируемых им журналах «Обозрение Психиатрии», «Неврологический Вестник» и других журналах.

Здесь же, в лаборатории клиники, возникла впервые и та научная дисциплина, которая первоначально обозначалась «Объективная психология», и которая затем была переименована им же в рефлексологию, и подход к которой начался еще во время его работ в Казанском университете.

Ряд работ, осуществленных в его лаборатории Бехтеревым и его сотрудниками, дали ему возможность уже с 1907 г. на­чать печатание большого издания под названием «Объективная психология» (три выпуска), а позднее в 1918 г., вышла первым изданием  книга «Общие основы рефлексологии», являющаяся дальнейшим развитием и углублением  первой.

В начале сен­тября 1905 г. Бехтереву пришлось говорить речь на 2-м съезде психиатров в Киеве «Об условиях развития личности». В заключение он призвал к новой светлой жизни заклю­чительным возгласом лермонтовского стиха: «Отворите ему темницу, дайте ему сиянье дня». Ему была устроена шум­ная овация. Он был даже вынесен на руках из зала на улицу и посажен в экипаж. По окончании его речи в огромной зале начался импровизированный митинг. В зал введена была полиция по распоряжению киевского градоначальника Клейгельса, причем произошли в том же зале аресты, еще более подлившие масла в огонь. Бедному профессору И. А. Сикорскому, как председателю организацион­ного комитета, человеку правых убеждений, пришлось пе­режить много волнений и иметь немало неприятностей, но, благодаря близкому знакомству с самим Клейгельсом, ему удалось добиться освобождения арестованных на съезде, после некоторого перерыва, мог продолжаться. В период революции 1905 г. неожиданно умер начальник Военно-медицинской академии—Тараиецкий и, таким образом, место начальника академии оказался свободным. Конференция академии, вопреки желанию Бехтерева, вверила ему путем из­брания должность начальника академии, которая в течение зимы 1905—-1906 г. потребовала от него большого напряжения. От Бехтерева требовалось провести академию, как учреждение военного ведомства, «благополуч­но» сквозь бурю и натиск революции. Вскоре министр Редигер сменился бездарным Сухомлиновым. С его воцарением начались уже тяжелые события в академии.

В 1913 г. профессура в академии неожиданно для Бехтерева, прерывается. Дело обыкновенно происходило из-за студенческих сходок, преду­преждать которые обязаны были штаб-офицеры академии, по которые в этом, конечно, были совершенно бессильны и, удо­влетворяясь своим положением, готовы были всегда сваливать на профессоров свою ответственность. Так случалось и со мной неоднократно из-за сходок, происхо­дивших в аудитории клиники душевных и нервных болез­ней. По поводу этого приходилось даже вести неприятные разговоры с министром Сухомлиновым, который в отношении управления академией являлся совершенно безграмотным. Такие обстоятельства повлияли на уход Бехтерева из академии.

Еще одно важное обстоятельство, ко­торое повлияло на его выход из академии, это—создание им же Психоневрологического института. Его возникнове­ние и создание, с одной стороны, явилось для него глубоким нравственным удовлетворением, с другой стороны, сдела­лось предметом неодобрительного по разным мотивам от­ношения со стороны некоторой группы профессоров, чего нельзя было не предвидеть и заранее. Само собой разумеется, что, когда стало вырастать это учреждение, создаваемое исключительно на собранные им средства в виде пожерт­вований с разных сторон, то власти постепенно перешли от доверия к недоверию, что было, конечно, неизбежно с развитием новой высшей школы, выросшей в целый университет. Дело в том, что, хотя задачи, обозначенные в его уставе сами по себе говорили о чем то новом и инте­ресном, но когда учреждение стало оформляться не только в ученое учреждение, но и в высшее учебное заведение с но­вым внутренним строем, с новыми заданиями и совершенно новым направлением в виде «Вольной высшей школы», то оно, естественно, явилось у власть имущих настоящим бельмом в глазу. И так как в самой академии, даже в среде сту­дентов, в связи с общей правительственной реакцией, начала выявляться партия из состава «союза истиннорусских лю­дей», за Бехтеревым стали следить, сколько он замечал и «союз­ники» из студентов и штаб-офицеры, появлявшиеся с не­ожиданной аккуратностью на его лекциях, чего раньше почти не бывало.

Хотя о его выходе из академии много говорила в свое время печать, но для него это событие не представляло того морального ущерба, как это могло казаться другим, и он успокаивался на мысли продолжать про­фессорскую деятельность  по гражданскому учреждению — Женскому медицинскому институту, где он одновременно состоял профессором нервных и душевных болезней. Он также рассчитывал уделять больше времени для работы в созданном по его инициативе Психоневрологическом институте. К сожалению, и перспектива на Женский медицинский институт скоро исчезла по независящим от него обстоятель­ствам. Дело в том, что через год по выходе из академии наступил 35-летний срок его учебной службы и по Жен­скому медицинскому институту, и хотя совет института ходатайствовал об оставлении его на дальнейший срок на той же кафедре, но министр Кассо не принял хода­тайства.

Несколько позднее внезапная смерть его же ученика проф. Л. Ф. Лазурского, читавшего в Женском медицинском институте курс экспе­риментальной психологии, дала возможность Бехтереву продол­жать профессорскую деятельность в Медицинском инсти­туте, но уже по объективной психологии или рефлексологии. Этого ему было уже более чем достаточно, потому что ему приходи­лось читать еще курс психиатрии и нервных болезней, и курс рефлексологии в Гимназии, и затем еще курс рефлексо­логии в  Пед. вуз.

Что касается деятельности Бехтерева в роли президента Психо­неврологического института то и она вскоре временно прервалась по милости того же Кассо. История возникно­вения и развития Психоневрологического института, на­чинается с 1903 г., когда Бехтеревым было впервые внесено пред­ложение об учреждении такого института, в руководимое им, как председателем, Русское общество нормальной и патологической  психологии, сама  по себе представляет много поучительного и принимая во внимание условия того времени, почти сказочного. Прежде всего необходимо было найти средства для приобретения земли, построек и их оборудования. К счастью, средства стали быстро притекать, благодаря откликавшимся на дело просвещения многим из его пациентов или их родственников и знакомых и суб­сидиям, выдаваемым сверх того в правительственными орга­нами по отдельным представлениям института. Земля же была отведена в количество многих десятин из кабинетских зе­мель. Таким образом, через 4 года, после начала курсов института, Бехтерев уже мог перенести их в собственное здание. Здесь он с толкнулся с некоторыми трудностями, с которыми связано в царский период проведение такой крупной по размерам вольной школы, превратившейся затем в частный Петербургский университет. Уже министр Шварц, изгнавший из уни­верситетов женщин, вошедших туда с 1905 г., стал шибко ко­ситься на институт Бехтерева за то, что на его глазах начались его курсы в помещении тогда уже закрытых, бывших ранее опальными, курсов Лесгафта, и, с другой стороны, за то, что на курсы было допущено огромное количество женщин на ряду с мужчинами. Еще было то, что он допустил в стены выс­шей школы без всяких ограничений и слушателей угнетен­ной в то время еврейской национальности и допустили прием не одних классиков, но и семинаристов и окончивших реаль­ное образование. Не меньшим злом в глазах министра яви­лось то обстоятельство, что Бехтерев ввел предварительный курс общего образования, за которым уже  следовали специальные факультеты. Но еще более удручало министра то обстоятельство, что в профессора института избирались наиболее прогрессивные ученые и в то же время крупные научные силы, как проф. П. Ф. Лесгафт, м. М. Ковалевский, Е. В. Де-Роберти, Бодуэн де Куртене, Н. Л. Карасев, Андреев, Лучиикий и др. Наконец, и некото­рые научные дисциплины, введенные в курс института, не были по сердцу министру. Между прочим, в числе предметов общего высшего образования в наш устав проскользнула и социология. Последнюю, по его предложению, взял на себя читать социолог и член по избранию госу­дарственного совета М. М. Ковалевский и не менее авторитетный ученый Е. В. Де-Роберти. И тот, и дру­гой тогда почти только что вернулись из Парижа, где состояли профессорами бывшей Вольной высшей школы. И вот, когда при одном случае в кабинете Шварца слу­чайно зашел вопрос о читаемом в институте курсе социологии, министр не выдержал и с раздраженном произнес: «какая может быть там социология. Такой науки нет, а если что и есть, то лишь одна болтовня».[1]

Особенно недоброжелательное отношение Шварца к ин­ституту проявилось и в вопросе о льготах по воинской повинности слушателям института. Бехтереву, как президенту института, пришлось первоначально докладывать этот вопрос устно. Министра он застал врасплох, на пути в ка­бинет. Бехтерев получил от него ответ, что он не находит препятствий к предоставлению льгот по воинской повинности студентам. Эта весть, благо­приятная для слушателей института, как молния распростра­нилась по институту и возбудила, конечно, большое удовлетворение среди молодежи. Но каково было удивление, когда при представлении соответствующей бумаги по этому вопросу он встретил с его стороны категорическое «нет», причем Шварц даже стал отрицать, что он выразил готовность дать выше­указанные льготы. Но удалось достичь только того чтобы льготы были предоставлены одним классикам. С этим помириться, конечно, было нельзя, потому что большинство слушателей как раз были не классиками, а реалистами, и предоставление же льгот по воинской повинности боль­шинству студентов было равносильно закрытию учебного заве­дения. Бехтереву пришлось, поэтому ходатайствовать перед мини­стерством внутренних дел, где он встретил, особенно со стороны заведующего соответствующим департаментом Куколь-Яснопольского, самое теплое отношение. Ему самому было пред­ложено составить возражение на бумагу Шварца в письменной форме для того, чтобы дать ее на подпись министру Столыпину. Бумага с возражениями была подписана Столыпиным. В результате ходатайство увенчалось успехом, и Шварцу пришлось сдать­ся под влиянием предписания министра внутренних дел — тогдашнего премьера.

Когда Шварц ушел из министерства, Бехтерев, предполагал, что последует просветление в мини­стерстве народного просвещения. Но назначение А. А. Кассо всех разочаровало, потому что мини­стерский пресс обещал быть еще более суровым. Между прочим, один инцидент в глазах нового министра получил особое значение. Этот инцидент разыгрался на 1-м съезде психиатров в Москве. Как раз по какому-то поводу к этому времени был не утвержден к дальнейшему служению министром Кассо московский психиатр проф. Сербский. Ему предстояло, говорить речь на 1-м публичном заседании съезда, имевшем место в одной из аудиторий университета. Научные съезды того времени подлежали особому контролю со стороны администрации. Поэтому в первом же ряду прямо против организационного бюро, открывавшего съезд, воссел помощник градоначаль­ника, небезызвестный Строев, человек, особен­но ревностный к полицейской службе. Рядом с ним сел, его приятель из охранки с университетским кан­дидатским значком. Речь Сербского, полная своеобразных и резких выпадов в адрес Кассо, продолжалась недолго. Уже в самом начале его речи в словах Сербского послышалась недопустимая по тому времени игра слов, выразившаяся во фразе, что он, Сербский, высказывает пожелание, чтобы такие глупые случаи, относящиеся к своевольному удалению министром профессоров, более не повторялись. Строев не выдержал, сорвался с места и заявил, что он не может более позволить продолжение речи. В зале произошел шум и, таким образом, съезд был приоста­новлен распоряжением власти.

Нечего говорить, что это событие вызвало большую сен­сацию во всей Москве, ведь никто не подозревал, что совер­шенно специальный и сравнительно небольшой съезд может оказаться государственно-опасным собранием. Это обстоятельство вызвало, в свою очередь, напряженную атмосферу в публике, заинтересованных съездом. Через три дня пришло известие из Петербурга, что съезд продолжать разрешено, но, конечно, под сугубым контролем администрации. Новое публичное заседание открывается уже в скромной аудитории университета, а в огромном зале университета Шанявского. Бехтереву пришлось говорить первому. Против него в первом ряду сидел Строев со своим соседом из охранки. Его речь относилась к самоубийству и возможной борьбе с ним. Речь была основана, по отношению к школьным самоубийствам, на материале, собранном офи­циальным лицом того же министерства, тогдашним сани­тарным инспектором министерства народного просвещения проф. Хлопиным и опубликованном им в отдельной работе. По содержанию его речь касалась мрачного пред­мета и указывала на тяжелую действительность того вре­мени, в виду бывших в то время массовых самоубийств, осо­бенно среди рабочего класса, вследствие тяжелых экономических условий и правительственной репрессии, и, частью, даже среди школьников, но тем не менее речь заканчива­лась оптимистическим аккордом и бодрящим стихом несмотря ни на что. Но это не понравилось для контролирующего уха. Сама  речь  однако  была выслушана без остановки. Публика встретила ее длительными аплодисментами. После речи объявлен был перерыв. Все обстояло, казалось, благо­получно. Во время перерыва  Строев попросил Бехтерева дать пересмотреть ему его рукопись, но Бехтерев отказался. Тогда Строев сказал, что в таком случае он немедленно доложит градоначальнику по телефону

Это маленькое происшествие от­разилось на Бехтереве, как президенте Психоневрологического института далеко не благоприятно. Дело в том, что Строев через московского градоначальника сделал донос по двум линиям: — министру внутренних дел и министру народного просвещения, в котором он указывал на противоправитель­ственное содержание его речи и на недопустимые будто бы по содержанию его стихи, которыми заканчивалась речь. Министр внутренних дел, по-видимому, достаточно привык к разным выпадам по адресу высших властей и потому ни­как не отреагировал. Что же касается министра Кассо, то при первом же докладе ему о постройке нервно-хирургической клиники в нашем инсти­туте, он с первого же слова, отложив доклад в сторону, за­явил: «Ну, это мы обсудим потом, а теперь вы лучше мне скажите, что вы говорили в речи, произнесенной в Москве на психиатрическом съезде». [2]Бехтерев должен был разъяснить, что его речь была в общем лояльная по содержанию, в поли­тическом же отношении ничего не представляла особенного, что же касается школьных самоубийств, то он пользовался официальными данными министерства. На все это Кассо сказал: «Ну, вы дадите мне письменный ответ по этому предмету». Возвратившись домой, он по­лучаю письмо за подписью Кассо, в котором он просит сообщить, что он говорил на съезде в Москве в своей речи по отношению самоубийств. Вопрос как будто бы не касался министра или министерства, но, очевидно, он подразумевается. На запрос он дал соответствующий ответ с приложением многих газетных вырезок, в котором передавалось содержа­ние речи достаточно подробно. Этот ответ однако не удо­влетворил министра. Последовал новый запрос дать более детальное объяснение, в котором требовалось привести и за­ключительные стихи. Пришлось и это исполнить.

Вскоре совет Психоневрологического института дол­жен был  представить, согласно уставу, переизбрание на должность президента на новые пять лет. Министр Бехтерева не утвердил президентом, и притом без всяких моти­вов, хотя переизбрание это было единогласным, к тому же должность президента с самого основания института не оплачивалась, а сам институт содержался на частные средства.

Кассо возымел намерение закрыть Психоневро­логический институт, а для начала,  он признал необходи­мым «снять его главу». Чем вызвано было это намере­ние, сказать трудно, но можно только догадываться. Дело в том, что в докладе Санкт-Петер­бургского градоначальника Драчевского по поводу студен­ческих беспорядков в Петербурге, что на первом месте стоит Петербургский университет, затем следует Психоневрологический институт с его левой профессурой, и затем следовало подробное изложение студенческих демонстраций и протестов. Был поставлен запрос об институте: «Какая польза от этого института России?».

Однако при обмене мнений по этому предмету было вы­сказано, что так как институт привлек в свои стены огромное число учащейся молодежи (в то время числилось на всех факультетах института около 8000 слушате­лей), то но тактическим соображениям закрывать институт неудобно, а во власти министра представить новый устав института и вообще так его преобразовать, чтобы в нем все было согласовано с интересами министерства.

В результате совет института получил предписание ми­нистра Кассо представить новый проект устава. Получив эту бумагу, в совете поручили выработку устава комис­сии. Комиссия, проработав несколько месяцев, передала проект устава в совет; последний найдя в нем что-то, что надлежало изменить, передал его для доработки в ту же ко­миссию. Та же процедура повторилась еще и еще раз. Время таким образом шло. Запросы шли за запросами. Наконец, проект устава был представлен. Министр его забраковал и, вместо того, чтобы сделать те или другие указания совету о неудовлетвори­тельности каких — либо пунктов проекта, поручил со­ставление устава департаменту народного просвещения, в лице П. О. Камчатова. Проект устава был им изго­товлен и показан Бехтереву в министерстве. Бехтерев заявил, что  он на себя ответственности за него не берет и предложил про­смотреть его вместе с деканатом. Условились со­браться на квартире у Бехтерева на Каменном Острове. Здесь проект был рассмотрен в его присутствии и всех дека­нов и с участием составителей проекта. Были внесены те или другие поправки, и дело сладилось. Но  проведение  будущего устава, в котором значилось, что Психоневрологиче­ский институт имеет в себе частный университет, а слушатели, по окончании получают все права лиц, окончивших государ­ственные университеты, выпало уже на долю преемника Кас­се — министра Игнатьева, потому что Кассо по возвращении из-за границы во время уже начавшейся воины, где он был опознан и избит, сильно занемог, а затем у него был обнаружен рак прямой кишки, и он вскоре умер.

С назначением Кульчицкого попечителей петербургского округа, было произведено подробное обследование института на предмет выяснения—может ли институт отвечать требо­ваниям университетского преподавания. Результаты этого обследования, в котором участвовал и сам Кульчицкий, оказались вполне благоприятными. Кульчицкий отозвался, что институт по оборудованию не уступает любому провин­циальному университету. Преподавание оказалось также на соответствующей высоте. В результате, новый устав был утвержден министром, и Бехтерев был восстановлен в должности президента. При гр. Игнатьеве институт прожил благопо­лучно, хотя в нем бывали, как всегда, бурные студенческие сходки, но когда сменил его Кульчицкий, институт не переставал бурлить, и при том еще в большей, против прежнего, степени, то пред самой революцией (за 3 дня) было сделано распоряжение министром Кульчицким о за­крытии института. Это предписание до самого института не дошло, так как наступили дни Февральской революции, и царские министры были арестованы. Инсти­тут был спасен от гибели.

Но нельзя скрыть того, что впервые годы Октябрьской революции научная деятельность в означенных учрежде­ниях, и в том числе, лично деятельность Бехтерева, затруднялись в невероятной степени по причине тяжелых материальных условий, особенно в период голода и военного коммунизма, при отсутствии света в домах и в учреждениях, при неве­роятном иногда холоде.

Многие ученые, как известно, бежали за границу. И Бехтереву, конечно, представлялись разные возможности переезда за границу; но он ничуть не завидовал тем, которые предпочли заграницу своему дому, хотя ему вместе с семьей приходилось в голодные годы питаться нередко лишь рисом и ржавой селедкой или воблой. Однако, другим прихо­дилось в это время еще хуже, ибо, как известно, вымирали от голода даже целые больницы и гибло от голода неисчи­слимое количество рабочих и крестьян. Бехтереву же помогал Дом ученых, организованный по инициативе В. И. Ленина и М. Горького.

В своих научных учреждениях он видел за эти тяжелые годы немало нестойких лиц даже среди своих ближайших уче­ников. Эти колебания морального свойства не могли не отразиться пагубно на правильном ведении научной работы. Нужно было во что бы то ни стало поддержать колеблющихся, и он воспользовался случаем для этой цели, когда ему  пришлось делать доклад в публичном заседании конференции Института по изучению мозга в январе 1919 г., на тему «Основные задачи рефлексологии физического труда». В заключение доклада он высказал свои мысли следующим образом: «На переломе истории нельзя стоять на перепутье и ждать, — нужна воля к действию к строительству и созидательной работе, и для нас, научных деятелей, которые всегда отдавали свои силы на служение человечеству, не должно быть колебаний. Мы должны отдавать себе отчет, будем ли мы с народом, кото­рый, завоевав себе свободу, хочет строить свое будущее сам и зовет нас соучаствовать в этом строительстве. Может ли быть сомнение в ответе на этот вопрос? Мы поэтому должны стремиться к тому, чтобы сократить, по возможно­сти, время разрухи, отдавая всю сумму наших знаний и все уменье на созидательную работу в настоящих условиях страны и на пользу народа. В этом отношении и новое учреждение — Институт по изучению мозга и психической деятельности—при своем развитии может дать новой моло­дой России то, чего не могли дать научные учреждения в прежнее время, и это потому, что теперь народ, почув­ствовав себя свободным, проявляет необычайную жажду знаний, которая открывает широкие перспективы не только в строительстве государственной и социальном, но и в стро­ительстве научного характера».[3]

И он не ошибся. Речь была одобрена собранием, и он мог с удовлетворением сказать, что сотрудники Психо­неврологической академии и Института по изучению мозга с тех пор заняли правильный курс в своем отношении к обшей атмосфере и к советской власти и вели, в меру возмож­ности, каждый для себя свою научную работу, прилагая к ней при тяжелейших условиях максимум энергии. Об этом свидетельствуют и издававшиеся журналы и сборники при его участии, как редактора, как, например «Вопросы изу­чения и воспитания личности», «Вестник Воспитания» «Опросы психофизиологии и рефлексо­логии труда «Обо­зрение психиатрии, неврологии и рефлексологии», «Новое в рефлексологии и физиологии нервной системы», «Вопросы изучения труда», «Рефлексология труда» и др.

Видеть и переживать спокойно и безропотно тысячи жертв, он не мог, и ему простой инстинкт подсказал сделать по­этому предмету публичное выступление, написав в газеты обращение к врачам всего мира с просьбой протестовать печатно и устно против неслыханного злодеяния «цивилизованных» стран в виде заведомого и массового убийства наших граждан, особенно ни в чем неповинных детей и немощных инвалидов, — убийства, которым мы обязаны бло­каде нашей страны. Это был крик, вырвавшийся у его не­вольно, как по рефлексу, которому он не придал даже особен­ного значения, но которому было придано значение помимо него. Его обращение было опубликовано 1 января 1920 года во многих газетах и передано по радио за границу.

В этом протесте, о котором он ни с кем не советовался, он видел лишь, моральное удовлетворение  для самого   себя,   но   впоследствии он узнал, что он не одинок. В то время уже велись переговоры о снятии «блокады» для чего Литвинов пребывал тогда в Дании. В иностранной печати устами бывших   наших министров только   и  заявлялось, что надо во что бы то ни стало душить большевиков,  а вместе с ними,  очевидно и всех   оставшихся в Советской стране. Его голос явился из самой Советской России и прозвучал в ином тоне. Через две, приблизительно, недели из-за границы в наших газетах появилось известие, что блокада снимается. В действительности оказалось, что это было лишь теоретическое заявление, практически же блокада продолжалась еще некоторое время.

Надо заметить, что этот его протест против блокады далеко не послужил ему на пользу. Эмигрантщина его громила вовсю, заявляя о его принадлежности к большевизму.

Отъезд ученых за границу, ему казался, несмотря ни на что, столь тяжелым для страны и катастрофически опасным явлением, что когда впервые организованная молодежь напечатала в газетах призыв о желательном возвращении русских ученых из-за границы, он не выдержал и признал необходимым особым письмом в газеты поддержать этот призыв о возвращении ученых для создания в стране но­ной культуры.

Ученые учреждения постепенно начи­нали оживать и мало-помалу в течение нескольких послед­них лет, ученые Советской России, под прекрасным ло­зунгом «смычка науки и труда», стали нести, быть может, кропотливую, но, действительно, научную работу, которая открывает для будущего расцвета Советской России неисчи­слимые горизонты  и перспективы.

Уже много лет, как он был и лишен избранием его в Ленинградский Совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, где работаю секции по образованию.

В числе тех мер, которые им были предложены в этой секции, в целях скорей­шей ликвидации безграмотности в нашей стране, Инсти­тута передвижных школ, в виде так называемых бродячих учителей. В виду бездо­рожья и редкости населения, эта мера, как временная, должна иметь особое значение по насаждению грамотно­сти в населении.

Из других мероприятий укажу также на мое предложение ввести такой же Институт бродячих агрономов или, вернее, сельскохозяйственных учителей, которые бы переходили, для соответствующих указаний по сельскому хозяйству, из де­ревни в деревню и давали бы нашему крестьянину на месте, т.е. на его поле, соответственные указания.

Наконец, устройство площадок по физическому образованию в деревнях при недостатке отпускаемых средств могло бы быть осуществлено при посредстве таких же бро­дячих учителей физкультуры, которые, организовав под своим руководством группы молодежи из физкультурников, могли бы затем переходить в другую деревню, для той же цели, из этой—в третью и т. д.

В интересах будущих поколений, его мысли были высказаны еще в докладе «О социально-трудовом воспитании», произнесенном на съезде по экспериментальной педагогике. В этом докладе он говорил в заключительной части:

«Вообще необходимо всемерно развивать в детях, наряду с инициативой, стремление к деятельности на общую пользу в форме совместного труда, тогда как все, что приводит к розни между людьми, должно быть совершенно и отовсюду изгоняемо. В виде основного условия такого воспитания необходимо образование среди детей общинного начала. Необходимо, чтобы вместе с этим социальность и право, а равно и чувство гражданского долга вкоренилось в буду­щего человека на подобие инстинкта, чтобы блага общества всегда им ставились выше своих личных выгод, чтобы он сделался всегдашним ревнителем общественных интересов и защитником их везде и всюду, чтобы его всегдашним идеалом была возможная помощь общественному делу, «клонящемуся к общему благу. И не одна только помощь ближним, как основа гуманности, должна быть лозунгом социально-трудового воспи­тания, но, главным образом, помощь социальному целому, причем общечеловеческие идеалы должны быть признаваемы высшим достижением морали. Иными словами, нужно забо­титься о таком социально-трудовом воспитании, которое создавало бы из человека истинного гражданина-демократа и в то же время закаляло бы его энергию для обществен­ной деятельности, уравнивало бы всех необходимостью трудиться на общую пользу, в меру их сил и способностей, и которое развивало бы в человеке социальные инстинкты, вкореняя их с самого детства».[4]

«Социально-трудовое воспитание должно подготовить в бу­дущем новый тип социальной личности с полным сознанием гражданских прав и обязанностей, который понесет впереди себя знамя единства, свободы и равенства между всеми людьми и явится хранителем лучших основ граждан­ственности, свободы и братства. Служению обществу должно сделаться своего рода рели­гией школьного воспитания. Оно должно чувствоваться детьми даже не как должное, а как необходимое и неизбежное, как внутренняя потребность, как оправдание своего бытия».[5]

Лучшая религии с его точки зрении есть религии социального героизма в смысле социальной жертвенности, о чем  Бехтерев писал в статье: «Бессмертие человеческой личности как научная проблема».

Это была речь, произнесенная в Психоневрологическом института и напечатанная в «Вест­нике Знания» в 1916 г., где он бессмертие рассматривал, не в религиозном смысле, а в смысле социального бессмертия.

Ему кажется даже, что пропаганду социального героизма следовало бы ввести в воспитание детей и юношества. Это и осуществлялось под его руководством сотрудни­ками Воспитательно-Клинического института, где дети по­свящали вечера (по одному разу в неделю рассказам в до­ступной детскому уму форме о тех или других деятелях, прео­долевавших жизненные препятствия к достижению социально-полезных целей, например, о Ленине, Спартаке, Колумбе, Линкольне и др. Такие рассказы, с демонстрациями в фонаре, дети слушали с напряженный вниманием, без конца затем обсуждали предмет беседы и прорабатывали ее последую­щей   инсценировкой.

Далекий от всякой политики, он стоял (как ученый, а не политик) на общечеловеческой платформе, и потому он искал идеологического выхода из старых форм жизни, в  целях создания новых ее форм, связанных с раскрепощением на­родов и устранением эксплуатации одной нацией над другой и угнетения одним человеком другого. Поэтому, в на­чале мировой войны в публичной речи он высказал свои мысли против войны, как мог по тогдашнему времени, когда то и дело в речах различных ораторов слышались отзвуки старого гимна «Гром победы, раздавайся». Речь эта была напечатана затем в «Вестнике Знания» в 1915 г. под заглавием «Лев Толстой и единение народов». В этой речи Бехтерев, говорил: «Мне представляется на­стоящая война в виде тяжелого кризиса всей вообще со­временной цивилизации, отрицательные стороны которой так бичевал Л. И. Толстой».[6] И разве на самом деле можно оправдывать существование такой цивилизации, при кото­рой человеческий ум изощряется более всего в изобретении смертоносных орудий, когда он весь напрягается в целях сокрушения врагов, которых он завтра назовет своими братьями? Приводя затем миролюбивую речь пастора Лимбаха, он говорил, что истинное еди­нение народов возможно только при обновлении жи­зненных условий, при разоружении народов, при новых социальных реформах и при новом укладе международ­ных отношений. Тем не менее, человечество должно, обязано найти после этой войны новые пути к достижению идеалов мирной, братской жизни, должно отрешиться от ста­рых жизненных норм. Для этой цели, считал Бехтерев, надо получить прежде всего право на жизнь и раз­витие не порабощенные культурный народы Европы. Это первая прочная основная причина мира, которая должна быть в результате войны.

Вторая основная причина истинного мира должна заклю­чаться в разоружении народов до той степени, чтобы была возможность обеспечить лишь внутреннее спокойствие государств. «Не должно быть также деления народов внутри страны на господ и париев или гонимых, ибо все одинаково несут свои обязанности по отношению к госу­дарству и его защите».[7]

Время пребывания в академии было временем бур­ных студенческих волнений. То и дело были студенческие сходки, «студенческие беспорядки» но тогдашней термино­логии, демонстрации. Но еще во время его студенчества некоторая его часть направилась на фабрики для политической пропаганды и, объединившись с рабочими на определенной платформе против тогдашней власти, устроила знаменитую демонстра­цию па Казанской площади 6 декабря 1876 г. Как известно, ото было первое выступление интеллигентной молодежи с рабочим классом, и, само собой разумеется, выступление было организовано не иначе, как по инициативе револю­ционной интеллигенции. В этом отношении Бехтеревв корне рас­ходился с Плехановым, у который утверждал: «В Чернышевской демонстрации (т.-е. в похоронной демонстрации заму­ченного в тюрьме студента Чернышева, Авт.) рабочие не принимали участия… И вот рабочим захотелось сде­лать свою демонстрацию, и притом» такую, которая своим резко революционным характером совершенно затемнила бы демонстрацию интеллигентов».

Прежде всего, в Чернышевскую демонстрацию студенчество помогло привлечь к участию рабочих просто потому, что за­мученный студент взбудоражил умы студенчества, а времени было недостаточно, чтобы организовать еще и рабочую демонстрацию. Другое дело — казанская демонстрация, для подготовки которой было достаточно времени, и на которой впервые приняли участие рабочие вместе со студенчеством.

Но   можно   ли   допустить,   что   рабочим   захотелось 1 устроить свою демонстрацию,— выходить, как будто, в виде компенсации за неучастие в Чернышевской демонстрации. Конечно, нет. Очевидно, Плеханов упустил из виду закон эволюции, которому подлежало и народничество. Несмотря на первоначальную идеологию народничества в сторону подпи­тия крестьянства, в последующее время внимание революци­онной интеллигенции, несомненно, направилось и на рабочую массу, среди которой в 70-х годах, главным образом, револю­ционным студенчеством, в том числе и вашими товарищами по академии, была поведена усиленная пропаганда. В си­лу этого на казанскую демонстрацию, состоявшую в боль­шинство из студенчества, откликнулся и рабочий класс, хотя и в меньшинстве, всего 200—250 человек, но так, как предполагалось, но во всяком случае не потому, что будто бы (по утверждению Плеханова) «рабочим захоте­лось устроить свою демонстрацию особо». На казанской демонстрации студенчество играло руководящую роль, гово­рило зажигательные речи, выкидывало над головами толпы революционные лозунги на красных пузырях, взвивавшихся кверху в разных местах сплотившейся толпы. Не отставали от студенчества и рабочие ни в речах, ни в действиях. Рабочий Яков Потапов, поднятый на руках, развернул перед толпой знамя с надписью «Земля и Воля» при шум­ной овации всей толпы.

Но вся эта бурность студенческой жизни, постоянная тревога за возможность подпасть под действие политической репрессии со стороны зоркого ока власти, хотя и затрудняла прохождение курсов, но все же не отстранила меня от за­нятий в академии, которым он отдавался всегда с жаром в свободное  время. Какой-то счастливый рок спас меня от ареста и других последствий суровой Немезиды, которые постигли многих из моих сородичей и ближайших товарищей. Как раз незадолго до ареста многих из моих сородичей и товарищей по курсу, в конце 1873 года, я заболел тяжелой неврастенией и был помещен в клинику проф. Валннского, но вскоре оправился.

В положении начинающего врача, вынужденного искать заработок помимо своей службы, да еще готовящегося к дальнейшей научной работе, довольно трудно было уде­лять время общественной деятельности, которая к тому же для того времени могла сводиться к революционному подполью; но все же, помимо научных работ от­давал то или другое время и интересам вновь обостри­вшейся тогда, после жестокой репрессии, связанной с по­давлением народничества, революционной общественности. Чаще всего на своих скромных врачебных приемах ему приходилось встречаться с людьми, которые, стоя ближе к жизни, могли в приятельской беседе осведомлять его о положении общественной жизни и за этими разговорами, бывало, засиживался многими часами. Во время одной из бесед на врачебном приеме он разговорился с одним из хорошо знакомых пациентов о «священной дружине», и пациент под большим секретом рассказал, что циркулировавший в сферах слух об особом постановлении «священной дружины» насчет убийства за границей опасного анархиста Кропоткина, бегство ко­торого из-под стражи Николаевского госпитали явилось в свое время в буквальном смысле слова ошеломляюще-сенсационным событием.

Между тем, на его лекциях ему прихо­дилось часто возвращаться к вопросу о причинах нервных и душевных болезней и в этих лекциях неизбежно было резко отзываться о насаждении алкоголизма в стране, о капиталистическом строе, как современном зле и основной причине нестроения нашей страны, и о приводящем к вы­рождению бедственном положении низших слоев населения (рабочих, крестьянства), как основных причинах распростра­нения нервных и душевных болезней. Вопроса о капиталистическом строе ему приходилось касаться и в публичных выступлениях, что не могло не обращать на себя внимания. «Капиталистический строй — вот основное зло нашего времени и мы должны всемер­но заботиться о достижении других, более возвышенных норм нашей общественности; на место капитала мы должны выдвинуть на первый план здоровый труд и служение истине и добру»[8] — говорил он в одной из лекций. По вопросу об алкого­лизме, в свою очередь, ему приходилось выступать, не щадя тогдашнего спаивающего свой народ правительства.

Бехтерев был великим человеком. Его вклад в науку и огромен. После себя он оставил созданный им фундамент будущей психологии, психиатрии и неврологии. Его многие достижения в науке до сих пор остаются актуальными. Бехтерев занимал не только наукой, но и участвовал в общественной  жизни того времени, ему была не безразлична та страна и те люди в которые в ней  жили. Он является хорошим примером ученого, который не бросил свое отечество в трудную минуту, а пережил все те страшные события в нашей стране.

Список литературы:

 
 


[1] В. М.  Бехтерев Автобиография с. 31

[2] В. М.  Бехтерев Автобиография с. 33

[3] В. М.  Бехтерев Автобиография с. 34

[4] В. М.  Бехтерев Автобиография с. 35

[5] В. М.  Бехтерев Автобиография с. 36

[6] В. М.  Бехтерев Автобиография с. 37

[7] В. М.  Бехтерев Автобиография с. 37

[8] В. М.  Бехтерев Автобиография с. 30

Мемория. Владимир Бехтерев, 1 февраля 2017 – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

1 февраля (20 января) 1857 года родился Владимир Бехтерев, выдающийся психиатр, невропатолог, один из основателей отечественной экспериментальной психологии.

Личное дело

Владимир Михайлович Бехтерев (1857–1927) родился в семье мелкого государственного служащего в селе Сорали Елабужского уезда Вятской губернии (ныне село Бехтерево в Татарстане). В 1856 году его отец, Михаил Павлович умер от туберкулеза, не дожив и до сорока лет. К вступительным экзаменам в вятскую гимназию Владимира готовил старший брат Николай. Мальчик показал такие знания, что комиссия решила зачислить его сразу во второй класс. Учился в гимназии с 1867 по 1873 год. После выпуска из гимназии Владимир Бехтерев стал студентом Медико-хирургической академии в Петербурге. В 21 год, закончив обучение, он остался там для продолжения научной деятельности в области душевных и нервных болезней для научного усовершенствования под руководством психиатра И. П. Мержеевского (1838–1908). В 24 года Бехтерев блестяще защищает докторскую диссертацию на тему «Опыт клинического исследования температуры тела при некоторых формах душевных заболеваний». В 1884 году его как талантливого ученого, имеющего немало собственных исследований, опубликованных на русском и иностранных языках, командируют на два года за границу. Бехтерев стажируется в лабораториях и клиниках таких всемирно известных специалистов, как лейпцигский невролог Пауль Флексиг, основатель электрофизиологии Эмиль Дюбуа-Реймон, один из основоположников современной нейроморфологии, выдающийся парижский невропатолог Жан Шарко, психиатор, невропатолог и специалист по анатомии мозга Теодор Мейнерт и немецкий профессор Вильгельм Вундт, основоположник экспериментальной психологии. Благодаря посещению клиники Шарко, где тогда велась интенсивная работа по изучению гипноза, который только недавно стал объектом научного интереса, Бехтерев научился лечить с помощью гипноза и внушения.

По возвращении в Россию в июле 1885 года 28-летний Бехтерев был назначен приказом министра народного просвещения профессором и заведующим кафедрой психиатрии Казанского университета. Во время работы в Казанском университете Владимир Бехтерев создал психофизиологическую лабораторию и основал Казанское общество невропатологов и психиатров.

Весной 1893 года начальник Медико-хирургической академии В. В. Пашутин, один из создателей патофизиологической школы в России, приглашает Владимира Бехтерева на должность руководителя кафедры нервных и душевных болезней. Это произошло после отставки «за выслугой лет» И. П. Мержеевского. Также в 1893 году Бехтерев основал журнал «Неврологический вестник». В 1894 году Владимир Михайлович был назначен членом медицинского совета министерства внутренних дел, а в 1895 году – членом военно-медицинского ученого совета при военном министре и тогда же членом совета дома призрения душевнобольных. С 1897 года он преподавал также в Женском медицинском институте. Бехтерев организовал в Петербурге Общество психоневрологов и Общество нормальной и экспериментальной психологии и научной организации труда. Редактировал журналы «Обозрение психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии», «Изучение и воспитание личности», «Вопросы изучения труда» и другие. В ноябре 1900 года двухтомник Бехтерева «Проводящие пути спинного и головного мозга» был выдвинут Российской академией наук на премию имени академика К. М. Бэра. В 1900 году Бехтерев был избран председателем Русского общества нормальной и патологической психологии. Написал фундаментальные труды «Основы учения о функциях мозга» и «Объективная психология». В 1908 году в Петербурге начинает работу основанный Бехтеревым Психоневрологический институт. В мае 1918 года Бехтерев обратился в Совнарком с ходатайством об организации Института по изучению мозга и психической деятельности. Вскоре Институт открылся, и Владимир Бехтерев возглавлял его до конца жизни. Владимир Бехтерев внезапно умер 24 декабря 1927 года в Москве, где он участвовал в работе I Всесоюзного съезда невропатологов и психиатров.

Чем знаменит

Владимир Бехтерев внес серьезный вклад в три области медицины: неврологию, психологию и психиатрию. Владимир Михайлович Бехтерев впервые описал ряд заболеваний нервной системы (одно из них получило название «Болезнь Бехтерева») и предложил методы их лечения. Главные труды: «Основы учения о функциях мозга» (1903-1907), «Объективная психология» (1907-1910), «Общая диагностика болезней нервной системы» (1911-1915), «Коллективная рефлексология» (1921), «Общие основы рефлексологии человека» (1923), «Проводящие пути спинного и головного мозга» (1926). Ему принадлежит множество работ, посвященных гипнозу, например: «Об объективных признаках внушений, испытываемых в гипнозе», «К вопросу о врачебном значении гипноза», «Врачебное значение гипноза», «О гипнотизме» и другие. В статье «Внушение и чудесные исцеления» Бехтерев анализировал случаи неожиданного излечивания больных в церкви, традиционные методы «отчитывания» священником кликуш, а также исцеления, совершенные такими деятелями, как Калиостро. От рассмотрения этих случаев он переходит к медицинскому применения гипноза.

О чем надо знать

 

Владимир Бехтерев

Бехтерев одним из первых подверг научному анализу массовые истерии, моду, действие рекламы и политической пропаганды, которые стали активно изучаться социальной психологией лишь во второй половине XX века. Статья Бехтерева «Роль внушения в общественной жизни» была написана на основе лекции, прочитанной на годичном собрании Военно-медицинской академии 18 января 1897 года. Лекцию Бехтерев начал такими словами: «B настоящую пору так много вообще говорят о физической заразе при посредстве contagium vivum, или физических микробов, что, на мой взгляд, не лишнее вспомнить и о “contagium psychicum”, приводящем к психической заразе, микробы которой, хотя и не видимы под микроскопом, но тем не менее, подобно настоящим физическим микробам, действуют везде и всюду и передаются через слова и жесты окружающих лиц, через книги, газеты и пр., словом – где бы мы ни находились, в окружающем нас обществе мы подвергаемся уже действию психических микробов и, следовательно, находимся в опасности быть психически зараженными». Бехтерев рассмотрел эпидемии беснования в средние века, коллективные самоубийства русских старообрядцев, действия толп во время революций и бунтов. В результате он стал основателем нового направления – психологии толпы. Бехтерев отметил и тот важный факт, что толпа, сколь бы воодушевлена она не была, куда легче поддается управлению со стороны ловкого манипулятора: «Достаточно, чтобы кто-нибудь возбудил в толпе низменные инстинкты и толпа, объединявшаяся благодаря возвышенным целям, становится в полном смысле слова зверем, жестокость которого может превзойти всякое вероятие. Иногда достаточно одного брошенного слова, одной мысли или даже одного мановения руки, чтобы толпа разразилась рефлективно жесточайшим злодеянием, пред которым бледнеют все ужасы грабителей. Вот почему благородство и возвышенность религиозных, политических и патриотических целей, преследуемых людьми, собравшимися в толпу или организовавшимися в тайное общество нисколько не препятствует быстрому упадку их нравственности и крайней жестокости их поведения, лишь только они начинают действовать сообща. В этом случае все зависит от направляющих толпу элементов».

Прямая речь

Полагаю, что не было сколько-нибудь известной популярной книги по естествознанию… которая бы не побывала в моих руках и не была бы более или менее проштудирована с соответствующими выписками. Нечего говорить, что такие книги того времени, как Писарева, Португалова, Добролюбова, Дрейпера, Шелгунова и других, перечитывались с увлечением по много раз. Нашумевшая в то время теория Дарвина была, между прочим, предметом самого внимательного изучения с моей стороны

В. М. Бехтерев о гимназических годах (из автобиографии)

Пролежавший полтора месяца в клинике больной, не имевший возможности вследствие внезапно развившегося вслед за истерическим припадком паралича передвигаться на ногах в течение более 9 месяцев, однажды был привезен в тележке для осмотра ко мне в аудиторию. Здесь достаточно было закрыть ему глаза, внушить ему, что он спит, затем, путем внушения же, поставить его на ноги и провести по комнате, сказав, что паралича больше уже нет и он может ходить свободно и по пробуждении. Пробужденный от гипноза больной в восторге пошел в свою палату, чем привел в изумление всех соседей-больных, наполнявших данное отделение клиники и признавших в факте его выздоровления совершившееся «чудо». Тому же больному в другой раз в совершенно бодрственном состоянии было произведено внушение о прекращении бывавших с ним еще судорожных истерических приступов, после чего он от них окончательно освободился. Далее, у больной крестьянки было длительное сведение руки (так называемая контрактура). Когда же в гипнозе я выправил руку, эта «сухорукая» крестьянка по пробуждении, перебегая от одних лиц к другим, показывала всем поднимаемую ею вверх руку с неудержимыми от радости возгласами: «А ведь здоровая, глядите, глядите, совсем здоровая!».

В. М. Бехтерев (из работы «Внушение и чудесные исцеления»)

Такого рода сборища сами собою превращаются как бы в одну огромную личность, чувствующую и действующую, как одно целое. Что, в самом деле, в этом случае связывает воедино массу лиц, незнакомых друг другу, что заставляет биться их сердца в унисон одно другому, почему они действуют по одному и тому же плану и заявляют одни и те же требования? Ответ можно найти только в одной и той же идее, связавшей этих лиц в одно целое, в один сложный и большой организм. Эта идея, быть может, вселена в умы некоторых лиц путем убеждения, но она для многих лиц в таких сборищах, без сомнения, является внушенной идеей. И когда подобное сборище уже сформировалось, когда оно объединилось под влиянием одного общего психического импульса, тогда в дальнейших его действиях главнейшая руководящая роль уже выпадает на долю внушения и взаимовнушения. Почему толпа движется, не зная препятствий, по одному мановению руки своего вожака, почему она издает одни и те же клики, почему действует в одном направлении, как по команде? Не может подлежать никакому сомнению могущественное действие в толпе взаимного внушения, которое возбуждает у отдельных членов толпы одни и те же чувства, поддерживает одно и то же настроение, укрепляет объединяющую их мысль и поднимает активность отдельных членов до необычайной степени. Благодаря этому взаимовнушению отдельные члены как бы наэлектризовываются, и те чувства, которые испытывают отдельные лица, нарастают до необычайной степени напряжения, делая толпу существом могучим, сила которого растет вместе с возвышением чувств отдельных ее членов. Только этим путем, путем взаимовнушения, и можно себе объяснить успех тех знаменательных исторических событий, когда нестройные толпы народа, воодушевленные одной общей идеей, заставляли уступать хорошо вооруженные и дисциплинированные войска, действовавшие без достаточного воодушевления.

В. М. Бехтерев (из статьи «Роль внушения в общественной жизни»)

7 фактов о Владимире Бехтереве

  • Бехтерев создал новые приборы, которые до сих пор применяются врачами-невропатологами: альгезиметр, позволяющий точно измерять болевую чувствительность, барэстезиометр, измеряющий чувствительность к давлению; миоэстезиометр, прибор для измерения чувствительности и другие.
  • Скоротечная и неожиданная кончина Владимира Бехтерева породила немало слухов, в том числе и о том, что он был отравлен по приказу Сталина, которому он, по слухам, ранее поставил диагноз «паранойя». Правнук ученого С. В. Медведев разделяет версию об убийстве и считает причиной диагноз «сифилис мозга», поставленный Бехтеревым Ленину.
  • Психоневрологический институт, основанный им в 1907 году, ныне носит название Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт имени В. М. Бехтерева.
  • Сын ученого Петр Владимирович Бехтерев – талантливый инженер и изобретатель – был расстрелян в феврале 1938 года по обвинению по 58-й статье УК. Реабилитирован в 1956 году.
  • Внучка Бехтерева Наталья Петровна как «дочь врага народа» с сестрой и братом оказалась в детском доме. В дальнейшем она окончила Ленинградский медицинский институт, стала крупным нейрофизилогом. С 1990 года она возглавила Институт мозга человека РАН, руководила группой изучения нейрофизиологии мышления, творчества и сознания. Ее научно-популярная и одновременно автобиографическая книга «Магия мозга и лабиринты жизни» стала интеллектуальным бестселлером.
  • Другой внук, Владимир Никонов, стал астрономом, известным специалистом по звездной электрофотометрии.
  • Правнук Бехтерева Святослав Медведев также известный ученый-физиолог, член-корреспондент РАН, директор Института мозга человека РАН.

Материалы о Владимире Бехтереве

Статья о Владимире Бехтереве в русской Википедии

Биографический сайт

Материалы о Владимире Бехтереве в проекте «Хронос»

Биография и основные труды В. М. Бехтерева

Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В. М. Бехтерева

В. М. Бехтерев «Внушение и его роль в общественной жизни»

В. М. Бехтерев «Бессмертие человеческой личности как научная проблема»

(PDF) Владимир Михайлович Бехтерев. Журнал неврологии 253 (11): 1518-1519, 2006

тия покрышки. Находясь за границей

, Бехтерев также посетил таких известных ученых, как Мейнерт,

Вестфаль и Шарко, а

учился у Вундта [1,2,8].

По возвращении на свою русскую

родину в 1885 году он был уже

хорошо известен; Он принял кафедру

психиатрии и записался в

психиатрическую клинику в Казани, на

должности, на которых он проработал

следующие 8 лет.Плодами его

научных работ стали более

сотен статей по различным аспектам

анатомии и нейропатологии,

теории нервной системы. Несколько статей

, написанных в те годы,

стали всемирно известными, в том числе

, одна касалась «онемения позвоночника»

— позже названная болезнью Бехтерева —

и две статьи, описывающие проводящие пути в головном мозге

(одна около «нерв

волокон, которые вызывают сужение зрачка

» и «

центра радужной оболочки и

сокращения мышц глаза»,

другие, описывающие функция

центрального серого вещества вокруг третьего желудочка

) [2].

В 1893 году Бехтерев покинул Казань

и переехал в Санкт-Петербург,

, где поступил на военную

Медицинскую академию профессором и

директором клиники психических

и нервных болезней. За

последующий 21 год Бехтерев

показал в полной мере свой

статус мыслителя, исследователя,

учителя и организатора исследований

в неврологии и социальной биологии.

Функциональная анатомия мозга,

экспериментальная психология и

клиническая неврология — три поля

, где Бехтерев выделил себе место

.Он был чрезвычайно разносторонним в своих академических

и клинических интересах и областях

исследований, которые охватывали даже

гипноза и психохирургии [1,6].

Книга Бехтерева «Re fl exol-

ogy» (переведенная на

немецкий и английский языки) представляет собой синтез

более чем тридцатилетних

исследований, опубликованных на 135 страницах

чел. Основной метод, использованный Бехтеревым

, заключался в том, чтобы изолировать

испытуемого в камере, подвергая

его воздействию различных стимулов, и

записывая реакции испытуемого,

, в частности двигательные реакции

конечностей, с помощью разработать

механических и электрических аппаратов

тус [1].Любимым термином в лаборатории Бе-

хтерева был

«ассоциативный рефлекс», который в собственном слове Бе-

хтерева просто

другое название более знакомого

iar «условный рефлекс», термин

используется в лаборатории Павлова [1]. В

своем подходе к поведенческой науке

Бехтерев присвоил равную

валидности двум ветвям психологии

: субъективной, из которых

основным методом была интроспекция, и объективной. .Он

разработал свой собственный подход —

рефлексологии — как метод диагностики

психических заболеваний и

лечения пациентов. За свою

жизнь Бехтерев написал более

700 научных статей и

10 книг.

Помимо своей научной квалификации

, Бехтерев принял участие в

печально известном судебном процессе «Кровавый суд Менделя Бейлиса

бел», проходившем в Москве в 1913 году,

в качестве свидетеля-эксперта по делу

ограждение.В период царского правления

Бехтерев был мужественным социальным критиком

; он был арестован и

его профессура была приостановлена ​​

, потому что он настойчиво поддерживал протесты студентов

против жестких правил

, проводимых в Военно-

тарной академии [5,6].

Бехтерев скоропостижно скончался в

Москве 24 декабря 1927 года,

при подозрительных обстоятельствах,

вызвал множество слухов и

домыслов.Считалось, что

Бехтерева отравили секретные

полицейские агенты, вскоре после того, как он

осмотрел Сталина как нейро-

логический консультант по его атрофической левой руке

, также поставив ему диагноз

параноика. [3–5,7]. После смерти Бе-

Хтерева его имя и

работ были полностью удалены из учебников и научной литературы по приказу Сталина [5]. Лишь

недавно произошло новое возрождение интереса к научным достижениям Бехтерева

[7].

Список литературы

1. Бехтерев В.М. (1928) Автобиография

(Постмертная). [Автобиография. (Пост-

гумусный)]. Библиотека «Огонек»

2. Мангал МАБ (1988) История физиологии Neu-

в XIX веке. Raven

Press, New York

3. Хачинский В. (1999) Последние годы Сталина:

бред или слабоумие ?. Eur J Neurol

6: 129–132

4. Кейтель В. (2002) Эйн Опфер Сталинс? Vla-

димир Михайлович Бехтерев (1857–

1927).Z Rheumatol 61: 201–206

5. Лернер В., Марголин Дж, Витцтум Э. (2005)

Владимир Бехтерев: его жизнь, его работа

и тайна его смерти. Hist Psy-

chiatry 16: 217–227

6. Никифоров А.С. (1986) Бехтерев. Моло-

дайя гвардия, Москва

7. Тополянский В.Д. (1989) Ночь перед

Рождеством в 1927 году. [Ночь

перед Рождеством 1927 года]. Огонек: 9–

10,27

8. Яковлев П.И. (1970) Владимир Бехтерев

(1857–1927).В: Haymaker W, Schiller F

(ред.) Основатели неврологии.

Charles C. Thomas Publisher, Spring-

field, стр. 167–171

1519

(PDF) Жизнь и смерть Владимира Михайловича Бехтерева

2

Arq Neuropsiquiatr 2015: 1-4

BEKHTERMENTS И НАСЛЕДИЕ

Докторская диссертация присвоила ему звание приват-доцент

, а в 1884 году он получил постоянную должность в клинике психических расстройств

1

.Он представил 58 работ по

нервным и психическим заболеваниям в конкурсную комиссию,

и в качестве победителя был отправлен в Европу для расширения своей компетенции

. В Германии он слушал лекции

Вестфаль, Людвиг, дю Буа-Реймон, а позже он работал

с Флехзигом и Вундтом; в Париже он познакомился

с работами Шарко и, наконец, посетил Мейнерта,

в Вене

1,2,5,6

.В поездке принял приглашение

занять кафедру психиатрии Казанского университета,

заняв должность по возвращении

1,4

. Там он реорганизовал кафедру

и в 1885 году основал первую в России Психофизиологическую лабораторию

со специальным оборудованием и

обученных сотрудников для изучения морфологии и физиологии

нервной системы

6

. В качестве одного из результатов своего исследования

он предложил разделение мозга на зоны, каждая из которых имеет определенную функцию

, и одним из первых выявил роль гиппокампа

в функции памяти

1, 2,3

.Кроме того, зная

, что нервные и психические расстройства обычно возникают в соединении

, он полагал, что между ними нет определенного различия

, тенденция к нейропсихиатрии

4,5

.

Несколько лет спустя, в 1893 году, он вернулся в Военную

Медицинскую академию и возглавил кафедру психиатрической клиники

Болезни

1

. Заинтересованный изучением психологии, с его идеей

, «что человека следует рассматривать как« единое целое »или

« биосоциальную сущность », понимание которой требует изучения

человеческого сознания и психологии», он предложил

создать Психоневрологический институт, основанный в 1907 году,

и позже названный его именем.В последующие четыре года он потратил

на организацию Психоневрологического института им. Бехтерева, а

в 1911 году построил его эксклюзивное здание

1

. Установил

специальный аппарат для хирургического лечения нервных и психических заболеваний

, 1

ст

в России. Он провел психофизиологические эксперименты и изучил «рефексологию», термин, который он ввел,

и «объективную психологию», новую концепцию, которую он ввел.

Бехтерев и Павлов независимо друг от друга изучали взаимосвязь

между организмом и окружающей средой — Бехтерев де-

описал фундаментальный феномен этого поля как «ассоциация

ciation reex», а Павлов как « условный рефлекс »

2,3,6

. После

давняя дружба возникла между ними, и между ними возникло

взаимной критики. Бехтерев рассматривал использование Павловым «метода слюноотделения»

как нарушение, поскольку его нелегко выявить у мужчин, в то время как метод Бехтерева основывался на мягкой электростимуляции

для изучения двигательных рефлексов, что позволяло

, чтобы продемонстрировать наличие этой реакции у мужчин

7

.Оба

были предшественниками американского бихевиоризма, установленного

Уотсоном, который, однако, следовал учению Павлова. Несмотря на

их споров, через шесть лет после смерти Бехтерева Павлов ад-

сообщил другу, что «… только сейчас я чувствую, как сильно я скучаю по

спорам с Бехтеревым»

2,5,6,8

. Что касается «объективной

психологии», Бехтерев создал и развил основные концепции

этого нового поля психологической науки.Он

утверждал, что все психические процессы сопровождались повторными движениями и вегетативными реакциями, которые можно было наблюдать и регистрировать

4

. Расширяя психологию

eld, Бехтерев был одним из первых российских ученых, кто

сфокусировал феномен «внушения», заложив его

теоретические основы

9

.

Его неиссякаемый интеллект, генерирующий широкий спектр

идей и концепций, и его неутомимая работоспособность

выражены в более чем 800 статьях, 10 книгах и сотнях

конференций

1,2,4, 8

.Он основал «Вестник неврологии»

(1892), первую в России газету по неврологии, в последующие годы занимал должность редактора

, а также основал

или оказывал непосредственную помощь до 1925 года девяти другим журналам. относил

ко всем сферам своих интересов

1,4,8

. Его вклад в области нейрол-

ogy (расширение знаний о том, как работает мозг) и

психологии (создание основы для будущего психологии

) был впечатляющим.Его имя связано с болезнями,

признаками, симптомами, реакциями, методами и тестами, многие назвали

в его честь

1,2,3,10

(таблица).

Доступ: http://www.iitvidya.com/tag/vladimir-bekhterev/

Рисунок 1. Владимир Михайлович Бехтерев.

Доступ: http://www.ovguide.com/vladimir-bekhterev-9202a8c0400064

1f8000000000435351

Рисунок 2. Бехтерев во время сеанса массового гипноза. Изображение

получено из ролика.

История медицины сегодня — доктор Владимир Бехтерев

CME INDIA Презентация ⚜ Доктор М. Говри Санкар , доктор медицины, старший доцент кафедры общей медицины Государственного медицинского колледжа и больницы ESI, Коимбатур.

Современная история Характеристика:

Доктор Владимир Бехтерев

(20 января 1857 — 24 декабря 1927)

💠Российский невролог
Отец объективной психологии…

🔹Владимир Бехтерев родился в небольшой деревне в России.После учебы он изучал медицину в Медицинско-хирургической академии Санкт-Петербурга и окончил ее в 1881 году. Во время учебы он проявил большой интерес к неврологии и психиатрии.
🔹В 1884 году доктор Бехтерев совершил академическую поездку в Германию и Францию. Когда он был в Париже, у него была возможность поработать с доктором Жан-Мартен Шарко , основателем первого в мире отделения неврологии.
🔹После возвращения в Россию он поступил на кафедру психиатрии Казанского университета , где основал первую лабораторию экспериментальной психологии и начал свои фундаментальные исследования нервной системы.
🔹В 1893 году он перешел в Военно-медицинскую академию в Санкт-Петербурге на должность заведующего кафедрой психических и нервных болезней. Более того, ценой больших жертв и собственных денег в 1907 году он основал здесь Психоневрологический институт , который сегодня носит его имя.
🔹После этого в 1896 году он основал « Neurology Journal », который стал первым русским журналом по нервным болезням. Бехтерев также является основателем Психорефлексологии , той же модели мышления, которую развил Иван Павлов в своей работе об условных рефлексах у собак, и он проводил аналогичные эксперименты.Позже он опубликовал свою работу под названием «Объективная психология».
🔹 Его эпонимы…
🔅 Болезнь Бехтерева или Бехтерева.
🔅 Ядро Бехтерева или Верхнее ядро ​​вестибулярного нерва.
🔅 Нистагм Бехтерева — Нистагм, развивающийся после разрушения каналов внутреннего уха.
🔅 Акромиальный рефлекс Бехтерева — Глубокий мышечный рефлекс.
🔅 Грудной рефлекс Бехтерева — Рефлекс, расширяющий большую грудную мышцу.
🔅 Рефлекс Бехтерева I — Расширение зрачка на свету.
🔅 Рефлекс Бехтерева II — Лопаточно-плечевой рефлекс.
🔅 Рефлекс глаза Бехтерева — Физиологическое рефлекторное сокращение orbicularis oculi с обеих сторон при ударе в любой области лба, виска или скулы.
🔅 Рефлекс кисти Бехтерева — Феномен кисти-сгибателя.
🔅 Рефлекс пятки Бехтерева — Рефлекс сгибания пальца ноги.
🔅 Рефлекс Бехтерева-Якобсона — Рефлекс сгибания пальца, соответствующий рефлексу стопы Бехтерева-Менделя.
🔹Кроме того, доктор Бехтерев опубликовал около 1700 научных статей, и его значительный вклад в нейрофизиологию стал семитомной книгой под названием «Основы теории функций мозга».
🔹Он также основал 12 журналов и 50 организаций , в том числе Российскую лигу против эпилепсии.
🔹Но после его внезапной и загадочной смерти его труды были полностью удалены из учебников и научных статей.
🔹 Несомненно, доктор Владимир Бехтерев сыграл несколько ролей в медицине как выдающийся российский врач, психиатр, невролог и основоположник рефлексотерапии в России.
🔹Более того, его работа получила высокую оценку как «Только двое знают тайну структуры и организации мозга. Эти двое — Бог и доктор Бехтерев ».

День памяти…

Великий невролог России

Dr.Владимир Бехтерев 🙏🏼


Откройте для себя CME INDIA

Вы успешно подписались!

Пантеон

  • Визуализации
  • Рейтинги
    • Люди
    • Места
    • Профессии
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • 9064 9064 9064 9064 9064 9064 Страна
    • Данные
      • Разрешения
      • Скачать
      • API
    • Ежегодник
    • Домой
    • Визуализации
    • Рейтинги
    • Профили
      • 0 Люди Место
      • Профили
      • Eras
    • О
    • Данные
      • Разрешения
      • API
    • Ежегодник
    • API
    • Поиск
    • Оставить отзыв
    • Цитирование об использовании

    Вместо этого вы можете попробовать новый поиск или эти страницы:
    • Isaac Newton

      Physicist

      United Kingdom

      Rank 6

    • Walt Disney

      Producer

      4 United States

      Роджер Федерер

      Теннисист

      Швейцария

      Рейтинг 124

    • Racing Driver

      Занятие 16

      665 человек

      Sports Domain

    • Agnez Moctor

      Agnez Moctor
    • Laozi

      Philosopher

      China

      Рейтинг 157

    • Винсент Ван Гог

      Painter

      Нидерланды

      Рейтинг 20

    • 35000

      Место 20

    • Fashion Designer 907

    • Васко да Gama

      Explorer

      Португалия

      Рейтинг 99

    • Знаменитость

      Профессия 40

      142 Физические лица

      Общественная фигура

    • Место Мари Кюри

    • Изучите
      • Визуализации
      • Рейтинги
    • Профили
      • Люди
      • Места
      • Страны
      • Профессии
      • Профессии / Страны
      • Eras
      906 906 службы
  • Данные
    • Разрешения
    • Загрузить
    • API
  • Приложения
    • Ежегодник
  • Статьи Павлова, Бехтерева и Лурия в последней версии JHN

    The Journal of the History of the Neurosciences в начале 2007 года опубликовал специальный двойной выпуск по истории российской неврологии.Особый интерес для историков психологии представляют статьи об Иване Павлове, Владимире Бехтереве, А.Р. Лурии. Интересна и статья Ирины Сироткиной «Психическая гигиена для гениев: психиатрия в первые советские годы». (Тезисы ниже.)

    1. Иван Петрович Павлов (1849-1936)
      Владимир Олегович Самойлов
      Статья содержит краткое описание научной биографии первого лауреата Нобелевской премии в области неврологии И. Павлов.Особое внимание уделяется концепции невризма, которая легла в основу исследований Павлова в области кровообращения, пищеварения и высшей нервной деятельности. Истоки интереса Павлова к изучению психологических процессов и этапов «тяжелой интеллектуальной борьбы» в разработке новой главы физиологии восходят к их истокам.
    2. Владимир Михайлович Бехтерев
      М.А. Акименко
      В.М. Бехтерев (1857-1927) — выдающийся русский невролог, психиатр, психолог, морфолог, физиолог, общественный деятель, автор более 1000 научных публикаций и выступлений.В начале двадцатого века он создал новую многомерную междисциплинарную научную отрасль — психоневрологию, которая включала объективные знания анатомии и физиологии нервной системы, психологию, психиатрию, неврологию, философию, социологию, педагогику и другие дисциплины. Психоневрология в В. Понимание Бехтерева способствовало внедрению в идею «биосоциальной» сущности человека третьего — психологического — компонента, создав «биопсихосоциальную» модель в интерпретации болезней человека.
    3. A.R. Лурия и история российской нейропсихологии
      Дж. М. Глозман
      В статье анализируется вклад России в нейропсихологию с восемнадцатого по двадцать первый век. Обсуждаются различные подходы к проблеме организации и локализации психических функций в долурийский и лурийский периоды. Сопоставления с европейскими и североамериканскими работами, а также со статьями последующей русской литературы (постлурийский период) представлены, чтобы продемонстрировать их взаимосвязь в формировании курса российской нейропсихологии и основных тенденций в его развитии.
    4. Психическая гигиена для гениев: психиатрия в ранние советские годы
      Ирина Сироткина
      В этой статье я рассматриваю один эпизод из ранней истории советской психиатрии, проект Института гения. Хотя проект так и не был реализован, идея была характерна для самого начала советской эпохи, когда казались возможными самые смелые эксперименты в области гуманитарных наук. Автор проекта, психиатр Григорий Владимирович Сегалин (1878-1960) пошел по стопам другого выдающегося психиатра, архитектора советской системы психиатрической помощи, Льва Марковича Розенштейна (1884-1934).Розенштейн, сторонник социальной медицины, ввел новую систему психиатрической помощи, которая, в отличие от дореволюционной, была профилактической и основывалась на амбулаторных отделениях — психоневрологических диспансерах. Точно так же Сегалин планировал диспансеры для гениев, где эти «социально не адаптированные» люди получали бы профессиональную помощь и уход. Не сумев создать такое учреждение, он основал журнал «Клинический архив гения и таланта (европатологии)» 1, где он и его коллеги-единомышленники обсуждали предполагаемые патологические корни таланта и публиковали фотографии выдающихся личностей.В статье прослеживается проект Сегалина до его завершения в начале 1930-х годов.

    См. Также из Классики истории психологии:

    Описание Christopher Green

    Профессор психологии Йоркского университета (Торонто). Бывший редактор журнала Journal of the History of the Behavioral Sciences . Создатель веб-сайта «Классика истории психологии» и серии подкастов «Эта неделя в истории психологии». Просмотреть все сообщения Кристофера Грина →

    Вклад В.М. Бехтерев в становлении и развитии русской психологии. Владимир михайлович бехтерев феномены мозга В. м бехтерев психология

    БЕЧТЕРЕВ Владимир Михайлович (1857-1927) — русский физиолог, невропатолог, психиатр, психолог. Он основал первую в России экспериментальную психологическую лабораторию (1885 г.), а затем Психоневрологический институт (1908 г.) — первый в мире центр комплексного изучения человека. На основе рефлекторной концепции психической деятельности, выдвинутой Иваном Михайловичем Сеченовым, он разработал естественнонаучную теорию поведения.Возникнув в противовес традиционной интроспективной психологии сознания, теория В.М. Анкилозирующий спондилит первоначально назывался объективной психологией (1904 г.), затем психорефлексологией (1910 г.) и, наконец, рефлексотерапией (1917 г.). В.М. Бехтерев внес большой вклад в развитие отечественной экспериментальной психологии («Общие основы рефлексологии человека», 1917).

    Владимир Михайлович Бехтерев, известный русский невролог, невропатолог, психолог, психиатр, морфолог, физиолог нервной системы, родился 20 января 1857 года.в селе Сорали Елабужского района Вятской губернии в семье несовершеннолетнего государственного служащего. В августе 1867 г. он начал учебу в Вятской гимназии, а поскольку Бехтерев в молодости решил посвятить свою жизнь невропатологии и психиатрии, после окончания семи классов гимназии в 1873 г. он поступил в Медико-хирургическую академию.

    В 1878 г. окончил Медико-хирургическую академию в Петербурге, оставлен для дальнейшего обучения на кафедре психиатрии у И.П. Мержеевский. В 1879 г. Бехтерев был принят в действительные члены Петербургского общества психиатров.

    4 апреля 1881 г. Бехтерев успешно защитил докторскую диссертацию по медицине на тему «Опыт клинических исследований температуры тела при некоторых формах психических заболеваний» и получил ученое звание доцента. В 1884 г. Бехтерев уехал в командировку за границу, где обучался у таких известных европейских психологов, как Дюбуа-Реймон, Вундт, Флексиг и Шарко.

    Вернувшись из командировки, Бехтерев начинает читать курс лекций по диагностике нервных заболеваний студентам пятого курса Казанского университета. С 1884 г. профессор Казанского университета по кафедре душевных болезней Бехтерев обеспечил преподавание этого предмета, открыв клиническое отделение в Казанской областной больнице и психофизиологическую лабораторию при университете; основал Общество невропатологов и психиатров, основал журнал «Неврологический вестник» и опубликовал ряд своих работ, а также работы своих учеников по различным отделам невропатологии и анатомии нервной системы.

    В 1883 г. Бехтерев был награжден серебряной медалью Общества русских врачей за статью «О вынужденных и насильственных движениях при разрушении некоторых отделов центральной нервной системы». В этой статье Бехтерев обратил внимание на то, что нервные заболевания часто могут сопровождаться психическими расстройствами, а при психическом заболевании также возможны признаки органического поражения центральной нервной системы. В том же году он был избран членом Итальянского общества психиатров.

    Его самая известная статья «Скованность позвоночника с его искривлением как особая форма заболевания» была опубликована в столичном журнале «Доктор» в 1892 году. Бехтерев охарактеризовал «жесткость позвоночника с искривлением как особую форму заболевания». «(теперь более известные как анкилозирующий спондилит, анкилозирующий спондилит, ревматоидный спондилит), то есть системное воспалительное заболевание соединительной ткани с поражением суставно-связочного аппарата позвоночника, а также периферических суставов, суставов крестца, бедра и тазобедренного сустава. плечевые суставы и вовлечение в процесс внутренних органов.Бехтерев также выявил такие заболевания, как хореическая эпилепсия, сифилитический рассеянный склероз, острая мозжечковая атаксия алкоголиков. Эти и другие неврологические симптомы, впервые выявленные ученым, и ряд оригинальных клинических наблюдений нашли отражение в вышедшей в Казани двухтомной книге «Нервные болезни в избранных наблюдениях».

    С 1893 года Казанское неврологическое общество начало регулярно издавать свой печатный орган — журнал «Неврологический вестник», выходивший до 1918 года.под редакцией Владимира Михайловича Бехтерева. Весной 1893 г. Бехтерев получил приглашение от начальника Петербургской военно-медицинской академии заняться кафедрой психических и нервных болезней. Бехтерев приехал в Санкт-Петербург и начал создавать первую в России нейрохирургическую операционную.

    В лабораториях клиники Бехтерев вместе со своими сотрудниками и учениками продолжил многочисленные исследования морфологии и физиологии нервной системы.Это позволило ему пополнить материалы по нейроморфологии и начать работу над фундаментальным семитомным трудом «Основы учения о функциях мозга».

    В 1894 г. Бехтерев был назначен членом Медицинского совета Министерства внутренних дел, а в 1895 г. он стал членом Военно-медицинского научного совета при военном министре и одновременно членом совета дом престарелых для душевнобольных.

    В ноябре 1900 г. двухтомная книга «Пути спинного мозга и головного мозга» была номинирована Российской академией наук на соискание премии имени академика К.М. Бэр. В 1902 г. он опубликовал книгу «Психея и жизнь». К тому времени Бехтерев подготовил к публикации первый том своего труда «Основы учения о функциях мозга», который стал его основным трудом по нейрофизиологии. Здесь собраны и систематизированы общие положения о мозговой деятельности. Таким образом, Бехтерев представил энергетическую теорию торможения, согласно которой нервная энергия в мозгу устремляется к центру в активном состоянии. По словам Бехтерева, эта энергия как бы течет к нему по проводящим путям, соединяющим отдельные участки головного мозга, в первую очередь из близлежащих участков головного мозга, в которых, как считал Бехтерев, «происходит снижение возбудимости, следовательно, угнетение.«

    В целом работы Бехтерева по изучению морфологии мозга внесли неоценимый вклад в развитие отечественной психологии. удалось выяснить физиологическое значение отдельных звеньев центральной нервной системы (зрительные бугорки, вестибулярная ветвь слухового нерва, оливки нижние и верхние, четверные).

    Занимаясь непосредственно функциями мозга, Бехтерев открыл ядра и проводящие пути в головном мозге; создал учение о проводящих путях спинного мозга и функциональной анатомии головного мозга; установлены анатомофизиологические основы равновесия и пространственной ориентации, обнаружены центры движения и секреции внутренних органов в коре головного мозга и т. д.

    Завершив работу над семью томами «Основ учения о функциях мозга», Бехтерев стал обращать особое внимание на проблемы психологии. Бехтерев говорил о равноправном существовании двух психологии: он выделил субъективную психологию, основным методом которой должен быть интроспекция, и объективную. Бехтерев называл себя представителем объективной психологии, однако считал возможным объективное изучение только внешне наблюдаемых, т. Е.е. поведение (в бихевиористском смысле) и физиологическая активность нервной системы.

    Исходя из того, что умственная деятельность возникает в результате работы мозга, он считал возможным опираться главным образом на достижения физиологии и прежде всего на теорию условных рефлексов. Таким образом, Бехтерев создает целое учение, которое он назвал рефлексологией, которое, по сути, продолжило работу объективной психологии Бехтерева.

    В 1907-1910 годах Бехтерев выпустил трехтомную книгу «Объективная психология».Ученый утверждал, что все психические процессы сопровождаются рефлекторными двигательными и вегетативными реакциями, которые доступны для наблюдения и регистрации.

    Для описания сложных форм рефлекторной деятельности Бехтерев предложил термин «комбинационно-двигательный рефлекс». Он также описал ряд физиологических и патологических рефлексов, симптомов и синдромов. Обнаруженные Бехтеревым физиологические рефлексы (лопаточно-плечевой, большой веретенообразный, экспираторный и др.) Позволяют определять состояние соответствующих рефлекторных дуг, а также патологические рефлексы (спинной рефлекс Менделя-Бехтерева, запястно-пальцевый рефлекс, рефлекс Бехтерева- Рефлекс Якобсона) отражают поражение пирамидных путей.Симптомы анкилозирующего спондилита наблюдаются при различных патологических состояниях: спинном мозге, седалищной невралгии, массивных церебральных инсультах, ангиотрофоневрозах, патологических процессах в оболочках основания головного мозга и др.

    Для оценки симптомов Бехтерев создал специальные приборы (альгезиметр, позволяющий точно измерить болевую чувствительность; барзиометр, измеряющий чувствительность к давлению; миестезиометр — прибор для измерения чувствительности и т. Д.).

    Бехтерев разработал также объективные методики изучения нервно-психического развития детей, взаимосвязи нервных и психических заболеваний, психопатий и циркулярных психозов, клиники и патогенеза галлюцинаций, описал ряд форм навязчивых состояний, различные проявления психического автоматизма.Для лечения нервно-психических заболеваний ввел терапию неврозов и алкоголизма, психотерапию методом отвлечения, коллективную психотерапию. Анкилозирующий спондилит широко применялся как успокаивающее средство.

    В 1908 г. Бехтерев создал в Петербурге Психоневрологический институт и стал его директором. После революции 1918 г. Бехтерев обратился в Совнарком с ходатайством об организации института по изучению мозга и психической деятельности.При создании института Бехтерев занял должность его директора и оставался им до самой смерти. Институт по изучению мозга и психической деятельности позже был назван Государственным рефлектологическим институтом по изучению мозга. В. М. Бехтерев.

    В 1921 г. академик В. М. Бехтерев вместе со знаменитым дрессировщиком В. Л. Дуровым проводил опыты по мысленному внушению дрессированных собак заранее запланированных действий. Подобные эксперименты проводились в практической лаборатории психологии животных, которую возглавлял В.Л. Дурова при участии одного из пионеров мысленного внушения в СССР, инженера Б. Б. Кажинского.

    К началу 1921 г. в лаборатории В.Л. Дурова, за 20 месяцев исследований было проведено 1278 опытов мысленного внушения (собакам), в том числе 696 успешных и 582 неудачных. Эксперименты с собаками показали, что дрессировщик не обязан проводить мысленное внушение, это может быть опытный индуктор. Нужно было только, чтобы он знал и применял установленную тренером технику передачи.Внушение производилось как при прямом визуальном контакте с животным, так и на расстоянии, когда собаки не видели и не слышали дрессировщика, а он их не слышал. Следует подчеркнуть, что опыты проводились на собаках, у которых были определенные изменения психики, возникшие после специальной подготовки.

    В 1927 году Бехтереву присвоено звание заслуженного деятеля науки РСФСР. Великий ученый скончался 24 декабря 1927 года.

    Великий русский ученый, он несколько раз был номинирован на Нобелевскую премию, посвятил свою жизнь раскрытию секретов человеческого мозга, лечил людей гипнозом, изучал телепатию и психологию толпы.

    Мистика и материализм

    Эксперименты Владимира Бехтерева с гипнозом были неоднозначно восприняты современниками, особенно научным сообществом. В конце 19 века к гипнозу относились скептически: его считали чуть ли не шарлатанством и мистикой. Бехтерев доказал, что эту мистику можно использовать исключительно прикладным образом. Владимир Михайлович отправлял телеги по улицам города, собирая пьяниц столицы и доставляя их ученому, после чего проводил сеансы массового лечения алкоголизма с помощью гипноза.Только тогда, благодаря невероятным результатам лечения, гипноз признан официальным методом лечения.

    Карта мозга

    Бехтерев подошел к вопросу изучения мозга с энтузиазмом, присущим первооткрывателям эпохи великих географических открытий. В те времена мозг был настоящей Terra Incognita. На основе ряда экспериментов Бехтерев создал метод, позволяющий досконально изучить проводящие пути нервных волокон и клеток.Тысячи тончайших слоев замороженного мозга попеременно скреплялись под стеклом микроскопа, и по ним делались детальные зарисовки, по которым создавался «атлас мозга». Один из создателей таких атласов, немецкий профессор Копш, сказал: «Только два человека прекрасно знают строение мозга — Бог и Бехтерев».

    Парапсихология

    В 1918 году Бехтерев создал Институт изучения мозга. Под его руководством ученый создает лабораторию парапсихологии, основной задачей которой было изучение чтения мыслей на расстоянии.Бехтерев был абсолютно уверен в материальности мысли и практической телепатии. Для решения проблем мировой революции группа ученых не только досконально изучает нейробиологические реакции, но и пытается читать на языке Шамбалы, планируя поездку в Гималаи в составе экспедиции Рериха.

    Анализ проблемы коммуникации

    Вопросы общения, взаимного психического воздействия людей друг на друга занимают одно из центральных мест в социально-психологической теории и коллективном эксперименте В.М.Бехтерев. Бехтерев рассмотрел социальную роль и функции общения на примере конкретных видов общения: имитации и внушения. «Если бы не было подражания, — писал он, — не могло бы быть личности как социальной сущности, и все же подражание черпает свой основной материал из общения с самим собой.
    лайков, между которыми благодаря сотрудничеству развивается своего рода взаимная индукция и взаимное внушение. «Бехтерев был одним из первых ученых, серьезно занимавшихся психологией коллективного человека и психологией толпы.

    Детская психология

    Неутомимый ученый даже использовал своих детей в экспериментах. Именно благодаря его любопытству современные ученые знают психологию, присущую младенческому периоду созревания человека. В статье «Начальная эволюция детского рисунка в объективном исследовании» Бехтерев анализирует рисунки «девочки М», фактически его пятого ребенка, любимой дочери Маши. Однако интерес к рисункам вскоре угас, оставив приоткрытую дверь в неиспользованное поле информации, которое теперь предоставлялось последователям.Новое и неизведанное всегда отвлекало ученого от уже начатого и частично освоенного. Бехтерев распахнул двери.

    Опыты с животными

    В.М. Бехтерев с помощью тренера В.Л. Дурова провела около 1278 опытов мысленного внушения информации собакам. Из них 696 были признаны успешными, и это, по мнению экспериментаторов, исключительно из-за неправильно составленных заданий. Обработка материала показала, что «ответы собаки не были случайностью, а зависели от влияния на нее экспериментатора.«Так прошел третий эксперимент В.М. Бехтерева, когда пес по кличке Пикки должен был запрыгнуть на круглый стул и ударить лапой по правой стороне клавиатуры пианино». А вот и собака Пикки перед Дуровым. Он пристально смотрит в нее. глаза, на время закрывает лицо ладонями.Проходит несколько секунд, в течение которых Пикки остается неподвижным, но, освободившись, он стремительно бросается к пианино, запрыгивает на круглый стул и от удара лапой по правой стороне клавиатуры раздаются несколько высоких нот.

    Бессознательная телепатия

    Бехтерев утверждал, что передача и чтение информации через мозг, эта удивительная способность, называемая телепатией, может быть реализована без знания внушения и передачи. Многочисленные эксперименты по передаче мыслей на расстоянии воспринимались двояко. Именно в результате последних экспериментов Бехтерев продолжил свою дальнейшую работу «под прицелом НКВД». Возможности привития информации человеку, вызвавшие интерес Владимира Михайловича, были гораздо серьезнее аналогичных экспериментов с животными и, по мнению современников, многими интерпретировались как попытка создания психотронного оружия массового поражения.

    Кстати …

    Академик Бехтерев как-то заметил, что только 20% людей обретут великое счастье умереть, оставив разум на дорогах жизни. Остальные к старости превратятся в злых или наивных дряхлых и станут балластом на плечах собственных внуков и взрослых детей. 80% — это значительно больше, чем количество тех, кому суждено заболеть раком, болезнью Паркинсона или спать в старости от хрупкости костей. Чтобы войти в счастливые 20% в будущем, важно начать сейчас.

    С годами почти все начинают лениться. В молодости мы много работаем, чтобы отдохнуть в старости. Однако чем больше мы успокаиваемся и расслабляемся, тем больше вреда себе причиняем. Уровень запросов сведен к банальному набору: «вкусно поесть — выспаться». Интеллектуальная работа ограничивается разгадыванием кроссвордов. Уровень требований и претензий к жизни и другим растет, давит тяжесть прошлого. Раздражение из-за непонимания чего-либо приводит к отвержению реальности.Страдают память и мыслительные способности. Постепенно человек уходит от реального мира, создавая свой, зачастую жестокий и враждебный, болезненный мир фантазий.

    Деменция никогда не приходит внезапно. С годами он прогрессирует, приобретая все большую власть над человеком. Тот факт, что сейчас является лишь предпосылкой, в будущем может стать благодатной почвой для микробов деменции. Больше всего он угрожает тем, кто прожил свою жизнь, не меняя своего отношения. Такие черты характера, как чрезмерная принципиальность, настойчивость и консерватизм, с большей вероятностью приведут к слабоумию в пожилом возрасте, чем гибкость, способность быстро менять решения, эмоциональность.«Главное, ребята, не стареть душой!»

    Вот несколько косвенных подсказок, по которым вам следует подумать об обновлении своего мозга.

    1. Вы стали чувствительны к критике, а сами слишком часто критикуете других.

    2. Вы не хотите узнавать новое. Лучше согласитесь отремонтировать свой старый мобильный телефон, чем читать инструкции для новой модели.

    3. Вы часто говорите: «Но раньше», то есть вспоминаете и ностальгируете по былым временам.

    4. Вы готовы о чем-то говорить с удовольствием, несмотря на скуку в глазах собеседника. Неважно, что он сейчас засыпает, главное, чтобы вам было интересно то, о чем вы говорите.

    5. Вам трудно сосредоточиться, когда вы начинаете читать серьезную или научную литературу. Вы плохо понимаете и запоминаете прочитанное. Вы можете прочитать половину книги сегодня, а завтра можете забыть ее начало.

    6. Вы начали говорить о проблемах, в которых никогда не разбирались.Например, о политике, экономике, поэзии или фигурном катании. И вам кажется, что вы настолько хорошо разбираетесь в этом вопросе, что уже завтра можете начать управлять государством, стать профессиональным литературным критиком или спортивным судьей.

    7. Из двух фильмов — работы культового режиссера и популярного кинематографического романа / детектива — вы выбираете последний. Зачем снова напрягаться? Совершенно непонятно, что кому-то интересно в этих культовых режиссерах.

    8. Вы уверены, что другие должны подстраиваться под вас, а не наоборот.

    9. В твоей жизни много ритуалов. Например, вы не можете пить утренний кофе из кружки, кроме любимой, не покормив кошку и не пролистав утреннюю газету. Потеря хотя бы одного элемента выбьет из колеи на весь день.

    10. Иногда вы замечаете, что своими действиями тираните других, и делаете это без злого умысла, а просто потому, что считаете это более правильным.

    Руководство по развитию мозга

    Отметим, самые яркие люди, сохраняющие разум до старости, как правило, люди науки и искусства.По долгу службы им приходится напрягать память и заниматься повседневной умственной работой. Они всегда держат руку на пульсе современной жизни, следят за модными тенденциями и даже в чем-то их опережают. Эта «производственная необходимость» — залог счастливого и разумного долголетия.

    1. Начинайте изучать что-нибудь каждые два-три года. Необязательно поступать в институт и получать третью или даже четвертую степень. Вы можете пройти краткосрочный курс повышения квалификации или освоить совершенно новую профессию. Можно начинать есть те продукты, которые раньше не ели, узнавать новые вкусы.

    2. Окружите себя молодыми людьми. Из них всегда можно подобрать всевозможные полезные вещи, которые помогут всегда оставаться современным. Играйте с детьми, они могут научить вас многому, о чем вы даже не подозреваете.

    3. Если вы давно ничего нового не узнали, может быть, вы просто не искали? Посмотрите вокруг, сколько нового и интересного происходит там, где вы живете.

    4. Время от времени решайте интеллектуальные задачи и сдавайте всевозможные предметные тесты.

    5. Учите иностранные языки, даже если вы на них не говорите. Необходимость регулярно запоминать новые слова поможет тренировать память.

    6. Расти не только вверх, но и внутрь! Выньте старые учебники и периодически вспоминайте школьную и университетскую программу.

    7. Займитесь спортом! Регулярные физические нагрузки до и после седых волос действительно спасают от слабоумия.

    8. Часто тренируйте память, заставляя себя вспоминать стихи, которые вы когда-то знали наизусть, танцевальные шаги, программы, которые вы выучили в институте, номера телефонов старых друзей и многое другое — все, что вы можете запомнить.

    9. Избавьтесь от привычек и ритуалов. Чем больше следующий день будет отличаться от предыдущего, тем меньше вероятность того, что вы закурите и у вас начнется слабоумие. Езжайте на работу по разным улицам, откажитесь от привычки заказывать одни и те же блюда, делайте то, что никогда раньше не умели делать.

    10. Дайте больше свободы другим и делайте как можно больше самостоятельно. Чем больше непосредственности, тем больше творчества. Чем больше у вас творческих способностей, тем дольше вы сохраняете свой разум и интеллект!


    РСФСР
    СССР

    Владимир Михайлович Бехтерев (20 января (1 февраля), Сорали (ныне Бехтерево, Елабужский район) — 24 декабря, Москва) — выдающийся российский врач-психиатр, невропатолог, физиолог, психолог, основоположник рефлексотерапии и патопсихологического направления в России. Россия, академик.

    Он организовал в Петербурге Общество психоневрологов, Общество нормальной и экспериментальной психологии и Научной организации труда. Редактировал журналы «Обзор психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии», «Исследование и воспитание личности», «Вопросы изучения труда» и других.

    После смерти В. М. Бехтерев покинул школу и сотни учеников, в том числе 70 профессоров.

    На улице Бехтерева

    в Москве находится крупнейшая в Москве 14-я городская психиатрическая больница им. Бехтерева, обслуживающая все районы Москвы, особенно ЗАО «Москва».

    Версии о причинах смерти

    По официальной версии, причиной смерти стало отравление консервами. Есть версия, что смерть Бехтерева связана с консультацией, которую он дал Сталину незадолго до смерти. Но нет прямых доказательств того, что одно событие связано с другим.

    По словам правнука В. М. Бехтерева, С. В. Медведева, директора Института мозга человека:

    «Предположение, что моего прадеда убили, — не версия, а очевидная вещь.Он был убит за то, что поставил Ленину диагноз — сифилис мозга. «

    Семья

    • Бехтерева-Никонова Ольга Владимировна — дочь.
    • Бехтерева Наталья Петровна — внучка.
    • Никонов Владимир Борисович — внук.
    • Медведев Святослав Всеволодович — правнук.

    Адреса в Петрограде — Ленинграде

    • Осень 1914 г. — декабрь 1927 г. — особняк — набережная реки Малая Невка, 25.

    Память

    В честь Бехтерева выпущены почтовые марки и памятная монета:

    Памятные места

    • «Тихий берег» — усадьба Бехтерева в нынешнем селе Смолячково (Курортный район Санкт-Петербурга).Санкт-Петербург), является историческим памятником.
    • Дом В. М. Бехтерева в Кирове — исторический памятник.

    Научный вклад

    Бехтерев исследовал широкий круг психиатрических, неврологических, физиологических, морфологических и психологических проблем. В своем подходе он всегда делал упор на всестороннее изучение проблем мозга и человека. Осуществляя реформирование современной психологии, он разработал собственное учение, которое он последовательно обозначал как объективную психологию (с), затем как психорефлексологию (с) и как рефлексологию (с).Он уделял особое внимание развитию рефлексологии как сложной науки о человеке и обществе (отличной от физиологии и психологии), призванной заменить психологию.

    Он широко использовал термин «нервный рефлекс». Он ввел понятие «комбинационно-двигательный рефлекс» и разработал концепцию этого рефлекса. Обнаружил и изучил проводящие пути спинного и головного мозга человека, описал некоторые мозговые образования. Установлен и выявлен ряд рефлексов, синдромов и симптомов.Физиологические рефлексы анкилозирующего спондилита (лопаточно-плечевой, рефлекс большого веретена, экспираторный и др.) Позволяют определить состояние соответствующих рефлекторных дуг, а также патологические рефлексы (спинной рефлекс Менделя-Бехтерева, рефлекс запястно-пальцевого, Бехтерева -Рефлекс Якобсона) отражают поражение пирамидных путей.

    Он описал некоторые заболевания и разработал методы их лечения («Симптомы постмозгового анкилозирующего спондилита», «Психотерапевтическая триада Бехтерева», «Симптомы фобии Бехтерева» и др.). Бехтерев охарактеризовал «скованность позвоночника с искривлением как особую форму болезни» («Болезнь Бехтерева», «Бехтерева спондилит»). Бехтерев выделил такие заболевания, как «хореическая эпилепсия», «сифилитический рассеянный склероз», «острая мозжечковая атаксия алкоголиков». Создал ряд лекарств. «Анкилозирующий спондилит» широко применялся как успокаивающее средство.

    На протяжении многих лет он изучал проблемы гипноза и внушения, в том числе алкоголизма.

    Более 20 лет изучал вопросы сексуального поведения и воспитания детей.Разработаны объективные методы изучения нервно-психического развития детей.

    1. по нормальной анатомии нервной системы;
    2. патологическая анатомия центральной нервной системы;
    3. физиология центральной нервной системы;
    4. по клинике психических и нервных болезней и, наконец,
    5. по психологии (Формирование наших представлений о космосе, «Вестник психиатрии»,).

    В этих работах Бехтерев занимался изучением и изучением хода отдельных лучей в центральной нервной системе, состава белого вещества спинного мозга и хода волокон в сером веществе, и в то же время. время на основе проведенных экспериментов выяснение физиологического значения отдельных звеньев центральной нервной системы (зрительные бугорки, преддверие ветвей слухового нерва, нижние и верхние оливки, четверные и др.)).

    Бехтереву также удалось получить некоторые новые данные о локализации различных центров в коре головного мозга (например, о локализации кожных — тактильных и болевых — ощущений и мышечного сознания на поверхности полушарий головного мозга, «Доктор») и также по физиологии двигательных центров коры больших полушарий («Доктор»). Многие работы Бехтерева посвящены описанию малоизученных патологических процессов нервной системы и отдельных случаев нервных заболеваний.

    Очерки :

    • Основы учения о функциях мозга, СПб, 1903-07;
    • Объективная психология, Санкт-Петербург, 1907-10;
    • Психея и жизнь, 2-е изд., СПб., 1904;
    • Бехтерев В.М. Внушение и его роль в общественной жизни. Санкт-Петербург: Издание К. Rikker, 1908
      • Bechterew, W.M. Предложение и сын роль в жизни общества; трад. и адаптация русского языка, д-р П. Кераваль. Париж: Буланже, 1910,
      • .
    • Общая диагностика заболеваний нервной системы, ч. 1-2, г. Санкт-Петербург.Петербург, 1911-15;
    • Коллективная рефлексология, П., 1921
    • Общие основы рефлексологии человека, М. — П., 1923;
    • Проводящие пути спинного и головного мозга, М. — Л., 1926;
    • Мозг и деятельность, М. — Л., 1928: Фав. мануф., М., 1954.

    Из фотоархива

    см. Также

    Банкноты

    Литература

    • Никифоров А.С. Бехтерев / Посл. Трубилина Н. Т. — М .: Молодая гвардия, 1986.- (Жизнь замечательных людей. Серия биографий. Выпуск 2 (664)). — 150 000 экз. (В пер.)
    • Чудиновских А.Г. В.М. Бехтерева. Биография. — Киров: ООО «Триада-С», 2000. — 256 с. от. — 1000 экз.

    Историография и ссылки

    • Акименко М.А. (2004). Психоневрология — научное направление, созданное В.М. Бехтеревым
    • Акименко М.А. и Декер Н. (2006). В.М. Бехтерев и медицинский факультет Лейпцигского университета
    • Бехтерев Владимир Михайлович в библиотеке Максима Мошкова
    • Роль внушения в общественной жизни — выступление В.М.Бехтерев 18 декабря 1897 г.
    • Биографические материалы о В. М. Бехтереве из проекта Хронос

    Категории:

    • Личности по алфавиту
    • Ученые по алфавиту
    • Родился 1 февраля
    • Родился в 1857 году
    • Родился в Вятской губернии
    • Умер 24 декабря
    • Умер в 1927 году
    • Психологи Умерли в Москве Россия
    • Психологи СССР
    • Психиатры России
    • Психиатры Российской Империи
    • Физиологи России
    • Психологи по алфавиту
    • Персонологи
    • Похоронен на Литераторских мостах
    • Военно-медицинская академия
    • Выпускники Военно-медицинской академии
    • Выпускники Военно-медицинской академии преподаватели
    • Казанский университет преподаватели
    • Гипнотизеры России

    Фонд Викимедиа.2010.

    «Если пациенту не стало лучше после разговора с врачом, значит, это не врач».
    В. Бехтерева

    Владимир Михайлович Бехтерев (20 января 1857 — 24 декабря 1927, Москва) — выдающийся русский врач, невропатолог, физиолог, психолог, основоположник рефлексотерапии и патопсихологического направления в России, академик.

    В 1907 году он основал в Санкт-Петербурге психоневрологический институт, ныне носящий имя Бехтерева.

    Биография

    Родился в семье несовершеннолетнего государственного служащего в селе Сорали Елабужского уезда Вятской губернии предположительно 20 января 1857 г. (крестился 23 января 1857 г.). Он был представителем древнего вятского рода Бехтеревых. Образование получил в Вятской гимназии и Санкт-Петербургской медико-хирургической академии. По окончании курса (1878 г.) Бехтерев посвятил себя изучению психических и нервных болезней и с этой целью работал в клинике проф.И. П. Мержеевский.

    В 1879 году Бехтерева приняли в действительные члены Петербургского общества психиатров. А в 1884 году его отправили за границу, где он учился у Дюбуа-Раймона (Берлин), Вундта (Лейпциг), Мейнерта (Вена), Шарко (Париж) и др. На защите докторской диссертации (4 апреля 1981 г.), частный — доцент Петербургской медико-хирургической академии, а с 1885 г. был профессором Казанского университета и заведующим психиатрической клиникой Казанской областной больницы.Работая в Казанском университете, он создал психофизиологическую лабораторию и основал Казанское общество невропатологов и психиатров. В 1893 году он возглавил кафедру нервных и психических болезней Медико-хирургической академии. В том же году основал журнал «Неврологический вестник». В 1894 году Владимир Михайлович был назначен членом врачебного совета Министерства внутренних дел, а в 1895 году — членом военно-медицинского ученого совета при военном министре и одновременно членом медицинского совета. дом для душевнобольных.С 1897 г. он также преподавал в Женском медицинском институте.

    Он организовал в Петербурге Общество психоневрологов, Общество нормальной и экспериментальной психологии и Научной организации труда. Редактировал журналы «Обзор психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии», «Исследование и воспитание личности», «Вопросы изучения труда» и других.

    В ноябре 1900 года двухтомная книга Бехтерева «Пути спинного и головного мозга» была номинирована Российской академией наук на соискание премии имени академика К. М. Бэра.В 1900 году Бехтерев был избран председателем Российского общества нормальной и патологической психологии.

    После завершения работы над семи томами «Основ учения о функциях мозга» особое внимание Бехтерева как ученого стали привлекать проблемы психологии. Исходя из того, что умственная деятельность возникает в результате работы головного мозга, он считал возможным опираться главным образом на достижения физиологии и, прежде всего, на учение о комбинированных (условных) рефлексах.В 1907-1910 годах Бехтерев выпустил трехтомную книгу «Объективная психология». Ученый утверждал, что все психические процессы сопровождаются рефлекторными двигательными и вегетативными реакциями, которые доступны для наблюдения и регистрации.

    Он был членом редакционной комиссии многотомника «Traite international de Psyologie patologique» («Международный трактат по патологической психологии») (Париж, 1908-1910), для которого написал несколько глав. В 1908 году в Петербурге начал работу Психоневрологический институт, основанный Бехтеревым.Петербург.

    В мае 1918 года Бехтерев обратился в Совет Народных Комиссаров с ходатайством об организации института по изучению мозга и психической деятельности. Вскоре институт был открыт, и Владимир Михайлович Бехтерев был его директором до самой смерти. В 1927 году ему было присвоено звание заслуженного деятеля науки РСФСР.

    Он внезапно скончался 24 декабря 1927 года в Москве, через несколько часов после того, как отравился мороженым в Большом театре1.

    После смерти В.М.Бехтерев оставил свою школу и сотни учеников, в том числе 70 профессоров.

    Научный вклад

    Бехтерев исследовал широкий круг неврологических, физиологических, морфологических и психологических проблем. В своем подходе он всегда делал упор на всестороннее изучение проблем мозга и человека. Осуществляя реформирование современной психологии, он разработал собственное учение, которое он последовательно обозначал как объективную психологию (с 1904 г.), затем как психорефлексологию (с 1910 г.) и как рефлексологию (с 1917 г.).Он уделял особое внимание развитию рефлексологии как сложной науки о человеке и обществе (отличной от физиологии и психологии), призванной заменить психологию.

    Он широко использовал термин «нервный рефлекс». Он ввел в обращение понятие «комбинационно-двигательный рефлекс» и разработал концепцию этого рефлекса. Обнаружил и изучил проводящие пути спинного и головного мозга человека, описал некоторые мозговые образования. Установлен и выявлен ряд рефлексов, синдромов и симптомов.Физиологические рефлексы анкилозирующего спондилита (лопаточно-плечевой, рефлекс большого веретена, экспираторный и др.) Позволяют определить состояние соответствующих рефлекторных дуг, а также патологические рефлексы (спинной рефлекс Менделя-Бехтерева, рефлекс запястно-пальцевого, Бехтерева -Рефлекс Якобсона) отражают поражение пирамидных путей.

    Он описал некоторые заболевания и разработал методы их лечения («Симптомы постмозгового анкилозирующего спондилита», «Психотерапевтическая триада Бехтерева», «Симптомы фобии Бехтерева» и др.). В 1892 г. Бехтерев описал «скованность позвоночника с искривлением как особую форму болезни» («Болезнь Бехтерева», «Бехтерева спондилит»). Бехтерев выделил такие заболевания, как «хореическая эпилепсия», «сифилитический рассеянный склероз», «острая мозжечковая атаксия алкоголиков».

    Создал ряд лекарственных препаратов. «Анкилозирующий спондилит» широко применялся как успокаивающее средство. Многие годы он изучал проблемы гипноза и внушения, в том числе алкоголизма. Более 20 лет изучал вопросы сексуального поведения и воспитания детей.Разработаны объективные методы изучения нервно-психического развития детей. Он много раз критиковал психоанализ (учение Зигмунда Фрейда, Альфреда Адлера и др.), Но в то же время вносил свой вклад в теоретическую, экспериментальную и психотерапевтическую работу по психоанализу, которая проводилась в Институте изучения мозга и психотерапии. Психическая деятельность возглавляет его.

    Кроме того, Бехтерев разработал и изучил взаимосвязь нервных и психических заболеваний и циркулярных психозов, клинику и патогенез галлюцинаций, описал ряд форм навязчивых состояний, различные проявления психического автоматизма.Для лечения нервно-психических заболеваний ввел комбинированную рефлексотерапию и алкоголизм, психотерапию методом отвлечения, коллективную психотерапию.

    Создание

    Помимо диссертации «Опыт клинического изучения температуры тела при некоторых формах психических заболеваний» (СПб., 1881), Бехтереву принадлежат многочисленные работы по нормальной анатомии нервной системы; патологическая анатомия центральной нервной системы; физиология центральной нервной системы; о клинике психических и нервных болезней и, наконец, о психологии (Формирование наших представлений о космосе, «Вестник психиатрии», 1884 г.).

    В этих работах Бехтерев занимался изучением и изучением хода отдельных лучей в центральной нервной системе, состава белого вещества спинного мозга и хода волокон в сером веществе, и в то же время , на основе проведенных опытов, выясняющих физиологическое значение отдельных звеньев центральной нервной системы (зрительные бугорки, преддверие ветвей слухового нерва, оливки нижние и верхние, четверные и др.).

    Бехтереву также удалось получить некоторые новые данные о локализации различных центров в коре головного мозга (например, о локализации кожных — тактильных и болевых — ощущений и мышечного сознания на поверхности полушарий головного мозга, «Доктор», 1883 г. ), а также по физиологии двигательных центров коры больших полушарий (Доктор, 1886).Многие работы Бехтерева посвящены описанию малоизученных патологических процессов нервной системы и отдельных случаев нервных заболеваний.

    Cit.: Основы учения о функциях мозга, СПб., 1903-07; Объективная психология, СПб., 1907-10; Психея и жизнь, 2-е изд., СПб., 1904; Общая диагностика болезней нервной системы, часы 1-2, Санкт-Петербург, 1911-15; Коллективная рефлексология, П., 1921: Общие основы рефлексологии человека, М.- С., 1923; Проводящие пути спинного и головного мозга, М. — Л., 1926; Мозг и деятельность, М. — Л., 1928: Избранные. мануфактура, М., 1954.

    Ссылки

    • Роль внушения в общественной жизни — выступление В. М. Бехтерева 18 декабря 1897 г.
    • Биографические материалы о В. М. Бехтереве из проекта Хронос

    1 По поводу неожиданной смерти В.М. Анкилозирующий спондилит существует три версии. Среди ближайших учеников В.М. Бехтерева, разумеется, ни разу не публиковалась собственная версия гибели учителя: смерть в момент близости с одним из молодых коллег, так называемая «сладкая смерть» в терминология французских авторов.По другой версии, смерть Бехтерева связана с тем, что именно он поставил диагноз В.И. Ленин: «сифилис мозга». Однако наиболее правдоподобной следует считать версию, согласно которой Бехтерев был отравлен по приказу И.В. Сталин после Бехтерева, посоветовавшись со Сталиным по поводу его сухих рук, назвал его «обычным параноиком».

    (1857-1927) российский психиатр и невропатолог

    Владимир Михайлович Бехтерев родился в небольшом удмуртском селе Сорали Елабужского уезда Вятской губернии.Его отец, Михаил Бехтерев, был офицером милиции, мать, Надежда Львовна, происходила из купеческой семьи.

    Владимир был третьим и младшим ребенком в семье. Первые годы жизни прошли в постоянных путешествиях. Отца перевели в Глазов, где семья поселилась в собственном доме. Вскоре Бехтерев-старший получил новое повышение и стал начальником управления по надзору за политическими ссыльными. С одним из них, польским журналистом К. Тижевским, Владимир изучал иностранные языки, готовясь к поступлению в гимназию.В 1864 году вместе с матерью он приехал в Вятку, где успешно сдал экзамены и сразу был принят во второй класс гимназии. Но успех был омрачен неожиданным выводом врачей, обнаруживших чахотку его отца. Бехтеревым снова пришлось переехать, на этот раз в Вятку, где отец купил дом, и семья стала селиться на новом месте. Вскоре умер отец Владимира, но его матери удалось заставить своих детей учиться в гимназии «за казенный счет».«

    Владимир становится одним из лучших учеников гимназии, досрочно проходит программу обучения и получает аттестат зрелости, когда ему еще не исполнилось 17 лет. Летом 1872 года он приехал в Петербург и стал студентом Медико-хирургической академии. По результатам вступительных экзаменов он получил право на бесплатное обучение с единственным условием: по окончании учебы он должен был стать военным врачом.

    Свою будущую профессию Владимир Бехтерев выбрал случайно.На втором курсе от перегрузки у него случился нервный срыв, и он попал в академическую клинику, которую возглавлял один из крупнейших психиатров России Иван Михайлович Балинский. Выздоровев, Бехтерев начинает посещать студенческий семинар Балинского.

    Будущий физиолог Иван Петрович Павлов учился в Академии вместе с Владимиром Бехтеревым. После окончания учебы их дружба не прерывалась до самой смерти Бехтерева, хотя отношения между ними скорее напоминали соперничество.

    В 1877 году началась русско-турецкая война, и, несмотря на то, что старшеклассники не подлежали призыву, Бехтерев получил разрешение уйти на фронт. Работал врачом в составе отряда медиков, организованного за счет предпринимателей братьев Рыжовых, участвовал во всех крупных боях. На следующий день после взятия Плевны Владимир Бехтерев заболел малярией и после пребывания в эвакуационном госпитале был отправлен на лечение в Санкт-Петербург.

    Выйдя из больницы, Владимир Бехтерев узнал, что, как участник боевых действий, он может продолжить учебу бесплатно и без сокращения срока. Однако он не воспользовался полученной привилегией и сдал все экзамены досрочно вместе с сокурсниками, которые не прерывали учебу. В 1878 году Бехтерев блестяще защитил диссертацию о лечении редких форм туберкулеза. Ученый совет рекомендовал ее к публикации и наградил автора именной премией.

    Владимир Михайлович Бехтерев не мог воспользоваться правом защиты докторской диссертации без предварительной сдачи экзаменов, так как должен был продолжить военную службу. Учитывая научные заслуги молодого врача, руководство академии смогло договориться о продолжении его службы в качестве стажера в академической клинике психических и нервных болезней. Бехтерев стал одним из учеников Балинского. Параллельно с работой в клинике преподавал в Академии.

    В 1878 г. женился на своей соотечественнице Н. Базилевской. Вскоре у супругов рождается сын Евгений, а за ним — дочь Ольга. Через неделю после ее рождения Владимир Бехтерев блестяще защитил диссертацию и получил степень доктора медицины и звание доцента. Его диссертация была посвящена установлению связи между психическими расстройствами и клиническими симптомами. Он формировал признаки, по которым можно было установить наличие того или иного психического заболевания.

    Помимо докторской степени, Бехтерев получил право на заграничную командировку.Он уехал в Германию, где хотел пройти стажировку у крупнейших немецких неврологов Вестфаль и Мендель. Прибыв в Берлин, Владимир Бехтерев узнал, что правительство Германии ограничивает срок пребывания иностранцев в столице шестью неделями. Затем переехал в Лейпциг, где начал работать в клинике П. Флексига. Под руководством ученого Бехтерев впервые обращается к изучению физиологии нервных процессов. Он опубликовал несколько статей в немецких журналах, где заложил основы новой науки под названием нейрофизиология.

    Флексиг высоко оценил работу русского ученого и пригласил Бехтерева продолжить стажировку в Париже у известного ученого Жана Мартена Шарко. Однако, прибыв в Париж, Владимир Михайлович Бехтерев получил письмо от министра народного образования А. Делянова, в котором ученому предлагалось занять должность профессора и заведующего кафедрой психических заболеваний Казанского университета. К тому времени он был одним из крупнейших ученых Европы.

    Владимир Бехтерев соглашается и, проведя всего несколько недель в Париже летом 1885 года, возвращается в Россию. В Казани он становится руководителем одного из крупнейших психоневрологических центров страны, на выделенные властями средства открывает лабораторию и поликлинику. Постепенно Бехтерев создал оборудованную по последнему слову техники нейрофизиологическую лабораторию, в которой разрабатывались уникальные методы лечения психических заболеваний.

    Талантливый ученый изучает структуру мозга и обобщает свои наблюдения в книге «Пути мозга» (1892 г.), которая сразу же была переведена на основные европейские языки.По его инициативе в Казани было создано отделение невропатологии, которое возглавил ученик Бехтерева, профессор Л. Даркшевич.

    Однако семейная жизнь ученого складывается не так хорошо, как научная карьера. Вскоре после переезда в Казань его старший сын умер от туберкулеза. Но через время у него есть сын и дочь.

    В 1893 году Владимир Михайлович Бехтерев получил приглашение от начальника Петербургской Военно-медицинской академии заведовать кафедрой психических и нервных болезней.Переехав в Санкт-Петербург, ученый занимается изучением физиологии мозга. В своей клинике он организовывает первое в стране нейрохирургическое отделение. Вокруг ученого собирается коллектив перспективных молодых исследователей, складывается уникальное научное сообщество, в котором хирурги работают бок о бок с психиатрами. Бехтерев впервые в мире демонстрирует случаи хирургического лечения психических заболеваний. Кроме того, он организовывает при клинике ряд специализированных лабораторий, в которых проводятся исследования по анатомии и физиологии мозга, по экспериментальной психологии.По инициативе ученого организованы специальные лечебные мастерские, в которых работают пациенты. Он доказал, что работа может быть важным средством лечения проблем с психическим здоровьем.

    В 1895 году ученый опубликовал второе издание книги «Пути мозга», за которую был номинирован на премию К. Бэра — высшую награду в области естественных наук Российской академии наук. Бехтерев обращается в Академию с письмом, в котором соглашается принять приз только в том случае, если он поделится с И.Павлова, работа которого также была номинирована. Президиум Академии принимает решение объединить первую и вторую премии и наградить ученых специальной наградой в размере 700 рублей.

    Параллельно с признанием в России растет и международная известность Бехтерева. Он становится членом нескольких крупных научных обществ и европейских академий наук. 15 мая 1899 г. ему было присвоено звание академика Военно-медицинской академии.

    В конце XIX века.Клиника под руководством ученого становится крупнейшим центром подготовки невропатологов и психиатров как в России, так и в Европе. В нем работают стажеры со всего мира и со всей страны. Клиника издает несколько научных журналов и ежегодные научные отчеты.

    Работоспособность Владимира Бехтерева была поистине поразительной. Он публиковал около двадцати научных работ ежегодно, преподавал, совершал ежедневные обходы и проводил еженедельные амбулаторные приемы.Под его руководством были разработаны уникальные методы диагностики заболеваний головного мозга. Любопытно, что еще в 1907 году врач Г. Вихрев, работавший в клинике Бехтерева, построил первый в мире рентгеновский аппарат — прибор, позволяющий получать стереоскопические рентгеновские изображения. Бехтерев оценил открытие и предсказал ему большое будущее, но в то время уровень развития науки не позволял создать полноценный аппарат. Лишь спустя много лет его построят в США и назовут томографом.

    С началом русско-японской войны Владимир Михайлович Бехтерев отправил своих учеников на Дальний Восток для нейрохирургической помощи раненым.

    В 1905 году внезапно умирает глава Военно-медицинской академии, и Ученый совет единогласно голосует за назначение Бехтерева на этот пост. Уже в первые месяцы своей новой должности он решает восстановить в Академии всех студентов, ранее отчисленных за участие в революционных действиях.Опасаясь беспорядков, власти не посмели отменить приказ Бехтерева, но в январе 1906 года военный министр все же снял его с должности, мотивируя свое решение тем, что административная деятельность отвлекает ученого от научных исследований.

    Бехтерев с головой окунулся в научную деятельность, выпустив фундаментальный труд «Основы учения о функциях мозга». В этой работе он устанавливает соответствие системы условных рефлексов работе различных отделов головного мозга, разрабатывает метод комплексной диагностики головного мозга, с помощью которого врачи последующих поколений успешно лечили пациентов.Работа была номинирована на Премию Бэра, но Бехтерев не получил ее из-за негативных отзывов И. Павлова, который не принял концепцию коллеги, посчитав ее слишком революционной.

    Владимир Бехтерев обычно проводил свободное время на даче в городе Куоккала. Там он познакомился с известным русским художником Ильей Репиным, который написал портрет ученого.

    После окончания войны с Японией Бехтерев смог добиться реализации своего старого замысла — организовать Психоневрологический институт.Со временем он стал одновременно учебным и исследовательским учреждением. Бехтерев собрал команду видных российских ученых. В институте читали лекции физиолог Николай Введенский, историк Евгений Тарле, химик Д. Цвет, биологи Г. Вагнер и М. Ковалевский.

    Когда в 1911 году некоторые преподаватели покинули государственные университеты в знак протеста против политики тогдашнего министра народного образования Льва Кассо, многие из них стали работать на Бехтерева. Властям такое развитие событий не понравилось, и при первой же возможности, представившейся в 1913 году, когда Владимиру Михайловичу Бехтереву исполнилось 56 лет, его попросили подать заявление об увольнении с военной службы, что означало уход из академии.При этом он был вынужден прекратить работу в Женском медицинском институте, его пытались уволить из Психоневрологического института, но приказ Кассо вызвал единодушный протест всего коллектива, и власти не настаивали на выполнении решение.

    Бехтерев оставался во главе института до 1918 года, когда по решению Советского правительства учреждение было переименовано в Институт мозга.

    После окончания академии ученый опубликовал двухтомный труд «Общая диагностика заболеваний нервной системы», в котором обобщил свой обширный опыт.На протяжении многих лет этот труд был справочником для невропатологов и психиатров.

    После прихода к власти большевиков Владимир Бехтерев работал в ученых советах Наркомата просвещения и Наркомата здравоохранения. В институте им. Бехтерева открыты курсы подготовки военных фельдшеров для Красной Армии.

    Ученый продолжал публиковать научные труды. В 1918 году он опубликовал книгу «Общие основы рефлексологии», в которой применил наблюдения Павлова к людям.Вскоре Бехтерев стал президентом Психоневрологической академии.

    Весной 1923 года он уехал в заграничную командировку и по дороге остановился в Москве, где проконсультировался у Владимира Ильича Ленина, недавно перенесшего тяжелый инсульт, вызвавший потерю речи и паралич.

    В 1925 году Москва и Ленинград отметили 40-летие научной деятельности Бехтерева. Вскоре после дня рождения он теряет жену — она ​​умирает от пневмонии. Чтобы поддержать его, к Бехтереву переехал старший брат Николай.Пытаясь заново устроить семейную жизнь, знаменитый ученый женится на одной из своих сотрудников.

    В декабре 1927 года он прибыл в Москву, где открывался съезд невропатологов и психиатров. Утром 24 декабря ученого неожиданно вызвали в Кремль на консультацию. Лишь много лет спустя стало известно, что в этот день он осмотрел Иосифа Сталина и поставил ему безжалостный, но правильный диагноз — параноидальная шизофрения. Вечером Владимир Бехтерев приехал на банкет по случаю открытия съезда, а на следующий день внезапно скончался от острого кишечного отравления.Хотя врачи настаивали на вскрытии, тело ученого срочно кремировали и отправили в Ленинград. Урна с прахом была установлена ​​в музее при институте, созданном еще в 1925 году. Лишь много лет спустя ее похоронили на Волковом кладбище.

    Дело Владимира Михайловича Бехтерева продолжили его потомки. Дочь его сына Петра — Наталья Петровна Бехтерева — стала невропатологом и за разработку новых методов лечения была избрана членом Академии наук СССР.

    Научная область:
    Альма-матер:

    Бихевиоризм и теория ассоциированных рефлексов Бехтерева — видео и стенограмма урока

    Владимир Бехтерев

    Владимир Бехтерев, русский невролог, родился в январе 1857 года, когда психология и неврология только зарождались. Он вырос в маленьком городке в России. Бехтерев заинтересовался рефлексами. То, как Бехтерев употреблял термин «рефлекс», обычно означало самые разные вещи. Некоторые из них мы называем рефлексами, например, как мы автоматически отрываем руку от горячей плиты.Но Бехтерев также думал о рефлексах как о сложных реакциях на раздражитель, например, о том, как Кристен начинает жаждать пирога каждый раз, когда она входит в свой любимый ресторан.

    Бехтерева особенно интересовала объективная психология , которая включает изучение только наблюдаемых черт человека и животных. Это было предшественником бихевиоризма, поскольку эту ветвь тоже интересует только то, что можно наблюдать.

    Еще одна интересная особенность Бехтерева заключается в том, что его научным руководителем был Вильгельм Вундт, первый психолог-экспериментатор.Итак, он познакомился с процессом экспериментов в психологии в самом начале, когда это происходило.

    Теория ассоциированных рефлексов

    Давайте ненадолго вернемся к Кристен. Как мы видели, ее реакция на стимул зайти в любимый ресторан Бехтерев счел бы рефлексом. Но что именно происходит?

    Бехтерев построил теорию ассоциированных рефлексов , что означает, что у человека может развиться рефлекс на что-то, если это что-то связано в уме человека с тем, что естественным образом вызывает рефлекс.Например, если ребенка регулярно бьют или издеваются в школе, он может начать бояться школы. Страх — это рефлекс издевательств. Издевательства в сознании ребенка ассоциируются со школой. Отсюда страх переносится на связанный рефлекс школы.

    Итак, вернемся к Кирстен. Тяга к еде, например к пирогу, — это рефлекс. Ее страстное желание — это отражение торта. Но само здание ресторана в ее сознании ассоциируется с тортом. Таким образом, влечение переносится на соответствующий ресторанный рефлекс.Она жаждет пирога каждый раз, когда идет в ресторан, потому что это желание ассоциируется с рестораном.

    Теория Бехтерева может показаться вам знакомой, если вы когда-либо изучали бихевиоризм. Это тоже очень похоже на теории Павлова. Бехтерев и Павлов были современниками, но теории Павлова были подхвачены и прочитаны бихевиористами, поэтому его теории стали более известными. Но теория ассоциированных рефлексов Бехтерева все еще основана на идеях бихевиоризма, таких как тот факт, что поведение является реакцией на стимулы.

    Краткое содержание урока

    Бихевиоризм — это школа психологии, изучающая способ, которым человеческое поведение формируется реакциями на стимулы.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts