Гротескное лицо: ⬇ Скачать картинки D0 b3 d1 80 d0 be d1 82 d0 b5 d1 81 d0 ba d0 bd d0 be d0 b5 d0 bb d0 b8 d1 86 d0 be, стоковые фото D0 b3 d1 80 d0 be d1 82 d0 b5 d1 81 d0 ba d0 bd d0 be d0 b5 d0 bb d0 b8 d1 86 d0 be в хорошем качестве

Содержание

От «росписей из грота» до «гротескного реализма». Франкоязычная рецепция понятия «гротеск» и теории Михаила Бахтина

Понятие гротеск — подстать орнаменту, имя которого носит, — всегда давало простор смелому теоретизированию и вдохновляло ученых на оригинальные концепции. Во Франции и соседних франкоязычных странах за последние пятнадцать лет вышло более двадцати посвященных гротеску монографий, сборников статей, диссертаций и тематических номеров журналов1. И все же среди этого изобилия сборнику «Гротеск: теория, генеалогия, фигуры»2, выпущенному в 2004 году Университетскими факультетами Сен-Луи в Брюсселе, трудно затеряться.

Во-первых, потому, что в его заглавии читается наиболее последовательная попытка синтеза этого сложного и плохо поддающегося упорядочению понятия. Во-вторых — потому, что авторы сборника не обходят вниманием ни один из возможных жанров и ни одну из областей применения гротеска: роман, драму, литературную теорию, эстетику, историю искусства и философию. В то время как авторы других монографий и коллективных работ анализируют творчество одного писателя или драматурга, один род литературы или рассматривают какой-либо один аспект понятия3. В-третьих, сборник является достойным продолжением многолетней традиции изучения искусства Ренессанса в Брюссельском свободном университете и в Католическом университете Лёвена, в которой гротеску отводится не последняя роль. Достаточно вспомнить классическую монографию Николь Дакос, ученицы Жермена Базена, посвященную открытию «Золотого дома» Нерона и формированию гротесков в эпоху Возрождения4.

Наконец, ни в одной из ранее опубликованных работ задача определения этого понятия не связана столь тесно с теоретическим наследием Михаила Бахтина. Место русского мыслителя в теории литературного гротеска давно не вызывает вопросов. В предисловии Изабель Ост предупреждает, что ни один из авторов сборника не обошел вниманием концепцию русского ученого и его немецкого оппонента Вольфганга Кайзера. Во франкоязычной критике существуют даже термины «бахтинский» и «кайзеровский» гротеск. К ним, как мы убедимся ниже, часто прибегают авторы раздела «Основные фигуры», пытаясь понять, к какому именно из гротесков относится анализируемое произведение.

Понятие гротеск примечательно тем, подчеркивает далее Изабель Ост, что с момента своего появления не перестает привлекать внимание специалистов из самых разных областей: будь то история искусства, эстетика или теория литературы, особенно в критические периоды западноевропейской культуры. При этом, начиная с эпохи Возрождения, гротеск сопротивляется всем попыткам концептуализации. И дело здесь не в капризах и отсутствии должной методичности у историков искусства и литературоведов, а в некоем основополагающем принципе самой категории. Все критики неизменно подчеркивают глубокую амбивалентность гротеска, который как бы пребывает в постоянном напряжении между двумя полюсами. Однако констатация того, что гротеск является эстетической категорией, сразу вызывает череду вопросов: следует ли характеризовать его как стиль, жанр или нечто иное? Авторы брюссельского сборника попытались вычленить концептуальное ядро, вокруг которого формируются различные значения и коннотации понятия, не перестающего порождать всё новые смыслы и интерпретации (с. 7-8). Статьи сборника распределены по трем отраженным в заглавии книги разделам: «Теория», «Генеалогия понятия» и «Основные фигуры».

Генеалогия понятия

Автор статьи «Грот, grotta, углубление, grottesca, гротеск» Джонатан Руссо констатирует у эрудитов Возрождения «археологическое желание» открыть в обнаруженной под землей античной живописи гротеск в его первоначальном виде, in statu nascendi. Упрямство, с каким все пишущие о гротеске пытаются докопаться до его истоков, подразумевает, что эта «разновидность вольной и потешной живописи, изобретенная в античную эпоху»5 рассматривается как жанр.

Тем не менее за пять веков изучения гротеска так и не получен ответ на целый ряд вопросов. Кто автор термина? Кто первым обозначил прилагательным «найденный в пещере» диковинные росписи, обнаруженные в 1480 году в «Золотом доме»? Почему гротеск стал источником теоретического вдохновения для специалистов из самых разных областей и дал жизнь концепциям, далеко ушедшим от «пещерной живописи»?

Если судить по работам историков искусств Андре Шастеля и Филиппа Мореля, ставшим во Франции вехами в истории вопроса, термин гротеск искажает восприятие «живописи из грота». Названные авторы видят серьезную помеху в том, что росписи «Золотого дома» дали рождение термину. Упоминая интерпретацию Кайзера, у которого гротеск выступает «квинтэссенцией абсурда», всего кошмарного и дьявольского, выражением страха перед жизнью, и Бахтина, развивающего «понятие гротескного реализма как принципа снижения и нивелирования (sic!)»6, Морель заключает: обе литературоведческие концепции открывают большие возможности для теоретизирования, но мало что дают для понимания собственно гротескных росписей7. По мнению автора, теории Бахтина и Кайзера доводят до логического конца тенденцию, проявившуюся еще в XVII веке. Тогда нейтральный термин гротеск (существительное, означающее конкретную разновидность живописи) превратился в гротескный (прилагательное, наделенное пренебрежительной коннотацией чего-то «нелепого, экстравагантного, смешного и карикатурного»). Андре Шастель в работе «Гротеска. Эссе о «безымянном орнаменте»» в свою очередь сожалеет, что за термином закрепилось «явно эмоциональное значение <…> шутовского, смехотворного, невыносимого»8.

Джонатан Руссо отмечает странную ситуацию, когда историки искусства считают этот термин «неуместным» для их области исследования (уже Бенвенуто Челлини отзывался о нем как об «абсолютно неадекватном») и в целом не дотягивающим до уровня теоретической лексики. Создается впечатление, что Шастель и Морель прикладывают немало сил, чтобы доказать: гротеск Бахтина и Кайзера и «живопись из грота» — две абсолютно разные реальности. Но и это не все: они пытаются убедить читателя, что grottesca вовсе не гротескна (с. 48). Для этого Шастель, например, вводит в оборот через Челлини (именно он был научным редактором перевода на французский мемуаров художника) термин grottesque, альтернативный grotesque с одним «t». С его помощью искусствовед надеется обойти неадекватность этой двусмысленной и туманной категории, чтобы остаться один на один с «живописью из грота»: как те археологи, что обнаружили причудливые фрески в 1480 году.

Морель отвергает неологизм коллеги, но и сам, очищая гротеск от лишних наслоений, в конечном итоге отказывается от понятия под предлогом, что оно не объясняет сущности гротескной живописи. В результате, отмечает Руссо, несмотря на заявления о намерениях «дойти до сути», в исследованиях Шастеля и Мореля гротеск так и остается без определения.

Аллегория и гротеск

В статье «Аллегория и гротеск. Элементы для генеалогии гротеска на основании работ Вальтера Беньямина» Пьер Пире соглашается с Джонатаном Руссо в том, что гротеск — понятие, сопротивляющееся обобщению. В нем заложены две противоположные тенденции: центробежная и центростремительная. Центробежная предполагает некую общность характеристик, свойственных как изобразительным, так и литературным произведениям; центростремительная подразумевает, что в основе понятия лежат определения эстетического (орнамент, центр и маргиналии, искажение законов перспективы и равновесия) и антропологического (гибрид, создание чудовищного, «карнавал» по Бахтину и «редукция» по Кайзеру) порядка (с. 64).

Эта «изначальная стратификация» понятия, считает Пире, исключает возможность выделить одну характерную черту и превращает гротеск в материал для самых неожиданных интерпретаций. Воскресая в различные исторические эпохи, гротеск тем не менее сохраняет общие «принципы преемственности». Одним из таких принципов, по мнению автора, является аллегория — как ее понимал Вальтер Беньямин в работе «Происхождение немецкой барочной драмы».

Связей между гротеском и аллегорией Беньямин касается лишь попутно, однако его замечания позволяют осветить новый аспект генезиса гротеска и объяснить разные вехи его истории: например, расцвет понятия в эпоху барокко и его использование Бодлером. Рассматривая различия между аллегориями Средневековья и Нового времени, Беньямин упоминает гротеск как стиль живописи, в котором воплотилась современная аллегория. Гротеск, по его мнению, произошел «от grotta не в буквальном смысле, а от «спрятанного», потаенного, выражением чего и служат пещера и грот»9. И хотя Беньямин оставляет свое замечание без дальнейшего развития, мысль о связи между гротеском и современной аллегорией через коннотацию тайного, зашифрованного, иероглифического и ссылку на античность, пишет Пьер Пире, предвосхищает теоретические разработки современных французских искусствоведов и позволяет понять, в какой момент и как именно гротеск получил переоценку в искусстве барокко и подчинился аллегорической логике.

Интерес эрудитов Возрождения к Античности и иероглифам дает рождение новой теории знака. Иероглифы предстают, по словам Беньямина, как «естественная теология письма»10. Филипп Морель подтверждает эту мысль в главе «Гротески и иероглифы. Библиотека пармского монастыря Сан Джованни Евангелисты», где приводит многочисленные свидетельства того, что гротескная живопись воспринималась современниками «подобно египетским изображениям, называемым иероглифами»11.

По мнению Пьера Пире, выявленная Беньямином «аллегорическая логика» гротеска дает возможность лучше различить некоторые черты понятия. Например, его эволюцию от изобретательной гибридизации, в которой проявляется непрерывность творения, к «умножению и нагромождению». У поэтов барокко, пишет Беньямин, также важно не единство целого, а «нарочитость конструкции»12.

Другая черта: антиэстетическая и антиидеализаторская направленность гротеска, рассматриваемого через призму «аллегорической логики». В истории ренессансного гротеска эти две тенденции, «ужасающая и прихотливая», будут соседствовать: первая — в творчестве Лукаса Ван Лейдена, Джованни Удине, Альдегревера, вторая — в работах Рафаэля и его школы13. Аллегория — это строго определенная эстетическая категория, значение которой, как и значение символа, берет свое начало в теологии. Гротеск же, отмечает Пьер Пире, не является ни жанром, ни даже стилем, и может определяться лишь в расширительном смысле как совокупность произведений, относящихся к разным областям творчества, но при этом к одному обособленному, вне норм, миру.

В прочтении Беньямина два понятия оказываются связаны, так как относятся к одному типу знаковой логики14. Обозначенная философом перспектива указывает, в чем именно барочная аллегория стала «принципом преемственности» для античного гротеска и открыла путь его романтической интерпретации, одним из видных представителей которой был Бодлер — главный «аллегорик современности», по выражению Беньямина.

Гротеск: «концепт», «жанр», «категория» или «понятие»?

Каждый из этих терминов в строгом смысле к гротеску неприменим, считает Джонатан Руссо, но при этом все они одновременно характеризуют какой-то определенный его аспект. Гротеск гетерогенен, он представляет собой «теоретическое, эстетическое и историческое образование, продуманное в большей или меньшей степени». И употребляя его сегодня, нельзя забывать об утраченном им прошлом и о том, что «никакая этимология и никакая археология не смогут извлечь сущность и содержание гротеска, его еtymon — истину, сохранившуюся вопреки порче и бесцеремонности истории» (с. 50-51). Непродуктивно, по мнению Руссо, разграничивать «художественное происхождение» понятия и его последующие литературные, эстетические и — шире — семантические авантюры.

Гротеск — одно из тех слов, которые наполнены смыслом, придаваемым им другими. Да и как могло быть иначе в эпоху, когда Челлини объяснял этимологию гротесков? Найденные в «Золотом доме» орнаменты не могли получить в XVI веке ни имени, ни законченного объяснения, так как история искусства тогда просто не существовала (она появится в XVIII веке с Винкельманом). Историки, в свою очередь, смогут понять, что гротескная живопись представляет собой «третий помпейский период» лишь три века спустя с началом масштабных раскопок в Помпеях. Найденный во дворце Нерона орнамент не мог носить в эпоху Возрождения другого названия, кроме как по месту его открытия. Восприятие гротеска могло быть лишь «неясным и сбивчивым», так как не опиралось на исторический фундамент, подчеркивает Руссо. Отсюда всевозможные толкования понятия просто неизбежны.

Ответить на вопрос, является ли литературный гротеск стилем или отдельным жанром, пытается и Филипп Вельниц. Автор примечательной монографии о театре Дюрренматта и роли в нем сатиры и гротеска15, Вельниц опирается на последние французские работы в этой области. Он отмечает, что очередной всплеск интереса к понятию в литературе во многом связан с именем Бахтина. Благодаря ему критики и теоретики литературы считают гротеск «своим», хотя его этимология и генезис связаны с историей живописи, а никак не с литературой. С самого начала, подчеркивает Вельниц, понятие гротеск и характеризуемый им стиль заключали двойной смысл: ужасного и пугающего, с одной стороны, и комичного — с другой. В 1580 году гротеск переходит в литературную эстетику: опираясь на него, Монтень обосновывает свободную форму своих Опытов. Это объясняет еще одну черту гротескного стиля: его внеположенность норме и сближение с сатирой, которая осмеивает существующий порядок вещей (с. 16).

Исключительная гибкость понятия вызывает необходимость определить его природу, продолжает Филипп Вельниц. Ведь от решения данной задачи зависит область, или, точнее, области применения гротеска.

В литературе — со второй половины прошлого века — особых изменений не наблюдается. На одном полюсе мы видим классическое исследование Вольфганга Кайзера с его тезисами «гротескное — это мир, ставший чужим» и «гротескное есть форма для выражения ОНО»16, на другом — монографию Бахтина. Последняя, отмечает Вельниц, была разработана раньше теории немецкого коллеги, хотя и стала известна на Западе гораздо позже. Содержащие критику Кайзера страницы весьма органично вписались в первую версию книги о Рабле, так как теоретические построения Бахтина изначально противостояли модернистской интерпретации гротеска. Однако неверно было бы думать, что во французской критике рецепция Бахтина и Кайзера совпадают по времени. Как отмечает Элишева Розен, автор работы о рецепции гротеска во Франции, именно книга Бахтина о Рабле познакомила французских специалистов с исследованием Кайзера; до публикации перевода бахтинской монографии мы не найдем в литературной критике Франции упоминаний немецкого теоретика17.

Следует заметить, что во французском языке разделение гротескного стиля и жанра «гротеск» затруднено. В отличие от русского, существительное и прилагательное здесь омонимы. Жанр «гротеска» и «гротескный стиль» невозможно разделить по модели «жанр трагедии — трагический стиль» или «ирония — иронический стиль». И если «гротескный стиль» поддается анализу через языковые формы выражения и фигуры, то гротеск как жанр, помимо известных сложностей с самим понятием «жанра», требует следующих разъяснений. К гротеску, напоминает Филипп Вельниц, прибегают в основном художники переходных эпох, когда пересматриваются основополагающие ценности мироустройства. Достаточно вспомнить картины Иеронима Босха на исходе Средневековья или произведения писателей периода «Бури и натиска» в Германии18. Однако ХХ век составляет в этой картине исключение, так как гротеск в искусстве прошлого столетия утверждается прочно и надолго. К тому же, считает автор, именно драматургия становится «прибежищем» гротеска и применительно к ней можно говорить о гротеске как жанре.

С Вельницем согласны большинство авторов сборника, посвятивших статьи театру. Эту точку зрения разделяют и ведущие драматурги ХХ века, уверенные в том, что гротеск заменил собой трагедию. Фридрих Дюрренматт замечает в теоретических эссе, что трагедия подразумевает ошибку, страдание, меру, ответственность, а в путанице нашего века больше нет ни виновных, ни ответственных, и только комедия может еще воздействовать на нас19. Ян Котт в известнейшей книге «Шекспир — наш современник» не менее категоричен, утверждая, что гротеск — это античная трагедия, написанная заново и в другом тоне20. Наконец, Эжен Ионеско в «Записках за и против» считает, что трагическое в наши дни может родиться только из комедии: «Комедия, — пишет он, — кажется мне более безысходной, чем трагедия. Комичность не имеет выхода»21.

Создается впечатление, резюмирует Вельниц, что театр ХХ века пытается гротеском заполнить пустоту, образовавшуюся после того, как трагедия окончательно устарела.

Гротеск и пространство

Особым отношениям гротеска с пространством посвящена статья теоретического раздела «Гротескная игра или разбитое зеркало». Автор Изабель Ост подчеркивает, что ее анализ опирается преимущественно на драматические произведения, так как именно в драме ХХ века «гротеск и присущая ему пространственность играют основополагающую роль» (с. 29). Она цитирует один из двух выделенных Андре Шастелем законов гротеска: отрицание пространства, основанного на линейной перспективе, и создание пространства особого типа, где царит невесомость, а не законы тяготения, где предпочтение отдается вертикали, а не горизонтали, и где единого центра нет вовсе22. Изабель Ост сопоставляет эту черту художественного гротеска с одним из положений «экзистенциального анализа» Людвига Бинсвангера, согласно которому человеческое существование также имеет пространственную конфигурацию с горизонтальной и вертикальной осями.

Нарушение равновесия между ними влечет за собой «антропологическую диспропорцию»23. Если доминирует вертикальная ось, ослепленный идеалом человек забывает обо всем: о себе самом, о разнообразии жизни. Не таков ли, задается вопросом автор, трагический герой, чье падение неминуемо, ибо зов трансцендентности заглушает в нем голос разума? Комическое же, продолжает Изабель Ост, опираясь на этот раз на швейцарского филолога Эмиля Стайгера и его «Основополагающие концепции поэтики»24, противопоставляет неминуемому падению трагического героя другой исход. Герой, которого мы считали потерянным в высотах абсолюта, возвращается в обычную систему координат, на горизонтальную ось, вызывая смех подобным кульбитом.

Гротеск оказывается в самом центре этой проблематики — и как эстетическая категория, и как антропологическая характеристика. Две известные теории литературного гротеска каждая по-своему подтверждают изначально присущую этому явлению амбивалентность. Гротеск существует на стыке комического и трагического, и любое гротескное произведение, не разделяя их полностью, усиливает напряжение между полюсами комизма и трагизма (с. 31-32). Таким образом, гротеск нарушает еще один принцип расположения в пространстве — симметрию.

Снова ссылаясь на Бинсвангера, Изабель Ост подчеркивает важность симметрии в пространственной системе человека, для которого искажение этого «высшего организующего мир принципа» — случись это в физической, психической или духовной сферах, означает угрозу для жизни и «близость смерти»25. Но именно этим и занимается гротеск: он разбивает отражающее симметричный миропорядок зеркало, затрагивая один из основополагающих жизненных принципов — источник равновесия и пропорциональности внутри и вовне человека, а также — основу рациональности и меры (с. 32).

Гротеск, в отличие от трагической и комической развязки, не предусматривает восстановления попранного равновесия между вертикальной и горизонтальной осями. Напротив, отмечает Изабель Ост, он усугубляет «антропологическую диспропорцию». Подрывной потенциал гротеска заключается в отказе от всякой меры и нормы: он изобличает избыток рационализма в трагическом, доводит до абсурда присущее этому роду искусства стремление к абсолюту.

Справедливо отмечая такую особенность гротеска как постоянный выход за установленные рамки, непрерывное сомнение во всем, что готово отлиться в непреложный закон, Изабель Ост приводит вторую характерную черту гротеска по Андре Шастелю: «слияние биологических видов», «освобождение от миропорядка, которым правит разделение»26. Она цитирует Филиппа Мореля, который отмечает, что гротеск подражает природе лишь в одном: в «неисчерпаемости творческих возможностей, которую знанию не под силу объять целиком» (с. 36). Гротеск, продолжает Ост, предстает антитезой эстетике изображения наличной действительности с присущими ей нормами пространственной перспективы и разграничения видов. Свойственная гротеску пространственность подрывает это классическое видение вещей, что особенно проявляется в театре.

«Парадоксальное ядро» гротеска, по мнению Изабель Ост, заключается в неисчерпаемой способности порождать новые формы, которую не может истощить никакое готовое изображение. Гротеск превосходит то, что можно представить, и касается таким образом «непредставимого». Не ту же цель — сделать невидимое видимым — преследует и драматическое искусство?

Интерпретируя Бахтина

Раздел «Основные фигуры», призванный конкретными примерами подкрепить или опровергнуть выкладки теоретической части сборника, включает в себя семь статей. Четыре посвящены гротеску в драматическом искусстве: произведениях Клоделя и Одиберти, Кольтеса, Жене, а также образу Гитлера в театре Брехта, Мюллера, Табори и Калиски. Три других анализируют различные аспекты понятия на материале прозы: новеллы Клейста «Михаэль Кольхаас», романов «Мастер и Маргарита» Булгакова, «Печаль Бельгии» Клауса и «Широкое поле» Грасса.

Если теоретические статьи сборника без исключения представляют собой интересные образцы анализа, то ряд статей-интерперетаций — и, прежде всего, «Клодель, Одиберти и театральный гротеск» Танги Ложе, ограничиваются тем, что натягивают надерганные без видимой системы цитаты из Бахтина и Кайзера на свой корпус текстов. Ложе обозревает в хронологическом порядке пьесы Клоделя и Одиберти, произвольно выявляя в них то «скатологический регистр», то «дионисийскую жестокость», то слова фамильярного площадного языка. Теория Бахтина оказывается растащенной на несколько мотивов и фигур, которые механически примеряются к произведению без малейших биографических, исторических или теоретических на то оснований.

Многие французские интерпретаторы, говоря о «гротескном реализме» Бахтина, не ощущают, по всей видимости, его специфики и постоянно заменяют гротеск на «бурлеск» и другие близкие термины. Так, Ложе характеризует первую версию «Протея» одновременно как «неумеренное шутовство», «настоящее цирковое представление» (слова самого Клоделя) и «дионисийский восторг». Говоря об «Атласном башмачке», он признается: «Критика охотно говорит о шутовстве, фарсе, гротеске или бурлеске, предпочитая, пожалуй, последний термин и особо не заботясь об определении специфики каждого из названных терминов по отношению к остальным» (с. 101-102). Похоже, однако, что констатация этого методологического недостатка не сильно расстраивает автора27.

В целом статья Ложе — хрестоматийный пример французской рецепции наследия Бахтина, начало которой положила Юлия Кристева. Именно она первой создала оригинальную амальгаму из основных терминов русского мыслителя, в которой теория полифонического романа произвольно сочеталась с теорией карнавализации в литературе. Следуя ее примеру, Ложе вдруг вспоминает о «мениппейной традиции», говоря о пьесе Одиберти «Всадник-одиночка». Однако автор не поясняет, как с мениппейной традицией связан «театральный гротеск», которому он посвятил статью. И хотя в драматургии Одиберти действительно есть карнавальные сцены, например, битва Карнавала и Поста в пьесе «Немота в теле» (La Fourmi dans le corps), анализ Танги Ложе практически не поднимается с уровня описания до полноценного синтеза.

Трудно избавиться от ощущения, что теории Бахтина и Кайзера — лишь кубики в паззле, который составляет по своей прихоти критик: они взаимозаменяемы и в целом необязательны. Подобных анализов, к счастью, становится все меньше во французской литературной критике. Период моды на Бахтина уступил-таки место вдумчивому разбору сильных и слабых сторон его «карнавальной» и других концепций.

«Эсперпенто» — еще один взгляд на гротеск

Прояснению отношений гротеска и трагического в современной драматургии посвящена статья Мюриэль Лазарини-Доссан на материале одной из самых скандальных пьес в истории послевоенного французского театра — «Ширмы» Жана Жене. Автор анализирует ее через призму теории «эсперпенто» испанского романиста и драматурга Рамона дель Валье-Инклана28. Лазарини-Доссан не ссылается при анализе гротеска ни на Бахтина, ни на Кайзера, что и понятно: Валье-Инклан сформулировал свою концепцию гораздо раньше, в самом начале двадцатых годов. При этом некоторые тезисы испанского драматурга напоминают те или иные положения немецкого и русского теоретиков, да и сама Лазарини-Доссан явно знакома с карнавальной теорией Бахтина.

Esperpento означает на испанском «урод, посмешище» и определяется как драматическое произведение, которое выражает трагическое мировоззрение, выводя при этом на сцену гротескных персонажей и искажая классические нормы, а также как новая эстетика, предполагающая преодоление страдания и смеха, сходное с «разговорами мертвых, рассказывающих друг другу истории живых»29. В античности, объясняет Валье-Инклан, шли от трагического к трагическому. В изобретенном им жанре также ищут трагическое, но чтобы его достичь, прибегают к комическому. В целом существуют три эстетические перспективы, три художественных взгляда на мир: с коленей, лицом к лицу и свысока. Первая характеризует эпос, вторая — шекспировкую трагедию, а третья — «эсперпенто», когда автор и зритель находятся над воображаемыми персонажами, смотрят на них сверху вниз. Эпической перспективе свойственно восхищение героями, шекспировской — отождествление себя с ними, «эсперпенто» отличает ирония30.

Многие элементы пьесы Жене действительно поддаются прочтению в рамках теории Валье-Инклана: от декораций (в финальной картине действие происходит на семи сценических площадках, разделенных на три этажа, где мертвые сверху следят за поступками живых), до соотношения комического и трагического. Касаясь места гротеска в этой теории, испанский драматург пишет: «В жизни есть люди, которые несут в себе трагедию, но неспособны на возвышенный образ действия, что парадоксально делает их гротескными»31.

Ключевым моментом, подчеркивает Лазарини-Доссан, выступает не «возвышенное отношение к действительности протагонистов классической драмы», а «физическая высота» (с. 139). У Жене мать Саида каждый раз надевает высокие каблуки в трудной ситуации, занимая тем самым положение, с высоты которого она может противостоять властям (выставив за дверь судебного исполнителя, явившегося забрать за долги ее лачугу) и человеческим горестям (на похоронах мужа она видит себя на вершине башни, откуда боль потери кажется меньше, — с. 140-141). Мертвые у Валье-Инклана свысока смотрят на живых и их «истории», как кукловод на марионеток. Настойчивый образ марионеток не может не напомнить положение Кайзера, для которого этот мотив является одним из проявлений «ОНО» — чуждой, нечеловеческой силы, управляющей людьми и их поступками.

В той или иной форме тема высоты присутствует не только в теории художественного гротеска, но и в основных литературных концепциях этого явления. У Шастеля гротеск в живописи побеждает земное тяготение и, устремляясь ввысь, противопоставляет ему невесомость. У Бахтина «гротеск освобождает от всех тех форм нечеловеческой необходимости, которые пронизывают господствующие представления о мире», то есть от всего того, что придавливает человека к земле, мешая ему освободиться и воспарить в «особой веселой вольности мысли и воображения»32.

Второй важный момент, в котором Валье-Инклан сходится больше с Бахтиным, нежели с Кайзером, — это роль смеха. Смех в авторских ремарках «Ширм», отмечает Лазарини-Доссан, неотступно преследует некоторых персонажей, прежде всего мать Саида. Он вместе с физическим возвышением выступает силой, способной преобразовать реальность. Если смеяться до слез, слезы изменяют вид окружающей горестной действительности. Саиду хочется плакать, так как он собирается жениться на самой некрасивой девушке на свете и несет ей пустой чемодан приданого, но его мать, потешаясь над ситуацией с высоты неизменных каблуков, меняет его отношение к происходящему. В финале, когда почти все персонажи переберутся «за ширмы», в царство мертвых, оно окажется сборищем весельчаков. Параллель с веселым адом Рабле и проанализированным Бахтиным средневековым «образом веселой смерти» напрашивается сама собой. Да и смерть оказывается в конце концов лишь легким жестом, которым Хадиджа, мать Саида и многие другие прорывают бумажную ширму, переходя в царство мертвых. Не подчеркивал ли Бахтин, полемизируя с Кайзером, что «противопоставление жизни и смерти <…> совершенно чуждо образной системе гротеска»33?

Единственным персонажем, для которого не находится места в веселом царстве мертвых, — это Саид, так как ему одному не удается подняться и посмеяться над событиями и своими чувствами. Образ Саида, по мнению Лазарини-Доссан, «выносит окончательный приговор эстетике «чистого» трагизма» (с. 164). Но и чистого комизма в пьесе нет: комическое неизбежно ведет к трагическому и лишь оно делает возможным созерцание трагического. Подобная присущая «эсперпенто» перспектива и объясняет шокировавшее многих вольное отношение к войне. Смеющимся с верхнего этажа мертвым, считает Лазарини-Доссан, удается «стать свидетелями разгула насилия, не входя в его замкнутый круг, не разделяя его логику, а напротив, заменив подобное соотношение сил другим: смехом, который ставит всех на равную ногу» (с. 165). И здесь снова идеи Валье-Инклана, Жене и Лазарини-Доссан сходятся с теорией Бахтина: «Гротеск, — пишет тот, — раскрывает возможность совсем другого мира, другого миропорядка, другого строя жизни»34. Наверное, поэтому и смеются мертвые в «Ширмах»: сверху им виден тот, другой мир, где «человек возвращается к себе самому». При этом «Ширмы», в полном согласии с теорией Валье-Инклана, остаются в регистре трагикомического, ведь, по мнению Жене, магия трагедии заключается во «взрыве хохота, обрываемом рыданием, возвращающим нас к источнику всякого смеха — к мысли о смерти»35.

Гротеск как средство против цензуры

Русская литература также дает основание для размышлений о гротеске в сборнике Брюссельского университета. Жинетт Мишо исследует, как гротеск в романе «Мастер и Маргарита» позволяет обойти цензуру. Как известно, цензура изъяла из романа несколько десятков страниц: в некотором роде фразы-«громоотводы», включенные Булгаковым, чтобы ценой этой жертвы сохранить остальной текст. Но главной защитой от цензуры, считает Жинетт Мишо, был сам выбор гротескной фантастики, недаром роман «Мастер и Маргарита», пусть и с купюрами, но был опубликован в СССР в шестидесятые годы36. В основе жанровой и стилевой «стратегии» Булгакова — протест против диктата сталинской эпохи в области культуры и политики, воспевание немеркнущей силы искусства, свободы мысли и творческого воображения.

В московских главах подрывной потенциал гротеска создает иную реальность, которая одновременно подражает повседневному ужасу сталинского режима и развенчивает его. Воланд имитирует и примеривает различные личины, которыми прикрывается режим, обнажая его сущность: неудержимую волю к власти. Вмешательство демонических сил лишает режим окружающего его ореола страха и молчания, а поборников социалистического реализма — привычных ориентиров. Благодаря фантастическому гротеску, пишет Жинетт Мишо, становится возможным выразить страшную правду о физических и психических страданиях людей, о которых по-другому сказать было нельзя.

Булгаковская фантастика мановением руки заставляет исчезнуть наводящую ужас действительность, не без аллюзий на реальные исчезновения людей в годы «большой чистки». А сам Булгаков, считает Жинетт Мишо, находит эстетические средства, дающие ответ на вопрос: как говорить о неизмеримых страданиях людей, как вообразить невообразимое? Его роман оказывается предтечей тех проблем, что встанут перед искусством после Освенцима. Именно в этом проблематика «Мастера и Маргариты» оказывается близка, по мнению автора, жизнеутверждающему пафосу бахтинской теории «гротескного реализма». Гротескная фантастика дает возможность другого финала, она заполняет пустое пространство, образовавшееся после трагической гибели Мастера и Маргариты. Она приносит возвышенное утешение героям перед лицом беспощадной судьбы и отвечает на мольбу, адресовать которую некому, потому что признания жертв в их страданиях лишь укрепят бесчеловечную власть, от которой бессмысленно ждать пощады (с. 172-173).

Теория романа Бахтина, считает Жинетт Мишо, а также его концепция «карнавализации» дает теоретический аппарат для анализа булгаковского гротеска, который буквально ловит режим и его господствующую риторику на слове, при этом переворачивая все с ног на голову. Например, название первой главы «Никогда не разговаривайте с неизвестными» отсылает к плакату 30-х годов, эпохи борьбы со шпионами. Заглавие оказывается разом ироническим и полным серьезности, так как не прислушавшиеся в предупреждение Берлиоз и Иван Бездомный вступают в разговор с самим дьяволом, в результате чего один теряет голову в переносном смысле, а другой — в буквальном. Персонажи, погибающие от рук нечистой силы, получают ту смерть, в которую верили: ждущие вместо загробной жизни Ничто получают это Ничто, и Сатана выпивает их кровь из чаши, сделанной из их же черепов. Так на всех уровнях повествования гротескная фантастика и жестокая реальность переплетаются, порождая и освещая друг друга изнутри, как в ленте Мебиуса, центр которой — Воланд собственной персоной, заключает Жинетт Мишо (с. 177).

Политический гротеск

По мнению Сержа Горьели из Центра изучения современного театра при Католическом университете Лёвена наиболее перспективным подходом к гротеску и, особенно, к объяснению его успеха на современной сцене является «реалистический» подход. Он состоит в том, что гротеск рассматривается в качестве «миметического изображения нашего мира», а гротескный способ выражения — как отражение этой гротескной вселенной (с. 179). Так смотрел на проблему еще Дюрренматт, писавший в 1955 году, что гротеск — это «ощутимый парадокс, а именно: форма бесформенного, лицо безликого мира»37.

Всегда ли гротескная реальность может быть выражена в гротескной художественной форме? Фигура Адольфа Гитлера, по мнению критика, дает возможность ответить на вопрос, опираясь на материал четырех пьес: «Карьера Артуро Уи, которой могло не быть» Бертольда Брехта, «Майн Кампф. Фарс» Джорджа Табори38, «Германия. Смерть в Берлине» и «Германия 3» Хайнера Мюллера и, наконец, «Безрассудный Джим» современного бельгийского автора Рене Калиски.

В отличие от других диктаторов ХХ века (Сталина, Мао или Франко) гитлеровский образ сумасшедшего, виновного в разжигании Второй мировой войны, обуреваемого жаждой власти и животной ненавистью к евреям, жестикулирующего как марионетка во время выступлений и изрыгающего слова с пеной на губах, вызывает не только отвращение, но и смех. Достаточно вспомнить многочисленные карикатуры на Гитлера, начиная с «Великого диктатора» Чаплина39. Для историков Гитлер также представляет уникальный случай, когда один и тот же человек сперва предстает безнадежным неудачником, потом чуть ли не гением и, наконец, убийцей, отправившим на смерть миллионы40. Нетрудно заметить, отмечает Горьели, что восприятие исторического персонажа Гитлера и его чудовищных поступков соответствует определению «трагического» гротеска, данного Кайзером. У последнего речь идет о различных «формах распада: упразднении категории вещи, разрушении концепции личности, раздирании на клочки исторического порядка»41. Что же касается другого «полюса» гротеска — бахтинской интерпретации, — то, на первый взгляд, трудно приложить ее к гитлеризму, считает Серж Горьели. Однако некоторые из рассматриваемых драматургов выбрали именно такой подход.

Возьмем, к примеру, «Карьеру Артуро Уи». С самого начала критики отмечали, что комизм пьесы нередко вызывает ужас. Это согласуется с кайзеровским видением явления, хотя Брехт использует ряд гротескных приемов, чтобы разрушить почтение к так называемым великим историческим деятелям. Далее, это является составной частью «эффекта отчуждения» и борьбы Брехта со сценическими иллюзиями. Однако желание «разрушить почтение к убийцам» в случае с «Артуро Уи» продиктовано скорее политическими, нежели художественными мотивами: выставить «на посмешище великих политических преступников»42, демистифицировать Гитлера и вызвавшую его к жизни капиталистическую систему. Наличие ряда гротескных приемов само по себе не делает «драматическую притчу» Брехта гротескной. К тому же немецкий драматург никогда не употреблял этот термин применительно к своему произведению, предпочитая ему «притчу», «сатиру» и «пародию». «Карьера Артуро Уи», по мнению Сержа Горьели, относится к сатирическому жанру, но содержит элементы гротескного стиля, направленного на демонстрацию изначально заданного постулата: нацизм — высшая стадия эволюции капитализма. Этим объясняются обвинения пьесы в «упрощении» и «наивности» (с. 185-186).

Принадлежность произведения Джорджа Табори «Майн Кампф. Фарс» к гротескному жанру, причем в его бахтинском прочтении, более явна для критиков. Они неоднократно отмечали его «карнавальный, неисчерпаемой силы смех» и «скандальное ниспровержение Истории в телесный низ»43. Но несмотря на избыток комических эффектов, в том числе еврейских шуток, трудно с уверенностью утверждать, что пьеса выходит за рамки простого фарса и поднимается до гротеска.

Зато диптих Хайнера Мюллера «Германия» и «Германия 3» представляет, по мнению Горьели, образец яркого гротеска, доходящего до клоунады и ярмарочного балагана. В первой пьесе Гитлер появляется в картине под названием «Святое семейство». Геббельс на сносях при помощи повитухи Германии рожает ФРГ. Младенец явно неполноценен, и пока Геббельс отдается пляске Святого Витта, Гитлер привязывает повитуху к пушечному дулу и стреляет. Пьеса — единственная из четырех, считает Горьели, гротескна от начала до конца: будь то художественные приемы или композиционная структура. Гротеск ее явно комический, бахтинский. Чего нельзя сказать о «Безрассудном Джиме» Калиски. Это история сорокалетнего еврея Джима, травмированного холокостом и пытающегося в своих фантазиях заново прожить историю нацизма: его идеологов, самых гнусных палачей и людей, близких Гитлеру. Мы не найдем здесь гротескных преувеличений и буффонады, а скорее — кайзеровские «нечеловеческие силы», мучающие героя-жертву. Гитлер в его воображении предстает Ричардом III XX века: он демиург, а сам Джим — пыль у его ног. Именно в этом, по мнению Горьели, проявляется гротеск пьесы. В этом же, кстати, состоит и главная трудность при ее постановке, объясняющая неловкость режиссеров, которые отказывались ставить «Безрассудного Джима» при жизни Рене Калиски.

Будет ли фигура Гитлера и дальше вдохновлять современных драматургов и на что именно, задается вопросом Серж Горьели. Гитлер как исторический персонаж необязательно трактуется в гротескном ключе, даже если некоторые из использованных драматургами художественных приемов относятся к данному типу образности. Гротеск не всегда способен дать ответ на, казалось бы, требующую гротескного освещения историческую реальность. Брехт и Табори потешаются над условностями драматургии и человеческого общества и ставят под сомнение смысл истории, тогда как Мюллер и Калиски задаются вопросом о самой идеологии нацизма и причинах ее живучести, не исключая ее возможного возрождения. Но всегда ли то, над чем смеются авторы, действительно вызывает смех? И наоборот: декларированная серьезность (копание в психологии жертвы и использование подлинных реплик Гитлера в случае Калиски) не является ли той же игрой? Может быть, именно в способности не оставлять нас равнодушными, заставлять сомневаться в уместности самих затрагиваемых тем и заключается интерес, очарование и тайна типа художественной образности, называемого гротеском, заключает Серж Горьели (с. 194-195).

Бахтин против Кайзера

С момента выхода «Гротескного в живописи и в литературе» и «Творчества Франсуа Рабле и народной культуры Средневековья и Ренессанса» каждый, кто изучает теорию гротеска, вынужден определяться между двумя основополагающими, но противоположными по смыслу концепциями. Не стали исключением и авторы брюссельского сборника.

Так, заявляя о беспристрастном отношении к работам Бахтина и Кайзера, Филипп Вельниц все же тяготеет к кайзеровской теории. Его интерес к отличающей театр абсурда «редукции языка» неизбежно приводит автора к выводу о том, что «гротеск не несет утешения», что в гротескной картине мира человек сводится к средству для других, а карнавализация представляет собой лишь «карнавализацию ценностей через игру». Вельниц, отмечая, что в наши дни трудно рассматривать понятие гротеска через призму единого и цельного мировоззрения, как то делали в свое время Кайзер и Бахтин, считает необходимым поставить акцент на его «подвижной сущности», его «неопределенности и постоянной изменчивости, слагающихся из разрывов и незавершенностей» (с. 23). Последний тезис оказывается неожиданно близок бахтинскому взгляду на природу искусства в целом и высвечивает, по нашему мнению, органичность понятия гротеск для философской системы русского мыслителя.

Доводы в защиту теорий как Бахтина, так и Кайзера приводит Джонатан Руссо. Росписи заросшего землей «Золотого дома» в Риме (которые можно было рассмотреть лишь при свете лампады, лежа на спине) закономерно показались обнаружившим их непонятными, фантасмагорическими и даже бредовыми. Именно такова трактовка гротеска у Кайзера, да и Бахтин называет его «ночным». Имя русского теоретика в статье не называется, однако, опираясь на тексты латинских критиков гротеска Витрувия и Горация, а также на их ренессансных последователей (Вазари, Альберти, Барбаро, Джилио), Джонатан Руссо утверждает, что во всех критических определениях гротеск отчетливо противостоит классическому стилю. Именно это позволяет прояснить саму идею гротеска: «логика антитезы» неизменно присутствует, пусть и неявно, в каждом из известных определений понятия. Например, у Вазари в трактате О живописи гротеск характеризуется как «категория вольной и потешной живописи», создатели которой «изобретают формы вне всяких правил» (с. 46). Таким образом, пишет Руссо, «необузданность вымысла и хаос» гротеска противостоят «правилам, установленному порядку и сообразности» классики. Не это ли противопоставление «классического и гротескного канона», в основе которого — образ тела, является тезисом бахтинской монографии о Рабле?

Изабель Ост, стараясь сблизить концепции Бахтина и Кайзера, достигает поставленной цели лишь путем приведения гротеска к общему «кайзеровскому» знаменателю. Например, нарушение биологической дифференциации видов, по ее мнению, либо создает «вселенную, заполненную химерами и дивными мечтами, либо порождает боязнь потерять мыслительные ориентиры» (с. 36). В поисках теоретических опор она цитирует Лакана с его «зеркальным образом», Делёза с его «шизофреническим телесным языком» — и доходит до утверждения, заимствованного у последователя названных авторов Элтона Робертсона, что присущее гротеску нарушение телесного равновесия ставит под вопрос его способность порождать смысл44. Перед лицом очевидного несоответствия этого прочтения бахтинской теории гротеска, Ост в конечном итоге вынуждена вернуться к отправному постулату своей статьи и развести «комический или карнавальный гротеск» и «трагический, кайзеровский». Первый отличает «необузданное буйство форм» и «триумф гиперболизма», тогда как основу второго составляет, по ее мнению, «разрушение и распад форм, когда под вторжением чужого собственное тело переходит в небытие или застывает в мертвой неподвижности» (с. 37-38).

Гротеск разрушает еще одну присущую трагическому симметрию: между аполлонийским и дионисийским началами, основополагающую для этого вида искусства. Причем разрушает в пользу бога глубин и экстаза Диониса, а не бога поверхности и гармонии Аполлона. Однако, отмечает Изабель Ост, будучи средством выражения чрезмерного, гротеск не выходит за рамки разумного, как дионисийское начало не является синонимом абсолютной иррациональности. Его можно назвать «средством осознанного, разоблачающего разрушения» (с. 34). Эта интерпретация явно отвечает кайзеровскому прочтению гротеска, недаром автор подчеркивает, что в деформации, которой гротеск подвергает привычное, чувствуется «нечто чуждое, враждебное жизни и разрушительное для нее». Однако трудно согласиться с утверждением, что «для гротеска характерно, как в бахтинском, так и в кайзеровском его прочтении, размывание «я», потеря индивидуального сознания» и что он схож с жестокостью, воспеваемой «двумя последователями Диониса: Ницше и Арто» (с. 34-35).

Бахтин, насколько можно судить по опубликованным текстам, не связывал непосредственно тематику гротеска с дионисийским началом. В «Творчестве Франсуа Рабле» бог плодородия и вина упоминается лишь в связи с эпизодом о расправе над Пошеям45, но в самом десятистраничном анализе эпизода термин гротеск не встречается вовсе. Другие упоминания Диониса можно найти в ранних работах («Автор и герой в эстетической деятельности», «Записи лекций М. М. Бахтина по истории русской литературы»), однако в связи с совершенно иной проблематикой. Касаясь другой характерной черты анализируемого явления, Изабель Ост интерпретирует его в кайзеровском духе: нарушение установленных границ между растительным, животным мирами и человеческим телом, по ее мнению, представляет собой «трансгрессию». Это одно из ключевых понятий постструктурализма, естественно, не употребляется Бахтиным, хотя он и говорит о том, что «гротескное тело не отграничено от остального мира, не замкнуто, не завершено, не готово, перерастает себя самого, выходит за свои пределы», оно «смешано с миром, смешано с животными, смешано с вещами»46. Мыслитель неоднократно подчеркивает, что материально-телесное начало в гротескном реализме «глубоко положительное», «универсальное и всенародное», «веселое и благостное»47.

В ряде замечаний Ост явно чувствуется, так и хочется сказать «подспудное», влияние Бахтина и его тезисов. Ее слова о том, что за притворной фривольностью и легкостью гротеск скрывает нечто существенно важное для понимания природы искусства в целом, а именно: реальность, где изображение не означает повторение, а становление доминирует над бытием, — напоминают положение ученого о том, что «подлинный гротеск менее всего статичен: он именно стремится захватить в своих образах само становление, рост, вечную незавершенность, неготовность бытия» (с. 61).

Не менее примечателен и тот факт, что оба авторитетных французских исследователя художественного гротеска вообще не упоминают Бахтина. Так, в главе «Демон смеха» у Андре Шастеля, где он размышляет над отношениями «безымянного орнамента» и комического в литературе и у Рабле в частности, нет ни слова о русском мыслителе. В результате, попытка дать объяснение сути гротеска через сравнение его графического и словесного воплощений сводится к нанизыванию синонимов: бурлеск, несуразность, буффонада, фатрази, макароническая поэзия, акрофоническая перестановка, — благо французский язык дает неограниченный простор для подобного упражнения. То, что в библиографической рубрике «Интерпретации» историк указывает лишь работу Кайзера, неминуемо приводит к преобладанию романтического и модернистского его прочтений: автор вспоминает только о пугающей стороне явления, забывая о его жизнеутверждающем аспекте.

Филипп Морель в своем объемном и прекрасно документированном исследовании художественного гротеска не упоминает ни Бахтина, ни Кайзера, сосредотачиваясь исключительно на живописи и отказываясь от каких-либо обобщений.

Искать общее

Некоторые из авторов брюссельского сборника призывают не фокусировать внимание на различиях теорий Кайзера и Бахтина, а искать между ними общее.

По мнению Филиппа Вельница, общим является то, что оба ученых интерпретируют гротеск как «форму выражения», некую эстетическую структуру. В то же время они не детализируют как именно осуществляется это » выражение»: в первом случае «демонического ОНО», во втором «народного смеха»48.

Но наиболее последовательно проводит сравнение двух теорий Лоран Ван Эйнде в статье «Эстетика гротеска и воображаемая организация общества». Автор предлагает рассматривать гротеск с опорой на негативную эстетику, которая признает в художественном произведении самостоятельную силу, сопротивляющуюся любой редукции познания и истины, а потому проявляющейся в категориях отличного, нерешенного и незавершенного в противовес диалектической (в том числе гегельянской и марксистской) модели (с. 81). Его интерпретация, уточняет Ван Эйнде, не имеет ничего общего с постмодернистской эстетикой Дерриды или Лиотара, но близка Франкфуртской школе и работам Адорно. Именно теория последнего раскрывает амбивалентность гротеска с его двумя измерениями: «радикальным отрицанием единого подхода к познанию действительности» и «утопическим динамизмом». Далее, опираясь на Стайгера и Бинсвангера, Ван Эйнде предлагает рассматривать гротеск как «динамичный жанр», в котором эстетическая и антропологическая составляющие неразрывно связаны, что превращает его в особо выразительное средство литературы.

В качестве примера Ван Эйнде берет новеллу Клейста «Михаэль Кольхаас». Главный ее герой — типичный пример нарушения «антропологического равновесия». Вертикаль у него явно доминирует над горизонталью, высокомерие и гипертрофированное чувство справедливости приводят его к попранию законов и основ человеческого общежития, к совершению ужасающих преступлений. Возомнив себя судьей мира сего и представителем на земле Архангела Михаила, Кольхаас уже не видит себе равных. Только призыв Лютера способен вернуть героя с небес на землю, на «горизонтальную ось», убедить его предстать перед людским судом, отказавшись от вершения собственного правосудия. Однако курфюст Саксонский, как известно, не сдержит обещаний: Кольхаас будет схвачен, ему откажут в справедливом разбирательстве. Глубина трагического падения окажется под стать высокомерию героя, главной причине его злоключений.

Гротеск, продолжает Лоран Ван Эйнде, как никакая иная категория дает ключ к интерпретации новеллы Клейста. Но при одном условии: не редуцировать присущую этому понятию амбивалентность. Для этого необходимо отвлечься от различий, которые критики находят в теориях Бахтина и Кайзера.

По мнению Ван Эйнде, следует признать, что возрождающий аспект гротеска (то, что Бахтин называет «гротескным реализмом») и присущее ему искажение форм («трагический гротеск», по Кайзеру) обладают равной силой. Амбивалентность следует искать не внутри карнавальной модели Бахтина, а в напряжении между двумя типами гротеска, при всех отличиях перекликающимися друг с другом, как лицо и изнанка (с. 89-90). Разрушительный потенциал гротеска открывает путь к возрождению: затеянный Кольхаасом кровавый праздник в конечном итоге возвращает общество, погрязшее в войне всех против всех, в рамки закона и долга.

Главное различие между теориями двух ученых сводится к корпусу, продолжает Лоран Ван Эйнде. Для Бахтина именно средневековый и ренессансный карнавал является историческим, антропологическим и культурным первоисточником гротескного стиля в литературе. Благодаря возрождающей силе гротеска отрицание существующих форм неокончательно; через категорию снижения материально-телесный низ оказывается связанным со временем и становлением. Гротеск по-своему воплощает это становление, провозглашая свободу по отношению к существующим общепризнанным формам, разрушая и искажая их. Романтики и с ними Кайзер недооценивают возрождающее начало гротеска, в этом состоит главное возражение им Бахтина.

О пределах бахтинской герменевтики

Завершает сборник статья молодого бельгийского филолога Стефани Ванастен «О пределах бахтинской герменевтики на примере «Печали Бельгии» Хюго Клауса и «Широкого поля» Гюнтера Грасса. Гротескная граница разделов микро- и макроструктуры». Не исключено, что составители сборника поставили ее в конец, расценив именно как общетеоретическое заключение. Темы нашего обзора статья касается непосредственно, так как единственная посвящена исключительно бахтинской теории гротеска. С первой же строки автор заявляет, что в ее задачу не входит кропотливое обобщение всего написанного по теме за последние десятилетия, этим занимается Бахтинский центр в Шеффилде. Ее цель: опираясь на англо- немецко- и фламандскоязычные работы о формальных аспектах гротеска, «подвергнуть критическому анализу бахтинскую концепцию» (с. 217) и предложить к ней ряд поправок.

Многие сцены в романах Клауса и Грасса не раз удостаивались у критиков эпитета «гротескный», причем речь шла о комическом гротеске, что неизбежно приводило этих критиков к цитированию книги Бахтина о Рабле. Но можно ли говорить именно о «концепции гротеска», то есть о построении, применимом к литературе любой эпохи? Применять бахтинскую теорию гротеска к современному роману, убеждена Стефани Ванастен, означает абстрагироваться от наиболее кричащей ее апории: исторической привязки к периоду Средневековья и Возрождения. Построения Бахтина крайне тесно связаны с раблезианским корпусом, что доказывают его неоднократные утверждения о вырождении гротеска и прежде всего его материально-телесного начала уже с Сервантеса. Ученый настолько увлечен вызываемым карнавальным ритуалом «эффектом ниспровержения и разрыва», что ищет модель, которая бы отражала именно этот аспект49. Стефани Ванастен соглашается с широко распространенным мнением, согласно которому Бахтин, исходя из личного опыта, заложил в свою интерпретацию гротеска изначальный антагонизм по отошению к любой официальности. Дихотомическое видение гротеска опять-таки диктует выбор эпохи Рабле как наиболее богатой антагонизмами и подталкивает мыслителя к тому, чтобы представить свою теорию как «непреодолимую пропасть» между феодальным классовым обществом и формами народной неофициальной культуры.

Убежденный, что заново открыл суть гротеска, Бахтин намерен при этом сделать из него общетеоретическое понятие, так как существующая литература лишена «теоретического духа». По мнению Стефани Ванастен, ключ к противоречию в аргументации ученого, к его «методологическому парахронизму» заключается в том, что, защищая точную временную укорененность гротеска, он при этом занят обобщающим и всеподчиняющим осмыслением образов и форм народной культуры. Сила и слабость концепции Бахтина, считает исследовательница, в том, что он захотел «собрать разрозненные до того элементы определения понятия», но при этом «догматически объединил их в единое и последовательное «видение мира»» (с. 221).

Попытка приложить «бахтинскую герменевтику» к романам Клауса и Грасса воскрешает бушевавшую не раз полемику о спорности концепции народной смеховой культуры, на основе которой выстраивается понятие гротеска. Оно как через фильтр проходит через изобретенное мыслителем понятие «карнавальности» (вспомним: «Эту эстетическую концепцию мы будем называть — пока условно — гротескным реализмом»50). Как и карнавализация, народная культура оказывается идиосинкразической конструкцией, опровергнутой со временем целым рядом исследователей Средневековья51.

Подобные злоупотребления в толковании, продолжает Стефани Ванастен, вызваны в немалой степени терминологическим экивоком, который поддерживает сам Бахтин. Он не прочерчивает до конца границы между понятиями «гротескный реализм», «народная культура», «карнавал» и «смех», нередко подменяя в своей аргументации одни термины другими52.

Тем не менее установление прочной связи между гротескной образностью и многовековой смеховой традицией является важным вкладом русского ученого в теорию гротеска, считает Стефани Ванастен. Романы Клауса и Грасса, безусловно, примыкают к этой традиции, хотя звучащий в них смех уже не раблезианский, а редуцированный. Но произведения этих писателей не имеют ничего общего с явно марксистским тезисом о всеобщности карнавала, об установлении им равенства и царства фамильярной вольности, отмечает бельгийский критик. Свойственные народной культуре коллективность и универсальность — единственный бахтинский критерий гротеска, который трудно отыскать как в «Печали Бельгии», так и в «Широком поле».

* * *

В российских теоретических работах о гротеске последних лет практически не предпринимаются попытки пересмотреть или дополнить существующие определения понятия. Так, в сборнике «Феноменология смеха: карикатура, пародия, гротеск в современной культуре» из более чем пятнадцати статей лишь одна ставит целью нащупать специфику театрального гротеска современной России53. Большинство же авторов оперируют термином «по умолчанию», исходя, видимо, из убеждения о существовании общепринятого, всеми давно разделяемого определения54. С этим трудно согласиться.

Один из первых теоретических сборников на французском языке, напечатанный по материалам состоявшегося в 1993 году коллоквиума, назывался «В поисках гротеска»55. Шестнадцать лет спустя, несмотря на значительные успехи в «гротесковедении», автор новейшей российской диссертации по теме по-прежнему считает, что «теория гротеска еще не вполне завершена»56. Именно поэтому попытка бельгийских и французских филологов перекинуть мостик между двумя значениями термина и стоящими за ними разнородными реалиями кажется нам особенно ценной. Не менее ценно их желание подвергнуть остранению привычные определения гротеска, чтобы извлечь из них новый смысл и — как знать — сделать шаг к созданию «окончательного, четко структурированного определения» (с. 7) этого вечно ускользающего понятия.

Юлия ПУХЛИЙ

г. Лион, Франция

  1. См. общеуниверситетский электронный каталог Франции: www.sudoc.abes.fr. На некоторых из фигурирующих в нем работ мы остановимся подробнее.[↩]
  2. Grotesque. Thеorie, gеnеalogie, figures. Bruxelles: Facultе universitaires Saint-Louis, 2004. В сборнике представлены материалы коллоквиума, который прошел в Брюсселе 8 и 9 мая 2003 года при участии франкоязычных специалистов Университетских факультетов Сен-Луи и Католического университета Лёвена. Составители: философ Лоран Ван Эйнде, лингвист и литературовед Изабель Ост и писатель Пьер Пире. В дальнейшем все сноски на это издание даются в тексте с указанием страницы.[↩]
  3. См. монографии: Berthelot S. L’esthеtique de la dеrision dans les romans de la pеriode rеaliste en France (1850-1870): genfse, еpanouissement et sens du grotesque. Paris: Honorе Champion, 2004; Bonhomme B. La mort grotesque chez Jean Giono. Paris: Librairie Nizet, 1995; Pache R. Le Grotesque: la beautе du rеel (l’oeuvres narratives de Hugo et Gogol). Presse Universitaire du Septentrion, 2003. А также тематические номера журналов: «Le Rire au corps. Grotesque et caricature». 2001. № 10; «Le rire fantastique: grotesque, pastiches, parodies». 2004. № 15.[↩]
  4. Dacos N. La dеcouverte de la Domus Aurea et la formation des grotesques ` la Renaissance. London — Leiden: The Warburg Institute-E.J.Brill, 1969. Это фундаментальное исследование, оснащенное подробными тематическими указателями и 114-ю фотографиями гротесков «Золотого дома» и других итальянских и европейских памятников Возрождения, остается незаменимым пособием для каждого, кто интересуется историей гротеска в живописи.[↩]
  5. Определение Вазари см.: Rousseau J. Grotte, grotta, excavation, grottesca, grotesque // Grotesque. Thеorie, gеnеalogie, figures. P. 45-46.[↩]
  6. Morel Ph. Les grotesques: les figures de l’imaginaire dans la peinture italienne de la fin de la Renaissance. Paris: Flammarion, 2001. С. 89.[↩]
  7. К тому же последний термин подразумевает два явления: живопись «Золотого дома», относящуюся к I веку до нашей эры и так называемому «третьему помпейскому стилю», и орнамент эпохи Возрождения, созданный художниками Италии и других стран Европы XVI века, вдохновленных античным узором. См. вторую часть монографии Н. Дакос: Dacos N. La dеcouverte de la Domus Aurea.[↩]
  8. Chastel A. La grottesque. Essai sur «un ornement sans nom». Paris: Editions Le Promeneur, 1988. P. 12. На русский язык переведена ранняя работа автора: Шастель А. Искусство и гуманизм во Флоренции времен Лоренцо Великолепного. Очерки об искусстве Ренессанса и неоплатоническом гуманизме / Перевод Н. Зубкова. М. ; СПб.: Университетская книга, 2001.[↩]
  9. Беньямин В. Происхождение немецкой барочной драмы / Перевод С. Ромашко. М.: Аграф, 2002. С. 178.[↩]
  10. Benjamin W. Origine du drame baroque allemand/Traduit de l’allemand par S. Muller. Paris: Flammarion, 1985. C.182.[↩]
  11. Morel Ph. Les grotesques. P. 49.[↩]
  12. Benjamin W. Op. cit. P. 192.[↩]
  13. Chastel A. Op. cit. P. 31.[↩]
  14. Речь идет о современном, а не средневековом значении терминов, именно поэтому интерпретация Беньямина ближе к кайзеровскому, нежели бахтинскому, видению гротеска, считает Пьер Пире (Piret Pierre. Allеgorie et grotesque. Elеments pour une gеnеalogie du grotesque // Grotesque. Thеorie, gеnеalogie, figures. P. 70).[↩]
  15. Wellnitz Ph. Le thеatre de Friedrich Dtrrenmatt. De la satire au grotesque. Strasbourg: Presses universitaires de Strasbourg, 1999.[↩]
  16. Цит. по: Бахтин М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса. М.: Художественная литература, 1990. С. 56-57.[↩]
  17. Rosen E. Sur le grotesque. L’ancien et le nouveau dans la rеflexion esthеtique. Vincennes: Presses universitaires de Vincennes, 1992. P. 105.[↩]
  18. Wellnitz Ph. Le grotesque littеraire — simple style ou genre ` part entifre? // Grotesques Thеorie, gеnеalogie, figures. P. 24. Таков в общих чертах и тезис переведенной на русский монографии К. Платта (История в гротескном ключе. Русская литература и идея революции. М.: Академический проект, 2006).[↩]
  19. Dtrrenmmatt Fr. Еcrits sur le thеatre. Paris: Gallimard, 1970. P. 66. Кстати, самое известное произведение Дюрренматта «Визит старой Дамы» так и называется: «трагическая комедия». [↩]
  20. Kott J. Shakespeare: our contemporary / Translated by Boleslaw Taborski. New-York: W.W. Norton, 1966. P. 112.[↩]
  21. Ионеско Э. Записки за и против // Противоядия / Перевод М. Авеличева и А. Кабалкиной. М.: Прогресс-Литера, 1992. С. 48.[↩]
  22. Chastel A. Op. cit. P. 25.[↩]
  23. Binswanger L. Introduction ` l’analyse existentielle / Traduction de l’allemand et glossaire par J. Verdeaux et R. Kuhn. Paris: Minuit, 1971. P. 238.[↩]
  24. Staiger E. Les concepts fondamentaux de la poеtique / Traduction fran» aise de M. Gennart et R. Cеlis. Bruxelles: Lebeer-Hossmann, 1990.[↩]
  25. Binswanger L. Op. cit. P. 231, 233.[↩]
  26. Chastel A. Op. cit. P. 25. [↩]
  27. Да и во всем сборнике никто не предпринимает усилий, чтобы разграничить гротеск и эти сходные, но все же не синонимичные понятия. Так, кстати, обстояло дело и во времена Бахтина: «Ясное и отчетливое теоретическое осознание единства всех этих явлений, охватываемых термином гротеск, и их художественной специфики созревало очень медленно. Да и самый термин дублировался терминами «арабеска» (преимущественно в применении к орнаменту) и «бурлеск» (преимущественно в применении к литературе)», — писал он. См.: Бахтин М. Указ. соч. C. 42.[↩]
  28. Творчество Валье-Инклана, в том числе в связи с карнавалом, изучает Гаяне Карсян. См. ее кандидатскую диссертацию: Карсян Гаяне. Карнавально-игровое начало в эсперпенто Р. дель Валье-Инклана (лингвистический аспект). МГУ, 1999. Научный руководитель — проф. В. С. Виноградов (переводчик на русский язык Валье-Инклана). См. также статьи: Карсян Гаяне. Метод создания смысловых имен собственных в эсперпенто Р. дель Валье-Инклана «Дочь капитана» // Вопросы иберо-романской филологии. 2001. Bып. 4; Карсян Гаяне. Прием аллюзии и его функции в пьесах esperpentos Р. дель Валье Инклана // Вопросы иберо-романской филологии. 2004. Bып. 5.[↩]
  29. Valle-Inclаn R. del. Esperpento de los cuernos de don Friolera // Martes de Carnaval. Madrid: Espasa-Calpe, 1996. P. 126.[↩]
  30. Dougherty D. Un Valle-Inclаn olvidado: entrevistas y conferencias. Madrid: Fundamentos, 1983. P. 177.[↩]
  31. Перевод с испанского М. Лазарини-Доссан.[↩]
  32. Бахтин М. Творчество Франсуа Рабле. Указ. соч. С. 58.[↩]
  33. Бахтин М. Указ. соч. С. 58.[↩]
  34. Там же. С. 57.[↩]
  35. Жене Ж. Ширмы. Комментарии к шестой картине / Перевод И. Садовски-Гийон // Театр. 1989. № 7. C. 87.[↩]
  36. Мы не будем касаться той ауры сомнения в реальности происходящего, которая окутывает все московские эпизоды и является, по мнению Цветана Тодорова, ключевой для фантастики: см. Амусин М. О специфике фантастического в «Мастере и Маргарите» (http://articles.excelion.ru /science/literatura/soch/2906.html). Оставим также в стороне внушительную литературную и религиозную традицию, на которую опирался Булгаков и которая проявляется среди прочего в календарной привязке событий, см.: Диакон А. Кураев. Мастер и Маргарита: за Христа или против? / Фантазия и правда Кода да Винчи. М.: АСТ-Зебра Е, 2007. Интересно, тем не менее, замечание Жинетт Мишо о том, что описание свиты Воланда соответствует одному из древнейших определений художественного гротеска, данному еще Вазари. Один из духов, как изображения на античных орнаментах, тянется будто резиновый; другой висит в воздухе; третий принимает образ огромного черного кота, который ходит на задних лапах, играет в шахматы и ездит на трамвае. Имена демонов из свиты Воланда также многое говорят знатокам демонологической и апокалиптической традиций: Бегемот фигурирует в книге Иова и в «Фаусте»; Азазелло, что означает на иврите «Дух пустыни», упоминается в Ветхом Завете; Абадонна, дух-убийца, присутствует в Апокалипсисе (с. 169-170).[↩]
  37. Dtrrenmmatt Fr. Op. cit. P. 65-66.[↩]
  38. Трагикомедия Джорджа Табори в постановке британского режиссера Майкла Батса и Марка Розовского идет в московском Театре у Никитских ворот.[↩]
  39. Французские исследователи Ж.-К. Симоэн и К. Майяр посвятили этой теме отдельную монографию: Simoen J.-C., Maillard C. Hitler ` travers la caricature internationale. Paris: Albin Michel, 1974.[↩]
  40. См.: Haffner S. Un certain Adolf Hitler / Traduit de l’allemand par O. Hansen-Lnve. Paris: Grasset, 1979.[↩]
  41. Цит. по: Iehl D. Le grotesque. Paris: P.U.F., 2001. P. 14.[↩]
  42. Brecht B. Extraits des notes //Thеatre complet. Paris: l’Arche, 1959. P. 224.[↩]
  43. Losco M. Le Comique comme dеtour: George Tabori // Еtudes thеatrales. 2002. № 24-25. P. 120.[↩]
  44. Robertson A.K. The grotesque interface. Deformity, debasement, dissolution. Frankfurt am Main: Vervuert-Madrid:Iberoamericana, 1996. Теории Валье-Инклана и Кайзера, в свою очередь, сближает то, что смешение трагического и гротескного в «эсперпенто», считает испанский драматург, дает в результате «абсурд» (см.: М. Лазарини-Доссан. L’impasse du tragique. Pirandello, Valle-Inclаn et le nouveau thеatre. Bruxelles: Publications des Facultеs Saint-Louis, 2002). Бахтин с таким заключением вряд ли бы согласился. Абсурд — категория модернистского искусства, которому действительно свойственен взгляд на отношения человека с миром как лишенные смысла. Однако, подчеркивает русский мыслитель, за бортом теории Кайзера остаются «тысячелетия развития доромантического гротеска»: гротескной архаики, а также гротеска античного и ренессансного, «связанного с народной смеховой культурой», которые трудно заподозрить в отсутствии смысла (Бахтин М. Указ. соч. С. 55).[↩]
  45. »Можно сказать, что и с точки зрения дионисийского культа Пошеям, как враг Диониса, восставший против дионисовых игр <…> подлежал смерти Пенфея, то есть растерзанию на части вакханками» (Бахтин М. Указ. соч. С. 294).[↩]
  46. Там же. С. 33-34.[↩]
  47. Там же. С. 25. На интерпретации бахтинского «карнавала» как трансгрессии настаивает с самой первой публикации о русском мыслителе Юлия Кристева. См.: Кристева Ю. Бахтин, слово, диалог и роман // Кристева Ю. Избранные труды: разрушение поэтики. М.: РОССПЭН, 2004.[↩]
  48. Доминик Йель, автор нескольких работ по теории понятия, отмечает, что гротеск отличается от «приемов снижения и деформации человеческого образа, таких, как карикатура, пародия или сатира» тем, что ничего не увековечивает, но постоянно разрывает старые связи и создает новые. См.: Iehl D. Quelques aspects du grotesque dans le thеatre allemand au seuil de l’expressionnisme (Wedekind, Sternheim) / Mеlanges pour Claude David. Berne; Francfort-s Main, New York: Peter Lang, 1983. P. 233.[↩]
  49. Однако увлеченность приводит его и к прямо противоположному выводу: к расширению «раблезианского хронотопа» и включению в него Гоголя.[↩]
  50. Бахтин М. Указ. соч. С. 25.[↩]
  51. Symmank M. Karnevaleske Konfigurationen in der deutschen Gegenwartsliteratur / / Modern Language Review. 2004. January.[↩]
  52. Следует заметить, что французский перевод книги о Рабле, выполненный Андре Робель, супругой известного слависта и переводчика с русского, не способствует облегчению восприятия действительно непростого терминологического аппарата бахтинской работы.[↩]
  53. Вислова А. Стёб-шоу, или метаморфозы гротеска на современной сцене / Феноменология смеха: карикатура, пародия, гротеск в современной культуре. М.: Российский институт культурологии, 2002.[↩]
  54. См. в том же издании: Шестаков В. Карикатура: визуальный язык гротеска и пародии; Разлогов К. Уж не пародия ли он?[↩]
  55. A la recherche du grotesque: colloque international / Sous la direction de T. Kunnas, textes rеunis par P. Gorceix. Paris: Institut finlandais en France, 1993.[↩]
  56. Дормидонова Т. Гротеск как тип художественной образности (от Ренессанса к эпохе авангарда). Автореф. дис. на соискание ученой степени канд. филол. наук. Тверь, 2005. С. 3.[↩]

гротескная реактуализация образа в современном сознании

%PDF-1.6 % 1 0 obj > /Metadata 2 0 R /Pages 3 0 R /StructTreeRoot 4 0 R /Type /Catalog >> endobj 5 0 obj /CreationDate (D:20201108194040+05’00’) /Creator /ModDate (D:20201108194040+05’00’) /Producer /Title >> endobj 2 0 obj > stream application/pdf

  • Приключения Чебурашки: гротескная реактуализация образа в современном сознании
  • Барковская Н. В.Microsoft® Word 20102020-11-08T19:40:40+05:00Microsoft® Word 20102020-11-08T19:40:40+05:002020-11-08T19:40:40+05:00uuid:e424b3c1-0ba0-4c23-bbd3-440c49e7e7a9uuid:a55094e8-a703-4c5a-9631-b692879d363f endstream endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 0 /Type /Page /Annots [262 0 R] >> endobj 13 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 1 /Type /Page >> endobj 14 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 2 /Type /Page >> endobj 15 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 3 /Type /Page >> endobj 16 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 4 /Type /Page >> endobj 17 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 5 /Type /Page >> endobj 18 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 6 /Type /Page >> endobj 19 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 7 /Type /Page >> endobj 20 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 8 /Type /Page >> endobj 21 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 9 /Type /Page >> endobj 22 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 10 /Type /Page >> endobj 23 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 11 /Type /Page >> endobj 24 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 12 /Type /Page >> endobj 25 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 13 /Type /Page >> endobj 26 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 14 /Type /Page >> endobj 27 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 15 /Type /Page >> endobj 28 0 obj > endobj 29 0 obj > endobj 30 0 obj > endobj 31 0 obj > endobj 32 0 obj > endobj 33 0 obj > endobj 34 0 obj > endobj 35 0 obj > endobj 36 0 obj > endobj 37 0 obj > endobj 38 0 obj > endobj 39 0 obj > endobj 40 0 obj > endobj 41 0 obj > endobj 42 0 obj > endobj 43 0 obj > endobj 44 0 obj > endobj 45 0 obj > endobj 46 0 obj > endobj 47 0 obj > endobj 48 0 obj > endobj 49 0 obj > endobj 50 0 obj > endobj 51 0 obj > endobj 52 0 obj > endobj 53 0 obj > endobj 54 0 obj > endobj 55 0 obj > endobj 56 0 obj > endobj 57 0 obj > endobj 58 0 obj > endobj 59 0 obj > endobj 60 0 obj > endobj 61 0 obj > endobj 62 0 obj > endobj 63 0 obj > endobj 64 0 obj > endobj 65 0 obj > endobj 66 0 obj > endobj 67 0 obj > endobj 68 0 obj > endobj 69 0 obj > endobj 70 0 obj > endobj 71 0 obj > endobj 72 0 obj > endobj 73 0 obj > endobj 74 0 obj > endobj 75 0 obj > endobj 76 0 obj > endobj 77 0 obj > endobj 78 0 obj > endobj 79 0 obj > endobj 80 0 obj > endobj 81 0 obj > endobj 82 0 obj > endobj 83 0 obj > endobj 84 0 obj > endobj 85 0 obj > endobj 86 0 obj > endobj 87 0 obj > endobj 88 0 obj > endobj 89 0 obj > endobj 90 0 obj > endobj 91 0 obj > endobj 92 0 obj > endobj 93 0 obj > endobj 94 0 obj > endobj 95 0 obj > endobj 96 0 obj > endobj 97 0 obj > endobj 98 0 obj > endobj 99 0 obj > endobj 100 0 obj > endobj 101 0 obj > endobj 102 0 obj > endobj 103 0 obj > endobj 104 0 obj > endobj 105 0 obj > endobj 106 0 obj > endobj 107 0 obj > endobj 108 0 obj > endobj 109 0 obj > endobj 110 0 obj > endobj 111 0 obj > endobj 112 0 obj > endobj 113 0 obj > endobj 114 0 obj > endobj 115 0 obj > endobj 116 0 obj > endobj 117 0 obj > endobj 118 0 obj > endobj 119 0 obj > endobj 120 0 obj > endobj 121 0 obj > endobj 122 0 obj > endobj 123 0 obj > endobj 124 0 obj > endobj 125 0 obj > endobj 126 0 obj > endobj 127 0 obj > endobj 128 0 obj > endobj 129 0 obj > endobj 130 0 obj > endobj 131 0 obj > endobj 132 0 obj > endobj 133 0 obj > endobj 134 0 obj > endobj 135 0 obj > endobj 136 0 obj > endobj 137 0 obj > endobj 138 0 obj > endobj 139 0 obj > endobj 140 0 obj > endobj 141 0 obj > endobj 142 0 obj > endobj 143 0 obj > endobj 144 0 obj > endobj 145 0 obj > endobj 146 0 obj > endobj 147 0 obj > endobj 148 0 obj > endobj 149 0 obj > endobj 150 0 obj > endobj 151 0 obj > endobj 152 0 obj > endobj 153 0 obj > endobj 154 0 obj > endobj 155 0 obj > endobj 156 0 obj > endobj 157 0 obj > endobj 158 0 obj > endobj 159 0 obj > endobj 160 0 obj > endobj 161 0 obj > endobj 162 0 obj > endobj 163 0 obj > endobj 164 0 obj > endobj 165 0 obj > endobj 166 0 obj > endobj 167 0 obj > endobj 168 0 obj > endobj 169 0 obj > endobj 170 0 obj > endobj 171 0 obj > endobj 172 0 obj > endobj 173 0 obj > endobj 174 0 obj > endobj 175 0 obj > endobj 176 0 obj > endobj 177 0 obj > endobj 178 0 obj > endobj 179 0 obj > endobj 180 0 obj > endobj 181 0 obj > endobj 182 0 obj > endobj 183 0 obj > endobj 184 0 obj > endobj 185 0 obj > endobj 186 0 obj > endobj 187 0 obj > endobj 188 0 obj > endobj 189 0 obj > endobj 190 0 obj > endobj 191 0 obj > endobj 192 0 obj > endobj 193 0 obj > endobj 194 0 obj > endobj 195 0 obj > endobj 196 0 obj > endobj 197 0 obj > endobj 198 0 obj > endobj 199 0 obj > endobj 200 0 obj > endobj 201 0 obj > endobj 202 0 obj > endobj 203 0 obj > endobj 204 0 obj > endobj 205 0 obj > endobj 206 0 obj > endobj 207 0 obj > endobj 208 0 obj > endobj 209 0 obj > endobj 210 0 obj > endobj 211 0 obj > endobj 212 0 obj > endobj 213 0 obj > endobj 214 0 obj > endobj 215 0 obj > endobj 216 0 obj > endobj 217 0 obj > endobj 218 0 obj > endobj 219 0 obj > endobj 220 0 obj > endobj 221 0 obj > endobj 222 0 obj > endobj 223 0 obj > endobj 224 0 obj > endobj 225 0 obj > endobj 226 0 obj > endobj 227 0 obj > endobj 228 0 obj > endobj 229 0 obj > endobj 230 0 obj > endobj 231 0 obj > endobj 232 0 obj > endobj 233 0 obj > endobj 234 0 obj > endobj 235 0 obj > endobj 236 0 obj > endobj 237 0 obj > endobj 238 0 obj > endobj 239 0 obj > endobj 240 0 obj > endobj 241 0 obj > endobj 242 0 obj > endobj 243 0 obj > endobj 244 0 obj > endobj 245 0 obj > endobj 246 0 obj > endobj 247 0 obj > stream xَ]d }Ah3pF

    Лицо Йенса Кестнера (AfD) появилось на плакатах против коронамер

    больше новостей

    Quorum Chat.
    Германия после выборов

    Quorum Chat. Выборы в Бундестаг

    За время пандемии Германия отстала в показателях дигитализации

    В Баден-Вюртемберге запустили портал для анонимных жалоб на неуплату налогов

    В Германии появились провокационные плакаты CDU/CSU

    За месяц до выборов AfD – лидер по популярности в Тюрингии

    Уве Юнге вышел из AfD

    Подозреваемые в правоэкстремистских преступлениях предстанут перед судом

    Прокуратура Берлина расследует дело о растрате бюджетных средств

    Сотрудник земельного управления здравоохранения является активным «кверденкером»

    Ровно 80 лет Указу о переселении советских немцев

    Поджигатели спортзала в Науэне приговорены к выплате 2,9 млн евро

    Запущена онлайн-система подготовки к выборам «Wahltraut»

    В Германии в 2020-2021 годах резко упала заболеваемость сезонным гриппом

    Политик AfD Алис Вайдель стала героиней журналистского исследования

    Вальдемар Гердт (AfD) создает всемирную сеть христиан-фундаменталистов

    True Fruits назвал шесть сортов своих соков в честь партий Бундестага

    Суд отклонил апелляцию Беаты Цшепе на приговор суда в Мюнхене

    В Потсдаме открылся Центр еврейского образования

    В Фейсбуке распространяют фейковые фотографии с афганскими беженцами

    Партии Германии тратят десятки тысяч евро на рекламу в Facebook, YouTube и Instagram

    Хакерская атака парализовала работу правительства округа Анхальт-Биттерфельд

    Люксембург отклонил заявку на трансляцию RT на немецком языке

    13 августа 1961 года началось возведение Берлинской стены

    Федеральный конституционный суд Германии отклонил два ходатайства от AfD

    Беженку из Афганистана в Германии убили ее братья

    AfD проводит нечистоплотные акции против «зеленых»

    Facebook удалил 308 аккаунтов с корона-фейками

    AfD чаще других партий использует платформу Telegram

    Hindenburgstraße в Нортхайме не станет Sophie-Scholl-Straße

    Локдаун в Германии продлен до 28 марта

    Вольфганг Тирзе думает о выходе из SPD

    Ральф Бомбис (FDP) и Маркус Вагнер (AfD) вакцинировались «вне графика»

    BfV объявило всю партию AfD подозреваемой в правом экстремизме

    2 марта исполнилось 90 лет Михаилу Горбачеву

    В Берлине временно отменили выдачу «Berlin Pass»

    В Людвигсбурге впервые рассматривают дела об убийствах советских военнопленных

    Левые избрали новых председателей партии

    Борис Писториус (SPD) обвиняет «зеленых» и FDP в блокировании закона

    Федеральная прокуратура разоблачила российского шпиона

    В Нойкёльне заметно активизировались правые радикалы

    За 2018-2019 годы в Германии совершено 378 «политических» поджога

    Суд Кобленца вынес приговор за преступления, совершенные в Сирии

    Немецкие издания заинтересовались недвижимостью Шпана

    МИД-ы ЕС решили применить санкции в отношении России

    Слушания по делу Бенера откладываются на неопределенный срок

    772 ученых подписали письмо в защиту профессора Майши Аумы

    В Кёльне разрушили мемориал жертвам теракта в Ханау

    В Шорндорфе «антифа» разгромила информационный стенд AfD

    В Твиттере под хештегом #Impfschaden шутят над «антипрививочниками»

    19 февраля — годовщина теракта в Ханау

    «Зеленые» получили взнос в размере 500 тыс.
    евро от частного лица

    Михаэль Тойрер (FDP) предложил сделать прививки Меркель и Штайнмайеру

    Организация беларусов в Германии RAZAM e.V. победила в хакатоне

    Прихожане выходят из церковных общин в Кёльне чаще, чем раньше

    Прокуратура начала разбирательство в отношении мэра Кёльнa

    Марио Чая обвинили в пользования «серой зоны» в избирательном праве

    Телеканал «Россия 24» выпустил очередной фейк о русских в Германии

    Полиция города Зинген задержала 11-летнего мальчика

    Эрика Штайнбах отличилась резонансным постом в Twitter

    Бундесрат призвал правительство повысить пенсии еврейским беженцам

    В бундестаге обсудили новые санкции против Москвы

    Жесткий локдаун продлен до 7 марта

    Die Linke и SPD начали кампанию перед выборами в бундестаг

    Соучредитель Solar Millennium приограл в суде против «Süddeutsche Zeitung»

    Посол Украины Мельник обвинил Штайнмайера в искажении истории

    Германия, Швеция и Польша высылают российских дипломатов

    «SZ Magazin» опубликовал фотографии 185 актеров и актрис

    Немецкая сторона «Петербургского диалога» опубликовала заявление

    Немецкий Совет по этике опубликовал заявление

    Германия предоставляет убежище белорусам

    Мерон Мендель предупреждает об опасности „Desiderius-Erasmus-Stiftung“

    Руководительница Ordnungsamt Хагена была на Querdenken-Demo

    Берлинская сенатор по интеграции выступила с инициативой

    На WDR прошла дискуссия «Нужно ли переименовывать цыганский соус»

    Николай Нерлинг предстал перед окружным судом Мюнхена

    Массовое убийство в Ханау — результат халатности госслужб

    30 января исполнилось 88 лет со дня прихода к власти Адольфа Гитлера

    Kлише о «типичных немцах» оказались типичными для иммигрантов

    Многие профессора из Ганновера (1945-1957) состояли в NSDAP

    Завершился процесс по делу об убийстве Вальтера Любке

    27 января — день памяти жертв Холокоста

    Темнокожего учителя полиция приняла за грабителя

    Verfassungsschutz снял с повестки наблюдениe за всей AfD

    Польские фирмы устраивают на работу сиделок из Украины

    Оппозиционные партии за выплату компенсаций Deutsche Reichsbahn

    В 2020 году в Германии было совершено 252 нападения на журналистов

    Youtube заблокировал канал KenFM

    BPB изменил тизер досье на тему «левого экстремизма»

    Маттиас Хён за измение позиций Левых во внешней политике

    На Западе не понимают серьёзности угрозы от Российских СМИ

    18 января исполнилось 150 лет провозглашению Германской империи

    Герхард Шрёдер впервые раскритиковал Кремль

    Сообщения о бесплодии от вакцинации — дезинформация

    В CDU избрали нового председателя

    «Рейхсбюргеры» разослали 150 анонимных писем

    Полиция сорвала основание новой «Corona-Partei»

    «Конспирологи-экстремисты» — радикальные сторонники теорий заговора

    Из Facebook и Instagram были удалены десятки групп

    QAnon не признают причастности Трампа к штурму Капилолия

    Норберт Рёттген (CDU) считает коалицию с FDP неприемлемой

    Студентке с посттравматическим расстройством отказали в BAföG

    Антипрививщики пришли к дому Михаэля Кречмера (CDU)

    Феликс Кляйн обратил внимание на законы времен национал-социализма

    «Бан» Дональда Трампа в Twitter вызвал волну реакций

    Мануэла Швезиг (SPD) создает фонд защиты климата

    Сотруднику аппарата AfD грозит депортация в Сирию

    RT Deutsch спровоцировало волну ненависти к немецким полицейским

    Турецкие правые экстремисты пытаются влиять на политику в Германии

    События в здании американского конгресса шокировали немецких политиков

    Будущие сотрудники Tesla в Германии уже недовольны компанией

    В столицу США направлена Национальная гвардия

    Начало вакцинации сопровождается волной мошенничества

    Полицейские задержали и избили темнокожего военнослужащего бундесвера и его друга

    Работодатели могут требовать от сотрудников носить маску

    Ян Марсалек вероятно сотрудничал с российскими спецслужбами

    Организаторы проекта «немецкой деревни» оказались мошенниками

    В новогоднюю ночь в Германии запрещено взрывать петарды

    Главы 16 земель договорились о продлении локдауна

    В полиции Баден-Вюртемберга заступают на службу два раввина

    Ангела Меркель выступила с новогодним обращением к жителям Германии

    ФСИН вызвала Навального явиться перед комиссией в течении суток

    Политики озабочены проблемой неравенства в правах из-за вакцинации

    Есть ли перспектива у красно-красно-зелёной коалиции в бундестаге?

    Успеху вакцинации угрожают ее радикальные противники

    Политики опасаются, что вакцинация будет проходить медленно

    26 декабря в Германии сделали первую прививку от коронавируса

    Политики AfD в Гевельсберге проголосовали за прием беженцев сверх квоты

    Около двух третей немцев готовы сделать прививку от коронавируса

    Полиция Берлина арестовала двоих неонацистов

    Группа депутатов бундестага выступила против экстрадиция Ассанжа

    С начала пандемии были инфицированы 23 из 709 депутатов бундестага

    «Коронные» ограничения вызвали волну специфической преступности

    В ЕС разрешено использовать вакцину компании Biontech

    Страницы AfD содержат наибольшее количество хейтерских сообщений

    Суд принял решение по делу стрелка из Галле

    Грегор Гизи подвергся критике из-за своей позиции по отравлению Навального

    Яннис Панагиотидис дал интервью TAZ

    AfD теряет представительство сразу в трёх комитетах парламента

    В Твиттере Штефана Прочки (AfD) появилась фейковая фотография

    Мужчину приговорили к 4-м годам тюрьмы за hatespeech

    Ротенберг продал комплекса вилл в Берлине несмотря на санкции ЕС

    Имя нового председателя CDU станет известно в январе

    Проведено журналистское расследование отравления Навального

    16 декабря в Германии вводится жесткий локдаун

    Во время кризиса оживились разговоры о базовом доходе

    Один из организаторов Querdenken в Лейпциге оказался в реанимации

    Жители Баден-Вюртемберга могут покидать дома только «по уважительным причинам»

    Медсестра из Везеля уволена за пост в Facebook

    10 декабря — Международный день прав человека

    SPIEGELTV получил премию «Золотая картошка»

    Более жесткого локдауна в Германии не избежать

    BfV классифицирует «Querdenken 711» как подлежащее наблюдению

    Сергей Лавров принял лидера AfD Тино Хрупаллу

    «Леопольдина» поддержала Ангелу Меркель

    30 лет со дня кончины Амадеу Антонио Кайова

    50 лет «коленоприколнению Вилли Брандта»

    Среди «Querdenker» мало сторонников «народных партий»

    Существование «кенийской» коалиции Саксонии-Анхальт поставлено под угрозу

    Совет старейшин принял решение о «корона-бонусе» для сотрудников бундестага

    ЕС сможет легче вводить санкции за нарушения прав человека

    Американская газета «Politico» сравнила Фридриха Мерца с Трампом

    Алис Вайдель (AfD) прервала интервью телеканалу «Phoenix»

    Jusos объявила, что считает ФАТХ своей «сестринской» организацией

    28 ноября исполняется 200 лет со дня рождения Фридриха Энгельса

    Журналист Юрий Штернбург написал книгу о рэперах с миграционным прошлым

    Политик из Бремерхафена Наталия Боденхаген перешла из AfD в CDU

    Беженец из Ирака и активист Амед Шерван ответил Яне из Касселя

    Фирма уволила сотрудника за расистское оскорбление темнокожего коллеги

    Мигрантка из Приднестровья поделилась в газете taz историей своей семьи

    Кёльнская епархия поручила юридической фирме расследование

    Бундестаг призвал правительство запретить деятельность «серых волков»

    Ксенофобские настроения в ФРГ несколько снизились, но никуда не делись

    Возобновлены дискуссии вокруг термина Migrationshintergrund

    Бундестаг одобрил новую редакцию закона о защите от инфекций

    Парламентарии из «AfD» провели в бундестаг «титушек»

    Вокруг прививки от Covid-19 образовываются конспирологические теории

    «Die Partei» получает представительство в бундестаге

    В Берлине теперь доступно антидискриминационное приложение AnDi

    Франциска Гиффей отказалась от своей докторской степени

    В Лейпциге появилась мемориальная доска в память о жертвах преследований

    Пауль Цимиак предостерёг от «подсознательного антиамериканизма»

    В Рурской области образовался ковидиотный туризм

    Рурский университет провел исследование о расизме в полиции

    В годовщину «Хрустальной ночи» в Дрезденe разрешили демонстрацию Pegida

    Поведение полиции на демонстрации в Лейпциге называют фиаско

    Оскорбитель Йенса Шпана заплатит 2000 евро

    Бодо Рамелов получил угрозы от «Querdenker»

    Немецкое правительство не признает результата выборов в Беларуси

    Власти Франкфурта запретили демонстрацию против Charlie Hebdo

    Трибуну Цеппелина в Нюрнберге раскрасили в цвета радуги

    Левыe ведут дебаты о своей внешней политике

    Съезд CDU перенесен на январь

    Группа исламистов устроила неприличный перформанс в Берлине

    AfD хочет выступить в пользу базового дохода для граждан Германии

    Управление по борьбе с киберпреступностью борется с преступностью в Telegram

    Меркель выступила в защиту карантинных мер

    Руководство Вупперталя потребовало списков всех участников демонстраций

    В Германии вводят «мягкий локдаун»

    Трамвай со Звездой Давида теперь можно увидеть на улицах Кёльна

    Фракция AfD в Бранденбурге избрала преемника Кальбицу

    До Рождества в CDU не будет ни нового председателя партии

    «Рейхбюргерин» в Австрии риговорили к 12 годам заключения

    Против Робби Шлунда инициировано профессиональное расследование

    Кюнерт и Лобо критикуют левых

    Неизвестные облили маслянистой жидкостью экспонаты в Пергамском музее

    правительство ФРГ хочет исключить термин «раса» из конституции

    Глава ассоциации учителей Германии среагировал на теракт во Франции

    Глава Asphalt Strassenbau GmbH отказывается принимать на работу мусульман

    YouTube объявил войну контенту QAnon

    В NRW запретили демонстрацию военного флага рейха

    У Томаса Кеммериха вновь конфликт с федеральным руководством FDP

    Навальный назвал Шредера мальчиком на побегушках у Путина

    В Гамбурге напали на студента, вышедшего из синагоги

    Oтрицатели пандемии пускают в ход «распятых мальчиков»

    Политик NPD Штефан Хаазе мешал проведению массового теста на корону

    Тема Голодомора стала поводом для разногласий дипломатов и учёных

    Сотрудников Verfassungsschutz подозревают в правом экстремизме

    Прошел второй тур муниципальных выборов в NRW

    ProSieben показал программу про политика из AfD Кристиана Люта

    Франк Бродель сообщил о выходе из партии AfD

    Tönnies и другие мясокомбинаты вновь в центре внимания

    Два немецких министра отправились на карантин

    Баварских полицейских подозревают в покрывательстве преступлений

    Российских хакеров подозревают в убийстве по неосторожности

    Кристиана Дростена наградят орденом «За заслуги перед ФРГ»

    Петер Альтмайер (CDU) увяз в твит-перепалках с FDP, die Grünen и SPD

    В NRW прошли выборы в советы по интеграции

    В бундестаге дебатировали по поводу протестов в Беларуси

    Полицейские в NRW участвовали в чат-группах правых экстремистов

    Половина жителей Германии не чувствуют себя информированными о пандемии

    KSJ заявили, что теперь «Gott*» они будут писать со звездой

    В земле NRW прошли муниципальные выборы

    Депутаты AfD в Саксонии-Анхальт проголосовали за предложение die Linke

    Визит Меркель в Баварию обошелся казне в 120 тысяч евро

    Левые экстремисты RAZ отправляют письма с угрозами политикам

    Фракция FDP в бундестаге призвала к целевым санкциям

    Большинство немцев против постов Шредера в Газпроме и Роснефти

    Во время пандемии не было большего количества дней «на больничном»

    В Лейпцигe левые радикалы три дня «воевали» с полицией

    Немецкие политики дебатируют об остановке проекта «Северный поток-2»

    «Covidiot» не является оскорблением

    Работник Caritas подшофе стал кандидатом от NPD

    В бундестаге ускоряют воплошение новой концепции безопасности

    Демонстрация против коронавирусных мер вылилась в штурм правых радикалов

    Пострадавшие от коронавируса планируют подать в суд на городские власти Ишгля

    Берлинале отказался от гендерных актерских номинаций

    Knorr переименовал «Цыганский соус» в «Соус из паприки по-венгерски»

    Андреас Кальбитц поранил при приветствии Денниса Холоха

    Россия — первая страна, в которой официально одобрена вакцина от короновируса

    Россия обвиняет Германию в хакерских атаках

    Германия не верит результатам президентских выборов в Белоруссии

    Олаф Шольц — кандидат от SPD на должность канцлера

    В Баварии осужденных пригласили отбывать отложенные из-за коронавируса сроки

    Twitter заблокировал аккаунт кампании Трампа

    Обвиняемый в убийстве Вальтера Любке признал свою вину

    47% немцев поддерживают сокращение количества американских войск в Германии

    В демонстрациях против карантинных мер участвовали более 20 тысяч человек

    Троих мужчин из Гвинеи в Эрфурте атаковали правые экстремисты

    Представительство Баден-Вюртемберга в Берлине подверглось нападению

    Заския Эскен получила письмо с угрозами «NSU 2.
    0″

    Сын жертв холокоста требует от Deutsche Bahn (DB) компенсации

    В Германии наблюдается новый скачок заболеваемости COVID-19

    Каждый пятый пациент с COVID-19 в немецких клиниках умер

    Шпан инициирует обязательное тестирование на коронавирус в аэропортах

    Полиция задержала подозреваемых в рассылке угроз «NSU 2.0»

    ZEIT ONLINE опубликовал подборку цитат из чата участников группы WIR

    В Бранденбурге ненадолго задержали порядка 80 чеченцев

    Компромиссный бюджет ЕС встретил сопротивление в европейском парламенте

    Большинство немцев положительно оценивают работу «на удалёнке»

    В Bellingcat утверждают, что Ян Марсалек сбежал в Москву

    В Магдебурге начался процесс по делу о нападении на синагогу в Халле

    ЕС согласовал самый крупный бюджетный пакет в истории

    В двух местах случились столкновения молодежных группировок с полицией

    В Кёльне осквернили памятник Холокосту

    Антирасисты написали на памятнике Бисмарку Decolonize Berlin

    Беатрикс фон Шторх провела акцию протеста у памятника Карлу Марксу

    Президент полиции Гессена Удо Мюнх подал в отставку

    83 миллионера подписали письмо с требованием повысить налоги на богатство

    Планы полиции Штутгарта вызвали волну критики

    Telegram в Германии удаляет лишь каждый 10-й право экстремистский пост

    Феликсу Кляйну пришло письмо угрожающего характера

    45% немцев считают Маркуса Зёдера (CSU) подходящим кандидатом на пост канцлера

    Янине Висслер (die Linke) стала получать письма с угрозой смерти

    В нескольких землях Германии прошел рейд на «рейхсбюргеров»

    Паспорт гражданина Германии позволяет въехать в 189 страну без визы

    Google и Amazon платят за рекламу распространителям Fake News

    Около 500 членов общины меннонитов в Ойскирхене на карантине

    В тяжелую ситуацию попали поздние переселенцы из постсоветских стран

    Ева Хёгль (SPD) начала дискуссию о возвращении воинской повинности в Германии

    В Германии возникли споры об исследованиях о расовой предвзятости в полиции

    BVG приняла решение переименовать станцию Mohrenstrasse в Glinkastrasse

    Выявлена немецкоязычная сеть детской порнографии

    Против Хендрика Штреека подан иск о фальсификации данных

    В Германии 7523 человека проголосовали по правкам в Конституции РФ

    Аннегрет Крамп-Карренбауэр грозится распустить спецназ

    Политики AfD приехали в Россию в качестве экспертов на голосование

    Вскрытие кабинета Михаэля Брандта признано незаконным

    Заския Эскен заявила о «латентном расизме» в немецкой полиции

    Корона-скептики пишут Винфриду Кречманну в фейсбуке «комментарии ненависти»

    С конца 60-х беспризорных детей отдавали на воспитание педофилам

    Пророссийский лоббист Юрий Кофнер работает на AfD

    Немецкие церкви теряют все больше прихожан

    Андреас Кальбиц окончательно покинет ряды AfD

    Генпрокуратура России рассмотрит публикации Deutsche Welle

    В нескольких регионах Германии отказываются принимать туристов из Гютерсло

    Зеехофер запретил правоэкстремистскую группировку Nordadler

    Власти Берлина отменили все ограничения на социальные контакты

    Штефан Мюллер (CSU) обвинил в событиях в Штутгарте мигрантов

    В Гельзенкирхене установили памятник Ленину

    Сотни хулиганов устроили беспорядки в центре Штутгарта

    Население Германии увеличилось до 82,3 миллиона человек

    Правительства договорились о едином пути преодоления коронакризиса

    Гуннара Бека (AfD) лишили депутатской неприкосновенности

    Прокуратура Германии выдвинула обвинение против правительства России

    В Нойкельне введён карантин для жильцов 369 квартир

    Аннегрет Крамп-Карренбауэр ответила на претензии Трампа

    Правительство Германии защищает съемщиков жилья

    В Германии запустили приложение Corona-Warn-App

    Бавария не хочет отправлять полицейских в Берлин

    Verfassungsschutz продолжит наблюдение за AfD в Бранденбурге

    США намерены передислоцировать часть войск из Германии

    Закон о борьбе с дискриминацией в Берлине встречен волной критики

    У трети жителей Германии за время пандемии ухудшилась финансовая ситуация

    В Гамбурге утверждено новое правительство

    Тестов на коронавирус будет делаться больше 

    Партия AfD выиграла суд против Хорста Зеехофера

    В Берлине на демонстрации против расизма собрались 15 тысяч человек

    Глобальное предупреждение о поездках за границу в Германии будет отменено

    Правые экстремисты из Германии проходят обучение в России

    Жители Германии одобряют антикризисную политику правительства

    Дростен переработал вывод нашумевшего исследования

    Институт немецкой экономики составил рейтинг уровня жизни по регионам страны

    Согласован 130-миллиардный «конъюнктурный» пакет

    В 2019-ом немецкое гражданство получили 128 900 человек

    Съемочная команда Deutsche Welle попала под обстрел

    Ровно год назад был убит политик Вальтер Любке

    В бранденбургском городке Форсте die Linke сотрудничает с AfD

    Полиция задержала рейхсбюргеров в Баден-Вюртемберге и Гессене

    Политику CDU из Кёльна, подстрелившему парня, предъявили обвинение

    Йенс Шпан описал свое видение успеха Германии в борьбе с коронавирусом

    В Германии стало больше политически мотивированных преступлений

    Штрафы за нарушение правил дистанции признаны в Берлине неконституционными

    Герхард Шредер назвал «гигиенические демонстрации» риском для демократии

    Михаэль Мюллер предложил Москве принять пациентов с коронавирусом в Берлине

    На «гигиенические демонстрации» ходят «Putinversteher» 2014 года

    Между SPD, die Linke и die Grünen в Берлине возникла перебранка

    Михаэль Кречмер предложил лечить в Германии пациентов с коронавирусом из России

    Кристиан Дростен не единственный популярный в немецких СМИ вирусолог

    BND запретили заниматься прослушкой телекоммуникаций в иностранных государствах

    Один из лидеров Левой партии Андрей Хунко выступил в защиту теорий заговора

    73% жителей Германии стали хуже относиться к США

    Андреаса Кальбица исключили из AfD

    Черно-красная и черно-зелёная — две возможные сейчас коалиции

    Обязательная вакцинация от коронавируса в Германии вводиться не будет

    Правящая коалиция в Бундестаге одобрила второй пакет социальной помощи

    Число беженцев в Европе значительно уменьшилось

    На акциях протеста против ограничительных мер нападают на журналистов

    Correctiv разоблачил фейки Кена Йебсена

    Томас Кеммерих появился на акции протеста против ограничений без маски

    Почти 80% немцев отмечают 8 мая освобождение от нацизма

    Более ста медработников, включая Дростена, подписали открытое письмо против «инфодемии»

    В Kaufland и Vitalia уберут с прилавков товары Атиллы Хильдманна

    Берлинские предприниматели возвращают банку финансовую помощь

    Страницу в фейсбуке RT Deutsch назвали лидером среди распространителей фейков о коронавирусе.

    В правительственных кругах ходят разговоры о возможном пятом сроке Меркель.

    В Берлине напали на съемочную группу телеканала ZDF, снимавшую первомайскую демонстрацию

    Суд ФРГ подтвердил право СМИ сообщать о секретных докладах бундесвера

    Кристиану Дростену угрожают смертью

    В Германии вводится обязательное ношение масок в транспорте и магазинах

    Встречу с выжившим в Холокосте прервали портретами Гитлера

    Бавария вводит обязательное ношение масок

    Правление АдГ усиливает давление на лидера «Крыла» Кальбица

    Немецкие журналисты обнаружили фальшивый сайт министерства экономики

    В Северном Рейне-Вестфалии задержана группа радикальных исламистов

    Канцлер Меркель объявила о постепенном ослаблении карантина

    Фейки уступают место теориям заговора

    Юрист Беате Банер госпитализирована

    Академия Leopoldina представила график ослабления запрета на контакты

    Полиция Германии начала использовать дроны против нарушителей карантина

    Немцы боятся за экономику больше, чем за здоровье

    Полиция нескольких федеральных земель собирает данные о зараженных коронавирусом

    Правительство одобрило новые правила для социальных сетей

    Либерал Кеммерих избран главой Тюрингии при поддержке АдГ

    Избирком Саксонии сократил список АдГ с 61 до 18 мест

    Спектакль Будьте здоровы — смотреть бесплатно онлайн в хорошем качестве.

    Театр имени Евгения Вахтангова. Актеры и роли

    Театры

    Каталог спектаклей

    Драма

    Комедия

    1985

    146 мин

    СССР

    2 серии

    Начать просмотр

    Серия 1

    Театр имени Евгения Вахтангова

    Пьеса Пьера Шено «Будьте здоровы», написанная в 70-е годы прошлого века, продолжает литературную традицию, заложенную еще французским классицизмом. В 1976 году пьеса была удостоена премии Тристана Бернара и поставлена в пятидесяти странах мира. Эта комедия нравов неожиданно и ярко предстает в изложении Владимира Семакова и Владимира Шлезингера, смешивая в себе дух Франции 70-х годов и настроения последних лет существования Советского Союза. «Будьте здоровы» — последняя режиссерская работа Шлезингера и сочетает в себе обе стороны его художественного таланта — комическую и драматическую.

    Популярный писатель Буасьер неожиданно умирает, оставив после себя внушительное наследство. Не только деньги, но и дома, картины, старинное оружие, необыкновенные сады, книги, коллекционные вина. Его смерть, как это обычно и бывает в подобных сюжетах, становится выгодной близкому окружению. Но только безутешные родственники готовятся вкусить от плодов свалившегося на их голову богатства, покойник оживает, и не понять, в чем дело: то ли это чудо, то ли розыгрыш Буасьера. Тут-то и начинается действо: герои «сбрасывают маски», предъявляя свои истинные лица и обнажая не прикрытую хорошими манерами сущность, и начинают сражаться за наследство.

    Действующие лица поставлены в тупик странной смертью писателя: все хотят денег покойного, но никто не может понять, что же происходит. А «усопший» чихает, просит дать ему поесть и шевелится, а после начинает передвигаться по дому и даже покидает его пределы. Однако смерть уже констатирована, деньги поделены, и герои делают все, чтобы похороны состоялись. Служанку, публично объявившую Буасьера живым, они выставляют сумасшедшей.

    Покойника окружает набор гротескных фигур: молодая неверная жена, простоватая прижимистая служанка, тщеславный доктор, глуповатая дочь и зять-делец. Типичность персонажей характерна для комедии нравов. Они эмоциональны, наделены яркими, выпуклыми чертами, блестяще переданными актерами. Так сохранена условность происходящего — в лучших традициях театра имени Вахтангова. «Как страшно так сильно любить мужчину», — говорит Вивиан Буасьер, и мы видим, как стремительно и непреклонно Марианна Вертинская преображается из светской львицы в испуганную женщину, оказавшуюся в плену страстей. Ради них она готова на преступление. Монолог зятя Буасьера Людовика Мерикура о демонической власти денег похож на танец темной и светлой сторон человеческой души, и лицо Владимира Этуша отражает победившее его искушение — застывший взгляд, полуоткрытый, искаженный гримасой рот.

    «Заработанные пером преуспевающего писателя, чьи бульварные романы продавались «во всех вокзальных киосках», миллионы Стефана Буасьера сами становятся действующим лицом драмы, ежеминутно напоминая о себе, потому что гротескное, насыщенное иронией и сарказмом действие все время вращается вокруг этих миллионов. За образной системой постановки стоит целостная, хотя и глубоко парадоксальная идея проверки качеств героев на «от века признанных «лакмусовых бумажках»: деньги, слава, власть», — писала о постановке в журнале «Тихоокеанская звезда» Софья Липатова.

    Герои пьесы — представители современных Пьеру Шено социальных слоев. В их взаимодействии обнаруживается весь набор пороков: жажда наживы любой ценой, победа любви к комфорту над совестью, принесение в жертву чести ради репутации, измена, ложь и лицемерие. Смерть Стефана Буасьера — для кого-то возможность выплатить долг и продолжать роскошную жизнь, кому-то — оплачивать любовника, а другому — повысить рейтинг телепередач о здоровье. Еще одну грань возможного поведения демонстрирует и служанка Луиза: став единоправной владелицей наследства, она принимает решение в духе «взять все и поделить». При этом выломать паркеты эпохи Людовика XIV и заменить их плюшевыми дорожками, на месте цветов посадить огород, зацементировать аллею, разрушить мир, в котором она была служанкой Луизой, чтобы стать госпожой нового мира — мадам Соте. Намек на ее финальное перевоплощение, кстати, обозначен в самом начале спектакля, когда Луиза определяет писательский талант Буасьера как «силу добычи прибыли».

    Постановка комедии Шено дает зрителю шанс узнать в персонажах самих себя. Уместно вспомнить слова, сказанные когда-то самим Евгением Вахтанговым: «Ах, какие смешные люди! Все милые и сердечные, у всех есть прекрасные возможности быть добрыми, а заели их улица, доллары, биржа. Откройте это доброе сердце их, и пусть они дойдут до экстатичности в своем упоении от новых, открывшихся им чувств, и вы увидите, как откроется сердце зрителя. А зрителю это нужно, потому что у него есть улица, золото, биржа…»

    Режиссёры: Владимир Семаков, Владимир Шлезингер

    В ролях: Григорий Абрикосов, Агнесса Петерсон, Вероника Васильева, Марианна Вертинская, Владимир Иванов, Виктор Зозулин, Владимир Этуш

    Все спектакли 

    Месяц в деревне

    2022225 мин

    Московский Художественный театр имени А.П. Чехова

    Циолковский

    202260 мин

    Музей К. Э. Циолковского, авиации и космонавтики

    Хованщина

    телеспектакль2022160 мин

    Историко-архитектурный комплекс «Астраханский кремль»

    Свои люди — сочтёмся

    2022

    Санкт-Петербургский государственный музыкально-драматический театр «Буфф»

    Скрипка Ротшильда

    202260 мин

    Кинешемский драматический театр им. А.Н. Островского

    Золушка

    2022110 мин

    Государственный академический театр классического балета под руководством Н. Касаткиной и В. Василева

    Щелкунчик

    2022120 мин

    Государственный академический театр классического балета под руководством Н. Касаткиной и В. Василева

    Дон Кихот

    2022150 мин

    Концертный зал «Москонцерт Холл»

    Евгений Онегин

    2022150 мин

    Театр «Санктъ-Петербургъ Опера»

    Отцы и сыновья

    2022160 мин

    Драматический театр «На Литейном»

    Гроза

    2022120 мин

    Алиса

    2022120 мин

    Капитанская дочка

    2022100 мин

    Ярославский государственный театр юного зрителя им.  В.С. Розова

    Божественная комедия

    2022100 мин

    Ярославский государственный театр кукол

    Гамлет (Сумарокова)

    2022150 мин

    Московский драматический театр «Человек»

    Подпишитесь на рассылку портала «Культура.РФ»

    Рассылка не содержит рекламных материалов

    «Культура.РФ» — гуманитарный просветительский проект, посвященный культуре России. Мы рассказываем об интересных и значимых событиях и людях в истории литературы, архитектуры, музыки, кино, театра, а также о народных традициях и памятниках нашей природы в формате просветительских статей, заметок, интервью, тестов, новостей и в любых современных интернет-форматах.

    © 2013–2022, Минкультуры России. Все права защищены

    Контакты

    E-mail: [email protected]

    Нашли опечатку? Ctrl+Enter

    При цитировании и копировании материалов с портала активная гиперссылка обязательна

    Советское через гротеск

    Советское через гротеск

    Гротескное заострение тенденций эпохи, будь то утопизм ранней советской науки или на глазах закостеневающая официальная история, — мощное сатирическое средство, за которое писатели не раз расплачивались свободой. Советская неподцензурная сатира пользуется гротеском на разном уровне, и если пьесу Эрдмана и рассказы Терца (Синявского) можно счесть подступами к советскому кафкианству, то романы Войновича скорее развивают на советском материале традиции Гашека и Хеллера. Большинство этих текстов, разумеется, не могло быть напечатано в Советском Союзе.

    • Михаил Булгаков1925

      Профессор Преображенский, хирург, делающий операции по омоложению, проводит смелый эксперимент — превращает пса Шарика в человекоподобное существо по имени Полиграф Полиграфович Шариков. С его появлением в профессорский дом проникает разруха, а в гости всё чаще наведываются брутальные люди в кожаных куртках, твердящие об уплотнении квартиры. В России «Собачье сердце» впервые было опубликовано только в 1987 году: в эпоху перестройки в повести увидели не только сатиру на раннесоветскую действительность, но и предчувствие Большого террора. Эксперимент Преображенского — символ рождения новой страны и нового человека. В «Собачьем сердце» это рождение выглядит как непредвиденный результат смелых интеллигентских фантазий.

    • Николай Эрдман1928

      В зощенковских декорациях коммунальной квартиры живёт капризный мужчина Семён Семёнович Подсекальников, похожий на персонажа Ильфа и Петрова. Родные, зная его характер, убеждены, что он собирается покончить с собой, соседи наперебой предлагают ему застрелиться во имя какой-либо посторонней цели (чтобы они смогли извлечь выгоду из его смерти), а сам Подсекальников радуется всеобщему вниманию и боится принять решение. В финале пьесы выстрел всё-таки прозвучит (возможно, как пародия на знаменитое чеховское правило), но перед этим выстрелом миниатюрное коммунальное сообщество продемонстрирует свою кровожадность: несмотря на то что пьеса называется «Самоубийца», делает её не заглавный герой, а второстепенные персонажи. Пьеса, предвосхищающая Большой террор с его «четырьмя миллионами доносов», не понравилась властям и была запрещена к постановке. В 1933-м Эрдман был арестован за сатирические басни, но отделался тремя годами ссылки.

    • Михаил Зощенко1923 1934

      Пожалуй, наиболее репрезентативный прижизненный сборник рассказов Зощенко. Начиная с «Рассказов Назара Ильича господина Синебрюхова» (1921) писатель вводит в литературу новый язык и нового героя — обывателя 1920-х, обитателя коммунальной квартиры (зарубежные переводчики воспринимали эту реалистическую обстановку как антиутопическую фантазию), наивно-уверенного описателя новых явлений быта. Зощенковское лингвистическое вживание в персонажа-рассказчика трансформирует юмористику. Его оптика повлияла и на «большую литературу», где юмор — лишь способ разговора о сложных и порой трагических вещах (от Венедикта Ерофеева до Юза Алешковского), и на «лёгкий жанр», помогающий адаптироваться к современности и сделать её понятнее (от Жванецкого до современных стендап-юмористов). Такие рассказы, как «Баня», «Аристократка», «Нервные люди», «Диктофон», «Собачий нюх», стали хрестоматийными.

    • Андрей Синявский1957

      Один из лучших примеров остранения в советской неподцензурной литературе, отдалённо наследующий «Превращению» Кафки. В коммунальной квартире живёт немолодой горбун, а на самом деле — замаскировавшийся инопланетянин, больше похожий на растение и попавший на Землю в результате несчастного случая. Рассказ, написанный от первого лица, посвящён отчаянным попыткам героя сохранить личину, найти товарищей по несчастью и просто выжить: в коммуналке зловредная соседка портит ванну, а герою совершенно необходимо регулярно погружаться в воду. Постепенно рассказ превращается в горячую самооправдательную речь: «А я не ублюдок! Если просто другой, так уж сразу ругаться? Нечего своими уродствами измерять мою красоту». Герой рассказа смотрит на повседневность, от кулинарии до половых отношений, не так, как окружающие, — в глазах сочувствующих современников это приближало его к советским инакомыслящим. «Пхенц» — «неописуемо прекрасное» имя на родном языке рассказчика, но что оно означает, на человеческом языке передать невозможно.

    • Андрей Синявский1963

      Повесть о молодом человеке по имени Лёня Тихомиров, который, пользуясь колдовской силой предков, осуществляет в одном отдельно взятом городе Любимове коммунистическую мечту об изобилии. Сначала всё идёт хорошо, но потом Тихомиров перегибает палку с диктаторскими фокусами — и дух предка лишает его колдовской силы. Разоблачение тихомировской магии и крах Любимова напоминают одновременно финал гастролей Воланда и его свиты в Москве и гибель города Перле в романе Альфреда Кубина «Другая сторона», но оба текста, скорее всего, не были знакомы Синявскому в 1963 году — конец его сатирической утопии вполне самодостаточен. Кроме прочего, здесь есть карикатура на одиозного соцреалистического писателя и главного редактора «Октября» Всеволода Кочетова — Синявский даже не стал утруждать себя и менять персонажу фамилию. Публикация «Любимова» и других текстов на Западе стала причиной ареста Синявского; его судили вместе с Юлием Даниэлем, автором антиутопической повести «Говорит Москва», приговорив к семи годам заключения.

    • Владимир Войнович1969

      В некотором роде советский ответ «Швейку», роман Войновича — гротескная, ретроспективная и потому неизбежно мифологизированная панорама советского общества перед войной с Германией. Впрочем, если у Гашека ненастоящий идиот Швейк вольготно себя чувствует в идиотской окружающей среде, то у Войновича идиоты — почти все, а солдат Чонкин подчёркнуто нормален. Сам того не зная, он оказывает влияние на события Второй мировой войны: заботу о нём проявляют и Сталин, и Гитлер; фантомных Чонкиных пытаются то расстрелять, то наградить — роман Войновича явно наследует «Подпоручику Киже» Тынянова. Персонажи варят самогон из дерьма, пытаются вывести гибрид картофеля и помидора, заранее обучаются «фене» в ожидании посадки, устраивают фальшивые похороны чекиста и разоблачают один шпионский заговор за другим; тридцать лет спустя над паранойей сталинского времени уже получается смеяться. В 1979-м Войнович выпустил вторую часть «Чонкина», а в 2007-м — третью, прошедшую почти незамеченной.

    • Владимир Войнович1986

      Роман повествует о приключениях Виталия Карцева — писателя, диссидента и эмигранта — в Москве будущего и написан будто бы им самим. В «Москве 2042» сатирическое начало побеждает антиутопию: сказывается и время написания книги — перестройка, Советскому Союзу осталось пять лет. Несмотря на это, роман Войновича сегодня удивляет многими предсказаниями относительно — скажем так — атмосферы будущего: торжественный въезд на белом коне писателя Сим Симыча Карнавалова (злая карикатура на Солженицына), равно почитаемые портреты Ленина и Христа (и вообще слившаяся с властью церковь), нищета, схожая с реальными 1990-ми. Сама Москва в романе превратилась в коммунистический город-государство Москореп. Как и в «Чонкине», Войнович вовсю прибегает к юмористическим аббревиатурам: среди множества сокращений «Москвы 2042» — «пукомрас» (пункт коммунистического распределения) и «кабесот» (кабинет естественных отправлений). В кабесотах производят «вторичный продукт», который надо сдавать государству, — как и в «Норме» Сорокина, дух этого продукта буквально носится в воздухе.

    • Иосиф Бродский1986

      Эта короткая поэма не слишком характерна для Бродского в метрическом отношении; кроме того, это, вероятно, самое сатирическое его произведение — и одно из самых горьких. Сокращая и травестируя действие написанного двадцатью пятью годами раньше «Шествия», Бродский выводит на сцену фантомы советской мифологии — от Пушкина до Сталина — и прозорливо предсказывает героев будущего: «Входит некто православный, говорит: «Теперь я — главный. / У меня в душе Жар-птица и тоска по государю. / Скоро Игорь воротится насладиться Ярославной. / Дайте мне перекреститься, а не то — в лицо ударю». Появления героев чередуются с разноголосицей хора (по Бродскому, главного действующего лица современной трагедии) — безымянные люди воспроизводят бытовые, бессмысленные, похабные разговоры: «В этих шкарах ты как янки». / «Я сломал её по пьянке». / «Был всю жизнь простым рабочим». / «Между прочим, все мы дрочим».

    далее

    Новая речь

    К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

    Google Chrome Firefox Opera

    Трони — frwiki.

    wiki

    Горькое зелье из Адриана Брауэр

    Tronie слово Dutch в XVII — м

     веке означает «лицо» является своеобразным жанром живописи из голландского Золотого века живописи и фламандской живописи барокко . Этот жанр сочетает в себе элементы портретной живописи , исторической живописи и жанровой сцены и обычно представляет собой часть одного персонажа, над которым художник работал, чтобы изобразить преувеличенное выражение лица, состояние оригинального ума или эксцентричного персонажа. При этом следует понимать, что эти портреты более или менее соответствуют французскому определению термина «трень», то есть гротескное и приятное лицо.

    Хотя эти работы часто очень похожи на портреты, а некоторые из них, как известно, изображают конкретных людей, включая самих художников, они не предназначены для изображения отдельных людей в обычном понимании портретного жанра. Скорее, они представляют собой вымышленные характеристики определенных типов, таких как старик или старуха, солдат, пастушка, восточный или черный мужчина. Редукция предмета картины или смысла, связанного с ней, не дотягивает до обычных репрезентативных возможностей однозначной истории и жанровых картин в этом отношении.

    Основная цель художников, создававших трони, заключалась в том, чтобы добиться реалистичного изображения персонажей и показать их иллюзионистские способности за счет свободного использования кисти, сильных контрастов света или определенной цветовой схемы. Стволы передавали своим зрителям различные значения и ценности. Они воплощали абстрактное содержание, такое как быстротечность, молодость и старость, но также могли служить положительными или отрицательными примерами человеческих качеств, таких как мудрость, сила, набожность, глупость или импульсивность. Эти произведения были популярны в Голландии и Фландрии и были произведены как самостоятельные произведения для свободного рынка.

    Резюме

    • 1 Определение
    • 2 История
    • 3 Галерея
    • 4 В скульптуре
    • 5 Примечания и ссылки
    • 6 См. Также
      • 6.1 Библиография
      • 6.2 Статьи по теме
      • 6.3 Внешние ссылки

    Определение

    Молодая дочь из Ливенса .

    Термин «  tronie  » не имеет четкого определения в художественной литературе. Литературные источники и архивы показывают, что термин tronie не всегда изначально ассоциировался с людьми. В инвентаризациях натюрморты с цветами и фруктами иногда называются трониями, но чаще всего это лицо или лицо. Термин часто относится ко всей голове или даже к бюсту, а в исключительных случаях ко всему телу. Трон может быть двухмерным, гипсовым или каменным. Иногда престол представлял собой изображение, изображение человека, даже лицо Бога-Отца, Христа, Марии, святого или ангела. В частности, престол обозначает характерный облик головы типа, например крестьянина, нищего или сумасшедшего. Иногда Трони имел в виду гротескную голову или модель, типа уродливого старика. Созданный как лицо человека и типа, трон должен был должным образом выражать чувства и характер и, следовательно, должен был быть выразительным.

    В историческом использовании в современном искусстве термин «трони» обычно ограничивается фигурами, которые не представляют личность, которую можно идентифицировать. Следовательно, это форма жанровой живописи. Обычно рисовали только голову или бюст, когда акцентировали внимание на выражении лица, но часто при изображении экзотического костюма — средней длины. Обманы могут быть основаны на исследованиях или на характеристиках реальных людей. Изображение обычно продавалось на арт-рынке без идентификации модели и не заказывалось и не сохранялось моделью, как это было в случае с портретами. Идентичность моделей не должна иметь значения. Они могут изображать историческую фигуру или быть в старинном наряде.

    История

    Жанр родился в XVI — м  веке в Голландии старого , где он был , вероятно , вдохновил некоторых гротескных голов , спроектированных Леонардо да Винчи . Леонардо был первым, кто нарисовал совпадающие гротескные головы, сопоставив две головы, обычно в профиль, чтобы подчеркнуть их различие. Это сопоставление пар также было принято художниками в Нидерландах. В 1564 или 1565 году Джоаннес и Лукас ван Дётекум выгравировали 72 головы, приписываемые Питеру Брейгелю Старшему в соответствии с этим двойным расположением.

    Мужчина с горжетом и кепкой — картина Рембрандта

    В 16 веке художники практиковали сундуки, которые они рисовали с живых моделей, чтобы подготовить фигуры для великих исторических картин. Многие художники составляли коллекции голов фигур в качестве подготовительных этюдов к живописи, особенно исторической живописи. В течение 17-го века в Голландии эти лицевые исследования зарекомендовали себя как самостоятельная форма искусства, тогда как во фламандской традиции трони рассматривались больше как этюд.

    Это Ян Ливенс, который запустил производство трони в Лейдене. Начиная со своих собственных однозначных жанровых картин и полуфигурных исторических картин, Ливенс ограничил сюжет картины изображением головы или бюста. Он вдохновлен фламандскими руководителями исследований таких мастеров, как Рубенс и Ван Дейк. Возникновение престола в результате сокращения больших композиций можно было наблюдать и в творчестве Франса Хальса .

    Практика сундуков в качестве фрилансеров была хорошо известна фламандским художникам. Не исключено, что жанр трони как самостоятельного вида искусства зародился во Фландрии еще до появления в Голландии. Известно, что фламандские художники Рубенс, ван Дейк и Йорданс использовали исследования раскрашенных голов в контексте более крупных работ. Однако некоторые из этих композиций также предназначались для самостоятельных экспрессивных этюдов. Другие примеры фламандских художников, которые рисовали трони, включают Адриана Брауэра и Майкла Свертса , оба из которых провели часть своей карьеры в Голландии. Свертс из Брюсселя, вероятно, уже начал производить трони во Фландрии. Большинство его трониев — это портреты-бюсты мальчиков или юношей и девушек, реже стариков, а также некоторые трони в экзотических нарядах, например, картина « Мальчик в тюрбане» (ок. 1656/58, Museo Thyssen-Bornemisza).

    Изготовление трони было особенно распространено в мастерских голландских художников 17 века и превратилось в самостоятельную форму искусства в кругу Рембрандта. В Нидерландах существовал прибыльный рынок трони, который иногда пользовался большой популярностью у коллекционеров произведений искусства. Франс Хальс , Ян Ливенс и Рембрандт , многие из автопортретов которых также являются трониями, в том числе его офорты , относятся к числу тех, кто развил этот жанр.

    Три картины Йоханнеса Вермеера — «Девушка с жемчужной сережкой» , « Портрет молодой женщины» и «Девушка в красной шляпе» также считаются тронами.

    Галерея

    В скульптуре

    В области скульптуры этот жанр получил название «головы персонажей» Франца Ксавера Мессершмидта .

    Примечания и ссылки

    (de) Эта статья частично или полностью взята со страницы немецкой Википедии «  Tronie  » ( см. список авторов ) .

    1. a b и c Дагмар Хиршфельдер, Tronie und Porträt in der niederländischen Malerei des 17. Jahrhunderts , Berlin: Mann, 2008, p. 351-359
    2. ↑ Дагмар Хиршфельдер, Учебный материал и продукт для продажи: о функциях Трони в мастерской Рембрандта , в: М. Роскам Аббинг (Hrsg.), Рембрандт 2006: Группа I: Очерки, Лейден, 2006, С. 112-131
    3. ↑ Бернадетт ван От (2015) Черные трони во фламандском искусстве семнадцатого века и африканское присутствие , de arte, 50:91, 18–38
    4. a и b (nl) Ян Мюйл, «Tronies toegeschreven aan Pieter Bruegel» , De zeventiende eeuw , vol. 17. Uitgeverij Verloren, Hilversum, 2001, с. 174-203.
    5. ↑ Hirschfelder 2008 , стр.  122.
    6. а и б Хиршфельдер 2008 , стр.  14.
    7. ↑ Hirschfelder 2008 , стр.  71.
    8. ↑ Hirschfelder 2008 , стр.  151-152.
    9. (in) «  Девушка с жемчужной сережкой: Золотой портрет Трони  » на essentialvermeer.com (по состоянию на 3 ноября 2013 г. ) .

    Смотрите также

    Библиография

    • (де) Дагмар Хиршфельдер , Tronie und Porträt in der niederländischen Malerei des 17. Jahrhunderts (диссертация), Gebr. Манн Верлаг,( ISBN  978-3-7861-2567-9 )
    • (Автор) Франциска Готвальд, Дас Трони. Muster: Studie: Meisterwerk. Die Genese einer Gattung der Malerei vom 15. Jahrhundert bis zu Rembrandt , Мюнхен, Deutscher Kunstverlag,, 227  с. ( ISBN  978-3-422-06930-5 )

    Статьи по Теме

    • Золотой век голландской живописи
    • Фламандская живопись в стиле барокко

    Внешние ссылки

    <img src=»//fr.wikipedia.org/wiki/Special:CentralAutoLogin/start?type=1×1″ alt=»» title=»»>

    Grotesque Face — Illustrationen und Vektorgrafiken

    199Grafiken

    • Bilder
    • Fotos
    • Grafiken
    • Vektoren
    • Videos
    AlleEssentials

    Niedrigster Preis

    Signature

    Beste Qualität

    Durchstöbern Sie 199

    grotesque face lizenzfreie Stock- и векторной графики. Oder starten Sie eine neuesuche, um noch mehr faszinierende Stock-Bilder und Vektorarbeiten zu entdecken.

    старинные gruseligen katzen und halloween-kürbisse. — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Винтажные gruseligen Katzen und Halloween-Kürbisse.

    böse пришельцы ксеноморф, убийца хищников. фантастический научно-фантастический монстр. eine außerirdische rasse, eine biologische waffe. 3d-иллюстрация — гротескное лицо, сток-графика, клипарт, мультфильмы и символы

    Böse Aliens Xenomorph, Predator Killer. Fantastisches Sci-Fi-Monst

    big monstergesicht — гротескное лицо, графика, клипарт, мультфильмы и символы

    Big Monstergesicht

    böse пришельцы ксеноморф, убийца хищников. фантастический научно-фантастический монстр. eine außerirdische rasse, eine biologische waffe. 3d-иллюстрация — гротескное лицо, сток-графика, клипарт, мультфильмы и символы

    Böse Aliens Xenomorph, Predator Killer. Fantastisches Sci-Fi-Monst

    böse пришельцы ксеноморф, убийца хищников. фантастический научно-фантастический монстр. eine außerirdische rasse, eine biologische waffe. 3d-иллюстрация — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Böse Aliens Xenomorph, Убийца Хищников. Fantastisches Sci-Fi-Monst

    абстрактный сюрреалистический schlafender mann, der träumt — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    абстрактный сюрреалистический schlafender Mann, der träumt

    ein mädchen mit blue augen und lockigem blondem haar. — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Ein Mädchen mit blue Augen und lockigem Blondem Haar.

    böse пришельцы ксеноморф, убийца хищников. фантастический научно-фантастический монстр. eine außerirdische rasse, eine biologische waffe. 3d-иллюстрация — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Böse Aliens Xenomorph, Убийца Хищников. Fantastisches Sci-Fi-Monst

    böse пришельцы ксеноморф, убийца хищников. фантастический научно-фантастический монстр. eine außerirdische rasse, eine biologische waffe. 3d-иллюстрация — гротескное лицо, сток-графика, клипарт, мультфильмы и символы

    Böse Aliens Xenomorph, Predator Killer. Fantasticsches Sci-Fi-Monst

    маска зомби — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Маска зомби

    мультяшный монстр с блестками. zeichnung der illustration in farbe — гротескное лицо, графика, клипарт, мультфильмы и символ

    Süßes Cartoon-Monster mit Brille. Zeichnung der Illustration in…

    изображение инопланетянина или зомби. abstrakte digitale kopfkonstruktion aus würfeln. воксель арт.3d векторная иллюстрация. — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Gesicht von Alien oder Zombie. Abstrakte digitale…

    geldabwärtstrend mit emoji-gesichtern — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    geldabwärtstrend mit Emoji-Gesichtern

    zeichentrickfigur auf weißemhintergrund isoliert. векториллюстрация. — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Zeichentrickfigur auf weißem Hintergrund isoliert.

    маска-монстра — гротескное лицо, графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Маска-монстр

    lustige gesichter mit эмоциональность. комикс-полоса мит gesichtern. гримассен, gefühle, lächeln. — гротескное лицо, графика, клипарт, мультфильмы и символы

    Lustige Gesichter mit Emotionen. Comic-Strip mit Gesichtern….

    arzt hält seine nase wegen eines schlechten geruchs. — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Arzt hält seine Nase wegen eines schlechten Geruchs.

    Betrunken Devil Porträt — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    Betrunken Devil Porträt

    betrunken emoji symbol — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    Barfing Emoji Symbol

    skizze lustige afrikanische americanische damen — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Skizze lustige afrikanische americanische Damen

    этно-маска символ — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Ethno-Maske Symbol

    mann gesicht kunst zeichnung grafik — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole und -symbole

    Vektor Vintage Halloween-Masken

    грубое пробуждение — гротескное лицо стоковая графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    грубое пробуждение

    zynische katze mit zitat ohne katzen ich glaube nicht so, lustige stier, isoliert auf wewe , schwarz und weiß — гротескное лицо, графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Zynische Katze mit Zitat Leben ohne Katzen Ich glaube nicht so,. ..

    — porträt — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    — Porträt

    vektor-illustration des kubanischen volkes — grotesque face stock-grafiken , -clipart, -cartoons und -symbole

    Векторные иллюстрации кубанских народов

    selbstisolation allegorische karikatur, straußpose mit vogel vergräbt seinen kopf im sand — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    SelbstikaPursolation allegorische, Straußpose mit vogel vergräbt seinen kopf im sand — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole с Фогель…

    chimären antiken mittelalterlichen satz — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    Chimären antiken mittelalterlichen Satz

    vektor-illustration von monster mit offenen mund — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    Vector-illustration von monster mit offenen Mund

    Monster Alien vektor monströse zeichentrickfigur niedlich entfremdet kreatur oder lustige gremlin an halloween für kinder monstrosität und entfremdung illustration isoliert auf weißem hintergrund — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    Монстр чужой Vektor monströse Zeichentrickfigur niedlich. ..

    cartoon niedlichen mund männer set — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole -cartoons und -symbole

    Gekritzel Gesichter

    zwei geschäftsleute schütteln hande mit schattenverbrechen investieren konzept vektor illustrator — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    Zwei Geschäftsleute schütteln Hände mit Schattenverbrechen…

    foul mund — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole мультфильмы и символы

    Schlechter Geschmack flache Farbe Vektor gesichtslosen Charakter

    инопланетян-монстров в raumanzügen. Cartoon-figuren — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    Инопланетяне-монстры в Raumanzügen. Мультфильм-фигурка

    cartoon niedlichen mund — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    Cartoon niedlichen Mund

    historische tierornamente, holzstiche, erschienen 1897 — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    Historische Tierornamente Holzstiche, erschienen 1897

    verkatert — гротескное лицо, графика, -клипарт, -мультфильмы и -символы

    Verkatert

    сюрреалистический рисунок, инопланетянин на площади. иллюстрация для дизайна, плакат. — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Surreale Doodle Alien at Platz. Иллюстрация для дизайна, Плакат.

    ich liebe essen fastfood — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    Ich liebe Essen FastFood

    frau reißt ein stück papier — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    Frau reißt ein Stück Papier

    bombe emojis satz — гротескное лицо, графика, -клипарт, -мультфильмы и символы

    Bombe Emojis Satz

    сюрреалистический дудл-инопланетянин на площади. вектор-иллюстрация — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Surreale Doodle Alien at Platz. Вектор-иллюстрация

    nahaufnahme der Geschäftsmann mit einem ei auf seinem gesicht — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    Nahaufnahme der Geschäftsmann mit einem Ei auf seinem Gesicht

    falsächelca wildsche miters geschäftsmann mask. бизнес-кон — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Falsche Geschäftsmann mit Lächeln Maske aus wildem cavaliers.

    afrikanischer fransen maske — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Afrikanischer Fransen Maske

    большая улыбка мультяшный векторная иллюстрация — гротескное лицо сток-график, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    большая улыбка мультфильм векторная иллюстрация

    träumen sie — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    смайликов и -символ

    Fliegende Cartoon Monster Vektor-Set for Kinder-Party

    Эмоциональный смайлик — гротескное лицо, графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Эмоциональный смайл

    — гротескное лицо — графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Bücher hält seine Nase wegen einer schlechten Geruch.

    ангст-фобия — гротескное лицо, графика, -клипарт, -мультфильмы и -символы — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Falsche Geschäftsleute mit Lächeln Maske.

    abdeckung nase männlichen flachen farbe vektor gesichtslosen charakter — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    Abdeckung nase mannlichen flachen Farbe вектор gesichtslosen. .. und -symbole

    happy Hund

    mann mit hand für den mund — гротескное лицо стоковая графика, -клипарт, -мультфильмы и -symbole

    Mann mit Hand für den Mund

    zeichen. — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Цайхен.

    фон 4

    Grotesque Face — Bilder und Stockfotos

    2.212Bilder

    • Bilder
    • Fotos
    • Grafiken
    • Vektoren
    • Videos
    AlleEssentials

    Niedrigster Preis

    Signature

    Beste Qualität

    Durchstöbern Sie 2.212

    grotesque face Stock- Фотографии и фотографии. Oder starten Sie eine neuesuche, um noch mehr Stock-Photografie und Bilder zu entdecken.

    криолофозавр-динозавр im schwalbenwasser — гротескное лицо стоковые фотографии и фотографии

    Cryolophosaurus-Dinosaurier im Schwalbenwasser

    wasserspeier aus metall — grotesque face stock-fotos und bilder

    Wasserspeier aus Metall

    schlechte gemüse — grotesque face stock-fotos und bilder

    Schlechte Gemüse

    die augen schielen frau mit seltsamen ausdruck isoliert auf rosa — grotesque face stock-fotos und bilder

    Die Augen Schielen Frau mit seltsamen Ausdruck isoliert auf rosa

    nahaufnahme porträt asiatischer schöner frauen, die die nase bedecken und berühren, wegschauen, etwas stinkt, sehr schlechter geruch mit einem bilder unglüstecklichen -0002 Nahaufnahme Porträt asiatischer schöner Frauen, die die Nase. ..

    big monstergesicht — grotesque face Stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole изображение

    портрет молодой девушки с шилен augen

    винтажный gruseligen katzen und halloween-kürbisse. — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Винтажные gruseligen Katzen und Halloween-Kürbisse.

    böse пришельцы ксеноморф, убийца хищников. фантастический научно-фантастический монстр. eine außerirdische rasse, eine biologische waffe. 3d-иллюстрация — гротескное лицо, сток-графика, клипарт, мультфильмы и символы

    Böse Aliens Xenomorph, Predator Killer. Fantastisches Sci-Fi-Monst

    абстрактный сюрреалистический schlafender mann, der träumt — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    абстрактный сюрреалистический schlafender Mann, der träumt

    böse иностранцы, ксеноморф, хищник-убийца. фантастический научно-фантастический монстр. eine außerirdische rasse, eine biologische waffe. 3d-иллюстрация — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Böse Aliens Xenomorph, Убийца Хищников. Fantastisches Sci-Fi-Monst

    böse пришельцы ксеноморф, убийца хищников. фантастический научно-фантастический монстр. eine außerirdische rasse, eine biologische waffe. 3d-иллюстрация — гротескное лицо, сток-графика, клипарт, мультфильмы и символы

    Böse Aliens Xenomorph, Predator Killer. Fantasticsches Sci-Fi-Monst

    ein mädchen mit blue Augen und Lockigem Blondem Haar. — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Ein Mädchen mit blue Augen und lockigem Blondem Haar.

    böse пришельцы ксеноморф, убийца хищников. фантастический научно-фантастический монстр. eine außerirdische rasse, eine biologische waffe. 3d-иллюстрация — гротескное лицо, сток-графика, клипарт, мультфильмы и символы

    Böse Aliens Xenomorph, Predator Killer. Fantasticsches Sci-Fi-Monst

    Маска зомби — гротескное лицо, стоковые изображения, клипарты, мультфильмы и символы

    Маска зомби

    Нос молодой фрау Цвикен — гротескное лицо, стоковые фотографии и изображения

    Нос молодой фрау Цвикен

    Музей Бартольди. бронзовая статуя der großen unterstützer der welt von bartholdi — гротескное лицо стоковые фотографии и изображения

    Музей Бартольди. Бронзовая статуя der großen Unterstützer der Welt…

    die asiatische frau zuckt mit den armen und macht gestikuliert, dass sie nicht weiß, isoliert über den weißenhintergrund. — гротескное лицо стоковые фотографии и изображения

    Азиатская женщина, изображенная с Арменом и маской жестов,…

    монстр-маска — гротескное лицо стоковые изображения, -клипарты, -мультфильмы и -символы

    Маска-монстр

    böse пришельцы xenomorph , убийца хищников. фантастический научно-фантастический монстр. eine außerirdische rasse, eine biologische waffe. 3d-иллюстрация — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Böse Aliens Xenomorph, Убийца Хищников. Fantastisches Sci-Fi-Monst

    verrückte junge frau — grotesque face stock-fotos und bilder

    Verrückte junge Frau

    gruselige gottesanbeterin schwarz und weiß — grotesque face stock-fotos und bilder

    Gruselige Gottesanbeterin schwarz und weiß

    der mann spitzt sich die nase und grimassiert vor der kamera, als er erwischt wird — grotesque face stock-fotos und bilder

    Der Mann spitzt sich die Nase und grimassiert vor der Kamera,. ..

    wasserspeier in der st. петр и св. Павла в Лавенхеме, графство Саффолк — гротескное лицо стоковые фото и фотографии

    Вассерспейер в церкви Св. Петра и Св. Павла в Лавенхеме,…

    подробно о месте посещения собора фон Эвора. — гротескное лицо стоковые фотографии и изображения

    Деталь Аффена и Ванден дер Кафедрального собора фон Эвора.

    Angst, wunde weinen kind mit kopf — grotesque face stock-fotos und bilder

    Angst, Wunde Weinen Kind mit Kopf

    detail eines wasserspeiers an den wänden der kathedrale von evora. — гротескное лицо стоковые фото и изображения

    Деталь Eines Wasserspeiers an den Wänden der Kathedrale von Evora.

    jungengesicht metallrohr — гротескное лицо стоковые фото и изображения zeichnung der illustration in farbe — гротескное лицо, графика, клипарт, мультфильмы и символы

    Süßes Cartoon-Monster mit Brille. Zeichnung der Illustration in…

    nahaufnahme pferdegesicht mit sarkoid-tumor im gesicht. — гротескное лицо фото и изображения

    Nahaufnahme Pferdegesicht mit Sarkoid-Tumor im Gesicht.

    Grüne larve des schwalbenschwanzfalters auf dem blatt — гротескное лицо стоковые фотографии и фотографии

    Grüne Larve des Schwalbenschwanzfalters на Blatt

    изображение пришельца или зомби. abstrakte digitale kopfkonstruktion aus würfeln. воксель арт.3d векторная иллюстрация. — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Gesicht von Alien oder Zombie. Abstrakte digitale…

    mund eines mannes, der in einen fleischspieß beißt. — гротескное лицо стоковые фото и изображения

    Mund eines Mannes, der in einen Fleischspieß beißt.

    übelriechend — гротескное лицо стоковые фото и изображения

    Übelriechend

    комедийная маска halsketten am oberkörper, schwarzerhintergrund — гротескное лицо стоковые фото и изображения

    Comedy Mask und bilder

    Ein berittener Kopf eines Wildschweins

    aufnahme einer jungen frau, die vor einem studiohintergrund posiert — grotesque face stock-fotos und bilder

    Aufnahme einer jungen Frau, die vor einem Studiohintergrund. ..

    junge asiatische frau mit angewidertem gesichtsausdruck in rotem пуловер, isoliert. — гротескное лицо стоковые фото и фотографии

    Молоденькая азиатская женщина с ангевидером Gesichtsausdruck in rotem…

    сексуальный старшеклассник в кафетерии speisen — гротескное лицо стоковые фото и изображения

    Сексуальный старшеклассник langsam von cafeteria Speisen

    alter mittelaltenbranstatenstraßnstaten в дубровнике, хорватия — гротескное лицо стоковые фото и изображения

    Alter mittelalterlicher Straßenstatuenbrunnen в Дубровнике,…

    der mann mittleren alters hält seine hand fest auf der nase, um den schrecklichen geruch, den er riecht, zu stopfen — grotesque face stock-fotos und bilder

    der Mann mittleren Alters hälters hälters fest auf der Nase, um…

    usgavenen (fastnachtsdienstag) в вильнюсе, литвауне — гротескное лицо стоковые фото и изображения

    Usgavenen (быстроходные дни) в Вильнюсе, Литве

    haus fliegen makro — гротескное лицо стоковые фото и изображения

    Haus Fliegen Makro

    menschliche figur in einer metallwasserleitung geschmiedet — grotesque face stock-fotos und bilder

    Menschliche Figur in einer Metallwasserleitung geschmiedet

    eine frau mit messer und gabel vor einem tisch mit leerem teller — grotesque face stock-fotos und bilder

    Eine Frau mit Messer und Gabel vor einem Tisch mit leerem Teller

    kuhnase und mund hautnah — grotesque face stock-fotos und bilder

    Kuhnase und Mund hautnah

    geldabwärtstrend mit emoji-gesichtern — grotesque face stock-grafiken, -clipart, -cartoons und -symbole

    Geldabwärtstrend mit Emoji-Gesichtern

    bisexueller mann, der frauenkleidung trägt und seifenblasen bläst, während er im studio posiert — grotesque face stock-fotos und bilder

    Bisexueller Mann, der Frauenkleidung trägt und Seifenblasen bläst,

    mann blockiert seine nase mit den fingern — гротескное лицо фото и фотографии

    Mann blockiert seine Nase mit den Fingern

    zeichentrickfigur auf weißemhintergrund isoliert. векториллюстрация. — гротескное лицо сток-графика, -клипарт, -мультфильмы и -символ

    Zeichentrickfigur auf weißem Hintergrund isoliert….

    tote hausfliege auf weißem hintergrund — grotesque face stock-fotos und bilder

    Tote Hausfliege auf weißem Hintergrund

    verrückte killermaske vor schwarzem hintergrund isoliert — grotesque face stock-fotos und bilder

    Verrückte Killermaske vor schwarzem Hintergrund isoliert

    hello, es ist gartenzeit tomatengesicht — grotesque face stock-fotos und bilder

    Hallo, es ist Gartenzeit Tomatengesicht

    skulptur an der außenseite der St. Никольская церковь в Дареме, Великобритания — гротескное лицо стоковые фото и изображения

    Skulptur an der Außenseite der St. Nicholas Church в Дареме, Великобритания essex, großbritannien — grotesque face stock-fotos und bilder

    Skulptur an der Außenseite der Thaxted Parish Church in Essex,…

    mascaron mit offenem mund an altbaufassade in kiew ukraine — гротескное лицо stock-fotos und bilder

    Mascaron mit offenem Mund an Altbaufsade in Kiev Ukraine

    verrückte frau hält haare und macht grimassen nahaufnahme — grotesque face stock-fotos und bilder

    Verrückte Frau hält Haare und macht Grimassen Nahaufnahme

    roomfly makrome super nahaufnah details — grotesque makrome super nahaufnah Фотографии и изображения

    Комнатная муха Makro super Nahaufnahme, zeigt große Details

    Лангсам Манн — гротескное лицо Фото и изображения

    Лангсам Манн

    фон 37

    гротескных лиц • Блог Виктории и Альберта

    Посетив на прошлой неделе студию Metalwork Conservation, я наткнулся на это знакомое лицо во время обработки. Это «маска» из позолоченной бронзы, которая будет представлена ​​на нашей выставке о влиянии двора Людовика XIV на европейское искусство и дизайн.

    Маска в процессе консервации © Музей Виктории и Альберта, Лондон

    Ссылаться на нее просто как на маску, возможно, немного вводит в заблуждение, поскольку ее размеры 51 x 57 см слишком велики и тяжелы для того, чтобы человек мог их носить. Вместо этого это скульптурное произведение, которое, вероятно, предназначалось для украшения фонтана. Нижняя челюсть отсутствует, что говорит о том, что она могла быть спроектирована таким образом, чтобы из ее «рта» выходил носик для воды. Отверстие, которое вы видите под правым ухом маски, возможно, использовалось для крепления ее к фонтану.

    У «маски», вероятно, была вода, вытекающая из ее изогнутого полурта. © Музей Виктории и Альберта, Лондон,

    Эта «маска» — одна из пары в коллекции музея, каждая из которых изображает лицо с поразительно яркими бровями и волосами на лице, которые, кажется, сделаны из листьев аканта. Голова украшена тростниковой гирляндой, а лоб пересекает полоса с плоским выступом в центре.

    Он носит повязку на лбу с небольшой простой выпуклостью в центре — возможно, к ней было прикреплено дополнительное украшение? © Музей Виктории и Альберта, Лондон

    За губой этой маски (A.1-1973) есть два параллельных разреза, которые могут указывать на то, что это «2» серии. Его пара (A.2-1973) имеет один разрез, что позволяет предположить, что это «1». К сожалению, ничего не известно об их происхождении, поэтому мы не знаем, сколько других могло составить эту серию.

    «Маска» характерна для декоративной скульптуры, созданной при Людовике XIV для садов Версаля и других королевских замков. В последней четверти 17 века и в первые годы 18 века было создано огромное количество высококачественной декоративной бронзовой скульптуры для многих проектов, предпринятых Королевским строительным департаментом (9).0303 Generale Direction de Batiments du Roi ). Невозможно приписать дизайн масок/лиц такого рода конкретному скульптору. Тем не менее, можно найти ряд рисунков для гротескных лиц с похожими конструктивными особенностями, например, эти металлические конструкции из коллекции V&A, показанные ниже.

    Гротескный этюд маски головы сатира из группы из 1679 рисунков металлоконструкций, переплетенных в двух томах, французский язык, середина 18 века (V&A E.759-1938) © Музей Виктории и Альберта, ЛондонГротескный этюд маски сатира голова из группы 1679 г.эскизы металлических изделий в двух томах, французский язык, середина 18 века (V&A E.757-1938) © Музей Виктории и Альберта, Лондон середина 18 века (V&A E.756-1938) © Музей Виктории и Альберта, Лондон,

    Мне особенно нравится, как наша «маска» выглядит одновременно юмористической, дружелюбной и пугающе гротескной. Это общая черта «маскаронов» — архитектурных украшений с изображением лица, функция которых изначально заключалась в том, чтобы отпугивать злых духов и не пускать их в здание. Термин маскарон вошел в употребление в 17 веке. Оно происходит от итальянского «mascharone», которое, в свою очередь, происходит от арабского слова «mascara», означающего шутовство.

    Маскароны были особенно популярны в 15 веке в Италии, а когда стиль итальянского Возрождения стал модным во Франции 16 века, маскароны стали множиться, особенно в Париже. На протяжении семнадцатого -го -го века проводилось различие между масками и маскаронами.  В 1691 году архитектор Огюстен-Шарль д’Авиле описал маску как человеческое лицо, которое традиционно вырезалось в замковом камне над дверным или оконным проемом. Изображения могут представлять богов, времена года, континенты или более эзотерические идеи, такие как возраст или человеческий темперамент. Напротив, mascaron  был гротескным изображением, изображением чего-то или кого-то нереального, и использовался на дверях, гротах и ​​фонтанах. Используя эти рекомендации, наша «маска» на самом деле является «маскароном».

    Более поздний пример продолжающейся моды на маскароны можно найти в монументальном общественном фонтане Fontaine des Quatre-Saisons (Фонтан четырех сезонов), выполненном придворным скульптором Людовика XV Эдмом Бушардоном и возведенном в Париже в 1745 году. Большой фонтан богато украшен, но имеет только два водосточных желоба для наполнения сосудов водой — оба выполнены в виде маскаронов.

    Два маскарона на Фонтен-де-Катр-Сэзон, Париж. Фотография загружена в Википедию Siren-Com

    Маскароны на этом памятнике конца 19 го века в Монреале (ниже) также привлекли мое внимание. Памятник Maisonneuve на Place d’Armes, созданный скульптором Луи-Филиппом Эбером, посвящен Полю Шомеде де Maisonneuve (основателю Монреаля) и был открыт в 1895 году. Я думаю, что озорной взгляд на лице первого маскарона отчасти перекликается с тем, что нашей «маски».

    Маскарон на монументе Maisonneuve на Place d’Armes, Монреаль. Фотография с сайта http://cocoduc.blogspot.co.uk/2013/08/bienvenue.html Маскарон на памятнике Maisonneuve на Place d’Armes, Монреаль. Фотография с http://cocoduc.blogspot.co.uk/2013/08/bienvenue.html

    С гирляндой тростника и окружающими его листьями аканта наше лицо также напоминает две другие распространенные декоративные фигуры; лица Вакха (Диониса, бога виноделия и ритуального экстаза в греческой мифологии) и широко распространенное «лиственное лицо» Зеленого человека (чаще всего символ роста и возрождения).

    Фрагмент «Триумфа Вакха» из серии из четырех под названием «Combats et Triomphe», Этьен Делон, Франция, до 1573 г. (V&A 28918) © Музей Виктории и Альберта, Лондон Vendôme, France

    Когда галереи откроются, вы сможете сами рассмотреть его улыбающееся/хмурое/ухмыляющееся/насмешливое лицо.

    Новое фото после завершения консервационных работ © Музей Виктории и Альберта, Лондон

     

     

    ИССЛЕДОВАНИЕ ГРОТЕСКНОГО ЛИЦА В АВТОНОМНОМ РЕЖИМЕ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ЛИЦА В ОНЛАЙНЕ

    by Jharna Choudhury, MA оцифрованная версия (пост)человеческого тела. В первую очередь из-за высокого уровня смертности во всем мире из-за вируса были приняты многочисленные меры инфекционного контроля, такие как изоляция, ношение масок, социальное дистанцирование, проверка температуры, увеличение количества онлайн-взаимодействий; в процессе разговор о человеческом теле оживился благодаря искусству и технологиям, а также повседневному творчеству. Эта статья направлена ​​на то, чтобы осветить инновационные эстетические проекты Covid-маски, которые позволяют расширить концепцию «гротескных» тел в наше время (ссылаясь на концепцию гротеска Томаса Райта и Франчески Гранаты). Он также имеет дело с неуверенностью в теле, усугубляемой программным обеспечением для виртуальных встреч (с использованием приложения Zoom в качестве синекдохи виртуальных конференций), и маскировкой личности, скомпрометированной ради цифрового «я» (Болдуин 2). Несмотря на разрушение и остановку, вызванные пандемией, человеческие тела не приостанавливаются как ограниченные и уязвимые, а вместо этого возрождаются до положения, при котором диалогические тела все еще существуют. Как в офлайн-, так и в онлайн-интерфейсах творчески гротескное и технологически спроецированное человеческое лицо (здесь используется как техно-лицо) действует как параллельное развитие адаптивности, изменяя перспективы «видения» (Рив 1) и «бытия» человеческим телом. как разрозненные, преувеличенные и условные.

    Ключевые слова: гротеск, маска, постчеловек, Covid-19, человеческое тело можно увидеть, как художественные и технические дизайнеры играют активную роль в создании масок как расширения «нового» человеческого «я» и включении в них этого аксессуара в качестве важной меры защиты. Научная работа о пандемии вируса гриппа A (h2N1) в 2009 году подытожила более низкий уровень соблюдения правил использования лицевых масок и призвала ученых найти лазейку, заявив: «В будущих исследованиях следует изучить влияние культурных и социально-поведенческих факторов ( например, страх, стигматизация, альтруизм) на уровни соблюдения во время пандемии» (Cowling et al. 454). Следовательно, в этой статье исследуется это направление мысли и формулируется понимание экологических, технически удобных, культурно коренных и мимесисных факторов, которые влияют на искусство масок коронавируса (как с гротескной, так и с негротескной эстетикой). Цитирую: «Маска — это харизматическое устройство sui generis ; будь то в его магической, ритуальной, религиозной, художественной или социально-политической концепции и применении… будь то красивое, безмятежное и возвышенное по форме, структуре и внешнему виду; или это просто уродливое, свирепое, ужасное, гротескное» (Ebong 1). Весь процесс маскировки порождает двойное сознание, второе лицо (Эбонг 4; Граймс 509) в театральном и религиозном контекстах, тем самым кодируя полисемию в природе человеческого тела. Однако в этой статье маскировка является не только перформансом, но и средством передачи импульса солидарности инкогнито и стойкости с человеческим лицом к широко распространенной проблеме болезни. Интересно, как можно художественно сконструировать защитные средства, такие как маски Covid, как средство озвучивания травмы. Привычность хирургических масок внезапно сменяется гротескной эстетикой (использование гиперболических изображений тела), и это порождает вопрос «почему»? Маска и маскировка имеют параллельное развитие в ситуации с пандемией, двумя наиболее важными из которых являются осязаемое гротескное искусство масок и нематериальное оцифрованное маскирование в веб-взаимодействиях. В этой статье рассматривается вопрос о том, как дополнить и расширить наше понимание человеческого тела и повествовательной способности человеческого лица.

    Креативно гротескные маски Covid

    Из различных репортажей о Коронавирусе и дебатов о «культуре масок» по всему миру BBC News освещал суть дебатов, предполагая, что «Почему одни люди носят маски, а другие избегайте их — это не только правительственные директивы и медицинские советы — это также культура и история, споры о доказательствах и даже о личных свободах» (Вонг). Тело в маске стало центральной темой обсуждения, поведенческой и социальной нормой, особенно в общественных местах, где социальное дистанцирование невозможно. Интересно, что по мере того, как рекомендации по охране здоровья, выпущенные во время пандемии, переключали внимание на человеческое лицо, различные художники добавляли конструктивный поворот в эту мрачную ситуацию. Помимо самой распространенной одноразовой хирургической маски N95 и маски FFP2 с фильтрами, люди также использовали тканевые маски. Слово «маска» в мире Covid-19 по своей сути многозначно, потому что люди изучали изготовление масок и физиогномику Corona с помощью обычных предметов домашнего обихода, таких как овощи, папиросная бумага, цветы, мягкие игрушки, компакт-диски, коричневые сумки, различные пластиковые бутылки, рыбалка. сети, пустые пачки из-под сигар, повторно использованный пластик, маски с застежками-молниями и т. д. Такая формулировка «гротескного тела» в лицевых текстах диалогична в том смысле, что кодирует незавершенность, часть концепции гротеска. Как описано в книге Возвращение к гротеску: гротеск и сатира в литературе пост/модерна Центральной и Восточной Европы :

    Одной из существенных черт гротеска является некая эстетическая, онтологическая и ценностная путаница, образующаяся из союза противоположных связей. Противоречивый союз гротеска состоит из множества несочетаемых, разнородных элементов: реального и фантастического, трагедии и комедии, обожания и оскорбления, жизненности и мученичества, красоты и отвращения, созидания и разрушения, чести и обмана и т. д. Гротеск охватывает и интегрирует множество различных бессвязных традиционных форм художественного выражения, таких как сатира, притча, ирония, пародия, карикатура, бурлеск, клевета, фельетон, художественная деформация, поэтика подлости, бессмыслица, юмор абсурда и гипербола (Каледа). 75).

    Добавляя к этому исчерпывающему определению, маски можно рассматривать как то, что Эрвинг Гоффман называет «транспортными знаками» (Гоффман 1), проявляющееся в сегодняшнем контексте, с видимостью хирургических масок, их явным присутствием, синим цветом. . Одноразовая синяя маска означает неотложные социальные проблемы. Когда к этому добавляются неоднородность и гротеск, мы обнаруживаем, как некоторые скрытые проблемы, такие как психический стресс, экономическая нетрудоспособность и телесные злоупотребления, используют средства искусства масок, чтобы выдвинуть на первый план индивидуальные кризисы.

    Общность между народным искусством изготовления масок и разнородными художественными выражениями Covid-маски заключается в том, что и то, и другое исходит из масс. Вопрос доступности материалов в изоляции дома также вызывает беспокойство, с которым сталкиваются люди, изучающие возможности повседневных или обычных материалов, доступных во многих домах. Примером народной маски, созданной из бытовых органических предметов, являются маски для лица жителей острова Маджули в Ассаме, Индия, где используются местные материалы, такие как глина, коровий навоз, тканевые полоски, бамбуковый каркас и красители, сделанные из овощей. производители масок для создания мифических лиц. Ограничения, наложенные на мобильность людей из-за норм социального дистанцирования, породили воображение в процессе изготовления масок Covid в помещении и поощряли создание осязаемых гротескных масок для лица и мягких скульптур. Одним из выдающихся художников, сделавших это, является дизайнер текстиля из Исландии Эр Йоханнсдоттир, также известный как Эрурари, который также использует местные материалы, такие как Majuli 9.0303 ханикар с ( производители масок ). Этот художник исследует трехмерную версию человеческого тела, зримо мышечный орган языка, как трикотажную маску, преувеличенно подвижную скульптуру из пряжи. Этот процесс вторичной переработки (творческого повторного использования отходов и ненужных материалов) похож на народное искусство изготовления масок, потому что он экологически чистый. Эрурари — сюрреалистка, выражающая эмоции страха в своих масках, чтобы вызвать чувство отвращения, обычное для эстетики гротеска, чувство, которое в данном случае также является символом социального дистанцирования. Томас Райт в своей книге A History of Caricature and Grotesque , упоминает подобное гротескное тело с высунутым языком (подобно искусству Эрурари) в церкви Стэнфорда-на-Эйвоне. Он поясняет, что такое искусство «было специально рассчитано на то, чтобы воздействовать на средние и низшие классы, а средневековое искусство, может быть, более всего подходило для средневекового общества, ибо оно принадлежало массе, а не индивидууму» (148). ). Кроме того, Райт предполагает, что такие изображения передают «внутренний смысл через внешние формы» (149).). В современном сценарии гиперболические языки Эрурари также являются искусством лица, которое архивирует ограничение на пребывание дома, в то время как созерцание искажений тела проецирует психологические конфликты внезапного образа жизни в помещении. Гротескное искусство — простое напоминание о болезни, и диалогическое тело Эрурари говорит о ней и передает ее.

    Точно так же художник из Сан-Франциско Дэниел Баскин предлагает новое расширение искусства масок Covid. Баскин «запустил проект Relaying Risk Face — маски, не мешающие технологии распознавания лиц (например, разблокировать смартфоны)» (Шатохина), создав дубликаты-маски, технолица, с отпечатками нижней области лица пользователя, создавая эффект «лицом к лицу» или иллюзию второго лица. Хотя важно отметить, что маски «иногда рассматриваются историками искусства и эстетическими антропологами как скульптура, такое обращение игнорирует иллюзию «пригодности для носки», которая отделяет маску от скульптуры» (Grimes 508-509).). В случае с масками Covid Баскин учитывает удобство ношения и повседневное использование, особенно эффективность, не препятствующую технологическому прогрессу биометрического программного обеспечения мобильных телефонов и уникальному распознаванию лиц во время пандемии. Вместо того, чтобы быть отключенным вирусом, эта инновация от компании Baskin Maskalike носит реалистичный характер. Его гротескность заключается в способности носить чужое лицо (намек на культ «безликих мужчин» популярной Game of Thrones повествование), за исключением иллюзии «кожа к коже», создаваемой маской. Эта технологическая адаптируемость Covid-маски может быть сгруппирована в то, что Сандра Рив называет «телом окружающей среды» в книге «Девять способов видеть тело »: «сотворяющее, имманентное тело, тело, постоянно становящееся в меняющейся среде, где тело и пространства между телами считаются одинаково динамичными» (35).

    Организации здравоохранения отмечают, что человеческий рот выступает в качестве источника заражения в обществе, зараженном коронавирусом. Это зона чувствительности, и рекомендуется маскировать эту границу тела. Третье нововведение в этом отношении можно отнести к категории маски для лица. Одна такая маска изготовлена ​​Джеймсом Боди (представлена ​​в магазине My Modern Met) из кусочков кожи, состоящих из пятидесяти девяти частей; другое искусство масок — это техника валяния иглой, созданная португальской художницей Кристиной Родо. На них изображено инопланетное существо, паразитоидный организм, с ползучими ногами, обнимающими лицо, и эта лицевая клаустрофобия означает повседневные телесные неудобства и подчинение, вызванные вирусом. Придерживаясь характеристики гротеска, упомянутой выше и описанной в Grotesque Revisited , в их искусстве сосуществуют созидание и разрушение. Они останавливаются на идее нападения символического инопланетного существа, вторгающегося в обычный образ жизни. Четвертым художником, создавшим офлайн-режимы гротескных масок, воплощающих психологические перспективы, инстинкты, приспособляемость, эмоции и воображение во время пандемии, стала художница из Кри/Винаск Долорес Галл. Маска ее местного чумного доктора напоминает сохранившуюся маску с клювом, выставленную в Немецком историческом музее в центре Берлина или Немецком историческом музее, что обеспечивает следующий контекст:

    Чтобы уберечься от высококонтагиозных заболеваний, врачи надевали защитные капюшоны, как чумные маски с нашей постоянной выставки. Лицо было полностью закрыто хлопчатобумажной бархатной маской, и владелец дышал через два маленьких отверстия в «клюве», в котором находились травы или губки, пропитанные уксусом. Считалось, что они фильтруют воздух и отпугивают болезни. Стеклянные линзы закрывали глаза, чтобы отразить взгляд пациента на случай, если болезнь распространится при зрительном контакте. Чумная маска была покрыта слоем воска изнутри и шла с кожаным костюмом, похожим на плащ, чтобы покрыть все тело, образуя защитный костюм, сравнимый с теми, которые используются сегодня в изоляторах современных больниц (Немецкий исторический музей).

    Следуя той же мысли, Гулл реконструировал маску Covid, знаменитую маску medico della peste , с гротескным птичьим клювом и пальто, полностью закрывающим тело, ранее популярную как защита от чумы семнадцатого века для врачей, прототип СИЗ. Чайка придает коренной и цветочный оттенок ее лифу и общему внешнему виду. Гротескность оригинальных чумных докторов с намеком на посмертную маску стирается в концепции Гулла, включающей лишь мимесис каркаса маски. Маска с птичьим клювом — это не только обрисовка возвращения фатальной чумной ситуации, но и перформанс. Однако это исполнение не является полностью гротескным по своей природе, потому что оно ограничивает гротеск только одним местом — лицом; остальная часть анатомии подчеркнута как женственная в ткани привлекательного цвета. Одно определение «маски», предложенное в книге Справочник по маскам: Практическое руководство объясняет:

    Слово имеет как положительное, так и отрицательное значение. В качестве существительного интерпретация охватывает множество артефактов [sic] с широким спектром использования, от утилитарных, таких как защитные маски, такие как солнцезащитные очки или шлем сварщика, до театральных. […] Но в качестве глагола на первый план выходит отрицательный аспект, предполагающий сокрытие или обман лица или человека, эмоций или намерений (Wilsher 11-12).

    В этом определении отсутствует также его значение как символического явления общества, управляемого вирусом. Нью-маска чумного доктора также является циклическим модным аксессуаром, который упоминается в книге 9. 0303 Экспериментальная мода: перформанс, карнавал и гротескное тело . «Карнавализованное время» (Граната 103) — отсылка к работе Бахтина, который «утверждал, что циклическое время играло чрезвычайно важную роль в карнавале и культуре народного юмора и противопоставлялось официальному времени, которое отличалось кажущейся стабильностью и претенциозностью. в вечность» (Граната 103). С этой точки зрения маски Covid — это не только репрезентативные маски, но и инструменты юмора, принятые как мода в «становлении». Они подлежат переработке. Им также не хватает бессрочного использования.

    Body Embodiments и Tech-face

    Проблема маскировки нижней части лица породила другие проблемы, и одна из них выдвинута сообществом людей с нарушениями слуха, которые в основном полагаются на чтение по губам / чтение речи как средство общения. Из-за отсутствия окна на маске возникали определенные препятствия и неудобства, особенно внутри медицинских учреждений. Анисса Мекрабеч, французский дизайнер кожи, представила идею прозрачной маски или маски с прозрачным окошком для губ — инновации, которая решает проблему маски для многих людей. Эта негротескная маска (та, которая не вызывает обычной реакции отвращения или отвращения, в отличие от гротескной эстетики, обсуждаемой в Grotesque Revisited ) заслуживает похвалы как искусство адаптации, которое охватывает техническое лицо проектов Covid-маски. Она также переворачивает использование театральных масок, освобождая сознание зрителей от реального мира в фантастическое царство (смерти, потустороннего и подземного мира), в то время как Covid-маска скорее переключает наше внимание на реальность человеческих тел и предписывает новые механизмы для поддержания в практическом мире. Эта дихотомия дополняет концептуализацию термина «маска» как многозначного.

    Принимая во внимание более широкий дискурс масок, проблема маскировки человеческих лиц также важна, поскольку из-за пандемии коронавируса произошел еще один сдвиг в видеокоммуникациях, который оказывает более сильное влияние на здоровье человека и изменение точки зрения: смотреть на (онлайн ) тела человека. Образ жизни «работа на дому» или удаленная работа породил новые и разнообразные телесные этикеты (например, как регулировать рабочее пространство внутри домашнего пространства или как одеваться для публики). Также были зарегистрированы многочисленные проблемы, первая из которых — новая фрагментированная идентичность «я»: как лицо, обладающее «предрасположенностью к «приближению» с акцентом на мельчайших деталях в цифровом опосредовании самопрезентации и самоприсвоения» (Болдуин 1 ), а не на полный полноразмерный корпус. Эта гипервидимость области лица в режимах онлайн-видеоконференций, как правило, становится проблемой тела, поскольку такие платформы, как Zoom, Microsoft Teams, Cisco Webex, Facebook, Snapchat и GoToMeeting, заставляют людей осознавать свое тело. Эти технологии открывают нам микродетали наших лиц, и благодаря этой саморефлексии «современные субъекты становятся феноменологами своей собственной идентичности» (Болдуин 2). Сандра Рив отмечает, что феноменологическое тело «взаимодействует с представлениями о теле-разуме» (Рив 14). Подобно произведениям искусства прошлого, картина Пармиджанино Автопортрет в выпуклом зеркале или Роя Лихтенштейна Девушка в зеркале , ситуация с Коронавирусом поощряла образ «я», в данном случае цифровое воплощение тела на карантине, с возможностями ассигнований, фильтров и правок , тем самым подчеркнув гротескные пропорции тела, которые необходимо «исправить».

    Пандемия в значительной степени повлияла на то, как мы думаем о наших онлайн-телах (как они представлены и видны на экране), и на то, возможно ли «загрузить человеческое сознание» (Хейлс 1) в мире, чрезмерно полагающемся на виртуальные реальности и прямые трансляции для передачи информации. как знания, так и личности. Режим самоизоляции и постоянная необходимость проведения видеоконференций для возобновления работы прояснили, как технологии в нашей повседневной жизни и как они могут повлиять на человеческий организм. Одной из таких композиций во время блокировки Коронавируса является то, что в народе называют «Zoom-face» с усталостью, вызванной приложением Zoom. Это Zoom-лицо — техно-лицо, технологически истощенная часть тела, а иногда и гротескное лицо, которое «может нервировать… увеличенное лицо человека в вашем пространстве… этот крупный вид и продолжительный зрительный контакт могут восприниматься как запугивание» ( Wiederhold 437), угрожающая органическому телу. Применительно к этому контексту такие виртуальные реальности действуют как «информационные пути, соединяющие органическое тело с его протезами» (Hayles 2). Это расширяет то, как «постчеловеческий взгляд рассматривает тело как оригинальный протез, которым мы все учимся манипулировать, так что расширение или замена тела другими протезами становится продолжением процесса, который начался еще до нашего рождения» (Хейлс 3). Веб-взаимодействия создают онлайн-продление человеческого лица, своеобразный протез, иногда асинхронный, и это проблематизирует вопрос о том, что является чистым телом или телом-источником в случае виртуального воплощения.

    Действительно, изоляция сейчас переключила внимание всего мира на человеческое лицо, которое стало воплощением виртуальных текстов, выражающих социальные сигналы. Телесное или материальное замещается в процессе более текучей и складной человеческой формой онлайн. Параллельно с этим процесс маскировки создавал анонимные личности в автономном режиме. Приложение для видеоконференций, такое как Zoom, предоставляет зеркало, которое усиливает самообъективацию и наблюдение за собой. Другими словами, когда мы постоянно смотрим на себя, происходит «интернализация точки зрения наблюдателя на собственное тело» (Bailey et al 81), как третья сторона, вызывающая сомнения относительно пропорций лица, размера, цвета, прыщей. , пигментация, тем самым вызывая беспокойство. Это может разветвляться на три направления: «избегание (попытки избежать угроз собственному телу путем отключения от ситуаций потенциальной угрозы образа тела), фиксация внешности (усилия изменить свой внешний вид с помощью сокрытия или методов исправления черт, которые воспринимаются как недостатки). ) и позитивное рациональное принятие (психическая и поведенческая деятельность, которая подчеркивает использование позитивной заботы о себе и рационального разговора с собой)» (Bailey et al 82). Весь этот процесс представляет собой телесное противостояние, которое большинство людей хочет замаскировать с помощью виртуальных аватаров. Люди хотят редактировать свои лица в виртуальном пространстве, что создает постоянный спрос на обновленные приложения и линзы с фильтрами. Комические стикеры, фоновые эффекты — это якобы «улучшенные» качества в приложении, которые, безусловно, отвлекают наше внимание от телесной неуверенности. То, что мы видим на экране, — это шаблон нашего реального лица, гиперболическое техническое лицо, лицо в маске, которое временно смягчает наше сомнительное представление о теле, но вместе с тем создает потребность в новом теле.

    Этот онлайн-опыт становится соматическим с рядом неоднозначностей тела, таких как присутствие/отсутствие, активное/спящее, видимое/невидимое, фрагментированное/полное, расширенное/размытое, отредактированное/неотредактированное тело в визуальной коммуникации. Еще одним важным технологическим телом, собранным в период карантина, является тело вторжения, часто называемое «зум-бомбардировкой», попыткой розыгрыша и сценарием преступления. Чтобы сослаться на отчет Delhi Policy Group Индии:

    В марте 2020 года был создан новый глагол — «Zoom bombing», относящийся к практике, когда незваные пользователи вмешиваются в разговоры и делают угрожающие или непристойные звонки. В апреле 2020 года Индийская группа реагирования на компьютерные чрезвычайные ситуации (CERT-IN) выпустила бюллетени о том, что в приложениях для видеоконференций было сообщено о множестве уязвимостей, которые могут позволить злоумышленнику получить конфиденциальную информацию о целевой системе. Это последовало за сообщениями СМИ о том, что 500 000 учетных записей Zoom были анонимно проданы в даркнете (Гош).

    Сторона вторжения «использовала для трансляции порнографические изображения или угрожала людям внутри них» (Гриффин), сообщает The Independent , таким образом свидетельствуя о ситуации, которая требует наблюдения. Таким образом, тела «используются» как объекты угрозы, и эти трансгрессивные социальные проблемы жизни в домашней изоляции не могут остаться незамеченными.

    Заключение

    Маска и маскировка отражают телесные присвоения и методы преодоления пандемии Covid-19. Офлайновая гротескная полумаска является фокусом, где встречаются экспериментальная мода, полезность, воображение, дизайн и всеобъемлющий смертоносный образ. С другой стороны, онлайн-технология открывает пути для понимания технологических проектов, связанных с проблемами человеческого тела, в основном с самовосприятием и проблемами безопасности. То, что коронавирусная инфекция делает с человеческим организмом, не ограничивается Covid-19.-позитивное патологическое тело, но распространяется на социальные последствия домашнего насилия, депрессии, страха, беспокойства, клаустрофобии и изменчивой цифровой идентичности. Одним из таких результатов является эстетика «гротеска», впоследствии выделенная как развивающийся жанр. Тела во время ситуации с Covid-19 заразительны и уродливы, украшены (с помощью дизайнерских масок для лица), преувеличены (с помощью гротескных масок) или фрагментированы и улучшены (в результате улучшения лица в онлайн-видеообщении). Маски и методы маскировки также сообщают о важных международных проблемах, таких как исследования инвалидности, пересекающиеся с постгуманизмом и уже существующей экологической пандемией планеты. Он открывает возможности «видеть» тело как контекстуальное и культурное, экологическое и средовое, субъект и объект и, что наиболее важно, как феноменологическое тело (Reeve 1). Мы приходим к тому, что дискурс человеческого тела — это открытая система, и Covid-19Пандемия выдвигает на первый план человеческое лицо как связующее звено взаимодействия (как в автономном режиме, так и в Интернете), плотно вписанную часть тела, способную обозначать динамические социальные изменения.

    Эбонг, Иних А. «Маска и маскировка: обзор их универсального применения в театральной практике». Антропос, том. 79, нет. 1/3, 1984, стр. 1–12. JSTOR, www.jstor.org/stable/40460787. По состоянию на 14 декабря 2020 г.

    Граймс, Рональд Л. «Маскировка: к феноменологии экстериоризации».
    Журнал Американской академии религии , XLIII, вып. 3, сентябрь 1975 г., стр. 508–516., doi: 10.1093/jaarel/xliii.3.508.

    Хейлз, Нэнси Кэтрин.
    Как мы стали постчеловеком: виртуальные тела в кибернетике, литературе и информатике . ун-т из Чикаго Пресс, 1999.

    Каледа, Альгис. «Формы гротеска: параллели и пересечения в литовской и польской литературе».
    Новый взгляд на гротеск: гротеск и сатира в пост/модернистской литературе Центральной и Восточной Европы , под редакцией Лауринаса Каткуса, Cambridge Scholars Publishing, Ньюкасл-апон-Тайн, Великобритания, 2013 г., стр. 74–85.

    Таггарт, Эмма.
    Художник создает жуткую маску фейсхаггера, вдохновленную инопланетянами, чтобы защитить себя от COVID-19 . 7 августа 2020 г., mymodernmet.com/leather-alien-facehugger-face-mask/.

    Видерхольд, Бренда К. «Соединение с помощью технологий во время пандемии коронавирусной болезни 2019: предотвращение «зум-усталости».
    Киберпсихология, поведение и социальные сети , том. 23, нет. 7, 2020, стр. 437–438., doi:10.1089/cyber.2020.29188.bkw. Accessed 15 Dec. 2020.

    Grotesque Face Photos and Premium High Res Pictures

    • CREATIVE
    • EDITORIAL
    • VIDEO
    • Best match
    • Newest
    • Oldest
    • Most popular

    Any dateLast 24 hoursLast 48 часовПоследние 72 часаПоследние 7 днейПоследние 30 днейПоследние 12 месяцевПользовательский диапазон дат

    • Безвозмездно
    • С правами на управление
    • RF and RM

    Выберите коллекции без лицензионных отчислений >Выберите редакционные коллекции >

    Встраиваемые изображения

    Просмотрите 645

    гротескное лицо доступных стоковых фотографий и изображений или начните новый поиск. фотографии и изображения. симпатичный старшеклассник с отвращением к еде в кафетерии — гротескное лицо стоковые фотографии, фото и изображения без уплаты роялтиплохие овощи — гротескное лицо стоковые картинки, фотографии и изображения без уплаты роялти большое лицо монстра — гротескное лицо стоковые иллюстрациине впечатлен! — гротескное лицо стоковые картинки, фотографии без уплаты роялти и изображениявекторные винтажные маски для хэллоуина — гротескное лицо стоковые иллюстрациимертвая женщина — гротескное лицо стоковые картинки, фотографии и изображения без уплаты роялти Зомби облизывает губы — гротескное лицо стоковые картинки, фото и изображения без уплаты роялти пантомима зомби — гротескное лицо стоковые картинки, фото и изображения без уплаты роялти прыщи, прыщи, прыщи на лице — гротескное лицо стоковые картинки, фото и изображения без уплаты роялти и изображения отвращение geeky женщина — гротескное лицо стоковые картинки, фото и изображения без уплаты роялти зомби — гротескное лицо сток картинки, фото и изображения без уплаты роялти мужчина с яйцом на лице — гротескное лицо стоковые иллюстрациизлой мужчина голова скульптура — гротескное лицо стоковые картинки, фотографии без уплаты роялти и изображения крупным планом с гормональными прыщами — до фото — гротескное лицо стоковые картинки, фотографии без лицензионных платежей и изображения с прыщами, взрослые прыщи, женщина трогает лицо с прыщами — гротескное лицо стоковые картинки, фото и изображения без уплаты роялти прыщ на щеке, женщина с прыщами, взрослые прыщи — гротескное лицо стоковые картинки, фотографии без уплаты роялти и изображенияАктер Лон Чейни позирует слепым человек, реальная жизнь, странные выражения лица. голова монстра — гротескное лицо Стоковые фотографии и лицензионные изображения Гротескные головы», c1480. Из рисунков Леонардо да Винчи. [Рейнал и Хичкок, Нью-Йорк, 19 лет.45]. Художник Леонардо да Винчи. Смешанные овощи — гротескное лицо: стоковые картинки, фотографии без уплаты роялти и изображения изображениямясник режет голову свиньи ржавым тесаком, усами и бородой — гротескное лицо стоковые картинки, фотографии без уплаты роялти и изображениямонстр и гротескная скульптура в лесу — гротескное лицо стоковые картинки, фотографии без лицензионных платежей и изображениямальчик с кровоточащим зубом — гротескное лицо стоковые картинки, фото и изображения без лицензионных платежей я не хочу, чтобы мои овощи — гротескное лицо стоковые картинки, фотографии без лицензионных платежей и изображения , лицензионные фото и изображения, слюни — гротескное лицо: стоковые фотографии, лицензионные фото и изображения mageszombie — капает — гротескное лицо стоковые картинки, фото и изображения без уплаты роялтипсихо убийцы режут жертвы лицом к лицу — гротескное лицо стоковые картинки, фото и изображения без уплаты роялтистрашный человек в маске — гротескное лицо стоковые картинки, фото и изображения без уплаты роялти мечтать — гротескное лицо официантка плюет в бургер! — гротескное лицо: стоковые картинки, фотографии и изображения без уплаты роялтимонстр и гротескная скульптура в лесу — гротескное лицо: стоковые картинки, фотографии без уплаты роялти и изображения на городских стенах у флорианских ворот брама на севере старого города, краков, польша — гротескное лицо стоковые фотографии, лицензионные фотографии и изображенияДве деформированные головы, обращенные друг к другу, 1645. Художник Венцеслав Холлар. Две деформированные головы, 1645. Художник Венцеслав Холлар. Бюст деформированной старухи с одним зубом, обращенной влево, 1665 год. Художник Венцеслав Холлар. Молодая пара в маске животного — гротескное лицо стоковые картинки, фотографии и изображения без лицензионных платежей фото и изображения без лицензионных отчисленийженщина, разрывающая лист бумаги — гротескное лицо стоковые иллюстрацииокрашенные маски для лица на выставке в историческом неварском городе бхактапур, непал, Азия — гротескное лицо: стоковые фотографии, фотографии и изображения без уплаты роялтиЭтюды архитектурных деталей и гротескная маска, около 149 г.0-1560. Лицевая сторона: Этюд главного художника Микеланджело Буонарроти. Грязный рот — гротескное лицо. Иллюстрациипризраки и демоны — гротескные лица бросьте курить! — гротескное лицо: стоковые фотографии, фотографии без уплаты роялти и изображения из 11

    Руки вокруг спины хама% 2c Вытяните гротескное лицо — Ответы на кроссворд

    Разгадка кроссворда Рука вокруг спины хама, вытяните гротескное лицо с 4 буквами последний раз видели на 20 июля 2015 . Мы думаем, что наиболее вероятным ответом на эту подсказку будет GURN . Ниже приведены все возможные ответы на эту подсказку, упорядоченные по рангу. Вы можете легко улучшить поиск, указав количество букв в ответе.

    Ранг Слово Подсказка
    92% ГУРН Обхвати спину хама, сделай гротескное лицо
    61% ЛУТ хам
    59% ЛИМБО Танцевать, обнявшись?
    53% ЯНК Вытащить
    51% ВИЗАЖ Лицо
    51% БУКСИР Вытащить
    48% ЩУпальце Рука осьминога
    48% ПОСЛЕДНЯЯ ЧАСТЬ Задняя часть яхты
    48% ОРАЛ Очные экзамены
    48% ТАТУ Арм-арт
    48% КОНТРОЛЬ Потяните за ниточки
    48% ХУМЕРИ Кости руки
    48% КРАЙОФФ Вытаскивать
    48% СТЕРН Задняя часть лодки
    48% ПОДЪЕМ Остановить
    48% ОДИН Потяните быстро ___
    46% БСИД Задняя часть пластинки 45
    46% ЧЕЛЮСТЬ Часть лица
    46% ГЛАЗ Часть лица
    46% ЗАМКИ Вызывает аплодисменты

    Уточните результаты поиска, указав количество букв. Если какие-то буквы уже известны, вы можете предоставить их в виде шаблона: «CA????».

    • правительство Подсчет, выполняемый раз в десятилетие Кроссворд
    • Тревор Невилла Лонгботтома, которого он потерял в Хогвартсе Кроссворд
    • Быть, Кюри Кроссворд
    • Животное в стойле, милый кроссворд
    • «Что вы хотите услышать первым?» Вариант кроссворда
    • Надеть пальто, например, никогда не дрожать вне дома Кроссворд
    • Шведские мебельные супермаркеты Кроссворд
    • Кроссворд «Подростковая вспышка»
    • Горячий совет, ключ к кроссворду репортера
    • Четыре пи в квадрате, для разгадки кроссворда сферы
    • Где людям нравится быть на горячем сиденье? Кроссворд
    • Неудача Wave Rider и подсказка к 15 кроссвордам
    • Трюк Всадника Волны и подсказка к 61 через кроссворд
    • Возбужденный крик Волновода и намек на число 19 в разгадке кроссворда
    • Деревья с вертикальными шишками Кроссворд
    • Хит, который не является ответом на кроссворд
    • Меньше нуля: ответ на кроссворд Abbr
    • Немодифицированный кроссворд
    • Блинчик с начинкой из кроссворда Nutella
    • Что-то, на чем можно основываться? Кроссворд
    • Подсказка кроссворда предъявителя стержня
    • Выдающаяся старая часть большого дома? Кроссворд
    • Некоторые получают оценку, которая является самой глупой подсказкой кроссворда
    • Край; Наглость Кроссворд Подсказка
    • Plod — Кроссворд «Вниз и наружу»
    • A Cut — Concerning In My Union Кроссворд
    • Танцевать с круглой рукой? Кроссворд
    • Один, некоторые, все или все Кроссворд
    • Предположение пилота: ответ на кроссворд Abbr
    • Разумный, практичный кроссворд
    • Жаворонки, В водовороте, Земля в Индийском океане Кроссворд
    • Уютно в нас, балуйте себя время от времени Кроссворд
    • Не первая ошибка Филдера? Кроссворд
    • Слон: Черная штука, которая летает! Кроссворд
    • Должен ли я лежать без энергии? Наркотики могут быть ответом на кроссворд
    • Взять с трудом или с легкостью? Кроссворд
    • Американский производитель автомобилей, основанный в Мичигане в 1900 году, поглощенный Chrysler в 1928 году и теперь принадлежащий Fiat.
    • Новичок? Один пропавший без вести с эксплуататорским шрифтом в карманном кроссворде
    • Кроссворд швеи «Богема»
    • De Escalate Tension, буквально ключ к кроссворду
    • Продемонстрируйте немного этикета в ванной, буквально подсказку кроссворда
    • Матриархальный кроссворд «Schitt’s Creek»
    • Подходите друг к другу, как миски для смешивания Кроссворд
    • Защищать границы? Кроссворд
    • Хорошо, В Гвадалахаре Кроссворд
    • Гелий, Кроссворд Периодической Таблицы
    • История, С кроссвордом «The»
    • Как жилье для монахов и монахинь, как правило, кроссворд
    • М.Л.К. Младший, За один кроссворд
    • Сделайте свою оппозицию известной, буквально разгадка кроссворда

    Найдено 1 решений для Arm Round Back Of Boor%2c Pull A Grotesque Face .

    About the Author

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Related Posts