Какому из философов принадлежит авторство учения под названием гедонизм: Обнаружено потенциально опасное значение Request.Path, полученное от клиента (%).

Содержание

ГЕДОНИЗМ | Энциклопедия Кругосвет

ГЕДОНИЗМ (греч. hedone – наслаждение) – тип этических учений и нравственных воззрений, в которых все моральные определения выводятся из наслаждения и страдания. В систематизированном виде как тип этического учения гедонизм был впервые развит в учении греческого философа-сократика Аристиппа Киренского (435–355 до н.э.), учившего, что добром является все то, что доставляет наслаждение. С самого начала гедонизм складывается как разновидность мировоззрения, отстаивающего приоритет потребностей индивида перед социальными установлениями как условностями, ограничивающими его свободу, подавляющими его самобытность. Вместе с тем, гедонизм мог принимать и крайние формы; так, уже среди последователей Аристиппа – киренаиков – были такие, которые считали, что любое наслаждение оправданно, более того, оправданны любые действия и усилия, если они ведут к наслаждению. В этом киренаики отличались от Сократа, который, признавая значимость удовольствия, трактовал его как сознание того, что нечто делается хорошо. В полемике с софистами Сократ настаивал на различении удовольствий – дурных и хороших, а также истинных и ложных. Платон в зрелых произведениях надеялся показать, что хотя хорошая жизнь хороша не потому, что полна удовольствий, все же возможно доказать, что наиприятнейшая жизнь является одновременно наилучшей жизнью. Аристотель считал, что удовольствие как таковое не есть благо и не достойно избрания само по себе. Умеренный вариант гедонизма был предложен греческим философом Эпикуром, учившем, что лишь естественные и необходимые удовольствия достойны, поскольку они не разрушают внутреннюю невозмутимость души. Этическое учение Эпикура получило название «эвдемонизм» (от греч. eudemonia – счастье). Высшим благом Эпикур считал состояние атараксии, т.е. невозмутимости, «свободы от телесных страданий и душевных тревог». Однако разница между гедонизмом и эвдемонизмом несущественна: оба учения ориентируют человека не на добро, а на удовольствие (личное счастье), а если и на добро, то ради удовольствия (личного счастья). В эпоху Возрождения идеи гедонизма как крайнего, так и умеренного получили новый импульс, явившись важным теоретическим средством гуманистического утверждения ценности человека во всех его жизненных проявлениях. Для просветителей (Гассенди, Ламетри, Гольбах) гедонизм был средством выражения духовной оппозиции религиозно-догматическому мировоззрению. Наиболее поздней теоретической формой гедонизма был утилитаризм Дж.Бентама и Дж.С.Милля (конец 18–19 вв.) Последовательная критика утилитаризма Г.Сиджвиком и Дж.Э.Муром, наряду с общим развитием наук о человеке, в первую очередь психологии, вскрыла ограниченность гедонистического описания и обоснования поведения вообще и морали, в частности.

Р.Г.Апресян

Литература:

Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов [II; X]. М.: Мысль, 1979

Валла Л. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М.: Наука, 1989
Фромм Э. Человек для самого себя // Фромм Э. Психоанализ и этика. М.: Республика, 1993
Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. М.: Гардарики, 1998. С. 311–322

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Философия»

Какую плату за обучение брал со своих учеников Конфуций?

ГЕДОНИЗМ — это… Что такое ГЕДОНИЗМ?

    ГЕДОНИЗМ (от греч. ηδονή— удовольствие)— тип этических учений, а также система нравственных воззрений, согласно которым все моральные определения (содержание понятий добра и зла и др.) выводятся из удовольствия (положительные) и страдания (отрицательные). В учениях представителей киренской школы гедонизм складывается как разновидность мировоззрения, отстаивающего приоритет потребностей индивида перед социальными установлениями как условностями, ограничивающими его свободу, подавляющими его самобытность. Именно у киренаиков обнаруживается двойственность гедонизма как практического учения: с одной стороны, в той мере, в какой гедонизм утверждал самоценность личности, в нем очевидны гуманистические черты, с другой — в той мере, в какой предполагалось, что удовольствие является абсолютной ценностью, гедонизм оказывался возможной основой для апологии зла и аморализма. Различают “эгоистический гедонизм” (теории, согласно которым исключительно личное удовольствие является конечной целью действий) и “универсалистский гедонизм” (когда удовольствие как общее счастье является конечной целью действий).     Аристипп, вслед за софистами, не делал различий между наслаждениями (по их источнику), однако принимал во внимание наслаждение, которое может быть достигнуто в данный момент, и игнорировал возможные, но недостижимые в настоящем наслаждения. Гедонизм смягчается в учениях, типологически характеризуемых как эвдемонизм. Таков гедонизм Эпикура, который считал действительным благом не чувственные удовольствия тела, а подлинные и возвышенные наслаждения души, точнее—состояние атараксии. Строго говоря, различия между гедонизмом и эвдемонизмом не существенны: оба учения ориентируют человека не на добро, а на наслаждение, а если и на добро, то ради наслаждения. В христианской традиции Средних веков идеям гедонизма не было места; лишь в эпоху Возрождения они находят новых сторонников (Дж. Боккаччо, Л. Бруни, Л. Валла, Ф. Петрарка, К. Раймонди), да и то по преимуществу только в его мягкой эпикурейской версии.     В новоевропейской мысли с идеями гедонизма происходят существенные трансформации. Эти идеи оказываются воплощенными более или менее полно и адекватно в большинстве философско-этических учений того времени. Т. Гоббс, Б. Мандевиль, К. Гельвеций, так же, как и Б. Спиноза, выводят поведение людей из удовольствия. Однако последнее все более ассоциируется с общественно определенными интересами индивида: у Гоббса эгоизм ограничивается общественным договором, у Мандевиля стремление человека к удовольствию трактуется как средство, используемое воспитателями и политиками для управления людьми, у Гельвеция оно ставится в зависимость от правильно понятого интереса (см. Разумный эгоизм). Данная линия в новоевропейской моральной философии (от Гоббса к Гельвецию) находит непосредственное продолжение в классическом утилитаризме, отождествляющем удовольствие с пользой. Эта динамика идей вела в конечном счете к выводу, что удовольствие не является определяющим мотивом поведения, но лишь сопутствует той деятельности, которая воспринимается как успешная. По этой же линии развивались идеи либерализма—течения мысли, покоящегося на адекватном и последовательном обосновании автономии индивида—как личности и гражданина. Лишь в произведениях де Сада принцип удовольствия утверждается в чистом виде—именно как принцип гедонического умонастроения и практики, в противовес социальным установлениям и в косвенной полемике с теорией общественного договора. Т. о., хотя идеи гедонизма и были воплощены в большинстве учений, они одновременно оказались перемещенными в такие контексты (рационалистического перфекционизма и социальной организации, в одном случае, и утопии аморальной вседозволенности, в другом), которые в конечном счете привели к кризису гедонизма как философского мировоззрения.     К. Маркс, 3. Фрейд и Дж. Мур с разных позиций сформулировали положения об удовольствии как практическиповеденческом и объяснительно-теоретическом принципе, которые концептуально оформили этот кризис. Так, в марксизме—в порядке социально-философской критики гедонизма—было показано, что наслаждения и страдания являются функцией от действительных социальных отношений людей. Благодаря психоанализу с его детальным изучением бессознательной мотивации и формирования характера человека, вниманием к технике наблюдения кардинально меняется положение в исследовании удовольствий. Фрейд с психологической точки зрения доказал, что удовольствие, будучи исходным, не может быть универсальным принципом поведения общественного индивида, тем более (что было акцентировано последователями Фрейда) если речь идет о нравственных основаниях поведения. Мур, критикуя Милля и Сиджвика, показал, что гедонизм, утверждая удовольствие в качестве единственного добра, в полной мере воплотил в себе натуралистическую ошибку. В частности, в гедонизме, как правило, смешиваются понятия “желание” и “достойное желания”, средство достижения блага и то, что является частью искомого блага, удовольствие и сознание удовольствия; привнесение в гедонистическое рассуждение критериев рациональности неявно устанавливает предел удовольствию и тем самым разрушает целостность гедонизма как концепции, утверждающей абсолютность ценности удовольствия. В свете такой критики гедонизм уже не мог восприниматься как теоретически серьезный и достоверный этический принцип и переместился в сферу “моральной идеологии” и в практику. Удовольствие становится предметом специального рассмотрения частных наук, напр. психологии или теории потребления.

    Лит.: МурДж. Э. Принципы этики. М., 1984, с. 125-85; Sidgwick H. The Methods of Ethics. Cambr., 1981; Gosling J. С. В., TaylorC. C. W. The Greeks on Pleasure. Oxf., 1982.

    P. Г. Апресян

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.

Гедонизм — это… Что такое Гедонизм?

Гедони́зм (др.-греч. ηδονή, лат. hedone — «наслаждение», «удовольствие») — этическое учение, согласно которому удовольствие является главной добродетелью, высшим благом и целью жизни. Разновидностью гедонизма является эвдемонизм.

Обзор гедонистических учений

Основоположником гедонизма считается древнегреческий философ Аристипп (435—355 гг. до н. э.), современник Сократа. Аристипп различает два состояния души человека: удовольствие как мягкое, нежное и боль как грубое, порывистое движение души. При этом не делается различия между видами удовольствия, каждое из которых в своей сущности качественно похоже на другое. Путь к счастью, по мнению Аристиппа, лежит в достижении максимального удовольствия, избегая при этом боли. Смысл жизни, по Аристиппу, находится именно в получении физического удовольствия.

Эпикур описывает удовольствие как принцип удавшейся жизни. Удовлетворённость желаний Эпикур считает свободой от неохоты и отвращений. Целью в данном случае является не само удовлетворение, а избавление от страдания и несчастья. Высшим удовольствием и его мерой, согласно Эпикуру, является отсутствие боли и страдания. Поэтому счастье достигается с помощью атараксии — освобождения от боли и беспокойства, умеренным потреблением земных благ. Утилитарист Иеремия Бентам называл такой подход «гедонической расчётливостью».

Генри Сидгвик (Henry Sidgwick) в своём описании утилитаризма XIX столетия различает этический и психологический гедонизм. Психологический гедонизм является антропологической гипотезой о стремлении человека увеличить собственные радости. Таким образом перспектива удовлетворения или избежание разочарования являются единственным мотивом поступков человека.

Этический гедонизм является в свою очередь нормативной теорией или группой теорий о том, что человек должен стремиться к удовлетворению — или собственному (гедонический эгоизм) или всеобщему (универсальный гедонизм или утилитаризм). В отличие от Сидгвика, являющегося сторонником универсального гедонизма, Бентам писал:

Природа поставила человека под власть двух суверенных владык: страданья и радости. Они указывают, что нам делать сегодня, и они определяют, что мы будем делать завтра. Как мерило правды и лжи, так и цепочки причины и следствия покоятся у их престола.

В работе Дэвида Пирса «Гедонистический императив» гедонизм рассматривается как основополагающая нравственная ценность для всей биосферы.

В кинематографе

  • «Клуб «Shortbus»» Джона Кэмерона Митчелла — фильм, названный гимном гедонизму.
  • В мультсериале «Футурама» есть второстепенный персонаж — Робот-Гедонист, как следует из имени, ставящий целью своей жизни получение наслаждений. Постоянно лежит на кушетке, которая является частью его корпуса, и непрерывно поглощает виноград.
  • Также идеи гедонизма можно увидеть в фильме «Дориан Грэй». Персонаж по имени Генри Уоттон широко распространяет свои идеи среди знакомых и друзей. На распространении этих идей строится сюжет фильма и книги Оскара Уайльда.

См. также

Ссылки

Введение, гедонизм — философия древней греции. Гедонизм в современном мире

На примере гамбургеров автор выделяет 4 архетипа поведения человека, характеризующийся специфичными для него психологическими установками и поведенческим образцом: Гедонист, Нигилист, Участник крысиных бегов и просто Счастливый человек

(мне кажется без гамбургеров было бы лучше, но что поделать, американский автор)


Архетип
Гедонизма


Первый архетипический гамбургер — вкусная, но вредная для здоровья булочка с сомнительной начинкой. Поедание такого гамбургера в настоящий момент было бы благом, поскольку доставило бы мне удовольствие («нынешнее благо»), но в будущем непременно обернулось бы злом , поскольку впоследствии я бы плохо себя чувствовал («будущее зло»).

Характерная особенность, определяющая собой архетип гедонизма , как раз и заключается в том, что все происходящее в настоящий момент воспринимается как благо, но в будущем непременно обернется злом. Гедонисты живут по принципу: «Стремись к наслаждениям и избегай страданий»; все их старания направлены на то, чтобы наслаждаться жизнью сегодня и сейчас, игнорируя потенциальные отрицательные последствия их поступков в будущем.

Гедонист ищет наслаждений и избегает страданий. Он заботится только об утолении собственных желаний и почти совсем не думает о будущих последствиях. Полноценная жизнь, по его мнению, сводится к последовательности приятных ощущений. Если в настоящий момент что-то доставляет ему удовольствие, это служит достаточным оправданием для того, чтобы этим заниматься, пока на смену прежнему увлечению не придет новое. Гедонист с энтузиазмом заводит новых друзей и возлюбленных, но как только их новизна меркнет, он моментально находит себе новые привязанности. Поскольку гедонист зациклен только на том, что происходит с ним в настоящий момент, он ради минутного удовольствия готов совершать поступки, которые впоследствии способны нанести ему громадный урон. Если наркотики приносят ему наслаждение, он будет их принимать; если ему кажется, что работа — это слишком трудно, он будет ее избегать.

Гедонист совершает ошибку, отождествляя любое усилие со страданием, а наслаждение — со счастьем. Мы не сможем найти счастье, если ищем только одних лишь наслаждений и избегаем страданий. И тем не менее гедонист, живущий внутри каждого из нас, в неизбывной тоске по какому-то райскому саду продолжает отождествлять труд со страданием, а безделье с наслаждением.

Михай Чиксентмихайи, который в своей научной работе исследует почти исключительно состояния наивысшей творческой активности и душевного подъема, утверждает, что «лучшие моменты в жизни человека обычно наступают тогда, когда его тело или ум напряжены до предела в добровольном стремлении выполнить какое-то трудное задание или совершить подвиг ». Гедонистическое существование без борьбы — отнюдь не рецепт счастья.

Жить па гедонистический манер временами тоже бывает полезно. Тот, кто живет сегодняшним днем, молодеет душой — лишь бы в долгосрочном плане это не привело ни к каким негативным последствиям (вроде тех, которые бывают от приема наркотиков). Если мы немножко расслабимся, побездельничаем и порадуемся жизни — поваляемся на пляже, наедимся гамбургеров из «Мак-Дональдса», а потом еще полакомимся мороженым с фруктами и взбитыми сливками или просто поглазеем в телевизор, — мы от этого сделаемся только счастливее.

Вопрос: Вернитесь памятью в те времена — будь то единственный эпизод или достаточно длительный промежуток времени, — когда вы жили как гедонист. Что вы приобрели и что потеряли, живя подобным образом?

Архетип Крысиных Бегов


Второй тип гамбургера, который пришел мне на ум, — это безвкусная булочка с постной вегетарианской начинкой, приготовленная исключительно из полезных для здоровья ингредиентов. Поедание такого гамбургера было бы благотворно для будущего , поскольку вследствие этого я был бы здоров и хорошо себя чувствовал («будущее благо»), но в настоящий момент причинило бы мне одни неприятности , поскольку мне было бы противно жевать эту дрянь («нынешнее зло»).
Этому гамбургеру соответствует архетип крысиных бегов . С точки зрения «крысы», настоящее не стоит ломаного гроша по сравнению с будущим, и бедняга страдает во имя некой предвкушаемой выгоды.

Участники крысиных бегов отличаются прежде всего своей неспособностью получать удовольствие от своих занятий, а также своей неистребимой верой в то, что стоит им достичь какой-то конкретной цели — и они будут счастливы во веки веков.

Причина того, что вокруг нас так много людей, участвующих в крысиных бегах, кроется в нашей культуре, которая способствует укоренению подобных суеверий. Если мы заканчиваем семестр на одни десятки, то получаем подарок от родителей; если мы выполняем план на работе, то в конце года получаем премию. Мы привыкаем не думать ни о чем, кроме цели, которая маячит перед нами на горизонте, и не обращать внимания на то, что происходит с нами в настоящий момент. Всю свою жизнь мы гонимся за бесконечно ускользающим от нас призраком будущего ус пеха. Нас награждают и хвалят не за то, что происходит с нами в пути, а лишь за успешное завершение путешествия. Общество вознаграждает нас за результаты, а не за сам процесс; за то, что мы достигли цели, а не за то, что мы прошли тот путь, который к ней ведет.

Стоит нам только достичь намеченной цели, как мы немедленно испытываем чувство облегчения, которое так легко перепутать со счастьем. Чем тяжелее бремя, которое мы несем в пути, тем сильнее и приятнее испытываемое нами чувство облегчения. Когда мы путаем это минутное облегчение со счастьем, мы тем самым укрепляем иллюзию, будто счастливыми нас сделает простое достижение цели. Чувство облегчения, конечно же, имеет для нас определенную ценность — ведь оно приятно и вполне реально, — и все же не нужно путать его со счастьем.

Чувство облегчения можно считать своего рода негативным счастьем, поскольку его источник — это те же стресс и беспокойство, но взятые с обратным знаком. По самой своей природе облегчение предполагает неприятные переживания, и поэтому счастье, возникшее из чувства облегчения, не может длиться сколько-нибудь долго. Если у женщины, страдающей от мучительного приступа мигрени, вдруг перестанет раскалываться голова, то из-за одного только отсутствия боли она почувствует себя счастливейшим человеком на свете. Но поскольку подобному «счастью» всегда предшествует страдание, то отсутствие боли — это всего лишь минутное облегчение от чрезвычайно негативных переживаний.

К тому же чувство облегчения всегда является временным. Когда у нас перестает стучать в висках, само по себе отсутствие боли доставляет нам определенное удовольствие, но затем мы очень быстро привыкаем к этому состоянию и считаем его чем-то само собой разумеющимся.

Участник крысиных бегов, который путает облегчение со счастьем, проводит всю жизнь в погоне за своими целями, считая, что для счастья ему достаточно просто чего-то достичь.

Вопрос: не чувствуете ли вы время от времени, что вы точно такой же участник крысиных бегов? Если бы у вас была возможность взглянуть на свою жизнь со стороны, какой совет вы бы дали самому себе?

Архетип Нигилизма


Третий тип гамбургера — наихудший из всех возможных — одновременно и невкусен, и вреден для здоровья. Если бы я его съел, это причинило бы мне вред и в настоящем, поскольку у этого гамбургера отвратительный вкус, и в будущем, поскольку его поедание порядком подпортило бы мне здоровье.
Наиболее точная параллель для такого гамбургера — это архетип нигилизма . Он характерен для человека, который утратил вкус к жизни; такая личность не в состоянии ни наслаждаться минутными радостями, ни устремляться к великой цели.

В контексте этой книги нигилист — это человек, который разочаровался в самой возможности счастья и покорно смирился с тем, что в жизни нет никакого смысла . Если архетип крысиных бегов весьма удачно характеризует состояние человека, который живет ради светлого будущего, а архетип гедонизма — состояние человека, который живет сегодняшним днем, то архетип нигилизма в точности отображает состояние человека, который прикован цепями к прошлому. Те, кто смирились со своим нынешним несчастьем и заранее уверены, что такая же жизнь уготована им и в будущем, никак не могут выбросить из головы свои прежние неудачные попытки стать счастливыми.

Вопрос: Попробуйте вспомнить то время — будь то единственный эпизод или достаточно длительный промежуток времени, — когда вы ощущали себя нигилистом, неспособным выбраться из скорлупы своего тогдашнего несчастья. Если бы у вас была возможность посмотреть на эту ситуацию со стороны, какой совет вы бы дали самому себе?

И участник крысиных бегов, и гедонист, и нигилист — все они, каждый на свой лад, заблуждаются — неверно интерпретируют действительность, не понимают истинной природы счастья и не знают, что нужно для полноценной жизни. Участник крысиных бегов страдает вследствие «обманчивости любых достижений» — ложной веры в то, что если мы достигнем очень важной цели, то будем счастливы до конца своих дней. Гедонист страдает из-за «обманчивости текущего момента» — ложной веры в то, что счастье можно испытать, погрузившись в нескончаемый поток минутных наслаждений в отрыве от нашего жизненного предназначения. Нигилизм — это также заблуждение, неверная интерпретация действительности — ошибочная вера в то, что как ни крути, а счастье все равно недостижимо. Упомянутое заблуждение проистекает из неспособности усмотреть возможность синтеза между стремлением чего-то достичь и текущим моментом — некоего третьего пути, по которому можно будет выбраться из того незавидного положения, в которое мы попали.


Архетип Счастья


Однако эти три представленных мной архетипа отнюдь не исчерпывают всех возможных вариантов — остается еще один, который нам необходимо рассмотреть. Что вы скажете насчет гамбургера, который был бы ничуть не менее вкусен, чем тот, от которого я отказался, и в то же время ничуть не менее полезен для здоровья, чем постная булочка с вегетарианской начинкой? Гамбургер, который бы одновременно содержал в себе и нынешнее, и будущее благо?

Этот гамбургер суть живая иллюстрация архетипа счастья . Счастливые люди живут спокойно, пребывая в твердой уверенности, что те самые занятия, которые доставляют им массу удовольствия в настоящем, обеспечат им полноценную жизнь в будущем.

Иллюзия участника крысиных бегов заключается в том, что если он когда-нибудь в будущем сумеет достичь намеченной цели, то будет счастлив до конца своих дней; ему невдомек, что путь к цели ничуть не менее важен, чем сама цель. Иллюзия гедониста, наоборот, заключается в том, что для него важен только путь, но не цель. Нигилист, отчаявшись достичь цели и махнув рукой и на нее, и на путь к ней, полностью разочаровался в жизни. Участник крысиных бегов становится рабом будущего, гедонист — рабом настоящего, а нигилист — рабом прошлого.

Для того чтобы стать счастливым всерьез и надолго, необходимо получать удовольствие от самой дороги к цели, которую мы считаем достойно й. Счастье не в том, чтобы взобраться на вершину горы, и не в том, чтобы бесцельно бродить по горам; счастье — это то, что мы испытываем, когда карабкаемся на вершину.

Наша главная цель — проводить как можно больше времени, занимаясь теми делами, которые являются для нас источником не только настоящих, но и будущих благ.

Вопрос: Вспомните один или два периода в вашей жизни, когда вы наслаждались одновременно настоящими и будущими благами.

Упражнение Четыре сектора

Опросы людей, которые регулярно ведут дневник, свидетельствует о том, что письменный отчет о событиях нашей жизни — как негативных, так и позитивных — способствует повышению уровня нашего душевного и физического здоровья.

На протяжении четырех дней подряд как минимум по пятнадцать минут в день пишите о том, что с вами происходило в каждом из этих четырех секторов. Напишите о тех временах, когда были участником крысиных бегов, гедонистом и нигилистом. В четвертый день напишите о счастливых временах в вашей жизни. Если вы растрогаетесь до такой степени, что захотите написать о каком-то конкретном секторе побольше, так и сделайте, но не пишите больше чем об одном секторе в день.

Не беспокойтесь насчет грамматики или правописания — просто пишите. Важно, чтобы в своем сочинении вы честно рассказали о тех эмоциях, которые вы испытывали когда-то или испытываете сейчас , а также о том, какой именно поведенческий сценарий вы осуществляли (то есть какие поступки вы тогда совершали) и какие мысли при этом были у вас в голове или возникли в ней во время написания этого текста.

Вот кое-какие инструкции по поводу того, что писать в каждом из этих четырех секторов:
. УЧАСТНИК КРЫСИНЫХ БЕГОВ. Расскажите о каком-либо периоде в своей жизни, когда вы чувствовали себя крысой, безостановочно бегущей вперед и вперед по беговой дорожке к «светлому будущему». Почему вы это делали? Какие блага приносила вам подобная жизнь, если, конечно, в этом для вас было какое-то благо? Какую цену вы за это платили или не платили никакой?
. ГЕДОНИСТ. Расскажите о каком-либо периоде в своей жизни, когда вы жили как гедонист или предавались гедонистическим радостям. Какие блага приносила вам подобная жизнь, если, конечно, в этом для вас было какое-то благо? Какую цену вы за это платили или не платили никакой?
. НИГИЛИСТ. Расскажите о самых тяжелых минутах в своей жизни, когда вы, махнув на все рукой, смирялись со своей горькой участью. Или о том, что происходило с вами в более длительный промежуток времени, на протяжении которого вы чувствовали себя беспомощным. Поделитесь самыми сокровенными чувствами и мыслями, которые вам приходили в голову тогда и теперь, когда вы пишете этот текст.
. СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК. Расскажите о каком-нибудь невероятно счастливом времени в своей жизни или о тех минутах, когда вы были особенно счастливы. Перенеситесь в своем воображении в то время, попытайтесь повторно испытать свои тогдашние эмоции и затем напишите о них.
Что бы вы ни писали, пока вы это пишете, ваши писания предназначаются только для ваших собственных глаз. Если же, закончив писать, вы захотите прочитать то, что у вас получилось, близкому человеку, вы, конечно же, вправе это сделать, но важно, чтобы при выполнении этого упражнения вы не чувствовали себя скованно. Чем больше вы сумеете открыться, тем больше пользы вы извлечете из своих писаний.

Сектор нигилизма и сектор счастья необходимо будет проработать еще как минимум дважды. Когда вы будете выполнять упражнение повторно, можно вспомнить те же самые события или написать о чем-нибудь другом. Время от времени пересматривайте заново все, что написали, — это можно делать раз в три месяца, раз в год или раз в два года.

по книге Тал Бен-Шахар: Научиться быть счастливым

Возникновение гедонизма в качестве психологического направления произошло еще на древнегреческих просторах. Принято считать, что основателем этого учения был философ Аристипп. Что же в действительности означает это понятие и кого можно считать гедонистом, рассмотрим далее.

Согласно многочисленным научным источникам, понятие гедонизма трактуется как этическое учение, которое определяет смысл жизни человека, сводящийся к постоянной тяге получать удовлетворение и разнообразные удовольствия практически от всего, что его окружает.

Это учение определяет безудержную радость, сладостное наслаждение, удовольствие как основную цель, побуждение к жизни и своеобразное доказательство моральности. Другими словами, согласно философии гедонизма, наивысшее благо для человека заключается в том, чтобы прожить беззаботную, простую жизнь, наполненную исключительно положительными эмоциями и лишенную всевозможных страдания и горя.

Суть гедонизма заключается в таком поведении человека, которое полностью направлено на получение удовольствия. При этом подразумевается как физическое, так и моральное наслаждение. Однако гораздо чаще гедонист пытается получать максимум удовольствия именно от физических занятий и материальных вещей.

Философская трактовка

Аристипп , являющийся родоначальником гедонизма, говорил о том, что душа каждого человека обладает двойственным характером: отчасти — это удовольствие, как проявление мягкости и нежности, а с другой стороны — отчаяние и боль в качестве резкости и грубости.

Так, Аристипп считал, что истинное счастье зависит от получения настоящего наслаждения от собственной жизни и избегания всевозможных неприятных ситуаций, другими словами — боли. Аристипп думал, что настоящее удовольствие реально получить именно при помощи физических вещей, то есть ощущаемых. К примеру, гедонист получает удовольствие от изысканных блюд и напитков, комфортной и красивой одежды, интимной близости с противоположным полом, горячего душа и прочих прелестей жизни.

А вот наслаждениям духовного уровня, получаемым, к примеру, от просмотра интересного шоу, посещения культурного мероприятия, прослушивания любимой музыки, наблюдения живописного пейзажа, Аристипп отдавал второстепенную роль, хотя, разумеется, признавал их довольно-таки значимыми.

Рассуждая о философии гедонизма, стоит непременно упомянуть такого знаменитого мыслителя, как Эпикур . Несмотря на то что он вовсе не являлся ярым защитником этого учения, во многом его научные воззрения похожи на этику гедонизма. Мировоззрение Эпикура именуется эвдемонизмом и определяет удовольствие как принцип успешной жизни. А главной целью эвдемонизма, по мнению философа, является окончательное избавление человека от боли, мучений и несчастья, а не только простое получение удовольствия.

Высочайшего удовлетворения, по утверждению Эпикура, можно достичь, полностью избавившись от всевозможных страданий и боли. То есть стать по-настоящему счастливым можно , если освободиться от разных тревог и ненужного беспокойства, а также в меру пользуясь земными благами.

В XVIII веке, когда царила эпоха абсолютизма, гедонизм стал важным жизненным принципом, которого старались придерживаться все аристократы того времени. Больше всего гедонистическим направлением прониклись французы этой эпохи. Но стоит сказать, что само понятие гедонизма в этот период ограничивалось по большей части стремлением получать самые простые удовольствия: физические наслаждения, которые зачастую воспринимались как безнравственность.

Возрождение многостороннего философского понятия «гедонизм» произошло уже в XIX столетии благодаря английскому юристу и мыслителю Джереми Бентам. Популярным Бентам стал за счет своей идеи утилитаризма. Это этическо-философское направление строится на нескольких главных постулатах:

  • смысл инициативности человека заключается в обретении истинного удовольствия и избавлении от всяческих мук;
  • наиболее важным критерием оценки любых явлений становится полезность самого человека и его труда для всего общества;
  • основной критерий нравственности — ориентир на обретение чувства счастья для максимального числа людей;
  • основным звеном развития человечества является постоянная тяга к увеличению пользы путем достижения гармонии общественных и личных интересов каждого человека индивидуально.

Другими словами, Джереми Бентам утверждал, что каждый человек должен обладать своеобразным «гедонистическим расчетом» даже в быту.

Гедонистический образ жизни

Но кого же все-таки можно назвать гедонистом, и как живет такой человек? Конечно же, в первую очередь это человек, который в течение всей своей жизни следует принципам гедонизма. Главной целью для такого человека становится получение разнообразных наслаждений и удовольствий. Гедонист — это человек, который всяческими способами старается уменьшить собственные страдания.

Все действия гедониста, как правило, направлены на то, чтобы по-настоящему наслаждаться жизнью именно в этот момент, при этом не обращая внимания на вполне вероятные негативные последствия его поступков в дальнейшем.

Полноценная жизнь , как думает гедонист, представляет собой совокупность приятных ощущений.

Если в данный момент что-либо доставляет истинное удовольствие гедонисту, он будет уделять этому занятию все свое время и внимание до тех пор, пока в его жизни не появится новое увлечение. Это тот человек, который не боится заводить новые увлекательные знакомства с целью любви и дружбы. Но как только возникшие отношения исчерпают себя и новизна из них исчезнет, гедонист моментально сменит их на новое увлечение. Учитывая то, что гедонист ценит исключительно свое настоящее, он даже ради минутного наслаждения способен совершать поступки, которые могут повлечь за собой весьма неприятные последствия.

Несомненно, еще одной особенностью гедониста является злоупотребление демонстративностью своего поведения и желание постоянно находиться в центре не только происходящих событий, но и всеобщего внимания. И некоторые факты лишь доказывают эту теорию:

  • в жизни любого гедониста чрезвычайно важную роль играет его внешний вид, без их внимания не обойдется ни одна тенденция в мире моды и красоты;
  • безусловно, именно гедонистам можно смело отдать роль законодателей моды;
  • зачастую как раз гедонисты становятся первооткрывателями новых, эпатажных, малоизвестных марок;
  • эти люди всегда готовы на смелые эксперименты — гедонисты совершенно не боятся экстравагантно одеваться, ярко краситься и совершать опрометчивые поступки.

Гедонистам свойственно импульсивное поведение, за счет чего они, обычно, чрезвычайно быстро делают покупки: такой человек буквально хватает с витрины первую понравившуюся ему вещь, которая отличается яркостью и непривычным стилем. Ведь внешний вид , ровно как и общий облик гедониста должен быть демонстрацией его главного жизненного девиза: «Я исключительный и достоин лишь всеобщего восхищения». Помимо этого, гедонисту крайне важно ощущать собственную привлекательность и уникальность.

Хорошо или плохо быть гедонистом

С одной стороны, гедонист частенько проявляет себя как настоящий эгоист, ведь прежде всего он заботится о своих выгодах, преимуществах и удобствах. С другой стороны, отчасти эгоизм присущ практически каждому человеку. Ведь в наше время людей, которые совершенно равнодушны к вопросам собственного комфорта, найти практически невозможно.

Наконец, что плохого в том, чтобы жить в свое удовольствие и заботиться о собственном удобстве? Важно только одно: вовремя отыскать тончайшую грань между невинным получением удовольствия и равнодушным отношением к другим людям, их интересам, достоинству и чести.

Видео

Из видео вы узнаете, что такое гедонизм.

Не получили ответ на свой вопрос? Предложите авторам тему.

Появление гедонизма, как этико-психологического учения, берёт своё начало ещё в Древней Греции. Считается, что родоначальником гедонизма был древнегреческий философ Аристипп (435 – 355 гг. до н. э.). Что же подразумевает данное понятие и кого можно назвать гедонистом?

Что такое гедонизм?

Значение определений из различных научных источников сводится к понятию гедонизма как этического учения, согласно которому смысл жизни человека заключается в постоянном стремлении получать наслаждение и всевозможные удовольствия буквально от всего, что его окружает.

Это учение рассматривает чувственную радость, удовольствие, наслаждение как главную цель, мотивацию к жизни, или доказательство нравственности.

Гедонистический образ жизни подразумевает такое поведение человека, которое направлено на получение наслаждения , причём наслаждения как на физическом (от приёма вкусной пищи, интимной близости с партнёром, проживании в комфортных условиях, ношения удобной и качественной одежды и т. п.), так и на духовном уровне (от чтения книг, посещения театров, прослушивания музыки и т. п.).

Чаще всего представитель гедонизма – гедонист – стремится получать больше удовольствия от физических вещей и занятий.

Гедонизм в философии

Гедонизм был представлен его родоначальником – Аристиппом, который утверждал, что душа человека имеет двойственный характер : с одной стороны – это удовольствие, как проявление мягкости, нежное, а с другой – боль, как проявление грубости, резкости души. Таким образом, Аристипп полагал, что путь к счастью лежит в получении максимального наслаждения от своей жизни и избегании неприятных ситуаций, то есть боли. По мнению Аристиппа, истинное удовольствие возможно получить именно на физическом уровне.

Говоря об отдельных проявлениях философии гедонизма, следует отметить такого известного мыслителя, как Эпикур , который, хотя и не был ярым пропагандистом этого этико-философского направления, однако, его научные воззрения имеют множество сходств с ним. Философия Эпикура получила название эвдемонизм , в котором удовольствие определялось как принцип удачливой жизни и целью эвдемонизма (и отчасти гедонизма), по его полаганию, является избавление от страдания и несчастья, а не само получение удовольствия.

Высочайшее наслаждение, как утверждал Эпикур, заключается в полном избавлении от боли и страдания. Следовательно, состояния счастья можно достичь, просто освободившись от боли и беспокойства и через умеренное пользование земными благами – атараксии.

В эпоху абсолютизма гедонизм был одним из ярчайших жизненных принципов, которого придерживалась аристократия XVIII века в Европе. Наиболее полно гедонистические идеи завладели представителями этой эпохи именно во Франции, при правлении Людовика XV. Однако понятие гедонизма в этот период истории сводилось, в основном, к стремлению получать простейшие удовольствия (то есть удовольствия уровня физического, что зачастую считалось проявлением аморального поведения).

Возрождение же всестороннего философского подхода к гедонизму произошло в XIX веке и связано оно с именем британского юриста и философа Джереми Бентама . Бентам был известен тем, что стал родоначальником идеи утилитаризма – этической теории, строящейся на таких основных постулатах, как:

  1. получение удовольствия и избавление от страданий являются смыслом деятельности человека;
  2. полезность человека и его дел для общества – это самый значимый критерий оценки всех явлений;
  3. главным критерием нравственности является ориентир на обретение счастья для наибольшего количества членов общества;
  4. постоянное стремление к расширению всеобщей пользы через достижение гармонии индивидуальных и общественных интересов как основная цепь развития человечества.

Иными словами, Бентам считал, что человек должен иметь «гедонистическую расчётливость» в повседневной жизни.

Кто такие гедонисты?

Это люди, которые на протяжении своей жизни придерживаются принципов гедонизма. Первичной целью для них является получение всевозможных удовольствий и наслаждений; они всячески стремятся к уменьшению страданий.

Все старания гедонистов направлены на то, чтобы наслаждаться жизнью здесь и сейчас, игнорируя потенциальные отрицательные последствия их поступков в будущем.

Полноценная жизнь, по мнению гедониста, есть совокупность приятных ощущений.

Если в настоящий момент что-то доставляет ему удовольствие, это является несомненным поводом для того, чтобы уделить этому занятию всё своё внимание и свободное время до тех пор, пока новое увлечение не сменит старое. Это тот, кто с большим интересом заводит новые знакомства для дружбы или любви, но как только их новизна блёкнет, он тут же находит себе новые привязанности. Поскольку для гедониста ценно только то, что происходит с ним в настоящий момент , он ради минутного удовольствия готов совершать такие поступки, которые могут впоследствии принести ему немало печали.

Безусловно, ещё одна отличительная черта гедонистов – это чрезмерная демонстративность их поведения и стремление находиться в центре внимания . И это тому доказательство:

  1. Они придают чрезмерно большое значение собственной внешности, без их пристального внимания не останется ни одна модная тенденция, причём не только актуальная, но и в перспективе;
  2. Несомненно, им может быть отведена роль законодателей моды;
  3. Они – первооткрыватели новых, экстраординарных, почти неизвестных широкому кругу людей марок.
  4. Они экспериментируют с огромным наслаждением: надевают одежду креативных оттенков, обожают смешивать разные стили.

Для них характерно импульсивное поведение, и покупки очень часто совершаются быстро; этот человек берёт с витрины магазина первую понравившуюся самую яркую вещь и даже не раздумывает над её приобретением. Одежда, как и образ гедониста в целом, должны быть выражением их жизненного кредо: «Я уникален и достоин только вашего восхищения!». Кроме того, для гедонистов важно ощущение своей обезоруживающей привлекательности, поэтому они, несомненно, остановят свой выбор на той одежде, что подчёркивает их исключительность и красоту.

Гедонизм – это учение о том, что человек все поступки совершает ради собственного удовольствия, поэтому только его и можно считать смыслом жизни. Такой подход некоторым представляется аморальным, но абсолютной правды не существует, поэтому выводы придется делать самостоятельно.

Гедонизм – что это?

В переводе с древнегреческого гедонизм – это наслаждение или удовольствие. Учение, носящее это имя, говорит о естественности поиска приятных ощущений, поэтому человек осознанно или нет движется по этому пути. А раз это заложено в людской природе, то вполне логично сознательно направлять свои действия для получения радости. Все учение заканчивается на этом утверждении, потому что эту систему никто не закончил, поэтому поведение его приверженцев может разительно отличаться.

Гедонизм в психологии

Учение зародилось еще до нашей эры, но гедонизм в стал рассматриваться в 20 веке. Выделяют две поведенческие концепции:

  • будущего – действия связаны с предвкушением удовольствия;
  • настоящего – поступки направлены на быстрое получение наслаждения.

Недостаток психологического гедонизма заключается в передаче центральной роли эмоциям, оставляя мыслительную часть на втором плане. На самом деле эмоции только служат маячками при установке собственной системы ценностей. Все же гедонистика позволяет исследовать акцентуации личности на приобретение физиологических удовольствий и престижных предметов, нередко лишенных практического смысла. Такие исследования актуальны благодаря возрастающему числу людей, стремящихся к максимуму наслаждения.

Гедонизм в философии

Аристипп (435-355 гг. до нашей эры) стал основоположником учения, считая, что человеческая душа испытывает два состояния – наслаждение и боль. Путь к счастью лежит в избегании неприятных ощущений и стремлении к приятным. При этом упор делался на физические аспекты. Эпикур говорил, что гедонизм в философии – это полная удовлетворенность своих желаний. Цель на само наслаждение, а свобода от несчастья. По его мнению высшая мера такого удовольствия – атараксия, и умеренность в употреблении любых благ.

Просвещенный гедонизм получил распространение в 18 веке. Аристократия, особенно во Франции часто понимала его, как получение простейших удовольствий. Вернуть понятию философичность помог Иеремия Бентам, который перевел гедонизм на новый уровень, взяв за основу его принцип для своей теории утилитаризма. Она предусматривает такое поведение общества, при котором все его члены могут достигнуть наивысшего наслаждения.


Правила жизни по гедонизму

Учение полностью не сформировано, поэтому четкой системы ценностей нет, и правила гедонизма никто не составлял. Существует только один постулат: высшая цель человека – быть счастливым. А для этого нужно сократить количество неприятных впечатлений и сконцентрироваться на вещах, приносящих радость. То есть разбираться в том, что значит гедонизм, надо на основании собственных ощущений.

Гедонизм — хорошо или плохо?

Однозначного ответа нет, все зависит от личной трактовки понятия. Для кого-то гедонизм – это погоня за новыми, все более сильными впечатлениями, а кто-то считает себя приверженцем учения из-за любви к красивой одежде и принятию ванн с душистой пеной. Понятно, что желание сделать свою повседневность немного приятнее, ничем не грозит. Если же сделать получение удовольствий самоцелью, то можно в итоге остаться только с неприятностями. Рассмотрим, чем опасен гедонизм в его абсолютной форме.

  1. Бесперспективность . Постепенно привычные удовольствия приедаются, нужны новые ступени, но когда и они пройдены, не остается ничего, что могло бы приносить радость.
  2. Трата времени . За поиском наслаждений легко пропустить момент для принятия шагов, решающих будущую жизнь.
  3. Проблемы со здоровьем . Многое из того, что приносит радость на физическом плане, негативно отражается на состоянии здоровья.

Гедонизм и эгоизм

Философскую сторону этого учения часто приравнивают к эгоизму, но это не вполне верно. Принципы гедонизма не предписывают сосредоточенности только на себе, не возбраняется заботиться и о наслаждении окружающих. Существуют две формы: эгоистическая и универсальная. Для первой характерна концентрация на собственных ощущениях, даже если их не разделяют другие. Ценителям второй формы важно, чтобы удовольствие распространялось и на тех, кто рядом с ними.

Гедонизм и христианство

С точки зрения религии все, что не направлено на служение Богу, является суетой, которая не достойна внимания. Поэтому гедонизм – это грех для христиан. Он не только отвлекает от высшей цели, но и замещает ее стремлением к приобретению земных благ. Это если говорить о явлении в общем, не разбирая конкретные случаи, обычное стремление к комфорту вряд ли можно назвать преступлением. Универсальная форма гедонизма тоже не всегда ведет к становлению грешником, помощь другим людям христианством приветствуется.

Нельзя говорить, что любой гедонист – грешник. Каждый случай должен рассматриваться отдельно. Если же самостоятельно разобраться в ситуации не получается, хочется и собственные религиозные убеждения не нарушить, и в комфорте себе не отказывать, то можно посоветоваться с батюшкой. Он и священные тексты лучше знает, и опыт в разрешении таких конфликтов имеет. Правда, он тоже может ошибаться, поэтому окончательное решение остается за самим человеком.


Известные гедонисты

В современном обществе практически на любого из селебрити можно поставить пробу «гедонист». Даже если некоторые из них и занимаются благотворительностью, то произошло это только после удовлетворения собственной жажды приятных впечатлений. Это относится не только к нашему веку, ценители комфортной жизни были всегда. После Эпикура, выведшего собственную формулу гедонизма, учение получило новую жизнь в эпоху Возрождения. Тогда его приверженцами стали Петрарка, Боккаччо и Раймонди.

Затем Адриан Гельвеций и Спиноза примкнули к учению, соотнеся удовольствия человека с общественными интересами. Томас Гоббс также выступал за ограничения, предложив принцип «не поступай с другими так, как не хочешь, чтобы поступили с тобой». Этом принципу следовали не все, самым ярким примером отказа от религиозных, нравственных и правовых рамок стали труды маркиза де Сада.

Книги про гедонизм

Явлением интересовались многие, его серьезно изучали философы и психологи, описания можно встретить и в художественной литературе. Вот некоторые книги о гедонизме.

  1. «Принципы этики» Джордж Мур . Английский философ размышляет о природе явления и указывает на ошибку – смешение понятия блага и средства его достижения.
  2. «Мозг и удовольствия» Дэвид Линден . Книга рассказывает о новейших достижениях в области нейробиологии, которые позволили по-новому взглянуть на получение удовольствия и образование зависимости от него.
  3. «Портрет Дориана Грея» Оскар Уайльд . Известное произведение, претерпевшее не одну экранизацию, демонстрирует самые негативные стороны и последствия гедонизма.
  4. «О дивный новый мир» Олдос Хаксли . Вся общественная жизнь построена на принципах достижения удовольствия. Результаты такого эксперимента описываются в произведении.
  5. «Последний секрет» Бернар Вербер . Герои этого фантастического романа пытаются заглянуть в человеческие мысли и найти причину, побуждающую совершать любые поступки.

Обратите внимание на наше общество. Оно разделено на части по критерию «искренняя улыбка на лице, излучающая позитив», причём, гораздо больше людей вечно недовольны чем-то, и сей факт не обязательно зависит от материального статуса или семейного благополучия. Абсолютно здоровые и успешные люди не умеют быть счастливыми и получать удовольствие от факта самой жизни.

Человек, который наслаждается жизнью и постоянно счастлив, зачастую становится изгоем общества. Гедонист – это человек, который способен взять от жизни всё, при этом может отдавать часть наслаждений другим, его основной целью является постоянное получения ощущения кайфа и состояние вечного счастья.

В наши дни студенты только и делают, что жалуются на нищету, на то, как трудно поддерживать беспутный, гедонистический образ жизни.
Джонатан Коу. Дом сна

Зарождение гедонизма — корнями глубоко в истории

Любая культура определяется своими учителями и основателями. Гедонизм уже можно признать за тот факт, что зародился он давно, ещё в Древней Греции, а основоположником данного направления стал ученик, уважаемого до сих пор, великого Сократа.

Фрейд, развивая данное учение, определил, что человек со дня своего рождения является природным гедонистом, но со временем всё приедается, а для получения удовольствия от жизни требуется контроль над своими действиями и метод «потрудился, постарался – насладись жизнью».

Гедонист: смысл жизни в значении слова

Кто такой гедонист, определим значение слова. Гедонизм – это система убеждений, принципов и ценностей человека, определяющих высшей своей жизненной миссией получение ежесекундного наслаждения.

Возможно, общество и готово поддержать благие порывы быть счастливым, но не методы, которыми большинство гедонистов достигают свой «потолок» наслаждения.

Способы получения постоянного кайфа гедонистами

Гедонист убеждён, что ради получения наслаждения можно пожертвовать, установленными негласно в обществе, нормами морали, чести и этики.


Рассмотрим основные способы получения удовольствия гедонистами:
  1. секс;
  2. алкоголь;
  3. хобби;
  4. работа;
  5. друзья;
  6. признание;
  7. достижение высшего духовного развития.
Кроме основных способов, ведущих к блаженству, гедонист способен ловить моменты счастья от любых мелочей: будь то созерцание природы, организация вечеринок, путешествие по всему миру, даже добродетель может стать причиной осознания полного счастья.

Наши ожидания как преграда к гедонизму

Гедонист – это, прежде всего, термин философский. С точки зрения психологии человека, оценку своему состоянию может дать только он сам, а она складывается из его ожиданий и отношении к жизни и ситуациям, которые в ней происходят. К примеру, человек может «ловить» абсолютный кайф при употреблении лапши быстрого приготовления, тогда как другому необходимо для обретения счастья сходить поужинать в элитный ресторан любимой кухни. В обоих случаях они оба получают максимальное удовольствие.

В сексуальных отношениях также может происходить подмена понятий. Для кого-то секс с любимой супругой один раз в неделю абсолютное блаженство, а кому-то необходима ежедневная близость с разными партнёрами. Гораздо ближе к термину «гедонизм» станет тот, кто в своей голове настроит шкалу «счастья» и постарается реализовать себя в соответствии с ней.

Гедонист убеждён, что счастливым его делает он сам, поэтому удовлетворяя первичные потребности необходимо заранее определить планку, которая позволит, реализовывая их по минимуму, получить максимум удовольствия.

Гедонист и эгоист — разные люди?

Зачастую гедонистов не любят, так как считают, что они живут только для себя, на самом деле это совсем не так. Когда рядом счастливые люди, их число с каждым днём растёт, можно заразить оптимизмом, но сделать это намного сложнее, чем распустить вокруг негатив.

Гедонисты стараются развиваться постоянно, ведь деградируя можно получить лишь краткосрочный кайф, в основном этим страдают алкоголики и наркоманы. Поэтому получать удовольствие желательно, не нанося вред другим, а в первую очередь самим себе.

Гедонист приближается к эгоисту в стремлении постичь себя духовно, узнать предназначение собственного «я» и наделить его в своей голове абсолютным счастьем. Человек, который переводит бабушек через дорогу, помогает близким материально, готов оказать моральную поддержку родным, тоже может быть гедонистом, но лишь при условии, что от своих добрых дел он становится счастливее с каждой минутой.

Чего боится гедонист?

Самое страшное слово для гедонистов это «долг». Если Вы скажете ему, что он должен что-то сделать или в его обязательство входят следующие действия, ответом станут порицание и равнодушие.

Любое сопротивление в его организме, отделяющее его от получения удовольствия, бесполезное по убеждению гедониста действие приводит человеческий механизм в ступор. Он превращается в отрицательный персонаж, как для общества в целом, так и для своей семьи и друзей.

Гедонист может являться человеком максимально ответственным, выполнять все поручения качественно и в срок, но не нужно его подталкивать и торопить, и, особенно, навязывать ему своё собственное мнение.

Гедонисты среди нас

Внимательно присмотревшись к своим друзьям, коллегам на работе, родным и близким, легко выявить гедониста. В основном это творческие люди, ведущие отличный от основной массы людей образ жизни, зачастую выглядят, либо стремятся казаться моложе своих лет, могут быть очень активными, либо философски смотрящие на жизнь. Обладают отличительным чувством юмора, самоиронии, ранимые, чувствительные, романтичные.

Если Вы сможете заглянуть в их душу и понять их, то Вам с ними рядом будет интересно проводить время, общаться и даже вести бизнес.

Заключение

Подведём итог: гедонисты среди нас и этот фактор нельзя опровергнуть. Пока мы не поймём их душу и не разделим часть взглядов, нам сложно принять их в свой круг.

Гедонист – это человек, который способен принести обществу пользу, не причинив вреда своим убеждениям и принципам.

Ваш выбор становиться гедонистом или не принимать данное учение вовсе, но уважать человека, способного быть счастливым, просто необходимо, ведь мир развивается лишь при позитивном к нему отношении, а не наоборот.

Попробуйте ответить на ряд вопросов: насколько в Вас развит гедонизм, кого из своих знакомых Вы определите как истинного гедониста, и дайте оценку своему отношению к этому термину?

Гедонизм | Интернет-энциклопедия философии

Термин «гедонизм» от греческого ἡδονή ( hēdonē) , означающего удовольствие, относится к нескольким связанным теориям о том, что для нас хорошо, как мы должны вести себя и что побуждает нас вести себя так, как мы. Все гедонистические теории определяют удовольствие и боль как единственные важные элементы тех явлений, которые они призваны описывать. Если бы гедонистические теории идентифицировали удовольствие и боль как всего лишь два важных элемента, вместо только важных элементов того, что они описывают, тогда они не были бы столь непопулярны, как все они.Однако утверждение, что удовольствие и боль — это только исключительно важных вещей, — вот что делает гедонизм отличительным и философски интересным.

Философские гедонисты склонны сосредотачиваться на гедонистических теориях ценностей и особенно благополучия (хорошей жизни для того, кто этим живет). Как теория ценностей гедонизм утверждает, что все и только удовольствие по своей сути ценно, а все и только боль по своей сути не ценно. Гедонисты обычно определяют удовольствие и боль широко, включая как физические, так и психические явления.Таким образом, считается, что и легкий массаж, и воспоминания о приятных воспоминаниях вызывают удовольствие, а укол пальца ноги и слух о смерти любимого человека считаются причиняющими боль. С таким определением удовольствия и боли гедонизм как теория о том, что для нас является ценным, интуитивно привлекателен. Действительно, его привлекательность подтверждается тем фактом, что почти все исторические и современные трактовки благополучия отводят хотя бы некоторое пространство для обсуждения гедонизма. К несчастью для гедонизма, дискуссии редко подтверждают его, а некоторые даже сожалеют о его сосредоточенности на удовольствии.

Эта статья начинается с разъяснения различных типов гедонистических теорий и ярлыков, которые им часто дают. Затем рассматривается древнее происхождение гедонизма и его последующее развитие. Большая часть этой статьи посвящена описанию важных теоретических разделов в рамках пруденциального гедонизма и обсуждению основных критических замечаний в отношении этих подходов.

Содержание

  1. Типы гедонизма
    1. Народный гедонизм
    2. Ценностный гедонизм и благоразумный гедонизм
    3. Мотивационный гедонизм
    4. Нормативный гедонизм
    5. Гедонистический эгоизм
    6. Гедонистический утилитаризм
  2. Истоки гедонизма
    1. Cārvāka
    2. Аритипп и Киренаики
    3. Эпикур
    4. Пример Oyster
  3. Развитие гедонизма
    1. Бентам
    2. Мельница
    3. Мур
  4. Современные разновидности гедонизма
    1. Основные подразделения
    2. Удовольствие как ощущение
    3. Удовольствие как бесценный опыт
    4. Удовольствие как сторонник отношения
  5. Современные возражения
    1. Удовольствие — не единственный источник внутренней ценности
    2. Некоторое удовольствие не ценно
    3. Нет последовательного и объединяющего определения удовольствия
  6. Будущее гедонизма
  7. Ссылки и дополнительная литература
    1. Первичные источники
    2. Вторичные и смешанные источники

1.Типы гедонизма

а. Народный гедонизм

Когда термин «гедонизм» используется в современной литературе или нефилософами в их повседневных разговорах, его значение сильно отличается от значения, которое он принимает в дискуссиях философов. Не-философы склонны думать о гедонисте как о человеке, который ищет удовольствия для себя, не обращая особого внимания на собственное будущее благополучие или благополучие других. Таким образом, согласно нефилософам, стереотипный гедонист — это тот, кто никогда не упускает возможности насладиться сексом, наркотиками и рок-н-роллом, даже если такие послабления могут привести к проблемам в отношениях, проблемам со здоровьем и т. Д. сожаления или печаль для себя или других.Философы обычно называют это повседневное понимание гедонизма «народным гедонизмом». Народный гедонизм представляет собой грубое сочетание мотивационного гедонизма, гедонистического эгоизма и безрассудного отсутствия предвидения.

г. Ценностный гедонизм и благоразумный гедонизм

Когда философы обсуждают гедонизм, они, скорее всего, имеют в виду гедонизм в отношении ценностей, и особенно немного более конкретную теорию, гедонизм в отношении благополучия. Гедонизм как теория ценности (лучше всего называемая ценностным гедонизмом) утверждает, что все и только удовольствие по своей сути ценно, а все и только боль по своей сути бесценна.Термин «по сути» является важной частью определения и лучше всего понимается в отличие от термина «инструментально». Что-то действительно ценно, если ценно само по себе. Считается, что удовольствие само по себе ценно, потому что, даже если оно не принесло никакой другой пользы, его все равно было бы полезно испытать. Деньги — пример инструментального блага; его ценность для нас зависит от того, что мы можем с ним сделать (что мы можем на него купить). Тот факт, что огромная сумма денег не имеет ценности, если никто ничего не продает, показывает, что деньги не обладают внутренней ценностью.Ценностный гедонизм сводит все ценное к удовольствию. Например, ценностный гедонист объяснил бы инструментальную ценность денег, описывая, как вещи, которые мы можем купить за деньги, такие как еда, жилье и товары, обозначающие статус, приносят нам удовольствие или помогают избежать боли.

Гедонизм как теория благополучия (лучше всего именуемый пруденциальным гедонизмом) более конкретен, чем гедонизм ценностей, потому что он оговаривает, какое значение составляет для . Благоразумный гедонизм утверждает, что все и только удовольствие по своей сути делает жизнь людей лучше для них и все, и только боль по своей сути делает их жизнь хуже для них .Некоторые философы заменяют «людей» на «животных» или «разумные существа», чтобы более широко применять благоразумный гедонизм. Хороший пример этого — работа Питера Сингера о животных и этике. Зингер задается вопросом, почему некоторые люди видят внутреннюю неценность человеческой боли, но при этом не соглашаются с тем, что для разумных животных, не являющихся людьми, испытывать боль вредно.

Когда благоразумные гедонисты заявляют, что счастье — это то, что они ценят больше всего, они подразумевают, что счастье понимается как преобладание удовольствия над болью.Важное различие между благоразумным гедонизмом и народным гедонизмом состоит в том, что благоразумные гедонисты обычно понимают, что стремление к удовольствию и избегание боли в краткосрочной перспективе не всегда является лучшей стратегией для достижения наилучшего долгосрочного баланса удовольствия над болью.

Пруденциальный гедонизм является неотъемлемой частью нескольких производных типов гедонистической теории, каждая из которых занимала видное место в философских дебатах прошлого. Поскольку благоразумный гедонизм играет эту важную роль, большая часть этой статьи посвящена благоразумному гедонизму.Однако сначала кратко обсуждаются основные производные типы гедонизма.

г. Мотивационный гедонизм

Мотивационный гедонизм (чаще именуемый менее описательным названием «психологический гедонизм») — это теория, согласно которой все наше поведение определяется желанием получить удовольствие и избежать боли. Большинство описаний мотивационного гедонизма включают как сознательные, так и бессознательные желания удовольствия, но подчеркивают последнее. Эпикур, Уильям Джеймс, Зигмунд Фрейд, Джереми Бентам, Джон Стюарт Милль и (по одной интерпретации) даже Чарльз Дарвин — все они выступали за разновидности мотивационного гедонизма.Бентам использовал эту идею в поддержку своей теории гедонистического утилитаризма (обсуждается ниже). Слабые версии мотивационного гедонизма утверждают, что желание искать удовольствия и избегать боли часто или всегда оказывает некоторое влияние на наше поведение. Слабые версии обычно считаются бесспорно верными и не особенно полезными для философии.

Философов больше интересовали убедительные теории мотивационного гедонизма, которые утверждают, что все поведение определяется желанием получить удовольствие и избежать боли (а — только этими желаниями).Серьезные объяснения мотивационного гедонизма использовались для поддержки некоторых нормативных типов гедонизма и аргументации против негедонистических нормативных теорий. Одним из наиболее заметных упоминаний мотивационного гедонизма является пример Платона «Кольцо Гигеса» в The Republic . Платоновский Сократ обсуждает с Главконом, как люди отреагировали бы, если бы у них было кольцо, которое дает его владельцу огромные силы, включая невидимость. Главкон считает, что сильная версия мотивационного гедонизма верна, а Сократ — нет.Главкон утверждает, что, ободренный силой, обеспечиваемой Кольцом Гигеса, каждый уступит врожденному и вездесущему желанию преследовать свои собственные цели за счет других. Сократ не согласен, утверждая, что хорошие люди смогут преодолеть это желание из-за их сильной любви к справедливости, воспитанной через философствование.

Сильные версии мотивационного гедонизма в настоящее время получают очень мало поддержки по тем же причинам. Известно множество примеров действий, которые, казалось бы, причиняли боль, совершаемых из чувства долга — от солдата, который прыгает на гранату, чтобы спасти своих товарищей, до того времени, когда вы спасли пойманную собаку, только чтобы (предсказуемо) ее укусили. процесс.Интроспективные данные также противоречат убедительным аргументам в пользу мотивационного гедонизма; Многие решения, которые мы принимаем, кажутся основанными не на поиске удовольствия и избегании боли, а на иных мотивах. По этим причинам бремя доказывания, как полагают, лежит непосредственно на плечах любого, кто желает отстаивать сильное мнение о мотивационном гедонизме.

г. Нормативный гедонизм

Ценностный гедонизм, иногда с помощью мотивационного гедонизма, использовался для аргументации конкретных теорий правильного действия (теорий, объясняющих, какие действия морально допустимы или недопустимы и почему).Теория о том, что следует стремиться к счастью (стремиться к удовольствию и избегать боли), называется нормативным гедонизмом, а иногда и этическим гедонизмом. Существует два основных типа нормативного гедонизма: гедонистический эгоизм и гедонистический утилитаризм. Оба типа обычно используют счастье (определяемое как удовольствие минус боль) в качестве единственного критерия для определения моральной правильности или неправильности действия. Важные вариации внутри каждого из этих двух основных типов определяют в качестве морального критерия либо фактическое конечное счастье (после действия), либо прогнозируемое конечное счастье (до действия).Хотя оба основных типа нормативного гедонизма обвиняются в отвращении, гедонистический эгоизм считается наиболее оскорбительным.

e. Гедонистический эгоизм

Гедонистический эгоизм — это гедонистическая версия эгоизма, теория, согласно которой мы должны, с моральной точки зрения, делать то, что больше всего отвечает нашим интересам. Гедонистический эгоизм — это теория, согласно которой мы, с моральной точки зрения, должны делать то, что делает нас наиболее счастливыми — то есть то, что доставляет нам наибольшее чистое удовольствие после того, как устранена боль.Самая отвратительная черта этой теории состоит в том, что никому не нужно приписывать какую-либо ценность последствиям для кого-либо, кроме себя. Например, эгоист-гедонист, который не чувствовал себя опечаленным воровством, был бы морально обязан воровать даже у нуждающихся сирот (если бы он думал, что ему это сойдет с рук). Потенциальные защитники гедонистического эгоизма часто указывают на то, что совершение актов воровства, убийства, предательства и т.п. не сделает их в целом более счастливыми из-за вины, страха быть пойманным и шанса быть пойманным и наказанным.Однако потенциальные защитники склонны сдаваться, когда указывается, что гедонистический эгоист морально обязан своей собственной теорией проводить необычный вид практического образования; короткий и, возможно, болезненный период обучения, который снижает их моральные эмоции сочувствия и вины. Такое образование может быть достигнуто путем снижения чувствительности к пыткам невиновных и их применения. Если бы гедонистические эгоисты прошли такое обучение, их сниженная способность к сочувствию и вине позволила бы им воспользоваться любой возможностью для выполнения приятных, но обычно вызывающих чувство вины действий, таких как воровство у бедных.

Гедонистический эгоизм очень непопулярен среди философов не только по этой причине, но и потому, что он страдает от всех возражений, относящихся к благоразумному гедонизму.

ф. Гедонистический утилитаризм

Гедонистический утилитаризм — это теория, согласно которой правильное действие — это то, которое приносит (или, скорее всего, произведет) наибольшее чистое счастье для всех, кого это касается. Гедонистический утилитаризм часто считается более справедливым, чем гедонистический эгоизм, потому что счастье всех участников (всех, кто затронут или может быть затронут) принимается во внимание и имеет равный вес.Гедонистские утилитаристы, таким образом, склонны выступать за то, чтобы не воровать у нуждающихся сирот, потому что это обычно делает сироту гораздо менее счастливой, а вора (вероятно, более обеспеченного) лишь немного счастливее (при условии, что он не чувствует вины). Несмотря на равное отношение ко всем людям, гедонистический утилитаризм по-прежнему вызывает возражения у некоторых, поскольку он не придает внутренней моральной ценности справедливости, дружбе, правде или любому из многих других благ, которые некоторые считают неснижаемо ценными. Например, гедонист-утилитарист был бы морально обязан публично казнить своего невинного друга, если бы это был единственный способ обеспечить максимальное счастье в целом.Хотя маловероятно, такая ситуация могла бы возникнуть, если бы ребенок был убит в маленьком городке, а отсутствие подозреваемых привело бы к крупномасштабному межэтническому насилию. Некоторые философы утверждают, что казнь невинного друга аморальна именно потому, что игнорирует внутренние ценности справедливости, дружбы и, возможно, истины.

Гедонистический утилитаризм редко одобряется философами, но в основном из-за его опоры на пруденциальный гедонизм, а не на его утилитарный элемент. Негедонистические версии утилитаризма примерно так же популярны, как и другие ведущие теории правильного действия, особенно когда рассматриваются действия институтов.

2. Истоки гедонизма

а. Cārvāka

Возможно, самое раннее письменное упоминание о гедонизме происходит из Cārvāka, индийской философской традиции, основанной на сутрах Бархаспатья. Чарвака существовала две тысячи лет (примерно с 600 г. до н. Э.). В частности, Чарвака пропагандировал скептицизм и гедонистический эгоизм, согласно которым правильное действие — это то, что приносит актеру наибольшее чистое удовольствие. Чарвака признал, что некоторая боль часто сопровождалась или позже вызывалась чувственным удовольствием, но это удовольствие того стоило.

г. Аритипп и Киренаики

Киренаики, основанные Аристиппом (ок. 435-356 до н. Э.), Также были скептиками и гедонистами-эгоистами. Хотя скудность оригинальных текстов не позволяет с уверенностью изложить все обоснования позиций киренаиков, их общая позиция достаточно ясна. Киренаики верили, что удовольствие — это высшее благо, и каждый должен стремиться к немедленным удовольствиям для себя. Они считали телесные удовольствия лучше, чем умственные, предположительно потому, что они были более яркими или заслуживающими доверия.Киренаики также рекомендовали стремиться к немедленным удовольствиям и избегать немедленных страданий, не обращая внимания на будущие последствия. Их доводы в пользу этого еще менее ясны, но наиболее правдоподобно связаны с их скептическими взглядами — возможно, то, в чем мы можем быть уверены в этом неопределенном существовании, — это наши нынешние телесные удовольствия.

г. Эпикур

Эпикур (ок. 341-271 до н. Э.), Основатель эпикурейства, разработал нормативный гедонизм, разительно контрастирующий с гедонизмом Аристиппа.Эпикуреизм Эпикура также совершенно противоположен обычному употреблению эпикурейства; в то время как мы, возможно, хотели бы отправиться в роскошный «эпикурейский» отпуск, наполненный изысканными блюдами и умеренно обильным винами, Эпикур предупредил бы нас, что мы только настраиваем себя на будущую боль. Для Эпикура счастье было полным отсутствием телесных и особенно душевных болей, включая страх перед богами и желания чего-либо, кроме самых элементарных жизненных потребностей. Даже имея в наличии лишь ограниченные излишества древней Греции, Эпикур советовал своим последователям избегать городов и особенно рынков, чтобы ограничить возникающие при этом желания ненужных вещей.Как только мы испытаем ненужные удовольствия, например, от секса и обильной пищи, мы будем страдать от болезненных и трудных для удовлетворения желаний большего и лучшего того же самого. Эпикур утверждал, что какими бы богатыми мы ни были, наши желания в конечном итоге превзойдут наши возможности и помешают нашей способности жить спокойной и счастливой жизнью. Эпикуреизм в целом эгоистичен в том смысле, что он побуждает каждого стремиться к счастью для себя. Однако эпикурейцы вряд ли совершат какие-либо эгоистичные поступки, которых мы могли бы ожидать от других эгоистов, потому что эпикурейцы приучают себя желать только самого основного, что дает им очень мало причин для того, чтобы вмешиваться в дела других.

г. Пример устрицы

За исключением короткого периода, обсуждаемого ниже, гедонизм в целом был непопулярным с момента его зарождения. Хотя критика древних форм гедонизма была многочисленна и разнообразна, одна, в частности, цитировалась очень часто. В «Филебе» Сократ Платона и один из его многочисленных противников, в данном случае Протарх, обсуждают роль удовольствия в хорошей жизни. Сократ просит Протарха представить себе жизнь без особого удовольствия, но полную высших когнитивных процессов, таких как знание, предусмотрительность и сознание, и сравнить ее с жизнью, которая является противоположной.Сократ описывает эту противоположную жизнь как имеющую совершенное удовольствие, но умственную жизнь устрицы, указывая на то, что субъект такой жизни не сможет оценить ни одного удовольствия внутри нее. Мучительная мысль о приятной, но бездумной жизни устрицы заставляет Протарха отказаться от своих гедонистических аргументов. Пример с устрицами теперь легко избежать, пояснив, что удовольствие лучше всего понимать как сознательное переживание, поэтому любое ощущение, которое мы не осознаем сознательно, не может быть удовольствием.

3. Развитие гедонизма

а. Бентам

Нормативный и мотивационный гедонизм были наиболее популярны в период расцвета эмпиризма в 18 и 19 веках. Действительно, это единственный период, в течение которого любой вид гедонизма вообще мог считаться популярным. В этот период особое влияние оказали два гедонистских утилитариста, Джереми Бентам (1748-1832) и его протеже Джон Стюарт Милль (1806-1873). Их теории во многом схожи, но заметно различаются по природе удовольствия.

Бентам приводил доводы в пользу нескольких типов гедонизма, в том числе тех, которые сейчас называются пруденциальным гедонизмом, гедонистическим утилитаризмом и мотивационным гедонизмом (хотя его приверженность сильному мотивационному гедонизму в конечном итоге пошла на убыль). Бентам утверждал, что счастье — это высшее благо, а счастье — это удовольствие и отсутствие боли. Он признавал эгоистическую и гедонистическую природу мотивации людей, но утверждал, что максимизация коллективного счастья является правильным критерием морального поведения.Принцип величайшего счастья Бентама гласит, что действия аморальны, если они не являются действиями, которые, как представляется, максимизируют счастье всех людей, которые могут быть затронуты; Только действие, которое кажется максимальным для счастья всех людей, которых оно может затронуть, является нравственно правильным действием.

Бентам изобрел принцип величайшего счастья, чтобы оправдать правовые реформы, за которые он также выступал. Он понимал, что не может окончательно доказать, что этот принцип является правильным критерием морально правильного действия, но также думал, что его следует принять, потому что он был справедливым и лучше существующих критериев оценки действий и законодательства.Бентам считал, что его гедонический расчет можно применить к ситуациям, чтобы увидеть, что с моральной точки зрения следует делать в той или иной ситуации. Гедонический расчет — это метод подсчета количества удовольствия и боли, которые могут быть вызваны различными действиями. Гедонический расчет требовал методологии измерения удовольствия, которая, в свою очередь, требовала понимания природы удовольствия и, в частности, того, какие аспекты удовольствия были для нас ценными.

Гедонический расчет Бентама определяет несколько аспектов удовольствия, которые влияют на его ценность, включая достоверность, близость, степень, интенсивность и продолжительность.Гедонический расчет также использует два аспекта действий, связанных с будущим удовольствием или болью, — плодовитость и чистоту. Уверенность относится к вероятности того, что удовольствие или боль возникнут. Под предрасположенностью понимается, как долго (с точки зрения времени) до удовольствия или боли. Плодовитость относится к вероятности того, что удовольствие или боль приведут к большему количеству одних и тех же ощущений. Чистота относится к вероятности того, что удовольствие или боль приведут к некоторым противоположным ощущениям. Степень относится к количеству людей, на которых может повлиять удовольствие или боль.Интенсивность относится к ощущаемой силе удовольствия или боли. Продолжительность относится к тому, как долго вы испытываете удовольствие или боль. Следует отметить, что внутреннюю ценность для человека имеют только интенсивность и продолжительность. Уверенность, близость, плодовитость и чистота — все это инструментально ценно для человека, потому что они влияют на вероятность того, что человек почувствует в будущем удовольствие и боль. Объем не имеет прямого значения для благополучия человека, потому что он относится к вероятности того, что другие люди будут испытывать удовольствие или боль.

Включение Бентамом определенности, близости, плодовитости и чистоты в гедонический исчисление помогает отличить его гедонизм от народного гедонизма. Народные гедонисты редко задумываются о том, насколько вероятно, что их действия приведут к будущему удовольствию или боли, вместо этого сосредотачиваясь на стремлении к немедленному удовольствию и избегании немедленной боли. Таким образом, хотя народные гедонисты вряд ли будут готовиться к экзамену, любой, кто пользуется гедоническим исчислением Бентама, рассмотрит будущие преимущества для себя (и, возможно, других) от сдачи экзамена, а затем незамедлительно приступит к учебе.

Что наиболее важно для гедонического исчисления Бентама, удовольствие от разных источников всегда измеряется по этим критериям одинаково, то есть удовольствиям от особо моральных, чистых или культурно сложных источников не придается никакой дополнительной ценности. Например, Бентам считал, что удовольствие от игровой канцелярской кнопки было для нас столь же ценно, как удовольствие от музыки и стихов. Поскольку теория благоразумного гедонизма Бентама фокусируется на количестве удовольствия, а не на его исходном качестве, ее лучше всего описать как разновидность количественного гедонизма.

г. Мельница

Безразличное отношение Бентама к источнику удовольствий привело к тому, что другие пренебрегли его гедонизмом как философией свиньи. Даже его ученик, Джон Стюарт Милль, задавался вопросом, должны ли мы верить, что довольная свинья ведет лучшую жизнь, чем неудовлетворенный человек, или что довольный дурак ведет лучшую жизнь, чем неудовлетворенный Сократ — результаты, которые, похоже, подтверждают количественный гедонизм Бентама.

Как и Бентам, Милль поддерживал разновидности гедонизма, ныне именуемые пруденциальным гедонизмом, гедонистическим утилитаризмом и мотивационным гедонизмом.Милль также считал, что счастье, определяемое как удовольствие и избегание боли, является высшим благом. Гедонизм Милля отличается от гедонизма Бентама в его понимании природы удовольствия. Милль утверждал, что удовольствия могут различаться по качеству, быть либо более высокими, либо более низкими. Милль использовал различие между высшими и низшими удовольствиями, пытаясь избежать критики, что его гедонизм был просто еще одной философией свиньи. Низшие удовольствия связаны с телом, которые мы разделяем с другими животными, например, удовольствие от утоления жажды или занятия сексом.Высшие удовольствия связаны с умом, которые считались уникальными для людей, например, удовольствие от прослушивания оперы, добродетельных действий и философствования. Милль оправдал это различие, утверждая, что те, кто испытал оба типа удовольствия, понимают, что высшие удовольствия гораздо более ценны. Он отклонил возражения против этого утверждения, заявив, что тем, кто не согласен, не хватало опыта высших удовольствий или способности к такому опыту. Для Милля высшие удовольствия не отличались от низших удовольствий просто по степени; они были разными по натуре.Поскольку теория благоразумного гедонизма Милля фокусируется на качестве удовольствия, а не на его количестве, ее лучше всего описать как разновидность качественного гедонизма.

г. Мур

Джордж Эдвард Мур (1873–1958) сыграл важную роль в прекращении кратковременного расцвета гедонизма. Критика Муром гедонизма в целом и гедонизма Милля в частности часто приводилась в качестве веских причин для отказа от гедонизма даже спустя десятилетия после его смерти. Действительно, со времен Дж. Э. Мура гедонизм рассматривался большинством философов как изначально интуитивно понятное и интересное семейство теорий, но при ближайшем рассмотрении имело недостатки.Мур был плюралистом в отношении ценностей и убедительно возражал против центрального утверждения сторонников ценностного гедонизма — что все и только удовольствие является носителем внутренней ценности. Самым разрушительным возражением Мура против гедонизма была его груда мерзких примеров. Сам Мур думал, что куча грязных примеров полностью опровергает то, что он считал единственной потенциально жизнеспособной формой благоразумного гедонизма: сознательное удовольствие — единственное, что положительно способствует благополучию. Мур использовал кучу грязных примеров, чтобы доказать, что благоразумный гедонизм ложен, потому что удовольствие — не единственная ценность.

В примере с кучей грязи Мур просит читателя представить два мира, один из которых чрезвычайно красив, а другой — отвратительную кучу грязи. Затем Мур инструктирует читателя представить, что никто никогда не познает ни один из этих миров, и спрашивает, лучше ли для существования прекрасного мира, чем грязного. Как и ожидал Мур, его современники были склонны соглашаться с тем, что было бы лучше, если бы прекрасный мир существовал. Основываясь на этом соглашении, Мур делает вывод, что прекрасный мир более ценен, чем куча грязи, и, следовательно, красота должна быть ценной.Затем Мур пришел к выводу, что все потенциально жизнеспособные теории благоразумного гедонизма (те, которые ценят только сознательные удовольствия) должны быть ложными, потому что нечто, а именно красота, является ценным, даже если из этого нельзя получить сознательное удовольствие.

Грязный пример Мура редко использовался для возражения против благоразумного гедонизма с 1970-х годов, потому что он не имеет прямого отношения к благоразумному гедонизму (он оценивает миры, а не жизни). Другие возражения Мура против благоразумного гедонизма также потеряли популярность примерно в то же время.Упадок этих аргументов частично был вызван растущими возражениями против них, но главным образом потому, что были разработаны аргументы, более подходящие для задачи опровержения благоразумного гедонизма. Эти аргументы обсуждаются после того, как ниже будут представлены современные разновидности гедонизма.

4. Современные разновидности гедонизма

а. Основные подразделения

Защищалось несколько современных разновидностей гедонизма, хотя, как правило, всего лишь горсткой философов или меньше одновременно.Теоретически доступны и другие разновидности гедонизма, но они практически не обсуждались. Современные разновидности пруденциального гедонизма можно сгруппировать в зависимости от того, как они определяют удовольствие и боль, как это делается ниже. Помимо предоставления различных представлений о том, что такое удовольствие и боль, современные разновидности пруденциального гедонизма также расходятся во мнениях относительно того, какой аспект или аспекты удовольствия ценны для благополучия (и наоборот, для боли).

Наиболее известное разногласие по поводу того, какие аспекты удовольствия являются ценными, происходит между количественными и качественными гедонистами.Количественные гедонисты утверждают, что ценность удовольствия для благополучия зависит только от количества удовольствия, и поэтому их интересуют только такие измерения удовольствия, как продолжительность и интенсивность. Количественный гедонизм часто обвиняют в переоценке животных, простых и развратных удовольствий.

Качественные гедонисты утверждают, что, помимо параметров, связанных с количеством удовольствия, один или несколько параметров качества могут влиять на то, как удовольствие влияет на благополучие.Параметры качества могут быть основаны на том, насколько познавательным или телесным является удовольствие (как это было у Милля), моральным статусом источника удовольствия или каким-либо другим параметром, не связанным с количеством. Качественный гедонизм критикуется некоторыми за то, что он ввел в благополучие ценности, отличные от удовольствия, путем ошибочного обозначения их как измерений удовольствия. То, как эти качества выбираются для включения, также критикуют за то, что они произвольны или произвольны, потому что включение этих измерений удовольствия часто является прямым ответом на возражения, с которыми количественный гедонизм не может легко справиться.Иными словами, включение этих размеров часто обвиняют в том, что это упражнение по заштукатуриванию дыр, а не в выводе следствия из существующих теоретических предпосылок. Другие утверждали, что любые измерения качества лучше объяснить количественными измерениями. Например, они могут утверждать, что моральные удовольствия не выше по качеству, чем аморальные, но что моральные удовольствия инструментально более ценны, потому что они, вероятно, приведут к большему количеству моментов удовольствия или меньшему количеству моментов боли в будущем.

Гедонисты также расходятся во взглядах на то, как ценность удовольствия соотносится с ценностью боли. Это не практическое разногласие по поводу того, как лучше всего измерить удовольствие и боль, а скорее теоретическое разногласие по поводу сравнительной ценности, например, что боль хуже для нас, чем эквивалентное количество удовольствия полезно для нас. По умолчанию одна единица удовольствия (иногда называемая хедоном) эквивалентна, но противоположна по значению одной единице боли (иногда называемой долор).Некоторые гедонистские утилитаристы утверждали, что уменьшение боли следует рассматривать как более важное значение, чем увеличение удовольствия, иногда по эпикурейской причине, согласно которой боль кажется нам хуже, чем эквивалентное количество удовольствия полезно для нас. Представьте, что волшебный джинн предлагает вам сыграть с ним в игру. Игра состоит из того, что вы подбрасываете честную монету. Если монета упадет орлом, вы сразу почувствуете прилив очень сильного удовольствия, а если монета выпадет решкой, вы сразу же почувствуете прилив очень сильной боли.В ваших интересах играть в эту игру?

Другая область разногласий между некоторыми гедонистами заключается в том, является ли удовольствие полностью внутренним для человека или оно включает внешние элементы. Интернационализм в отношении удовольствия — это тезис о том, что каким бы ни было удовольствие, оно всегда и только внутри человека. С другой стороны, экстернализм удовольствия — это тезис о том, что удовольствие — это больше, чем просто состояние индивидуума (то есть, что необходимый компонент удовольствия находится вне индивидуума).Экстерналисты удовольствия могут, например, описать удовольствие как функцию, которая является посредником между нашим разумом и окружающей средой, так что каждый случай удовольствия имеет один или несколько неотъемлемых компонентов окружающей среды. Подавляющее большинство исторических и современных версий благоразумного гедонизма рассматривают удовольствие как внутреннее состояние ума.

Возможно, наименее известное разногласие по поводу того, какие аспекты удовольствия делают его ценным, — это споры о том, должны ли мы осознавать удовольствие, чтобы оно было ценным.Стандартная позиция состоит в том, что удовольствие — это сознательное психическое состояние, или, по крайней мере, любое удовольствие, которое человек не осознает, по своей сути не улучшает его благополучие.

г. Удовольствие как сенсация

Наиболее распространенное определение удовольствия — это ощущение, то, что мы идентифицируем через наши чувства или что мы чувствуем. Психологи утверждают, что у нас есть по крайней мере десять чувств, включая знакомые, зрение, слух, обоняние, вкус и осязание, а также движение, равновесие и несколько дополнительных чувств осязания, включая тепло, холод, давление и боль.Новые чувства добавляются к списку, когда понимается, что в основе их функционирования лежит какой-то независимый физический процесс. Наиболее широко используемые примеры приятных ощущений — это еда, питье, прослушивание музыки и секс. Использование этих примеров мало помогло гедонизму избежать его развратной репутации.

Также общепризнано, что наши чувства — это физические процессы, которые обычно включают в себя умственный компонент, например, ощущение щекотки, когда кто-то нежно дует вам в затылок.Однако если ощущение — это то, что мы идентифицируем с помощью наших органов чувств, не совсем понятно, как объяснить абстрактные удовольствия. Это потому, что абстрактные удовольствия, такие как чувство выполненной работы за хорошо выполненную работу, не ощущаются ни одним из органов чувств, перечисленных в стандартных списках. Некоторые гедонисты пытались решить эту проблему, аргументируя существование независимого чувства удовольствия и определяя ощущение как нечто, что мы чувствуем (независимо от того, опосредовано ли оно органами чувств).

Большинство гедонистов, которые описывают удовольствие как ощущение, будут количественными гедонистами и будут утверждать, что удовольствие от разных чувств одинаково. Для сравнения, качественные гедонисты могут использовать рамки чувств, чтобы помочь различать качества удовольствия. Например, качественный гедонист может утверждать, что приятные ощущения от прикосновения и движения всегда хуже других.

г. Удовольствие как бесценный опыт

Гедонисты также определили удовольствие как внутренне ценный опыт, то есть любые переживания, которые мы считаем внутренне ценными, либо являются примерами удовольствия, либо включают в себя их.Согласно этому определению, причина того, что слушать музыку и вкусно поесть, по сути, приятно, потому что эти переживания включают в себя элемент удовольствия (наряду с другими элементами, специфичными для каждого вида деятельности, такими как ощущение текстуры пищи и мелодия музыки). Само по себе это определение позволяет гедонистам выдвигать аргументы, близкие к идеальным. Определение удовольствия как внутренне ценного опыта и благополучия как всего и только опыта, который является внутренне ценным, позволяет гедонисту практически утверждать, что благоразумный гедонизм является правильной теорией благополучия.Определение удовольствия как поистине ценного опыта не является зацикленным на том условии, что только переживания имеют значение для благополучия. Некоторые известные возражения против этой идеи обсуждаются ниже.

Другая проблема, связанная с определением удовольствия как поистине ценного опыта, заключается в том, что это определение не очень много говорит нам о том, что такое удовольствие и как его можно идентифицировать. Например, знание того, что удовольствие является по сути ценным опытом, не поможет кому-то понять, был ли конкретный опыт внутренне ценным или просто инструментально ценным.Гедонисты попытались ответить на эту проблему, объяснив, как определить, является ли опыт действительно ценным.

Один из способов — спросить себя, хотите ли вы, чтобы опыт продолжался ради самого себя (а не из-за того, к чему он может привести). Если вы хотите, чтобы опыт продолжался само по себе, это означает, что вы считаете его внутренне ценным. При создании последовательной теории благополучия определение действительно ценных переживаний как тех, которые вы хотите увековечить, делает теорию гораздо менее гедонистической.Тот факт, что то, что человек хочет, является главным критерием того, что что-то имеет внутреннюю ценность, делает эту теорию более соответствующей теориям благополучия, удовлетворяющим предпочтения. Центральное утверждение теорий благополучия с удовлетворением предпочтений состоит в том, что некий вариант получения того, чего человек хочет или должен желать, при определенных условиях — это единственное, что внутренне улучшает его благосостояние.

Еще один метод конкретизации определения удовольствия как внутренне ценного опыта — это описать, как ощущаются внутренне ценные переживания.Этот метод остается гедонистическим, но, похоже, снова возвращается к определению удовольствия как ощущения.

Также утверждалось, что то, что делает опыт по сути ценным, — это то, что вы любите его или получаете от него удовольствие само по себе. Гедонисты, отстаивающие это определение удовольствия, обычно стараются расположить свое определение между сферами ощущений и удовлетворения предпочтений. Они утверждают, что, поскольку мы можем любить некоторые переживания или наслаждаться ими, не желая их одновременно и не испытывая каких-либо конкретных ощущений, то симпатия отличается как от ощущений, так и от удовлетворения предпочтений.Понятия «лайк» и «удовольствие» тоже сложно определить более подробно, но их, безусловно, легче распознать, чем довольно непрозрачный «по сути ценный опыт».

Простое определение удовольствия как внутренне ценного опыта и действительно ценных переживаний, таких как те, которые нам нравятся или которыми мы наслаждаемся, все же не имеет достаточной детализации, чтобы быть очень полезным для созерцания благополучия. Потенциальным методом повышения полезности этой теории было бы использование когнитивных наук для исследования, есть ли конкретная неврологическая функция, которая вызывает симпатию или удовольствие.Когнитивная наука еще не дошла до того момента, когда об этом можно было бы сказать что-либо определенное, но некоторые нейробиологи имеют экспериментальные доказательства того, что симпатия и желание (по крайней мере, в отношении еды) являются неврологически разными процессами у крыс, и утверждали, что они должны быть одинаковыми. для людей. Те же ученые задавались вопросом, регулируют ли одни и те же процессы все наши пристрастия и желания, но этот вопрос остается нерешенным.

Большинство гедонистов, которые описывают удовольствие как действительно ценный опыт, считают, что удовольствие является внутренним и осознанным.Гедонисты, которые определяют удовольствие таким образом, могут быть либо количественными, либо качественными гедонистами, в зависимости от того, считают ли они качество важным измерением того, насколько внутренне ценным мы находим определенный опыт.

г. Удовольствие как Pro-Attitude

Одно из самых последних достижений в современном гедонизме — это рост определения удовольствия как про-установки — положительного психологического отношения к какому-либо объекту. Любое объяснение благоразумного гедонизма, в котором удовольствие определяется как про-отношение, называется установочным гедонизмом, потому что именно отношение человека определяет, имеет ли что-либо внутреннюю ценность.Положительные психологические установки включают одобрение чего-либо, то, что он считает это хорошим, и удовлетворение этим. Объектом позитивной психологической установки может быть физический объект, например картина, которую вы наблюдаете, но это также может быть мысль, например «моя страна не находится в состоянии войны», или даже ощущение. Примером про-отношения к ощущениям может быть удовлетворение от того факта, что мороженое такое восхитительное на вкус.

Фред Фельдман, ведущий сторонник установочного гедонизма, утверждает, что ощущение удовольствия имеет только инструментальную ценность — оно приносит пользу только в том случае, если у вас также есть положительная психологическая позиция по отношению к этому ощущению.В дополнение к своему базовому внутреннему гедонизму отношения, который является формой количественного гедонизма, Фельдман также разработал множество вариантов, которые являются типами качественного гедонизма. Например, внутренний установочный гедонизм с поправкой на пустыню, который снижает внутреннюю ценность про-отношения для нашего благополучия, основанную на качестве заслуженности (т. Е. От того, насколько конкретный объект заслуживает про-отношения или нет. ). Например, внутренний установочный гедонизм с поправкой на пустыню может оговаривать, что ощущение удовольствия, возникающее в результате прелюбодеяния, не заслуживает одобрения, и поэтому не приписывает им никакой ценности.

Определение удовольствия как про-установки, при этом утверждая, что все ощущения удовольствия не имеют внутренней ценности, делает установочный гедонизм менее очевидным гедонистическим, чем версии, определяющие удовольствие как ощущение. В самом деле, определение удовольствия как про-установки сопряжено с риском создания учетной записи благополучия, основанной на удовлетворении предпочтений, потому что удовольствие от чего-либо, не испытывая никакого удовольствия, кажется, трудно отличить от предпочтения этому предмету.

5.Современные возражения

а. Удовольствие — не единственный источник внутренней ценности

Самый распространенный аргумент против благоразумного гедонизма состоит в том, что удовольствие — не единственное, что по своей сути способствует благополучию. Жизнь в реальности, обретение смысла в жизни, достижение достойных внимания достижений, построение и поддержание дружеских отношений, достижение совершенства в определенных областях и жизнь в соответствии с религиозными или моральными законами — это лишь некоторые из других вещей, которые, как считается, по своей сути повышают ценность нашей жизни.Когда гедонисты знакомятся с этими явно ценными аспектами жизни, они обычно пытаются объяснить их кажущуюся ценность с точки зрения удовольствия. Гедонист, например, будет утверждать, что дружба не ценна сама по себе, скорее, она ценна в той мере, в какой приносит нам удовольствие. Более того, чтобы ответить, почему мы можем помочь другу, даже если это вредит нам, гедонист будет утверждать, что перспектива будущего удовольствия от получения взаимных услуг от нашего друга, а не ценность самой дружбы, должна побуждать нас к помощи таким образом. .

Те, кто возражают против благоразумного гедонизма на том основании, что удовольствие — не единственный источник внутренней ценности, используют две основные стратегии. В первой стратегии возражающие приводят аргументы в пользу того, что некоторая конкретная ценность не может быть сведена к удовольствию. Во второй стратегии оппоненты цитируют очень длинные списки, очевидно, внутренне ценных аспектов жизни, а затем бросают вызов гедонистам с длительной и трудной задачей попытаться объяснить, как ценность всех из них может быть объяснена исключительно ссылкой на удовольствие и избегание боль.Эта вторая стратегия дает веские основания для плюрализма в отношении ценности, потому что шансы, кажется, противоречат любой монистической теории ценности, такой как пруденциальный гедонизм. Однако первая стратегия может показать, что благоразумный гедонизм ошибочен, а не просто вряд ли может быть лучшей теорией благополучия.

Наиболее часто цитируемый аргумент в пользу того, что удовольствие не является единственным источником внутренней ценности, основан на опыте Роберта Нозика, эксперименте с машинным мышлением. Машинный мысленный эксперимент Нозика был разработан, чтобы показать, что для нас важно не только наш опыт, потому что жизнь в реальности также важна для нас.Этот аргумент оказался настолько убедительным, что почти каждая книга по этике, в которой обсуждается гедонизм, отвергает его, используя только этот аргумент, или этот, и еще один.

В мысленном эксперименте Нозик просит нас представить, что у нас есть выбор — подключиться к фантастической машине, которая безупречно обеспечивает удивительное сочетание впечатлений. Важно отметить, что эта машина может предоставлять эти впечатления таким образом, что после подключения к машине никто не может сказать, что их опыт нереален.Не обращая внимания на обязанности по отношению к другим и проблемы, которые могут возникнуть, если все подключатся, стали бы вы подключаться к машине на всю жизнь? Подавляющее большинство людей отвергают выбор жить более приятной жизнью в машине, в основном потому, что они согласны с Нозиком в том, что жизнь в реальности кажется важной для нашего благополучия. Мнения расходятся по поводу того, что именно о жизни в реальности намного лучше для нас, чем дополнительное удовольствие от жизни в машине опыта, но наиболее распространенный ответ заключается в том, что жизнь, которой не проживают в реальности, бессмысленна или бессмысленна.

Поскольку этот аргумент так широко использовался (с середины 1970-х годов) для опровержения благоразумного гедонизма, было предпринято несколько попыток опровергнуть его. Чаще всего гедонисты утверждают, что жить машинной жизнью опыта было бы лучше, чем жить реальной жизнью, и что большинство людей просто ошибаются, не желая подключаться к сети. Некоторые идут дальше и пытаются объяснить, почему так много людей предпочитают не подключаться. Такие объяснения часто указывают на то, что наиболее очевидные причины нежелания подключаться могут быть объяснены с точки зрения ожидаемого удовольствия и избегания боли.Например, можно утверждать, что мы ожидаем получить удовольствие от проведения времени с нашими настоящими друзьями и семьей, но мы не ожидаем получить столько же удовольствия от фальшивых друзей или семьи, которые мы могли бы получить в машине опыта. Такого рода попытки опровергнуть возражение машины опыта мало что делают, чтобы убедить не-гедонистов в том, что они сделали неправильный выбор.

Более многообещающая линия защиты для пруденциальных гедонистов — предоставить доказательства того, что существует определенная психологическая предвзятость, которая влияет на выбор большинства людей в эксперименте мышления с машиной переживаний.Было высказано мнение, что переворот мысленного эксперимента Нозика раскрывает именно такую ​​предвзятость. Представьте, что надежный источник сообщает вам, что вы прямо сейчас находитесь в машине опыта. Вы не представляете, какой была бы реальность. Если у вас есть выбор между стиранием воспоминаний об этом разговоре и переходом к реальности, что для вас лучше всего выбрать? Эмпирические данные об этом выборе показывают, что большинство людей предпочло бы остаться в машине опыта. Сравнение этого результата с тем, как люди реагируют на опыт Нозика, эксперимент с машинным мышлением показывает следующее: в эксперименте Нозика с машинным мышлением люди склонны выбирать реальную и знакомую жизнь более приятной жизни, а в обратном опыте эксперимента с машинным мышлением люди склонны выбирать знакомая жизнь выше реальной.Знакомство, кажется, имеет большее значение, чем реальность, подрывая силу первоначального аргумента Нозика. Предвзятость, которая, как считается, является причиной этой разницы, — это предубеждение статус-кво — иррациональное предпочтение привычному или тому, чтобы вещи оставались такими, какие они есть.

Независимо от того, является ли эксперимент Нозика таким же решительным опровержением пруденциального гедонизма, как это часто думают, более широкий аргумент (что жизнь в реальности ценна для нашего благополучия) по-прежнему является проблемой для благоразумных гедонистов.То, что наши действия имеют реальные последствия, что наши друзья реальны и что наш опыт подлинный, кажется важным для большинства из нас независимо от соображений удовольствия. К сожалению, у нас нет надежной методологии определения того, должны ли эти вещи иметь значение для нас. Возможно, лучший метод определения действительно ценных аспектов жизни — это сравнение жизней, равных по удовольствию и всем другим важным способам, за исключением того, что один аспект одной из жизней увеличивается. Однако использование этой методологии наверняка приведет к искусственному плюралистическому выводу о том, что имеет ценность.Это потому, что любое увеличение потенциально ценного аспекта нашей жизни будет рассматриваться как бесплатный бонус. И большинство людей выберут жизнь с бесплатным бонусом на всякий случай, если она имеет внутреннюю ценность, а не обязательно потому, что они думают, что она имеет внутреннюю ценность.

г. Некоторое удовольствие не ценно

Основная традиционная критика благоразумного гедонизма состоит в том, что не все удовольствия ценны для благополучия или, по крайней мере, некоторые удовольствия менее ценны, чем другие, из-за факторов, не связанных с количеством.Пруденциальным гедонистам гораздо легче иметь дело с некоторыми версиями этой критики, чем с другими, в зависимости от того, где находится якобы бесценный аспект удовольствия. Если бесценный аспект переживается с самим удовольствием, то и качественные, и количественные разновидности пруденциального гедонизма имеют достаточные ответы на эти проблемы. Если, однако, бесценный аспект удовольствия никогда не испытывается, тогда все типы благоразумного гедонизма изо всех сил пытаются объяснить, почему этот якобы бесценный аспект не имеет значения.

Примеры более легкой критики: благоразумный гедонизм ценит или, по крайней мере, переоценивает извращенные и низменные удовольствия. Подобная критика, как правило, имела большее влияние в прошлом и, несомненно, подтолкнула Милля к развитию его качественного гедонизма. В ответ на обвинение в том, что благоразумный гедонизм ошибочно оценивает удовольствие от садистских пыток, утоления голода, совокупления, прослушивания оперы и философствования — все одинаково, качественные гедонисты могут просто отрицать это.Поскольку удовольствие от садистских пыток обычно воспринимается как содержащее качество садизма (точно так же, как удовольствие от прослушивания хорошей оперы воспринимается как содержащее качество акустического совершенства), качественный гедонист может правдоподобно утверждать, что осознает разницу в качестве. и соответственно меньше ценить извращенные или низменные удовольствия.

Однако благоразумным гедонистам не нужно отказываться от количественного аспекта своей теории, чтобы иметь дело с этой критикой.Количественные гедонисты могут просто указать, что моральные или культурные ценности не обязательно имеют отношение к благополучию, потому что исследование благополучия направлено на понимание того, что такое хорошая жизнь для того, кто живет, и что по сути делает их жизнь лучше. для них. Количественный гедонист может просто ответить, что садист, который получает садистское удовольствие от пыток кого-то, действительно улучшает их собственное благополучие (при условии, что садист никогда не испытывает никаких негативных эмоций и в результате не попадает в какие-либо другие проблемы).Точно так же количественный гедонист может утверждать, что если кто-то искренне получает много удовольствия от свиного общества и валяния в грязи, но находит оперу совершенно скучной, то у нас есть веские основания полагать, что жизнь в свинарнике лучше для него. ее благополучие, чем заставлять ее слушать оперу.

Гораздо более проблематичными как для количественных, так и для качественных гедонистов являются более современные версии критики, согласно которой не все удовольствия являются ценными. Современные версии этой критики имеют тенденцию использовать примеры, в которых бесценный аспект удовольствия никогда не переживается человеком, чье благополучие оценивается.Лучшим примером такой современной критики является мысленный эксперимент, разработанный Шелли Каган. Широко распространено мнение, что мысленный эксперимент Кагана с обманутым бизнесменом показывает, что удовольствия определенного рода, а именно ложные удовольствия, стоят гораздо меньше истинных удовольствий.

Каган просит нас представить жизнь очень успешного бизнесмена, который получает огромное удовольствие от того, что его уважают коллеги, любят его друзья и любят жена и дети до самой своей смерти. Затем Каган просит нас сравнить эту жизнь с жизнью равной продолжительности и такого же количества удовольствия (испытываемого как исходящее из одних и тех же источников), за исключением того, что в каждом случае бизнесмен ошибается в том, что на самом деле чувствуют окружающие.Этот второй (обманутый) бизнесмен испытывает такое же удовольствие от уважения коллег и любви своей семьи, как и первый бизнесмен. Единственная разница в том, что у второго бизнесмена много ложных убеждений. В частности, коллеги обманутого бизнесмена на самом деле думают, что он бесполезен, жена его не любит, а дети только хорошо относятся к нему, чтобы он продолжал давать им деньги. Учитывая, что обманутый бизнесмен никогда не знал ни об одном из этих обманов, и на его опыт никогда не влияли косвенные обманы, какая жизнь, по вашему мнению, лучше?

Практически все думают, что обманутому бизнесмену хуже.Это проблема для благоразумных гедонистов, потому что количество удовольствий в каждой жизни одинаково, поэтому они должны быть одинаково хорошими для того, кто им живёт. Качественный гедонизм, похоже, не может избежать этой критики, потому что ложность удовольствий, испытываемых обманутым бизнесменом, — это измерение удовольствия, которое он никогда не осознает. Теоретически экстерналистская и качественная версия установочного гедонизма может включать в себя измерение ложности примера удовольствия, даже если измерение ложности никогда не влияет на сознание человека.Однако итоговое определение удовольствия мало похоже на то, что мы обычно понимаем под удовольствием, а также, по-видимому, является произвольным в плане включения в него измерения истины, но не других. Преданный благоразумный гедонист любого толка всегда может упорно придерживаться утверждения, что жизни двух бизнесменов имеют одинаковую ценность, но это мало что поможет убедить подавляющее большинство относиться к благоразумному гедонизму более серьезно.

г. Нет последовательного и объединяющего определения удовольствия

Еще одна важная линия критики, используемая против благоразумных гедонистов, состоит в том, что они еще не придумали значимого определения удовольствия, которое объединяет, казалось бы, разрозненный набор удовольствий, оставаясь при этом узнаваемым как удовольствие.Некоторым определениям не хватает подробностей, чтобы быть информативным о том, что такое удовольствие на самом деле или почему оно ценно, а те, которые предлагают достаточно подробностей, чтобы быть значимыми, сталкиваются с двумя трудными задачами.

Первое препятствие на пути к полезному определению удовольствия для гедонизма — разумное объединение всех разнообразных удовольствий. Феноменологически удовольствие от чтения хорошей книги сильно отличается от удовольствия от прыжка с тарзанки, и оба эти удовольствия сильно отличаются от удовольствия от секса.Это препятствие непреодолимо для большинства версий количественного гедонизма, потому что оно делает невозможным сравнение ценности, получаемой от различных удовольствий. Неспособность сравнивать разные виды удовольствия приводит к невозможности сказать, лучше ли одна жизнь, чем другая, в большинстве даже неопределенно реалистичных случаев. Кроме того, невозможность сравнивать жизни означает, что количественный гедонизм нельзя использовать для управления поведением, поскольку он не может указывать нам, к какой жизни стремиться.

Попытки решить проблему объединения различных удовольствий, оставаясь в рамках количественного гедонизма, обычно включают указание на что-то постоянное во всех разрозненных удовольствиях и определение этой конкретной вещи как удовольствия.Когда удовольствие определяется как строгое ощущение, эта стратегия терпит неудачу, потому что интроспекция показывает, что такого ощущения не существует. Удовольствие, определяемое как переживание симпатии или проактивное отношение, гораздо лучше объединяет все разнообразные удовольствия. Однако определение удовольствия таким образом превращает задачу заполнения деталей теории в прекрасный баланс. Приязнь или про-отношение следует описывать таким образом, чтобы они не были исключительно сенсацией или лучше всего описывались как теория удовлетворения предпочтений.И они должны выполнять этот балансирующий акт, продолжая при этом описывать научно правдоподобное и концептуально связное описание удовольствия. Большинство попыток определить удовольствие как симпатию или про-отношение, кажется, не согласуются ни с народным представлением о том, что такое удовольствие, ни с правдоподобными научными концепциями функционирования удовольствия.

Большинство разновидностей качественного гедонизма лучше справляются с проблемой разнообразных удовольствий, потому что они могут оценивать разные удовольствия в соответствии с их различными качествами.Однако качественным гедонистам все еще нужен последовательный метод сравнения различных удовольствий, чтобы быть чем-то большим, чем просто абстрактная теория благополучия. И трудно построить такую ​​методологию таким образом, чтобы избежать встречных примеров, но при этом описать научно правдоподобное и концептуально связное описание удовольствия.

Второе препятствие — это определение удовольствия, которое сохраняет по крайней мере некоторые из основных свойств общепринятого понимания термина «удовольствие».Как уже упоминалось, многие из возможных корректировок основных определений удовольствия полезны для избежания одного или нескольких из многих возражений против благоразумного гедонизма. Проблема с этой стратегией состоит в том, что чем больше корректировок вносится, тем очевиднее становится, что определение удовольствия не распознается как удовольствие, которое изначально придало гедонизму его отличительную интуитивную правдоподобность. Когда удовольствие определяется просто как когда кто-то чувствует себя хорошо, его внутренняя ценность для благополучия интуитивно очевидна.Однако, когда определение удовольствия расширяется, чтобы более эффективно утверждать, что все ценные переживания доставляют удовольствие, оно становится гораздо менее узнаваемым, поскольку концепция удовольствия, которую мы используем в повседневной жизни, и ее внутренняя ценность становятся гораздо менее интуитивными. .

6. Будущее гедонизма

Будущее гедонизма кажется безрадостным. Значительное количество и сила аргументов против центрального принципа пруденциального гедонизма (что удовольствие и только удовольствие по своей сути положительно способствует благополучию и наоборот — боли) кажутся непреодолимыми.Гедонисты творчески подошли к своим определениям удовольствия, чтобы избежать этих возражений, но чаще всего оказываются защищающими теорию, которая не является особенно гедонистической, реалистичной или и тем, и другим.

Возможно, единственная надежда, которую гедонисты всех типов могут возлагать на будущее, — это то, что достижения когнитивной науки приведут к лучшему пониманию того, как удовольствие работает в мозгу и как предубеждения влияют на наши суждения о мысленных экспериментах. Если наше улучшенное понимание этих областей подтвердит конкретную теорию о том, что такое удовольствие, а также даст основания сомневаться в некоторых широко распространенных суждениях о мысленных экспериментах, которые заставляют подавляющее большинство философов отвергать гедонизм, то гедонизм может пережить хотя бы частичное возрождение.Хорошая новость для гедонистов заключается в том, что по крайней мере некоторые новые теории и результаты когнитивной науки, похоже, подтверждают некоторые аспекты гедонизма.

7. Ссылки и дополнительная информация

а. Первоисточники

  • Бентам, Джереми (1789). Введение в принципы морали и законодательства , Впервые напечатано в 1780 году и впервые опубликовано в 1789 году. Исправленное издание с дополнительными сносками и параграфами в конце было опубликовано в 1823 году. Последнее издание: Adamant Media Corporation, 2005.
    • Основная дискуссия Бентама о его количественном гедонистическом утилитаризме.
  • Блейк, Р. М. (1926). Почему не гедонизм? Протест, International Journal of Ethics , 37 (1): 1-18.
    • Превосходное опровержение основных аргументов Г. Э. Мура против гедонизма.
  • Крисп, Роджер (2006). Причины и хорошее , Оксфорд: Clarendon Press.
    • Обсуждает важность основных причин и утверждает, что лучшие из них не используют моральные концепции.Том также защищает благоразумный гедонизм, особенно главу 4.
  • Крисп Р. (2006). Пересмотр гедонизма, Философские и феноменологические исследования , LXXIII (3): 619-645.
    • По сути, то же самое, что и глава 4 из его Причины и хорошее .
  • Де Бригар, Ф. (2010). Если вам это нравится, имеет ли это значение, если это реально?, Philosophical Psychology , 23 (1): 43-57.
    • Представляет эмпирическое свидетельство того, что мысленный эксперимент с машиной опыта сильно зависит от психологической предвзятости.
  • Фельдман, Фред (1997). Утилитаризм, гедонизм и пустыня: очерки моральной философии , Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
    • Содержит набор тем, относящихся к гедонизму, включая современные и древние теории и возражения. Существует подробный раздел о корректировке удовольствия с учетом его достоинства (Часть III).
  • Фельдман, Фред (2004). Удовольствие и хорошая жизнь , Оксфорд: Clarendon Press.
    • Лучшее и наиболее подробное описание установочного гедонизма. Этот том также включает очень подробный отчет о том, как следует определять пруденциальный гедонизм.
  • Каган, Шелли (1998). Глава 2: Добро, в его Нормативной этике , Оксфорд: Westview Press, стр. 25-69.
    • См. Особенно стр. 34-36 для первого обсуждения мысленного эксперимента «Обманутый бизнесмен».
  • Кавалл, Дж. (1999). Машина опыта и теории психического состояния благополучия, The Journal of Value Inquiry , 33: 381-387.
    • Отличная статья о сильных и слабых сторонах мысленного эксперимента с машиной опыта, поскольку он используется против гедонизма.
  • Крингельбах, Мортен Л. и Берридж, Кент Б. (ред.) (2010). Удовольствия мозга , Oxford University Press.
    • В этом отредактированном томе собраны статьи ведущих экспертов по удовольствиям из дисциплин психологии и нейробиологии. Возможно, наиболее ценным является глава в начале книги, в которой все эксперты отвечают на стандартный набор вопросов, задаваемых редакторами.Вопросы включают в себя: «Обязательно ли удовольствие является сознательным чувством?», «Является ли удовольствие просто ощущением, как сладость?» И «Есть ли общая валюта для всех сенсорных удовольствий … [или] различные сенсорные удовольствия, опосредованные разными нервными системами. схемы? » Ответы экспертов на эти вопросы — идеальная отправная точка для философа, который хочет узнать больше об удовольствии от когнитивной науки.
  • Милл, Джон Стюарт (1861). Утилитаризм , Индианаполис: Боббс-Меррилл, 1957.
    • Основная дискуссия Милля о его качественном гедонистическом утилитаризме.
  • Мур, Джордж Э. (1903). Principia Ethica , Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
    • См. Особенно главу 3 о гедонизме, в которой содержатся влиятельные аргументы Мура против гедонизма.
  • Нозик Р. (1974). Анархия, государство и утопия , Оксфорд: Блэквелл, 1991.
    • См. Особенно стр. 42-45, где впервые обсуждается мысленный эксперимент с машиной опыта.
  • Платон (1937). Филибус, в Диалоги Платона , пер. Б. Джоветт, Нью-Йорк: Random House.
    • См., В частности, Часть II, стр. 353 для примера устрицы.
  • Платон (1974). Книга II: Отборочные, в Республика , пер. Десмонда Ли, второе издание (исправленное), Penguin Books, 1983.
    • Оригинальное обсуждение примера Кольца Гигеса.
  • Собель, Д. (1999).Удовольствие как психическое состояние, Utilitas , 11 (2): 230-234.
    • Опровергает жизнеспособность определения удовольствия как действительно ценного опыта.
  • Собель, Д. (2002). Разновидности гедонизма, Журнал социальной философии , 33 (2): 240-256.
    • Описывает некоторые из основных типов пруденциального гедонизма и проблемы, связанные с ними.
  • Tännsjö, T. (1998). Гедонистический утилитаризм , Издательство Эдинбургского университета.
    • Tännsjö считает бессознательные удовольствия ценными, что является необычной современной позицией. Эту книгу бывает сложно достать.
  • Tännsjö, T. (2007). Узкий гедонизм, Журнал исследований счастья , 8: 79-98.
    • Стоит взглянуть, если у вас нет доступа к его Гедонистический утилитаризм .
  • Weijers, D. (2011). Интуитивные предубеждения в суждениях о мысленных экспериментах: переосмысление машины опыта, Philosophical Writings , 50 и 51.
    • Объяснение того, как психологические предубеждения могут повлиять на наши суждения о мысленных экспериментах, на примере мысленного эксперимента с машиной опыта.

г. Вторичные и смешанные источники

  • Гунаратна. Tarkarahasyadīpika . Cārvāka / Lokāyata: антология исходных материалов и некоторые недавние исследования. Эд. Дебипрасад Чаттопадхьяя. Нью-Дели: Индийский совет философских исследований совместно с Rddhi-India Calcutta, 1990.
    • Антология первоисточников по Карваке с некоторыми более поздними анализами.
  • Инвуд Б. и Герсон Л. П. (ред.) (1994). Читатель Эпикура: избранные сочинения и свидетельства . Индианаполис, Hackett Publishing.
    • Недорогая коллекция, в которой собрано большинство основных дошедших до нас сочинений Эпикура в дополнение к другим древним источникам, таким как Цицерон и Плутарх, писавшие об эпикурействе. Однако здесь мало комментариев или объяснений материала, а некоторые из первоисточников довольно непрозрачны.Как ни странно, сочинения Лукреция не так много представлены в этом сборнике.
  • Лаэртий, Диоген (1925) Аристипп, в томе I, книге II своих жизней философов , пер. Р. Д. Хикс, Классическая библиотека Леба, издательство Гарвардского университета.
  • Лаэртий, Диоген (1925) Эпикур, в томе II, книге X жизней выдающихся философов , пер. Р. Д. Хикс, Классическая библиотека Леба, издательство Гарвардского университета.
  • Митсис, Филипп (1988). Этическая теория Эпикура: Удовольствия неуязвимости , Итака: Издательство Корнельского университета.
    • Охватывает все основные области эпикурейской этики, от удовольствия до дружбы, справедливости и свободы человека. Мицис особенно хорошо показывает, чем концепция удовольствия Эпикура отличается от концепции более современных утилитаристов.
  • О’Киф, Тим (2002). Киренаика об удовольствии, счастье и заботах о будущем, Phronesis, 47 (4), стр.395-416.
    • Исследует вопрос, почему киренаики, единственные среди древнегреческих теоретиков этики, утверждают, что счастье — не высшее благо, а особые удовольствия, и что нужно не беспокоиться о долгосрочных последствиях своих действий, а вместо этого концентрироваться. на получение удовольствий, которые под рукой.
  • Смит, Джеймс и Соса, Эрнест (ред.) (1969). Утилитаризм Милля: текст и критика , Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.
    • Большое собрание сочинений Милля и комментариев к ним ученых Милля.Том также включает обширный раздел с предложением для дальнейшего чтения. Раздел «Дополнительная литература» содержит полезные сведения о том, к каким эссе Милля они имеют наибольшее отношение.
  • Вест, Генри Р. (редактор) (2006). Руководство Блэквелла по утилитаризму Милля , Оксфорд: Блэквелл.
    • Сборник эссе по различным аспектам гедонистического утилитаризма Милля и соответствующие оригинальные отрывки из Милля. См. Особенно главу 4 статьи Венди Доннер «Теория ценности Милля».

Информация об авторе

Дэн Вейерс
Эл. Почта: [email protected]
Веллингтонский университет Виктории
Новая Зеландия

Гедонизм — по ветвям / доктрине

Введение | История гедонизма

Гедонизм — это философия, согласно которой удовольствие — самое важное стремление человечества, и единственное, что хорошо для человека. Следовательно, гедонисты стремятся к тому, чтобы максимизировали своего общего удовольствия ( чистых любого удовольствия за вычетом любой боли или страдания).Они верят, что удовольствие — это только добро в жизни, а боль — только зло , и цель нашей жизни должна состоять в том, чтобы максимизировать удовольствие и минимизировать боль .

Психологический гедонизм — это точка зрения, что люди психологически сконструированы таким образом, что мы исключительно желаем удовольствия . Этический гедонизм , с другой стороны, — это точка зрения, согласно которой наше фундаментальное моральное обязательство состоит в максимальном удовольствии или счастье.Норматив утверждает, что мы, , должны всегда действовать так, чтобы производить собственное удовольствие .

Гедонизм обычно предполагает индивидуалистическую позицию и связан с эгоизмом (утверждение, что люди всегда должны стремиться к своему собственному благу во всем). Эпикуреизм — это более умеренный подход (который по-прежнему стремится к максимальному счастью, но определяет счастье скорее как состояние спокойствия , чем удовольствие). Аналогичный, но более альтруистический подход приводит к утилитаризму, позиции, согласно которой моральная ценность любого действия определяется его вкладом в общую полезность в максимизации счастья или удовольствия в сумме для всех людей .

Парадокс гедонизма (также называемый Парадоксом удовольствия ) указывает, что удовольствие и счастье — это странные явления , которые не подчиняются нормальным принципам , в том смысле, что они не могут быть приобретены напрямую, только косвенно и мы часто неспособны достичь удовольствий, если мы намеренно стремимся к ним.

Термин «гедонизм» происходит от греческого «гедон», означающего просто «удовольствие».На общем языке гедонизм стал означать преданность удовольствиям как образу жизни , особенно чувственным удовольствиям , и является синонимом чувственности, либертинизма, распутства и распущенности.

Возможно, самым ранним примером гедонизма (и одним из наиболее крайних ) была философия киренаиков , ранняя сократическая школа, основанная Аристиппом из Кирены в 4 веке до нашей эры.К. (хотя, возможно, Демокрит еще раньше предлагал очень похожую философию ). Киренаики подчеркивали только одну сторону учения Сократа о том, что счастье — это одна из целей морального действия (эвдемонизм), отрицая при этом, что добродетель имеет какую-либо внутреннюю ценность. Они утверждали, что удовольствие было высшим благом , особенно физическим удовольствием , которое Аристипп считал более интенсивным и предпочтительным, чем умственные или интеллектуальные удовольствия, и особенно немедленным удовлетворением , которое, как он утверждал, не следует отрицать ради долгого времени. -срочное усиление .

Некоторые считают эпикуреизм формой древнего гедонизма. Его основатель Эпикур согласился с тем, что удовольствие — величайшее благо, но он отождествлял удовольствие с спокойствием , а не с телесным удовлетворением, и подчеркивал уменьшение желания по сравнению с непосредственным получением удовольствия . Таким образом, для Эпикура высшее удовольствие состоит из простой, умеренной жизни , проведенной с друзьями, и философских дискуссий .Эпикур также старался не предлагать эгоистичную жизнь, которая мешает другим получать собственное удовольствие.

В средние века христианских философов в основном осудили гедонизм, который, по их мнению, был несовместимым с христианским акцентом на избежание греха, исполнение воли Бога и развитие христианских добродетелей веры, надежды и милосердия. Однако философов эпохи Возрождения , таких как Эразм и сэр Томас Мор, в некоторой степени возродили гедонизм, защищая его на религиозных основаниях , что удовольствие на самом деле совместимо с желанием Бога, чтобы люди были счастливы.

Либертинизм — это философия, связанная с гедонизмом, которая нашла приверженцев в 17, 18 и 19 веках, особенно во Франции и Великобритании, включая 2-го графа Рочестера (1647-1680), маркиза де Сада ( 1740-1814) и оккультист Алистер Кроули (1875-1947). Либертинизм игнорирует или даже сознательно отвергает религиозных норм , принятых моральных норм и форм поведения, санкционированных широким обществом, и поощряет удовлетворения любого рода , особенно сексуального.

Этическая теория утилитаризма XIX века , предложенная британскими философами Джоном Стюартом Миллем и Джереми Бентам, разработала и усовершенствовала гедонизм , заключив, что мы должны выполнять то действие, которое лучше всего для всех («величайшее благо для всех». наибольшее число »). Бентам полагал, что значение удовольствия может быть количественно понятым , в то время как Милль предпочитал качественный подход , зависящий от сочетания удовольствий более высокого качества и простых удовольствий более низкого качества.

Айн Рэнд (1905-1982), один из крупнейших современных сторонников эгоизма, отверг гедонизм как всеобъемлющую этическую систему на том основании, что, хотя удовольствие может быть целью этики, оно не может быть стандарт или руководство к действию , так как это приведет к интеллектуальному и философскому отречению от престола .

Современные Гедонисты, представленные организацией, известной как Hedonist International , стремятся в первую очередь к удовольствию, как и их предшественники, но с дополнительным акцентом на личной свободе и равенстве . Христианский гедонизм — это недавняя спорная христианская доктрина , распространенная в некоторых евангелических кругах , которая утверждает, что люди были созданы Богом с приоритетной целью щедро наслаждаться Богом через познание, поклонение и служение Ему.

Гедонизм | Encyclopedia.com

Гедонизм (греч. ἡδονή , «удовольствие») — это термин, который относится к любому из двух различных, но связанных взглядов: одно — тезис нормативной этики, другое — обобщение психологии человека.

Этический гедонизм

Первая точка зрения, называемая «этическим гедонизмом», утверждает, что только удовольствие по своей сути желательно и что только неудовольствие (или боль) по своей сути нежелательно. Более подробно говоря, это тезис о том, что только приятные состояния ума желательны сами по себе; что нежелательны только неприятные состояния ума сами по себе; и что одно положение вещей само по себе более желательно, чем другое, тогда и только тогда, когда оно содержит больше (в некотором смысле) приятных состояний ума, чем другое (величина стоимости в данном состоянии дел измеряется величиной удовольствия от этого).

Этот тезис защищал выдающаяся линия философов от ранних греков до наших дней, включая Аристиппа, Эпикура, Джона Локка, Томаса Гоббса, Дэвида Юма, Джереми Бентама, Дж. С. Милля и Генри Сиджвика. Другие философы думали, что счастье — единственное, что желательно по сути; и если сказать, что мужчина счастлив в данный момент, то же самое, что сказать, что он испытывает удовольствие в это время, то их имена могут быть добавлены в этот список.Однако многие философы думали, что счастье отличается от удовольствия, и были разногласия и путаница в отношении того, что означают слова «счастье» и «приятное».

Гедонистический тезис был частью традиционного утилитаризма, представленного, например, Бентам и Миллем с их «принципом величайшего счастья». Эти авторы объединили общий принцип утилитаризма, а именно, что действие является морально правильным, если его выполнение приведет или может разумно ожидаться агентом, чтобы произвести, по крайней мере, столько же внутренней добра в мире, сколько любое другое действие, которое агент мог бы действовать в то же время — с тезисом гедонизма о том, что по своей сути хорошо.Таким образом, традиционный утилитаризм — это разновидность утилитаризма, который определяется как отстаивание «общего тезиса»; другие виды утилитаризма (например, утилитаризм Дж. Э. Мура) отвергают гедонизм. В отличие от утилитаризма, этический гедонизм — это вовсе не предложение о том, какие действия морально правильны; это только утверждение о том, какие положения дел по своей сути являются хорошими или желательными.

Под утверждением, что состояние дел желательно по своей природе, а не просто желательно, имеется в виду то, что оно желательно, хорошее, стоящее, достойное выбора, когда взят сам по себе , рассмотрен абстрактно и, в частности, рассмотрен без ссылки на последствия.Многие вещи (например, посещение стоматолога) имеют смысл ввиду их последствий, которые никто бы не назвал желательными по своей сути. Гедонист не отрицает, что другие вещи желательны; он отрицает только то, что они действительно полезны. Он согласен с тем, что что-то может быть желанным инструментально — как средство для достижения цели — даже когда это нежелательно по своей сути. (Вещь, конечно, может быть желательной как внутренне, так и инструментально: приятные переживания могут быть хорошими сами по себе, а также могут быть полезными с инструментальной точки зрения, если, например, они расслабляют и позволяют лучше работать на следующий день.Однако он добавляет, что что-то инструментально желательно только в той мере, в какой оно является средством для последующего удовольствия, поскольку вещь может быть инструментально желательной только в том случае, если она является средством достижения желаемого по своей сути.

Когда принимаются во внимание последствия, точка зрения гедониста на то, какое положение дел желательно, имеет тенденцию очень мало отличаться от точки зрения негедониста. Фактически, если кто-то прочитает рассказы разных авторов о «хорошей жизни», то обнаружит, что они в значительной степени похожи, независимо от того, называет ли автор себя гедонистом или негедонистом.Так, Эпикур, например, выступал за простую жизнь, посвященную философским размышлениям, с диетой из хлеба, сыра и молока и с ее спокойствием, не подвергающимся угрозе со стороны бушующих телесных страстей. И Дж. С. Милль утверждал, что хороший характер — это «часть» счастья человека, так что, по его мнению, характер в конце концов хорош по своей сути в силу того факта, что он является частью счастья. Некоторые гедонисты, однако, отстаивали более характерный идеал жизни: греческий Аристипп считал, что физические удовольствия являются самым богатым источником удовольствия и должны быть полностью культивированы.

Смысл тезиса гедониста, конечно, зависит от того, что подразумевается под «удовольствием». Это правда, что ассоциации слова удовольствие таковы, что если англоговорящий человек говорит, что он предпочитает «жизнь удовольствий», он, естественно, будет защищать жизнь, посвященную чувственным удовольствиям — вино, женщины, и песня. Однако гедонисты не предполагали, что этот термин несет в себе такой смысл, как и строгое значение термина. Для студента совершенно правильно сказать: «Написав эту работу, я получил огромное удовольствие.«Сказать, что переживание доставляет удовольствие (например,« приятный вечер »), в строгом смысле слова означает просто сказать, что кому-то оно понравилось, или что он наслаждался им во время него. Таким образом, гедонизм подвергается наименьшей несправедливости, если это просто означает, что внутренне желаемое состояние дел — это всегда состояние сознания, в котором человек тем или иным образом наслаждается собой. Поскольку размышления, чтение и творчество — это занятия, которые часто нравятся людям, гедонист имеет в виду включите эти действия или состояния ума в категорию «удовольствий» так же, как и так называемые пассивные удовольствия, такие как еда, питье и секс.

Гедонисты часто расходятся во мнениях относительно правильного анализа «удовольствия» или «наслаждения». Эпикур, например, сказал, что удовольствие — это просто отсутствие болезненной нужды или страсти. Более того, с начала 1900-х годов психологи также существенно расходятся во мнениях по этому поводу: одни считают, что удовольствие — это особый вид ощущения, другие — что это качество определенных видов чувств и т. Д. В последние годы накопился значительный объем философской литературы, посвященной анализу «приятного».»Хотя общепринятый вывод еще не достигнут, можно с уверенностью сказать, что человек наслаждается собой (то есть его душевное состояние является приятным) тогда и только тогда, когда ему нравится его опыт или деятельность для себя , в том смысле, что, помимо моральных соображений или соображений о последствиях или возможности того, что что-то, что ему нравится еще больше, может быть заменено, он не желает менять это и фактически хотел бы избежать изменения, если такое изменение возникнет. .Если эта интерпретация принимается, тезис о гедонизме становится утверждением, что положение дел внутренне желательно тогда и только тогда, когда оно является или содержит деятельность или опыт, которые в данный момент нравятся человеку; и одно положение дел внутренне более желательно, чем другое, если оно представляет собой или содержит опыт или деятельность, которые в данный момент нравятся ему больше. Положения дел, которые гедонистский тезис, по-видимому, считает желательными только с инструментальной точки зрения, а не внутренне, с точки зрения конкретного человека, — это такие вещи, как слава после его смерти, а также состояния знания и характера (поскольку последние не являются переживаниями или деятельности вообще, но способностей или предрасположенностей).

Психологический гедонизм

Многие (но не все) этические гедонисты поддержали свое этическое утверждение гедонизма апелляцией к психологической доктрине, известной как «психологический гедонизм». Эта теория исторически принимала довольно разные формы; значение каждого из них для этического гедонизма необходимо оценивать отдельно. Общим для них элементом является утверждение, что действия или желания определяются удовольствиями или неудовольствиями, ожидаемыми, действительными или прошлыми. Однако важность теории выходит за рамки ее отношения к этическому гедонизму: некоторые психологи сегодня склонны принимать ту или иную форму теории как правильное объяснение человеческой мотивации.

цель — удовольствие

Первую и исторически наиболее важную форму теории психологического гедонизма можно назвать теорией «цель — удовольствие», согласно которой у человека есть мотивация создавать одно положение дел в предпочтении другому, если и только если он думает, что это будет для него приятнее или менее неприятно. Этот тезис, конечно, не претендует на обобщение простого рефлекса или привычного поведения. Рассматриваемое «убеждение» не обязательно должно быть явным в том смысле, что оно было словесно сформулировано до действия; это может быть несформулированное предположение.Теория не просто о целенаправленном действии; это также теория о желании: утверждается, что человек желает одной вещи больше, чем другой, тогда и только тогда, когда он думает, что ее появление будет для него более приятным.

Связь этой формы психологического гедонизма с этическим гедонизмом можно объяснить следующим аргументом, часто используемым этическими гедонистами. В качестве основной предпосылки предполагается, что что-то внутренне желательно тогда и только тогда, когда люди желают этого для себя.Второстепенная посылка — теория «цель — удовольствие», а именно, что люди хотят только удовольствия для себя. Отсюда делается вывод, что удовольствие — единственное, что желательно по сути. Писатель III века Диоген Лаэртиус сказал об Эпикуре, что «в качестве доказательства того, что удовольствие — это цель, он приводит тот факт, что живые существа, как только они рождаются, вполне довольны удовольствием и враждуют с болью по побуждению природа и помимо разума «.

Современные этические гедонисты редко апеллируют к теории «цель — удовольствие» для подтверждения своих взглядов, отчасти потому, что эта теория кажется несовместимой с очевидными фактами.Например, политические деятели, похоже, очень заинтересованы в том, чтобы получить положительные отзывы в книгах по истории, которые появятся после их смерти. Очевидно, эта мотивация не зависит от уверенности в том, что будущее мероприятие будет им лично приятно. Опять же, люди часто, кажется, рискуют личной потерей из-за каких-то моральных принципов или для того, чтобы не оставлять друга (это иллюстрируется знаменитым высказыванием Дина Ачесона: «Я никогда не повернусь спиной к Алджеру Хиссу»). Сторонники теории «цель — удовольствие» склонны объяснять такие факты, говоря, что индивид будет несчастен в будущем — и знает, что будет, — если он не будет жить по своим принципам или бросит своего друга; следовательно, действие все-таки мотивируется расчетом на личное удовольствие.Однако теория должна утверждать, что вера на этот счет, по крайней мере смутно поддерживаемая агентом, является необходимым условием мотивации; и это кажется неправдоподобным. Сторонники теории могут путать две вещи: убеждение агента в том, что определенная будущая ситуация будет для него относительно более приятной, и мысль агента о том, что эта будущая ситуация является привлекательной или отталкивающей сейчас. Человек может сказать: «Я недоволен идеей отказаться от дружбы с X , в целостность которой я верю.«Это утверждение может быть правдой, а также является важным ключом к пониманию его поведения. Но это сильно отличается от высказывания:« Я продолжу дружбу с мистером X , потому что я думаю, что буду менее счастлив, , если я этого не сделаю ». t, «вид утверждения, которое обычно воспринимается как доказательство того, что человек не заботился о своем друге. Сторонники теории всегда могут утверждать, что рассуждение, требуемое их теорией, имеет место бессознательно, но постулирование этого является ad hoc. , единственная причина в том, что это спасает теорию от конфликта с наблюдением.

мотивация приятными мыслями

Как указывалось выше, приверженцы формы психологического гедонизма «цель — удовольствие» иногда путают ее с другим тезисом, который мы можем назвать теорией «мотивации приятными мыслями». Эта теория является утверждением, что человек выберет A , а не B , или предпочтет A B (действие или ситуацию), если и только если мысль о A ( со своими ожидаемыми последствиями) более привлекательна или менее отвратительна, чем мысль о B (с ее ожидаемыми последствиями).Эта теория не является очевидной ложной: действительно, в качестве предположения о предпочтении это может быть аналитическое предложение, которое устанавливает один тест, который мы используем, чтобы решить, предпочитает ли человек одно другому. Как предложение о действии, это явно синтетическое предложение. Таким образом, он может быть не в состоянии объяснить тот факт (если это факт), что иногда мысль о выполнении A не более привлекательна или менее отвратительна, чем мысль о выполнении B , но агент просто решает do A (возможно, он должен сделать выбор между ними).

Даже если эта форма психологического гедонизма верна, тем не менее, она не поддерживает этический гедонизм, поскольку не устанавливает ограничений на цель вида , которая может быть привлекательной или отталкивающей для человека. Если поддержка этического гедонизма требует демонстрации того, что люди желают только удовольствия, то нынешняя теория не обеспечивает такой поддержки. Из предположения, что желание вещи означает нахождение этой идеи приятной или привлекательной, из этого не следует, что привлекательной является только сама идея удовольствия.Следовательно, из этого не следует, что желательно только удовольствие, и поэтому утверждение, что желательно только удовольствие, не является частью теории «мотивации приятными мыслями».

обусловливание приятными переживаниями

Третья форма психологического гедонизма, теория «обусловливания приятными переживаниями», представляет собой теорию о причинных условиях желаний или ценностей человека. Грубо говоря, он утверждает, что по крайней мере фундаментальные ценности человека могут быть соотнесены с прошлыми удовольствиями или вознаграждениями, что эти удовольствия являются, по крайней мере, частью причинного объяснения ценностей и что ценностями человека можно управлять, манипулируя его удовольствиями.Если человек ценит мороженое, то это потому, что в прошлом он наслаждался мороженым (и от него не тошнило). Истинность этой теории вряд ли подлежит сомнению, поскольку она просто утверждает, что прошлые удовольствия имеют некоторое влияние на предпочтения и ценности; но ее истинность может быть подвергнута широкому сомнению, если утверждать, что теория дает полный отчет о симпатиях и ценностях, на которые, согласно экспериментальным данным, по-видимому, влияют многочисленные факторы. Однако принятие теории не обязывает человека утверждать, что люди желают только удовольствия.Теория согласуется с утверждением, что люди хотят и ценят такие вещи, как посмертная слава или быть щедрым или мужественным человеком. Вся теория утверждает, что какие бы ни были ценности, которые человек приобрел из-за прошлых удовольствий или наказаний того или иного рода — возможно, наслаждения родительской похвалой или наказанием за родительские упреки.

Дальнейшие аргументы в поддержку этического гедонизма

Приемлемая психологическая теория, как мы видели, не означает, что люди желают только удовольствия или вещей, которые, по их мнению, будут им нравиться, или что люди предпочитают A B , если и только если они подумают, что A им понравится чем B .Следовательно, этический гедонизм не может апеллировать к психологической теории в поддержку своего тезиса.

Этические гедонисты иногда полагаются на одну или несколько из трех других аргументов в поддержку своей точки зрения. Первая линия рассуждений состоит в том, что этический гедонизм — это аналитическая истина, истинная по определению. Локк, например, определил «добро» как «то, что способно вызывать или увеличивать удовольствие», а Бенедикт Спиноза определял его как «любой вид удовольствия и все, что к нему ведет.«Ошибка в этом утверждении, однако, состоит в том, что многие люди, по крайней мере, думали, что либо некоторые вещи, кроме удовольствия, по своей сути хороши, либо что некоторые виды удовольствия по своей сути плохи. С учетом этого нелегко утверждать, что» «внутренне хорошее» просто означает приятное.

Вторая линия рассуждений, которая является более существенной, начинается с предположения о том, что обычно принято считать, что по крайней мере некоторые формы удовольствия по своей природе хороши, и основывается на оспаривании утверждения о том, что все остальное по сути хорошо.Если утверждения о других вещах будут успешно опровергнуты, будет сделан вывод, что этический гедонизм остается в поле зрения. Оценка этой аргументации, очевидно, является сложным вопросом, поскольку предполагает выводы о том, как разрешать этические споры. Здесь уместно лишь упомянуть некоторые примеры, которые часто обсуждаются гедонистами и их оппонентами.

Критики гедонизма часто утверждают, что некоторые виды удовольствия по своей сути плохи — например, злонамеренное удовольствие от страданий другого человека.И они говорят, что некоторые неприятные переживания по своей сути хороши — например, наказание того, кто был жесток по отношению к другому. Более того, можно утверждать, что различные вещи, помимо удовольствия, по своей сути хороши: знания, определенные черты характера, добрые или смелые поступки, сама жизнь (по крайней мере, сохранение разума с памятью), даже если она не является положительно приятной, объект уважения или любви со стороны других людей, запоминающийся после смерти, достижения, интеллектуального или эстетического.Строго говоря, всякий, кто принимает любой из этих пунктов, не может быть этическим гедонистом.

Третья, более практичная линия рассуждений гедонистов заключалась в утверждении, что их точка зрения делает возможными научные и объективные оценки социального планирования, чего не делают другие точки зрения. Например, если возникает вопрос, следует ли повышать определенный тариф, гедонист может сказать, что его теория позволяет нам (по крайней мере в принципе) объективно решить, принесет ли тариф пользу, поскольку нам нужно только решить, будет ли более высокая чистая Сумма удовольствий будет произведена с тарифом или без него.

В последние десятилетия эта концепция подверглась серьезной критике, в том числе несправедливой. Одна критика, которая неоднократно встречается в трудах экономистов, указывает на то, что мы ничего не можем знать о психических состояниях других людей, поскольку нет способа наблюдать их напрямую; следовательно, вся идея о том, что теоретически человек может определять влияние тарифа на счастье кого-либо, кроме него самого, абсурдна. Эта критика, вероятно, заходит слишком далеко, но вопросы, касающиеся других умов, здесь не могут быть оценены.Более веское возражение заключается в следующем. Если «приятный» анализируется как значение «это опыт, который нравится человеку в данный момент для него самого», то предположительно можно сказать, что опыт A приятнее, чем опыт B , если A его опыт нравится больше. Теоретически, таким образом, мы могли бы показать, что тариф на велосипеды принесет больше вреда, чем пользы, если бы мы могли сопоставить все приятные впечатления, которые он вызывает, с опытом, по крайней мере, одинаково приятным (тот, который нравился, по крайней мере, столь же сильно) и, по крайней мере, равной продолжительности, которой препятствует тариф, и , если, кроме того, он стоит нам удовольствий, которые не совпадают с теми, которые он производит, или если некоторые из удовольствий, которые он нам приносит, более интенсивны, чем соответствующие удовольствия, которые он производит, и наоборот не тот случай.Пока решение, по крайней мере в принципе, может быть достигнуто. Но возможно, что все будет слишком сложно, чтобы разрешить такое простое сопоставление. Возможно, нам придется сравнивать более интенсивное, но кратковременное удовольствие с менее интенсивным удовольствием большей продолжительности; и неясно, что означало бы сказать, что одно такое переживание «содержит больше удовольствия», чем другое. Таким образом, неясно, можно ли в принципе проводить сравнение, за исключением особых благоприятных ситуаций.В этом отношении, однако, гедонист кажется правым в одном пункте: не существует другой теории внутренне желаемого, которая делала бы такие оценки более научными или более объективными.

См. Также Аристипп из Кирены; Бентам, Джереми; Консеквенциализм; Диоген Лаэртский; Эпикур; Счастье; Гоббс, Томас; Юм, Дэвид; Локк, Джон; Милл, Джон Стюарт; Мур, Джордж Эдвард; Удовольствие; Сиджвик, Генри; Утилитаризм; Стоимость и оценка.

Библиография

психологический гедонизм

Данкер К.«Удовольствие, эмоции и стремление». Философия и феноменологические исследования 1 (1940): 391–430.

Троланд, Л. Т. Основы мотивации человека . Нью-Йорк: Ван Ностранд, 1928. Гл. 16.

Янг П. Т. «Роль гедонических процессов в организации поведения». Психологический обзор 59 (1952): 249–262.

этический гедонизм

Бентам, Джереми. Принципы морали и законодательства . Многие редакции.

Диоген Лаэртиус. Жизни выдающихся философов . Лондон: Heinemann, 1925. Bk. II (Аристипп) и X (Эпикур).

Юинг, А.С. Этика . Лондон: English Universities Press, 1953. Ch. 3.

Милл, Дж. С. Утилитаризм . Многие редакции.

Мур, Г. Э. Этика . Oxford, 1949. Chs. 1–2.

Шарп, Ф. С. Этика . Нью-Йорк: Century, 1928. Ch. 19.

Сиджвик, Генри. Методы этики . Лондон, 1922 год.Кн. III, гл. 14.

измерение удовольствий

Алчиан, А. А. «Значение измерения полезности». Обзор американской экономики 43 (1953): 26–50.

Бентам, Джереми. Принципы морали и законодательства . Гл. 4. Множество редакций.

Коэн, Моррис и Эрнест Нагель. Введение в логику и научный метод , 293–298. Нью-Йорк, 1936.

Макнотон Р. «Метрическая концепция счастья». Философия и феноменологические исследования 14 (1954): 172–183.

Ричард Б. Брандт (1967)

гедонизм | Философия и определение

гедонизм , в этике, общий термин для всех теорий поведения, в которых критерием является удовольствие того или иного рода. Слово происходит от греческого hedone («удовольствие»), от hedys («сладкий» или «приятный»).

Гедонистические теории поведения существовали с древнейших времен. Их критики регулярно искажали их из-за простого заблуждения, а именно из-за предположения, что удовольствие, поддерживаемое гедонистом, обязательно имеет чисто физическое происхождение.Это предположение в большинстве случаев является полным искажением истины. Практически все гедонисты признают существование удовольствий, происходящих от славы и репутации, от дружбы и симпатии, от знаний и искусства. Многие утверждали, что физические удовольствия не только эфемерны сами по себе, но также включают в себя, либо как предшествующие условия, либо как последствия, такие боли, которые игнорируют любую большую интенсивность, которую они могут иметь, пока они длятся.

Тициан: Андрианы

Андрианы , холст, масло Тициан, ок.1523–26; в Прадо, Мадрид.

Предоставлено Archivo Mas, Барселона

Самая ранняя и самая крайняя форма гедонизма — это гедонизм киренаиков, как утверждал Аристипп, который утверждал, что целью хорошей жизни должно быть чувственное удовольствие в данный момент. Поскольку, как утверждал Протагор, знание — это исключительно сиюминутные ощущения, бесполезно пытаться вычислить будущие удовольствия и уравновесить их страдания. Истинное искусство жизни — вкладывать как можно больше удовольствия в каждое мгновение.

Ни одна школа не была более подвержена указанному выше заблуждению, чем Эпикурейская. Эпикуреизм полностью отличается от киренаизма. Для Эпикура удовольствие действительно было высшим благом, но на его интерпретацию этой максимы глубоко повлияли сократовская доктрина благоразумия и концепция лучшей жизни Аристотеля. Истинный гедонист будет стремиться к жизни, полной удовольствий, но этого можно будет достичь только под руководством разума. Самоконтроль в выборе и ограничении удовольствий с целью сведения боли к минимуму был необходим.Эта точка зрения сообщала эпикурейскому изречению: «Начало и величайшее благо всего этого — благоразумие». Эта негативная сторона эпикуреизма достигла такой степени, что некоторые члены школы нашли идеальную жизнь скорее в безразличии к боли, чем в позитивном наслаждении.

Эпикур

Эпикур, бронзовый бюст с греческого оригинала, ок. 280–270 гг. До н. Э .; в Национальном археологическом музее Неаполя.

Предоставлено Soprintendenza alle Antichita della Campania, Неаполь

В конце 18 века Джереми Бентам возродил гедонизм как психологическую и моральную теорию под эгидой утилитаризма.У индивидов нет иной цели, кроме величайшего удовольствия, поэтому каждый человек должен стремиться к величайшему удовольствию. Из этого следует, что каждый человек неизбежно всегда делает то, что он или она должны. Бентам искал решение этого парадокса в разных случаях в двух несовместимых направлениях. Иногда он говорит, что действие, которое человек совершает, — это действие, которое, по мнению , доставит наибольшее удовольствие, тогда как действие, которое следует совершить, — это действие, которое на самом деле доставит наибольшее удовольствие.Короче говоря, расчет — это спасение, а грех — недальновидность. В качестве альтернативы он предполагает, что действие, которое человек совершает, доставит ему наибольшее удовольствие, в то время как действие, которое следует совершить, доставит всем тем, на кого он оказывает наибольшее удовольствие.

Психологическая доктрина о том, что единственная цель человека — удовольствие, была эффективно подвергнута критике Джозефом Батлером. Он указал, что у каждого желания есть свой особый объект, и что удовольствие приходит как долгожданное дополнение или бонус, когда желание достигает своей цели.Отсюда парадокс: лучший способ получить удовольствие — это забыть о нем и всем сердцем стремиться к другим целям. Батлер, однако, зашел слишком далеко, утверждая, что удовольствие нельзя преследовать как цель. Обычно, когда человек голоден, любопытен или одинок, у него возникает желание поесть, узнать что-нибудь или составить компанию. Это не желание удовольствий. Можно также есть сладкое, когда не голоден, ради удовольствия, которое они доставляют.

Джозеф Батлер

Джозеф Батлер, фрагмент гравюры Т.А. Дин, 1848 г., с портрета Джона Вандербанка.

BBC Hulton Picture Library

Моральный гедонизм подвергался нападкам со времен Сократа, хотя моралисты иногда доходили до крайности, считая, что люди никогда не обязаны доставлять удовольствие. Может показаться странным сказать, что человеческий долг — стремиться к удовольствиям, но удовольствия других, безусловно, считаются одними из факторов, важных для принятия морального решения. К критике, которую обычно призывают против гедонистов, можно добавить одну особую критику, заключающуюся в том, что, хотя они утверждают, что упрощают этические проблемы путем введения единого стандарта, а именно удовольствия, на самом деле у них есть двойные стандарты.Как сказал Бентам: «Природа поставила человечество во власть двух суверенных хозяев — боли и удовольствия». Гедонисты склонны относиться к удовольствию и боли так, как если бы они, подобно теплу и холоду, были градусами по единой шкале, хотя они действительно различаются по своему характеру.

Эстетический гедонизм — Философия — Oxford Bibliographies

Введение

Гедонизм — это точка зрения, согласно которой удовольствие — это единственное, что имеет окончательную или непроизводную ценность: другие вещи ценны только в той степени, в которой они производят удовольствие.В этом контексте удовольствие можно узко понимать как приятное ощущение или функционально как психологическую реакцию, которая усиливает склонность субъекта выполнять действие, вызывающее реакцию. (Критики эстетического гедонизма [AH] часто допускают первое, но критика, узко основанная на этой концепции, не работает, когда она направлена ​​против функциональной концепции.) В любом случае она заставляет ценность зависеть от реакции человека, а не от объективных качеств. AH применяет этот тезис к эстетической ценности , считая, что она происходит от эстетического удовольствия.AH противоречит объективизму — идее, что эстетическая ценность не зависит от ценности опыта (опыт является, в лучшем случае, восприятием ценности). AH исходит из того, что люди «любят» искусство; эстетическая ценность тогда понимается как инструментальная ценность предоставления им того, что им нравится. Однако великая трагедия вызывает отрицательные эмоции, а лучшее искусство когнитивно сложно понять. Это психологические барьеры на пути к вовлечению и признательности. AH должен показать, почему эти препятствия не снижают ценность.Большинство эстетических гедонистов решают эту проблему, ограничивая рамки гедонизма или эстетического удовольствия. Некоторые ученые, например Юм, говорят, что искусство нужно ценить по отношению к реакции того, кто был достаточно подвержен ему и, таким образом, развил «вкус»; только удовольствие, получаемое такими предметами от искусства, является доказательным. Другие, например Кант постулирует особый вид удовольствия, характерного для эстетической оценки. Это, по его словам, «бескорыстно» и, таким образом, отличается от простой «приятности» еды и секса, а также низкого искусства — тем не менее, это форма удовольствия.В других методах лечения используются другие человеческие мотивы, включая эмоциональное погружение в индийскую теорию « rasa », социальную гармонию в Конфуции, формы эротизма (идея, восходящая к Платону), фрейдистские негативные импульсы, такие как желание смерти, и виталистические жизненные силы. Это не формы гедонизма в строгом смысле слова, но они основаны на человеческом отклике и поэтому по своей сути антиобъективистские. Совсем недавно идеи из других областей философии — в частности, философии разума и теории ценностей — использовались за и против АГ, включая нетрадиционные способы понимания природы удовольствия.Авторы хотели бы поблагодарить Австралийский исследовательский совет DP 150103143 за поддержку исследований в рамках исследовательского проекта «Вкус и сообщество», возглавляемого Дженнифер А. МакМахон, со-исследователем которого был Мохан Маттен.

Общие обзоры

Van der Berg 2020 — это всесторонний обзор AH, хотя и с критической точки зрения. Lopes 2018 — единственный другой обзор, специально посвященный AH. Общие вопросы гедонизма (тесно связанные с тем, что иногда называют «эмпиризмом») и эстетической ценностью рассматриваются во многих вводных статьях, посвященных декорациям.Наиболее конкретным методом лечения является Stecker 2004. Herwitz 2014 — превосходный исторический анализ эстетического удовольствия, а Zangwill 2014 содержит полезное обсуждение того, как нормативные эстетические суждения соотносятся с субъективными реакциями. Рассмотрение роли удовольствия в эстетических реакциях на искусство также включено в Guyer 2005, Shelley 2013 и Korsmeyer 2013.

  • Guyer, Paul. «История современной эстетики». В Оксфордский справочник эстетики . Под редакцией Джеррольда Левинсона, 25–60.Нью-Йорк: Oxford University Press, 2005.

    Незаменимый исторический обзор теорий эстетического опыта.

  • Хервиц, Даниэль. «Удовольствие.» В Энциклопедия эстетики . 2-е изд. Отредактировал Майкл Келли. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2014.

    Обзор теорий эстетического удовольствия от европейской философии в период раннего Нового времени до наших дней.

  • Корсмейер, Кэролайн. «Вкус.» В The Routledge Companion to Aesthetics .3-е изд. Под редакцией Бериса Н. Гаута и Доминика М. Лопеса, 193–202. New York: Routledge, 2013.

    Обсуждает различные теории эстетической оценки, основанные на удовольствии, которое объект доставляет человеку с хорошим вкусом, тематизируя вкусовую метафору.

  • Лопес, Доминик МакИвер. «Чтобы уловить аплодисменты сердца». In Бытие для красоты: эстетическое агентство и ценность . Доминик МакИвер Лопес, 53–70. Oxford: Oxford University Press, 2018.

    Несмотря на то, что эта глава включена в книгу, которая выступает против АГ, эта глава представляет собой симпатичный отдельный обзор АГ.

  • Шелли, Джеймс. «Эмпиризм: Хатчесон и Юм». В The Routledge Companion to Aesthetics . 3-е изд. Под редакцией Бериса Н. Гаута и Доминика М. Лопеса, 37–49. Нью-Йорк: Routledge, 2013.

    Историческое введение в взгляды британского эмпиризма, которые обосновывают эстетическую ценность опыта, вызываемого объектами.

  • Штекер, Роберт. «Ценность в искусстве». В Оксфордский справочник эстетики . Под редакцией Джеррольда Левинсона, 307–324.Нью-Йорк: Oxford University Press, 2004.

    Общее введение в вопросы ценности в искусстве, включая прекрасное обсуждение теорий, основанных на эстетическом опыте в целом, и теорий, основанных на удовольствии.

  • van der Berg, Servaas. «Эстетический гедонизм и его критики». Философский компас 15.1 (2020): e12645.

    DOI: 10.1111 / phc3.12645

    Отличная точка входа в тему. По мнению автора, AH — это «доминирующий взгляд на эстетические ценности.Эта оценка основана на широком понимании реакции, основанной на удовольствии. Хотя автор считает, что это «привилегированный статус. . . наносит ущерб последующим исследованиям », — дает он удивительно справедливое и тщательное отношение.

  • Зангвилл, Ник. «Эстетическое суждение». В Стэнфордская энциклопедия философии . Отредактировал Эдуард Н. Залта. Стэнфорд, Калифорния: Стэнфордский университет, 2014.

    Обсуждает суждения о красоте и других эстетических качествах, обсуждая, в частности, центральную роль удовольствия и реакций на него.

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Джон Стюарт Милль о хорошей жизни: высококачественные удовольствия — Философия из 1000 слов: вводная антология

Автор: Дейл Миллер
Категория: Этика, историческая философия
Количество слов: 994

Один из важных вопросов этики заключается в том, что делает жизнь людей хорошей для них. Философы предложили различные теории о том, какие вещи сами по себе делают людей лучше, т. Е.е., теории «благополучия».

Многие из таких теорий утверждают, что приятные переживания — это, по крайней мере, часть того, что делает нашу жизнь хорошей. Но способствуют ли одни виды удовольствия нашему благополучию больше, чем другие?

Философ 19 -го -го века Джон Стюарт Милль (1806–1873) отвечает «да». Это обсуждение объясняет, почему.

Джон Стюарт Милль

1. Гедонизм Милля

Милл утверждает, что удовольствие — это не просто одна вещь, которая способствует нашему благополучию, это единственная вещь.Точно так же только боль делает нас хуже. Милль считает, что жизнь человека складывается для нее хорошо лишь постольку, поскольку она счастлива.

Милл определяет «счастье» как удовольствие и свободу от боли. В своей книге Utilitarism он описывает лучшую жизнь как «существование, максимально свободное от боли и максимально богатое удовольствиями». [1] Эта теория благополучия называется «гедонизмом». [2]

Доводы Милля в пользу гедонизма приведены в гл. 4 из Утилитаризм , в его так называемом «доказательстве принципа полезности». [3] Там он утверждает, что «единственное свидетельство … того, что что-либо желательно, — это то, что люди действительно этого хотят». [4] Поскольку удовольствие — это единственное, чего мы желаем ради самого себя, утверждает Милль, мы можем знать, что оно уникально ценно.

2. Бентам и канцелярская кнопка

Более ранний философ-утилитаризм Джереми Бентам (1748–1832) также поддерживает гедонизм. [5] Однако его гедонизм существенно отличается от гедонизма Милля.

Для Бентама, насколько приятные переживания добавляют нашему счастью, строго зависит от того, сколько удовольствия они содержат.Это, в свою очередь, зависит от интенсивности удовольствия и того, как долго оно длится. Итак, два фактора, интенсивность и продолжительность , определяют ценность приятного опыта.

Бентам считает, что источник удовольствия не имеет отношения к его ценности. Он сравнивает чтение стихов с бессмысленной игрой в «канцелярскую кнопку». [6] Как Милль резюмирует вывод Бентама, «при одинаковом количестве удовольствия канцелярская кнопка ничем не хуже поэзии». [7]

3. «Качественный» гедонизм: множество удовольствий

Хотя Бентам может полагать, что удовольствие — это единственное чувство, которое присутствует во всех приятных переживаниях.Милль, напротив, считает, что существуют разные виды удовольствий; человек может получать удовольствие и от чтения стихов, и от бега, но удовольствие от этих занятий может иметь совершенно разные «ощущения».

Следовательно, возможно, что одни « вида удовольствия желаннее и ценнее других». [8] Милль считает, что некоторые из них; некоторые качественно более высокие удовольствия добавляют к нашему счастью больше, чем такое же или даже большее количество других. Таким образом, для Милля ценность приятного опыта зависит от трех факторов : интенсивности, продолжительности и (в отличие от Бентама) качества .

4. Тест компетентных судей

Как мы сравниваем качество удовольствий? Милль говорит, что мы должны проконсультироваться с людьми, которым понравилось и то, и другое. Только они компетентны проводить такое сравнение. Если однозначно захотят еще одного, то более качественного:

Из двух удовольствий, если есть одно, которому все или почти все, кто имеет опыт обоих, отдают решительное предпочтение, независимо от какого-либо чувства морального долга предпочесть его, это удовольствие более желанное. [9]

Обратите внимание на преемственность с «доказательством» Милля: единственное свидетельство того, что одно удовольствие на больше, желательно, — это то, что люди действительно желают его на сильнее .

Милл считает, что результаты этого теста очевидны. Хотя практически каждый имеет опыт телесных удовольствий, которые мы разделяем с животными, только некоторые люди достаточно умственно развиты, чтобы в какой-либо степени наслаждаться отчетливо человеческими «удовольствиями интеллекта, чувств и воображения, а также моральных чувств». [10] Те, кто, по его словам, явно их предпочитают:

Теперь это неоспоримый факт, что те, кто в равной степени знакомы и в равной степени способны ценить и наслаждаться обоими, действительно отдают наиболее явное предпочтение тому способу существования, который задействует их высшие способности. [11]

Это позволяет Милл ответить на возражение, что гедонисты одобрили бы жизнь человека, «достойную только свиньи», если она ей нравится. [12] Его качественный гедонизм может объяснить, почему, хотя такая жизнь имела бы ценность или (поскольку удовольствия более низкого качества имеют некоторую ценность), она была бы намного счастливее и была бы намного лучше, если бы ее жизнь была наполнена высшими ценностями. качественные удовольствия. [13]

Одним из практических выводов точки зрения Милля является важность обеспечения образования, достаточного для того, чтобы каждый мог наслаждаться более качественными удовольствиями. Люди, которым не хватает такой подготовки, могут не понимать, почему эти удовольствия лучше, но они не компетентные судьи:

Лучше быть недовольным человеком, чем довольной свиньей; Лучше быть неудовлетворенным Сократом, чем довольным глупцом. И если дурак или свинья другого мнения, то это потому, что они знают только свою сторону вопроса. [14]

5. Вопросы без ответа

Некоторые важные вопросы о взглядах Милля не получают четких ответов. Один из них — есть ли качественные различия между болями. Другой вопрос — насколько ценнее телесные удовольствия более качественные удовольствия. Ясно, что он считает их значительно более ценными; спорно, но некоторые ученые считают, что он считает их бесконечно более ценными. [15]

6.Заключение: правдоподобен ли качественный гедонизм Милля?

Может показаться, что Милл недооценивает ценность телесных удовольствий. Казалось бы, его точка зрения подразумевает, что мы все должны тратить как можно больше времени на «редкие» занятия, такие как посещение музеев и оперу, а не на «захватывающие» занятия, такие как спорт или секс.

Однако люди с развитыми способностями могут находить более качественное удовольствие в разнообразных занятиях и в сочетании с другими удовольствиями. Тот, кто хорошо знает футбол, может получать от него интеллектуальное и эстетическое удовольствие, а также менее изысканное удовольствие от столкновений.Секс может приносить как эмоциональное, так и физическое удовольствие. Милль предполагает, что лучшая жизнь сочетает в себе спокойствие и азарт. [16]

Также стоит упомянуть, что у Милля была несколько необычная жизнь, начиная с детства, в котором практически не было игр. Так что, возможно, он был не совсем компетентен сам судить о некоторых телесных удовольствиях. [17]

Банкноты

[1] Мельница 1969b, 214.

[2] Слово гедонизм происходит от греческого слова hēdonē («удовольствие»).

[3] Для ознакомления с этим аргументом см. «Доказательство принципа полезности» Милля.

[4] Мельница 1969b, 234.

[5] В своей простейшей форме u тилитарианство — это моральная теория, которая гласит, что действия правильны, если они увеличивают общее количество счастья в мире в долгосрочной перспективе; в противном случае они ошибаются. Утилитаризм — это разновидность моральной теории под названием консеквенциализм .Для введения в этот тип теории см. Консеквенциализм Шейна Гронхольца.

[6] Описание см. На https://en.wikipedia.org/wiki/Push-pin_(game).

[7] Mill 1969a, 113.

[8] Мельница 1969b, 211.

[9] Mill 1969b, 211. Обратите внимание, что Милль допускает, что даже люди, «полностью осознающие внутреннее превосходство» более качественных удовольствий, иногда поддаются искушению выбрать вместо этого удовольствие более низкого качества (Mill 1969b, 212).Те, кто делает это слишком часто, могут вообще потерять способность наслаждаться более качественными удовольствиями, поскольку «способность к более благородным чувствам по природе своей является очень нежным растением, которое легко убить» (Mill 1969b, 213).

[10] Мельница 1969b, 211.

[11] Mill 1969b, 211. Обратите внимание, что Милль требует, чтобы люди действительно получали удовольствие, о котором идет речь, а не просто участвовали в деятельности, которая потенциально может вызвать удовольствие. Принуждение того, кто не научился ценить классическую музыку, к просмотру симфонии, не делает его компетентным судьей эстетического удовольствия, которое фанаты симфонии получают от нее.Возможно, они вообще не знакомы с удовольствием , даже если они знакомы с симфонией, но они определенно не способны ценить ее и получать от нее удовольствие.

[12] Mill 1969b, 210.

[13] Милль предполагает, что даже более ранние утилитаристы, такие как Бентам, могли адекватно ответить на это возражение, не вводя понятие качественных различий между удовольствиями. Они могли бы сказать, например, что мы можем наслаждаться интеллектуальными и эстетическими удовольствиями намного дольше, чем телесные, и без тех же болезненных последствий (например,г., похмелье) (Mill 1969b, 211). Но, используя это понятие, Милль может дать еще более убедительный ответ.

[14] Mill 1969b, 212. В силу своей веры в то, что использование наших явно человеческих способностей приносит высшие удовольствия, гедонистическое понимание Милля счастья имеет некоторое сходство с явно негедонистическим пониманием греческого философа Аристотеля (Aristotle 1999, p. 1–18). Хотя Милль редко признает влияние Аристотеля, это одно из нескольких отголосков его мысли.

[15] Например, Riley 2003. Противоположную интерпретацию см. Miller 2010, 58–9. Часть того, что здесь обсуждается, заключается в том, как читать предложение: «Если один из двух поставлен теми, кто компетентно знаком с обоими, настолько выше другого, что они предпочитают его, даже зная, что он будет сопровождаться большим Мы вправе приписывать предпочтительному удовольствию качественное превосходство, настолько перевешивающее количество, что оно, по сравнению, малый счет »(Mill 1969b, 211).К разногласиям относятся: 1) считает ли Милль, что условие «если» этого предложения выполняется каждый раз, когда одно удовольствие более качественное, чем другое, или только в определенных случаях, когда качественная разница особенно велика, 2) следует ли: « отказываться от удовольствия более высокого качества означает потерять способность наслаждаться удовольствием в целом или отказаться от лишь небольшого его количества, например, пяти минут, и 3) что Милль подразумевает под «малым счетом».

[16] Милл 1969b, 215.Милль может счесть ошибкой выбор человека удовольствиями более низкого качества за счет более качественных. Но это не значит, что он считает, что мы должны вообще отказываться от низкокачественных удовольствий. Многие виды деятельности, которые являются обычной частью нашей повседневной жизни, например, упражнения, предполагают менее качественные удовольствия. Часто, как уже отмечалось, мы можем наслаждаться менее качественными удовольствиями в компании с более качественными интеллектуальными и эмоциональными удовольствиями, и это сочетание было бы более ценным, чем любое другое.И, возможно, иногда нам просто нужно на время дать отдых нашим высшим способностям, чтобы зарядить их для дальнейшего использования и позволить нам наслаждаться более качественным удовольствием в долгосрочной перспективе. Итак, наслаждение телесным удовольствием не всегда означает меньшее умственное удовольствие.

Возможно, нам все еще может казаться, что лучшая жизнь для нас — это та, которая включает в себя немного больше телесных удовольствий, чем полагает Милль. Но если он убедил вас в том, что удовольствия, возникающие при проявлении явно человеческих способностей, в достаточной степени превосходят телесные удовольствия, что лучшая жизнь — это та, в которой первое будет значительно преобладать над вторым, тогда он вполне может быть удовлетворен даже если все еще сохраняются разногласия по поводу того, насколько большим должно быть это преобладание.

[17] Обратите внимание, что, хотя Милль, будучи гедонистом, считает ценным только удовольствие (и свободу от боли), его описание качественных различий между удовольствиями имеет значение, пока удовольствие входит в число вещей, имеющих ценность, даже если есть и другие.

Список литературы

Аристотель (1999). Никомахова этика . 2 -е издание . Эд. Теренс Ирвин. Индианаполис: Хакетт.

Милл, Джон Стюарт (1869a). «Бентам.В книге Джона М. Робсона (ред.), Собрание сочинений Джона Стюарта Милля тома. X. Торонто: University of Toronto Press, 77–115. Первоначально опубликовано в 1838 г.

—– (1969b). Утилитаризм . В книге Джона М. Робсона (ред.), Собрание сочинений Джона Стюарта Милля тома. X. Торонто: University of Toronto Press, 203–59. Первоначально опубликовано в 1861 г.

Миллер, Дейл Э. (2010). Джон Стюарт Милль: моральные, социальные и политические мысли . Кембридж: Политика.

Райли, Джонатан (2003).«Интерпретация качественного гедонизма Милля». The Philosophical Quarterly 53: 410–18.

Для дальнейшего чтения

Бринк, Дэвид (2018). «Моральная и политическая философия Милля». В Эдварде Н. Залте (ред.), Стэнфордская энциклопедия философии .

Эссе по теме

Консеквенциализм Шейна Гронхольца

Доказательство принципа полезности Милля, Дейл Миллер

Счастье от Кики Берк

Загрузить PDF

Загрузите это эссе в PDF.

Об авторе

Дейл Миллер — профессор философии в Университете Олд Доминион и главный редактор Utilitas. www.drdaleemiller.net

Следите за философией из 1000 слов на Facebook , Twitter и подпишитесь на получение уведомлений по электронной почте о новых эссе внизу 1000WordPhilosophy.com

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

% PDF-1.5 % 1 0 объект > >> эндобдж 4 0 объект / CreationDate (D: 20120724160814 + 12’00 ‘) / ModDate (D: 20120724160814 + 12’00 ‘) /Режиссер >> эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 5 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] / XObject> >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание [300 0 R 301 0 R 302 0 R] / Группа> / Вкладки / S / StructParents 0 / Аннотации [303 0 R] >> эндобдж 6 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 305 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 1 >> эндобдж 7 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 309 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 2 >> эндобдж 8 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 310 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 3 >> эндобдж 9 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 311 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 4 >> эндобдж 10 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 312 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 8 >> эндобдж 11 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 314 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 9 >> эндобдж 12 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 315 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 10 >> эндобдж 13 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 316 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 11 >> эндобдж 14 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 317 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 12 >> эндобдж 15 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 318 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 13 >> эндобдж 16 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 319 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 14 >> эндобдж 17 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 321 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 15 >> эндобдж 18 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 322 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 16 >> эндобдж 19 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 323 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 17 >> эндобдж 20 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 324 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 18 >> эндобдж 21 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 325 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 19 >> эндобдж 22 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 326 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 20 >> эндобдж 23 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 327 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 21 >> эндобдж 24 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 328 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 22 >> эндобдж 25 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 329 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 23 >> эндобдж 26 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 330 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 24 >> эндобдж 27 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [331 0 R] / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 332 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 25 >> эндобдж 28 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 333 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 27 >> эндобдж 29 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 334 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 28 >> эндобдж 30 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 335 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 29 >> эндобдж 31 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 336 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 30 >> эндобдж 32 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 337 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 31 >> эндобдж 33 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 338 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 32 >> эндобдж 34 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 339 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 33 >> эндобдж 35 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 340 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 34 >> эндобдж 36 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 341 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 35 >> эндобдж 37 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 342 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 36 >> эндобдж 38 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 343 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 37 >> эндобдж 39 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 344 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 38 >> эндобдж 40 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 345 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 39 >> эндобдж 41 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 346 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 40 >> эндобдж 42 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 347 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 41 >> эндобдж 43 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 348 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 42 >> эндобдж 44 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 349 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 43 >> эндобдж 45 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 350 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 44 >> эндобдж 46 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 351 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 45 >> эндобдж 47 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 352 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 46 >> эндобдж 48 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 353 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 47 >> эндобдж 49 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 354 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 48 >> эндобдж 50 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 355 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 49 >> эндобдж 51 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 356 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 50 >> эндобдж 52 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 357 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 51 >> эндобдж 53 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 358 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 52 >> эндобдж 54 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 360 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 53 >> эндобдж 55 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 361 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 54 >> эндобдж 56 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 362 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 55 >> эндобдж 57 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 363 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 56 >> эндобдж 58 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 364 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 57 >> эндобдж 59 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 365 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 58 >> эндобдж 60 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 366 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 59 >> эндобдж 61 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 367 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 60 >> эндобдж 62 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 368 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 61 >> эндобдж 63 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 369 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 62 >> эндобдж 64 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 370 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 63 >> эндобдж 65 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 371 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 64 >> эндобдж 66 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 372 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 65 >> эндобдж 67 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 373 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 66 >> эндобдж 68 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 374 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 67 >> эндобдж 69 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 375 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 68 >> эндобдж 70 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 376 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 69 >> эндобдж 71 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 377 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 70 >> эндобдж 72 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 378 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 71 >> эндобдж 73 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 379 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 72 >> эндобдж 74 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 380 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 73 >> эндобдж 75 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 381 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 74 >> эндобдж 76 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 382 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 75 >> эндобдж 77 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 383 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 76 >> эндобдж 78 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 384 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 77 >> эндобдж 79 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 385 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 78 >> эндобдж 80 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 386 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 79 >> эндобдж 81 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 387 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 80 >> эндобдж 82 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 388 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 81 >> эндобдж 83 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 389 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 82 >> эндобдж 84 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 390 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 83 >> эндобдж 85 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 391 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 84 >> эндобдж 86 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 392 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 85 >> эндобдж 87 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 393 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 86 >> эндобдж 88 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 394 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 87 >> эндобдж 89 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 395 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 88 >> эндобдж 90 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 396 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 89 >> эндобдж 91 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 397 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 90 >> эндобдж 92 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 398 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 91 >> эндобдж 93 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 399 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 92 >> эндобдж 94 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [400 0 R] / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 401 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 93 >> эндобдж 95 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 402 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 95 >> эндобдж 96 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 403 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 96 >> эндобдж 97 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 404 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 97 >> эндобдж 98 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 405 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 98 >> эндобдж 99 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 406 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 99 >> эндобдж 100 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 407 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 100 >> эндобдж 101 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 408 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 101 >> эндобдж 102 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 409 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 102 >> эндобдж 103 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 410 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 103 >> эндобдж 104 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 411 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 104 >> эндобдж 105 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 412 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 105 >> эндобдж 106 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 413 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 106 >> эндобдж 107 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 415 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 5 >> эндобдж 108 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 416 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 107 >> эндобдж 109 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 417 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 108 >> эндобдж 110 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 418 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 109 >> эндобдж 111 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 419 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 110 >> эндобдж 112 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 420 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 111 >> эндобдж 113 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 421 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 112 >> эндобдж 114 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 422 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 113 >> эндобдж 115 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 423 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 114 >> эндобдж 116 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 424 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 6 >> эндобдж 117 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 425 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 115 >> эндобдж 118 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 426 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 116 >> эндобдж 119 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 427 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 117 >> эндобдж 120 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 428 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 118 >> эндобдж 121 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 429 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 119 >> эндобдж 122 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 430 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 120 >> эндобдж 123 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 431 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 121 >> эндобдж 124 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 432 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 122 >> эндобдж 125 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 433 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 123 >> эндобдж 126 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 434 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 124 >> эндобдж 127 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 435 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 125 >> эндобдж 128 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 436 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 126 >> эндобдж 129 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 437 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 127 >> эндобдж 130 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 438 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 128 >> эндобдж 131 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 439 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 129 >> эндобдж 132 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 440 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 130 >> эндобдж 133 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 441 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 131 >> эндобдж 134 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 442 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 132 >> эндобдж 135 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 443 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 133 >> эндобдж 136 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 444 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 134 >> эндобдж 137 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 445 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 135 >> эндобдж 138 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 446 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 136 >> эндобдж 139 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 447 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 137 >> эндобдж 140 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 448 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 138 >> эндобдж 141 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 449 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 139 >> эндобдж 142 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 450 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 140 >> эндобдж 143 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 451 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 141 >> эндобдж 144 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 452 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 142 >> эндобдж 145 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 453 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 143 >> эндобдж 146 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 456 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 144 >> эндобдж 147 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 457 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 145 >> эндобдж 148 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 458 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 146 >> эндобдж 149 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 459 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 147 >> эндобдж 150 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 460 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 148 >> эндобдж 151 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 461 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 149 >> эндобдж 152 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 462 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 7 >> эндобдж 153 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 463 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 150 >> эндобдж 154 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 464 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 151 >> эндобдж 155 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 465 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 152 >> эндобдж 156 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 466 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 153 >> эндобдж 157 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 467 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 154 >> эндобдж 158 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 468 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 155 >> эндобдж 159 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 469 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 156 >> эндобдж 160 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 470 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 157 >> эндобдж 161 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 471 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 158 >> эндобдж 162 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 472 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 159 >> эндобдж 163 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 473 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 160 >> эндобдж 164 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 474 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 161 >> эндобдж 165 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 475 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 162 >> эндобдж 166 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 476 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 163 >> эндобдж 167 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 477 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 164 >> эндобдж 168 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 478 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 165 >> эндобдж 169 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 479 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 166 >> эндобдж 170 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 480 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 167 >> эндобдж 171 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 481 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 168 >> эндобдж 172 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 482 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 169 >> эндобдж 173 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 483 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 170 >> эндобдж 174 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 484 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 171 >> эндобдж 175 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 485 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 172 >> эндобдж 176 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 486 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 173 >> эндобдж 177 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 487 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 174 >> эндобдж 178 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 488 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 175 >> эндобдж 179 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 489 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 176 >> эндобдж 180 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 490 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 177 >> эндобдж 181 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 491 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 178 >> эндобдж 182 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 492 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 179 >> эндобдж 183 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 493 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 180 >> эндобдж 184 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 494 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 181 >> эндобдж 185 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 495 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 182 >> эндобдж 186 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 496 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 183 >> эндобдж 187 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 497 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 184 >> эндобдж 188 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 498 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 185 >> эндобдж 189 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 499 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 186 >> эндобдж 190 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 500 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 187 >> эндобдж 191 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 501 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 188 >> эндобдж 192 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 502 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 189 >> эндобдж 193 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 503 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 190 >> эндобдж 194 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 504 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 191 >> эндобдж 195 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 505 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 192 >> эндобдж 196 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 506 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 193 >> эндобдж 197 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 507 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 194 >> эндобдж 198 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 508 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 195 >> эндобдж 199 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 509 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 196 >> эндобдж 200 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 510 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 197 >> эндобдж 201 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 511 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 198 >> эндобдж 202 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 512 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 199 >> эндобдж 203 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 513 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 200 >> эндобдж 204 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 514 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 201 >> эндобдж 205 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 515 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 202 >> эндобдж 206 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 516 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 203 >> эндобдж 207 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 517 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 204 >> эндобдж 208 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 518 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 205 >> эндобдж 209 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 519 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 206 >> эндобдж 210 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 520 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 207 >> эндобдж 211 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 521 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 208 >> эндобдж 212 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 522 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 209 >> эндобдж 213 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 523 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 210 >> эндобдж 214 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 524 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 211 >> эндобдж 215 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 525 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 212 >> эндобдж 216 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 526 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 213 >> эндобдж 217 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 527 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 214 >> эндобдж 218 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 528 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 215 >> эндобдж 219 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 529 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 216 >> эндобдж 220 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 530 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 217 >> эндобдж 221 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 531 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 218 >> эндобдж 222 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 532 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 219 >> эндобдж 223 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 533 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 220 >> эндобдж 224 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 534 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 221 >> эндобдж 225 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 535 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 222 >> эндобдж 226 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 536 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 223 >> эндобдж 227 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 537 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 224 >> эндобдж 228 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 538 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 225 >> эндобдж 229 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 539 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 226 >> эндобдж 230 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 540 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 227 >> эндобдж 231 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 541 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 228 >> эндобдж 232 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 542 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 229 >> эндобдж 233 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 543 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 230 >> эндобдж 234 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 544 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 231 >> эндобдж 235 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 545 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 232 >> эндобдж 236 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 546 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 233 >> эндобдж 237 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 547 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 234 >> эндобдж 238 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [548 0 R] / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 549 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 235 >> эндобдж 239 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [550 0 R 551 0 R] / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 552 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 237 >> эндобдж 240 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [553 0 R] / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 554 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 240 >> эндобдж 241 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [555 0 R 556 0 R] / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 557 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 242 >> эндобдж 242 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 558 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 245 >> эндобдж 243 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [559 0 R 560 0 R] / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 561 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 246 >> эндобдж 244 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 562 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 249 >> эндобдж 245 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [563 0 R 564 0 R] / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 565 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 250 >> эндобдж 246 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 566 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 253 >> эндобдж 247 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 567 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 254 >> эндобдж 248 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 568 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 255 >> эндобдж 249 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [569 0 R 570 0 R] / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 571 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 256 >> эндобдж 250 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 572 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 259 >> эндобдж 251 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 573 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 260 >> эндобдж 252 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 574 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 261 >> эндобдж 253 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 575 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 262 >> эндобдж 254 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 576 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 263 >> эндобдж 255 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 577 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 264 >> эндобдж 256 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 578 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 265 >> эндобдж 257 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 579 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 266 >> эндобдж 258 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 580 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 267 >> эндобдж 259 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 581 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 268 >> эндобдж 260 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 582 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 269 >> эндобдж 261 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 583 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 270 >> эндобдж 262 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 584 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 271 >> эндобдж 263 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 585 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 272 >> эндобдж 264 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 586 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 273 >> эндобдж 265 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 587 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 274 >> эндобдж 266 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 588 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 275 >> эндобдж 267 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 589 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 276 >> эндобдж 268 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 590 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 277 >> эндобдж 269 ​​0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [591 0 R] / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 592 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 278 >> эндобдж 270 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 593 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 280 >> эндобдж 271 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 594 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 281 >> эндобдж 272 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 595 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 282 >> эндобдж 273 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 596 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 283 >> эндобдж 274 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [597 0 R] / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 598 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 284 >> эндобдж 275 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [599 0 R] / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 600 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 286 >> эндобдж 276 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 601 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 288 >> эндобдж 277 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 602 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 289 >> эндобдж 278 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 603 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 290 >> эндобдж 279 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 604 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 291 >> эндобдж 280 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 605 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 292 >> эндобдж 281 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Аннотации [606 0 R 607 0 R] / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 608 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 293 >> эндобдж 282 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 609 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 296 >> эндобдж 283 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841,92] / Содержание 610 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 297 >> эндобдж 284 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 611 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 298 >> эндобдж 285 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.2 841.92] / Содержание 612 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 299 >> эндобдж 286 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts