После детского сада истерики: 404 ничего не найдено | ГБУЗ Республики Мордовия «Детская поликлиника № 3»

Содержание

Ребенок приходит из сада и закатывает истерики: советы психолога

Когда ребенок приходит из садика и закатывает истерики, то следует разобраться в этой проблеме, чтобы успешно побороть ее. Рано или поздно молодой родитель сталкивается с проблемой, когда своего маленького ребенка необходимо определить в детский сад. Естественно, основная проблема будет заключаться в том, как приучить его к совершенно новому месту в его окружении и каким образом сделать так, чтобы процесс адаптации в новой социальной среде прошел достаточно успешно.

Одна из проблем, с которой очень часто встречаются родители, является то, что после посещения детского сада ребенок в домашних условиях устраивает настоящие истерики, которые остановить практически невозможно.

Из-за чего у дитя может возникать истерическое состояние после садика?

Относительно наличия чрезмерной эмоциональности и агрессивности у детей дошкольного возраста можно говорить на протяжении самого первого года, когда дитя систематически ходит в садик. В первую очередь такое плохое поведение у ребенка после детского сада может наблюдаться из-за того, что у вашего дитя не выходит наладить отношения ни с ровесниками, ни с воспитателями. Исходя из результатов проведенных исследований опытными психологами можно сказать, что детям до трех лет не рекомендуется посещать дошкольное учреждение, так как это негативно сказывается на его состоянии. При этом его постоянно будут сопровождать только негативные переживания. И этому есть свои причины.

С учетом всех психологических и физиологических особенностей маленького ребенка, можно с уверенностью сказать, что он еще не готов на достаточно длительный промежуток времени расставаться со своей мамой. На подобную ситуацию ребенок как раз и реагирует некой невротической реакцией, в качестве которой выступает самая обыкновенная истерика.

В том случае, если ваше дитя большую часть времен проводит именно в садике, а не в теплом семейном кругу, то у него достаточно быстро меняется восприятие семьи, и, соответственно, никакого взаимодействия с родителями практически не происходит. Естественно, такие детки практически не идут на контакт даже со своими родителями. В таких ситуациях выходит так, что даже при возникновении проблемы дитя попросту ее скроет от близких людей, что в дальнейшем будет сопровождаться этой неприятной реакцией.

Нередко истерики после детского сада у детей связаны с тем, что на данном этапе происходит навязывание так называемой вынужденной разлуки с родителями. В такой ситуации подобный поступок маленький ребенок попросту расценивает как обычное предательство со стороны близких людей. Поэтому подобная истерическая реакция может наблюдаться и в подобных ситуациях.

Очень часто подобное поведение наблюдается из-за того, что примерно в возрасте 3 лет каждый ребенок сталкивается с кризисом развития, который связан со становлением собственной персоны в конкретном социальном обществе. Именно в этот период чувствительность дитя обостряется, поэтому не удивительно то, что наблюдается подобная реакция. Естественно, для того чтобы выяснить истинную причину, необходимо прийти в дошкольное учреждение и по возможности поговорить с воспитателями. Возможно, именно они знают, какие проблемы беспокоят вашего малыша и помогут вам справиться со сложившейся ситуацией.

Каким образом действовать родителям для преодоления подобных ситуаций?

Для того чтобы адаптация малыша прошла как можно быстрее и незаметнее, готовиться к этому процессу нужно как можно раньше, по крайней мере за несколько месяцев до первого посещения садика. Для этого следует:

  • Заблаговременно ознакомить вашего малыша с информацией о дошкольном учреждении, в которое он попадет.
  • Постарайтесь объяснить ему то, что посещение садика является необходимостью, а не просто тем, что родителям надоело заниматься воспитанием дитя.
  • Постарайтесь никаким образом не показать свое сомнение по поводу посещения дошкольного учреждения.
  • Отнеситесь к поступлению вашего дитя в сад, как к обычной процедуре. При этом не следует каждый день повторять эту ситуацию.
  • Постарайтесь составить распорядок вашего ребенка таким образом, чтобы он практически полностью совпадал с режимом дошкольного учреждения. Подобная смена обстановки не будет так заметна и болезненна для ребенка.
  • До поступления в детский сад серьезно займитесь прививанием вашему малышу всех гигиенических навыков.
  • Постарайтесь как можно чаще создавать такие ситуации, в которых ваше дитя на определенное количество времени остается без родительского внимания.
  • Постарайтесь максимально расширить круг общения вашего ребенка. Чем больше будет у него друзей, тем проще будет ему адаптироваться в совершенно новой среде.

Руководствуясь этими несложными советами, у вас получится слегка подготовить ваше дитя к совершенно новой обстановке. При этом период адаптации пройдет на порядок быстрее, нежели это могло бы быть.

Как сгладить неприятные моменты после посещения садика?

В том случае, если ваш малыш пошел в детский сад, и вы начали замечать за ним некоторые истерические припадки, то в таких ситуациях вы должны предпринять все меры, которые будут направлены на сглаживание неприятных последствий после посещения детского сада. В таких ситуациях:

  • Постарайтесь создать в домашних условиях очень щадящую обстановку, которая будет бережно воздействовать на нервную систему ребенка.
  • Постарайтесь лояльно относиться к всевозможным капризам, так как нервная система и так напряжена. В таких ситуациях вы должны приобнять и пожалеть своего кроху.
  • Если у ребенка имеются какие-то вредные привычки, то отучать от них в адаптационный период не стоит, так как нервная система перегружена по полной.
  • Если вы говорите о садике с родными и знакомыми в присутствии своего чада, то отзывы об этом учреждении и всех воспитателях должны быть только положительными и хорошими. Ребенок должен понимать, что место, в которое он ходит, очень нравится его родителям. В таких ситуациях он немного успокаивается.
  • С самого утра перед походом в садик постарайтесь организовать малышу только самые положительные эмоции.
  • Заранее постарайтесь продумать весь ваш ритуал прощания, перед тем как отпустить малыша в группу. Прощание должно быть радостным и достаточно теплым.
  • Если несколько первых недель ваше дитя начинает плакать, ни в коем случае не пугайтесь таких слез. И никогда не злитесь на то, что он плачет. Слезы являются некой защитой нервной системы, поэтому такая реакция вполне целесообразна.
  • Постарайтесь по максимуму облегчить момент вашего расставания. Желательно, чтобы в садик ребенка отводил тот человек, с которым малышу прощаться легче всего.
  • Перед уходом напомните ребенку о том, что вы обязательно вернетесь и заберете его. Он не должен думать о том, что его все бросили на произвол судьбы. При этом старайтесь все время вовремя забирать его домой.
  • Как только вы заберете вечером его из дошкольного учреждения, выделите хотя бы небольшой промежуток времени, который вы сможете посвятить конкретно ему, а не домашнему хозяйству. Он должен знать, что нужен вам, и вы его любите.

Соблюдая все эти несложные условия, у вас выйдет сделать процесс адаптации безболезненным для дитя и очень быстрым.

Рекомендуем так же прочитать по этой теме:

Истерики вечером после детского сада | Заметки молодого отца

— Ура, справились! Тёма больше не плачет и не капризничает в детском саду. Его даже воспитательница хвалит! — услышал я как-то от жены.

— Пережили, и он, и мы, — выдыхая с улыбкой пробубнил в ее сторону.

Этот диалог состоялся почти 2 месяца назад. Тогда мы еще не знали, что нас ждет впереди.

Примерно в то же самое время, в один из будних вечеров раздался телефонный звонок:

— Скажи папе, привет! — голос жены растворялся в гневном крике сына.

— Упал? Ударился? — пытаюсь докричаться до супруги.

Ребенок тем временем продолжал истошно верещать в трубку, не давая маме произнести и звука.

Вернувшись домой я ощутил себя суперзвездой, на встречу которому сбегаются все поклонники с восторженными взглядами. Тоже самое происходило и у нас. Тёма все это время висевший на руках мамы, подбежал ко мне с зареванными глазками, жена кинулась на шею со словами: «Наконец-то, сейчас такое ШОУ пропустил…».

Остаток вечера проходил под эгидой внезапных капризов. Только, что играющий ребенок, мог хныкая побежать к маме, отталкивая меня, либо наоборот.

Свидетелями «такого ШОУ», мы становились очень часто. При этом, во время выходных или больничного, ничего подобного замечено не было.

Решив поинтересоваться у воспитательницы про Артема, чего-то необычного она нам не поведала, кроме того, что сын не спит во время тихого часа, но при этом не плачет и не зовет маму.

— Видимо стресс сказывается. Может таким образом обижается, что отводим его в сад? — предположил я.

— Я вчера разговаривала со знакомой психологом. По ее словам, у многих детей случается такой кризис.

По словам психолога, ребенок крайне напряжен в первые месяцы нахождения в детском саду. Даже если он не плачет, это не означает, что он расслаблен. Его эмоции будто находятся под крепким замком. Они хотели бы вырваться наружу, но не могут. Это напряжение доказывает и тот факт, что ребенок не спит во время тихого часа, он попросту не может расслабиться. А вечером, когда дома родные, все эмоции выходят наружу в виде истерик, капризов и плача. С таким явлением сталкиваются многие родители, и это может растянуться от недели до месяца.

Теперь, когда идем за Тёмой, у нас есть проверенная тактика поведения. В эти моменты, он крайне чувствителен, любое неверное действие может спровоцировать бурю негативных эмоций. Поэтому начиная от самого выхода из д/с, он пытается делать все сам. Надеть ботинки, шапку, штанишки.

Открыть дверь? Мы напрочь забываем про то, как это делается. Теперь это одна из любимых обязанностей ребенка. Тоже касается и кнопки домофона, дверного звонка. Даже прикладывания ключа к замочной скважине ложится на плечи Артема.

После входа в квартиру, теперь мы не торопимся его раздевать. Это опасно! Попробуешь развязать шарфик или стянуть варежки, он начнет валяться на полу с криками повторяя: «Сам, сааам!». Поэтому, все делает собственноручно.

Не знаю почему, но этот выход его эмоций можно приглушить с помощью его желания делать все самостоятельно. И это срабатывает 🙂 Кстати, в последние недели, таких вечерних «представлений», становится все меньше. Видимо привыкает.

Продолжение следует…

Вы нас очень поддержите, если поставите «Лайк» и ПОДПИШИТЕСЬ на наш канал 🙂

После садика не можем успокоить истерику ребенка 1.4 мес

Вопрос

Здравствуйте! У нас такая пробле, нам 1,4 месяцы. мы как месяц ходим в садик. Все было хорошо и в садике и дома,но тут как с неделю ребенка как подменили. В садике ведет себя отлично,воспитатели говорять что замечательный ребенок, и кушает сама и спать сама ложится на сон. час и на горшочек ходит. Но как мы приходим домой все ребенок не слушается, не играть,ни на горшочек, не кушает или мало поест. Начинает плакать, потом слезы превращаются в истереку аж в захлеб и крики,что аж голова лопается потом. Причем на протежении всего времени мы пытаемся ее успокоить,но она еще сильней начинает истерить, по полу катается и это может продолжаться час, два и больше с не большими передышками. У нас позно зубы стали вылазить,может это из-за зубов,но в садике же она себя так не ведет?Мне посоветовали дать успокоительное зайченок,но еще пока мы до него не дошли терпим. Подскажите пожалуйста почему у ребенка стало такое поведение и что нам делать?Очень будем вам благодарны за совет…

Спрашивает: Соколова Ульяна Валерьевна

Ответ

Здравствуйте, Ульяна Валерьевна!

Довольно часто приходится слышать, что дети, которые в детском саду ведут себя «как шелковые», которых хвалят воспитатели и на которых в группе просто не нарадуются, дома начинают вести себя прямо противоположным образом. Так дети, грубо говоря, расслабляются, отпускают себе и позволяют себе отдохнуть. После того как весь день в детском саду они старательно делали то, что скажут, и вместе со всеми, дома им хочется сбросить напряжение.

Если некоторые дети начинают например беситься, то подобное хождение на ушах родители как правило могут и потерпеть, но ваша дочь выбрала другой путь — она плачет, поэтому возможно вам и стоит воспользоваться советом — попить какое-то детское успокоительное (на травах или гомеопатическое) в поддерживающих дозах. Посоветуйтесь с неврологом (если конечно этот совет уже дал вам не он, а кто-то из знакомых), какой препарат лучше выбрать.

Если вам не нравится перспектива «сажать» малышку на успокоительные, или параллельно с их приемом вы можете предпринять следующие шаги. Обязательно обнимайтесь, держите дочь на руках и т. п при встрече в детском саду (ребенку, особенно такому маленькому, обязательно нужно восстанавливать эмоциональный контакт с мамой при помощи контакта тактильного). Побольше гуляйте по дороге из детского сада домой, старайтесь дома сразу переключить внимание девочки на какие-то режимные моменты («идем умываться», «будем кушать» и т. п. ), чтобы структурировать её время, не оставляя места для истерики. Перед сном играйте в спокойные игры вместе, читайте дочери, пусть подольше принимает ванну (так же можно добавить успокаивающие масла, лаванды, например) и т. п.

Отвечает: Ясинская Анна Михайловна, Детский психолог

Агрессивность.

Адаптация.

Адаптация

Ваш малыш делает первые шаги в самостоятельную жизнь – начинает ходить в детский сад. Насколько легко для него пройдет период адаптации, во многом зависит от родителей. Всем известно, что первые дни в детском саду – тяжелое испытание для ребенка и его родителей. Расставаясь утром с мамой, дети могут плакать, а по вечерам у них бывает плохое настроение, подавленность или же, наоборот, нехарактерные раньше чрезмерная активность, перевозбуждение. Чтобы миновать этот негативный период как можно быстрее, следует грамотно подойти к адаптации малыша в дошкольном учреждении. В противном случае слезы каждое утро перед выходом из дома и нежелание идти в садик могут затянуться на месяцы. Что же необходимо предпринять родителям, чтобы адаптация к детскому саду прошла в более позитивном режиме?

Еще до начала посещения дошкольного учреждения вам необходимо научить ребенка самостоятельно пользоваться ложкой и вилкой, умываться, раздеваться и одеваться, пользоваться горшком. Например, чтобы ребенку было легче самому одеваться и раздеваться, желательно приобретать практичные и удобные вещи без лишних застежек или с кнопками вместо пуговиц. Предпочтение лучше отдать немаркой одежде. Тогда вы избавитесь от лишних стирок, и дети не будут бояться испачкаться. Выбирайте обувь, которую малыш сам сможет надеть, например, на липучках.

За несколько месяцев до начала посещения дошкольного учреждения старайтесь максимально приблизить домашний распорядок дня к тому, который будет в садике, и постарайтесь не отступать от него в выходные и праздничные дни. Кроме этого, позвольте себе оставлять малыша дома с другими родственниками, с няней. Это будет своеобразный «тренинг расставания с мамой» перед детским садом. Время пребывания ребенка в группе увеличивайте постепенно. Хорошо, если в первые дни вам разрешат находиться вместе с ребенком, и вы будете совместно с ним «погружаться» в новый этап его жизни.

Полезно будет перед непосредственным посещением детского учреждения объяснить ребенку, что такое детский сад, а еще лучше показать, сходить туда вместе на экскурсию. Когда будете отводить малыша в группу, старайтесь не показывать ему волнение, которое у вас обязательно возникнет. Разговаривайте и обсуждайте с малышом свои позитивные переживания, эмоции и ощущения по поводу садика, оказывайте поддержку и хвалите за новые достижения!

Стоит обратить внимание на взаимоотношения ребенка с другими детьми. Покажите своему ребенку, как нужно дружить. Пусть во время прогулок во дворе он делится игрушками с другими малышами, не стесняется попросить у них что-нибудь на время или предложить вместе поиграть. И пусть не обижается в случае отказа. Объясните, что нельзя никого обижать, но если кто-то обижает тебя – не давать себя в обиду. Если вы боитесь, что не справитесь с этой ситуацией сами, обратитесь за советом к детскому психологу. Лучше выявить проблемы в общении в раннем возрасте и предупредить их, чем хвататься за голову, когда они подрастут вместе с ребенком.

Частые респираторные инфекции у малышей, которые ходят в садик, очень расстраивают родителей. Как же быть? Следует правильно одевать ребенка в сад: не давать ему замерзнуть (ведь переохлаждение – это пусковой механизм для активации находящихся в нашем организме вирусов), но и не перегревать. Если вы заметили у вашего малыша первые признаки инфекции (насморк, чихание, кашель), то следует немедленно забрать его из группы домой и вызвать врача. При частых респираторных заболеваниях, которые могут свидетельствовать о снижении иммунитета, следует проконсультироваться с педиатром, иммунологом, пройти обследование на наличие аллергии. Наиболее эффективный способ предупреждения ОРВИ – это закаливание. Самый доступный и простой способ укрепить иммунитет – прогулки, сон при открытой форточке, регулярное проветривание комнат.

Памятка родителям

Нужно:

1. Научить малыша самостоятельно есть, одеваться, пользоваться горшком.

2. Соблюдать четкий распорядок дня, максимально приближенный к тому, который будет в садике.

3. В простой и доступной для понимания форме рассказать ребенку о том, что его ждет в детском саду.

4. Делиться с малышом впечатлениями дня: спрашивать у него, что он делал в садике, рассказывать, как прошел день у вас на работе.

5.Стараться не опаздывать в садик, не приходить за ребенком позже, чем обещали.

Нельзя:

1. Негативно отзываться о садике или воспитателе в присутствии ребенка, пугать детским садом.

2. Сразу оставлять ребенка в группе на целый день.

3. Водить в сад больного малыша.

4. Наказывать его за капризы, энурез в период адаптации. Плохое поведение является результатом перенапряжения нервной системы, а вовсе не упрямством или проявлением «плохого» характера ребенка.

5.Излишне кутать малыша или, наоборот, одевать недостаточно тепло.

В ближайшее время хочу отправить сына в садик, ему будет
1 год и 9 месяцев. Не рано ли, может, стоит подождать?

Считается, что оптимальным возрастом для начала посещения детского сада является период около трех лет. К этому возрасту ребенок уже достаточно самостоятелен. У него сформированы основные навыки: он может сам одеваться, есть, ходить в туалет и т.д., у него достаточно развита речь (в норме), он может взаимодействовать с детьми в процессе игры и т.п. Все это приводит к тому, что адаптация ребенка к детскому саду в этом возрасте должна проходить более гладко. Многое зависит не только от возраста, но и от стиля семейного воспитания, характера отношений между матерью и ребенком, состояния здоровья малыша, особенностей воспитателей. Например, если малыш слишком к вам привязан или у него не такое крепкое здоровье, как хотелось бы, его адаптация к садику будет проходить тяжелее. Если в вашей ситуации все так сложилось, что необходимо отправить ребенка в садик именно сейчас, то при соблюдении существующих рекомендаций по адаптации ребенка к детскому саду и в этом возрасте все будет хорошо в отношениях между ребенком и детским садом. Решать, рано или не рано, предстоит вам и отцу ребенка. Попробуйте прояснить ситуацию для себя: сходите в детский сад, познакомьтесь с обстановкой, воспитателями, поговорите с заведующей, узнайте распорядок дня, образовательную программу, по которой работает сад, программу или мероприятия по адаптации ребенка. Все это поможет вам более точно понять, что ждет ребенка в саду, взвесить все «за» и «против» и принять обоснованное решение.

Подробнее см. в книге
Алямовская М. Ясли – это серьезно [Текст]. – М.: ЛИНКА-ПРЕСС, 2000. –144 с.

Мой ребенок уже подрос, ему два с половиной годика, я бы хотела отдать его в детский сад: от чего зависит то, как будет проходить адаптация ребенка и как определить психологическую готовность к детскому саду?

Как пройдет адаптация к саду, зависит от индивидуальных особенностей ребенка, степени привязанности к матери, психологической готовности к детскому саду и т.д. Считается, что до трех лет ребенку лучше оставаться с мамой. Но обстоятельства у всех разные, да и дети тоже разные. Посмотрите, насколько сильно привязан к вам ребенок. Может ли он, в случае необходимости, оставаться без вас на какое-то время с хорошо знакомым человеком (бабушкой, няней и т.д.). Может ли ребенок самостоятельно (или при небольшой помощи взрослого) есть, одеваться, ходить в туалет; говорит ли он, может ли выражать свои чувства и желания в понятной окружающим форме; может ли какое-то время играть самостоятельно; общается ли с другими детьми; хочет ли идти в детский сад; готовы ли вы сами психологически к тому, что какое-то время малыш будет проводить в саду. Ответьте сами себе на эти вопросы, и вы поймете, готов ли ваш ребенок к саду. Вам также необходимо походить с малышом на развивающие занятия, где можно попробовать оставить его одного на какое-то время. Это даст вам дополнительную информацию о возможностях ребенка и поможет подготовить его к саду.

Подробнее см. в книге
Шитова Е. В. Работа с родителями: практические рекомендации
и консультации по воспитанию детей 2-7 лет
[Текст]. – Волгоград: Учитель, 2011. –169 с.

Нашей дочке 2 года и 9 месяцев. Мы только начали ходить в детский сад, и у нас начались проблемы: перед сном часа два плачет, пока не устанет, потом успокаивается без всякой причины и засыпает. Утром встает и снова начинает плакать. Что с ней, не подскажете? В садике, когда оставляю, — опять плачет. До садика у нее таких проблем не было. Помогите, пожалуйста.

Ребенку сложно привыкнуть к жизни без мамы целый день, да еще когда в группе много детей. Поговорите с воспитателем, узнайте, как ведет себя ребенок в группе. Можно попробовать забирать перед сном. Можно иногда договориться и побыть вместе с ребенком в садике с утра. Если в вашем саду такое возможно, походите вместе, поиграйте с другими детьми, посмотрите, может ли ребенок хорошо себя чувствовать в садовской атмосфере. В этом возрасте дети часто не могут адаптироваться к садику без ущерба для здоровья, физического и психологического. Ваша задача помочь ему в этом, поддержать и зарядить положительными эмоциями, не передавая ему своих переживаний.

Подробнее см. в книге
Монакова Н.И. Путешествие с гномом. Развитие эмоциональной сферы дошкольников [Текст]. – М.: Академический проект, 2008. – 128 с.

Моему сыну 2 года и 10 месяцев. В этом году мы пошли в сад, но дорога туда для нас большая проблема, только мы выходим из подъезда – начинается истерика, он не хочет идти в сад. Хотя вечером сын согласен идти в садик, обещает не плакать. Помогите, пожалуйста, что делать мне, как его убедить пойти в сад без истерик. Да и в саду у нас очень тяжелое расставание. Но, как говорит воспитатель, буквально через 5 минут он о маме и не вспоминает, ведет себя хорошо, не плачет. Но чтобы довести до сада, раздеть и переодеть, я трачу столько сил, реву каждый день, хочется все бросить. Пробовали, чтобы папа отводил, – то же самое. Помогите, пожалуйста, что делать, ни уговоры, ни наказание не помогает, пробовали разные способы, бесполезно.

Если вы уверены, что с ребенком все в порядке, и понимаете, что у вас нет другого выбора, то, прежде всего, убедите в этом себя. Ваше волнение, сомнения, тревога чувствуются ребенком. Старайтесь приводить его в сад, когда там нет плачущих детей. Берите в сад игрушки. Обсуждайте, что там есть интересного и хорошего. Попробуйте подружиться поближе с кем-нибудь из детей – наличие близкого друга всегда облегчает пребывание в коллективе. Старайтесь раньше забирать, и, может быть, водить не на всю неделю. У ребенка такого возраста часто нет потребности в большом круге общения, и сад для него – не естественная среда. Большинство детей действительно адаптируются и через какое-то время (месяц-другой) привыкают.

Подробнее см. в книге
Русаков А.С. Адаптация ребенка к детскому саду.
Советы педагогам и родителям [Текст]. – СПб.: Речь, 2010. – 128 с.

Моему сыну четыре года. Первый раз пошли в садик в три года – неудачно (месяц ходили вместе), если оставался хотя бы на час без меня, пытался сбежать. А в этом году даже не дал мне уйти, сказал, что ему там скучно и никогда в жизни он туда не пойдет. Так и сидим вместе дома. Имеет ли смысл настаивать, приучать через слезы, если идет категорический отказ с его стороны? С детьми в другой атмосфере прекрасно ладит.

Мальчики в четыре года часто бывают еще не готовы к детским учреждениям (да и сады бывают разные), мог сказаться предыдущий неудачный опыт. Иногда и сами мамы бывают не готовы к такому ответственному моменту. Приучать насильно, когда ребенок знает, что у вас есть возможность оставить его дома, не стоит. Но необходимо понаблюдать, что за подобным поведением стоит. Действительно ли ребенку скучно в саду? Что значит «скучно»: он не может подружиться с детьми, ему сложно обратиться к воспитателю, или что-то еще? Легко ли вы отпускаете его, ведь сад – первый шаг в социум, где ребенок уже может обходиться без вас. Какие чувства у вас это вызывает? Можете ли вы без особого страха находиться иногда какое-то время друг без друга? Что вам мешает, а что помогает? Что вас тревожит? Понимая больше про себя и про ребенка, принимая свои и его чувства, которые могут отличаться, вы позволяете взрослеть ребенку не торопясь, но и не застревая на одном месте.

Подробнее см. в книге
Шитова Е. В. Работа с родителями: практические рекомендации и консультации по воспитанию детей 2-7 лет
[Текст]. – Волгоград: Учитель, 2011. – 169 c.

Мой четырехлетний малыш ни за что не соглашается ходить в детский сад. Мои уговоры и маленькие хитрости не помогают: каждое утро скандалы и слезы. Подскажите, как быть?

Уходя на работу, не стоит терзать себя чувством вины перед «забытым» малышом. Какими бы ни были причины, по которым вы вынуждены это сделать, – они достаточно весомы, раз решение принято. Позаботьтесь о том, чтобы малыш привыкал к вашему отсутствию постепенно. Уходя с работы, оставьте там все проблемы, улыбнитесь, ведь дома вас ожидает самое любящее создание. Обеспечьте проведенное вместе время максимумом тепла, любви и заботы. Окунитесь в мир малыша, расспросите обо всех приключениях прошедшего дня. Полезным будет тактильный контакт: не бойтесь избаловать свою кроху ласками. Побывав в поле мамы, малыш получит психологический иммунитет. Ему уже не будет страшно, когда мама уходит надолго, ведь вернется она веселая и… добрая. Вот только не пытайтесь компенсировать свое отсутствие принесенными подарками и сладостями: дети быстро привыкают к тому, что нужно встречать не вас, а то, что вы с собой принесли. И главное, попытайтесь объяснить свое решение ребенку. Посадите его на стульчик и говорите все, что хотелось бы, глядя прямо в глазки. Поверьте, что, находясь вот в таком «взрослом положении», он обязательно все поймет.

Подробнее см. в книге
Русаков А.С. Адаптация ребенка к детскому саду. Советы
педагогам и родителям [Текст]. – СПб.: Речь, 2010. – 128 с.

Детские истерики и что с этим делать

Это скорее даже не именно про истерику, когда ребенок падает на пол, бьет руками, ногами, а бывает, что и головой,  а про любой громкий детский плач, вызванный двумя причинами «хочу!» или «не хочу!», который трудно выдержать взрослой психике.

Такой плач я делю на три типа: капризы, требования, протест. Критерием выступает осознанность ребенком своего желания.

Если ребенок точно знает, чего он хочет и плачем добивается, чтоб ему это предоставили – это требование.

Если ребенок точно знает, чего он не хочет – это протест.

Если ребенок не знает, чего хочет, если он ничего не хочет, его просто все раздражает – это капризы.

Причины, по которой капризка посещает ребенка:

  • переутомление (к этому может привести нарушение распорядка дня, смена обстановки, обилие новых впечатлений)
  • недомогание
  • чужое плохое настроение (дети хорошо считывают эмоциональное состояние близких)

Если это капризы, то бесполезно оказывать воспитательные воздействия в этот момент. Надо постараться успокоить себя, успокоить ребенка, накормить, спать положить  — что там по ситуации. Можно придумать свой ритуал «давай прогоним капризку» Подробнее о ритуалах здесь: «Ритуалы в жизни ребенка и семьи»

Если это требование или протест.Лучше всего получается справляться с истериками у тех, кто ее просто не провоцирует.

Приемы предупреждения истерики типа «Хочу то, чего нельзя», то есть истерика-требование.

Прием  «с глаз долой»

Убираем с глаз ребенка то, что ему нельзя брать. Чем меньше ребенок, тем настоятельней я рекомендую соблюдать это правило. Вспоминаю, как я водила из садика своего двухлетнего сына более длинной дорогой, но зато нам на пути не встречались провокаторы: качели, ларьки с конфетами и магазин игрушек

Прием «Переключение внимания. »

Показываем ребенку новый яркий раздражитель, обещаем другую, более интересную деятельность. У меня на этот случай всегда с собой были мыльные пузыри или шарик, который можно экстренно начать надувать, мелкие дешевые заводные игрушки. Чем меньше ребенок, тем действенней прием. Внимание с возрастом становится все более устойчивым, соответственно, переключать все сложнее.

Прием «разрешаем, но бдим»

Ножницы – так-то опасная игрушка для малыша, но если очень хочется, можно потрогать под бдительным присмотром мамы. Слишком много запретов нервирует ребенка и ограничивает его развитие. Должен быть баланс между количеством «можно» и «нельзя», которые слышит ваш ребенок за день. Подумайте, чем вызвано Ваше очередное «нельзя»? Тревогой за безопасность ребенка или нежеланием заполучить дополнительные заботы в виде уборки?

Прием «условное соглашение»

Формула приема «Конечно, только потом» или «Да, но…»: «Конечно, мы будем играть, только сначала чуть-чуть поспим, а потом будем играть» Подробнее о применении приема можно почитать здесь: «Не говорите ребенку «Нет»

Прием «Предварительный договор».

(Будет работать только при неукоснительном соблюдении. Стоит один раз пойти на поводу у ребенка и отменить договор, и дальнейшее использование приема невозможно) С трехлеткой уже можно договориться заранее, что мы не будем заходить в магазин, потому что торопимся домой (смотреть мультик, встречать папу, играть в интересную игру). Или так: » Если ты хочешь, мы зайдем в магазин игрушек, но только посмотрим, а покупать ничего не будем».

Приемы предупреждения истерики-протеста:

Прием «Перетаскивание»

Часть игровой ситуации перетаскиваем в новую обстановку. Чудеса фантазии приходится проявлять, когда дети не хотят уходить домой из садика. Тут разрешается взять садичную игрушку в гости, познакомить со своими игрушками. Чтобы прервать игру для приема пищи, предлагаем ребенку накормить игрушку. Чтобы накормить  юного строителя нужно вместо «Оставь кубики, пошли есть суп», объявить, что у бригады строителей обеденный перерыв.

Прием «Предупреждение»

Мгновенно прекратить игру бывает сложно. Ребенка лучше предупредить заранее, дать время закончить, помочь довести сюжет игры до логического завершения. Оговорить с ребенком условие, после которого деятельность поменяется . «Еще один мультик и купаться», «Еще два раза скатишься с горки и домой!» (мой сынуля обычно  торговался до пяти))

Прием «Альтернативный вопрос»

Предлагаем альтернативу, суть которой, что ребенок все равно сделает по-нашему. «Ты сначала соберешь машинки или солдатиков?»  Прием работает недолго. От того возраста, как ребенок способен сделать выбор, до того, когда он способен отклонить оба варианта. Подробнее о приеме здесь: «Альтернативный вопрос»

Прием «Ритуал»

Дети любят стабильность и постоянство, это их успокаивает. Поэтому придумывайте свой ритуал отхода ко сну, подготовки к обеду, прощания в садике.

Прием «Подмена понятий»

Классический пример из известного кинофильма: «Завтрак в детском саду отменяется! Вместо завтрака летим в космос! Взяли космический инструмент!» Еще примеры использования приема здесь: «Как договориться с трехлеткой»

 Если истерика все-таки началась, то алгоритм действий может быть следующий:

  1. Уговоры, убеждения
  2. Переключения внимания
  3. Ритуал успокаивания. Как правило, со временем в каждой семье вырабатывается свой ритуал успокаивания. Это может быть один и тот же стишок, сказка, или игра. Например, мама дует, чтобы высушить слезки. Или даем ребенку попить волшебной водички, которая успокаивает.
  4. Игнорирование. Если все остальные методы уже испробованы и нет угрозы здоровью (эпилептический припадок, астматический приступ), можно оставить ребенка поплакать в одиночестве или просто некоторое время не обращать внимания на крик. Не ругать, не запирать ребенка, а спокойно озвучить вывод: «Наверное, тебе просто хочется сейчас поплакать… Когда плакать надоест мы с тобой (предложить что-то интересное)»

Когда плакать не для кого, то плакать скучно… Тем более, когда становится понятно, что слезами не удается достичь результата.  Тут либо ребенок сам успокоится, либо вы повторите попытку успокоить ребенка через некоторое время. Три, пять или десять минут — в зависимости от возраста ребенка. Можно дружелюбно спросить: «Ну что? Тебе уже надоело плакать?» Обнять, приласкать, предложить что-то интересное. Ребенок, как правило, уже сам устал плакать и стал более сговорчив.

Если истерика случилась в общественном месте, самое главное — сохраняйте спокойствие сами. Если есть возможность — выведите (вынесите) ребенка подальше от скопления людей, чтобы избежать их нежелательного вмешательства. И опять же  — сохраняйте спокойствие. Спокойно переждать, не идя на поводу ребенка, не вовлекаясь в негативные эмоциональные переживания — это лучшее, что может сделать мама в этой ситуации. Потому что успокоить ребенка может только спокойная мама.

Еще про детские истерики можно прочитать здесь: «Детские истерики. Личный опыт»

психолог Анна Быкова

советы психолога, не может расстаться с мамой, что делать

Еще вчера ваш малыш лежал в коляске, спал по нескольку раз в день и учился делать первые шаги, теперь он достиг того возраста, когда пора осваиваться в социуме и отправляться в детсад. Большинство детей первые годы жизни проводят рядом с мамой, и резкую смену обстановки переносят довольно тяжело. Что делать, если ребенок после садика закатывает истерики: советы психолога помогут разобраться с проблемой, которая грозит обернуться стрессом, как для самого малыша, так и для его родителей.

Причины истерик перед детсадом

Детский сад — это важный этап дошкольного развития, когда маленький человек попадает в социум и учится адаптироваться в нем без участия родителей. Здесь закладываются основы поведенческой психологии личности. Детсад готовит малыша к школе посредством развития навыков чтения, письма, логических приемов. Прийти в школьные стены после садика не будет большим стрессом, тогда как без подготовки это происходит куда тяжелее.

Статистика показывает, что для большинства малышей дошкольного возраста характерна повышенная эмоциональность и агрессивность восприятия в период первого года посещения детского садика.

Первая очевидная причина этому — кроха не может наладить отношения с ровесниками и воспитателями. Психологи в принципе не рекомендуют отдавать детей до 3-х лет в подобные учреждения, поскольку это отрицательно влияет на их психику и преимущественно несет негативную динамику.

Психологи советуют не отдавать малышей до 3 лет в садик — это вредит их психике

Психофизиологические особенности, характерные для развития ребенка такого возраста, не позволяют ему надолго расставаться со своей мамой: разлука будет травматичной для него. Истерика — это естественная невротическая реакция в этом случае. Игнорирование истерики у ребенка перед садиком — не лучший способ борьбы с ней: первостепенной задачей родителей будет установление причины.

Когда малыш проводит в дошкольном учреждении большую часть времени, у него быстро меняется восприятие семейных ценностей, взаимодействие с родителями слабеет, дети не идут на контакт. Так зарождаются первые недоговорки, обманы, потеря доверия.

Больше всего негативным реакциям на смену обстановки подвержены особо чувствительные, замкнутые и неразговорчивые дети, слишком привязанные к родителям, а также те, что отстают в развитии. Иногда дети уже с вечера начинают капризничать в преддверии утренних сборов в сад.

Истерические реакции спровоцированы вынужденными разлуками с семьей, которые ребенок воспринимает как предательство со стороны близких. Он не понимает, когда ему «вернут маму» обратно и может даже перестать доверять родителям. Распространенный случай, когда малыш в 3-летнем возрасте переживает кризис становления в социуме. Чувствительность у него обостряется, он истерит — такая реакция является логичным ее проявлением. В конкретных ситуациях бывают обострения, и поэтому родителям следует поговорить с воспитателем и разузнать об особенностях поведения ребенка в коллективе, попросить описать некоторые случаи в подробностях.

Основная причина истерики — страх малыша перед неизвестностью при резкой смене обстановки. До настоящего момента его мир составлял дом и дворовая территория, и на новом месте с новыми людьми он ощутит дискомфорт. Исходя из таких причин, формируются определенные профилактические меры и терапевтическая методика.

Подготовка к поступлению в детский сад

Если взрослые борются со своими страхами, то дети принимают их. В итоге могут исказиться их жизненные понятия и ценности, развиться фобии. Став взрослым, малыш будет бояться любых перемен.

Облегчить процесс адаптации в социуме поможет подготовка к первому посещению детского сада за несколько месяцев. Для этого нужно:

  1. Объяснять ему постепенно, куда и зачем он будет ходить, с кем станет общаться.
  2. Не дать крохе подумать, что родители хотят от него избавиться, отдавая в садик.
  3. Привести в пример друзей и знакомых, которые тоже посещают заведение и очень довольны им, акцентировать внимание на играх со сверстниками и интересных занятиях. Полезно будет вспомнить свое пребывание в детсаде, поделиться этим с ребенком.
  4. Четко объяснить систему, подтвердить, что по окончании дня кто-то из родителей за ним вернется.
  5. Отзываться о поступлении в детсад, как о должной процедуре, не показывать никаких сомнений.
  6. Постепенно переходить на режим, совпадающий с тем, который соблюдают в детском садике — смена обстановки будет не такой резкой.
  7. Прививайте малышу навыки гигиены и учите самостоятельности.
  8. Оставляйте иногда его с другими людьми, чтобы ребенок приучался находиться без вас.
  9. Расширяйте круг его общения, заводите новые знакомства, гуляйте на детских площадках — малыш должен уметь адаптироваться в социуме.

Психологи рекомендуют почаще гулять с ребенком — так он сможет привыкнуть к социуму

Адаптация — это приспособление к окружающим обстоятельствам. Поскольку детская психика устроена примитивнее, чем взрослая, для чувства комфорта им необходимы конкретные условия: они должны понимать, что происходит, получать ответы на свои вопросы, ощущать тепло и сытость и находить контакт с другими детьми. Низкая адаптация приводит к тому, что малышу плохо в новых условиях.

Соблюдение несложных рекомендаций поможет подготовить кроху к походу в садик. Главное — вводить изменения постепенно, чтобы не травмировать ребенка. Ваше влияние очень ценно, поскольку до дошкольного периода он видит мир через призму родителей. Дети принимают информацию, а не сами логически доходят до нее.

Внимательно выслушайте рассказ обо всех впечатлениях, испытанных малышом в первый день посещения дошкольного учреждения. Не игнорируйте, покажите свое участие. Если вы понимаете, что причиной стресса служит новая обстановка, «притормозите» процесс: первое время забирайте ребенка из садика после обеда. Так он осознает, что садик — это временно. Если причина — конфликт с ровесником, постарайтесь его сгладить, не настраивайте дитя враждебно. Объясните, что дружелюбие обезоруживает любую агрессию.

Методы для эффективного успокоения ребенка

Если вы стали замечать, что ребенок после детского садика заказывает истерику, ваши действия должны быть направлены на смягчение ситуации и преодоление негативной реакции. Они могут быть такими:

  • обстановку дома сделайте как можно более благоприятной, ласково и бережно обращайтесь с малышом, лояльно воспринимайте его капризы и не акцентируйте сейчас на вредных привычках;
  • при крохе отзывайтесь о садике положительно, не критикуйте;
  • вставайте с удовольствием, готовьте ребенку вкусный завтрак и обеспечьте заряд положительными эмоциями;
  • перед тем как отправить его в очередной раз в группу, тепло попрощайтесь, обнимите, поцелуйте, обещайте скорую встречу;
  • не ругайте дитя за слезы и не нервничайте сами;
  • забирайте его из садика вовремя;
  • посвящайте ребенку как можно больше свободного времени, занимайтесь с ним, показывайте свою любовь.

Предварительная и грамотная подготовка к детскому садику повысит шансы на быструю адаптацию к коллективу. Если же малыш никак не может приспособиться к новому месту, нужно выяснить причину дискомфорта. Поддерживайте своего малыша, постоянно разговаривайте с ним и не давайте замыкаться в себе.

Варианты поведения ребенка в детском саду в период адаптации — Ясли-сад №12 г.п.Ружаны

1. Любимая игрушка. Обычно такой ребёнок будет брать с собой игрушку в сад, может быть и не одну. Возможно, будет приносить и уносить её каждый день, менять игрушки. В данной ситуации игрушка для ребёнка является в своём роде частичкой его домашнего мира – “с ней не так страшно идти в сад, мне будет, во что там играть ”, — думает ребенок.
В моей практике был мальчик, который каждый день приносил и уносил обратно домой большую машину, на которой он катался в группе. Ещё он брал целый пакет мелких игрушек – машинок. Причём в течение своего пребывания в саду он не терял ни одной. Машинки – любимые игрушки!
Прошло немало времени, прежде чем Матвей начал оставлять свою игрушку “поночевать” в садике, чтобы завтра вновь не везти её сюда. А до этого родители так и возили. Может, кому – то из вас так и придётся поступать, настройтесь на это. “Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало”.
2. Истерика с утра. Она может начаться у ребёнка по дороге в детский сад, неожиданно перед входом в сад или как только вы зашли в раздевальную комнату. Здесь важно, чтобы родители как можно быстрее помогли переодеться ребёнку и передали его воспитателю. Не уговаривайте и не сюсюкайтесь с ним – это лишь усугубит ситуацию новым наплывом слёз и капризов.
3. Эмоциональные родители. Случается, что сами родители, видя своего кроху таким несчастным, начинают плакать. Постарайтесь держать свои эмоции в руках. Многие дети, зайдя в группу, быстро успокаиваются и отвлекаются за игрой. А вы, уважаемые родители, всегда можете позвонить своему воспитателю и узнать, как обстоят дела. Вам никто никогда не откажет в такой просьбе.
4. Единоличники. Как правило, такие дети вначале единоличны и требуют особенного внимания со стороны воспитателя: нужно ответить на вопросы, поиграть с ним в его игрушку. Педагогу должно быть интересно всё, чем интересуется малыш. Ребёнок начинает видеть в своём воспитателе своего союзника, привыкать к нему. Это очень хорошо! Может быть, завтра или послезавтра ему не так страшно будет идти в детский сад. Воспитатель привлечёт к игре уже 1–2 других детей, и круг общения ребёнка начнёт потихоньку расширяться.
5. Просто пережить. Знайте, что такое поведение вашего ребёнка – “непринятие детского сада” – это не каприз. Здесь, в саду, его никто не обижает и не ругает. Просто он не может сегодня, сейчас, вести себя иначе. Это период, который нужно пережить и вылечиться, как после любой детской болезни.
6. Воспитатели не волшебники. Некоторые родители считают, что мы, воспитатели как волшебники. Всё это должно прекратиться хотя бы через недели две. Нет и ещё раз нет! Этот процесс трудоёмкий, по времени индивидуальный для каждого воспитанника. Тяжело адаптируемый ребёнок пройдёт через несколько этапов своего становления в группе, прежде чем мы увидим, что вот он уже улыбается, смеётся и не хочет уходить из детского сада.
Наблюдаемые в практике этапы при трудной адаптации ребёнка к детскому саду
1. Ребёнок постоянно плачет, затем на короткое время успокаивается, забывается, характер его деятельности хаотичный. Часто подходит к воспитателю с вопросом: “А мама придёт?”.
Нам, воспитателям, иногда приходится отвечать “Нет, пока не придёт”. Объясняю, почему мы вынуждены так непедагогично, на ваш взгляд, себя вести.
Если вы скажете малышу, чтобы он не плакал, т.к. мама скоро придет, а на самом деле это будет еще не скоро, ребенок поймет, что его обманули и не будет вам доверять
Ребёнку говорится следующее – “Ты постоянно плачешь, и мама расстраивается, видя тебя таким грустным”. Здесь наступает некоторая пауза, ребёнок замолкает и смотрит на педагога, недоумевая по поводу его ответа. Пауза может затянуться – ребёнок отойдёт в сторону, бормоча себе что-то под нос, бросая косые взгляды на воспитателя.
Такой подход в практике можно назвать “метод похода ва-банк”. В данном случае он не наносит вред психике ребёнка, а, наоборот, каким-то образом даёт “тормоз” негативным эмоциям ребёнка, и он успокаивается.
Спустя некоторое время он подойдёт к воспитателю с тем же вопросом, уже успокоившийся. Ответ педагога будет такой: “Ты уже не плачешь? Не будешь плакать? Вот мама обрадуется, когда увидит тебя не плачущим, а наоборот весёлым. Значит, ты немного повзрослел (а). Какой (ая) ты молодец (умница)! Ребёнок задумывается над сказанным, “он(а) повзрослел (а)”.
2. Время деятельности ребёнка увеличивается, она носит уже более осмысленный характер, нежели хаотичный. Ребёнок всхлипывает иногда, ходит по группе. Подходит к детям, наблюдает, чем они занимаются, начинает делиться своими игрушками. У ребёнка появляются первые самостоятельные контакты со сверстниками. Редко подходит к воспитателю со знакомым нам вопросом, педагог спокойно отвечает: “Конечно, придёт”. Ребёнок успокаивается и уходит играть дальше.
3. Дневной сон. Пробуем оставлять на дневной сон. Ребёнок, конечно же, ни в какую, не хочет спать, тем более в саду. Он знает, что родители его должны забрать с обеда, как всегда. Начинается новая волна капризов.
И опять воспитатель должен проявить всё своё педагогическое мастерство и новаторство, ведь ребёнок даже не хочет заходить в спальню, не то, что спать. Педагог начинает рассказывать о тех волшебных кроватках, которые стоят в спальне, что когда спишь на них, то снятся интересные сны и “машинки тоже”. Пробует положить любимую игрушку ребёнка поспать, чтобы потом она рассказала, что ей приснилось. Воспитаннику становится интересно, он охотно заглядывает в спальню, смотрит, как там его игрушка.
В такой ситуации вариаций много, для каждого ребёнка есть только одна, своя, подходящая его настроению, характеру, привязанностям.
Но, в любом случае, воспитатель всегда разрешит крохе полежать с любимой игрушкой, “полежать с открытыми глазами”, что в свою очередь, нечаянно подведёт ребёнка к тому, что через неделю, а, может быть, на третий день, он будет просто засыпать.
4. Заключительный. На этом этапе ребёнок уверенно чувствует себя в группе, активно общается со своими сверстниками, то есть его деятельность носит уверенный характер. Утром спокойно заходит в группу, не спрашивает, заберут ли его с обеда, ведь теперь это не столь важно для него. Он знает, что сейчас, с утра, они с воспитателем будут играть и заниматься, а потом будет прогулка, обед и сон, а после сна, немножко погодя, они пойдут гулять, встречать маму – так он ассоциирует вечернюю прогулку. Вот, таким образом, ребёнок уже знает свой день в детском саду.
В заключении, хочется порекомендовать вам, уважаемые родители, следующее:
– не обсуждайте с ребёнком, по дороге домой из сада, утреннюю истерику – делайте вид, что ничего не произошло;
– знайте, родители, что мы, воспитатели не волшебники и процесс адаптации, тем более сложной, длительный, и бывает так, что через 2 недели он не прекращается.
И вообще, вспомните себя в детстве: может быть, вы, тоже не любили ходить в детский сад и ваш ребенок это чувствует?
Предлагаю принять участие в экспресс-опросе. Он послужит опорой для воспитателя при работе с вашими детьми во время адаптационного периода.
Не пользуясь словарём, объясните своими словами, как вы понимаете смысл слова “адаптация”.
Как проходит адаптация к детскому саду у вашего ребёнка (легко, средне, сложно), объясните.
С какой проблемой в адаптации ребёнка вы столкнулись особо, в чём конкретные трудности, назовите.
Кто ваш ребёнок по гороскопу (год, знак зодиака).
В какие игры любит играть, есть ли любимая игрушка, которой особенно дорожит: спит с ней, берёт её с собой везде и т.д.
Перечислите, на ваш взгляд, основные характеристики воспитателя, группы и других условий, способствующих нормальной, здоровой степени адаптации ребёнка к детскому саду.
Чем на ваш взгляд отличается адаптация ребёнка от взрослой адаптации?
Как вы думаете, влияет ли ход адаптации и роль в ней взрослых: педагогов и родителей на будущее развитие ребёнка как личности, её самоутверждение и самореализацию.

уроков 1980-х годов — результаты серьезных случаев сексуального насилия в дневных стационарах 1980-х годов | Папа сделал это | FRONTLINE

: McMartin Preschool
(Манхэттен-Бич, Калифорния; 1986)

Предыстория: В августе 1983 года Рэй Баки, учитель дошкольного учреждения, основанного им.
бабушку, Вирджинию МакМартин, обвинили в изнасиловании 2-летнего мальчика. Баки был освобожден из-за отсутствия улик, и полиция написала
письма с уведомлением 200 родителей детей, посещавших школу
утверждение.На вопросы родителей и терапевтов дети
обвинил не только Рэя, но и его сестру Пегги Энн и других учителей в сексуальных отношениях.
злоупотреблять. Дети также описали причудливые сатанинские ритуалы, в которых
Макмартинс изувечил животных в скрытых подземных туннелях под школой.
В 1984 году Рэй был повторно арестован вместе со своей сестрой Пегги Энн и его матерью Пегги.
администратор школы, его бабушка Вирджиния и трое других
учителя.

Результат: Обвинения были сняты с Вирджинии, Пегги Энн и других учителей в 1986 году.
из-за отсутствия доказательств.

В апреле 1987 года начался суд над Рэем и его матерью Пегги. Это должно было быть
самый долгий и дорогостоящий уголовный процесс в истории США. Записанные на пленку интервью
свидетельские показания детей были показаны присяжным. Судебный процесс завершился в апреле 1989 г.
с оправдательными приговорами по некоторым обвинениям против Рэя и зашедшим в тупик присяжными по
другие. Пегги оправдали по всем пунктам обвинения. После суда члены жюри
сказал, что видеозаписи свидетельских показаний детей помешали им
вынесение обвинительного приговора, потому что, хотя они думали, что дети могли
подвергались жестокому обращению, они чувствовали, что дети подвергались столь внушающему предположению
во время интервью они не могли понять, что же произошло на самом деле.

В 1990 году Рэя судили второй раз, и жюри зашло в тупик по всем пунктам. В
прокуратура решила не возобновлять рассмотрение дела. К тому времени, как дело было закончено, Рэй
провел в тюрьме пять лет, а его мать Пегги — два.

: Fells Acres
(Мальден, Массачусетс, 1984)

Предыстория: В 1984 году пятилетний мальчик сказал своему дяде, что Джеральд Амиро,
помощник и водитель автобуса в детском саду Феллс-Эйкрс, которым управляет его мать,
коснулся его интимных частей тела.Мать мальчика связалась с государственными чиновниками и
Джеральд был арестован несколько дней спустя. Состоялась встреча родителей и
государственных следователей, где родителям предлагалось допросить их
о жестоком обращении с детьми в Fells Acres и проявлять настойчивость, если дети
изначально ничего не раскрывала. Некоторые дети выдвигали обвинения, похожие на
первого мальчика. Дети также рассказывали истории, в том числе о насилии со стороны
клоун или робот в «волшебной комнате» в детском саду, и его заставляют смотреть
убивают животных.Одна девушка утверждала, что Джеральд проник в ее анус
двенадцатидюймовый нож.

Джеральду Амиро было предъявлено обвинение в растлении 19 детей, а его мать Вайолет
Амиро и его сестра Шерил ЛеФэйв были обвинены в жестоком обращении с 10 детьми.

Результат: В 1986 году Джеральд Амиро был осужден и приговорен к 30-40 годам лишения свободы.
тюрьма. В следующем году Вайолет и Шерил были осуждены по отдельному приговору.
суду, и каждый был приговорен к тюремному заключению на срок от 8 до 20 лет. На обоих испытаниях
дети давали показания в беспрецедентном порядке рассадки, в котором они сидели
прямо перед присяжными спиной к подсудимым.

В 1995 году, отбыв восемь лет в тюрьме, Вайолет и Шерил освободили
успешной апелляции, утверждая, что они не получили справедливого судебного разбирательства, потому что они
лишили права выступить против своих обвинителей. Вайолет умерла в 1997 году.

В 1998 году судья назначил новое судебное разбирательство по делу Шерил на основании вопросов о том,
свидетельские показания детей были искажены наводящим вопросом допросом
прокуратура. Однако в августе 1999 года судимость Шерил была восстановлена.
Верховный суд штата Массачусетс постановил, что вопросы по
Свидетельские показания детей были разрешены в ходе первоначального судебного разбирательства.В октябре 1999 г.
на основании соглашения обвинения и защиты судья приговорил Шерил
к тому времени, когда она уже отбыла и была освобождена навсегда.

Ссылаясь на дискредитированные процедуры обвинения, и на отсутствие
вещественные доказательства, Совет по условно-досрочному освобождению Массачусетса единогласно рекомендовал
смягчение приговора Джеральду Амиро голосованием 5: 0 в июле 2001 года.
В течение восьми месяцев исполняющая обязанности губернатора Массачусетса Джейн Свифт отклонила
решение комиссии по условно-досрочному освобождению в феврале 2002 г.На пресс-конференции Свифт сказал, что
не было «неопровержимых доказательств», противоречащих первоначальному приговору,
и отметил, что Верховный суд Массачусетса дважды поддерживал Амиро
убеждение.

: Детский сад Wee Care
(Мейплвуд, Нью-Джерси; 1988)

Справочная информация: Во время осмотра в кабинете врача в апреле 1985 г. медсестра приняла
температура 4-летнего мальчика ректальным термометром и мальчика
заметил: «Это то, что мой учитель делает со мной во время сна в школе.»Подозревая
жестокого обращения медсестра сообщила властям о своих подозрениях. Через два месяца
расследование, в ходе которого полиция и социальные работники опросили других детей в
детского сада Wee Care и услышали утверждения о том, что Келли заставляла
дети слизывают арахисовое масло с ее гениталий и проникают в их прямую кишку
и вагины с ножами и вилками, они пришли к выводу, что 23-летняя учительница
Келли Майклс оскорбила 51 ученика, находясь на ее попечении.

Результат: После 11-месячного судебного разбирательства Майклс был осужден в августе 1988 г. по 115 пунктам
сексуальное насилие и приговорен к 47 годам лишения свободы.Дети засвидетельствовали
система охранного телевидения на суде.

Отбыв пять лет в тюрьме, Майклс был освобожден после успешного
апелляция в 1993 году. В следующем году Верховный суд штата Нью-Джерси оставил в силе
решение апелляционного суда и заявил, что «допросы
дети были в высшей степени неподходящими и использовались с принуждением и излишне наводящим на размышления
методы «. В конечном итоге прокуратура решила не возобновлять рассмотрение дела, и обвинения
были сброшены.

В 1996 году Майклз подал злонамеренный судебный иск против прокуроров и
государственных чиновников, утверждая, что они нарушили ее конституционные права
уговаривать детей дать ложные показания по ее делу.В январе 2001 г.
Верховный суд США отказался рассматривать ее дело в соответствии с федеральным законом о гражданских правах.
статут; однако судья Кларенс Томас не согласился, отметив, что суд
решение «оставляет жертв вопиющих проступков прокуратуры без
средство правовой защиты. «Иск Майклза был возвращен в Верховный суд Нью-Джерси, чтобы
ущерб в соответствии с законодательством штата, и еще не предстал перед судом. Майклс ищет 10 долларов
миллиона в качестве возмещения ущерба, хотя она сказала, что согласится на
извинения.

: Центр дневного ухода за маленькими негодяями
(Эдентон, Северная Каролина; 1989)

Предыстория: В апреле 1989 года Боб Келли, владелец центра дневного ухода за маленькими негодяями, со своим
жена Бетси была арестована и обвинена в сексуальном насилии над детьми.Бетси была
арестовали в сентябре следующего года, после чего последовали еще пять арестов: Скотт
Privott, владелец местного видеомагазина и друг Боба Келли; Шелли
Стоун, обучавший четырех- и пятилетних детей в детском саду; Доун Уилсон, а
мать-одиночка, которая работала поваром в детском саду; Робин Байрам, научивший троих
и четырехлетние дети в детском саду; и, наконец, Дарлин Банч, у которой не было
подключение к детскому саду. (Ее бывший муж, полицейский, обвинил ее
бойфренд приставал к их маленькому сыну и добился опеки над сыном.Потом,
очевидно, полиция показала ее фотографию некоторым Маленьким негодяям.
детей, которые идентифицировали ее как женщину, которая фотографировала насилие в
детский сад.)

Результат: Хотя защита хотела судить всех семи обвиняемых одновременно,
суд постановил, чтобы каждого судили отдельно. Боб Келли был первым, и на его
девятимесячный суд, 12 детей свидетельствовали не только о сексуальном насилии
обвинения, но также сказал, что младенцев убивали в детском саду, дети
вывозили на лодках и бросали за борт, а детей увозили в
космическое пространство на воздушном шаре.После трехнедельного обсуждения жюри
признал Келли виновным по 99 из 100 пунктов обвинения, и он был приговорен к 12
пожизненное заключение подряд.

Доун Уилсон была следующей, кто предстал перед судом. Она отказалась от двух сделок о признании вины
предложенный обвинением до начала ее судебного разбирательства. На суде четверо детей
свидетельствовал против Уилсон, и она была осуждена и приговорена к пожизненному заключению в
тюрьма.

В январе 1994 года Бетси Келли, которая уже провела два года в тюрьме,
принял призыв «не соревноваться» и приговорил к семи годам тюремного заключения.Она
отсидел еще один год в тюрьме, прежде чем был освобожден.

Через шесть месяцев после освобождения Бетси Апелляционный суд Северной Каролины
отменили обвинительные приговоры Бобу Келли и Дон Уилсон, заявив, что они сделали
не получить справедливого судебного разбирательства из-за ряда юридических ошибок со стороны
судебное преследование. 23 мая 1997 г. прокуратура сняла все обвинения, связанные с
дело Маленьких негодяев против этих двоих. [Боб Келли был обвинен в апреле 1996 года.
по отдельному обвинению в сексуальном насилии против 9-летней девочки, которая не
посещать Маленьких негодяев; прокуратура отказалась возбуждать эти обвинения в
Сентябрь 1999 г.]

В итоге против Шелли Стоун, Дарлин Харрис и Робин было сброшено

зарядов.
Байрам. Байрам провел в тюрьме год. Прослужив более трех лет в
в тюрьме, облигации Скотта Привотта были сокращены с 1 миллиона долларов до 50 тысяч долларов, и он был
выпущенный. После года свободы Скотту Привотту предложили отказ от конкурса.
просьба, которую, как он сказал ФРОНТЛАЙН, он неохотно принял.

дом: введение: монстр? : Уроки 80-х: интервьюирование детей
метод Майами: обсуждение: интервью: видео: чат продюсера: записи и стенограммы
пресса: кредиты: конфиденциальность: ФРОНТЛАЙН: wgbh: pbsi

, авторское право на веб-сайт 1995-2014 гг.
Образовательный фонд WGBH

Как одно дошкольное учреждение SoCal начало национальную истерию по поводу ложных преступлений, связанных с жестоким обращением с детьми

Вы можете разделить нас на тех, кто достаточно стар, чтобы никогда этого не забыть, и на тех из нас, кто никогда об этом не слышал.Тридцать пять лет назад семеро взрослых, которые преподавали в дошкольном учреждении McMartin на Манхэттен-Бич или руководили им, столкнулись с уголовными обвинениями, которые в конечном итоге исчислялись сотнями, в жестоком обращении с детьми в школе — причем самыми фантастическими способами: в играх без одежды, в жертвоприношениях. животные на глазах у детей, секретные туннели, летающие в самолетах.

Потребовалось семь лет и 15 миллионов долларов денег налогоплательщиков, чтобы не было ни единого обвинительного приговора по делу, которое к тому времени породило множество подобных по всей стране.Было рвение, даже истерия, преследования за преступления, связанные с жестоким обращением с детьми, которых не было.

Ричард Бек подробно описал их и последствия в своей книге «Мы верим детям: моральная паника в 1980-е годы», в которой рассказывается о разрушенных жизнях детей и взрослых, о «провале» системы правосудия и, что еще более важно, о негативной реакции на работающих матерей. которые платили другим за заботу о своих детях. Его положило начало делу Макмартина, самому длительному уголовному процессу в нашей истории.

Щелкните здесь, чтобы увидеть полный архив подкастов «Patt Morrison Asks» »


Это была своего рода истерия, распространившаяся по любому количеству штатов.Можете ли вы вернуться к одному моменту, к одной вещи, которая заставила этот шар катиться?

Я не знаю, есть ли хоть один момент, который мог бы объяснить, насколько далеко распространилась истерия, но, безусловно, Южная Калифорния — суд над Макмартином — был тем случаем, который во всем этом разжечь энергию. Это был первый случай, привлекший внимание национальных СМИ, и после того, как Макмартин привлек внимание таких людей, как «20/20» или «60 минут», вы начали замечать случаи, всплывающие в других местах.

Одна из вещей, которые мне действительно было интересно обнаружить в своем исследовании, заключалась в том, что истерии не взлетают или действительно набирают обороты только потому, что у кого-то возникла безумная идея, что они начинают распространяться.

То, что позволило этим обвинениям расти, расти, метастазировать и действительно выходить из-под контроля, было участие в этом деле всех этих различных учреждений: детективов, расследующих это дело, места под названием Children’s Institute International, где дошкольники были опрошены с использованием новые методы, которые еще не применялись в судебно-медицинских допросах.

Итак, то, что началось с того, что один из родителей беспокоился о том, что ее сын подвергается сексуальному насилию, в конечном итоге превратился в обвинения в том, что все учителя в школе участвовали в заговоре.Список обвинений действительно невероятен.

Но мантра, которую вы слышали снова и снова, была: «Мы верим детям».

И эта мантра была несколько ироничной в свете того, как на самом деле были произведены более диковинные обвинения. У вас были такие интервью, когда терапевты разговаривали с детьми, которые ходили в школу, и спрашивали их, что случилось, и, по сути, в хорошей форме отказывались принять ответ «нет».

Снова и снова в этих интервью дети начинают с того, что ничего [не происходит]: мы никогда не играли в какие-то голые игры, это были обычные школьные игры.А потом терапевт спрашивал снова, и снова, и снова.

Эти дети очень маленькие; им 5, 4 года, некоторым из них всего 3.

И в конце концов они пришли к выводу, что интервью не будет разрешено заканчиваться, пока они не начнут рассказывать интервьюеру то, что он или она хотят услышать. И они маленькие дети, поэтому, когда они начнут придумывать, это будет довольно фантастично.

Итак, этот девиз «Мы верим детям» ироничен, потому что, если бы они изначально верили детям, вещи никогда бы не зашли так далеко.

Я думаю, что дети, фигурирующие в этих делах, безусловно, были жертвами чего-то. Я думаю, что их жертвами стали люди, которые должны были помогать им в рамках этого дела, а не их воспитатели.

Вслед за Макмартином, как вы пишете, произошла серия массивных, экстраординарных обвинений — в Центральной Калифорнии, кольцо жестокого обращения с детьми с, я думаю, сатанинским подтекстом; в Миннесоте то же самое.

Это действительно стало паникой на национальном уровне.Были случаи во Флориде, были случаи в Нью-Йорке. Был случай в Массачусетсе. Были случаи в штате Вашингтон, в Техасе.

И были ли все эти дела примерно такой же большой, скажем так, пустышкой, как дело МакМартина?

Более-менее. У вас были бы случаи, когда имели место какие-то злоупотребления, хотя и не очень диковинные, которые могли бы послужить поводом для первоначального расследования. Но тогда обвинения и обвинения будут выходить из-под контроля аналогичным образом, так что, даже если бы дело имело корни в чем-то реальном, вы бы столкнулись с множеством людей, которые были абсолютно невиновны в каких-либо правонарушениях.

И да, конечно, было много случаев, когда это было просто плодом вашего воображения, как это было с Макмартином.

Люди действительно попадали в тюрьмы по всей стране и в некоторых случаях отсидели долгое время, прежде чем выйти из тюрьмы, хотя я считаю, что они фактически невиновны.

Насколько я помню, было где-то около 100 или 200 человек, осужденных и проведших время в тюрьме. И некоторым из них потребовалось много времени, чтобы выбраться. Люди отбывали действительно серьезные тюремные сроки за преступления, которых не только они не совершали, но и за преступления, которых не было.

Люди, естественно, проводят параллели с процессами над салемскими ведьмами, с ложными обвинениями со стороны детей, молодых женщин — в данном случае девочек-подростков и девочек-подростков. Это справедливые параллели?

Параллель есть, но не по причинам, о которых думают люди. Потому что я не думаю, что эти дела связаны с ложными обвинениями детей. Я считаю, что эти дела связаны с ложными обвинениями со стороны взрослых, которые используют детей в качестве своих рупоров.

И в Салеме ситуация была похожей.

Когда у девочек начались припадки, они в основном не говорили о том, что ведьмы причиняют им вред. Так же часто они говорили о радостных полетах религиозного экстаза и о том, как ангелы спускаются с небес, улыбаясь им.

И взрослые полностью игнорировали эти части восторженных религиозных взрывов девочек. Они просто сфокусировались на действительно целеустремленных частях о том, что ведьм и [девочек] причиняют боль, и подчеркнули их.

Так же, как истерия по уходу за детьми в 80-х, суд над салемскими ведьмами представлял собой случай, когда взрослые игнорировали то, что дети не хотели слышать, подчеркивая или преувеличивая то, что они действительно хотели услышать.И то, что дети говорили за себя, в конечном итоге не имело большого значения.

Как изменилась система правосудия? Извлек ли он какие-либо уроки из этих случаев?

Я думаю, это неоднозначная картина. Что касается разработки протоколов опроса детей, которые тем или иным образом потенциально стали жертвами, то после этого были внесены улучшения.

Многое было сделано, особенно для того, чтобы различать терапевтическое интервью и судебно-медицинское интервью.

Разница в том, что терапевтическое интервью — это интервью, в котором основной заботой является эмоциональное благополучие опрашиваемого ребенка. Судебно-медицинская экспертиза сосредоточена на выяснении правды о том, что произошло.

Границы между этими двумя вещами в МакМартине снова и снова стирались в ущерб точности этих интервью. Так что вы можете назвать это положительным уроком, извлеченным системой правосудия.

Но я думаю, что во многих других отношениях это было очень разрушительно.Огромные полномочия были переданы прокурорам в течение десятилетия из-за кажущейся чрезмерной сложности вынесения обвинительного приговора по таким делам.

И если вы посмотрите на количество заключенных в стране и период, в течение которого они начали действительно взрываться — если вы думаете о том, что прокуратура сажала этих людей в тюрьмы, я думаю, довольно легко сказать, что маятник тоже качнулся далеко в этом направлении в течение 80-х годов. …

Какую роль сыграла пресса в деле Макмартина и последующих делах по всей стране?

Изначально роль была довольно деструктивной.Новости местного телевидения были одним из основных двигателей распространения обвинений в Лос-Анджелесе в первые дни судебного процесса над Макмартином.

И, конечно же, отчет «20/20» о расследовании дела МакМартина был ужасающим. Это было своего рода формальное раскрытие того, как обвиняемые должны считаться невиновными до тех пор, пока не будут признаны виновными, после чего в эфире сразу же вернулись к предположению, что все обвиняемые виновны.

Лишь чуть позже в этом десятилетии стали появляться более ценные журналистские расследования.Так что журналистика в конце концов догнала и начала делать свою работу. Но, безусловно, на ранних этапах это было частью проблемы.

Мне, однако, не ясно, научились ли крупные газеты применять эти уроки в реальном времени. Конечно, можно оглянуться на свои неудачи и сказать, что мы сделали неправильно. Очень и очень сложно предотвратить повторение подобных неудач, когда возникает какая-то новая истерия или паника, и люди снова начинают волноваться.

Что вас заинтересовало в этих обвинениях в ритуальном насилии по уходу за детьми / дневным уходом?

Я был членом небольшой исследовательской группы в Нью-Йорке. Мы исследовали наследие радикального феминизма второй волны. В рамках этого исследования я заинтересовался антифеминистской реакцией, которая начала происходить в 1980-х годах.

Я слышал об одном из этих случаев в ходе исследования этой обратной реакции, потому что мой аргумент в книге состоит в том, что в конечном итоге истерию вызвало беспокойство по поводу того, что женщины попадают в рабочую силу, предполагаемый распад нуклеарной семьи.

Детский сад становится магнитом для многих беспокойств, потому что именно там матери оставляют своих детей работать в течение дня.

Происходит сдвиг в том, как заботятся о маленьких детях в течение дня, когда ранее предполагалось, что матери из высшего среднего класса будут оставаться дома и заботиться о своих детях. Теперь они оставляют их с «чужими», и кто знает, что с ними может происходить?

Я услышал об одном из этих случаев, исследуя эту антифеминистскую реакцию, и больше всего меня потрясло то, что я никогда о нем не слышала.

Мне сейчас 32 года. Мне было около 24 лет, когда я начал заниматься этим исследованием. И поспрашивая, мне стало ясно, что люди старше 40 лет помнят эти случаи, потому что они слышали о них в новостях, но что люди младше 30 лет никогда о них не слышали.

То, что что-то было таким важным в то время, а затем просто исчезло из исторической памяти, как это, говорит мне, что есть что-то в проблеме, от которой мы отворачивались тогда, что до сих пор не решено доставлять людям дискомфорт.

Есть, вероятно, последствия, на которые вы можете указать, которые не кажутся очевидными на первый взгляд: теория заговора Пиццагейт, которая касалась детей, содержащихся и подвергающихся сексуальному насилию в подвале пиццерии в Вашингтоне, округ Колумбия, и что Хиллари Клинтон как-то причастна к этому.

Я думал о Pizzagate, и есть связь между паникой в ​​детском саду и Pizzagate, поскольку паника в детском саду в 80-е действительно скрепила растлитель малолетних, как худшее, чем вы можете быть в Америке.

Существует своего рода публичное презрение к растлителям малолетних, которое не предназначено даже для убийц. В тюрьмах растлители малолетних подвергаются особенно жестокому преследованию и насилию.

И я думаю, что с Pizzagate у вас были эти правые в Интернете, которые искали что-то ужасное, чтобы сказать о людях в DNC [Национальном комитете Демократической партии], и наткнулись на идею, что, ну, что, если они все дети растлители?

Из этого вышло что-нибудь хорошее?

Честно говоря, не думаю.Вы можете посмотреть на эти небольшие улучшения, которые были внесены в протоколы расследования, и быть за них благодарными.

Но это была трагедия; конечно, это было для людей, которые оказались вовлечены в эти обвинения.

Сегодня много говорят о людях, которых обвиняют в «разрушении жизни» MeToo, хотя на самом деле это обычно означает, что они получат негативное освещение в прессе в течение месяца или двух, а затем уйдут. о своих делах.

Но людям, которые работали в дошкольном учреждении McMartin, это дело действительно испортило свою жизнь, в том числе и детям, которые в него увлеклись.

Я опросил одну женщину; Сейчас она взрослая, но в детстве ходила в один из этих дошкольных учреждений.

Она согласилась на анонимное интервью и рассказала о годах и годах терапии, которые потребовались ей, чтобы справиться с этой безумной вещью, которая произошла с ней, и о вине, которую она чувствовала из-за того, что сыграла роль 4 — или пятилетняя девочка, отправившая в тюрьму свою невинную учительницу по уходу за детьми.

Следите за разделом «Мнения» в Twitter @latimesopinion или Facebook

БОЛЬШЕ PATT MORRISON СПРОСИТ

Угадайте, что? Богатые действительно отличаются от всех остальных — и это не очень хорошо

Технологические компании вроде Facebook обманом заставили нас отказаться от человечности?

Кен Бернс о создании документального фильма о войне во Вьетнаме: «Я был унижен тем, чего не знал»

Судебный процесс, развязавший истерию по поводу жестокого обращения с детьми

Возникло множество уголовных дел сомнительного происхождения.Одна из тех, что привлекла большое внимание, касалась Маргарет Келли Майклс, осужденной в 1988 году за безудержное сексуальное насилие в детском саду Wee Care Day в Мейплвуде, штат Нью-Джерси, где, по словам детей, она изнасиловала их ножами, ложками и вилками и мочилась им в рот. Признаков травм не обнаружено. Шесть лет спустя приговор г-же Майклз был отменен. Другой известный случай того времени касался обвинений в изнасиловании и содомии, выдвинутых против операторов центра дневного ухода за маленькими негодяями в Эдентоне, штат Нью-Йорк.C. Как и в случае с Макмартином, вначале выдвигались странные обвинения в убийстве младенцев и бросании детей с акулами. Хотя обвиняемые были признаны виновными, их обвинительный приговор был впоследствии отменен, а обвинения сняты.

Неизбежно, возможно, массовое безумие по поводу предполагаемого сатанизма и сексуального хищничества вызывало сравнения с процессами над салемскими ведьмами и эксцессами эпохи Маккарти. Американцы действительно кажутся эпизодически предрасположенными к такому виду лихорадки. Станьте свидетелем широко распространенной паники несколько десятилетий назад, когда люди по всей стране убедили себя, что злые соседи передают детям отравленные конфеты на Хэллоуин и яблоки, заправленные бритвенными лезвиями.Артур Миллер подчеркнул этот феномен в своей пьесе 1953 года «Горнило», в которой Салемские процессы использовались, чтобы прокомментировать современное насилие, охоту Маккарти за коммунистами, подобно тому как Хеллман в начале 19 века искал материал о силе власти ложь, которой легко поверить.

Достаточно часто в таких ситуациях новостные организации разделяют вину. В случае с Макмартином они были далеки от невинных наблюдателей. Менталитет стаи установился после того, как местный тележурналист впервые сообщил об обвинениях.По всей Калифорнии и за ее пределами нормальные стандарты справедливости и аргументированный скептицизм обычно бросали на ветер, а сборщики новостей изо всех сил старались превзойти друг друга в обнаружении предполагаемых примеров чудовищного поведения основных обвиняемых: Пегги МакМартин Баки и ее сына Раймонда Баки. (Мисс Баки, дочь основателя школы, умерла в возрасте 74 лет в 2000 году. Рэймонд Баки, которому сейчас за 50, сказал несколько лет назад, что он просто хочет, чтобы его просто «оставили в покое», и он не ответил на запросы Ретро-отчета о Собеседование.) Было бы утешительно полагать, что бездумно лихорадочное освещение новостей — пережиток прошлого. Но кто мог сделать такое заявление с невозмутимым видом?

Оказал ли Макмартин какие-либо длительные эффекты? В некотором смысле да. Учителя по всей Америке стали бояться обнимать своих учеников или дотрагиваться до них из-за страха, что их неправильно поймут и, возможно, предъявят обвинения. Широко распространенное мнение о том, что маленькие дети не лгут о подобных вещах, сильно пострадало. Некоторые уязвимы для имплантированных воспоминаний.В деле Макмартина многие присяжные обнаружили, что наводящие вопросы терапевтов подталкивали впечатлительных детей к одним из самых жутких историй.

Конечно, жестокое обращение с детьми было тогда и сейчас ужасающей реальностью в этой стране. Так ложное воспоминание. Сложная часть разобраться, что есть что. Если вы задаетесь вопросом, возможно ли, что Вуди Аллен давным-давно изнасиловал свою приемную дочь и Миа Фэрроу, Дилан, — и кто не боролся с этим взрывным обвинением и мистером Фэрроу?Настойчивое отрицание Аллена? — вы с готовностью оцените глубину проблемы.

Обзор: «Мы верим детям», об истерии жестокого обращения с детьми в 1980-е годы

Тем временем социальные работники, терапевты и сотрудники правоохранительных органов, которые работали над делом Макмартина, и другие лица консультировались со своими коллегами по всей стране. В феврале 1985 года Кеннет Лэннинг, сотрудник ФБР. агент, провел четырехдневный семинар под названием «Дневной уход и сатанинский культ сексуальной эксплуатации детей», в котором приняли участие полицейские, юристы, социальные работники и ученые со всей страны.В одной брошюре следователям предлагалось искать признаки культового насилия, включая «свечи» и «драгоценности». В одном из листовок перечислялось 400 «оккультных организаций», определение которых было довольно общим: в этот список вошла группа астрологов-феминисток из Миннесоты.

Почему так много сотрудников полиции и родителей были готовы, даже очень хотели, поверить в то, что такое насилие широко распространено? Другие авторы выдвинули теории. Лоуренс Райт в своей книге «Вспоминая сатану» (1994) сосредоточил внимание на страхе фундаменталистского христианства перед буквальным сатаной, преследующей землю.Элейн Шоуолтер в «Истории» (1997) показала, как психологический истеблишмент и феминистки в нем, заинтригованные теорией травмы, так называемой множественной личностью и новой верой в восстановленные воспоминания, были приучены верить диковинным историям о жестоком обращении, особенно от женщин. Вера в жертву стала неоспоримой — со взрослыми пациентами женского пола, затем с детьми и даже с малышами.

Г-н Бек, редактор литературного журнала n + 1, помещает такие рассказы в контекст возрождения правых в 1980-х годах.Феминистки настаивали на том, что не все в порядке с нуклеарной семьей, которая, по их словам, была местом патриархальных репрессий. Антифеминистки, христиане-евангелисты и защитники правопорядка удобно переориентировали внимание на детей, отвлекаясь от обид взрослых женщин. Согласно этому правому нарративу, в том, что было не так с семьей, можно винить матерей, которые присоединились к рабочей силе и бросили своих детей в детские сады, где сатанисты обращали на них внимание, на которое их мамы не обращали.

Феминистки были ранними защитниками детей, подвергшихся насилию, но это не было их основной целью. «В 1970-х феминистки гораздо больше говорили об изнасиловании, чем о жестоком обращении с детьми», — пишет г-н Бек. Но примерно к 1980 году законодатели больше не хотели слышать о роли расы и класса в сексуальном насилии. «То, что законодатели и эксперты по-прежнему хотели слышать, за исключением почти всего остального в феминистской повестке дня, — это то, что дети страны находятся в опасности». Г-н Бек считает, что нечестивый союз между антипорнографическими феминистками, такими как Андреа Дворкин, и правыми христианами способствовал созданию чрезмерно пугающей атмосферы, в которой школьникам читали лекции о «хорошем прикосновении» против «плохого прикосновения», а взрослых можно было легко обвинить в этом. последний.

Иногда мистер Бек теряет концентрацию. Очарование множественной личности и терапия восстановленной памяти — обе теперь на грани психологии — принадлежат той же книге, что и, скажем, доктор из дела МакМартина, который думал, что задний проход ребенка, подвергшегося насилию, откроется или «подмигнет, ”При протирании тампоном; они — черты одной коллективной параноидальной фантазии. Но наложенные поверх простых историй из Манхэттен-Бич, Олимпии, Вашингтона и Лонг-Айленда (случай, прославленный в документальном фильме «Похищение Фридманов»), они превращаются в переполненную книгу, в которой можно было бы использовать более точное направление движения. .

Что послужило причиной скандала с сексуальным насилием над детьми, которого никогда не было?

Все началось в августе 1983 года с Джуди Джонсон, жительницы богатого и сельского пригорода Лос-Анджелеса, которая сообщила полиции, что подозревает, что ее 3-летний сын Мэтью подвергается домогательствам со стороны одного из своих дошкольных воспитателей.

Мэтью жаловался на зуд в заднем проходе и был одержим игрой в доктора — игрой, в которую, по его словам, играл в школе. Джонсон считал, что один из его учителей, Рэй Баки, изнасиловал мальчика своим «термометром».

Вскоре после этого другие родители детей под опекой Баки в дошкольном учреждении МакМартин на Манхэттен-Бич предупредили полицию о том, что их дети признались, что их ласкали, насиловали и заставляли сниматься в порнографических фильмах.

Поступали сообщения о том, что учителя Макмартина забивали животных и младенцев на глазах у детей, прежде чем оскорбить их.

Пятеро учителей МакМартин были арестованы и обвинены вместе с администратором школы Пегги МакМартин Баки и 76-летней основательницей Вирджинией МакМартин в том, что детективы и детские терапевты определили как сатанинское ритуальное насилие.

Школа закрылась навсегда в январе 1984 года. Но никаких доказательств — ни порнографии, ни спермы, ни трупов — обнаружено не было.

Дело Макмартина было симптомом общенациональной паники по поводу «эпидемии» сексуального насилия над детьми в детских садах в 80-х годах, наряду с другими громкими случаями в Миннесоте, Массачусетсе, Северной Каролине, Нью-Джерси и Техасе. разжигание ажиотажа в СМИ, законодательных изменений и массовой истерии.

Пройдет десять лет, прежде чем паника, приведшая к более чем 80 обвинительным приговорам, окажется в значительной степени необоснованной.

В своей новой книге, Мы верим детям , автор Ричард Бек — также редактор журнала n + 1 — пересматривает эти кафкианские дела, связанные с кольцами детской порнографии и культами поклонения дьяволу.

Опираясь на интервью, архивные исследования и стенограммы судебных заседаний, Бек показывает, как «терапевты, социальные работники и полицейские непреднамеренно заставляли детей фабриковать истории о жестоком обращении», которые говорили о самых глубоких страхах американского общества и представляли стереотип педофила на игровой площадке. .

Бек убедительно утверждает, что сексуальная революция 60-х и 70-х годов вызвала консервативную реакцию в 80-х, разжигая родительскую паранойю. Социальные и политические условия того времени подготовили почву для самой разрушительной моральной паники со времен Салемских процессов над ведьмами.

Действительно, исследования детских садов в 80-х годах отразили несколько конкретных аспектов охоты на ведьм 1692 года.

«В каждом эпизоде, — пишет Бек, — дети подвергались насилию со стороны скрытой группы заговорщиков, и каждый раз взрослые первыми подозревали, что действует заговор.

Обвиняемые в Салеме обладали такими демоническими способностями, что их жертвы были повторно травмированы во время судебных процессов, часто крича от боли в зале суда.

В 80-е годы опасения по поводу того, что дети могут получить аналогичную повторную травму, вынудили штат Калифорния принять закон, разрешающий детям до 14 лет давать показания вне зала суда через замкнутые телевизионные системы.

Хотя судья и присяжные, которые председательствовали на Салемских процессах, в конечном итоге принесли извинения и выплатили денежное возмещение обвиняемым, очень немногие из основных игроков, которые неустанно вели дела о детских садах, извинились перед теми, кто был неправомерно осужден.

Многим ни в чем не повинным людям, чьи жизни были разрушены, в том числе детям было отказано в возмещении ущерба.

Когда в 1990 году суд над Макмартином окончательно завершился без вынесения обвинительных приговоров, семья Макмартин подала иск о клевете против одного из родителей, который руководил охотой на ведьм в Манхэттен-Бич еще в 1983 году.

Судья вынес решение в пользу Макмартинсов, но определил, что ответчик не мог повредить их репутации больше, чем последующее шестилетнее судебное разбирательство — самое долгое и дорогое (15 миллионов долларов) в США.История S. на сегодняшний день — и освещение обвинений в сексуальном насилии в национальных СМИ. Истцам был присужден по 1 доллару США.

Большая часть из Мы верим детям сосредоточена на деле Макмартина дошкольного учреждения, где Бек посвятил четыре из 10 глав книги обвинениям Макмартина, предварительным слушаниям, суду и приговору.

Тактика принудительного допроса и допроса использовалась в отношении детей во многих случаях сексуального насилия над детьми по всей стране. (Как и следовало ожидать, это привело к ложным признаниям.)

Конечно, We Believe the Children не ставит своей целью доказать, что жестокого обращения с детьми никогда не было в 80-е.

Паника вокруг секс-ринга в Миннесоте в 1983 году началась с единственного обвинения против Джеймса Руда, который, как выяснилось, имел два предыдущих судимости за сексуальное насилие над детьми — одно в Вирджинии и одно в Миннесоте.

И обвинения против Арнольда Фридмана, «любимого и отмеченного наградами» учителя из Грейт-Нек, штат Нью-Йорк (семья Фридман была героем документального фильма Эндрю Яреки 2003 г., Capturing the Friedmans ), не были полностью необоснованными.В 1987 году федералы обнаружили у него в подвале стопку журналов с детской порнографией.

«Был ли Арнольд Фридман насильником в отношении детей, стало очень спорной темой в конце 1980-х, — пишет Бек, — но нет никаких сомнений в том, что он действительно был педофилом».

Хотя было достаточно доказательств того, что Арнольда Фридмана привлекали дети, никогда не было ясно, что он действовал в соответствии с этим.

После того, как сына Фридмана Джесси также обвинили в жестоком обращении, он намеренно разыграл истерический рассказ, увековеченный полицией и средствами массовой информации, утверждая, что у его отца были домашние порнографические видео.Но истерия в конечном итоге скрыла, виновен ли Арнольд в жестоком обращении.

Недавний скандал о растлении Джерри Сандаски в Пенсильвании демонстрирует необходимость сообщать об обвинениях в сексуальном насилии над детьми.

Но Сандаски в течение многих лет систематически приставал к мальчикам не потому, что люди не доверяли обвинениям детей, а потому, что эти обвинения прикрывала коррумпированная бюрократия в университете.

Мы верим детям в основном посвящена детям из дела дошкольного учреждения Макмартина, начиная с сына Джуди Джонсон, которыми взрослые жестоко манипулировали и даже угрожали им до тех пор, пока они не признались в том, что взрослые хотели услышать.

Ки Макфарлейн, нелицензированный терапевт, работавший в некоммерческом международном детском институте, была нанята окружной прокуратурой Манхэттен-Бич для помощи в расследовании этого дела. Она разработала занятия с 3-, 4- и 5-летними детьми, чтобы имитировать судебно-медицинские допросы.

Ее приоритетом было не эмоциональное благополучие детей, а обеспечение того, чтобы они точно вспоминали события.

Просматривая расшифровку стенограммы, Бек обнаруживает, что Макфарлейн сказал одному 5-летнему мальчику «ты просто напуганный кот», когда тот неоднократно отрицал, что его и других детей неуместно трогали.

«Ну что ты хорошего?» она спросила другого ребенка, который не подтвердил ее предположение, что он участвовал в сексуальных играх с Рэем Баки. «Ты, должно быть, тупица», — добавила она, обращаясь к нему через марионетку.

Даже когда она не запугивала своих дошкольников, Макфарлейн часто интерпретировала утверждения детей, которые «явно были сделаны в контексте какой-то творческой игры, как прямые обвинения в жестоком обращении», — пишет Бек.

К концу декабря 1983 года Макфарлейн опросил более 30 детей Макмартина, число которых в конечном итоге увеличилось до 375.

Как и большинство людей, Макфарлейн искренне верил, что эти дети подверглись насилию. Но после того, как присяжные по делу Макмартина вынесли вердикт «невиновен», они заявили журналистам, что записи Макфарлейна не позволяют отличить менее правдоподобные обвинения от более правдоподобных, потому что они «никогда не рассказывали историю детей своими словами».

После завершения судебного разбирательства по делу Макмартина Макфарлейн призналась в интервью The New York Times в 1990 году, что она была «наивна в том, что никогда не участвовала в подобных делах», но защищала свои противоречивые методы интервьюирования.

«Ни на записях [sic] на стенде для свидетелей дети просто не говорят о том, что произошло. Некоторые дети сказали, что никогда не ходили в школу МакМартин, хотя и ходили ».

Макфарлейн, по крайней мере, частично находился под влиянием психиатра Роланда Саммита, который приобрел известность в 70-х годах и предположил, что дети психологически неспособны лгать о сексуальном насилии.

Бек отмечает, что подтверждающие доказательства затем стали «излишним дополнением к истине, которую терапевт уже знал.

Многие другие терапевты и социальные работники, работавшие с детьми над делами о ритуальном сексуальном насилии в 80-х годах, исходили из того же опасного предположения. То же самое сделали родители и сотрудники правоохранительных органов.

«Верьте детям» — это не просто мантра, которую часто повторяют на Манхэттен-Бич, но общественный баннер, с помощью которого некоторые родители сформировали организацию и центр защиты, где обсуждалась вся информация о ритуальном насилии.

Это дало многим родителям, особенно домработницам, чувство цели и роль в достижении политических и социальных изменений.

Ирония заключалась, конечно, в том, что их горячая решимость защищать детей вместо этого причиняла им вред и страдания.

Невозможно узнать степень эмоционального ущерба, который дети МакМартин и другие люди по всей стране понесли во взрослую жизнь (очень немногие высказались публично).

Но Бек берет интервью у одной женщины под псевдонимом, Дженнифер, которой было 7 лет, когда ее мать впервые привела ее в полицию в 1984 году, когда ее бывшая учительница дневного ухода была обвинена в сексуальном насилии.

Вскоре после этого она начала ходить на терапию и говорит Беку, что «там и произошла вся травма».

Что бы ни говорила Дженнифер, ее терапевты настаивали на том, что она подверглась насилию. Это заставило ее усомниться в собственных воспоминаниях о том, что произошло (она все еще сомневается в них по сей день), хотя сначала она сказала полиции, что к ней не приставали.

«В моем мозгу были места, где мне нужно было очень ясно мыслить, быть честным с самим собой и очень стараться вспомнить, что случилось», — рассказывает она Беку.«И в то же время я должен был полностью скрыть это и защитить от моей мамы и терапевтов».

Маленькие дети в деле МакМартина также прошли судебно-медицинскую экспертизу, разработанную врачом по имени Брюс Вудлинг: анальные исследования («тесты подмигивания»), в ходе которых он мазал пятно возле ануса пациента, которое предположительно определяло насилие.

Если анус ребенка открылся во время теста подмигивания, ребенок подвергся изнасилованию; чем дальше открывается анус ребенка, тем чаще насилие.

Вудлинг нанял неопытного ассистента Астрид Хегер, чтобы исследовать девственные плевы на предмет микроскопических ссадин и изменений, которые, согласно (ныне опровергнутым) результатам Вудлинга, часто указывают на сексуальную травму.

Хегер определила, что 80 процентов из 150 обследованных ею детей подверглись насилию, но иногда она приходила к такому выводу, даже если не обнаруживала ссадин или изменений.

«Это было основано на убеждении, которое она разделяла с Roland Summit, — что медицинские работники должны сыграть особую социальную роль в том, чтобы вывести проблему жестокого обращения с детьми из тени», — пишет Бек.

В делах по всей стране медицинские специалисты, детективы, прокуроры, родители и терапевты просто полагали, что детей подверглись сексуальному насилию: они манипулировали «правдой», чтобы соответствовать своей версии истины, и сфабриковали доказательства там, где их не было.

Когда дела передавались в суд, модель судебной системы «невиновность до тех пор, пока не доказана вина», была, по-видимому, перевернута: по словам Бека, «стремление к справедливости требовало прекращения недоверия».

В суде общественного мнения единственным справедливым приговором был обвинительный приговор.

Количество обвинительных приговоров, вынесенных по этим делам, почти все из которых в конечном итоге были отменены, показывает, насколько легко мы можем обмануть себя и других — как стремление к справедливости приводит к грубой несправедливости — когда «правда» предвзята.

Бек связывает непоколебимую веру общества в дела о сексуальном насилии над детьми 80-х с рядом сил, которые объединились в Америке в то время: консервативная реакция на контркультуру, доминировавшую в 60-х и 70-х годах, с ее неприятием закона. принуждение и власть; аналогичная реакция на сексуальную революцию и феминизм, разрушившие нуклеарную семью, отправив женщин на работу, а детей в детские сады; гомофобия, связанная с эпидемией СПИДа, и связанный с этим страх, что мужчины, которые ухаживали за домом, были педофилами; рост консервативных христианских евангелистов, многие из которых помогли избрать президента Рональда Рейгана и опасались распространения порнографии.

«Социальная истерия рождается из неуправляемого избытка тревоги и страха, — пишет Бек, — и в результате сами паники ведут себя чрезмерно, импровизируя серию кризисов и измышлений, которые накапливаются до тех пор, пока весь процесс не рухнет под тяжестью груза. собственных внутренних противоречий ».

Потребовалось время, чтобы эта конкретная паника исчезла, и даже тогда она время от времени появлялась снова: в середине 90-х 43 взрослых были арестованы по более чем 29 000 обвинениям в сексуальном насилии над детьми в ходе операции группы педофилов в Венатчи, штат Вашингтон. .

Были и такие люди, как Эллен Басс, поэтесса, ставшая активисткой, которая воспользовалась риторикой оскорблений в конце истерии 80-х, выпустив бестселлер 1988 года по самопомощи The Courage to Heal .

Элемент самопомощи был основан на идее исцеления с помощью восстановленной памяти, которой терапевты воспользовались в середине 90-х.

Бек отмечает, как в книге жертвы превращаются в выживших и «превращают виктимизацию в личность со своей собственной мрачной привлекательностью…. свидетельства некоторых выживших свидетельствуют о том, что большую часть того, что делало процесс привлекательным, были сами кризисы ».

Но у терапии восстановленной памяти были свои ловушки, и многие утверждали, что женщины, которые искали ее, не исцеляли столько, сколько их просто катали.

Бек не предполагает, что риторика из The Courage to Heal перекликается с риторикой, окружающей сексуальное насилие сегодня. Возможно, он не хотел вмешиваться в эту чреватую феминистскую дискуссию.

Но отчаяние защитить детей любой ценой в 80-х мало чем отличается от отчаяния защитить женщин в кампусах колледжей сегодня на фоне того, что многие объявили эпидемией изнасилований в университетских городках.

Мы верим детям должен напоминать нам об опасностях мышления «мы должны верить жертве» в случае любого уголовного преступления. Стремление к справедливости на основе веры может привести к судебной ошибке.

Судебные процессы в дошкольном учреждении МакМартина — ИСТОРИЯ

Прокуратура Лос-Анджелеса объявляет, что они повторно допросят учителя Рэймонда Баки, которого обвиняли в растлении детей в дошкольном учреждении Макмартина в Манхэттен-Бич, Калифорния.Судебные процессы над Макмартином длились уже более шести лет и обошлись в более чем 13,5 миллионов долларов без единого обвинительного приговора по 208 обвинениям. Тем не менее, жюри зашло в тупик по 13 обвинениям (голосование 11: 2 за оправдание) против Баки, и прокуроры, не желая оставлять дело в покое, решили повторить его по восьми из этих пунктов.

Судебные преследования Макмартина представляли собой разгар истерии по поводу сексуального насилия над детьми в Америке. Несмотря на полное отсутствие убедительных доказательств против учителей и работников дошкольного учреждения МакМартин, а также со всеми признаками того, что детей принуждали и манипулировали ими для дачи показаний, прокуратура, тем не менее, более шести лет преследовала Рэя Баки.

«Верьте детям» стало мантрой защитников, которые настаивали на том, что дети никогда не лгали и не ошибались в отношении жестокого обращения. Суды внесли беспрецедентные изменения в уголовный процесс, чтобы учесть это ошибочное представление. Верховный суд Калифорнии постановил, что дети-свидетели не обязаны сообщать подробности о времени и месте предполагаемого приставания для обоснования обвинительного приговора. Верховный суд США постановил, что дети-свидетели могут давать показания вне зала суда, несмотря на четкое указание Шестой поправки о том, что обвиняемый имеет право выступить против своих обвинителей.

По всей стране родители и работники детских садов были брошены в тюрьмы после ложных и часто абсурдных обвинений в сексуальном насилии над детьми. По мере того как эта истерия охватила страну, консультирование по вопросам жестокого обращения быстро превратилось в надомный бизнес, привлекая зачастую неквалифицированных людей, которые, казалось, сталкивались с сексуальным насилием повсюду.

Это было совершенно ясно в случае Рэя Баки. В одном случае девушка сначала не смогла идентифицировать Баки как человека, причинившего ей вред. После интервью с Международным Детским Институтом, консультационным агентством, которое работало с каждым ребенком, участвовавшим в этом деле, девочка выбрала Баки в качестве нападавшего.Позже выяснилось, что Бакки даже не был в школе в то время, когда ребенок посещал Макмартин.

Повторное рассмотрение дела Баки прошло намного быстрее. К июлю присяжные были оправданы по семи обвинениям и зашли в тупик (снова большинство проголосовало за оправдательный приговор) по другим шести обвинениям. Затем окружной прокурор решил прекратить дело. В 1991 году Баки успешно подали в суд на родителей одного ребенка за клевету, но они получили всего 1 доллар в качестве компенсации.

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: Няни, обвиняемые в сатанинских преступлениях, реабилитированы через 25 лет

Объяснение долгой истории сатанинской паники и почему она так и не закончилась

Возможно, наиболее распространенное заблуждение относительно «сатанинской паники» — общественного страха перед оккультизмом, тревожившего США и другие части мира на протяжении 1980-х и в начале 1990-х годов, — это то, что она когда-либо закончилась.

Сатанинская паника, одна из самых известных и продолжительных пугающих средств массовой информации в истории, характеризовалась на своем пике ужасающими изображениями в СМИ безбожных подростков, а также извращенной музыкой и медиа, которые они потребляли. Это, в свою очередь, привело к ряду громких уголовных дел, на которые сильно повлияла вся социальная истерия. Большинство людей связывают сатанинскую панику с так называемым «сатанинским ритуальным насилием», серией ложных обвинений, выдвинутых против детских садов в 80-х годах, и с делом «Тройки Западного Мемфиса» в 90-х годах, когда трое подростков, чьи неправомерное осуждение по обвинению в убийстве было основано не более чем на подозрениях в отношении их готического образа жизни.

По своей сути, утверждения о сатанинском ритуальном насилии опирались на чрезмерное усердие правоохранительных органов, необоснованные заявления детей и, прежде всего, на принудительные и наводящие на размышления допросы со стороны терапевтов и прокуроров. Некоторые из подсудимых до сих пор отбывают пожизненное заключение за преступления, которых они, вероятно, не совершали, и которых, скорее всего, не было. Что касается «тройки» Западного Мемфиса, то они были освобождены в 2011 году, проведя 18 лет в тюрьме, и их случай является одним из худших примеров того, что происходит, когда полиция спешит с вынесением приговора без доказательств по делу.

Но даже если в наши дни полиция менее склонна к осуждению из-за слухов о сатанинском поклонении и оккультном влиянии, многие представители общественности не испытывают таких сомнений. Станьте свидетелем недавних споров вокруг Lil Nas X и его последнего музыкального видео «Montero (Зови меня своим именем)», в котором он эротично балуется с различными версиями сатаны, и тем, как он смог скандализовать бесчисленное количество христиан, выпустив ограниченный тираж. залитые кровью кроссовки Nike прозвали «сатанинскими туфлями».

Было ли последующее возмущение со стороны тех, кто обвинял Lil Nas X в разлагающем влиянии, просто неспособностью воспринимать искусство метафорически? Возможно.Но взгляд на этот странный период в истории США предлагает другое возможное объяснение: сатанинская паника так и не исчезла. Сегодня он жив и здоров, и его наследие пронизано американской культурой и политикой во всем, от морализаторства в социальных сетях до QAnon.

Подъем оккультизма, сатанизма и евангельского страха начался в 1970-х годах

Сатанинская Библия, опубликованная в 1969 году. Википедия

Ряд факторов способствовал росту интереса к оккультизму и страху перед ним в конце 1960-х и 1970-х годах.Кульминацией деятельности культа Мэнсона в конце 60-х годов стала череда убийств летом 1969 года, которые потрясли нацию и бросили мозги организованным ритуальным убийствам.

В том же году органист, ставший оккультистом, Антон ЛаВей опубликовал свой философский трактат Сатанинская Библия , в котором использовался плагиат нескольких источников и в основном извергались более ранние философии самоактуализации и самоутверждения таких писателей, как Х.Л. Менкен и Эйн Рэнд. Тем не менее, он стал плодотворным произведением современного сатанизма и ключевым текстом Церкви Сатаны, группы, официально основанной ЛаВеем в 1966 году.

Подъем сатанизма как признанной практики сопровождался публикацией в 1971 году бестселлера Уильяма Питера Блатти « Экзорцист » и его экранизации блокбастера 1973 года. Утверждая, что он основан на реальных событиях, The Exorcist глубоко повлиял на коллективную психику Америки в отношении существования демонов и в одиночку превратил популярную доску для спиритических сеансов из веселой и безобидной игры в гостиной в злобное устройство, способное вызывать дух. одержимость, демоническое заражение или другие паранормальные явления.

Затем в 1972 году вышла публикация Satan Seller . В сфабрикованных мемуарах, в конечном итоге дискредитированных через 20 лет самопровозглашенным христианским евангелистом Майком Варнке, Satan Seller рассказывается о детстве и юной взрослости, которые, по утверждению Варнке, прошли в интенсивном сатанинском поклонении. Варнке писал, что он служил сатанинским первосвященником и участвовал, среди прочего, в ритуальных сексуальных оргиях. (Помните об этом, это будет важно позже.)

Публикация ЛаВея Satanic Rituals , также в 1972 году, укрепила идею о том, что темные оккультные ритуалы стали рутинной частью жизни для многих американцев. И хотя это не имело никакого отношения к сатанизму или традиционной оккультной религии, бойня в Джонстауне 1978 года дала миру еще один неизгладимый пример того, как выглядит насилие в культе.

В 70-е годы появились другие самопровозглашенные бывшие сатанисты, которые настаивали на том, что миром правят ритуальные сатанинские культы ведьм: Джон Тодд, Хершел Смит и Дэвид Хэнсон.Включая Варнке, все четверо выросли в Южной Калифорнии и, казалось, возникли из все еще тлеющего пепла культа Мэнсона, чтобы заявить, что мир полон темных оккультных символов и далеко идущих сатанинских заговоров. Все они утверждали, что у них был опыт обращения, что сделало их истории привлекательными для христиан.

И все они были связаны с зарождающимися правыми фундаменталистскими христианами. Тодда поддерживал создатель христианских трактатов Джек Чик, который использовал свои сфабрикованные заявления как основу для многочисленных брошюр в комическом стиле, протестующих против сатанизма.Варнке более десяти лет изображал из себя «эксперта» по сатанизму для фундаментального евангелического христианского сообщества, выдавая большую часть своего выдуманного детства за образец того, как работает «настоящий» сатанизм.

Растущее увлечение оккультизмом также совпало с рядом чрезвычайно широко разрекламированных дел о серийных убийцах, имевших место в 70-х: убийца Зодиака и убийца по алфавиту, оба из которых использовали ритуальные шаблоны в своих убийствах, ни один из которых не был когда-либо пойманный; Тед Банди; Джон Уэйн Гейси; душители на склоне холма; и Дэвид Берковиц, а.к.а. Сын Сэма, вызвавший массовую панику летом 1977 года в Нью-Йорке.

Многие из этих широко разрекламированных серийных убийц сохраняли видимость того, что в некотором роде одерживают верх: Убийца Зодиака и Берковиц писали язвительные письма в прессу и полицию; Банди сбежал из тюрьмы и немедленно возобновил свои ужасающие убийства; Гейси скрывал свое зло под самым банальным обличьем дружелюбного клоуна, выступающего для детей. По мере нарастания наглой анархии, связанной с такого рода громкими убийствами, росли и общественные опасения.

В книге 2005 года об этом роковом нью-йоркском лете, Дамы и господа, Бронкс горит, , автор Джонатан Малер пишет о влиянии, которое Сын Сэма оказал на средства массовой информации: страха; растущее чувство страха раздувает неистовые репортажи «. Наблюдение Малера о средствах массовой информации, разжигающих эту массовую панику, будет верным и в следующем десятилетии, когда усиленные религиозные страхи и концепция незнакомой опасности срастутся в новую разновидность массовой истерии.

1980-е годы характеризовались опасностью незнакомцев и растущим страхом перед своим соседством

Хотя эра Рейгана была временем экономического роста и финансового процветания, это было также время беспокойства, связанного с ростом населения, урбанизацией и подъемом модели семьи с двойным доходом, что потребовало резкого увеличения потребности в повседневной жизни. услуги по уходу. В результате беспокойство по поводу защиты нуклеарной семьи от неизвестных опасностей этой новой эры было высоким: 80-е годы стали свидетелями распространения дезинформации о СПИДе, лица жертв похищения, появлявшихся на упаковках молока, массовая паника вокруг убийств Тайленолом 1982 года, трюк — страхи или угощения (единственный в стране убийца конфет на Хеллоуин, Рональд Кларк О’Брайан, получил широкую огласку в 1984 году) и первая волна сообщений о страшных клоунах-убийцах, пытающихся охотиться на детей.

Каждый из этих моментов социальных волнений сигнализировал о растущей тревоге американцев по поводу «чужой опасности» и страхе, что зло всегда может таиться прямо за углом.

На протяжении всего этого времени становился все более популярным христианский фундаментализм и буквальная вера в ангелов и дьяволов. Фундаменталистские проповедники, такие как Джерри Фолвелл и его «Моральное большинство», основанное в 1979 году, завоевали известность по всей стране, придерживаясь буквального христианского стиля огня и серы. Антиоккультные крестоносцы, такие как Пэт Пуллинг, которая считала, что смерть ее сына в результате самоубийства была результатом проклятия «Подземелья и драконы», выступали против ролевых игр как опасных и демонических, поддерживаемых оккультным страхом, исходящим от Чика и его «Чиковых трактатов».

Евангелическое движение было не единственным в своей растущей оккультной одержимости и разжигании страха. СМИ также сыграли огромную роль в разжигании страха в обществе и в разжигании неправильных представлений об оккультных практиках. В 1988 году зловещий документальный фильм Джеральдо Риверы Devil Worship: Exposing Satan Underground стал самым рейтинговым документальным фильмом, транслировавшимся по телевидению до того момента. В эпизоде ​​1991 года 20/20 , который, как известно, (и пугающе для многих зрителей) транслировался официальный римо-католический экзорцизм.Евангелические документальные фильмы, такие как Hell’s Bells , пытались связать рок-музыку с оккультизмом, в то время как «христианская фантазия», как у автора бестселлеров Фрэнка Перетти, трансформировала социальные проблемы реального мира в вопросы ангельской и демонической войны.

С таким параллельным акцентом на боязнь незнакомцев в вашем районе и сатаны в вашем доме, столкновение этих двух было практически неизбежным.

Как возникла мнимая угроза сатанинского ритуального насилия

В 1980 году дискредитированные мемуары под названием Michelle Remembers стали скандальным бестселлером, основанным на предполагаемых подробностях детства, проведенного в результате множества шокирующих оккультных сексуальных надругательств.Его соавторами были противоречивый психолог Лоуренс Паздер и его жена Мишель Смит, бывшая пациентка, которую Паздер утверждал, что регрессировал в детство через гипноз. Паздер якобы помог Смиту раскрыть воспоминания о прошлых злоупотреблениях со стороны членов Церкви Сатаны, которая, по утверждению Паздера, была старше группы ЛаВея на несколько столетий.

Практически с момента публикации Мишель Ремемберс ее утверждения и утверждения неоднократно и полностью опровергались.Однако благодаря широко распространенному и доверчивому вниманию СМИ Паздер и Смит смогли удвоить свою историю, и Паздер стал рассматриваться как эксперт в области того, что впоследствии будет называться сатанинским ритуальным насилием (SRA).

Несмотря на дикую неправдоподобность и неподдающуюся проверке основу его историй об ужасных злоупотреблениях и сексуальных оргиях, Michelle Remembers был представлен как учебник в 80-х и начале 90-х годов для юристов и других авторитетов. Он также породил множество мемуаров-подражателей, таких как Satan’s Underground 1988 года, которые также оказались ложными и которые приукрашивали и поддерживали идею массового подпольного культа, передаваемого из поколения в поколение, основанного на сатанинских ритуальных злоупотреблениях — того, что может иметь место в вашем собственном мире. район.

В то время «дьяволопоклонники могли быть где угодно», — сказал io9 писатель Питер Бебергал, подводя итоги духа времени. «Они могут быть вашими ближайшими соседями. Они могут быть опекунами вашего ребенка ».

Ложный рассказ Мишель вспоминает напрямую повлияет на нацию более десяти лет. Его мрачные оккультные фантазии помогли разжечь серию дико драматических и в высшей степени необоснованных обвинений в сатанинском ритуальном насилии, которые в 1980-х годах были связаны с рядом детских садов.Вера в то, что владельцы детских садов по всей стране посещают темные оккультные акты жестокого обращения с детьми в отношении своих молодых подопечных, была самой заметной частью более широкой массовой паники в отношении сексуального насилия в детских садах, которая сама была частью гораздо более широкой волны страха 1980-х годов.

Этот страх опустошит сообщества, приведет к двум из самых громких уголовных процессов в истории США и разрушит несколько жизней, прежде чем он окончательно утихнет — а некоторые из его жертв до сих пор отбывают наказание.

Последствия уголовного преследования за сатанинское ритуальное насилие ощущаются и сегодня

Самая ранняя волна сатанинских ритуальных злоупотреблений началась в округе Керн, Калифорния, в 1980 году.В Бейкерсфилде социальные работники, прочитавшие Michelle Remembers , узнали о тайном местном оккультном секс-кольце от двух детей, которых родственники вынудили сфабриковать заявления. В период с 1984 по 1986 год расследование этих запутанных заявлений привело бы по крайней мере 26 человек к тюремному заключению по взаимосвязанным обвинительным приговорам, несмотря на полное отсутствие подтверждающих вещественных доказательств для любого из утверждений. С тех пор почти все эти приговоры были отменены, в том числе приговор одному мужчине, который отбыл 20 лет из 40-летнего срока, и двум родителям, которые были приговорены к 240 годам тюремного заключения после того, как их собственных сыновей научили обвинять их в жестоком обращении. .

Этот шаблон — расследование по спирали, необузданные утверждения, отсутствие доказательств — будет оставаться неизменным более десяти лет на протяжении всей последующей волны неудавшихся судебных преследований за сатанинские ритуальные злоупотребления в детских садах и школах по всей территории США.

Среди них был катастрофический процесс над Макмартином, который стал и остается самым крупным, самым длительным и самым дорогостоящим судебным процессом в истории Калифорнии. В 1983 году один из родителей обвинил одного из сотрудников дошкольного учреждения McMartin в Манхэттен-Бич, Калифорния, в жестоком обращении.В ходе расследования полиция разрешила нелицензированному психотерапевту по имени Ки Макфарлейн провести обследование 400 детей, посещавших детский сад. Макфарлейн, как известно, использовал «анатомически правильные» куклы и процессы принудительного собеседования, в результате чего 41 ребенок сравнил ошеломляющее количество случаев жестокого обращения с детьми в отношении семи сотрудников дневного ухода за детьми. Вызывающие удивление претензии включали утверждения о том, что владельцы детских садов построили секретные подземные туннели, которые вели к ритуальным церемониям, ритуально приносили в жертву ребенка, спускали детей в туалеты и могли превращаться в ведьм и летать.

После шести лет расследования и судебного разбирательства в течение пятилетнего судебного разбирательства дело в конечном итоге было закрыто из-за отсутствия доказательств. Одно за другим все обвинения против воспитателей были сняты. Здание дошкольного учреждения McMartin было снесено в 1990 году.

К середине 80-х годов по США захлестнула волна семинаров, учебных пособий и обучающих видео для властей и евангелистов на тему признания сатанинских культов и борьбы с ними. Правоохранительные органы Эль-Пасо, штат Техас, «были незамедлительно отправлены на семинары по« ритуальным преступлениям »», — рассказывала журналистка Дебби Натан в 2003 году.Это были «занятия, предназначенные для правоохранительных органов и преподаваемые в основном другими полицейскими, терапевтами, проповедниками и заново рожденными христианами, которые называли себя бывшими первосвященниками или беглецами от невыразимо садистских культов ритуальных пыток».

В 1992 году Министерство юстиции полностью развенчало миф о сатанинском культе ритуального насилия. Но хотя обвинения в сатанинских ритуалах жестокого обращения с детьми в значительной степени прекратились к середине 1990-х годов, правоохранительные органы продолжали рассматривать сатану как потенциальный преступный индикатор — как мы видим в этом обучающем видео для полиции 1994 года, . .

Сегодня это видео кажется смехотворным, но юмор исчезает, если мы задумаемся о том, сколько реальных людей подверглось преследованиям из-за этих наглых стереотипов о поклонении дьяволу. В самом деле, самое разрушительное заблуждение относительно последствий сатанинской паники заключается в том, что она закончилась в 90-х годах. Фактически, хотя большинство случаев сатанинского ритуального насилия в конечном итоге привело к отмене обвинительных приговоров, по крайней мере три человека все еще отбывают тюремное заключение за преступления, которых, скорее всего, никогда не было.

В 1984 году кубинский иммигрант Фрэнк Фустер был обвинен вместе со своей женой без документов в растлении восьми детей, несмотря на принудительные допросы и отсутствие вещественных доказательств. Фустера приговорили к шести пожизненным срокам подряд или как минимум к 165 годам тюремного заключения. По состоянию на 2021 год он находился в заключении на срок более 35 лет и не будет иметь права на условно-досрочное освобождение до 2134 года. Сообщается, что у него нет юридического представителя.

Каким бы ужасным ни был приговор Фустеру, он не одинок. Заключенный из Северной Каролины Патрик Фигурд, в возрасте 72 лет, все еще отбывает наказание в 1992 году из-за обвинений в ритуальном насилии.И Джозеф Аллен, 63 года, отбывает наказание в Огайо с 1994 года по весьма странному делу, в котором он был признан виновным в ритуальном насилии над детьми вместе с другой женщиной, хотя эти двое даже никогда не встречались. Позже она была реабилитирована.

Список можно продолжать и продолжать. Один директор школы Флориды провел 21 год в тюрьме после того, как был признан виновным в ложных заявлениях SRA; его освободили в возрасте 80 лет и приказали переехать в другую страну. В Эль-Пасо двое владельцев дошкольных учреждений провели в тюрьме по 21 год каждый.

В 1984 году трое членов семьи Амиро из Малдена, штат Массачусетс, были осуждены по ложным обвинениям в растлении малолетних, следуя еще одной схеме принуждения детей к ложной памяти. Двое подсудимых провели в тюрьме 10 и 20 лет, прежде чем были условно освобождены в 1999 и 2004 годах соответственно. Третья обвиняемая умерла от рака в тюрьме до того, как приговор был отменен. Ее реабилитировали в 1998 году — через год после смерти.

В 1997 году четыре женщины-лесбиянки, которые стали известны как Четверка Сан-Антонио, стали жертвами преследований и неправомерно осуждены по обвинениям в растлении малолетних.Суд над ними разыгрывался на фоне возрождения сатанинской паники, связанной с гомофобией в консервативном государстве, и их борьба за справедливость длилась почти два десятилетия. Все четыре женщины провели в тюрьме 15 лет, прежде чем их приговоры были отменены в 2015 году и окончательно сняты в 2018 году.

Но, безусловно, самым громким уголовным делом эпохи сатанинской паники было дело Западно-Мемфисской тройки. В 1993 году трое подростков из Западного Мемфиса, штат Арканзас, были обвинены, а затем осуждены за ужасное сексуальное насилие и убийство трех мальчиков.Подростков обвинили в первую очередь на основании слухов об их готическом образе жизни и слухов о том, что они поклоняются сатане, несмотря на отсутствие каких-либо вещественных доказательств. Знаменитый документальный фильм Paradise Lost опубликовал это дело, и трое мужчин были в конечном итоге освобождены в 2011 году после того, как новые данные ДНК показали, что они не имеют никакого отношения к убийствам. Они подали ходатайство Алфорда, в котором приговоры были заменены отбыванием срока: по 18 лет тюрьмы каждый.

Наследие Satanic Panic теперь глубоко переплетено с американской культурой и политикой — на всем протяжении QAnon и за его пределами.

Из-за того, что такие громкие дела, как катастрофа на суде Макмартина и Западный Мемфис Тройка, стали громкими, общественность постепенно стала скептически относиться к заявлениям о сатанинском ритуальном насилии.Но, несмотря на развенчание мифов, Сатанинская паника продолжала охватывать земной шар и влиять на жизни ни в чем не повинных людей.

Например, в Великобритании в начале 90-х один британец попал под подозрение в убийстве и пережил месяцы психологической ловушки со стороны полиции, полностью из-за его близости к преступлению и его интереса к Викке и другим оккультным увлечениям.

А в 2007 году убийство Мередит Керчер в Перудже, Италия, привело к печально известному суду и осуждению ее соседки по квартире Аманды Нокс.Во время судебного разбирательства главный прокурор Джулиано Миннини предположил без каких-либо доказательств, что , поскольку убийство произошло на следующий день после Хэллоуина, Нокс, должно быть, намеревался «совершить сексуальный и жертвенный обряд». Он призывал к современной охоте на ведьм против Нокса, и один адвокат описал ее как «Люцифероподобную, сатанинскую, демоническую, дьявольскую, обманывающую ведьму». Нокс провел четыре года в тюрьме; по апелляции она была оправдана, повторно осуждена, повторно оправдана и в конечном итоге реабилитирована в 2015 году.

Наиболее разрушительные последствия сатанинской паники ощущались в рамках правовой системы, но были и более широкие разветвления, и многие из них сохраняются и сегодня.Поклонников Dungeons and Dragons и других якобы «оккультных» игр годами демонизировали. Процветали странные теории заговора, в том числе слухи о подсознательных сообщениях в рок-музыке, заговор о Procter & Gamble, который принес компании компенсацию в размере 19,25 миллиона долларов, жуткий клоунский розыгрыш 2016 года и беспокойство по поводу странного декора Airbnb одного парня.

Многие из этих заговоров и странных разговоров о незаконных детских сексуальных кольцах все еще существуют десятилетия спустя. Обман клоуна 2016 года основывался на давних мифах о детских хищниках, которые прячутся среди нас и полагаются на невинно выглядящие методы нападения.И многие теории заговора правого толка, переросшие в серьезные угрозы за последние пять лет, содержат явные элементы сатанинской паники. Пиццагейт, в результате которого один из верующих принес пистолет в пиццерию в Вашингтоне, округ Колумбия, в 2016 году, заявил, что политики-демократы тайно торговали детьми для секса, держа их в подвале ресторана. (Подвала нет.)

Также в 2016 году правые заговорщики истолковали званый обед, устроенный артисткой Мариной Абрамович, как сатанинский ритуал.Детали званого ужина впервые появились из просочившихся электронных писем Джона Подесты, бывшего председателя избирательной кампании Хиллари Клинтон. Хотя эта теория была абсурдной, с тех пор Абрамович сталкивалась с обвинениями в том, что она является практикующим сатанистом; в 2020 году возмущенные теоретики заговора сорвали и прекратили сотрудничество, над которым она работала с Microsoft.

Теория Абрамовича была связана с Пиццагейтом в том смысле, что она также была политизирована и также включала идею о том, что политики-демократы тайно участвовали в злодеяниях.Учитывая поляризованный политический климат в США, легко увидеть, как две одинаково необоснованные идеи — демократы, занимающиеся ритуальным сатанизмом, и демократы, занимающиеся сексуальным насилием над детьми, — могут быть связаны в умах некоторых представителей общественности. Именно это и произошло в 2017 году.

В октябре 2017 года анонимный пользователь 4chan под «Q» начал утверждать, что знает инсайдерскую информацию о обширной сатанинской сети педофилов, в которую входят демократы, влиятельные знаменитости и мировые лидеры. Теория заговора Q гласила, что президент Дональд Трамп притворялся некомпетентным, чтобы более эффективно задерживать педофилов в правительстве вокруг него — педофилов, которые, помимо сатанинских обрядов и сексуального насилия, также торговали детьми, чтобы собирать гормоны и производить сыворотки, которые обеспечат им вечную молодость.

Заговор Q быстро стал известен как QAnon — название как самой теории, так и последователей Q. По мере распространения QAnon он стал хрестоматийным примером сатанинской паники в действии; его последователи использовали страх родителей перед нанесением вреда их детям, чтобы распространить информацию в социальных сетях. Группа использовала хэштеги, такие как не вызывающий возражений на первый взгляд хештег #SaveTheChildren, и маскировалась от попыток удаления со стороны Facebook, маскируясь под прямое сообщество по борьбе с торговлей людьми.

Но точно так же, как первоначальное распространение сатанинской паники замаскировало предрассудки, враждебность к переменам и страх перед другими за всей своей перформативной заботой о благополучии детей, Канон тоже скрывал нечто гораздо более темное. В 2019 году ФБР определило QAnon как внутреннюю террористическую угрозу, сославшись на многочисленные акты насилия и вербовку боевиков от имени QAnon. Эта модель достигла апогея в январе 2021 года, когда сотни сторонников QAnon присоединились к восстанию у Капитолия США.

Есть некоторые явные различия между QAnon и первоначальной эпохой Satanic Panic: QAnon — это политическое движение с реальной политической властью. И хотя сатанинская паника подпитывается религиозным рвением, QAnon сама по себе почти религия. Тем не менее, инструменты, используемые для распространения обеих идей — алармизм, разжигание страха, истерия и сообщения о дико готических сценах питья крови, детях, добытых для частей тела, и ведьм — практически идентичны.

Куда все это нам ведет?

В статье Satan’s Silence в 2001 году журналист Дебби Натан отметила, что высшая ирония судьбы сатанинской паники заключается в том, что предполагаемые жертвы, дети, были замалчены во время кропотливых расследований истерии 80-х и 90-х годов, но не благодаря обвиняемые.Вместо этого их заставили замолчать «благонамеренные» прокуроры, терапевты и интервьюеры, которые отказались прислушиваться к их первоначальным утверждениям и тренировали их для более пикантных ответов, пока они не изменили свои утверждения.

Когда были получены медицинские доказательства , по словам Натана, они имели тенденцию быть в сомнительной форме «технологически обновленных версий средневековой озабоченности исследованием женских гениталий на предмет признаков греха и колдовства, а также судебно-медицинских кампаний девятнадцатого века с целью обнаруживать распущенность и гомосексуальность, исследуя форму губ и пенисов.”

Через все это СМИ разжигали волну общественного страха, которая побудила целые группы рациональных, думающих взрослых людей коллективно поддержать: родителей и прокуроров, терапевтов и следователей, присяжных и судей, репортеров и читателей. Повествование охватило все на своем пути — включая жертв всех возрастов.

Другими словами, оскорбительные механизмы сатанинской паники были такими же, как и в предыдущие периоды массовой истерии, от охоты на ведьм до маккартизма. Во время глубоких социальных потрясений слишком легко увидеть, как эти механизмы снова встают на свои места, готовые склониться перед следующим непоколебимым, легко подвергающимся остракизму незнакомцем, стремящимся навесить на них ярлык «опасных».

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts