В чем специфика сложных видов восприятия: Восприятие 💡 Основные виды, свойства и особенности восприятия

Содержание

Основные свойства и виды восприятия

К наиболее важным свойствам восприятия относятся следующие: Объективность, целостность, структура, постоянство, осмысленность, апперцепция и активность.

Объективность восприятия — это способность отражать предметы и явления реального мира не в виде набора не связанных между собой ощущений, а в виде отдельных предметов. Следует отметить, что объективность не является врожденным свойством восприятия. Возникновение и совершенствование этого свойства происходит в процессе онтогенеза с первого года жизни ребенка.

Целостность — еще одно свойство восприятия. В отличие от ощущений, которые воспроизводят отдельные свойства объекта, восприятие дает целостную картину объекта. Он формируется на основе обобщения информации, полученной в виде различных ощущений об отдельных свойствах и качествах объекта. Сенсорные компоненты настолько тесно взаимосвязаны, что формируется единый сложный образ объекта, даже если непосредственно задействованы только отдельные свойства или части объекта. Этот образ возникает условно и рефлексивно через взаимосвязь различных ощущений. Или, говоря иначе, целостность восприятия выражается в том, что даже когда отдельные свойства воспринимаемого объекта отражены неполно, происходит мысленное завершение полученной информации для формирования целостной картины конкретного объекта.

Целостность восприятия связана с его структурированностью. Это свойство заключается в том, что восприятие, в большинстве случаев, не является проекцией сиюминутных ощущений и не является их простой суммой. На самом деле человек воспринимает обобщенную структуру, абстрагированную от этих ощущений, которая формируется в течение определенного периода времени. Например, когда человек слышит мелодию, ранее услышанные звуки все еще звучат в его голове, когда поступает информация о звучании новой ноты. Обычно слушатель понимает мелодию, то есть воспринимает ее структуру как единое целое. Очевидно, что последний из услышанных тонов сам по себе не может быть основой для такого понимания — в сознании слушателя продолжает звучать вся мелодия с различными взаимосвязями ее компонентов. Таким образом, восприятие привносит в сознание структуру объекта или явления, встречающегося в реальном мире.

Еще одно свойство восприятия — постоянство. Константность — это относительное постоянство некоторых свойств объектов при изменении условий их восприятия. Например, удаленный движущийся грузовик воспринимается как большой объект, хотя его изображение на сетчатке глаза гораздо меньше, чем его изображение, когда он стоит рядом.

Благодаря свойству постоянства, которое заключается в способности перцептивной системы компенсировать изменения в условиях восприятия, человек воспринимает окружающие его объекты как относительно постоянные. Постоянство наиболее ярко проявляется в зрительном восприятии цвета, размера и формы объектов.

Следует отметить, что восприятие зависит не только от природы стимула, но и от самого субъекта. Воспринимает не глаз или ухо, а конкретный живой человек. Поэтому на восприятие всегда влияют особенности личности человека. Зависимость восприятия от общего содержания психической жизни называется апперцепцией.

Большую роль в апперцепции играют знания человека, его прошлый опыт и прошлая практика. Например, если человеку показывают несколько незнакомых фигур, уже на первых этапах восприятия он пытается найти какие-то эталоны, с помощью которых можно охарактеризовать воспринимаемый объект. Таким образом, прошлый опыт активируется во время восприятия. Поэтому один и тот же объект может восприниматься разными людьми по-разному.

Индивидуальные различия в восприятии и его развитие

Восприятие во многом зависит от характеристик человека. Знания, интересы, привычные установки и эмоциональное отношение к тому, что волнует человека, влияют на процесс восприятия объективной реальности. Поскольку все люди различаются по своим интересам и взглядам, а также по ряду других характеристик, можно утверждать, что существуют индивидуальные различия в восприятии.

Индивидуальные различия в восприятии велики, но, тем не менее, мы можем выделить определенные типы этих различий, характерные не для конкретного человека, а для целой группы людей. Среди их числа, прежде всего, различия между целостным и детальным или синтетическим и аналитическим восприятием.

Целостный или синтетический тип восприятия характеризуется тем, что люди, склонные к нему, имеют наиболее яркое общее впечатление от объекта, общее перцептивное содержание, общие черты того, что воспринимается. Люди с таким типом восприятия меньше всего обращают внимание на детали и мелочи. Они не особенно подчеркивают их, а когда и ухватывают, то делают это не в первую очередь. Поэтому многие детали остаются для них незамеченными. Они улавливают смысл целого больше, чем детальное содержание и особенно его отдельных частей. Для того чтобы увидеть детали, они должны поставить перед собой специальную задачу, что иногда бывает для них непросто.

Люди с другим типом восприятия, детальным или аналитическим, напротив, склонны замечать детали и особенности. На этом сосредоточено их восприятие. Объект или явление в целом, общий смысл того, что воспринимается, отходит на второй план, а иногда и вовсе не воспринимается. Чтобы понять суть явления или адекватно воспринять объект, они должны поставить перед собой конкретную задачу, что им не всегда удается сделать. Их рассказы всегда полны деталей и описаний отдельных подробностей, за которыми очень часто теряется смысл целого.

Приведенные выше особенности двух режимов восприятия характерны для крайних полюсов. Чаще всего они дополняют друг друга, поскольку восприятие, основанное на положительных чертах обоих типов, является наиболее продуктивным. Однако крайние варианты также не следует считать негативными, поскольку они очень часто определяют ту специфику восприятия, которая делает человека исключительной личностью.

Существуют и другие виды восприятия, например, описательное и объяснительное. Люди описательного типа ограничиваются фактической стороной того, что они видят и слышат, и не пытаются объяснить себе природу воспринимаемого ими явления. Мотивационные силы, стоящие за действиями людей, событиями или явлениями, находятся за пределами их внимания. В отличие от них, люди объяснительного типа не удовлетворяются тем, что непосредственно дано восприятием. Они всегда пытаются объяснить то, что видят или слышат. Этот тип поведения чаще всего сочетается с целостным или синтетическим типом восприятия.

Существует также различие между объективным и субъективным способами восприятия. Объективный тип восприятия характеризуется строгим соответствием происходящему в реальности. Люди с субъективным типом восприятия выходят за рамки того, что им дано в действительности, и добавляют много от себя. Их восприятие подвержено субъективному отношению к тому, что они воспринимают, повышенной предвзятости оценок и уже существующим предубеждениям. Такие люди, рассказывая о чем-то, стремятся передать не то, что они воспринимают, а свои субъективные впечатления об этом. Они больше говорят о том, что чувствовали или о чем думали в момент описываемых событий.

Большое значение в индивидуальных различиях в восприятии имеют различия в наблюдении.

Закономерности и свойства восприятий

Более сложной формой психического отражения по сравнению с ощущениями является восприятие, которое формирует в сознании человека целостную картину предмета, явления и т.д., когда отдельные ощущения сливаются и весь процесс восприятия переходит от отражения отдельных признаков предмета к его отражению в целом.

Таким образом, восприятие — это психический процесс целостного отражения предметов и явлений в совокупности их свойств и признаков при непосредственном действии этих предметов на органы чувств.

Знание закономерностей процесса восприятия в судопроизводстве помогает лучше понять механизм формирования показаний свидетелей, потерпевших, обвиняемых и т.д., оценить достоверность их показаний как доказательств по делу.

Типы и характеристики восприятия. В зависимости от ведущей роли того или иного анализатора, существуют различные виды восприятия: зрительное, слуховое, обонятельное, вкусовое, кинестетическое. В связи с организацией процесса восприятия различают добровольное (намеренное) и непроизвольное восприятие.

Основными характеристиками и законами восприятия являются:

(а) объективность, целостность, структура восприятия. Различные явления, предметы, наделенные различными свойствами, окружают человека в повседневной жизни. Воспринимая их, мы рассматриваем их как единое целое. Это восприятие оказывает регулирующее влияние на познавательную деятельность человека, развитие его перцептивных способностей.

В отличие от ощущений, в результате такого осмысленного восприятия формируется целостная картина предмета, явления, в том числе и такого сложного, как преступление. В силу этой закономерности, при отсутствии информации человек обычно пытается самостоятельно восполнить недостающие элементы воспринимаемого явления, что иногда приводит к ошибочным суждениям. Поэтому при допросе свидетелей, потерпевших и т.д. необходимо выяснить не только то, что они видели, слышали, но и на чем основаны их утверждения о тех или иных признаках воспринимаемого объекта, явления. В противном случае показания свидетеля (потерпевшего), «основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своего сознания», признаются недопустимыми доказательствами;

b) перцептивная деятельность. Как правило, процесс выделения, синтеза признаков объекта носит избирательный, целенаправленный поисковый характер. В этом процессе присутствует активный, организующий принцип, который подчиняет себе весь процесс познания. Проникая в исследуемое явление, мы по-разному группируем его признаки, выделяем необходимые связи, что придает восприятию осознанный, активный характер. Активность восприятия выражается в участии эффекторных (двигательных) компонентов анализаторов: движение зрачков глаз, рук при осязании, перемещение тела в пространстве относительно исследуемого объекта. При восприятии знакомых объектов перцептивный процесс может быть в определенной степени ограничен;

в) Чувство восприятия. Это одна из его важнейших особенностей, которая показывает синтез перцептивных и мыслительных компонентов. Поскольку восприятие тесно связано с мышлением, оно почти всегда осмысленно (Л. С. Выготский), поэтому перцептивная деятельность часто близка к «наглядному мышлению» (А. Р. Лурия). Мы не только воспринимаем, но и одновременно изучаем объект познания, пытаемся понять его, найти объяснение его сущности, отнести воспринимаемый объект к определенной группе, классу объектов, обобщить его, одним словом.

Основные качества восприятия

Понятия «ощущение» и «восприятие» взаимосвязаны, но между ними существуют фундаментальные различия. Сущность сенсорных процессов заключается в отражении только отдельных свойств предметов и явлений окружающего нас мира. Однако человек живет не в мире изолированных пятен света или цвета, звука или прикосновения, а в мире вещей, предметов и форм, в мире сложных ситуаций. Все, что он воспринимает, всегда представляется ему в виде целостных образов.

Восприятие включает в себя ощущения и основывается на них. Но ошибочно полагать, что это просто сумма индивидуальных восприятий. Этот процесс гораздо сложнее. Оно включает в себя предшествующий опыт, процессы мышления о том, что воспринимается, память и мышление. Именно поэтому ее часто называют перцептивной системой человека.

Восприятие — это психический процесс отражения предметов и явлений в совокупности их различных свойств и частей под непосредственным воздействием органов.

Восприятие зависит от психических особенностей человека. Что-то для него сейчас главное, а что-то — второстепенное. То, что находится в центре внимания, называется объектом (субъектом) восприятия, все остальное — фоном. Эти элементы динамичны; они могут меняться местами.

К свойствам восприятия относятся апперцепция, постоянство, целостность, объективность, структура, осмысленность, активность.

Восприятие зависит от прошлого опыта, содержания психической деятельности человека. Это свойство называется апперцепцией. Когда мозг получает неполные или противоречивые данные, он обычно интерпретирует их в соответствии с уже сложившейся системой образов, знаний.

Например, котята, выращенные в клетке, прутья которой были ориентированы вертикально, позже оказались неспособными распознавать горизонтальные линии. Алеутам, жившим в круглых жилищах, было трудно ориентироваться в наших домах с обилием вертикальных и горизонтальных линий.

Следующее свойство восприятия — постоянство. Это относительное постоянство некоторых свойств объектов при изменении условий их восприятия.

Например, мы по-прежнему воспринимаем удаленный движущийся грузовик как большой объект, даже если его изображение на сетчатке глаза намного меньше, чем его изображение, когда мы стоим рядом с ним.

Наибольшее постоянство наблюдается в зрительном восприятии цвета, размера и формы предметов.

Например, кусок угля в солнечный летний полдень примерно в 8-9 раз легче, чем мел в сумерках. Но мы воспринимаем его цвет как черный, а не белый. В то же время цвет мела будет для нас белым даже в сумерках.

В отличие от восприятия, при ощущении формируется целостная картина объекта. Целостность выражается в том, что даже при неполном отражении отдельных свойств воспринимаемого объекта мысленно выстраивается целостная картина конкретного объекта.

Структурированность заключается в том, что в большинстве случаев восприятие не является проекцией сиюминутных ощущений. Скорее, мы воспринимаем обобщенную структуру, которая формируется с течением времени.

Например, когда человек слышит мелодию, ранее услышанные ноты все еще присутствуют в его сознании, когда приходит информация для звучания новой ноты. Слушатель обычно понимает мелодию, то есть воспринимает ее структуру как единое целое.

Основные характеристики образа восприятия

Поскольку элементарные ощущения входят как компоненты в структуру целостных перцептивных образов, то, по мнению отечественного психолога Л. М. Веккера, описанные выше пространственно-временные, модальные и интенсивные свойства ощущений остаются как фундаментальные и в наборе основных свойств перцептивных образов. Кроме того, образ восприятия имеет свои — специфические — свойства. К основным свойствам перцептивного образа можно отнести его пространственно-временную структуру, интенсивность и тональность ощущений. Давайте охарактеризуем эти свойства.

Пространственно-временная структура перцептивного образа: согласно Беккеру, образ содержит в качестве своего корня унитарный пространственно-временной компонент — воспроизведение движения (изменения координат объекта в пространстве с течением времени). Собственно пространственная ветвь пространственно-временной структуры изображения включает представление стабильной координаты (т.е. локализации объекта в пространстве), расстояния и направления, а временная ветвь включает представление одновременности, последовательности и длительности. Другими словами, можно сказать, что перцептивный образ несет информацию о локализации объекта, его устойчивости или смещении, расстоянии, а также длительности и порядке его появления в перцептивном поле.

Интенсивность восприятия образа подразумевает меру, степень насыщенности образа в сознании. Интенсивность восприятия подразумевает наличие точки отсчета — порога, относительно которого мы можем сказать, что изображение существует. Однако в отличие от перцептивного порога, порог восприятия определить сложнее из-за его сложности: По мере изменения условий восприятия (т.е. увеличения физических характеристик, влияющих на восприятие — например, освещенности), изображение стремится выделиться из окружающей среды, и отдельные детали становятся в нем более заметными. Однако можно сравнивать и перцептивные образы, например, изображение яблока при ярком солнечном свете и изображение того же яблока, но в сумерках.

Например, специфическим модальным параметром зрительных перцептивных процессов является хроматическая насыщенность изображения.

Вторичные признаки перцептивного образа специфичны только для него. Из всех описанных в литературе перцептивных признаков мы рассмотрим следующие: Полимодальность, целостность, постоянство, объективность, значимость и отношение.

Полимодальность (от греч. polys — многочисленный) — это включение в перцептивный образ данных от различных сенсорных систем. Объекты окружающего мира достаточно сложны и многослойны, для построения их адекватного образа требуется согласованное участие различных органов чувств. Известно, что «потеря» различных сенсорных систем в результате тяжелых сенсорных дефектов, таких как слепота, глухота и даже их сочетание, не искажает воспринимаемый образ мира.

Для перцептивной картины гештальт-психологи эмпирически выделили два аспекта целостности: влияние целого на восприятие частей и факторы, которые соединяют части, образуя целое. Первый аспект целостности заключается в доминировании целостной структуры восприятия над восприятием отдельных его элементов. Факторы организации восприятия дают правила объединения элементов в зрительном поле в целостную структуру. В настоящее время гештальт-психологи описали более 200 различных факторов объединения частей в целое, и до сих пор существует проблема систематизации и классификации факторов, определяющих целостность восприятия. Объяснение описанным явлениям будет дано в следующем материале при обсуждении основных положений гештальт-теории восприятия.

На странице курсовые работы по психологии вы найдете много готовых тем для курсовых по предмету «Психология».

Читайте дополнительные лекции:

  1. Психосоматические расстройства личности, симптомы и причины
  2. Константин Александрович Москаленко, ученый-педагог-новатор
  3. Когнитивная психология
  4. Прикладная психология
  5. Теоретические исследования в психологии
  6. Этиология гомосексуального поведения
  7. Теория профессионального развития Сьюпера
  8. Формирование внутренней позиции школьника
  9. Психология и физиология эмоций. Методы изучения эмоциональных процессов
  10. Дыхательные техники в психологии

Восприятие в психологии, виды восприятия, развитие у детей

Восприятие – это процесс, формирующий образ предметов, явлений из окружающего мира в структуры психики. Это отображение качеств и свойственных характеристик предмета и явления цельно. Это своего рода свернутое мышление. Часто его трактуют не как процесс, а как результат, то есть сам образ предмета. Восприятие синоним перцепции, поэтому образ предмета формируется с помощью перцепции первичных ощущений, определенных знаний, желаний, ожиданий, воображения и настроения. Основные особенности восприятия – это предметность, константность, целостность, апперцепция, структурность, осмысленность, иллюзия, избирательность.

Восприятие имеет много синонимов: апперцепция, воспринимание, оценка, понимание, приятие, созерцание.

Восприятие в психологии

Восприятие в психологии это процесс отображения характерных свойств предметов и явлений в психике, когда на органы чувств происходит непосредственное влияние. Долгий час была дискуссия относительно ощущений и их важности в восприятии. Ассоциативная психология трактовала ощущения, как базовые элементы психики. Философия критиковала ту идею, что восприятие построено из ощущений. В XX веке в психологии произошли некоторые изменения, восприятие больше не рассматривается, как совокупность атомарных чувственных ощущений, но начало пониматься, как структурное и целостное явление. Психолог Дж. Гибсон трактует воспринимание, как активный процесс присвоения информации из мира, который включает реальное обследование той информации, которая воспринимается. Таким образом, данный процесс показывает человеку свойства окружающего мира, относящиеся к его потребностям, и проявляют его возможную деятельность в актуальной реальной ситуации.

Другой психолог У. Нессер твердил, что восприятие в психологии это процесс извлечение информации из объектов внешнего мира, который осуществляется на основе схем разных предметов и целого мира, которые имеются в субъекта. Эти схемы получаются в процессе опыта, и есть также исходные темы, врожденные. Похожей мысли придерживались сторонники когнитивной психологии, полагающие, что восприятие – процесс категоризации воспринимаемой информации, то есть, причисления воспринятых предметов в определенную категории объектов. Некоторые категории есть врожденными – это информация об окружающей природе и самых близких предметах, которые ребенок способен соотнести с какой-то категорией, а есть категории, в которые относятся предметы, знания о которых, полученные в опыте.

В сознании человека отображение происходит через прямое воздействие на анализаторы.

Методы восприятия зависят от системы, которая будет поддана воздействию. Благодаря перцепции, люди могут осознавать, что с ними совершается, и как мир влияет на них.

Данный процесс раннее описывали, как суммирование некоторых ощущений, или следствие элементарных ассоциаций отдельных свойств. Все же осталась часть психологов, рассматривающих воспринимание, как совокупность ощущений, появляющихся в результате прямого чувственного познания, которые трактуются, как субъективные переживания качества, локализации, силы и иных свойств воздействия стимулов.

Такое определение есть некорректным, поэтому современники описывают этот процесс, как отражение цельных предметов или явлений. Выделяет из комплекса воздействующих стимулов (форма, цвет, вес, вкус и другие) самые основные одновременно отвлекаясь от несущественных стимулов. Также объединяет группы существенных признаков и сопоставляет воспринятый комплекс примет с ранее известными знаниями о предмете.

Во время воспринимания знакомых предметов их узнавание очень быстро происходит, человек просто объединяет два – три свойства в целое и приходит к нужному решению. Когда воспринимаются незнакомые, новые предметы, их узнавание намного сложнее и происходит в более широких формах. В результате аналитико-синтетического процесса, выделяются существенные признаки, которые не дают другим раскрыться, несущественные и комбинирующие воспринимаемые элементы связываются в единое целое, и возникает полное воспринимание предмета.

Процесс восприятия есть сложным, активным, требует существенной аналитико-синтетической работы. Такой характер воспринимания выражается во многих признаках, которые требуют особого рассмотрения.

Процесс восприятия имеет моторные компоненты, с помощью которых реализовывается восприятие информации (движение глаз, ощупывание предметов). Поэтому данный процесс вернее будет определить, как перцептивную деятельность индивида.

Процесс воспринимания никогда не ограничивается одной модальностью, а имеет слаженную взаимосвязь нескольких анализаторов, в результате которой появляются представления, сформировавшиеся в личности. Очень важно, что воспринимание предметов никогда не происходит на элементарном уровне, а действует на высших уровнях психики.

Когда перед глазами человека есть часы, он мысленно называет этот предмет, не обращая внимания на несущественные свойства (цвет, форма, размер), но выделяет главное свойство – указание времени. Также он относит этот предмет в соответствующую категорию, изолирует его от других, сходных за внешнем видом предметов, но тех, которые относятся к совершенно другой категории, например, в данном случае, барометр. Это подтверждает, что процесс воспринимания человека по психологической структуре близкий к наглядному мышлению. Активный и сложный характер перцепции определяет ее особенности, которые в одинаковой степени относятся ко всем формам.

Особенности восприятия составляют главную характеристику воспринимающихся предметов. Они также являются свойствами этих предметов, явлений и объектов.

Особенности восприятия: предметность, целостность, структурность, константность, осмысление, апперцепция.

Предметность воспринимания наблюдается в отнесении знаний, приобретенных из внешнего мира в этот мир. Выполняет регулирующую и ориентирующую функции в практичной деятельности. Создается на основе внешних двигательных процессов, которыми обеспечивается контакт с предметом. Без движения воспринимание не обладало бы отнесенностью с объектами мира, то есть свойством предметности. Оно также имеет значение в регуляции поведения субъекта. Обычно предметы определяются не по их виду, а соответственно с практическим их назначением или основным свойством.

Константность определяется в относительном постоянстве свойств в предметах, даже если изменить их условия. С помощью компенсирующего свойства константности, субъект способен воспринимать предметы, как относительно устойчивые. Например, константность в воспринимании цветов – это относительная неизменяемость видимого цвета под влиянием освещения. Константность цвета также обусловливается действием определенных причин, среди них: адаптация к уровню яркости в зрительном поле, контраст, представления о натуральном цвете и условиях его освещенности.

Константность восприятия размеров выражается в относительном постоянстве видимых размеров предмета при различной удаленности. Если сравнительно недалеко удален предмет его воспринимание определяется действием дополнительных факторов, особенное значение среди них имеет усилие глазных мышц, которые адаптируются к фиксированию предмета во время удаления его на разные расстояния.

Восприятие формы предметов, их константность выражается в относительной стабильности ее восприятия, когда изменяются их положения относительно линии взгляда наблюдательного субъекта. Во время любого изменения в положении предмета по отношению глаз, его форма изображения на сетчатке изменяется, с помощью движений глаз вдоль контуров предметов и выделению свойственных сочетаний линий контура, известных субъекту из прошлого опыта.

Исследование эволюции происхождения константности воспринимания людей, ведущих свой образ жизни в густом лесу, не видящие предметов на различных расстояниях, только вокруг себя. Воспринимают предметы, находившееся на далеком расстоянии, как небольшие, а не удаленные. Например, строители видят объекты, которые находятся внизу, без искривления их размеров.

Источником свойства константности восприятия, являются действия перцептивной системы мозга. Когда человек неоднократно воспринимает одни и те же самые предметы в разных условия, обеспечивается стабильность перцептивного образа предмета, относительно переменчивых условий и движений самого воспринимающего рецепторного аппарата. Следовательно, похождение константности истекает из своеобразного саморегулирующего действия, которое имеет механизм обратной связи и адаптируется к особенностям предмета, условиям и обстоятельствам его существования. Если бы у человека отсутствовала константность восприятия, он не мог бы ориентироваться в постоянной изменчивости и многообразности окружающего мира.

Целостность восприятия дает большую информативность, в отличие от ощущений, которые отражают отдельные признаки предмета. Целостность формируется на основе общих знаний о его отдельных свойствах и характеристиках объекта, принимаемых в форме ощущений. Элементы ощущения очень сильно соединены между собой и единственный сложный образ объекта возникает, когда человек находится под непосредственным влиянием некоторых свойств или частей предмета. Впечатления от этого возникают, как условный рефлекс в результате связи зрительного и тактильного воздействия, которая сформировалась в жизненном опыте.

Восприятие не является простым суммированием человеческих ощущений, и не отвечает на них мгновенно. Субъект воспринимает фактически изолированную от ощущений обобщенную структуру, формирующуюся во время определенного времени. Когда человек слушает музыку, услышанные им ритмы будут продолжать звучать в голове, когда поступает новый ритм. Слушающий музыку, воспринимает ее структуру целостно. Последняя услышанная нота не может основывать такое понимание, в голове продолжает проигрываться целая структура мелодии с различными взаимосвязями включающих в нее элементов. Целостность и структурность лежат в свойствах отражаемых предметов.

Восприятие человека имеет очень тесную связь с мышлением. Поэтому особенность осмысленности восприятия отыграет очень важную роль. Хоть процесс воспринимания и возникает под влиянием прямого воздействия на органы чувств, но перцептивные образы еще имеют всегда смысловое значение.

Осознанное восприятие предметов помогает человеку мысленно назвать предмет, отнести его к назначенной категории, группе. Когда человек встречается с новым предметом впервые, он пытается установить какое-то сходство с уже знакомыми предметами. Воспринимание являет собой неизменный поиск самого лучшего описания имеющихся данных. То, как предмет воспринимается человеком, зависит от раздражителя, его особенностей, и самого человека. Поскольку, воспринимает живой целостный человек, а не отдельные органы (глаза, ухо), поэтому процесс воспринимания всегда находится под воздействия специфических особенностей личности.

Зависимость восприятия от влияния психических особенностей жизни человека, от свойств самой личности субъекта, называется апперцепцией. Если испытуемым предъявлять незнакомые объекты, то на первых фазах их воспринимания, они будут искать эталоны, относительно которых можно отнести объект, который предъявляется. Во время воспринимания выдвигаются и подлежат проверке гипотезы относительно принадлежности объекта к определенной категории. Так, во время восприятия задействуются следы из прошлого опыта, знаний. Поэтому один предмет может быть воспринят разными людьми по-разному.

Содержание восприятия обусловливается поставленной задачей перед субъектом, его мотивированностью, в его процессе имеют значения установки и эмоции, которые способны изменить содержимое восприятия. Эти условия есть необходимыми для ориентирования субъекта в окружающем мире.

Виды восприятия

Существует несколько классификаций видов восприятия. Сначала, разделяют восприятие преднамеренное (произвольное) или преднамеренное (произвольное).

Преднамеренное восприятие имеет ориентировку, с помощью которой регулирует процесс воспринимания – это воспринять предмет или явление и ознакомится с ним.

Произвольное восприятие может включаться в какую-то деятельность и реализовываться в процессе ее деятельности.

Непреднамеренное восприятие не имеет такой четкой направленности, и субъект не задается целью воспринять определенный предмет. На направленность воспринимания влияют внешние обстоятельства.

Как самостоятельное явление восприятие проявляется в наблюдении. Наблюдение является преднамеренным, планомерным и длительным в каком-то промежутке времени восприятием, направленным на отслеживание течения какого-то явления или изменений, происходящих в предмете восприятия.

Наблюдение является активной формой чувственного познания человеком действительности. Во время наблюдения, как самостоятельной целенаправленной деятельности с самого начала существует вербальная формулировка задач и целей, которые ориентируют процесс наблюдения на определенные объекты. Если долго упражняться в наблюдении, можно развить такое свойство, как наблюдательность – умение замечать характерные, малозаметные, которые не бросаются сразу в глаза особенности и детали предметов.

Для развития наблюдательности необходима организация восприятия, соответствующая необходимым условиям успешность, ясности задачи, активности, предварительной подготовке, систематичности, планомерности. Наблюдательность есть необходимой во всех сферах жизнедеятельности человека. Уже с детского возраста, в процессе игры или обучения, необходимо делать упор на развитие наблюдательности, многогранности и точности воспринимания.

Существует классификация восприятий по: модальности (зрительная, обонятельная, слуховая, осязательная, вкусовая) и формы восприятия существования материи (пространственная, временная, двигательная).

Зрительное восприятие – это процесс создания зрительного образа мира, основываясь на сенсорной информации, воспринимаемой, благодаря зрительной системе.

Слуховое восприятие – это процесс, который обеспечивает восприимчивость звуков и ориентации по них в окружающей среде, осуществляется с помощью слухового анализатора.

Осязательное восприятие – основанное на мультимодальной информации, ведущей среди которых есть тактильная.

Обонятельное восприятие – это способность к ощущению и различению пахучих веществ, как запахов.

Вкусовое восприятие – воспринимание раздражителей, действующих на рецепторы рта, характеризуются вкусовыми ощущениями (сладкого, соленого, горького, кислого).

Более сложные формы восприятия – это восприятие пространства, движения и времени.

Пространство образуется восприниманием формы, размеров, расположения и удаленности.

Зрительное восприятие пространства базируется на восприятии размера и формы предмета, благодаря синтезу зрительных, мышечных, осязательных ощущений, восприятии объема, удаленности предметов, которое осуществляется бинокулярным зрением.

Человек воспринимает движение, потому что оно происходит на каком-то определенном фоне, что позволяет сетчатке в определенной последовательности отображать возникающие изменения в положениях, находящихся в движении относительно элементов, перед и позади которых перемещается предмет. Существует автокинетический эффект, когда в темноте светящаяся неподвижная точка кажется подвижной.

Восприятие времени исследовано немного меньше, поскольку существует немало сложностей в этом процессе. Сложность объяснения того, как человек воспринимает время, в том, что в воспринимании отсутствует очевидный физический стимул. Длительность объективных процессов, то есть, физическое время может быть измеренным, но сама по себе длительность не есть стимулом в прямом смысле слова. Во времени нет энергии, которая бы воздействовала на некий временный рецептор, например, как это наблюдается в воздействии световых или звуковых волн. На сегодняшний день не обнаружено механизм, который косвенно или прямо преобразует физические интервалы во времени на соответствующие сенсорные сигналы.

Восприятие информации – это активный, полусознательный процесс деятельности субъекта по приему и переработке существенных знаний об окружающем мире, событиях и людях.

Восприятие информации осуществляется под влиянием определенных обстоятельств. Во-первых, имеет значение ситуация, в которой произошло знакомство с информацией. Благоприятная ситуация способствует более благожелательному восприятию, чем информация этого стоит, и наоборот, неблагоприятная ситуация будет способствовать негативному восприятию информации, чем на само деле.

Во-вторых, глубина понимания ситуации. Человек, хорошо разбирающейся в ситуации в большинстве случаев спокойнее относится к информации, связанных с ней событий и окружающих в тот момент людях. Он не драматизирует происходящее, не превозносит и очень адекватно оценивает ситуацию, чем человек с ограниченным кругозором.

В-третьих, на воспринимание информации влияют характеристики явления, субъекта или предмета, о которых свидетельствует информация.

В-четвертых, большое влияние имеют стереотипы (упрощенные стандартизированные представления сложных явлений и объектов окружающей действительности). Стереотипы – это основанное на чужих взглядах представление о тех вещах, с которыми человек еще не встречался, но может встретиться и, таким образом, облегчают его понимание этих вещей.

В-пятых, восприятие зачастую становится сложнее, под влиянием непредсказуемости или искривлений сведений, неспособности правильно поднести информацию.

Восприятие человека человеком

Когда люди встречаются первый раз, они, воспринимая друг друга, выделяют особенности внешности, которые представляют их психические и социальные качества. Особое внимание обращается на осанку, походку, жестикуляцию, культурность речи, поведенческие паттерны, привычки, манеры поведения. Одной из первых и важнейших есть профессиональная характеристика, социальной статус, коммуникативные и нравственные качества, насколько человек злой или сердечный, компанейский или некоммуникабельный и другие. Избирательно выделяются также отдельные черты лица.

Характеристики человека интерпретируются по его внешности соответственно нескольким способам. Эмоциональный способ выражается в том, что социальные качества приписываются человеку, зависимо от его внешности, эстетической привлекательности. Если человек внешне красивый, значит он хороший. Очень часто люди попадают на эту уловку, стоит помнить, что внешность бывает обманчивой.

Аналитический способ предполагает, что каждый элемент внешности связан с конкретным характерным этому человеку психическим свойством. Например, нахмуренные брови, сжатые губы, насупленный нос свидетельствуют о злом человеке.

Перцептивно-ассоциативный способ заключается в приписывании человеку качеств, по которым он кажется похожим на другого человека.

Социально-ассоциативный способ предполагает, что человеку приписываются качества по определенному социальному типу относительно его отдельных внешних примет. Такой обобщенный образ личности оказывает влияние на коммуникацию с этим человеком. Часто люди определяют по порванной одежде, грязным штанам, разорванным сношенным башмакам, человека без определенного места жительства и уже стараются держаться от него на расстоянии.

Восприятие человека человеком поддается социальным стереотипам, меркам, эталонам. Представление о социальном статусе индивида, общее представление о нем, переносится и на другие проявления этой личности, в этом заключается эффект ореола. Эффект первичности предполагает, что первоначальные воспринятые сведения, услышанные от других людей о человеке, могут повлиять на восприятие его при знакомстве, будут иметь преобладающее значение.

Эффект социальной дистанции порождается значительными различиями социального положения людей, состоявших в коммуникации. Крайнее проявление такого эффекта может выразиться в пренебрежительном, ненавистном отношении к представителям с отличающимся социальным статусом.

Оценивание и чувства людей во время их восприятия друг другом очень многогранны. Их можно разделить на: конъюнктивные, то есть объединяющие и дизъюнктивные, то есть разъединяющие чувства. Дизъюнктивные порождаются тем, что осуждается в той среде. Конъюнктивные – благоприятные.

Развитие восприятия у детей

В развитии восприятие детей имеет специфические особенности. С рождения, он уже владеет некоторой информацией. Дальнейшее развитие этого процесса – это результат личной активности ребенка. Насколько он является активным, настолько быстро он развивается, знакомится с различными предметами и людьми.

Восприятие детей в дальнейшем могут контролировать родители. Раннее развитие свойств восприятия осуществляется по мере взросления ребенка, оно проявляется в той особенности, что для воспринимающего ребенка форма предмета становится значимо, она набирает смысл. В младенчестве происходит развитие распознавания людей и предметов вокруг человека, растет количество целенаправленных осознанных телодвижений. Такая активность в развитии перцепции происходит до младшего школьного возраста.

Очень важно, чтобы до этого времени состоялось исследование на возможные нарушения восприятия. Причина аномалии в развитии понимания действительности, может быть в разрывах связи систем органов чувств и мозговых центров, в которые поступает сигнал. Это могло произойти в случае, травмы или морфологических изменений организма.

Восприятие детей младшего школьного возраста выражается смутностью и нечеткостью. Например, дети не узнают на праздниках переодетых в костюмы людей, хоть их лицо может быть открытым. Если дети увидят картинку незнакомого предмета, они выделяют из этого изображения один элемент, опираясь на который осмысливают предмет целиком. Такое осмысление носит название – синкретизма, оно присущее детскому восприятию.

В среднем дошкольном возрасте появляются представления о соотношении величины предметов. Ребенок может судить о знакомых вещах, как больших или маленьких, независимо от их соотношения с другими предметами. Это наблюдается в способности ребенка расставить игрушки «по росту».

Дети старшего дошкольного возраста уже имеют представления об измерениях величины предметов: ширине, длине, высоте, пространстве. Они способны отличать расположение предметов между собой (сверху, снизу, слева, справа и так далее).

Продуктивная деятельность ребенка заключается в его умении воспринимать и воспроизводить особенности предметов, их цвет, величину, форму, расположение. При этом важно усвоение сенсорных эталонов и также развитие особенных действий восприятия.

Восприятие детьми старшего дошкольного возраста художественных произведений выражает единство переживания и познания. Ребенок учится фиксировать изображение и воспринимать чувства, волнующие автора.

Особенность воспринимания окружающих людей ребенком выявляется в оценочных суждениях. Наиболее высокая и яркая оценка приписывается тем взрослым, которые имеют тесную связь с ребенком.

Восприятие и оценка других детей зависит от популярности ребенка в группе. Чем выше положение ребенка, тем более высокую оценку ему приписывают.

Развитие восприятия детей дошкольного возраста является сложным, многогранным процессом, способствующим тому, чтобы ребенок учился точнее отображать окружающий его мир, умел различать особенности действительности и смог успешно в ней адаптироваться.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Восприятие. Виды и процессы восприятия.

Нужна помощь в написании работы?

Восприятие — целостное суждение о предметах, объектах и явлениях реального мира, отраженных в коре головного мозга человека через систему анализаторов. От ощущений оно отличается тем, что познает отдельные свойства предметов или явлений.

Физиологической основой восприятия служит система временных нервных связей, поскольку предметы или явления окружающего мира обладают рядом свойств и при контакте комплексно воздействуют ими на различные анализаторы человека (например, лимон: округлой формы, желтого цвета, мягкий, шероховатый, кислый и т.д.). В основе восприятия лежат связи между различными анализаторами.

Виды восприятия классифицируют по типам анализаторов, играющим основную роль в восприятии: зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые, осязательные. Человеческая деятельность чаще состоит из сложных видов восприятия (например, чтение вслух, т.е. сочетание зрительного и слухового восприятия).

Особенности восприятия проявляются в:

  • активности — человек осознанно или неосознанно воспринимает окружающее и те процессы, которые идут как по его воле, так и помимо его воли;
  • осмысленности — благодаря прошлому опыту общего и частного восприятия выделяется группа предметов (явлений), осмысливается их образ и отдельные черты;
  • узнавании — новый образ накладывается на образ прежнего восприятия и узнается;
  • избирательности — преобладает склонность воспринимать предметы и явления, вызывающие интерес и наиболее зафиксированные в коре головного мозга;
  • константности — постоянное сохранение неизменного зрительного восприятия предметов при изменении их освещенности, положения в пространстве, различном расстоянии и других изменениях; обеспечивает уверенную ориентировку в окружающем мире;
  • апперцепции — различное восприятие предметов и явлений в зависимости от особенностей личности;
  • ошибочности — не всегда абсолютно верное представление о предмете или явлении.

Таким образом, восприятие — сложная психическая деятельность, в процессе которой человек познает как единое целое предметы, объекты и явления окружающего мира зрением, слухом, осязанием, обонянием и т.д. Виды восприятия классифицируются по типу анализаторов. В основе восприятия лежит взаимная

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость Поделись с друзьями

Отличие восприятия от ощущений — конспект — Психология

Содержание 1 Введение………………………………………………………………………………………………………………………………… 2 2 1. Отличие восприятия от ощущений…………………………………………………………………………………… 2 2.1 1.2.Физиологичеокие основы восприятия………………………………………………………………………………… 4 3 2. Теории восприятия……………………………………………………………………………………………………………. 5 4 3. Свойства восприятия………………………………………………………………………………………………………… 7 4.1 3.1. Активность………………………………………………………………………………………………………………………. 7 4.2 3.2. Историчность…………………………………………………………………………………………………………………… 8 4.3 3.3. Предметность…………………………………………………………………………………………………………………… 10 4.4 3.4. Целостность……………………………………………………………………………………………………………………… 10 4.5 3.5. Константность………………………………………………………………………………………………………………….. 11 4.6 3.6. Осмысленность………………………………………………………………………………………………………………… 11 5 4. Виды восприятия………………………………………………………………………………………………………………. 12 5.1 4.1. Осязательное восприятие………………………………………………………………………………………………….. 12 5.2 4.2. Зрительное восприятие. Зрительные иллюзии…………………………………………………………………… 14 5.3 4.3. Слуховое восприятие………………………………………………………………………………………………………… 19 6 5. Восприятие времени………………………………………………………………………………………………………….. 21 7 6. Восприятие пространства…………………………………………………………………………………………………. 21 8 7. Восприятие движения……………………………………………………………………………………………………….. 23 9 Заключение…………………………………………………………………………………………………………………………… 24 10 Литература……………………………………………………………………………………………………………………………. 25 Введение Наше представление мира стабильно. Наш мир состоит из определенных материальных элементов: камень – это камень, дерево – это дерево, кошка – это кошка. Нам кажется, что иначе и быть не может. Однако мы подгоняем мир под собственные мерки, определенные нашими человеческими органами чувств. Речь идет об относительном образе, единственно отличном от того, который может быть у инфузории-туфельки, летучей мыши или слона. Для некоторых животных реальность состоит в основном из запахов, большей частью нам неизвестных, для других – из звуков, в значительной части нами не воспринимаемых. Каждый вид обладает рецепторами, позволяющими организму получать ту информацию, которая наиболее полезна для его приспособления к окружающей среде, т.е. у каждого вида есть собственное восприятие реальности. Окружающая среда в любой момент посылает нам тысячу всевозможных сигналов, из которых мы можем уловить лишь очень небольшую часть. Человеческое ухо не способно улавливать слишком высокие для него звуки, тогда как эти ультразвуки легко слышит собака, дельфин или летучая мышь. Пространство пронизывается бесконечным множеством электромагнитных волн – от самых коротких (гамма лучи, рентгеновские лучи) до самых длинных (радиоволны). Однако наши глаза чувствительны лишь к небольшому участку спектра, занимающему промежуточное положение, к «видимому свету». Какой бы нам представилась реальность, если бы мы были способны различать другие формы энергии? Каково было бы наше видение мира, если бы наши глаза были способны улавливать рентгеновские лучи и мы видели насквозь то, что сейчас кажется непроницаемым? Но какой мозг понадобится бы нам, чтобы осмысливать окружающее, от которого мы получали бы такое множество сигналов?. 1. Отличие восприятия от ощущений Внешние явления, воздействуя на наши органы чувств, вызывают субъективный эффект в виде ощущений без какой бы то ни было встречной активности субъекта по отношению к воспринимаемому воздействию. Способность ощущать дана нам и всем живым существам, обладающим нервной системой с рождения. Способностью же воспринимать мир в виде образов, наделены только человек и высшие животные, она у них складывается и совершенствуется в жизненном 2 фиксации его в памяти и создании новых следов которые в свою очередь будут укреплены другими актами узнавания. Таким образом, мозг с начала и до конца жизни создает себе образ реальности, из которого исключены элементы, не связанные с интересами и нуждами индивидуума. И.П. Павлов показал, что в основе восприятия лежат условные рефлексы, временные нервные связи, образующиеся в коре больших полушарий при воздействии на рецепторы предметов или явлений окружающего мира. По сравнению с ощущениями восприятие более высокая форма аналитико-синтетической деятельности мозга. Без анализа невозможно осмысленное восприятие. Так, незнакомая иностранная речь воспринимается как сплошной звуковой поток. В то же время в процессе восприятия речи одновременно с анализом имеет место и синтез, благодаря чему мы воспринимаем не отдельные звуки, а слова. Основу синтеза составляет процесс установления временных нервных связей. Временные нервные связи, лежащие в основе восприятия, складываются на основе объективных связей свойств предметов и явлений внешнего мира. Таким образом, в основе сложного процесса построения образа восприятия лежат системы внутрианализаторных и межанализаторных связей, обеспечивающих наилучшие условия выделения раздражителей и учет взаимодействия свойств предмета как сложного целого. 2. Теории восприятия Ассоциативная теория восприятия достигла наибольшего влияния во второй половине 19-го века. Ее виднейшими представителями были немецкие ученые И. Моллер, Э. Мол, Г. Гельмгольц, Э. Геринг, В. Бундт, Г.Э. Мюллер и американский психолог Э.Б. Титченер. Несмотря на значительные различия в объяснении частичных проблем, эти психологи придерживались общих взглядов на природу восприятия. По их мнению, воспринимаемый нами образ является на самом деле сложным объединением первичных элементов сознания – ощущений. При этом само ощущение понималось как осознанное состояние органа чувств, подвергнувшегося воздействию внешнего раздражителя. Объединение ощущений в восприятие осуществляется посредством ассоциаций по смежности или по сходству. Этот ассоциативный механизм определяет ведущую роль прошлого опыта для возникновения восприятия. Некоторые из этих авторов, как например, В. Вундт и Г. Гельмгольц, привлекли для объяснения процессов синтеза ощущений в восприятие также и внутреннюю активность субъекта в виде волевой апперцепции (апперцепция в понимании В. Вундта, обозначает некоторую внутреннюю силу, направляющую мысли и ход психических процессов) или интеллектуальных бессознательных умозаключений. Основная ошибка ассоциативной 5 теории заключалась в том, что она привлекала для объяснения одних субъективных данных другие, пытаясь тем самым вывести сознание из самого себя. Эта ошибка особенно ярко выступала в работах структуралистской школы (В. Вундт, Э.Б. Титченер). Структуралисты считали, что раз восприятие является комплексом ощущений, то задача состоит в том, чтобы путем самонаблюдения найти в своем субъективном опыте элементарные ощущения, а затем изолировать и описать их. Этот метод был назван методом аналитической интроспекции. С резкой критикой ассоцианизма выступила группа немецких психологов: М. Вертхаймер, В. Келлер, К. Коффка и другие. Они исходили из положения, что все процессы в природе изначально целостны. Поэтому процесс восприятия определяется не единичными элементарными ощущениями, а всем «полем» действующих на организм раздражителей, структурной воспринимаемой ситуации в целом. Данное направление стало называться гештальтпсихологией. Методу аналитической интроспекции гештальтпсихологи противопоставили феноменологический метод, сущность которого в непосредственном описании наблюдателем содержания своего восприятия. Психология восприятия, по их мнению, должна отвечать на вопрос – почему мы видим мир таким, каким мы его видим?. Гештальтисты, подобно структуралистам, отказались от изучения восприятия в связи с выполняемой им функцией. Еще один недостаток – отрицание историчности восприятия. Прошлый опыт не способен, по их мнению, изменить восприятия объектов, раз они образуют «хорошую» структуру. Гештальтпсихологи собрали большое количество экспериментальных данных, позволивших установить основные закономерности возникновения структур при восприятии. Элементы поля объединяются в структуру в зависимости от таких отношений как близость, сходство, замкнутость, симметричность и так далее. Были открыты закономерности разделения зрительного поля на фигуру и фон. Новые пути теоретического анализа восприятия были намечены в работах ряда зарубежных психологов, согласно которым восприятие является результатом активной деятельности субъекта, обеспечивающей получение информации о внешнем мире. Дж. Гибсон, восприятие трактуется им как процесс добывания информации о среде, в результате чего неопределенность положения организма в ней уменьшается. Информацию о внешнем мире содержат только организованные системы раздражителей. Например, несколько точек, расположенных в порядке уменьшения их размеров и расстояния между ними, образуют так называемый градиент величины и плотности, несущий информацию о протяженности рассматриваемой поверхности в глубину. Поэтому мы воспринимаем уходящую вдаль, поверхность. Восприятие по Дж. Гибсону – активный процесс. Основное ударение в теории 6 Дж. Гибсона сделано на то, что должно быть выделено в потоке стимуляции для того, чтобы наилучшим образом ориентироваться в окружающей среде. При этом, однако, слабо разработан вопрос, каким образом восприятие осуществляется. Близкие положения сформулированы в теории восприятия канадского психофизиолога Д.О. Хэбба, которая основана на многочисленных клинических, физиологических и генетических фактах. Согласно этой теории восприятие объекта как единого целого не дано изначально. На ранних этапах развития восприятие не так целостно и организованно, как предполагали сторонники гештальтпсихологии. По мнению Д.О. Хэбба, восприятие в своих основных чертах представляет собой прижизненно формулируемый навык, которому надо обучаться. Формирование восприятия объекта начинается с избирательного внимания к частям фигуры, а затем уже всей фигуры. Таким образом, в работах Д.О. Хэбба восприятие объекта трактуется как процесс синтеза отдельных его деталей. Отсюда, однако, не следует, что теория Д.О. Хэбба является возвратом к ассоциатизму, т.к. если ассоцианиоты говорили, что восприятие начинается с осознания отдельных раздражителей, то у Д.О. Хэбба речь идет об активном выделении частей объекта. В то же время эту теорию нельзя считать общей теорий восприятия. В ней остаются нераскрытыми такие важнейшие проблемы, как восприятие пространства, специфика человеческого восприятия и так далее. Среди зарубежных концепций развитие восприятия наиболее полно представлено в теории швейцарского психолога Ж. Пиаже. Экспериментальные данные, полученные Ж. Пиаже и его сотрудниками, показывают, что у ребенка первых месяцев жизни еще нет подлинного восприятия предметов и пространства, он даже не дифференцирует объекты и себя, не различая, например, изменения вида предметов, вызванные собственными движениями, от изменений, возникших в результате движения предметов. Большое место в теории Ж. Пиаже отводится анализу различий между восприятием и интеллектом. При восприятии, по мнению Ж. Пиаже, причина ошибок заключается в законе относительных центраций: обращение внимания на какую-либо деталь объекта приводит к ее переоценке. Восприятие представляет собой вероятностный процесс, всегда выделяющий одни стороны объекта в ущерб другим. Следовательно, для адекватного отражения объекта должны учитываться все его стороны. Это возможно в результате моторной активности субъекта. В результате восприятие становится целостным и стабильным. 3. Свойства восприятия. 3.1. Активность Активность восприятия состоит прежде всего в участии эффекторных компонентов в 7 3.3. Предметность Третьей важнейшей характеристикой восприятия является его предметность. Под предметностью восприятия понимают отнесенность всех получаемых с помощью органов чувств сведений о внешнем мире к самим предметам. Это способность субъекта воспринимать мир не в виде набора не связанных друг с другом ощущений, а в форме отдельных друг от друга предметов, обладающих свойствами, вызывающими данные ощущения. Так как перцептивные действия направлены на предметное отражение ситуации, значение предметного окружения оказывается решающим для нормальной работы восприятия. Человека погружали в ванну с физиологическим раствором при температуре комфорта. При этом испытуемый слышал лишь монотонные ритмичные звуки и видел диффузный белый свет, а покрытия на его руках препятствовали получению осязательных ощущений. Через несколько часов испытуемые приходили в тревожное состояние и просили прекратить эксперимент. Они отмечали появление галлюцинаций, а также нарушение восприятия времени. После опыта у испытуемых наблюдались дезориентация в пространстве, нарушение восприятия движения, формы, цвета и тому подобное (N2 с.31). Предметность восприятия выступает в форме целостности, константности и осмысленности перцептивного образа. 3.4. Целостность Восприятие целостно, поскольку оно отражает не изолированные качества раздражителей, а отношения между ними. На целостность восприятия впервые обратили внимание представители гештальтпсихологии, им же принадлежит заслуга установления большинства фактов, доказывающих важность этого свойства восприятия. Благодаря целостности мы воспринимаем определенным образом организованное окружение, а не хаотическое скопление цветовых пятен, отдельных звуков и прикосновений. Например, вычленяя сложные отношения между звуками, наш слух позволяет с легкостью узнать мелодию, сыгранную в различных тональностях, хотя отдельные звуки при этом могут оказаться совершенно различными. Так как в окружающем мире замкнутые, симметричные контуры обычно ограничивают предметы, то участок поверхности, ограниченный такими контурами, воспринимается как фигура, имеющая характер вещи. В результате мы, по словам К. Коффки, «видим вещи, а не промежутки между ними». Целостность восприятия выражается в том, что образ воспринимаемых предметов не дан в полностью готовом виде со всеми необходимыми элементами, а как бы мысленно 10 достраивается до некоторой целостной формы на основе наибольшего набора элементов. Это происходит в том случае, если некоторые детали предмета человеком непосредственно в данный момент времени не воспринимаются. 3.5. Константность С целостностью восприятия тесно связана его константность, под которой понимается относительная независимость воспринимаемых характеристик объекта от их отображений на рецепторные поверхности. Благодаря константности предметы воспринимаются как относительно постоянные по форме, цвету, величине и положению. Существует значительное число различных видов константности. Она имеет место практически для любого воспринимаемого свойства предмета. Наиболее фундаментальный вид константности – стабильность окружающего нас мира. Хотя всякое наше движение приводит к относительному движению воспринимаемого предметного фона, мы воспринимаем предметы неподвижными, а себя и свои глаза – движущимися. Точно также постоянен воспринимаемый нами вес предмета. Независимо от того, поднимается ли груз одной или двумя руками, ногой или воем телом – оценка его веса оказывается приблизительно одинаковой. Константность восприятия имеет огромное биологическое значение. Адаптация и выживание были бы невозможны в окружающей среде, если бы восприятие не отражало ее стабильных, постоянных свойств и отношений. Здесь можно отметить манипулятивные способности восприятия. Роль перцептивных действий заключается в том, что с их помощью происходит сопоставление предметов с оперативными единицами восприятия, приводящее к созданию константного предметного образа. Способность манипулировать образом позволяет воспринимать стабильными и константными предметы, поворачивающиеся к нам разными сторонами. Примером константности может служить дверь, которая сохраняет для наших глаз свою форму независимо от того, закрыта она или открыта (рис 3.1). 3.6. Осмысленность Высшей формой предметного восприятия является осмысленное восприятие. Благодаря осмысленности наше восприятие перестает быть биологическим процессом, каким оно было у животных. Усваивая в процессе развития общественно-исторический опыт, человек отражает также значения предметов, выработанные в практической деятельности предшествующих поколений. Поэтому вместе с восприятием предмета происходит осознание 11 его функций, благодаря чему восприятие становится обобщенным и категоризованным. Осмысленное восприятие дает возможность познать действительность глубже, чем это возможно с помощью отражения отношений между объектами, воздействующими на органы чувств. На стадии осмысленного восприятия достигается высшая ступень объективации перцептивного образа. Большую роль в становлении осмысленности восприятия играет речь, с помощью которой происходит обобщение и категоризация получаемой органами чувств информации. Примером могут служить опыты А.А. Любилинской, в которых у ребенка дошкольного возраста вырабатывалась дифференцировка на тонкие, малозаметные зрительные признаки. Выработка такой дифференцировки протекала очень медленно и с большим трудом. Однако стоило лишь назвать нужные зрительные признаки определенным словом, как выделение их оказалось доступным. Восприятие человека, таким образом, неразрывно связано с мышлением, оно выступает как активный поиск наиболее осмысленной интерпретации данных. 4. Виды восприятия Образ, складывающийся в результате процесса восприятия, предполагает взаимодействие, скоординированную работу сразу нескольких анализаторов. В зависимости от того, какой из них работает активнее, перерабатывает больше информации, получает наиболее значимые признаки, свидетельствующие о свойствах воспринимаемого объекта, различают и виды восприятия. Соответственно выделяют осязательное, зрительное и слуховое восприятие. Четыре анализатора – кожный, мышечный, зрительный, слуховой – чаще всего выступают как ведущие в процессе восприятия. 4.1. Осязательное восприятие Осязание является сложной формой чувствительности, включая в свой состав как элементарные, так и сложные компоненты. К первым относятся ощущение холода, тепла и боли, ко вторым – собственно осязательные ощущения (прикосновение и давление). Периферическими аппаратами ощущения тепла и холода являются «луковички», разбросанные в толще кожи. Аппаратом болевых ощущений являются свободные окончания тонких нервных волокон, воспринимающих болевые сигналы, периферическим аппаратом ощущений прикосновения и давления – своеобразные нервные образования, известные как 12 блестеть, отражая весь падающий на них свет; отражать лишь часть падающего света и быть прозрачными, то есть не оказывать свету существенных препятствий. Большинство окружающих нас предметов частично поглощают и частично отражают падающий на них свет. Цвет этих предметов характеризуется отражательной способностью. Поэтому для восприятия цвета предметов зрительная система должна учитывать не только свет отраженный поверхностью предмета, но также характеристики освещающего эту поверхность света. Одни и те же предметы в разных условиях освещения (при дневном свете, при электрической лампе, при оранжево-красном закате) отражают свет разного спектрального состава. Однако, уголь в солнечный день отбрасывает гораздо больше света, чем кусок мела в сумерки, и тем не менее мы воспринимаем уголь черным, а мел белым. Это говорит о константности восприятии цвета, что имеет большое значение для правильной ориентации в окружении. Константное восприятие цвета обеспечивается благодаря оценке относительной яркости поверхностей, находящихся в поле зрения наблюдателя, учитывается роль прошлого опыта. Р. Грегори, в своих трудах, рассмотрел проблему изучения цветового зрения. Известно, что существует всего несколько «основных» цветов. Каким же образом мы воспринимаем столь большую гамму цветов? Юнг предполагал, что существует только три «основных» цвета. Он обнаружил, что можно создать любой цвет, видимый в спектре (в том числе и белый) путем смешения трех, но не менее чем трех, световых лучей, подбирая соответствующую интенсивность света. Но таким способом невозможно получить коричневый цвет, цвета металлов. Грегори предположил, что когда три цветовых потока объединяются в сложные структуры и особенно когда они изображают предметы, мы видим большее разнообразие цветов, чем в тех случаях, когда те же самые цветовые потоки предъявляются в виде простых структур. На основании этого Грегори сделал вывод, что нельзя представлять себе цветовое зрение в виде простой системы. Восприятие цвета обусловлено не только стимуляцией глаза определенной длиной волны и интенсивностью света, но и тем, изображает ли совокупность цветовых пятен предметы; тогда вступает в действие внешние корковые уровни мозговых процессов (№4). Восприятие формы, восприятие предмета. Дормой называются характерные очертания и взаимное расположение деталей предмета. Обычно в поле зрения одновременно находится огромное число объектов, которые могли бы образовать самые различные конфигурации. Тем не менее мы легко узнаем известные нам предметы. Более того, человеку не требуется специального обучение, чтобы воспринять незнакомый предмет в незнакомом окружении как обособленное целое. Это происходит благодаря выделению фигуры и фона. Фигура имеет характер вещи. Это выступающая вперед и относительно устойчивая часть видимого мира. Фон имеет характер неоформленного окружения. Он как бы отступает назад и кажется непрерывно продолжающимся за фигурой. Фигура, в отличие от фона, представляет собой 15 стабильное и константное образование. В ряде случаев необходимым условием восприятия фигуры является выделение контура – границ между поверхностями, отличающимися по яркости, цвету или текстуре. Однако, роль контура выступает далеко не всегда. Иногда фигура вообще не обладает контуром. Наличие контура еще не обеспечивает автоматически выделение фигуры. Более того, сам контур воспринимается и запоминается как элемент данной фигуры (рис. 4.1). Исследование факторов, определяющих выделение фигуры из фона или, как иногда говорят, перцептивную организацию, было проведено представителями гештальтпсихологии. Был установлен целый ряд таких факторов. К ним относятся (№2, с.128): 1. Сходство. В фигуру объединяются элементы, имеющие близкие свойства, обладающие похожими формой, цветом, величиной (рис. 4.2). 2.Близость. Из множества элементов в одно целое объединяются те, которые пространственно ближе всего расположены друг к другу. 3. «Общая судьба». Если группа точек или каких-либо других элементов движется относительно окружения в одном и том же направлении и с одинаковой скоростью, то возникает тенденция воспринимать эти элементы как самостоятельную фигуру. Например: на две расположенные друг за другом стеклянные пластинки тушью наносятся в случайном порядке точки. Наблюдение ведется с расстояния около метра. До тех пор, пока пластинки неподвижны или движутся совместно, изображения невозможно разделить, но как только они начинают смещаться относительно друг друга, беспорядочное скопление пятен распадается на два плана, каждый со своим распределением точек. 4. «Вхождение без остатка». Перцептивное объединение элементов осуществляется таким образом, чтобы все они были включены в образующуюся фигуру. Фактор «Вхождение без остатка» противостоит фактору близости: если группируются близкие элементы, то воспринимаются две узкие полосы, если элементы группируются таким образом, чтобы войти в образовавшуюся фигуру без остатка, то воспринимаются три широкие полосы (рис.4.3). 16 5. «Хорошая линия». Этот фактор определяет восприятие пересечений двух или более контуров (рис. 4.4). Зрительная система в соответствии с действием этого фактора старается сохранить характер кривой до пересечения и после него. Так, например, на рис. а) наблюдатель чаще всего видит прямую и гнутую линию, хотя, в принципе, рисунок мог бы состоять из элементов показанных на рис. б), рис. в). Действие этого фактора тем сильнее, чем регулярнее кривая. 6. Замкнутость. Когда из двух возможных перцептивных организаций одна ведет к образованию фигуры с замкнутым контуром, а другая – открытым, то воспринимается первая фигура. Особенно сильно влияние этого фактора, если контур обладает к тому же и симметрией (рис. 4.5). 7. Установка, или поведение наблюдателя. В качестве фигуры легче выступают те элементы, на которые обращено внимание наблюдателя. На рисунке 4.6 этот фактор противостоит действию фактора вхождения без остатка. В зависимости от того, направлено ли внимание наблюдателя на левый или на правый край рисунка, легче воспринимается ряд колонок, соответственно с утолщением или сужением в середине. Под действием этого же фактора, раз увидев одну ив возможных фигур, мы часто продолжаем видеть ее и в дальнейшем, даже не подозревая о существовании других. 8. Прошлый опыт. Влияние этого фактора обнаруживается в тех случаях, когда изображение имеет определенный смысл. Например, если без промежутков написать осмысленную фразу, то перцептивно она все же распадается на части, соответствующие отдельным словам: СОБАКАЕСТМЯСО. Другим примером может служить восприятие загадочных картинок (рис. 4.7). Для неопытного наблюдателя этот рисунок представляет собой случайное нагромождение линий, однако, как только он узнает, что на рисунке изображены солдат с собакой, проходящие мимо дыры в заборе, линии объединяются в одно осмысленное целое. Зрительное восприятие простых форм происходит мгновенно и не требует длительных поисков с выделением опознавательных признаков и их дальнейшим синтезом в одну целую структуру. Иное имеет место при восприятии сложных предметов их изображений или целых ситуаций. В этих случаях лишь наиболее простые и хорошо знакомые предметы воспринимаются сразу. Процесс зрительного восприятия сложных объектов представляет 17 и приводит к тому, что осязательные и зрительные процессы кодируются в известные системы и превращаются в организованное осязательное и зрительное восприятие. Какие же факторы приводят к организации слуховых процессов в сложной системе слухового восприятия? Можно различить две объективные системы, которые сложились в процессе социальной истории человечества и оказывают существенное влияние на кодирование слуховых ощущений человека в сложные системы слухового восприятия. Первой из них является ритмико-мелодическая (музыкальная) система кодов, вторая – фонематическая система кодов (звуковых кодов языка). Оба этих фактора и организуют воспринимаемые человеком звуки в сложные системы слухового восприятия. Известно, что система ритмико- мелодических кодов, определяющая музыкальный слух, состоит из двух основных компонентов. Одним из них являются звуковысотные отношения, позволяющие складывать звуки в аккорды и формировать ряды, входящие в состав мелодий. Вторым являются ритмические отношения правильных чередований длительностей и интервалов отдельных звуков. Эти отношения могут создать сложные ритмические узоры даже из звуков одной частоты (дробь барабана). На ранних этапах развития музыкального слуха процесс кодирования звуковых систем носит развернутый характер. По мере упражнения этот процесс сокращается, у человека вырабатываются более крупные единицы музыкального слуха, и он становится способным выделить и удерживать целые обширные системы музыкальных мелодий. Вторая система – система звукового языка. Человеческий язык располагает целой системой звуковых кодов, на основе которых строится его значащие элементы – слова. Овладение фонематической системой (различной в разных языках) и является условием, организующим слух человека и обеспечивающим восприятие звуковой речи. Без овладения этой фонематической системой слух остается неорганизованным, и поэтому человек, не овладевший фонематической системой чужого языка, не только «не понимает» его, но и не выделяет существенных для него фонематических признаков, иначе говоря, «не слышит» составляющих его звуков. Кодирование звуков в соответствующие системы музыкального или речевого слуха не является пассивным процессом. Сложное слуховое восприятие представляет собой активный процесс, включающий в свой состав моторные компоненты. Отличие слухового восприятия от осязательного и зрительного заключается в том, что если в осязательном и зрительном восприятии двигательные компоненты включены в ту же систему анализаторов, в слуховом восприятии они отделены от слуховой системы и выделены в особую систему пропевания голосом для музыкального слуха и проговаривания для речевого слуха. Примером может служить то, что при изучении иностранного языка именно активное проговаривание позволяет выделять нужные фонематические признаки, овладевать фонематической системой языка и тем самым существенно уточнять речевой фонематический слух. 20 5. Восприятие времени Можно указать, что восприятие времени имеет различные аспекты и осуществляется на разных уровнях. Наиболее элементарными формами являются процессы восприятия длительности последовательности, в основе которых лежат элементарные ритмические явления, которые известны под названием «биологических часов». К ним относятся ритмические процессы, протекающие в нейронах коры и подкорковых образований. Смена процессов возбуждения и торможения, возникающая при длительной нервной деятельности и воспринимаемая как волнообразно чередующиеся усиления и ослабления звука при длительном вслушивании. К ним относятся такие циклические явления как биение сердца, ритм дыхания, а для более длительных интервалов – ритмика смены она и бодрствования, появление голода и тому подобное. Все перечисленные условия лежат в основе наиболее простых, непосредственных оценок времени. От них следует отличать сложные формы восприятия времени, которые опираются на вырабатываемые человеком «эталоны» оценки времени. К таким эталонам относятся такие меры времени, как секунды, минуты, а также ряд эталонов, формирующихся в практике восприятия музыки. Точность такого опосредствованного восприятия времени может заметно повышаться. Как показали наблюдения над музыкантами (Б.М. Теплов), парашютистами и летчиками, она может заметно обостряться в процессе упражнения, при котором человек начинает сравнивать едва заметные промежутки времени. От оценки коротких интервалов следует отличать оценку длинных интервалов (время дня, время года и т.п.), иначе говоря, ориентировку в длительных отрезках времени. Эта форма, оценки времени является особенно сложной по своему строению. Интересно отметить, что различные факторы могут несколько изменять оценку протекающего времени. Некоторые биологические изменения, например повышение температуры тела, могут вызвать переоценку времени, а понижение температуры – наоборот, недооценку. То же происходит под влиянием мотивации или интереса, проявляемого к некоторым тестам, а также под воздействием различных наркотиков. Успокаивающие лекарства, вызывающие замедление физиологических процессов, способствуют недооценке отрезков времени, а возбуждающие лекарства и галлюциногены, ускоряющие психические процессы и переработку сигналов мозга, напротив, влекут за собой преувеличение оценок времени. 6. Восприятие пространства В основе восприятия пространства лежит функция специального аппарата – 21 полукружных каналов (или вестибулярного аппарата), расположенного во внутреннем ухе. Этот аппарат, тонко реагирующий на отражение трех основных плоскостей пространства, является его специфическим рецептором. Он тесно связан с аппаратом глазодвигательных мышц, и каждое изменение в вестибулярном аппарате вызывает рефлекторные изменения в положении глаз. Такая тесная взаимная связь между вестибулярным и глазодвигательным аппаратом, вызывающая оптико-вестибулярные рефлексы, входит в систему, обеспечивающую восприятие пространства. Вторым аппаратом, обеспечивающим восприятие пространства, и прежде всего глубины, является аппарат бинокулярного зрительного восприятия (бинокулярное зрение: в одном глазу получается двумерное изображение предмета, немного отличное от изображения в другом глазу, позволяет мозгу объединить эти два изображения в один трехмерный образ). Глубина (отдаленность) предмета особенно успешно воспринимается при наблюдении за предметом обоими глазами. Чтобы воспринять предметы, нужно чтобы изображение от рассматриваемого предмета падало на соответствующее точки сетчатки, а для обеспечения этого необходимо конвергенция обоих глаз (сведение зрительных осей глаза на каком-либо объекте или в одну точку зрительного пространства). Если при конвергенции глаз возникает диспаратность изображений, появляется ощущение удаленности предмета или стереоскопический эффект; при большей, диспаратности точек сетчатки обоих глаз возникает двоение предмета. Третьим важным компонентом восприятия пространства являются законы структурного восприятия: восприятие целых геометрических форм или структур; целостный характер восприятия цвета; законы восприятия формы (описанные гештальтпсихологами). К ним присоединяется и последнее условие-влияние хорошо закрепленного прежнего опыта. Восприятие пространства не ограничивается восприятием глубины. Его существенную часть составляет восприятие расположения предметов по отношению друг к другу. Воспринимаемое нами пространство никогда не носит симметричного характера; оно всегда в большей или меньшей степени асимметрично. Одни предметы расположены от нас вверху, другие внизу; одни дальше, другие ближе; одни справа, другие слева. Различные пространственные расположения предметов в этом асимметричном пространстве имеют часто решающее значение. Примером этого могут служить ситуации, когда нам нужно ориентироваться в расположении комнат, сохранить план пути и так далее. В условиях, когда мы можем опираться на дополнительные зрительные сигналы (расстановка вещей в коридорах, различный вид зданий на улицах), такая ориентировка в пространстве осуществляется легко. Когда эта дополнительная зрительная опора устраняется, такая ориентировка резко затрудняется (на совершенно одинаковых станциях метро, где имеются два ничем по виду не отличающихся противоположных выхода). Ориентировка в таком асимметричном пространстве настолько сложна, что одних описанных выше механизмов недостаточно. Для ее обеспечения нужны добавочные механизмы, прежде всего, выделение «ведущей» правой 22

Виды восприятия в психологии и их краткие характеристики

Всю необходимую информацию об окружающем мире мы получаем с помощью восприятия, или перцепции, как этот процесс называют психологи. Есть и более примитивный, элементарный познавательный процесс – ощущение, но оно не дает целостного представления о реальности, и само по себя нами не всегда даже осознается. Мы не отдаем себе отчета о том, как возникает раздражение в чувствительных клетках органов чувств (рецепторах), как нервный импульс со скоростью более 100 м/с несется по нейронным цепям к строго определенному участку головного мозга. Возникшее там ощущение мгновенно обрабатывается, осмысливается, связывается с хранящейся в памяти информацией, и возникает образ.

Он-то и есть продукт восприятия – отражения объектов мира при непосредственном контакте с ними. Многообразие окружающего мира находит отражение в различных видах восприятия, которые связаны с разными сенсорными системами или органами чувств. Пять основных видов восприятия соответствуют зрению, слуху, обонянию, осязанию и вкусовой чувствительности.

Зрительное восприятие

Зрительное восприятие – одно из важнейших. По данным исследований, зрение поставляет нам более 80 % информации, а 20 % приходится на остальные органы чувств.

В основе зрительного восприятия способность человека ощущать световые потоки, причем свет разной длины волны, отражаясь от предметов, вызывает различные цветовые ощущения.

Чувствительность к свету у человека ниже, чем у кошки, а дальность зрительного восприятия меньше, чем у орла, но человеческое восприятие обладает множеством уникальных и полезных особенностей.

Цветовое зрение

Цвет – это не что иное, как свет различной длины волны, но он имеет огромное значение в нашей жизни. Цветовосприятие настолько важно для человека, что окружающий нас колорит может влиять на:

  • наше настроение;
  • работоспособность;
  • и даже на физическое состояние.

В обстановке, бедной красками, у человека возникает «цветовое голодание», а у маленьких детей даже задержка умственного развития (о специфике влияния цветов читайте здесь).

Высшие животные тоже способны различать цвета, но их способности в этом не сравнимы с человеческими. Даже обычный, нетренированный человек спокойно может различить 150 оттенков. А художники-колористы способны увидеть более 10 тыс. цветов.

Осмысленность зрения

Люди не просто воспринимают световые сигнала, наш мозг постоянно обрабатывает визуальную информацию. Зрительное восприятие осознанно. Думаем, каждый сталкивался с ситуацией, когда, увидев незнакомый предмет, мы мучительно стараемся понять, что это такое, роемся в памяти, пытаясь найти там что-то похожее или вызвать ассоциацию со знакомым предметом.

В отличие от человека, животные реагируют только на значимые для них предметы, а незнакомые оценивают по степени их опасности или съедобности.

Виды зрительного восприятия

Зрительное восприятие разнообразно, и в рамках этого перцептивного процесса выделяют несколько видов.

  • Восприятие формы, которое связано со способностью человека различать основную фигуру и фон. Они могут меняться местами, в зависимости от значимости и направленности внимания. Например, книга, лежащая на столе, заваленном бумагами, ручками, блокнотами и другими предметами, может нами восприниматься как центральный объект, а остальное будет фоном. Но если нам нужна, допустим, ручка, то объектом станет она. Хоть это касается только пространства, наполненного примерно однородными предметами.
  • Восприятие пространства – это тоже особый вид зрительного восприятия. Он включает в себя способность видеть глубину, объем, удаленность предметов и их форму. Интересно, что на сетчатке глаза возникает двухмерное изображение предмета, а в зрительном отделе головного мозга формируется его трехмерный образ. Считается, что эта способность связана с бинокулярным зрением, и изображение с 3D-эффектом возникает за счет наложения двух «картинок» от каждого глаза как в стереоскопе.

Однако все гораздо сложнее. Ведь если человек утрачивает способность видеть одним глазом, то картинка все равно остается трехмерной и объемной, так же и как восприятие глубины пространства. Наш мозг компенсирует недостающую информацию той, что хранится в памяти, достраивает изображение до необходимой «трехмерности».

Но зрительное восприятие еще не до конца изучено, в нем много непонятного и даже таинственного. Например, как мы видим движущиеся предметы?

  • Большинство исследователей считают, что информация о перемещении объектов поступает в головной мозг от нервных окончаний мышц глаза, когда он движется за объектом.
  • Другие ученые считают, что восприятие движения связано с перемещением изображения по сетчатке глаза.

Слуховое восприятие

В основе этого вида восприятия способность человека получать информацию в виде звуковых волн. Хоть у большинства животных слух более чуткий, чем у человека, но и мы можем воспринимать звуки в довольно широком диапазоне – от 20 до 20 000 Гц.

К тому же у человека звуковое восприятие специализировано. Наряду с обычным слухом, выделяют музыкальный и фонематический слух.

  • Музыкальный слух – это способность различать звуки по высоте, что дает возможность наслаждаться гармонией музыки. К музыкальному слуху относят и ритмический, интонационный, ладовый, полифонический и другие.
  • Человек способен слышать и понимать не только музыку, но и речь. Чувствительность к речевым звукам – фонемам называют фонематическим или речевым слухом. От него зависит, насколько успешно мы будем овладевать иностранными языками.

Интересно, что музыкальный слух намного древней фонематического, звуки музыки человек начал воспринимать и понимать раньше, чем овладел членораздельной речью.

Обоняние и вкус

Вкусовое и обонятельное восприятия значительно ближе к ощущениям, то есть к элементарным сенсорным процессам, чем зрение и слух, которые эволюционно у человека претерпели большие изменения. Кроме этого, обоняние и вкус настолько тесно взаимосвязаны, что мы часто их путаем, точнее, наделяем вкус характеристиками запахов. Например, когда говорим о вкусовом разнообразии. Никакого разнообразия нет, человек способен ощущать всего пять вкусов:

  • сладкий,
  • соленый,
  • кислый,
  • горький,
  • пряный.

Под вкусовым разнообразием мы чаще всего имеем ввиду запахи. Вот их, действительно, огромное количество, ведь каждый предмет пахнет по-своему.

Обоняние всегда предметно, то есть мы воспринимаем запахи через их связь с предметами: лимон пахнет лимоном, малина – малиной, а нагретый солнцем асфальт именно им и пахнет. А совершенно незнакомый запах, который ни с чем у нас не ассоциируется, описать невозможно. Попробуйте человеку, который никогда не бывал на море, объяснить, как оно пахнет?

Осязание

Тактильные ощущения – самый древний вид сенсорной чувствительности, возникший у живых организмов значительно раньше не только зрения и слуха, но и обоняния. Осязание тоже чаще относят к ощущениям, чем к полноценному восприятию, в нем слишком много от физиологического и рефлекторного. Однако роль осязания в жизни становится понятна в сложной ситуации, когда человек утрачивает зрение. Вот тогда тактильные ощущения становятся осознанными и могут ему частично компенсировать невозможность видеть, так как дают информацию о форме предметов.

Наибольшей чувствительностью у человека обладают кончики пальцев и ладони. Они огромным количеством нервных волокон связаны с различными участками головного мозга. Поэтому можно сказать, что уровень умственного развития человека во многом зависит от его пальцев. Недаром же детские психологи такое большое внимание уделяют мелкой моторике рук детей.

Восприятие времени

Этот вид восприятия стоит особняком не только потому, что мало изучен, но и потому, что сложно определить, с какой сенсорной системой он связан. Скорее всего, восприятие времени зависит от разных рецепторов – чувствительных нервных клеток, в том числе расположенных во внутренних органах.

Наше тело может существовать только в настоящем, а вот разум способен «путешествовать» в прошлое и прогнозировать будущее. Ощущение времени – это полностью продукт работы головного мозга, поэтому оно так субъективно и завит от множества факторов:

  • настроения,
  • заинтересованности,
  • чувства тревоги,
  • состояния ожидания.

Наиболее распространенная точка зрения объясняет, что наше представление о промежутках времени связано с биоритмами, то есть с ритмическими процессами в нашем организме. Это и сокращение сердца, и дыхание, и процессы обмена веществ в клетках, и время прохождения сигнала по нейронным цепям и т. д.

Эти явления важны, но недостаточны для понимания сущности восприятия времени, так как оно связано не только с внутренними процессами, но и с событиями внешнего мира. Чем больше интересного и значимого случается в нашей жизни, тем короче кажется временной промежуток.

  • Неделя, заполненная интересной работой или активным, увлекательным отдыхом, пролетает мгновенно.
  • А пустое время, когда скучно и ничего интересного не происходит, тянется как резина. Думаем, все помнят, как долго тянулся скучный урок в школе.
  • Еще продолжительнее кажется промежуток, связанный с ожиданием и тревогой.

Восприятие как психический процесс возникает в момент непосредственного контакта с реальностью. Оно сиюминутно и неустойчиво. Но благодаря ему, нам доступно все многообразие окружающего мира, данного в ощущениях. Информация, поставляемая восприятием, сохраняется в нашей памяти в виде ярких образов и служит необходимым материалом для мышления.

Нейронные корреляты восприятия на основе состояния и силы

Суждения о восприятии могут быть основаны на двух видах информации: на восприятии определенной, подробной визуальной информации, основанном на состоянии, или на восприятии глобальной или реляционной информации, основанном на силе. Восприятие, основанное на состоянии, является дискретным в том смысле, что оно либо происходит, либо нет, тогда как восприятие, основанное на силе, постоянно градуируется от слабого к сильному. Функциональные характеристики этих типов восприятия были изучены довольно подробно, но вопрос о том, поддерживается ли восприятие, основанное на состоянии и силе, различными областями мозга, практически не изучен.Рассмотрение эмпирических работ и недавних теоретических предложений позволяет предположить, что теменная и затылочно-височная области могут быть по-разному связаны с сигналами, основанными на состоянии и силе, соответственно. Мы проверили эту гипотезу теменного/затылочно-височного состояния/силы, используя фМРТ и задачу визуального восприятия, которая позволяет разделить восприятие, основанное на состоянии и силе. Участники делали одинаковые/разные суждения о парах лиц и сцен, используя 6-балльную шкалу достоверности, где ответы «6» указывали на состояние восприятия конкретных деталей, которые изменились, а ответы «от 1» до «5» указывали на суждения, основанные на различной силе. относительного совпадения/несоответствия.Области латеральной и медиальной задней теменной коры (надмаргинальная извилина, задняя поясная кора и предклинье) были чувствительны к восприятию, основанному на состоянии, и не модулировались различными уровнями восприятия, основанного на силе. Напротив, двусторонняя активация веретенообразной извилины была увеличена для основанных на силе «различных» ответов по сравнению с промахами и не проявляла эффектов, основанных на состоянии. Наконец, латеральный затылочный комплекс показал повышенную активацию реакций, основанных на состоянии, и дополнительно показал градуированную активацию на разных уровнях восприятия, основанного на силе.Эти результаты поддерживают различие между состоянием и силой между теменной и височной областями, при этом латеральный затылочный комплекс находится на пересечении обработки, основанной на состоянии и силе.

От восприятия к вниманию — Открытие мозга

Хотя в настоящее время известно достаточно много о тесно взаимосвязанных системах обработки информации, находящихся в наших головах, скоординированный подход нейронауки по-прежнему представляет собой новшество на исследовательском фронте.По словам Дэвида Хьюбела, профессора нейробиологии Гарвардской медицинской школы, нынешнее состояние знаний о некоторых частях мозга похоже на состояние гостя, скажем, из другой цивилизации, который намеревается понять все, что можно знать о телевизоре. . Такой человек может знать все о передатчиках, конденсаторах, проводниках и свойствах сопротивления, но он все еще в замешательстве, потому что он не только не знаком с большими участками схемы, но еще не знает, что такое телевизор. целое используется для.Точно так же фундаментальные исследования мозга позволили понять, как сигналы передаются на клеточном уровне, и выявили несколько типов синапсов, а также растущее число нейротрансмиттеров. Однако на более высоком уровне сложности многое еще неизвестно о функциях центральной нервной системы.

Системы восприятия — зрение, слух, вкус, обоняние и осязание — представляют собой пикантную проблему для исследователей в этом отношении, потому что каждая из них начинается с такой четко определенной физической основы, но затем следует чрезвычайно сложным путям, приводя к новые формы информации на каждом шагу и, в конце концов, попадая в сферу субъективного опыта.Таким образом, работа органов чувств в какой-то момент выходит за пределы досягаемости ученого-экспериментатора, потому что результаты никогда не могут быть точно воспроизведены; как только поступает информация из ассоциативной коры головного мозга, тело уже не просто участвует в какой-то реакции, предсказуемой законами физики. Скорее, ум что-то воспринимает, и восприятие уникально сформировано этим воспринимающим умом в данный момент.

Тем не менее научные исследования могут многое сделать для раскрытия путей восприятия, прояснения того, как и по каким линиям организована информация.Зрение, наиболее изученное из систем восприятия, может быть с уверенностью объяснено далеко за пределами воздействия света на палочки и колбочки сетчатки. И некоторые из механизмов этой системы оказываются активными и в других аспектах нашего сознательного поведения, а именно в пространственном восприятии и особом состоянии ума, известном как внимание.

РИСУНОК 7.1.

Объяснение работы наших пяти органов чувств — задача, которой время от времени занимаются естествоиспытатели и философы.Например, в семнадцатом веке Рене Декарт выдвинул гипотезу, что мы можем видеть, потому что (далее…)

Пути информации в зрительной системе

В рамках зрительной системы исследователи пытаются объяснить наше бесшовное восприятие трех пространственное окружение, содержащее цвет, движение и форму, собранное в результате воздействия света на наши два глаза. Что происходит в остальной части мозга, помимо 125 миллионов палочек и колбочек каждой сетчатки, для передачи нервных импульсов и организации их в полезные сообщения, узнаваемые формы и значимые сцены?

Основным организующим принципом зрительной системы является иерархия информации: относительно большое количество специализированных клеток на каждом этапе снабжает информацией меньшее количество клеток на следующем этапе, которые, в свою очередь, выполняют свою собственную специализированную функцию.Палочки сетчатки наиболее приспособлены к тусклому свету, колбочки — к яркому свету (или цвету). И палочки, и колбочки передают импульсы другому слою сетчатки, который посылает сигналы через третий слой множеству нейронных волокон, составляющих зрительный нерв.

Каждая клетка в третьем слое, который снабжает зрительный нерв, уже представляет собой слияние сигналов от тысяч палочек и колбочек на примерно 1 квадратном миллиметре сетчатки. Покрытый таким образом квадратный миллиметр называется рецептивным полем этой клетки.Зрительный нерв, в свою очередь, поставляет большое количество объединенной информации в латеральное коленчатое тело, которое затем передает сигналы в первичную зрительную кору.

Именно в первичной зрительной коре, расположенной в затылочных долях на затылке, мозг сначала начинает собирать что-то, что выглядит как образ для нашего сознательного восприятия. В то же время эта область коры головного мозга посылает множество сигналов в соседние области, каждая из которых проецируется на несколько других.Без этого набора латеральных ассоциаций, помимо иерархического расположения, мы не смогли бы назвать, например, то, что видим, или узнать, видели ли мы это когда-либо прежде.

Этот путь передачи информации от светового луча к нервному импульсу и зрению проходит на несколько сантиметров внутри человеческого черепа и проходит за тысячные доли секунды. По пути он проходит восемь-десять ветвящихся стадий, консолидирующих информацию из предыдущего слоя в следующий.У перекреста зрительных нервов он разветвляется иначе: половина нервных волокон от каждой сетчатки пересекают среднюю линию мозга и ведут к зрительной коре другого полушария. В результате информация из правого поля зрения (собранная левой половиной каждого глаза) проецируется в левую зрительную кору, а информация из левого поля зрения (правая половина каждой сетчатки) проецируется в правую зрительную кору. . Такая схема на первый взгляд может показаться чрезмерно сложной, но на самом деле она дает два преимущества.Каждая половина мозга отвечает за зрение на той же стороне тела, что и кисть, рука и нога, для которых она управляет двигательными функциями; а так как каждый глаз подает некоторые сигналы для зрительной коры в каждом полушарии, слепота на один глаз, хотя и серьезная депривация, не означает потерю всего левого или правого поля зрения.

Любопытный факт, пока не объясненный, заключается в том, что на многих из этих стадий ветвления небольшое количество клеток проецирует свои аксоны назад, на предыдущую стадию.Функция этой обратной проекции, которая позволяет клеткам передавать сигналы обратно в слой, из которого они пришли, некоторое время озадачивала исследователей. Может ли это быть своего рода клеточным механизмом для проверки «точности» сигналов при переходе каждого этапа в следующий? В настоящее время нет серьезных гипотез, направляющих исследования этого вопроса. Но в другом направлении — основном потоке сигналов от сетчатки к зрительной коре — научное понимание неуклонно улучшалось за последние несколько десятилетий.

Совершенно ясно, например, что ганглиозные клетки сетчатки, чьи аксоны являются волокнами, составляющими зрительный нерв, находятся в решающем узле на пути передачи информации. Ганглиозные клетки сетчатки действуют как привратники: их торможение или возбуждение определяют, какие сигналы посылаются через зрительный нерв в кору.

Паттерны реакции ганглиозных клеток сетчатки могут сильно различаться в зависимости от того, какой аспект зрения обрабатывается. Один из основных паттернов — это центр и окружающая область: клетка сетчатки стимулируется, когда небольшая центральная часть ее рецептивного поля получает свет, но не может посылать сигналы, когда вся область, окружающая центр, получает свет.Может быть верно и обратное: центр рецептивного поля может тормозиться светом, а окружающая его область возбуждаться им. В любом случае, центрально-окружающий рисунок реагирует на контраст ; ганглиозная клетка измеряет не то, сколько света в абсолютном выражении падает на рецептивное поле, а то, насколько велика разница между светом в центре и вокруг него. Таким образом, среднее количество света, равномерно распределенного по всему рецептивному полю, передает очень мало информации этому типу клеток, которые по своей природе гораздо лучше подходят для регистрации деталей и краев объектов.

Еще одна важная закономерность играет важную роль в объяснении цветового зрения. Некоторые ганглиозные клетки сетчатки получают свои сигналы от смеси колбочек, часть которых чувствительна к длинноволновому свету (т. е. красному), тогда как другие более чувствительны к коротковолновому (синему и зеленому). Если синапсы длинноволновых колбочек являются возбуждающими, а синапсы коротковолновых колбочек — тормозными, то результатом для ганглиозной клетки будет то, что красный цвет ее возбуждает, синий и зеленый подавляют, а белый свет (содержащий смесь все длины волн) практически не влияет на него.Этот путь явно специализирован для одного типа информации — цвета — в отличие от пути, описанного в предыдущем абзаце, который можно было бы назвать чувствительным к «форме» или «контуру». не все так просто. Она включает две подсистемы, которые соответствуют двум различным типам клеток в латеральном коленчатом теле (центр передачи от зрительного нерва к зрительной коре). В каждом квадратном миллиметре самой коры находится примерно 100 000 клеток — около 80 процентов из них не работают по центрально-окружающему дизайну, а вместо этого лучше всего реагируют на линии.Контраст по-прежнему важен: темные линии на светлом фоне или светлые линии на темном фоне воспринимаются легче всего. Но в картину вступает еще один элемент: ориентация линии, будь то вертикальная, горизонтальная или любое число градусов между ними. Каждая из небольших групп клеток лучше всего реагирует на свою предпочтительную ориентацию, которая очень подробно отображается в коре головного мозга: каждые 50 микрон (миллионные доли метра) или около того ориентация, которой отдают предпочтение клетки, поворачивается примерно на 10 градусов.(В повседневных терминах 10 градусов вращения равны одной трети расстояния между «1» и «2» на циферблате.) Таким образом, полное вращение на 360 градусов описывается в пределах каждых полумиллиметра или около того циферблата. зрительная кора.

Видение шаблонов в визуальных сигналах

Как мозг координирует такой поток информации от глаз? Это работа для коры, в частности, для промежуточных слоев первичной зрительной коры. (Кора состоит из шести слоев клеток, как описано в главе 2; наибольший интерес здесь представляют слои 2 и 4, богатые нейронами зернистые слои, которые образуют синаптические связи в одной и той же локализованной области.) Сигналы от зрительного нерва проходят через латеральное коленчатое тело к промежуточным слоям коры, где любая данная клетка получает импульсы либо от правого, либо от левого глаза. Небольшие группы клеток, реагирующие на то или иное око, образуют в коре полосатый рисунок, который можно сделать видимым, если ввести в один глаз анестезированного животного радиоактивную аминокислоту, подвергнуть его воздействию света и проявить испускаемое излучение в виде фотографическое изображение. Полоски, как и группы клеток, которые реагируют на определенную ориентацию линии, имеют диаметр около полмиллиметра.

В контексте реакции правого или левого глаза полосы в коре известны как столбцы окулярного доминирования, что указывает на предпочтение получения сигналов от того или иного глаза, но не является абсолютным предопределением. На самом деле в развитии этой системы есть некоторая гибкость, особенно в первые несколько лет жизни. Эта «пластичность», как ее называют в терминах развития, частично происходит из-за конкуренции между избыточным количеством синапсов, дендритов, аксонов и целых нервных клеток, описанной в главе 6.Конечным результатом для зрительной системы является то, что один глаз может развить свои схемы более экстенсивно, чем другой, если он получил больше стимуляции в критический ранний период. Дэвид Хьюбел и его коллеги из Гарвардской медицинской школы продемонстрировали это явление на экспериментальном животном, наложив швы на закрытый глаз вскоре после рождения. Когда через несколько месяцев они открыли глаз и ввели в него радиоактивное вещество, полосы коры, получающие сигналы от этого глаза, оказались значительно уже, чем обычно; полосы от другого глаза были соответственно шире.

Последствия этой работы привели к важным изменениям в лечении детей, рожденных с косоглазием (судак или косоглазие). В таких случаях мозгу трудно координировать информацию от двух глаз, и, следовательно, схема одного глаза может неэффективно конкурировать за синапсы и клетки в зрительной коре — вплоть до слепоты из-за недоразвитости его нервной схемы. Фактически, косоглазие является распространенной причиной детской слепоты в Соединенных Штатах.Лечение для предотвращения этого — упражнения для глаз, повязка на глаз или корректирующая операция, чтобы привести глаза в правильное положение — больше не откладывается до четырехлетнего возраста, как это было традиционно, а теперь проводится как можно раньше, в то время как нейронные цепи лежащее в основе видение все еще развивается.

Системы глазного доминирования и предпочтительной ориентации — это, конечно, только два паттерна обработки информации, которые составляют зрительную систему в целом. В ту же часть коры головного мозга встроены системы цветового зрения, кратко рассмотренные выше, и системы восприятия глубины и движения.Более того, как вскоре станет очевидно, наше ощущение себя трехмерными существами и наша ориентация в пространстве зависят от нервных клеток зрительной системы. Компактность информации в этой системе — чудо биологической инженерии, и она превосходит стандартные подходы к исследованию физиологии — даже те, которые чрезвычайно точны и сосредоточены на строго локализованных функциях. Дэвид Хьюбел, например, считает, что исследователям в конечном итоге потребуется наблюдать за работой отдельных нервных клеток и определять функции каждой из них, если нейробиология когда-либо сможет дать полный отчет о любой из сенсорных систем человека.Уровень разрешения, необходимый для таких наблюдений, был бы намного выше, чем все, что доступно сегодня из лучших сканов ПЭТ или ядерно-магнитного резонанса. В этой области исследований вопросы уже, по крайней мере частично, очевидны, и технологии стремятся наверстать упущенное.

Как упоминалось ранее, система мозга для зрения, вероятно, лучше всего изучена из пяти сенсорных систем. Путь информации можно проследить от внешнего раздражителя через органы чувств и нейронные цепи вплоть до сознательного восприятия, и большинство основных шагов можно хотя бы слегка набросать.Некоторые особенности, впервые описанные для зрения, вероятно, будут обнаружены и в других системах; например, столбцы или полосы, подобные столбцам с преобладанием глаз или линейной ориентацией, отчетливо проявляются в других системах мозга (в качестве одного из примеров см. описание познания Гольдмана-Ракича в главе 8). Но и зрительная система обладает уникальными свойствами — затылочная доля, в которой она в основном расположена, даже внешне отличается от других тканей мозга, — и продолжает привлекать исследователей сама по себе.Дэвид Хьюбел, Маргарет Ливингстон и их коллеги из Гарвардской медицинской школы изучают тонкости области зрительной коры, примыкающей к той, над которой они работали много лет. Какая схема у него общего с его соседом? Почему это отдельная область — что она делает по-другому? Многое еще предстоит открыть в области исследования зрения.

Мозговая система пространственного восприятия

В дополнение к нейронным схемам, которые обслуживают пять основных органов чувств, человеческий мозг имеет множество других систем для восприятия внешних раздражителей и регулирования способности организма функционировать в окружающем мире.Хотя они могут не вызывать очевидных восприятий, как зрение или обоняние, такие системы часто очень сложны и задействуют несколько специализированных областей мозга. Примером может служить система визуального пространственного восприятия, которую большинство из нас считает само собой разумеющейся, когда она работает хорошо. Мы идем или бежим, протягиваем руку, чтобы поприветствовать приближающегося друга, даже ведем машину по шоссе — все время наблюдая за пространственным окружением. Независимо от того, как сильно и как быстро мы меняем свое положение, мы продолжаем воспринимать себя как центр пространства и соответствующим образом оценивать наши пространственные отношения с другими людьми и предметами в окружении.Мерой сложности системы является то, что эти непрерывные вычисления почти никогда не требуют сознательных усилий; только когда болезнь или травма мешают этому, мы можем осознать эту жизненно важную способность.

В качестве еще одного показателя сложности система интегрирует сигналы от собственной структуры тела и групп мышц, а также от органов зрения. Однако сигналы из этих различных источников не имеют одинакового веса, как показала работа, проделанная в 1970-х годах А.Бертоза и его коллег в Париже и Дж. Лишмана и Д. Ли в Эдинбурге. Эксперимент был прост: испытуемые ходили по беговой дорожке, а на стены в поле их периферийного зрения проецировался пейзаж, как будто он двигался вперед быстрее, чем они шли. Хотя ноги испытуемых действительно несли их вперед на беговой дорожке, они сообщали об ощущении ходьбы назад . Похоже, что визуальные входные данные преобладали над другими сигналами, хотя ощущения от групп мышц, участвующих в ходьбе, действительно вносили свой вклад в оценку мозгом того, что происходит.

Экспериментальная установка такого типа, в которой различные формы информации преднамеренно противопоставлены друг другу, дает исследователям ценную информацию о том, как мозг обычно координирует их. Вне лаборатории нарушения системы пространственного восприятия принимают различные формы; часто они возникают без каких-либо явных дефектов зрения или движения. Они могут казаться нарушениями внимания или «пренебрежения» в специальном медицинском смысле: пациентка игнорирует или отрекается от части своего тела, доходя даже до того, что говорит что-то вроде: «Доктор, который положил эту руку в постель». со мной?» Каким бы поразительным ни было такое поведение, способность организма восстанавливать нормальную функцию столь же впечатляюща; во многих случаях пациент восстанавливает почти нормальное функционирование в течение года.

Причиной подобных затруднений в первую очередь обычно является травма теменной доли головного мозга, места нарушения различных функций. В одном полушарии (обычно, но не всегда, в левом) теменная доля контролирует язык. Другое полушарие связано с такими функциями, как распознавание форм и текстур и другой зрительной информации, которую трудно выразить словами; он также контролирует противоположную сторону тела и внешнюю среду. Большой набор нарушений, от описанного выше тяжелого случая до более легких (хотя и вызывающих тревогу) форм, таких как неспособность точно налить жидкость в стакан, традиционно собирают под термином «синдром теменной доли».«Но более современная точка зрения, которой придерживаются, например, Вернон Маунткасл и его исследовательская группа в Медицинской школе Джона Хопкинса, состоит в том, что это расстройство не одной отдельной доли мозга, а системы». способ пространственного восприятия мозга, собрал данные многочисленных исследовательских проектов о том, что теменная доля является частью сложной распределенной системы, с помощью которой мозг фактически «конструирует» реальность.Человек хранит информацию о своих собственных материальных измерениях и трехмерном окружают несколько областей мозга, но теменная доля играет важную роль в получении доступа к этой информации и в ее эффективном объединении.

То, что теменная доля является основным элементом этой системы, было продемонстрировано в другом остроумном эксперименте, на этот раз в миланской лаборатории Э. Бизиаха. Здесь коренным жителям Милана был представлен мысленный эксперимент, в котором они должны были представить себя стоящими на Пьяцца дель Дуомо в Милане перед его почтенным собором Дуомо. Когда им показывали обзор зданий вокруг площади, испытуемые с травмой правой теменной доли не могли идентифицировать здания на левой стороне площади — ту часть их поля зрения, которая соответствует месту их травмы, — хотя эти здания были им знакомы много лет.Но когда Бизиах попросил этих испытуемых представить себя на противоположной стороне площади, так что правая и левая стороны поменялись местами, они теперь могли назвать здания, которые они раньше не могли идентифицировать, — и они не могли назвать те, которые они знал раньше. Информационная система с такой подвижностью и чувствительностью к различным условиям свидетельствует о наличии сложных схем между теменной долей и другими областями мозга. Фактически были обнаружены необычайно плотные связи между двумя областями теменной доли и частями лобной доли, участвующими в мысленных представлениях, планировании и познании (см. главу 8).

Придание смысла движению

Изучение этого типа восприятия представляет собой тонкую работу для исследователя, потому что, хотя задействованы зрительные стимулы, интерес представляет не сама зрительная система, а нечто большее, похожее на периферийное зрение или пространственное восприятие. Чтобы исследовать «зрительные нейроны теменной доли», Вернон Маунткасл работал с приматами, структура мозга и зрение которых очень похожи на наши. Один из экспериментальных подходов состоит в том, чтобы посадить обезьяну перед экраном, при этом в центре экрана проецируется интересное зрелище, чтобы привлечь внимание животного.Тем временем в периферийном зрении обезьяны перемещаются огни или другие дисплеи, чтобы проверить конкретные реакции зрительных нейронов в теменной доле. Для более прямых наблюдений можно имплантировать в теменную кору несколько микроэлектродов, чтобы каждый регистрировал активность отдельной нервной клетки. (Эти два подхода дополняют друг друга, потому что эти точные записи отдельных клеток еще более информативны, если рассматривать их в контексте наблюдаемого поведения.)

С помощью этого комбинированного подхода Маунткасл идентифицировал несколько различных классов клеток в теменной доле.Один класс активен, когда животное фиксирует свое внимание на зрительной цели, хотя эти клетки не реагируют без разбора на зрительные стимулы как таковые; другой класс активен, когда животное «следит» глазами за движущейся целью; а третий класс реагирует на визуальные стимулы как таковые. Нейронная схема между зрительной системой и теменной долей довольно сложна и ясно указывает на двусторонний обмен, а не просто на вход одной области в другую. Зрительные нейроны теменной доли обладают своими уникальными свойствами: они очень чувствительны к движению, переключению внимания и углу взгляда.Однако, в отличие от нейронов собственно зрительной системы, они довольно нечувствительны к таким деталям, как цвет, размер или ориентация зрительного стимула.

Электрические записи отдельных клеток позволили Маунткаслу и его коллегам разработать схему организации теменных зрительных нейронов — схему, совершенно отличную от схемы самой зрительной коры. В теменной доле зрительный нейрон будет реагировать в пределах своего рецептивного поля на свет, движущийся в любом из нескольких направлений — в зависимости от того, движется ли свет к центру поля или от него.Сам центр, по-видимому, является тормозным для такой клетки, давая общий рисунок, напоминающий, по словам Маунткасла, очертания вулкана. По мере того, как свет движется к центру, нервная клетка увеличивает свою реакцию, поднимаясь по склону возбуждения, пока свет не достигнет центра и реакция клетки резко не упадет. Затем, когда свет продолжает двигаться и оставляет центр позади, реакция клетки снова начинается с высокой точки и спускается по склону на другой стороне центральной ямки.

Этот паттерн ответа, по-видимому, учитывает направление движения очень своеобразным образом — он просто регистрирует, движется ли стимул к центру рецептивного поля конкретной клетки или от него. Каким образом такое расположение может вызвать общее восприятие направления, в котором движется зрительный стимул? Маунткасл предполагает, что точный сигнал может быть получен даже из этих неточных элементов путем простого суммирования линейных векторов.Хотя нет возможности протестировать эту модель непосредственно на экспериментальных животных, она была проверена в компьютерном моделировании и пока дает обнадеживающие результаты. Вполне вероятно, что некая форма линейного суммирования векторов в теменной доле отвечает за нашу способность различать как скорость, так и направление движущегося объекта — или пространства вокруг нас, если мы являемся движущимся объектом.

Помимо основных сенсорных областей коры, исследования начали открывать мощные системы в мозге для организации информации таким образом, чтобы обеспечить эффективную реакцию на окружающую среду.В системах «управления состоянием», таких как угол взгляда или внимание по сравнению с невнимательностью, «состояние» оказывает влияние на всю информацию, собранную системой. Например, когда мы внимательно смотрим на дорогу перед рулем автомобиля, система теменной доли периферического зрения создает «ореол» повышенной чувствительности вокруг центра нашего внимания, что обеспечивает безопасное вождение.

Внимание: тема, на которую стоит обратить внимание

Само внимание уже давно привлекает внимание тех, кто стремится понять работу мозга.Каковы основные элементы этого трудно поддающегося определению состояния и какова его физическая основа? Огромный прогресс в нейровизуализации за последние 20 лет, вместе с новыми методами наблюдения за работой живого мозга и усовершенствованием экспериментального использования бдительной, ведущей себя обезьяны, предлагают новые способы изучения внимания. Эти новые методы также повысили ценность поведенческих исследований, раскрывая некоторые их физиологические аспекты.

По мнению Майкла Познера из Орегонского университета, психологи (включая Познера) в последние годы сочли полезным применить некоторые идеи и методы, разработанные для исследования зрительной системы, к изучению внимания.

Наше нынешнее понимание внимания можно оценить по нескольким направлениям, которые аналогичны областям визуального восприятия, рассмотренным Дэвидом Хьюбелом: анатомия мозговых структур, которые, по-видимому, задействованы; нейронная схема, делающая возможным феномен внимания; различные изменения в мозге после рождения, необходимые для внимания; и патологии, будь то травма или болезнь, которые мешают вниманию.

Анатомия внимания

Позитронно-эмиссионная томография за последние годы многое сделала для изменения общих представлений об анатомии психических функций.В частности, ПЭТ-сканирование показало довольно отчетливую локализацию мыслительных операций, связанных с такой задачей, как «обработка работы». Под этим общим заголовком поначалу кажется, что многие части мозга активны, но в зависимости от конкретного типа требуемой обработки активность кажется высоко сосредоточенной в одной или двух областях. ПЭТ-изображения изменений притока крови к отдельным областям мозга (свидетельствующие об изменениях в активности) ясно показывают, что просто показ испытуемому письменной формы слова, не требующий явной реакции, активирует в основном зрительные области в области мозга. затылочная доля.В исследованиях ПЭТ, проведенных Познером и Маркусом Райхле (частично обсуждаемых в главе 3), испытуемым показывали группы букв, которые соответствовали английским правилам построения, но не образовывали слова в английском языке; эти неслова, а также настоящие английские слова имели тенденцию активировать часть левой затылочной доли, которая не реагирует на простые цепочки согласных или на цепочки графических форм, напоминающих буквы.

Также известно, что эта часть левой затылочной доли связана с системой внимания мозга.Пациенты с «синдромом теменной доли», описанным ранее, обнаруживают особый эффект повреждения теменной области в своих попытках обработать слова или цепочки букв, показанные им на экране. Если поражение находится в правой теменной доле, они, как правило, не замечают первые три или четыре буквы не-слова, то есть те, что находятся на левом конце цепочки. Но когда буквы образуют узнаваемое английское слово, пациенты могут восстановить его, хотя у них могут возникнуть трудности с определением конкретных букв на стороне слова, противоположной месту их травмы.Майкл Познер вместе со Стивеном Петерсоном из Медицинской школы Вашингтонского университета в Сент-Луисе рассматривают это как свидетельство наличия пути от теменной доли (или того, что они называют «системой заднего внимания» из-за того, что она направлена ​​к затылку). ) к зрительным областям затылочной доли. (Ряд исследований показал, что в некоторых других формах внимания, таких как планирование или мысленное представление, лобные доли играют более важную роль.) Компьютерные модели разрабатываются для объяснения того, как может происходить обмен информацией между зрительной системой и мозгом. система заднего внимания.

Несмотря на все, что она может предложить исследователям в области неврологии, ПЭТ-визуализация не идеальна для изучения изменчивых психических состояний, таких как внимание, поскольку она не очень динамична во времени. Сбор информации, из которой делается ПЭТ-изображение, занимает около 40 секунд. Колебания активности в этот период не будут отражаться на изображении; смещение зрительного внимания, которое происходит менее чем за секунду, было бы невидимым. Следовательно, поведенческие исследования пациентов с поражениями в этой области, а также в нескольких других участках среднего мозга, которые, по-видимому, специализируются на зрительном внимании, помогли заполнить картину.

В результате этой работы был сделан вывод о том, что смещение зрительного внимания влечет за собой как минимум два этапа: сначала отвлечение внимания от одной точки, а затем перенос его на другое место. Похоже, что теменная доля важна на первом этапе, а средний мозг более активен на втором.

Нервная схема системы внимания

Описанное выше разделение труда, при котором одна область мозга отвечает за отключение внимания, а другая — за его перефокусировку, предполагает важное различие между источником эффекта внимания и участком своей операции.Чтобы исследовать эту возможность, исследователи использовали электроэнцефалографические записи кожи головы во время задания, в котором испытуемые привлекали свое внимание к определенному месту. На ЭЭГ отчетливо фиксируется повышение активности при достижении вниманием испытуемого целевого места, а также предшествовавшая этому этапу медленноволновая активность, что предположительно свидетельствует об отключении внимания от предыдущей локации. Такие методы, которые достаточно точны в отношении времени и уровней активности, можно плодотворно комбинировать с ПЭТ или магнитно-резонансными изображениями, чтобы показать как интересующую анатомию, так и чувствительные ко времени показания активности; тогда у исследователей есть средства для отслеживания и подтверждения схемы, которая, как считается, участвует в задачах зрительного внимания.Электрические записи отдельных клеток у бодрствующих обезьян, сделанные в то время, когда внимание животных было привлечено к определенным местам, предлагают другую форму информации, которую можно сравнить с данными ПЭТ-изображений и записями электродов кожи головы у людей.

Система заднего внимания, по-видимому, специализирована для реагирования на местоположение в пространстве, а не на другие сигналы, такие как цвет, форма или движение. В эксперименте, в котором испытуемых просили обращать внимание на такие сигналы, ПЭТ-сканирование показало четкий паттерн активности за пределами первичной зрительной коры, связанный с каждым типом сигналов.Когда цель была неопределенной, сканирование выявило активность в средней области лобной доли, что также свидетельствует о существовании системы переднего внимания. Тем не менее, местоположение в пространстве до сих пор является единственным известным сигналом визуального внимания, для которого мозг разработал исключительную схему.

Развитие путей в младенчестве и детстве

Описанные выше ПЭТ-исследования, показывающие, что конкретная область мозга отвечает за обработку зрительной формы слов, имеют особое значение для изучения развития мозга.Чтение слов — это приобретаемый навык, который обычно не появляется примерно до 5-летнего возраста. Это означает, что исследования развития должны учитывать тот замечательный факт, что через несколько лет после рождения человеческий мозг развивает в затылочной доле совершенно новую зрительную способность, а именно способность распознавать письменные формы слов в языке (см. ). Эта новая способность предположительно влечет за собой важную реорганизацию зрительной системы.

Чтобы понять, как лучше всего изучать развитие мозга у младенцев, такие исследователи, как Майкл Познер, использовали в качестве рабочей модели формирование задней системы внимания.В течение первого года жизни шесть слоев клеток, образующих зрительную кору, развиваются в определенном порядке: от самого глубокого слоя (ближайшего к ядру мозга) до самого поверхностного (ближайшего к поверхности черепа). Последовательность развития важна, потому что новые пути развиваются по мере созревания различных слоев зрительной системы. Эти пути способствуют быстрой передаче сигналов, возможно, между двумя областями, которые раньше были связаны менее напрямую.

Марк Джонсон из отдела психологии Университета Карнеги-Меллона постулирует, что примерно в возрасте 1 месяца в человеческом мозге формируется путь, который позволяет младенцу фиксировать взгляд на одном стимуле и не отвлекаться на другие периферийные события. .По сути, это тормозной путь, потому что он предотвращает стимуляцию всего, кроме основной мишени. Исследования ламинарного развития мозга, основанные на большом количестве данных о вскрытии, собранных за многие годы, подтверждают эту идею, как и интересный маркер в поведении младенцев. Примерно в возрасте от 1 до 4 месяцев младенцы практикуют то, что известно как «обязательный взгляд», то есть, как только их внимание привлечено к визуальной цели, они, кажется, не могут отвести взгляд, часто оставаясь фиксированными на этой цели до тех пор, пока перевозбудиться или начать плакать.Примерно через 4 месяца (по мере созревания системы заднего внимания) они приобретают способность отключать внимание и свободнее переключать взгляд с одного интересующего объекта на другой.

Переходя от взрослого состояния к раннему развитию, Майкл Познер и его коллеги проследили происхождение еще одного полезного элемента в системе заднего внимания: способности, которая препятствует возвращению глаз в предыдущее положение. Ясно, что при поиске визуальной цели более эффективно не искать места, которые уже были обысканы.Но это «торможение возврата» не возникает из сознательного рассуждения; вместо этого он принимает форму специфического тормозящего пути в мозгу. Период его развития, примерно от 3 до 6 месяцев, также является началом укоренения большинства компонентов этой системы внимания.

Такие маркеры поведения, как обязательный взгляд 1-месячного ребенка или склонность 3-месячного ребенка возвращать глаза на более раннее место, очень помогают исследователям, которые используют их в качестве ориентиров в изучении развития.Таким образом, можно исследовать, например, может ли рост и развитие этой системы внимания быть коррелирован с другими способностями созревания, такими как регуляция эмоций. Способность младенца успокаиваться — изменять эмоциональное состояние под влиянием окружающей среды — является одним из примеров прогресса в развитии, происходящего одновременно с некоторой ранней закладкой системы зрительного внимания.

Патология в системе внимания и за ее пределами

В материалах дел о болезнях и травмах головного мозга, нарушающих работу систем внимания, содержится много любопытных наблюдений (например, упомянутое ранее отрицание частей тела).В таких случаях симптом проявляется на стороне, противоположной поврежденному полушарию мозга. Местом таких повреждений часто является теменная доля, и система, наиболее пораженная ими, — это система заднего внимания, которая чувствительна к местоположению в пространстве.

В то же время система переднего внимания демонстрирует свои интригующие модели активности. Интересующая нас область находится немного дальше вперед, чем место расположения задней системы внимания, в средней части лобных долей, в гребне мозга, называемом поясной извилиной.Эта часть мозга проявляет высокий уровень активности, например, при ПЭТ-сканировании, когда испытуемым в экспериментах предъявляют написанные слова и просят не просто распознать их, но и дать какую-то активную реакцию, например произнести слова вслух. Поясная извилина также является наиболее активной частью мозга (по данным ПЭТ-сканирования мозгового кровотока) в хорошо известном психологическом феномене, известном как эффект Струпа. Тест на это состоит из названий цветов, которые показываются испытуемому как написанные слова, но каждое слово написано цветом, отличным от того, что оно говорит: слово «синий» появляется красным, «желтый» — коричневым, «красный». зеленым цветом и т. д. (см. ).Когда их просят назвать цвет чернил, большинство испытуемых обнаруживают, что почти невозможно заменить слово, которое они видят, в пользу самого цвета. Очень сильная активация системы переднего внимания, по-видимому, связана с принуждением отдавать предпочтение распознаванию написанного слова по сравнению с распознаванием цвета.

Такие данные о функциях системы переднего внимания заставили Познера и других исследователей задаться вопросом, могут ли дефекты в этой информационно-координационной системе быть связаны с шизофренией.В нескольких исследованиях было отмечено, что больные шизофренией склонны сосредотачиваться на левой стороне объектов и что им трудно переключать внимание на правое поле зрения. Оба этих признака указывают на дисфункцию левого полушария, в области, которая также связана с обработкой речи — не то чтобы больные шизофренией как группа испытывают трудности с речью как таковой, но возможно, что некоторые нарушения в работе мозга обрабатывает языковые стимулы, что может способствовать нарушению мышления, характерному для шизофрении.Другой знакомый признак шизофрении — «знак чужой руки», при котором больной полагает, что его рука, хотя и все еще прикрепленная к нему, управляется чуждой силой; это напоминает синдром «пренебрежения» (обсуждавшийся ранее), который возникает из-за дефектов в системе заднего внимания. Здесь, однако, пациент все еще признает руку своей, но приписывает контроль и направление ее действий другому разуму.

Еще одна система внимания, судя по ранним свидетельствам, связана с лобной долей правого полушария.Травма в этой области, по-видимому, вызывает трудности в так называемых задачах на бдительность: наблюдение за зрительным (или слуховым) полем в течение длительного времени в поисках довольно тонких или редких сигналов. Интересно, что сканирование показывает, что правая лобная кора очень активна во время таких задач, но передняя поясная извилина совершенно неактивна — фактически она работает ниже своего исходного уровня активности. Но когда эксперимент изменяют так, что сигналы становятся более частыми, поясная извилина усиливает свое участие.Этот паттерн предполагает Познера и других, что активность сети бдительности может эффективно подавлять переднюю поясную извилину, позволяя целям — когда они появляются — иметь свободный доступ к более высоким уровням внимания.

Феномен внимания — или весь набор мыслительных действий, которые можно объединить под термином «внимание», — представляет прекрасную возможность для исследований в Десятилетие Мозга, потому что это та область, на которой когнитивные науки с их описания процессов на ментальном уровне могут сочетаться с анатомическими исследованиями и интерпретациями нейробиологии.Наиболее заманчивой в долгосрочной перспективе является перспектива того, что по мере того, как все больше будет известно об анатомических структурах и нейронных цепях, которые лежат в основе внимания во всех его формах, исследователи в конечном итоге смогут решить вопрос, над которым пытливые умы размышляли долгое время: просто что происходит в мозгу на физическом уровне, чтобы объяснить субъективные переживания воспринимающего ума.

Благодарности

Глава 7 основана на презентациях Дэвида Хьюбела, Вернона Маунткасла и Майкла Познера.

Перцептивное обучение – обзор

2.20.2.2 Специфика перцептивного обучения

Хотя перцептивное обучение происходит практически во всех видах перцептивных задач с повторяющимся воздействием одних и тех же стимулов и условий задачи, улучшенный перцептивный навык обычно сильно специфичен для Условия, используемые для обучения. Специфика перцептивного обучения двояка. Во-первых, улучшенные перцептивные навыки, полученные в результате обучения различным стимулам и задачам, редко мешают друг другу (Ahissar, M. и др. , 1998 г.; Seitzt, A.R. и др. , 2005). Во-вторых, перенос эффекта обучения от выученной задачи и стимула к новой задаче и стимулу незначителен. Приходится проходить новый тренировочный процесс, чтобы совершенствоваться в изменившихся условиях.

В зрительном восприятии общеизвестную специфику перцептивного обучения можно разделить на четыре типа. Во-первых, перцептивное научение ограничено той областью поля зрения, где представлен рабочий стимул (Ball, K.и Секулер, Р., 1987; Берарди, Н. и Фиорентини, А., 1987; Карни, А. и Саги, Д., 1991; Шиу, Л.П. и Пашлер, Х., 1992; Фале, М. и др. , 1995; Шупс, А. и др. , 1995; Ахиссар, М. и Хохштейн, С., 1996; Crist, R.E. et al. , 1997; Сигман, М. и Гилберт, К.Д., 2000; Sowden, P. T. et al. , 2002). По мере того, как стимул удаляется от первоначально тренируемого места, производительность наблюдателя постепенно регрессирует до уровня, предшествующего тренировке (Crist, R.Е. и др. , 1997; Рисунок 2(а)). Во-вторых, перцептивное обучение специфично для стимула, используемого для обучения. Примечательно изменение некоторых простых свойств тренируемого стимула, таких как ориентация (Рамачандран, В.С. и Брэддик, О., 1973; Фиорентини, А. и Берарди, Н., 1980; Шоупс, А. и др. , 1995). ; Ahissar, M. и Hochstein, S., 1996; Crist, RE et al. , 1997; Sigman, M. and Gilbert, CD, 2000; рисунок 2(b)), направление движения (Ball, K. и Секулер, Р., 1982), пространственная частота (Fiorentini, A. и Berardi, N., 1980; Sowden, PT et al. , 2002; Yu, C. et al. , 2004) и размер (Ahissar, M. и Hochstein, S., 1996), или даже изменение контекста стимула (Crist, RE и др. , 1997; рис. 2(с)), уменьшает или отменяет эффект обучения. В-третьих, перцептивное обучение специфично для конкретной перцептивной задачи, выполняемой на практике. Улучшение перцептивной способности после обучения одной задаче обычно не распространяется на другие необученные задачи, даже если визуальные стимулы очень похожи (Фале, М.и Морган, М., 1996; Fahle, M., 1997) или полностью идентичными (Shiu, L.P. and Pashler, H., 1992; Ahissar, M. and Hochstein, S., 1993; Saffell, T. and Matthews, N., 2003). Поскольку перцептивная задача включает в себя обнаружение или различение определенных атрибутов стимула, специфичность задачи — это, в некотором смысле, специфичность атрибутов стимула, которые имеют отношение к задаче. Обучение идентификации или различению одного атрибута мало влияет на другие задачи, связанные с другими атрибутами одного и того же стимула.Наконец, перцептивное обучение в некоторых визуальных задачах специфично для тренируемого глаза. Если только один глаз подвергается воздействию рабочих стимулов, а другой глаз закрыт, перцептивное обучение не передается нетренированному глазу, как сообщается в простой задаче распознавания текстуры (Karni, A. and Sagi, D., 1991), a задача обнаружения яркостного контраста (Sowden, PT et al. , 2002) и задача распознавания нониуса (Fahle, M., 2004).

Хотя в большинстве психофизических исследований подчеркивается специфичность, некоторые из них продемонстрировали частичную или полную передачу эффекта обучения при определенных обстоятельствах.Было показано, что начальная фаза быстрого обучения может переноситься между двумя глазами, хотя некоторая специфичность стимула сохраняется (Karni, A. and Sagi, D., 1993; Fahle, M. и др. , 1995). Почти полный межглазной перенос был зарегистрирован в задачах распознавания ориентации (Schoups, A. et al. , 1995), некоторых задачах остроты зрения (Beard, BL et al. , 1995) и задачах обнаружения всплывающих окон (Ahissar). , М. и Хохштейн, С., 1996; Шупс, А.А., и Орбан, Г.А., 1996). Некоторые исследования показали, что улучшение в задачах визуального поиска (включающих поиск уникальной цели, встроенной в набор похожих отвлекающих факторов; рис. 3) распространяется на разные задачи, места и глаза и, следовательно, менее специфично, чем обучение простому различению. задачи (Сиретяну, Р. и Реттенбах, Р., 1995; 2000; но см. Эллисон, А. и Уолш, В., 1998, и Сигман, М. и Гилберт, К.Д., 2000, где описаны некоторые особенности задач визуального поиска). Перенос обучения также может проявляться как ускорение скорости обучения при изменении параметров стимула, используемых для обучения (Liu, Z.Л. и Вайншалл Д., 2000). Кроме того, изучение простой задачи может способствовать (Полат, У. и Саги, Д., 1994а) или облегчить (Лью, З.Л. и Вайншалл, Д., 2000) изучение сложной задачи. Перцептивное обучение может даже передаваться через сенсорные модальности: визуальная тренировка в задаче на различение формы улучшает способность к тактильному различению одних и тех же форм (Hughes, B. et al. , 1990). До сих пор неясно, при каких обстоятельствах заученные атрибуты стимула или задачи могут быть переданы.Недавнее исследование (Lu, Z.L. et al. , 2005) показало, что степень межокулярного переноса увеличивается с увеличением количества внешнего шума, добавляемого к рабочим стимулам, что предполагает наличие двух различных механизмов перцептивного обучения. При наличии сильного внешнего шума может доминировать бинокулярный механизм исключения внешнего шума или перенастройка шаблона восприятия, тогда как при низком внешнем шуме может доминировать монокулярный механизм усиления стимула. Было также высказано предположение, что степень переноса зависит от релевантных для задачи атрибутов стимула и сложности перцептивной задачи (Ahissar, M.и Хохштейн, С., 1997; Liu, ZL, 1999), и могли отражать изменения на разных этапах обработки информации (Sireteanu, R. and Rettenbach, R., 1995; Ahissar, M. and Hochstein, S., 1997; Sireteanu, R. and Rettenbach, R. ., 2000; Ahissar, M. и Hochstein, S., 2004; подробнее см. раздел 2.20.4). Но в любом случае закон Торндайка об идентичных элементах, регулирующий обобщение обучения, применим и к перцептивному обучению (Торндайк Э. Л. и Вудворт Р. С., 1901а).

Рисунок 3.Влияние обучения на визуальный поиск. (a) Пример простого/параллельного поиска. Легко найти красный целевой треугольник, указывающий вниз, среди множества отвлекающих треугольников, указывающих в других направлениях, из-за существенной разницы между целью и отвлекающими факторами. (b) Пример сложного/последовательного поиска. Чтобы найти направленный вниз целевой треугольник, наивным испытуемым требуется тщательное изучение отдельных объектов. Однако после нескольких дней практики последовательный/сложный поиск можно изменить на параллельный/легкий поиск.Адаптировано из Sigman, M. and Gilbert, CD 2000. Учимся находить форму. Нац. Неврологи. 3, 264–269.

Объяснение неявной предвзятости — Институт восприятия

Что это:

Мысли и чувства «имплицитны», если мы не осознаем их или ошибаемся относительно их природы. У нас есть предубеждение, когда вместо того, чтобы быть нейтральными, мы отдаем предпочтение (или отвращение) к человеку или группе людей.Таким образом, мы используем термин «неявное предубеждение», чтобы описать, когда у нас есть отношение к людям или мы ассоциируем с ними стереотипы без нашего сознательного ведома. Довольно распространенный пример этого можно увидеть в исследованиях, которые показывают, что белые люди часто связывают преступность с чернокожими, даже не осознавая, что они это делают.

Почему это важно:

Науки о разуме обнаружили, что большинство наших действий происходят без участия наших сознательных мыслей, что позволяет нам функционировать в нашем необычайно сложном мире.Однако это означает, что наши неявные предубеждения часто предсказывают, как мы будем себя вести, точнее, чем наши сознательные ценности. Многочисленные исследования также показали, что люди с более высоким уровнем неявного предубеждения против чернокожих с большей вероятностью относят к оружию не-оружие (например, телефон вместо пистолета или расческу вместо ножа), а в компьютерных симуляциях с большей вероятностью стрелять в безоружного человека. Точно так же белые врачи, которые косвенно ассоциировали чернокожих пациентов с «менее склонными к сотрудничеству», с меньшей вероятностью направляли чернокожих пациентов с острыми коронарными симптомами на тромболизис для конкретной медицинской помощи.

Что с этим можно сделать:

Социологи находятся на ранних стадиях определения того, как бороться с предвзятостью. Ясно, что средства массовой информации и создатели культуры должны сыграть свою роль, перестав увековечивать стереотипы в новостях и популярной культуре. Тем временем учреждения и отдельные лица могут определить области риска, в которых наши неявные предубеждения могут повлиять на наше поведение и суждения. Введение конкретных процедур принятия решений и поощрение людей помнить о рисках неявной предвзятости может помочь нам избежать действий в соответствии с предубеждениями, которые противоречат нашим сознательным ценностям и убеждениям.

Неявное предубеждение — универсальное явление, не ограниченное расой, полом или даже страной происхождения. Пройдите этот тест, чтобы узнать, как это работает для вас:  Тест на неявную предвзятость

Узнать больше:

Неявное смещение лежит в основе наших ранее опубликованных отчетов. Совсем недавно «Преобразование восприятия» документирует, как неявные предубеждения формируют жизнь чернокожих мужчин и мальчиков, а «Рассказывая нашу собственную историю: роль повествования в расовом исцелении» объединяет понимание неявных предубеждений с обсуждением того, как повествование может работать, чтобы устранить вред дискриминации.

<< Назад к ИССЛЕДОВАНИЯ: НАУКА И ВОСПРИЯТИЕ.

 

Домен-специфическая функциональная связь между дорсальной и вентральной системами во время восприятия действия .

Церебр. Кора 16 , 1453–1461. https://doi.org/10.1093/cercor/bhj086 (2005 г.).

Артикул пабмед Google Scholar

  • 2.

    Спиридон М., Фишл Б. и Канвишер Н. Расположение и пространственный профиль категорийно-специфических областей в экстрастриарной коре человека. Гул. Карта мозга. 27 , 77–89. https://doi.org/10.1002/hbm.20169 (2006 г.).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 3.

    Касперс С., Зиллес К., Лэрд А.Р. и Эйкхофф, С. Б. Метаанализ ALE наблюдения за действием и имитации в человеческом мозгу. Нейроизображение 50 , 1148–1167. https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2009.12.112 (2010 г.).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 4.

    Гросбрас, М. Х., Битон, С. и Эйкхофф, С. Б. Области мозга, участвующие в восприятии движений человека: количественный метаанализ на основе вокселей. Гул.Карта мозга. 33 , 431–454. https://doi.org/10.1002/hbm.21222 (2012 г.).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 5.

    Эпштейн, Р. и Канвишер, Н. Корковое представление локальной визуальной среды. Природа 392 , 598–601. https://doi.org/10.1038/33402 (1998 г.).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 6.

    Канвишер, Н., Макдермотт, Дж. и Чун, М. М. Веретенообразная область лица: модуль экстрастриарной коры человека, специализирующийся на восприятии лица. J. Neurosci. 17 , 4302–4311. https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.17-11-04302.1997 (1997).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 7.

    Конкл, Т. и Карамазза, А. Трехсторонняя организация вентрального потока по оживлению и размеру объекта. J. Neurosci. 33 , 10235–10242. https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.0983-13.2013 (2013 г.).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 8.

    Гудейл, М. А. и Милнер, А. Д. Разделение зрительных путей для восприятия и действия. Trends Neurosci. 15 , 20–25. https://doi.org/10.1016/0166-2236(92)-8 (1992).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 9.

    Унгерлейдер Л. Г. и Мишкин М. Две корковые зрительные системы. Анализ зрительного поведения. Ингл Д.Дж., Гудейл М.А., Мэнсфилд RJW (1982).

  • 10.

    Чен, К., Гарсеа, Ф.Э., Алмейда, Дж. и Махон, Б.З. Основанные на связности ограничения на специфичность категорий в вентральном пути обработки объектов. Нейропсихология 105 , 184–196. https://doi.org/10.1016/j.neuropsychologia.2016.11.014 (2017).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 11.

    Фрейд Э., Плаут Д. К. и Берманн М. «Что происходит в дорсальном зрительном пути». Тенденции Cogn. науч. 20 , 773–784. https://doi.org/10.1016/j.tics.2016.08.003 (2016 г.).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 12.

    Гарсеа, Ф. Э., Чен, К., Варгас, Р., Нараян, Д. А. и Махон, Б. З. Модуляция функциональной связи в вентральных и дорсальных путях обработки объектов для конкретных задач и доменов. Структура мозга. Функц. 223 , 2589–2607. https://doi.org/10.1007/s00429-018-1641-1 (2018 г.).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 13.

    Хатчисон, Р.М., Калхэм, Дж.К., Эверлинг, С., Фланаган, Дж.Р. и Галливан, Дж.П. Отчетливые и распределенные паттерны функциональной связи в коре головного мозга отражают специфичные для предметной области ограничения объекта, лица, сцены, тела и модули выбора категорий инструментов в вентральном зрительном пути. Нейроизображение 96 , 216–236. https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2014.03.068 (2014 г.).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 14.

    Хатчисон, Р. М. и Галливан, Дж. П. Функциональная связь между лобно-теменной и затылочно-височной путями во время действия и восприятия. Кортекс 98 , 8–27. https://doi.org/10.1016/j.cortex.2016.10.020 (2018 г.).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 15.

    Лингнау, А. и Даунинг, П. Е. Латеральная затылочно-височная кора в действии. Тенденции Cogn. науч. 19 , 268–277. https://doi.org/10.1016/j.tics.2015.03.006 (2015 г.).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 16.

    Махон, Б. З., Кумар, Н. и Алмейда, Дж. Настройка пространственной частоты выявляет взаимодействие между дорсальной и вентральной зрительными системами. Дж. Когн. Неврологи. 25 , 862–871.https://doi.org/10.1162/jocn_a_00370 (2013 г.).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 17.

    Сайгин З.М. и др. Паттерны анатомической связности предсказывают избирательность лиц в веретенообразной извилине. Нац. Неврологи. 15 , 321. https://doi.org/10.1038/nn.3001 (2012 г.).

    КАС Статья Google Scholar

  • 18.

    Кравиц, Д. Дж., Салим, К. С., Бейкер, К. И. и Мишкин, М. Новая нейронная структура для визуально-пространственной обработки. Нац. Преподобный Нейроски. 12 , 217–230. https://doi.org/10.1167/11.11.923 (2011 г.).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 19.

    Чао, Л. Л. и Мартин, А. Представление управляемых искусственных объектов в дорсальном потоке. Нейроизображение 12 , 478–484.https://doi.org/10.1006/nimg.2000.0635 (2000 г.).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 20.

    Льюис, Дж. В. Кортикальные сети, связанные с использованием инструментов человеком. Невролог 12 , 211–231. https://doi.org/10.1177/1073858406288327 (2006 г.).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 21.

    Ван Х., Чжуан Т., Шен Дж. и Би Ю.Распутывание представлений компонентов формы и действия в сети инструментов. Нейропсихология 117 , 199–210. https://doi.org/10.1016/j.neuropsychologia.2018.05.026 (2018).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 22.

    Вурм, М. Ф., Карамазца, А. и Лингнау, А. Категории действия в латеральной затылочно-височной коре организованы по принципу социальности и транзитивности. J. Neurosci. 37 , 562–575.https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.1717-16.2016 (2017 г.).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 23.

    Хаксби, Дж. В., Хоффман, Э. А. и Гоббини, М. И. Распределенная нейронная система человека для восприятия лица. Тенденции Cogn. науч. 4 , 223–233. https://doi.org/10.1016/S1364-6613(00)01482-0 (2000 г.).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 24.

    Сентель, Л., Ассайанте, К., Назарян, Б., Антон, Дж. Л. и Шмитц, К. Рекрутирование как зеркальных, так и ментализирующих сетей при наблюдении за социальными взаимодействиями, изображаемыми точечными источниками света: исследование нейровизуализации. PLoS ONE 6 , 10. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0015749 (2011).

    КАС Статья Google Scholar

  • 25.

    Якобони М. и др. Наблюдение за социальными взаимодействиями приводит к увеличению дорсомедиального префронтального и медиально-теменного ЖИРНОГО сигнала фМРТ по сравнению с исходным уровнем в состоянии покоя. Нейроизображение 21 , 1167–1173. https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2003.11.013 (2004 г.).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 26.

    Bi, Y. и др. Структурная сеть белого вещества, лежащая в основе использования человеком инструментов и понимания инструментов. J. Neurosci. 35 , 6822–6835. https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.3709-14.2015 (2015 г.).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 27.

    Пилен, М. В. и др. Орудийная избирательность в левой затылочно-височной коре развивается без зрения. Дж. Когн. Неврологи. 25 , 1225–1234. https://doi.org/10.1162/jocn_a_00411 (2013 г.).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 28.

    Симмонс, В. К. и Мартин, А. Спонтанные колебания BOLD в состоянии покоя выявляют стойкие нейронные сети, специфичные для предметной области. Соц. Когнит. Оказывать воздействие. Неврологи. 7 , 467–475. https://doi.org/10.1093/scan/nsr018 (2012 г.).

    Артикул Google Scholar

  • 29.

    Stevens, W.D., Tessler, M.H., Peng, C.S. & Martin, A. Функциональная связность ограничивает связанную с категориями организацию вентральной затылочно-височной коры человека. Гул. Карта мозга. 36 , 2187–2206. https://doi.org/10.1002/hbm.22764 (2015 г.).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 30.

    Turk-Browne, NB, Norman-Haignere, SV & McCarthy, G. Специфическая для лица функциональная связь в состоянии покоя между веретенообразной извилиной и задней верхней височной бороздой. Перед. Гум. Неврологи. 4 , 176. https://doi.org/10.3389/fnhum.2010.00176 (2010).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 31.

    Garcea, F. E. et al. Домен-специфический диашиз: Поражения теменных областей действия модулируют нейронные реакции на инструменты в вентральном потоке. Церебр. Кора 29 , 3168–3181. https://doi.org/10.1093/cercor/bhy183 (2019 г.).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 32.

    Ли, Д., Махон, Б.З. и Алмейда, Дж. Действие на расстоянии на вентральные височные представления, связанные с объектами. Кортекс 117 , 157–167. https://doi.org/10.1016/j.cortex.2019.02.018 (2019 г.).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 33.

    Алмейда, Дж., Финци, А. Р. и Махон, Б. З. Знания о манипулировании инструментами извлекаются посредством вентрального пути обработки визуальных объектов. Кортекс 49 , 2334–2344. https://doi.org/10.1016/j.cortex.2013.05.004 (2013 г.).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 34.

    Fang, F. & He, S. Корковые реакции на невидимые объекты в спинных и вентральных путях человека. Нац.Неврологи. 8 , 1380–1385. https://doi.org/10.1038/nn1537 (2005 г.).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 35.

    Вурм, М. Ф. и Карамазза, А. Различные роли височной и лобно-теменной коры в представлении действий через зрение и язык. Нац. коммун. 10 , 1–10. https://doi.org/10.1101/361220 (2019 г.).

    КАС Статья Google Scholar

  • 36.

    Бошан, М.С., Ли, К.Е., Хаксби, Дж.В. и Мартин, А. Параллельные потоки обработки визуального движения для управляемых объектов и движений человека. Нейрон 34 , 149–159. https://doi.org/10.1016/S0896-6273(02)00642-6 (2002 г.).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 37.

    Гроссман, Э. Д., Баттелли, Л. и Паскуаль-Леоне, А. Повторяющаяся ТМС по задней СТС нарушает восприятие биологического движения. Виз. Рез. 45 , 2847–2853. https://doi.org/10.1016/j.visres.2005.05.027 (2005 г.).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 38.

    Хан З. и др. Отдельные области правой височной коры связаны с биологическим движением и движением человека-агента: функциональная магнитно-резонансная томография и нейропсихологические данные. J. Neurosci. 33 , 15442–15453. https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.5868-12.2013 (2013).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 39.

    Сайгин А.П. Верхние височные и премоторные области мозга, необходимые для биологического восприятия движения. Мозг 130 , 2452–2461. https://doi.org/10.1093/brain/awm162 (2007 г.).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 40.

    Исик Л., Колдевин К., Билер Д. и Канвишер Н. Восприятие социальных взаимодействий в задней верхней височной борозде. Проц. Натл. акад. науч. 114 , E9145–E9152. https://doi.org/10.1073/pnas.1714471114 (2017 г.).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 41.

    Егорова Н., Штыров Ю., Пульвермюллер Ф. Мозговые основы коммуникативных действий в языке. НейроИзображение 125 , 857–867.https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2015.10.055 (2016 г.).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 42.

    Вурм, М. Ф. и Карамазза, А. Латеральная затылочно-височная кора кодирует перцептивные компоненты социальных действий, а не абстрактные представления социальности. NeuroImage 202 , 116153. https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2019.116153 (2019).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 43.

    Vannuscorps, G. & Caramazza, A. Типичное восприятие и интерпретация действий без двигательной симуляции. Проц. Натл. акад. науч. 113 , 86–91. https://doi.org/10.1073/pnas.1516978112 (2016 г.).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 44.

    Nasr, S., Echavarria, C.E. & Tootell, R.B. Мышление нестандартно: прямолинейные формы выборочно активируют кору головного мозга, избирательную по сценарию. J. Neurosci. 34 , 6721–6735. https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.4802-13.2014 (2014 г.).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 45.

    Кастелли, Ф., Хаппе, Ф., Фрит, У. и Фрит, К. Движение и разум: функциональное визуализирующее исследование восприятия и интерпретации сложных преднамеренных движений. Нейроизображение 12 , 314–325. https://doi.org/10.1006/нимг.2000.0612 (2000).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 46.

    Schultz, R. T. et al. Роль веретенообразной области лица в социальном познании: значение для патобиологии аутизма. Филос. Транс. Р. Соц. Б биол. науч. https://doi.org/10.1098/rstb.2002.1208 (2003 г.).

    Артикул Google Scholar

  • 47.

    Махон, Б.З. и Карамазза А. Что движет организацией знаний об объектах в мозгу? Тенденции Cogn. науч. 15 , 97–103. https://doi.org/10.1016/j.tics.2011.01.004 (2011 г.).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 48.

    Bi, Y., Wang, X. & Caramazza, A. Область объекта и модальность вентрального зрительного пути. Тенденции Cogn. науч. 20 , 282–290. https://дои.org/10.1016/j.tics.2016.02.002 (2016 г.).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 49.

    Song, Y., Bu, Y., Hu, S., Luo, Y. & Liu, J. Кратковременный языковой опыт формирует пластичность области визуальной словоформы. Мозг Res. 1316 , 83–91. https://doi.org/10.1016/j.brainres.2009.11.086 (2010 г.).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 50.

    Гонсалес-Кастильо, Дж. и др. Отслеживание непрерывного познания у людей с использованием кратких моделей функциональной связи всего мозга. Проц. Натл. акад. науч. 112 , 8762–8767. https://doi.org/10.1073/pnas.1501242112 (2015 г.).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 51.

    Liang, X., Zou, Q., He, Y. & Yang, Y. Сочетание функциональной связи и регионального мозгового кровотока раскрывает физиологическую основу для сетевых центров человеческого мозга. Проц. Натл. акад. науч. 110 , 1929–1934 гг. https://doi.org/10.1073/pnas.1214

    0 (2013 г.).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ Статья пабмед Google Scholar

  • 52.

    Wang, X. et al. Представление категорий объектов связями: свидетельство многомерного подхода к классификации шаблонов связности. Гул. Карта мозга. 37 , 3685–3697. https://doi.org/10.1002/hbm.23268 (2016 г.).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 53.

    Фокс, М. Д., Чжан, Д., Снайдер, А. З. и Райхл, М. Е. Глобальный сигнал и наблюдаемые антикоррелированные сети мозга в состоянии покоя. J. Нейрофизиол. 101 , 3270–3283. https://doi.org/10.1152/jn.

    .2008 (2009 г.).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 54.

    Мерфи, К., Бирн, Р. М., Хандверкер, Д. А., Джонс, Т. Б. и Бандеттини, П. А. Влияние глобальной регрессии сигнала на корреляции состояния покоя: введены ли антикоррелированные сети? Нейроизображение 44 , 893–905. https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2008.09.036 (2009 г.).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 55.

    Ся, М., Ван, Дж. и Хе, Ю. BrainNet Viewer: инструмент сетевой визуализации для коннектомики человеческого мозга. PLoS ONE 8 , e68910. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0068910 (2013 г.).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 56.

    Чао, Л. Л., Хаксби, Дж. В. и Мартин, А. Нервные субстраты на основе атрибутов в височной коре для восприятия и знания об объектах. Нац. Неврологи. 2 , 913–919. https://doi.org/10.1038/13217 (1999 г.).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 57.

    Wang, X. et al. Насколько зрительна зрительная кора? Сравнение соединительных и функциональных отпечатков пальцев у слепых от рождения и зрячих людей. J. Neurosci. 35 , 12545–12559. https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.3914-14.2015 (2015 г.).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 58.

    Kriegeskorte, N. и др. Сопоставление представлений категориальных объектов в нижней височной коре человека и обезьяны. Нейрон 60 , 1126–1141. https://doi.org/10.1016/j.neuron.2008.10.043 (2008 г.).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Межвидовые различия в восприятии высоты звука согласуются с различиями в кохлеарной фильтрации

    Основные версии:

    1) Основные выводы были сделаны в более ранних работах.Взаимосвязь между более широкой настройкой улитки и большей зависимостью от неразрешенных гармоник была явно указана в Shofner and Chaney, 2013 и присутствует в других исследованиях восприятия и нейронного кодирования высоты тона у млекопитающих, кроме человека. Мы понимаем, что проведение одного и того же эксперимента на людях и хорьках имеет свои преимущества, и предлагаем более четкое освещение того, как основные выводы уже были сделаны в предыдущих исследованиях. Подробности представлены в небольших комментариях ниже.

    Рецензенты правильно отмечают, что идея о том, что ширина кохлеарного фильтра может быть связана с использованием разрешенных гармоник, не нова.Уникальный вклад нашей рукописи, как отмечают рецензенты, в том, чтобы продемонстрировать различия видов, предсказанные этой идеей, более убедительно, чем в предыдущих статьях. Мы достигли этого, протестировав людей и нечеловеческое животное в поведенческой задаче, которая была (а) специально разработана для исследования использования разрешенных гармонических и временных тональных сигналов и (б) которую можно было напрямую сравнивать между видами. Наша работа по моделированию основана на предыдущих обсуждениях ширины кохлеарного фильтра и их связи с разрешенной гармоникой путем предоставления визуализации спектрального и временного представления гармонических комплексов у видов, различающихся шириной улитки.

    Мы внесли изменения в нашу рукопись, чтобы прояснить наши новые вклады и их отношение к Шофнеру и Чейни (2013).

    2) Выбор F0s 500 и 1000 Гц является нечетным. Во-первых, они ровно в октаве друг от друга. Во-вторых, считают ли авторы, что хорьки чувствительны к временным модуляциям частотой 1000 Гц? Может ли эта дискриминация просто обнаруживать некоторую модуляцию на частоте 500 Гц и отсутствие модуляции на частоте 1000 Гц и не иметь ничего общего с высотой звука? Авторам следует обсудить предостережения относительно использования этого стимула, который по-прежнему ясно демонстрирует, что животные делают что-то отличное от людей.Авторы могли бы более явно признать эту потенциальную экспериментальную слабость.

    Наши первоначальные значения F0 в 500 и 1000 Гц были намеренно выбраны так, чтобы они находились на расстоянии октавы друг от друга. Это позволило нам точно сопоставить частотные полосы стимулов с разными F0 (поставив нижнюю и верхнюю частоты среза на общую гармонику). В противном случае хорьки могли бы использовать границы спектра стимулов, а не F0, чтобы различать их. По той же причине наш второй набор тестовых стимулов (150 и 450 Гц), в котором мы воспроизвели все наши поведенческие данные (рис. 5А), были разделены в три раза.Рецензента может беспокоить интервал между октавами, так как задача будет немного сложнее с интервалами в октавы из-за сходства цветности основного тона (Yin, Fritz and Shamma, 2010). Тем не менее, наши хорьки научились хорошо различать оба набора F0 и даже лучше справились с интервалом в одну октаву (500, 1000 Гц), чем с интервалом в три раза (150, 450 Гц).

    Чтобы прояснить мотивы нашего выбора целевых стимулов, мы добавили следующее предложение в подраздел «Этапы тестирования и стимулы»:

    «Пары целевых стимулов были выбраны с разницей либо в 1 октаву (множитель два; 500 и 1000 Гц), либо в три раза (150 и 450 Гц), чтобы их диапазоны гармоник можно было точно согласовать в спектральном диапазоне.

    И к подразделу «Поведенческие показатели использования тонального сигнала у хорьков»:

    «В обоих случаях целочисленные отношения между различаемыми F0 позволили нам точно сопоставить их спектральные полосы частот, так что хорьки не могли решить задачу, основанную на частотном диапазоне звука (рис. 3; левая колонка)»

    Что касается второго пункта рецензента, мы полностью ожидаем, что хорьки должны быть чувствительны к модуляции 1000 Гц. Это находится в пределах сильной фазовой синхронизации, о которой сообщалось в записях слухового нерва у хорьков (Sumner and Palmer, 2012) и кошек (Johnson, 1980), и находится в пределах верхнего предела высоты тона ~ 3500 Гц для людей-слушателей (Ritsma, 1962). ; Оксенхэм и др., 2011). Также вероятно, что хорьки будут более чувствительны к быстрым модуляциям, чем люди-слушатели, учитывая их очевидную важность в восприятии высоты звука хорьком. Обеспокоенность обозревателей может быть основана на исследовании Chung and Colavita (1976), которые продемонстрировали периодичность восприятия высоты тона у кошек при переносе обучающей задачи до F0 800 Гц. Тем не менее, верхний предел «тона» в этом исследовании может фактически отражать ограничения кошек при обобщении очень разных спектральных диапазонов, которые были выше для более высоких значений F0 в этом исследовании.

    Мы также отмечаем, что наша картина результатов была воспроизведена, когда мы обучали хорьков различать F0 с частотой 150 и 450 Гц, которые находятся в пределах диапазона, в котором различение скорости временной модуляции должно быть хорошим даже у людей. Согласованность результатов в этих двух очень разных диапазонах F0 предполагает, что животные используют сигналы одинаковым образом в обоих случаях.

    Чтобы ответить на беспокойство рецензента по поводу 1000 Гц F0, мы добавили следующий новый абзац в подраздел «Последствия для нейрофизиологической работы»:

    «Интересно, что хорьки, по-видимому, отдают предпочтение временным сигналам, а не разрешенным гармоническим сигналам, даже для таких высоких частот, как 1000 Гц.Эта периодичность значительно ниже верхних пределов восприятия высоты звука человеком (Oxenham et al., 2011) и предела фазовой синхронизации слухового нерва хорька (Sumner and Palmer, 2012), хотя она выходит за пределы поведенческих измерений пределов высоты тона периодичности в кошки (Чунг и Колавита, 1976). Хотя мы не можем окончательно утверждать, что хорьки восприняли модуляцию 1000 Гц, аналогичная картина производительности для нижней пары эталонных F0 (150 и 450 Гц) предполагает, что хорьки использовали одни и те же стратегии для всех протестированных F0.

    [Примечание редактора: перед принятием были запрошены дополнительные изменения, как описано ниже.]

    Основные версии:

    Ваши рецензенты разделились во мнениях относительно вашей статьи как по вопросам новизны, так и по вопросам дизайна стимулов. Мы пришли к консенсусу в отношении того, что измененное введение и обсуждение потенциально могут решить наши проблемы. Пожалуйста, тщательно переоцените первоначальную критику в дополнение к пунктам, изложенным ниже, и новым полным обзорам.

    Мы переработали раздел «Введение и обсуждение» в соответствии с запросом. Эти изменения кратко изложены в ответах ниже.

    В свете отзывов рецензента и наших изменений в рукописи в процессе рецензирования мы изменили название рукописи с оригинала:

    «Восприятие высоты звука адаптировано к видоспецифичной кохлеарной фильтрации»

    до:

    «Различия между видами в восприятии высоты звука согласуются с различиями в кохлеарной фильтрации»

    1) Во-первых, возможно, вы не знали о другой бумаге Шофнера у людей.Более взвешенное введение и обсуждение должны включать обсуждение пары предыдущих исследований, в которых уже сравнивали людей с другим млекопитающим аналогичного размера, использовали аналогичные стимулы в обоих и пришли к одним и тем же выводам.

    Мы действительно не знали об исследовании Шофнера и Кэмпбелла (2012) и благодарим рецензента за то, что он предложил нам его. Теперь мы цитируем эту работу в нашем обсуждении человеческой литературы.

    (Introduction) «Хотя психофизические эксперименты показали, что люди могут извлекать F0, используя только разрешенные гармоники или только неразрешенные гармоники (Bernstein and Oxenham, 2003; Houtsma and Smurzynski, 1990; Shackleton and Carlyon, 1994), в восприятии высоты звука у человека обычно доминируют разрешенные гармоники (Рицма, 1967; Шеклтон и Карлион, 1994; Шофнер и Кэмпбелл, 2012).

    Мы также указывали в исправленном Введении, что Шофнер и его коллеги явно сравнивали образцы производительности между людьми и шиншиллами, хотя мы отмечаем, что используемые задачи были совершенно разными для этих двух видов. Шиншиллы должны были сообщать, когда стандартный звук (1-канальный комплекс гармонических тонов; wHTC) изменялся на тестовый звук (тональный HTC или HCT с различным количеством вокодированных каналов) в классической парадигме «годен/нет». Животные могли в равной степени реагировать на эту задачу на изменение высоты тона или какого-либо другого параметра тембра, при этом конструкция определяла порог для обнаружения заметного изменения высоты тона.Люди, напротив, должны были оценить высоту тона тестового звука (HCT с различным количеством вокодированных каналов) по процентной шкале, где 0% соответствовало стандартному wHTC, представленному в начале испытания, а 100% соответствовало чистый HTC, представленный в конце испытания. Учитывая эти значительные различия в задачах, мы бы сказали, что наше текущее прямое сравнение производительности человека и животных в одной и той же задаче распознавания высоты звука остается уникальным и ценным вкладом в эту область.Теперь это включено в наше введение:

    «Наконец, в большинстве исследований на животных не проводилось прямого сравнения производительности людей и нечеловеческих видов (Bendor et al., 2012; Osmanski et al., 2013; Song et al., 2016) или сравнивались их значительно отличающиеся поведенческие характеристики. задачи (например, Шофнер и Кэмпбелл, 2012 г. по сравнению с Шофнер и Чейни, 2013 г.), поэтому различия в требованиях к задачам могут объяснить любые очевидные различия видов».

    Мы также подчеркиваем во введении, что относительная ширина кохлеарных фильтров была предложена в качестве объяснения большей зависимости животных от временных звуковых сигналов при обсуждении этих исследований Шофнером и его коллегами, как и в случае с работой Вана. и коллеги.Наша рукопись основывается на этом предположении, демонстрируя, как ширина этих фильтров будет проявляться в виде профилей активации в смоделированных слуховых нервах человека и хорька. Этот ранее существующий вклад прямо отмечен во введении:

    (Introduction) «Было высказано предположение, что эти очевидные различия в восприятии видов могут быть связаны с звуковыми сигналами, которые доступны после кохлеарной фильтрации (Cedolin and Delgutte, 2010; Shofner and Chaney, 2013)».

    Точно так же мы заявляли, что предыдущие авторы описывали более узкую ширину фильтра у хорьков:

    (Introduction) «В частности, появляется все больше свидетельств того, что полоса пропускания улитки шире у многих других видов (Joris et al., 2011; Shera et al., 2002), включая хорьков (Alves-Pinto et al., 2016; Sumner et al., 2018), подтверждает возможность того, что они могут обрабатывать звуковые сигналы иначе, чем люди, как было отмечено (Shofner and Кэмпбелл, 2012 г.; Шофнер и Чейни, 2013 г.)».

    Мы повторяем этот момент в другом месте нашей рукописи:

    (подраздел «Результаты, полученные у других видов») «Наше моделирование улитки показывает, что гармоническая разрешающая способность у хорьков хуже, чем у слушателей-людей, вследствие продемонстрированной ранее разницы в ширине улиткового фильтра (Sumner et al., 2018)».

    В пересмотренном разделе «Обсуждение» также указывается, что Шофнер ранее предположил, что различия между видами в восприятии высоты тона можно объяснить различиями в периферийной настройке:

    (подраздел «Находки у других видов») «Было также показано, что шиншиллы обнаруживают начало периодического звука после непериодического звука, используя временные, а не разрешенные гармонические сигналы (Shofner, 2002). Хотя в этих исследованиях явно не сравнивалось использование разрешенных и неразрешенных звуковых сигналов, их результаты согласуются с нашими в отношении важности временных сигналов у нечеловеческих видов, и авторы аналогичным образом предположили, что различия между видами можно объяснить различиями в периферийной настройке. .

    2) Во-вторых, проблемы дизайна стимула могут быть решены для этой статьи путем более тщательного учета имеющихся данных, указывающих на нечувствительность к модуляции около 1000 Гц у всех исследованных до сих пор видов (с добавлением соответствующих цитат). … Вы также можете обсудить, могут ли хорьки воспринимать более высокие скорости модуляции, чем люди, или им нужно воспринимать только более низкий тон для правильного выполнения задачи.

    Мы согласны с тем, что обсуждение верхнего предела высоты тона периодичности у слушателей-людей было бы полезным дополнением, и добавили его в пересмотренное обсуждение.Этот предел был оценен Карлайоном и Диксом (2002 г.), а затем более тщательно Машери и Карлайоном (2014 г.) как потенциально достигающий 700–800 Гц. Неизвестно, применим ли этот же верхний предел к другим видам, и, учитывая большую зависимость от временных звуковых сигналов, о которой в настоящее время сообщается для всех исследованных животных, кроме человека (хорьки, мартышки, песчанки и шиншиллы), более высокий временной предел высоты звука у этих видов. видов остается вполне возможным. Теперь мы включаем цитату из этой работы и уточняем, что верхний предел временного тона у людей, вероятно, будет ниже 1000 Гц.

    Мы согласны с тем, что вполне возможно, что хорьки основывают свои суждения на версии нашей задачи с частотой 707 Гц, обнаруживая наличие модуляции у цели с частотой 500 Гц и отсутствие модуляции у цели с частотой 1000 Гц. Мы добавили в наш текст, чтобы явно признать эту возможность.

    Новый текст, включающий приведенные выше предложения, теперь гласит:

    (подраздел «Значение для нейрофизиологической работы») «Интересно, что хорьки, по-видимому, отдают предпочтение временным сигналам, а не разрешенным гармоническим сигналам, даже при частоте F0 до 1000 Гц.Хотя эта периодичность значительно ниже предела фазовой синхронизации слухового нерва хорька (Sumner and Palmer, 2012), она выходит за установленный временной предел основного тона у кошек (Chung and Colavita, 1976) и человека (Carlyon and Deeks, 2002; Macherey). и Карлайон, 2014). Таким образом, мы не можем исключить возможность того, что хорьки действительно выполняли эталонную задачу с частотой 707 Гц, обнаруживая отсутствие временной модуляции на частоте 1000 Гц. Тем не менее, аналогичная модель производительности для нижней пары эталонных F0 (150 и 450 Гц) менее правдоподобно объясняется таким образом и подтверждает идею о том, что хорьки основывали свои суждения на временных сигналах высоты тона.Также возможно, что предел временной модуляции высоты тона выше у животного, которое больше полагается на этот сигнал».

    3) Мы предлагаем вам признать потенциальные путаницы, остающиеся в человеческой версии эксперимента, где спектральный край не поддерживается постоянным. Один рецензент отмечает, что можно разработать эксперимент, в котором не будет этих путаниц. Например, использование неглубоких наклонов полосового фильтра, чтобы край спектра стимула не был заметной приметой, устранит возможность использования края спектра.… После обсуждения нам не нужны эти эксперименты для этой статьи, но мы думаем, что обсуждение этого вопроса было бы полезно.

    Верно то, что нижняя граница спектра стимулов в условиях «низких гармоник» отличалась для низких и высоких целей F0 для людей, и что эта разница неизбежна из-за небольшой разницы F0, необходимой для проверки звуковысотности человека. Однако, если бы испытуемые предпочитали делать суждения о высоте звука, основываясь на положении нижнего края спектра зондирующих стимулов, наличие этой подсказки, скорее всего, ухудшило бы их работу, а не улучшило бы ее, поскольку более высокое F0 (220 Гц) имело более низкую спектральную характеристику. край (220 Гц) и нижний F0 (180 Гц) более высокий (360 Гц).Слушателям не давали обратной связи по пробным испытаниям, поэтому маловероятно, что они усвоили контринтуитивную стратегию сообщения о стимуле с более низким спектральным краем как о более высоком F0. Таким образом, во всяком случае, эта проблема, скорее всего, ухудшила бы работу человека в условиях низких гармоник по сравнению с хорьками, хотя на самом деле это состояние, в котором люди лучше, чем хорьки. Таким образом, эта путаница консервативна по отношению к результатам и выводам.

    Существование этих спектральных краевых сигналов очевидно из наших описаний стимулов (т.г. Рисунок 4Б). Мы изменили наш текст, чтобы подчеркнуть существование этих спектральных граничных сигналов и объяснить, почему они вряд ли помогут в выполнении нашей задачи.

    В разделе результатов:

    «Ограничения, связанные с использованием меньшей разницы F0, потребовали использования другого низкочастотного компонента между двумя F0 для условий «Все гармоники» и «Низкие гармоники», в отличие от стимулов хорьков. Однако край спектра был выше для более низкого F0 (360 Гц по сравнению с 220 Гц) и, таким образом, вряд ли дал сигнал, который можно было бы использовать для правильного выполнения задачи (особенно с учетом того, что мы не предоставили обратную связь).Поскольку разница F0 различалась между видами, интересующее нас сравнение между видами представляет собой не разницу в абсолютных баллах по заданию, а образец производительности в разных условиях исследования».

    В разделе «Материалы и методы»:

    «Люди были испытаны на задаче классификации высоты звука, которая была разработана так, чтобы быть максимально похожей на этап 3 задачи хорьков (см. выше). Целевые F0 180 и 220 Гц были протестированы на 16 субъектах. Из-за меньшей разницы F0, необходимой для того, чтобы сделать задачу достаточно сложной, чтобы бросить вызов людям-слушателям (Walker et al., 2009), было невозможно сопоставить нижний край спектра стимулов «Low Harmonic» и «All Harmonic», как это было сделано для хорьков. Однако стимулы были установлены таким образом, что более высокая цель F0 имела более низкий спектральный край. В результате эти краевые сигналы не соответствовали F0. Поскольку обратная связь не предоставлялась, маловероятно, что испытуемые могли научиться ассоциировать более низкий спектральный край с более высоким F0 и наоборот. Таким образом, этот стимул смешивает, если что-то может усложнить задачу в условиях «Низкой гармоники» и «Все гармоники».Поскольку наш главный вывод заключается в том, что относительная производительность людей была лучше, чем у хорьков в этих условиях, маловероятно, что это повлияло на ключевые результаты».

    4) Использование F0 в диапазоне, где F0 может быть фактически обнаружено с помощью сигналов огибающей (по крайней мере, у людей), устранит опасения по поводу используемых вами частот. После обсуждения нам не нужны эти эксперименты для этой статьи, но мы думаем, что обсуждение этого вопроса было бы полезно.

    Наши эксперименты фактически уже включают F0 в этом диапазоне: задача различения 150 Гц против 450 Гц для хорьков и задача 180 Гц против 220 Гц для людей.Все они находятся в пределах зарегистрированного диапазона частоты периодичности для человека (Macherey and Carlyon, 2014). Хорьки очень плохо различают более низкие частоты F0 (Walker et al., 2009), поэтому тестирование даже более низких диапазонов F0 невозможно. Имейте в виду, что нижний предел диапазона слуха хорька выше, чем у людей, поэтому очень низкие частоты могут быть для них менее важны, чем для нас.

    Чтобы сделать более очевидным, что хорькам предъявлялись стимулы из этого диапазона, а также из более высокого диапазона, мы теперь изображаем оба на рисунке 3.

    Теперь мы также обращаем внимание читателя на тот факт, что мы включили низкий диапазон F0 для хорьков и обнаружили точно такую ​​же закономерность результатов, что и для высокого диапазона F0 в нашей рукописи:

    (подраздел «Последствия для нейрофизиологической работы») «Поэтому мы не можем исключить возможность того, что хорьки действительно выполняли эталонную задачу с частотой 707 Гц, обнаруживая отсутствие временной модуляции на частоте 1000 Гц. Тем не менее, аналогичная модель производительности для нижней пары эталонных F0 (150 и 450 Гц) менее правдоподобно объясняется таким образом и подтверждает идею о том, что хорьки основывали свои суждения на временных сигналах основного тона.

    Рецензент №2:

    В этой статье представлен интересный пример того, как различия в периферийном спектральном разрешении могут влиять на восприятие более высокого уровня, в данном случае на высоту звука. Мои основные опасения по поводу первоначального представления заключались в следующем: (1) результаты не были такими оригинальными, как предполагали авторы (поскольку предыдущие исследования приписывали различия между восприятием высоты звука и производительностью человека и животных различиям в спектральном разрешении), и (2) это было из использованных стимулов неясно, действительно ли высота тона была той величиной, которую хорьки использовали для выполнения задания, особенно в связи с тем, что условия с более высоким F0 (между 500 и 1000 Гц) выходят за пределы области, для которой была показана высота звука на основе огибающей. существовать.

    1) Главная претензия на новизну здесь в том, что у двух видов использовалась одна и та же задача. Хотя это верно, задачи, использованные в предыдущих статьях, не сильно отличались. Например: Шофнер и Чейни (2013) показали у шиншилл, что сигналы временной огибающей, а не спектральные пики (т. людей, используя по существу идентичные стимулы, что наблюдалась противоположная картина результатов.В обеих статьях авторы явно ссылаются на различия видов в спектральном разрешении, чтобы объяснить разницу в результатах. На мой взгляд, это делает данный вклад постепенным улучшением, которое заслуживает публикации, но не в журнале для широкой аудитории, таком как eLife.

    См. наш ответ на эту проблему в нашем ответе на пункт 1 выше.

    2) Во-первых, диапазон значений F0 у людей был намного ниже, чем у хорьков.

    Люди были испытаны на целевых частотах F0 180 и 220 Гц, что фактически находится в пределах целевого диапазона 150 и 450 Гц, испытанного на хорьках.Тем не менее, хорьки были дополнительно протестированы в более высоком диапазоне F0 (500 и 1000 Гц). Мы включили этот дополнительный более высокий диапазон F0 для хорьков, потому что их пороги различения основного тона хуже для низких F0 (Walker et al., 2009). Таким образом, низкий диапазон F0 был согласован у людей и хорьков в акустическом смысле, в то время как более высокий диапазон F0 обеспечивал лучшее совпадение с точки зрения предпочтения различения F0. Одинаковая картина результатов наблюдалась как для низких, так и для высоких диапазонов, протестированных на хорьках, демонстрируя, что они не зависят от используемого абсолютного F0.

    Мы подозреваем, что рецензент мог не заметить более низкие F0, использованные для хорька. Чтобы сделать два использованных набора стимулов более очевидными, мы теперь изобразим их оба на рисунке 3.

    Мы также добавили это обоснование для двух диапазонов F0 в методы:

    (подраздел «Этапы тестирования и стимулы») «Цели 150 и 450 Гц были выбраны так, чтобы они перекрывали диапазон F0, который мы тестировали на слушателях (ниже). Условие 500 и 1000 Гц было включено, поскольку хорьки часто лучше справляются с задачами по различению высоты тона в этом диапазоне, чем со звуками с более низким F0 (Walker et al., 2009)».

    3) Во-вторых, разница F0 между двумя целевыми тонами была намного меньше.

    Нам не удалось сопоставить точные F0, представленные людям и хорькам, в нашей задаче распознавания высоты тона. Использование одних и тех же F0 привело бы к тому, что задача была бы слишком сложной для выполнения хорьками даже со стандартным стимулом или слишком легкой для людей даже для самых ухудшенных звуковых сигналов (см. Walker et al., 2009). Мы утверждаем, что более важно соответствовать сложности нашей задачи, чем представленные абсолютные F0.Мы разъяснили этот выбор стимулов в наших результатах в следующем тексте:

    (подраздел «Сравнение результатов классификации высоты тона человека и хорька») «Мы тестировали людей-слушателей, используя те же типы стандартных и зондирующих стимулов, что и на заключительном этапе тестирования хорьков, описанном выше. Поскольку известно, что пороги различения высоты звука людей-слушателей выше, чем у хорьков (Walker et al., 2009), мы адаптировали целевые значения F0 (180 и 220 Гц) и отсечки гармоник для человеческого слуха (рис. 4).Ограничения, связанные с использованием меньшей разницы F0, потребовали другого низкочастотного компонента между двумя F0 для условий «Все гармоники» и «Низкие гармоники», в отличие от стимулов хорьков. Однако край спектра был выше для более низкого F0 (360 Гц по сравнению с 220 Гц) и, таким образом, вряд ли дал сигнал, который можно было бы использовать для правильного выполнения задачи (особенно с учетом того, что мы не предоставили обратную связь). Поскольку разница F0 различалась между видами, интересующее нас сравнение между видами представляет собой не разницу в абсолютных баллах по заданию, а образец выполнения в разных условиях зондирования.

    4) Для людей наблюдалась большая разница в нижней границе спектра между двумя целевыми стимулами в контрольном (широкополосном) состоянии и в состоянии с присутствием более низких гармоник: для более низкого тона F0 (180 Гц), вторая гармоника была самой низкой (360 Гц), тогда как для более высокого тона F0 (220 Гц) присутствовала первая гармоника (220 Гц). Это обеспечивает большой спектральный сигнал, к которому у хорьков не было доступа. Люди имели доступ к этому сигналу во всех состояниях, кроме высоких высоких гармоник (в которых производительность была хуже).Хотя это и отрицает результаты исследования, это важная путаница, которая подрывает претензию на новизну использования одних и тех же стимулов и задач в двух популяциях.

    См. наш ответ на это беспокойство в ответе на пункт 3 выше.

    5) Последний важный момент касается использования F0 на частоте 1000 Гц в условиях, когда должны присутствовать только неразрешенные гармоники. Авторы упоминают, что это, вероятно, выше области существования высоты тона у кошек, но опускают упоминание о том, что она также выше области существования высоты тона на основе оболочек у людей (например,г., Бернс и Вимейстер, 1976, 1981; Карлайон и Дикс, 2002). В самом деле, люди не только слышат слабую высоту звука или вообще не слышат ее при модуляции 1000 Гц, но и очень нечувствительны даже к наличию модуляции на частоте 1000 Гц. Как показали Вимейстер (1979) и Кольрауш, Фассель и Дау (2000), чувствительность к амплитудной модуляции ухудшается примерно за 150 Гц (около 50 Гц с шумовыми несущими по разным причинам) таким образом, который не зависит от CF, и поэтому вряд ли это связано с периферийной фильтрацией. Ссылаясь на Oxenham et al., (2011), поскольку доказательство восприятия F0 за пределами 1000 Гц упускает из виду то, что связано с разрешенными гармониками, где сигналы огибающей вряд ли присутствовали. Если он не воспринимается как смола ни людьми, ни кошками, какова вероятность того, что хорьки его воспринимают как смолу? Почему хорьки не основывают свои суждения на изменениях воспринимаемой силы модуляции, а не на самой высоте звука?

    Мы понимаем это и исправили рукопись, чтобы признать эту проблему.Наши изменения в рукописи, касающиеся этого вопроса, описаны выше в пунктах 2 и 4.

    В дополнение к проблемам, изложенным редактором, рецензент указывает здесь, что наша рукопись цитирует Oxenham, 2011 в качестве доказательства верхнего предела высоты тона, а не верхнего предела временного тона. Поскольку рецензент указал, что это можно спутать с верхним пределом темпоральной высоты звука, мы удалили цитату и сопроводительный текст из нашей рукописи и заменили ее цитатой из работы Карлайона:

    .

    (подраздел «Значение для нейрофизиологической работы») «Хотя эта периодичность значительно ниже предела фазовой синхронизации слухового нерва хорька (Sumner and Palmer, 2012), она падает выше зарегистрированного временного предела основного тона у кошек (Chung and Colavita, 1976). ) и человека (Carlyon and Deeks, 2002; Macherey and Carlyon, 2014).

    Рецензент №3:

    Это пересмотренная статья о восприятии высоты звука. Поле туманно, и авторы попытались прояснить некоторые спорные вопросы, сравнив спектральные и временные сигналы для распознавания высоты звука между людьми и хорьками. Авторы предполагают, что, в отличие от людей, хорьки используют преимущественно временные сигналы, полагаясь на гармоники более высокого порядка для распознавания высоты звука. то есть могут быть разные нейробиологические основы для одинакового различения высоты тона.

    В исправленной версии документа были устранены два основных недостатка, выявленных рецензентами. Это были заявления о новизне и недостатках экспериментального дизайна.

    В исправленной версии заявления о новизне были смягчены, и были даны объяснения выбора стимулов, хотя остаются сомнения относительно того, могут ли стимулы действительно быть одинаковыми для двух видов.

    Мы благодарим рецензента за признание важности нашей рукописи.Мы рассмотрели опасения по поводу соответствия стимулов и задач для разных видов выше, в наших ответах на вопросы 3-4 и в пунктах 2 и 3 рецензента 2.

    https://doi.org/10.7554/eLife.41626.015

    Комплексный регионарный болевой синдром — NORD (Национальная организация редких заболеваний)

    Лечение

    КРБС лечится, подходя к нему из разных областей, таких как физиотерапия (ЛТ), трудотерапия (ОТ) и лекарства. Целью лечения является купирование боли и увеличение подвижности пораженных конечностей.

    Физиотерапия и трудотерапия

    PT и OT считаются лечением первой линии при КРБС. Некоторые доступные терапевтические методы, которые можно использовать, включают десенсибилизацию, тренировку силы и гибкости, профессиональную поддержку, обучение навыкам совладания, постуральный контроль, перетренировку походки, повышение способности выполнять повседневные действия и методы релаксации. Другой возможный метод реабилитации, который можно использовать, — это поэтапное воображение движений. Этот метод используется для тренировки мозга для улучшения координации движений и функций пораженных конечностей.У ПТ и ОТ при КРБС есть несколько недостатков, за исключением стоимости и удобства, и предполагается, что пациенту, у которого впервые диагностирован КРБС, следует обратиться к терапевту.

    Фармакотерапия

    Боль является серьезной проблемой при КРБС, и с ней можно справиться с помощью различных лекарств, которые могут уменьшить и контролировать боль. Обезболивание важно для того, чтобы пациент с КРБС мог пройти ПТ с минимальной болью.

    Противосудорожные препараты могут быть полезны при лечении боли, связанной с повреждением или повреждением нервов (нейропатическая боль).Такие препараты, как габапентин и прегабалин, являются вариантами лечения невропатической боли. Эти препараты обладают умеренным эффектом уменьшения боли. Кремы для местного применения, содержащие лидокаин, также можно использовать при нейропатической боли.

    Другим стандартным методом лечения КРБС являются определенные виды антидепрессантов, даже если у пациента нет депрессии. Эти препараты вызывают химические изменения в мозге, которые могут помочь уменьшить боль, а также улучшить сон — распространенную проблему у пациентов с КРБС.

    Бисфосфонаты могут быть полезны у пациентов с КРБС.Бисфосфонаты действуют путем ингибирования разрушения костей клетками, называемыми остеокластами; однако маловероятно, что бисфосфонаты помогают при боли при КРБС с помощью этого механизма. Независимо от механизма действия бисфосфонаты, такие как алендронат, продемонстрировали эффективность в уменьшении боли при КРБС, хотя в настоящее время они нечасто используются при лечении КРБС.

    Глюкокортикоиды (стероидные препараты) — еще один вариант лечения КРБС. Есть некоторые свидетельства того, что они могут быть эффективны, по крайней мере, на ранних стадиях КРБС (несколько месяцев).У пациентов с более длительным КРБС (хронический КРБС) лечение глюкокортикоидами может не иметь положительного эффекта.

    Опиоиды также могут использоваться при КРБС; однако очень мало исследований, в которых изучалось использование опиоидов при КРБС. Исследования, проведенные с опиоидами, не показывают их эффективности. Использование опиоидов может быть рассмотрено, если другие варианты не помогли, хотя опиоидные препараты могут нести значительный риск.

    Интервенционные процедуры

    Определенные процедуры могут потребоваться тем, кто считает неинвазивные методы лечения, такие как лекарства и физиотерапия, неэффективными.

    About the Author

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Related Posts