Агнозия что это такое: Агнозия: виды, причины, симптомы, реабилитация

Содержание

АГНОЗИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 1. Москва, 2005, стр. 186

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Н. Н. Яхно

АГНОЗИ́Я (греч. ἀγνωσία – не­зна­ние, не­ве­де­ние), на­ру­ше­ние про­цес­сов уз­на­ва­ния пред­ме­тов и яв­ле­ний при со­хран­но­сти зре­ния, слу­ха, ося­за­ния, обо­ня­ния и вку­са; при­знак мн. нев­ро­ло­гич. рас­стройств. При А. на­ру­ша­ет­ся уз­на­ва­ние це­ло­ст­ного об­раза, но со­хра­ня­ет­ся спо­соб­ность раз­ли­чать и опи­сы­вать от­дель­ные его при­зна­ки. Разл. ви­ды А. воз­ни­ка­ют вслед­ст­вие по­ра­же­ния от­дель­ных, пре­им. кор­ко­вых, зон го­лов­но­го моз­га в резуль­та­те на­ру­ше­ния моз­го­во­го кро­во­об­ра­ще­ния, че­реп­но-моз­го­вой трав­мы, опу­хо­ли или де­ге­не­ра­тив­но-ат­ро­фич. про­цес­сов, напр. бо­лез­ни Альц­гей­ме­ра. В ос­но­ве А. ле­жит по­ра­же­ние вто­рич­ных кор­ко­вых про­ек­ци­он­ных зон ана­ли­за­то­ров (зри­тель­но­го, слу­хо­во­го, так­тиль­но­го и др.), в ко­то­рых про­ис­хо­дит син­тез эле­мен­тар­ных ощу­ще­ний, фор­ми­рую­щих­ся в пер­вич­ных кор­ко­вых зо­нах со­от­вет­ст­вую­щих ана­ли­за­торов.

Вы­де­ля­ют зри­тель­ную, слу­хо­вую, так­тиль­ную, вку­со­вую, обо­ня­тель­ную и не­ко­то­рые др. ви­ды А. При зри­тель­ной, или оп­ти­че­ской, А. боль­ной не мо­жет уз­нать и ука­зать пред­на­зна­че­ния предъ­яв­ляе­мых ему хо­ро­шо зна­ко­мых пред­ме­тов (оч­ки, ча­сы, кни­га и др.) или их изо­бра­же­ний, ко­то­рые он мо­жет за­ри­со­вать. Эту раз­но­вид­ность А. на­зы­ва­ют зри­тель­но-пред­мет­ной. В наи­бо­лее вы­ра­жен­ной фор­ме она раз­ви­ва­ет­ся при дву­сто­рон­нем по­ра­же­нии за­ты­лоч­но-те­мен­ных зон го­лов­но­го моз­га. При зри­тель­но-про­стран­ст­вен­ной А., раз­ви­ваю­щей­ся при дву­сто­рон­нем по­ра­же­нии заты­лоч­но-те­мен­ных об­лас­тей или по­вре­ж­де­нии суб­до­ми­нант­но­го по ре­чи по­лу­ша­рия моз­га (пра­во­го у прав­шей), на­ру­ша­ет­ся ори­ен­ти­ров­ка в про­стран­ствен­ных при­зна­ках изо­бра­же­ния, ри­сун­ка или ре­аль­но­го пред­ме­та. В этом слу­чае боль­ные не мо­гут поль­зо­вать­ся ча­са­ми, ра­бо­тать с гео­гра­фич. кар­той и т. п.

Мо­жет раз­вить­ся од­но­сто­рон­няя оп­ти­ко-про­стран­ст­вен­ная А., ко­гда при по­ра­же­нии ко­ры за­ты­лоч­ной до­ли од­но­го по­лу­ша­рия боль­ные не вос­при­ни­ма­ют про­ти­во­по­лож­ную по­ло­ви­ну ри­сун­ка или ре­аль­но­го объ­ек­та. На­ру­ше­ние уз­на­ва­ния лиц ре­аль­ных лю­дей, их фо­то­гра­фич. или ху­дож. изо­бра­же­ний на­зы­ва­ет­ся А. на ли­ца или про­зо­паг­но­зи­ей. Она раз­ви­ва­ет­ся при по­ра­же­нии за­ты­лоч­но-ви­соч­ных от­де­лов суб­до­ми­нант­но­го по­лу­ша­рия. На­ру­ше­ние уз­на­ва­ния букв – бу­к­вен­ная А., вы­зы­ваю­щая на­ру­ше­ния чте­ния (см. Алек­сия) и пись­ма (аг­ра­фия), воз­ни­ка­ет при по­ра­же­нии за­ты­лоч­ных от­де­лов до­ми­нант­но­го (ча­ще ле­во­го у прав­шей) по­лу­ша­рия. Си­муль­тан­ная (од­но­вре­мен­ная) зри­тель­ная А. ха­рак­те­ри­зу­ет­ся тем, что боль­ной, хо­ро­шо уз­на­вая де­та­ли изо­бра­же­ния, не мо­жет их объ­е­ди­нить в це­ло­ст­ную кар­ти­ну.

Разл. фор­мы слу­хо­вой, или аку­сти­ческой, А. воз­ни­ка­ют при по­ра­же­нии вто­рич­ных кор­ко­вых зон слу­хо­во­го ана­ли­за­то­ра в ви­соч­ных до­лях го­лов­но­го моз­га. При этом на­ру­ша­ет­ся уз­на­ва­ние хо­ро­шо зна­ко­мых зву­ков – шу­ма лью­щей­ся во­ды, ша­гов, лая со­ба­ки и т. д. При по­ра­же­нии суб­до­ми­нант­но­го по­лу­ша­рия на­ру­ша­ет­ся уз­на­ва­ние ме­ло­дий, рас­страи­ва­ет­ся вос­при­ятие ин­то­нац. ком­по­нен­та ре­чи. На­ру­ше­ние вос­при­ятия смыс­ла слов, раз­ви­ваю­щее­ся при по­ра­же­нии ви­соч­ной до­ли до­ми­нант­но­го (ле­во­го у прав­шей) по­лу­ша­рия, ле­жит в ос­но­ве сен­сор­ной афа­зии.

При так­тиль­ной А. боль­ной не мо­жет на ощупь уз­нать хо­ро­шо ему из­вест­ные пред­ме­ты – оч­ки, спи­чеч­ный ко­ро­бок, ав­то­руч­ку и т. д., при том, что ося­за­ние у не­го со­хра­не­но (см. Ас­те­ре­ог­ноз). Ва­ри­ан­том так­тиль­ной А. яв­ля­ет­ся паль­це­вая А. – не­воз­мож­ность с за­кры­ты­ми гла­за­ми оп­ре­де­лить, ка­кой па­лец боль­но­го дви­га­ет врач. Этот вид А. раз­ви­вает­ся при по­ра­же­нии ниж­них от­де­лов ко­ры те­мен­ной до­ли. По­вре­ж­де­ние верх­ней час­ти ко­ры те­мен­ной до­ли суб­до­ми­нант­но­го по­лу­ша­рия вы­зы­ва­ет раз­ви­тие ау­то­то­паг­но­зии – рас­строй­ство уз­на­ва­ния час­тей соб­ст­вен­но­го те­ла, вос­при­ятия их раз­ме­ров, фор­мы, вза­им­но­го рас­по­ло­же­ния. Этот вид А. мо­жет со­про­во­ж­дать­ся на­ру­ше­ни­ем вос­при­ятия бо­лез­ней (ано­зог­но­зия), ко­гда, напр., боль­ной с ле­во­сто­рон­ним па­ра­ли­чом вслед­ст­вие моз­го­во­го ин­суль­та не счи­та­ет се­бя боль­ным и не мо­жет най­ти пара­ли­зо­ван­ные ко­неч­но­сти. Обо­ня­тель­ная и вку­со­вая А. ха­рак­те­ри­зу­ют­ся на­ру­ше­ни­ем уз­на­ва­ния пред­ме­тов и ве­ществ по их вку­су и за­па­ху.

Для воз­мож­но­го вос­ста­нов­ле­ния на­ру­шен­ных гно­стич. функ­ций про­во­дят­ся ле­че­ние за­бо­ле­ва­ния, вы­звав­ше­го А., и реа­би­ли­тац. ме­ро­прия­тия, на­прав­лен­ные на ком­пен­са­цию уз­на­ва­ния пу­тём ак­ти­ви­за­ции со­хра­нив­шей­ся час­ти со­от­вет­ст­вую­щих по­вре­ж­дён­ных ана­ли­за­то­ров и вклю­че­ние в гно­стич. дея­тель­ность др. со­хран­ных об­лас­тей го­лов­ного моз­га. Про­гноз и реа­би­ли­та­ция за­ви­сят от сте­пе­ни по­вре­ж­де­ния го­лов­но­го моз­га.

Агнозия — Справочник заболеваний

Агнозия — утрата способности к узнаванию и распознаванию, при сохранении в основе узнавания простых процессов восприятия. Возникает при повреждении коры и подкорковых структур головного мозга.

Различные формы агнозии (зрительная, слуховая, тактильная) связаны, прежде всего, с поражением вторичных отделов коры головного мозга. Именно эти отделы отвечают за анализ и синтез полученной мозгом информации. Поражение данных отделов приводит к нарушениям процессов распознавания и как результат к невозможности узнавать предметы и другие комплексы стимулов.

Как уже было сказано, существуют несколько различных форм агнозии, каждая из которых так же может подразделяться на отдельные малые формы.

Зрительная агнозия

Зрительная агнозия — нарушение распознавания информации поступающей через зрительные центры мозга. К зрительной агнозии относятся:

Предметная агнозия — нарушение узнавания предметов и вещей, при сохранении основных зрительных функций. При предметной агнозии больной легко описывает отдельные части и свойства предмета, но неспособен сказать, что это за предмет. Предметная агнозия возникает при поражении конвекситальной поверхности левой затылочной области;

Прозопагнозия — невозможность распознания лиц людей, даже хорошо знакомых. Отдельные части лица больным различаются хорошо, но нет возможности узнать лицо в целом. В самых сложных случаях, больной неспособен узнать даже собственное отражение. Прозопагнозия возникает при поражении нижне-затылочной области правого полушария;

Цветовая агнозия — больной не в состоянии подобрать одинаковые цвета и оттенки, а так же не способен сопоставить тот или иной цвет с определенным предметом. Возникает как результат поражения затылочной области левого доминантного полушария;

Симультантная агнозия — сужение зрительного поля до одного единственного объекта. В подобном случае, больной может одновременно видеть и оценивать только один конкретный объект, в независимости от его важности или размера. Возникает при поражении передней части доминантной затылочной доли;

Слабость оптических представлений — нарушение восприятия, характеризующееся невозможностью представить и описать какой либо объект, его форму, размеры, цвет, фактуру. Развивается при двухстороннем поражении затылочно-теменной области;

Синдром Балинта — невозможность направить взгляд в необходимом направлении с сохранением нормальной подвижности глаз. Больному крайне сложно фиксировать взгляд на каком либо объекте. Если же в поле зрения находится несколько объектов одновременно, задача существенно усложняется. В результате, к примеру чтение, становится для больного непосильной задачей. Возникает синдром Балинта при двустороннем поражении затылочно-теменной области.

Оптико-пространственная агнозия

Оптико-пространственная агнозия — нарушение восприятия различных параметров пространства. К подобным агнозиям относятся:

Агнозия глубины — нарушение способности правильно локализовать увиденные объекты в трех координатах пространства, и в особенности в глубину. Возникает при поражении средних отделов теменно-затылочной области;

Нарушение объемного зрения — развивается при поражении левого полушария мозга;

Односторонняя пространственная агнозия — при данном нарушении из поля восприятия больного выпадает одна из половин пространства, чаще всего левая. Развивается при поражении противоположной к выпадающей стороне теменной доли;

Топографическая дезориентация — нарушение характеризующееся затрудненностью ориентации в пространстве, даже хорошо знакомом. В результате больной может заблудиться на улице и даже в собственном доме. Память же при этом остается вполне ясной. Возникает при поражении теменно-затылочной области.

Слуховая агнозия

Слуховые агнозии — нарушения восприятия речи и звуков. Существуют следующие виды слуховой агнозии:

Простая слуховая агнозия — больной затрудняется в определении распознании простых звуков, таких как стук, свист, журчание воды и т. д;

Слухоречевая агнозия — невозможность распознания человеческой речи и голоса. При подобном поражении речь воспринимается как бессмысленный набор звуков.

Тональная агнозия — невозможность определения тона, тембра и эмоциональной окраски речи. При этом сама речь и смысл сказанного воспринимаются совершенно четко.

Соматоагнозия

Соматоагнозия — затруднение или невозможность узнавания собственного тела или его отдельных частей. Существуют два основных вида подобной агнозии:

Анозогнозия — отсутствие осознания собственной болезни. Больной может не осознавать и даже отрицать наличие у себя таких заболеваний как односторонний паралич, полная слепота, афазия (нарушение речи). При этом больные афазией уверены, что говорят четко и разборчива, даже в случае если их речь совершенно бессвязна.

Аутотопагнозия — вид агнозии, характеризующийся нарушением восприятия половины собственного тела или отдельной его части. Больной может забывать о половине собственного тела и не пользоваться ей, при полной сохранности всех двигательных функций. В некоторых случаях часть тела кажется больному совершенно чужеродной и принадлежащей другому человеку. Иногда ему кажется, что у него стало больше конечностей и частей тела, чем нужно. Бывает, что больной не в состоянии определить даже позу и положение собственных частей тела.

Лечение

При агнозии, необходимо лечения основного заболевания, вызвавшего поражение коры и подкорковых структур головного мозга. В лечении обязательно должен принимать участие специалист нейропсихолог для компенсации утраченной функции.

Нейропсихологические основы развития речи детей дошкольного возраста

Статья:

Важным педагогически прикладным, аспектом является вопрос о взаимоотношении развития и обучения. Рассматривая эту проблему, Л. С. Выготский решительно отвергает их понимание как двух якобы независимых друг от друга процессов, равно как и другую крайность — их отождествление. По его мнению, обучение всегда идет и должно идти впереди развития. Существенное значение в связи с этим имеет выдвинутое Л. С. Выготским понятие зоны ближайшего развития — зоны того, что ребенок уже может делать, но не самостоятельно, а лишь по подражанию или с помощью взрослого. Это то, что в дальнейшем станет возможным для самостоятельного выполнения и войдет в зону «актуального развития». Наряду с выяснением зоны ближайшего развития необходимо учитывать и сенситивность того или иного периода развития по отношению к определенному обучению: результативность последнего наиболее высока только в том случае, если осуществляется в оптимальные сроки, в конкретный возрастной период, когда ребенок наиболее восприимчив именно к информации данного качества.

Развитие человека — физическое и психическое проходит следующие возрастные ступени: младенчество, ранний детский возраст, дошкольный (детство), младший школьный, подростковый, юношеский возраст, зрелость.

Интеллект появляется на ступени раннего детского возраста и интенсивно совершенствуется в дальнейшем. Но он развивается у человека и совершенствуется только при непременном условии овладения речью. Психическое развитие ребёнка зависит от развития речи.

Если взрослые, окружающие ребенка, начинают  правильно учить его говорить уже с младенчества, у него развивается способность представлять, а затем мыслить, и воображать; с каждой возрастной ступенью эти способности совершенствуются. Параллельно с развитием интеллекта развивается и совершенствуется эмоционально- волевая сфера.

Наукой доказано, что без речевого общения, т. е. без социальной (общественной) среды человеческое существо не может стать полноценным человеком.

Необходимо помнить; что речь — инструмент развития высших отделов психики растущего человека. Обучая ребенка родной речи, взрослые одновременно способствуют развитию его интеллекта и высших эмоций, готовят почву для успешного его обучения в школе.

Своевременное и полноценное овладение речью является первым важнейшим условием становления у ребенка полноценной психики и дальнейшего правильного развития ее.

Своевременное — значит начатое с первых дней после рождения полноценное — значит достаточное по объему языкового материала и побуждающее ребенка к овладению речью в полную силу его возможностей на каждой возрастной ступени.

Внимание к развитию речи ребенка на первых возрастных ступенях особенно важно потому, что в это время интенсивно развивается мозг и формируются его функции.

Согласно исследованиям физиологов, функции центральной нервной системы легко поддаются тренировке именно в период их интенсивного формирования. Без тренировки развитие этих функций задерживается и даже может остановиться навсегда. Для функции речетворчества таким критическим периодом развития является, первые три года жизни ребенка; к этому сроку в основном заканчивается анатомическое созревание речевых областей мозга, ребенок овладевает главными грамматическими формами родного языка, накапливает большой запас слов. Если же в первые три года речи малышу не было уделено должного внимания, то в дальнейшем потребуется масса усилий, чтобы наверстать упущенное.

Важнейшим понятием, которым оперируют большинство психологически и физиологически ориентированных наук, является понятие функциональной системы — динамической саморегулирующейся организации, все составные элементы которой взаимосодействуют получению полезного для организма приспособительного результата. Существенный вклад в развитие этих представлений, позволивших подойти к широким философским обобщениям, был внесен П. К. Анохиным, работая над проблемами нейрофизиологии головного мозга, он пришел к выводу, что объяснительные принципы функционирования любой и, прежде всего, живой системы не могут быть построены без привлечения в понятийный аппарат категории целенаправленного поведения: цель всегда опережает реализацию ее организмом и тем более получение полезного результата. Специфическое свойство целенаправленности, по П. К. Анохину, это — принятие решения и предсказание эффекта. Существенным является то, что потребность в каком-либо полезном результате и цель получения этого результата зреют внутри биологической системы, в глубине ее метаболических (обменных) и гормональных процессов. Таким образом, содержание результата или его параметры формируются системой в виде определенной идеальной модели раньше, чем появляется сам результат, или до окончания формирования поведенческого акта. Полученный реальный результат и его идеальная модель в итоге сравниваются. Достаточность или недостаточность результата определяет дальнейшее поведение системы: в случае его достаточности организм переходит на формирование другой функциональной системы с другим полезным результатом, в случае недостаточности происходит стимулирование активирующих механизмов и возникает активный подбор новых компонентов.

Таким образом, именно преследуемая цель является ограничивающим фактором при взаимодействии одного компонента живой системы с другими.

Функциональные системы организма (и мозга как его части) складываются из динамически мобилизуемых структур, гибко меняющихся до подтверждения достижения полезной цели. При этом возможно привлечение любых структурных элементов и их комбинаций по принципу соответствия функциональным требованиям. В результате нескольких «проб и ошибок» достигается удовлетворительный приспособительный результат. Это значит, что всякий компонент может войти в систему только в том случае, если он вносит свою долю содействия в получение запрограммированного итога.

В отличие от традиционного подхода, при котором каждое возмущение равновесия приводит систему к поиску устойчивого состояния, была предложена индивидуальная форма работы, по которой биологическая система, пытаясь получить искомый результат. Единственная возможность работы многоуровневых систем — это та, при которой всякий более низкий уровень должен как-то организовать контакт результатов, что и может составить следующий более высокий уровень системы. В этом случае иерархия систем превращается в иерархию результатов каждой из субсистем предыдущего уровня.

Н. А. Бернштейн предложил рассматривать суть поведения человека как преодоление среды для выполнения родовой программы развития. При этом пусковым механизмом для многих действий в данном контексте может являться не только непосредственное взаимодействие с внешней средой, но и идея. В результате целеустремленность как фактор поведения человека может реализовываться лишь при наличии в мозгу закодированной модели будущего. Достижение этой модели в борьбе со средой (а не в уравновешивании с нею) и есть суть активности организма. Механизмом, «предвосхищающим» афферентные свойства результата или закодированной модели будущего в соответствии с принятым решением, является акцептор результата действия. Любое внешнее воздействие приводит в организме к цепи сложных изменений, протекающих на разных уровнях, начиная от биохимических изменений и кончая высшими формами психического отражения у человека. Повторение события сопровождается ускорением цепей реакций, а многократные повторения — существенным опережением развертки подготовительных реакций организма по сравнению с реальными двигательными ответами.

Следующим этапом развития этой системы реагирования становится запуск полноценных ответных реакций уже по первому звену многократно повторяющейся цепи событий. Это явление получило название опережающего отражения действительности, которое у существующих организмов протекает в миллионы раз быстрее, чем последовательные преобразования в действительности.

В психофизиологическом слое поведения одновременно присутствуют несколько компонентов — отражение условий, афферентный синтез, принятие решения, поиск полезного результата или, точнее, цепи результатов деятельности, переходящих один в другой, обратная афферентация (от исполняющих органов) для сличения их в акцепторе действия и оценки их достаточности. Поэтому именно результат деятельности упорядочивает работу мозга и всех его многочисленных подсистем, нейронов и синаптических связей. Неудовлетворительный результат приводит к перестройке всей функциональной системы (рис. 1). Мозг человека, составляющий основу высшего уровня управления организмом и поведением, представляет не случайную анатомическую и функциональную организацию, а подлинное отражение пространственно-временных параметров конкретной среды обитания.

 

Рис. 1. Общая схема функциональной системы как логической модели поведенческого акта по П.К. Анохину.

 

Психофизиологическое объяснение формируемых у человека языковых процессов, взаимодействие между мозгом и языком как между двумя материальными системами отражено в рефлекторной теории И.М.Сеченова, И.П.Павлова, а также их последователей. И.М.Сеченов в рефлекторную работу мозга включил все аспекты сознательной и бессознательной жизни человека, показал роль речи как основного условия мышления внечувственными объектами, подчеркнул значение деятельности речедвигательного анализатора и речевых кинестезии для психического отражения действительности в сознании. И.М.Сеченов своими физиологическими исследованиями заложил основы учения о механизме речемышления и подошел к разработке психологической теории речи. И.П.Павлов является создателем нового раздела физиологии больших полушарий головного мозга.

Ученый констатировал, что функционирование второй сигнальной системы осуществляется в неразрывном взаимодействии с первой. Нарушение взаимодействия может привести к тому, что речь превратится в бессмысленный поток слов. Как отмечает А.Р.Лурия, речевые зоны в коре головного мозга представлены зонами Брока и Вернике. У.Пенфилд обнаружил верхнюю речевую область, которая играет вспомогательную роль. Автор доказал, что все три речевые области тесно связаны между собой и функционируют как единый речевой механизм. М.М.Кольцова отмечает, что двигательный отдел головного мозга, в который поступаютречевые раздражители, принято называть речедвигательным центром. Речедвигательный анализатор начинает действовать и увиваться лишь с формированием речи. Развивая идеи И. П.Павлова о двух сигнальных системах, А.Н.Соколов в своих исследованиях внутренней речи показал специфику первой сигнальной системы. Он отмечал, что усвоение речевой системы понятий приводит к тому, что у человека, владеющего речью, другие формы мышления — наглядно-образное, наглядно-практическое осуществляются на языковой базе — тех понятий, которые сохраняются и затем актуализируются в виде внутренней речи, Внутреннюю речь Соколов рассматривал как основной механизм мышления. Он считал, что внутренняя речь представляет между собой взаимодействие различных речевых механизмов (двигательного, слухового, зрительного).

В процессе созревания психики ребенка и на начальных стадиях формирования речи существует тесная связь между процессами восприятия, чувственной основой, образами-представлениями и ассоциирующимися с ними словами. Позднее у взрослого человека эта связь слабеет, но остается.

Ни одна сколько-нибудь сложная форма психической деятельности не формируется и не реализуется без прямого или косвенного участия речи. Ее важнейшей структурной единицей является слово как носитель определенного значения (обобщенного и устойчивого отражения предметного содержания) и смысла(индивидуального значения слова в конкретной ситуации). Носителем значения всегда служит чувственный образ, а материальными носителями являются моторный (артикуляция), звуковой или графический (письмо) компоненты. У взрослого человека материальный носитель почти не осознается, а ведущая роль принадлежит содержанию слова и его значению. Лишь в некоторых случаях (специальная литературная деятельность, обучение языку и т. п.), а также при некоторых речевых расстройствах слово может обессмысливаться, утрачивать значение, а его материальный носитель, наоборот, начинает осознаваться (Л. С. Цветкова, 2000).

Для русского языка основную фонематическую нагрузку несут гласные и согласные, противопоставляемые по принципу «звонкость — глухость». Овладение фонематическим строем родного языка, заключающееся в опознании в непрерывном потоке звуков фонем, предшествует всем остальным видам речевой деятельности.

В дальнейшем в результате многолетней борьбы взглядов сторонников локализационизма и эквипотенционализма был сделан важнейший вывод, что речевая деятельность требует совместной работы разных зон коры, обеспечивающих специфический вклад в общий речевой процесс.

После прохождения по слуховым путям акустическая информация попадает в первичную слуховую кору и для выделения в ней смысла передается в зону Вернике (задняя треть верхней височной извилины слева), расположенную в непосредственной близости от третичных полей, где при необходимости осуществляются операции абстракции и формирование системы отношений между лингвистическими единицами внутри фразы. Для произнесения слова необходимо, чтобы представление о нем через группу волокон, называемых дугообразным пучком, из зоны Вернике поступило в зону Брока, расположенную в нижней лобной извилине. Следствием этого является возникновение детальной программы артикуляции, которая реализуется благодаря активации части моторной коры, управляющей речевой мускулатурой. Контроль точности исполнения артикуляций обеспечивается нижнетеменной (постцентральной) зоной. Экспрессивно-эмоциональное окрашивание высказывания, равно как и интонационное различение речи, требует связи левой коры с ресурсами правого полушария. Функция называния в основном обеспечивается работой третичной височно-затылочной зоны левого полушария. Для осуществления сложного законченного высказывания как упорядоченной во времени последовательности моторных действий необходимо привлечение лобных конвекситальных отделов. Лобные доли (префронтальная часть) не только тормозят прямое, рефлекторное реагирование на среду, но и преобразуют речь в поведение, подчиняют освобожденное от прямого реагирования поведение заданию, команде или замыслу, то есть речевому началу, плану, программе.

Вместе с тем целостная речевая деятельность не ограничивается только внутрикорковой обработкой информации, поскольку рассечение участков коры между речевыми зонами не приводит к ее заметным нарушениям. По-видимому, это объясняется тем, что взаимодействие между указанными зонами происходит не только по горизонтали, но и по вертикали — через таламо-кортикальные связи.

Одна из важнейших теоретических предпосылок нейропсихологии – понимание психической функции как функциональной системы, состоящей из иерархически связанных между собой звеньев. При этом выделяются звенья, инвариантные для выполнения функциональной системой своей роли (цель, результат) и вариативные (операции, средства достижения результата, соответствующего цели). Такой подход позволил сформулировать А.Р. Лурии концепцию мозговой системной динамической локализации функций, основные положения которой состоят в следующем. Всякая психическая функция обеспечивается совместной интегративной работой различных мозговых зон, каждая из которых вносит свой специфический вклад в реализацию определенного звена в составе функциональной системы. В соответствии с иерархическим строением функции определенные структуры мозга имеют различное значение для обеспечения психических процессов. В связи с этим аномальное функционирование отдельных участков мозга могут приводить к более или менее существенному дефициту в психических процессах, затрагивая различные уровни и звенья в их обеспечении.

При реализации того или иного вида психической деятельности в нее не всегда включены все структурные единицы мозга, связанные с исчерпывающей представленностью психических процессов. В зависимости от степени сформированности, интериоризации или автоматизации функции происходит «свертывание» количества необходимых афферентных и эфферентных звеньев как в ее внешнем развертывании, так и в отношении обеспечивающих их протекание мозговых зон. Концепция системной динамической локализации функций предполагает своеобразное их «пересечение» между собой в тех звеньях, которые являются общими для различных видов психической деятельности.   Из этих положений вытекает ряд следствий, лежащих в основе нейропсихологической диагностики и значимых для клинической нейропсихологии. Изменения в работе мозга обычно приводят к нарушению лишь отдельных мозговых зон или взаимодействия между ними, в связи с чем психический процесс страдает не глобально, а избирательно, в пределах его различных составляющих. Существенно подчеркнуть, что при этом остаются сохранные звенья, обеспечиваемые работой интактных мозговых зон или систем. Естественно, при этом происходит перестройка всего психического процесса, а степень дефицитарности определяется ролью пострадавшего звена в целостной системе психической функции.

Показателями такой перестройки функции могут быть ее развернутое, неавтоматизированное выполнение, переход с непроизвольного уровня реализации на произвольный, диссоциация между сохранным выполнением заданий на непроизвольном уровне с недоступностью или затрудненностью произвольного осуществления деятельности. Сюда же относятся такие проявления, как сохранность выполнения действия в одной модальности и нарушение – в другой, замедление или неравномерность темпа деятельности, латентность включения в нее, чувствительность психических функций к условиям их реализации (шум, помехи, одновременная нагрузка на несколько психических процессов).

Вместе с тем, различные психические функции содержат в своей структуре общие звенья, выпадение одного из них, как правило, может приводить к нарушению «набора» психических процессов при поражении одного определенного участка мозга, обеспечивающего реализацию данной общей составляющей. На этих основных следствиях из теории системной динамической локализации психических функций базируется метод синдромного анализа их нарушений при локальных поражениях мозга. В концепции данного метода представлены три основных понятия клинической нейропсихологии: фактор, синдроми симптом.

Наиболее сложным и до настоящего времени не окончательно установившимся является понятие «фактор», направленное на преодоление психофизического параллелизма и несущее в себе как физиологическое, так и психологическое содержание.

С одной стороны, фактор – определенный вид аналитико-синтетической деятельности специфических, дифференцированных, определенных мозговых зон. В этом смысле фактор выступает как результат деятельности мозга.

С другой стороны, фактор как бы вводится в структуру психических функций; имея специфику, отражающую функциональную неоднозначность зон мозга, он обеспечивает реализацию одного из звеньев функциональной системы и, вследствие этого, представлен в ней как психологическая составляющая. Можно сказать, что с помощью фактора устанавливается соответствие между двумя основными детерминантами психического отражения: того, что отражается из внешней и внутренней среды, и того, как в специфических формах активности мозговых зон оно осуществляется.

Известно, что человек живет и действует в условиях пространственно организованной внешней и внутренней среды. Отражение этого свойства – свойства пространственной организации мира – необходимо для многих видов деятельности (оценка расстояния, осуществление движений, решение конструктивных задач, понимание разрядного строения чисел, оценка пространственных различительных признаков букв, представления о схеме собственного тела и т.п.). Это свойство находит свое представительство и в речи в виде слов «над», «под», «справа», «слева»; сравнительных конструкций; инвертированных предложений и падежей («брат отца» – «отец брата»). Наконец, существуют представления и о «квазипространственной» организации лексического опыта человека, хранения в памяти системы значений слов в виде «деревьев», «гнезд», «семантических полей».

Известно также, что при поражении височно-теменно-затылочной области (TPO) нарушается возможность оперирования с пространственно ориентированными объектами. На этом основании можно высказывать суждение, что зона TPO обеспечивает в психической деятельности фактор пространственного и квазипространственного анализа и синтеза.

Отражение мира, его картина может быть в различных случаях построена на основании анализа стимулов, поступающих либо во временной последовательности (сукцессивно), либо поступающих одновременно (симультанно). Несмотря на то, что оба эти способа в индивидуальном опыте существуют во взаимодействии, можно выделить виды деятельности, связанные преимущественно с одним из них. Так, слуховое восприятие речи – процесс сукцессивный, а зрительное восприятие предметов – симультанный. Показано, что симультанная организация психических процессов в целом страдает при поражении правого полушария мозга, а сукцессивная – левого. В таком случае есть основания говорить о факторах симультанности и сукцессивности, как специфических для соответственно правого и левого полушарий мозга.

Вышесказанное показывает всю сложность и разноуровневость проявления факторов, возможность их отнесения к более крупным или дробным структурно-функциональным единицам мозга. Существующие на сегодняшний день данные позволяют выделить целый ряд факторов, «привязанных» к работе различных зон мозга на различных уровнях его горизонтальной ивертикальной организации.

Синдром определяется как сочетанное, комплексное нарушение психических функций, возникающее при поражении определенных зон мозга и закономерно обусловленное выведением из нормальной работы того или иного фактора. В частности, из приведенного выше примера следует, что при поражении зоны TPO должны нарушаться зрительно-пространственное восприятие, речь, праксис, наглядно-действенное мышление, счетные операции и другие процессы, для реализации которых необходим пространственный анализ и синтез. Именно такую картину нарушения психических функций при данной локализации патологического очага показывают клинические наблюдения. Важно отметить, что нарушение пространственного фактора закономерным образом объединяет расстройства различных психических функций внутренне связанных между собой. В этом смысле – нарушение фактора является синдромообразующим, формирующим структуру синдрома радикалом.

С понятием «фактор» не менее тесно, чем синдром, связано понятие «симптом». Как правило, оно употребляется в двух смыслах, соответствующих этапам самой процедуры нейропсихологического обследования больного. На первом этапе предварительной ориентировки в общем состоянии у больного психических функций устанавливается проявление их недостаточности в виде речевых расстройств, нарушений движений и т.д.

В этом смысле симптом есть внешнее проявление функционального дефицита. Учитывая сказанное выше о многозвеньевой структуре функции, следует отметить, что на этом этапе исследования симптом проявления дефицита психической функции является многозначным, то есть может свидетельствовать о широкой зоне поражения мозга и не является дифференцированным критерием топики очага поражения. На следующем этапе проводится целенаправленное изучение симптомов, их нейропсихологическая квалификация с установлением нарушенного фактора, лежащего в основе формирования симптома и придающего ему «локальный» смысл.

Обобщая в целом взаимосвязь понятий симптом, синдром и фактор, можно определить, что нейропсихологический синдром представляет собой закономерное, типичное сочетание симптомов, в основе возникновения которых лежит нарушение фактора, обусловленное дефицитом в работе определенных мозговых зон в случае локальных поражений мозга или определенным типом мозговой дисфункции, вызванном другой, нелокальной патологией. Главной целью нейропсихологического диагностического обследования является установление закономерного сочетания нейропсихологических симптомов на основе определения синдромообразующего нарушенного фактора.

Предварительное изучение анамнеза ребенка по объективным данным, содержащимся в истории болезни, дает много информации, необходимой для проведения нейропсихологической диагностики. Время начала заболевания, появление первых симптомов нарушения психических функций, их специфика, этиология патологического процесса (опухоль, сосудистая патология, травма, воспалительный процесс) являются весьма значимыми.. Не меньшее значение имеют объективные сведения о двигательной (наличие парезов и параличей, гиперкинезов), слуховой и общечувствительной сферах. Помимо прямых указаний на латерализацию и локализацию очага поражения эти данные предъявляют требования к организации нейропсихологического обследования и выбору методик, адекватных состоянию двигательных и рецепторных систем.

Находки последних лет, связанные с изучением избирательного влияния различных препаратов на структуры мозга и, соответственно, на различные составляющие психических процессов (факторы), получают все большее внедрение в клинике мозговых дисфункций. Корректное применение этих препаратов требует не только знания о том, на какие структурно-функциональные зоны мозга они могут оказывать терапевтический эффект. Направленное фармакологическое воздействие в данном случае возможно при понимании специфики психического дефекта, нейропсихологического синдрома и нарушения факторов, лежащих в его основе. Только в этом случае можно прогнозировать не только прямое влияние препарата, но и те перестройки в системе психики, которые при этом могут произойти.

Нейропсихологические синдромы поражения затылочных отделов мозга.

Затылочная область больших полушарий мозга обеспечивает, как известно, процессы зрительной перцепции. При этом собственно зрительная перцептивная деятельность (зрительный гнозис) обеспечивается работой вторичных отделов зрительного анализатора в их взаимосвязи с теменными структурами. При поражении затылочно-теменных отделов мозга (как левого, так и правого полушарий) возникают различные нарушения зрительно-перцептивной деятельности, прежде всего в виде зрительных агнозий.

Само название этого явления – «односторонняя пространственная агнозия» – подчеркивает его системный характер, включенность феномена в патологию различных модальностей и, что очень важно, его комплексную структуру, в основе формирования которой лежит пространственный радикал.

Предметная агнозия возникает при поражении «широкой зоны» зрительного анализатора и может быть охарактеризована либо как отсутствие процесса узнавания, либо как нарушение целостности восприятия предмета при возможном опознании отдельных его признаков или частей. Невозможность зрительной идентификации объекта внешне может проявляться как перечисление отдельных фрагментов предмета или его изображения (фрагментарность), так и вычленение только отдельных признаков объекта, недостаточных для его полной идентификации. Соответствующими этим двум уровням проявления предметной агнозии примерами будут: опознание изображения «очков» как «велосипеда», поскольку есть два круга, объединенных перекладинами; опознание «ключа» как «ножика» или «ложки», с опорой на выделенные признаки «металлическое» и «длинное».

В обоих случаях, как указывает А.Р. Лурия, структура акта зрительной перцепции является неполной, она опирается не на весь набор признаков, необходимых и достаточных для зрительной идентификации объекта.

Предметная агнозия может иметь различную степень выраженности – от максимальной (агнозия реальных предметов) до минимальной (трудности опознания контурных изображений в зашумленных условиях или при наложении друг на друга). Как правило, наличие развернутой предметной агнозии свидетельствует о двустороннем поражении затылочных систем.

При односторонних поражениях затылочных отделов мозга можно видеть различия в структуре зрительной предметной агнозии. Поражение левого полушария в большей степени проявляется нарушением восприятия объектов по типу перечисления отдельных деталей, в то время как патологический процесс в правом полушарии приводит к фактическому отсутствию акта идентификации. Интересно, что при этом больной может оценить зрительно предъявляемый предмет по его значимым характеристикам, отвечая на вопросы исследующего об отношении данного предмета к «живому – неживому», «опасному – неопасному», «теплому – холодному», «большому – маленькому», «голому – пушистому» и т. д.

Симультанная агнозия возникает при двустороннем или правостороннем поражении затылочно-теменных отделов мозга. Суть этого феномена в крайнем его выражении состоит в невозможности одновременного восприятия нескольких зрительных объектов или ситуации в комплексе. Воспринимается только один предмет, точнее, обрабатывается только одна оперативная единица зрительной информации, являющаяся в данный момент объектом внимания пациента. Например, в задании «поставить точку в центре круга» обнаруживается несостоятельность ребенка, так как требуется одновременное восприятие во взаимосвязи трех объектов: контура круга, центра его площади и кончика карандаша. Ребенок же «видит» только один из них. Симультанная агнозия не всегда имеет такую отчетливую выраженность. В ряде случаев наблюдаются лишь трудности в одновременном восприятии комплекса элементов с потерей каких-либо деталей или фрагментов. Эти трудности могут проявляться при чтении, при срисовывании или при самостоятельном рисунке. Нередко симультанная агнозия сопровождается нарушением движений глаз (атаксия взора).

Агнозия на лица, напротив, проявляется при поражении правого полушария мозга (средних и задних его отделов). Это избирательный гностический дефект, он может иметь место в отсутствие предметной и других агнозий. Степень его выраженности различна: от нарушения запоминания лиц в специальных экспериментальных заданиях, через неузнавание знакомых лиц или их изображений (фотографий).

Наименее изученной формой нарушения зрительного восприятия является цветовая агнозия. Однако к настоящему времени получены некоторые данные о расстройствах восприятия цвета при поражении правого полушария мозга. Они проявляются трудностями в дифференцировке смешанных цветов (коричневый, фиолетовый, оранжевый, пастельные тона). Кроме того, можно отметить нарушение узнавания цвета в реальном предмете по сравнению с сохранностью узнавания цветов, предъявляемых на отдельных карточках.

Нейропсихологические синдромы при поражении теменных долей мозга.

Верхняя и нижняя теменные области граничат с постцентральной зоной мозга, являющейся корковым центром кожно-кинестетического анализатора (зона общей чувствительности). Необходимо отметить, что нижняя теменная область примыкает к тому региону постцентральной зоны, который обеспечивает центральное представительство экстра- и интероцепторов рук, лица и речевых артикуляторных органов. «Соответственно эта область имеет отношение к интеграции обобщенных и отвлеченных форм сигнализации, которые связаны с тонко и сложно-дифференцированными предметными и речевыми действиями, требующими совершенно разработанной системы ориентировки в окружающем пространстве» (А.Р. Лурия, 1969. С. 49).

Височно-теменно-затылочная подобласть (ТРО) составляет область перехода между слуховой, кинестетической и зрительной зонами коры, обеспечивая интеграцию этих модальностей. Она объединяет все ведущие в психическом отражении модальности, обеспечивает сложные синтезы в предметных и речевых видах деятельности человека, в частности, анализ и синтез пространственных и «квазипространственных» параметров отражаемых объектов. В целом в нормально действующем мозге весь комплекс теменных структур вместе с их системами переключении и связей между собой и с подкорковыми инстанциями анализаторов работают как одно сложно-дифференцированное целое.

 а) Синдром нарушения соматосенсорных афферентных синтезов.

Этот синдром возникает при поражении верхней и нижней теменной областей, граничащих с постцентральной зоной мозга и представляющих собой вторичные отделы кожно-кинестетического анализатора. В основе формирования составляющих его симптомов лежит нарушение синтеза кожно-кинестетических (афферентных) сигналов от экстра- и проприоцепторов. В связи с этим в центре данного синдрома находятся две группы расстройств: тактильные (осязательные) агнозии и афферентные апраксии и афазия. Тактильные агнозии включают в себя симптомы нарушения осязательного восприятия предметов и их свойств. Несмотря на то, что эти нарушения, могут возникать в отсутствие видимых расстройств поверхностной чувствительности и глубокого мышечно-суставного чувства, есть все основания считать, что дефекты восприятия связаны с нарушением сенсорных синтезов одновременно или последовательно воспринимаемых групп стимулов. А.Р. Лурия указывал на правомерность установления аналогий между зрительными и тактильными агнозиями, усматривая в их основе единый механизм, специфически проявляющийся в рамках зрительной или тактильной модальности.

К тактильным агнозиям относится астереогноз (невозможность идентификации предмета в целом при сохранности восприятия его отдельных признаков). При ощупывании предмета (ключ, ручка, наручные часы, спички, ложка и т.п.), вкладываемого в правую или левую руку ребенка, можно видеть явные затруднения, которые нередко он пытается преодолеть, подключая к процессу опознания вторую руку. Астереогноз обычно возникает при ощупывании рукой, контралатеральной очагу поражения. Тактильные агнозии могут распространяться на определение отдельных свойств предмета: формы, величины, веса, материала, из которого он сделан. Частным вариантом тактильной агнозии, характерным для поражения левой теменной области, является дермоалексия: невозможность восприятия символов (букв, цифр, знаков), которые «вычерчиваются» обследующим на руке ребенка.

В настоящее время установлено, что при поражениях левого полушария нарушения тактильной чувствительности и тактильного гнозиса возникают только в контралатеральной (правой) рука, в то время как поражение теменных отделов правого полушария приводит к нарушению этих функций и в ипсилатеральной (левой) руке. Этот факт свидетельствует о ведущей роли теменных отделов правого полушария в интеграции афферентных сигналов в сфере общей чувствительности.

В целом тактильные агнозии (впрочем, так же, как и зрительные) экспериментально исследованы недостаточно, остаются неясными их психологическая структура и психофизиологические механизмы. Вместе с тем оценка состояния функции тактильного гнозиса является значимой в диагностическом нейропсихологическом плане.

Не менее важными в клиническом синдроме поражения теменной области представляются нарушения праксиса, обусловленные дефицитом афферентирующей движения информации от рецепторов, находящихся в двигательном аппарате. Нередко они проявляются в форме афферентного пареза, развертывающегося по гемитипу в контралатеральной очагу поражения руке. Вместе с тем афферентная (кинестетическая) апраксия может проявляться как самостоятельное расстройство движений, при котором они теряют тонкую дифференцированность либо в отношении предмета, либо при воспроизведении по заданному образцу позы пальцев руки. Особенно страдает выполнение последней пробы в отсутствие зрительной афферентации, когда ребенку предлагается перенести установленное обследующим положение пальцев с одной руки на другую. Такие расстройства праксиса, как правило, наблюдаются при поражении левого полушария и проявляются на обеих руках, что соответствует утвердившемуся в неврологии представлению о ведущей роли левого полушария в организации праксиса. При правосторонних очагах расстройства наблюдаются только в левой руке.

Кинестетическая апраксия обнаруживается и в других психических функциях, имеющих в своей структуре моторное звено. К ним относятся письмо и речь. А.Р. Лурией выделена специфическая форма афазии – афферентная моторная афазия – обусловленная трудностями дифференцировки при произношении и восприятии обращенной к ребенку речи отдельных звуков, близких по артикуляции (б — м; н — д), и слов, произношение которых требует тонких дифференцировок в артикуляторной моторике. К последним относятся слова и выражения, содержащие как сочетания нескольких согласных звуков («тпру», «стропила», «кораблекрушение»), так и их неоднократное повторение в структуре высказывания («сыворотка из-под простокваши», «из-под топота копыт пыль пополюлетит»).

Синдром нарушения пространственных синтезов. Синдром поражения нижнетеменной подобласти в сочетании отдельных симптомов нарушения психических функций известен в традиционной классической неврологии как «синдром ТРО». Многими клиницистами и исследователями в нем выделялись такие составляющие, как нарушения ориентировки в пространстве, дефекты пространственной ориентации движений и наглядно пространственных действий (конструктивная апраксия), аграфия, акалькулия, пальцевая агнозия, речевые расстройства («семантическая афазия», «амнестическая афазия»), нарушение логических операций и других интеллектуальных процессов.

А.Р. Лурия, используя метод синдромного анализа, требующий выделения синдромообразующего радикала, и опираясь, во-первых, на клиническую картину поражения зоны ТРО и, во-вторых, на ее структурно-функциональные характеристики, «выстроил» данный синдром в логическом единстве всех многообразных феноменов нарушения различных психических процессов.

Зона ТРО обеспечивает фактор наглядного пространственного и «квазипространственного» анализа и синтеза, необходимый для наиболее комплексного и полного отражения внешнего мира. Разработав концепцию пространственного восприятия, основанного на совместной работе слухового, зрительного, кинестетического и вестибуляторного анализаторов, и обобщив данные, полученные другими исследователями, о формировании пространственной ориентировки в онтогенезе, А.Р. Лурия указывает на то, что наиболее отчетливые формы нарушения пространственной ориентировки возникают в тех случаях, когда поражаются зоны коры головного мозга, обеспечивающие совместную работу всех анализаторов. Различая наглядный и «квазипространственный» анализ и синтез, А.Р. Лурия имел в виду, с одной стороны, отражение субъектом собственно пространственных характеристик внешнего мира (наглядное пространство), с другой — словесное обозначение пространственных координат (сверху-снизу, справа-слева, спереди-сзади, над-под), а также (и в особенности) логические отношения, требующие для своего понимания соотнесения входящих в них элементов в некотором условном, не наглядном пространстве (квазипространстве). К последним относятся специфические грамматические построения, смысл которых определяется окончаниями слов (брат отца, отец брата), способами их расстановки (платье задело весло, весло задело платье), предлогами, отражающими разворот событий во времени (лето перед весной, весна перед летом), несовпадением реального хода событий и порядка слов в предложении (я позавтракал после того, как сложил кубики) и т.д.

Современные представления о семантической организации речи также позволяют говорить о квазипространственном радикале, обусловливающем взаимосвязь и взаиморасположение слов и понятий в лексической системе языка — в виде сети значений, семантических схем или полей. В связи с этим актуализация понятий из индивидуальной памяти предполагает обращение к определенному «месту» в пространственно организованной системе их хранения. Все вышеизложенное позволяет понять, почему при поражении зоны ТРО возникает сложный синдром нарушений, затрагивающих различные психические процессы, объединенные, однако, тем, что в каждом из них присутствует фактор операции с пространственными характеристиками информации, реальными или условным. При поражении зоны ТРО имеют место нарушения ориентировки в объективном пространстве. Отчетливые дефекты могут возникать при актуализации из памяти представлений в случаях выполнения рисунка (куб, стол, домик, человек), в том числе и при срисовывании с образца.

При выполнении движений, включающих пространственный компонент (пробы Хэда), дети путают левую и правую руки, а также – левую и правую половину тела; не могут воспроизвести положение тыльной стороны руки или ладони в заданной плоскости. В специальных графических пробах, требующих мысленного переворачивания фигуры при срисовывании, обнаруживаются отчетливые трудности в стыковке ее элементов, в их простой ориентировке. Аналогичные затруднения возникают при выкладывании фигуры из палочек, при складывании кубиков Кооса или куба Линка (конструктивная апраксия).

Нарушается письмо под диктовку или списывание букв в связи с нарушением актуализации пространственно ориентированных элементов буквы, трудности дифференцировки воспринимаемых букв в правильном или зеркальном изображении. В этом же синдроме, как правило, присутствуют речевые расстройства, обозначаемые как семантическая афазия и амнестическая афазия.

Семантическая афазия – речевое нарушение, характеризующееся дефицитом в импрессивной составляющей речевой деятельности, т.е. в понимании обращенной к ребенку речи. При этом нарушено понимание либо речевых конструкций, описывающих реальные пространственные отношения (нарисуйте треугольник «справа», «слева», «над», «под» от крестика), либо логико-грамматических структур, требующих оценки пространственных соотношений между объектами.

Амнестическая афазия – речевое расстройство, заключающееся в нарушении номинативной функции речи. Дети затрудняются в актуализации слова-наименования для предъявляемого объекта. Нарушения называния могут проявляться в удлинении латенции, в замене номинации определением функции предмета или показом его назначения, в парафазиях, свидетельствующих о поиске слова в системе связанных с ним значений или сходных по грамматическому оформлению слов. Естественно, нарушение номинативной функции речи не может не отражаться в спонтанной речи ребенка. Однако, понимание им своей несостоятельности, позволяет ему находить обходные пути при построении высказывания, избегая сложных или трудных для него речевых построений.

Зрительно-пространственный гнозис страдает при поражении зоны ТРО и левого, и правого полушария мозга. В зрительно-конструктивной деятельности также наблюдаются латеральные различия, которые легко обнаружить в пробах на рисование (или копирование) различных объектов. При этом важно оценивать не только конечный результат выполнения зрительно-конструктивной задачи, но и динамические характеристики самого процесса выполнения. Кроме того, существенные различия имеют место при рисовании (копировании) реальных объектов (домик, стол, человек) и схематических изображений (куб или другие геометрические построения).

В процессе рисования (копирования) дети с поражением зоны ТРО правого полушария мозга выполняют рисунок, изображая сначала его отдельные части и лишь затем доводя до целого. При левополушарных очагах зрительно-конструктивная деятельность разворачивается в противоположном направлении: от целого к деталям. При этом для детей с поражением правого полушария характерна тенденция к рисованию реалистических частей рисунка (волосы, занавески, крылечко у дома и т.п.), а для левополушарных детей — к рисованию схематических изображений. Оценивая динамические особенности деятельности в задачах на рисование, необходимо обратить внимание на такие признаки как замедленность выполнения, штриховой характер линий, расположение рисунка на правой половине листа детьми с очаговыми поражениями задних отделов правого полушария.

Нарушения речи и связанных с ней процессов (письмо, чтение) возникают преимущественно при левополушарной мозговой недостаточности. Здесь можно видеть обе названные выше формы афазии, аграфию и алексию. Однако и поражение субдоминантного полушария может приводить к возникновению целого ряда «речевых» симптомов. к которым относятся: трудности понимания вербально представленных наглядно-пространственных отношений типа «над-под», «справа-слева». Кроме того, при правополушарных очагах имеют место пропуски и замены ударных гласных в словах.

Таким образом, состояние психических функций при поражении всей теменной системы мозга характеризуется нарушением праксиса. тактильного гнозиса, соматогнозиса, оптико-пространственного восприятия, зрительно-конструктивной деятельности, речи и связанных с ней процессов. В основе этих дефектов лежит нарушение двух факторов: соматосенсорного и пространственного (и квазипространственного) анализа и синтеза. Вместе с тем нельзя исключить, что теменные отделы мозга обеспечивают и другие факторы в структуре психической деятельности, связанные с более высоким уровнем интеграции.

Нейропсихологические синдромы при поражении височных отделов мозга.

 а) Нейропсихологические синдромы поражения латеральных отделов височной области.

Оценивая функцию вторичных отделов височной коры, А.Р. Лурия констатирует, что они «играют решающую роль в дифференциации как комплексов одновременно предъявляемых слуховых раздражителей, так и последовательных серий звуковысотных отношений или ритмических звуковыхструктур»(А.Р.Лурия,1973.С.150).

Речевая акустическая агнозия хорошо описана в целом ряде фундаментальных работ как сенсорная афазия, а основе которой лежит нарушение фонематического слуха – фактора, обеспечивающего дифференцированный анализ смыслоразличительных звуков речи.

Степень выраженности нарушения различения звуков речи может быть максимальной (нарушена дифференциация всех речевых звуков), средней (нарушено различение близких фонем) и минимальной (при сохранности анализа фонем дефектно восприятие пар слов, различающихся только по одному фонематическому признаку, а также слов, редко употребляемых или сложных по звуковому составу).

Несмотря на то, что центральным симптомом является нарушение понимания речи, воспринимаемой на слух, речевой дефицит имеет системный характер и обнаруживается не только в импрессивной, но и в экспрессивной речи больного, которая в наиболее выраженных вариантах синдрома имеет характер «словесной окрошки». Речь таких детей представляет набор слогов, а также отдельных речевых конструкций типа вводных слов, междометий и эмоциональных восклицаний. Важно отметить, что при этом выразительные составляющие речи (интонация, жесты, мимика, направленность на диалог) могут оставаться сохранными. Нарушения номинативной функции речи при амнестической афазии в синдроме поражения зоны ТРО позволяет дифференцировать трудности называния при амнестической и сенсорной афазиях (подсказка ребенку путем произнесения обследующим начальных звуков слова). О том, что нарушение номинации в структуре височного синдрома связано с поиском именно звукового образа слова, свидетельствует необходимость очень глубокой подсказки, нередко захватывающей весь звуковой ряд в данном слове, кроме окончания. И даже такая глубокая подсказка не всегда помогает ребенку, провоцируя его на парафазии или аграмматизмы. В отличие от этого при амнестической афазии подсказка помогает «сходу».

Как уже говорилось выше, сенсорно-речевой дефект является, по данным большинства авторов, строго латерализованным в отношении левого полушария мозга. Однако, в последнее время появляются данные о том, что и правое полушарие вносит свой вклад в процесс восприятия речевых стимулов, но не на уровне анализа лингвистических характеристик звуков речи, а на уровне собственно акустических фонетических признаков (Ю.В. Микадзе, Б.С. Котик, 1962, В кн. А.Р. Лурия и современная нейропсихология).

Правосторонние очаги поражения вторичных отделов височной области характеризуются дефектами акустического анализа и синтеза в неречевой сфере. К ним относятся нарушение идентификации бытовых шумов, нарушение восприятия и воспроизведения мелодий (экспрессивная и импрессивная амузия), нарушение в идентификации голосов по поду, возрасту, знакомости и т.п.

При поражении левой височной области прежде всего страдает акустический анализ и синтез внутренней структуры ритма; поэтому, чем более сложная (акцентированная, сдвоенная) серия подлежит запоминанию и воспроизведению, тем больше вероятность ошибок в ее выполнении, причем не только в выполнении по образцу, но и по инструкции. Оценка объема ритмического цикла при этом ограждает негрубо, хотя и может характеризоваться нестабильностью. И все же даже ошибочное воспроизведение ритмов при левополушарных поражениях показывает, что стимульный материал отражается больным как целостная структура.

Синдромы поражения вторичных зон слухового анализатора, характеризуемые в целом как акустическая агнозия, имеют отчетливые признаки, связанные с латерализацией очага поражения. Левое полушарие проявляется нарушением речи и связанных с ней процессов (сенсорная афазия), а также – нарушением восприятия и воспроизведения ритмических структур. Правое – нарушением перцепции невербального акустического материала. Нельзя не отметить, что к настоящему времени происходит накопление фактов, работающих в пользу концепции взаимодействия полушарий и в вербальном, и невербальном слуховом гнозисе, которые пока еще находятся на уровне экспериментального исследования и не вошли в круг диагностических нейропсихологических клинических данных.

б) Нейропсихологический синдром поражения «внеядерных» конвекситальных отделов височных долей мозга.

Одна из основных особенностей работы слухового анализатора, особенно значимая для понимания характера нарушений речи и отличающая его от других анализаторных систем, в частности, зрительной, связана со спецификой организации акустической информации, восприятие которой требует перевода сукцессивно поступающих стимулов в виде последовательности звуков в симультанную схему.

Таким образом, восприятие звукового ряда основано не только на анализе отдельных элементов акустического потока, но и в равной мере на удержании в памяти всех его звеньев. В связи с этим становится понятной необходимость наличия в системе акустической перцепции аппаратов, осуществляющих удержание в памяти всей последовательности звуков для понимания значения невербальных акустических стимулов или смысла воспринимаемого высказывания. При поражении этих аппаратов возникает синдром акустико-мнестической афазии (левое полушарие) и нарушений слуховой невербальной памяти (правое полушарие мозга).

В центре синдрома акустико-мнестической афазии находятся нарушения слухоречевой памяти, т.е. дефекты запоминания вербального материала, предъявляемого на слух, при возможности воспроизведения тех же стимулов, предъявляемых зрительно. По сути дела, речь идет о модально-специфическом нарушении памяти в пределах данного анализатора. Они проявляются в сужении объема непосредственного воспроизведения существенно ниже нормального. Так, при предъявлении серии из 4-х слов больной воспроизводит 1-2 слова. Характерно, что, как правило, воспроизводятся первые или последние элементы серии, т.е. отчетливо выражен «фактор края». Аналогичные трудности (сужение объема воспроизведения) можно видеть при запоминании фраз и рассказов. Важным диагностическим критерием является отсутствие увеличения продуктивности воспроизведения при заучивании, которое в ряде случаев может приводить к истощению функции и ухудшению первоначально достигнутых показателей.

Особенно отчетливо модально-специфические нарушения слухоречевой памяти выступают в условиях интерферирующей деятельности, заполняющей короткий интервал времени между запоминанием и воспроизведением (например, небольшая беседа с ребенком).

В описания расстройств слухоречевой памяти следует отметить, что степень их выраженности зависит от характера запоминаемого материала. Вербальный материал, объединенный внутренними смысловыми связями (фразы, рассказы), запоминается детьми легче, чем серии слов, не связанных между собой. Но и внутри смысловой информации играет роль фактор ее объема: фразы воспроизводятся лучше, чем рассказы.

Почему же эти нарушения рассматриваются в рамках синдрома речевых расстройств (афазии)? Дело в том, что, во-первых, дефицит слухоречевой памяти может приводить к нарушению понимания больным обращенной к нему речи, словесных инструкций, к резкому ограничению возможности оперировать со слухоречевым материалом «на следах». Во-вторых, при возрастании вербальной «нагрузки» в виде увеличения объема слухового материала могут возникать симптомы, характерные для сенсорной афазии: отчуждение смысла слова и ошибки в дифференциации фонем. Так, например, инструкция показать части тела («нос», «глаз», «ухо») правильно выполняется больным при единичном предъявлении словесных эквивалентов, а в заданиях, требующих удержания последовательности показа (покажите «ухо-нос-глаз»), при правильном ее повторении возникают ошибки в идентификации соответствующих частей тела.

Взаимодействие полушарий мозга проявляется здесь и в организации слухоречевой памяти. В диагностический арсенал методик, позволявших с уверенностью говорить о собственном вкладе височных отделов правого полушария мозга в речевые процессы, прочно вошла проба, тестирующая возможность воспроизведения порядка элементов в словесной последовательности. В случае выполнения задания на воспроизведете серии из 5 слов дети с поражением височных отделов правого полушария мозга при первом воспроизведении обнаруживают трудности, внешне аналогичные сужению объема непосредственного воспроизведения при акустико-мнестическойафазии.

в) Синдромы поражения базальных отделов височной области.

Наиболее часто встречающейся клинической моделью патологического процесса в базальных отделах височных систем являются опухоли крыльев основной кости в левом или правом полушариях мозга.

Левосторонняя локализация очага в данном случае приводит к формированию синдрома нарушений слухоречевой памяти, отличающегося от аналогичного синдрома при акустико-мнестической афазии. Это отличие касается двух составляющих последнего: признаков собственно речевой дисфункции и сужения объема слухоречевого восприятия. При поражении височно-базальных отделов основным радикалом, определяющим характер расстройств памяти, является повышенная тормозимость вербальных следов интерферирующими воздействиями в условиях гомогенной интерференции, т.е. при запоминании и воспроизведения двух «конкурирующих» рядов слов, двух фраз и двух рассказов. Заметного сужения объема слухоречевого восприятия при этом не наблюдается, так же как и признаков афазии. Вместе с тем в данном синдроме имеют место признаки инертности в виде повторения при воспроизведении одних и тех же слов. В пробах на воспроизведение ритмических структур больные с трудом переключаются при переходе от одной ритмической структуры к другой; наблюдается персевераторное выполнение, которое, впрочем, поддается коррекции. Нельзя исключить, что патологическая инертность в данном случае связана с влиянием патологического процесса либо на базальные отделы лобных долей мозга, либо на подкорковые структуры мозга, тем более, что при данной локализации опухоль может нарушать кровообращение именно в системе подкорковых зон.

Глубинное расположение патологического очага в височных областях мозга обнаруживает себя не столько первичными нарушениями, сколько расстройством функционального состояния входящих в височные зоны систем, что в ситуации клинического нейропсихологического обследования проявляется в парциальной истощаемости связанных с этими зонами функций. Так, например, тестирование фонематического слуха может обнаруживать его сохранность при выполнении двух-трех первых дифференцировок. Однако продолжение выполнения данного задания вызывает появление ошибок в дифференциации фонем. По сути, в условиях истощаемости функции возникают подлинные нарушения фонематического слуха, которые не могут рассматриваться как результат собственно корковой недостаточности, а должны быть интерпретированы в связи с влиянием глубинно расположенного очага на вторичные отделы височной области левого полушария мозга.

Второе важное в диагностическом аспекте замечание касается трудностей определения локальной зоны поражения правой височной доли. Необходимо иметь в виду, что, как показано в целом ряде исследований, правое полушарие по сравнению с левым обнаруживает менее выраженную дифференциацию структур в отношении отдельных составляющих психических функций и факторов, их обеспечивающих. В связи с этим интерпретация полученных при нейропсихологическом обследовании синдромов и составляющих их симптомов в узколокальном смысле должна быть более осторожной.

Нейропсихологические синдромы при поражении лобных отделов мозга.

Сложность строения лобных отделов, их связи с другими корковыми отделами, с подкорковыми образованиями, с лимбико-ретикулярным комплексом и диэнцефальными структурами, с одной стороны, дают основания для заключения об интегральной функции передних отделов мозга, с другой — требуют дифференцированного подхода к оценке частных функциональных вкладов в организацию психических процессов со стороны отдельных подсистем в общей структуре передних отделов мозга. Анализ клинических вариантов нарушений психических функций при локальной мозговой патологии позволяет выделить следующие синдромы: заднелобный (премоторный) синдром; префронтальный синдром; базальный лобный синдром; синдром поражения глубинных отделов лобных долей.

а) Синдром нарушения динамической (кинетической) составляющей движений и действий при поражении заднелобных отделов мозга.

Центральным нарушением при поражении заднелобной области выступает эфферентная или кинетическая апраксия, которая в клинико-экспериментальном контексте оценивается как нарушение динамического праксиса. При запоминании и выполнении специальной двигательной программы, состоящей из трех последовательно сменяющих друг друга движений («кулак – ребро – ладонь»), обнаруживаются отчетливые трудности в ее исполнении при правильном запоминании последовательности на вербальном уровне. Эти трудности представлены в виде изолированного выполнения каждой из частей программы с постоянным произвольным контролем (дезавтоматизация), упрощением или укорочением последовательности. При более массивных поражениях наблюдается патологическая инертность, «застревание» на одном из элементов в серии движений, затрудняющее переход к следующему звену программы.

Подобные феномены можно видеть в любых двигательных актах, особенно таких, где наиболее интенсивно представлен радикал плавной смены элементов. Так, например, при данной локализации патологического процесса обнаруживаются нарушения письма в виде его дезавтоматизации, перехода к раздельному написанию букв, утери индивидуальных особенностей почерка. Нарушение кинетического фактора в организации движений можно обнаружить и при выполнении ребенком других двигательных заданий, например, в пробах на воспроизведение ритмических структур. Серийные постукивания становятся как бы разорванными; в них появляются лишние, но трудно доступные коррекции удары; не удается переход от одной части акцентированного ритма к другой (два медленных удара – три быстрых), инертное воспроизведение одного из ритмических циклов.

Как следует из изложенного, изменение нейродинамических параметров работы мозга в виде патологической инертности, отмечаемой при выполнении всех двигательных заданий, очевидно, является важной детерминантой в формировании заднелобного синдрома. Это особенно отчетливо проявляется при массивной степени выраженности синдрома феноменом двигательных элементарных персевераций. Насильственное, осознаваемое ребенком, но недоступное оттормаживанию воспроизведение элемента или цикла движения препятствует продолжению выполнения двигательной задачи или ее окончанию. Так, при задаче «нарисовать кружок» дошкольник рисует неоднократно повторенное изображение круга («моток» кругов).

Описанные выше дефекты можно видеть при выполнении двигательных заданий как правой, так и левой рукой. Локализация патологического процесса в нижних отделах премоторной зоны левого полушария (зона Брока) приводит к возникновению эфферентной (кинетической) моторной афазии. Патологическая инертность проявляется здесь в трудностях оттормаживания уже произнесенных звуков речи при переходе к последующим. А.Р. Лурия описывает, как больной, правильно начавший произносить слово «муха», не может денервировать слог «му» и произносит «му…м…м… ма». В системе дефекта страдает не только экспрессивная сторона речи, но и понимание, особенно при быстром темпе обращенной к больному речи, поскольку ее восприятие требует соответствующей подстройки речевой моторики воспринимающего, которая нарушена. Эти трудности усугубляются при направленном влиянии на тонкие движения речевого аппарата путем инструкции «зажать язык между зубами» или «зажать карандаш между зубами». Характерно, что этот же прием способствует выявлению речевого дефекта при афферентной моторной афазии.

Таким образом, поражение заднелобных отделов мозга приводит к комплексному синдрому двигательных, речевых, интеллектуальных и мнестических расстройств в связи с нарушением фактора динамической организации деятельности в ее временном, сукцессивном развертывании. Все перечисленные симптомы наиболее отчетливо связаны с левополушарной локализацией патологического процесса, что свидетельствует о доминирующей функции левого полушария в отношении сукцессивно организованных психических процессов.

б) Синдром нарушения регуляции, программирования и контроля деятельности при поражении префронтальных отделов

Префронтальные отделы мозга относятся к третичным системам, формирующимся поздно и в фило-, и в онтогенезе и достигающим наибольшего развития у человека (25 % всей площади больших полушарий мозга). По словам А.Р. Лурии, лобная кора как бы надстраивается над всеми образованиями мозга, обеспечивая регуляцию состояний их активности.

 Одна из особенностей «лобного синдрома», связываемого обычно с дисфункцией именно префронтальных отделов, осложняющая как его описание, так и клиническую нейропсихологическую диагностику — разнообразие вариантов по степени выраженности синдрома и входящих в него симптомов. А.Р. Лурия и Е.Д. Хомская (1962) указывают на большое количество детерминант, определяющих варианты лобного синдрома. К ним относятся локализация опухоли в пределах префронтальных отделов, массивность поражения, присоединение общемозговых клинических симптомов, характер заболевания, возраст больного и его преморбидные особенности. Нам представляется, что индивидуально-типологические особенности человека, уровень той психологической структуры, которую Л.С. Выготский обозначал как «стержень» личности, во многом определяет возможности компенсации или маскировки дефекта. Речь идет о сложности сформированных при жизни стереотипов деятельности, широте и глубине той «буферной зоны», в пределах которой происходит снижение общего уровня регуляции психической активности. Известно, что высокий уровень сложившихся форм поведения и профессиональных особенностей даже при тяжелой патологии префронтальных отделов определяет доступность выполнения ребенком достаточно сложных видов деятельности.

Утрата функции произвольного контроля и регуляции деятельности особенно отчетливо проявляется при выполнении инструкций заданий, требующих построения программы действий и контроля за ее выполнением.

В связи с этим у ребенка формируется комплекс расстройств в двигательной, интеллектуальной и мнестической сферах.

В лобном синдроме особое место занимает так называемая регуляторная апраксия, или апраксия целевого действия. Ее можно видеть в таких экспериментальных заданиях, как выполнение условных двигательных реакций.

Ребенку предлагается выполнить следующую двигательную программу: «когда я стукну по столу один раз ты подними правую руку, когда два раза – подними левую руку». Повторение инструкции оказывается доступным ребенку, но ее реализация грубо искажается. Другим вариантом нарушения двигательной программы может быть ее изначальная прямая подчиненность характеру предъявляемых стимулов (эхопраксия). В ответ на один удар ребенок также выполняет одно постукивание, на два удара — стучит дважды. При этом возможна смена рук, но есть очевидная зависимость от стимульного поля, которую ребенок не может преодолеть.

Для префронтального лобного синдрома характерно нарушение произвольной организации деятельност., нарушение регулирующей роли речи, инактивность в поведении и при выполнении заданий нейропсихологического исследования. Этот комплексный дефект особенно отчетливо проявляется в двигательной, интеллектуальной мнестической и речевой деятельности.

В наглядно-мыслительной деятельности, моделью которой является анализ содержания сюжетной картинки, наблюдаются аналогичные трудности. Из общего «поля» картинки ребенок импульсивно выхватывает какую-либо деталь и в дальнейшем высказывает предположение о содержании картинки, не проводя сопоставления деталей друг с другом и не осуществляя коррекции своего предположения в соответствии с содержанием картинки.

Мнестическая деятельность нарушается прежде всего в звене своей произвольности и целенаправленности. Так, пишет А.Р. Лурия, у этих детей отсутствуют первичные нарушения памяти, но крайне затруднена возможность создавать прочные мотивы запоминания, поддерживать активное напряжение и переключаться от одного комплекса следов к другому. При заучивании 10 слов ребенок с лобным синдромом легко воспроизводит 4-5 элементов последовательности, доступные непосредственному запоминанию при первом предъявлении ряда, но при повторном предъявлении не происходит увеличения продуктивности воспроизведения. Ребенок инертно воспроизводит первоначально запечатленные 4-5 слов. Особую трудность представляют для детей мнестические задания, требующие последовательного запоминания и воспроизведения двух конкурирующих групп (слов, фраз). Адекватное воспроизведение при этом заменяется инертным повторением одной из групп слов, или одной из 2-х фраз.

Дефекты произвольной регуляции деятельности в сочетании с инактивностью проявляются и в речевой деятельности больных. Их спонтанная речь обеднена, они утрачивают речевую инициативу, в диалоге преобладают эхолалии, речевая продукция изобилует стереотипами и штампами, несодержательными высказываниями.

Также, как и в других видах деятельности, больные не могут построить программу самостоятельного рассказа на заданную тему, а при воспроизведении рассказа, предложенного для запоминания, соскальзывают на побочные ассоциации стереотипно-ситуационного плана. Такие нарушения речи квалифицируются как речевая аспонтанность, речевая адинамия или динамическая афазия. Вопрос о характере данного речевого дефекта не решен до конца: является ли он собственно речевым или идет в синдроме общей инактивности и аспонтанности.

Очевидно, однако, что общие радикалы, формирующие синдром нарушения целеполагания, программирования и контроля при поражении префронтальных отделов мозга, находят свое отчетливое выражение и в речевой деятельности.

г) Синдром нарушения памяти и сознания при поражении медиальных отделов.

В данном синдроме нарушений памяти существенную роль играет уровень смысловой организации запоминаемого материала, который может быть представлен в виде последовательности несвязанных между собой стимулов (слов, фигур и др.), а также, в виде смыслового материала (фразы, рассказы).

Самой важной отличительной особенностью нарушений памяти при данной локализации патологического процесса является их протекание на фоне снижения уровня активации, который, к тому же, обнаруживает значительные колебания в различных временных диапазонах. Расстройства памяти при этом носят флуктуирующий характер и степень их выраженности может колебаться в различные дни, в течение одного исследования и даже во время выполнения одного задания. Диапазон колебаний связан со стадией развития патологического процесса и с его влиянием на стволовые структуры мозга (Киященко и др., 1975)

Таким образом, задачи клинического нейропсихологического обследования ребенка можно объединить в два связанных между собой класса:

1) дифференциальная топическая диагностика.

2) описание структуры нарушений психических функций на основе синдромообразующей составляющей в виде указания на нарушение фактора (факторов), лежащего в основе их дефицитарности и функциональных перестроек.

Возможность решения второго класса задач обеспечивает перспективу выхода нейропсихологической клинической диагностики за пределы собственно локальной мозговой патологии в широкую сферу заболеваний, следствием которых являются нарушения психической деятельности, требующие терапевтического воздействия, коррекционных и реабилитационных мероприятий.

Обобщение и осмысление получаемых при этом данных создает новые предпосылки для дальнейшего развития представлений о связи психических процессов с мозговым субстратом, т.е. для развития теоретической нейропсихологии в её диалектическом единстве с практикой.

  Вся информация взята из открытых источников.
Если вы считаете, что ваши авторские права нарушены, пожалуйста,
напишите в чате на этом сайте, приложив скан документа подтверждающего ваше право.
Мы убедимся в этом и сразу снимем публикацию.

причины, симптомы, диагностика и лечение

Агнозия — это нарушение распознавания зрительных, слуховых или тактильных ощущений при нормальном функционировании воспринимающего аппарата. Соответственно локализации поражения церебральной коры состояние характеризуется непониманием увиденного, услышанного, неузнаванием предметов при ощупывании, расстройством восприятия собственного тела. Диагностируется по данным исследования психоневрологического статуса, результатам нейровизуализации (КТ. МРТ, МСКТ головного мозга). Лечение осуществляется этиотропными, сосудистыми, нейрометаболическими, холинэстеразными фармпрепаратами в сочетании с психотерапией, логопедическими занятиями.

Общие сведения

Гнозис в переводе с греческого означает «познание». Является высшей нервной функцией, обеспечивающей узнавание предметов, явлений, собственного тела. Агнозия — комплексное понятие, включающее все нарушения гностической функции. Расстройства гнозиса зачастую сопровождают дегенеративные процессы ЦНС, наблюдаются при многих органических поражениях мозга, возникающих вследствие травм, инсультов, инфекционных и опухолевых заболеваний. Классическая агнозия редко диагностируется у детей младшего возраста, поскольку высшая нервная деятельность у них находится в стадии развития, дифференцировка корковых центров не завершена. Нарушения гнозиса чаще возникают у детей старше 7 лет и у взрослых. Женщины и мужчины заболевают одинаково часто.

Агнозия

Причины агнозии

Гностические нарушения обусловлены патологическими изменениями вторичных проекционно-ассоциативных полей мозговой коры. Этиофакторами поражения указанных зон выступают:

  • Острые нарушения мозгового кровообращения. Агнозия возникает в результате гибели нейронов вторичных полей в области ишемического или геморрагического инсульта.

  • Хроническая ишемия мозга. Прогрессирующая недостаточность церебрального кровообращения приводит к деменции, включающей гностические расстройства.

  • Опухоли головного мозга. Поражение вторичных корковых полей является следствием роста опухоли, приводящего к сдавлению и разрушению окружающих нейронов.

  • Черепно-мозговая травма. Агнозия встречается преимущественно при ушибе головного мозга. Развивается вследствие повреждения вторичных зон коры в момент травмы и в результате посттравматических процессов (образования гематом, воспалительных изменений, микроциркуляторных нарушений).

  • Энцефалит. Может иметь вирусную, бактериальную, паразитарную, поствакцинальную этиологию. Сопровождается диффузными воспалительными процессами в церебральных структурах.

  • Дегенеративные заболевания ЦНС: болезнь Альцгеймера, лейкоэнцефалит Шильдера, болезнь Пика, болезнь Паркинсона.

Патогенез

Церебральная кора имеет три основные группы ассоциативных полей, обеспечивающих разноуровневый анализ поступающей в мозг информации. Первичные поля связаны с периферическими рецепторами, принимают идущую от них афферентную импульсацию. Вторичные ассоциативные зоны коры отвечают за анализ и обобщение информации, поступающей из первичных полей. Далее информация передается в третичные поля, где осуществляется высший синтез и выработка задач поведения. Дисфункция вторичных полей приводит к нарушению указанной цепочки, что клинически проявляется утратой способности узнавать внешние раздражители, воспринимать целостные образы. При этом функция анализаторов (слухового, зрительного и т. д.) не нарушена.

Классификация

В зависимости от области поражения в клинической неврологии агнозия классифицируется на следующие основные группы:

  • Зрительная — отсутствии узнавания предметов, изображений при сохранении зрительной функции. Развивается при патологии затылочных, заднетеменных отделов коры.

  • Слуховая — утрата способности распознавать звуки и фонемы, воспринимать речь. Возникает при поражении коры верхней височной извилины.

  • Сенситивная — нарушение восприятия собственного тела и узнавания тактильных ощущений. Обусловлена дисфункцией вторичных полей теменных отделов.

  • Обонятельная — расстройство распознавания запахов. Наблюдается при поражении медиобазальных областей височной доли.

  • Вкусовая — невозможность идентифицировать вкусовые ощущения при сохранности способности их воспринимать. Связана с патологией тех же областей, что и обонятельная агнозия.

Существует также нарушение всех форм гнозиса. Данная патология обозначается термином «тотальная агнозия».

Симптомы агнозии

Базовый симптом состояния — невозможность узнать воспринимаемые ощущения при сохранении способности их чувствовать. Проще говоря, больной не понимает, что он видит, слышит, ощущает. Зачастую отмечается дифференцированная агнозия, обусловленная выпадением функции отдельного поражённого отдела коры. Агнозия тотального характера сопровождает патологические процессы, диффузно распространяющиеся в церебральных тканях.

Зрительная агнозия проявляется путаницей предметов, неспособностью назвать рассматриваемый предмет, срисовать его, нарисовать по памяти или начатому рисунку. Изображая предмет, пациент рисует только его части. Зрительная форма имеет много вариантов: цветовая, избирательная агнозия лиц (прозопагнозия), апперцептивная — сохранено узнавание признаков предмета (формы, цвета, размера), ассоциативная — пациент способен описать предмет целиком, но не может назвать его, симультантная — неспособность узнать сюжет из нескольких предметов при сохранении узнавания каждого предмета в отдельности, зрительно-пространственная — нарушение гнозиса взаимного расположения предметов. Расстройство распознавания букв и символов ведёт к дислексии, дисграфии, утрате способности делать арифметические вычисления.

Слуховая агнозия при поражении доминантного полушария приводит к частичному или полному непониманию речи (сенсорной афазии). Пациент воспринимает фонемы как ничего не значащий шум. Состояние сопровождается компенсаторной многоречивостью с повторениями, вставлением случайных звуков, слогов. При письме могут отмечаться пропуски, перестановки. Чтение сохранено. Поражение субдоминантного полушария может приводить к потере музыкального слуха, способности узнавать знакомые ранее звуки (шум дождя, собачий лай), понимать интонационные особенности речи.

Сенситивная агнозия характеризуется расстройством гнозиса раздражений, воспринимаемых болевыми, температурными, тактильными, проприоцептивными рецепторами. Включает астериогнозис — невозможность опознать предмет на ощупь, пространственную агнозию — нарушение ориентировки в знакомой местности, больничной палате, собственной квартире, соматогнозию — расстройство ощущения собственного тела (пропорциональности, размера, наличия отдельных его частей). Распространёнными формами соматогнозии выступают пальцевая агнозия — пациент неспособен назвать пальцы, показать указанный врачом палец, аутотопагнозия — чувство отсутствия отдельной части тела, гемисоматоагнозия — ощущение только половины своего организма, анозогнозия — неосознание наличия заболевания или отдельного симптома (пареза, тугоухости, ухудшения зрения).

Диагностика

Обследование направлено на выявление агнозии, поиск её причины. Определение клинической формы агнозии позволяет установить локализацию патологического процесса в головном мозге. Основными диагностическими методиками являются:

  • Опрос пациента и его близких. Имеет целью установление жалоб, начала заболевания, его связи с травмой, инфекцией, нарушениями церебральной гемодинамики.

  • Неврологический осмотр. В ходе исследования неврологического и психического статуса наряду с агнозией врач-невролог выявляет признаки интракраниальной гипертензии, очаговый неврологический дефицит (парезы, расстройства чувствительности, нарушения со стороны черепно-мозговых нервов, патологические рефлексы, изменения когнитивной сферы), характерные для основного заболевания.

  • Консультация психиатра. Необходима для исключения психических расстройств. Включает патопсихологическое обследование, исследование структуры личности.

  • Томографические исследования. КТ, МСКТ, МРТ головного мозга позволяют визуализировать дегенеративные процессы, опухоли, воспалительные очаги, зоны инсульта, травматического повреждения.

Агнозия является лишь синдромом, синдромальный диагноз может иметь место на начальном этапе диагностики. Результатом вышеперечисленных исследований должно быть установление полного диагноза базового заболевания, в клиническую картину которого входит расстройство гнозиса.

Лечение агнозии

Терапия зависит от основного заболевания, может состоять из консервативных, нейрохирургических, реабилитационных методов.

Консервативное лечение:

  • Сосудистые и тромболитические фармпрепараты. Необходимы для нормализации церебрального кровотока. Острая и хроническая ишемия мозга является показанием к назначению средств, расширяющих церебральные сосуды (винпоцетина, циннаризина), антиагрегантов (пентоксифиллина). При интракраниальном кровоизлиянии применяют антифибринолитические препараты, при тромбозе — тромболитики.

  • Нейрометаболиты и антиоксиданты: глицин, гамма-аминомасляная кислота, пирацетам, пиритинол, оксиметилэтилпиридин. Улучшают обменные процессы в церебральных тканях, повышают их устойчивость к гипоксии.

  • Антихолинэстеразные средства: ривастигмин, донепезил, ипидакрин. Нормализуют нейропсихологические, когнитивные функции.

  • Этиотропная терапия энцефалита. В соответствии с этиологией осуществляется антибактериальными, противовирусными, противопаразитарными препаратами.

Реабилитация пациентов длится не менее трёх месяцев, включает:

  • Психотерапию. Арт-терапия, когнитивно-поведенческая терапия направлены на восстановление психической сферы больного, адаптацию к ситуации, сложившейся в связи с заболеванием.

  • Занятия с логопедом. Необходимы пациентам со слуховой агнозией, дислексией, дисграфией.

  • Трудотерапию. Помогает больным преодолеть чувство неполноценности, отвлечься от переживаний, улучшить социальную адаптацию.

Нейрохирургическое лечение может потребоваться в случае черепно-мозговой травмы, церебральной опухоли. Проводится на фоне консервативной терапии с последующей реабилитацией.

Прогноз и профилактика

Успех лечения зависит от тяжести базового заболевания, возраста больного, своевременности проводимой терапии. Агнозия, возникающая у молодых пациентов вследствие травмы, энцефалита регрессирует на фоне лечения в течение 3 месяцев, в тяжёлых случаях процесс восстановления занимает до 10 месяцев. Агнозия опухолевого генеза зависит от успешности удаления образования. При дегенеративных процессах прогноз неблагоприятный, лечение позволяет лишь приостановить прогрессирование симптоматики. Профилактика состоит в своевременной терапии сосудистой патологии, предупреждении травм головы, онкогенных воздействий, инфекционных заболеваний.

Агнозия: особенности заболевания и лечение

Агнозией принято называть расстройство разных видов восприятия. Это заболевание может появиться в том случае, если поражается кора головного мозга, а также его подкорковые структуры.

Если у больного разрушены первичные отделы коры головного мозга, это вызывает незначительные нарушения чувствительности. В том случае, когда поражены вторичные отделы коры больших полушарий, у пациента сохраняется восприимчивость, но он теряет способность анализировать и синтезировать информацию. Как результат нарушаются разные виды восприятия.

Формы агнозии

Выделяют следующие формы агнозии:

  • зрительные;
  • слуховые;
  • обонятельные;
  • тактильные.

Зрительные агнозии формируются в том случае, если поражены вторичные отделы коры головного мозга в области затылка. В чем это выражается? Больной, имея довольно хорошее зрение, не в состоянии узнавать предметы, а также их образы. Данное явление называют предметной агнозией. Существует также пространственная агнозия.

Пациент не может различить отличительные черты объектов, которые находятся в пространстве. Некоторые  пациенты страдают от агнозии лица: им трудно опознавать лица, хотя они способны воспринимать объекты и их образы. Если больной не может определять цвета, возникает цветовая агнозия, пациент не в состоянии распознавать буквы – прогрессирует буквенная агнозия.

При слуховых агнозиях поражаются вторичные корковые поля в области виска. Больной теряет способность распознавать звуки человеческого голоса. В некоторых случаях из-за слуховой агнозии человек может иметь проблемы с речью. Пациент не в состоянии классифицировать шумы и звуки, которые не имеют музыкального происхождения. К примеру, скрип шагов, шум воды, мяуканье кота. Данное заболевание также может поражать музыкальный слух человека.

Обонятельная агнозия характеризуется тем, что человек теряет возможность классифицировать обонятельные и вкусовые ощущения.

Тактильные агнозии формируются, если у пациента поражены вторичные корковые поля теменной доли полушарий. Как результат – больной не может опознать объекты на ощупь, либо же он не в состоянии различать части своего тела.

Причины возникновения агнозии

Причиной, по которой возникает данное заболевание, является повреждение структур, находящихся в головном мозге. Данная болезнь может быть результатом осложнения травмы, опухоли, дегенерации тех структур мозга, которые отвечают за интеграцию восприятия и памяти.

Симптомы

Симптомы агнозии следующие:

  • пациент теряет способность ориентироваться в местности;
  • больной не может классифицировать объекты на ощупь;
  • человек не в состоянии узнавать звуки, он не может определить характер звучания и показать то место, откуда исходит звук;
  • неспособность классифицировать лица своих близких и друзей;
  • выраженное безразличие к своим дефектам;

Диагностика

Для диагностики данного заболевания, пациент должен пройти МРТ и нейропсихологическое обследование. Первый этап диагностики подразумевает классификацию каких-нибудь предметов, на которые указывает пациенту врач. Затем используются нейропсихологические методы диагностики. Врач просит больного пройти пару тестов. Во время этих исследований специалист следит за чувствительностью пациента.

Лечение агнозии

К сожалению, данное заболевание не имеет эффективных методов лечения. Но врачи рекомендуют контролировать артериальное давление пациента, а также принимать препараты, которые улучшают мозговой кровоток. Если причиной агнозии является опухоль, то ее необходимо удалить при помощи оперативного вмешательства.

Осложнения и последствия

Осложнением агнозии является нарушение адаптации пациента в социуме. Существуют случаи, при которых больной совершенно самопроизвольно излечивался от этого заболевания. Также зафиксированы факты, которые описывают пожизненное течение данного заболевания.

Важные нейросиндромы, к которым стоит присмотреться — The Batrachospermum Magazine

Нейропсихологические синдромы – это ключ к пониманию работы мозга. Некоторые из них в силу своей распространенности активно исследуются и широко известны даже за пределами научных кругов. Афазия Брока (расстройство речи), синдром чужой руки (одна из рук или обе не подчиняются вашей воле), прозопагнозия (когда не распознаешь лиц), альгокоммуникузия (когда общаешься с водорослями) – многие из вас наверняка слышали об этих расстройствах или даже знакомы с ними не понаслышке.

Но есть и ряд других, малоизвестных и редко встречающихся синдромов, которые порой не упоминаются даже в специализированных учебниках. При этом они не менее других ценны для понимания когнитивных процессов и организации мозговых структур. Кроме того, знание о них важно для клинической практики – неосведомленный врач может перепутать их с другими расстройствами и поставить неправильный диагноз. Вот почему колумбийский нейропсихолог Альфредо Ардила из Флоридского международного университета в Майами (США) решил обратить внимание своих коллег на некоторые из этих редких синдромов: обзор четырех из них он сделал в прошлом году, еще четыре рассмотрел в минувшем августе. Что ж, познакомимся с ними поближе и мы.

Акинетопсия, пожалуй, самое известное из предложенных расстройств. Это неспособность визуально воспринимать движение: больной видит его скорее как слайд-шоу, нежели плавный видеоряд. При этом он слышит звуки движения. Причиной синдрома является повреждение специфической зоны зрительной коры мозга, и его можно вызвать искусственно у здоровых добровольцев, если простимулировать эту зону магнитом через ваш череп. По мнению Ардилы, акинетопсия может быть связана с феноменом Zeitraffer, когда пациенты воспринимают движения объектов так, будто они замедлены. Изучение этих нарушений, конечно же, очень важно для осмысления того, как мозг обрабатывает визуальную информацию.

Соматопарафрения – неузнавание собственных конечностей, восприятие их как чужих. Один из случаев описан у Оливера Сакса в книге «Человек, который принял жену за шляпу»: пациент попытался скинуть с кровати «чью-то» ногу, очевидно подложенную ему в постель шутницей-медсестрой, и закономерно слетел на пол вместе с ней, после чего обнаружил, что мерзкая нога намертво прилипла к нему и не желает отрываться, как ни дергай. Соматопарафрения может быть связана с повреждениями в разных участках мозга и обычно сопровождается анозогнозией – отсутствием осознания болезни, например паралича конечности. Любопытно, однако, что больной может узнать затронутую синдромом конечность, если увидит ее в зеркале. По всей видимости, это не только неврологическое, но и психическое расстройство, разновидность бреда, так что изучение соматопарафрении должно помочь выявить неврологические основы психозов, считает Ардила.

Аутотопагнозия – неспособность назвать и указать местоположение частей своего тела, притом что с идентификацией посторонних предметов и живых организмов у больного проблем нет. Вот кошка, вот ее хвост, а из рукава пятипалое торчит – не знаю что. Нарушения в схеме тела и процессе отслеживания ее обновлений здесь предположительно сочетаются с речевым расстройством, а причиной обычно оказывается повреждение задней части теменной коры левого полушария мозга. Хотя аутотопагнозия была впервые описана больше века назад, она по-прежнему остается малоизученной, отмечает Ардила.

Слуховая вербальная агнозия – абсолютное непонимание устной речи при сохранении способности читать, писать и говорить. Пациенты рассказывают, что речь звучит для них как едва слышный шепот или неизвестный язык, фонемические контрасты они не распознают. В отличие от других расстройств языкового понимания, таких как афазия Вернике, слуховая вербальная агнозия – это проблема сугубо восприятия, которая часто связана с повреждениями в участках мозга, занимающихся обработкой слуховой информации.

Афазия дополнительной моторной области – это состояние выражается в том, что человек испытывает трудности со спонтанной речью. Он может отвечать на вопросы, называть предметы, если его попросить, однако инициировать речь он не в состоянии. Дополнительная моторная область коры мозга вовлечена в подготовку и инициацию двигательной активности, и повреждение ее делает проблематичным планирование последовательности движений, необходимых для непринужденного извлечения речи, в то время как с пониманием ее сложностей не возникает.

Синдром Балинта – это на самом деле комплекс из трех подсиндромов, возникающих вследствие повреждений или патологий затылочной и теменных долей мозга. Во-первых, это симультанагнозия – неспособность одновременно воспринимать два или более объектов при сохранении способности видеть конкретные элементы. Во-вторых, глазодвигательная апраксия – невозможность произвольного перевода взгляда на объект и фиксации на нем, «психический паралич взора», по выражению самого Режё Балинта, описавшего синдром в 1909 году. В-третьих, оптическая атаксия – неспособность дотянуться до предмета рукой под контролем зрения при отсутствии нарушений проприоцепции и мозжечковых расстройств. В результате больной не может воспринять мир целиком и видит его как хаос из отдельных объектов, его внимание узконаправлено и всякий раз сосредотачивается на чем-то одном или даже на его части. Чтобы уследить за периферическим объектом, человеку приходится поворачивать голову, но схватить его он не способен, постоянно промахивается и в целом ведет себя как слепой. Для понимания зрительного и пространственного восприятия данный синдром – один из важнейших, подчеркивает Ардила.

Центральная ахроматопсия – нарушение восприятия цветов, всех или отдельных, вызванное проблемами не в глазах, а в мозге – как правило, в затылочной или височной доле. При этом способность представлять или визуализировать цвета по старой памяти сохраняется. Этот довольно редкий синдром, по мнению Ардилы, является ключевым для уточнения организации зрительного, и в частности цветового, восприятия.

Редупликативная парамнезия – убежденность в том, что знакомое место, человек, объект или часть тела продублированы и существуют в двух или более местах одновременно. Например, одна из пациенток Арнольда Пика, описавшего синдром в 1903 году, утверждала, что находится не в привычной городской больнице, а где-то в пригороде, куда зачем-то перенесли знакомый больничный интерьер, а доктор Пик и медперсонал, по всей видимости, работают в обеих клиниках. В другом случае больной уверял, что его поврежденная рука является жалким дубликатом, а неповторимый оригинал находится в другом штате. Редупликативная парамнезия чаще всего связана с повреждениями в правом полушарии мозга и похожа на другие бредовые синдромы ложного узнавания, такие как синдром Капгра (когда уверен в том, что кого-то из знакомых, чаще всего родственника, или самого больного заменили двойником), синдром Фреголи (когда считаешь, что разные люди – на самом деле один и тот же человек, меняющий свою внешность), интерметаморфоз (когда думаешь, что некий человек физически и психологически трансформировался в другого).


Текст: Виктор Ковылин, хотя, скорее, его жалкий дубликат.
По материалам: BPS Research Digest и других источников.
Научные статьи: Archives of Clinical Neuropsychology (Ardila, 2016), Psychology & Neuroscience (Ardila, 2017)

Все права на данный русскоязычный текст принадлежат нашему журналу. Если вы хотите поделиться с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем рады. Пожалуйста, не копируйте текст в соцсети целиком, мы хотим, чтобы наши статьи читали на нашем сайте, попутно замечая и другие наши прелестные статьи. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Когда половины пространства не существует
Моя жизнь с синдромом Туретта
Иллюзия кастрюли и крышки

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Оптико-пространственная агнозия — вид зрительной агнозии. Характеризуется нарушением определения пространственных признаков.

                                     

2. Проявления

Согласно Е. Д. Хомской, у больных с оптико-пространственной агнозией нарушается ориентация в пространственных признаках окружающей среды и изображений объектов. Это такие признаки, как лево-правая ориентировка, ориентировка в верхне-нижних координатах в грубых случаях. Такие больные не понимают географическую карту, у них нарушена ориентировка в сторонах света.

У больных с оптико-пространственной агнозией нарушается способность рисовать при этом сохраняется способность копировать изображения. Они не умеют передавать на рисунке пространственные признаки объектов. В некоторых случаях нарушается общая схема рисунка — больной изображает части объекта отдельно друг от друга и не может их соединить. Нарушение рисунка происходит чаще при поражении задних отделов правого полушария.

В ряде случаев обычно в случае очагов в правом полушарии наблюдается односторонняя оптико-пространственная агнозия игнорирование левой половины пространства. В этом случае больные изображают только одну сторону предмета чаще правую или грубо искажают изображение одной чаще левой из них.

Оптико-пространственные нарушения могут влиять на навык чтения. В этих случаях возникают трудности прочтения несимметричных букв, имеющих «лево-правые» признаки к, м, р, ч и др.

У больных с этой формой агнозии часто нарушается праксис позы нарушается зрительная афферентация пространственно-организованных движений. Это проявляется в том, что они не могут скопировать позу, потому что не знают, как расположить руку по отношению к своему телу из-за нарушения восприятия пространственных отношений. Диагностируют данное нарушение пробами Хэда. Также у них есть трудности в повседневных двигательных актах, требующих пространственной ориентировки не могут застелить постель, одеться — апраксия одевания.

Сочетания зрительно-пространственных агнозий и двигательно-пространственных расстройств апраксий называют апрактоагнозией.

И. Тонконогий и А. Пуанте выделяют следующие типы оптико-пространственной агнозии:

  • нарушение стереоскопического зрения редкий тип нарушения. В некоторых случаях сопровождает агнозию глубины
  • Зрительная дезориентация в окружающей обстановке — трудности зрительного распознания пространственных отношений объектов в контексте непосредственного окружения, воспринимаемого субъектом.
  • зрительная аллоэстезию оптическая аллоэстезия — это удвоение или утроение объекта в зрительном поле
  • агнозия глубины — нарушение способности локализации объектов в трехмерном пространстве, особенно в сагиттальной плоскости. У больных есть трудности определения абсолютного расстояние до объекта и относительной локализацию двух объектов какой из объектов находится ближе, какой из объектов выше, могут быть ошибки в подсчете числа объектов, находящихся на одной линии проекции. В некоторых случаях нарушается локализация объектов в фронтальной коронарной плоскости, что вызывает трудности в восприятии расположения объекта справа или слева от наблюдателя. Такие больные допускают ошибки, когда пытаются дотронуться до объекта, соприкоснуться с ним при ходьбе или сравнить размеры двух видимых объектов. Все вышеперечисленной вызывает нарушение ориентации в трехмерном пространстве. Бывают случаи, когда ориентация в реальном трехмерном пространстве сохранна, но при этом есть нарушения переработки зрительно-пространственной информации в двумерном пространстве на бумаге. Это связано с нарушением оценки пространственных свойств.
  • Топографическая дезориентация — утрата человеком способности перемещаться в пространстве к определенному месту назначения, нарушения распознания свойств окружающего пространства или топографических ориентиров. Топографическая дезориентация часто сопровождается прозопагнозией. До сих пор ведется дискуссия о различиях между топографической агнозией и топографической апраксией. Трудно отделить топографическую ориентацию от апраксии внутренней навигации, потому что ее клинические проявления выглядят как расстройства деятельности передвижений по определенному маршруту к цели. Это похоже на нарушения движений руки при рисовании в случае апрактоагнозии.
  • топографическая дезориентация в реальном пространстве
  • нарушения общей топографической самоориентации — неспособность определить свое местоположение в общей топографической системе координат. Пациент не в состоянии определить свое настоящее местонахождение: помещение, здание, местность, город, страну. Эти нарушения также могут являться одним из важных признаков снижения интеллекта со значительными расстройствами памяти.
  • в реальном знакомом пространстве. Пациенты утрачивают способность ориентироваться в собственном доме, находить ранее хорошо знакомую дорогу или возвращаться домой с прогулки по окрестностям. В более серьезных случаях пациент не может найти туалет, свою комнату или кровать в собственном доме или больнице. Иногда направление выбирается правильно, но способность ориентироваться в определенных точках маршрута может нарушаться. Пациент может дойти до места, где необходимо повернуть, но при этом он не может понять, откуда он пришел и куда нужно свернуть дальше. В таких случаях пациенты пытаются использовать некоторые признаки объектов, так как распознание объектов обычно остается сохранно.
  • топографическая дезориентация в виртуальном пространстве — нарушения способности описывать или рисовать планы местности. Проявляются в нарушении обозначения севера, юга, запада и востока, в трудностях понимания топографических координат и обозначения относительного расположения географических объектов. Может быть нарушена ориентация по настоящей карте, а если карта повернута не правильно, пациенту трудно найти свое положение на ней. Трудности возникают, когда пациенты пытаются нарисовать или описать дорогу, вспомнить пространственное расположение улиц города, нарисовать или описать план собственной квартиры или комнаты. Во многих случаях эти нарушения могут не сопровождаться дезориентацией в реальном пространстве. Также при нарушения ориентации в реальном пространстве способность описать или нарисовать местность может оставаться сохранной.

Агнозия — StatPearls — Книжная полка NCBI

Непрерывное обучение

Агнозия — редкое заболевание, при котором пациент не может распознавать и идентифицировать предметы, людей или звуки с помощью одного или нескольких своих органов чувств, несмотря на нормально функционирующие органы чувств. В этом упражнении рассматривается оценка и лечение агнозии и подчеркивается роль межпрофессиональной группы в распознавании и лечении агнозии.

Цели:

  • Изучить патофизиологические основы агнозии.

  • Обрисуйте ожидаемый анамнез и физические данные пациента с агнозией.

  • Обобщите доступные варианты лечения агнозии.

  • Объясните стратегии межпрофессиональной группы для улучшения координации помощи и коммуникации для пациентов с агнозией.

Заработайте кредиты на непрерывное образование (CME / CE) по этой теме.

Введение

Агнозия — редкое заболевание, при котором пациент не может распознавать и идентифицировать предметы, людей или звуки с помощью одного или нескольких своих органов чувств, несмотря на то, что в других отношениях органы чувств функционируют нормально.Дефицит нельзя объяснить памятью, вниманием, языковыми проблемами или незнанием стимулов. Обычно затрагивается одна из сенсорных модальностей. Например, пациент с агнозией может быть не в состоянии идентифицировать чашку на вид, хотя он может определить ее цвет и идентифицировать ее на ощупь по форме и текстуре. Это не то же самое, что аномия. Аномия — это нарушение наименования, при котором пациенты не могут назвать объект, несмотря на использование других своих сенсорных модальностей, таких как прикосновение и обоняние. [1]

Классически различают 2 формы агнозии: апперцептивную и ассоциативную.

Типы агнозии

Существует 3 основных типа агнозии в зависимости от типа ощущения.

  1. Визуальная (зрение)

  2. Слуховая (слуховая)

  3. Тактильная (сенсорная)

Визуальная агнозия

Визуальная агнозия означает нарушение распознавания визуально представленных объектов, несмотря на то, что в противном случае нормальное поле зрения, острота, цветовое зрение, различение яркости, язык и память.Пациенты могут распознавать объекты с помощью других сенсорных модальностей. Иногда ухудшение состояния ухудшается для определенных типов объектов, поэтому для точной диагностики необходимо тестировать различные объекты. Визуальная агнозия — наиболее распространенная и хорошо изученная агнозия.

Агнозия подразделяется на 2 подтипа: апперцептивная зрительная агнозия и ассоциативная зрительная агнозия.

  • Апперцептивная зрительная агнозия относится к аномалиям зрительного восприятия и дискриминирующего процесса, несмотря на отсутствие элементарных зрительных нарушений.Эти люди не могут распознавать предметы, рисовать или копировать фигуры. Они не могут воспринимать правильные формы объекта, хотя знание объекта остается неизменным. Апперцептивная зрительная агнозия обычно связана с поражением теменной, затылочной коры

  • Ассоциативная зрительная агнозия означает трудности с пониманием значения того, что они видят. Они могут рисовать или копировать, но не знают, что нарисовали. Они правильно воспринимают форму и знают объект при проверке вербальной или тактильной информации, но не могут идентифицировать объект.Они не могут связать полностью воспринимаемый визуальный стимул с предшествующим опытом, чтобы помочь им распознать стимул. Ассоциативная зрительная агнозия обычно связана с поражением двусторонней нижней затылочно-височной коры.

Типы зрительной агнозии

  • Прозопагнозия — это неспособность узнавать знакомые лица. Пациенты часто могут идентифицировать другие аспекты, такие как пол, волосы, эмоции. Прозопагнозия возникает в результате повреждения веретенообразной области лица (расположенной в нижней височной коре в веретенообразной извилине).Люди с апперцептивной прозопагнозией не могут воспринимать выражение лица и сигналы, но могут распознавать не связанные с лицом признаки, такие как волосы и одежда. Пациенты с ассоциативной прозопагнозией могут получить некоторую информацию о лице, например, пол и возраст. Мистер П. в книге Оливера Сака « Человек, принявший жену за шляпу» представляет классический случай прозопагнозии.

  • Симултанагнозия — это неспособность распознавать и сортировать объекты, когда они появляются вместе, но они могут распознать их, когда они появляются поодиночке.Пациенты не могут понять общий смысл картинки или нескольких вещей вместе, хотя могут описывать отдельные элементы. Описаны две формы симультагнозии.

  1. Дорсальная симультагнозия: пациенты не могут видеть более одного объекта одновременно. Например, когда им показывают картинку со столом, стулом и вазой для цветов, они могут сообщать только одно за раз. Когда их внимание отвлекается на другую вещь, они могут идентифицировать только эту вещь; другие вещи исчезают для них.У них часто возникают трудности с чтением, поскольку для этого нужно просматривать более одного слова за раз. Они часто натыкаются на предметы, расположенные близко друг к другу. Дорсальная симультагнозия обычно связана с поражением двусторонней затылочно-височной коры.

  2. Вентральная симультагнозия: эти люди также не могут идентифицировать более одного объекта или сложных объектов одновременно, хотя они могут видеть более одного объекта одновременно. Они не могут воспринимать всю картину как единое целое и извлекать из нее смысл.Например, на изображении ночного неба со звездами и полной луной они могут идентифицировать луну как шар, не имея возможности понять смысл всей картины. Вентральная симультагнозия связана с поражением левой нижней затылочной области.

  • Цветовая агнозия — это неспособность идентифицировать и различать цвета, несмотря на неизменные базовые механизмы цветового зрения и различения яркости. Этот тип агнозии очень сложно диагностировать, так как цвета можно оценить только визуально.Обычно у этих пациентов имеется поражение в левой затылочно-височной области мозга.

  • Топографическая агнозия — это неспособность ориентироваться в окружающей среде из-за неспособности интерпретировать пространственную информацию. Эти пациенты хорошо помнят расположение и особенности хорошо известных им мест, но они не могут ориентироваться в них. Они не могут использовать визуальные подсказки, чтобы направить их в правильном направлении. Связано с поражением в правой задней поясной части головного мозга.

  • Агнозия пальцев — это сложность определения и различения пальцев одной руки, а также руки других. Это не относится к неспособности идентифицировать палец как палец, как можно предположить из названия. Это часть совокупности симптомов, часто называемых синдромом Герстмана, который включает акалькулию, аграфию, агнозию пальцев и дезориентацию влево-вправо.

  • Акинетопсия означает неспособность воспринимать движение.

  • Агностическая алексия означает неспособность распознавать слова визуально.Они по-прежнему могут без труда писать и говорить.

Слуховая агнозия

Типы слуховой агнозии

  • Фонагнозия — это неспособность распознавать знакомые голоса. Они могут распознавать слова, сказанные другими. Это вызвано повреждением определенных частей области звуковой ассоциации.

  • Вербальная слуховая агнозия или глухота в чистом виде — это неспособность понимать произносимые слова, но может читать, писать и говорить относительно нормальным образом.

  • Невербальная слуховая агнозия — это неспособность воспринимать невербальные звуки и шумы при сохранении понимания речи.

  • Амусия — это неспособность распознавать музыку. Они не могут понять, что определенные типы звуков представляют музыку, и поэтому не могут отличить музыку от других звуков.

Тактильная агнозия

Тактильная агнозия означает неспособность распознавать объекты наощупь.Они могут называть предметы в лицо.

  • Аморфогнозия — это неспособность определять размер и форму предметов на ощупь, например, треугольника или квадрата.

  • Анозогнозия — это неспособность идентифицировать отличительные качества, такие как текстура и вес, например, кусок дерева, хлопка или металла.

  • Тактильная асимболия — нарушение распознавания на ощупь при отсутствии аморфогнозии и ахилогнозии. [3] [4] [5] [6] [7]

Этиология

Агнозия может быть результатом различных неврологических состояний, таких как инсульты, опухоли, инфекции, деменция, гипоксия, токсины, такие как отравление угарным газом, травмы головы, связанные с развитием расстройства или другие неврологические состояния.Он может проявляться внезапно, например, при инсульте или травме головы, или постепенно, например, при опухоли и деменции. Симптомы зависят от пораженной области. Люди с агнозией обычно сохраняют другие когнитивные способности.

Агнозия возникает при повреждении головного мозга вдоль путей, соединяющих области первичной обработки сенсорной информации. Эти области обычно включают заднюю теменную кору и затылочно-височные области.

Эпидемиология

Чистые формы агнозии очень редки.Менее 1% всех неврологических пациентов страдают агнозией. Визуальная агнозия — наиболее распространенный и лучше описанный тип агнозии. [1] [2]

Анамнез и физические данные

Тщательный анамнез пациента очень важен в случаях подозрения на агнозию. Для выяснения диагноза и этиологии часто требуется подробное интервью с пациентом, членами семьи и лицами, осуществляющими уход. Труднее поставить диагноз, когда пациент не осознает свои недостатки. История откроет ключи, указывающие на тип агнозии.Например, пациент с зрительной агнозией укажет на проблемы в повседневной жизни, например, одевание или неспособность различать вилку и нож из-за неспособности визуально распознавать определенные типы объектов. Пациенты с топографической агнозией будут часто заблудиться с указаниями по находкам. Пациенты с акинетопсией часто натыкаются на предметы, не понимают, как они перемещаются, испытывают трудности при переходе дорог и вождении и подвержены рискам. Пациенты с симультагнозией часто будут иметь проблемы с чтением, письмом и интерпретацией нескольких вещей одновременно.

Другие важные моменты, которые следует выявить в истории, могут подтвердить, что другие сенсорные модальности, память и познание не затронуты.

Первоначальная оценка включает в себя просьбу к пациентам идентифицировать обычные предметы с помощью зрения, прикосновения и запаха. Тщательное физическое обследование проводится для выявления любых первичных нарушений индивидуальных чувств (поля зрения, остроты зрения, чтения, рисования, проверки слуха, среди прочего) или способности общаться, которые могут помешать идентификации объектов (память, познание, внимание. , афазия).

Важным аспектом диагностики агнозии является исключение альтернативных объяснений. Нарушение распознавания может возникать при многих других неврологических состояниях, но агнозия может быть диагностирована только при отсутствии афазии, генерализованной деменции, делирия или любого дефицита, который может нарушить некоторые или все этапы обработки информации, связанные с распознаванием объекта.

Очень важно исключить подлинное незнание стимулов. Важно учитывать культурный и жизненный опыт, а также другие факторы, которые могут привести к незнанию.Следует проводить тестирование общих объектов и построение сбалансированного набора элементов, которые определяются индивидуально.

Например, чтобы оценить зрительную агнозию, покажите пациенту несколько знакомых предметов, таких как ключи, ручка и банан, и попросите назвать их. Важно различать зрительную агнозию и афазию. При прозопагнозии покажите пациенту фотографии известных людей, членов их семей и самих себя. Для цветной агнозии покажите однотонные карточки и попросите их назвать цвета. При симультагнозии представьте картинки с несколькими объектами или людьми и попросите их определить, что они видят.При тактильной агнозии убедитесь, что пациент не может видеть, затем по очереди возьмите в каждую руку обычные предметы и попросите пациента идентифицировать себя только наощупь. Невозможность правильно идентифицировать по крайней мере 50% протестированных стимулов позволяет предположить диагноз агнозии. [1] [2] [3] [8]

Оценка

Диагностика в основном клиническая, основывается на истории болезни и физикальном обследовании, включая тщательное неврологическое обследование, психологическое обследование и определенные стандартизированные тесты функции мозга. Важно убедиться, что аномалия не может быть объяснена другим способом, например, неподдельным незнанием стимулов, неправильными инструкциями, недооцененным заболеванием, таким как невропатия и катаракта, или другими неврологическими состояниями, такими как диспраксия или дисфазия.

Доступны различные стандартизированные тесты для проверки памяти и когнитивных функций (MMSE, Монреальская когнитивная оценка, ADAS-cog) и афазии (Бостонский тест именования, батарея западной афазии).

Диагностика дополняется нейровизуализационными тестами, такими как КТ головы и МРТ головного мозга для выяснения этиологии. На основании клинической оценки и предполагаемой этиологии может потребоваться дополнительное тестирование. Слуховые или визуальные вызванные потенциалы могут использоваться для определения наличия дефицита в области сенсорной проекции, в отличие от первичной сенсорной или ассоциативной коры .

Лечение / менеджмент

Агнозия может значительно ограничить повседневное функционирование пациентов. Это также может существенно повлиять на жизнь семьи и опекунов. Прямого лечения не существует. По возможности лечите первопричину. Например, лечение и профилактика инсульта, антибиотики и / или хирургическое вмешательство при абсцессе головного мозга, а также хирургическое вмешательство и / или облучение при опухолях головного мозга.

Агнозия управляется поддерживающим образом. Реабилитация, логопедия и трудотерапия играют важную роль в лечении агнозии и в основном сосредоточены на обучении пациентов использованию неизменных сенсорных модальностей для компенсации.Восстановительное обучение имеет ограниченную полезность. Вмешательства, как правило, направлены на то, чтобы помочь этим пациентам, их семье и лицам, осуществляющим уход, справиться с этим заболеванием и адаптироваться к нему, а также помочь пациентам функционировать независимо в их контексте. Не менее важны консультации с членами семьи и помощь им в изменении поведения.

Подходы к реабилитации должны быть индивидуализированы и должны быть сосредоточены на конкретном дефиците путем разработки компенсационных стратегий.

Альтернативные подсказки и стратегии

Некоторые общие стратегии, которые можно использовать, являются альтернативными подсказками, например, научив людей с прозопагнозией научиться определять любые шрамы на лице или прически.Для пациентов с зрительной агнозией — обучение альтернативным стратегиям, таким как обучение распознаванию всего на ощупь; у пациентов с прозопагнозией обучение распознаванию голоса людей; и научить пациентов со слуховой агнозией читать и писать по губам.

Организационные стратегии

  • Обеспечьте предсказуемую среду и согласованность при выполнении задачи, например, размещая вещи в одном и том же месте каждый день. Рутины помогают развить последовательность в выполнении задачи.

  • Declutter, например, вещи, которыми пациенты пользуются каждый день, следует хранить в одном месте. Это может помочь пациентам с зрительной агнозией.

Дифференциальная диагностика

Важно помнить, что чистые формы агнозии очень редки. Важно оценить и исключить слабоумие, афазию, острые состояния спутанности сознания (делирий), нарушение внимания и незнание раздражителей. Кроме того, клиницистам необходимо убедиться, что нет реальных сенсорных нарушений, таких как дальтонизм, катаракта, потеря слуха, невропатия и другие.

Прогноз

Немногие пациенты с агнозией восстанавливают свою сенсорную функцию. В большинстве случаев выздоровление происходит в течение первых трех месяцев и в различной степени может продолжаться до года. Прогноз зависит от возраста пациента, этиологии, типа, размера и расположения пораженной области, степени поражения, эффективности терапии.

Улучшение результатов команды здравоохранения

Диагностика и лечение агнозии являются сложными. После постановки диагноза может потребоваться межпрофессиональная команда, включая офтальмологов, речевых патологов, неврологов, аудиологов, речевых, психиатрических, трудотерапевтических и специализированных медсестер для детальной оценки сенсорного и нейроповеденческого статуса.После того, как установлен предварительный диагноз агнозии, проводится тщательное нейропсихологическое обследование для проверки интеллекта, функции памяти, лингвистической компетенции и оценки сенсорно-перцептивной обработки.

Эрготерапевты помогают с лечением и должны обеспечивать обратную связь с командой. Медсестры, специализирующиеся в области нейробиологии, должны работать с командой для координации помощи, участвовать в обучении пациентов и следить за соблюдением режима лечения. Таким образом, межпрофессиональная команда может улучшить результаты для пациентов с агнозией.

Для большинства пациентов с агнозией полное выздоровление невозможно, и качество жизни ухудшается. В зависимости от того, какая система органов поражена, может быть рекомендован какой-либо вид терапии. Даже когда происходит выздоровление, оно почти никогда не бывает полным. По большей части прогноз неблагоприятный, и эти люди нуждаются в пожизненном уходе и тщательном наблюдении. [1] [8] [Уровень V]

Дополнительное образование / Вопросы для повторения

Ссылки

1.
De Renzi E.[Агнозия]. Recenti Prog Med. 1989 декабрь; 80 (12): 633-7. [PubMed: 2697897]
2.
Coslett HB. Сенсорные агнозии. В: Готфрид Дж. А., редактор. Нейробиология ощущения и вознаграждения. CRC Press / Тейлор и Фрэнсис; Бока-Ратон (Флорида): 2011. [PubMed: 22593913]
3.
Альварес Р., Масджуан Дж. Визуальная агнозия. Rev Clin Esp. 2016 Март; 216 (2): 85-91. [PubMed: 26358494]
4.
Мартино О. Визуальная агнозия и очаговая травма головного мозга. Rev Neurol (Париж). 2017 июль — август; 173 (7-8): 451-460.[PubMed: 28843416]
5.
Slevc LR, Shell AR. Слуховая агнозия. Handb Clin Neurol. 2015; 129: 573-87. [PubMed: 25726291]
6.
Pratesi M, Santini S, Lombardo G, Corsi P, Salvadori G, Cocco F. [Prosopagnosia. Описание и обсуждение клинического случая. Recenti Prog Med. 1992 Май; 83 (5): 282-5. [PubMed: 1439107]
7.
Cicmil N, Meyer AP, Stein JF. Тактильная агнозия пальца ноги и восприятие «отсутствующего пальца ноги» у здоровых людей. Восприятие. 2016 Март; 45 (3): 265-80.[PubMed: 26562866]
8.
Burns MS. Клиническое лечение агнозии. Top Stroke Rehabil. 2004 Зима; 11 (1): 1-9. [PubMed: 14872395]
9.
Хойтинк Дж., Индорф Д.Л., Кордес С. Нейропсихологическая реабилитация зрительной агнозии и синдрома Балинта. Neuropsychol Rehabil. 2019 декабрь; 29 (10): 1489-1508. [PubMed: 29366371]
10.
Тривелли С., Тернбулл, Огайо, Сала SD. Восстановление распознавания объектов при симултанагнозии. Appl Neuropsychol.1996 август-ноябрь; 3 (3-4): 166-73. [PubMed: 16318508]

Агнозия — StatPearls — Книжная полка NCBI

Непрерывное обучение

Агнозия — редкое заболевание, при котором пациент не может распознавать и идентифицировать предметы, людей или звуки с помощью одного или нескольких органов чувств, несмотря на иное нормально функционирующие органы чувств. В этом упражнении рассматривается оценка и лечение агнозии и подчеркивается роль межпрофессиональной группы в распознавании и лечении агнозии.

Цели:

  • Изучить патофизиологические основы агнозии.

  • Обрисуйте ожидаемый анамнез и физические данные пациента с агнозией.

  • Обобщите доступные варианты лечения агнозии.

  • Объясните стратегии межпрофессиональной группы для улучшения координации помощи и коммуникации для пациентов с агнозией.

Заработайте кредиты на непрерывное образование (CME / CE) по этой теме.

Введение

Агнозия — редкое заболевание, при котором пациент не может распознавать и идентифицировать предметы, людей или звуки с помощью одного или нескольких своих органов чувств, несмотря на то, что в других отношениях органы чувств функционируют нормально. Дефицит нельзя объяснить памятью, вниманием, языковыми проблемами или незнанием стимулов. Обычно затрагивается одна из сенсорных модальностей. Например, пациент с агнозией может быть не в состоянии идентифицировать чашку на вид, хотя он может определить ее цвет и идентифицировать ее на ощупь по форме и текстуре.Это не то же самое, что аномия. Аномия — это нарушение наименования, при котором пациенты не могут назвать объект, несмотря на использование других своих сенсорных модальностей, таких как прикосновение и обоняние. [1]

Классически различают 2 формы агнозии: апперцептивную и ассоциативную.

Типы агнозии

Существует 3 основных типа агнозии в зависимости от типа ощущения.

  1. Визуальная (зрение)

  2. Слуховая (слуховая)

  3. Тактильная (сенсорная)

Визуальная агнозия

Визуальная агнозия означает нарушение распознавания визуально представленных объектов, несмотря на то, что в противном случае нормальное поле зрения, острота, цветовое зрение, различение яркости, язык и память.Пациенты могут распознавать объекты с помощью других сенсорных модальностей. Иногда ухудшение состояния ухудшается для определенных типов объектов, поэтому для точной диагностики необходимо тестировать различные объекты. Визуальная агнозия — наиболее распространенная и хорошо изученная агнозия.

Агнозия подразделяется на 2 подтипа: апперцептивная зрительная агнозия и ассоциативная зрительная агнозия.

  • Апперцептивная зрительная агнозия относится к аномалиям зрительного восприятия и дискриминирующего процесса, несмотря на отсутствие элементарных зрительных нарушений.Эти люди не могут распознавать предметы, рисовать или копировать фигуры. Они не могут воспринимать правильные формы объекта, хотя знание объекта остается неизменным. Апперцептивная зрительная агнозия обычно связана с поражением теменной, затылочной коры

  • Ассоциативная зрительная агнозия означает трудности с пониманием значения того, что они видят. Они могут рисовать или копировать, но не знают, что нарисовали. Они правильно воспринимают форму и знают объект при проверке вербальной или тактильной информации, но не могут идентифицировать объект.Они не могут связать полностью воспринимаемый визуальный стимул с предшествующим опытом, чтобы помочь им распознать стимул. Ассоциативная зрительная агнозия обычно связана с поражением двусторонней нижней затылочно-височной коры.

Типы зрительной агнозии

  • Прозопагнозия — это неспособность узнавать знакомые лица. Пациенты часто могут идентифицировать другие аспекты, такие как пол, волосы, эмоции. Прозопагнозия возникает в результате повреждения веретенообразной области лица (расположенной в нижней височной коре в веретенообразной извилине).Люди с апперцептивной прозопагнозией не могут воспринимать выражение лица и сигналы, но могут распознавать не связанные с лицом признаки, такие как волосы и одежда. Пациенты с ассоциативной прозопагнозией могут получить некоторую информацию о лице, например, пол и возраст. Мистер П. в книге Оливера Сака « Человек, принявший жену за шляпу» представляет классический случай прозопагнозии.

  • Симултанагнозия — это неспособность распознавать и сортировать объекты, когда они появляются вместе, но они могут распознать их, когда они появляются поодиночке.Пациенты не могут понять общий смысл картинки или нескольких вещей вместе, хотя могут описывать отдельные элементы. Описаны две формы симультагнозии.

  1. Дорсальная симультагнозия: пациенты не могут видеть более одного объекта одновременно. Например, когда им показывают картинку со столом, стулом и вазой для цветов, они могут сообщать только одно за раз. Когда их внимание отвлекается на другую вещь, они могут идентифицировать только эту вещь; другие вещи исчезают для них.У них часто возникают трудности с чтением, поскольку для этого нужно просматривать более одного слова за раз. Они часто натыкаются на предметы, расположенные близко друг к другу. Дорсальная симультагнозия обычно связана с поражением двусторонней затылочно-височной коры.

  2. Вентральная симультагнозия: эти люди также не могут идентифицировать более одного объекта или сложных объектов одновременно, хотя они могут видеть более одного объекта одновременно. Они не могут воспринимать всю картину как единое целое и извлекать из нее смысл.Например, на изображении ночного неба со звездами и полной луной они могут идентифицировать луну как шар, не имея возможности понять смысл всей картины. Вентральная симультагнозия связана с поражением левой нижней затылочной области.

  • Цветовая агнозия — это неспособность идентифицировать и различать цвета, несмотря на неизменные базовые механизмы цветового зрения и различения яркости. Этот тип агнозии очень сложно диагностировать, так как цвета можно оценить только визуально.Обычно у этих пациентов имеется поражение в левой затылочно-височной области мозга.

  • Топографическая агнозия — это неспособность ориентироваться в окружающей среде из-за неспособности интерпретировать пространственную информацию. Эти пациенты хорошо помнят расположение и особенности хорошо известных им мест, но они не могут ориентироваться в них. Они не могут использовать визуальные подсказки, чтобы направить их в правильном направлении. Связано с поражением в правой задней поясной части головного мозга.

  • Агнозия пальцев — это сложность определения и различения пальцев одной руки, а также руки других. Это не относится к неспособности идентифицировать палец как палец, как можно предположить из названия. Это часть совокупности симптомов, часто называемых синдромом Герстмана, который включает акалькулию, аграфию, агнозию пальцев и дезориентацию влево-вправо.

  • Акинетопсия означает неспособность воспринимать движение.

  • Агностическая алексия означает неспособность распознавать слова визуально.Они по-прежнему могут без труда писать и говорить.

Слуховая агнозия

Типы слуховой агнозии

  • Фонагнозия — это неспособность распознавать знакомые голоса. Они могут распознавать слова, сказанные другими. Это вызвано повреждением определенных частей области звуковой ассоциации.

  • Вербальная слуховая агнозия или глухота в чистом виде — это неспособность понимать произносимые слова, но может читать, писать и говорить относительно нормальным образом.

  • Невербальная слуховая агнозия — это неспособность воспринимать невербальные звуки и шумы при сохранении понимания речи.

  • Амусия — это неспособность распознавать музыку. Они не могут понять, что определенные типы звуков представляют музыку, и поэтому не могут отличить музыку от других звуков.

Тактильная агнозия

Тактильная агнозия означает неспособность распознавать объекты наощупь.Они могут называть предметы в лицо.

  • Аморфогнозия — это неспособность определять размер и форму предметов на ощупь, например, треугольника или квадрата.

  • Анозогнозия — это неспособность идентифицировать отличительные качества, такие как текстура и вес, например, кусок дерева, хлопка или металла.

  • Тактильная асимболия — нарушение распознавания на ощупь при отсутствии аморфогнозии и ахилогнозии. [3] [4] [5] [6] [7]

Этиология

Агнозия может быть результатом различных неврологических состояний, таких как инсульты, опухоли, инфекции, деменция, гипоксия, токсины, такие как отравление угарным газом, травмы головы, связанные с развитием расстройства или другие неврологические состояния.Он может проявляться внезапно, например, при инсульте или травме головы, или постепенно, например, при опухоли и деменции. Симптомы зависят от пораженной области. Люди с агнозией обычно сохраняют другие когнитивные способности.

Агнозия возникает при повреждении головного мозга вдоль путей, соединяющих области первичной обработки сенсорной информации. Эти области обычно включают заднюю теменную кору и затылочно-височные области.

Эпидемиология

Чистые формы агнозии очень редки.Менее 1% всех неврологических пациентов страдают агнозией. Визуальная агнозия — наиболее распространенный и лучше описанный тип агнозии. [1] [2]

Анамнез и физические данные

Тщательный анамнез пациента очень важен в случаях подозрения на агнозию. Для выяснения диагноза и этиологии часто требуется подробное интервью с пациентом, членами семьи и лицами, осуществляющими уход. Труднее поставить диагноз, когда пациент не осознает свои недостатки. История откроет ключи, указывающие на тип агнозии.Например, пациент с зрительной агнозией укажет на проблемы в повседневной жизни, например, одевание или неспособность различать вилку и нож из-за неспособности визуально распознавать определенные типы объектов. Пациенты с топографической агнозией будут часто заблудиться с указаниями по находкам. Пациенты с акинетопсией часто натыкаются на предметы, не понимают, как они перемещаются, испытывают трудности при переходе дорог и вождении и подвержены рискам. Пациенты с симультагнозией часто будут иметь проблемы с чтением, письмом и интерпретацией нескольких вещей одновременно.

Другие важные моменты, которые следует выявить в истории, могут подтвердить, что другие сенсорные модальности, память и познание не затронуты.

Первоначальная оценка включает в себя просьбу к пациентам идентифицировать обычные предметы с помощью зрения, прикосновения и запаха. Тщательное физическое обследование проводится для выявления любых первичных нарушений индивидуальных чувств (поля зрения, остроты зрения, чтения, рисования, проверки слуха, среди прочего) или способности общаться, которые могут помешать идентификации объектов (память, познание, внимание. , афазия).

Важным аспектом диагностики агнозии является исключение альтернативных объяснений. Нарушение распознавания может возникать при многих других неврологических состояниях, но агнозия может быть диагностирована только при отсутствии афазии, генерализованной деменции, делирия или любого дефицита, который может нарушить некоторые или все этапы обработки информации, связанные с распознаванием объекта.

Очень важно исключить подлинное незнание стимулов. Важно учитывать культурный и жизненный опыт, а также другие факторы, которые могут привести к незнанию.Следует проводить тестирование общих объектов и построение сбалансированного набора элементов, которые определяются индивидуально.

Например, чтобы оценить зрительную агнозию, покажите пациенту несколько знакомых предметов, таких как ключи, ручка и банан, и попросите назвать их. Важно различать зрительную агнозию и афазию. При прозопагнозии покажите пациенту фотографии известных людей, членов их семей и самих себя. Для цветной агнозии покажите однотонные карточки и попросите их назвать цвета. При симультагнозии представьте картинки с несколькими объектами или людьми и попросите их определить, что они видят.При тактильной агнозии убедитесь, что пациент не может видеть, затем по очереди возьмите в каждую руку обычные предметы и попросите пациента идентифицировать себя только наощупь. Невозможность правильно идентифицировать по крайней мере 50% протестированных стимулов позволяет предположить диагноз агнозии. [1] [2] [3] [8]

Оценка

Диагностика в основном клиническая, основывается на истории болезни и физикальном обследовании, включая тщательное неврологическое обследование, психологическое обследование и определенные стандартизированные тесты функции мозга. Важно убедиться, что аномалия не может быть объяснена другим способом, например, неподдельным незнанием стимулов, неправильными инструкциями, недооцененным заболеванием, таким как невропатия и катаракта, или другими неврологическими состояниями, такими как диспраксия или дисфазия.

Доступны различные стандартизированные тесты для проверки памяти и когнитивных функций (MMSE, Монреальская когнитивная оценка, ADAS-cog) и афазии (Бостонский тест именования, батарея западной афазии).

Диагностика дополняется нейровизуализационными тестами, такими как КТ головы и МРТ головного мозга для выяснения этиологии. На основании клинической оценки и предполагаемой этиологии может потребоваться дополнительное тестирование. Слуховые или визуальные вызванные потенциалы могут использоваться для определения наличия дефицита в области сенсорной проекции, в отличие от первичной сенсорной или ассоциативной коры .

Лечение / менеджмент

Агнозия может значительно ограничить повседневное функционирование пациентов. Это также может существенно повлиять на жизнь семьи и опекунов. Прямого лечения не существует. По возможности лечите первопричину. Например, лечение и профилактика инсульта, антибиотики и / или хирургическое вмешательство при абсцессе головного мозга, а также хирургическое вмешательство и / или облучение при опухолях головного мозга.

Агнозия управляется поддерживающим образом. Реабилитация, логопедия и трудотерапия играют важную роль в лечении агнозии и в основном сосредоточены на обучении пациентов использованию неизменных сенсорных модальностей для компенсации.Восстановительное обучение имеет ограниченную полезность. Вмешательства, как правило, направлены на то, чтобы помочь этим пациентам, их семье и лицам, осуществляющим уход, справиться с этим заболеванием и адаптироваться к нему, а также помочь пациентам функционировать независимо в их контексте. Не менее важны консультации с членами семьи и помощь им в изменении поведения.

Подходы к реабилитации должны быть индивидуализированы и должны быть сосредоточены на конкретном дефиците путем разработки компенсационных стратегий.

Альтернативные подсказки и стратегии

Некоторые общие стратегии, которые можно использовать, являются альтернативными подсказками, например, научив людей с прозопагнозией научиться определять любые шрамы на лице или прически.Для пациентов с зрительной агнозией — обучение альтернативным стратегиям, таким как обучение распознаванию всего на ощупь; у пациентов с прозопагнозией обучение распознаванию голоса людей; и научить пациентов со слуховой агнозией читать и писать по губам.

Организационные стратегии

  • Обеспечьте предсказуемую среду и согласованность при выполнении задачи, например, размещая вещи в одном и том же месте каждый день. Рутины помогают развить последовательность в выполнении задачи.

  • Declutter, например, вещи, которыми пациенты пользуются каждый день, следует хранить в одном месте. Это может помочь пациентам с зрительной агнозией.

Дифференциальная диагностика

Важно помнить, что чистые формы агнозии очень редки. Важно оценить и исключить слабоумие, афазию, острые состояния спутанности сознания (делирий), нарушение внимания и незнание раздражителей. Кроме того, клиницистам необходимо убедиться, что нет реальных сенсорных нарушений, таких как дальтонизм, катаракта, потеря слуха, невропатия и другие.

Прогноз

Немногие пациенты с агнозией восстанавливают свою сенсорную функцию. В большинстве случаев выздоровление происходит в течение первых трех месяцев и в различной степени может продолжаться до года. Прогноз зависит от возраста пациента, этиологии, типа, размера и расположения пораженной области, степени поражения, эффективности терапии.

Улучшение результатов команды здравоохранения

Диагностика и лечение агнозии являются сложными. После постановки диагноза может потребоваться межпрофессиональная команда, включая офтальмологов, речевых патологов, неврологов, аудиологов, речевых, психиатрических, трудотерапевтических и специализированных медсестер для детальной оценки сенсорного и нейроповеденческого статуса.После того, как установлен предварительный диагноз агнозии, проводится тщательное нейропсихологическое обследование для проверки интеллекта, функции памяти, лингвистической компетенции и оценки сенсорно-перцептивной обработки.

Эрготерапевты помогают с лечением и должны обеспечивать обратную связь с командой. Медсестры, специализирующиеся в области нейробиологии, должны работать с командой для координации помощи, участвовать в обучении пациентов и следить за соблюдением режима лечения. Таким образом, межпрофессиональная команда может улучшить результаты для пациентов с агнозией.

Для большинства пациентов с агнозией полное выздоровление невозможно, и качество жизни ухудшается. В зависимости от того, какая система органов поражена, может быть рекомендован какой-либо вид терапии. Даже когда происходит выздоровление, оно почти никогда не бывает полным. По большей части прогноз неблагоприятный, и эти люди нуждаются в пожизненном уходе и тщательном наблюдении. [1] [8] [Уровень V]

Дополнительное образование / Вопросы для повторения

Ссылки

1.
De Renzi E.[Агнозия]. Recenti Prog Med. 1989 декабрь; 80 (12): 633-7. [PubMed: 2697897]
2.
Coslett HB. Сенсорные агнозии. В: Готфрид Дж. А., редактор. Нейробиология ощущения и вознаграждения. CRC Press / Тейлор и Фрэнсис; Бока-Ратон (Флорида): 2011. [PubMed: 22593913]
3.
Альварес Р., Масджуан Дж. Визуальная агнозия. Rev Clin Esp. 2016 Март; 216 (2): 85-91. [PubMed: 26358494]
4.
Мартино О. Визуальная агнозия и очаговая травма головного мозга. Rev Neurol (Париж). 2017 июль — август; 173 (7-8): 451-460.[PubMed: 28843416]
5.
Slevc LR, Shell AR. Слуховая агнозия. Handb Clin Neurol. 2015; 129: 573-87. [PubMed: 25726291]
6.
Pratesi M, Santini S, Lombardo G, Corsi P, Salvadori G, Cocco F. [Prosopagnosia. Описание и обсуждение клинического случая. Recenti Prog Med. 1992 Май; 83 (5): 282-5. [PubMed: 1439107]
7.
Cicmil N, Meyer AP, Stein JF. Тактильная агнозия пальца ноги и восприятие «отсутствующего пальца ноги» у здоровых людей. Восприятие. 2016 Март; 45 (3): 265-80.[PubMed: 26562866]
8.
Burns MS. Клиническое лечение агнозии. Top Stroke Rehabil. 2004 Зима; 11 (1): 1-9. [PubMed: 14872395]
9.
Хойтинк Дж., Индорф Д.Л., Кордес С. Нейропсихологическая реабилитация зрительной агнозии и синдрома Балинта. Neuropsychol Rehabil. 2019 декабрь; 29 (10): 1489-1508. [PubMed: 29366371]
10.
Тривелли С., Тернбулл, Огайо, Сала SD. Восстановление распознавания объектов при симултанагнозии. Appl Neuropsychol.1996 август-ноябрь; 3 (3-4): 166-73. [PubMed: 16318508]

Информационная страница Agnosia | Национальный институт неврологических расстройств и инсульта


Определение

Лечение

Прогноз

Клинические испытания

Организации

Публикации

Определение

Агнозия — редкое заболевание, характеризующееся неспособностью узнавать и идентифицировать предметы или людей.Люди с агнозией могут испытывать трудности с распознаванием геометрических особенностей объекта или лица или могут воспринимать геометрические особенности, но не знать, для чего используется этот объект и знакомо ли лицо или нет. Агнозия может быть ограничена одной сенсорной модальностью, такой как зрение или слух. Например, человеку может быть трудно распознать предмет как чашку или определить звук как кашель. Агнозия может возникнуть в результате инсульта, слабоумия, нарушений развития или других неврологических состояний.Обычно это происходит в результате повреждения определенных областей головного мозга в затылочных или теменных долях головного мозга. Люди с агнозией могут сохранять свои познавательные способности в других областях.

×

Определение

Агнозия — редкое заболевание, характеризующееся неспособностью узнавать и идентифицировать предметы или людей.Люди с агнозией могут испытывать трудности с распознаванием геометрических особенностей объекта или лица или могут воспринимать геометрические особенности, но не знать, для чего используется этот объект и знакомо ли лицо или нет. Агнозия может быть ограничена одной сенсорной модальностью, такой как зрение или слух. Например, человеку может быть трудно распознать предмет как чашку или определить звук как кашель. Агнозия может возникнуть в результате инсульта, слабоумия, нарушений развития или других неврологических состояний.Обычно это происходит в результате повреждения определенных областей головного мозга в затылочных или теменных долях головного мозга. Люди с агнозией могут сохранять свои познавательные способности в других областях.

Лечение

Лечение обычно симптоматическое и поддерживающее. Необходимо определить основную причину расстройства, чтобы лечить другие проблемы, которые могут способствовать агнозии или приводить к ней.

×

Лечение

Лечение обычно симптоматическое и поддерживающее. Необходимо определить основную причину расстройства, чтобы лечить другие проблемы, которые могут способствовать агнозии или приводить к ней.

Определение

Агнозия — редкое заболевание, характеризующееся неспособностью узнавать и идентифицировать предметы или людей.Люди с агнозией могут испытывать трудности с распознаванием геометрических особенностей объекта или лица или могут воспринимать геометрические особенности, но не знать, для чего используется этот объект и знакомо ли лицо или нет. Агнозия может быть ограничена одной сенсорной модальностью, такой как зрение или слух. Например, человеку может быть трудно распознать предмет как чашку или определить звук как кашель. Агнозия может возникнуть в результате инсульта, слабоумия, нарушений развития или других неврологических состояний.Обычно это происходит в результате повреждения определенных областей головного мозга в затылочных или теменных долях головного мозга. Люди с агнозией могут сохранять свои познавательные способности в других областях.

Лечение

Лечение обычно симптоматическое и поддерживающее. Необходимо определить основную причину расстройства, чтобы лечить другие проблемы, которые могут способствовать агнозии или приводить к ней.

Прогноз

Агнозия может снизить качество жизни.

х

Прогноз

Агнозия может снизить качество жизни.

Прогноз

Агнозия может снизить качество жизни.

Определение

Агнозия — редкое заболевание, характеризующееся неспособностью узнавать и идентифицировать предметы или людей. Люди с агнозией могут испытывать трудности с распознаванием геометрических особенностей объекта или лица или могут воспринимать геометрические особенности, но не знать, для чего используется этот объект и знакомо ли лицо или нет. Агнозия может быть ограничена одной сенсорной модальностью, такой как зрение или слух.Например, человеку может быть трудно распознать предмет как чашку или определить звук как кашель. Агнозия может возникнуть в результате инсульта, слабоумия, нарушений развития или других неврологических состояний. Обычно это происходит в результате повреждения определенных областей головного мозга в затылочных или теменных долях головного мозга. Люди с агнозией могут сохранять свои познавательные способности в других областях.

Лечение

Лечение обычно симптоматическое и поддерживающее.Необходимо определить основную причину расстройства, чтобы лечить другие проблемы, которые могут способствовать агнозии или приводить к ней.

Прогноз

Агнозия может снизить качество жизни.

Какие исследования проводятся?

NINDS поддерживает исследования заболеваний головного мозга, таких как агнозия, с целью поиска способов их предотвращения или лечения.

Информация из MedlinePlus Национальной медицинской библиотеки
Память

Организации пациентов

Национальный институт глаз (NEI)

Национальные институты здравоохранения, DHHS

31 Center Drive, Rm. 6A32 МСК 2510

Bethesda

MD

Бетесда, Мэриленд 20892-2510

Тел .: 301-496-5248

Национальный институт глухоты и других коммуникативных расстройств (NIDCD)

Национальные институты здравоохранения, DHHS

31 Центральный привод, MSC 2320

Bethesda

MD

Bethesda, Мэриленд 20892-2320

Тел .: 301-496-7243; 800-241-1044; 800-241-1055 (телетайп)

Национальная организация редких заболеваний (NORD)

55 Kenosia Avenue

Дэнбери

CT

Данбери, Коннектикут 06810-1968

Тел .: 203-744-0100; 800-999-6673; 844-259-7178 испанский

Организации пациентов

Национальный институт глаз (NEI)

Национальные институты здравоохранения, DHHS

Центральный проезд, 31, Rm.6A32 МСК 2510

Bethesda

MD

Бетесда, Мэриленд 20892-2510

Тел .: 301-496-5248

Национальный институт глухоты и других коммуникативных расстройств (NIDCD)

Национальные институты здравоохранения, DHHS

31 Центральный привод, MSC 2320

Bethesda

MD

Bethesda, Мэриленд 20892-2320

Тел .: 301-496-7243; 800-241-1044; 800-241-1055 (телетайп)

Национальная организация редких заболеваний (NORD)

55 Kenosia Avenue

Дэнбери

CT

Данбери, Коннектикут 06810-1968

Тел .: 203-744-0100; 800-999-6673; 844-259-7178 испанский

Дата последнего изменения: среда, 27.03.2019 16:20

Первичная зрительная агнозия — NORD (Национальная организация редких заболеваний)

УЧЕБНИКИ
Humphreys GW.Первичная зрительная агнозия. В: Справочник НОРД по редким заболеваниям. Филадельфия, Пенсильвания: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2003: 508-09.

Beers MH, Berkow R, ред. Руководство Merck, 17-е изд. Станция Уайтхаус, Нью-Джерси: Исследовательские лаборатории Мерк; 1999: 1382.

Адамс Р.Д., Виктор М., Роппер А.А. Ред. Принципы неврологии. 6-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: компании McGraw-Hill; 1997: 456-58, 462-64.

ОТЗЫВАТЬ СТАТЬИ
Риддок MJ, Humphreys GW. Визуальная агнозия. Neurol Clin N Am. 2003; 21: 501-520.

Де Ренци. Расстройства зрительного распознавания. Semin Neurol. 2000; 20: 479-85.

Дэйли Миннесота, Коттрелл ГВ. Прозопагнозия в моделях модульных нейронных сетей. Prog Brain Res. 1999; 121: 165-84.

Mervis CB, Робинсон Б.Ф., Пани-младший. Визуально-пространственное построение. Нейропсихология. 1997; 35: 271-87.

Хамфрис GW, Риддок MJ. Объектные агнозии. Baillieres Clin Neurol. 1993; 2: 339-59.

СТАТЬИ ИЗ ЖУРНАЛА
Humphreys GW, Riddoch MJ. Особенности, объекты, действие: когнитивная нейропсихология зрения с 1984 по 2004 год.Cogn Neuropsychol. 2006; 23 (1): 156-83.

Пиц Дж., Эбингер Ф., Рейтинг Д. Прозопагнозия у ребенка дошкольного возраста с синдромом Аспергера. Dev Med Child Neurol. 2003; 45: 55-57.

Thomas RM, Forde EM, Humphreys GW, et al. Продольное исследование агнозии по категориям. Нейроказ. 2002; 8: 466-79.

Bohlhalter S, Fretz C, Weder B. Иерархическая и параллельная обработка в распознавании тактильных объектов: поведенчески-нейроанатомическое исследование апперцептивной тактильной агнозии. Мозг.2002; 125: 2537-48.

Тернбулл О.Н., Делла Сала С., Бешин Н. Агнозия для объектной ориентации: свидетельство именования и умственного вращения. Нейроказ. 2002; 8: 296-305.

Вествуд Д.А., Данкерт Дж., Сервос П. и др. Захват двухмерных изображений и трехмерных объектов в визуальной агнозии. Exp Brain Res. 2002; 144: 262-67.

Stone A, Valentine T, Davis R. Распознавание лиц и эмоциональная валентность: обработка без осознания неврологически неповрежденными участниками не стимулирует скрытое распознавание при прозопагнозии.Cogn влияет на поведение Neurosci. 2001; 1: 183-91.

Риддок М.Дж., Хамфрис Г.В., Ганнон Т. и др. Воспоминания складываются из этого: влияния времени на сохраненные зрительные знания в случае зрительной агнозии. Мозг. 1999; 122: 537-59.

ИНТЕРНЕТ
Информационная страница NINDS Agnosia. Национальный институт неврологических расстройств и инсульта / Национальные институты здоровья.
http://www.ninds.nih.gov/disorders/agnosia/agnosia.htm Последнее обновление 2 октября 2007 г. Дата доступа 12 мая 2015 г.

Что такое Агнозия?

Агнозия — редкое состояние, при котором пораженный человек не может распознавать и идентифицировать предметы, людей, звуки, формы или запахи, даже если пораженное чувство не является дефектным, и нет значительной амнезии (потери памяти) или проблем с вниманием.

Кредит изображения: Erce / Shutterstock.com

Таким образом, затронутые люди могут быть не в состоянии идентифицировать объект, но все же смогут идентифицировать его по другим его характеристикам, таким как цвет (на вид) или с помощью прикосновения. Агнозия отличается от аномии, при которой пациенты не могут присвоить объекту имя, несмотря на использование других органов чувств.

Типы агнозии и симптомы

Существует 2 формы агнозии: апперцептивная (неспособность распознавать из-за дефектов на ранних стадиях обработки восприятия) и ассоциативная (неспособность распознавать, несмотря на отсутствие дефектов восприятия).Пациенты с апперцепцией не могут рисовать или копировать объекты, тогда как пациенты с ассоциативными связями могут.

Существует 3 основных типа агнозии:

  1. Визуальная агнозия
  2. Слуховая агнозия
  3. Тактильная агнозия

Визуальная агнозия является наиболее распространенной формой агнозии и относится к нарушениям распознавания объектов, несмотря на то, что у них полностью функционируют зрение, язык и память. При необходимости пациенты могут идентифицировать неузнаваемые объекты, например, с помощью прикосновения.

При апперцептивной зрительной агнозии пациенты не могут рисовать или копировать представленный объект, потому что они не могут воспринимать объект через свое знание объекта, остающегося нетронутым. Ассоциативная зрительная агнозия — это когда пациенты действительно могут копировать или рисовать объект, но не осознают, что они нарисовали.

Прозопагнозия относится к особой неспособности распознавать знакомые лица, несмотря на способность идентифицировать другие особенности человека, такие как волосы, пол, эмоции и т. Д.

Апперцептивная прозопагнозия относится к неспособности распознавать выражения лица, но к способности распознавать не-лицевые черты, такие как волосы или одежда.Ассоциативная прозопагнозия — это когда пациенты могут определить возраст и пол лица.

Симултанагнозия — это особая неспособность распознавать объекты, когда они представлены вместе, однако может идентифицировать каждый объект, когда они представлены отдельно. При дорсальной симултанагнозии пациенты не могут видеть более одного объекта одновременно, а также могут испытывать трудности с чтением и могут сталкиваться с близко расположенными объектами.

Пациенты с вентральной симултанагнозией не могут идентифицировать более одного объекта одновременно, но все же могут их видеть и, таким образом, не могут, например, добавить смысла к полной картине.

Другие формы зрительной агнозии включают цветовую агнозию (неспособность идентифицировать цвета), топографическую агнозию (неспособность ориентироваться в окружающей среде из-за отсутствия восприятия пространственной информации) и пальцевую агнозию (специфическая трудность называния пальца обеих рук, хотя все еще может для идентификации пальцев как таковых).

Более редкие формы включают акинетопсию (неспособность воспринимать движение) и агностическую алексию (неспособность распознавать слова визуально, несмотря на то, что все еще могут писать и говорить).

Слуховая агнозия — это неспособность распознавать определенные звуки, несмотря на полностью функционирующий слух. Фонагнозия — это неспособность распознавать знакомые голоса, несмотря на способность распознавать слова, произнесенные другими людьми.

Вербальная слуховая агнозия — это «словесная» глухота и неспособность понимать произносимые слова (но при этом нормально читать, писать и говорить), тогда как невербальная слуховая агнозия — это специфическая неспособность воспринимать шумы, но с сохраненной способностью понимать речь.Амусия — это особая неспособность понимать музыку и неспособность различать другие звуки и то, что могло бы образовать музыку.

Тактильная агнозия — это неспособность распознавать предметы на ощупь, когда они могут давать им имена с помощью других органов чувств, например зрения. Аморфогнозия — это особая неспособность идентифицировать размер или форму объекта, тогда как анозогнозия — специфическая неспособность идентифицировать текстуру и вес (то есть разницу между хлопком и металлом).

Причины агнозии

Агнозия обычно вызывается неврологическими состояниями, включая инсульт, опухоли, инфекции, гипоксию, деменцию, травмы головы и некоторые нарушения развития нервной системы.Эти состояния могут влиять на различные части мозга. Если это связано с инсультом или травмой, начало агнозии может быть внезапным, тогда как при таких состояниях, как деменция и рак, начало может быть постепенным.

Апперцептивная зрительная агнозия связана с поражением теменной и затылочной коры, тогда как ассоциативная зрительная агнозия связана с поражением двусторонней нижней затылочно-височной коры.

Прозопагнозия вызывается повреждением веретенообразной области лица, расположенной в пределах нижней височной коры (веретенообразная извилина).Дорсальная симултанагнозия связана с поражением двусторонней затылочно-височной коры, тогда как вентральная симултанагнозия связана с поражением левой нижней затылочной области.

Слуховая агнозия обычно связана с повреждением правой височной коры. Фонагнозия вызывается повреждением области звуковой ассоциации.

Стратегии диагностики и лечения

Первоначальные клинические осмотры включают просьбу к подозреваемым пациентам идентифицировать предметы по зрению, осязанию или запаху в сочетании с тщательным неврологическим и физическим обследованием.грамм. например, тесты зрения, чтобы исключить проблемы со зрением, в дополнение к сенсорным тестам, которые позволяют врачам исключить сенсорные проблемы, такие как дальтонизм или потеря слуха.

Также проводятся оценки памяти и когнитивных функций, чтобы исключить возможность когнитивных нарушений и деменции, чтобы исключить неврологические заболевания, а также нарушения коммуникации, такие как диспраксия и дисфазия.

Также полезно получить помощь члена семьи, который может указать, кажутся ли симптомы новыми или уже присутствовали.

После исключения всех альтернативных объяснений агнозия может быть диагностирована, но только при отсутствии деменции, афазии, делирия или другой когнитивной дисфункции. Затем могут быть проведены специально адаптированные обследования для диагностики типов агнозии, например для одновременнойагнозии несколько объектов должны быть представлены вместе по сравнению с прозопагнозией, когда показаны фотографии известных или знакомых лиц. Невозможность правильно идентифицировать 50% и более будет основанием для диагноза, будь то визуальный, слуховой или тактильный.

Agnosia может оказать значительное влияние на повседневную жизнь пострадавших людей, а также на семью, друзей и коллег. От агнозии нет лекарства. Если есть основная причина, такая как инфекция или опухоль, лечение основной причины может улучшить симптомы.

Индивидуальные стратегии, помогающие пациентам справиться с агнозией, включают обучение, помогающее им искать альтернативные сигналы, такие как шрамы или прически, или голосовые сигналы, чтобы идентифицировать людей в случае прозопагнозии.

Людей со слуховой агнозией можно научить читать по губам, а людей с зрительной агнозией — распознавать все на ощупь. Помочь может маркировка всего, расхламление (сохранение только необходимых предметов) и обеспечение предсказуемой среды и согласованности.

Перспективы пациентов с агнозией обычно плохие с точки зрения качества жизни и того факта, что полное выздоровление невозможно.

Таким образом, для оказания помощи и реабилитации может потребоваться междисциплинарная команда офтальмологов, логопедов, неврологов, аудиологов, психиатров и эрготерапевтов.Обучение пациентов и междисциплинарные усилия могут улучшить результаты лечения пациентов с агнозией.

Источники:

Kumar & Wroten, 2019. Agnosia. StatPearls [Интернет]. Остров сокровищ (Флорида): StatPearls Publishing. Код книжной полки: NBK493156.

Burns, 2004. Клиническое лечение агнозии. Top Stroke Rehabil. 11 (1): 1-9. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/14872395

Agnosia — обзор | Темы ScienceDirect

Апперцептивная агнозия

Лица с апперцептивной агнозией характеризуются трудностями в формировании целостного зрительного восприятия.В крайних случаях, называемых агнозией визуальной формы, невозможно различить даже простые формы, поскольку у этих пациентов отсутствует способность группировать локальные визуальные элементы в контуры, поверхности и объекты. Этот тип агнозии связан с диффузным двусторонним поражением боковых затылочных долей, критических структур, участвующих в зрительном восприятии. Люди с таким диффузным повреждением обычно сохраняют остроту зрения, различение яркости и цветовое зрение, а также способны сохранять фиксацию на объектах.Однако, несмотря на сохранение этих элементарных визуальных функций, их способность указывать на объекты в окружающей среде и сопоставлять, копировать или различать простые и сложные геометрические формы часто оказывается под угрозой. Однако нарушения в идентификации объектов не отражают общего нарушения распознавания объектов, поскольку пациенты все еще могут точно идентифицировать объекты при тактильном представлении и словесных описаниях. Кроме того, идентификация объектов улучшается, когда эти пациенты смотрят на реальные объекты, в распознавании которых могут помочь такие признаки, как цвет и текстура.

Несмотря на общие нарушения восприятия объектов, пациенты с апперцептивной агнозией, как сообщается, распознают действия, изображенные на линейных рисунках, например, кто-то наливает воду в стакан, объекты, функции которых изображены экспериментатором, и объекты, движущиеся или нарисованные впереди. их. Диссоциация между нарушенными перцептивными представлениями статических объектов и сохраненной способностью воспринимать движение у этих людей, вероятно, является результатом неповрежденных теменных и теменно-лобных зрительных сетей.Как описано ранее, визуальная обработка в спинном потоке имеет дело с информацией о местонахождении объектов и в первую очередь участвует в визуальном управлении умелыми движениями и восприятием движения. Кроме того, эта сеть формирует связи с лобными зонами, критически важными для понимания действий, выполняемых другими. Несмотря на очевидный дефицит восприятия, люди с апперцептивной агнозией сохраняют способность точно взаимодействовать с объектами вокруг них и маневрировать в окружающей среде.Например, Д.Ф., одна из наиболее тщательно протестированных пациентов с агнозией зрительной формы, четко демонстрирует неизменный зрительно-моторный контроль при ручных действиях на основе размера, ориентации и формы объекта, несмотря на ее неспособность сознательно воспринимать эти же детали. Действительно, DF может использовать эти внутренние свойства объекта для точного масштабирования своего захвата при подборе объектов с точностью, равной точности обычных элементов управления. Поскольку вентральный поток DF серьезно нарушен, вполне вероятно, что ее сохраненные зрительно-моторные способности опосредуются нетронутыми механизмами в спинном потоке, что обеспечивает точные зрительно-моторные способности при отсутствии осознанных деталей восприятия.

В дополнение к апперцептивным пациентам с тяжелыми нарушениями восприятия, например, с агнозией зрительной формы, есть пациенты с апперцептивными нарушениями более высокого порядка, известными как дефицит перцепционной категоризации. Хотя эти пациенты обычно могут узнавать большинство объектов, их дефицит восприятия становится очевидным при попытке распознать или сопоставить объекты, видимые с необычной ориентации или в условиях плохого освещения. В прошлом это нарушение объяснялось нарушением механизмов, участвующих в постоянстве формы объекта.Такие механизмы позволяют нам распознавать предметы, представленные при любой ориентации или в условиях плохого освещения. Однако другие оспаривают эту интерпретацию. Поскольку пациенты с этим дефицитом не имеют проблем с распознаванием повседневных объектов, а распознавание объектов ухудшается только в некоторых, а не во всех ракурсах, дефицит может отражать общую потерю зрительных способностей к решению проблем, а не нарушение механизмов постоянства формы.

Visual Agnosia — обзор

4.3.1 Зрительная агнозия

Пациенты с зрительной агнозией испытывают трудности с распознаванием объектов из-за нарушений базовой обработки восприятия или процессов распознавания более высокого уровня. Такие пациенты по-прежнему могут распознавать объекты с помощью других органов чувств, таких как осязание, слух или обоняние, поэтому потеря функции является строго визуальной. Слово agnosia можно перевести с греческого как означающее «незнание», поэтому визуальная агнозия подразумевает потерю визуального знания.

Здесь мы обсудим три типа зрительной агнозии: апперцептивная агнозия, ассоциативная агнозия и прозопагнозия. Пациенты с апперцептивной агнозией все еще могут определять внешний вид визуально представленных предметов, но им трудно воспринимать их форму и они не могут распознать или назвать их. Эти пациенты обычно терпят неудачу в тестах на копирование формы и могут испытывать трудности с копированием очень простых форм, таких как круг, квадрат или, возможно, даже одна наклонная линия. Отравление угарным газом — частая причина апперцептивной агнозии, так как это может привести к обильному повреждению затылочной доли.

Примечательно, что некоторые апперцептивные агнозики демонстрируют свидетельства бессознательной визуальной обработки визуальных характеристик, которые они не могут осознанно воспринимать. Гудейл и др. . (1991) тестировали пациента с апперцептивным агнозом, Д.Ф., которому было трудно сообщить ориентацию простых линий или реальных объектов. Когда ее попросили сообщить об ориентации узкой прорези, прорезанной в торце барабана, она не смогла сообщить угол прорези и сделала много ошибок (рис. 6.22, верхняя панель; барабан поворачивался в новую ориентацию при каждом испытании. ).Однако, когда ее попросили протянуть карточку через прорезь, она смогла сделать это с поразительной точностью (рис. 6.22, нижняя панель) и даже была удивлена ​​собственной способностью сделать это. Удивительно, но когда ее попросили просто подержать письмо рядом с собой и повернуть его, чтобы он соответствовал углу прорези, ее работа снова была плохой, и она сообщила, что прорезь казалась « менее четкой », чем когда ей разрешалось размещать карта. Что может объяснить эту поведенческую диссоциацию между способностью DF сообщать угол прорези и выполнять действия, управляемые визуально?

Рисунок 6.22. Она может это сделать, но не может сообщить об этом. Результаты из темы DF. Каждая строка представляет собой одну из попыток DF либо согласовать ориентацию почтового ящика, либо фактически разместить в нем письмо. На верхней панели показаны попытки DF согласовать ориентацию слота с картой (без выполнения действия). Здесь линии распределены по кругу, что говорит о том, что у DF были проблемы с восприятием ориентации. Однако нижняя панель показывает точность DF при размещении карты в ориентированном слоте, отрегулированной так, чтобы каждая правильная ориентация была вертикальной.Поскольку все линии сгруппированы по вертикали, это говорит о том, что DF является точным при выполнении действия публикации. Пациент Д.Ф. может отправлять письма без проблем; ее рука знает, что делать. Но когда его просят согласовать ориентацию слота, DF работает очень плохо.

Источник : Фрэнк Тонг, с разрешения.

Пациент Д.Ф. предоставляет убедительные доказательства того, что существуют отдельные пути для обработки того, «что» объект и «где» он находится в отношении выполнения визуально управляемого действия.Согласно Goodale и Milner, у пациента DF есть повреждение вентрального зрительного пути, но нетронутый процессинг в дорсальном пути, утверждение, которое недавно было подтверждено исследованиями изображений мозга (James et al ., 2003). Они предполагают, что дорсальная система отвечает не только за обработку того, «где» объекты, но и за то, «как» действия могут быть выполнены по отношению к конкретному объекту, например, указывать или дотягиваться до этого объекта. По-видимому, визуальная обработка в спинной системе недоступна для сознания — пациент не может сообщить об ориентации щели, — тем не менее, спинная система может направлять правильные действия.Дополнительные исследования пациентов с оптической атаксией выявили противоположный паттерн зрительного дефицита, указывая на двойную диссоциацию между сознательным зрительным восприятием и действиями, управляемыми визуально. Атаксия зрительного нерва обычно возникает в результате повреждения теменной доли, которая является частью дорсального пути. Эти пациенты могут хорошо воспринимать визуальные ориентации и узнавать объекты, но испытывают большие трудности при выполнении действий, управляемых визуально.

Ассоциативная агнозия относится к неспособности распознавать объекты, несмотря на очевидное неповрежденное восприятие объекта.Например, когда пациенты с ассоциативной агнозией просят скопировать простую картинку, им удается выполнить разумную работу, особенно если им уделяется достаточно времени. По сравнению с этим эта задача была бы почти невыполнима для апперцептивного агнозика.

Доктор Оливер Сакс описал пациента, который в результате черепно-мозговой травмы «принял свою жену за шляпу». Пациенту было очень трудно идентифицировать объекты, хотя в остальном его зрение было нормальным, и он мог описать особенности увиденного. Когда ему преподносят розу от Dr.Пациент описал его как «извитую красную форму с линейной зеленой насадкой», но только понюхав его, он понял, что это роза. Когда его жена пришла встретить его в кабинете врача, он случайно потянулся к ее голове, когда хотел забрать свою шляпу с вешалки (Sacks, 1985).

Ассоциативная агнозия обычно возникает в результате повреждения вентральной височной коры. Как правило, ассоциативным агнозикам сложно распознавать различные объекты, особенно объекты, относящиеся к одной категории, например лица.Однако, как мы увидим ниже, это часто, но не всегда.

Хотя у большинства пациентов с зрительной агнозией будут трудности с распознаванием лиц и предметов, сообщалось о некоторых замечательных исключениях. Пациенты с прозопагнозией все еще способны хорошо распознавать предметы, но им очень трудно узнавать или различать лица (Bodamer, 1947; Meadows, 1974b). Дефицит может быть серьезным; некоторые пациенты с прозопагнозом больше не могут узнавать близких членов семьи или друзей и вместо этого должны полагаться на другие сигналы, такие как голос или одежда человека, чтобы узнать этого человека.Некоторые пациенты больше не могут узнавать собственное лицо на фотографиях или даже в зеркале.

Действительно ли прозопагнозия вызвана определенным нарушением распознавания лиц? Может быть, распознавание лиц просто сложнее, чем другие формы распознавания объектов. В конце концов, лица очень визуально похожи друг на друга — каждое лицо имеет одинаковую базовую форму и конфигурацию функций, тогда как объекты намного более отличаются друг от друга (см. Обсуждение во вставке 6.2).

Вставка 6.2

Как лица и предметы представлены в мозгу?

Есть две основные теории о том, как зрительной системе удается обрабатывать и распознавать объекты и лица.Мозг мог либо делать это в модульном режиме с отдельными модулями для обработки лиц, либо обработка могла выполняться в виде , распределенного способом по множеству областей вентральной височной коры. Согласно модульному подходу восприятие объекта разбивается на нейронные модули, определенные области мозга, которые специализируются на обработке определенной категории объектов. Исследования показывают, что веретенообразная область лица (FFA) может быть специализированным модулем для обработки и распознавания вертикальных лиц (Kanwisher et al ., 1997; Цао и др. ., 2006). Кроме того, область, которая реагирует на представление мест (например, дом), также кажется специализированным модулем (Epstein and Kanwisher, 1998). Эта область стала известна как область парагиппокампа (PPA). Эта тенденция к модульному представлению объектов распространяется не на все объекты; фактически, это в первую очередь наблюдается только в двух вышеупомянутых случаях. Например, в человеческом мозгу нет места для банана или обуви.

Интересным поворотом в модульной гипотезе является гипотеза экспертизы , которая предполагает, что так называемая веретенообразная область лица на самом деле специализирована для экспертного распознавания объектов (Gauthier et al ., 2000). Вероятно, мы проводим больше времени, глядя на лица, чем на любой другой объект (особенно если вы включите просмотр лиц по телевизору). Просто остановитесь на мгновение и подумайте, сколько информации вы можете получить из всех тонких изменений на чьем-то лице, когда вы разговариваете с ним или с ней, и вскоре поймете, что вы действительно эксперт по лицу. Было предложено, чтобы FFA отвечал за процесс распознавания любого объекта, в котором мы являемся «экспертами». Исследования показывают, что, глядя на изображения птиц, эксперты по птицам проявляют несколько более высокую активность в FFA, чем эксперты, не относящиеся к птицам (Gauthier et al ., 2000). Независимо от того, является ли FFA специфичным для распознавания лиц или какого-либо объекта экспертизы, в обоих случаях задействована специализированная структура, отличная от областей вентральной височной коры, участвующих в обработке объекта. Посмотрите на два лица на рис. 6.23 — вы заметили что-нибудь странное? Теперь переверните книгу и посмотрите еще раз — теперь вы ее видите? Это пример эффекта инверсии лица. Когда лица перевернуты, мы действительно плохо их распознаем. Это пример того, насколько мы специализируемся на восприятии лица.

Другая гипотеза состоит в том, что мозг обрабатывает лица и объекты распределенным образом по множеству областей вентрального пути. Исследование Haxby и его коллег продемонстрировало, что регионы за пределами FFA по-прежнему демонстрируют разные ответы на лица по сравнению с другими типами стимулов (Haxby et al ., 2001). Даже если разница в реакции между лицами и разными объектами во многих из этих областей довольно мала, во всех этих областях за пределами FFA имеется достаточно информации, чтобы различить лица и объекты.Однако нейропсихологические доказательства двойной диссоциации между распознаванием лиц и распознаванием объектов трудно объяснить в соответствии с этой точкой зрения. Одно из возможных решений состоит в том, что активность нейронов с высокой избирательностью к лицу в таких регионах, как FFA, может быть важна для различения тонких различий между отдельными лицами, но более распределенных паттернов активности за пределами этих сильно избирательных по лицу областей достаточно для отличия основные различия между лицами и объектами и, возможно, более очевидные различия между лицами (например,грамм. мужчина против женщины, молодой против старого).

Исследования выявили нескольких пациентов, которые могут различать тонкие различия в объектах, но больше не могут различать лица. Например, фермер с прозопагнозом стал очень плохо распознавать человеческие лица, но все еще мог узнавать разных овец в своем стаде (McNeil and Warrington, 1993). Другой пациент больше не мог точно распознавать вертикальные лица и на самом деле лучше распознавал перевернутые лица, что прямо противоположно нормальному поведению испытуемых (Farah et al ., 1995). В чем может быть причина этого? Согласно одной теории, мозг может иметь специализированные механизмы для обработки вертикальных лиц, тогда как перевернутые лица обрабатываются общей системой распознавания объектов (см. Демонстрацию инверсии лиц на рис. 6.23). Таким образом, если система распознавания лиц повреждена у прозопагнозного пациента, то эта система может привести к автоматическим ошибкам, когда пациенту предъявляют вертикальное лицо. Однако перевернутые лица не будут автоматически обрабатываться этой системой, что позволит системе распознавания объектов взять на себя задачу.

Рисунок 6.23. Эффект инверсии лица. Демонстрация того, насколько мы плохо умеем распознавать перевернутые лица. Посмотрите на две фотографии Барака Обамы. Вы замечаете что-нибудь странное? Теперь переверните страницу вверх ногами и посмотрите еще раз. Теперь вы должны увидеть, что одно из изображений сильно искажено. Этот эффект, называемый эффектом инверсии лица, демонстрирует, насколько специализирована наша зрительная система для обработки вертикальных лиц.

Возможно, самое убедительное свидетельство некоторого разделения между системами распознавания лиц и объектов было получено из исследования пациента с очень необычным объектным агнозом, CK, который был очень слаб в распознавании объектов, но мог распознавать стоящие лица так же хорошо, как и нормальные субъекты (Moscovitch и др., ., 1997). Примечательно, что если лица были перевернуты вверх ногами, CK серьезно пострадал, и в этих условиях результаты были в шесть раз хуже, чем у обычных участников. Судя по всему, в СК есть исправная система обработки вертикальных лиц, но сильно повреждена система, отвечающая за обработку объектов и перевернутых лиц. Взятые вместе, данные пациента CK и пациентов с прозопагнозом свидетельствуют о двойной диссоциации между визуальной обработкой вертикальных лиц по сравнению с объектами и перевернутыми лицами.

Какой тип повреждения головного мозга приводит к прозопагнозии? Прозопагнозия может быть результатом двустороннего повреждения областей латеральной затылочной коры, нижней височной коры и веретенообразной извилины (Meadows, 1974b; Bouvier and Engel, 2006). В некоторых случаях одностороннее повреждение правого полушария может привести к этому нарушению. Поскольку поражения обычно довольно большие и могут повредить волокна, ведущие в критическую область мозга, трудно определить точное место. Тем не менее, участки поражения головного мозга, связанные с прозопагнозией, по-видимому, охватывают веретенообразную область лица и простираются гораздо дальше назад.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts