Альберт бандура: Альберт Бандура

Содержание

Альберт Бандура



Биография


Альберт Бандура – канадский и американский психолог, известный своими работами по теории социального научения (или социального когнитивизма).


Альберт Бандура родился 4 декабря 1925 года в Мундаре, небольшой деревне на севере Канады в семье украинских и польских эмигрантов.


Учился в школе, весь курс которой вели всего два учителя, очень сильно перегруженные работой. Вся ответственность за получение знаний лежала на самих учениках.


После окончания школы в течение года работал в Уайтхорсе в Юконе, где восстанавливал шоссе штата Аляска. Работники представляли собой пестрое сборище разного рода деликвентных личностей. Вероятно, здесь он получил первые знания по психопатологии.


После окончания работ поступил в Университет Британской Колумбии, который окончил со степенью бакалавра по психологии.


В 1949 году Бандура переехал в США, где продолжил образование в Айовском университете на кафедре психологии. В 1951 году защитил магистерскую, а в 1952 – докторскую диссертации. После работал преподавателем в Стэнфордском университете, где получил профессорскую степень.


В Айове Бандура познакомился с Вирджинией Варнс, с которой связал свою жизнь узами брака.


В 1969 году была опубликована его книга «Принципы модификации поведения» («Principles of Behavior Modification»). Журнал «Current Contents» отметил книгу, как «классику цитирования».


В 1974 году Бандура был избран президентом Американской психологической ассоциации.



Научное наследие


Основной вклад Альберта Бандуры в психологию – Теория социального научения.


Уже в университете он отклоняется от традиционной теории бихевиоризма, господствовавшей в умах того времени.


Акцентируя внимание на воображаемом, он представляет собственное понимание взаимоотношений индивидуума с окружающим его миром. Вместо применения психоанализа и изучения личности, он нацеливает свои усилия на развитие практической теории, описывающей мыслительные процессы посредством наблюдательного обучения и саморегулирования.


Основываясь на теории социализации, он обнаруживает, что обучение личности и копирование ею поведения основывается на трёх принципах:


  • на стимуле, формирующем поведенческий ответ;


  • на ответном отклике, влияющем на поведенческую реакцию;


  • на познавательных функциях социализации, сказывающихся на поведенческом ответе.


После детальных исследований данного вопроса Бандура публикует свою первую книгу «Подростковая агрессия». Эта работа полностью отвергает модификаторы поведения Скиннера – награды, наказания и положительные и отрицательные подкрепления – как ключевые методы обращения с детьми, проявляющими агрессию. Вместо этого предлагает выяснять причину такой чрезмерной жестокости.


Дальнейшие исследования в этой области приводят к публикации в 1973 году второй книги – «Агрессия: анализ социального научения». Продолжая свою работу, Бандура пишет научный труд «Теория социального научения» (1977 г.), в корне меняющий направление, в котором развивалась психология в 1980-х годах.


Полностью основываясь на проведённых автором практических экспериментах, которые легко подвергались проверке, новаторская «Теория социального научения» стала первым подобным трудом по психологии. Она резко выделялась на фоне превалирующих в то время теорий Зигмунда Фрейда.


По мнению Бандуры, быстрота научения зависит от психологической доступности предмета подражания (это — и возможность непосредственного общения, и сложность представляемого поведения), и от эффективности словесного кодирования наблюдаемого поведения.


Научение через наблюдение необходимо в таких ситуациях, когда ошибки могут приводить к слишком значимым, или даже фатальным последствиям. Основываясь на своей теории социального научения он попытался дать новую интерпретацию агрессии.


Первоначально Бандура под агрессией понимал импульсивную, близкую к патологической реакцию на фрустрацию, но затем убедился, что это не так. Оказалось, что теория агрессии как фрустрации хуже объясняет имеющиеся факты, чем его теория научения на основе наблюдения за вознаграждением последствий агрессии. Он обнаружил, что агрессивное поведение развивается у детей, которые находятся в условиях научения на примерах агрессивного поведения взрослых. В частности, обнаружил, что отцы сверхагрессивных подростков служат им образцом такого поведения, поощряя их вне дома к проявлениям агрессии.


Исследование, в котором маленьким детям показывали фильмы с поощрением вербальной агрессии, показало, что дети склонны повторять увиденное. На основании этого Бандура пришел к заключению, что гнев, как проявление общего возбуждения, способствующего агрессии, будет проявляться лишь только тогда, когда в данных ситуационных условиях социально принимаются образцы гневных реакций.


В 1961 году он проводит свой знаменитый эксперимент с куклой Бобо, совершивший переворот в психологии, сменив направление с бихевиоризма в когнитивное русло. Бандура опытным путём доказывает, что на юных индивидуумов большое влияние оказывает поведение взрослых. В случаях, когда родителей хвалили за проявления жестокости, дети непрестанно били куклу, подражая взрослым. Однако же, когда подобное поведение взрослых одобрения не получало, бить куклу дети переставали.


Не ограничиваясь лишь представлением теории, Бандура даёт внятное объяснение собственным взглядам на познание мира человеком в контексте социального научения. И, в конечном итоге, подводит теорию социального научения к формулировке социальной когнитивной теории.


Пересмотрев накопленный опыт с позиции представления человека как личности, способной к самоорганизации, активным действиям, самоанализу и саморегуляции, Бандура опровергает традиционную концепцию модели поведения, определяемой воздействием внешних факторов, и в 1986 году издает книгу «Социальные основы мыслей и действия: социальная когнитивная теория». В ней он углубляет концепцию когнитивной теории, выдвигая предположение, что на индивидуума, помимо внешних факторов, воздействует также его окружение и личные качества, в том числе познавательные, эмоциональные и биологические процессы.


В 1970-х годах Бандура занимается изучением влияния веры в эффективность собственных действий на активность деятельности человека. Несмотря на то, что данный вопрос рассматривается им и в свете других факторов, именно самоэффективность Бандура называет посредником всех перемен, происходящих с личностью, а также основным источником возникающих страхов.


Теория самоэффективности не только продвинула вперёд изучение фобий, но и нашла применение при терапии пострадавших от стихийных бедствий и страдающих посттравматическими стрессовыми расстройствами. Именно чувство контроля над собой помогало людям, пережившим подобные травмы, оправиться после произошедшего. И вот, в 1997 году Бандура раскрывает данную тему в книге «Самоэффективность: тренировка контроля».


По материалам ru.wikipedia.org, obrazovaka.ru, www.psychologos.ru

Вернуться к списку

Бандура Альберт



XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Альберт Бандура

Бандура (Bandura) Альберт (1925-1988) — американский психолог, автор теории
социального научения. Биография. В 1949 г. окончил университет в Британской
Колумбии (бакалавр искусств), после этого приехал в США (гражданство в 1956 г.),
проходил обучение по клинической психологии в Университете Айовы (магистр
философии, 1951; доктор философии, 1952). С 1953 г. работал в Стэнфордском
университете в качестве профессора психологии, с 1973 г. — профессор социальных
наук в области психологии. Здесь он познакомился с трудами Дж. Миллера и Дж.
Долларда, значительное влияние на него оказал К. У. Спенс. Исследования. Начав с
методологии «стимул—реакция», Бандура пришел к выводу, что для человеческого
поведения данная модель не вполне применима, и предложил свою модель, которая
лучше объясняет наблюдаемое поведение. На основании многочисленных исследований
дал новую формулировку инструментального обусловливания, отведя в нем
центральное место научению путем наблюдения за образцом. При этом подкрепление
рассматривалось им не как единственная детерминанта научения, а лишь как
способствующий фактор. Главной же детерминантой научения человека является
наблюдение за образцами поведения других людей и за последствиями этого
поведения: та или иная форма поведения становится мотивирующей в силу
предвосхищения последствий данных действий. К числу таких последствий может
относиться не только подкрепление со стороны других людей, но и
самоподкрепление, обусловленное оценкой соблюдения внутренне обязательных
стандартов поведения (стандарты самоподкрепления, которые демонстрируют другие
люди). Быстрота научения зависит от психологической доступности предмета
подражания (это — и возможность непосредственного общения, и сложность
представляемого поведения) и от эффективности словесного кодирования
наблюдаемого поведения. Научение через наблюдение необходимо в таких ситуациях,
когда ошибки могут приводить к слишком значимым или даже фатальным последствиям.
Основываясь на своей теории социального научения, попытался дать новую
интерпретацию агрессии (Aggression: A Social Learning Analysis. Englewood
Cliffts, 1973). Первоначально Бандура под агрессией понимал импульсивную,
близкую к патологической реакцию на фрустрацию, но затем убедился, что это не
так. Оказалось, что теория агрессии как фрустрации хуже объясняет имеющиеся
факты, чем его теория научения на основе наблюдения за вознаграждением
последствий агрессии. Он обнаружил, что агрессивное поведение развивается у
детей, которые находятся в условиях научения, на примерах агрессивного поведения
взрослых. В частности, отцы сверхагрессивных подростков служат им образцом
такого поведения, поощряя их вне дома к проявлениям агрессии (Adolescent
Aggression. N. Y„ 1959 (et Walters R. H.)). Проводя исследование с участием
маленьких детей, когда им показывали фильмы с поощрением вербальной агрессии,
обнаружил, что в этом случае дети склонны повторять увиденное (1965). На
основании этих изысканий пришел к заключению, что гнев, как проявление общего
возбуждения, способствующего агрессии, будет проявляться только тогда, когда в
данных ситуационных условиях социально принимаются образцы гневных реакций. В
рамках традиции изучения личности вклад А. Бандуры заключается прежде всего в
том, что в экспериментальном исследовании он переместил внимание с обобщенных
черт характера на ситуационно-специфические формы поведения (Principles of
Behavior Modification. N. Y., 1969).

Кондаков И.М. Психология. Иллюстрированный словарь. // И.М. Кондаков. –
2-е изд. доп. И перераб. – СПб., 2007, с. 54-55.


Сочинения:

The stormy decade: fact of fiction // Psychology in the School. 1964. N 1;
Influence of models reinforcement contingencies on the acquisition of imitative
responses //Journal of Personality and Social Psychology. 1965. N 1; Social
Learning and Personality Development, N. Y., 1965 (совм. с Walters R. H.), в
рус. пер. (част.): Принципы социального научения // Современная зарубежная
социальная психология. М., 1984; Vicarious processes: a case of no-trial
learning // Advances in experimental social psychology. N. Y., 1965. V. 2;
Vicarious extinction of avoidance behavior (совм. с Grusec J., Menlove F. L.) //
Journal of Personality and Social Psychology. 1967. N 5; Social-learning theory
of identificatory processes // Handbook of Socialization Theory and Research.
Chicago, 1969; Principles of Behavior Modification. N. Y.: Holt, Rinehart &
Winston, 1969; Psychotherapy based upon modeling principles // (Ed.) Berditi A.
E. et al. Handbook of psychotherapy and Behavior change. N. Y., 1971;
Self-efficacy: Toward a unifying theory of behavioral change // Psychological
Review. 1977. N 84; Self-referent thought: A development analysis of
self-efficacy // (Ed.) Flavell J. H., Ross L. Social cognitive development:
Frontiers and possible futures. N. Y., 1981; Теория социального научения, СПб.:
Алетейа, 2001.

Литература:

Андреева Г. М., Богомолова Н. Н., Петровская Л. А. Современная социальная
психология на Западе: Теоретические направления. М., 1978; Шульц Д., Шульц С.
История современной психологии. СПб.: Евразия, 1998; А. Бандура // Психология:
Биографический библиографический словарь / Под ред. Н. Шихи, Э. Дж. Чепмана, У.
А. Конроя. СПб.: Евразия, 1999; Фрейджер Р., Фейдимен Дж, Личность: теории,
эксперименты, упражнения, СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2001.

 

 

Альберт Бандура — Теории личности

АЛЬБЕРТ БАНДУРА: СОЦИАЛЬНО-КОГНИТИВНАЯ ТЕОРИЯ

Достижения в области теории научения переместили фокус причинного анализа с гипотетических внутренних сил на влияние окружения (например, оперантное научение Скиннера). С этой точки зрения, поведение человека объясняется в терминах социальных стимулов, которые вызывают его, и подкрепляющих последствий, которые сохраняют его. Но, по мнению Бандуры, объяснять поведение таким образом – значит выплескивать вместе с водой ребенка (Bandura, 1989b). Внутренним «ребенком», о котором следует помнить, для Бандуры были самостоятельные познавательные процессы. Другими словами, радикальный бихевиоризм отрицал детерминанты поведения человека, возникающие из внутренних когнитивных процессов. Для Бандуры индивиды не являются ни самодеятельными системами, ни простыми механическими передатчиками, оживляющими влияния окружения – они обладают высшими способностями, которые позволяют им предсказывать появление событий и создавать средства для осуществления контроля над тем, что влияет на их повседневную жизнь. Учитывая, что традиционные теории поведения могли быть неверными, это давало скорее неполное, чем неточное объяснение поведению человека.

С точки зрения Бандуры, люди не управляются интрапсихическими силами и не реагируют на окружение. Причины функционирования человека нужно понимать в терминах непрерывного взаимодействия поведения, познавательной сферы и окружения. Данный подход к анализу причин поведения, который Бандура обозначил как взаимный детерминизм, подразумевает, что факторы предрасположенности и ситуационные факторы являются взаимозависимыми причинами поведения (рис. 8-1). Проще говоря, внутренние детерминанты поведения, такие как вера и ожидание, и внешние детерминанты, такие как поощрение и наказание, являются частью системы взаимодействующих влияний, которые действуют не только на поведение, но также на различные части системы.

Схематическое представление модели взаимного детерминизма Бандуры. 
Функционирование человека рассматривается как продукт взаимодействия 
поведения, личностных факторов и влияния окружения. 
(Адаптировано из Bandura, 1989а)

Разработанная Бандурой модель-триада взаимного детерминизма показывает, что хотя на поведение влияет окружение, оно также частично является продуктом деятельности человека, то есть люди могут оказывать какое-то влияние на собственное поведение. Например, грубое поведение человека на званом вечере может привести к тому, что действия окружающих его людей будут, скорее, наказанием, а не поощрением для него. И напротив, дружелюбный человек на том же самом вечере может создать окружение, в котором для него будет достаточно поощрения и мало наказания. Во всяком случае, поведение изменяет окружение. Бандура также утверждал, что благодаря своей необычайной способности использовать символы люди могут думать, творить и планировать, то есть они способны к познавательным процессам, которые постоянно проявляются через открытые действия.

Заметим, что стрелки на рис. 8-1 указывают в обе стороны, а это значит, что каждая из трех переменных в модели взаимного детерминизма способна влиять на другую переменную. Но как мы можем предсказать, какой из трех компонентов системы будет влиять на другие? Это в основном зависит от силы каждой из переменных. Иногда наиболее сильны влияния внешнего окружения, иногда доминируют внутренние силы, а иногда ожидание, вера, цели и намерения формируют и направляют поведение. В конечном итоге, однако, Бандура полагает, что по причине двойной направленности взаимодействия между открытым поведением и окружающими обстоятельствами люди являются и продуктом, и производителем своего окружения. Таким образом, социально-когнитивная теория описывает модель взаимной причинности, в которой познавательные, аффективные и другие личностные факторы и события окружения работают как взаимозависимые детерминанты.

Вне подкрепления

Какие факторы позволяют людям учиться? Современные теоретики научения делают акцент на подкреплении как на необходимом условии для приобретения, сохранения и модификации поведения. Скиннер, например, утверждал, что внешнее подкрепление обязательно для научения. А Бандура, хотя и признает важность внешнего подкрепления, не рассматривает его как единственный способ, при помощи которого приобретается, сохраняется или изменяется наше поведение. Люди могут учиться наблюдая или читая, или слыша о поведении других людей. В результате предыдущего опыта люди могут ожидать, что определенное поведение будет иметь последствия, которые они ценят, другое – произведет нежелательный результат, а третье – окажется малоэффективным. Наше поведение, следовательно, регулируется в значительной мере предвиденными последствиями (Bandura, 1989а). Например, в качестве владельцев дома мы не ждем, пока дом сгорит, чтобы застраховать его от пожара. Напротив, мы полагаемся на полученную от других информацию о роковых последствиях отсутствия пожарной страховки и приходим к решению приобрести ее. Точно так же, пускаясь в рискованное путешествие по дикой местности, мы не ждем, пока нас застигнет снежная вьюга или проливной дождь, а сразу одеваемся по-походному. В каждом случае мы можем заранее вообразить последствия неадекватной подготовки и принимаем необходимые меры предосторожности. Посредством нашей способности представлять действительный исход символически будущие последствия можно перевести в сиюминутные побудительные факторы, которые влияют на поведение во многом так же, как и потенциальные последствия. Наши высшие психические процессы дают нам способность предвидения (Bandura, 1989с).

В центре социально-когнитивной теории лежит положение о том, что новые формы поведения можно приобрести в отсутствие внешнего подкрепления. Бандура отмечает, что многое в поведении, которое мы демонстрируем, приобретается посредством примера: мы просто наблюдаем, что делают другие, а затем повторяем их действия. Этот акцент на научении через наблюдение или пример, а не на прямом подкреплении, является наиболее характерной чертой теории Бандуры.

Саморегуляция и познание в поведении

Другой характерной чертой социально-когнитивной теории является выдающаяся роль, которую она отводит уникальной способности человека к саморегуляции. Устраивая свое непосредственное окружение, обеспечивая когнитивную поддержку и сознавая последствия своих действий, люди способны оказывать некоторое влияние на свое поведение. Разумеется, функции саморегуляции создаются и не так уж редко поддерживаются влиянием окружения. Таким образом, они имеют внешнее происхождение, однако не следует преуменьшать тот факт, что однажды установившись, внутренние влияния частично регулируют то, какие действия выполняет человек. Далее, Бандура утверждает, что высшие интеллектуальные способности, например способность оперировать символами, дают нам мощное средство воздействия на наше окружение. Посредством вербальных и образных репрезентаций мы производим и сохраняем опыт таким образом, что он служит ориентиром для будущего поведения. Наша способность формировать образы желаемых будущих результатов выливается в бихевиоральные стратегии, направленные на то, чтобы вести нас к отдаленным целям. Используя способность к оперированию символами, мы можем решать проблемы, не обращаясь к действительному, открытому поведению проб и ошибок, можем, таким образом, предвидеть вероятные последствия различных действий и соответственно изменять наше поведение. Представим себе ребенка, который знает, что если он разобьет любимую игрушку младшей сестры, то она будет плакать, заставляя тем самым маму волноваться, будет обвинять того, кто разбил игрушку, создавая необходимость его наказать. Представив возможные последствия, ребенок предпочтет играть своими игрушками, чтобы избежать родительского гнева и сохранить позитивное одобряющее поведение матери. Короче говоря, способность ребенка предвидеть последствия различных действий позволяет ему вести себя соответствующим образом.

Теперь давайте рассмотрим, какие виды научения через наблюдение, с точки зрения Бандуры, являются центральными по отношению к этим аспектам поведения человека.

НАУЧЕНИЕ ЧЕРЕЗ МОДЕЛИРОВАНИЕ

Научение было бы довольно утомительным, если не сказать неэффективным и потенциально опасным, если бы зависело исключительно от результата наших собственных действий. Предположим, автомобилист должен был бы полагаться только на непосредственные последствия (например, столкновение с другим автомобилем, наезд на ребенка) для того, чтобы научиться не ехать на красный свет в час пик. К счастью, вербальная передача информации и наблюдение соответствующих моделей (например, других людей) обеспечивает основу для приобретения наиболее сложных форм поведения человека. Действительно, Бандура устанавливает, что фактически все феномены научения, приобретаемые в результате прямого опыта, могут формироваться косвенно, путем наблюдения за поведением других людей и его последствиями (Bandura, 1986). Нам не нужно самим умирать от рака, чтобы понять, какие эмоциональные изменения он вызывает, так как мы видели других, пораженных этой болезнью, читали сообщения об их смерти и были свидетелями драматической борьбы с раком. Таким образом, игнорировать роль научения через наблюдение в приобретении новых моделей поведения – значит игнорировать уникальные способности человека.

Каждый из нас имел опыт борьбы с какой-либо проблемой и обнаруживал, что она становится до смешного легкой, если кто-то раньше уже решил ее. Фактор наблюдения – это ключ к проблеме. Наблюдая, дети учатся – неважно, доставляет это им удовольствие или нет – делать повседневную домашнюю работу или играть в определенные игры. Также через наблюдение они могут научиться быть агрессивными, альтруистичными, отзывчивыми или даже несносными. Во многих случаях необходимо учиться моделируемому поведению именно таким образом, как оно выполняется. Езда на велосипеде, катание на роликовой доске, печатание на машинке и лечение зубов, например, позволяют очень мало, если вообще позволяют, отойти от существующей практики. Однако в дополнение к передаче специфических форм путем моделирования можно выстроить новое поведение. Если малышка научилась делиться своим бобовым желе с куклой, ей будет нетрудно поделиться игрушками со сверстниками, оказать внимание маленькому брату, помочь маме по хозяйству и, когда-нибудь позже, приходя в церковь, жертвовать деньги менее счастливым людям, которых она никогда не видела. При помощи процессов моделирования наблюдатели извлекают общие черты из, казалось бы, разных реакций и формулируют правила поведения, дающие им возможность идти дальше того, что они уже видели или слышали. Действительно, научение через наблюдение может привести к стилю поведения, довольно отличающемуся от того, что человек наблюдал в действительности.

С точки зрения Бандуры, люди формируют когнитивный образ определенной поведенческой реакции через наблюдение поведения модели, и далее эта закодированная информация (хранящаяся в долговременной памяти) служит ориентиром в их действиях. Он полагал, что люди избавлены от груза ненужных ошибок и траты времени на формирование соответствующих реакций, так как они могут, по крайней мере приблизительно, научиться чему-то на примере. Таким образом, например, человек, который внимательно наблюдал за опытным теннисистом, будет иметь мысленный образ хорошей подачи мяча. Когда он учится подавать мяч, то объединяет свою попытку с мысленным образом подачи мяча специалистом.

Основные процессы научения через наблюдение

Социально-когнитивная теория предполагает, что моделирование влияет на научение главным образом через его информативную функцию (Bandura, 1986). То есть во время показа образца наблюдатели (обучаемые) приобретают в основном символические образы моделируемой деятельности, которая служит прототипом для соответствующего и несоответствующего поведения. Согласно этой схеме, представленной в табл. 8-1, научение через наблюдение регулируется четырьмя взаимосвязанными компонентами: внимание, сохранение, моторно-репродуктивные и мотивационные процессы. Рассматриваемое таким образом, научение через наблюдение представляет собой активный критический и конструктивный процесс. Четыре процесса, выделенные Бандурой (Bandura, 1986, 1989а), рассматриваются ниже.


Компоненты научения через наблюдение

Процессы 
внимания
Процессы 
сохранения
Моторо-репродуктивные 
процессы
Мотивационные 
процессы
Человек следит за поведением модели и точно воспринимает это поведение Человек помнит (долговременное сохранение) поведение модели, наблюдаемое ранее Человек переводит закодированные в символах воспоминания о поведении модели в новую форму ответа Если позитивное подкрепление (внешнее, косвенное или самоподкрепление) потенциально присутствует, человек совершает моделируемое поведение

(Источник: адаптировано из Bandura, 1989a. )

Процессы внимания: понимание модели. Человек может научиться многому через наблюдение, если он обратит внимание на характерные черты поведения модели и правильно поймет их. Другими словами, человеку недостаточно просто видеть модель и то, что она делает: скорее индивид должен тщательно выбрать, на что следует обратить внимание, чтобы извлечь релевантную информацию для использования в имитации модели. Процессы внимания, следовательно, влияют на то, что выборочно постигается в модели, к которой человек обращается, и на то, что приобретается в результате наблюдения. Любой профессор может подтвердить, что присутствие студента в классе ни в коей мере не гарантирует, что студент усваивает учебный материал. Весенняя лихорадка, жуткий холод, духота в помещении, вечеринка накануне, мечты и несметное число других факторов могут быть причиной того, что студент потерял ход мыслей (или даже не находил его), тем самым искажая процесс научения.

Определенные факторы, одни из которых включают наблюдателя, другие – моделируемую деятельность, а третьи – структурное оформление взаимодействий человека, могут в большой степени повлиять на вероятность того, что какая-то часть наблюдаемого поведения будет усвоена наблюдателем и закодирована в долговременной памяти. Бандура (Bandura, 1969а) показывает, что среди детерминант внимания, влияющих на моделирование, ассоциативные модели являются наиболее важными. Люди, с которыми мы регулярно общаемся, определяют типы поведения, которое можно наблюдать и, следовательно, изучить наиболее полно. Возможности для научения альтруистическому поведению, например, у члена уличной банды существенно отличаются от таковых у члена религиозной группы. Подобным образом, возможно, внутри любой социальной группы есть люди, которые привлекают к себе большее внимание, чем другие, благодаря своей власти, статусу и принятой роли. Функциональная ценность, соответствующая поведению, представленному различными моделями (то есть получило поведение данной модели поощрение или наказание), оказывает существенное влияние на выбор тех моделей, которым человек будет подражать, и тех, которые он будет игнорировать. Внимание к модели также регулируется ее личной привлекательностью. Обычно ищут модели, олицетворяющие харизматические качества, в то время как тех, кто демонстрирует неприятные качества, обычно не замечают или отвергают. Тот факт, что многие чернокожие и испаноговорящие подростки в США глумятся над ценностями среднего класса белых, иллюстрирует эту истину.

Модели, представленные высококомпетентными людьми, признанными специалистами, знаменитостями или суперзвездами, вероятно, должны привлекать большее внимание, чем модели, лишенные этих качеств. Рекламодатели, предлагающие товар, начиная от обуви и кончая предметами женской гигиены, наживают капитал на этой идее, используя телевизионных ведущих, спортивных звезд и финансовых воротил в рекламе своих товаров. Другие переменные, которые особенно важны на этой стадии, – это собственные способности и мотивы наблюдателя. Например, если наблюдатель-мужчина обращает внимание на физическую привлекательность модели-женщины, он будет особенно пристально наблюдать за тем, что она делает. По существу, любой набор характеристик, который превращает наблюдение за моделью в течение длительного времени в поощрение, увеличивает вероятность проявления внимания к модели и, следовательно, вероятность моделирования.

Процессы сохранения: запоминание модели. Второй набор процессов, вовлеченных в научение через наблюдение, касается долговременной репрезентации в памяти того, что наблюдалось когда-то (Zimmerman, Rosenthal, 1974). Попросту говоря, наблюдение за поведением модели не будет эффективным, если человек не запомнит ее. Действительно, не имея возможности вспомнить, что делала модель, наблюдатель едва ли продемонстрирует стойкое изменение поведения.

Бандура предлагает две основные внутренние репрезентативные системы, с помощью которых поведение модели сохраняется в памяти и превращается потом в действие. Первая – образное кодирование. По мере того как человек наблюдает модельные стимулы, в процессе сенсорного научения возникают относительно стойкие и легко воспроизводимые образы того, что было увидено. Мысленные образы формируются так, что любая ссылка на события, наблюдаемые ранее, сразу вызывает живой образ или картину физических стимулов. Бандура предполагает, что это повседневный феномен, и объясняет им способность человека «видеть» образ друга, с которым он обедал на прошлой неделе или образ деятельности (езда на велосипеде, игра в гольф, плавание под парусом), которой он был занят прошлым летом. Следует отметить, что визуальные образы играют решающую роль в научении через наблюдение на ранних стадиях развития, когда отсутствуют лингвистические навыки, а также в научении моделям поведения, которые не поддаются вербальному кодированию.

Вторая репрезентативная система заключается в вербальном кодировании ранее наблюдаемых событий. Наблюдая модель, человек может повторять про себя, что она делает. Эти невокализованные речевые описания (коды) позже могут внутренне повторяться без открытого выстраивания поведения; например, человек может мысленно «проговорить», что надо сделать, чтобы улучшить сложные моторные навыки (например, спуск с горы на лыжах). Фактически человек молча повторяет последовательность выполнения моделируемой деятельности, которой надо будет заниматься позже, и когда он захочет воспроизвести этот навык, вербальный код даст соответствующий сигнал. Бандура утверждает, что такие вербальные коды в большой степени способствуют научению через наблюдение, потому что они несут значительную информацию, накопленную ранее.

Моторно-репродуктивные процессы: перевод памяти в поведение. Третий компонент научения через наблюдение – это перевод информации, символически закодированной в памяти в соответствующие действия. Несмотря на то, что человек тщательно формирует и сохраняет мысленные образы поведения модели и повторяет в уме это поведение множество раз, может оказаться, что он все-таки будет не в состоянии выстроить поведение правильно. Это особенно справедливо для сложных моторных действий, которые требуют последовательного вовлечения многих отдельных реакций для их мастерского выполнения (например, гимнастические упражнения, игра на музыкальных инструментах, управление самолетом). Этим точно сбалансированным движениям можно учиться, наблюдая за кем-то (возможно, с помощью замедленного аудиовизуального воспроизведения) и символически воспроизводя поведение модели несколько раз, но в действительности поначалу это поведение может быть неуклюжим и плохо скоординированным. В таких случаях недостаточно простого наблюдения, чтобы гладко и точно выполнить действие. Постоянная практика в выполнении последовательности движений (и коррекция на основе информативной обратной связи) имеет большое значение, если наблюдатель хочет совершенствовать моделируемое поведение. Конечно, и в этом случае наблюдение и намеренный повтор в уме определенного поведения будут способствовать научению, так как можно по крайней мере начать выполнять необходимые движения, основанные на том, что наблюдалось ранее. Такой молчаливый повтор полезен, например, при вождении автомобиля, но не принесет пользы при более сложных движениях, таких как прыжки с 10-метровой вышки.

Мотивационные процессы: от наблюдения к действию. Четвертый и последний компонент моделирования касается переменных подкрепления. Эти переменные влияют на научение через наблюдение посредством контроля сигналов моделирования, на которые человек скорее всего обратит внимание, а также интенсивности, с которой он попытается перевести такое научение в открытое выполнение.

Бандура подчеркивает, что неважно, насколько хорошо люди следят за моделируемым поведением и сохраняют его, и каковы их способности для выстраивания поведения – они не будут этого делать без достаточного стимула. Другими словами, человек может приобрести и сохранить навыки, даже обладать способностями для искусного выстраивания моделируемого поведения, но научение редко можно превратить в открытое выполнение, если оно принято негативно. Женщина, рассматривающая себя как «королеву кухни», может не допускать мужа к приготовлению пищи, несмотря на то, что он разговаривает с ней по вечерам, когда она готовит еду. Он всецело полагается на ее кулинарные способности до тех пор, пока она не заболеет, и тогда, под влиянием пустого желудка и хнычущих детей, он выстроит моделируемое поведение приготовления обеда. Его поведение внимания и сохранения несомненно проявится в будущем, когда ему нужно будет вспомнить, где хранится ореховое масло или кислая капуста.

Вообще говоря, при наличии подкрепления моделирование или научение через наблюдение быстро переводится в действие. Позитивное подкрепление не только увеличивает вероятность открытого выражения или фактического выстраивания требуемого поведения, но также влияет на процессы внимания и сохранения. В повседневной жизни мы редко обращаем внимание на что-то или кого-то, если нет стимула сделать это, а когда обращаешь мало внимания, фактически нечего сохранять! Мы можем часто совершать поездки с приятелем в определенное место, но смутимся и даже растеряемся, когда нам предложат вести машину самим. Мы не обращали внимания на дорогу, которой раньше ехали, потому что нам это было не нужно – не мы были за рулем. Если нам приходится полагаться только на себя, чтобы добраться до нужного места, мы запоминаем дорогу.

Есть один способ усилить желание человека наблюдать, сохранять и выстраивать моделируемое поведение – через предвидение подкрепления или наказания. Наблюдение за поведением, которое является причиной позитивного поощрения или предотвращает какие-то аверсивные условия, может быть сильнейшим стимулом к вниманию, сохранению и в дальнейшем (в похожей ситуации) выстраиванию такого же поведения. В этом случае подкрепление переживается косвенно, и человек может предвидеть, что сходное поведение приведет к сходным последствиям. Ребенок может добровольно подмести веранду, пропылесосить свою комнату или накрыть на стол, ожидая одобрения улыбкой или словом. Как видно из этого примера, косвенное ожидание подкрепления у ребенка побудило его к помогающему поведению.

ПОДКРЕПЛЕНИЕ В НАУЧЕНИИ ЧЕРЕЗ НАБЛЮДЕНИЕ

Бандура полагает, что хотя подкрепление часто способствует научению, оно совсем не является обязательным для него. Существует множество других факторов, замечает он, отличных от подкрепляющих последствий, которые могут влиять на то, будет ли человек внимательно наблюдать. Нам не нужно ждать подкрепления, например, чтобы обратить внимание на пожарную сирену, вспышки молнии, неприятный запах, непривычные стимулы. Действительно, когда наше внимание к моделируемой деятельности достигается посредством абсолютного влияния физических стимулов, даже дополнительные позитивные мотивы не усиливают научение через наблюдение. Этот факт доказывается исследованием, показывающим, что дети, наблюдающие модельный процесс по телевидению в затемненной комнате, позже ведут себя сходным образом, независимо от того, было ли им известно заранее, что такая имитация будет поощрена. Говоря короче, прямое подкрепление может помочь моделированию, но не является необходимым для него (Bandura, 1986).

Бандура полагает, что понимание поведения человека только как контролируемого исключительно внешними последствиями будет слишком ограниченным: «Если бы действия определялись только внешними поощрениями и наказаниями, люди вели бы себя подобно флюгеру, постоянно вертясь в разные стороны, чтобы соответствовать прихотям других» (Bandura, 1971, р. 27). Таким образом, хотя теория социально-когнитивного научения действительно признает важную роль внешних подкреплений, она постулирует существование более широкого круга подкрепляющих воздействий. Люди не только подвержены влиянию опыта, приобретенного в результате своих действий, но и регулируют поведение на основе ожидаемых последствий, а также создают их для себя сами. Эти две формы подкреплений – косвенное и самоподкрепление – мы вкратце обсудим далее.

Бандура, анализируя роль подкрепления в научении через наблюдение, показывает его когнитивную ориентацию. В отличие от Скиннера, он утверждает, что внешнее подкрепление редко выступает в роли автоматического определителя поведения. Чаще оно выполняет две другие функции – информативную и побудительную. Подкрепление, следующее за реакцией, указывает или, по крайней мере, может указать человеку на необходимость сформировать гипотезу о том, что такое правильная реакция. Эта информативная функция, или обратная связь, может работать, когда подкрепление переживается прямо или косвенно. Возьмем такой пример: если вы являетесь свидетелем того, как кого-то наказывают за определенное деяние, это дает вам столько же информации, как если бы наказывали вас. Подкрепление сообщает нам, какие последствия можно ожидать в результате правильной или неправильной реакции. Если, например, ученица средней школы, которая хочет стать врачом, узнает, что она может получить отличную подготовку (подкрепление) на вводном курсе по медицине в колледже – это как раз такой случай. Этот вид информации – обычно называемой побудительной – имеет значение, если нам нужно правильно предвидеть возможные последствия наших действий и соответственно регулировать поведение. Действительно, без способности предвидеть вероятный исход будущих поступков люди действовали бы крайне непроизводительно, если не сказать рискованно.

Косвенное подкрепление

Из предыдущего обсуждения очевидно, что люди могут получить пользу от наблюдения успехов и поражений других так же, как из своего непосредственного опыта. Действительно, мы, как общественные индивиды, постоянно следим за действиями других людей и за ситуациями, в которых тех поощряют, игнорируют или наказывают. Возьмем, например, школьника, который наблюдает, как делают выговор однокласснику за то, что он мешает учителю. Данный пример, вероятно, послужит ему предостережением, если, конечно, этот ребенок не посчитает, что в его случае последствия могут быть другими. Или, например, официант, который видит, как его коллеги получают щедрые чаевые за дружелюбную улыбку и веселую болтовню с клиентами. Это, несомненно, может подвигнуть его на то, чтобы улыбнуться и поболтать с посетителем. Как показывают эти два примера, наблюдаемые или косвенные последствия (наказания и поощрения), подкрепляющие действия других, часто играют значительную роль в регуляции нашего поведения. Это означает, что пробы и ошибки оперантного обусловливания могут быть получены «из вторых рук». Преимущество этого принципа в том, что он не только позволяет нам экономить энергию, но также дает возможность учиться на ошибках и успехах других.

Косвенное подкрепление осуществляется всякий раз, когда наблюдатель видит действие модели с результатом, который наблюдатель осознает как результат предшествующих действий модели. Можно говорить о косвенном позитивном подкреплении, когда наблюдатели ведут себя таким же образом, как наблюдаемые ранее модели, получившие подкрепление, в то время как при косвенном наказаниинаблюдаемые аверсивные последствия снижают тенденцию вести себя подобным образом. В каждом примере информация, полученная от наблюдаемых последствий, позволяет наблюдателю определить, будет отдельный внешний подкрепляющий стимул являться поощрением или наказанием. Таким образом, если вы увидите, что кого-то поощряют за какие-то действия, вы, вероятно, придете к заключению, что получите такой же подкрепляющий стимул, если поступите так же. И наоборот, если вы увидите, что кого-то наказывают за что-то, вы, вероятно, придете к заключению, что то же самое случится с вами, если вы поступите сходным образом.

Самоподкрепление

До сих пор мы рассматривали, как люди регулируют свое поведение на основе внешних последствий, которые они либо наблюдают, либо испытывают непосредственно. С точки зрения социально-когнитивной теории, однако, многие наши поступки регулируются самоналагаемым подкреплением. Бандура утверждает даже, что в основном поведение человека регулируется посредством подкрепления самого себя (Bandura, 1988).

Самоподкрепление очевидно имеет место всякий раз, когда люди устанавливают для себя планку достижений и поощряют или наказывают себя за ее достижение, превышение или неудачу. При работе над книгой или статьей для публикации в журнале, например, авторам не требуется, чтобы кто-то стоял сзади и заглядывал через плечо, одобряя каждое предложение, пока не получится удовлетворительная рукопись. Они заранее знают, что должно получиться в конце работы, и постоянно редактируют себя, часто бывая излишне строгими. Во многих других областях деятельности люди аналогичным образом сами оценивают свое поведение и поощряют или наказывают себя. Они поздравляют себя со своими мыслями и поступками; они хвалят себя или разочаровываются в своих достоинствах; и они сами выбирают моральные и материальные поощрения и наказания из множества доступных им. Акцент Бандуры на самоподкреплении значительно повышает возможности объяснения поведения человека на основе принципов подкрепления.

Как появляется саморегулирование

Как мы видели, самоподкрепление – процесс, суть которого заключается в том, что люди награждают себя поощрениями, над которыми они имеют контроль, всякий раз, когда достигают установленной ими самими нормы поведения. Так как можно реагировать и негативно, и позитивно, Бандура использует термин саморегулирование для обозначения усиливающего и уменьшающего эффекта самооценки (Bandura, 1989b).

С точки зрения Бандуры, саморегулируемые побуждения усиливают поведение в основном через свою мотивационную функцию. То есть, в результате самоудовлетворения от достижения определенных целей, у человека появляется мотив прилагать все больше усилий, необходимых для достижения желаемого поведения. Уровень самопроизвольной мотивации человека обычно варьирует в соответствии с типом и ценностью побуждений и природой норм поведения. По Бандуре, есть три процесса, входящие компонентами в саморегулирование поведения: процесс самонаблюдения, самооценки и самоответа.

Поведение человека меняется по ряду параметров самонаблюдения (например, качество или скорость реакций). Функциональная значимость этих величин зависит от типа рассматриваемой деятельности. Например, атлетические соревнования оценивают в терминах времени и расстояния. А об артистичности обычно судят, основываясь на эстетической ценности и оригинальности. Социальное поведение обычно оценивается в таких величинах, как искренность, девиантность, нравственность и другие.

Второй компонент, вовлеченный в поведение саморегулирования, – самооценка. Часто бывает, что поведение рассматривается как достойное одобрения и, следовательно, поощряемое или как неудовлетворительное и наказуемое, в зависимости от того, с позиций каких личностных стандартов оно оценивается. Вообще поступки, соответствующие внутренним нормам, считаются позитивными, а не соответствующие – негативными. Очень часто оценка поведения по абсолютным показателям является неадекватной. Время, показанное при заплыве на 100 метров свободным стилем, количество правильных ответов на экзамене по биологии или сумма, пожертвованная благотворительной организации, часто не дают достаточной информации для самооценки при сопоставлении с внутренними нормами. В этих и многих других примерах адекватность поведения должна быть определена относительно (например, в сравнении с поведением других). Эту мысль можно проиллюстрировать на примере студентки, ответившей правильно на 85 вопросов на экзамене по биологии и желающей быть в числе 5% лучших учеников в классе. Ясно, что количество ее правильных ответов не дает возможности ни для позитивной, ни для негативной самооценки, если она не знает, как отвечали ее одноклассники. В других случаях адекватность нашего поведения можно определить в терминах стандартных норм или ценностей эталонной группы.

Поведение человека в прошлом также является стандартом, в соответствии с которым можно оценить адекватность его поведения на сегодняшний день. Здесь ориентир для оценки адекватности или неадекватности дает сравнение со своим собственным поведением. Бандура предполагает, что прошлое поведение влияет на самооценку в основном посредством его воздействия на постановку целей: «После того, как данный уровень поведения достигнут, он больше не требуется, и человек начинает искать нового самоудовлетворения. Люди хотят повысить нормы поведения после успеха и понизить их, чтобы приблизиться к более реалистичному уровню, после неоднократных неудач» (Bandura, 1977b, p. 132).

Оценка деятельности – другой ключевой фактор в критическом компоненте саморегулирования поведения. Очевидно, например, что люди прилагают мало усилий или вообще не утруждают себя в деятельности, которая не касается их лично. А в тех сферах жизни, которые влияют на их благополучие и самоуважение, самооценка производится постоянно. То, каким образом люди воспринимают причины своего поведения, в значительной степени влияет на самооценку. Большинство людей чувствуют гордость и удовольствие от достижений, которые они относят за счет своих способностей и усилий. И наоборот, они редко бывают удовлетворены, когда относят свой успех за счет внешних факторов, таких как случай или везение. Это справедливо и для их суждений о неудачах, о поведении, заслуживающем порицания. Люди самокритично реагируют на неприятности, виной которым было их собственное поведение, но не на ошибки, которые, как они считают, происходят из-за оправдывающих их обстоятельств или недостатка возможностей. Полагают, что достижения, не имеющие отношения к нам самим, обычно не порождают определенных реакций. Например, если человек достигает положения первой трубы в оркестре, он, вероятно, полагает, что это произошло благодаря его опыту и музыкальным способностям. Однако тот же самый человек будет меньше гордиться своим достижением, если осознает, что этим он обязан отцу-дирижеру, а не собственному дарованию. Если бы он не удостоился подобной чести, то мог бы оправдать свою плохую игру тем, что болел гриппом во время репетиций. Барабанщика же, занимающего позицию стороннего наблюдателя, все это в целом мало волнует.

Бандура утверждает, что широкий спектр поведения человека регулируется с помощью реакций самооценки, выражаемых в форме удовлетворенности собой, гордости своими успехами, неудовлетворенности собой и самокритики (Bandura, 1977b, 1982). Таким образом, третий и последний компонент, вовлеченный в поведенческое саморегулирование, касается процессов самоответа, в особенности результатов самооценки. При прочих равных условиях позитивная самооценка поведения приводит к поощряющему типу реагирования, а негативная оценка – к наказывающему. И более того, «реакции самооценки приобретают и сохраняют критерии поощрения и наказания в зависимости от реальных последствий. Люди обычно удовлетворены собой, если испытывают гордость от своих успехов, но не довольны собой, когда что-то осуждают в себе» (Bandura, 1977b, p. 133).

Бандура полагает, что адекватная теория поведения должна также рассматривать такие сложные вопросы, как: почему люди отказываются поощрять себя, почему они требовательны к себе, когда никто не принуждает их к этому, и почему они наказывают себя. Действительно, это вопросы, требующие разъяснения, и Бандура охотно признает, что они еще не достаточно изучены (Bandura, 1977b, 1986). Далее следуют некоторые гипотетические объяснения, предложенные Бандурой.

Почему мы наказываем себя. С социально-когнитивной точки зрения, люди склонны тревожиться и осуждать себя, когда нарушают свои внутренние нормы поведения. Они неоднократно переживают в ходе социализации такую последовательность событий: проступок – внутренний дискомфорт – наказание – облегчение. В этом случае действия, не соответствующие внутренним нормам поведения, вызывают тревожные предчувствия и самоосуждение, не проходящие до тех пор, пока не наступит наказание. Оно, в свою очередь, не только кладет конец страданиям от проступка и его возможных социальных последствий, но также направлено на то, чтобы вернуть одобрение других. Соответственно, самонаказание избавляет от внутреннего дискомфорта и дурных предчувствий, которые могут длиться дольше и переноситься более тяжело, чем само наказание. Реакции самонаказания сохраняются долго, так как они смягчают душевную боль и ослабляют внешнее наказание. Осуждая себя за недостойные в моральном отношении поступки, люди перестают терзаться из-за прошлого поведения. Самокритика может также уменьшить терзания по поводу неправильного или разочаровывающего поведения. Другая причина использования самокритики – то, что она часто является эффективным средством уменьшить негативные реакции других. Иначе говоря, когда есть вероятность, что определенные поступки приведут к дисциплинарным мерам, самонаказание может оказаться меньшим из двух зол. И наконец, вербальное самонаказание может использоваться с целью услышать похвалу от других. Осуждая и принижая себя, индивид может вынудить других людей высказаться по поводу его положительных качеств и способностей и заверить, что ему нужно постараться и все будет хорошо.

Хотя самонаказание может положить конец тревожным мыслям или, по крайней мере, ослабить их, оно также может усилить личный дискомфорт. Действительно, чрезмерное или длительное самонаказание, основанное на излишне строгих нормах самооценки, может вызвать хроническую депрессию, апатию, ощущение никчемности и отсутствия цели. В качестве примера можно вспомнить людей, страдающих от значительной недооценки себя вследствие потери ловкости из-за старения или каких-то физических увечий, но продолжающих придерживаться прежних норм поведения. Они могут принижать себя и свои успехи настолько, что в конце концов становятся апатичными и оставляют деятельность, которая раньше приносила им большое удовлетворение. Поведение, являющееся источником внутреннего дискомфорта, может также способствовать развитию различных форм психопатологии. Например, люди, постоянно чувствующие собственную неадекватность и испытывающие неудачи, могут стать алкоголиками или пристраститься к наркотикам, таким образом пытаясь совладать с окружением. Другие могут защитить себя от самокритики, уйдя в мир грез, где они получают в несбыточных фантазиях то, что недостижимо в реальности. Бандура (Bandura, 1988) полагает, что неадаптивное поведение – это результат излишне строгих внутренних норм самооценки.

Самоэффективность: путь к совершенному поведению

В последние годы Бандура ввел в свои теоретические построения постулат когнитивного механизмасамоэффективности для объяснения личностного функционирования и изменения (Bandura, 1977a, 1989b, 1989c). Концепция самоэффективности относится к умению людей осознавать свои способности выстраивать поведение, соответствующее специфической задаче или ситуации. С точки зрения Бандуры, самоэффективность, или осознанная способность справиться со специфическими ситуациями, влияет на несколько аспектов психосоциального функционирования. То, как человек оценивает собственную эффективность, определяет для него расширение или ограничение возможности выбора деятельности, усилия, которые ему придется приложить для преодоления препятствий и фрустраций, настойчивость, с которой он будет решать какую-то задачу. Короче говоря, самооценка эффективности влияет на формы поведения, мотивацию, выстраивание поведения и возникновение эмоций.

По мнению Бандуры, люди, осознающие свою самоэффективность, прилагают больше усилий для выполнения сложных дел, чем люди, испытывающие серьезные сомнения в своих возможностях. В свою очередь, высокая самоэффективность, связанная с ожиданиями успеха, обычно ведет к хорошему результату и таким образом способствует самоуважению. Напротив, низкая самоэффективность, связанная с ожиданием провала, обычно приводит к неудаче и таким образом снижает самоуважение. С этой точки зрения, люди, считающие себя неспособными справиться со сложными или опасными ситуациями, вероятно, будут уделять чрезмерное внимание своим личным недостаткам и постоянно изнурять себя самокритикой по поводу собственной некомпетентности. Бандура говорит, что те, кто считает себя «неспособными добиться успеха, более склонны к мысленному представлению неудачного сценария и сосредоточиваются на том, что все будет плохо. Уверенность в неспособности добиться успеха ослабляет мотивацию и мешает выстраивать поведение» (Bandura, 1989с, р. 729). Напротив, люди, верящие в свою способность решить проблему, вероятно, будут настойчивы в достижении своих целей, несмотря на препятствия, и не будут склонны предаваться самокритике. Как замечает Бандура, «те, кто обладает сознанием высокой самоэффективности, мысленно представляют себе удачный сценарий, обеспечивающий позитивные ориентиры для выстраивания поведения, и осознанно репетируют успешные решения потенциальных проблем» (Bandura, 1989c, р. 729).

Бандура (Bandura, 1989b, 1989с) предположил, что приобретение самоэффективности может происходить любым из четырех путей (или любой их комбинации): способности выстроить поведение, косвенного опыта, вербального убеждения и состояния физического (эмоционального) возбуждения. Рассмотрим каждый из этих четырех факторов.

  1. Способность выстроить поведение. Бандура утверждает, что наиболее важным источником эффективности является прошлый опыт успеха и неудач в попытке достичь желаемых результатов. Попросту говоря, успешный личный опыт порождает высокие ожидания, а предыдущие неудачи порождают низкие ожидания. Эстрадный артист, которого вдруг обуял страх перед выступлением, может сказать себе, что он уже выступал много раз без каких-либо происшествий и конечно сумеет сделать это опять. С другой стороны, люди, страдающие от неуверенности в своей способности выступать перед аудиторией из-за неудачи в прошлом, могут прийти к заключению, что им это просто не дано. Конечно, если человеку с низкой самоэффективностью дать какой-то стимул сделать то, чего он боится, самоэффективность будет усиливаться.
  2. Косвенный опыт. Хотя и не столь действенный, как фактическое поведение, косвенный опыт также может быть источником высокой самоэффективности. То есть наблюдение за другими людьми, успешно выстраивающими поведение, может вселить в человека надежду на самоэффективность и уверенность, что с подобной деятельностью вполне можно справиться. Студенты, которые боятся задавать вопросы в большом классе, могут, например, изменить прогноз эффективности с «я не могу сделать это» на «возможно, я смогу», если они были свидетелями того, как их товарищи задавали вопросы без катастрофических последствий для себя. В то же время, если человек наблюдает за тем, как другие столь же компетентные люди неоднократно терпят неудачу, несмотря на настойчивые попытки, это, по всей вероятности, ухудшит его прогноз собственной способности выполнить подобные действия.
  3. Вербальное убеждение. Эффективность может также быть достигнута или изменена через убеждение человека в том, что он обладает способностями, необходимыми для достижения цели. Возьмем мать, которая уверяет дочь, что она может справиться с трудным предметом в школе. Вербальная поддержка не просто помогает дочери поверить, что ей по силам «сделать это», но и может способствовать развитию навыков учения и концентрации усилий, ведущих к конечному успеху. Конечно, такая уверенность может с легкостью исчезнуть, если фактические успехи в освоении трудного предмета не соответствуют ожидаемому результату. Более того, вербальное воздействие на ребенка, который пытается добиться какого-то результата, должно быть в рамках его реальных возможностей и способностей. Если не следовать этому правилу, то попытка помочь, возможно, напротив, подорвет веру в родителя и оставит ребенка с пониженным прогнозом эффективности. Бандура выдвигает гипотезу о том, что сила вербального убеждения ограничивается осознаваемым статусом и авторитетом убеждающего. Терапевт может убедить чересчур полного пациента поменьше есть и побольше заниматься физическими упражнениями; но тот же самый терапевт вряд ли сможет убедить клиента в том, что тот способен влезть на Эверест.
  4. Эмоциональный подъем. И наконец, так как люди сверяют уровень эффективности с уровнем эмоционального напряжения перед лицом стрессовых или угрожающих ситуаций, любой способ, понижающий возбуждение, повысит прогноз эффективности. Человек, испытывающий неуверенность при общении с женщинами, может почувствовать, как его сердце начинает ускоренно биться и ладони становятся мокрыми, когда он звонит женщине, назначая ей свидание. Если он относит эти физиологические реакции к тревоге, он может решить, что слишком нервничает, чтобы вынести все это. Если, однако, он замечает, что вполне спокоен, набирая номер, то может решить, что он более эффективен, чем полагал. Как видно из данного примера, люди с большей вероятностью добиваются успеха, если они не напряжены и эмоционально спокойны.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ БАНДУРЫ ОТНОСИТЕЛЬНО ПРИРОДЫ ЧЕЛОВЕКА

В терминах основных теоретических позиций, принятых в психологии, Бандуру часто изображают как «умеренного бихевиориста». Все же его социально-когнитивная теория предлагает другое представление о человеке, чем у Скиннера (Skinner, 1989). Одним из признаков этого различия является то, что Бандура особо подчеркивает обоюдное взаимодействие событий окружения, поведения и личностных факторов, особенно познавательных процессов. Но наиболее существенное отличие взглядов Бандуры от других направлений бихевиористской теории (особенно скиннеровского) можно понять, рассматривая его позицию по основным положениями о природе человека (рис. 8-2).

  Сильн. Умерен. Слабая Средняя Слабая Умерен. Сильн.  
Свобода       +       Детерминизм
Рациональность +             Иррациональность
Холизм           +   Элементализм
Конституционализм             + Инвайронментализм
Изменяемость +             Неизменность
Субъективность       +       Объективность
Проактивность       +       Реактивность
Гомеостаз     Неприменимо     Гетеростаз
Познаваемость +             Непознаваемость

Позиция Бандуры по девяти основным положениям, касающимся человеческой природы.

Свобода – детерминизм. Позиция Бандуры по этому положению находится посередине между крайними полюсами свободы и детерминизма. Ключ к пониманию его позиции лежит в концепции взаимного детерминизма, непрерывной взаимосвязи поведения, личности и окружения во всех видах человеческой деятельности: «Так как концепции людей, их поведение и их окружение взаимно детерминированы, индивиды не являются ни беспомощными объектами, контролируемыми силами окружения, ни совершенно свободными существами, которые могут делать все, что им вздумается» (Bandura, 1978, p. 356-357).

Следовательно, с точки зрения социально-когнитивной теории, люди до некоторой степени могут контролировать свое поведение. Акцент Бандуры на саморегулировании поведения также говорит в пользу этого заключения. Тем не менее, окружение влияет на людей в той же мере, в какой люди влияют на окружение. Например, как уже было сказано ранее, нормы самоподкрепления и самоэффективность частично детерминированы воздействием окружения. Следовательно, связь между человеком и окружением фактически двунаправленная: люди формируют окружение, а окружение одновременно формирует людей. Это непрерывное взаимодействие сил создает некое равновесие между свободой и детерминизмом в концепции Бандуры.

Рациональность – иррациональность. Отличие позиции Бандуры от традиционного бихевиоризма вообще и от взглядов Скиннера в частности можно проследить по его строгой приверженности положению рационализма. Упор многих его теоретических концепций на когнитивность свидетельствует о взгляде на человека как на существо в высшей степени рациональное. Несомненно, Бандура отдает приоритет сознательному мышлению над бессознательными детерминантами поведения. Он полагает, что люди приходят к рациональным решениям, основываясь на предположениях о том, как их действия будут влиять на обстоятельства. Рационализм особенно очевиден в акценте Бандуры на моделировании или научении через наблюдение. Без способности формировать и хранить в памяти когнитивные образы наблюдаемого поведения моделирование было бы невозможным. Более того, трактовка подкрепления в концепции Бандуры подчеркивает его информативную и побудительную функцию в противовес рассмотрению внешних подкреплений как автоматических детерминант поведения. Проще говоря, с точки зрения Бандуры, подкрепление (прямое или косвенное) дает индивиду нечто, о чем стоит поразмыслить при выстраивании будущего поведения – эта когнитивная концепция совершенно чужда скиннеровской теории. Итак, познание находится в центре внимания социально-когнитивной теории, что предполагает положение рационализма в качестве его основы.

Холизм – элементализм. Более всего созвучна с традиционным бихевиоризмом умеренная приверженность Бандуры положению элементализма. Нигде в теории Бандуры, например, нет глобального конструкта, абсолютно необходимого для объяснения поведения (такого как психическая структура Я или Я-концепция в феноменологической теории). Действительно, когда Бандура говорит о самооценке, он последовательно оспаривает глобальный подход к ее концептуализации и измерению. Но еще более показателен тот факт, что моделирование можно понять только в терминах составных частей (подфункций): «Понять, как люди учатся имитировать, значит понять, как необходимые подфункции развиваются и действуют» (Bandura, 1974, p. 864). Однако необходимые подфункции – избирательное наблюдение, кодирование в памяти, координирование идеомоторной и сенсоромоторной систем, суждение о вероятных последствиях соответствующего поведения (Bandura, 1974) – сами по себе являются довольно сложными концепциями. Таким образом, хотя Бандура по-видимому полагает, что поведение лучше всего можно понять через его составные части, сами эти элементы не очень малы. Поэтому его приверженность элементализму лучше всего отнести к умеренной.

Конституционализм – инвайронментализм. Работа Бандуры в основном касается социальной структуры и процессов научения, при помощи которых факторы окружения влияют на поведение. По шкале конституционализма – инвайронментализма теория Бандуры склоняется к инвайронментализму. Все же в социально-когнитивных терминах окружение не обладает тем безусловным и автоматическим контролем над поведением, каким оно наделено в теории Скиннера. Пожалуй, в соответствии с доктриной Бандуры о взаимном детерминизме, люди воздействуют на окружение в той же мере, в какой окружение действует на них (Bandura, 1989b). Через процессы саморегулирования и познания воздействие окружения значительно опосредуется, так как существует постоянное взаимодействие между факторами поведенческими, когнитивными и окружения. В то же время Бандура наделяет окружение значительными потенциальными возможностями для формирования и модификации поведения человека, хотя оно не рассматривается как единственная или автоматическая причина поведения. Из рассуждений Бандуры ясно, что инвайронментализм является все-таки преобладающим положением в социально-когнитивной теории. Более того, именно специфическая связь рационализма и инвайронментализма, лежащая в основе позиции Бандуры, в большой мере ответственна за уникальную познавательную ориентацию социально-когнитивной теории, благодаря которой она выделяется на историческом фоне бихевиористской традиции в психологии.

Изменяемость – неизменность. Рассуждая логически, персонолог, чьей основной теоретической концепцией является моделирование, непременно должен быть привержен положению изменяемости. В конце концов, вся концепция моделирования ориентирована на то, как люди учатся и как они приобретают и меняют свое поведение. В теории Бандуры люди, становясь более зрелыми, приобретают значительно больше возможностей изменять поведение с помощью самоподкрепления и организации окружения так, чтобы получить больше позитивных подкреплений. Итак, люди регулируют внешние стимулы для желаемого поведения, они оценивают свое поведение, и эти оценки сами по себя служат подкрепляющими факторами (Bandura, 1989b).

Не сосредоточиваясь на внутренних переменных, которые сохраняются и характеризуют поведение индивида во времени, Бандура обращает пристальное внимание на процессы, управляющие изменением поведения. Следовательно, подразумевается строгая приверженность положению изменяемости. Это одно из положений, которое Бандура разделяет с другими теоретиками, подчеркивающими роль научения – неважно, исповедуют они бихевиористские взгляды или нет.

Субъективность – объективность. Непрерывное взаимодействие между человеком и окружением, как это подчеркивается в концепции Бандуры об обоюдном детерминизме, отражает смешение положений субъективности и объективности. Положение субъективности можно усмотреть в том, что люди не механически подвергаются объективным воздействиям окружения. Скорее эти воздействия опосредуются влиянием личностных и, возможно, субъективных внутренних факторов (то есть когнитивных структур) до того, как они каким-то образом изменят поведение. Другое указание на субъективность можно найти в концепции Бандуры о самооценочных стандартах, так как эти стандарты у людей варьируют, и два человека могут по-разному воспринять объективно тождественные ситуации и отреагировать на них. Таким образом, Бандура признает роль личного опыта в деятельности человека.

Но никоим образом Бандура не вторгается в субъективный мир человека с позиций феноменолога; он идет осторожно, как подобает обновленному бихевиористу, заглядывая в глубины неисследованных и, возможно, научно неприемлемых джунглей субъективного опыта. Где только можно, он предпринимает максимальные усилия, чтобы связать все внутренние психические структуры с объективными наблюдаемыми параметрами. В конце концов, поскольку люди в социально-когнитивной теории влияют на окружение, нельзя пренебречь и тем, что окружение (объективные факторы) также воздействует на поведение человека. Таким образом, оказывается, что субъективность и объективность занимают одинаковое положение в социально-когнитивной теории.

Проактивность – реактивность. Человек в социально-когнитивной теории постоянно реагирует на внешние влияния, но реагирует проактивно ! Чтобы понять этот очевидный парадокс, рассмотрим следующее утверждение Бандуры.

Теории, которые стремятся объяснить поведение человека только как продукт внешнего воздействия или как остаточную информацию прошлого стимула, дают усеченный образ природы человека. Люди обладают способностью самоуправления, что позволяет им контролировать свои мысли, чувства и действия с помощью ожидаемых результатов. Следовательно, психосоциальное функционирование регулируется взаимодействием своих собственных и внешних источников воздействия (Bandura, 1989, р. 1179).

В сущности это утверждение иллюстрирует доктрину Бандуры о взаимном детерминизме, отражающую в равной степени положения проактивности и реактивности.

С точки зрения Бандуры, люди реагируют на внешние воздействия при помощи наблюдения и затем перерабатывают эти воздействия посредством своих когнитивных структур. Люди наблюдают, думают, планируют и предвидят возможные внешние последствия своих действий. В самом деле, с позиции социально-когнитивной теории будет справедливым сказать, что поведение людей регулируется в большей мере их реакциями на ожидаемые последствия, чем их реакциями на прошлые или настоящие внешние результаты. Человек вырабатывает поведение, ориентируясь на будущее (проактивность), но, в первую очередь, реагируя на ожидаемые результаты своих действий (реактивность). Поэтому можно сказать, что основные положения проактивности и реактивности переплетаются в социально-когнитивной теории.

Гомеостаз – гетеростаз. Вопросом для обсуждения здесь является природа и свойства мотивов, лежащих в основе поведения. Люди действуют для того, чтобы смягчить напряжение и сохранить внутреннее равновесие, или поведение человека направлено на личный рост и самоактуализацию? В теории Бандуры эти вопросы почти не обсуждаются и ни в коем случае не влияют ощутимо на формулировку его теоретических построений. Другими словами, люди могут моделировать многие виды поведения, независимо от природы возможных мотивов, лежащих в основе этого поведения.

Но нельзя сказать, что Бандура отрицает концепцию мотивированного поведения. Конечно, нет; он просто концептуализирует мотивацию таким образом, что ее нельзя рассматривать в терминах гомеостаз – гетеростаз. Точнее говоря, Бандура анализирует мотивацию с точки зрения ожидаемых, побудительных и познавательных стимулов, потенциально подтверждаемых экспериментами, а не рассуждает о свойствах предполагаемых внутренних мотивов. Мотивация определенно представлена в социально-когнитивной теории, но она сформулирована в основном в терминах когнитивных структур и различных типов подкреплений (например, внешних, косвенных и самоподкреплений). Таким образом, строго говоря, положение гомеостаз – гетеростаз неприменимо непосредственно к позиции Бандуры.

Познаваемость – непознаваемость. Бандура недвусмысленно поддерживает точку зрения, что природа человека познаваема. Это явствует из того, с каким уважением он относится к эмпирическим данным, из его попыток сделать теоретические построения открытыми для эмпирической проверки и из его большого вклада в научные исследования личности. Вот только один пример: всякий раз, когда Бандура использует внутренние когнитивные структуры для объяснения поведения человека, он полагает, что данные внутренние процессы должны быть в конечном итоге связаны с действиями, доступными наблюдению (Bandura, 1974, 1986). Для Бандуры не существует ссылок на таинственные переменные, недоступные научному пониманию, и он не делает реальных попыток переступить границы того, что многие считают настоящей психологической наукой. Таким образом, следуя бихевиористской традиции, из которой отчасти вышла социально-когнитивная теория, Бандура строго привержен положению, что природа человека в конечном счете познаваема наукой.

Социально-когнитивная теория хорошо обоснована в эмпирических исследованиях. К их обсуждению мы и обратимся.

Альберт Бандура | PSYERA

Альберт Бандура родился в 1925 г. в Канаде, в маленьком городке. В местной школе было всего двадцать учеников и два учителя. После окончания школы он работал с бригадой строителей на территории Юкона на ремонте дорог Аляски. Бандура искренне восхищался теми людьми, с которыми ему пришлось работать на севере.

Бандура получил степень доктора философии в университете штата Айова в 1952 г. и поступил на факультет Стэнпфордского университета. Еще в начале шестидесятых годов он предложил свою версию бихевиоризма, которую определил как социальный бихевиоризм, а позднее назвал социальной когнитивной теорией.

Социальная когнитивная теория Бандуры отражает возобновление интереса психологии к когнитивным факторам. Общий подход Бандуры основан на бихевиоризме. Его исследования базируются на наблюдении за поведением испытуемых людей в процессе их взаимодействия. Он не использует интроспекцию и отдает должное значению подкрепления в формировании или модификации поведения.

Бандура подчеркивает влияние на внешние схемы подкрепления таких установок, как вера, ожидания, инструкции. Человек сознательно воспринимает положительное подкрепление, он предвидит его получение в случае соответствующего поведения.

Модификация поведения может осуществляется посредством косвенного подкрепления, наблюдения за поведением других людей и последствиями этого поведения, т.е. человек обладает способностью прогнозировать и оценивать последствия того, что он наблюдал у других людей, что еще не пережито им на личном опыте.

Бандура полагает, что связь между стимулом и реакцией, поведением и подкреплением не прямая. Он вводит понятие промежуточного механизма между стимулом и реакцией, этим механизмом являются когнитивные процессы личности.

Бандура провел широкомасштабные исследования характеристик тех моделей, которые оказывают влияние на поведение.

Подход Бандуры получил название теории социального научения поскольку он занимается изучением поведения на уровне его формирования и модифицирования в социальных ситуациях.

Бандура провел серьезные исследования эффективности личности, т.е. чувства самоуважения и собственного достоинства, адекватность и проявление умения решать жизненные проблемы.

Высокой личная эффективность позволяет человеку справиться с неблагоприятными событиями и обстоятельствами жизни, поддерживает высокий уровень уверенности в своих силах. И у мужчин, и у женщин личная эффективность достигает максимального уровня в середине жизни и постепенно снижается после шестидесяти лет.

Бандура ставил практическую задачу: каким образом можно модифицировать те виды поведения, которые общество рассматривает как нежелательные или ненормальные. Согласно его рассуждениям, если все виды поведения, включая и ненормальное поведение, изучаются на основе наблюдений за другими людьми и моделирования их поведения, значит, поведение можно «выучить заново» или хотя бы частично изменить его.

Бандура сосредоточил свое внимание на внешних проявлениях ненормальности, то есть на поведении, а не на предполагаемых внутренних сознательных или подсознательных конфликтах. Лечение симптомов, по Бандуре, является одновременно и лечением самого расстройства, поскольку симптом и заболевание считаются единым целым.

При модификации поведения используется моделирование: испытуемые должны наблюдать за моделью в определенных ситуациях. Методы бихевиоралыюй терапии, разработанные Бандурой, широко применяются в клинической практике, бизнесе и сфере образования.

Бандура Альберт

1949 г. закончил университет
в Британской Колумбии (бакалавр искусств), после этого приехал в США
(гражданство в 1956 г.), проходил обучение по клинической психологии в
университете Айовы (магистр философии, 1951; доктор философии, 1952). С 1953 г.
работал в Станфордском университете в качестве профессора психологии, с 1973 г.
— профессора социальных наук в области психологии. Здесь он познакомился с
трудами Миллера и Долларда, значительное влияние на него оказал Спенс. Начав с
методологии „стимул–реакция“, он пришел к выводу, что для человеческого
поведения данная модель не вполне применима, и предложил свою модель, которая
лучше объясняет наблюдаемое поведение.

На основании многочисленных исследований дал новую
формулировку инструментального обусловливания, отведя в нем центральное место
научению путем наблюдения за образцом. При этом подкрепление рассматривалось им
не как единственная детерминанта научения, а лишь как способствующий фактор.
Главной же детерминантой научения человека является наблюдение за образцами
поведения других людей и за последствиями этого поведения: та или иная форма
поведения становится мотивирующей в силу предвосхищения последствий данных
действий. К числу таких последствий может относиться не только подкрепление со
стороны других людей, но и самоподкрепление, обусловленное оценкой соблюдения
внутренне обязательных стандартов поведения (стандарты самоподкрепления,
которые демонстрируют другие люди).

Быстрота научения зависит от психологической доступности
предмета подражания (это — и возможность непосредственного общения, и сложность
представляемого поведения), и от эффективности словесного кодирования
наблюдаемого поведения. Научение через наблюдение необходимо в таких ситуациях,
когда ошибки могут приводить к слишком значимым, или даже фатальным
последствиям. Основываясь на своей теории социального научения попытался дать
новую интерпретацию агрессии („Agression: A Social Learning Analysis“.
Englewood Cliffts, 1973).

Первоначально Бандура под агрессией понимал импульсивную,
близкую к патологической реакцию на фрустрацию, но затем убедился, что это не
так. Оказалось, что теория агрессии как фрустрации хуже объясняет имеющиеся
факты, чем его теория научения на основе наблюдения за вознаграждением
последствий агрессии. Он обнаружил, что агрессивное поведение развивается у
детей, которые находятся в условиях научения на примерах агрессивного поведения
взрослых. В частности, обнаружил, что отцы сверхагрессивных подростков служат
им образцом такого поведения, поощряя их вне дома к проявлениям агрессии
(„Adolescent Aggression“, N.Y., 1959 (совм. с Walters R.H.)).

Проводя исследование на маленьких детях,
где показывал им фильмы с поощрением вербальной агрессии, обнаружил, что в этом
случае дети склонны повторять увиденное (1965). На основании этих исследований
пришел к заключению, что гнев, как проявление общего возбуждения,
способствующего агрессии, будет проявляться лишь только тогда, когда в данных
ситуационных условиях социально принимаются образцы гневных реакций.

В рамках традиции изучения личности вклад Бандура
заключается прежде всего в том, что он обратился в экспериментальном
исследовании с обобщенных черт характера на ситуационно специфические формы
поведения („Principles of Behavior Modification“, N.Y., 1969).


Эксперимент с куклой БОБО.

Альберт Бандура

     Альберт Бандура – наш современник. Он родился в декабре 1925 года на севере Канады (в небольшой деревушке) в большой семье славянского происхождения. О детстве А. Бандуры опубликовано очень мало информации.

     После окончания школы средней школы Альберт Бандура год проработал на восстановлении шоссе (в штате Аляска).  После этого он переехал в место с более теплым климатом и поступил в университет, который успешно окончил в 1949 году и получил степень бакалавра искусств. После этого Бандура переехал с Америку, где 1956 году получил гражданство. В США, в университете штата Айова изучал клиническ4ую психологию, в 1951 году получил степень магистра философии, а в 1952 – степень доктора философии.  Со следующего года (1953) начал работать в Стэндфордском  университете.

     В 1973 – 1974 гг. Бандура занимал президента Американской психологической ассоциации. В 1980 году Американская психологическая ассоциация вручила ему награду за выдающиеся достижения в психологической науке. Занимаемый А. Бандурой сегодня пост в Стэндфордской университете был создан специально для него.

     Еще во время обучения в университете Альберт Бандура познакомился с будущей женой – Вирджинией Варнс. В счастливом и долгом браке родились две замечательные дочери. Сегодня у А. Бандуры двое внуков – Энди и Тим. А. Бандура любит проводить время вместе с любимой женой, посещая оперу, концерты классической музыки, прекрасные рестораны, а также совершая прогулки на природе.

     Альберт Бандура – автор ряда известных научных работ, большинство из которых – в социально – когнитивном русле. Наиболее известны такие его работы как «Принципы модификации поведения» (1969 год), «Агрессия: анализ с позиции социального научения» (1973 год),  «Социальная теория научения» (1971 год – первая часть и в 1977 году – продолжение),  «Социальные основы мышления и поведения» (1986 год). Также он входит в редакторские коллегии нескольких психологических журналов.

     Альберт Бандура – важный представитель социально- когнитивного направления, авторитетный ученый и талантливый психолог.

Бандура Альберт, канадский психолог

Краткая биография

Альберт Бандура родился в Манделе на севере Канады $4 декабря 1925 года$. Альберт был единственным сыном в большой канадской семье, у него было пять сестер старше его. Бандура учился в школе, полный курс в которой преподавали всего два учителя, перегруженные работой. Ответственность за получение и усвоение знаний, лежала на учениках. Но это не помешало выпускникам школы поступать в университеты мира.

Бандура после окончания школы работал в Юконе, занимаясь восстановлением шоссе штата Аляска. Проработав так год, Бандура поступил в университет Британской Колумбии. В этом учебном заведении он получил степень бакалавра в области психологии. Образование Бандура продолжил уже в университете штата Айова. В $1951$ году он получил степень магистра, а в $1952$ году защитил докторскую диссертацию. В дальнейшем Бандура преподавал в Стэнфордском университете и здесь же получил профессорскую степень. Во времена студенчества в Айове Альберт познакомился с Вирджинией Варнс и женился на ней. У них родились две дочери – Мэри и Кэрол.
В $1969$ году свет увидела работа Альберта Бандуры «Принципы модификации поведения».

В $1974$ году Альберт Бандура стал президентом Американской психологической ассоциации и Почетным президентом психологической канадской ассоциации.

Научный вклад в развитие психологии

В области психологии работы Бандуры, касающиеся моделирования, самоэффективности, подростковой агрессии известны достаточно широко. Он является автором более шести книг и создателем теории социального научения.

Бандура считал, что наказания и награды недостаточно, чтобы научить человека новому поведению. Ребенок обретает новое поведение только благодаря имитации модели. Одним из проявлений имитации является идентификация.

Определение 1

Идентификация – это процесс, в котором индивид заимствует чувства и мысли.

Теория Бандуры объясняет способы, которыми люди приобретают в условиях социального окружения различные виды сложного поведения. Главная идея теории находит свое выражение в термине обсервационного научения, то есть научения посредством наблюдения.

Бандура утверждал, что существует реципрокная связь между поведением, средовыми и субъектными переменными. Человек приводится в движение не только внутренними силами, поведение диктуется не только сложившимися обстоятельствами. На человека влияет окружение, а он также оказывает влияние на него.

Замечание 1

Научение определяется процессами наблюдения, моделирования и подражания.

Большая часть научения человека согласно теории Бандуры реализуется без традиционного подкрепления, требуемого принципами классического и оперантного обусловливания. Человек может научаться при отсутствии как наказания, так и вознаграждения. Следует отметить, что это не значит, что подкрепление не играет никакой роли. Как только поведение освоено, подкрепление начинает играть значительную роль в определении, будет ли возникать данное поведение. Научение посредством наблюдения не является ни автоматическим, ни постоянным. Будет ли происходить научение в определенной ситуации зависит от многочисленных факторов. К числу которых относятся:

  • возраст модели,
  • компетентность,
  • уровень мотивации.

Людьми наблюдается и далее осваиваются разнообразные социальные реакции, такие как сексуальное поведение, агрессия, способы эмоционального реагирования и другие.

При объяснении феноменов обсервационного научения Бандура опирается на факт широкого использования человеком символических репрезентаций различных событий в окружающей среде. Это объясняет удивительную гибкость человеческого поведения. Бандура сформулировал тезис, который гласит, что изменения в поведении, вызываемые классическим и инструментальным обусловливанием, а также наказанием, очень активно опосредуются когнициями. Важную роль в поведении человека, по мнению Бандуры, играют также процессы саморегуляции, то есть человек регулирует свое поведение посредством наглядного представления последствий его реализации. Образование связи между реакцией и стимулом находится под влиянием процессов самоконтроля. Линию акцентирования когнитивных факторов продолжил Уолтер Мишел в своем анализе некоторых когнитивных переменных социального научения у человека. Он считает, что все люди различаются по нескольким субъектным переменным, которые порождают разнообразие индивидуальных особенностей. К ним относятся:

  • компетентности, представляющие собой наборы способностей, оказывающих влияние на мысли и действия;
  • стратегии кодирования, которые отвечают за то, что люди по разному репрезентируют, символизируют средовую стимуляцию;
  • субъективные вероятности или ожидания, отражающие уровень правдоподобия того, что конкретные способы поведения или события приводят к конкретным исходам;
  • субъективные ценности, согласно которым люди различаются по цене, придаваемой различным исходам;
  • планы и системы саморегулирования, так как поведение человека регулируется на основе индивидуально устанавливаемых стандартов.

Замечание 2

Труды Бандуры в области психологии сыграли важную роль в работе над новыми подходами к терапевтическому вмешательству. В частности применение процедур моделирования для формирования новой поведенческой и когнитивной компетентности.

Эксперимент с куклой Бобо | Simply Psychology

  1. Бандура
  2. Кукла Бобо

Эксперимент с куклой Бобо

Д-р Саул МакЛеод, обновлено 2014

В 1960-х Альберт Бандура провел серию экспериментов по наблюдательному обучению, известных под общим названием Бобо. кукольные эксперименты.

Два эксперимента описаны ниже:

Цель

Бандура (1961) провел контролируемый эксперимент.
исследование, чтобы выяснить, существует ли социальное поведение (т.э., агрессия) можно приобрести путем наблюдения и подражания.

Образец

Бандура, Росс и Росс (1961) протестировали 36 мальчиков и 36 девочек из детского сада Стэнфордского университета в возрасте от 3 до 6 лет.

Исследователи предварительно проверили, насколько агрессивны дети, наблюдая за детьми в детской, и оценили их агрессивное поведение по четырем пятибалльным шкалам.

Затем можно было сопоставить детей в каждой группе, чтобы у них был одинаковый уровень агрессии в их повседневном поведении.Таким образом, эксперимент является примером дизайна согласованных пар.

Чтобы проверить надежность наблюдателей между экспертами, 51 ребенок был оценен двумя наблюдателями независимо, и их оценки сравнили. Эти оценки показали очень высокую корреляцию надежности (r = 0,89), что свидетельствует о хорошем согласии наблюдателей в отношении поведения детей.


Метод

Был использован лабораторный эксперимент, в котором независимая переменная (тип модели) манипулировалась в трех условиях:

  • Агрессивная модель показана 24 детям
  • Неагрессивная модель показана для 24 ребенка
  • Модель не показана (контрольное условие) — 24 ребенка

Этап 1: Моделирование

В экспериментальных условиях дети были индивидуально показаны в комнате, содержащей игрушки, и играли с отпечатками и картинками картофеля в помещении. угол в течение 10 минут, в то время как:

  1. 24 ребенка (12 мальчиков и 12 девочек) наблюдали, как мужская или женская модель агрессивно ведет себя по отношению к игрушке под названием «кукла Бобо».Взрослые атаковали куклу Бобо особым образом — в одних случаях они использовали молоток, а в других подбрасывали куклу в воздух и кричали «Пау, бум».

  2. Еще 24 ребенка (12 мальчиков и 12 девочек) были подвергнуты воздействию неагрессивной модели, которая играла тихо и приглушенно в течение 10 минут (играя с набором игрушек-мастеров и игнорируя куклу бобо).

  3. Последние 24 ребенка (12 мальчиков и 12 девочек) были использованы в качестве контрольной группы и вообще не подвергались воздействию какой-либо модели.

Анимация, созданная Уэсом Венейблом

Этап 3: Тест на отложенную имитацию

    • В следующей комнате было несколько агрессивных игрушек и несколько неагрессивных игрушек. В состав неагрессивных игрушек вошли чайный сервиз, мелки, три медведя и пластмассовые животные. Агрессивные игрушки включали молоток и доску для колышков, дротики и трехфутовую куклу Бобо.

    • Ребенок находился в комнате 20 минут, за его поведением наблюдали и оценивали через одностороннее зеркало.Наблюдения проводились с 5-секундными интервалами, что давало 240 единиц ответа для каждого ребенка.

    • Также были зафиксированы другие виды поведения, не имитирующие поведения модели, например, удары кулаком куклы Бобо по носу.

Анимация, созданная Уэсом Венейблом


Результаты

    • Дети, которые наблюдали агрессивную модель, давали гораздо больше имитационных агрессивных ответов, чем те, кто находился в неагрессивных или контрольных группах.

    • Частичная и не имитационная агрессия была больше среди тех детей, которые наблюдали агрессивное поведение, хотя разница для неимитативной агрессии была небольшой.

    • Девочки в условиях агрессивной модели также показали более агрессивные физические реакции, если модель была мужчиной, и более вербальные агрессивные ответы, если модель была женщиной. Однако исключением из этого общего правила было наблюдение за тем, как часто они били Бобо, и в этом случае влияние пола было обратным.

    • Мальчики чаще подражали однополым моделям, чем девочки. Доказательств того, что девушки подражают однополым моделям, нет.

    • Мальчики имитировали более агрессивные действия, чем девочки. Между мальчиками и девочками была небольшая разница в словесной агрессии.


Заключение

Эксперимент с куклой Бобо продемонстрировал, что дети могут научиться социальному поведению, например агрессии, в процессе обучения наблюдению, наблюдая за поведением другого человека.Полученные данные подтверждают теорию социального обучения Бандуры (1977).

Это исследование имеет важные последствия для воздействия насилия в СМИ на детей.


Оценка

Существует три основных преимущества экспериментального метода.

    1. Эксперименты — единственный способ установить причину и следствие. Таким образом, можно продемонстрировать, что модель действительно повлияла на последующее поведение ребенка, потому что все переменные, кроме независимой, находятся под контролем.

    2. Позволяет точно контролировать переменные. Управлялись многие переменные, такие как пол модели, время, в течение которого дети наблюдали модель, поведение модели и так далее.

    3. Эксперименты можно повторить. Использовались стандартизированные процедуры и инструкции, позволяющие воспроизводить результаты. Фактически, исследование было воспроизведено с небольшими изменениями, такими как использование видео, и были обнаружены аналогичные результаты (Bandura, 1963).

Ограничения процедуры включают:

  • Многие психологи очень критически относятся к лабораторным исследованиям имитации — в частности, потому, что они имеют низкую экологическую ценность.Ситуация включает ребенка и взрослую модель, что представляет собой очень ограниченную социальную ситуацию, и взаимодействие между ребенком и моделью отсутствует в любой момент; конечно, у ребенка нет возможности как-либо повлиять на модель. Также модель и ребенок незнакомы. Это, конечно, совсем не похоже на «нормальное» моделирование, которое часто происходит в семье.
  • Камбербэтч (1990) обнаружил, что дети, которые раньше не играли с куклой Бобо, в пять раз чаще имитировали агрессивное поведение, чем те, кто был с ней знаком; он утверждает, что новизна куклы повышает вероятность того, что дети будут имитировать такое поведение.
  • Еще одна критика исследования заключается в том, что демонстрации измеряются почти сразу. С помощью таких моментальных исследований мы не можем определить, может ли такое однократное воздействие иметь долгосрочные последствия.
  • Можно утверждать, что эксперимент с куклой бобо был неэтичным. Например, возникает проблема, пострадали ли дети в результате исследования какие-либо долгосрочные последствия. Хотя это маловероятно, мы никогда не можем быть уверены.

Сопутствующее подкрепление, исследование куклы Бобо

На поведение наблюдателя также могут влиять положительные или отрицательные последствия поведения модели.Таким образом, мы не только смотрим, что делают люди, но и смотрим, что происходит, когда они что-то делают. Это известно как
заместительное подкрепление. Мы с большей вероятностью подражаем поведению, которое вознаграждается, и воздерживаемся от поведения, которое
наказан.

Бандуры (1965) использовала подобные экспериментальную установку до одного описанных выше для проверки субсидиарного подкрепления.
Эксперимент имел разные последствия для агрессии модели к трем группам детей.

Один
группа увидела, что агрессия модели была вознаграждена (раздавали сладости и напиток за «чемпионат»
производительность », другая группа видела, что модель наказывают за агрессию (ругают), а третья группа видела
специфических последствий нет (контрольное условие).

Когда разрешали входить в игровую комнату, дети в условиях поощрения и контроля имитировали более агрессивные
действия модели, чем дети в условиях наказания.

Дети в образцовой наказанной группе
выучили агрессию путем обучения с наблюдением, но не подражали ей, потому что ожидали
негативные последствия. Подкрепление, полученное при наблюдении за другим человеком, известно как заместительное
армирование.

Как ссылаться на эту статью:

Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2014, 05 февраля). Эксперимент с куклой Бобо . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/bobo-doll.html

Ссылки на стиль APA

Bandura, A. (1965). Влияние условностей подкрепления моделей на приобретение имитационных ответов. Журнал личности и социальной психологии, 1 (6) , 589.

Бандура, А., Росс, Д. и Росс, С.А. (1961). Передача агрессии через имитацию агрессивных моделей. Журнал аномальной и социальной психологии , 63, 575-82.

Бандура А., Росс Д. и Росс С. А. (1963). Имитация киноопосредованных агрессивных моделей. Журнал аномальной и социальной психологии , 66 (1), 3.

Бандура, А. (1977). Теория социального обучения . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice Hall.


Как ссылаться на эту статью:

Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S. A. (2014, 5 февраля). Эксперимент с куклой Бобо . Просто психология.https://www.simplypsychology.org/bobo-doll.html

сообщить об этом объявлении

Биография психолога Альберта Бандура

Альберт Бандура — влиятельный социальный когнитивный психолог, который, возможно, наиболее известен своей теорией социального обучения, концепцией самоэффективности и своими знаменитыми экспериментами с куклой Бобо. Он является почетным профессором Стэнфордского университета и считается одним из величайших ныне живущих психологов.

Одно исследование 2002 года поставило его на четвертое место среди наиболее влиятельных психологов двадцатого века, уступив только Б.Ф. Скиннер, Зигмунд Фрейд и Жан Пиаже.

Претензии Альберта Бандуры к славе

Альберт Бандура наиболее известен своей работой в следующих областях:

Основные принципы теории социального обучения

Ранние годы Альберта Бандуры

Альберт Бандура родился 4 декабря 1925 года в небольшом канадском городке, расположенном примерно в 50 милях от Эдмонтона. Бандура, последний из шести детей, получил образование в одной маленькой школе с двумя учителями в средней школе.По словам Бандуры, из-за этого ограниченного доступа к образовательным ресурсам «студенты должны были взять на себя ответственность за свое образование».

Он понял, что, хотя «содержание большинства учебников недолговечно … инструменты самоуправления служат со временем хорошо». Эти ранние опыты, возможно, способствовали тому, что он позже подчеркнул важность личной свободы воли.

Бандура вскоре увлекся психологией после поступления в Университет Британской Колумбии.Он начинал как специалиста по биологии, и его интерес к психологии сформировался случайно. Работая по ночам и добираясь до школы с группой студентов, он обнаружил, что пришел в школу раньше, чем начались его курсы.

Чтобы скоротать время, он начал посещать «дополнительные занятия» в эти ранние утренние часы, что в конечном итоге привело его к психологии.

Бандура объяснил: «Однажды утром я зря тратил время в библиотеке. Кто-то забыл вернуть каталог курсов, и я пролистал его, пытаясь найти дополнительный курс, чтобы занять ранний временной интервал.Я заметил курс психологии, который послужил бы отличным наполнителем. Это вызвало у меня интерес, и я нашел свою карьеру ».

Он получил степень в Университете Британской Колумбии в 1949 году всего после трех лет обучения, а затем поступил в аспирантуру Университета Айовы. Школа была домом для Кеннета Спенса, который сотрудничал со своим наставником Кларком Халлом из Йельского университета, и другими психологами, включая Курта Левина.

В то время как программа интересовалась теорией социального обучения, Бандура считал, что она слишком сосредоточена на бихевиористских объяснениях.Бандура получил степень магистра в 1951 году и докторскую степень. в клинической психологии в 1952 г.

Карьера и теории

После получения докторской степени ему предложили должность в Стэнфордском университете, и он согласился на нее. Он начал работать в Стэнфорде в 1953 году и продолжает работать в университете по сей день. Именно во время изучения подростковой агрессии Бандура стал все больше интересоваться косвенным обучением, моделированием и подражанием.

Теория социального обучения Альберта Бандуры подчеркивала важность обучения с наблюдением, имитации и моделирования.«Обучение было бы чрезвычайно трудоемким, не говоря уже о риске, если бы людям приходилось полагаться исключительно на последствия своих собственных действий, чтобы информировать их о том, что им делать», — объяснил Бандура в своей книге 1977 года по этому вопросу.

Его теория интегрировала непрерывное взаимодействие между поведением, познаниями и окружающей средой.

Исследование куклы Бобо

Самым известным экспериментом Бандуры было исследование куклы Бобо 1961 года. В рамках эксперимента он снял фильм, в котором была показана взрослая модель, избивающая куклу Бобо и выкрикивающая агрессивные слова.

Затем фильм был показан группе детей. После этого детям разрешили играть в комнате с куклой Бобо. Те, кто смотрел фильм с агрессивной моделью, чаще били куклу, имитируя действия и слова взрослого в клипе.

Исследование куклы Бобо имело большое значение, поскольку оно исходило из утверждения бихевиоризма о том, что любое поведение направляется подкреплением или вознаграждением. Дети не получали ни поощрения, ни стимула бить куклу; они просто имитировали наблюдаемое поведение.

Бандура назвал это явление наблюдательным обучением и охарактеризовал такие элементы эффективного обучения, как внимание, удержание, взаимность и мотивация.

Работа Бандуры подчеркивает важность социальных влияний, но также и веру в личный контроль. «Люди с высокой уверенностью в своих способностях подходят к трудным задачам как к вызовам, которые необходимо преодолеть, а не как к угрозам, которых следует избегать», — предположил он.

Альберт Бандура — бихевиорист?

В то время как большинство учебников психологии сравнивают теорию Бандуры с теорией бихевиористов, сам Бандура отмечает, что он «…. никогда действительно не соответствовали поведенческой ортодоксии «.

Даже в своих самых ранних работах Бандура утверждал, что сведение поведения к циклу «стимул-реакция» было слишком упрощенным. В то время как его работа использовала поведенческую терминологию, такую ​​как «обусловливание» и «подкрепление», Бандура объяснил, «… я концептуализировал эти явления как действия посредством когнитивных процессов».

«Авторы психологических текстов продолжают неверно характеризовать мой подход как основанный на бихевиоризме», — объяснил Бандура, описывая свою точку зрения как «социальный когнитивизм».’

Избранные публикации Бандуры

Бандура был плодовитым автором книг и журнальных статей за последние 60 лет и наиболее цитируемым ныне живущим психологом.

Некоторые из самых известных книг и журнальных статей Бандуры стали классикой психологии и продолжают широко цитироваться сегодня. Его первой профессиональной публикацией была статья 1953 года под названием «Первичная и вторичная внушаемость», которая появилась в журнале Journal of Abnormal and Social Psychology .

В 1973 году Бандура опубликовал «Агрессия: анализ социального обучения », в котором основное внимание уделялось истокам агрессии. Его книга 1977 года Social Learning Theory представила основы его теории о том, как люди учатся посредством наблюдения и моделирования.

Его статья 1977 года, озаглавленная «Самоэффективность: к объединяющей теории изменения поведения», была опубликована в журнале «Психологический обзор », и представила его концепцию самоэффективности. Статья также мгновенно стала классикой психологии.

Вклад в психологию

Работа Бандуры считается частью когнитивной революции в психологии, которая началась в конце 1960-х годов. Его теории оказали огромное влияние на психологию личности, когнитивную психологию, образование и психотерапию.

В 1974 году Бандура был избран президентом Американской психологической ассоциации. APA наградила его за выдающийся научный вклад в 1980 году и еще раз в 2004 году за выдающийся вклад в психологию.

Сегодня Бандуру часто называют величайшим психологом из жизни, а также одним из самых влиятельных психологов всех времен. В 2014 году Бандура был награжден Национальной медалью науки президентом Бараком Обамой.

Альберт Бандура | Биография, теория, эксперимент и факты

Альберт Бандура , (родился 4 декабря 1925 года, Мундаре, Альберта, Канада), американский психолог канадского происхождения и создатель социальной когнитивной теории, который, вероятно, наиболее известен своим модельным исследованием агрессии, известным как «кукла Бобо». »Эксперимент, который продемонстрировал, что дети могут учиться поведению, наблюдая за взрослыми.

Ранняя жизнь и работа

Бандура был самым младшим из шести детей, рожденных от родителей восточноевропейского происхождения. Его отец был из Кракова, Польша, а мать из Украины; оба иммигрировали в Канаду в подростковом возрасте. Поженившись, они поселились в Мундаре, Альберта, где отец Бандуры работал, прокладывая путь для Трансканадской железной дороги.

После окончания средней школы в 1946 году Бандура получил степень бакалавра в Университете Британской Колумбии, а в 1949 году его окончил с Болоканской премией по психологии, ежегодно присуждаемой выдающимся студентам-психологам.Затем он работал в аспирантуре Университета Айовы, где получил степень магистра психологии (1951 г.) и докторскую степень по клинической психологии (1952 г.).

В 1953 году Бандура принял годичное преподавание в Стэнфордском университете, где быстро получил профессуру. В 1974 году он был назначен профессором социальных наук в психологии Дэвида Старра Джордана, а два года спустя стал председателем факультета психологии. Он остался в Стэнфорде, став почетным профессором в 2010 году.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.
Подпишитесь сейчас

В 1961 году Бандура провел свой знаменитый эксперимент с куклой Бобо, в котором исследователи физически и оскорбляли надувную игрушку с лицом клоуна перед детьми дошкольного возраста, что привело к тому, что дети позже имитировали поведение взрослых, нападая на них. кукла таким же образом. Последующие эксперименты, в которых дети подвергались такому насилию на видеозаписи, дали аналогичные результаты.

В конце 1960-х, в связи с ярким освещением в средствах массовой информации убийства сенатора США Роберта Ф. Кеннеди, а также с увеличением числа сообщений о детях, получивших серьезные травмы во время попыток воспроизведения опасного поведения, изображенного в телевизионной рекламе, потенциальные последствия телевизионного насилия проблема детей стала все более серьезной общественной проблемой. Из-за связанных с ним исследований Бандура был приглашен дать показания перед Федеральной торговой комиссией (FTC), Комиссией Эйзенхауэра и несколькими комитетами Конгресса относительно доказательств того, что насилие, передаваемое по телевидению, влияет на агрессивное поведение.Его показания сыграли роль в решении FTC представить как неприемлемые изображения детей, занимающихся рискованными видами деятельности — например, бить друг друга по голове молотком в рекламе лекарства от головной боли — и впоследствии принять новые стандарты рекламы.

Дальнейшая жизнь и работа

Бандура был первым, кто продемонстрировал (1977), что самоэффективность, вера в собственные способности влияет на то, что люди выбирают, сколько усилий они прилагают для этого и то, как они себя чувствуют, когда делают это.Бандура также обнаружил, что обучение происходит как через эти убеждения, так и через социальное моделирование, тем самым положив начало социальной когнитивной теории (1986), согласно которой среда, познание и поведение человека взаимодействуют друг с другом, чтобы определить, как этот человек функционирует, в отличие от одного из них. факторы, играющие доминирующую роль.

Бандура получил множество наград за свой вклад в область психологии, в том числе премию Американской психологической ассоциации (APA) за выдающийся вклад в психологию на протяжении всей жизни (2004 г.), Золотую медаль Американского психологического фонда за выдающийся вклад в психологическую науку (2006 г.). ) и премии Университета Луисвилля Грэвмейера в области психологии (2008 г .; присуждена премия в размере 200 000 долларов) за его новаторскую работу в области самоэффективности и когнитивной теории.В 2016 году получил Национальную медаль науки. Бандура также занимал многие организационные должности и должности, в том числе президент APA (1974) и научный сотрудник Американской академии искусств и наук (AAAS) (1980).

Бандура на протяжении многих лет была связана с различными академическими журналами, включая Journal of Social and Clinical Psychology , Applied Psychology , Media Psychology , Cognitive Therapy and Research , Behavior Research and Therapy , и Социальное поведение и личность .Он также был автором, соавтором или редактором ряда книг, в том числе Подростковая агрессия (1959), Принципы модификации поведения (1969), Агрессия: анализ социального обучения (1973), Теория социального обучения ( 1977) и Моральное размежевание: как люди причиняют вред и живут с собой (2016). В 2002 году журнал Review of General Psychology поставил Бандуру на четвертое место среди наиболее выдающихся психологов 20-го века после Б.Ф. Скиннер, Жан Пиаже и Зигмунд Фрейд.

Жанетт Л. Нолен

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

Канада | История, география и культура

Канада , вторая по величине страна в мире по площади (после России), занимающая примерно две пятых северной части континента Северной Америки.

Британская викторина

Какая страна больше по численности населения? Викторина

Эта викторина покажет вам две страны.Определите тот, у кого больше населения. Этот тест основан на списке народов мира, составленном Британикой, поэтому просмотрите его перед тем, как начать.

Несмотря на большие размеры Канады, это одна из самых малонаселенных стран мира. Этот факт, в сочетании с величием пейзажа, был центральным в ощущении канадской национальной идентичности, как выразилась писательница из Дублина Анна Браунелл Джеймсон, которая исследовала центральный Онтарио в 1837 году и восторженно отметила «кажущуюся бесконечной черту» деревья перед вами; бескрайняя пустыня вокруг вас; таинственная бездна среди многочисленной листвы, куда не ступала нога человека… одиночество, в котором мы шли милю за милей, ни одного человека, ни одного человеческого жилища в пределах видимости.«Хотя канадцев сравнительно немного, они создали то, что многие наблюдатели считают образцом мультикультурного общества, приветствуя иммигрантов со всех континентов. Кроме того, Канада предоставляет убежище и экспортирует богатство природных ресурсов и интеллектуального капитала, равное немногим другим странам.

Канада официально двуязычна на английском и французском, что отражает историю страны как земли, когда-то оспариваемой двумя великими державами Европы. Слово Канада происходит от гуроно-ирокезского kanata , что означает деревня или поселение.В 16 веке французский исследователь Жак Картье использовал название Канада для обозначения области вокруг поселения, которое сейчас является городом Квебек. Позже Канада стала синонимом Новой Франции, которая с 1534 по 1763 год включала все французские владения вдоль реки Святого Лаврентия и Великих озер. После британского завоевания Новой Франции название Квебек иногда использовалось вместо Канады. Название Канада было полностью восстановлено после 1791 года, когда Великобритания разделила старый Квебек на провинции Верхняя и Нижняя Канада (переименованные в 1841 году в Западную Канаду и Восточную Канаду, соответственно, и вместе именуемые Канадой).В 1867 году в соответствии с Законом о Британской Северной Америке была создана конфедерация из трех колоний (Новая Шотландия, Нью-Брансуик и Канада), названная Доминионом Канады. Закон также разделил старую колонию Канады на отдельные провинции Онтарио и Квебек. Статус доминиона позволял Канаде в значительной степени самоуправление, но вопросы, касающиеся международной дипломатии и военных союзов, оставались за британской короной. Канада стала полностью самоуправляемой в Британской империи в 1931 году, хотя полная законодательная независимость не была достигнута до 1982 года, когда Канада получила право вносить поправки в свою конституцию.

Канада имеет общую границу с Соединенными Штатами (включая Аляску) протяженностью 5 525 миль (8 890 км) — самая длинная граница в мире, не патрулируемая вооруженными силами, — и подавляющее большинство ее населения живет в пределах 185 миль ( 300 км) международной границы. Хотя Канада имеет много общего со своим южным соседом — и, действительно, ее популярная культура и культура Соединенных Штатов во многих отношениях неотличимы, — различия между двумя странами, как темпераментные, так и материальные, глубоки.«Центральный факт канадской истории, — заметил литературный критик 20 века Нортроп Фрай, — это отрицание американской революции». Современные канадцы склонны отдавать предпочтение упорядоченному центральному правительству и чувству общности над индивидуализмом; в международных делах они, скорее всего, будут выполнять роль миротворцев, а не воинов, и, будь то дома или за границей, они, вероятно, будут иметь плюралистический взгляд на мир. Более того, канадцы живут в обществе, которое в большинстве юридических и официальных вопросов напоминает Великобританию — по крайней мере, в англоязычной части страны.Квебек, в частности, демонстрирует французскую адаптацию: более трех четвертей его населения говорят на французском как на основном языке. Французский характер Квебека также отражается в различиях в религии, архитектуре и образовании. В других частях Канады французское влияние менее очевидно, в основном оно ограничивается двойным использованием французского и английского языков в названиях мест, этикетках продуктов и дорожных знаках. Французское и британское влияние дополняется культурами коренных американцев (в Канаде часто собирательно именуются первыми нациями) и инуитов, причем первые намного больше по численности, а вторые пользуются полуавтономным статусом на новейшей территории Канады, Нунавуте.(Последние предпочитают термин «инуиты», который обычно используется в Канаде, а не термин «эскимос».) Кроме того, растущее число иммигрантов из других европейских стран, Юго-Восточной Азии и Латинской Америки сделало Канаду еще более многокультурной.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.
Подпишитесь сейчас

Канада была влиятельным членом Содружества и сыграла ведущую роль в организации франкоязычных стран, известных как Франкофония.Он был одним из основателей Организации Объединенных Наций и принимал активное участие в ряде крупных агентств ООН и других мировых операциях. В 1989 году Канада присоединилась к Организации американских государств и подписала соглашение о свободной торговле с Соединенными Штатами, договор, который был заменен в 1992 году Североамериканским соглашением о свободной торговле (которое также включает Мексику). Член-основатель (1961 г.) Организации экономического сотрудничества и развития, Канада также является членом Группы семи (G7), в которую входят семь крупнейших индустриальных демократий мира и, как Группа восьми (G8), включал Россию до тех пор, пока в 2014 году ее не отстранили от членства на неопределенный срок.

Столица страны — Оттава, четвертый по величине город Канады. Он расположен примерно в 250 милях (400 км) к северо-востоку от Торонто и в 125 милях (200 км) к западу от Монреаля, соответственно, первого и второго городов Канады с точки зрения населения, экономического, культурного и образовательного значения. Третий по величине город — Ванкувер, центр торговли со странами Тихоокеанского региона и главные западные ворота в развивающиеся внутренние районы Канады. Другие крупные мегаполисы включают Калгари и Эдмонтон, Альберта; Город Квебек, Квебек; и Виннипег, Манитоба.

Теория социального обучения: Альберт Бандура

«Теория социального обучения» Альберта Бандуры и ее влияние на учителей и обучение

Курсы и сертификация

  • Сертификат учебного дизайна (полностью онлайн) . Эта полностью онлайн-программа предназначена для всех, кто разрабатывает и / или преподает онлайн-курс. Узнать больше …
  • Программа сертификатов ADDIE Instructional Design (полностью онлайн) . Эта полностью онлайн-программа предназначена для лиц, заинтересованных в получении дополнительных сведений о модели ADDIE.Узнать больше …
  • Сертификат учебных моделей (полностью онлайн) . Вы изучите традиционные модели учебного дизайна и прогресс подхода дизайна обучения к созданию опыта онлайн-обучения. Узнать больше …

Вспомните свое детство. Вы помните, как учились ездить на велосипеде, как играть в шашки и решать простые задачи сложения? Готов поспорить, вы научились этим навыкам, наблюдая, как кто-то другой катается на велосипеде, играет в шашки и решает задачи сложения.Так считает социальный когнитивный психолог Альберт Бандура.

Альберт Бандура

Бандура известен своей теорией социального обучения. Он сильно отличается от других теоретиков обучения, которые рассматривают обучение как прямой результат обусловливания, подкрепления и наказания. Бандура утверждает, что большую часть человеческого поведения можно изучить посредством наблюдения, подражания и моделирования.

Давайте более внимательно рассмотрим теорию социального обучения Бандуры и значение этой теории для преподавания и обучения студентов.

См. Также: Перевернутый класс

Обучение через наблюдение: живое, словесное и символическое

Бандура известен своими исследованиями детей, наблюдающих за взрослыми, которые агрессивно вели себя по отношению к кукле. После того, как дети увидели это поведение, им дали поиграть в куклы. Сможете догадаться, как они взаимодействовали с куклами? Ты прав. Они имитировали агрессивные действия, которые наблюдали ранее.

Но Бандура расширил понятие «наблюдение».В дополнение к «живой» модели он исследовал «словесную» учебную модель, согласно которой, если были представлены определенные объяснения и описания, то обучение было улучшено. Я уверен, что вы можете вспомнить пример, когда кто-то терпеливо объяснил вам что-то таким образом, чтобы это помогло вам это узнать. Это прекрасный пример вербальной обучающей модели.

Он также изучал «символические» модели, в которых персонажи (художественные / документальные) в фильмах, телепрограммах, онлайн-СМИ и книгах могут вести к обучению.Это означает, что учащиеся могут учиться, просматривая фильм или телепрограмму, слушая любое количество онлайн-медиа (например, подкасты) или читая книгу. Они представили себе, как персонажи отреагировали и как они себя чувствовали и т. Д. Это, в свою очередь, научило их, как реагировать и чувствовать в подобных жизненных ситуациях.

Важность мотивации и психического состояния

Бандура утверждает, что одного наблюдения может быть недостаточно для максимального обучения; мотивация человека и его психическое состояние также влияют на обучение.Бандура согласился с теоретиками поведения, которые отметили, что внешнее подкрепление формирует обучение, но он также признал, что обучение не всегда является результатом внешнего подкрепления. Он утверждал, что обучение также является результатом внутреннего подкрепления. Например, ученик может чему-то научиться из-за своей гордости, из-за чувства удовлетворения или из чувства выполненного долга. Этот фактор обучения неразрывно связывает теорию обучения Бандуры с другими теориями когнитивного развития.

См. Также: Стратегии инклюзивного обучения

Обучение не всегда ведет к изменению поведения

Бихевиористы утверждают, что обучение ведет к постоянному изменению поведения. Однако Бандура показал, что обучение с помощью наблюдений может происходить без демонстрации учащимся какого-либо нового поведения. Другими словами, вы можете наблюдать, имитировать или моделировать что-то, но вы не можете этому научиться. Он исследовал вопрос о том, что должно произойти для изучения наблюдаемого поведения (в дополнение к наблюдению), и назвал четыре необходимых шага: внимание, удержание, воспроизведение и мотивация.

Наблюдение + 4 необходимых шага = обучение

Внимание: Во-первых, ученику нужно обратить внимание. Если они будут отвлекаться, это повлияет на объем или качество обучения. Я не думаю, что кто-то не согласен с этим утверждением. Мы все отвлеклись и знаем, что это влияет на наше обучение и качество работы. Кроме того, чем интереснее или уникальнее модель или ситуация, тем полнее учащийся будет уделять обучению.Это объясняет, почему вы, возможно, не сможете отложить хорошую книгу или отказаться от какой-либо из ваших страстей, независимо от препятствий, с которыми вы сталкиваетесь.

Сохранение: Важно, как вы можете сохранить полученную информацию (т.е. удержание). Давайте смотреть правде в глаза. Мы все усвоили так много содержания за годы обучения в школе, но сколько мы сохраняем? Возможно, вы сможете запомнить более значимое обучение определенным образом с помощью любого количества методов запоминания (например, мнемонических устройств, записи, повторения и т. Д.)). Или, может быть, вы применили полученные знания к реальной жизненной ситуации, которая помогает удерживать их.

Размножение: Воспроизведение зависит от первых двух шагов: внимания и удержания. После выполнения этих шагов вы переходите к наблюдаемому поведению. Тогда, продолжая практиковаться, вы, несомненно, улучшите и отточите свои навыки. Здесь применима поговорка «Практика ведет к совершенству».

Мотивация: Последний шаг — мотивация. Чтобы добиться наибольшего успеха в обучении с использованием наблюдений, вы должны быть достаточно мотивированы, чтобы имитировать моделированное поведение.На этом этапе как подкрепление, так и наказание влияют на мотивацию. Если ученик видит, что кого-то награждают, он с большей вероятностью продолжит такое поведение. Точно так же, если они видят, что кого-то наказывают или игнорируют, они могут пресечь свое поведение.

Каковы последствия теории социального обучения для учителей и учащихся?

См. Также: TPACK: Система знаний технологического педагогического содержания

Безусловно, эту теорию можно использовать для обучения студентов позитивному поведению.Учителя могут использовать положительные образцы для подражания, чтобы добиться желаемого поведения и, таким образом, изменить культуру школы. Положительные образцы для подражания в классе и за его пределами принесут пользу не только отдельным ученикам, но и всему классу и студентам.

Другие стратегии в классе, такие как поощрение детей и развитие самоэффективности, уходят корнями в теорию социального обучения. Например, если учитель положительно относится к своим ученикам, и они поощряют их, эта положительная энергия и словесная поддержка, в свою очередь, помогают развить самоэффективность, веру в свои способности добиться успеха в различных ситуациях.Бандура обнаружил, что самоэффективность человека влияет на подход к его задачам, целям и задачам. Эти люди с сильной самоэффективностью рассматривают проблемы как задачи, которые необходимо решить, развивают глубокий интерес к деятельности, в которой они участвуют, формируют сильное чувство приверженности деятельности и интересам и легко восстанавливаются после разочарований и неудач. Однако люди с более слабым чувством самоэффективности, как правило, избегают проблем, думают, что сложные задачи и ситуации выходят за рамки их возможностей, негативно относятся к своим неудачам и результатам и легко теряют уверенность в своих силах.

Более того, Бандура заявляет, что выучить все на собственном опыте сложно и может быть потенциально опасно. Он утверждает, что большая часть жизни человека уходит корнями в социальный опыт, поэтому наблюдение за другими, естественно, полезно для получения знаний и навыков.

В заключение, наблюдение играет очень важную роль в обучении. Это не только помогает учить студентов, но и помогает им успешно понимать, сохранять и применять полученные знания в своей жизни, чтобы они могли учиться и достигать еще большего.За это мы благодарим Альберта Бандуру за его вклад в теорию социального обучения.

См. Также: Таксономия Блума

Альберт Бандура

Альберт Бандура

Альберт Бандура

Альберт Бандура — психолог и почетный профессор социальных наук в области психологии Дэвида Старра Джордана Стэнфордского университета. Последние 60 лет Бандура исследовал и писал о причинах человеческого поведения. Он был первым, кто предположил, что происхождение личности разнообразно и сложно и что они включают взаимодействие поведения как с окружающими, так и с врожденными — или врожденными — факторами.

Бандура особенно интересовался тем, как люди влияют на поведение, мысли и обучение других. Его ранние работы были сосредоточены на моделировании — обучении через наблюдение других. Его классический эксперимент с куклой Бобо в начале 1960-х продемонстрировал, что дети могут имитировать новые действия, просто видя, как взрослый участвует в них. Это бросило вызов существующим убеждениям, что большая часть обучения происходит через обусловливание или систему подкрепления или наказания. Открытие того, что обучение может происходить посредством простого наблюдения, имело серьезные последствия, особенно для развития детей.

По мере того, как он исследовал эффекты и потенциал моделирования, Бандура начал задаваться вопросом о роли убеждений людей об их способности преуспеть в задаче или их чувстве самоэффективности . Это привело к развитию им социальной когнитивной теории, согласно которой личность возникает в результате взаимодействия мыслей человека с внутренними качествами, убеждениями в себе и сигналами окружающей среды. Его исследование убедительно показало, что люди, которые верят, что могут преуспеть в решении задачи, имеют больше шансов на успех, чем другие.

По словам Бандуры: «Мы обнаружили, что убеждения людей в своей эффективности очень существенно влияют на выбор, который они делают. В частности, это влияет на их уровень мотивации и настойчивость перед лицом препятствий. Для большинства успеха требуются настойчивые усилия, поэтому низкая самоэффективность становится самоограничивающим процессом … Чтобы добиться успеха, людям необходимо чувство самоэффективности, связанное вместе с устойчивостью, чтобы преодолевать неизбежные препятствия и несправедливость жизни ».

Для студентов эта самоэффективность в сочетании с готовностью упорствовать перед лицом борьбы имеет решающее значение для академического успеха.Учащиеся с ограниченной самоэффективностью с меньшей вероятностью будут продолжать попытки, потому что не верят, что смогут добиться успеха, тогда как учащиеся, у которых есть сильная самооценка, с большей вероятностью будут продолжать применять себя. Продолжающееся исследование самоэффективности, проведенное Бандурой и другими, показывает, что, независимо от предыдущих достижений или способностей, ученики с более высокой самоэффективностью работают усерднее, продолжают пытаться дольше, настойчивы, когда сталкиваются с борьбой, более оптимистичны и менее тревожны и достигают высоких результатов. большие результаты.

Избранные публикации
Бандура, А. (1977). Теория социального обучения. Нью-Йорк: General Learning Press.
Бандура, А. (1973). Агрессия: анализ социального обучения. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.
Бандура, А. (1986). Социальные основы мысли и действия. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.
Бандура, А. (1994). Самоэффективность. В В. С. Рамачаудране (Ред.), Энциклопедия человеческого поведения (Том 4, стр. 71-81). Нью-Йорк: Academic Press. (Перепечатано в H. Friedman [Ed.], Encyclopedia of Psychiatric Health . San Diego: Academic Press, 1998). Ссылка

Бандура, А. (1997). Самоэффективность: осуществление контроля. Нью-Йорк: W.H. Фримен.

Комментарий
Фостер, Кристина. «Человек уверенности». Стэнфордский журнал. Сентябрь 2006 г.,
В этой статье подробно рассказывается об Альберте Бандуре и его значительном вкладе в область психологии.

Альберт Бандура получит Национальную медаль науки

Альберт Бандура, психолог из Стэнфордского университета, является одним из девяти ученых, которых президент Обама назвал награжденными Национальной медалью науки. Награды будут официально вручены на церемонии в Белом доме в начале 2016 года.

Бандура разработал теорию социального обучения и концепцию самоэффективности, которые оказали огромное влияние на социальную, когнитивную, развивающую, образовательную и клиническую психологию.

В своих ранних исследованиях Бандура сосредоточился на основах человеческого обучения, изучая склонность имитировать поведение других, особенно в отношении агрессии. На основе этого исследования он разработал теорию социального обучения, в которой подчеркивается важность наблюдения, моделирования и имитации в обучении. Эта теория представляла собой отход от общепринятого в то время мышления, согласно которому поведение направляется в основном ассоциациями и подкреплением.

В 1961 году Бандура провел свой самый известный эксперимент — исследование куклы Бобо.В ходе эксперимента группе детей был показан фильм, в котором взрослый кричал на куклу Бобо и бил ее. Во время игры позже в комнате, в которой находилась кукла Бобо, дети, которые видели фильм, с большей вероятностью мучили куклу и имитировали слова и действия, показанные им ранее.

Позже Бандура переработал свою теорию социального обучения как социальную когнитивную теорию, в которой он концептуализировал индивидов как самоорганизующихся, проактивных, саморефлексирующих и саморегулирующихся.Он выдвинул идею сложной и взаимной связи между поведением человека и факторами окружающей среды и подчеркнул роль индивидуальных когнитивных, аффективных и биологических факторов. Его упор на способность к самоорганизации и саморегулированию послужил толчком к его последующей работе по самоэффективности, которую он первоначально изучал на людях, страдающих фобиями и травмами.

Работа Бандуры по самоэффективности оказала особое влияние на образование. Многочисленные исследования Бандуры и других показали, что студенты, которые верят в свои способности к обучению и саморегулированию, более успешны в учебе.Были разработаны мероприятия, направленные на то, чтобы учащиеся осознали свою самоэффективность.

Альберт Бандура получил докторскую степень по клинической психологии в Университете Айовы в 1952 году и продолжил преподавать в Стэнфордском университете. Среди множества других наград он получил премию Американской психологической ассоциации за выдающийся научный вклад (1980), премию Джеймса МакКина Кэттелла от Ассоциации психологических наук (2003), выдающийся вклад в психологию APA (2004) и премию Гравемейера в области психологии. (2008).Бандура также был президентом АПА в 1974 году.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts