Что такое нецензурная лексика: Использование ненормативной лексики — МФЦ Челябинской области

Содержание

Мат и ненормативная лексика: зачем?

Содержание:

  • Работа над собой
  • Воспитание детей
  • Любовь, муж-жена
  • Жизнь, деятельность
  • Психика и здоровье
  • Общение и влияние
  • Личность, общество
  • Семья и отношения
  • Психология для профи

ХИТЫ НЕДЕЛИ

  • Умение понимать: сплав техники и души
  • Что дает Дистанция? Реальность, похожая на сказку
  • Детям о любви — на понятном языке

НОВЫЕ СТАТЬИ

  • Нарциссизм, нарциссическое расстройство
  • Расписание наших мероприятий
  • Как умной женщине жить с сильным мужчиной
  • Как разговаривать с мужем
  • Мужа нужно слушаться
  • Как к мужу нужно относиться
  • Мода быть соплёй

ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ

  • Умеете ли вы любить? Искусство любви
  • Мозговой штурм
  • Первая позиция и нулевая позиция
  • Сдержанность
  • Воспитание — легкое дело, или Золотые правила для родителей
  • Юнгианская психотерапия

​​​​​​​​​​​​​​

​​​​​​​Ненормативная лексика (нецензурные выражения, непечатная брань) или обсценная лексика (от англ. obscene — непристойный, грязный, бесстыдный) — сегмент бранной лексики различных языков, включающий грубейшие (похабные, непристойно мерзкие, вульгарные) бранные выражения. Одной из разновидностей обсценной лексики в русском языке является русский мат: нецензурные выражения и непечатная брань. Мат может как выражать спонтанную речевую реакцию на неожиданную (обычно неприятную) ситуацию, так и являться своеобразным стилем общения: «Мы матом не ругаемся, мы на мате разговариваем».

Мат, как и ненормативная лексика в целом, более характерна для людей с выраженным негативизмом и низким уровнем культуры. Однако часть людей обращается к мату просто как к яркому и резкому языковому жесту, который выделяет и подчеркивает сказанное, а иногда и характеризует автора как типа смелого человека, чуждого условностей и ограничений. Возможно, когда-то это может быть оправдано, но считать это нормой — неприемлемо. Когда так выделяется кто-то один из группы приличных людей — да, он выигрывает.

Если так, взяв с него пример, начнут делать все, мы просто уничтожили культуру и начинаем жить в языковой грязи. Нам это надо?

Мат и психологические тренинги

На некоторых тренингах в особых ситуациях психотерапевтической работы мат допускается и необходим: он дает выход свободным чувствам, освобождает сдерживаемую агрессию. Кроме этого, ругнуться матом для кого-то оказывается прорывом — умением совершить нестандартный для себя поступок.

В Синтоне мат исключен. Основание:

  • Мат не способствует развитию личной культуры.
  • Мат (обычно) способствует понижению личной культуры.
  • Мат не способствует повышению позитива (ни у человека, ни вокруг).
  • Мат (обычно) способствует усилению негатива (как минимум, вокруг).

Статьи по теме:

Нестандартные поступки — упражнение

Туристы в Японии могли видеть, как на площади по деловому одетые молодые люди вдруг начинали просто. ..

Уровень культуры

Как некоторая высота, культура не каждым человеком освоена в одинаковой мере. Поэтому говорят об уро…

Категории:

  • Видео
  • Культура
  • Автор Н.И. Козлов
  • Общение и влияние
  • Личность, общество
  • Бэби-бум
  • Все статьи

Или чем опасна ненормативная лексика — «Ингушетия» — интернет-газета

Как мы знаем, жизнь людей немыслима без языка и речи. А само слово является самым главным средством общения между людьми, способом обмена информацией.

Нередко мы судим о людях по тому, как они умеют говорить, какими собеседниками являются. Словом можно поддержать в трудную минуту, порадовать другого человека, но также можно и обидеть ненароком сказанным невежественным словом.

Великий русский писатель Лев Николаевич Толстой (1828–1910) говорил так: «Слово — дело великое. Великое потому, что словом можно соединить людей, словом можно и разъединить их. Берегитесь от такого слова, которое разъединяет людей».

Отнюдь не лишним будет вспомнить и слова легендарного мастера русской словесности Владимира Даля, который говорил: «С языком, с человеческим словом, с речью безнаказанно шутить нельзя; словесная речь человека — это видимая, осязаемая связь, союзное звено между телом и духом». Вслушайтесь в это высказывание, ощутите, насколько глубокий смысл вложил Даль в эту фразу — «союзное звено между телом и духом»! Недаром ведь и наши предки считали, что слово как лечит, так и калечит.

В современном мире всё чаще появляются новые слова и выражения. К сожалению, есть и такие слова-паразиты, которые засоряют нашу речь и делают её бескультурной. Бранные, жаргонные, вульгарные выражения и всякое специфическое общение в интернет-пространстве стало для нас, к сожалению, нормой. Всё это называется ненормативной лексикой, потому как всегда осуждалась общественной моралью, ведь она воспринимается как признак некультурности и как принадлежность к «низшим слоям общества».

Безусловно, употребление ненормативной лексики говорит о бедном словарном запасе и духовной нищете человека. И поэтому с этим злом борьба ведется очень давно. История нам говорит, что даже в старину сквернословие запрещалось царскими указами. Например, Иван Грозный повелел, чтобы православные христиане «матерно не лаялись, скверными речами друг друга не упрекали».

На борьбу со сквернословием были также направлены указы царя Алексея Михайловича, когда за сквернословие было положено телесное наказание: на рынках и площадях ходили переодетые чиновники, хватали ругателей и тут же, на месте преступления, наказывали их розгами для примера прочим.

А Пётр I требовал от своих современников писать «как можно вразумительней», не злоупотребляя нерусскими словами и не произносить непристойные слова в обществе.

Сегодня, несмотря на то, что на пути сквернословия выставлены законодательные препоны, мат неизменно присутствует в нашей повседневной жизни. Мы смеемся и аплодируем, когда кто-то из публичных людей вставляет в свою речь крепкое словцо, мы цитируем неоднозначные крылатые фразы и напеваем песни, содержащие ненормативную лексику. Мат превращается в нашу национальную визитную карточку? Имеем ли мы право подобным образом модернизировать свой родной язык, заменяя простые и понятные слова теми, которые несут в своем корне безобидную, на первый взгляд, скверну? Должны ли мы бороться за чистоту родного языка и исключать из него выражения, несущие грубую эмоциональную нагрузку? Или все-таки не стоит обращать внимания на подобные мелочи, решив для себя, что мат, это тоже часть нашего национального колорита?

Задавшись такими непростыми вопросами, мы решили предложить нашим читателям присоединиться к размышлениям и дискуссии на эту тему, и вот что интересного нам удалось услышать и увидеть из различных средств связи.

Жительница Назрани Залина Манкиева, которую, как она призналась, очень сильно заинтересовала тема нашей дискуссии, сказала нам по телефону буквально следующее: «Мы — ингуши, по праву можем гордиться нашим языком, который является одним из самых древних, богатых и выразительных языков мира. Но присутствующий при этом слоган «мат», ставший неотъемлемой частью общения различных слоёв населения, — это скверна, которой нужно стыдиться, поэтому каждый воспитанный ингуш должен стремиться к тому, чтобы очистить от этого стыда как собственную речь, так и язык в целом».

Другой наш читатель, пожелавший остаться неназванным, почему-то был уверен в своей правоте и отметил, что никого из нас нельзя назвать эталоном правильного поведения и ставить в пример для подражания. «Большинство из нас, если не использует мат в своем повседневном лексиконе, то, как минимум, вставляет в свою речь крепкие словечки, когда есть необходимость придать своей речи резкий, эмоциональный окрас», — сказал он и, как бы размышляя вслух, заметил, что время от времени каждый из нас может поймать себя на том, что крепкое слово иногда так и рвется из груди, что удержать его уже бывает невозможно.

«Да, вопреки расхожему мнению, мат — это далеко не наша национальная особенность, и подобные термины присутствуют в большинстве языков мира». Таким категоричным был комментарий от нашего постоянного читателя Илеза Матиева, который является истинным знатоком родной речи. «Сказать точнее, мат вообще нам не присущ, — уверенно сказал наш собеседник, — так как ингушский язык настолько богат и ёмок, что обойтись без сквернословия можно без существенной потери в словарном запасе».

«Когда у человека бедный словарный запас и у него не хватает слов, чтобы оппонировать своему противнику, он прибегает к мату». Такое интересное мнение высказала нам в соцсетях женщина под ником «Ингушка», которая пишет, что её внучка как-то сказала мужчине, ругавшемуся матом о том, что «все знают плохие слова, дядя, но не все их произносят». С досадой отмечает «Ингушка» и то, что в «Фейсбуке» и на других сайтах Интернета иногда даже женщины позволяют себе писать матерные слова. «Обычно я таких невоспитанных отправляю в баню, — сказала она, — и очень жаль, что в реальной жизни этого сделать нельзя. Жизнь стала бы чище».

В одном из своих выступлений на встрече с молодежью известный ингушский писатель Иса Кодзоев сказал, что ингушский язык в умелых руках и опытных устах бесподобно красив, певуч, выразителен, гибок, послушен, ловок и вместителен. «Хоть и говорят, что матерная речь берет свои корни в обрядах языческого происхождения и носит ритуальный характер, твёрдо могу сказать, что у нас, на Кавказе, скверное слово всегда считалось таким же тяжким грехом, как и плохое дело», — подчеркнул писатель и добавил, что словесная брань, чрезмерно громкая и крикливая речь также рассматривались нашими предками как проявление бесовского начала.

Ни для кого не секрет, что в последние годы широко распространилось печатное и экранное сквернословие. В том, что мат получил статус печатных слов, «постарались» и многие современные писатели, которые перенесли сквернословие на страницы своих произведений ради «правды жизни», а вернее, коммерческого успеха.

Вряд ли сегодняшние писатели превзойдут когда-нибудь ушедших классиков пера, которые тоже знали непристойные слова, но умели в своих произведениях обходиться без них.

Например, Фёдор Достоевский, описывая в «Дневнике писателя» сцену с пьяными мастеровыми, которые по очереди произносят одно и то же «нелексиконное», «запрещенное при дамах» существительное, само это слово не называет.

У Николая Гоголя в «Мертвых душах» матерное слово тоже остается в подтексте. Если бы Гоголь употребил на страницах «Мертвых душ» непристойное ругательство, ему вряд ли удалось достичь таких высот в размышлениях о русском народе и русском языке.

В 2015 году Владимир Путин, выступая на вечере, посвященном открытию Года литературы, сказал: «Говорят, для выразительности нужно еще использовать и неформальную лексику. Толстому не нужно было, Чехову тоже, Бунину… Но вам, литераторам, видней. Хотя я считаю, чтобы быть ближе к народу, надо писать на правильном языке».

Но, тем не менее, сегодня ненормативная лексика проникла не только в литературу, но и в кино, и даже в средства массовой информации. Да что там говорить, фраза «мы матом не ругаемся, мы им разговариваем» стала своеобразной шуткой, в которой, безусловно, есть большая доля правды. Как мы имеем возможность наблюдать, во многих кинофильмах и телевизионных передачах широко начали употреблять мат как в «забибиканном» виде, так и в прямом звучании. Ученые на этот счет говорят, что проникновение сквернословия в элитарную культуру ведет к оскудению ее духовности, подмене писательского и режиссерского мастерства эпатажем, откровенным цинизмом.

Слова, несущие скверну, противоречат исламу. Обратите внимание, насколько сильную эмоциональную нагрузку несут эти примитивные выражения и слова! Нет лучше способа вызвать у собеседника эмоции, чем использование в своем лексиконе ненормативной лексики. Каждое подобное выражение способно ранить любого, даже на вид самого спокойного человека.

Получается, что скверные слова — это оружие, которое направлено не только на уничтожение самого языка, но и на причинение боли и страданий другому человеку. Сквернословие ранит душу, режет слух, калечит мировоззрение, но, даже осознавая это, мы продолжаем использовать его в своей повседневной жизни.

Наверное, всё же многих матерящихся хоть иногда посещает мысль, что это не очень хорошо. А что обеспечивает нецензурной брани жизнестойкость? Подумав об этом, мы решили обратиться к психологам и выяснили следующее. Дело в том, что одной из главных причин, обеспечивающих сквернословию жизнестойкость, является то, что многие считают его хорошим средством эмоциональной разрядки, оказывающим помощь в снятии стресса. Поэтому бытует мнение, что нельзя обойтись без мата в армии, на стройке, производстве и т. п.

Но внутренняя диалектичность нецензурной брани в том и состоит, что, давая временное, сиюминутное освобождение от стресса, она в то же время создает нигилистическую модель дальнейшего поведения, ориентирует человека на циничное восприятие ряда важнейших этических ценностей. Все это влияет на моральное здоровье как самого сквернослова, так и окружающих его людей.

Одним словом, все ученые и специалисты признают, что нецензурная брань и прочее употребление мата формируют зависимость, сходную с алкогольной, никотиновой, наркотической. А один известный биолог рассказал недавно по телевизору, что современные учёные, используя новейшее оборудование, пытались доказать вредное воздействие мата. Проводились, например, опыты на растениях: на одни растения направляли добрые и ласковые слова, а также молитвы и классическую музыку, а на другие — матерщину. В результате несчастные «обруганные» растения стали хуже расти, больше болели и перестали давать урожай. Подобные опыты учёные проводили и с водой. Вода, «заряженная» молитвой, становилась целебной, святой. Вода, на которую лилась матерная брань, становилась просто ядовитой.

Таким образом, учёные обнаружили, что мат опасен для человека. Он влияет на наследственность, ведёт к гормональным нарушениям.

По словам психологов, в подростковом возрасте проблема нецензурной лексики становится особенно острой, ведь в глазах подростка сквернословие — это проявление независимости, способности не подчиниться запретам, то есть символ взрослости. Кроме того, она является знаком языковой принадлежности к группе сверстников, речевой моды. Но мало кто из ребят догадывается, что сквернословие, как и хамство, — оружие неуверенных в себе людей. Подобная лексика свидетельствует о духовной болезни человека. Однако часть людей обращается к мату просто как к яркому и резкому языковому жесту, который выделяет и подчеркивает сказанное, а иногда и характеризует автора как типа смелого человека, чуждого условностей и ограничений.

По мнению экспертного сообщества, вряд ли сегодня возможно искоренить мат. Тем не менее, граждане должны знать, что сейчас сквернословие в России по юридическим законам рассматривается как нарушение общественного порядка, оскорбление личности. Оно может соответствовать статье о разжигании национальной, религиозной и этнической розни и повлечь за собой ряд соответствующих санкций. В российском законодательстве предусмотрены меры наказания за нецензурную брань в общественных местах. Статья 20.1 Кодекса об административных правонарушениях расценивает ее как мелкое хулиганство.

Кроме того, с 2012 года в Кодекс об административных правонарушениях РФ включена статья 5. 61, предусматривающая ответственность за оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Совершение указанного правонарушения влечет за собой наказание в виде административного штрафа.

Так что, дорогие читатели, призываем вас к бдительности и просим, прежде чем сказать что-то непристойное, подумайте, а стоит ли портить себе отношения, прибегая к неоправданному риску, и загрязнять наш великий и мудрый ингушский язык.

Четыре слова, которые нельзя (исследование русской обсценной лексики на материалах соц.медиа) / Хабр

Один мой приятель, учитель латинского языка, в начале урока спрашивал своих студентов, выполнили ли они домашнее задание. Как правило, если не первый, то второй или третий ученик сознавался: простите, господин Учитель, я ничего не сделал. «Фак!» — говорил учитель. «Фак!» — повторял он, вводя в еще большее недоумение своих чад. «Сегодня мы будем проходить глагол третьего спряжения facio делать», который в повелительном наклонении единственного числа так и произносится: fac! – делай!

Нет, мы не собираемся витийствовать о том, что не бывает хороших и плохих слов, а есть наша оценка оных. Также мы не будем говорить об истоках и функциях русской брани, не будем обсуждать моральную сторону вопроса, как и искать причинно-следственные связи ее употребления. Мы проведем небольшое исследование обсценной лексики на материалах русскоязычных соц. медиа, сделаем ряд замеров и расчетов на большой выборке из интернет-источников.

Мат. часть

В качестве материала был обработан двухмесячный поток русскоязычного сегмента соц. медиа, собранный системой Brand-Analytics в период с начала ноября 2014 года по начало января 2015 (почему был выбран этот период, станет понятно в конце статьи). Было обработано около 45 миллиардов слов (ставим тег Big Data). Обработка заключалась в построении частотных словарей (униграммы и биграммы) за каждый день и построении языковых моделей — инструмент SRILM (ставим тег Text Mining).

Таким образом, можно было посмотреть динамику любого слова или словосочетания за этот период. Посмотрели разное и многое.

Что-то понравилось, что-то нет. Например, на рисунке 1 показаны частотности личных местоимений и предлогов:


Рисунок 1. Динамика частотных распределений для предлогов (сини цвет) и личных местоимений (красный цвет).

Оказались в противофазе. Неожиданно, правда? А пики – как вы догадываетесь – выходные. А что говорили о деньгах? Смотрим:


Рисунок 2. Динамика частотных распределений для названий денежных единиц.

Тут вроде бы вопросов не должно быть, все помнят 18 декабря 2014-го. Но если кто-то подзабыл, то напомним:

Но это тема отдельной публикации. Ну и как же не посмотреть то, что нельзя произносить при дамах, а уж тем более писать на уважаемом хабре! Да, их — наши, русские, четыре заветных известных слова.

Ок, сказано – сделано. Взяли наш фильтр русской обсценной лексики. А там аж более пятисот уникальных слов с морфотипами. Нагенерили всех словоформ. Получилось что-то около 8650. Ого, однако, не хилое словообразование….

Теперь эксперимент и картинки

Чтобы нас не забанили за нецензурщину, да и плюс, как говориться, «при дамах попрошу не выражаться», сделаем так: условно объединим их (к слову о местоименной анафоре: лексику, не дам) по морфологическому признаку и обзовем группами из неизменяемых составляющих их букв (ну, все же эти слова знают, пояснять не надо?):

  • Группа Б
  • Группа Х
  • Группа Е
  • И группа П

Дополним еще двумя:

  • Группа Г (да-да, однокоренное с говядиной), потом будет ясно зачем.
  • И группа О, в смысле остальное на буквы Му*, Пид*, и пр.

Примечание. Мы учитывали все словоформы, в том числе неграмотно написанные (замена букв: пля), удлинение ударных гласных (*ляяя) и наиболее частотные ошибки, сами знаете какие. Эвфемизмы не учитывали, т.е. всякие блин, хрен, трах – нормальные себе слова.

Сразу скажем, что нашлось из этих 8650 слов по всему частотному распределению около тысячи. Во-первых, частотные словари обрезались: учитывались 95% от суммы частотного распределения (т.е. хвост обрезался — чего с собой весь хлам тащить), что позволяло сократить до 30-50% объема словаря, но при этом только 5% объема исходного материала), а во вторых, многие словоформы и правда получились экзотичны.

Примечание (если кому-то интересно). Частотность исследуемой нами лексики начинается с конца второй тысячи ранжированной по частоте выдачи (из почти 12 млн. токенов).

Итак, строим и смотрим графики. График первый – абсолютное количество найденных слов по группам:


Рисунок 4. Абсолютное количество найденных слов по группам.

А в частотном выражении (точнее, мы оперируем обратными или нормированными частотами)? А вот график два:


Рисунок 5. Сумма нормированных частот найденных слов по группам.

А теперь среднее: сумма частот нормированная на абсолютное количество:


Рисунок 6. Среднее нормированных частот найденных слов по группам.

Вот и первый сюрприз: считается, что наиболее частотные группы П,Х,Е («очень частотная «сексуальная» триада» ) — ан нет, группа Б лидирует, причем с большим отрывом.

А зачем мы везде группу Г за собой тащим? А вот зачем: на всех графиках видно, что сумма

П+Х+Б+Е и в абсолютном, и в относительном значениях однозначно больше группы Г. То есть, как и ожидалось, наш мат самый матерный мат в мире относится к сексуальному типу (Sex-культура), в пику немцам, чехам и «прочим шведам» с их Scheiss-культурой – вот и пригодилась группа Г.

Что еще можно посмотреть? А давайте посчитаем дисперсию?


Рисунок 7. Дисперсия по группам.

В общем, не удивительно, что наиболее частотная группа имеет наибольшую дисперсию (следствие пресловутого закона Ципфа). Группа Е оказалась наиболее стабильна, ибо ее распределение наиболее равномерно и сосредоточено не в крайних областях.

Хорошо. Смотрим дальше. Интересно, а каково распределение по частям речи. Тут вопрос не простой. Потому что вне контекста не всегда возможно однозначно определить часть речи обсценной лексики. Зачастую существительное употребляется как междометие, наречие или даже частица (отрицание в группе

Х, например). Поэтому строим круговые диаграммы с некоторой долей ошибки. Тем не менее:

Рисунок 8. Распределение слов каждой группы по частям речи. Сокращения: adj -прилагательные, verb — глаголы, noun — существительные, inter — междометия, part — частицы, adv -наречия.

Какие мы можем сделать выводы, глядя на все это? Группа Б существенно отстает в вариативности от групп Х,Е и П. И по непонятным нам причинам почти не образует глаголов. Зато группа Х просто пестрит. Но анализ сего явления оставим профессионалам в этой области…

Ну а теперь самое интересное: а какова же динамика употреблений исследуемого объекта в указанный период, т. е. в период кризиса конца 2014, перешедшего в перманентный? А тут становится еще интереснее:


Рисунок 9. Динамика частотного распределения обсценной лексики за период с 1.11.2014 по 31.12.2014. Черным показана линия тренда (полиномиальная, 9-ой степени).

Что же это получается? В кризис употребление обсценной лексики падает? Получается, да.

Сделаем промежуточные выводы:

  • обсценная лексика имеет сильное словообразование (у некоторых лексем может быть по нескольку морфотипов). Это говорит о том, что при ее употреблении должна повышаться энтропия текста, его сложность;
  • в период кризиса, вроде бы, эмоциональность должна расти, употребление эмотивных слов увеличиваться, но мы наблюдаем обратную картину.

Может, где-то ошибка? Как бы проверить? А давайте посмотрим динамику сложности текста, его perplexity? Тяжко, конечно, с такими объемами работать, но что делать. Посчитали, получили:


Рисунок 10. Динамика распределения перплексити за период с 01.11.2014 по 31.12.2014. Черным показана линия тренда (полиномиальная, 9-ой степени).

Примечание. Большое значение перплексити возникает вследствие того, что из-за больших объемов мы использовали сильное сглаживание и накладывали частотные ограничения. Считали на униграммах и биграммах.

Опять сюрприз: а сложность-то тоже падает. Получается, думали-то мы верно: эмоциональность связана со сложностью. Но ошиблись на «пи пополам» в предположении, что в кризис эмоции должны «зашкаливать» — ровно наоборот.

Может быть, это связно с изменением количества публикаций в кризис? Тогда вот еще один график количества словоупотреблений:


Рисунок 10. Динамика словоупотребления за период с 1.11.2014 по 31.12.2014. Черным показана линия тренда (полиномиальная, 9-ой степени).

Остается, наверно, посчитать корреляцию (perplexity vs обсценная лексика):

— коэффициент корреляции ~ 0,51, что, вроде бы, не ах как много.
Но все относительно: корреляция перплексити с предлогами ~ -0,04, а с личными местоимениями -0,06.

Выводы

Даже не знаем, что и вывести. Для серьезного анализа данных мало (всего один кризис), а померить что-то еще – это отдельная статья. Может быть так: делайте выводы сами — употреблять или не употреблять. Возможно, это как-то повлияет на экономический кризис…

Спасибо за прочтение!

Нецензурная лексика: способ самовыражения или саморазрушения?

https://crimea.ria.ru/20220415/skoro-netsenzurnaya-leksika-sposob-samovyrazheniya-ili-samorazrusheniya-1122934818.html

Нецензурная лексика: способ самовыражения или саморазрушения?

Нецензурная лексика: способ самовыражения или саморазрушения? — РИА Новости Крым, 15.04.2022

Нецензурная лексика: способ самовыражения или саморазрушения?

Использование нецензурной лексики может сказаться на здоровье человека. Об этом в ходе пресс-конференции в пресс-центре РИА новости Крым сообщила психолог,. .. РИА Новости Крым, 15.04.2022

2022-04-15T11:00

2022-04-15T11:00

2022-04-15T14:58

пресс-центр

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn1.img.crimea.ria.ru/img/07e6/04/0f/1122959308_0:94:1620:1005_1920x0_80_0_0_b33d51a1d5531b74494f570e552483f1.jpg

СИМФЕРОПОЛЬ, 15 апреля — 11:00. Использование нецензурной лексики может сказаться на здоровье человека. Об этом в ходе пресс-конференции в пресс-центре РИА новости Крым сообщила психолог, игропрактик и эзотерик Оксана Пилюченко.Практически у каждого матерного слова есть литературные аналоги, которыми можно выразить мысль, рассказала профессор кафедры журналистики и медиакоммуникаций Института медиакоммуникаций, медиатехнологий и дизайна КФУ им. Вернадского, д.ф.н. Наталья Яблоновская.»Матерных корней не так и много. Их всего пять. От этих корней начали происходить словообразовательные процессы. Когда масса приставок, суффиксов присоединяется к этим словам, образуются аналоги многих цензурных слов. Русский словарь настолько богат, что он позволяет выразить мысль и цензурными словами. Но не эмоции. Потому что мат – это всегда неординарная ситуация. Когда мы материмся, то показываем, что мы вне себя, для нас ситуация не нормальная», — отметила специалист.Подробнее — в полном видео пресс-конференции:Участники:— профессор кафедры журналистики и медиакоммуникаций Института медиакоммуникаций, медиатехнологий и дизайна КФУ им. Вернадского, д.ф.н. Наталья ЯБЛОНОВСКАЯ;— доцент кафедры русской и зарубежной литературы Института филологии КФУ имени В. И. Вернадского, к.ф.н. Сергей МИНЧИК;— психолог, игропрактик и эзотерик Оксана ПИЛЮЧЕНКО.

РИА Новости Крым

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2022

РИА Новости Крым

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://crimea.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости Крым

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Нецензурная лексика: способ самовыражения или саморазрушения?

Нецензурная лексика: способ самовыражения или саморазрушения?

2022-04-15T11:00

true

PT62M38S

1920

1080

true

1920

1440

true

https://cdnn1.img.crimea.ria.ru/img/07e6/04/0f/1122959308_162:0:1602:1080_1920x0_80_0_0_6ff005f02ff0778d42230093fad4df7f.jpg

1920

1920

true

РИА Новости Крым

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости Крым

1

5

4. 7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

пресс-центр

СИМФЕРОПОЛЬ, 15 апреля — 11:00. Использование нецензурной лексики может сказаться на здоровье человека. Об этом в ходе пресс-конференции в пресс-центре РИА новости Крым сообщила психолог, игропрактик и эзотерик Оксана Пилюченко.

«Все, что мы проговариваем, имеет свою силу, в том числе энергетическую, а также материальную структуру. Причем, слово действует на генном уровне. Употребление мата несет большую потерю энергии, которая может негативно сказываться на здоровье. В частности на репродуктивной системе», — считает эзотерик.

Практически у каждого матерного слова есть литературные аналоги, которыми можно выразить мысль, рассказала профессор кафедры журналистики и медиакоммуникаций Института медиакоммуникаций, медиатехнологий и дизайна КФУ им. Вернадского, д.ф.н. Наталья Яблоновская.

«Матерных корней не так и много. Их всего пять. От этих корней начали происходить словообразовательные процессы. Когда масса приставок, суффиксов присоединяется к этим словам, образуются аналоги многих цензурных слов. Русский словарь настолько богат, что он позволяет выразить мысль и цензурными словами. Но не эмоции. Потому что мат – это всегда неординарная ситуация. Когда мы материмся, то показываем, что мы вне себя, для нас ситуация не нормальная», — отметила специалист.

Подробнее — в полном видео пресс-конференции:

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

Участники:

— профессор кафедры журналистики и медиакоммуникаций Института медиакоммуникаций, медиатехнологий и дизайна КФУ им. Вернадского, д.ф.н. Наталья ЯБЛОНОВСКАЯ;

— доцент кафедры русской и зарубежной литературы Института филологии КФУ имени В. И. Вернадского, к.ф.н. Сергей МИНЧИК;

— психолог, игропрактик и эзотерик Оксана ПИЛЮЧЕНКО.

© Dmitry MakeevНецензурная лексика: способ самовыражения или саморазрушения?

1 из 4

Нецензурная лексика: способ самовыражения или саморазрушения?

© Dmitry Makeev

© Dmitry MakeevНаталья Яблоновская

2 из 4

Наталья Яблоновская

© Dmitry Makeev

© Dmitry MakeevОксана Пилюченко

3 из 4

Оксана Пилюченко

© Dmitry Makeev

© Dmitry MakeevСергей Минчик

4 из 4

Сергей Минчик

© Dmitry Makeev

1 из 4

Нецензурная лексика: способ самовыражения или саморазрушения?

© Dmitry Makeev

2 из 4

Наталья Яблоновская

© Dmitry Makeev

3 из 4

Оксана Пилюченко

© Dmitry Makeev

4 из 4

Сергей Минчик

© Dmitry Makeev

Дети начинают воспринимать ненормативную лексику уже с первого года жизни / Образование / Независимая газета

Тэги: школа, конфликты, ученики, учитель, мат, нецензурная лексика, алла баркан, интервью

Профессиональная деятельность педагогов чревата высокой степенью нервно-эмоционального напряжения. Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru

О нецензурной лексике школьников, не реагирующих на это учителях, о «странных» исследованиях в области мата с обозревателем «НГ» Натальей САВИЦКОЙ беседует доктор медицинских наук, автор 122 научных статей и 27 книг по детской психологии Алла БАРКАН.

Алла Исааковна, сегодня в медийном пространстве обсуждают вопиющий случай: третьеклассник в российской школе обругал учительницу матом прямо на уроке. Учительница промолчала в ответ. Родители возмущены и… увидели в этом беспомощность педагога. Хотя вряд ли ребенок до конца понимал смысл матерного слова, которое употребил. Хочется понять, а что такое мат в жизни ребенка? И как на мат реагировать?

– Каждый человек реагирует на мат по-разному в зависимости от особенностей воспитания, возрастного периода и личного отношения к употреблению ненормативной лексики. И мат бывает разным. От обыденного до литературного и богемного. .. И даже дружеский. Но, зная об этом, трудно понять, почему, сыграв роль порядочного человека, артист выражает восторг матом, а писатель считает, что таким приемом наделяет индивидуальностью своего литературного героя.

Мне раньше казалось, что отсутствие мата – признак культурного человека, интеллигента. Оказалось, не совсем так. Британские ученые сделали вывод, что чем выше класс общества, к которому относятся люди, тем реже они употребляют нецензурные слова, но до определенного предела… Если люди относятся к среднему классу, то чем они богаче, тем чаще позволяют себе нецензурную «роскошь» общения.

Несмотря на популярность мата, многие люди не переносят его. Вспоминаю рассказ одной своей знакомой, отец которой был очень высокопоставленным чиновником, получившем квартиру в знаменитом Доме на набережной. Все знали его как интеллигентного и порядочного человека. Однако с членами семьи он постоянно общался матом. Его дочь при первой возможности буквально сбежала из дома, поспешно выйдя замуж. У нее было нечто типа идиосинкразии на брань, и облик знаменитого отца по мере взросления из-за этого меркнул в ее глазах.

Что касается детского мата, привожу данные научных исследований американского психолога Тимати Джея. Дети, оказывается, начинают постигать запрещенные слова уже с года и к двум годам уже знают до восьми слов. По мере взросления эти цифры возрастают, и ребенок может использовать в речи уже до 34 слов. Но тут же возникает вопрос – какой ребенок? Конечно, лишь тот, кто привык к такому общению, начиная с пеленок.

Родители в соцсетях пишут, что ждали реакции учителя. И не получили ее. В связи с чем они считают, что учителя запуганы. Возможно, так оно и есть. Меня интересует, а к чему все это приведет? Что будет с буллингом в школе? Ваши прогнозы?

– Под буллингом учителей сегодня можно подразумевать буллинг ребенка учителем и учителя ребенком. Но чаще всего начинается с буллинга ребенка учителем. К сожалению, в большинстве случаев это связано с синдромом эмоционального выгорания. Профессиональная деятельность педагогов чревата высокой степенью нервно-эмоционального напряжения. Эта профессия – профессия альтруистического типа, в основе которой лежит эмпатия, способность к сочувствию, сопереживанию и содействию.

Кроме того, у современных учителей много обязанностей, так называемых бумажных дел, отнимающих много времени в течение рабочего дня. На душевные разговоры с учениками нет лишних минут. Работа не радует, а обязывает – успеть сделать и то, и это. Эмоциогенные факторы вызывают чувство неудовлетворенности и усталости от работы. Педагогам часто свойственны головные боли, нарушение сна, чувство обиды, неуверенность, неспособность принимать самостоятельные правильные решения. Увеличение подобных симптомов со временем приводит не к повышению, а к снижению уровня квалификации учителей.

В чем же причина буллинга со стороны ученика?

– Это всегда надо понять – почему ребенок, зная, что последствия после его демонстративного поведения по отношению к учителю будут не самые лучшие, делает это. Это недостатки воспитания, какая-то месть, желание произвести впечатление на одноклассников, показывая свою независимость, симптомы заболевания или что-то другое? Необходимо также учесть, что таким способом многие дети просто пытаются прославиться в различных социальных сетях, попросив кого-то из одноклассников снять их поведение на видео.

Но если даже это и «прикол» для размещения в интернете, то безнравственность его пугает. Я призываю взрослых остановиться в употреблении бранных слов хотя бы в присутствии детей. Хотя… как остановиться, когда появляются даже книги, рассказывающие о позитивном влиянии мата на жизнь людей разных стран. Например, есть исследования венгерских нейроэндокринологов Лишшак и Эндреце, которые во второй половине ХХ века пришли к выводу, что бранная речь повышает выработку андрогенов (мужских половых гормонов). А благодаря андрогенам уменьшается степень проявления стресса. Иначе говоря, кортикостероиды – гормоны стресса – нейтрализуются мужскими половыми гормонами.

К сожалению, это открытие стало оправданием для многих мужчин, для которых мат заменил родной язык. Конечно же, дети с удовольствием подражают таким папам, для которых не важно, где они с кем-то беседуют, особенно по мобильнику, находясь дома, в гостях, на улице, в театре. Главное, чтобы стресс не мешал красивой жизни.

Ученые доказали, что за брань отвечают более древние структуры мозга – лимбическая система и подкорковые ядра, возникшие до появления коры больших полушарий. По мере созревания коры мозга, казалось бы, ругательства должны бы были исчезнуть. Однако этого не произошло. Но тем не менее в эпоху технического прогресса, может быть, появится прогресс и в употреблении мата.

Что при этом делать с незащищенностью учителя?

– Вряд ли подобные провокации на занятиях будут у тех, кто искренне любит детей и может заинтересовать их своим предметом. В основном конфликты с родителями бывают из-за оценок. В то же время не секрет, что у многих педагогов есть любимчики в классе, а также недолюбленные ученики. Вряд ли конфликтные ситуации будут с родителями любимчиков. Но когда конфликт разгорается с родителями недолюбленного ученика, считающими, что педагог занижает ему оценки, прежде всего необходимо задуматься, а не правы ли «защитники» двоечника или троечника, так как оценка сегодня больше субъективная, а не объективная.

Если учитель считает, что не ошибся, не стоит погружаться в конфликтную ситуацию, а вместе с родителями необходимо подумать, как можно помочь этому ученику, вплоть до дополнительных занятий и проверки состояния здоровья ученика. Конечно, не в 100% случаев, но в большинстве из них бывают положительные результаты. 

Причины использования нецензурной лексики студентами вузов

Нецензурная лексика существовала в любом языке с самого его зарождения и наш родной русский язык не исключение. Детей с малолетства учат, что сквернословить нельзя, однако брань плотно входит в лексикон очень многих. Согласно толковому словарю Ожегова, сквернословие – это речь, наполненная скверными, непристойными словами [1, с. 730]. Многие великие поэты не гнушались писать стихи, в которых фигурировали нецензурные выражения. Что интересно, такие стихи они писали в юношеском возрасте. В настоящее время закон пытается регулировать использование бранных слов в общественных местах, но насколько эффективно будут работать механизмы регуляции? Может ли запрет «материться» противостоять массовому языковому сознанию?

В данной статье мы собираемся разобраться, по каким причинам в своей повседневной речи студенты вузов используют мат. Известно, что контроль речи не является приоритетом для многих молодых людей, поэтому мы предположили, что они приведут разнообразные оправдания своего ненормативного вербального поведения.

В исследовании применялся авторский опросник. Выборку составили 63 студента ВлГУ в возрасте от 18 до 22 лет преимущественно гуманитарных специальностей. Из них девушек – 46, юношей – 17.

Приведенные ниже диаграммы составлены на основе ответов студентов и отражают их мнение относительно использования ненормативной лексики в повседневной речи.

Рис. 1. Что вы понимаете под матом?

Большинство (42,9%) опрошенных высказывают мнение, что мат является неотъемлемой частью языка и речи. Значительная часть опрошенных (36,5%) относят его к вербальной агрессии. Менее 10% респондентов считает, что мат – это молитва дьяволу, инструмент эмоциональной окраски и ругательные слова. 1,6% причисляют нецензурные выражения к словам-паразитам (рис.1).

Рис. 2. Часто ли вы ругаетесь матом?

39,7% студентов ругаются матом, тогда, когда «их доведут». 33,3% студентов ругаются матом постоянно. Почти одинаковое количество человек (12,7% и 12,8%) указали, что не ругаются матом или используют крайне редко. Мысленно или про себя из опрошенных ругается всего один студент (рис.2).

Рис. 3. В каких ситуациях вы используете мат?

Опрос показал, что в обычном общении мат использует 45,2% студентов, 37,3% – только в конфликтной коммуникации. Не используют мат 11,7% студентов. 1,6% студентов считают, что мат уместен при выражении сильных эмоций (рис. 3).

Рис. 4. Мат для вас – это…?

54% считают мат обычной речью. 6,4% полагают, что матом можно выразительно передать мысль. Равное количество студентов (3.2% и 3,2%) решили, что мат для них – вредная привычка и способ выделиться. 3% говорят, что мат маркирует неуравновешенность человека и является дополнением к речи (рис. 4).

Рис. 5. Ощущения при использовании мата

К нецензурной брани окружающих 31,9% чувствуют безразличие, 12,7% – ощущают обиду, 11,1% – возбуждение; равное количество студентов (9,5% и 9,5%) отметили прилив энергии и страх при использовании мата. Неприязнь, злость и отвращение отметило равное количество человек (1.6%, 1,6%, 1,6%) (рис. 5).

Рис. 6. Способны ли вы прожить без мата сутки?

81% студентов могут прожить без мата только сутки. 15,9% не уверены, что смогут это сделать. 1,6% указали, что могут больше, но не видят в этом смысла (рис. 6).

Рис. 7. В русском мате живет русская душа?

Отвечая на вопрос, живет ли в русском мате русская душа, 54% подтвердили данное мнение, 44,4% с ним не согласны (рис. 7).

Рис. 8. Мат нужно запретить?

44,4% человек посчитали бесполезным запрещение мата. Треть опрошенных согласилась с тем, что мат нужно запретить, но только в публичной деятельности. 16,7% усмотрели в таком запрете нарушение прав личности (рис. 8).

Рис. 9. Замечали ли вы, что в последнее время используете мат бессознательно?

36,5% студентов не замечают, когда ругаются матом. 3,2% убеждены, что контролируют использование мата. Один человек ответил, что принципиально нецензурно не выражается (рис. 9).

Рис. 10. Мат – сквернословие или словотворчество?

Почти половина опрошенных (47,6%) считают, что мат – просто часть языка. 25.4% — не задумывались над этим вопросом. Сквернословием мат является для 14,3% человек. Для 9,5% опрошенных мат – словотворчество. Два человека отметили, что мат оборачивается тем или другим в зависимости от личности, контекста или ситуации (рис. 10).

Рис. 11. Мат употребляется только безнравственными людьми?

Абсолютное большинство (92,1%) не считает, что все люди, использующие мат, безнравственны. Меньшинство (6,3%) соглашается с данным вопросом. Один человек (1,6%) не имеет мнения по этому поводу (рис. 11).

Рис. 12. Хотели бы вы, чтобы мат исчез?

Почти две трети опрошенных посчитало нежелательным исчезновение мата из жизни людей. 27% выступают за его тотальную ликвидацию. 12,8% указали, что им все равно (рис.12).

Исходя из результатов опроса, можно сделать вывод, что многие студенты не хотят исключать мат из своей жизни, и мат, по их мнению, не является критерием безнравственности.

Причины использования мата у каждого человека свои, но немаловажную роль в этом играют темперамент и воспитание человека, а также менталитет народа. Студенты вузов прибегают к крепкому словцу в случаях, когда им нужно снять напряжение, защитить свои личные границы или поставить оппонента на место. Уместным использование мата считается и в обычном общении.

Студенты считают мат неотъемлемой частью нашего языка, что проявляется в частом его использовании в повседневном общении. Многим молодым людям свойственны горячность и бравада, с помощью которых они утверждают свое место среди сверстников. Для некоторых студентов мат – это своеобразный способ придать речи эмоциональность, не внося при этом негативный подтекст. Мат может как объединять, так и отталкивать. Значительная часть опрошенных студентов выразили желание исключить мат из своей жизни, что показывает все разнообразие мнений.

Однозначно нельзя ответить на вопрос, почему студенты вузов используют мат, но часто манеру речи человека определяет его окружение, поскольку мы – существа социальные, и перенятие определенных качеств окружающих нам помогает при адаптации.

Увы, но две трети из опрошенных не выразили желание исключить мат из своей жизни, что, на наш взгляд, свидетельствует о моральном неблагополучии их самих или окружения, в котором они социализированы.

Полученные в нашем исследовании результаты, разумеется, нуждаются в верификации на более крупных выборках студентов российских вузов.

Что ненормативная лексика говорит нам о нас самих

Ненормативная лексика имеет прямое отношение к нашим эмоциям. Они являются спонтанным отражением сильных эмоциональных состояний, таких как гнев, страх или страсть. Они также не имеют себе равных в своей способности причинять эмоциональную боль и разжигать насильственные разногласия. Это слова, вызывающие самые репрессивные регулятивные реакции со стороны государства в виде цензуры и законодательства. Короче говоря, плохие слова обладают силой — эмоциональной, физиологической, психологической и социальной. И поскольку ненормативная лексика сильна, она ведет себя не так, как другие типы языка. Он по-разному кодируется в мозгу. Учат по-другому. Оно сформулировано иначе. Он меняется со временем по-разному. И это наделяет его уникальным потенциалом для раскрытия фактов о нашем языке и нас самих, которые иначе мы бы никогда не смогли себе представить.

Тем не менее, на протяжении всей своей многотысячелетней истории научное изучение языка в основном старается избегать ненормативной лексики. В немалой степени это связано с институциональными опасениями ученых по поводу возможной репрессии. И не зря. В прошлом году профессор ЛГУ Тереза ​​Бьюкенен была уволена, несмотря на то, что занимала должность, за нецензурную брань на лекциях.

Но ситуация начала меняться, в значительной степени из-за изменений в общедоступных языковых нормах. Строго регулируемые общественные радиоволны уже не передают большую часть массовых коммуникаций, как это было раньше. Сначала кабельное телевидение, а затем и Интернет создали для слов Дикий Запад, где творится истинная воля народа. И, судя по соцсетям, люди хотят иметь возможность ругаться. И услышать ругань. И читать ругань. По мере того как общественность все больше привыкала к ненормативной лексике, табуированные слова стали все более заметным образом проникать в господствующую науку и принесли с собой множество новых идей.

Одна из самых важных вещей, которую мы узнали из ненормативной лексики, касается того, как мозг генерирует язык. Традиционная точка зрения, которую до сих пор преподают во вводных учебниках по психологии, состоит в том, что специфические нейронные схемы выполняют определенные языковые функции у людей, но не у других животных. Вот небольшое техническое пособие: считается, что площадь Вернике вычисляет значение слова. Считается, что зона Брока координирует звуки речи. Эти области находятся в левом полушарии мозга у большинства людей (это основа популярного, но по большей части преувеличенного мнения о том, что логические, рациональные и вербальные люди обладают «левым полушарием»). Эта хорошо изученная языковая система является частью эволюционно новой (а у людей увеличенной) коры головного мозга — этого самого последнего и наиболее человеческого украшения мозга приматов, которое делает нас настолько умнее, чем другие животные.

Хорошая, чистая история. Но это верно лишь отчасти, как мы теперь знаем из нейропсихиатрических исследований ненормативной лексики — исследований людей с повреждениями мозга или с атипичным развитием. Эта область началась с исследования французского врача по имени Жак Лорда в 1843 году. Он написал о приходском священнике, человеке Божием, который перенес серьезный инсульт. И вследствие инсульта священник почти не мог говорить. У него было то, что мы теперь знаем как афазию, от которой в настоящее время страдает более миллиона американцев. Его словарный запас сократился до двух слов. Первый был je , французское слово, обозначающее «я». А что касается другого слова, Лордат писал, что это была «самая сильная клятва языка, которая начинается с «ф» и которую наши словари никогда не осмеливались печатать». Это было французское слово foutre , чей английский перевод, знакомое слово из четырех букв, по совпадению также начинается с «f». И благодаря двум столетиям накопленных наблюдений мы теперь знаем, что у многих людей с афазией наблюдается тот же самый синдром, который Лорда наблюдал у своего священника. Им трудно или невозможно намеренно произносить слова или связывать их вместе. Но некоторый спонтанный язык все же сохраняется, в том числе некоторые из самых вульгарных словесных восклицаний в языке.

Это открытие означает, что разные способы использования языка — например, рациональная речь или спонтанная ругань — должны генерироваться разными частями мозга. Знаменитые языковые цепи, описанные мною ранее, являются лишь одним из двух путей в мозге, которые производят язык. Спонтанные ругательства генерируются где-то еще. Но где?

Мы знаем, что это где-то еще должно быть в правом полушарии мозга, а не в левом, как традиционные языковые центры. И доказательства исходят из довольно удивительного источника. Есть люди, например, пациент, которого назвали псевдонимом E.C., у которых полностью удалено левое полушарие, обычно для того, чтобы разрушить судорожные припадки, которые в противном случае могли бы привести к летальному исходу. У Э. К. была опухоль головного мозга, и когда врачи удалили ему все левое полушарие мозга, он потерял всякую способность к интенциональной речи. Но он по-прежнему спонтанно и членораздельно произносил ругательства от расстройства.

Значит, для спонтанной ругани не нужны языковые центры левого полушария. Вместо этого им движет эволюционно старая структура, известная как лимбическая система, скрытая глубоко в мозгу, которую мы разделяем с приматами и другими млекопитающими, где они отвечают за эмоциональные призывы, визги, плач и рычание. Изменения в этих самых структурах мозга — в частности, в базальных ганглиях — наблюдаются у людей с копролалией, неконтролируемым использованием запретной речи, часто наблюдаемой при синдроме Туретта.

Это означает, что когда вы ругаетесь из-за разочарования, страха, гнева или страсти, произносимые вами слова открывают привилегированный доступ к вашим эмоциям, обнажая ваши скрытые внутренние переживания, не опосредованные рациональным и преднамеренным планированием.

И это лишь один из десятков выводов, которые мы теперь можем извлечь из серьезного отношения к ненормативной лексике. Настало время извлечь выгоду из ненормативной лексики, чтобы узнать о языке не только как о рациональном продукте преднамеренного размышления, но и как о части импульсивного, эмоционального, горячего познания, которое повсеместно, если не исключительно, человеческое.

Свяжитесь с нами по телефону по адресу [email protected]

Свяжитесь с нами по телефону по адресу [email protected]

Нецензурная брань на работе: противостоять или не противостоять?

Блог от Crucial Learning

Решающие разговоры для овладения диалогом

Дэвид Максфилд

Дорогой Дэвид,

Мне за шестьдесят, и меня беспокоит, когда я слышу, как люди в офисе используют то, что я считаю нецензурной бранью, чаще всего «F-слово». Это происходит, когда они разговаривают по телефону и ведут личные разговоры, а иногда и на внутренних офисных совещаниях. Этот язык кажется укоренившимся среди молодых сотрудников, и я сомневаюсь, что они понимают, что он может быть оскорбительным. Я упомянул об этом в отделе кадров, но у них есть более насущные проблемы. Дошли ли мы до того, что «F-бомба» — просто общепринятая часть речи, даже в деловой среде?

Подпись,
Ищу Приличия

Уважаемый Ищу,

Какой замечательный вопрос! Вы побудили меня углубиться в науку ругани. Спасибо, я думаю. . . Вот немногое из того, что я узнал:

Во-первых, нормы различаются в зависимости от контекста и отрасли. Слова, подходящие для бильярдного зала, неприемлемы в церкви. Язык, приемлемый на строительной площадке, неприемлем в приемной или при общении с клиентами. Ваши коллеги, которые используют ненормативную лексику по телефону со своими друзьями, могут не помнить, что они все еще на работе. Неформальные контексты, включая, возможно, встречи внутри вашего офиса, также допускают большую языковую свободу. И, конечно же, наша рабочая среда стала более неформальной — в дизайне офиса, декоре, одежде, часах и языке.

Во-вторых, речь развивается. Даже самые оскорбительные слова со временем теряют свою силу. Слова, которые начинаются как словесные оскорбления, которые ранят, шокируют и нарушают табу, становятся менее шокирующими при повторении. Ненормативная лексика становится уличной болтовней и входит в мейнстрим. Наконец, ненормативная лексика становится обыденностью — они теряют свою ненормативную лексику. Эта эволюция видна в таких словах, как «кровавый», «пламя» и «бык», которые считались мерзкими в 1800-х годах, но сегодня являются беззубыми.

Итак, где слово F в этой прогрессии? Совет родителей по телевидению измерил частоту использования различных ненормативной лексики в телешоу. Их данные показали 2409процентное увеличение F-слова (конечно, пищащего) за пятилетний период с 2005 по 2010 год. Если бы они снова измерили частоту F-слова в этом году, держу пари, они обнаружили бы, что она увеличилась еще на 2000 процентов или больше. Это слово мы сейчас слышим регулярно.

В-третьих, бранные слова могут быть классифицированы и классифицированы. Основные категории связаны с религией, отцовством, частями тела и телесными функциями, полом и диффамацией групп. За последние пятьдесят лет или около того ругательства и непристойности, относящиеся к первым четырем из этих категорий, включая F-слово, утратили большую часть своей способности шокировать и оскорблять. Но последняя категория, в которую входят расистские, гомофобные и другие групповые клеветы, становится все более табуированной. Пожалуй, я назову это прогрессом. По крайней мере, мы приберегаем наши самые большие социальные санкции за слова, которые действительно ранят и порочат других людей.

В-четвертых, использование ругательств и ругательств является перком силы.
В нашем обществе ругань более приемлема для начальства, чем для подчиненных; для мужчин, чем для женщин; и для взрослых, чем для детей. Подумайте об этом так: ругань, скорее всего, оскорбит людей. Можете ли вы позволить себе оскорбить людей, которые вас услышат? Люди с высоким статусом чаще ответят «да».

Ладно, хватит науки. Хотя это, безусловно, помогает понять состояние ругани в нашей культуре, это не означает, что вы просто жертва, не имеющая возможности влиять на свое рабочее место. Что вы можете сделать, если вам кажется, что язык людей оскорбителен? На самом деле у вас есть два выхода. Вы можете либо терпеть это, либо высказаться.

Терпение: Если вы решите терпеть этот язык, вам придется оставить свое негодование позади. Риск заключается в том, что вы почувствуете себя жертвой, и ваше раздражение отразится на вашем лице и артериальном давлении. Вместо этого решите, что оскорбительное слово ничего для вас не значит — оно больше не является оскорбительным. Это слово уже потеряло свое значение для ваших коллег, которые его используют. Они не хотят обидеть вас, когда используют его, так что не обижайтесь.

Говоря вверх: Несмотря на то, что F-слово повсюду и потеряло большую часть своей шокирующей силы, вы все еще имеете полное право просить своих коллег избегать его. Но вы должны сделать свой запрос таким образом, чтобы не обидеть их. Помните, что это слово для них ничего не значит, поэтому ваша просьба может показаться чопорной или снисходительной. Начните с контрастного утверждения, которое разъясняет, что вы НЕ обвиняете их в бесчувственности, грубости или несносности. Тогда сделайте запрос. Это может звучать примерно так:

«На встречах и по телефону вы часто используете F-слово, и я не могу не слышать его. Я знаю, что вы ничего не имеете в виду, но я не думаю, что это вписывается в нашу рабочую среду. Не могли бы вы приложить усилия, чтобы избежать этого на работе?»

Пожалуйста, дайте мне знать, что вы решили попробовать и как это работает для вас.

Лучший,
Дэвид

Оставить комментарий

Автор

Дэвид Максфилд является соавтором книги Crucial Accountability , Инфлюэнсер и Изменить что — либо . Он преподавал в Стэнфордском университете и в Школе менеджмента Marriott при Университете Бригама Янга, был награжден премией Университета Моторола за выдающиеся достижения в области преподавания и премией декана Стэнфордского университета за инновационное промышленное образование. За свою карьеру он был востребованным оратором, консультантом Fortune 500 и вице-президентом по исследованиям в Crucial Learning. Вышел на пенсию в 2020 году.

Развивайте свои важные навыки

Каков ваш стиль поведения в условиях стресса?

Узнайте сильные и слабые стороны вашего диалога с помощью этой краткой оценки.

Пройдите оценку

Подпишитесь сейчас

Подпишитесь на информационный бюллетень и получайте наши лучшие идеи и советы каждую среду.

Подписаться

Задать вопрос

От упрямых привычек до трудных людей и кардинальных изменений — мы можем помочь.

Задать вопрос

Получите свои копии

Идеи и идеи, выраженные в Crucial Skills, родом из пяти Нью-Йорк Таймс бестселлеров.

Купить

Информационный бюллетень

Воспользуйтесь преимуществами нашего бесплатного, отмеченного наградами информационного бюллетеня, который доставляется прямо в ваш почтовый ящик

Наука о нецензурной брани – Ассоциация психологических наук – APS

Зачем ученому-психологу изучать нецензурную брань? Экспертиза в такой области имеет разную практическую значимость внутри и вне психологического научного сообщества. За пределами научного сообщества знание табуированного языка является оправданием для частых консультаций по вечным современным проблемам: вредна ли ругань? Можно ли детям ругаться? Наша ругань становится хуже? Один из нас более 3000 раз давал интервью различным средствам массовой информации по вопросам, указанным выше, а также по поводу использования табуированных слов на телевидении, в рекламе, профессиональном спорте, радио, музыке и кино. Помимо консультаций со средствами массовой информации, экспертные показания необходимы в делах, связанных с сексуальными домогательствами, драками, пикетными выступлениями, нарушением общественного порядка и неуважением к суду.

Принимая во внимание постоянную потребность в консультациях эксперта по вышеперечисленным вопросам, странно, что ругательствам присваивается такой разный вес, когда ругань рассматривается с точки зрения психологии. Хотя с начала 1900-х годов о нецензурной брани были написаны сотни статей, они, как правило, исходят из областей, выходящих за рамки психологии, таких как социология, лингвистика и антропология. Когда ругань является частью психологического исследования, она редко является самоцелью.

Кристин Яншевиц

Гораздо чаще можно увидеть сильные оскорбительные слова, используемые в качестве эмоционально возбуждающих стимулов — инструментов для изучения влияния эмоций на психические процессы, такие как внимание и память.

Почему общественность и наука расходятся? Разве ругань как поведение выходит за рамки того, что должен изучать ученый-психолог? Поскольку на ругань так сильно влияют переменные, которые можно количественно определить на индивидуальном уровне, ученые-психологи (в большей степени, чем лингвисты, антропологи и социологи) лучше всего подготовлены, чтобы отвечать на вопросы о ней. Другим объяснением относительного отсутствия внимания к этой теме является ориентация психологической науки на процессы (например, память), а не на сферы жизни (например, досуг), проблема, описанная Полом Розиным. Возможно, более ориентированный на предметную область подход к психологическим исследованиям лучше учитывал бы такие темы, как сквернословие и другие табуированные действия.

Независимо от причины относительного отсутствия внимания к исследованиям ругательств как таковых внутри психологической науки, все еще существует большой спрос со стороны научного сообщества на объяснения ругательств и связанных с ними явлений. Чтобы дать читателю представление о работе, которую мы проделываем как ученые-психологи, изучающие нецензурную брань, давайте рассмотрим некоторые распространенные вопросы, которые нам задают о нецензурной брани.

Нецензурная брань проблематична или вредна?

Суды предполагают ущерб от высказываний в делах, связанных с дискриминацией или сексуальными домогательствами. Первоначальное оправдание наших законов о непристойности было основано на необоснованном предположении, что речь может развратить или развратить детей, но существует мало (если вообще есть) социологических данных, демонстрирующих, что слово само по себе причиняет вред. Тесно связанной с этим проблемой является способ определения вреда — чаще всего вред определяется с точки зрения стандартов и чувств, таких как религиозные ценности или сексуальные нравы. Редко предпринимаются попытки количественно оценить вред с точки зрения объективно измеримых симптомов (например, расстройство сна, тревога). Ученые-психологи, безусловно, могли бы предпринять систематические усилия для установления поведенческих последствий ругани.

Нецензурная брань может сопровождаться любой эмоцией и иметь положительный или отрицательный результат. Наша работа до сих пор показывает, что большинство случаев использования нецензурных слов не вызывает проблем. Мы знаем это, потому что зафиксировали более 10 000 эпизодов публичной ругани детей и взрослых и редко сталкивались с негативными последствиями. Мы никогда не видели, чтобы публичная ругань приводила к физическому насилию. Большинство публичных употреблений табуированных слов не в гневе; они безобидны или имеют положительные последствия (например, вызывают чувство юмора). Однако нет описательных данных о нецензурной брани в частной обстановке, поэтому в этой области необходимо проделать дополнительную работу.

Таким образом, вместо того, чтобы думать о ругани как о вредном или аморальном с точки зрения морали, можно получить более содержательную информацию о ругательствах, задав вопрос, каких целей общения достигает ругань. Нецензурные слова могут привести к ряду результатов, например, когда они используются для шутки или рассказывания историй, для снятия стресса, вхождения в толпу или в качестве замены физической агрессии. Недавняя работа Stephens et al. даже показывает, что ругань связана с повышенной переносимостью боли. Это открытие предполагает, что ругань оказывает катарсический эффект, который многие из нас, возможно, испытали лично в состоянии разочарования или в ответ на боль. Несмотря на это эмпирическое свидетельство, средства массовой информации обычно игнорируют положительные последствия нецензурной брани. Это возможность для ученых-психологов помочь информировать средства массовой информации и политиков, четко описав ряд последствий нецензурной брани, включая преимущества.

Вредно ли детям слышать или произносить бранные слова?

Вопрос о вреде ругани взрослых относится к таким проблемам, как словесные оскорбления, сексуальные домогательства и дискриминация. Когда на сцену выходят дети, оскорбительные выражения становятся проблемой для родителей и основанием для цензуры в СМИ и образовательных учреждениях. Учитывая повсеместность этой проблемы, интересно, что в учебниках по психологии возникновение такого поведения не рассматривается в контексте развития или изучения языка.

Родители часто задаются вопросом, нормально ли такое поведение и как на него реагировать. Наши данные показывают, что нецензурная брань появляется к двум годам и становится взрослой к 11–12 годам. К тому времени, когда дети поступают в школу, их рабочий словарный запас составляет 30–40 оскорбительных слов. Нам еще предстоит определить, что дети знают о значениях слов, которые они используют. Мы знаем, что младшие дети, вероятно, используют более мягкие оскорбительные слова, чем дети старшего возраста и взрослые, чья лексика может включать более сильно оскорбительные термины и слова с более тонким социальным и культурным значением. В настоящее время мы собираем данные, чтобы лучше понять развитие ругательств ребенка.

Мы точно не знаем, как дети учат ругательства, хотя это обучение является неотъемлемой частью изучения языка и начинается в раннем возрасте. Независимо от того, ругаются ли дети (и взрослые) или нет, мы знаем, что они усваивают контекстно-связанный этикет ругательств — соответствующие «кто, что, где и когда» ругани. Этот этикет определяет разницу между забавным и оскорбительным и нуждается в дальнейшем изучении. Из данных интервью мы знаем, что молодые люди сообщают, что узнали эти слова от родителей, сверстников, братьев и сестер, а не из средств массовой информации.

Учитывая, что последствия воздействия на детей нецензурной лексики часто приводят в качестве основания для цензуры, ученым-психологам следует попытаться описать нормальный ход развития детской бранной лексики и этикета. Важно ли пытаться подвергать детей цензуре языка, который они уже знают? Хотя ученые-психологи сами не устанавливают языковых стандартов, они могут предоставить научные данные о том, что является нормальным, для обоснования этих дебатов.

В последние годы стали чаще ругаться?

Это очень распространенный вопрос, и на него сложно ответить, потому что у нас нет полных и надежных базовых данных о частоте до 1970-х годов для целей сравнения. Это правда, что с момента появления спутникового радио, кабельного телевидения и Интернета мы подвергаемся большему количеству форм ругани, но это не означает, что средний человек ругается чаще. В нашем недавнем подсчете частоты большая часть наших данных поступает от женщин (уменьшение когда-то большой гендерной разницы). Мы интерпретируем этот вывод как отражение большей доли женщин в обществе (например, гораздо больше женщин в кампусах колледжей), а не как огрубение женщин. Наше предстоящее исследование также показывает, что наиболее часто упоминаемые табуированные слова оставались довольно стабильными в течение последних 30 лет. Англо-саксонским словам, которые мы произносим, ​​сотни лет, и большинство исторически оскорбительных сексуальных отсылок до сих пор находятся в верхней части списка оскорбительных слов; они не вытеснены современным сленгом. Данные о частоте должны периодически собираться, чтобы ответить на вопросы о тенденциях ругани с течением времени.

Таким образом, наши данные не указывают на то, что наша культура становится «хуже» в отношении ругани. Когда возникает этот вопрос, мы также часто упускаем из виду влияние недавно принятых законов, предусматривающих наказание за оскорбительные выражения, таких как законы о сексуальных домогательствах и дискриминации. Наблюдение на рабочем месте за телефонными разговорами и перепиской по электронной почте также ограничивает использование табуированных выражений.

Все ли ругаются?

Мы можем ответить на этот вопрос, сказав, что все компетентные носители английского языка учатся ругаться по-английски. Нецензурная брань обычно берется из набора из 10 выражений и встречается примерно в 0,5 процента от ежедневного набора слов. Однако не информативно думать о том, как ругается обычный человек: контекстуальные, личностные и даже физиологические переменные имеют решающее значение для прогнозирования того, как будет происходить ругань. Хотя ругательство не зависит от социально-экономического статуса и возрастных диапазонов и сохраняется на протяжении всей жизни, оно чаще встречается среди подростков и чаще среди мужчин. Неуместная ругань может наблюдаться при поражении лобных долей, синдроме Туретта и афазии.

Нецензурная брань положительно коррелирует с экстраверсией и является определяющей чертой личности типа А. Это отрицательно коррелирует с добросовестностью, покладистостью, сексуальной тревогой и религиозностью. Эти отношения осложняются диапазоном значений внутри разнообразной группы табуированных слов. Некоторые религиозные люди могут избегать ненормативной лексики (религиозных терминов), но у них может быть меньше оговорок в отношении оскорбительных сексуальных терминов, которых избегали бы сексуально озабоченные. Нам еще предстоит систематически изучать ругательства в отношении таких переменных, как импульсивность или психические состояния (например, шизофрения и биполярное расстройство). Это могут быть плодотворные направления для исследования нейронной основы эмоций и самоконтроля.

Табуированные слова занимают уникальное место в языке, потому что однажды выученные, их использование сильно зависит от контекста. Хотя у нас есть описательные данные о частоте и самоотчетах об оскорблениях и других лингвистических переменных, эти данные, как правило, поступают из выборок, в которых преобладают молодые белые американцы из среднего класса. Нужна гораздо более широкая и разнообразная выборка, чтобы лучше охарактеризовать использование языка табу, чтобы точнее ответить на все вопросы.

Как ругаться по-английски | Лингода

Какие первые слова вы выучили на английском языке ? Если вы начали учиться во взрослом возрасте, то после того, как вы освоили «привет и прощание», держу пари, что , черт возьми, не сильно отставал. Некоторые английские ругательства и ругательства понятны почти всем; вы можете сказать кому-нибудь отвалить в любой стране мира, и люди это поймут. Мы дадим вам обзор нецензурных слов в английском языке, но будьте осторожны: их не следует использовать в определенных ситуациях!

Начать 7-дневную бесплатную пробную версию

Забронировать


Когда ругаешься по-английски, что оскорбительно, а что нет?

В настоящее время в Великобритании очень мало бранных слов, которые действительно оскорбительны. Нецензурная брань приемлема на работе и среди друзей, даже в семьях. Вы сами решаете, когда можно использовать эти слова. Так что, если ваш британский друг говорит вам отвалить , не думайте, что вы должны сразу обижаться. Потому что есть более одного способа использовать отъебись от , и понимание этого и многих других ругательств сделает тебя лучше говорящим по-английски. Никогда не забывайте о культуре и контексте при изучении языка.

Итак, давайте углубимся. 

Самое распространенное ругательство в английском языке

Fuck

Какое блестяще разнообразное слово fuck . Используемый сам по себе, он обычно означает раздражение:

«Ах, блять, чайник сломался, как я буду заваривать чай?».

Бля можно соединить с другими словами, чтобы изменить его значение. Отвали например может означать отойди от меня , или может использоваться для обозначения удивления или шока. Все зависит от контекста и от того, как вы это говорите.

«Хорошие сиськи».

«Отвали». (Оставь меня в покое, грустный, одинокий ублюдок.)

«Я беременна, и у меня тройня».

«Отвали!» (Надеюсь, исходит не от отца тройняшек, а скорее шокированная реакция друзей.)

«Я только что выиграл в лотерею 1 миллион фунтов стерлингов».

«Отвали!» (Возможно, приятный сюрприз.)

Трахаться — это также вульгарный способ сказать заниматься сексом , как в «Мы трахались прошлой ночью». Но эта фраза заставляет вас звучать как перевозбужденный подросток, поэтому ее нельзя использовать. Узнайте больше об использовании различных английских слов, которые не всегда имеют смысл.

Piss off

Еще один фразовый глагол, piss off — более мягкий вариант отвали . Тем не менее, это все еще, вероятно, не тот, который можно использовать перед бабушкой. Обычно это означает уходи , но тон вашего голоса сильно влияет на его значение.

«Ты прекрасно выглядишь сегодня, Джин».

«О, разозли Грега». (В зависимости от тона голоса Джин либо сердится, либо флиртует. Это важное различие, которое должен будет сделать сам Грег.) ».

«Отвали, он никогда не выходит по средам».

Убирайся

Со значением, аналогичным piss off, убирайся очень по-британски. Когда британец говорит это американцу, он обычно хихикает и падает в обморок из-за акцента, а не обижается. И опять же, его можно использовать, чтобы заставить кого-то уйти или игриво флиртовать с кем-то.

— Опять пьешь вино, Кэрол?

«Ах, проваливай». (Опять Кэрол сердится, игрива или флиртует? Тон голоса и нахальная улыбка выдадут ее.)
Не забудьте произнести это выражение со своим лучшим британским акцентом!

Черт возьми

Еще одно очень британское ругательство. Черт возьми, на самом деле довольно мягкий и используется для выражения гнева.

«Черт возьми, Юрий потерял билеты на концерт».

«Юрий, какого черта ты натворил?»

Научитесь сплетничать на английском и узнайте все пикантные подробности!

Начать 7-дневную бесплатную пробную версию

Забронировать

Ублюдок

Самое раннее определение ублюдка — это ребенок, родители которого не состоят в браке, но это слово изменилось. Теперь ублюдок используется, чтобы назвать кого-то противным или неприятным. Обычно говорят о мужчинах:

«Ублюдок изменил мне».

Это также используется в Великобритании, чтобы сказать, что что-то трудно или неприятно делать:

«Каждый день ездить в Лондон — это ублюдок».

Если вы хотите познакомиться с ублюдком  с сильным северным акцентом, посмотрите это видео с участием блестящего актера Шона Бина.