Дети и родители счастливы дети: У счастливых родителей – счастливые дети

Содержание

У счастливых родителей – счастливые дети

Что же делать?

Сложно перестроиться, живя всю жизнь по одному сценарию. Тем не менее, предлагаю вам ряд способов, которые помогут настроиться на нужный лад.

1. Радуйтесь жизни.

Воспитание ребенка – сложный и трудоемкий процесс, в котором нет волшебных правил и заклинаний. Но если вы хотите, чтобы ваш ребенок был счастлив, станьте счастливы сами. Мама и папа – это устойчивый и постоянный пример для растущего малыша. Именно поэтому, когда родители добрые, открытые, радуются жизни, занимаются любимым делом, ребенок повторяет за ними, и эти чувства и настроения становятся для него нормой.

Вы только представьте, как сложно маленькому человеку среди обиженных, недовольных работой, вечно уставших взрослых, и как легко он из-за незнания мира учится именно такому взгляду на жизнь.

В таких сложных трудовых буднях действительно нужно учиться радоваться. По крайней мере, ради счастья своих детей. Возьмите за правило видеться с друзьями хотя бы раз в пару недель, ходить с ребенком гулять не только во двор, но и придумывать своего рода маленькие приключения – будь то городской праздник, прогулка по парку или поход в кино. И заведите самое главное правило: оставляйте плохое настроение и рабочие проблемы за порогом вашего дома.

2. Оптимизм – залог успеха

Очень важно научить ребенка смотреть на окружающий мир позитивно. Неудачи случаются, но если не позволять себе раскисать, а взяться с улыбкой за решение проблемы, можно добиться отличных результатов. По статистике, оптимисты увереннее в себе, успешнее в учебе, работе и занятиях спортом.

Возьмите за правило каждый вечер играть с малышом в игру, в которой каждый из вас будет рассказывать по несколько хороший событий, произошедших с вами за день. Вот увидите, это пойдет на пользу не только ребенку, но и вам!

Старайтесь видеть во всем – и в событиях, и в погоде, и даже в неудачах – только хорошее. Как говорил Иммануил Кант, «один, глядя в лужу, видит в ней грязь, другой – отражающиеся в ней звезды». Старайтесь видеть звезды, и ваш ребенок тоже их увидит!

3. Будьте искренними

Усталость и плохое настроение, к сожалению, нередкие гости в мире взрослых. Не забывайте, что дети все отлично чувствуют, а вид стойкой мамы, когда она внутри злится, только пугает малыша и путает его навыки распознавания эмоций.

Смейтесь, если вам весело, хмурьтесь, если сердитесь, печалитесь или грустите – эмоциям нужен выход, ведь блокировка чувств часто приводит к неприятным осложнениям. Только обязательно объясняйте ребенку свои чувства, например: «Я хочу немного побыть одна, потому что очень устала и плохо себя чувствую». И проговаривайте вместе его переживания: «Ты злишься, потому что мы не купили тебе шоколадку». Так вы научите малыша правильно распознавать его собственные и чужие чувства, и он будет бережнее относиться к переживаниям других людей. Это еще один шаг навстречу к себе счастливому: очень важно, когда близкие понимают и разделяют ваши чувства. Честность в семье – залог здоровой личности.

4. Родительское время

Родителям, чаще мамам, особенно когда ребенок еще маленький, не хватает времени, чтобы провести его с пользой только для себя. Психологи утверждают, что выкраивать такие моменты необходимо, потому что нельзя постоянно игнорировать свои интересы и желания. Родители, именно на нас смотрят наши дети, у нас они учатся расставлять приоритеты и жить либо в гармонии с собой, либо в недовольстве и унынии.

С раннего детства приучая ребенка к самостоятельности и оговаривая его обязанности, родители освобождают для себя часть свободного времени, одновременно обучая ребенка необходимым навыкам.

5. Проводите больше времени с детьми

Новые впечатления очень важны для развития малыша: ходите всей семьей в кино, музеи или в парк, чаще играйте вместе с ребенком, готовьте вместе на выходных, смотрите вечером любимые мультфильмы.

Со своими детьми вы по-новому посмотрите на дождь и снег, на червячков и кошечек, по-другому прочтете старые сказки и выучите новые стихи, ощутите восторг и удивление вашего малыша, поговорите о первой любви… Это счастье – переживать вместе со своими близкими яркие впечатления и моменты!

Дети, даже сытые и всем обеспеченные, без взрослых не могут научиться видеть все прелести мира, найти увлекательное занятие – прожить полноценное детство.

6. Позвольте себе ошибаться

Мы неидеальны, и мир неидеален, поэтому просто разрешите себе быть собой. Не вините себя бесконечно за ошибки и некорректные слова – старайтесь понять причину и исправить ситуацию. Уровень стресса станет заметно ниже, а ребенок, глядя на стойкого родителя, приобретет бесценный опыт преодоления любых преград.

Постарайтесь жить так, как бы вам хотелось, чтобы жили ваши дети. Учитесь, творите, любите, развивайтесь и будьте счастливы!

Ольга Дорохова

Немецкий сатирик Себастьян Брант еще в XV веке написал строки: Ребёнок учится тому, Что видит у себя в дому, Родители пример ему. Пройдя этот психологический тест, вы узнаете, способствует ли ваш личный пример воспитанию в ребенке тех качеств, какие вы хотите в нем видеть.

Пройти тест

Счастливые родители – счастливый ребенок. Психология.

Сколько методов работы с детьми сейчас существует… Сколько терапевтических техник, сколько обучающих занятий… Сколько сил, времени и денег готовы отдать родители для своего ребенка. Лишь бы сделать его жизнь лучше и счастливее. Центры раннего развития, многочисленные кружки, занятия с логопедом, с психологом и т.д. и т.п.

Ведь для своего сыночка (доченьки) не жаль ничего! Огромная любовь родителей ищет пути дать все, что нужно для счастья.

Мамы и папы платят большие деньги психологам за гармонизацию внутреннего состояния их ребенка, за коррекцию его поведения, за исцеление от травм.

При этом они часто забывают о себе. О том, что очень часто им самим важно поработать над собой, над своими взаимоотношениями с партнером (отцом/матерью) ребенка. Это считается менее важным и значимым, чем развитие сына или дочки.

Но секрет гармоничного развития детей, чаще всего, крайне прост! Дети счастливы и гармоничны тогда, когда счастливы и гармоничны их родители. А также, когда гармоничны взаимоотношения между родителями. Когда ребенок видит и чувствует, что его родители любят друг друга, он растет в атмосфере любви, питается, наполняется этой любовью. В любви он развивается гармонично, благополучно, счастливо. Для благополучного развития ребенка любовь его родителей друг к другу не менее важна, чем любовь родителей к самому ребенку.

Таким образом, для решения большинства проблем ребенка, родителям важно, в первую очередь, решить проблемы во взаимоотношениях друг с другом, а также решить свои собственные, внутренние проблемы. Важно понимать, что ребенок всего лишь отражает, подобно зеркалу, то, что происходит в семье.

Почему для благополучия ребенка важна работа родителей над собой и своими взаимоотношениям

  • Ребенок является частью мамы и частью папы. Если родители любят друг друга, ребенок ощущает эту любовь, как адресованную и ему, в том числе. Он ощущает себя в атмосфере благости, гармонии, любви. И он счастлив.

Но если, например, мама, плохо относится к отцу ребенка, то, таким образом сын (дочь) чувствует: мать относится плохо и к нему (ней) тоже! Ведь в нем (ней)есть часть отца, которого мама не любит! Естественно, ребенок не анализирует это, а просто интуитивно ощущает. Это оказывает мощное негативное воздействие на ребенка и его дальнейшую жизнь. Если так сложилось, что любви между родителями уже нет, крайне важно проявлять, как минимум, уважение друг к другу.

  • Дети тонко чувствуют настроение, атмосферу в семье. Они будто пропитывается ею и ее же, получив из внешнего мира, начинают излучать обратно – во внешний мир.
  • Наблюдая поведение родителей и других значимых взрослых, дети подражают им. Причем, они «считывают» такие тонкие нюансы в стереотипах поведения, о которых сами родители могут даже не подозревать, не замечать в себе.

Можно бесконечно долго водить детей на терапевтические занятия с психологом, но, если источник влияния на ребенка останется прежним, мало что изменится и в ребенке.

Дорогие родители, осознание того, что ребенок является «зеркалом», отражающим вас самих, двояко. С одной стороны, это осознание может быть неприятным и болезненным. Но с другой – это полученный шанс реально улучшить жизнь (свою, своей семьи, своего ребенка). Для этого важно взять ответственность на себя и разобраться в том, а что же Я делаю в этой ситуации не так? Поверьте, когда изменитесь вы, – изменятся ваши отношения с партнером, изменится и ребенок. Это происходит естественно, как если бы увядающий цветок ожил и раскрылся во всей красоте после того, как вы стали бы поливать почву, из которой он растет. Ведь сколько ни протирай его листья и лепесточки влажной тряпочкой, цветок погибнет, если не получат полив его корни и земля, из которой он растет.

Крайности: родители озабочены только собой или друг другом

Встречаются семьи, в которых родители ребенка как раз таки испытывают и проявляют друг к другу теплые чувства. Они увлечены другу другом, влюблены и счастливы вместе! И даже… без ребенка. Мы сейчас говорим не о здоровой самодостаточности родителей, а о ситуации, когда родителям, казалось бы, нет дела до своих детей. Им так хорошо вместе, что никого третьего (даже собственного ребенка) они не хотят пускать в свой мир. Такая зацикленность на наслаждении друг другом, явно неполезна для ребенка. Ведь ему важны как проявления любви родителей друг к другу, так и проявления любви к нему самому. А не что-то одно из этого.

И уж точно ребенок не становится счастливым от того, что мама или папа (а, иногда, и оба) полностью сосредоточены на себе, своих удовольствиях или своем личностном «развитии» настолько, что на ребенка времени и сил уже не хватает.

Если родители не обращают на него внимания, ребенок чувствует себя одиноким, брошенным, нелюбимым и ненужным. Ежедневно ребенку (и не только!) нужны не менее 8-ми объятий в день, ласковые слова, разнообразные проявления сердечности и любви.

Нужно ли делать вид, что все хорошо, если это не так?

Обманом счастья не создашь. Дети обладают невероятной интуицией и всегда чувствуют ложь. И чем младше ребенок, тем сильнее выражена эта способность чувствовать истинную атмосферу в семье, истинное отношение к нему самому, истинные взаимоотношения родителей друг к другу и к другим людям.

Конечно, это не означает, что нужно откровенно демонстрировать перед ребенком свое негодование, злость, выяснять отношения. Важно беречь психику ребенка. Но и не следует думать, что игрой и притворством удастся заставить детей поверить, что в пустой обертке есть конфетка.

До какого возраста ребенок отражает родителей

В некотором смысле, всю жизнь! Это, если смотреть глубоко 🙂 Но наиболее сильно это происходит в возрасте до 14 лет. Чем младше ребенок, тем больше он отражает родителей, а также ближайшее окружение (родственники, живущие вместе с вами).

Ловушка позиции «все лучшее – детям»

Это прекрасное намерение – давать ребенку все лучшее, что есть в мире. Но иногда это намерение искажается и превращается в следующее: все самое лучшее – ребенку, а я (мы) обойдемся, мне (нам) – и плохонькое сойдет.

Такой подход становится «медвежьей услугой», невольно оказываемой родителями ребенку.

И здесь можно выделить два наиболее ярких последствия подобного поведения:

  • Ребенок растет эгоистом. Он видит, что родители ценят его больше, чем самих себя, и со временем начинает думать, что, наверное, так и должно быть. Он тоже начинает ценить себя больше, чем родителей. Как, впрочем, и всех остальных людей.
  • Ребенок начинает ожидать подобного отношения к себе и от других. Он привык, что весь окружающий мир (родители, родственники) удовлетворяют его прихоти. Когда его окружающий мир расширяется (садик, школа и т.д.), он ожидает того же. Но вскоре ребенка ждет потрясение: никто не собирается удовлетворять все его пожелания! И для него это настоящий стресс. Это открытие становится жестким уроком, который не каждый ребенок проходит благополучно.

Дорогие родители, помните: во всем угождая ребенку, вы вредите ему. Ведь ребенка важно научить уважать и ценить не только себя, но и других. Не только принимать любовь, но и давать ее. То есть, научить справедливости, законам гармоничных взаимоотношений.

И лучший способ для этого – собственный пример.

Светлана Нимак

0
0
голос

Рейтинг статьи

Помогите проекту — поделитесь статьей в соц.сетях! Спасибо! 🙂

Счастливые дети бывают только у счастливых родителей. Это факт.

Да, на самом деле, наши дети – только наши, и ответственность за них несем только мы. Но это вовсе не значит, что, прочитав очередной пост в соцсети или очередную статью в СМИ, каждая мама должна все немедленно переложить на себя, поставить себе диагноз и начать заламывать руки.

В этой истории мы очень похожи на своих детей-подростков, которые каждое замечание, каждую даже совсем безобидную оценку воспринимают, выражаясь языком тинейджеров, как наезд. Как претензию, как обвинительный приговор. И, за редким исключением, включаются две основные реакции, обе – на уровне истерики: либо полное отторжение: «Не учите меня жить, специалистов развелось, я лучше знаю, как мне воспитывать своего ребенка!», либо активное самобичевание: «Я урод, угробила ребенка!» И то, и другое – неправильно прежде всего по отношению к себе, потому что это – сугубо отрицательные эмоции, которые становятся поводом и основой для того самого состояния, когда удержать себя в рамках спокойствия и осознанности практически невозможно.
Помните инструкцию, которую мы слышим в самолетах? «В случае разгерметизации салона сначала наденьте маску на себя, затем – на ребенка». Чувство родительской вины – это та самая разгерметизация. И до тех пор, пока оно существует, кислород будет перекрыт и родителям, и ребенку.
 Я выспалась, и небо на землю не упало
Я уже слышу: «Легко сказать!» Да, избавление от этого чувства – нелегкий и порой долгий процесс. Но без него не получится стать счастливым. Оно не даст двигаться дальше, правда.
Для меня путь избавления от этого чувства был очень нелегким. Я обошла всех психологов и психотерапевтов в радиусе границ города. Перечитала километры текстов. Каждый из них убедил меня в том, что я не мать, а ехидна, и виновата во всех смертных грехах одновременно.
Меня выгоняли из зоны комфорта (а я пыталась понять, как в нее для начала зайти), призывали закрыть гештальты (как?!), убеждали в необходимости простить собственную маму (за что?!) и учили заклинаниям типа «я вижу тебя, я принимаю тебя, я отпускаю тебя».

Счастливые дети — счастливые родители! — Maksatics CAMP UK

Пожалуй, нет такого родителя, который бы не хотел, чтобы его ребенок был счастлив. Как воспитать его успешным, как дать именно то, что пригодится ему в жизни? Как мотивировать ребенка к познанию мира и общества, к расширению кругозора и саморазвитию?

По мнению многих родителей, интенсивное развитие технологий, устаревшие методы воспитания и активное внедрение социальных сетей мешают детям проявлять интерес к обучению, а проблемы социальной безопасности препятствуют свободному общению детей в свободное время.

Традиционно вся социализация проходит в школе, дома, в гостях. К сожалению, тот факт, что в эпоху глобального технического прогресса дети мало общаются друг с другом, уже не подлежит никакому сомнению. Сейчас основным критерием выбора места для отдыха служит наличие бесплатного доступа в интернет. При этом система образования практически убивает любопытство и возможность запоминать. Дети скорее учатся искать ответы на вопросы в интернете, чем осваивать новые профессии и изучать через них жизнь.

Бесспорно, проблемы детей начинаются дома и должны решаться на месте. Важно помнить, что дети — отражение своих родителей. Они отражают любовь, но не начинают любить первыми. Если их одаривать любовью, они ее возвращают, но если им не давать ничего, то и возвращать им будет нечего. Именно поэтому нельзя заставить ребенка выучить какой-либо язык как родной, если не говорить на нем дома. Ни одна школа не сможет мотивировать его изучать какой-либо предмет, тем более иностранный язык, если у ребенка не будет возможности его использовать, общаться на нем. Современные родители это понимают и стараются помочь детям правильно сориентироваться в мире абсолютных возможностей. Но как это сделать?

Меняется мир  меняются и дети

Скорость жизни только увеличивается. Десять лет назад мы не знали, насколько глубоко мир погрузится в интернет, какие профессии будут востребованы и вообще как далеко мы уйдем от живого общения друг с другом в соцсети. Свое место находят те, кто может приспособиться, перестроиться и креативно реагировать на постоянные изменения окружающего мира.

Перед родителями возникают вопросы. Как и где научить детей гибкости и творческой адаптации к жизни в обществе? Как помочь ребенку выбрать будущую профессию, которая будет соответствовать его способностям, сможет дать удовлетворение и достаток в будущем? Как дети смогут найти свое место в жизни и обществе, если все, чему они так долго учились, может уже завтра быть невостребованным?

Ничто не вечно, и родители — не исключение. Большую половину жизни дети будут вынуждены самостоятельно принимать решения и совершать поступки. Джон Грэй, широко известный в мире эксперт в области человеческих и семейных отношений, считает, что трудности помогают ребенку стать сильнее. Это похоже на бабочку, которой приходится прикладывать огромные усилия, чтобы вырваться из кокона. Если, стремясь ей помочь, разрезать кокон, она умрет, потому что ее крылья еще не окрепли и она не сможет летать.

Каждый любящий родитель, конечно, захочет помочь, наблюдая за своей «бабочкой в коконе». Вряд ли кто-то сможет остаться безучастным, видя, как тяжело его ребенку. Другое дело — прилагать усилия, чтобы подготовить чадо к будущим испытаниям, создавать «трудности», чтобы ребенок играючи и с интересом мог их преодолевать, получая удовольствие от своих успехов и навыки для будущих побед.

На основе опыта создания кинофильмов Юлия Романенкова и группа педагогов театра и кино разработали уникальную методику общения с детьми от 6 до 16 лет. Кинотворчество можно сравнить с гигантским заводом, со множеством цехов, без слаженной работы которых «кина не будет». Дети это принимают и понимают, потому особенно ценят результаты собственного труда.

Все педагоги и вожатые творческого коллектива Maksatics Сamp в игровой форме создают атмосферу доверия и коммуникации. Из маленькой идеи, истории из жизни, всего за неделю получается готовый фильм — серьезный результат коллективного творчества и усилий.

Все очевидное просто: сотрудничество, мотивация, результат. Программа «Максатиха Кэмп» активно работает в России с 2008 года, на ее основе в 2014 году была создана компания Maksatics Сamp для русскоговорящих детей, живущих в Англии и Европе.

Кино любят все, и поэтому дети с удовольствием начинают творить в команде единомышленников. Многие из них приезжают в лагерь без особых умений в фото- и киносъемке, без идеи и представления о том, что они будут делать. По завершении сезона все они увозят домой целый фильм, который создали вместе с друзьями. Конечно, помимо кино в течение недели у детей проходит очень насыщенная программа: творческие мастерские, экскурсии, игры на сплочение и спортивные мероприятия, конкурсы песни, танцев, юмора, дискотеки и квесты. Кроме того, после смены дети продолжают общаться и дружить, возвращаются в лагерь снова, чтобы улучшить свои навыки, встретиться с друзьями и попробовать что-то новое.

Что такое программа Maksatics Сamp для детей? Это создание места на земле, где они могут быть счастливы, а полученные ими навыки пригодятся им в жизни навсегда. Все это становится возможным благодаря тому, что за неделю общения в среде русскоговорящих сверстников ребенок научится формировать отношения в коллективе, доверять себе и друзьям, повысит свою самооценку, поверит в свои способности, разовьет предпринимательские способности и силу воли, получит признание профессионалов и друзей, станет самостоятельным человеком.

Юлия Романенкова

11 секретов родителей, которые воспитали счастливых детей

Современные родители в большинстве случаев воспитывают детей иначе, чем 20 или 30 лет назад. Но, как и раньше, они хотят, чтобы их дети были счастливы, не имели проблем, хорошо учились и чтобы у них успешно сложилась жизнь.

AdMe.ru узнал, чем похожи родители, у которых получилось воспитать счастливых и успешных детей.

У большинства родителей сегодня действительно очень плотное расписание. Конечно, когда устал, легче всего включить ребенку телевизор. Но ведь можно проводить время с детьми так, чтобы было интересно и им, и вам. Дети забудут, что вы им купили, а время, приятно и с пользой проведенное вместе, — никогда.

Доказано, в частности, что теплые отношения с отцом увеличивают шансы ребенка, уже будучи взрослым, создать крепкие отношения и быть счастливым в паре.

Ученые пришли к выводу, что регулярные семейные обеды напрямую связаны с более низкими показателями депрессии и суицидальных мыслей у подростков.

Дети, которые регулярно ужинают со своими родителями, также имеют более позитивный взгляд на будущее по сравнению с их сверстниками, которые не едят в кругу семьи. Совместные приемы пищи здорово объединяют, важно только не контролировать детей и отключать в это время телевизор.

Детям важна возможность заботиться о других, умение благодарить людей, которые вносят вклад в их жизнь. Исследования показывают: люди, которые привыкли выражать благодарность, более склонны оказывать поддержку другим, более сострадательны и легче прощают, у них реже бывают проблемы со здоровьем, и они ощущают себя счастливее.

Чрезмерный контроль над ребенком может привести его к разрушительным отношениям в будущем. Доверяйте ребенку самому принимать решения. И пусть для начала это будет касаться малого: например, выбора одежды для прогулки или блюда на завтрак. Так ребенку будет легче стать самостоятельным и понять, чего он хочет от жизни. Позвольте ребенку делиться с вами проблемами и помогайте ему делать наилучший выбор.

Исследователи Университета Пенсильвании и Университета Дюка изучили 700 детей. Первая часть исследования проводилась, когда дети ходили в детский сад, вторая – когда исследуемым исполнилось 25 лет. Оказалось, что коммуникабельные дети, которые сотрудничали со сверстниками, гораздо чаще получали высшее образование и работали полный рабочий день.

Те, кто имел ограниченные социальные навыки, чаще совершали преступления и употребляли алкоголь.

Исследования показывают, что, если близкие люди счастливы, это настроение передается и другим членам семьи. Этот же принцип действует и в отношении негативных эмоций. Если у родителей плохое настроение или постоянный стресс, то эмоциональное состояние может передаваться и детям.

Дети учатся заботиться и уважать, когда к ним относятся так же. Когда дети чувствуют, что родители их любят, они привязываются к ним. Эта привязанность делает их более восприимчивыми к ценностям и обучению. Планируйте регулярное, эмоционально интимное время со своими детьми — это может быть чтение перед сном, например. Делитесь с ребенком своими мыслыми, интересуйтесь тем, что с ним происходит.

Привычка влиять на поведение ребенка шлепками и затрещинами не приводит к желаемому поведению. Вместо этого дети будут придумывать разные способы, чтобы не попасться в следующий раз. Все это может привести к тому, что ребенок вырастет хитрым и изворотливым. Дети, которые не испытывают эмоционального насилия в семье, лучше контролируют свои эмоции и не подвержены депрессии, у них лучше развита память.

В результате исследования, проведенного Университетом Калифорнии в 1960-х годах, ученые выделили 3 основных типа воспитания детей: разрешительный, авторитарный и авторитетный. Родители счастливых детей чаще выбирают последний тип, при котором ребенок растет, уважая взрослых, но не “задыхаясь” от их авторитета.

Чтобы наши дети уважали и доверяли нам, мы должны признавать свои ошибки и недостатки. Мы также должны уважать детское мышление и слушать, быть честными, справедливыми. Но это не значит быть совершенными все время.

Дети, как и взрослые, думают об успехе одним из двух способов:

  • Фиксированное мышление предполагает, что характер, интеллект и творческие способности невозможно изменить. Главным в достижении успеха здесь становится избегание неудачи любой ценой.
  • «Менталитет роста«, напротив, рассматривает неудачу по большей части как возможность проявить свои способности.

Если говорить детям, что они решили задачу из-за своего врожденного интеллекта, это вырабатывает фиксированное мышление. Если положительно оценивать старания детей, это учит «росту» мышления.

К сожалению, дети не рождаются с умением контролировать свои чувства. Дети нуждаются в нашей помощи, чтобы правильно научиться это делать. Ведь отношения часто страдают от гнева, зависти и других негативных чувств.

Попробуйте помочь ребенку понять свои чувства и озвучить их. Подскажите ребенку способ, который поможет справиться с нахлынувшими эмоциями: нужно остановиться, сделать глубокий вдох через нос и выдох через рот и сосчитать до 5.

Иллюстратор Ksenia Shvedova специально для AdMe.ru

Счастливые дети – счастливые родители

Все мы хотим, чтобы наши дети проживали счастливую жизнь. И мы готовы много энергии вкладывать в достижение этой цели.

Мы ищем для детей первоклассные клубы развития и самые современные кружки; с пристрастием выбираем первого учителя; покупаем красивую одежду и игрушки; устраиваем яркие праздники; организовываем незабываемые впечатления в поездках; подбираем полезное и вкусное питание: в общем, делаем все для того, чтобы у них было все самое лучшее.  Мы заботимся об их здоровье и эмоциональном состоянии, комфорте и многом другом. А как же иначе, ведь забота о детях  – прямая родительская обязанность!  Однако в этой суете мы забываем позаботиться о себе и о своём собственном счастье, даже не задумываясь о том, что дети учатся строить свою жизнь на тех моделях, которые используют их родители.

Говоря о таком сложном понятии, как счастье, стоит отметить, что каждый человек его будет понимать по своему, и для каждого счастье — это совершенно уникальное переживание. Люди и описывают, и проживают это состояние по-разному. Поэтому в этой статье я буду понимать под «счастьем» — общее благополучие личности: свободу выбора, умение получать радость от отношений, от того, что делаешь, и от жизни вообще. А так же, возможность встречаться с негативными событиями, не разрушаясь.

Так почему же мы так одержимы идеей светлого будущего для своих детей?

С одной стороны, это абсолютно нормальное желание человека, даже с  точки зрения биологии: любое живое существо заинтересовано в сохранении вида и хороших условиях жизни для своего потомства. Кроме того мы испытываем глубокие чувства психологической привязанности к своим детям и хотим радоваться тому, как идут у них дела.

С другой стороны, в погоне за счастьем для потомков нам важно не забывать о собственных потребностях и вкладываться, в первую очередь, в свою жизнь.

Но ведь часто бывает, что благополучие детей ставиться на первое место. Почему?

Дело в том, что порой в своих детях мы видим не отдельного, другого человека (чем-то, безусловно, на нас похожего), а свое «отражение». Это, как экран, на который мы проецируем собственные желания и потребности. Особенно те, которые сами по каким-либо причинам не можем  заметить в себе.

Например: Женщина не смогла построить карьеру представителя иностранной компании. По причине того, что ей не хватило знания иностранных языков. И она, не желая встречаться со своим разочарованием по этому поводу, помещает мечту о профессии, связанной с международным бизнесом, в своего сына. И все силы бросает на масштабную программу по его образованию, в том числе на ударное изучение языков. А хочет ли этого её сын? Может ему нравятся танцы, или программирование, а может быть он, вообще, грезит о профессии врача? Чью мечту исполняет  эта женщина?

Или, как это часто бывает, мы хотим «исправить через детей» то, что не устраивало нас самих в собственном далеком прошлом. Ведь детские воспоминания и впечатления имеют очень мощное влияние на нас в любом возрасте и у любого человека всегда найдутся огорчения и разочарования в детском опыте, с которыми ему трудно было справиться, будучи маленьким и слабым. А теперь он взрослый и обладает большими возможностями, и пусть детство давно позади, но есть отпрыски, в лице которых так хочется прожить другой, более позитивный, опыт.

Например: Девочке не хватало присутствия родителей: она все время была одна или была в детском саду на пятидневке. Мама с папой много работали, сил и времени на дочку не оставалось. Вот эта девочка, сама став мамой, бросает любимую работу ради того чтобы быть с детьми. Кого она на самом деле хочет осчастливить этим решением? Ведь, как взрослая женщина, она страдает от отсутствия реализации. Да и у детей совсем другая ситуация: есть две любимые бабушки и отец, работающий в свободном графике.

Еще пример: Мальчик, который очень тяжело переживал развод родителей. Вот он — взрослый мужчина — живет с нелюбимой женой, с которой уже давно нет отношений, только ради того, чтобы дети не испытали тех жутких  чувств, которые пережил он в ранние годы.

Или взять то количество игрушек, которыми сейчас переполнены наши дома. Нужно ли нашим детям такое изобилие? Или мы, помня полупустые прилавки магазинов из своего детства, где за счастье было получить металлический скрипучий самосвал или пупса из твердого пластика, хотим додать кусочек «детской радости» тем мальчикам и девочкам, которые живут внутри нас?

Эти примеры показывают, как легко, даже не подозревая об этом, внутри себя самих мы совершаем эту подмену. Хитрый заход, в котором своё собственное желание пережить то или иное состояние, приписывается ребенку.  И в этом месте много путаницы, потому что,  с одной стороны желание наше (но мы его можем не осознавать),  энергия наша, а с другой – жизнь-то сына или дочери. В этом случае они становятся средством для удовлетворения личных потребностей родителя. Что согласитесь не совсем честно, и уж точно не про их счастье.

Счастье начинается  с ощущения своей ценности:

И если родитель ощущает свою ценность, как человека (если берет право заботиться о себе; право иметь личное время; тратить на себя деньги; заниматься тем, что ему нравиться; не позволяет в отношениях к себе унизительного обращения или насилия), то:

во-первых, у него высвобождается огромное количество энергии, которую он может направить на заботу о ребенке. На заботу искреннюю, с удовольствием, а не с надрывом из чувства долга.

Ведь мы не можем отдавать что-либо (любовь, энергию, время, силы…), находясь в дефиците.

во-вторых, у ребенка появляется ощущение, что он сам ценный, как человек, как любимый мальчик или девочка своих взрослых. Что о нем заботятся, не отрывая от себя последние куски, а просто — потому что любят.

в-третьи, у малыша появляется пример того, как можно себя ценить и заботиться о своем благополучии. Пример, который с большой степенью вероятности просто встроится в его способ отношения к себе.

В психологическом смысле ребенок имеет очень глубокую связь с внутренним миром (с бессознательным) своего взрослого. И всегда видит, что с вами происходит, даже если вы это не озвучиваете на словах. Поэтому дети всегда будут знать правду о том, что вы испытываете по поводу того, «как устроена ваша жизнь». И будут фоном ощущать либо ваше спокойствие и удовлетворённость, либо тревогу и разочарование.

Кроме того, любой ребенок заинтересован в процветании своих взрослых. Т.к. от них напрямую зависит его собственное благополучие. И если родитель не берет на себя роль строителя своего собственного счастья, то ее автоматически будет брать на себя ребенок.

Как он это может делать:

— Например, становится удобным, чтобы не напрягать уставшую маму.

— Или начинает болеть, переключая тем самым фокус внимания семьи со сложных задач взрослого мира на более понятную и конкретную — свое здоровье.

— Или может делать это через поведение. Например: начнет драться в школе или воровать, ведь тогда мама с папой будут заниматься решением этих вопросов, а не своим разводом.

— Может становиться очень правильным и хорошим, или подыгрывать маме в ее тревоге, и еще множество других способов.

И как бы он это не делал — это всегда будет история о том, что энергия, предназначенная для его собственного роста и развития, будет инвестироваться в родителя. Естественно, родителю такие способы  счастья не добавят, скорее наоборот, а ребенок в погоне за стабильностью таким нелёгким путем, будет платить слишком большую цену.

Поэтому наше благополучие должно быть нашей взрослой заботой. И это, как в самолете, наденьте маску сначала на себя, потом на ребенка. Никогда не задумывались почему?

Потому что наши дети очень от нас зависимы в силу своей детской роли. И эта зависимость в хорошем смысле слова. Они зависят от нашего настроения, наших ресурсов, наших целей, от наших возможностей и от того, чтобы мы в принципе были живы и могли о них позаботиться. Потому что, в случае беды, если взрослый будет «без кислородной маски» (символически: без жизненно-важного ресурса — такого, как воздух), то и о ребенке позаботиться будет некому.

Как пишет Людмила Петрановская:  «Взрослый должен быть сильным и свободным, должен быть хозяином самого себя и своей жизни, только тогда ребенку будет рядом с ним спокойно… дети во многом делают свою жизнь с нас…»

Поэтому, как родителям, нам важно задуматься над следующими вопросами и постараться как можно честнее себе на них ответить:

— А счастлив ли я сегодня?

— Что лично мне нужно для счастья?

— Что мне мешает ощущать себя счастливым сегодня?

Конечно же, размышляя о благополучии, важно не перестараться и не уйти в тот полюс, где мы будем транслировать детям картинку о том, что жизнь это сплошное счастье.  Ребенку важно видеть, что есть сложности, кризисы, потери и неудачи, и, что родители как-то с этим справляются (но это уже тема совсем другой статьи).

Наш мир стремительно меняется, прошли те времена, когда терпение и страдание были высшими добродетелями. В моде успех, комфорт и забота о личных ценностях.  

И если мы хотим, чтобы наши дети, вырастая, были довольны своей жизнью, довольны тем местом, которое они занимают в мире, имели позитивный образ себя и получали удовольствие от бытия — тогда есть смысл вкладываться в то, чтобы научиться всему этому самим.

Так что, друзья мои, разрешите себе быть счастливыми, радуйтесь этому миру! И у ваших детей просто не будет другой альтернативы, кроме, как тоже быть счастливыми!!!

У ласковых родителей вырастают самые счастливые дети

Мы все живем в напряженное насыщенное время, и наши жизни полны бесконечных забот. А если вы родители, то и подавно. Но дело в том, что хороший родитель – это не тот, кто за день успевает сделать много дел, а тот, у кого дети вырастают счастливыми.

Исследования, проведенные за последние десять лет, подчеркивают связь между родительской любовью, полученной в детстве, и здоровьем, счастьем человека в будущем.

Наука доказывает идею о том, что тепло и привязанность, которые родители дарят своим детям, хорошо влияет на формирование их личностных качеств, характера и мировоззрения.

Дети, не испытывающие недостатка в родительской любви, отличаются высокой самооценкой, хорошей успеваемостью в школе, более доверительными и близкими взаимоотношениями с мамой и папой, имеют меньше психологических и поведенческих проблем.

У детей не ласковых родителей обычно формируется низкая самооценка, и они чувствуют себя более отчужденными, враждебными, агрессивными и антисоциальными.

В 2010 году исследователи из Медицинской школы Университета Дьюка обнаружили, что дети очень ласковых и внимательных матерей вырастают более счастливыми, жизнерадостными и менее тревожными. В исследовании приняли участие около 500 человек, которые наблюдались с младенческого возраста до 30 лет.

Когда детям было восемь месяцев, психологи наблюдали за взаимодействием матерей с ними во время оценки уровня развития. Психологи оценили привязанность и уровень внимания мам по пятибалльной шкале. Почти 10% матерей продемонстрировали низкий уровень привязанности, 85% показали нормальный уровень привязанности и около 6% – высокий уровень привязанности.

Затем, 30 лет спустя, те дети дали интервью, в котором рассказали о своем эмоциональном здоровье. Взрослые, чьи матери получили от экспертов пятерки и четверки, гораздо реже, чем другие, испытывали стресс и беспокойство. Они также реже сообщали о приступах враждебности, социальных проблемах и психосоматических симптомах.

В итоге исследователи пришли к выводу, что причиной положительного влияния родительской любви на детей является гормон окситоцин.

Окситоцин – это химическое вещество в мозге, которое выделяется тогда, когда человек чувствует любовь и близкую душевную связь. Именно он добавляет в общение родителей с детьми ощущение доверия и поддержки, в результате чего ребенок испытывает больше положительных эмоций.

Далее исследование, проведенное в 2013 году в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, показало, что безусловная любовь и привязанность родителей могут сделать детей эмоционально более счастливыми и менее беспокойными. Это происходит благодаря изменениям, которые в мозге происходят на клеточном уровне.

С другой стороны, негативное влияние жестокого обращения с детьми и отсутствие привязанности плохо влияет на детей как умственно, так и физически. Отсутствие достаточного количества родительской любви, тепла и нежности может привести ко всем видам физических и эмоциональных проблем, с которыми человеку придется бороться в течение всей своей жизни.

Итак, какие выводы можно сделать, исходя из результатов этих исследований? И каким образом вы можете каждый день давать детям больше любви и ласки?

1. С того момента, как вы принесете младенца домой из роддома, обязательно как можно чаще держите его на руках, прикасайтесь к нему, делайте массаж.

Положительное влияние контакта кожа-к-коже сложно переоценить. Поэтому не пренебрегайте каждой возможностью прикоснуться к новорожденному – это самое лучшее, что вы можете ему дать в плане воспитания в этом возрасте.

2. С более старшим ребенком будьте игривыми.

Когда малыш немного повзрослеет, играйте с ним в веселые игры, дурачьтесь, танцуйте вместе, рисуйте, собирайте конструкторы и т.д.

3. Сделайте объятия неотъемлемой частью вашей повседневной жизни.

В недавнем фильме «Тролли» главные герои носили часы с будильниками, которые каждый час напоминали, что пришло время обниматься. Берите пример с добродушных троллей и не забывайте обнимать своих деток. Например, возьмите за правило делать это в определенные моменты дня, например, перед уходом в школу, по возвращении из школы и перед сном.

4. Даже дисциплинируя ребенка, демонстрируйте свою привязанность.

Когда вы говорите ребенку о том, что он что-то сделал неправильно или некрасиво себя повел, положите руку ему на плечо и в конце разговора обнимите, чтобы показать, что даже если вы недовольны его поступком, то все равно его любите.

Напоследок заметим, что даже с лаской нужно быть осторожным, чтобы не переборщить и не «задушить» ею своих детей. Уважайте их индивидуальный уровень комфорта и помните, что на каждом этапе взросления потребности ребенка меняются, а значит свой подход вы тоже должны пересматривать и подстраивать под них.

границ | Счастливые дети: современное эмоциональное обязательство

Одно из самых распространенных представлений об эмоциях, по крайней мере в американской культуре, — это идея, что дети должны быть счастливы и что детство должно быть счастливым, возможно, необычно счастливым этапом жизни. Нет сомнений в том, что многие родители строго руководствуются этим стандартом, хотя многие эксперты утверждают, что они часто поступают неправильно. И весьма вероятно, что многие взрослые просто предполагают, что детское счастье — это естественная связь, что, хотя его реализация может варьироваться и обсуждаться, и хотя некоторые негодяи могут вообще не принимать цель, основная идея — это просто нормальная часть человеческого бытия. жизнь.

Международный опрос

подтверждает распространенность предположения о счастливом детстве в американской и некоторых других культурах, хотя он также открывает дверь для более тонкой оценки. Недавний опрос показал, что 73% американцев считают счастье самой важной целью в воспитании детей и оценке результатов обучения — намного опережая любой другой вариант. И к ним присоединился или даже немного превзошел ряд других современных западных обществ: Канада с 78%, Франция возглавляет группу с 86%.Другие цели меркли в сравнении, хотя можно было выбрать более одного варианта: только 20% американцев оценили успех как главную цель (вместе с 17% в Австралии и Соединенном Королевстве).

Однако — и это первое начало более чем краткого обзора эмоциональной связи счастья и детства — несколько других крупных обществ представили в том же опросе совершенно иной профиль. Поразительно, что только 49% респондентов в Индии выбрали счастье, а 51% для них ставили успех и достижения на первое место.Мексиканцы также высоко оценили успех. Интересно, что китайцы не воспользовались успехом, но и не подчеркнули счастье, поставив хорошее здоровье на первое место в списке. Опрос достаточно правдоподобно предположил, что преобладающая приверженность детскому счастью была артефактом опережающего экономического развития (вполне возможно, подкрепленного определенной дозой западничества) (Malhotra, 2015).

Конечно, американское предположение о том, что счастье и детство идут рука об руку, может быть дополнительно подтверждено.Эксперт по воспитанию детей Робин Берман говорит об этом так: «Когда я читаю лекции по воспитанию детей по всей стране, я всегда спрашиваю аудиторию:« Чего вы больше всего хотите для своих детей? »… Почти универсальный ответ, который я получаю:« Я просто хочу, чтобы мои дети были счастливы ». Сама Берман глубоко оспаривает обоснованность этого обязательства, но на данный момент главное, опять же, состоит в том, чтобы подчеркнуть глубину американского допущения (разделяемого, очевидно, с другими западными обществами). Понятно, что многие американцы просто считают приоритет само собой разумеющимся, возможно, открытыми для обсуждения того, какие стратегии лучше всего достигают цели, но не склонны подвергать саму цель тщательному анализу.Идея о том, что дети должны быть счастливы и что детство выделяется как особенно счастливое время жизни, глубоко укоренилась (Берман, 2016).

Но, не уделяя слишком много внимания международным опросам, разрыв между западными и азиатскими (или мексиканскими) ответами уже предполагает, что уравнение детства / счастья не является автоматическим или в каком-либо смысле естественным, а является продуктом более конкретных обстоятельств. А это, в свою очередь, открывает путь к более тщательному анализу, направленному сначала на определение того, откуда взялась идея о том, что дети должны быть счастливы, а затем на отслеживание пути развития ассоциации в Соединенных Штатах с некоторыми явными недостатками или проблемы прилагаются.

Оценка связи детства и счастья дает на самом деле полезную возможность продемонстрировать роль истории эмоций в проливании света на важные общепринятые предположения и обязательства. Область истории эмоций, которая быстро развивалась в рамках исторической дисциплины за последние 30 лет, утверждает, что ключевые аспекты эмоциональных убеждений и переживаний любого общества формируются не неизменной психобиологией, а конкретными социальными и культурными обстоятельствами. Это означает, что мы можем узнать больше о прошлом, включив эмоциональные переменные в человеческое уравнение, и что — как в этом случае — мы сможем лучше понять текущие модели, если изучим, как они возникли из противоположных предположений в прошлом (Мэтт и Стернс, 2013; Boddice, 2018).

В случае счастливых детей подход, основанный на истории эмоций, поднимает два начальных вопроса, прежде чем мы перейдем к самому последнему этапу эволюции ассоциации: что люди думали о счастье и детстве в более ранний период и когда (и, конечно, почему) это произошло. акцент на счастье начинает развиваться.

Самый вопиющий исторический вызов уравнению детского счастья нелегко решить, но он дополняет утверждение: примерно до середины XIX века большинство американцев (и, вероятно, большинство людей в большинстве сельскохозяйственных обществ) не приравнивали дети и счастье, и действительно, вряд ли они рассматривали детство как особенно счастливую фазу жизни (Greven, 1988; Mintz, 2006).Это не означает, что они обязательно ожидали, что дети будут несчастны, или что они неоправданно злы по отношению к детям, или что они не наслаждались моментами совместной радости. Но любое систематическое счастье или даже обычное использование этого термина просто не было частью народных ожиданий (Gillis, 1981).

И причины такой позиции нетрудно определить в сочетании общих черт досовременного детства и некоторых особых культурных предположений, глубоко укоренившихся в колониальной Америке.Во-первых, высокий уровень детской смертности — 30–50% всех детей, рожденных в возрасте до 5 лет, — окружает самих детей частой смертью и сдерживает реакцию взрослых. Мертвого ребенка можно было глубоко оплакивать, но ожидание преходящего, очевидно, повлияло на восприятие детства в более общем плане: взрослую жизнь можно легко рассматривать как предпочтительное состояние. Кроме того, для большинства людей детство после младенчества было связано в первую очередь с работой под иногда грубым руководством взрослых.Детство в этом контексте не особо ценилось, в отличие от раннего приобретения более зрелых качеств. По всей видимости, послушание было тем качеством, которое больше всего искало в самих детях. Неудивительно, что до XIX века лишь немногие автобиографы тратили много времени на подробное описание своего детства или с каким-либо удовольствием ссылаясь на свои ранние годы (Stearns, 2016).

Это не означает, что до XIX века дети не имели удовольствия или что взрослые никогда не получали удовольствия от более неформального общения с потомством: серьезные исторические дискуссии предостерегают от слишком мрачных взглядов.Требования к работе не всегда были слишком высокими, особенно для детей младшего возраста, и были неформальные возможности для игр (Huizinga, 2016). Традиционные места проведения досуга, и особенно деревенский фестиваль, давали молодежи место для шуток и шуток. Но ничто из этого серьезно не квалифицирует утверждение о том, что не хватало более систематических идей, связывающих детство со счастьем.

В колониальном американском контексте эта общая ситуация усугублялась, особенно в Новой Англии, сильной протестантской приверженностью понятию первородного греха.Трудно определить, сколько взрослых смотрели на реальных детей через эту суровую линзу, хотя это определенно было связано с суровыми дисциплинарными практиками в школах и церквях. Но даже если молодежь не считалась грешниками, требующими возмещения ущерба, протестантские верования, безусловно, выступали против представлений о счастливом детстве. В самом деле, ряд исследований показывает, что даже взрослым акцент на степени меланхолии требовался даже у взрослых, вплоть до 18 века (Greven, 1988; Demos, 1999; Mintz, 2006).

Допуская риск попытки установить отсутствие какого-либо качества в прошлом, утверждение кажется достаточно надежным: ассоциация детства и систематического счастья, в отличие от периодических моментов освобождения, по сути, является современным развитием.

Несколько факторов, сформировавшихся в конце XVIII и начале XIX веков в Соединенных Штатах и ​​других частях западного мира, начали менять представление о детстве, несмотря на то, что в прошлом держалась рука.

Интерес к счастью в целом начал усиливаться в западной культуре во второй половине XIX века (Котчимедова, 2005; MacMahon, 2006; Jones, 2017).Просвещение поощряло новое стремление к оптимизму в отношении жизни на этой земле, и соответственно возрастали надежды на счастье. Извинения за хорошее настроение, обычное для прошлого века с его предпочтением меланхолии перед лицом человеческой греховности, начали исчезать (Stearns, 1988). Более того, положительное ожидание того, что порядочные люди должны вести себя весело, начало набирать силу. Один историк предположил, что наряду с общим толчком мышления Просвещения, улучшения в стоматологии и уменьшение гнилых зубов повысили готовность открыто улыбаться — и ожидать, что другие будут делать то же самое (Jones, 2017).Акцент на счастье, возможно, также был усилен некоторыми измеримыми улучшениями в уровне жизненного комфорта, от отопления дома до более чистой одежды, по крайней мере, для среднего класса, владеющего собственностью. И, конечно же, в революционной Америке стремление к счастью считалось основным правом.

Этот значительный культурный сдвиг изначально не относился к детям, по крайней мере, с какой-либо спецификой. Старые верования сохранились. Проверка повышения внимания через относительную частоту употребления слов (счастье, бодрость) убедительно подтверждает это (рисунки 1, 2).Google Ngrams предполагает хронологическое отставание: в то время как относительная частота упоминаний жизнерадостности и счастья в американском английском достигла своего пика в 18 веке, комментарии о счастливых детях практически не существовали до 19 века и стали обычным явлением только в середине. десятилетия века.

Рис. 1. Частота слова «счастье» в американском английском, 1700–2008 гг., Программа просмотра Google Ngram, по состоянию на 19 марта 2019 г.

Рисунок 2. Частота словосочетания «счастливые дети» в американском английском, 1700–2008 гг., Программа просмотра Google Ngram, по состоянию на 19 марта 2019 г.

Очевидно, что когда-то требовалось преодолеть прежние предположения и распространить новые культурные ожидания на более низкий возраст. В течение нескольких десятилетий после 1800 года некоторые нерешительные шаги указывали на трудность полного преодоления прежних стандартов: таким образом, идея веселого послушания получила распространение в семейных руководствах. Настаивание на послушании сохранялось, но впервые к этому списку была добавлена ​​потенциально требовательная надежда на то, что оно может сопровождаться веселым поведением (Stearns, 2014).

Помимо времени, необходимого для того, чтобы применить нововведение, изначально появившееся у взрослых, к мышлению о детях, несколько других сдвигов в первой половине XIX века дополнительно объясняют время изменения. Совершенно очевидно, что в ходе интенсивных американских дебатов в 1820-е и 1830-е гг. Традиционные представления о первородном грехе все чаще заменялись в господствующем протестантизме настаиванием на детской невиновности. К концу 1820-х годов в наиболее популярных семейных руководствах постоянно подчеркивалась детская мягкость и чистота, которые могли испортить только плохое поведение взрослых. Очевидный барьер к представлению о том, что дети могут быть счастливы, снимается, хотя и на фоне продолжающегося сектантского спора (Sedgwick, 1850).

Здесь можно увидеть, как новое культурное стремление к счастью в сочетании с несколькими другими социальными факторами порождает новый подход к детям. Наиболее очевидно, что рождаемость начала падать, что могло способствовать более эмоциональному вниманию к отдельному ребенку. В средних классах трудовые обязанности все больше уступали место учебе в школе как обязанности ребенка; Видение детей в менее функциональных терминах могло способствовать новому интересу к счастью, подкрепляемому также желанием смягчить бремя образования.Наиболее заманчиво то, что в середине XIX века средний класс в целом проявлял интерес к изображению семьи как эмоционального убежища от сложностей экономической и социальной жизни в условиях ранней индустриализации — того, что один историк назвал семьей «убежищем в бессердечном доме». Мир.» Это был четкий контекст для нового внимания к жизнерадостным детям как части этого уравнения, связывающего сдвиг с социальным давлением, а также с более широкими культурными рамками (Lasch, 1977; Mintz, 2006).

Безусловно, по мере того, как роль семьи среднего класса начала сдвигаться от функции производственной единицы к служению как источнику эмоционального убежища и поддержки, идеалу любящего и счастливого общества, дети в значительной степени включались и в качестве бенефициаров. и источник, становились все более распространенными.В то время как фотографии с улыбками ждут 20-го века, отчасти благодаря усовершенствованию технологий, позитивные представления о семье, часто сгруппированные вокруг пианино, становятся все более распространенными (Mintz, 2006).

Опять же, середина XIX века была чем-то вроде переходного периода. Ассоциация счастья и детства продолжала набирать обороты, но подробные обсуждения родительских обязательств относительно счастья или счастья как явной цели еще не были полностью разработаны. Если бы опросы проводились в 1850-х годах, они могли бы предложить те же приоритеты в отношении достижений или здоровья, а не счастья, которые остаются обычным явлением в таких странах, как Индия или Китай сегодня.

Но одно нововведение, которое в конечном итоге стало символом преобразования ожиданий в отношении детства, незаметно начало становиться стандартом в жизни среднего класса: (предположительно) с днем ​​рождения, адресованное детям — девочкам и мальчикам — прежде всего. Вот еще один случай — более конкретный, чем детское счастье в целом, — когда понимание инноваций преодолевает любые предположения о безвременье (Pleck, 2000; Baselice et al., 2019).

Для детских дней рождения — современное изобретение. Члены королевской семьи публично рекламировали свои дни рождения во многих обществах, восходящих к египетским фараонам, как средство привлечения общественного внимания и поддержки. Европейские аристократы, возможно, начали празднования в 18 веке, но упор делался на взрослых, а также на социальных привилегиях. Идея выделения детей зависела от гораздо более высокой оценки их индивидуальной важности, чем в любом традиционном обществе — вот почему появление новой практики так показательно.

Первый зарегистрированный день рождения ребенка в том месте, где впоследствии стали Соединенными Штатами, произошел в Бостоне в 1772 году для 12-летней дочери из богатой семьи. Предположительно, это был способ продемонстрировать богатство семьи, а также почтить память ребенка. По мере того, как практика дня рождения начала распространяться, очень медленно, помимо материальных достижений семьи часто упоминалось несколько целей: средство поощрения молодых людей к выражению благодарности, а иногда также возможность для именинника дарить маленькие подарки слугам в качестве знака признательности (Pleck, 2000; Cross, 2004).

К середине XIX века празднование дней рождений стало явным явлением. Было написано несколько руководств для руководства практикой, одно из которых выдержало несколько изданий. Упор делался на скромную вечеринку с выпечкой и особенными фруктами (коммерческая выпечка в этот момент улучшалась, отчасти благодаря немецкой иммиграции: очевидный источник тортов). Родители обычно предлагают один-единственный подарок, иногда игрушку, а иногда религиозные или образовательные материалы. К 1870-м годам, когда был основан чрезвычайно успешный журнал Ladies Home Journal , женские журналы начали публиковать истории об успешных днях рождения не реже одного раза в год, пока (к 1900 году) эта практика не стала настолько распространенной, что руководство больше не требовалось (за исключением возможно, для поощрения вечеринок и для взрослых).К этому моменту многие афроамериканские школы также отмечали дни рождения, и были признаки интереса рабочего класса и иммигрантов (Prentiss, 1857; Barnard, 1861; Leslie, 1869; Industrial School for Colored Girls, 1916).

Новая практика столкнулась с некоторым сопротивлением (как и сегодня в обществах, где дни рождения только начинают всплывать на поверхность). Некоторые религиозные писатели беспокоились, что дети будут слишком гордыми, что празднование, которое действительно должно чествовать Бога или, по крайней мере, родителей, искажается.Хотя опасения по поводу излишка потребителей еще не были обычным явлением (это произойдет в 20 веке), некоторые комментаторы критиковали детей, которые пришли настаивать на ежегодных праздниках; требовательный ребенок вряд ли был традиционным идеалом (Davenport, 1864; Hill, 1906).

Но, очевидно, дни рождения увеличивались довольно быстро, что ясно указывает на стремление выделить отдельного ребенка, и это даже до массового снижения детской смертности, которое еще больше поддерживало бы эту практику. И вкратце вопрос: почему?Конечно, семьи подражали друг другу; несомненно, дети учились у своих друзей и оказывали на родителей некоторое давление; Потребительский успех и возможности выразить благодарность продолжали появляться. Но к 1850-м годам все опубликованные рекомендации по дням рождения и все комментарии одобряющих родителей подчеркивали роль этих праздников в том, чтобы сделать детей счастливыми.

Родители и составители предписаний, которые комментировали дни рождения и поддерживали их, очень четко сформулировали основную цель: дни рождения становятся важными, потому что они делают детей счастливыми, а счастье, в свою очередь, постепенно превращается в приоритет.Так, комментарий 1886 года настаивал на том, что дни рождения должны быть приятными, полными «радостных юбилеев»: «созревший полный год — это великолепно иметь», а детям, «бедняжкам», «нужно все необходимое». они могут получить удовольствие ». Школы начали подбирать праздничную тему: средняя школа в Хелене, штат Монтана, отметила «очаровательный обычай», растущий среди учеников и учителей, отмечать это событие с помощью вечеринок-сюрпризов и небольших подарков. Авторы этикета конца 19-го века, рекомендуя празднование дня рождения, настаивали на том, чтобы такие мероприятия были «веселыми, ведь детям легко угодить» и «нет ничего более прекрасного и приятного, чем группа смеющихся, счастливых детей.Руководства по воспитанию детей, хотя и поздно подошли к теме, подтвердили аналогичные настроения. Сразу после 1900 года Алиса Бирни похвалила регулярное внимание к дням рождения со стороны «создателей счастливых домов» из-за «удовольствия и энтузиазма», которые вызывали эти празднества (Новая идея, 1855; Олдрич, 1891; Гарднер, 1904; Журнал начального образования, 1907; Ежегодник средней школы Буффало, 1925; Независимая газета Хелены, 1982).

Помимо увеличения числа дней рождения и его связи со стремлением к детскому счастью (и сопутствующим расширением празднования Рождества), в начале 20 века стали распространяться более широкие комментарии о важности счастливого детства.В то время как руководства по воспитанию детей 19-го века оставались несколько колеблющимися, отдавая приоритет другим целям и настаивая на связи счастья с моральным поведением, популярные статьи после 1900 года ставили цель без каких-либо условий. «Не забывай проявлять снисходительность; сделайте все возможное, чтобы получить удовольствие, и от всей души присоединяйтесь к нему ». Безусловно, родительская «готовность» «принести счастье в жизнь ваших детей» должна быть вознаграждена хорошим поведением. Но счастье стало самоцелью, основанной на вере в то, что детские склонности формируют взрослые качества и важны для того, чтобы научить людей быть веселыми (Leach, 1993).

Примерно с 1915 года тема счастья стала поистине повсеместной. «Счастье так же важно, как еда, если ребенок хочет стать нормальным мужчиной или женщиной». У родителей был «долг» сделать свое потомство счастливым: «Цель воспитания на всех его этапах должна состоять в том, чтобы сделать ребенка как можно более счастливым» (в оригинале выделено курсивом для выделения) (Birney, 1905). «Сделайте ребенка счастливым сейчас, и вы сделаете его счастливым через 20 лет… А счастье — это великая вещь… Оно способствует созданию нормального детства, которое, в свою очередь, является основой нормального мужественности или женственности.Главы родительских книг стали прямо посвящать необходимости способствовать детскому счастью, даже, во многих случаях, за счет дисциплины. Даже довольно суровый бихевиорист Джон Ватсон напевал: «Неспособность воспитать счастливого ребенка… ложится на плечи родителей» (Stearns, 2012). И, символизируя интенсификацию, именно в 1920-х годах появилась песня «Happy Birthday», получившая широкую популярность в течение следующего десятилетия. Удовольствие и воспитание счастливых детей стали центральной чертой идеальной семейной жизни, но также и торжественным обязательством в рамках подготовки к успешной взрослой жизни.Наконец, тема начала выходить за рамки семейной жизни и охватить другие учреждения, занимающиеся детьми. «Жизнерадостность» была одной из двенадцати характеристик, закрепленных, например, в Законе о бойскаутах, в то время как «Девочки у костра» прямо настаивали на счастье. И хотя эта проблема остается с нами сегодня, школы и учителей также начали вовлекать в беспокойство о детском счастье (Groves and Groves, 1924; Spalding, 1930; De Kok, 1935; Baruch, 1949; Gruenberg, 1968).

Интенсификация детства / счастья, очевидно, продолжалась в последние десятилетия, среди прочего, значительно увеличивая родительские обязанности.К 1960-м годам родители сообщали о растущем чувстве долга регулярно играть со своими детьми, как части их обязательства спонсировать счастье. В школах получило распространение движение «Социальное и эмоциональное обучение» (еще один продукт 1960-х годов), побуждающее учителей делать упор на позитивность и защищаться от менее счастливых эмоций. Служение счастливому ребенку продолжает набирать обороты (Stearns, 2019).

Но главное — счастливое детство как продукт новейшей истории — заслуживает особого внимания.Стремление к счастливому детству, очевидно, основывается на прецедентах, сложившихся в конце 19 века. Это явно связано с растущими надеждами на счастье в жизни в целом и с убеждениями, что жизнерадостные люди с большей вероятностью добьются успеха в жизни. И эта эскалация, несомненно, выиграла от новой демографической структуры: с низким уровнем рождаемости и, теперь, быстро снижающейся детской смертностью, было легче связать первые годы жизни с более позитивными целями. Счастливое детство стало частью того, что было точно описано как появление «бесценного» ребенка (Зелизер, 1994).

Хотя идея детского счастья возникла со временем и отреагировала на ряд более широких культурных и социальных изменений, следует помнить, что это было действительно новое стремление. Тот факт, что большинство современных американцев, французов или канадцев считают ее нормальной целью, даже самоочевидным приоритетом, не должен скрывать ее новаторский характер или, с исторической точки зрения, ее относительную новизну. Наши текущие предположения имеют прошлое, поскольку они реагируют на изменяющуюся среду.

Но в этой исторической перспективе есть еще кое-что, включая некоторые сложности, которые, по крайней мере, так же актуальны для современного детства и воспитания, как само обязательство о счастье.Эволюция идеи счастливого ребенка, особенно с начала 20 века, также выявляет некоторые ее недостатки и риски. Выделяются три момента, каждый из которых способствует расширению родительских обязанностей, присущих самой современной теме счастья: степень родительской ответственности: ассоциация с потреблением; и, прежде всего, проблема печали.

Первой чертой всплеска интереса к счастью детей, который сформировался с начала 20-го века и далее, был основной вопрос, который, однако, редко выносился для точной оценки: были ли дети счастливы от природы или родители (и другие взрослые) обязаны создавать счастье в более трудной местности? Как мы уже видели, в комментариях к дням рождения в XIX веке иногда говорилось, что празднование должно помочь компенсировать менее радостный этап в жизни.И это может коснуться более традиционных представлений о недостатках детства. С другой стороны, энтузиазм по поводу детской невинности, хотя и более современный, может подчеркивать спонтанную веселость детей и их положительный вклад в жизнерадостную семью.

Фактические материалы по воспитанию детей часто высказывают смешанные мнения — иногда в пределах одного отрывка. Так, из руководства 1920-х годов: «Детство должно быть радостным временем. По мнению большинства взрослых, это на самом деле самое радостное время жизни »(драматически современный взгляд).Но затем, на двадцать строк ниже: «Тем не менее, задача и долг родителей — сделать детство своего потомства радостным». Из других материалов следует, что обязательства здесь могут быть весьма жесткими »:« Избегайте неприятных инцидентов, таких как чума. Они сотрясают ткань счастья до самого основания ». Следите за тем, чтобы дети никогда не ложились спать грустными: «Дорогой, мы теперь вполне счастливы, не так ли? Поднимите глаза и улыбнитесь маме… Вы знаете, что она так сильно любит вас и хочет, чтобы вы всегда были самым счастливым маленьким мальчиком на свете »(O’Shea, 1920; Galloway, 2013).

Непоследовательность в отношении детской природы в том, что касается счастья, может быть до некоторой степени встроено в современный процесс. У многих родителей бывают дни, когда они могут просто извлечь выгоду из хорошего настроения ребенка, а у других — огромные усилия. Неопределенность, очевидно, привела к потенциально сложной обязанности для взрослых, добавляя к растущему эмоциональному списку того, за что был ответственен хороший родитель: если дети не были счастливы от природы или когда их настроение ухудшалось, бдительный родитель должен был компенсировать это.Но неуверенность также распространилась на другие основные сложности растущего стремления к счастью.

Это, в свою очередь, относится ко второй сложности. Вероятно, было неизбежно, что интересы счастливого детства стали тесно связаны с семейным потреблением. Брак стал приобретать четкие очертания в начале 20 века и с тех пор неуклонно усиливался. Первые явные родительские покупки для детей относятся к концу 18 века, когда основное внимание уделялось новому жанру детских книг.Интерес расширился в 19 веке, как и в практике подарков ко дню рождения, но ассортимент оставался довольно скромным. Но в 20-м веке, и особенно с ростом индустрии игрушек, интерес к использованию покупок для повышения счастья детей стал все более устойчивым.

Многие аспекты этого переплетения достаточно знакомы. Вскоре после 1900 года многие родители начали покупать игрушки даже для младенцев (в том числе и ставший вскоре знаменитым плюшевый мишка). Было краткое обсуждение того, желательна ли такая привязанность к вещам для самых маленьких, но колебания были краткими и недолговечными.«Вещи» делали детей счастливыми и готовили их к жизни, основанной на потребительских привязанностях, и они помогли выполнить сложную родительскую задачу — связать детство и радость. Целые компании посвятили свое внимание взаимосвязи счастья: компания Disney, основанная в 1920-х годах, сделала счастье своей основной темой, а позже провозгласила, что детские парки, такие как Калифорнийский Диснейленд, были «самыми счастливыми местами во всем мире». Чтобы не отставать, вскоре после Второй мировой войны McDonalds продавал свои высококалорийные бургеры, ориентированные на детей, как «счастливую еду» вместе с дешевыми игрушками (Cross, 2004).

Еще одно нововведение, появившееся после Второй мировой войны, продвинуло эту связь еще дальше. Многие родители начали готовиться к Рождеству или дням рождения, побуждая своих детей составлять списки желаний, которые обычно оказывались довольно длинными и подробными упражнениями на максимизацию (Moir, 2017). Результат? Еще одна дилемма. Как сказал один эксперт по потребительским потребностям детей: «Насколько вы хотите, чтобы ваш ребенок был счастлив — удовлетворяя то, что, по вашему мнению, является его желанием?» (Розен, 2015). Напротив, явные ограничения семейного бюджета (хотя иногда и выходящие за рамки кредитной карты) и повторяющаяся обеспокоенность тем, что многие дети становятся слишком жадными и материалистичными, что они слишком тщательно усваивают уравнение счастья / потребительства.Хуже всего было растущее убеждение, что дети учатся, пусть и невольно, играть на приверженности своих родителей счастью, развивая чувство причастности, которое подавляет всякое чувство благодарности (Stearns, 2012).

Комбинация потребителя / развлечения / счастья сыграла последнюю роль в развитии позднего 20-го века: новое определение скуки. Скука сама по себе была современным понятием: это слово вошло в обиход только в середине XIX века, что, очевидно, было связано с растущим интересом к активному счастью.Однако сначала скука относилась к детству в основном как урок характера: детей нужно учить не быть скучными. Однако после 1950 года значение изменилось: теперь скука стала причиной обвинения других, причиной личного недовольства. И дети научились не только определять свою скуку, но и настоятельно предполагать, что их родители, учителя или другие люди обязаны что-то с этим делать. «Мне скучно» стало еще одним способом сказать взрослому миру, что он терпит неудачу, потому что ребенка нужно развлекать (Stearns, 2003; Toohey, 2011).

В реальной жизни, конечно, большинство детей научились немного сдерживаться. Списки желаний редко составлялись полностью, и дети могли даже пережить отсутствие самой популярной игрушки или игры года. Но посвящение части детства ранним формам потребительства и давление на родителей, чтобы они выполняли часть своих обязательств по обеспечению счастья с помощью игрушек и развлечений, сыграли немалую роль в реальной семейной жизни, а иногда и мучительное чувство того, что они немного проигрывают.

И это связано с третьей сложностью счастливого детства: неизбежным напряжением, возникающим при столкновении с несчастным ребенком.Неудивительно, что относительная частота обсуждения несчастных детей в XIX веке резко возросла (как предполагают Google Ngrams), что соответствует новым ожиданиям в более общем плане. Хотя после этого ставки немного снизились, тема оставалась актуальной, чему способствовали растущий интерес и заявления детских психологов и других экспертов. Два исхода кажутся очевидными. Во-первых, конечно, несчастный ребенок (или период несчастья), пережитый непосредственно или нет, был поучительной историей для самих родителей: что-то должно было пойти не так, какой-то взрослый, должно быть, не справился со своими обязанностями, чтобы это стало очевидным. .Поверхностная ассоциация несчастного детства и родительского забвения (и часто в результате несчастливой взрослой жизни) стала основным продуктом разговорной и литературной жизни к середине 20 века, особенно на фоне популяризации фрейдистской психологии (Ludy, 2007). А во-вторых, когда сталкивался с несчастным ребенком, существовал риск оправдательного диагноза: ребенок должен быть несчастен из-за какого-то психологического расстройства, а несчастье является признаком какой-то болезни, за которую не могут нести ответственность хорошие родители.Стало труднее принять или даже понять грустного ребенка (Берман, 2016).

Исторические оценочные суждения никогда не бывают легкими, тем более что по определению мы пойманы в ловушку наших собственных современных стандартов. Трудно не поверить, что при всех сопутствующих сложностях появление идеи счастливых детей было продвижением по сравнению с более ранними концепциями — что является одной из причин того, что идея детского счастья распространилась географически как часть глобализации (хотя еще создание единого договора). Но, неизбежно, поскольку мы опутаны культурой счастья, трудно сравнивать ее с прошлыми образцами.

Безусловно, есть и обратные стороны, которые также помогает выделить исторический подход, отсекающий любые предположения о том, что идея счастливого детства является естественной человеческой концепцией. Слишком легко переборщить с картой счастья, будь то чрезмерное накопление детского мусора или трудности с восприятием периодов детской печали. Легко усложнить фактическое достижение нормального счастья, ожидая слишком многого, быстро реагируя на эмоциональные спады.Начиная с XIX века и далее, предположение о том, что дети должны быть веселыми как часть вклада ребенка в счастливую семью, может быть действительно обременительным, так же как это предположение возлагает обязательства и на родителей. Осознание того, что большая часть этого — недавний исторический продукт, который может быть подвергнут некоторому пересмотру или модификации, может быть конструктивным. Немало экспертов присоединяются к нам, призывая к большей нюансировке и гибкости в отношении ассоциации детства / счастья.

Есть еще один заключительный момент. Мы начали это эссе с того, что отметили, что западные родители в ходе опроса придают большое значение счастью детей. Но, конечно, счастье — это не единственное, чего мы хотим, и даже возможно, что наши культурные стандарты побуждают нас претендовать на более высокий приоритет, чем мы на самом деле. Современные американцы, конечно, не хотят несчастных детей, но классический родитель-вертолет, это существо прошлой четверти века, на самом деле может быть более сосредоточено на достижениях, чем мы открыто признаем, — однако это достижение может быть организовано родителями.Недавний анализ, который показывает, насколько успешными стали многие родители из среднего класса в размещении своих детей в колледже и за его пределами в новых сложных экономических условиях, может усложнить уравнение счастья: эти родители хотят думать, что их дети счастливы, но они организуют другие цели (Друкерман, 2019). Степень, в которой американские родители из среднего класса необычно сосредоточены на важности тяжелого труда по сравнению с европейскими сверстниками, безусловно, поднимает некоторые вопросы о реальных приоритетах, несмотря на словесную надежду на детскую радость (Doepke and Zilibotti, 2019).Стандарт счастья наверняка подтолкнет требовательного родителя к всплеску удовольствия, часто с сильным потребительским компонентом, и, вероятно, с чувством вины за то, что ему не удается добиться такого постоянного успеха на фронте счастья, как нам хотелось бы.

Относительно современный переход к представлению о том, что дети должны быть счастливы, добавил важные критерии к способам, которыми многие американские родители оценивали свою собственную успеваемость, и явно помог мотивировать изменения в реальном взаимодействии с детьми, включая растущую приверженность потребительству.Это повлияло на оценки людьми своего детства и могло напрямую повлиять на детей, как и на предписания быть веселыми. Но, как показывают несколько недавних исследований счастья, результаты с точки зрения реального счастья и благополучия оценить труднее: ожидания могут превзойти разумные надежды на исполнение, а с признаками периодической печали может стать труднее справиться (Ahmeds, 2010). . Добавьте к этому стремление к достижению и успеху, столь очевидное для нынешнего поколения подростков из среднего класса, и оценка фактических результатов, в отличие от заявленных целей, несомненно, станет сложной.

Авторские взносы

Автор подтверждает, что является единственным соавтором этой работы, и одобрил ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Ахмедс, С.(2010). Обещание счастья. Дарем: издательство Duke University Press.

Google Scholar

Олдрич, Э. (1891). Часы на доске (Данлэп, Канзас, 1892).

Google Scholar

Новая идея, (1855). Cottage Hearth: журнал домашнего искусства и домашней культуры. Бостон: новая идея.

Google Scholar

Барнард, Х. (1861). Американский журнал образования. Чикаго, Иллинойс: Чикагский университет.

Google Scholar

Барух, Д. У. (1949). Новые способы дисциплины. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Google Scholar

Базеличе В., Буррихтер Д. и Стернс П. Н. (2019). Обсуждение дня рождения: инновации и сопротивление в праздновании детей. J. Hist. Ребенок. Молодежь 12, 262–284. DOI: 10.1353 / hcy.2019.0023

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Берман Р. (2016). Несчастье: ключ к воспитанию счастливых детей. Санта-Моника, Калифорния: Goop.

Google Scholar

Бирни, А. (1905). Детство. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Эдварда А. Стоукса.

Google Scholar

Боддиче Р. (2018). История эмоций. Манчестер: Издательство Манчестерского университета.

Google Scholar

Ежегодник средней школы Буффало, (1925). Ежегодник средней школы Буффало, класс 1925 года. Буффало, MT: Школа BHM.

Google Scholar

Кросс, Г.(2004). Симпатичные и крутые: удивительная невинность и современная американская детская культура. Оксфорд ?: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Давенпорт, Э. (1864). Наши дни рождения и как их улучшить. Лондон: Гриффит и Фарран.

Google Scholar

Де Кок, В. (1935). Руководство вашего ребенка через годы становления: от рождения до пятилетнего возраста. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Emerson Books inc.

Google Scholar

Демос, Дж.(1999). Маленькое содружество: семейная жизнь в Плимутской колонии , 2-е изд. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Допке М., Зилиботти Ф. (2019). Любовь, деньги и воспитание: как экономика объясняет, как мы воспитываем наших детей. Princeton, NJ: Princeton University Press.

Google Scholar

Галлоуэй, Т. У. (2013). Родительство и воспитание характера детей. Whitefish, MT: Literary Licensing, LLC.

Google Scholar

Гарднер, В. А. (1904). Стихи Гротонской школы, 1886–1903. Гротон, Массачусетс: Creative Media Partners LLC.

Google Scholar

Гиллис, Дж. Р. (1981). Молодежь и история: традиции и изменения в отношениях европейского возраста, 1770 г. по настоящее время. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press.

Google Scholar

Гревен, П. (1988). Протестантский темперамент: модели воспитания детей, религиозный опыт и личность в ранней Америке. Чикаго: Чикагский университет Press.

Google Scholar

Гровс, Э. Р., и Гровс, Г. Х. (1924). Здоровое детство. Бостон: Хоутон Миффлин.

Google Scholar

Грюнберг, С. (1968). Новая энциклопедия по уходу за детьми и ориентации. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Даблдей.

Google Scholar

Хилл, Э. (1906). Обращение тети Кэролайн, Христианский регистр. Бостон, Массачусетс: Американская унитарная ассоциация.

Google Scholar

Хейзинга, Дж. (2016). Homo Ludens: Исследование игрового элемента в культуре. Такома, Вашингтон: Angelico Press.

Google Scholar

Индустриальная школа для цветных девушек (1916 год). Пятый годовой отчет школы индустриального дома для цветных девочек. Пик, Вирджиния: Вирджиния.

Google Scholar

Джонс, К. (2017). Революция улыбки: в Париже восемнадцатого века. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Кочимедова, С. (2005). От жизнерадостности до «проезжающей улыбки»: социальная история жизнерадостности. J. Soc. Hist. 39, 5–37. DOI: 10.1353 / jsh.2005.0108

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лаш, К. (1977). Убежище в бессердечном мире: осажденная семья. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Google Scholar

Лич, У. (1993). Страна Желаний. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пантеон.

Google Scholar

Люди, Б. (2007). Краткая история современной психологии. Мальден, Массачусетс: Блэквелл.

Google Scholar

Мак-Магон, Д. (2006). Счастье: история. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Atlantic Monthly Press.

Google Scholar

Мэтт С. Дж. И Стернс П. Н., ред. (2013). Занимаюсь историей эмоций. Урбана: Университет Иллинойс Press.

Google Scholar

Минц, С. (2006). Плот Гака: История американского детства. Кембридж: Belknap Press.

Google Scholar

Мойр, Х. (2017). Руководящие принципы детского потребления, 1945–2000 годы: расширение родительской ответственности. к.т.н. Диссертация, Университет Джорджа Мейсона, Фэрфакс, штат Вирджиния.

Google Scholar

О’Ши, М.В. (1920). Родительская библиотека: недостатки детства и юношества. Чикаго: Дрейк.

Google Scholar

Плек, Э. Х. (2000). Прославление семьи: этническая принадлежность, культура потребления и семейные ритуалы. Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Прентисс, Э. (1857). Шесть дней рождения маленькой Сьюзи. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Энсон Д. Ф. Рэндольф.

Google Scholar

Седжвик, К. М. (1850). Дом. Бостон: Джеймс Манро и компания.

Google Scholar

Сполдинг, А. У. (1930). До раннего детства: уход и образование ребенка от трех до девяти лет. Окленд: Pacific Press.

Google Scholar

Стернс, К. З. (1988). «Господь, пожалуйста, позволь мне смиренно ходить: гнев и печаль в Англии и Америке», в «Эмоции и социальные перемены». под ред. К. Стернса и П. Стернса (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Холмс и Мейер).

Google Scholar

Стернс, К. (2019). Критика социального и эмоционального обучения. Лэнхэм, Мэриленд: Lexington Books.

Google Scholar

Стернс П. Н. (2003). Беспокойные родители: история современного воспитания детей в Америке. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

Google Scholar

Стернс П. Н. (2016). Детство во всемирной истории. 3-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж.

Google Scholar

Стернс П. Н. (2014). Послушание и эмоции: вызов в эмоциональной истории детства. J. Soc. Hist. 47, 593–611. DOI: 10.1093 / jsh / sht110

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стернс, П.Н. (2012). Удовлетворение не гарантировано: дилеммы прогресса в современном обществе. Нью-Йорк, Нью-Йорк: NYU Press.

Google Scholar

Лесли, М. (1869). Два дня рождения; или, Роза и ее отец. Бостон: Генри А. Янг и CO.

Google Scholar

Тухи, П. (2011). Скука: живая история. Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета.

Google Scholar

Зелизер В. (1994). Цена бесценного ребенка. Princeton: Princeton University Press.

Google Scholar

Делает ли людей счастливее в долгосрочной перспективе наличие детей?

Неизменный вывод литературы по общественным наукам состоит в том, что родители менее счастливы, чем бездетные взрослые. Большинство исследований, сообщающих об этом открытии, основывались на данных из Соединенных Штатов, а недавний анализ данных из 22 стран, проведенный социологом Дженнифер Гласс и его коллегами, рассматривает американские результаты в перспективе. 1 Нигде разница в уровне родительского счастья не больше, чем в Соединенных Штатах.Действительно, американские родители здесь заметно менее счастливы, чем их англоязычные родственники в Англии и Австралии. В некоторых странах, особенно в Норвегии и Венгрии, родители на самом деле счастливее, чем не родители.

Исследование Glass также предоставило наиболее авторитетное на сегодняшний день объяснение , почему отцовство делает людей несчастными, эксплуатируя национальные различия в общественной поддержке воспитания детей, включая различия в оплачиваемом отпуске по уходу за ребенком, установленных законом отпусках или больничных днях и гибкости рабочего места.Эти факторы определяют взаимосвязь между счастьем и отцовством. Другими словами, конфликт между работой и семьей может объяснить, почему родители менее счастливы, чем бездетные взрослые. В родительстве нет ничего такого, что делало бы людей менее счастливыми, и ничего, присущего родительству, что делало бы людей более счастливыми, если на то пошло. Излишне говорить, что большинство родителей сказали бы иначе. Хотя они готовы признать трудности отцовства, они, как правило, быстро хвалят его награды.

Продолжительно ли влияние детей на счастье родителей? Один из способов ответить на этот вопрос — спросить пожилых людей.С этой целью я исследую взаимосвязь между детьми и счастьем для американцев в возрасте от 50 до 70 лет. Я выбрал этот возрастной диапазон по двум причинам. Во-первых, почти 90% взрослых имеют детей к 50 годам — ​​практически все, кто намеревается стать родителями, к тому времени уже сделали это. Во-вторых, большинство родителей также опустошили свои гнезда: менее 40% американцев в этой возрастной группе все еще имеют дома несовершеннолетних детей. Я ограничиваю возрастной диапазон 70, чтобы исключить взрослых, которые достигли старения.

Относительно мало исследований изучали, делают ли дети счастливыми родителей старшего возраста. Одно исследование не обнаружило никакой связи между тем, чтобы быть родителем-пустым гнездом и счастьем. Другое исследование не выявило отношений у мужчин, но у женщин были более сложные результаты, зависящие от того, имеют ли матери хорошие отношения со своими детьми.

Я исследую взаимосвязь между детьми и счастьем, используя данные Общего социального исследования за 40 лет, национального комплексного исследования, проводимого ежегодно или раз в два года с 1972 года.Эти данные обеспечивают размер выборки почти 14 000 взрослых в возрасте от 50 до 70 лет и позволяют мне установить, изменились ли со временем выгоды или обязательства детей в отношении родительского счастья. В частности, я исследую как общее счастье, так и счастье в браке.

Один вывод согласуется во всех анализах: старшие родители с несовершеннолетними детьми, все еще живущими дома, менее счастливы, чем их сверстники из пустого гнезда примерно на 5-6 процентных пунктов, разница, которая является статистически значимой (p <.001). 2 Это показано на рисунке 1. 3

Хотя дети в доме делают мужчин менее счастливыми, просто родительские обязанности не оказывают заметного влияния на их счастье. Для женщин рождение детей связано со снижением счастья на 3–4 процентных пункта, что незначительно (p <0,10).

Это небольшая разница, особенно если сравнивать со штрафом за счастье, связанным с наличием детей дома. Одна из возможностей заключается в том, что степень счастья среди родителей различна: возможно, маленькие семьи делают людей счастливыми, а наличие большого количества детей — нет (или наоборот).Таким образом, на Рисунке 2 показано влияние разного размера семьи на счастье женщин. Для мужчин соразмерных различий не выявлено, поэтому результаты не показаны.

Диаграмма 2 показывает, что отрицательное влияние отцовства на счастье женщин полностью зависит от женщин с небольшими семьями. 4 В частности, женщины, имеющие только одного ребенка, на 7 процентных пунктов реже сообщают, что они «очень счастливы», по сравнению с бездетными женщинами (p <0,01). Женщины с двумя детьми немного менее счастливы, чем их бездетные сверстники, с разрывом в 4 процентных пункта (p <. 10). Нет заметных различий в уровне счастья для женщин с тремя и более детьми; их уровень счастья статистически неотличим от уровня бездетных женщин.

Чем объяснить эти различия? Очевидно, что легче заботиться только об одном или двух детях, поэтому мои результаты противоречат здравому смыслу. Одна из возможностей состоит в том, что люди, у которых есть больше детей, с большей вероятностью будут вложены в свои семьи и будут более глубоко привержены родительским обязанностям. Фамилизм не является достаточно сильной силой, чтобы на самом деле сделать родителей более счастливыми, чем неродителей, но, похоже, он компенсирует негативные последствия отцовства.

Часто отмечается, что у многих людей меньше детей, чем они хотели бы, и это может быть особенно заметно для матерей из небольших семей (напротив, некоторые бездетные женщины, возможно, никогда не намеревались стать родителями). Возможно, эти неудовлетворенные предпочтения по размеру семьи каким-то образом способствуют падению счастья. Это кажется более разумным, чем предположение, что небольшие семьи каким-то образом делают женщин менее счастливыми, чем бездетные женщины или матери больших выводков.

Кажущееся отсутствие связи между детьми и счастьем для мужчин скрывает многолетнюю тенденцию к большему счастью для родителей-мужчин, но не для женщин. 5 В 1972 году, в первый год Общего социального исследования, отцы были более чем на 20% реже, чем бездетные мужчины, сообщали, что они «очень счастливы». Надбавка за счастье для пап со временем неуклонно росла. К моменту проведения опроса 2016 года отцы на 40% чаще, чем бездетные мужчины, считали себя очень счастливыми.Напротив, штраф счастья для матерей со временем оставался неизменным, что согласуется с результатами, представленными на Рисунке 1. 6

Растущая отцовская надбавка за мужское счастье неудивительна. В прошлом матери несли ответственность за воспитание детей, а отцы были относительно не задействованы. Они принесли домой бекон и могли быть приверженцами дисциплины: «Подожди, пока твой отец вернется домой!» — но проводили со своими детьми гораздо меньше времени, чем матери. Все это начало меняться в результате второй волны феминизма в 1960-х и 1970-х годах и последующего движения к более справедливому обществу.Социолог Лиана Сэйер и ее коллеги показали, что женатые отцы в 1998 году тратили в три раза больше времени на уход за детьми, чем в 1965. Рост времени, затрачиваемого на воспитание детей, совпал с ростом родительских вложений и принес пользу отцовства для личного счастья.

Другой способ взглянуть на влияние детей касается семейного счастья, а не индивидуального счастья. Результаты оказались практически идентичными: дети уменьшают семейное счастье для женщин (стр.05), но не мужчины; дети дома снижают семейное счастье как для мужчин, так и для женщин.

При 1 процентном пункте влияние отцовства на семейное счастье мужчины является скорее шумом, чем сигналом. На три процентных пункта влияние наличия детей в доме на семейное счастье мужчин меньше, чем влияние отцовства на индивидуальное счастье, и лишь незначительно статистически значимо (p <0,10).

С женщинами все иначе.У матерей на шесть-восемь процентных пунктов меньше шансов быть счастливыми в браке, чем у бездетных женщин (p <0,05). Наличие детей дома также снижает уровень семейного счастья. В совокупности два наказания за счастье ребенка весьма существенны: 68% бездетных женщин без детей дома счастливы в браке по сравнению с 54% матерей с детьми дома.

В ходе последующего анализа я исследовал, влияет ли количество детей на семейное счастье по-разному как для мужчин, так и для женщин.Ни один из этих анализов не выявил статистически значимых различий. В частности, матери менее счастливы в браке, чем бездетные женщины, независимо от того, сколько у них детей.

Есть два разных подхода к изучению влияния детей на счастье родителей среднего возраста. Первый касается того, чтобы иметь дома несовершеннолетних детей, что почти всегда приводит к меньшему счастью. И мужчины, и женщины сообщают о меньшем личном счастье и менее счастливых браках, когда в доме есть несовершеннолетние дети.Дети часто бывают шумными и непослушными, и, кажется, они наносят особенно большой урон старшим родителям.

Как насчет того, как наличие детей влияет на счастье? Эффект здесь гендерный: матери испытывают меньше счастья, чем бездетные женщины, но теперь отцовство делает мужчин счастливее. Раньше это было не так, как я отмечал ранее, но теперь ситуация изменилась, поскольку за последние 45 лет отцы стали больше заниматься воспитанием детей.

Родители всегда будут быстро провозглашать дары и благословения, которые дарят их дети, но более беспристрастная оценка ставит под сомнение это расхожее мнение.Возможно, дети приносят пользу, которую нелегко наблюдать с помощью заведомо грубых психометрических инструментов, предлагаемых Общим социальным обследованием. По другую сторону забора бездетные взрослые могут быть уверены в результатах этого исследования: они не кажутся обреченными на несчастье из-за своего решения остаться бездетными.

Николас Х. Вольфингер — профессор семейных и потребительских исследований и адъюнкт-профессор социологии Университета Юты. Его последняя книга — Родственные души: религия, секс, дети и брак среди афроамериканцев и латиноамериканцев , в соавторстве с У.Брэдфорд Уилкокс (Oxford University Press, 2016). Следуйте за ним в Twitter на @NickWolfinger.


1. В другом недавнем исследовании рассматривалась 21 страна, но измерялись средние эффекты для всей выборки. Это кажется неразумным, учитывая национальные различия, выявленные Glass et al.

2. Небольшое количество респондентов GSS — 58 мужчин и 51 женщина — сообщают, что у них дома есть несовершеннолетние дети, несмотря на то, что они не имеют потомства. Это пасынки и, возможно, несколько приемных детей.Эти респонденты не указаны в представленных здесь цифрах.

3. Эти цифры основаны на стандартизации результатов логистической регрессии. Анализирует контроль за годом обследования, возрастом, расой / этнической принадлежностью, образованием, семейным доходом, семейным положением, посещаемостью религиозных служб и вероисповеданием. Данные взвешены, чтобы сделать выборку репрезентативной на национальном уровне. Стандартные ошибки скорректированы с учетом схемы веса и конструктивных эффектов.

4. Тесты отношения правдоподобия подтверждают расширение переменной, измеряющей детей, с двух до шести категорий для женщин (p <.05), но не мужчин (p = n.s.).

5. Этот результат основан на статистически значимом взаимодействии (p <0,05) между годом исследования и фиктивной переменной, измеряющей, являются ли мужчины родителями. Информацию об интерпретации этой статистической модели можно найти здесь.

6. Другое недавнее исследование выявило тенденцию к счастью с использованием данных GSS, но представило комбинированные эффекты для мужчин и женщин. Статистически значимые различия между мужчинами и женщинами свидетельствуют о том, что оба пола лучше всего анализировать индивидуально.

Что делает счастливого ребенка, который становится счастливым взрослым?

Для многих родителей воспитание счастливых детей — это Святой Грааль родительского успеха. Но слишком часто мы думаем, что счастье — это мимолетные
моменты получения желаемого. Продолжительное счастье на самом деле намного сложнее, но приносит гораздо больше удовольствия. И да, можно резко
увеличивайте шансы вашего ребенка на то, чтобы быть счастливым, просто тем, как вы его воспитываете.

Что
делает счастливого ребенка, который вырастает счастливым взрослым? Поскольку счастье — это побочный продукт эмоционального здоровья, весь этот сайт посвящен помощи
вы воспитываете счастливого ребенка, от удовлетворения потребности вашего ребенка в утешении до оказания помощи ребенку в развитии оптимизма. Но поговорим конкретно
о том, что делает людей счастливыми.

Последнее исследование счастья дает нам удивительные ответы. Как только выживание, безопасность и элементарные удобства обеспечены, внешние обстоятельства перестают действовать.
сильно влияют на наш уровень счастья.Наши гены, безусловно, вносят свой вклад, но их влияние можно улучшить, чтобы увеличить наши заданные значения счастья.
на более высокий уровень. Самым большим фактором, определяющим наше счастье, являются наши собственные умственные, эмоциональные и физические привычки, которые создают
химия тела, которая определяет уровень нашего счастья.

Все мы знаем, что некоторые из нас склонны быть более оптимистичными, чем другие. Частично это врожденное, судьба наших генов, которые дают нам более счастливое настроение.
Но большая часть нашего настроения — это привычка.

Может показаться странным, что счастье называют привычкой. Но вполне вероятно, что к тому времени, когда мы станем взрослыми, мы
«заданное значение счастья», которое не изменится, если мы не будем над этим работать.

Счастье тесно связано с тремя типами привычек:

  1. Как мы думаем и чувствуем о мире и, следовательно, воспринимаем наш опыт.
  2. Определенные действия или привычки, такие как регулярные упражнения, здоровое питание, медитация, общение с другими людьми, смакуя «хорошее» и
    даже регулярно улыбался и смеялся.
  3. Такие качества характера, как самообладание, трудолюбие, справедливость, забота о других, вклад, смелость, лидерство и честность.

На практике эти черты характера — просто привычки; склонность действовать определенным образом в определенных ситуациях. И конечно
имеет смысл, что чем больше мы проявляем эти черты, тем лучше работает наша жизнь, тем лучше мы относимся к себе и тем больше смысла мы
найти в жизни — тем мы счастливее.

Некоторые привычки, создающие счастье, очевидны, как бабушка говорила нам, что мы должны жить: много работать, ценить отношения с другими людьми,
сохранять свое тело здоровым, ответственно распоряжаться деньгами, вносить свой вклад в наше сообщество.

Другие — это более личные привычки самоуправления, которые изолируют нас от несчастья и создают радость в нашей жизни, такие как управление своим настроением и
взращивая оптимизм. Но как только мы сделаем такие привычки частью нашей жизни, они станут автоматическими и будут выполнять защитную функцию, делая нас более
устойчивый.

Как вы можете помочь своему ребенку — и себе — развить привычки, ведущие к счастью? Эти 12 советов помогут вам начать работу.

1. Научите ребенка конструктивным умственным привычкам, которые создают счастье.

Управление нашим настроением, позитивный разговор с самим собой, развитие оптимизма, радость жизни, проявление благодарности и признание нашей связи с каждым
другие и вся вселенная содержат все привычки, которые делают нас счастливее. Встраивайте их в свою совместную жизнь, чтобы вы регулярно моделировали их и разговаривали
об их использовании.Со временем ваш ребенок последует вашему примеру.

2. Научите ребенка правилам самоуправления, которые создают счастье.

Регулярные упражнения, здоровое питание и медитация тесно связаны с уровнем счастья. Но у вас и вашего ребенка может быть свой, больше
личные стратегии; для многих музыка сразу поднимает настроение, для других прогулка на природе всегда работает.

3. Смоделируйте установку на рост и позитивный разговор с самим собой.

Всем нам нужен чирлидер, который поможет нам преодолеть множество жизненных препятствий. Кто сказал, что мы не можем быть своими? Собственно, кто лучше? Исследования показывают, что счастливые люди
постоянно подбадривать себя, признавать, хвалить и поддерживать разговоры. Говорите с собой, как с любимым человеком, вслух, чтобы ваши дети могли слышать
ты. Убедитесь, что ваш ответ на «провал» — «Я просто еще не понял этого», или «Я просто еще недостаточно практиковался в этом».

4.Развивайте оптимизм …

… это прививка от несчастья. Это правда, что некоторые из нас рождаются более оптимистичными, чем другие, но мы все можем его развивать. Нажмите здесь, чтобы
«Как вы можете помочь своему ребенку стать более оптимистичным».

5. Помогите ребенку находить радость в повседневных делах.

Исследования показывают, что люди, которые замечают маленькие чудеса повседневной жизни и позволяют им прикоснуться к себе, становятся более счастливыми. Повседневная жизнь переполняется
с радостными событиями: шоу заходящего солнца, не менее удивительное своим ежедневным повторением.Теплота связи с мужчиной в
газетный киоск, который узнает вас и вашего ребенка. Радость найти новую книгу любимого автора в библиотеке. Письмо от бабушки.
Первые крокусы весны. Дети узнают на нашем примере, что важно в жизни.

Как сказал Альберт Эйнштейн,

«Есть только два способа прожить свою жизнь. Один — как будто ничего не есть чудо. Другой — как будто все есть чудо.»

И старая поговорка о том, что смех — лучшее лекарство, оказалась верной. Чем больше мы смеемся, тем мы счастливее! Это действительно меняет наше тело
химия. Итак, в следующий раз, когда вы и ваш ребенок захотите избавиться от уныния, как насчет фильма братьев Маркс?

7. Помогите ребенку расставить приоритеты в отношениях.

Исследования показывают, что самые счастливые люди имеют больше людей в своей жизни и с ними более тесные отношения.Научите своего ребенка этому
в то время как отношения требуют работы, они того стоят.

8. Помогите ребенку развить чувство благодарности.

«Мы склонны забывать, что счастье приходит не в результате получения чего-то, чего у нас нет, а в результате признания и оценки того, что у нас есть». — Фредерик Кеониг

Многие люди думают, что они не могут быть благодарны, пока не станут счастливыми, то есть пока у них не будет за что быть благодарным.Но присмотритесь, и вы
обнаруживают, что все наоборот: люди счастливы, потому что они благодарны. Люди, которые называют себя сознательно воспитывающими благодарность
оцениваются как более счастливые те, кто их знает, а также они сами.

У детей нет жизненного контекста, поэтому они не знают, повезло им или не повезло, только то, что у их друга Брендона есть более дорогие
кроссовки. Но есть много способов помочь детям научиться воспитывать благодарность, которая противоположна тому, чтобы принимать все как должное.(Намекать:
Думайте о моделировании, а не о чтении лекций).

9. Примите все эмоции.

Жизнь полна радости, но даже для самого счастливого человека жизнь полна потерь и боли, и у нас есть ежедневные причины для печали, большие и маленькие.
Признание наших грустных чувств — это не фокус на негативе, а открытие всего диапазона человеческого бытия. Принимая тех, кто неудобен
печальные чувства на самом деле углубляют нашу способность радоваться жизни.

Итак, выбор быть счастливым не означает подавлять свои чувства. Это значит признавать и уважать все наши чувства и позволять себе чувствовать
их. Это позволяет нам перемещать с по чувства, так что они начинают растворяться.

Простое сопереживание вашему ребенку его расстроенным чувствам позволит ему почувствовать их и поможет этим чувствам начать испаряться, чтобы она могла
двигаться дальше. Это не тот процесс, который можно торопить, поэтому дайте своему ребенку (или себе) столько времени, сколько вам нужно.

10. Помогите ребенку научиться управлять своим настроением.

Большинство людей не знают, что они могут позволить уйти плохому настроению и сознательно изменить свое настроение. Но практика в этом действительно может сделать
мы счастливее. Вы можете попрактиковаться в этом:

  • Отслеживание собственного настроения.
  • Позвольте себе почувствовать эмоции, удерживая себя с любовью.
  • Обращать внимание на любые негативные мысли, вызывающие эмоции.( «Мой ребенок не должен так себя вести! Он вырастет ужасным человеком, если сделает это!» )
  • Выбирайте мысль, которая заставляет вас чувствовать себя немного лучше. (Например, «Мой ребенок ведет себя как ребенок, потому что он ЯВЛЯЕТСЯ ребенком. Он не всегда будет таким». )

Конечно, самое сложное — это изменить плохое настроение. Пока вы в нем, трудно предпринимать конструктивные действия, чтобы что-то изменить.Ты не
Придется перейти от безрадостного к веселому. Просто найдите способ помочь себе почувствовать себя немного лучше. Это дает вам возможность столкнуться с тем, что расстраивает
вы, и попробуйте решить это. Иногда простое изменение нашего образа мыслей о ситуации действительно меняет ситуацию. Итак, вместо «Как он может так гадить со мной, со всем, что я для него делаю ?!» вы можете попробовать

«Дети злятся на родителей — это нормально.Он сейчас борется, и ему нужно, чтобы я попытался его понять ».

Как помочь ребенку с ее настроением? Когда-нибудь, когда она будет в хорошем настроении, поговорите с ней о стратегиях улучшения настроения: что
у нее работает? Поделитесь тем, что работает для вас. Затем, когда она в плохом настроении, начните с сочувствия. После того, как она успела почувствовать свое расстройство,
спросите ее, не хочет ли она помочь изменить ее настроение.Даже если ей удастся сначала выбрать лучшее настроение только один раз из десяти, она скоро начнет
чтобы заметить, насколько лучше работает ее жизнь, когда она это делает.

11. Противодействуйте утверждению, что счастье можно купить.

Как родители, мы должны помнить, что не только мы учим своих детей жизни. Они получают постоянное сообщение СМИ о том, что цель
жизни больше денег и больше вещей. В конечном итоге то, что мы моделируем и что мы говорим, будет иметь большее значение, но нам нужно противостоять этим разрушительным
сообщения напрямую.

12. Помогите своему ребенку познать радость внесения вклада.

Исследования показывают, что гордость за вклад в улучшение общества делает нас счастливее, и это сделает счастливее и наших детей. Наша работа
как родители должны найти для наших детей способы изменить мир к лучшему, чтобы они могли наслаждаться этим опытом и учиться на нем. Так
Стоит подумать и приложить немного усилий, чтобы стать волонтером в семье и моделировать «помощь соседа».«

А вот замечательный способ как изменить свое настроение, чтобы почувствовать себя лучше, так и внести свой вклад в жизнь других. Попытайтесь излучать любовь окружающим вас людям, пока
вы с ребенком идете по улице. Это переводит ваше настроение в приподнятое, любящее состояние, потому что, когда вы «посылаете» любовь, вы чувствуете любовь.
Мы всегда транслируем то, что чувствуем, даже не намереваясь. Почему бы не поднять настроение окружающим и нам самим?

«Счастье — это побочный продукт характера.У людей, которые развивают сильный характер, уровень счастья значительно выше, чем у тех, кто живет в погоне за следующим удачным моментом ». -Пат
Холт и Грейс Кеттерман, доктор медицины

Мирные родители, счастливые дети

Мирный родитель,

Рабочая тетрадь «Счастливые дети»

Мирные родители, счастливые братья и сестры

Счастливые родители, счастливые дети | Психология сегодня

Это универсальная правда, что каждый родитель любит видеть своих детей счастливыми.Но когда дело доходит до воспитания счастливых детей, вы скоро обнаружите, что перебираете горы сложных и противоречивых советов. Это то, что делает СЧАСТЛИВЫЕ ДЕТИ, СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ такой уникальной и своевременной книгой для родителей. Это заставляет ребенка возвращаться к основам с ясным и разумным руководством, которое заставит родителей улыбнуться в знак признания и вздохнуть с облегчением.

Начнем с самого себя

Бьющееся сердце СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ, СЧАСТЛИВЫЕ ДЕТИ — это простое послание: самая важная работа родителей — показать своим детям, как жить полноценной и счастливой жизнью.(Чтобы послушать радиоинтервью с Шоном Гровером об этой книге, НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ)

Дайсаку Икеда, борец за мир и буддийский лидер, посвятивший свою жизнь продвижению мира, культуры и образования, считает, что создание гармоничных семей жизненно важно для создания более мирного и гармоничного мира. Делясь своей мудростью и пониманием, г-н Икеда просит родителей глубоко задуматься над своим поведением и стать образцом поведения, которое они хотят видеть в своих детях.

Дистиллировано из Mr.Избранные речи, эссе и книги Икеды, СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ, СЧАСТЛИВЫЕ ДЕТИ объединены в темы, которые узнают все родители, такие как Воспитание с любовью, Просмотр телевизора и видеоигр и Преодоление проблем в школе. Каждая глава отредактирована и организована в виде вдохновляющих фрагментов, которые родители могут использовать для ежедневных утверждений. На протяжении всего времени г-н Икеда умело побуждает родителей совершенствовать свое поведение и относиться к своим детям с большим сочувствием и пониманием.

Источник: World Tribune Press

Вот пример того, что вы найдете:

Любовь и искренность родителей

«Время от времени вы можете ошибаться, терять самообладание или терять самообладание. Однако важно приложить все усилия. Дети растут, наблюдая за своими родителями. Дети слышат не слова родителей. Какие бы чудесные слова ни говорили родители, если их слова не сопровождаются действием, дети никогда не будут их слушать.Жизнь детей будет определяться тем, как живут родители. Любовь и образ жизни родителей, как магма под земной корой, сформируют самое сокровенное ядро ​​детских сердец и станут источником энергии для поддержания их остальной жизни », (стр. 8)

Уважение к личности детей

«У каждого ребенка уникальная миссия. В каждом есть многообещающий потенциал. Я думаю, что самая большая пища для роста детей — это наше доверие к ним.Некоторые дети рано проявляют свой потенциал, а другие начинают развиваться позже. Как бы то ни было, мы должны продолжать оказывать детям постоянную поддержку и горячую поддержку, веря, что их потенциал со временем обязательно прорастет и вырастет. Ключ в том, насколько мы можем верить в детей ». (стр.27) ​​

Когда бюджет ограничен

«Все больше детей растут в относительно комфортных условиях, в которых люди готовы покупать им почти все, что они хотят.Однако, если детей и дальше будут развлекать подобным образом, они вырастут и станут людьми, избегающими всего неприятного, и в конечном итоге окажутся слабыми и потерпевшими поражение в жизни. Таким образом, слишком комфортное детство может впоследствии привести к несчастью. Руссо сказал: «Знаете ли вы, как лучше всего сделать вашего ребенка несчастным? Пусть у него будет все, что он хочет ». (стр.48)

Источник: Дайсаку Икеда

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ, СЧАСТЛИВЫЕ ДЕТИ напоминает читателям, что родители дают своим детям план, как жить.Таким образом, никакая лекция, приказ или распоряжение не имеют большей силы, чем собственное поведение родителей. Г-н Икеда ясно дает понять, что дети каждое мгновение поглощают жизненное состояние своих родителей; никто не может сравниться с влиянием родителей. Как следует из названия, когда счастье процветает в жизни родителей, оно, естественно, процветает и в жизни их детей.

Заказать СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ, СЧАСТЛИВЫЕ ДЕТИ посетите: http://bookstore.sgi-usa.org

Чтобы узнать больше о Daisaku Ikeda , посетите: www.daisakuikeda.org

У

счастливых детей есть родители, которые делают эти 5 вещей

Как родитель я знаю, что счастье моего ребенка во многом зависит от меня.

И это здорово, потому что если кто-то может и хочет делать все необходимое, чтобы сделать наших детей счастливыми, так это мы.

Единственная проблема в том, что эти вещи не совсем ясны.

На что нам, как родителям, следует сосредоточиться? Какие качества мы должны стремиться привить нашим детям? Чего нам следует избегать? И почему для этого нет руководства?

Если вы делаете детей счастливыми сейчас, вы делаете их счастливыми через двадцать лет, вспоминая об этом.

— Кейт Дуглас Виггин

Может быть очень сложно понять, как сделать наших детей счастливыми сейчас. Но еще важнее научить их ценностям, которые сделают их счастливее на всю оставшуюся жизнь.

К счастью, за последнее десятилетие по этой теме было проведено множество исследований. Мы, наконец, начали проливать свет на привычки и поведение, которые родители могут использовать для воспитания счастливых, «разносторонних» людей.

Вот пять самых важных.

1. У родителей крепкие отношения друг с другом

Прежде чем приступить к чему-либо еще, нам нужно заняться одной из самых важных вещей: как родители или опекуны взаимодействуют друг с другом.

Согласно исследованию, проведенному профессором Робертом Хьюзом из Университета Иллинойса, дети, которые растут в неблагополучных семьях с высоким уровнем конфликтов, как правило, живут хуже по сравнению с детьми, которые растут в семьях, где родители ладят друг с другом (семьи с одним родителем включены).

Развод также играет большую роль в этом, поскольку двадцатилетние дети родителей, которые развелись в раннем возрасте, все еще испытывают боль разлуки десять лет спустя.

Примечание редактора. Это не означает, что нужно избегать развода любой ценой. Главный вывод заключается в том, что родители, которые ладят — будь то пара или нет, — обычно растят более счастливых детей.

2. У них крепкие отношения со своими детьми

Может показаться очевидным, что улучшение отношений с вашим ребенком приведет к тому, что он станет более счастливым, но вы, скорее всего, думаете о том моменте, когда ребенок стал достаточно взрослым, чтобы говорить с вами и понимать вас.Однако оказывается, что эта концепция зародилась еще в младенчестве.

В 2014 году Ли Раби и его коллеги из Университета Делавэра провели исследование по 243 предметам и обнаружили, что младенцы и маленькие дети (до трех лет), получившие деликатный уход — уход, при котором родитель с готовностью удовлетворяет все потребности ребенка. они возникли — у них были более здоровые отношения, и они даже успели добиться лучших результатов в учебе до тридцати лет.

Вот заключение Ли Раби:

«Это говорит о том, что инвестиции в ранние отношения между родителями и детьми могут привести к долгосрочным доходам, которые накапливаются на протяжении всей жизни людей»

3.Они меньше нервничают

Согласно исследованию социолога Мелиссы Милки и его коллег из Университета Торонто, время, которое вы проводите со своими детьми, фактически не влияет на их развитие.

Фактически, одна область, в которой время родителей может быть вредным , — это когда родитель находится в состоянии стресса. То же исследование показало, что время, проведенное с детьми, может иметь отрицательный эффект, когда родители, особенно матери, находятся в состоянии стресса и тревоги.

Вероятно, это происходит из-за заразного воздействия эмоций (так называемого «эмоционального заражения»).Если мама и папа испытывают стресс, это также может повлиять на самочувствие ребенка.

4. Они отдают приоритет социальным навыкам

Социальные навыки — один из самых важных наборов навыков, которые мы можем передать нашим детям, поскольку они влияют на все, чем они будут заниматься, от дружбы и романтических отношений до их карьеры.

Исследование, проведенное штатом Пенсильвания и Университетом Дьюка, отслеживавшее более 700 детей и молодых людей в Соединенных Штатах, обнаружило, что социальные навыки, полученные в детстве, оказали заметное влияние на успех и благополучие человека два десятилетия спустя.

Дети с ограниченными социальными навыками показали более высокую вероятность злоупотребления алкоголем и быть арестованными в более позднем возрасте.

«Это исследование показывает, что помощь детям в развитии социальных и эмоциональных навыков — одна из самых важных вещей, которые мы можем сделать, чтобы подготовить их к здоровому будущему», — сказала Кристин Шуберт, директор Фонда Роберта Вуда Джонсона, финансировавшего исследование.

«С раннего возраста эти навыки могут определять, пойдет ли ребенок в колледж или тюрьму, и будет ли он работать или станет зависимым.”

5. Они учат ценности неудач

Для меня ценность неудач — одна из самых важных вещей, которую вы можете усвоить в детстве.

Это потому, что ваш взгляд на неудачу сильно повлияет на то, насколько вы успешны практически во всем, чем вы занимаетесь на протяжении всей жизни.

Это повлияет на вашу реакцию, когда вы неизбежно проиграете (а для большого успеха сначала должен прийти большой провал), а также на то, встанете ли вы обратно и продолжите блуждать, или откажетесь от своих мечтаний и остановитесь.

Кэрол Двек из Стэнфордского университета изучала детей более двух десятилетий и обнаружила, что они естественным образом принимают одно из двух мировоззрений:

  1. Установка на данность : Это вера в то, что наши атрибуты — интеллект, уверенность, творческий подход и т. Д. Во всем — неизменны, и что успех является подтверждением этих качеств. Из-за этого ребенок и возможный взрослый избегают неудач любой ценой и не очень продуктивно воспринимают неизбежные неудачи.
  2. Установка на рост : Эта установка считает, что мы можем меняться и совершенствоваться, и приветствует неудачи, потому что она преподает нам уроки и помогает нам расти.

Как привить такой образ мышления? Это так же просто, как изменить точку зрения ребенка.

Если вы научите их, что они достигли чего-то благодаря какой-либо черте или атрибуту, например интеллекту или спортивным способностям, у них разовьется установка на данность. Если вы скажете им, что они достигли этого благодаря усилиям, которые они приложили, чтобы стать лучше в своем ремесле, у них разовьется установка на рост.

Дети делают родителей счастливыми, в конце концов

Особенно когда они моложе десяти лет


За последние двадцать лет или около того, социологи подтвердили, что родители думают, когда они наиболее раздражены и диспепсический: дети делают вас несчастными. В 2004 году Дэниел Канеман из Принстонского университета и другие обнаружили, что родители считают заботу о своих детях столь же приятной, как и работу по дому.Два мета-исследования (исследования исследований) в 2012 году показали, что в большинстве исследований самооценка «удовлетворенности жизнью» (мера счастья) была немного ниже, когда в доме был ребенок.

Эффект небольшой. Но в этих выводах есть что-то странное. По крайней мере, в богатых странах люди решают завести детей. Некоторые дети, несомненно, остались незапланированными, но очень немногие. Если дети делают родителей несчастными, почему они продолжают их заводить? Загадка, говорит Летиция Менкарини из Университета Боккони, заключается в том, почему рождаемость не еще ниже в странах, где у людей есть выбор? На каждом этапе взрослой жизни родителей намного больше, чем бездетных.Новое поколение исследований помогает ответить на этот вопрос и предполагает, что дети с большей вероятностью сделают родителей счастливыми, чем считалось ранее.

Новое исследование основано на более длинных и подробных статистических рядах измерения счастья, обычно определяемого как «субъективное благополучие», а также на новых методах анализа связей между ним и отцовством. Чтобы понять важность этого, помните, что точка, в которой измеряется счастье родителей, имеет большое значение, будь то непосредственно перед рождением, сразу после или намного позже.Предыдущие наборы данных часто были слишком неточными, чтобы их точно измерить. Новые могут.

Так что они показывают? Во-первых, в богатых странах у более счастливых людей больше шансов иметь детей. Давно известно, что это верно для таких стран, как Дания и Швеция, которые имеют более высокие коэффициенты фертильности, чем в среднем, от 1,8 до 1,9 (коэффициенты фертильности измеряют вероятное количество детей, которые среднестатистическая женщина будет иметь в течение жизни). Они также сообщают о необычно высоком уровне удовлетворенности жизнью.С другой стороны, Болгария и Венгрия имеют более низкий уровень рождаемости (от 1,5 до 1,6) и более низкий уровень счастья. Но это не обязательно означает, что счастье побуждает людей заводить детей или наоборот: как низкое счастье, так и низкая фертильность могут быть результатом бедности, низкого образования или многих других причин.

Г-жа Менкарини и три соавтора показывают, что то, что верно для стран в целом, верно и для стран. Они проанализировали цифры семи богатых стран, чтобы выделить влияние удовлетворенности жизнью.Они обнаружили, что повсюду более счастливые люди чаще заводят детей. Они также обнаружили, что счастье было сильнее на решение завести второго или третьего ребенка, чем на первого. Это имеет значение для государственной политики в странах, которые хотят повысить очень низкую рождаемость: им нужно разработать, как убедить пары с одним ребенком завести другого.

К сожалению, второй вывод исследования показывает, почему это нелегко. Хотя у более счастливых людей больше шансов иметь детей, из этого не следует, что дети обязательно сохраняют им жизнерадостность.Это зависит от других вещей. В браке ли родители — одно. Родители-одиночки обычно менее счастливы, чем состоящие в браке. Возраст ребенка другой. Кажется, что дети до десяти лет приносят больше радости, чем те, кто старше этого возраста. И деньги имеют большое значение. Дэвид Бланчфлауэр из Дартмутского колледжа и Эндрю Кларк из Парижской школы экономики сумели выделить финансовое напряжение, связанное с воспитанием детей, как влияние на счастье родителей. Они утверждают, что это затраты на воспитание детей, а не абстрактные дети, которые уменьшают удовольствие.

Но наиболее важным фактором, по-видимому, является рабочая нагрузка. Давно известно, что сложность совмещения требований работы и семейной жизни экспоненциально возрастает с приходом детей, и это приводит к значительному стрессу, особенно для матери, которая обычно является основным опекуном. У некоторых родителей также наблюдается ухудшение самочувствия вскоре после рождения ребенка, по-видимому, из-за того, что в реальности появляются подгузники. Это падение неизменно является самым большим среди родителей, которые также сообщают о конфликтах на работе или (что имеет тот же эффект) семейных напряжениях.Таким образом, дисбаланс между работой и личной жизнью мешает родителям получать удовольствие от своих детей.

Интересно, что исследование Франчески Луппи, также из Университета Боккони, обнаружило, что родители, которые сообщают о хорошем балансе между жизнью и работой, с большей вероятностью родят второго ребенка и с большей вероятностью родят его вскоре после первого.

Это также имеет последствия для политики. Для правительств, которые хотят повысить рождаемость или просто посмеяться над лицами своих граждан, улучшение ухода за детьми, похоже, работает хорошо, особенно во Франции, например, и в странах Северной Европы.Это увеличивает как счастье людей, так и их желание иметь детей. Короче говоря, кажется, что дети приносят счастье. А счастье рождает детей.

Наличие детей делает вас счастливее, но только тогда, когда они уезжают

Алиса Кляйн

У родителей маленьких детей меньше сна, денег и свободного времени

Phil Fisk / Getty

Когда дело доходит до того, кто счастливее, люди с детьми или без них, большинство исследований указывает на последнее.Но новое исследование показывает, что родители счастливее, чем те, кто не является родителями, в более позднем возрасте, когда их дети уезжают и становятся источником социального удовольствия, а не стресса.

Большинство исследований родительского счастья сосредоточено на тех, чьи дети все еще живут дома. Это, как правило, показывает, что люди с детьми менее счастливы, чем их сверстники, не имеющие детей, потому что у них меньше свободного времени, сна и денег.

Реклама

Кристоф Беккер из Гейдельбергского университета в Германии и его коллеги задались вопросом, не изменится ли история родителей, чьи дети уехали из дома.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts