Эмоции все: Harvard Business Review Россия

Содержание

Harvard Business Review Россия

Генеральный директор European Multinational произнес замечательную речь перед 200 топ-менеджерами компании. Он поведал об основных стратегических проблемах организации и в заключение сказал, что готов ответить на вопросы слушателей. Более того, он подчеркнул, что очень огорчится, если его ни о чем не спросят. Но когда один из присутствующих поднял руку и задал вопрос, оратор схватился за голову. «Боже мой, — воскликнул он, — да я за всю жизнь не слышал более глупого вопроса! Следующий, пожалуйста». Больше желающих не нашлось…

В деловом мире к чувствам и эмоциям традиционно относятся пренебрежительно, их не понимают, игнорируют, подавляют. Сколько раз на совещаниях и встречах нам доводилось слышать раздраженные окрики солидных начальников: «Только без эмоций, пожалуйста!» До сих пор проявление чувств зачастую считается признаком слабости, неспособности держать себя в руках, осознавать, что реальный мир — это факты, а не нечто субъективное, двусмысленное и нестабильное. И сегодня многие принимают на веру утверждение Бертрана Рассела: «Наши эмоции обратно пропорциональны нашим знаниям: чем меньше мы знаем, тем больше распаляемся», — и соглашаются с Эйн Рэнд, заявившей, что эмоции «подобны фонарям в темной аллее чужой души, освещающим самые уязвимые места». Хуже того, многие руководители упрямо твердят одно и то же: если не контролировать эмоции, они возьмут над нами верх.

Действительно ли эмоции так страшны? Безусловно, нет. Чувства и эмоции — важнейшая часть человеческой личности, и в нашей жизни они играют не менее важную роль, чем логика и рациональное мышление. Чарльз Дарвин писал: «Эмоции способствуют выживанию, провоцируя необходимые поступки и сообщая ценную информацию». То есть, по сути, они выполняют функцию обратной связи, посылая нам данные о качестве нашей жизни и нашем состоянии. К счастью, сегодня все больше и больше руководителей осознают ценность чувств и понимают, что эмоции — важнейший управленческий инструмент, упрощающий и ускоряющий путь к успеху. Придав эмоциям на рабочем месте законный статус, научившись слушать и правильно истолковывать свои чувства, контролировать собственные эмоции, топ-менеджеры смогут лучше понимать себя и окружающих и с легкостью вдохновлять сотрудников на трудовые подвиги.

Оценка эмоций: эмоциональный коэффициент

В каждый момент своей жизни мы испытываем множество эмоций — как положительных, так и отрицательных. Если бы можно было все их перемешать и вывести средний результат, мы получили бы эмоциональный коэффициент (EQ) — представление о собственном расположении духа в данную минуту. EQ отражает нашу самооценку, или уверенность в себе и своей способности к выживанию (см. «тест во врезке»). Чем выше наш эмоциональный коэффициент, тем более сильными и счастливыми мы себе кажемся; чем ниже — тем более слабыми и неспокойными. На уровень EQ влияют три основных фактора.

Врожденные особенности. Некоторые люди от рождения более оптимистичны, чем другие, и в большей степени довольны жизнью. Во всех, даже самых разрушительных событиях они видят положительную сторону. Стакан кажется им наполовину полным, а проблемы радуют тем, что открывают новые возможности. Но есть и такие, кто неизменно зацикливается на плохом и обвиняет мир в собственных бедах.

Воспитание. То, как нас растили, как относились к нам в детстве и в юности родители и наставники, оказывает сильное влияние на самовосприятие. Бывший генеральный директор GE Джек Уэлч неоднократно рассказывал: мать всегда считала его лучшим, верила в уготовленный ему потрясающий успех и тем самым воспитала в нем прочное чувство уверенности в себе.

Жизненные события. Любые события — более или менее благоприятные — повышают или понижают наш EQ. Если мы переживаем ряд счастливых случайностей, наша уверенность в себе возрастает, и наоборот. Иногда череда событий порождает эмоции, которые, накапливаясь, соединяются как бы в восходящую или нисходящую спираль, что в результате вызывает либо эйфорию, либо состояние подавленности и даже депрессию.

Эмоциональный коэффициент руководителей оказывает сильнейшее воздействие на подчиненных, а EQ сотрудников — на качество жизни и работы топ-менеджеров. Осознав интенсивность этого влияния, руководители должны задать себе три вопроса, которые позволят им оценить, насколько они чувствительны к своему и чужому эмоциональному состоянию и осознают ли вообще его значение. 1) Встречались ли вам менеджеры с очень низким EQ, то есть люди в состоянии депрессии? Какие у вас впечатления от совместной работы с ними? 2) Встречались ли вам менеджеры с таким высоким EQ, что они заряжали энтузиазмом всех вокруг? Вам было с ними интересно? А может, они вас утомляли? Пугали? 3) Были ли у вас подчиненные, недовольные жизнью, но не желавшие об этом говорить? Пытались ли вы им помочь? Вам было легко или трудно?

Контроль над эмоциями

Сегодня руководители уже не могут позволить себе, как раньше, игнорировать эмоции или недооценивать их важность. Они должны «настраивать» себя на восприятие не только собственных чувств, но и чувств своих сотрудников. Ведь, выражая эмоции, мы рассказываем окружающим о самом главном: о том, довольны ли мы жизнью или хотим изменить ее. А прислушиваясь к чувствам других, мы приоткрываем завесу над их стремлениями и побуждениями. Чтобы поставить эмоции — свои и окружающих — на службу корпоративным целям, руководителям следует придерживаться некоторых рекомендаций.

Осознать себя — научиться интерпретировать собственные эмоции. Нередко люди испытывают сильные чувства и не могут понять — почему? Они даже обращаются к друзьям за помощью в дешифровке собственных эмоций! Чтобы понимать свои чувства и извлекать из них максимальную пользу, надо знать себя, свои приоритеты и ценности. И наоборот, если мы внимательно прислушаемся к своим эмоциям, то наверняка докопаемся до того, что для нас действительно значимо: чем сильнее чувства, тем больше вероятность, что их вызвало важное для нас событие.

Научиться управлять собой, то есть своими желаниями и действиями, порождаемыми этими желаниями. Мы считаем, именно это имеют в виду люди, восклицая: «Поменьше эмоций!» Речь не о том, чтобы перестать испытывать эмоции, а о том, чтобы, оценив их последствия, взять эмоции под контроль. Ни для кого не секрет, что зачастую мы испытываем смешанные чувства. Одно и то же событие вызывает у нас одновременно и положительные, и отрицательные эмоции в зависимости от того, с какой точки зрения мы его оцениваем: например, краткосрочных или долгосрочных перспектив. Скажем, закурив сигарету, я могу испытать сразу и положительные эмоции — удовольствие, и отрицательные — переживание за собственную жизнь. Или другой пример: купив дорогие часы, которые мне действительно приглянулись, я чувствую радостное волнение и одновременно грусть: я только что выложил огромные деньги и практически остался на мели. Наша задача — уравновешивать противоречащие друг другу интересы и эмоции исходя из собственного представления о цели своего существования.

Развивать социальный интеллект — прислушиваться к сигналам, которые посылают руководителям сотрудники, и стараться их понять. С помощью этих сигналов люди рассказывают начальникам о своей жизни, о чувствах, которые они испытывают на рабочем месте (а ведь за обстановку на работе в значительной степени ответственны именно руководители). К этим сигналам следует относиться очень внимательно и вовремя на них реагировать.

Выстраивать отношения с окружающими. Максимального успеха топ-менеджеры могут добиться, только если их сотрудники чувствуют: им ничто не угрожает и возможностей для лучшей жизни становится все больше. Во власти руководителей создать благоприятную рабочую обстановку — для этого, в частности, нужно так планировать назначения на должности и так организовывать рабочий процесс, чтобы люди раскрывали свой потенциал, развивались и максимально полно применяли свои способности. Согласовывать требования предприятия и личные интересы сотрудников крайне трудно, но это входит в задачи руководителя (конечно, с поправкой на обстоятельства). Хорошие начальники дают подчиненным задания, отвечающие их «расположению духа»: они следят за текущим уровнем их самоуважения и уверенности в себе. Они внимательны к колебаниям их EQ — ведь эти перепады часто свидетельствуют о том, что в жизни сотрудников происходят некие события, о которых начальнику, возможно, стоило бы знать. Кроме того, руководители должны уметь играть на чувствах других и с их помощью мотивировать и стимулировать сотрудников. Лу Герстнер, бывший генеральный директор IBM, советовал: «Умело пользуйтесь честолюбием, страхом, гневом и гордостью. И еще, извлекайте пользу из желаний людей (это тоже эмоции), предлагая им возможности для роста, лучшего заработка или обучения».

Эмоции — неотъемлемая часть нашего бытия и непременное условие выживания. Это «приборная панель», ориентируясь на которую мы ведем вперед свою жизнь. Людям, научившимся понимать свои чувства и эмоции и контролировать их, проще реализовать свои глубинные устремления, а значит, у них больше шансов жить полной жизнью. Руководители, тонко чувствующие эмоции сотрудников и умеющие правильно на них сыграть, создают в организации здоровую обстановку, которая способствует хорошей работе, приносит удовлетворение сотрудникам и пользу — компании.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Эмоциональный коэффициент (EQ) — это ваша оценка собственной воли к жизни и шансов, что у вас все сложится «как надо». EQ непосредственно влияет на ваши суждения и на то, какое значение вы придаете каждому человеку, с которым сталкиваетесь, или событию, которое происходит с вами.

От 10 до 25 баллов

У вас тяжело на душе. Что-то идет не так, как должно. Ваши жизненные функции подавлены. Вы в тупике. Выход найти не удается. Вы чувствуете себя незащищенным и запутавшимся. Постарайтесь гармонизировать свою жизнь, вновь привести ее в соответствие с собственными приоритетами. Тщательно изучите личный и профессиональный аспекты своего существования. Возможно, вам требуется помощь. Определите, что именно не так. Найдите способ измениться и выбраться из тупика.

От 25 до 40 баллов

У вас все хорошо. В целом, жизнь протекает правильно. Но это вовсе не означает, что вы абсолютно спокойны и беззаботны. Скорее всего, вам хотелось бы добиться чего-то большего или лучшего. Быть может, вы слишком осторожны? Не пора ли развивать свои способности (в порядке значимости), начать рисковать, активировать новые жизненные функции? Может, уже стоит встряхнуться и начать действовать?

От 40 до 50 баллов

Вы полностью используете свой потенциал. Вы в хорошей форме, живете своей жизнью, исполняете свои самые смелые мечты. Вы расцветаете. Но осторожно: иногда это ослепляет. Не допускайте «инфляции эго». Следите за своими эмоциями!

Harvard Business Review Россия

Мы все прекрасно знаем, сколь опасно поддаваться порывам. Когда мы счастливы, мы становимся расточительными: оставляем большие чаевые или покупаем яхту. Когда даем волю гневу — отправляем язвительное письмо начальству или лезем в драку. И тогда на долю секунды мы чувствуем себя превосходно. Однако велика вероятность, что сожаление о необдуманном поступке — и его последствия — будут мучить нас долгие годы и повлияют на нашу карьеру и жизнь.

Мы с моим другом Эдуардо Андраде задумались, могут ли эмоции влиять на принимаемые нами решения после того, как мы успокоились. Мы предположили, что могут. Исследователи утверждают: поступки, которые мы совершаем под воздействием эмоций, влияют на нашу жизнь гораздо дольше, чем вызвавшие их события или переживания. Когда нам снова приходится принимать решение, мы обращаемся к прошлому опыту — и не задумываемся, действовали ли мы тогда под влиянием чувств или нет. А это значит, даже остыв, мы повторяем те же ошибки.

Если поступки, совершенные под воздействием чувств, управляют нашим последующим «рациональным» поведением, похоже, мы не слишком поднаторели в умении принимать решения. Чтобы проверить, так ли это, мы понаблюдали, как ведут себя люди под влиянием эмоций. Мы вызвали у группы испытуемых чувство раздражения, продемонстрировав им отрывок из фильма «Жизнь как дом». В этом сюжете высокомерный начальник увольняет архитектора, а тот в ответ крушит стоящие в офисе макеты. Другой группе мы решили поднять настроение и показали им сюжет из сериала «Друзья».

После просмотра мы попросили зрителей принять участие в экономической игре «Ультиматум». По ее условиям у нас с Эдуардо было 20 долларов и мы могли ими поделиться с участниками эксперимента: иногда по-честному, предлагая половину суммы, иногда нет. Получатель мог принять или отклонить предложение. Если он его отклонял, ни одна из сторон ничего не получала.

Согласно классической экономической теории люди возьмут любую сумму, лишь бы получить хоть что-то. Однако поведенческие экономисты считают: человек готов поступиться деньгами, чтобы наказать того, кто сделал ему несправедливое предложение.

Результаты нашего исследования еще раз подтвердили эту гипотезу. Что любопытно, в группе «раздраженных» зрителей подобная реакция была более выраженной. Те, кто смотрел сюжет из фильма «Жизнь как дом», чаще, чем зрители сериала «Друзья», отказывались от денег — при том, что содержание отрывка не было связано с нашей игрой.

Подобно тому, как семейная ссора портит настроение и провоцирует на необдуманные поступки, неприятные фильмы заставляют нас отвергать несправедливые предложения — хотя вовсе не они испортили нам настроение.

Но главное мы узнали потом. Мы выдержали паузу и, когда чувства улеглись, попросили зрителей сыграть еще раз. И наши опасения подтвердились. Те, на кого просмотр оказал неприятное воздействие, и в этот раз чаще других отказывались от наших предложений. Они пошли по опробованному пути и принимали те же решения, что и в состоянии эмоционального возбуждения.

А теперь представьте себе руководителя, ценные бумаги которого за неделю упали в цене на 10%. Он расстроен и зол — и в таком состоянии он должен принимать важные решения. Если эти решения он принимает непосредственно после обнаружения потерь, ничего путного ждать не стоит. Хуже того, такие решения станут «образцовыми»: в мозгу руководителя отложится, что поступать надо именно таким образом.

Поэтому так важно правильно действовать в состоянии эмоционального возбуждения. Чтобы овладеть этим умением, попробуйте следующую тактику: сделайте глубокий вдох, сосчитайте от десяти до одного (или от десяти тысяч до одного). Подождите, пока чувства улягутся. Отложите принятие решения на завтра. Если вы этого не сделаете, то можете сильно пожалеть.

Эмоции в спорте | NikonPro: Фотографы Nikon

За что люди любят большой спорт? За красоту движений, за стойкость и мужество, за упорную борьбу несмотря ни на что, за желание спортсменов стать быстрее, выше, сильнее. Это своего рода преодоление природы, победа над ограниченными человеческими возможностями. Какой момент в соревнованиях запоминается нам ярче всего? Конечно — победа! Порой невозможно передать тот шквал эмоций, которые захлестывают спортсменов, болельщиков и всех, кто следит за соревнованиями. Но амбассадору Nikon Роберту Максимову на своих фотографиях удается запечатлеть самое ценное — живые чувства. На примерах своих работ Роберт делится с читателями секретами мастерства.  

В разных видах спорта эмоции профессиональных спортсменов схожи: радость и счастье, если победил, и огорчение, переживание, если что-то не удалось. Но наивысшего накала страсти достигают, пожалуй, на Олимпийских играх. К этим соревнованиям спортсмены готовятся годами, в них вкладываются все душевные, физические и эмоциональные силы. Пик карьеры любого профессионала  — Олимпиада. Нервы натянуты до предела. На Олимпийских играх соперничают суперзвезды мирового спорта, здесь просто не может быть иначе! Как рассказывают потом сами олимпийцы, это непередаваемые ощущения: «Весь мир замер в ожидании, когда ты сделаешь то, ради чего приехал». А приезжают, конечно, за победой! 

Самые сильные эмоции — во время выступления. Прыгнул последнюю высоту, отбил последний мяч — азарт и страсти зашкаливают. И для профессионального фотографа очень важно это учитывать. Следует помнить, что свои чувства спортсмен в первую очередь обратит в сторону тренера или любимого человека. Поэтому перед последним, решающим, выходом, я всегда стараюсь встать поближе к тренеру. С этой точки можно сделать очень хорошие, яркие кадры, показать крупным планом лицо, переживания на лице чемпиона. 

Очень сложно поймать эмоциональные моменты в тех видах спорта, где соперники играют друг напротив друга, например, в теннисе или в командных видах. Здесь уже мне помогает профессиональное чутье — заранее понять, кто же станет победителем, кого нужно будет фотографировать в первую очередь. Я всегда тщательно готовлюсь к соревнованиям: изучаю спортсменов, их приемы, на олимпиадах — просматриваю протоколы. Заранее составляю для себя план съемок: где и в какое время я должен оказаться, чтобы ничего не пропустить. Все это нарабатывается с опытом. Когда уже знаешь специфику того или иного олимпийца, то знаешь, какие у него будут эмоции, и ждешь определенный кадр.   


Чаще всего спортсмены выражают свои чувства двумя способами. Одни задействуют голос и мимику: кричат, улыбаются, зажмуриваются. Другие выражают эмоции телом: падают на колени, целуют от счастья корт или бросают ракетки. Это очень принципиальный момент для фотографа, потому что важно заранее определиться с оптикой. Если нужно снять крупный план, то я обязательно возьму AF-S NIKKOR 400mm f/2.8E FL ED VR, если нужен общий, то я выберу AF-S NIKKOR 70-200mm f/2.8E FL ED VR. 

В моей практике был случай. Последняя попытка, решающие мячи, и, понимая специфику чемпиона, я мгновенно перебрасываю объективы с тяжелой оптики на AF-S NIKKOR 70-200mm f/2.8G ED VR II. Фотографы рядом остаются на линзах с фокусным расстоянием 400 мм, чтобы снимать эмоции крупным планом. Вдруг спортсмен падает на корт! И я делаю отличный кадр! Да, иногда это удача, но в основном — привычка думать на шаг вперед, предчувствовать и анализировать. 


Кроме того, у каждой звезды спорта есть свои «фишки» — жесты, движения, характерные знаки. С ними человек становится узнаваемым. Если фотограф знает о «фишках» заранее, то обязательно дождется их и сделает красивый кадр. 


Я очень люблю фотографировать спортсменов, которые ярко выражают свои эмоции. У них, как говорится, все написано на лице. Радость победы — это то, что чемпион может подарить другим людям, разделить вместе с теми, кто болеет за него, со своим тренером и командой. На Западе считается обязательным показывать, как ты счастлив, дарить улыбки публике. Но не все российские спортсмены это понимают. К примеру, у меня бывали случаи, когда приходилось подходить к нашим чемпионам и просить их активнее выражать свои эмоции. Ведь нельзя радоваться победе с каменным лицом.

Самая главная задача профессионального фотографа — не упустить момент. Очень важно успеть поймать эмоцию в кадр. К примеру, в теннисе, если у вас на снимке чувства на лице сложатся с ракеткой и мячом, который летит на скорости свыше 200 км/час — это будет прекрасная фотография! Но чтобы ее сделать, нельзя снимать бездумно. Я всегда советую тщательно выбирать момент, готовиться, и только потом нажимать на кнопку спуска затвора. В этом движении должно быть заложено все ваше мастерство: задуманный кадр, увиденный кадр и получившийся идеальный снимок. Это большой спорт, здесь не бывает дублей. Возможности переснять не будет: либо успел поймать эмоцию, либо нет. 

Эмоции и движения спортсменов во время соревнований, к сожалению, не всегда бывают красивыми. Есть спортсмены изящные от природы. У них интересные, приятные и плавные черты, и на фотографиях они всегда получаются выигрышно. Но есть и те, кто занимают призовые места, но при этом, с точки зрения эстетики, их движения далеки от идеала. В таких случаях во время выступлений выразительное эмоциональное лицо я стараюсь снять крупным планом, а руки и ноги при этом могут быть в небольшом размытии. Задача фотографа состоит как раз в том, чтобы найти ракурсы, при которых чемпионы будут выглядеть хорошо. Иногда даже простая смена позиции помогает сделать более интересный кадр.


Бывает, что спортсмены во время сильного напряжения стоят гримасы, закатывают глаза — такие кадры никогда не получатся красивыми. Обычно тренер старается научить своего подопечного следить за этими эмоциями. Но бывают и другие случаи: травмы, ушибы, даже кровь. Этого никогда нельзя предугадать заранее. 

На моей памяти был один случай. Во время соревнований на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро наш борец Давит Чекветадзе получил сильную травму глаза. Он все-таки выиграл золотую медаль, и во время церемонии награждения стоял на верхней ступени пьедестала со счастливой улыбкой и огромным синяком под глазом. 

А вот, к примеру, регби  — вид спорта, в котором постоянно идет суровая и жестокая борьба. Синяки, ушибы, ссадины в порядке вещей. И там фотографу нужно наиболее тщательно подходить к выбору ракурсов для съемки и последующему отбору кадров, которые попадут в СМИ.

Повидав многое за время своей работы, могу сказать, что далеко не все снимки достойны того, чтобы их показали широкой публике. Спортивный фотограф не папарацци, он должен всегда соблюдать этику, уважать спортсменов и мероприятие, на котором он находится. Во время соревнований случается всякое, и некоторые кадры могут выглядеть неэстетично. Поэтому такие снимки я всегда удаляю, не храню в своем архиве. 

Не только эмоции чемпионов на стадионе должны привлекать внимание фотографа. Много всего интересного происходит вокруг!  Я всегда осматриваю трибуны: хорошие эмоциональные снимки можно сделать и там. Кто-то из великих мира сего приходит посмотреть мероприятие. Или на трибуне разворачивается достойный внимания сюжет. А уж во время победы или поражения любимых публикой спортсменов страсти кипят с утроенной силой!

В каждой стране болельщики, конечно, больше переживают за своих, особенно это заметно в Соединенных Штатах Америки. Там всегда очень тяжело выступать, потому что даже в СМИ стараются показывать только американских спортсменов. Но чувства всегда неподдельные: скорбят и радуются всей страной. 

Что же касается фотографий проигравших, в моей коллекции есть всего несколько таких снимков. Во-первых, потому, что в большом спорте все внимание достается победителю. Есть даже своеобразное негласное правило: когда выиграешь, тогда мы тебя и снимем. А на самом деле на это просто не остается времени. Возле чемпиона всегда какое-то действие: то ждешь, когда он покажет свою коронную «фишку», то снимаешь бесконечные обнимания с родными, с тренером, с командой, слезы радости на глазах, овации трибун. Попросту боишься отвлечься и пропустить хороший кадр. А во-вторых, редко кто из проигравших открыто демонстрирует свои переживания… Это по-спортивному: достойно проиграл — достойно уходи. 

Как распознать эмоции человека? | Блог РСВ

Эмоции способны управлять нашими поступками сильнее, чем мы себе представляем. Даже отсутствие эмоций также влияет на поведение и мышление. Почему же так важно научиться распознавать свои эмоции — от эмоционального состояния зависит продуктивность, мотивация, коммуникации, способность принимать грамотные решения, возможность расширения мировоззрения. Если вы игнорируете свои эмоции, то не сможете предотвратить их разрушительные воздействия. Мы подготовили полезные рекомендации из нашего бесплатного онлайн-курса «Эмоциональный интеллект: как развивать и использовать в карьере», который доступен для обучения всем желающим.

Как распознать гнев и злость?

Человек, который разбирается в своих эмоциональных реакциях, легко переключается из одного состояния в другое. Например, когда специалиста одолела лень, он может самостоятельно настроить себя на работу. Или почувствовав печаль, пойти развеяться и улучшить настроение. Важно научиться понимать себя, чтобы управлять своими реакциями. Разберем на примере гнева и злости, по какому принципу распознавать эмоции.

Первый шаг — наблюдайте за своими эмоциями. Важно зафиксировать моменты, когда вы почувствуете раздражение, плавно перетекающее в злость, а затем и в гнев. Первым сигналом злости станут физические проявления:

  • пот на ладонях,
  • напряженные лицевые мышцы,
  • болезненные ощущения в животе,
  • головокружение.

Эмоциональные проявления:

  • подавленность,
  • желание все бросить и уйти,
  • раздражительность и гнев.

К этим признакам злости можно добавить желание грубить и отвечать в саркастическом тоне, повышать голос, потирать голову. Если вы сможете осознанно идентифицировать у себя такие проявления, то этого уже будет достаточно для того, чтобы снизить злость. Есть еще несколько методов, которые помогут распознавать и управлять своими эмоциями.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Составьте свой эмоциональный словарь

На первый взгляд кажется, что эмоции просты и легко поддаются описанию. Но, например, та же злость может подразделяться на раздражительность, нетерпение, разочарование и другие эмоции. Для облегчения распознавания чувств необходимо расширять собственный словарь эмоций. Попробуйте разделить эмоции на категории и к каждой категории написать несколько синонимов.

Пример:

Беспокойство: напряжение, тревога, стресс, осторожность.

Также важно отличать эмоциональные реакции от состояния. Разница во времени — эмоции быстротечны, состояние же может длиться от нескольких часов до нескольких дней.

Запишите свои эмоции в моменте

Согласно исследованию американского психолога Джеймса Пеннебейкера, человек лучше понимает свое состояние, если регулярно записывает свои эмоции. Записи можно делать каждый день, в особо сложные периоды или когда чувствуете эмоциональную суматоху.

  1. Установите таймер на 15 минут.
  2. Возьмите блокнот или телефон, начните выписывать все эмоции за месяц, неделю и в этот день.
  3. Не думайте о том, что можете не грамотно излагать свои мысли.
  4. Вам необязательно сохранять документ, важно просто выплеснуть эмоции.

Регулярное записывание эмоций заметно улучшает общее физическое и психологическое состояние. Когда вы научитесь понимать свои скрытые эмоции, вам легче будет распознавать чувства других людей.

Эмоции Гастона и теория невероятностей. Шесть книг для чтения с детьми

По выходным сотрудники столичных читален рассказывают о произведениях, которые лучше всего читать с малышами и обсуждать с ребятами постарше. Маргарита Кузнецова из библиотеки № 66 выбрала шесть книг, которые могут сделать любой семейный вечер интереснее и теплее.

Малышам

«Паровозик Пых» Тамары Крюковой

Я люблю наблюдать за малышами в нашей библиотеке, каждый раз очень радуюсь, что им прививают любовь к чтению с раннего возраста. Им нравится не только брать книги домой, но и просто ходить среди стеллажей, листать томики в уютном уголке зала. Одна из любимых книг наших маленьких читателей — «Паровозик Пых» Тамары Крюковой.

Она состоит из небольших рассказов, написанных простым и легким языком. Они помогут малышам разобраться, что такое настоящая дружба, вежливость, воспитанность. Герои научат легче засыпать, расскажут, как найти у себя талант, и объяснят, что в жизни самое ценное.

Тамара Крюкова — лауреат различных детских литературных премий. В 2007 году, например, она стала победителем Всероссийского конкурса «Алые паруса».

«Эмоции Гастона» Орели Шьен Шо Шин

Вторая книга, которую хочу посоветовать родителям малышей, затрагивает не просто модную, но и очень важную тему эмоционального интеллекта. В современном мире детям трудно справляться со своими эмоциями, порой они даже не понимают, что с ними происходит. На помощь приходят книги из серии «Эмоции Гастона» современной писательницы и иллюстратора Орели Шьен Шо Шин.

Книжки объясняют, что гнев, злость, ревность, обида, смущение — это естественные реакции, которыми на самом деле можно управлять. Они помогут ребенку прожить свою эмоцию вместе с главным героем, милым единорогом Гастоном, и снова обрести спокойствие.

Ребятам постарше

«Дикий робот» Питера Брауна

Опрос среди участников акции «Московская программа летнего чтения 2020» показал, что одна из самых читаемых среди детей книг — «Дикий робот» американского писателя Питера Брауна. Тут и путешествие, и катастрофа, и необитаемый остров, и необычный герой — робот-девочка по имени Роз.

Ей предстоит выжить в дикой природе, адаптироваться в новом необычном мире, подружиться с его обитателями. И, конечно, стать настоящим человеком, познав доброту, ответственность за себя и других, научившись понимать и принимать окружающих. В общем-то, на острове ей понравится: тут есть разные животные и птицы, с которыми она подружится, а также гусенок Красноклювик, который всюду ходит за ней. Так что возвращаться обратно ей совсем не захочется.

«Человек-горошина и Простак» Александра Шарова

Еще обязательно прочтите вместе с детьми книжку «Человек-горошина и Простак» известного советского писателя Александра Шарова. Это псевдоним, его настоящее имя — Шер Нюренберг. Он написал не просто интересную сказку, а произведение, которое заставит поразмыслить на достаточно серьезные темы.

Главный герой, сирота Простак, противостоит могущественному колдуну Турропуто, который хочет ввергнуть в хаос весь мир. А вся надежда на встретившегося в пути мудрого Учителя да на завязанное в узелочек матушкино волшебное наследство. Некоторым может показаться, что произведение немного мрачное. Но дети любят такие сказки, поэтому гарантирую, что эту книгу они прочтут залпом.

Подросткам

«Теория невероятностей» Виктории Ледерман

Многие люди думают, что современная литература для подростков поверхностна и ничему не учит. Но это не так. Многие произведения сочетают в себе и интересное повествование, и мудрые мысли, как, например, «Теория невероятностей».

Эта книжка захватывает с первой страницы своими крутыми сюжетными поворотами. Предугадать заранее, что произойдет дальше, абсолютно невозможно. Сначала у главного героя, обычного подростка Матвея, дома отключают интернет. А потом он оказывается в альтернативной реальности, откуда надо срочно выбираться. Ведь здесь мальчику нет места — оно занято совсем другим человеком, да к тому же девчонкой. Пытаясь вернуться обратно домой, мальчик получает редкий шанс изменить собственную жизнь. А еще — научиться не замыкаться в себе, ценить близких, верить в дружбу и людей.

Современная российская писательница Виктория Ледерман знает все о подростках, которых делает главными героями своих книг, — она работала учительницей в школе. Благодаря ее фантазии обычные ребята попадают в невероятные переделки и этим точно не дают заскучать читателям. Ледерман — лауреат премий имени Крапивина, «Книгуру» и других.

«Солонго. Тайна пропавшей экспедиции» Евгения Рудашевского

Книгу «Солонго. Тайна пропавшей экспедиции» очень хочу порекомендовать не только подросткам. Мне кажется, ее оценят и взрослые, любившие в юности приключения, путешествия и произведения Владислава Крапивина. Тем более написал ее молодой, но уже известный писатель Евгений Рудашевский — лауреат многих литературных премий.

Начало книги чем-то напоминает загадочную и увлекательную квест-комнату. В сюжете есть и реалистичные приключения, и путешествия, и детективные расследования, и открытие новых неизведанных земель. Эта книга о взаимоотношениях человека и природы, о счастье и горьких потерях, о дружбе и предательстве, а также о том, что намного важнее золота. Вместе с героями вы отправитесь в экспедицию по Восточной Сибири и будете разгадывать их тайны.

Больше отличных книг, проверенных читателями детских библиотек и их сотрудниками, — в рубрике «Советы библиотекаря».

Страница не найдена

Страница не найдена WHOOPS! 404

It looks like you are lost! Try searching here

  • Важно
  • Маркетинг
  • Внешние СМИ

Настройки конфиденциальности

Здесь вы можете посмотреть все используемые файлов cookie. Вы можете дать свое согласие на все категории или показать больше информации и выбрать только определенные cookie.

название Основные Cookies
поставщик Schiedel GmbH
Цель Сохраняет настройки посетителей
Имя Cookie borlabs-cookie
Cookie экспирации 1 Year

Официальное уведомление

Что такое алекситимия и как понимать свои чувства

Алекситимия — это не психиатрический диагноз, так называют состояние, при котором человек не способен описать и понять свои чувства и эмоции. Она приводит не только к проблемам в межличностных отношениях, но и может стать причиной психосоматических болезней. Мы поговорили с людьми, живущими с алекситимией, и узнали у экспертов, как с ней бороться.

«Это как не чувствовать вкуса и запаха»

Татьяна, 21 год

У меня шизоаффективное расстройство, обсессивно-компульсивное расстройство и синдром Аспергера — первые признаки были в подростковом возрасте, диагнозы поставили несколько лет назад. В детстве я впервые я поняла, что мне сложно определять эмоции и чувства. Я могла плакать и не осознавала из‑за чего. Из‑за боли или из‑за того, что мне грустно.

Когда я понимаю, что что‑то чувствую, я стараюсь обращать внимание на ощущения в теле. Если появляется тяжесть в груди, скорее всего, это отрицательные эмоции — грусть, печаль, обида. Если в теле и конечностях чувствуется тепло, то наверняка положительные.

Долгое время я не понимала, что такое влюбленность и симпатия и могу ли я их испытывать. От других чувств я смогла их отличить, когда встретила своего молодого человека в восемнадцать лет. Это совершенно другой уровень чувств, который я ощущала физически: сердце билось чаще, когда я думала о нем, мне хотелось быть рядом с ним, при разговоре становилось жарко, потели ладони, в голове было ощущение опьянения. И как‑то так я поняла, что это что‑то новое и что я могу кого‑то любить.

Страх тоже проявляется больше физически: не хватает воздуха, болит голова, сильный шум в ушах, спазм в кишечнике, скованность мышц, холод в теле, дрожь. Похоже на начало простуды — я бы сказала так, чтобы было более понятно.

Самое сложное для меня — говорить близким, что я чувствую, если они меня об этом спрашивают или ждут в разговоре, что я скажу что‑то об эмоциях. Я просто ощущаю, что не нахожу слов для этого, их как бы нет, и я не знаю, что сказать. В такие моменты люди думают, что я ничего не чувствую, и мое молчание ставит их в тупик.

Иногда родные злятся — видимо, ждут эмоциональной отдачи в процессе разговора, а я часто не знаю, что сделать, какую эмоцию показать, выдавить из себя. Но я думаю, что они злятся не специально. Как‑то говорили с мамой про дальнейшее обучение, я объяснила, где и на кого хочу учиться, на что она ответила, что я говорю без интереса и эмоций, словно мне все равно.

Ты будто лишен возможности прочувствовать эмоции по полной. Их словно нет, и ты не знаешь, какие они, потому что злость и радость чувствуются одинаково пресно. Для меня это как жить с постоянным насморком и не ощущать вкуса и запаха.

Родителям я не говорила об алекситимии и синдроме Аспергера. Они старой закалки, все люди с аутизмом для них — не умеющие говорить и содержащиеся в интернатах. Также мы не очень близки, и я даже не знаю, как мягко рассказать про свои состояния. Я пробовала объяснить маме мое ментальное расстройство, но для нее это «ты не можешь держать себя в руках», так что все мои рассказы и показанные статьи на эту тему бесполезны. У меня есть инвалидность по физическому здоровью — родители относятся ко мне так, как к людям с инвалидностью в России: считают слабой и неспособной работать. Они в курсе, что я психически нездорова, но если сказать им еще и о проблемах с эмоциями и синдроме Аспергера, они будут относиться ко мне с еще большей жалостью и мыслью, что я не такая, как нормальные дети, и что это их наказание от Бога. А вот мой молодой человек в курсе моих проблем, и после того, как он узнал о них, мы стали лучше понимать друг друга.

Я прохожу курс психотерапии, и мне очень тяжело говорить о том, что я чувствую, о своих эмоциях. Но чем больше проходит времени, тем больше я учусь описывать свои эмоции в образах. Например, грусть — темная и пасмурная туча. Это странный опыт, но мне нравится.

«Меня считали черствым и нелюдимым человеком»

Уайт, 35 лет

У меня биполярное расстройство второго типа. В настоящее время я в ремиссии и продолжаю медикаментозное лечение. Я давно чувствовал, что мне трудно описывать эмоции и чувства, но впервые осознал это около десяти лет назад. Тогда мы часто в компании играли в словесные игры, и мне несколько раз доставались вопросы формата «что ты чувствуешь по отношению к… (человеку, явлению, событию и так далее)?» Такие вопросы ввергали меня в ступор, и при этом я замечал, что у других людей нет проблем с ответами. Пытался понять, как они так быстро находят слова, какое‑то время даже подозревал, что они придумывают их на ходу. Уже позже случайно наткнулся в интернете на статью об алекситимии и опознал знакомые симптомы.

В моем случае алекситимия не влияет на творчество и профессиональные задачи: люблю художественную литературу, построенную на проблематике человеческих взаимоотношений, иногда сам пишу прозу, стихи, песни. От лица лирического героя чувства формулировать проще, к тому же это тренировка вербализации.

А вот в личной жизни и общении с друзьями алекситимия приводит к проблемам: близкие часто замечали, что у меня трудности с выражением эмоций — раньше в основном злились и занимали позицию «почему нельзя сразу сказать нормально». Меня долго считали черствым и нелюдимым человеком, потому что я не понимал, как выражать различного рода сопереживания. Несколько раз ссорились с моей девушкой почти до разрыва, потому что моя реакция была «неправильной»: не соответствовала ситуации и некорректно отображала мои собственные эмоции.

После того как я начал предупреждать о моей проблеме, конфликтов стало меньше, с близкими мы стали больше разговаривать о чувствах.

Еще у меня бывают проблемы с принятием решений из‑за невозможности понять, какое чувство руководит мнением, но это скорее хорошо: приходится учиться смотреть на вещи с позиции рацио, фиксируя плюсы и минусы, вместо того чтобы поддаваться эмоциям.

«Мои ощущения — загадка для меня самого»

Антон, 30 лет

До недавнего времени я не знал о такой проблеме, как алекситимия, но замечать, что не понимаю свои эмоции и чувства, начал в юности. Не мог понять, как надо реагировать на действия одноклассников и друзей — когда надо смеяться, злиться и расстраиваться. До сих пор не отличаю шутку от оскорбления, если оно не явное. Например, могу обидеться до слез, если мне скажут «дурачок» по-дружески, и засмеяться, услышав в свой адрес мат.

Пытаясь социализироваться, я повторял за другими людьми, но это выглядело неуклюже, я не улавливал нормы. Меня травили в школе, а я не знал, как реагировать: на оскорбления молчал, а за легкую иронию мог полезть в драку, потом стыдился и извинялся.

Когда начал работать, не мог прижиться в коллективе, потому что не считывал чужое отношение ко мне и, соответственно, не знал, как мне относиться к людям. Многие говорили, что я веду себя высокомерно, что меня удивляло и расстраивало, ведь я просто все время молчал. Моя нелюдимость приводит к тому, что, несмотря на высокие профессиональные показатели, карьерный рост и руководящая должность мне не светят. В гуманитарной сфере, которой я занимаюсь, крайне важны взаимоотношения с людьми, умение понимать и считывать эмоции других, особенно если хочешь управлять коллективом.

С друзьями и близкими людьми отношения не складываются по той же причине — взаимное непонимание, которое даже сильная романтическая или дружеская привязанность не смогли побороть. Разницу в направлении этих привязанностей я ощущал только по наличию сексуального желания, которое проявляется стандартным человеческим образом. Однако его отсутствие не останавливало от необдуманных поступков: я признавался в романтической любви подругам и даже друзьям, хотя и не думал о сексуальных отношениях с ними, меня просто тянуло к ним и в их присутствии становилось физически тепло и комфортно. Люди, мягко говоря, удивлялись в ответ на мое предложение встречаться, а парни выражали неприязнь. Со многими замечательными людьми отношения были испорчены раз и навсегда, даже извинения не помогали вернуть дружбу.

И после разрыва отношений я не понимал, что испытываю, — то грустил, то радовался, и это сводило с ума. Когда бывшая девушка съехала от меня, у меня в пустой квартире часто захватывало дыхание, пульс учащался, особенно когда вспоминал наш быт. Причины непонятны, потому что обижаться и злиться не на что, ведь расстались мы по моей инициативе. А как‑то друг выложил фотографию с вечеринки, и у меня внутри все закипело, дыхание тоже перехватило (кажется, это моя стандартная реакция на что угодно), но я не понимал, что внутри меня происходит. Я позвонил ему и спросил, почему он туда пошел, что звучало очень глупо, — он не понял этого вопроса, а я уже не понимал, почему его задаю, да еще срывающимся голосом. Мои друзья знают, что я не любитель вечеринок в принципе, и я это знаю про себя, поэтому в уме не держал никаких претензий, но какие‑то эмоции захлестывали, судя по физическим проявлениям. Я бы назвал их бессодержательными, фантомными.

Подробности по теме

«Я размышляла, как лучше умереть»: истории подростков с ментальными расстройствами

«Я размышляла, как лучше умереть»: истории подростков с ментальными расстройствами

Попытка объяснить людям, что у меня проблемы с эмоциями, не помогает: даже самые близкие уверены, что это блажь и я просто не хочу себя контролировать и «стараться понять других».

Когда я впервые обратился к психиатру, он сказал что проблемы с эмоциями — это невроз. Я долго лечился разными препаратами, но ситуация не становилась лучше, до сих пор мои ощущения — загадка для меня самого. Психотерапия слабо, но помогает: врач научил определять, чем чувства отличаются от эмоций, но распознавать их все так же трудно. Я усвоил, что эмоция — это маленькое кратковременное острое ощущение, будто вспышка, молния, ни о чем подумать не успеваешь. А чувство — это длительное состояние, сопровождаемое кучей мыслей. Например, я ударился об стул и закричал, руки сжались, инстинктивно в ответ ударил по стулу — значит возникла эмоция злость. Но был у меня коллега на бывшей работе, который меня подставил, и если мы выходили в одну смену, то я чувствовал напряжение в мышцах, учащенное сердцебиение и часто думал о том, как же он может быть таким паршивым человеком.

Сложнее всего для меня рассказать врачам, что я испытываю: какие бы слова я ни подбирал, все кажется враньем или фантазией. Это касается и психических, и физических ощущений. Стоит зайти в кабинет гастроэнтеролога или терапевта и начать жаловаться, как я прислушиваюсь к себе повнимательнее и начинаю думать, что ощущения мне привиделись. С психотерапевтом и психиатром то же самое: кажется, что я на самом деле здоровый фантазер, ведь я не могу донести, как именно себя ощущаю, а специалисты не телепаты и не могут понять.

«Я не могу облечь чувства в человеческий язык»

Кристина, 28 лет

Я ходила к психологу с проблемами пограничного расстройства и депрессии, однажды он попросил меня описать себя, и я почувствовала замешательство, потому что не знаю, кто я. Сказала ему, что состою из слоев: снаружи вежливая оболочка, под ней злой гопник, а под ним добрая душа, которая всех спасает, и именно ее защищает гопник. Дальше снова что‑то темное, что я не понимаю и боюсь анализировать, и так до бесконечности. Позже эти слои вышли в некие субличности, и их эмоции воспринимались как чужие, которые я не могу понять или контролировать. Я дала им имена, и они говорят в голове, словно отдельные части меня: добрая, агрессивная, чрезмерно эмоциональная, моя обычная.

У меня получается описывать свои ощущения с помощью таблицы чувств, нам на парах по психотерапии (я училась на врача) предлагали ей пользоваться, чтобы рассказать окружающим о своих ощущениях. Но иногда я испытываю вещи, которых нет в этой таблице или нет названия этим чувствам.

Эмпатия у меня развитая, я легко понимаю окружающих, но внутри меня либо смесь [чувств], либо вообще ничего. Это не отражается на моем хобби: я рисую нужные эмоции своим героям, иногда рисунок помогает мне разобраться в том, что я чувствую, либо это начинают понимать окружающие — порой ужасаются. Из‑за алекситимии я мало общаюсь с людьми, потому что не могу ответить нужными им эмоциональными реакциями.

Например, если человек повысил на меня голос, я могу заплакать, даже если мне просто показалось, что на меня давят, или слишком впадаю в ярость и кричу. Не бывает какой‑то средней реакции на давление. Если жалеют — реву.

Сложнее всего, сказать тем, кто ждет от меня тепла, что я испытываю это тепло, но не показываю, потому что не умею. Это ощущение размазанное, его невозможно конкретизировать в словах. Также не получается сказать людям, чем конкретно меня обидели, потому что слова застревают или я не могу облечь чувства в человеческий язык. Сложно быть запертой и не понимать, что я на самом деле чувствую. Я чаще игнорирую свои ощущения, чем отслеживаю.

Алекситимия часто приводит к психосоматическим проявлениям: когда нервничаю, поднимается температура до 37–37,5 градусов, возникают боли в животе, сердце, голове, ноют зубы, начинается аллергия (чешусь, покрываюсь сыпью), проблемы с дыханием (не могу сделать вдох или не чувствую кислорода в воздухе), может болеть вообще все что угодно, независимо от отсутствия физической патологии.

Подробности по теме

«Ревность пахнет носками»: как ощущают мир синестеты

«Ревность пахнет носками»: как ощущают мир синестеты

Почему возникает алекситимия и как с ней справляться?

Юлия Хворова

Клинический психолог в Mental Health Center, КПТ-терапевт

Алекситимия больше всего характерна для расстройств аутистического спектра, но может сопровождать любое психическое расстройство (депрессию, расстройства личности и т. п.). Она связана с механизмом формирования и поддержания психосоматического симптома, но не единственная причина его возникновения. Клиенты с алекситимией, как правило, в первую очередь обращаются с физическим дискомфортом к соматическим врачам.

По результатам некоторых исследований, сложности с выражением эмоций чаще встречаются у мужчин, чем у женщин, у людей другой гендерной идентичности алекситимия практически не изучена. Однако качество большинства исследований алекситимии достаточно низкое.

Точные причины возникновения такого состояния на данный момент не выявлены. Есть данные о том, что в возникновении алекситимии задействованы зеркальные нейроны, вовлечены такие структуры, как миндалина, инсула и мозжечок. Нарушение дофаминергического метаболизма в этих структурах связано с проявлениями алекситимии.

Тем не менее значительную роль в развитии сложностей с пониманием своих эмоций играет окружающая среда: видит ли ребенок выражение эмоций, слышит ли их названия, рассказывают ли ему о том, что такое эмоции, как они проявляются.

Алекситимия может приводить к сложностям в построении или поддержании межличностных взаимоотношений — в этих случаях я бы рекомендовала обращаться к специалисту. Если вы замечаете, что вам сложно во взаимодействии с людьми, возникает ощущение что никто не понимает ваших целей, мотивов и вам зачастую сложно понять людей, когда они говорят о своих эмоциях, — вы можете самостоятельно изучить материалы об эмоциях, постепенно учиться замечать их у себя и других людей, наблюдать за ними и выражать.

Сама по себе эта проблема не предполагает медикаментозного лечения. С алекситимией работает психотерапевт в начале любой психотерапии, так как специалисту важно понимать, что чувствует клиент в проблемных ситуациях.

Близкие могут помогать человеку, говоря о своих эмоциях и тем самым показывая опыт их проживания, а также спрашивая о переживаниях человека, обращая тем самым его внимание на эмоциональную сферу.

Алекситимия действительно часто встречается среди моих клиентов и значительно затрудняет взаимодействие на первых встречах. В начале работы специалист собирает информацию о том, что происходит с клиентом (о его поведении, мышлении, эмоциях), конечно же, алекситимия препятствует этому процессу. В таких случаях, мы несколько встреч посвящаем тому, чтобы клиент узнал, какие эмоции бывают, как они проявляются, как они ощущаются, научился замечать их у себя, называть, наблюдать за ними. Самый сложный для меня случай алекситимии у клиента потребовал восемь встреч работы именно над идентификацией, наблюдением, описанием и выражением эмоций.

Как алекситимия влияет на физическое здоровье?

Психолог клиники Mental Health Center, когнитивно-поведенческий терапевт, схема-терапевт, ординатор-психиатр

Алекситимия может приводить к возникновению психосоматических симптомов — боли, сдавливания, распирания, покалывания и других, но при этом по данным анализов и исследований врачи ничего не находят.

Ряд данных свидетельствует, что пациентам с более высоким уровнем алекситимии, страдающим бронхиальной астмой, требуются более длительные госпитализации. У пациентов с первичной артериальной гипертензией при выраженности алекситимии отмечаются более высокие цифры артериального давления, а гипертензия может оказаться устойчивой к лекарственной терапии. Существует взаимосвязь между выраженностью алекситимии и уровнем в крови кортизола, адренокортикотропного гормона и норадреналина. У пациентов, имеющих сложности с восприятием эмоций, наблюдается снижение показателей иммунитета. Более высокие уровни алекситимии в исследованиях показали пациенты с необъяснимыми с точки зрения медицины симптомами.

Люди, страдающие ревматоидный артритом, болезнью Паркинсона, хроническим болевым синдромом, заболеваниями кожи, бронхиальной астмой, ишемической болезнью сердца, язвенной болезнью желудка и (или) двенадцатиперстной кишки, неспецифическим язвенным колитом, болезнью Крона, также показали более высокий уровень алекситимии, чем в остальной популяции.

Simple English Wikipedia, бесплатная энциклопедия

Pedro e Inês (Peter and Inês), картина Эрнесто Кондейши.

Любовь - это сочетание чувств и действий, которое показывает глубокую симпатию к кому-то или чему-то. Романтическая любовь может привести к таким вещам, как свидания, брак и секс, но человек также может сочувствовать друзьям, например, платонической любви или семье. В мозгу также происходят химические реакции, которые могут быть вызваны разными типами любви.

У них много видов любви.Это может быть любовь к себе, любовь к другу (например, платоническая любовь), любовь в романах, к семье, к Богу или к объекту или идее. Часто любовь можно спутать с другими чувствами. Сексуальное или физическое влечение - это чувство вожделения. Вожделение и любовь можно рассматривать как разные вещи. Нормальная дружба - это форма любви, которую можно отвлечь похотью и непониманием.

Люди описывают человека, которого они впервые полюбили романтически, как свою «первую любовь». Например, в романе Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта » Ромео - самая первая любовь Джульетты.В то время ей было всего 13 лет. В книге Марии Эджворт Белинда г-н Винсент говорит: «Первая любовь - это глупости».

Биологическая модель похоти отличается от любви, потому что она больше похожа на голод или жажду. [1] Хелен Фишер, специалист в области романтической любви, делит ее на три стадии: вожделение, влечение и привязанность. Похоть делает людей похожими друг на друга, влечение побуждает людей сосредоточиться на совокуплении, а привязанность помогает людям терпеть супруга (или ребенка).

Похоть - это страстное сексуальное желание, способствующее спариванию. Обычно это длится всего несколько недель или месяцев. Влечение больше для одного человека. Недавние исследования в области нейробиологии говорят, что когда люди влюбляются, мозг выделяет химические вещества, в том числе дофамин. Эти химические вещества делают людей менее голодными и сонными, а также вызывают сильное чувство возбуждения. Исследования показывают, что обычно этот этап длится от полутора до трех лет. [2]

Поскольку эти стадии вожделения и влечения описываются как временные, третья стадия может описывать длительную любовь.Привязанность можно использовать для описания периода связи, который помогает мужу и жене оставаться вместе на долгие годы. Привязанность возникает в более длительной перспективе.

Любовь пришла отовсюду

Любовь имеет последствия для здоровья и благополучия. Радостная деятельность, такая как любовь, активирует области мозга, отвечающие за эмоции, внимание мотивация и память, и это может в дальнейшем привести к снижению уровня кортизола, что снижает уровень стресса. [3] Некоторые люди обычно не чувствуют любви. Их называют алекситимиками или ароматиками. [4]

Викискладе есть медиафайлы по теме Love .

Пограничное расстройство личности - Simple English Wikipedia, бесплатная энциклопедия

«Молодость у моря» - это картина Эдварда Мунка, сделанная в 1904 году. Она является частью книги Линды Фриз. По словам историка искусства Николая Стэнга, на этом снимке показана неспособность вступать в контакт с другими людьми (что является одним из основных симптомов ПРЛ).Некоторые психологи диагностировали у Мунка ПРЛ. [1] [2]

Пограничное расстройство личности ( BPD ) - длительное психическое заболевание. Это тип расстройства личности группы B. Люди с диагнозом ПРЛ часто очень импульсивны и, как правило, имеют низкую самооценку. Настроения часто быстро меняются. По этим причинам у этих людей часто возникают проблемы с поддержанием стабильных отношений. Часто люди с ПРЛ также страдают от других состояний, таких как клиническая депрессия, или демонстрируют самоповреждающее поведение.Лечить людей с ПРЛ сложно, и обычно для этого используется комбинация терапии и лекарств. [3]

C.H.Huges использовал термин «Borderland» для описания ряда состояний, граничащих с проблемами психического здоровья. Адольф Штерн дал описание некоторых симптомов в 1938 году и назвал их «пограничной группой». [4] У людей наблюдались состояния, связанные как с психозом, так и с неврозом, поэтому в то время этот термин считался подходящим.

У людей с диагнозом ПРЛ наблюдаются сильные перепады настроения.Они видят вещи как «все хорошее» или «все плохое» (расщепление) и часто не уверены в своей идентичности. У них обычно много проблем во взаимоотношениях с людьми. У них сильные эмоции, которые часто быстро меняются. Они часто безрассудны, деструктивны или саморазрушительны.

Эмоции [изменить | изменить источник]

Люди с ПРЛ испытывают эмоции легче, глубже и дольше, чем другие. [10] [11] Эмоции могут возвращаться неоднократно и длиться долгое время. [11] Из-за этого людям с ПРЛ может потребоваться больше времени, чем обычно, чтобы вернуться к нормальному и стабильному эмоциональному состоянию. [12] Это может иметь как положительные, так и отрицательные последствия. [12] Люди с ПРЛ часто бывают очень счастливыми и любящими. [13] Люди с ПРЛ также часто бывают грустными и безумными. Они чувствуют эмоции сильнее, чем большинство людей: горе вместо печали, ярость вместо раздражения и паника вместо беспокойства. [13] Люди с ПРЛ особенно чувствительны к чувству покинутости, одиночества и «неудачников». [5] Они часто осознают, насколько сильны их эмоции, и, поскольку они не могут их контролировать, они иногда полностью их отключают. [12]

Их эмоции сильны, и их эмоции также быстро меняются. Чаще всего у них бывают перепады настроения между гневом и тревогой и между депрессией и тревогой. [17]

Поведение [изменить | изменить источник]

Люди с ПРЛ часто действуют импульсивно, что означает, что они делают или говорят что-то, не задумываясь.Такое поведение может быть опасным и включает в себя: злоупотребление наркотиками или алкоголем, [6] слишком много или слишком мало еды, небезопасный или частый секс с несколькими партнерами, трата больших денег и опасное вождение. [7] Импульсивное поведение может также включать уход с работы или отношений, побег и членовредительство. [19]

Люди с ПРЛ иногда действуют импульсивно, потому что это дает им мгновенное облегчение от их эмоциональной боли. [19] Однако в долгосрочной перспективе люди с ПРЛ испытывают больше боли из-за стыда и вины, которые следуют за этими действиями. [19] Цикл часто начинается, когда люди с ПРЛ чувствуют эмоциональную боль и действуют импульсивно, чтобы облегчить эту боль. Затем им становится плохо из-за того, что они сделали, и у них появляется сильное побуждение действовать импульсивно, чтобы облегчить новую боль. [19] Со временем импульсивное поведение может стать автоматической реакцией на эмоциональную боль. [19]

Самоповреждение и самоубийство [изменить | изменить источник]

Порезы ножом на плече. Люди с ПРЛ часто травмируют себя.

Самостоятельные травмы - обычное дело для людей с ПРЛ. Иногда люди причиняют себе вред, не желая покончить жизнь самоубийством. [8] [9] Обычные методы включают порезы, ожоги, битье головой и передозировку наркотиков. Причины, по которым люди с ПРЛ указывают на несуицидальные самоповреждения (NSSI), отличаются от причин, по которым они совершают попытки самоубийства. [10] Причины, по которым они причиняют себе вред, включают выражение гнева, наказание себя, создание нормальных чувств и отвлечение себя от эмоциональной боли или трудных ситуаций. [10] Когда целью является самоубийство, они обычно пытаются совершить самоубийство, веря, что другим будет лучше без них. [10] Как суицидальные, так и не суицидальные самоповреждения являются реакцией на переживание отрицательных эмоций. [10]

Межличностные отношения [изменить | изменить источник]

Люди с ПРЛ могут быть очень чувствительны к тому, как к ним относятся другие. Они могут чувствовать себя очень счастливыми и благодарными, когда они чувствуют, что кто-то хорошо к ним относился, и очень грустными или злыми, когда они чувствуют, что кто-то обидел их. [11] Их чувства к другим часто меняются с положительных на отрицательные, если они чувствуют, что могут кого-то потерять, если они думают, что кто-то важный для них не заботится о них, или если что-то не так хорошо, как они ожидали. Они мыслят крайностями, видя в вещах и людях «все хорошее» или «все плохое». Иногда это называют черно-белым мышлением. Он включает в себя переход от восхищения кем-то к обесцениванию, часто с чувством чистого гнева или неприязни. [28] То, как они видят себя, также может быстро измениться с положительного на отрицательное.

Сильно желая почувствовать близость, люди с ПРЛ склонны тревожиться, испытывать смешанные чувства или быть параноиками, когда дело касается их отношений. [12] Они часто считают мир опасным и плохим. [11] ПРЛ связано с высоким уровнем стресса и конфликтов в романтических отношениях, жестоким обращением и нежелательной беременностью. Эти вещи также характерны для других типов расстройств личности. [13]

Чувство себя [изменить | изменить источник]

Люди с ПРЛ обычно не видят четкой картины своей личности.Им сложно понять, что они ценят и любят. [35] Они часто не знают о своих долгосрочных целях в отношении отношений и работы. У них часто возникают проблемы с принятием решений, и они могут быстро изменить свое мнение. Эти трудности могут заставить людей с ПРЛ чувствовать себя «опустошенными» и «потерянными». [35]

Познания [изменить | изменить источник]

Людям с ПРЛ легко скучно, и им сложно сконцентрироваться. [35] Люди с ПРЛ могут иметь тенденцию отключаться или «отделяться» от людей и вещей вокруг них, что можно рассматривать как интенсивную форму «отстранения». [36] Это часто происходит в ответ на болезненное событие или что-то, что вызывает воспоминания о болезненном событии. Это может дать человеку почувствовать себя лучше на короткое время, а также может иметь нежелательный побочный эффект, заключающийся в блокировании обычных чувств. Это приводит к тому, что люди с ПРЛ не могут научиться справляться с этими чувствами, и может затруднить им принятие положительного решения, когда они испытывают эти эмоции. [36] Иногда другие люди могут видеть, когда кто-то с ПРЛ диссоциирует, потому что выражения их лица или голоса могут казаться бесчувственными, или они выглядят так, как будто они отвлечены.Иногда, когда кто-то с ПРЛ диссоциирует, другие люди не могут видеть или знать, что это происходит. [36]

Психиатры и другие специалисты в области психического здоровья ставят диагноз людям с ПРЛ с помощью книги «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам » (DSM-IV-TR). Они смотрят на поведение человека и его чувства. Если у человека пять или более из следующих признаков, в DSM-IV-TR указано, что у него ПРЛ. [14]

  1. Боязнь и очень стараюсь не допустить, чтобы тебя оставили или отвергли
  2. Типа проблем в отношениях, когда часто думают, что другие люди намного лучше или намного хуже, чем они есть на самом деле, и быстро меняются между этими двумя взглядами.
  3. Неуверенность в своей идентичности
  4. Опасная импульсивность (например, случайный секс, употребление слишком большого количества алкоголя или злоупотребление наркотиками, [15] отказ от еды или еды, опасное вождение автомобиля)
  5. Попытка совершить самоубийство или причинение себе вреда
  6. Перепады настроения - внезапное ощущение себя очень счастливым, грустным или тревожным, и такое ощущение часами
  7. Ощущение пустоты внутри или постоянная скука
  8. Имея проблемы с сильным гневом, много дрался
  9. Серьезные параноидальные мысли

Почти все люди с ПРЛ также имеют другие проблемы с психическим здоровьем, такие как: расстройства настроения, синдром дефицита внимания и гиперактивности, расстройства пищевого поведения, тревожные расстройства (особенно посттравматическое стрессовое расстройство) и другие расстройства личности, включая расстройство личности Халтлозе.

Больше всего борется со злоупотреблением психоактивными веществами и / или зависимостями. Самоповреждение и суицидальное поведение также распространены. [16]

Другие болезни, которые часто возникают при ПРЛ, включают диабет, высокое кровяное давление, хронические боли в спине, артрит и фибромиалгию.

Причина БЛД неизвестна. У людей может быть несколько причин развития ПРЛ. Некоторые исследователи считают, что это могло быть вызвано травмой в детстве, например, сексуальным насилием, физическим насилием и пренебрежением. [17] [18] [19] [20] Многие люди с ПРЛ подвергались жестокому обращению в детстве. [21] Современное мышление, которое продемонстрировали работающие МРТ-сканирование, заключается в том, что нейротрансмиттеры в мозгу работают неправильно, а сообщения передаются не обычным образом.

Некоторые исследования близнецов и семей предполагают, что расстройства личности могут быть унаследованы или сильно связаны с другими расстройствами психического здоровья среди членов семьи.

Некоторые факторы, связанные с развитием личности, могут повышать риск развития пограничного расстройства личности. Это включает:

  • Наследственная предрасположенность. Вы можете подвергаться более высокому риску, если у близкого родственника есть это или подобное заболевание.
  • Напряженное детство. Многие люди с этим расстройством сообщают, что в детстве ими пренебрегали или подвергались насилию. Некоторые люди потеряли или были разлучены с одним из родителей, когда были молоды или имели родителей с зависимостями или другими проблемами психического здоровья.Другие были подвержены враждебному конфликту и нестабильным семейным отношениям.

Лечить ПРЛ очень сложно и занимает много времени. Сегодня большинство людей с ПРЛ получают различные виды психотерапии. Один из них называется диалектической поведенческой терапией. В дополнение к терапии часто используются такие препараты, как антидепрессанты, нейролептики или стабилизаторы настроения. Многие пациенты выздоравливают в течение 10 лет.

  1. ↑ Джеймс Ф. Мастерсон: Search For The Real Self.Разоблачение личностных расстройств нашего времени , Глава 12: Творческое решение: Сартр, Мунк и Вулф, S. 208–230, Саймон и Шустер, Нью-Йорк 1988, ISBN 1451668910, стр 212-213.
  2. ↑ Туве Ааркрог: Эдвард Мунк: жизнь человека с пограничной личностью, увиденная через его искусство , Lundbeck Pharma A / S, Дания 1990, ISBN 8798352415.
  3. «Финансируемые государством центры реабилитации наркозависимых». DrugAbuse.com . Проверено 16 ноября 2020.
  4. Стерн А. (1938). «Пограничная группа неврозов». The Psychoanalytic Quarterly . 7 : 467–489.
  5. Stiglmayr CE, Grathwol T., Linehan MM, Ihorst G, Fahrenberg J, Bohus M (май 2005 г.). «Аверсивное напряжение у пациентов с пограничным расстройством личности: компьютерное контролируемое полевое исследование». Acta Psychiatr Scand . 111 (5): 372–9. DOI: 10.1111 / j.1600-0447.2004.00466.x. PMID 15819731. CS1 maint: несколько имен: список авторов (ссылка)
  6. «Пограничное расстройство личности и зависимость». Центр обработки теплиц . Проверено 16 ноября 2020.
  7. Национальный образовательный альянс по пограничным расстройствам личности. "Краткое описание BPD" (PDF). п. 4. Проверено 2013.
  8. Soloff P.H., Lis J.A., Kelly T .; и другие. (1994). «Самоуничтожение и суицидальное поведение при пограничном расстройстве личности». Журнал расстройств личности . 8 (4): 257–67. DOI: 10.1521 / pedi.1994.8.4.257. CS1 maint: несколько имен: список авторов (ссылка)
  9. Гарднер Д.Л., Каудри Р. В. (1985). «Суицидальное и парасуицидное поведение при пограничном расстройстве личности». Психиатрические клиники Северной Америки . 8 (2): 389–403. PMID 3895199.
  10. 10,0 10,1 10,2 10,3 Brown MZ, Comtois KA, Linehan MM (февраль 2002 г.). «Причины суицидальных попыток и несуицидных членовредительства у женщин с пограничным расстройством личности». Дж Ненормальный Психол . 111 (1): 198–202.DOI: 10.1037 / 0021-843X.111.1.198. PMID 11866174. CS1 maint: несколько имен: список авторов (ссылка)
  11. 11,0 11,1 Arntz A (сентябрь 2005 г.). «Введение в спецвыпуск: познание и эмоции при пограничном расстройстве личности». Behav Ther Exp Psychiatry . 36 (3): 167–72. DOI: 10.1016 / j.jbtep.2005.06.001. PMID 16018875.
  12. Леви К.Н., Михан КБ, Вебер М., Рейносо Дж., Кларкин Дж. Ф. (2005). «Привязанность и пограничное расстройство личности: значение для психотерапии». Психопатология . 38 (2): 64–74. DOI: 10,1159 / 000084813. PMID 15802944. CS1 maint: несколько имен: список авторов (ссылка)
  13. Дейли С.Е., Бердж Д., Хаммен С. (август 2000 г.). «Симптомы пограничного расстройства личности как предикторы 4-летней дисфункции романтических отношений у молодых женщин: вопросы специфики». Дж Ненормальный Психол . 109 (3): 451–60. DOI: 10.1037 / 0021-843X.109.3.451. PMID 11016115. CS1 maint: несколько имен: список авторов (ссылка)
  14. ↑ 301.83 Пограничное расстройство личности. Архивировано 15 декабря 2007 г. в Wayback Machine »в Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам , четвертое издание. DOI: 10.1176 / appi.books.97808

    349.3831. Проверено 21 сентября 2007 г.
  15. «Амбулаторное лечение наркозависимости | Adcare |». Adcare.com . Проверено 16 ноября 2020.
  16. «Информационный бюллетень BPD». Национальный образовательный альянс по пограничным расстройствам личности. 2013.
  17. Клуфт, Ричард П.(1990). Синдромы психопатологии взрослых, связанные с инцестом . American Psychiatric Pub, Inc., стр. 83, 89. ISBN 0880481609 .
  18. Zanarini MC, Gunderson JG, Marino MF, Schwartz EO, Frankenburg FR (1989). «Детские переживания пограничных больных». Комплексная психиатрия . 30 (1): 18–25. DOI: 10.1016 / 0010-440X (89) -4. PMID 2924564. CS1 maint: несколько имен: список авторов (ссылка)
  19. Brown GR, Андерсон Б. (январь 1991 г.).«Психиатрическая заболеваемость у взрослых стационарных пациентов с детскими историями сексуального и физического насилия». Am J Psychiatry . 148 (1): 55–61. PMID 1984707.
  20. Герман, Джудит Льюис; Джудит Херман, доктор медицины (1992). Травма и выздоровление . Нью-Йорк: BasicBooks. ISBN 0-465-08730-2 . CS1 maint: несколько имен: список авторов (ссылка)
  21. ↑ Zanarini M.C .; F.R. Франкенбург (1997). «Пути к развитию пограничного расстройства личности». Журнал расстройств личности 11 (1): 93-104.

Почему отрицательные эмоции не так уж и плохи

Почему мой мозг просто не позволяет мне расслабиться? Почему у меня такой короткий предохранитель? Почему мне так грустно? Хотел бы я просто подтянуться за эмоции и стать счастливым!

Это одни из самых частых вопросов, которые задают мои терапевты. И это все мои мысли о собственных эмоциях. На самом деле мы говорим: «Отрицательные эмоции - это плохо.Я хочу избавиться от них ». И неудивительно! Страх скручивает нам живот, гнев заставляет нас чувствовать себя неконтролируемыми, а печаль так подавляет. Иногда эти эмоции могут казаться настолько сильными, что мы чувствуем себя жертвами их безжалостной хватки.

Так почему они у нас? Почему наш мозг так жестоко шутит над нами? И как избежать негативных эмоций?

Плохие отрицательные эмоции?

Давайте начнем с того, что поставим под сомнение наши предположения. Все ли отрицательные эмоции плохи? Стоит ли нам действительно пытаться от них избавиться? В конце концов, мы полагаем, что большие пальцы полезны, потому что мы эволюционировали, чтобы иметь их на протяжении миллионов лет, и что хвосты не потому, что мы эволюционировали, чтобы со временем терять их.Итак, если отрицательные эмоции так долго задерживаются, разве не должно быть веских причин для их возникновения?

На этой неделе мы развенчаем некоторые мифы о гневе, разберемся со страхом и научимся ценить печаль. Я также дам вам одно «золотое правило» о том, как справляться с этими эмоциями здоровым и продуктивным способом.

Страх

У вас сжимается живот. Ваши мышцы напрягаются. Ваше сердце начинает колотиться. Все ваше тело находится в состоянии повышенной готовности, каждый волосок встает дыбом. Ладони потеют, а кончики пальцев покалывают.

Другими словами, вас накрывает волна страха, внезапная и мощная, как электричество.

Почему? Что ж, вы человек прямоходящий, живший в саванне миллион лет назад, и вы только что заметили саблезубого тигра, прячущегося за кустом. Ваш мыслящий мозг не имеет времени сказать: «О, смотри, кажется, это существо может причинить мне вред, поэтому я должен подготовить свое тело к чрезвычайной ситуации». Но, к счастью, симпатическая нервная система не теряет времени даром. Он посылает сверхбыстрый сигнал тревоги по телу, чтобы вы были готовы к драке или бегству.Конечно, эта тревога вызывает тревогу. Если бы он был успокаивающим и сладким, вы бы не восприняли опасность всерьез, не так ли?

Повышенный кровоток и адреналин помогут вам бежать домой в свою пещеру. Вы выживаете сегодня, а завтра вам может посчастливиться найти себе пару и передать свои гены.

Итак, полезен ли страх? Это буквально спасает жизнь! Даже в сегодняшнем человеческом мире, где меньше саблезубых тигров прячется за кустами, страх все еще помогает нам выжить.Гусиные колючки появляются, когда мы идем по темной аллее ночью. Мы дважды думаем о рискованных решениях. И мы отступаем, когда кто-то подходит к нам с угрожающим выражением лица.

Что ж, большинство из нас знает.

В исследовании 2012 года психопаты и здоровые люди сравнивали их реакцию на изображения угрожающих лиц. Изображения были показаны на экране компьютера, и участники могли использовать джойстик, чтобы нажимать или тянуть изображения, чтобы сделать их меньше или больше. Здоровые участники склонны отодвигать картинки.С другой стороны, участники-психопаты вообще не пытались избегать угрожающих лиц. И этот образец реагирования был связан с их уровнем инструментальной агрессии, что означает намеренную агрессивность. Итак, быть бесстрашным - значит быть бессердечным!

Кроме того, большинство из нас учатся бояться вещей, если они имеют плохие последствия. Например, в исследовании с визуализацией мозга в 2005 году здоровые участники научились бояться изображений лиц с усами, потому что каждый раз, когда они видели эти лица, они получали неудобный тычок из трубки с воздушным давлением.Цепи страха в их мозгу активировались во время этого процесса обучения, и их тела реагировали соответствующими реакциями страха, такими как потоотделение. Но их психопатические аналоги были другими. Их кожа не вспотела, а цепи страха не активизировались.

Похоже, страх - это не только полезная эмоция для нашего индивидуального выживания. Это также эмоция, которая может помочь сохранить мир во всем племени. Если бы все мы были буквально бесстрашными, все мы могли бы быть психопатами, и это звучит как действительно опасная ситуация.

»Продолжить чтение« Почему негативные эмоции не все плохи »на сайте QuickAndDirtyTips.com

Что вы думаете о своих эмоциях, имеет значение

Эмоции временами могут сбивать с толку. В конце концов, кого не преследовал внезапный гнев, непропорциональный тому, что его вызвало, или кто не чувствовал себя мрачным без всякой причины?

Чтобы усложнить ситуацию, у нас также есть убеждений о наших эмоциях - будь то положительная, управляемая сила в нашей жизни или нежелательные вторжения, которые сеют хаос в нашей психике.Эти убеждения могут быть бессознательными, вероятно, основанными на нашем собственном опыте или неявных и явных сообщениях, которые мы получаем от наших родителей и нашей культуры.

Новое исследование показывает, что эти представления о наших чувствах - будь то «хорошие» или «плохие», «контролируемые» или «неконтролируемые» - влияют на нас во многом. Вера в то, что эмоции, как правило, полезны, но при возникновении проблем их можно изменить, может помочь нам лучше оправиться от эмоционального расстройства и предотвратить впадение в депрессию и тревогу.

Рекламное объявление Икс

Meet the Greater Good Toolkit

От GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для благополучия.

«Узнать, почему люди испытывают эмоции, как они адаптируются и как они могут принести вам пользу, имеет решающее значение для их понимания и может принести пользу вашему благополучию», - говорит исследователь Эрик Смит из Стэнфордского университета.

Можете ли вы изменить свои эмоции?

Представьте, что близкая подруга игнорирует вас, когда вы приходите на ее праздничную вечеринку.Вы бы рассердились или расстроились, верно? Но если вы попытаетесь взглянуть на ситуацию по-другому - возможно, ваш друг не заметил вас или отвлекся на обязанности хозяина, - это поможет вас успокоить и удержать от действий.

Способность управлять сложными эмоциями - то, что ученые называют «регулированием эмоций» - связана с несколькими положительными результатами, такими как улучшение психического здоровья, принятия моральных решений и памяти, а также общее благополучие. Использование особой стратегии управления эмоциями, называемой «переоценкой», которая включает переосмысление эмоционально расстраивающего события в более позитивном свете (как вы могли бы это сделать на той праздничной вечеринке), часто бывает очень эффективным.

Тем не менее, некоторые из нас не верят, что можем контролировать свои эмоции. Имея это в виду, в нескольких новых исследованиях было изучено, как эта вера может повлиять на то, как мы действуем и как мы себя чувствуем.

В одном исследовании 355 филиппинских студентов колледжей сообщили о том, считали ли они, что эмоции можно контролировать, соглашаясь или не соглашаясь с такими утверждениями, как: «Если хочешь, ты можешь изменить эмоции, которые у тебя есть» или «Правда в том, что у тебя очень мало контроля. над своими эмоциями ». Они также сообщили о том, как часто они использовали переоценку, чтобы справиться со своими эмоциями, и в какой степени они испытали положительные чувства, удовлетворение жизнью, депрессию или тревогу.

Результаты показали, что важно то, как люди думают о своих эмоциях. Если они считали, что чувства податливы, они чаще прибегали к переоценке и, в свою очередь, получали большее эмоциональное благополучие и удовлетворение жизнью.

«То, как люди думают о податливости своих эмоций, кажется решающим фактором в эмоциональном функционировании», - заключают исследователи.

Хотя это исследование сосредоточено на одном моменте времени, недавнее исследование, проведенное исследователем из Университета Торонто Бретт Форд и ее коллегами, обнаружило аналогичную закономерность с течением времени .

Более двухсот молодых людей в возрасте от 10 до 18 лет сообщили о том, считают ли они, что эмоции можно изменить или их невозможно изменить, и использовали ли они переоценку или подавление (попытки подавить чувства), чтобы справиться со сложными эмоциями. Затем исследователи измерили их эмоциональное благополучие в начале исследования и через 18 месяцев, используя опросы и отчеты родителей.

Молодые люди, которые считали, что эмоции поддаются контролю, больше использовали переоценку и меньше впадали в депрессию через 18 месяцев, чем те, кто этого не делал.Кроме того, они не пытались подавить свои чувства почти так же часто, как другие молодые люди, - хороший знак, поскольку подавление было связано с ухудшением эмоционального здоровья.

Это указывает на потенциальный путь, по которому эмоциональные убеждения влияют на благополучие.

«Если у вас есть эмоциональные убеждения, они формируют то, что вы делаете, когда в повседневной жизни возникают сложные эмоции», - говорит Форд. «Хотя также возможно и обратное - эта очень сильная депрессия может заставить вас поверить в неконтролируемость эмоций, - мы не нашли много доказательств этому.”

Многие из нас слышали о преимуществах установки на рост: когда люди считают, что обучение и интеллект происходят от усилий, а не от естественного таланта, они более мотивированы к упорству, что побуждает их работать лучше. Исследователи эмоций полагают, что с эмоциями может происходить что-то параллельное: если вы считаете, что чувства - это то, на что вы можете воздействовать усилием, а не выходить из-под вашего контроля, вы можете попробовать стратегии, чтобы лучше управлять ими.

Эмоции хорошие или плохие?

Люди часто оценивают чувства как «хорошие» или «плохие» по тому, приятны они или неприятны: счастье - это хорошо, а гнев - плохо.Тем не менее, многие исследователи эмоций считают, что чувства, приятные или неприятные, адаптируются и полезны, предоставляя важную информацию о том, что происходит вокруг нас. Другими словами, даже неприятные эмоции могут быть «хорошими».

Влияет ли вера на наше благополучие? Некоторые исследования показывают, что это так.

В недавней статье Форд и ее коллеги изучили, как участники с разными эмоциональными убеждениями реагировали на факторы стресса. В одном эксперименте исследователи намеренно подчеркнули участников, потребовав от них импровизированной речи; В другом эксперименте люди вели ежедневные дневники о том, как они справляются со стрессорами в своей обычной жизни.Участники также сообщили, были ли они более терпимыми или осуждающими свои эмоции.

В обоих случаях участники, которые приняли свои чувства, испытывали меньше отрицательных эмоций во время стресса, чем люди, оценивавшие свои чувства, хотя они не испытали больше положительных эмоций. В последнем эксперименте участники, принимавшие эмоции, также были менее подавлены и тревожны и более удовлетворены жизнью через шесть месяцев.

«Принятие может быть полезной стратегией, помогающей людям почувствовать себя лучше - возможно, не сразу, но с задержкой - и может помочь им эффективно взаимодействовать с миром», - говорит Форд.

Ее исследование поддерживает другие исследования, показывающие преимущества веры в то, что все эмоции полезны и одинаково ценны. Например, одно исследование показало, что участники, которые считали эмоции полезными, также сообщали, что они более счастливы и имеют больше социальной поддержки, чем те, кто считал эмоции помехой. Кроме того, чем больше участников рассматривали эмоции как полезные в своей жизни, тем лучше они выполняли заданное по времени рассуждение, что несколько удивительно, учитывая, как часто люди противопоставляют разум эмоциям.

Аналогичным образом, другое исследование показало, что вера в то, что счастье очень ценно, может привести к тому, что люди станут менее счастливыми, поскольку они изо всех сил пытаются оправдать свои собственные высокие ожидания и испытывают разочарование. С другой стороны, медитация осознанности, которая учит людей не осуждать свои переживания, включая эмоции, может привести к улучшению психологического здоровья.

В целом кажется, что принятие любых возникающих эмоций при наличии стратегии противодействия трудным эмоциям может быть ценным для нашего благополучия.

Изменение ваших эмоциональных убеждений

Все это поднимает вопрос: можно ли изменить наши представления об эмоциях?

К счастью, недавнее исследование Смита и его коллег показывает, что они могут. В ходе исследования учащиеся средних школ со всех концов Соединенных Штатов были случайным образом распределены на один из двух онлайн-курсов: один о важности их чувств, их податливости и о том, как справляться с трудными чувствами с помощью таких стратегий, как переоценка; или аналогичный блок о том, как работает мозг (контрольная группа).

До и через четыре недели после курса учащиеся рассказали о своих теориях об эмоциях, своем эмоциональном благополучии в школе, своем чувстве принадлежности к школе и удовлетворенности школой, а также своем общем благополучии в жизни.

Через месяц те ученики, которые получили уроки эмоций, с большей вероятностью верят, что их эмоции могут измениться, и будут иметь большее благополучие и чувство принадлежности в школе, чем те, кто получил уроки на основе мозга.Интересно, что различия между группами были обусловлены значительным снижением на благополучия в контрольной группе за четыре недели, в то время как у тех, кто узнал об эмоциях, было на менее резкое снижение, . (Это просто показывает, насколько сложной может быть средняя школа.)

Смит и его коллеги также обнаружили, что общая вера студентов относительно податливости эмоций, т. Е. Люди могут изменить свои эмоции , не так важна для их будущего благополучия, как вера в то, что они могут изменить свои эмоции с помощью определенных стратегий.Другими словами, общие теории были менее важны, чем самооценка студента.

«Люди уже имеют опыт изменения своих эмоций - они видят, как люди постоянно регулируют свои эмоции, например, когда они расстроены и стараются не плакать», - говорит Смит. «Похоже, что эффективная часть нашего вмешательства состоит в том, что студенты не только верят, что они могут изменить свои эмоции, но и что они могут стать лучше».

Конечно, может быть много хороших стратегий для того, чтобы справиться со сложными эмоциями, например, тренировка осознанной медитации или выразительное письмо.Необходимы дополнительные исследования, чтобы сказать нам, какие из них (или какие комбинации практик) наиболее эффективны. Смит также предостерегает от применения подобного курса до того, как он будет тщательно протестирован в разных группах.

И хотя эмоции можно изменить с усилием, это не означает, что они полностью контролируемы - да и не должно быть, - говорит Смит. Нам не следует ожидать, что мы полностью избежим определенных чувств или сможем избавиться от них на месте, когда они возникнут. Но мы можем научиться успокаивать их в трудные времена или когда это социально приемлемо.

«Понимание того, что эмоции могут приносить вам определенную пользу, имеет решающее значение для эмоционально здоровой жизни», - говорит Смит. «Вы не хотите просто подавлять все негативные эмоциональные переживания или усиливать положительные при любых обстоятельствах».

Учитывая, что молодые люди, особенно молодые подростки, с точки зрения развития ориентированы на более интенсивное переживание эмоций, предоставление им инструментов для лучшего управления этими эмоциями кажется легкой задачей. Исследование эмоциональных убеждений дает нам надежду на то, что мы можем повлиять на жизнь людей, используя довольно простой урок, который почти ничего не стоит преподавать.И мы могли бы, вероятно, все использовать этот урок, если мы хотим улучшить свое благополучие.

«Очень важно дать людям правильные стратегии борьбы с трудными эмоциями», - говорит Смит.

Каково это - никогда не испытывать эмоций?

Калеб тоже посетил когнитивно-поведенческого терапевта, чтобы помочь с его социальным пониманием, и благодаря сознательным усилиям он теперь может лучше анализировать физические чувства и приравнивать их к эмоциям, которые могут испытывать другие люди.Хотя это остается в некоторой степени академическим упражнением, этот процесс помогает ему попытаться понять чувства своей жены и понять, почему она ведет себя именно так.

Однако не у всех с алекситимией есть решимость и терпение. Также они не могут найти спутника жизни, который готов делать то, что требует его состояние. «Это требует большого понимания со стороны моей жены ... Она понимает, что мои представления о таких вещах, как любовь, немного отличаются», - говорит он. В свою очередь, она может извлечь выгоду из его стабильности - его не поколеблют переменчивые потоки чувств.«Компромисс заключается в том, что мои отношения с женой - это осознанный выбор», - говорит он, - он действует не по прихоти, а по очень сознательному решению заботиться о ней. Это было особенно полезно за последние восемь месяцев. «Это означает, что если мы переживаем трудную ситуацию - если ребенок всю ночь плачет, - для меня это никак не влияет на наши отношения, потому что связь не строится на эмоциях», - говорит Калеб.

Возможно, Калеб не впал в экстаз своей свадьбой или рождением ребенка, но он провел большую часть своей жизни, глядя внутрь себя, стремясь почувствовать и понять ощущения себя и окружающих его людей.В результате он, безусловно, один из самых вдумчивых и самосознательных людей, с которыми я когда-либо имел удовольствие брать интервью, - кто-то, кто, кажется, знает себя и свои ограничения наизнанку.

В конечном счете, он хочет подчеркнуть, что эмоциональная слепота не делает человека недобрым или эгоистичным. «В это трудно поверить, но возможно, что кто-то будет полностью отрезан от эмоций и воображения, которые составляют большую часть того, что делает нас людьми», - говорит он. «И что человека можно отрезать от эмоций, не будучи бессердечным или психопатом.”

Дэвид Робсон - автор очерков BBC Future. Он @d_a_robson в Твиттере.

Следуйте за BBC Future на Facebook , Twitter , Google+ и LinkedIn .

9 советов по регулированию эмоций для всех, кто сейчас борется с проблемами

Я не собираюсь лгать вам - я люблю ошеломлять.Когда ко мне приходит волна чувств, я бросаю взгляд, говорю «Нет» и беру свой Nintendo Switch. Или Netflix. Или мою кровать. Или бокал вина. Все, что может защитить меня от бури депрессии, беспокойства, одиночества, гнева, вины, боли или любых других эмоций, с которыми я не хочу иметь дело в данный момент. Но как человек, проходящий терапию, я хорошо знаю, что это не лучший механизм преодоления трудностей - на самом деле, я знаю, что он часто в значительной степени контрпродуктивен.

«Когда вы пытаетесь подавить свои чувства, ваши чувства находятся в другой комнате, когда вы делаете отжимания», - Кэролайн Фенкель, Д.S.W., L.C.S.W., исполнительный директор Newport Academy, рассказывает SELF. «Затем, когда вы закончите курить травку, или смотрите Netflix, или что-то еще, что вы делали для оцепенения, и вы входите в другую комнату, вы говорите:« Подожди минутку ». Эти чувства еще хуже, чем были раньше. Это потому, что вы дали им все это время и место для отжиманий ».

Итак, какая альтернатива? Ну для начала, пощупав свои чувства. Но это не так просто, как кажется. Терапевты склонны использовать «почувствовать свои чувства» как условное обозначение многоступенчатого процесса признания своих эмоций и их здорового обращения с ними, часто известного как эмоциональное регулирование.«Чувство состоит из двух частей, - говорит SELF клинический психолог Райан Хоуз, доктор философии. «В первую очередь возникает эмоция, а затем вы делаете выбор: хочу ли я справиться с этой эмоцией или хочу ее игнорировать?»

Разработка способов дать время и место нашим трудным эмоциям особенно важна прямо сейчас. На фоне пандемии коронавируса существует лотов и чувств. Если у вас нет практики терпеть дискомфорт и превращать громоздкие чувства во что-то управляемое, скорее всего, вам сейчас действительно тяжело.Чтобы вам помочь, рассмотрите эти одобренные терапевтом советы по борьбе со своими эмоциями.

1. Знайте, каково ваше поведение, вызывающее оцепенение.

Мы будем говорить о том, что делать, вместо того, чтобы ошеломлять ваши чувства, поэтому важно знать, что это оцепенение для всех выглядит по-разному. По сути, это все, что вы делаете намеренно или неосознанно, чтобы не столкнуться со своими чувствами. Часто это отвлекает, но не всегда.

Иммерсивные развлечения (например, видеоигры и потоковое вещание) являются классическим выбором, как и алкоголь, наркотики и еда.Но есть и более хитрые поступки, которые вы можете не осознавать, чтобы заглушить свои эмоции. «Занятость очень важна, - говорит Хоуз. «Заполнить свой календарь и сказать:« Я слишком занят, чтобы что-то чувствовать прямо сейчас, у меня слишком много вещей, о которых нужно беспокоиться », или постоянно совать нос в дела других людей, предлагая поддержку и советы, чтобы избежать столкновения с вашими собственные вещи. "

Очевидно, что вы можете безопасно и умеренно наслаждаться многими из этих привычек, и бывает трудно провести грань между «здоровым» и «нездоровым».«Потому что, послушайте, это спектр. Мы узнаем, как отличить полезное отвлечение от бесполезного, позже. А пока что интуитивно подумайте о том, что, по вашему мнению, может стать вашим лучшим способом заглушить свои чувства.

2. Начните с определения своих чувств.

Это может показаться странным, но, как ни странно, многие из нас не имеют привычки исследовать свои эмоции, когда они нас поражают. Мы как бы просто делаем быстрый осуждающий звонок о том, что происходит, или даже игнорируем это.Но, учитывая сложность наших эмоций, мы оказываем себе медвежью услугу, не уделяя времени тому, чтобы назвать, что мы переживаем и почему.

Для людей с алекситимией эмоции - загадка | Спектр

© Дерек Брахни для Mosaic. Исходная фотография с iStock

Стивен был дважды женат. Два свадебных дня. Два «я делаю». И все же у Стивена нет счастливых воспоминаний ни о том, ни о браке или каких-либо отношениях.

Он познакомился со своей первой женой на курсах подготовки медсестер, когда ему было всего 16 лет.Спустя шесть лет они поженились. Через три года после этого они развелись; По его словам, она никогда не была для него подходящей. Спустя почти два десятилетия, в 2009 году, он познакомился со своей второй женой через сайт знакомств. Он с головой погрузился в отношения, и в следующем году, в присутствии его отца и двух ее взрослых братьев и сестер, они поженились в офисе ЗАГС в Шеффилде, Англия, где они оба живут.

Он улыбался свадебным фотографиям, потому что понимал, что они ожидались, но, как он объясняет: «С внутренней точки зрения, все, что я делаю, требующее эмоциональной реакции, кажется фальшивкой.Большинство моих ответов - это выученные ответы. В среде, где все веселы и счастливы, мне кажется, что я лгу. Играет роль. Какая я. Значит, - это ложь ».

Счастье - не единственная эмоция, с которой борется Стивен. Волнение, стыд, отвращение, предвкушение, даже любовь… он тоже этого не чувствует. «Я чувствую что-то , , но я не могу понять, что это за чувство». Единственные эмоции, с которыми он знаком, - это страх и гнев.

Такие глубокие проблемы с эмоциями иногда связаны с аутизмом, которого нет у Стивена, или с психопатией, которой у него тоже нет.В прошлом году, в возрасте 51 года, он наконец узнал, что у него действительно есть: малоизвестное заболевание, называемое алекситимией, слово, образованное из греческих частей, означающее, грубо говоря, «нет слов для выражения эмоций».

Несмотря на название, настоящая проблема для людей с алекситимией не столько в том, что у них нет слов для выражения своих эмоций, сколько в том, что им не хватает самих эмоций. Тем не менее, не у всех с этим заболеванием есть одинаковый опыт. У некоторых есть пробелы и искажения в типичном эмоциональном репертуаре. Некоторые понимают, что испытывают эмоцию, но не знают, какая, в то время как другие путают признаки одних эмоций с чем-то еще - возможно, интерпретируя бабочек в животе как муки голода.

Удивительно, учитывая, насколько это обычно нераспознанное, исследования показывают, что примерно 1 из 10 человек попадает в спектр алекситимии. Новое исследование показывает, что идет не так, и эта работа обещает не только новые методы лечения эмоциональных расстройств, но и раскрыть, как остальные из нас вообще что-либо чувствуют .

Подделка:

Проработав медсестрой 10 лет, Стивен решил, что хочет заняться чем-то другим. За двухлетним курсом доступа в университет он получил степень по астрономии и физике, а затем получил работу по тестированию компьютерных игр.Он построил успешную карьеру, работая в различных компаниях в отделах компьютерного тестирования, управляя командами и путешествуя по миру, чтобы выступать на конференциях. У него не было проблем с сообщением фактов коллегам. Именно в контексте более личных отношений - или любого другого сценария, который обычно включает выражение эмоций, - он чувствовал, что все было «неправильно».

«В начале отношений я полностью понимаю, кто этот человек», - объясняет он. «Мне сказали, что я очень хорошо умею проводить медовый месяц дольше, чем ожидалось.'Но через год это делает огромный поворот. Все разваливается. Я поставил себя на пьедестал, чтобы быть тем человеком, которым я на самом деле не являюсь. Я реагирую в основном когнитивно, а не эмоциями. Очевидно, это неверно. Это нереально. Кажется фальшивкой. Потому что это подделка. И ты можешь только так долго притворяться.

Он и его нынешняя жена перестали жить вместе в 2012 году. Он обратился к терапевту, и ему прописали антидепрессанты. Хотя он все еще поддерживал контакт со своей женой, было ясно, что отношения больше не работают.В июне 2015 года он пытался покончить жизнь самоубийством. «На самом деле я писал в Facebook и Twitter об убийстве, и кто-то - я так и не узнал, кто - обратился в полицию. Меня доставили в больницу и лечили ».

Психиатр направил Стивена на серию консультационных сессий, а затем на курс психодинамической психотерапии, типа терапии на основе Фрейда, которая пытается раскрыть бессознательные движущие силы мыслей и поведения, аналогична психоанализу.

© Дерек Брахни для Mosaic.Исходная фотография с iStock

Именно в книге Сью Герхардт «Почему любовь имеет значение», которую рекомендовал его терапевт, он впервые столкнулся с концепцией алекситимии. «Я поднял это на терапию, и тогда мы начали говорить о том, что у меня очень алекситимия. Очевидно, у меня есть словарный запас. У меня есть слова для выражения эмоций. Но подходят ли они для описания правильных эмоций - это совсем другой вопрос ... Я просто подумал, что не умею говорить о том, что я чувствую, эмоциях и тому подобном.Но после года терапии стало очевидно, что когда я говорю об эмоциях, я на самом деле не понимаю, о чем говорю ».

Термин «алекситимия» восходит к книге, опубликованной в 1972 году, и восходит к фрейдистской психодинамической литературе. Как объясняет Джефф Берд, адъюнкт-профессор экспериментальной психологии Оксфордского университета, сейчас идеи Фрейда не пользуются популярностью у большинства академических психологов. «Не пренебрегая этими традициями, но в когнитивной, нейро- и экспериментальной области не так много людей больше действительно интересуются чем-либо, связанным с Фрейдом.”

Но когда Бёрд прочитал об алекситимии, его описания заинтриговали. «На самом деле, это действительно потрясающе». Для большинства людей «при низком уровне эмоций вы можете быть немного не уверены в том, что именно вы чувствуете, но если у вас сильная эмоция, вы знаете, что это ». И все же почему-то здесь были люди, которые просто не знали.

Берд начал свою академическую карьеру с изучения аутизма, сочувствия и эмоциональной осведомленности, что привело его к интересу к алекситимии.В одном из своих первых исследований в этой области он связал алекситимию, измеренную с помощью контрольного списка из 20 пунктов, разработанного в Университете Торонто, с недостатком сочувствия. Если вы не можете ощущать свои собственные эмоции обычным образом, логично, что вы также не можете отождествлять себя с эмоциями других людей.

Но что действительно привлекло Берда в исследования алекситимии, так это его взаимодействие с людьми с аутизмом. «Бытует мнение, что у людей с аутизмом нет сочувствия. И это чушь.И вы можете увидеть это сразу же, как только встретите некоторых аутичных людей ».

В ходе серии исследований Берд обнаружил, что около половины людей с аутизмом страдают алекситимией - именно эти люди борются с эмоциями и сочувствием, а остальные - нет. Другими словами, трудности, связанные с эмоциями, присущи алекситимии, а не аутизму.

Гоночное сердце:

Bird страстно любит распространять это послание. Он с чувством рассказывает об одном конкретном добровольце, изучающем аутизм, у которого не было алекситимии: «Прекрасный парень с IQ, который мы не могли измерить, это так хорошо.Он не мог удержаться на работе. Но он вызвался работать в доме престарелых, потому что хотел заниматься чем-то продуктивным в свое время. Они сказали: «О, поскольку у вас есть диагноз аутизма, вы не можете проявлять сочувствие, поэтому вы не можете заботиться о наших пожилых людях». Что просто смешно ».

Bird с тех пор провел серию исследований, изучающих алекситимию вне контекста аутизма. Он обнаружил, например, что у людей с этим заболеванием нет проблем с распознаванием лиц или различением изображений людей, улыбающихся и хмурящихся.«Но для некоторых из наших действительно алекситимных людей, хотя они могут отличить улыбку и хмурый взгляд друг от друга, они понятия не имеют, что они такие . Это действительно довольно странно ».

Многие люди с этим заболеванием, с которыми встречался Бёрд, говорят о том, что другие люди говорят им, что они другие, хотя некоторые действительно распознают это в себе на раннем этапе. «Я думаю, это немного похоже на неспособность видеть цвет, и все постоянно спотыкаются о том, насколько он красный или насколько синий, и вы начинаете понимать, что есть аспект человеческого опыта, в котором вы просто не участвуете.”

Помимо того, что Бёрд лучше охарактеризовал алекситимию, Бёрд и его коллеги также углубились в то, что её объясняет, взяв то, что может показаться круговым аргументом: у Стивена проблемы с эмоциями, потому что у него алекситимия, которая характеризуется проблемами с эмоциями, и это прямо отдельно.

В ситуациях, которые Стивен считает теоретически очень эмоциональными, например, когда он говорит кому-то «Я люблю тебя», он испытывает изменения внутри своего тела. «Я чувствую учащенное сердцебиение и прилив адреналина, но мне это чувство всегда пугает.Я не знаю, как реагировать. Из-за этого мне хочется либо убежать, либо словесно агрессивно отреагировать ».

Страх и гнев - и замешательство - он понимает. «Все остальное кажется одинаковым… это чувство:« Ээээ, мне это не совсем удобно - это не совсем так »».

© Дерек Брахни для Mosaic. Исходная фотография из iStock: Getty Images

Для Ребекки Брюэр, бывшей студентки Бердс, а ныне преподавателя психологии в Ройал Холлоуэй, Лондонский университет, это имеет смысл.«При алекситимии люди часто знают, что испытывают эмоцию, но не знают, что это за эмоция», - объясняет она. «Это означает, что они все еще могут испытывать депрессию, возможно, потому, что им трудно различать разные отрицательные эмоции, и им сложно идентифицировать [положительные] эмоции. Точно так же с тревогой может случиться так, что кто-то испытывает эмоциональную реакцию, связанную с учащенным сердцебиением, что может быть возбуждением, но они не знают, как это интерпретировать, и могут паниковать по поводу того, что происходит с их телом.”

Способность обнаруживать изменения внутри тела - все, от учащенного сердцебиения до отклонения кровотока, от полного мочевого пузыря до растяжения легких - называется интероцепцией. Это ваше восприятие собственного внутреннего состояния.

Различные эмоции связаны с разными физическими изменениями. В гневе, например, учащается пульс, кровь приливает к лицу и сжимаются кулаки. При страхе пульс тоже учащается, но кровь стекает с лица. Обычно считается, что эти изменения не являются полностью специфическими для отдельных эмоций, и поэтому контекст также важен: если вы чувствуете, как ваше сердце бьется, и вы смотрите на паука, вы знаете, что вы испытываете страх, а не сексуальное возбуждение.

Травмы и пренебрежение:

Бёрд, Брюэр и другие обнаружили у людей с алекситимией пониженную способность, а иногда и полную неспособность производить, обнаруживать или интерпретировать эти внутренние изменения тела. Люди с этим заболеванием имеют нормальный коэффициент интеллекта. Они, как и все остальные, понимают, что видят паука, а не привлекательного потенциального партнера. Но либо их мозг не запускает физические изменения, которые, как кажется, необходимы для переживания эмоции, либо другие области их мозга не воспринимают эти сигналы должным образом.

В 2016 году Берд и Брюэр вместе с Ричардом Куком из Городского университета в Лондоне опубликовали исследовательскую работу, в которой алекситимия была охарактеризована как «общий дефицит интероцепции». Таким образом, здесь было объяснение проблем этих людей с эмоциями - но также, по сути, манифест, утверждающий, что восприятие ряда телесных сигналов важно для переживания эмоций у остальных из нас.

Это идея, которую мы уже выражаем повседневным языком: на английском языке, чтобы извинение что-то значило, оно должно быть «искренним».«Если ты действительно любишь кого-то, это« всем сердцем ». Когда ты действительно зол, твоя« кровь закипает ». Вместо того, чтобы говорить, что ты беспокоишься, ты можешь говорить о« бабочках в животе » быть вызванным отклонением кровотока от пищеварительной системы).

В детстве Стивен страдал от крайнего эмоционального пренебрежения. Когда ему было 6 лет, его мать намеренно подожгла их дом в Ноттингеме, в то время как она, Стивен, его младший брат и даже младшая сестра были внутри.К счастью, отец детей, уехавший на работу, понял, что забыл свой упакованный ланч, и вернулся домой.

Оглядываясь назад, Стивен говорит, что его мать страдала послеродовой депрессией. Но она не получала лечения, «и все, что я знала, это тревога и беспокойство». После пожара его мать попала в тюрьму. Его отец был сталеваром и работал всевозможными сменами. «Сосед обратился в социальные службы, и папе сказали разобраться, иначе нас заберут. Ни один из братьев или сестер моего отца не хотел меня или моего брата, потому что мы были маленькими говнюками.У нас всегда были проблемы. Ограбление магазинов. Все что угодно. Итак, мы обратились за помощью ».

Всю оставшуюся часть детства Стивен находился в домах престарелых и вне их. Единственные эмоции, которые он помнит, даже тогда, - это страх, гнев и замешательство. «Рождество, дни рождения, неожиданно для себя люди в домах престарелых, которые хорошо ко мне относятся… Я так и не привык к этому. Мне всегда было не по себе. Во мне просто беспорядок чувств, которые я не интерпретирую должным образом и не отвечаю должным образом ».

Алекситимия часто ассоциируется с травмами и пренебрежением с раннего возраста, объясняет Джефф Берд.Исследования близнецов также предложили генетический компонент. И это также связано с определенными типами повреждения головного мозга, особенно с островковой частью, областью, которая принимает интероцептивные сигналы.

Как отмечает Ребекка Брюэр, беспокойство, которое испытывает Стивен, характерно для людей с плохой перехватывающей связью. В Университете Сассекса Хьюго Кричли и Сара Гарфинкель, обладающие опытом в области психиатрии и нейробиологии, ищут способы изменить интероцепцию, чтобы снизить тревогу.

Гарфинкель предложил трехмерную модель перехвата, которая была хорошо принята другими специалистами в этой области.Во-первых, объективная точность восприятия интероцептивных сигналов - например, насколько хорошо вы считаете удары сердца. Во-вторых, субъективный отчет - насколько вы хороши в себе. И в-третьих, метакогнитивная точность - насколько хорошо вы знаете, насколько вы хороши на самом деле.

Третье измерение важно, потому что различные исследования показали, что разница между тем, насколько хорошо кто-то думает, что они умеют считать удары сердца, например, и тем, насколько они хороши на самом деле, предсказывает их уровень тревожности.Лиза Квадт, научный сотрудник группы Суссекс, сейчас проводит клиническое испытание с целью проверить, может ли сокращение этого разрыва для людей с аутизмом снизить их тревожность.

Снижение беспокойства:

В экспериментальном исследовании Кричли, Гарфинкель и аспирант Эбигейл МакЛаначан набрали группу студентов, которые пришли в лабораторию на шесть учебных занятий. В каждом сеансе они сначала выполняли задачу по подсчету сердцебиения. Доброволец сидел неподвижно, с ослабленным резиновым пульсоксиметром на указательных пальцах, и сообщал, сколько ударов они сосчитали.Затем Макланачан рассказал им, как они поступили, чтобы они лучше понимали, насколько они точны.

Макланачан затем попросил их сделать несколько минут прыжков или быстрой ходьбы по крутому холму за пределами здания - все, что было необходимо для повышения их частоты сердечных сокращений, чтобы их было легче обнаружить. («Потому что некоторые люди вообще не чувствуют сердцебиение. Я не могу», - объясняет Квадт.) Затем они вернулись в лабораторию, снова выполнили задания и, как и раньше, каждый раз получали обратную связь.

Это было всего лишь пилотное исследование среди учащихся в целом. Но через три недели точность студентов не только улучшилась по всем трем параметрам интероцепции, но они также сообщили о снижении тревожности примерно на 10 процентов.

В рамках основного испытания добровольцы с диагнозом аутизм будут выполнять те же задачи, что и в пилотном исследовании, но один раз в начале и один раз в конце они будут выполнять их внутри функционального сканера магнитно-резонансной томографии. Это позволит группе отслеживать активность островка, который получает данные о частоте сердечных сокращений, и посмотреть, как изменения в этой активности могут соответствовать связям между миндалевидным телом, которое обнаруживает угрозы, и префронтальной корой, которая может определить, есть ли потенциальная угроза действительно опасна или не опасна, а также обоснована ли тревога.Надежды, как объясняет Кричли, заключаются в улучшении связи между этими двумя регионами, что, по данным предыдущих исследований, снижает тревожность.

Тем временем в Оксфорде Джефф Берд хочет изучить идею о том, что существует два разных типа алекситимии. Люди с одним типом не производят достаточно телесных сигналов, необходимых для переживания эмоции, поэтому они вряд ли получат пользу от тренировок, проводимых группой в Сассексе. Люди с другим типом вызывают всевозможные телесные ощущения, но их мозг не обрабатывает эти сигналы обычным образом.Вторая группа, в которую входит Стивен, может принести больше пользы.

Бёрд подчеркивает, что, хотя людям с алекситимией трудно понять эмоции, это не означает, что они не заботятся о других людях. «По большей части люди с алекситимией могут распознать, что другие находятся в отрицательном состоянии, и это их огорчает. Проблема в том, что они не могут понять, что чувствует другой человек и что он чувствует, и, следовательно, как сделать так, чтобы другой человек почувствовал себя лучше или как уменьшить свой собственный дистресс.Я думаю, это важно, потому что в этом отношении алекситимия отличается от психопатии ».

Стивен говорит, что для него это, безусловно, правда. И теоретически метод эмоционального тренинга - это то, что он приветствовал бы. «У меня есть несколько книг об эмоциях и чувствах, и в них нет ни малейшей разницы, потому что в них недостаточно конкретно говорится о том, что вы на самом деле чувствуете в своем теле и какие эмоции».

Чувство силы:

На данный момент, учитывая отсутствие доступных методов лечения алекситимии, Стивен планирует использовать свое новое понимание самого себя, полученное с помощью терапии, чтобы попытаться продвинуться вперед.По его словам, сначала он надеялся, что терапия все исправит. «Я думал, что каждый день будет идеальным, блестящим… и я пришел к выводу, что этого не произойдет. У меня всегда будут проблемы, всегда будут проблемы ».

По его словам, он извлек ценные уроки. Хотя он и его жена все еще разлучены, они регулярно разговаривают, и теперь он старается не отвергать ее взгляды на свое беспокойство. «Вместо того, чтобы сказать« Нет », я буду слушать. Я думаю: «Ну, ты знаешь, что такое эмоции, а я - нет, поэтому я собираюсь выслушать тебя и либо принять это во внимание, либо найду способ с этим справиться.Он также думает о том, чтобы перейти на работу с людьми, которые борются со злоупотреблением психоактивными веществами, потому что он хотел бы вернуться к карьере, в которой он мог бы помогать людям.

Больше всего он решил использовать свой диагноз алекситимии. «Для меня это дает мне силы - теперь я знаю об этом, я могу читать об этом. Я могу узнать об этом больше. И я могу разработать определенные инструменты, которые позволят мне с этим бороться ».

Люди без алекситимии, вероятно, тоже могли бы использовать такие инструменты. Берд руководил работой, показывающей, что люди, которые лучше осведомлены о собственном сердцебиении, лучше способны распознавать эмоции других, что является важным первым шагом на пути к сопереживанию.Он планирует исследования, чтобы выяснить, может ли тренировка сердцебиения усилить сочувствие.

Те, кто хочет снизить чувство стресса и беспокойства в повседневной жизни, но не могут или не хотят менять источники стресса, могут вместо этого сосредоточиться на изменении сигналов, исходящих от своего тела. Регулярные физические упражнения должны ослаблять сигналы организма (например, от сердца и кровообращения), которые мозг может интерпретировать как тревожные, поэтому они также должны ослаблять чувство тревоги .

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts