Фрейд адлер: Фрейд и Адлер. Евреи, которые перевернули мир

Содержание

Фрейд и Адлер. Евреи, которые перевернули мир

«Каждый поступок человека продиктован неугасимым желанием наслаждения», – сказал основоположник психоанализа Фрейд. Однако ему противоречил его собственный ученик Адлер, перевернув точку зрения с биологической на общественную, он заявил, что людьми управляет стремление к совершенству. Это разногласие положило начало глубокого раскола между двумя психоаналитиками. Впрочем, истина, как  правило, находится посередине.

Принцип получения удовольствия господствует в мире

На этом утверждении базируются все труды гениального Зигмунда Фрейда. Он выдвинул теорию, что человеком управляют его первородные инстинкты и успешно доказал ее. Он первым начал использовать лечение разговорами. Пациенту предлагалось расслабиться, принять удобную позу и говорить все, что приходит в голову. И всякий раз больной начинал рассказывать о психологической травме пережитой когда-то. В результате такой терапии душевные страдания ослабевали, и человеку становилось легче. В своей книге «Этюды по истерии» Фрейд подробно рассказал о данной идеи и расписал этапы работы.

Это стало революцией в медицине. Общественность недоумевала: Как врач, гений, почти небожитель, может часами выслушивать бред сумасшедшего?! Однако, результаты были поразительны,  появлялось все больше случаев полного исцеления.

Научный труд «Трактование сновидений» положил начало революционно – новому способу лечения душевных болезней – психоанализу. «Сны не бессмысленные картинки, а зашифрованные переживания, случившиеся в раннем детстве. Там скрывается примитивное желание, продиктованное похотью и ненавистью. Нечто вроде первородного греха», – говорил Фрейд. Он считал, что правильное трактование снов может стать ключом к исцелению.

Так  зарождалась новая медицина.

Человеком движет стремление к совершенству

И когда все вокруг уже согласились с теорией Фрейда, появилась другая идея.

«В каждом из нас есть врожденное чувство к сотрудничеству, дружбе, любви, творчеству.

Лучшие моменты жизни связаны именно с этими переживаниями», – эту противоположную точку зрения высказал другой психоаналитик, современник и ученик Фрейда – Альфред Адлер. Он не пожелал считать основой личности сексуальное желание.

Родился Адлер в небогатой еврейской семье. С детства отличался слабым здоровьем. В зрелом возрасте, будучи уже врачом, он вспоминал случай, когда трехлетним ребенком Адлер принял решение никогда не испытывать чувство ненависти. Это произошло в результате конфликта со старшим братом. Тогда маленький Адлер страдал рахитом, и каждое движение причиняло ребенку боль, а он хотел так же играть и резвиться, как его здоровый и счастливый старший брат. И когда тот обидел его, Адлер испытал такую ярость, бессилие и злость, что с ним случился приступ удушья. Уже тогда он смог сделать вывод и осознать всю безысходность и тупик, в которые приводят негативные переживания.

Изначально, говорил Адлер, многие дети испытывают комплекс перед «всемогущими» взрослыми. Развитие характера зависит от того, какой способ его компенсации выберет личность. Например, один великий греческий оратор страдал в детстве дефектом речи, а многие прославленные полководцы были маленького роста.

Социальный интерес, развитие творческого Я –  вот основные принципы теории Адлера. Среди его трудов можно отметить «Смысл жизни», «Постижение человеческой природы», «Наука жизни» и т.д..

«В основе личности лежит не жажда удовольствия, не сексуальный инстинкт, но стремление к совершенству, к всемогуществу. Образцом, на который направлена личность, ее целью является общественная задача», – говорил Адлер.

Две стороны одной медали

Так обнаружились и вступили в конфликт две теории, две стратегии, которые позже приобрели не только медицинское, но и идеологическое и политическое звучание.

Как, работая вместе, ученые могли прийти к столь разным выводам?

Более детальный анализ двух подходов показывает, что и биологическая и социальная составляющие личности играют важную роль в становлении и развитии психики человека и человечества.

Это словно две линии – правая и левая, которые необходимо объединить в среднюю. Стремление к наслаждению – это и есть стремление к совершенству. Только не за счет других, а, напротив, исходя из сотрудничества, взаимной поддержки и ответственности и, таким образом, достигая синергии.

Объединив две крайности, человек, в своей животной природе обретет основу для будущего творчества. Осознав себя интегральной частью общества, главной задачей индивида будет создание гармонии в системе, в которой он существует вместе со всеми. В результате это и даст возможность выйти за рамки своей ограниченной природы. Приподнимаясь от Я к МЫ.

Т. Юлаева

 

Фрейд, Адлер и Юнг

Цикл лекций, прочитанных в 1957 году в рамках Зальцбургских «академических недель».

Когда намереваешься рассказать о влиянии психотерапии на современные представления о человеке, встаёшь перед дилеммой: либо нужно сделать исторический обзор, либо следует сосредоточиться на рассмотрении самой психотерапевтической системы, — а это задача не из лёгких, поскольку при ближайшем рассмотрении обнаруживается, что психотерапевтическая система состоит из множества различных систем. Перефразируя известное выражение «сколько людей, столько и мнений», можно с полным правом сказать о современном состоянии психотерапевтической теории и методики: «Сколько психотерапевтов, столько и психотерапевтических систем». Даже если бы я решил ограничиться рассмотрением важнейших и ведущих психотерапевтических систем, я   не смог бы раскрыть эту необъятную тему. Я уже не говорю о том, что с моей стороны было бы слишком самонадеянно испытывать терпение публики и недооценивать психотерапевтическую грамотность моих слушателей. Поэтому я решил отказаться и от исторического обзора, и от рассмотрения психотерапевтических систем. Двум этим подходам я предпочёл третий — критический. Нужно сразу отметить, что я не собираюсь подвергать критическому разбору какую-то одну психотерапевтическую систему и   не планирую проводить критический анализ основных положений каждой системы в отдельности.

Я лишь хочу выявить одну общую для всех психотерапевтических систем тенденцию, которая представляется мне опасной и   порочной. Надеюсь, что мне удастся доказать, что современную психотерапевтическую методику подтачивает изнутри один роковой изъян — тяготение к динамическому психологизму. В наибольшей степени этим изъяном страдают три классические психотерапевтические теории, созданные Фрейдом, Адлером и Юнгом. Поскольку вся современная психотерапия покоится на трёх столпах — на психоанализе Фрейда, индивидуальной психологии Адлера и аналитической психологии Юнга, — нам при всём желании не обойтись без краткого обзора этих теорий.

Что касается Зигмунда Фрейда, то все, конечно, знают, что он был гениальным мыслителем и первопроходцем на поприще психотерапии. Если бы меня попросили в двух словах изложить суть теории Фрейда, я бы сказал, что его заслуга заключается в   том, что он первый задался вопросом о смысле психических явлений, хотя и   не смог ответить на этот вопрос, да и рассматривал эту проблему не в том ракурсе, в каком рассматриваем её мы. Фрейд попытался ответить в духе своего времени. Во-первых, это сказалось на выборе материала для исследования. В этом смысле Фрейд так и остался заложником так называемой викторианской эпохи с её слащавой культурой, пуританскими манерами и развратными нравами. Во-вторых, это сказалось на его трактовке полученных данных, поскольку он взял за основу механистическую концепцию, грубая суть которой ничуть не меняется от того, что её для красоты называют «динамической».

Главным образом Фрейд стремился вникнуть в смысл невротических симптомов, поэтому он углубился в изучение бессознательных переживаний и открыл целую сферу психики. И то, что теперь психологи относят к сфере бессознательного не только бессознательные влечения, но и бессознательный интеллект, своего рода бессознательную духовность и даже бессознательную веру, ничуть не умаляет заслуги первооткрывателя бессознательной психики.

Бессознательными Фрейд называл те переживания, которые составляют подоплёку невротического симптома.

Речь идёт не о «позабытых» переживаниях, а о переживаниях, не подлежащих осознанию, то есть «вытесненных» из сознания, причём вытесняются они из сознания потому, что представляются человеку неприемлемыми. Сам Фрейд имел в виду переживания, неприемлемые с   точки зрения викторианской морали. Немудрено, что в те ханжеские времена, на рубеже веков, Фрейду попадались пациенты, у которых вытеснялись из сознания прежде всего сексуальные переживания. Впрочем, не стоит забывать о том, что психоаналитическое понятие сексуальности охватывает не только генитальную сферу, хотя и трактуется не так широко, как понятие либидо, которое тоже ввёл в психологию Фрейд.

С точки зрения психоанализа, невроз по сути представляет собой результат компромисса между противоборствующими влечениями или взаимоисключающими побуждениями, продиктованными тремя психическими инстанциями: Оно, Я и Сверх-я. Именно таким компромиссом обусловлены всевозможные непроизвольные ошибки, оговорки и описки, а также характер сновидений. Например, когда бывший нацист, рассказывая о пресловутых «центрах эвтаназии», случайно говорит, что в этих учреждениях не «собирали», а «убирали» пациентов, или когда политик из социалистической страны хочет сказать «предупреждение зачатия», а вместо этого говорит «предупреждение исчадия», — чему я сам однажды был свидетелем, — мы догадываемся, что и тот, и другой выдаёт свои скрытые мысли, которые подверглись или, по меньшей мере, должны были подвергнуться вытеснению.

Что касается сновидений, то во сне компромисс достигается за счёт так называемой цензуры сновидения. Вот тут и   обнаруживается слабое звено психоаналитической теории, на которое первым указал Макс Шелер. Представление о том, что психическая инстанция, отвечающая за вытеснение, цензурирование и сублимацию, является производным влечений, противоречит логике, поскольку влечения не могут одновременно давать материал для вытеснения и   обеспечивать выполнение функции вытеснения этого материала. Своим слушателям на лекциях я обычно поясняю эту мысль так: слыханное ли дело, чтобы при строительстве гидроэлектростанции река сама перегораживала себя плотиной!

Упрощением грешат не только психоаналитические представления о «генеалогии морали», которая считается в рамках психоанализа результатом вытеснения влечений, но и представления о предназначении психики, ведь, согласно психоаналитической теории, вся жизнедеятельность человека и даже человеческая культура строятся по биологическому принципу гомеостаза. По сути, речь идёт о   том, что человек стремится «унять и устранить возбуждение, нарастающие под воздействием внутренних и внешних раздражителей», а «душевный аппарат предназначен для выполнения этой функции».

«По мысли Фрейда, главной движущей силой психики является стремление к поддержанию гомеостаза, а все психические акты направлены на восстановление нарушенного психического баланса. Руководствуясь теориями тогдашней физики, Фрейд полагал, что единственным стремлением, органически присущим всякому живому существу, является тяга к разрядке напряжения. Это предположение попросту не соответствует действительности, поскольку даже такие процессы, как рост и размножение, невозможно объяснить стремлением организма к   поддержанию гомеостаза», — считает Шарлотта Бюлер. Если уж биологическая жизнедеятельность не подчинена закону гомеостаза, то духовная жизнь   — и   подавно. Например, «акт созидания и стремление претворить свой замысел в жизнь, —
пишет Бюлер, — предполагают позитивное восприятие реальности, тогда как стремление к поддержанию гомеостаза и адаптация продиктованы негативным восприятием реальности». Психолог Гордон Олпорт тоже оспаривает идею гомеостатической регуляции психики: «Согласно этой теории, мотивация обусловлена нарастанием напряжения, которое вызывает реакцию в виде стремления к восстановлению баланса — к покою, адаптации, удовлетворению и гомеостазу. Таким образом вся человеческая индивидуальность сводится к совокупности определённых способов снятия напряжения. Разумеется, эта концепция прекрасно согласуется с лежащим в основе всякого эмпиризма представлением о том, что человек по природе своей — существо пассивное, которое лишь подвергается воздействию извне и реагирует на полученные впечатления. Возможно, так и   устроен механизм адаптации к меняющимся условиям окружающей среды. Что же касается сугубо человеческих побуждений, то они направлены вовсе не на восстановление равновесия и снятие напряжения, а, напротив, на поддержание напряжения».

Альфред Адлер, в   отличие от Фрейда, вышел за рамки психологии и обратил внимание на такой биологический фактор, как «физическая неполноценность». Так возникла концепция «комплекса неполноценности», который, по мнению Адлера, представляет собой психическую реакцию не только на физическую неполноценность, но и на ощущение собственной ущербности, слабости и непривлекательности. Потребность в компенсации комплекса неполноценности человек пытается удовлетворить в рамках коллектива за счёт чувства общности. Как мы видим, биологический фактор тут сочетается с социальным. Неврозы, согласно теории индивидуальной психологии, обусловлены стремлением к   компенсации или гиперкомпенсации чувства неполноценности вне коллектива. В аргументации Адлера обнаруживается логическая ошибка сродни той, которая закралась в психоаналитическую теорию. Если из психоаналитической теории следует, что порывы влечений вытесняются силой самих влечений, то Адлер пытается убедить нас в том, что индивидуальное восприятие социума предопределяется не индивидуальностью человека, а влиянием самого социума: социальной среды, воспитания и семьи.

Что касается создателя аналитической психологии Карла Густава Юнга, то ему можно поставить в   заслугу хотя бы то, что он ещё в начале XX века решился назвать невроз «страданиями души, не сумевшей обрести смысл своего существования». Впрочем, польстившись на эту приманку, можно с лёгкостью угодить в ловушку психологизма, которым проникнута аналитическая психология. Барон Виктор Эмиль фон Гебзаттель был первым исследователем, которому удалось обнаружить этот подвох, таящийся в аналитической психологии. В   книге «Христианство и гуманизм» он назвал человеческую индивидуальность той «надпсихологической» инстанцией, которую не принял во внимание Юнг при создании своей антропологической концепции. Только такая независимая инстанция может упорядочить хаотичные бессознательные религиозные побуждения и «интуитивные знания», отбирая те из них, которые соответствуют её критериям, и отвергая все остальные. Юнговская концепция не предполагает наличия инстанции, которая оценивает «порождения бессознательного». Выходит, что готовность принять идею Бога — это не вопрос веры. «Итак, психологизм налицо, — подытоживает свои рассуждения Гебзаттель. — Утверждать обратное — всё равно что уверять, будто человек, назвавший слона маргариткой, может считаться ботаником».

Шмид критикует юнгианскую психологию за то, что она превратилась в своеобразную религию с культом новых богов — архетипов. Считается, что только благодаря им жизнь человека может обрести смысл. Стало быть, все пути метафизических исканий человека сходятся в нём самом, а   его психика предстаёт в виде этакого современного Олимпа, населённого богами-архетипами. Таким образом юнгианская психотерапия превращается в священнодействие, а сама индивидуальная психология — в   вероучение. Я согласен с Гансом Йоргом Вейтбрехтом, который недоумевает: «Просто диву даёшься, как некоторые богословы умудряются не замечать этого настойчивого стремления юнгианцев заключить трансцендентность в рамки психологической имманентности и сами становятся убеждёнными юнгианцами». Юнг готов заключить трансцендентность даже в   пределы биологической имманентности: «Архетипы наследуются вместе со структурой мозга, причём являются её психической ипостасью». Более того, в статье «Шизофрения» Юнг с восторгом пишет о том, что двум американским исследователям, «похоже, удалось путём стимуляции ствола мозга вызвать у испытуемого зрительную галлюцинацию архетипического характера», представлявшую собой один из «символов мандалы», которые, по мысли Юнга, «генерируются именно в мозговом стволе». «Если догадка о такой локализации этого архетипа подтвердится в   ходе дальнейших экспериментов, то мы получим ещё одно доказательство того, что патогенный комплекс способен самопроизвольно распадаться под воздействием какого-то специфического токсина, а деструктивный процесс можно будет трактовать как своего рода ошибочную биологическую защитную реакцию». Стоит упомянуть и о том, что Медард Босс назвал архетип «сугубо умозрительным и отвлечённым понятием, которое выдаётся за объективную реальность».

Жестоко ошибается тот, кто полагает, что о правомерности психодинамической теории можно судить по результатам психодинамической терапии, то есть «ex juvantibus ». Ни для кого уже не секрет, что в области психотерапии давно изжит традиционный пиетет перед «фактами» и   «показателями эффективности». Тут не так-то просто следовать известной заповеди: «По делам судите их». Дело в том, что при любом психотерапевтическом подходе среднестатистический показатель полностью или в значительной степени излечившихся пациентов, — по данным Карузо и Урбана, а также Ламона, Мейерса и Харви, — колеблется в пределах от 45% до 65%. Лишь в исключительных случаях, скажем, в руководимой Эвой Нибуэр психотерапевтической амбулатории, в которой практикуется логотерапия, этот показатель достигает 75%. Более того, Б. Стоквис, использующий комбинированный подход к лечению, доказал на практике, что методы патогенетической и симптоматической психотерапии можно применять с равным успехом. Как известно, нет и никакой корреляции между показателем частоты случаев стойкой ремиссии и типом психотерапевтических методов, применяемых при лечении; разнятся только сроки лечения. Кроме того, следует отметить, что в ходе тестирования, проведённого в одной иностранной психотерапевтической клинике, у больных, которые стояли в очереди на лечение, то есть ещё не поступили на лечение, объективные признаки ремиссии обнаруживались гораздо чаще, чем у пациентов, уже проходивших лечение. Как тут не вспомнить слова психиатра Шальтенбранда, который утверждал, что при множественном склерозе психотерапевтические процедуры только вредят пациенту, коль скоро процентный показатель случаев терапевтической ремиссии ниже процентного показателя случаев самопроизвольной ремиссии.

Для того чтобы понять, почему так происходит, достаточно отбросить предрассудки, которыми проникнуто наше представление об этиологии. Считается, что залогом эффективности психотерапии, в особенности психоаналитической терапии, является то, что она, в отличие от неспецифической терапии, направлена на выявление и устранение причин невротических расстройств. Однако все эти пресловутые комплексы, конфликты и психические травмы, выявление которых считается ключевым фактором успеха во всех случаях излечения пациентов с помощью патогенетических методов психотерапии, лишь кажутся опасными патогенными факторами. Мои сотрудники сопоставили произвольную выборку историй болезни пациентов, проходивших лечение на нашем неврологическом отделении, с   произвольной выборкой историй болезни пациентов психотерапевтической амбулатории и доказали, что в историях болезни наших пациентов фигурирует гораздо больше комплексов, конфликтов и   психических травм, и, по нашему мнению, это объясняется тем, что мы учитываем все осложнения, которыми может сопровождаться неврологическое заболевание. Комплексы, конфликты и психические травмы нельзя назвать патогенными факторами хотя бы потому, что их можно выявить у   любого человека. В   действительности, они являются не патогенными факторами, а патогномоническими признаками, то есть не причинами, а симптомами заболевания. Комплексы, конфликты и психические травмы, которые выявляются в ходе анамнеза, можно уподобить морскому рифу, который обнажается только во время отлива. То, что риф выступает из воды при отливе, не означает, что риф вызывает отлив. Так и в процессе психоанализа происходит активизация комплексов, то есть выявляются симптомы невротического расстройства. Что же касается психического напряжения или, по определению Ганса Селье, стресса, который вызывают конфликты и психические травмы, то широко распространённое представление о том, что стресс вреднее для здоровья, чем релаксация, является заблуждением. На самом деле стресс в умеренных дозах, — скажем, напряжённый и увлечённый труд, — может быть даже полезен для здоровья. Вряд ли кому-то ещё довелось испытать такой сильный стресс, какой пережили заключённые в Освенциме, а ведь там вообще никто не страдал типичными психосоматическими заболеваниями, которые обычно списывают на стресс.

Мало того что комплексы не являются патогенными факторами, так они ещё представляют собой побочный эффект лечения. Эмиль А. Гутхейль и Й. Эренвальд доказали, что в   сновидениях пациентов, проходящих курс анализа у фрейдистов, прослеживаются мотивы, связанные с эдиповым комплексом, а в сновидениях тех пациентов, которых лечат по методу Адлера или Юнга, фигурируют, соответственно, конфликты на почве борьбы за власть или архетипы. В наше время сновидения пациентов уже нельзя считать точным отражением бессознательных переживаний, ведь даже видные психоаналитики признают, что тональность сновидений пациента меняется в   соответствии с   подходом лечащего врача к их толкованию. «Лечебный эффект от психоанализа, по сути, обусловлен внушением, — пишет Йозеф Бёрце. — Пациент никогда бы не догадался, какую пользу может принести ему выявление бессознательных комплексов, если бы психоаналитик сам не объяснял ему, зачем это делается. Впрочем, сейчас основные идеи психоанализа так широко известны, что уже сама готовность человека пройти курс лечения у   психоаналитика свидетельствует о том, что он попал под влияние психоанализа и внушил себе, что психоаналитическая терапия ему поможет». «Процесс внушения начинается ещё до того, как психотерапевт вступает в диалог с пациентом, — отмечает М. Пфланц. — Если бы мы осознали, что психотерапия, как утверждал ещё Стоквис, почти никогда не обходится без внушения, мы, наверное, перестали бы предвзято относиться к внушению».

Наряду с   внушением важным фактором лечения является и сама возможность выговориться на психотерапевтическом сеансе, поскольку не только «разделённое» горе, но и горе, которым ты просто «поделился» с другим человеком,   — это уже полгоря. В   подтверждение своих слов я могу привести такой пример. Однажды ко мне обратилась американская студентка и принялась изливать мне свою душу. Вот только изъяснялась она на таком ужасном сленге, что я не мог понять ни слова из её исповеди. Опасаясь, что она заметит моё смущение, я направил её к моему американскому коллеге под предлогом того, что ей нужно сделать электрокардиограмму, и назначил ей приём на другой день. Электрокардиограмму она делать не стала, да и ко мне на приём больше не приходила. Немного погодя я случайно встретил её на улице и выяснил, что, выговорившись у меня на сеансе, она сразу испытала облегчение и стала спокойнее относиться к каким-то неприятным перипетиям, из-за которых до этого сильно переживала. А я ведь до сих пор не знаю, о чём она говорила на сеансе!

Считается, что психоанализ способствует изменению динамики аффективных процессов и преобразованию энергии влечений, но если психоаналитикам и удаётся достичь успеха в лечении, то только благодаря тому, что, в действительности, под влиянием психоанализа происходит переворот в мировоззрении пациента. Кроме того, катализатором лечебного процесса являются человеческие отношения. Даже так называемый перенос — это всего лишь особый способ общения, вот почему Роттхаус и не считает перенос непременным условием психотерапии. Подобно переносу, переворот в мировоззрении, который является целью экзистенциального анализа, не может происходить только на интеллектуальном и рассудочном уровнях. Понятно, что такая экзистенциальная метаморфоза происходит на глубоком эмоциональном уровне и представляет собой всеобъемлющее переживание, охватывающее всю личность человека. Труднее понять, почему все психотерапевтические методики разработаны с таким расчётом, чтобы во что бы то ни стало избежать подобной экзистенциальной метаморфозы. Впрочем, мы уже говорили о том, что эффективность лечения почти не зависит от того, какие методы применяет психотерапевт. Что можно назвать решающим фактором лечения, так это отношения между врачом и пациентом. Известно много случаев из психоаналитической практики, которые свидетельствуют о том, что порой именно отказ от роли стороннего наблюдателя даёт психоаналитику возможность оказать решающее влияние на состояние пациента. Вот уже полвека мы грезим о механике души и технике психотерапии. По-моему, пришла пора пробудиться ото сна и понять, что душа не сводится к совокупности психических механизмов, а душевные недуги невозможно исцелить с помощью технических ухищрений.

Отрывок из книги: Страдания от бессмысленности (бессмысленной) жизни

 

Автор: Виктор ФРАНКЛ

Все о смысле жизни — www.Krasnov.tv

 

 

Общая психология. Психоанализ. Фрейд. Адлер. Юнг.

Психоанализ

 

Одним из главных направлений изучения этого раздела психологии стало бессознательное,  а также его связь и влияние на сознательные процессы. Психоанализ появился раньше бихевиоризма в конце 19 века и хотя понятие бессознательного существовало задолго до этого, первые психоаналитические очерки появляются из под пера Зигмунда Фрейда, которого принято считать основателем этого метода. Среди других крупных психоаналитиков стоит упомянуть Альфреда Адлера, Карла Густава Юнга и Дмитрия Узнадзе, который разработал теорию установки.

 

 

Фрейд

 

Итак, Фрейд был основоположником психоанализа. В своих трудах он говорит о защитных механизмах, которые позволяют человеку противостоять бессознательным проявлениям, интерпретирует сновидения. Фрейд приходит к выводу, что бессознательное является побудителем сознания, поэтому чтобы объяснить поведение человека, следует искать его причины в бессознательном.

 

Психика по Фрейду делится на три элемента – сознание, предсознание и бессознательное. При этом он уподобляет ее айсбергу, в котором сознание только видимая его часть. Чем глубже тот или иной элемент бессознательного, тем сложнее он поддается анализу. Фрейд также вводит понятие предсознательных процессов, которые не находятся в сознании постоянно, но при желании могут быть им вызваны.

 

В период появления первых трудов по психоанализу в терапии было распространено применение гипноза. Однако, Фрейд решает отказаться от этой практики, поскольку считает, что пациент или клиент должен самостоятельно, при небольшой помощи психоаналитика, вывести структуры своего бессознательного в сознание. При введение пациента в гипнотическое состояние и последующем выведении из него он не помнит того, что с ним происходило, поэтому подъем бессознательного опыта в сознание становится невозможным, а значит данная терапия не может работать. Поэтому Фрейд работает через метод свободных ассоциаций и интерпретацию сновидений.

 

Он по-новому описывает структуру личности, в которую теперь входят Оно, Эго и СуперЭго.

 

Оно – изначальное бессознательное, населенное желаниями. Их Фрейд делит на проявления Эроса и Танатоса, либидо и деструктивных сил жажды смерти.

 

СуперЭго – также является бессознательной субстанцией, однако состоит оно из приобретенных в ходе развития норм поведения, табу, запретов и правил. Многие из них являются до формирования речи.

 

В свою очередь эго является результирующей двух противостоящий энергий бессознательного – Оно и СуперЭго. По Фрейду гармоничная личность должна умело сочетать два этих начала. Соответственно перекос в одну из сторон ведет к отклонениям и даже патологиям.

 

Фрейд также описывает несколько стадий развития, которые проходит ребенок прежде чем повзрослеть.

 

Оральная стадия – связана с получением удовольствия через ротовую полость. Собственно отклонения на этой стадии, которые получены в ходе соответствующего ощущения дефицита в детстве чреваты во взрослом возрасте проявлениями алкоголизма, табакокурения, обжорством.

 

Анальная стадия – связана с освоением контроля над испражнением. В этой стадии может появится стремление к злоупотреблению этим умением, проявляющимся в чрезмерном задерживании кала в организме, вывод которого в последствие приносит удовольствие равносильное оргазму. Во взрослом возрасте это может сказать на характере в виде проявлений жадности и на физиологическом уровне в виде частых запоров.

 

Генитальная стадия – связана с появлением личной половой идентификации. При этом модель взаимоотношений отца и матери становится для ребенка образом того, как надо вести себя со своим будущим половым партнером. Здесь Фрейд отмечает такие явления как комплекс Эдипа и комплекс Электры.

 

К примеру, комплекс Эдипа, связан с тем, что ребенок, начиная осознавать себя мужчиной, видит мать в качестве представителя противоположного пола. Соответственно в данной ситуации отец становится его половым конкурентом. Аналогично с комплексом Электры для девочек, которые начинают воспринимать половыми конкурентами своих матерей.

 

Генитальная стадия имеет несколько фаз, которые отличаются инициатическими проявлениями. К примеру, у женщин это девочка, девушка, женщина, мать, бабушка. Все они имеют различные функции, ценности и особенности восприятия окружающего мира. Собственно, отсутствие инициатического процесса также ведет к отклонениям.

 

Адлер

 

Адлер был учеником Фрейда и его продолжателем. Свои идеи он сформулировал в книге «Индивидуальная психология», открыв тем самым новое одноименное направление в психоанализе. В отличие от Фрейда и Юнга Адлер не пытается выделить в структурные элементы личности и говорит о ее целостном характере. Центральным моментом в его теории является изначальное чувство несовершенства, которое потом перерастает в комплекс неполноценности и как следствие процесс компенсации.

 

Адлер подчеркивает, что комплекс неполноценности возникает абсолютно у любого человека независимо от объективных причин или его индивидуальных недостатков. К примеру, в детстве оно может возникнуть из-за мокрых пеленок или недостаточного проявления материнских чувств. Ребенок зависим и свои потребности реализует в качестве зависимого, что и создает чувство несовершенства.

 

Компенсация по Адлеру может носить конструктивный и деструктивный характер. То, каким он будет, определяется внутрисемейным климатом. Стиль отношений в семье формирует модель развития процесса компенсации.

 

Конструктивная компенсация – связана с развитием социального интереса и стремлением занять в нем свое гармоничное место естественным путем. Эта модель связана с чувством сопричастности общему делу, которому соответствует благоприятный семейных климат.

 

Деструктивная компенсация – связан с унижением и уничтожением других людей, за счет которых происходит социальный рост.

Адлер отмечает две самые распространенные причины возникновения деструктивной компенсации:

 

1)      Жесткая иерархия в семье, существующей «по закону джунглей», когда происходит подчинение младших старшим. Возникает культ силы и власти, к которым стремится человек с тем, чтобы занять доминирующее положение в семье, а затем и в обществе.

2)      Избалованность и излишнее почитание потребностей ребенка. Он в свою очередь привыкает к такому отношению к себе и начинает требовать того же от остальных уже вне семьи. Когда он этого не встречает, то у него возникает внутренний протест, который он выражает в давлении на слабых.

 

Помимо компенсации Адлер вводит понятие сверхкомпенсации. Если компенсация – это преодоление чувства неполноценности, то сверхкомпенсация – это такая компенсация, которая ведет к полному подчинению жизни этому процессу, он становится центральным. Как пример Адлер приводит Наполеона, который своими завоеваниями компенсировал свой маленький рост и Суворова, который боролся со своим тщедушным телом. Современники отмечали, что часто Адлер озвучивал данные идеи, поскольку сам постоянно находился в болезненном состоянии, которое привело его к такой сверхкомпенсации.

 

Юнг

 

Карл Густав Юнг, как и Адлер, также вносит существенные изменения в психоанализ, что приводит к возникновению так называемой «аналитической психологии», по которой автор пишет одноименную книгу. Важнейшим вкладом Юнга стоит считать введение термина «коллективное бессознательное», содержанием которого являются архетипы. Архетипы – это накопленный человеческий опыт, который оседает в психике в виде образов поведения, мышления мировосприятия, и функционирует схожим с инстинктами образом.

 

Если Фрейд был атеистом, то его ученик Юнг был глубоко верующим человеком и в своих теориях он реабилитирует понятие «душа».

 

Также Юнг проводит доскональный анализ культур и мифов, в которых находит схожие мотивы и соответствующую им специфику поведения, идентичность которой зачастую встречается, не смотря на расовые и половые различия.

 

Вместе с тем Юнг говорит и о личном бессознательном, содержанием которого являются комплексы, вытесняемые переживания и личностные смыслы.

 

Одним из основополагающих архетипов Юнг считает архетип самости, Бога в себе. По его мнению душа – это то, что Бог передал человеку, поэтому задача каждого человека найти в себе эту частицу, не впав при этом в ересь нарциссизма. Собственно реализацию этой самости Юнг называет индивидуацией. Он отмечает, что у личности очень много составляющих и каждый реализованный архетип становится частью самости. Чрезвычайно важно при этом сохранить между ними гармонию без перекосов в одну сторону в ущерб другим. То, как проявляются архетипы, можно увидеть в работе сновидений. Стоит отметить, что у Фрейда элементами сна являются образы желаний.

 

Структура личности по Юнгу состоит из нескольких частей:

Персона – представляет из  себя социальную маску, то есть то, как ведет себя человек в обществе и как хочет, чтобы его представляли. Стоит отметить, что персона далеко не всегда является тем, кем является человек на самом деле.

 

Тень – объединяет в себе низменные проявления человека, то, что Фрейд называл «Оно». Зачастую наличие и содержание этого компонента человек пытается скрыть как от других, так и от себя.

 

Анима и анимус – мужские и женские проявления души. В этой связи Юнг выделяет женские и мужские свойства. Женские – нежность, эстетизм, заботливость, мужские – сила, логизм, агрессивность.

 

Юнг привнес в психоанализ социологические черты, сделал его социотропным. Многие исследовали традиций, мифов и сказок ориентируются на его трудах.

от анализа прошлого к терапии через осмысление будущего

Статья посвящена становлению европейских школ психотерапии и появлению Третьей венской школы – логотерапии, которую открыл и описал психолог, невролог, узник нацистских лагерей Виктор Франкл.

Предшествующие логотерапии психологические школы – это психоанализ Зигмунда Фрейда и социально-психологическая теория личности Альфреда Адлера. Обе школы (их еще называют первая и вторая Венские школы) возникли в начале прошлого века.

Психоанализ Фрейда

Анализ Фрейда базировался на открытии (или изобретении) бессознательного у человека и объяснял особенности его поведения инстинктивными влечениями. Человек по Фрейду целиком детерминирован, влеком и импульсивен, от этого и проблемы. Им движут потребности, стремление к удовольствиям и необходимость найти успокоительное гомеостатическое равновесие.

Психоанализ работает с прошлым, с объяснением возникших в детстве причин, приводящих к неизбежным последствиям. И вот – человек оказывается несвободным, он жертва обстоятельств, инстинктов, а также влияния жестоких значимых взрослых.

Анализ Фрейда нелицеприятные поступки нервных людей оправдывает по принципу «что выросло — то выросло». Основатель терапии, ориентированной на смысл, логотерапии, Виктор Франкл этого не отрицал, но…

Психоанализ Адлера

Анализ Адлера, можно сказать, встал на ступень выше. Человек стал не только инстинктивно влеком, но и социально обусловлен. Человек по Адлеру движется к месту под Солнцем, компенсируя неудачи и комплексы из детства. То есть тоже – является следствием чего-то, сотворенного с ним ранее.

В этом есть логика, но в таком случае успешные, талантливые взрослые – это всего лишь обратная сторона ущербного ребенка. Тогда все, что считается достоянием культуры, искусства, науки – это просто побочный эффект попытки справиться с проблемой из детства или проблемами здоровья.

Фото Ben White on Unsplash

К примеру, симфонии Бетховена – это всего лишь побег от психоза, а полет в Космос – это компенсация приниженного в детстве достоинства. Даже самый благородный человек (мать Тереза, к примеру) в этом случае сводится к неврозу власти над всеми страждущими.

В общем, нормальный приличный человек, которого любили родители, не начнет пробиваться в адвокаты и не отправится миротворцем в горячие точки. И этого тоже не отрицал Виктор Франкл, но…

Логотерапия

И та и другая теории сводили личность к примитивной и слегка оскорбительной двухмерности. Тело и психика. Виктор Франкл, который и сам корнями из психоанализа (как и прочие его экзистенциальные коллеги-современники), прекрасно понимал, что да – человек обусловлен, да — его детство сформировало из него то, что сформировало, что обстоятельства жизни сильны и могут быть невероятно жестоки. Но и во всем этом «уже получившемся и неименном» есть пространство свободы.

Нельзя лишать человека права выбора даже в том, что сложилось судьбой. Возможность выбирать свое будущее, как и свое новое отношение к прошлому – одно из немногого, что отличает человека от инстинктивного и социального животного. Франкл не отрицал природу влечений и потребностей. Но он посчитал своим долгом привнести в психологию волю, ценности, дух, выбор, решимость и ответственность, а также чувство юмора. Ведь даже то, что нельзя изменить – на это можно откликнуться. Над этим можно шутить.

Виктор Франкл

В одной из книг Виктора Франкла приводится случай пациентки, которая пыталась покончить с собой. И когда ее спросили – зачем она это делает, она ответила: а что вы от меня хотите? Я же типичный единственный ребенок по Адлеру!

Еще один случай приводил Виктор Франкл, объясняя свой некоторый внутренний протест против психоанализа. Пожилой мужчина обратился к аналитику с сильной душевной болью по поводу смерти своей жены. И аналитик сделала вывод – вы так страдаете по своей жене, потому что вы ненавидели ее, но не осознавали этого.

Словом, обществу понадобилось нечто большее, чем объяснение причин страданий. Им понадобилась свобода в том, как отнестись к своему страданию и свобода выбирать, каким быть сейчас, не смотря на страдания и воздействие прошлого. Даже не смотря на свои проступки.

Новый путь Франкла

Виктор Франкл показал путь из тупика, в который постепенно заходили аналитические теории, замкнутые на идее причинно-следственных связей. Он эту связь разорвал, предложив человеку трудиться над собой и самому выбирать если уж не прошлое, то настоящее и будущее. В логотерапии человек не пытается освободиться от тягостного груза прошлого. Он действует свободно, выстраивая свое будущее через настоящее.

Конечно, Франкл был не один. Можно вспомнить и других его соратников, принадлежащих (по американской системе) – к экзистенциально-гуманистическому направлению в психологии. Конечно, это Карл Роджерс, Ролло Мэй, Эрих Фромм, современные – Джеймс Бьюдженталь, Ирвин Ялом, Альфрид Лэнгле. Гуманисты предложили людям то, в чем они остро нуждались – в свободе для.

И вот, логотерапия обнаружила нечто новое в природе человека и в Мире:

  • Каждый человек имеет свободу воли. И это не свобода от, а свобода для.
  • Каждый человек стремится к смыслу.
  • Жизнь имеет смысл. В любом случае. Но каждый раз в каждой новой ситуации его нужно заново обнаруживать.

Свобода воли говорит о природной способности человека меняться. Воля к смыслу говорит о том, что любая жизнь имеет ценность, ее нужно сохранять. Смысл жизни говорит о том, что жизнь при любых обстоятельствах полна смысла.

И даже печальную триаду «страдание-вина-смерть» можно оформить в нечто положительное.

Так говорил Виктор Франкл.

Альфред Адлер, психолог, психиатр

Годы жизни: 1870-1937

Альфреда Адлера многие считают учеником Зигмунда Фрейда. Даже Юнг в одном из своих писем называл его именно так. В реальности же Адлер еще до знакомства с «отцом психоанализа» сформировал собственные идеи, которые со временем стали основой системы индивидуальной психологии и пошли вразрез с идеями Фрейда.

Альфред Адлер родился в Вене, в большой и небогатой еврейской семье. У мальчика было слабое здоровье, и ему было трудно учиться в школе. Но известно, что он упорно старался преодолеть свои слабости, как физические, так и трудности в обучении. Он много времени проводил, играя на улице с другими детьми, которые поддерживали его и помогали. Возможно, этот детский опыт отчасти повлиял на его психологические теории о важности социального компонента в развитии личности. Врачом же Адлер решил стать, когда в возрасте 5 лет едва не умер от тяжелой пневмонии. Семейный врач сообщил родителям, что не сможет спасти мальчика, но, к счастью, нашелся другой врач, который смог победить болезнь.

Получив медицинское образование в Венском университете, Адлер не забывал о саморазвитии в других областях. Он изучал литературу и философию, читал труды по психологии. После окончания университета он какое-то время работал офтальмологом, затем врачом общего направления. Все это время он продолжал интересоваться психологией и функциями нервной системы. Неудивительно, что в итоге он стал все больше и больше внимания уделять направлениям психиатрии и неврологии.

Интерес к этим областям позволил Адлеру познакомиться с Зигмундом Фрейдом, у которого в 1901 году вышла книга «Толкование сновидений». Сам Фрейд считал это главным трудом своей жизни. Книга не вызвала бурного энтузиазма у психологического сообщества, но сторонники у теории Фрейда все же нашлись.

Адлер выступал в защиту этой работы, и Фрейд, тронутый его активным участием, пригласил Адлера в дискуссионную группу по психоанализу. Фрейд писал Юнгу, что считает Адлера «вполне приличным и очень умным человеком», хотя и не разделял новаторских идей молодого врача. Сам Адлер тоже не был согласен с теорией Фрейда о том, что все психологические проблемы вызваны подавленной сексуальностью.

Он развивал свою теорию, согласно которой характер человека формируется под влиянием социальных факторов, а сам человек стремится реализовать потребность в самоутверждении и превосходстве над другими, компенсируя так называемый комплекс неполноценности. Этот термин, который в современном мире используется на каждом шагу, ввел в обращение именно Альфред Адлер.

В 1907 году вышла книга Адлера «Исследование неполноценности органов». Описанные в ней теории формирования психики Фрейд воспринял в штыки. После этого отношения между двумя врачами продолжали накаляться. В 1910 году Адлер стал президентом Венского психоаналитического сообщества, а через год после этого Фрейд публично раскритиковал его подход. Адлер добровольно покинул свою должность и вместе со сторонниками сформировал «Общество свободных психоаналитических исследований», которое затем переименовали в «Ассоциацию индивидуальной психологии».

Раскол в психоаналитическом сообществе был неизбежен, но многие из участников этого процесса воспринимали его тяжело. Фрейд был крайне расстроен ссорой с Адлером, о чем свидетельствуют его письма Юнгу. При этом он называл новое общество психоаналитиков не иначе как «бандой Адлера» и запрещал членам Венского психоаналитического сообщества общаться с ними.

После «разрыва» с Фрейдом Адлер продолжал вести активную профессиональную жизнь. Он изложил основные концепции индивидуальной психологии в работе «О нервном характере» (1912 г.), начал выпускать «Журнал индивидуальной психологии», работал военным врачом во время Первой мировой войны.

После войны, в 1919 году, он создал первую детскую реабилитационную клинику. В течение нескольких лет он развивал это направление, и через несколько лет в Вене работало уже несколько десятков подобных учреждений. В каждом из них был врач, психолог и социальный работник. Это был не просто успех. Это был огромный вклад в развитие медицины. Примеру Адлера последовали в Германии, Голландии и США.

В конце 1920-х годов Адлер принял приглашение читать лекции в США, стал сотрудником Колумбийского университета. С 1932 года постоянно проживал в США, много преподавал в разных учебных заведениях. В 1937 году его пригласили прочитать лекции в Шотландии. 67-летний Адлер приехал в шотландский Абердин, но 28 мая скоропостижно скончался от сердечного приступа. Его могила находится в Абердине.

ФИЛОСОФСКИЕ ИДЕИ В ПСИХОАНАЛИЗЕ (ФРЕЙД, ЮНГ, АДЛЕР И РАНК) — ПУНКТУМ


Это прошедшее мероприятие

Вы не можете на него записаться

Задача этого небольшого курса – представить психоаналитические теории указанных авторов в философском ключе. Взглянуть на них не с точки зрения терапевтической практики, а с позиции тех возможностей, которые они обретают в контексте того, что называют «историей идей». Приблизиться к пониманию психоанализа можно только в том случае, если учитывать теоретические предпосылки, выработанные философии девятнадцатого и начала двадцатого столетия (базовые антропологические понятия: «жизни», «воли», «смерти», «души», тесно связанные с концепциями Шопенгауэра, Ницше, Макса Шелера, Э. Гартмана, Киркегора, Шпенглера, Хайдеггера и др.).

Итак, четыре лекции:

  1. Понятие «libido» в метапсихологии Зигмунда Фрейда — 10 августа в 15-00

Невроз на сексуальной почве – эта проблема настолько же распространена и очевидна, насколько вульгаризована современным массовым сознанием. Правы ли те, кто подобно русскому писателю В. Набокову и французскому поэту Полю Валери обвиняют в этой вульгаризации самого Фрейда? Постановка вопроса предполагает отрицательный ответ, поскольку понятие «libido» Фрейда есть основополагающая идея его творческого пути, который не исчерпывается работой с пациентами, а имеет еще и литературные, биографические, философские формы выражения. Идея libido – не самотождественна: она проявляется на множестве различных уровней фрейдовского мышления. В лекции выделяются те, что представляются основными: 1) первичная травма как несовпадение принципа реальности и принципа удовольствия, 2) структура невроза, 3) проблема желания.

2. Архетип и первообраз в учении К. Юнга — 17 августа в 15-00

Карла Юнг не только выдающийся психоаналитик, но и крупный философ мистического склада. Он ищет истоки психических расстройств в коллективном «общечеловеческом» бессознательном. Его содержания – это архетипы, выражающиеся в сказках, мифах и легендах. Будет показано, как фокус психоанализа из области личностного опыта перемещается в область надличностных первообразов, расширяясь до универсального миросозерцания, затрагивающего глубинные основания человеческого бытия.

3. Идея «воли к власти» и психология Альфреда Адлера. 24 августа в 15-00

В обыденной речи часто встречаются такие выражения как «комплекс неполноценности», «творческое Я», «стиль жизни». Следует понимать, что они есть продукты психологической теории Альфреда Адлера, который попытался увидеть философскую интуицию Ф. Ницше в свете психоанализа. Не связаны ли психические «неполадки» с ущемлением жизненного стремления, выражающегося в желании господствовать и доминировать? Не являются ли такие черты характера как, с одной стороны, радость борьбы, упрямство, любознательность, активность и, с другой стороны, робость, тревожность, недоверчивость и сомнительность аффектами «воли к власти»? Попытаемся разобраться в какой мере адлеровский образ «нервической личности» может быть представлен в качестве воспеваемой Ницше фигуры «хозяина Земли»?

4. Событие рождения в психоанализе Отто Ранка. 31 августа  в 15-00

Отто Ранк сосредотачивает внимание на фрейдовском понятии «травмы». И эта травма есть отправной пункт, обладающий безусловной значимостью не только для науки о душе, но и для исторического самосознания человека. Вопрос о происхождении, преследующий его с самых ранних лет, с точки зрения Ранка, является ключем к проблеме психического. В лекции пойдет речь об аспектах фундаментального события человеческого существования – появления на свет (понятие «героя», образ «начала» в мифологии, идея «философской спекуляции»).

5 Архетип и первообраз в учении К. Юнга — 7 сентября в 15-00

Карла Юнг не только выдающийся психоаналитик, но и крупный философ мистического склада. Он ищет истоки психических расстройств в коллективном «общечеловеческом» бессознательном. Его содержания – это архетипы, выражающиеся в сказках, мифах и легендах. Будет показано, как фокус психоанализа из области личностного опыта перемещается в область надличностных первообразов, расширяясь до универсального миросозерцания, затрагивающего глубинные основания человеческого бытия.

Лектор — Борис Подорога, историк философии, преподаватель.

Стоимость — 300р. за одно занятие.


Между Фрейдом и Адлером — 1001.ru

Виктор Франкл

Виктор Эмиль Франкл родился 26 марта 1905 года в Вене, где уже в ту пору на квартире доктора Фрейда собирался по средам психологический кружок — прообраз Венского психоаналитического общества. Членов кружка еще можно было пересчитать по пальцам, но в него уже входил ироничный скептик Альфред Адлер, который 6 лет спустя со скандалом покинет ряды фрейдистов, чтобы основать собственную школу. Уже было издано «Толкование сновидений», но почти половина первого тиража еще пылилась на прилавках невостребованной, а в адрес Фрейда и его последователей сыпались критические стрелы.

Впрочем, к тому времени, когда Франкл достиг юношеского возраста и перед ним остро встали проблемы профессионального и личностного самоопределения, психоанализ уже оформился во влиятельное течение и получил широкое признание. Еще школьником Франкл заинтересовался идеями Фрейда, вступил с ним в личную переписку. Фрейд благоволил к юноше, по его протекции статья 19-летнего Виктора Франкла была в 1924 году опубликована в «Международном журнале психоанализа». Однако молодого человека в не меньшей мере интересовали идеи «отступника» Адлера, создавшего Вторую венскую школу психотерапии (первой по праву считалась фрейдистская).

Еще не получив законченного образования, Франкл примкнул к адлерианцам. Этот этап его научной биографии был отмечен публикацией в «Международном журнале индивидуальной психологии». Впрочем, сотрудничество длилось недолго. В 1927 году на почве очевидных разногласий с коллегами Франкл покинул Общество индивидуальной психологии. Однако эти годы не прошли бесследно. Они наложили отпечаток на все последующее творчество Франкла: практически во всех его трудах присутствуют и Фрейд, и Адлер — как явные и неявные оппоненты.

Фрейд и Адлер уже принадлежат истории, последующее развитие оставило их далеко позади… Штекель удачно определил положение дел, когда заметил, поясняя свое отношение к Фрейду, что карлик, стоящий на плечах гиганта, может видеть дальше, чем сам гигант. В конце концов, хотя индивид может восхищаться Гиппократом и Парацельсом, нет никакой необходимости, чтобы он следовал их предписаниям или методам хирургии.

Психоанализ говорит о принципе удовольствия, индивидуальная психология — о стремлении к статусу. Принцип удовольствия может быть обозначен как воля к удовольствию; стремление к статусу эквивалентно воле к власти. Но где же то, что является наиболее глубоко духовным в человеке, где врожденное желание человека придать своей жизни так много смысла, как только возможно, актуализировать так много ценностей, сколь это возможно, — где-то, что я назвал бы волей к смыслу?

Эта воля к смыслу — наиболее человеческий феномен, так как животное не бывает озабочено смыслом своего существования. Однако психотерапия превращает эту волю к смыслу в человеческую слабость, в невротический комплекс. Терапевт, который игнорирует духовную сторону человека и, следовательно, вынужден игнорировать волю к смыслу, отрицает одно из самых ценных его достоинств.

Пройдя Первую и Вторую венские школы психотерапии, Франкл встал на путь создания собственной — Третьей. Именно так впоследствии назовут созданное им учение. Но должны были пройти еще годы накопления опыта, годы тяжелейших жизненных испытаний, прежде чем юношеские идеи оформились в стройную концепцию.

Альфред Адлер Биография: карьера и жизнь

Альфред Адлер был австрийским врачом и психиатром, который известен прежде всего тем, что сформировал школу мысли, известную как индивидуальная психология. Его также помнят за его концепции чувства неполноценности и комплекса неполноценности, которые, по его мнению, сыграли важную роль в формировании личности.

Первоначально Альдер был коллегой Зигмунда Фрейда, помогал основать психоанализ и был одним из основателей Венского психоаналитического общества.Теория Адлера сосредоточена на рассмотрении человека в целом, поэтому он назвал свой подход индивидуальной психологией.

Адлер в конце концов вышел из психоаналитического круга Фрейда, но в дальнейшем он оказал огромное влияние на развитие психотерапии. Он также оказал важное влияние на многих других великих мыслителей, включая Абрахама Маслоу и Альберта Эллиса.

Самый известный за

  • Индивидуальная психология
  • Концепция комплекса неполноценности
  • Президент Венского психоаналитического общества, 1910 г.

Рождение и смерть

Альфред Адлер родился 7 февраля 1870 года.Он умер 28 мая 1937 года.

Ранняя жизнь

Альфред Адлер родился в Вене, Австрия. В детстве он страдал от рахита, из-за которого он не мог ходить до двухлетнего возраста, а в четыре года он заболел пневмонией.

Из-за проблем со здоровьем в детстве Адлер решил, что станет врачом. После окончания Венского университета в 1895 году со степенью врача, начал свою карьеру офтальмологом, а затем перешел на общую практику.

Карьера и дальнейшая жизнь

Вскоре Алдер обратил свои интересы в область психиатрии. В 1902 году Зигмунд Фрейд пригласил его присоединиться к психоаналитической дискуссионной группе. Эта группа собиралась каждую среду в доме Фрейда и со временем превратилась в Венское психоаналитическое общество.

Прослужив какое-то время президентом группы, Адлер ушел отчасти из-за своего несогласия с некоторыми теориями Фрейда. Хотя Адлер сыграл ключевую роль в развитии психоанализа, он также был одним из первых крупных деятелей, которые откололись и сформировали свою собственную школу мысли.

Он поспешил указать, что, хотя он был коллегой Фрейда, он никоим образом не был учеником известного австрийского психоаналитика.В 1912 году Альфред Адлер основал Общество индивидуальной психологии.

Теория Адлера предполагала, что у каждого человека есть чувство неполноценности. С детства люди стремятся преодолеть эту неполноценность, «стремясь к превосходству».

Адлер считал, что это побуждение было движущей силой человеческого поведения, эмоций и мыслей.Он объяснил, что некоторые люди сосредоточатся на сотрудничестве и вкладе в общество, в то время как другие будут пытаться оказывать влияние на других.

Хотя Адлер обратился в христианство, его еврейское происхождение привело к тому, что нацисты закрыли его клиники в 1930-х годах. В результате Адлер эмигрировал в Соединенные Штаты, чтобы занять должность профессора в Медицинском колледже Лонг-Айленда. В 1937 году Адлер совершил поездку с лекциями и перенес сердечный приступ со смертельным исходом в Абердине, Шотландия.

Его семья потеряла след его кремированных останков вскоре после его смерти, и прах считался утерянным до того, как был обнаружен в 2007 году в крематории в Эдинбурге, Шотландия.В 2011 году, через 74 года после его смерти, прах Адлера был возвращен в Вену, Австрия.

В интервью The Guardian его внучка объяснила: «Вена была, по сути, домом Адлера, его родным домом, и там был треугольник, знаете ли, Адлер, Юнг и Фрейд, и у всех было чувство того, что они вышли из этого места, так что есть что-то весьма подходящее в том, что он вернется туда «.

Вклад в психологию

Теории Альфреда Адлера сыграли важную роль в ряде областей, включая терапию и развитие детей.Идеи Алдера также повлияли на других важных психологов и психоаналитиков, включая:

Сегодня его идеи и концепции часто называют адлеровской психологией.

Избранные публикации

Адлер А. (1925). Практика и теория индивидуальной психологии. Лондон: Рутледж.

Адлер А. (1956). Индивидуальная психология Альфреда Адлера. Х. Л. Ансбахер и Р. Р. Ансбахер (ред.). Нью-Йорк: Harper Torchbooks.

Альфред Адлер Биография

Личная жизнь

Альфред Адлер родился в Вене, Австрия, в семье венгерских родителей. Он был третьим ребенком и вторым сыном в семье из семи детей.Он был хилым мальчиком, у которого в ранние годы развился рахит, прежде чем в 5 лет его поразил почти смертельный приступ пневмонии. Эти серьезные проблемы со здоровьем вкупе с соперничеством со старшим братом привели к чувству неполноценности на протяжении всего его детства. . Адлер считал, что эти ранние жизненные опыты были основными факторами, которые побудили его стать отличным врачом. Он продолжил обучение в Медицинской школе Венского университета и получил степень в 1895 году. Адлер начал свой набег на медицинскую профессию в области офтальмологии.

Адлер и его жена бежали из Австрии в 1932 году, после прихода к власти Гитлера, и переехали в Нью-Йорк, где они оставались до его смерти в 1937 году. Влияние Адлера все еще очевидно во многих областях психологии, которые отражают его теории. Адлерианская психология утверждает, что независимо от детского опыта люди обладают способностью изменять свою жизнь, свое психическое здоровье и общее благополучие.

Профессиональная жизнь

Вместе с Зигмундом Фрейдом и Карлом Юнгом Адлер стал пионером глубинной психологии, которая подчеркивает важность бессознательных процессов.Он широко считается одной из самых важных фигур в психологии.

Отношения Адлера с известным психиатром Зигмундом Фрейдом начались в 1902 году, когда его пригласили присоединиться к тому, что позже стало Венским психоаналитическим обществом. Хотя Адлера часто называли учеником Фрейда, на самом деле Адлер был очень волевым коллегой — соглашался с Фрейдом по одним вопросам и не соглашался с ним по другим. Хотя его влияние в обществе было огромным, взгляды Адлера на социологию и психологию радикально отличались от взглядов Фрейда, и к 1911 году различия в подходах и мнениях этих людей стали непримиримыми.В то время как Фрейд осуждал Адлера за его упор на сознательные процессы, Адлер осуждал Фрейда за его чрезмерный акцент на сексуальности. Вскоре интенсивное социальное давление со стороны самых преданных последователей Фрейда привело к отставке Адлера с поста президента Венского психоаналитического общества и редактора журнала общества.

Адлер разработал свой собственный подход, и его Школа индивидуальной психологии была основана в 1912 году и основывалась на убеждении, что отношения людей со своим обществом являются неотъемлемой частью их индивидуальности.В основе теории Адлера лежит стремление человека к превосходству. Адлер считал, что каждый человек входит в этот мир с определенным комплексом неполноценности и всю жизнь пытается его преодолеть. Эта теория стала известна как «стремление к превосходству», и школа Адлера была сосредоточена на изучении этой движущей силы в развитии человеческого поведения.

Хотя росту индивидуальной психологии несколько помешала военная служба Адлера во время Первой мировой войны, его работа действительно привела к всемирному признанию при его жизни.Сегодня его теория и методы широко применяются в сфере образования, воспитания детей, психотерапии и консультирования.

Вклад в психологию

Психология Адлера, как ее называют сегодня, продолжает изучать сверхкомпенсацию из-за неполноценности. Центральная посылка адлерианской психологии состоит в том, что бессознательное работает, чтобы преобразовать чувство неполноценности в чувство превосходства. Модель Адлера предполагает, что поведение, мысли и механизмы обработки информации хорошо закрепляются в человеке к пяти годам и что отношения, которые ребенок формирует в раннем возрасте, наряду с социальными факторами и факторами окружающей среды, непосредственно ответственны за развитие этих черт.Он также провел исследование роли очередности рождения в развитии психики.

Адлер был одним из первых психиатров, включивших психическое здоровье в сферу образования. Он выступал за стратегии профилактики, направленные на предотвращение рисков психических заболеваний и несоответствующих навыков выживания, и в этом отношении внес большой вклад в сферу социальной работы.

Работая в школах, Адлер помогал профессионалам в практике лечения и консультирования учащихся.За это время Адлер провел сеанс интимной терапии перед небольшой группой людей, предназначенный для лечения родителей, детей и учителей. Этот импровизированный сеанс — одно из самых ранних свидетельств семейной или общественной терапии. Адлер изменил облик психологии, применив новую терапию для лечения многих слоев населения, которым не уделялось должного внимания. Его методы стали неотъемлемой частью криминальной терапии, социальной работы, развития детей и образования.

Адлер объединил в своей работе теории психодинамики и телеологии. Телеология — это изучение конечных причин и способов, которыми все устроено по отношению к этим причинам. В рамках этого убеждения он подчеркивал, что психологическими процессами руководит неизвестная целеустремленная сила.

Адлер разработал теорию личности, но не верил в типы личности и утверждал, что его теория предварительная. Его типы личности включали:

  • Обретающие или склоняющиеся типы, которые охотно и с радостью берут у других, не отдавая ничего взамен.Этот тип личности коррелирует с низким уровнем активности.
  • Избегать типов, которые презирают неудачи и поражения и часто не решаются рисковать. У них, как правило, мало социальных отношений.
  • Правящие или доминирующие типы, которые постоянно ищут власти и хотят манипулировать людьми, чтобы получить ее. Этот тип склонен к антиобщественному поведению.
  • Социально полезные типы, склонные к общению, общению и активности. Эти типы стремятся улучшить мир вокруг себя.

Первые три типа обычно имеют больше проблем с психическим здоровьем, и можно утверждать, что главная цель адлеровской психологии — преобразовать первые три типа в социально полезный тип. Адлер оказал сильное влияние на более поздних психологов, таких как Абрахам Маслоу, Карл Роджерс, Эрих Фромм и Альберт Эллис.

Эта страница содержит как минимум одну партнерскую ссылку для программы Amazon Services LLC Associates, что означает, что GoodTherapy.org получает финансовую компенсацию, если вы совершаете покупку, используя ссылку Amazon.

Цитата Альфреда Адлера

Книги Альфреда Адлера

О разногласиях между Фрейдом и Адлером в JSTOR

Информация о журнале

American Imago был основан Зигмундом Фрейдом и Хансом Саксом в США в 1939 году как преемник Imago, основанного Фрейдом, Саксом и Отто Ранком в Вене в 1912 году. Отмечая столетний юбилей в 2012 году, журнал сохраняет свое lustre как ведущий научный журнал психоанализа.В каждом выпуске публикуются передовые статьи, в которых исследуется непреходящая актуальность наследия Фрейда для гуманитарных, художественных и социальных наук.

Информация об издателе

Одно из крупнейших издательств в Соединенных Штатах, Johns Hopkins University Press объединяет традиционные издательские подразделения книг и журналов с передовыми сервисными подразделениями, которые поддерживают разнообразие и независимость некоммерческих, научных издателей, обществ и ассоциаций. Журналы Пресса является домом для крупнейшей программы публикации журналов в любой стране.С. на базе университетской прессы. Отдел журналов издает 85 журналов по искусству и гуманитарным наукам, технологиям и медицине, высшему образованию, истории, политологии и библиотечному делу. Подразделение также управляет услугами членства более чем 50 научных и профессиональных ассоциаций и обществ. Книги Имея признанные критиками книги по истории, науке, высшему образованию, здоровью потребителей, гуманитарным наукам, классической литературе и общественному здравоохранению, Книжный отдел ежегодно публикует 150 новых книг и поддерживает более 3000 наименований.Имея склады на трех континентах, торговые представительства по всему миру и надежную программу цифровой публикации, Книжный отдел объединяет авторов Хопкинса с учеными, экспертами, образовательными и исследовательскими учреждениями по всему миру. Проект MUSE® Project MUSE — ведущий поставщик цифрового контента по гуманитарным и социальным наукам, предоставляющий доступ к журналам и книгам почти 300 издателей. MUSE обеспечивает выдающиеся результаты научному сообществу, максимизируя доходы издателей, обеспечивая ценность для библиотек и предоставляя доступ ученым по всему миру.Услуги Hopkins Fulfillment Services (HFS) HFS обеспечивает печатную и цифровую рассылку для выдающегося списка университетских издательств и некоммерческих организаций. Клиенты HFS пользуются современным складским оборудованием, доступом в режиме реального времени к критически важным бизнес-данным, управлением и сбором дебиторской задолженности, а также беспрецедентным обслуживанием клиентов.

Разница между Адлером и Фрейдом

Адлер против Фрейда

Кто такой Адлер и кто такой Фрейд? Альфред Адлер, австрийский врач и психотерапевт, оказался тесно связанным с Зигмундом Фрейдом, основателем психиатрии, который популяризировал теории подавления, защитных механизмов и бессознательного.Основав индивидуальную психологию, Адлер также объединился с Фрейдом и другими его коллегами, чтобы укрепить психоаналитическое движение.

Зигмунд Фрейд, тоже австриец, наизусть невролог. Гордясь своими достижениями, Фрейд твердо верил в один из своих предполагаемых величайших вкладов в психологию — в теорию анализа сновидений и в то, что человеческие сны хранят множество секретов его субъективной природы. Даже если в то время это утверждение, казалось, не имело большого значения из-за своей непроверенной природы, многие последователи Фрейда сегодня продолжают его поддерживать, особенно в отношении достижений в анализе нервных клеток и изучении нервных путей.

Несмотря на то, что Фрейд известен как наркоман и имеет несколько проблем со здоровьем, идеи и теории Фрейда все еще живы до сегодняшнего дня, как и его концепции подавляемых мыслей и роли или природы совести в собственном психическом здоровье.

С другой стороны медали, Адлер считается первой крупной фигурой из группы Фрейда, которая формально откололась и сформировала свою собственную школу психотерапии. Несмотря на этот шаг, он по-прежнему уважал теории психоанализа Фрейда, даже если последний осуждал его идеи как слишком противоречащие его собственным теориям.Его школа мысли позже сыграла решающую роль в области психологии, так как он оказал влияние на несколько известных фигур, таких как Альберт Эллис и Абрахам Маслоу (сторонник постоянно популярной Иерархии потребностей).

Адлер также считает, что человека следует понимать как целостное целое — целостное существо, а не как некоторые сегментированные части, теоретизированные Фрейдом как Ид, Эго и Супер Эго. Тем не менее, принцип Фрейда о фрагментированном человеке оставался доминирующей идеей для понимания человеческой психологии.Адлер по-прежнему следовал многим из более ранних утверждений Фрейда (например, о развитии или создании личности на основе его или ее собственного детского опыта).

Адлер также стал популярен благодаря своей концепции комплекса неполноценности, который, по-видимому, напрямую влияет на самооценку и общее психическое здоровье. Он также поддерживал работы Ницше, в то время как Фрейду не нравилась идея читать что-нибудь из Ницше. Как ни удивительно, Фрейд, похоже, позже в своих более поздних публикациях принял некоторые идеи Ницше, такие как концепция влечения к смерти (врожденное желание умереть) и влечения к жизни.

1. Фрейд — австрийский невролог, а Адлер — скорее врач и психотерапевт.
2. Адлер уделяет больше внимания пониманию человека в целом, тогда как Фрейд — фрагментированному взгляду на индивидуальное эго, супер-эго и принципы ид.
3. Фрейду изначально не нравились принципы Ницше, в отличие от Адлера, который был их ярым сторонником.


: Если вам понравилась эта статья или наш сайт. Пожалуйста, расскажите об этом. Поделитесь им с друзьями / семьей.

Цитируйте
Юлита. «Разница между Адлером и Фрейдом». DifferenceBetween.net. 19 марта 2011 г.

Темперамент и теория: Фрейд, Адлер и Юнг

Abstract

Можно сказать, не будет преувеличением считать Фрейда, Адлера и Юнга мифологами души — в широком смысле psyche — потому что они выполняют ту же функцию для психики, которую мифология несет для мира: объясняют ее происхождение, цель и конечные цели.Кроме того, они работают со снами, видениями и историями — предметом мифологии. Фрейд и Юнг знали о связи между их психологическими теориями и мифологическими мотивами, в то время как Адлер был в меньшей степени. 1 Именно потому, что Фрейд и Юнг сделали сознательное усилие связать свои идеи с мифологией, их теории продолжают привлекать воображение бесчисленного количества людей, в то время как теории Адлера — нет. Чистые мыслительные конструкции или клиническая терминология, например, «компенсация» или «комплекс неполноценности», не оставляют воображению над чем поработать.С другой стороны, «Эдипов комплекс» Фрейда, «нарциссизм», «тревога кастрации», «первичная орда» и «эрос», а также концепции Юнга «я», «тень», « анима», «анимус». , «мудрый старик» и «мудрая старуха» — все они имеют мифологическое происхождение и, как таковые, выдерживают творческий резонанс.

Ключевые слова

Духовный аспект Принцип удовольствия Смерть Влечение неполноценности Комплекс сексуальная теория

Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами. Это экспериментальный процесс, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

Это предварительный просмотр содержимого подписки,

войдите в

, чтобы проверить доступ.

Предварительный просмотр

Невозможно отобразить предварительный просмотр. Скачать превью PDF.

Примечания

  1. 5.

    Эдвард Ф. Эдингер,

    Эго и архетип: индивидуация и религиозная функция психики

    (Миддлсекс: Penguin Books, 1986), стр. xiii.

    Google Scholar
  2. 6.

    Laurens van der Post,

    Юнг и история нашего времени

    (Нью-Йорк: Pantheon Books, 1975), стр.17.

    Google Scholar
  3. 8.

    Уильям Джеймс,

    Прагматизм: новое имя для некоторых старых способов мышления

    (Нью-Йорк, Лондон, Торонто: Longman’s Green & Co., 1947), стр. 6–7 .

    Google Scholar
  4. 33.

    Анри Ф. Элленбергер,

    «Открытие бессознательного: история и эволюция динамической психиатрии»

    (Нью-Йорк: Basic Books, 1970), стр. 508.

    Google Scholar

Информация об авторских правах

© В.Вальтер Одайник 2012

Авторы и аффилированные лица

  1. 1.Pacifica Graduate Institute США

Альфред Адлер | Австрийский психиатр

Альфред Адлер (родился 7 февраля 1870 года, Пенцинг, Австрия — умер 28 мая 1937 года, Абердин, Абердиншир, Шотландия), психиатр, чья влиятельная система индивидуальной психологии ввела термин чувство неполноценности , позже широко и часто неточно называют комплексом неполноценности. Он разработал гибкую поддерживающую психотерапию, чтобы направить тех, кто эмоционально неполноценен из-за чувства неполноценности, к зрелости, здравому смыслу и социальной полезности.

Подробнее по этой теме

личность: Адлер

Австрийский психиатр Альфред Адлер , еще один из первых последователей Фрейда, также оспаривал важность сексуальных мотивов …

На протяжении всей своей жизни Адлер хорошо осознавал социальные проблемы, и это служило основной мотивацией в его работе. С первых лет врачебной практики (М.D., Медицинская школа Венского университета, 1895 г.), он подчеркивал важность рассмотрения пациента по отношению к окружающей среде в целом и начал разрабатывать гуманистический, целостный подход к человеческим проблемам.

Около 1900 года Адлер начал исследовать психопатологию в контексте общей медицины и в 1902 году стал тесно сотрудничать с Зигмундом Фрейдом. Однако постепенно различия между ними стали непримиримыми, особенно после появления книги Адлера Studie über Minderwertigkeit von Organen (1907; «Исследование неполноценности органов и ее психической компенсации »), в которой он предложил людям попытаться психологически компенсировать это. физический недостаток и сопутствующее ему чувство неполноценности.Неудовлетворительная компенсация приводит к неврозу. Адлер все более преуменьшал значение основного утверждения Фрейда о том, что сексуальные конфликты в раннем детстве вызывают психические заболевания, и далее ограничил сексуальность символической ролью в человеческих стремлениях преодолеть чувство неполноценности. Откровенно критикуя Фрейда к 1911 году, Адлер и группа последователей разорвали связи с кругом Фрейда и начали разработку того, что они называли индивидуальной психологией, впервые изложенной в Über den nervösen Charakter (1912; The Neurotic конституция ).Система была разработана в более поздних изданиях этой работы и в других работах, таких как Menschenkenntnis (1927; Понимание природы человека ).

Индивидуальная психология утверждает, что преобладающей мотивацией большинства людей является стремление к тому, что Адлер несколько ошибочно назвал превосходством (то есть самореализацией, полнотой или совершенством). Это стремление к превосходству может быть нарушено чувством неполноценности, неполноценности или неполноценности, возникающим из-за физических недостатков, низкого социального статуса, изнеженности или пренебрежения в детстве или из-за других причин, встречающихся в течение жизни.Люди могут компенсировать свое чувство неполноценности, развивая свои навыки и способности, или, что менее важно, у них может развиться комплекс неполноценности, который начинает доминировать в их поведении. Чрезмерная компенсация чувства неполноценности может принимать форму эгоцентрического стремления к власти и самовозвеличивающего поведения за счет других.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Каждый человек развивает свою личность и стремится к совершенству по-своему, в том, что Адлер называл стилем жизни или образом жизни.Образ жизни человека формируется в раннем детстве и отчасти определяется тем, какая именно неполноценность сильнее всего сказывалась на нем в годы его формирования. Стремление к превосходству сосуществует с другим врожденным побуждением: сотрудничать и работать с другими людьми для общего блага, стремление, которое Адлер назвал социальным интересом. Психическое здоровье характеризуется разумом, социальным интересом и самопревосхождением; психическое расстройство из-за чувства неполноценности и эгоцентричной заботы о своей безопасности и превосходстве или власти над другими.Адлерианский психотерапевт обращает внимание пациента на безуспешный невротический характер его попыток справиться с чувством неполноценности. Как только пациент узнает об этом, терапевт повышает его самооценку, помогает ему принять более реалистичные цели и поощряет более полезное поведение и более сильный социальный интерес.

В 1921 году Адлер основал первую в Вене клинику по уходу за детьми, а вскоре после этого открыл и поддержал там еще около 30 под его руководством.Адлер впервые приехал в Соединенные Штаты в 1926 году и стал приглашенным профессором Колумбийского университета в 1927 году. В 1932 году он был назначен приглашенным профессором Медицинского колледжа Лонг-Айленда в Нью-Йорке. В 1934 году правительство Австрии закрыло его клиники. Многие из его более поздних работ, такие как « Что должна значить для вас жизнь» (1931), были адресованы широкому читателю. Хайнц Л. и Ровена Р. Ансбахер отредактировали Индивидуальная психология Альфреда Адлера (1956) и Превосходство и социальный интерес (1964).

Австрия | Факты, люди и достопримечательности

Австрия , преимущественно горная страна, не имеющая выхода к морю, в южно-центральной Европе. Вместе со Швейцарией он образует то, что было охарактеризовано как нейтральное ядро ​​Европы, несмотря на полное членство Австрии с 1995 года в наднациональном Европейском союзе (ЕС).

Значительную часть выдающегося положения Австрии можно объяснить ее географическим положением. Он находится в центре европейского движения между востоком и западом вдоль большого дунайского торгового пути и между севером и югом через великолепные альпийские перевалы, тем самым встраивая страну в различные политические и экономические системы.За десятилетия после распада в 1918 году Австро-Венгрии, многонациональной империи, сердцем которой она была, эта маленькая страна более четверти века пережила социальные и экономические потрясения и нацистскую диктатуру. Однако установление постоянного нейтралитета в 1955 году, связанное с выводом союзных войск, оккупировавших страну после окончания Второй мировой войны, позволило Австрии развиться в стабильную и социально прогрессивную нацию с процветающей культурной жизнью, напоминающей ее прежнюю дни международной музыкальной славы.Его социальные и экономические институты также характеризовались новыми формами и духом сотрудничества, и, хотя политические и социальные проблемы остаются, они не проявились с той интенсивностью, которая наблюдается в других странах континента. Столица Австрии — историческая Вена (Вена), бывшая резиденция Священной Римской империи и город, известный своей архитектурой.

Австрия Британская энциклопедия, Inc.

Земля

Австрия граничит на севере с Чешской Республикой, на северо-востоке со Словакией, на востоке с Венгрией, на юге с Словенией, на юго-западе с Италией, на западе со Швейцарией и Лихтенштейном и на северо-западе с Германией. .Он простирается примерно на 360 миль (580 км) с востока на запад.

Физические особенности Австрии.

Encyclopædia Britannica, Inc.

Рельеф

Горы и леса придают австрийскому ландшафту его характер, хотя в северо-восточной части страны река Дунай извивается между восточной окраиной Альп и холмами Богемии и Моравии на своем пути к Альфельду, или Венгерской равнине. Вена находится в месте, где Дунай выходит между горами в более сухие равнины.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Австрийские Альпы составляют основу страны. Их можно разделить на северную и южную известняковые гряды, каждая из которых состоит из скалистых гор. Эти два хребта разделены центральным хребтом, более мягким по форме и очертаниям и состоящим из кристаллических пород. Альпийский пейзаж представляет собой сложную геологическую и топографическую структуру, самая высокая точка — Гроссглокнер (12 460 футов [3798 метров]) — поднимается на запад.Западные австрийские земли (земли) (государства) Форарльберг, Тироль и Зальцбург характеризуются величественными горами и великолепными пейзажами высоких Альп. Этот высокогорный альпийский характер простирается также на западную часть штата Кернтен (Каринтия), регион Зальцкаммергут в центральной Австрии и альпийские кварталы штата Штайермарк (Штирия).

К северу от массивного Альпийского отрога лежит холмистый субальпийский регион, простирающийся между северными Альпами и Дунаем и охватывающий северную часть штата Оберостеррайх (Верхняя Австрия).

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts