Идеографический метод это: Номотетический и идиографический подходы в диагностике Личности. Преимущества и недостатки каждого из них — Общие дети, г. Воронеж

Содержание

ИДЕОГРАФИЧЕСКИЙ МЕТОД — это… Что такое ИДЕОГРАФИЧЕСКИЙ МЕТОД?

ИДЕОГРАФИЧЕСКИЙ МЕТОД
— метод познания, основанный на акцентировании единичности и даже уникальности (единственности, абсолютной неповторимости) каждого из реальных явлений, процессов и событий. Основными средствами и операциями данного метода являются описание познаваемого объекта с привязкой его к конкретному пространству и времени, реконструкция этого объекта в качестве относительно замкнутой, целостной системы свойств и отношений, «погружение его в качестве элемента в некоторую столь же уникальную, но более широкую реальность — контекст бытия познаваемого объекта. Широко применяется в гуманитарных и исторических науках, а также на эмпирическом уровне познания в естественных науках (протокольные утверждения). Использование идеографического метода познания, как правило, опирается на герменевтические процедуры понимания. Бинарной оппозицией идеографического метода является так называемый «номотетический метод» познания. Данная бинарная методологическая оппозиция впервые была четко артикулирована и обоснована в философии неокантианства. (См. гуманитарное знание, номотетический метод).

Философия науки: Словарь основных терминов. — М.: Академический Проект. С. А. Лебедев. 2004.

  • ИДЕОГЕНЕЗ
  • ИЗМЕНЕНИЕ

Смотреть что такое «ИДЕОГРАФИЧЕСКИЙ МЕТОД» в других словарях:

  • ИДЕОГРАФИЧЕСКИЙ — относящийся к идеографии. Большой психологический словарь. М.: Прайм ЕВРОЗНАК. Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко. 2003. Идеографический …   Большая психологическая энциклопедия

  • НОМОТЕТИЧЕСКИЙ МЕТОД — введенное неокантианцами (Г. Рикксрт, В. Виндельбанд и др.) обозначение познавательной установки на получение, конструирование, формулировку и обоснование любого общего знания, рассмотрение любых конкретных вещей, объектов и процессов не в их… …   Философия науки: Словарь основных терминов

  • НАУКА — особый вид познавательной деятельности, направленный на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире. Взаимодействует с др. видами познавательной деятельности: обыденным, художественным, религиозным, мифологическим …   Философская энциклопедия

  • РИККЕРТ ГЕНРИХ — (1863 1936) – один из крупных представителей Баденской школы неокантианства, развивавший идею Виндельбанда о существовании номотетических  и  идеографических наук. Основные работы «Границы  естествннонаучного образования понятий», «Философия… …   Философия науки и техники: тематический словарь

  • Анналов школа —         «АННАЛОВ» ШКОЛА направление исследования истории, сформировавшееся во Франции и ознаменовавшееся основанием в 1929 журнала «Анналы. История и социальные науки». Существует по настоящее время, другое название «Новая историческая наука».… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • Границы естественнонаучного образования понятий. Логическое введение в исторические науки —         «ГРАНИЦЫ ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ПОНЯТИЙ. ЛОГИЧЕСКОЕ ВВЕДЕНИЕ В ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ» («Die Grenzen der naturwissenschaftlichen Begriffsbildung». (Tubingen. 1902; рус. пер.: Спб., 1903) главная гносеологическая работа лидера… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • ОЛПОРТ Гордон — Виллард (1897 1967) американский психолог, специалист в области психологии личности, общей и социальной психологии, психологии религии. В сферу его интересов входило также преподавание психологии и поддержка идей гуманистической психологии.… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Фестский диск — Фестский диск  уникальный памятник письма, предположительно минойской культуры эпохи средней или поздней бронзы. Его точное назначение, а также место и время изготовления достоверно неизвестны. Некоторые учёные подвергают сомнению его… …   Википедия

  • Вико Джамбаттиста — Жизнь и сочинения     Джамбаттиста Вико родился в Неаполе 23 июня 1668 г. в семье скромного библиотекаря. Закончив школу, он стал осваивать философию вместе с номиналистом Антонио дель Бальцо. Неудовлетворенный формализмом преподавания, он… …   Западная философия от истоков до наших дней

  • Египтология — наука, занимающаяся изучением древнего Египта. Так как это немыслимо без знакомства с туземными источниками, то об Е. не могло быть и речи до открытия ключа к чтению последних. Еще в XVI и XVII веках многие ученые претендовали на уменье читать… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Интеграционные тенденции в развитии методов психологического исследования Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 371

ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ МЕТОДОВ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Г. А. Епанчинцева, Т.Н. Козловская (Оренбург)

Аннотация. Авторы пытаются осмыслить интегративные тенденции стратегии психологического исследования в рамках постнеклассической психодиагностики; отстаивают методологическую парадигму комплексного изучения человека, способную вскрыть его типичное и уникальное в развитии.

Ключевые слова: постнеклассическая психодиагностика; естественнонаучная парадигма исследования; номотетический метод; гуманитарная парадигма исследования; идеографический метод; комплексная стратегия исследования; интеграционный подход.

В настоящее время в психологической науке отсутствует единая точка зрения на сущность психологической диагностики. Разнообразие позиций объясняется как многоаспектностью содержания и направлений профессиональной деятельности психолога, в которой могут реализоваться разные грани психологической диагностики, так и большими, но недостаточно полно раскрытыми теоретическими и практическими ее возможностями.

Несомненно, для познания психологических закономерностей, психологических феноменов характерно все то, что свойственно познанию как таковому. Это прежде всего описание и обобщение фактов (эмпирический, теоретический, логический анализы с выявлением законов и причин исследуемых явлений), построение идеализированных моделей, адаптированных к фактам, объяснение и предсказание явлений [1, 5].

Номотетические и идеографические методы в психологической науке как средства получения и систематизации научного знания о реальности развития человека включают в себя принципы организации исследовательской деятельности; регулятивные нормы или правила; совокупность приемов и способов действия; порядок, схему или план действий. Приемы и способы проведения исследования выстраиваются в установленном порядке на основании регулятивных позиций. Последовательность приемов и способов действий определяется процедурой, которая обнаруживается как неотъемлемая часть всякого метода. Методика исследования представлена как осуществление метода в целом, в рамках которой методический инструментарий, методическая стратегия могут быть оригинальными (нерядовыми), применимыми только в одном исследовании, или стандартными (типовыми), применимыми в других исследованиях. Методика включает, как правило, и определен-

28

Общая психология и психология личности

ную технику. Техника — это исполнение метода на уровне элементарных операций, доведенных до безупречности. Она может выступать как совокупность и последовательность приемов работы с объектом исследования (техника сбора данных), с данными исследования (техника обработки данных), с инструментами исследования (техника составления теста, опроса и т.д.) [6, 8].

Далее мы остановимся на анализе номотетического и идеографического методов и их интегративных возможностей как тенденции постнеклассической психодиагностики.

Номотетический метод (от гр. Nomothetike — законодательное искусство) — способ познания посредством раскрытия универсальных закономерностей — характерен для естествознания. Сложности познания развития человека на протяжении всей самостоятельной истории психологии вызывают необходимость обращаться именно к методам естественнонаучного подхода. Тем не менее натуралистический взгляд провозглашает некритическое, механическое заимствование данной категории методов, что неизбежно культивирует редукционизм в его разных вариантах (физикализм, физиологизм, энергетизм, бихевиоризм и т.д.). Применение их генерализирует, подводит факты под всеобщие закономерности, где общие законы несоизмеримы с единичным конкретным существованием, в котором наличествует нечто непередаваемое при помощи общих понятий [4].

Сторонники противной — идеографической позиции не признают широких возможностей естественнонаучной методологии, стремясь найти своеобразие познания человека, абсолютизируя специфику социального исследования, познания человека и соответствующих методов, дискредитируя роль естественных и точных наук [3].

В. Виндельбанд и его последователи впервые заявили, что номо-тетический метод не является универсальным методом познания и что для познания «единичного» должна применяться иная логика исследования. Именно использование идеографического метода придает исследованию возможность отразить индивидуальные особенности рассматриваемого явления. Отличие между этими методами выводится из различия априорных принципов отбора и упорядочивания эмпирических данных [1, 9].

Г. Риккерт выразил иную точку зрения, в которой отвергал деление наук на номотетические и идеографические и предлагал свое разделение на науки о культуре и науки о природе [7]. Под это деление была подведена серьезная гносеологическая база. Он отверг теорию, согласно которой в познании совершается не столько воссоздание действительности, сколько ее преобразование. Эта теория познания переросла в науку о теоретических ценностях, о смыслах, о том, что наличествует не в действительности, а лишь логически, и в этом качестве предшествует всем наукам.

29

№ 39

Сибирский психологический журнал

2011 г.

Следующее открытие принадлежит М. Веберу. Понимание действительности, ее законов влечет за собой познание действия через его субъективно разумеемый смысл. При этом имеется в виду не некий объективно правильный, истинный, а субъективно переживаемый самим влияющим индивидом смысл действия [2].

Полемика на протяжении десятилетий вращается вокруг того, быть ли психологии наукой, изучающей причинно-следственные связи и формулирующей общие законы человеческого поведения, или же интерпретационной, практической дисциплиной, стремящейся к все более глубокому пониманию законов индивидуального развития.

Приверженцы номотетического метода отвергают идеографические трактовки, называя их ненаучными [1]. Сторонники идеографического подхода утверждают, что ценность номотетических исследований невелика, поскольку все интерпретации зрения должны быть контекстуальными и специфическими для определенных случаев [2, 4]. Номотетическая психология стремится к выявлению статистически достоверных и допускающих обобщение законов развития человека исходя из нескольких самых существенных допущений. Прежде всего она использует вариационно-аналитический язык, опирается на опера-ционализацию переменных и строгие причинно-следственные схемы выводов о развитии человека, стремится к количественной оценке психических процессов [6].

Психологи, стоящие на позициях идеографического подхода, изучают частности, а не универсалии. Поскольку признается, что каждый человек уникален, психолог должен пользоваться такой теорией и такими методами, которые сохраняют и выявляют индивидуальные различия, предоставив каждому испытуемому возможность говорить на его собственном языке, сохранить смыслы, которые поддерживают жизнь конкретных людей в этом мире, зафиксировать эти смыслы и субъективные переживания с помощью относительно неструктурированных, неформальных (open-ended), проективных и интерпретативных техник. От исследователя требуется постоянный интерес к изучению и анализу единичного случая в течение длительного промежутка времени; лонгитюдные исследования становятся необходимостью [3].

Диагностика константных и общих черт личности является наиболее изученной на сегодняшний момент, она представлена в основном количественными методами измерения. Диагностика уникальных и изменчивых свойств, связанная с распознаванием индивидуальных особенностей личности, — менее разработанная область науки, которая реализуется средствами идеографического подхода как совокупности методов качественного анализа.

В настоящее время в психодиагностике отмечается рождение новой группы методик, представленной диалогическими техниками, в частности диагностическими кейсами, играми, которые расширяют знания

30

Общая психология и психология личности

об индивидуальном развитии личности [5]. Необходимость методологического и теоретического обоснования интеграции всех диагностических групп методов отражена в зарождающейся новой парадигме целостной диагностики, которая способна описывать общее и уникальное в личности человека, выявляя больше конкретных периферических характеристик и большее число способов их комбинирования в типы, что позволяет обнаружить большее число различий между людьми.

Безоговорочное отрицание номотетических методов лишает возможности исследователя систематизировать отдельные знания, разрозненные фрагменты информации об индивидуумах, так как абсолютная их уникальность невозможна. Различия между людьми обнаруживаются относительными, а не абсолютными, и прийти к пониманию их особенностей можно с помощью стандартного набора понятий. Данное допущение позволяет использовать номотетический подход, не отказываясь при этом от рассмотрения индивидуальных различий, что предполагает выделение такого количества конкретных периферических характеристик и типов, какое выглядит практически и интуитивно оправданным (Д. Мак-Клелланд, Г. Оллпорт, Э. Фромм, С. Мадди, Р. Кеттелл) [9]. В рамках новой целостной (комплексной) психодиагностической парадигмы возможно раскрытие не только тех особенностей, о которых человек при желании мог бы и сам рассказать; обнаруживаются также и те свойства, которые не распознаны и не получили развития, но будучи выявленными, способствуют выбору индивидуализированных мер коррекционной деятельности. Данные разнообразных тестов сопоставимы между собой, отвечают современному психологическому тезаурусу и уровню научного развития, а в совокупности содействуют повышению надежности результатов [6].

Раскрытие оригинальных способов организации исследования и разработка авторских исследовательских программ, содержащих сбор первичных данных и последующий их комплексный анализ, выступает как самостоятельная тенденция психодиагностики развития. Эти очевидные направления в развитии методов психологического исследования нередко вызывают сомнения в целесообразности. Следует отметить, что формирование принципиально новейших исследовательских методов, особенно сбора первичных данных, является значительной редкостью и существенным событием в истории психологической науки, инструментарий которой в последние несколько десятилетий пополнялся за счет развития смежных отраслей социальных и гуманитарных наук. Отдельные исследователи объясняют интеграционные тенденции сложившимся кризисом в отечественной психодиагностике

[5]. Тем не менее мы истолковываем данные тенденции как следствие системности мышления исследователя и рождения иной логики научного изучения психологических феноменов. Этот вывод исходит из анализа продолжающегося движения психологии к объединяющей и

31

№ 39

Сибирский психологический журнал

2011 г.

интегративной методологии, разработка, развитие и приложение которой имеет место в многообразных исследовательских программах.

Системно-субъектный подход, обнаруживающий развивающие возможности интегративных тенденций в психодиагностике (А. Л. Журавлев, Т.П. Емельянова, Е.А. Сергеенко, В.П. Позняков, В.А. Хащен-ко и др.), находит центром концептуальной схемы анализа психологии человека как субъекта деятельности, общения, отношения и переживания. На отдельном этапе своего развития субъект представлен носителем системных психических явлений (процессов, состояний и свойств), проявляющихся в его уникальном взаимодействии с миром. Субъект-ность постепенно становится системообразующим фактором развития сложной многоуровневой психической организации человека. Критерии субъекта при этом являются уровневыми, рассматриваются как общие и универсальные, как индивидуальные и уникальные. Выделенные в рамках данной парадигмы разные критерии субъекта номотети-ческими и идеографическими методами не являются противоречивыми и взаимоисключающими, а относятся к разным уровням организации субъекта. Именно системные исследования путем экспериментов и контролируемых наблюдений доказали системную природу закономерного сочетания свойств универсальности и индивидуальности в поведении, где системообразующим основанием ее целостности является результат действия [8]. С методологической точки зрения именно интеграция столь противоположных исследовательских подходов позволяет сформулировать объективный психологический диагноз [3].

В современной психологии развития разрабатываются несколько взаимодополняющих направлений к постижению сущности психодиагностики, которые с определенной долей условности можно обозначить как инструментальное, конструирующее, гностическое, помогающее, практикоориентированное. На наш взгляд, эти направления также идентичны принципам зарождающей комплексной психодиагностики и оцениваются нами как методологическое обоснование параметров интеграционной (комплексной) психодиагностики. Далее остановимся на краткой характеристике каждого из них.

Инструментальное направление рассматривает психодиагностику как совокупность методов и средств для изучения психических состояний и свойств, как процесс выявления и измерения индивидуально-психологических особенностей человека. Главная задача психологической диагностики в его рамках сводится к выбору и непосредственному применению диагностических средств для выявления индивидуального своеобразия конкретного человека при установлении различий в психической организации разных групп людей. Инструментальная роль психодиагностики приобретает смысл в деятельности практического психолога, когда предполагается синхронная проверка большого количества диагностических гипотез. Однако сведе-

32

Общая психология и психология личности

ние психологической диагностики только к методам и средствам выявления психических феноменов существенно ограничивает ее потенциальные возможности как научной дисциплины, суживает диагностическое мышление психолога до решения прагматического вопроса выбора конкретной методики.

Конструирующее направление заключается в разработке методов выявления и изучения индивидуальных психологических и психофизиологических особенностей человека, модификации и адаптации диагностического инструментария. Признание за психодиагностикой способности распознания психической реальности лежит в основе направления, которое условно можно назвать гностическим. Его особенность содержится в том, что акцент делается на раскрытии индивидуального своеобразия и неповторимости внутреннего мира каждого человека. Применение методик или их комплексов перестает быть самоцелью, внимание психолога-диагноста обращено на уникальность психического облика человека [4, 6].

Тем не менее первоначальными задачами гностического подхода к психодиагностике являются: определение общих закономерностей становления и развития психических образований с целью установления связи между единичными проявлениями психического феномена и знанием его сущности; распознание индивидуальных особенностей в общих проявлениях психики человека; соотнесение индивидуальной картины поведения или состояния конкретного человека с известными типами и установленными ранее среднестатистическими нормами.

Помогающее направление рассматривает психодиагностику в качестве одного из видов психологической помощи. Отдельные психодиагностические процедуры содержат в себе терапевтический потенциал. В то же время, как показывают эмпирические данные, первичное психодиагностическое обследование может вызвать негативную реакцию у испытуемого, помогающая функция психодиагностики имеет определенные ограничения, ее незначительный эффект способен обнаружиться только на заключительном этапе.

Возникновение практикоориентированного направления к пониманию сущности диагностики объясняется интенсивным проникновением практической психологии в решение личных и профессиональных проблем человека. Это позволяет рассматривать психодиагностику как особую область практики, направленную па выявление разнообразных качеств, черт личности с целью оказания помощи в решении профессиональных и личностных проблем.

Интеграционная (комплексная) психодиагностика связывает воедино данные направления. Все методы психологического исследования выступают в качестве общей основы, объединяющей области их практической реализации. В этом случае психологическая диагностика представляет собой специфическое научное направление, базирующее-

33

№ 39

Сибирский психологический журнал

2011 г.

ся на собственных методологических и методических принципах и занимающееся теоретическими и практическими проблемами постановки психологического диагноза [4, 5].

Основу данного направления составляет идея целостности феноменов переживания, поведения и деятельности личности. Причина резкого размежевания номотетического и идеографического подходов, на наш взгляд, заключается в аксиологической стороне теории познания, которая выступает как самая важная, поскольку связана с теми или иными ценностными примерами, пристрастиями и интересами субъектов. Ценностный подход обнаруживается уже в предпочтении объекта исследования. Результат своей познавательной деятельности — знание, картину мира — исследователь стремится представить максимально «очищенным» от всяких субъективных, т.е. ценностных факторов. Дробление научной теории и аксиологии, истины и ценности привело к тому, что проблема истины, связанная с вопросом «почему», оказалась обособленной от проблемы ценностей, связанной с вопросами «зачем» и «с какой целью». Следствием этого и явилось безусловное противопоставление естественнонаучного и гуманитарного знаний [3].

Проблему метода в период смены диагностической парадигмы, на наш взгляд, возможно разрешить пересмотром соотношения и роли номотетического с идеографическим подходом, так как их резкое противопоставление нередко приводит к методологическому противостоянию, что является крайне ошибочным. Идеографическое описание иногда отождествляют с описанием какого-либо случая. Однако первые исследователи, представляющие описание отдельных случаев, пытались отыскать общие законы поведения (З. Фрейд, Э. Эриксон, Э. Фромм, К. Хорни, Ч. Маккей). Идеографические исследования не тождественны исследованию «единичного» случая, они могут быть направлены и на раскрытие общих механизмов.

Следует отметить в поддержку номотетического метода, что наука ориентирована на нахождение общих законов, действие которых в психологии во многом определяется контекстовыми характеристиками времени, места и группы людей. В случаях, когда идеографическое исследование направлено на установление общих механизмов, антагонистичность этих двух подходов снимается. Если же поставлена задача отобразить уникальную личность посредством идеографического метода, то информация о таких показателях групповой статистики, как усредненные показатели и коэффициенты корреляции, вряд ли окажется полезной [9].

Итак, важной чертой постнеклассической психодиагностики должна будет стать комплексность, которая стирает и минимизирует грани между традиционно обособленными естественными и гуманитарными методами, активизируя диалог науки и других элементов духовной культуры. Формирование новой психодиагностической пара-

34

Общая психология и психология личности

дигмы связано с новыми тенденциями в развитии методов исследования. Прежде всего это тенденция их интегрирования, основанного на позиции взаимного дополнения качественных и количественных методов исследования, идеографического и номотетического подходов. Интеграционная (комплексная) психодиагностика позволит формулировать объективный психологический диагноз, способный вскрывать как причинно-следственные связи и общие законы человеческого поведения, так и намечать эффективную индивидуальную и групповую коррекционно-развивающую деятельность для практикующего психолога.

Литература

1. Виндельбанд В. История новой философии. М.: Кучково поле, 2007. 640 с.

2. Зарубина Н.Н. Социокультурные факторы хозяйственного развития: М. Вебер и современные теории модернизации. М.: Изд-во Русского христианского гуманитарного института, 1998. 288 с.

3. Идея системности в современной психологии / Под ред. В. А. Барабанщикова. М.:

ИП РАН, 2005. 496 с.

4. Кольцова В.А. Теоретико-методологические основы истории психологии. М.: ИП РАН, 2004. 416 с.

5. Корнилова Т.В. Методологические основы психологии / Ред. Т.В. Корнилова,

С.Д. Смирнов. СПб.: Питер, 2009. 320 с.

6. Психология: Современные направления междисциплинарных исследований: Матер. науч. конф., посвящ. памяти чл.-кор. РАН А.В. Брушлинского. 8 окт. 2002 г. / Под ред. Н.В. Тарабриной. М.: ИП РАН, 2003. 488 с.

7. РиккертГ. Науки о природе и науки о культуре. М.: Республика, 1998. 413 с.

8. Субъект, личность и психология человеческого бытия / Под ред. В.В. Знакова, З.И. Рябикиной. М.: ИП РАН, 2005. 384 с.

9. Хьелл Л. Теории личности (основные положения, исследования и применение) /

Л. Хьелл, Д. Зиглер. СПб.: Питер, 2009. 608 с.

INTEGRATION TENDENCIES IN DEVELOPMENT OF METHODS OF PSYCHOLOGICAL RESEARCH Epanchintseva G.A., Kozlovsky T.N. (Orenburg)

Summary. Authors of article try to comprehend integral tendencies of strategy of psychological research within the limits of postnonclassical psychodiagnostics; defend a methodological paradigm of complex studying of the person, capable to open its typical and unique in development.

Key words: postnonclassical psychodiagnostics; a natural-science paradigm of research; the natural method; the humanitarian paradigm of research; the ideographic method; complex strategy of research; the integration approach.

35

Проблемно-хронологический метод изучения истории

Определение 1

Проблемно-хронологический метод – это метод исторического познания, применяемый при изучении одной стороны государства, общества, личности в ее последовательном развитии. Этот метод позволяет в полной мере проследить логическое развитие проблемы и наиболее эффективно извлекать практический опыт.

Содержание метода

Целью историка является постижение смысла истории. А его нельзя постичь, просто устанавливая и реконструируя факты. Задача научно-исследовательской работы историка состоит в организации фактов в определенную объяснительную систему. Исторические факты не существуют сами по себе, им надлежит указывать на явления, тенденции, процессы, или иллюстрировать их примерами.

Помощь со студенческой работой на тему


Проблемно-хронологический метод изучения истории

Исторические факты не могут существовать отдельно друг от друга. Взаимодействуя, они складываются в явления. Выделяя явления, исследователь конкретизирует предмет исторического исследования, систематизирует факты и пытается добиться наиболее глубокого понимания истории процесса и движущих сил исторического процесса.

Например, на протяжении долгого времени происходят регулярные вооруженные конфликты между двумя соседними странами. Они складываются в одно явление — войну между странами. Война является политической, экономической, культурной, военно-технической проблемой для истории взаимоотношений двух стран, и для их внутренней истории. Рассматривая войну в качестве исторической проблемы, историк систематизирует доступный ему материал: определяет территориальные границы и хронологические рамки войны, причины, повод к ней, этапы, основные сражения, итоги и последствия, значение. Многие войны, особенно древнего мира и Средних веков, сконструированы учеными-историками и на самом деле современниками воспринимались по-другому.

Одним из наиболее распространенных ранее методов исторического исследования является хронологический метод. Он заключается в том, что все факты, явления, события или процессы политической, экономической, социальной, культурной или правовой истории излагаются в строгом хронологическом порядке. Сейчас в чистом виде этот метод используется реже, главным образом при составлении исторической хронологии, при реконструировании цепи событий, связанных между собой в большинстве случаев. Проблемно-хронологический метод является более широко применимой разновидностью хронологического метода. Он предполагает расчленение широкой темы на целый ряд относительно узких проблем исторического развития, из которых каждая рассматривается в строгой хронологической последовательности относящихся к ней фактов. К числу несомненных достоинств данного метода стоит отнести соблюдение исторической преемственности в описании различных исторических институтов, так как ничего в истории не вырастает на пустом месте. Любые явления вырастают из предшествующих, и по мере своего развития трансформируются в будущие формы. Применение хронологического, а равно и проблемно-хронологического метода, позволяет представить единую историческую перспективу. Также проблемно-хронологический метод позволяет рассмотреть качественные изменения в развитии изучаемого явления.

Применение

В качестве примера можно привести Столетнюю войну между Англией и Францией. Она распадается на серию конфликтов: Эдвардианская война (1337—1360), Каролингская война (1369—1396), Ланкастерская война (1415—1428) и завершающий этап войны до 1453 года, при этом никакого официального соглашения об окончании войны не было оформлено. В этот хронологический период, кроме того, попадает целый ряд других локальных конфликтов. Таким образом, столетняя война является лишь традиционным названием длительного военно-политического конфликта между королевствами Англии и Франции в XIV—XV вв. Как цельное явление эту войну придумали историки XIX века, которые ввели в оборот выражение и определили хронологические рамки, на 16 лет большие века. Но европейцы, жившие между 1337 и 1453 гг., даже не подозревали, что они живут в эпоху Столетней войны.

Историк может изучать следующие виды исторических проблем:

  • собственно исследовательские проблемы. В рамках их изучения необходимо проводить характеристику источников, их датировку, определять степень репрезентативности, степень верификации данных, обосновывать выбор исследовательских метода и т.д.;
  • глобальные исторические проблемы, среди которых можно выделить три больших блока:
  • определение причин исторических событий, явлений, тенденций и процессов;
  • установление их сущности, характеристика;
  • выявление результатов и последствий событий, то есть их места в истории.

По направлениям исторические проблемы можно разделить следующим образом:

  • социальные;
  • экономические;
  • политические;
  • историко-демографические;
  • военные;
  • культурные;
  • религиозные;
  • историко-антропологические и многие другие проблемы.

Также возможно изучение проблем конкретных исторических сюжетов. Исследование любого исторического сюжета может делаться с двумя основными целями:

  • реконструкция событийного ряда, фактов, связанных с данным сюжетом;
  • определение причин и последствий развития данного исторического сюжета, его истинного смысла, места в истории, характеристики.

Замечание 1

Для достижения второй цели необходимо применять конкретно-проблемный метод.

Недостатки проблемно-хронологического метода

Несмотря на широкое применение в научных исследованиях проблемно-хронологического метода, он не лишен некоторых недостатков. К ним можно отнести:

  • проблемно-хронологический подход можно охарактеризовать не методом самостоятельного продуктивного исторического исследования прошлого, а лишь одним из приёмов систематического изложения материала, подменяя поиск нового знания описанием известных фактов;
  • при рассмотрении узких проблем исторического развития, характерном для проблемно-хронологического метода, историк-исследователь может не учесть исторический контекст, что негативно скажется на соблюдении принципов историзма и объективности.

Реферат «Методы исторического исследования»

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ

ХАНТЫ-МАНСИЙСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА — ЮГРЫ

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Ханты-Мансийского автономного округа — Югры

«Сургутский государственный педагогический университет»

ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Реферат

Выполнил: Воробьева Е.В. группа Б-3071, IV курс СГФ Проверил: Медведев В.В.

г. Сургут

2017 г.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Перед современным историком стоит непростая задача разработки методики исследования, которая должна базироваться на знании и понимании возможностей существующих в исторической науке методов, а также взвешенной оценки их полезности, эффективности, надежности.

В отечественной философии выделяют три уровня методов науки: всеобщий, общий, частный. Основанием деления выступает степень регулятивности познавательных процессов.

К всеобщим методам относят философские методы, которые используются в основе всех познавательных процедур и позволяют дать объяснение всем процессам и явлениям в природе, обществе и мышлении.

Общие методы применяются на всех стадиях познавательного процесса (эмпирическом и теоретическом) и всеми науками. Вместе с тем они ориентированы на осмысление отдельных сторон изучаемого явления.

Третья группа – частные методы. К ним относятся методы конкретной науки – это, например, физический или биологический эксперимент, наблюдение, математическое программирование, описательные и генетические методы в геологии, сравнительный анализ в языкознании, методы измерения в химии, физике и т. д.

Частные методы непосредственно связаны с предметом изучения науки и отражают его специфику. В каждой науке складывается своя система методов, которая развивается и дополняется за счет смежных дисциплин вместе с развитием науки. Это свойственно и истории, где наряду с традиционно установившимися методами источниковедческого и историографического анализа, основанными на логических операциях, стали использоваться методы статистики, математического моделирования, картографирования, наблюдения, опроса и т. д.

В рамках конкретной науки также выделяются основные методы – базовые для данной науки (в истории это историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический, историко-системный, историко-динамический) и вспомогательные методы, с помощью которых решаются ее отдельные, частные проблемы.

В процессе научного исследования всеобщие, общие и частные методы взаимодействуют и образуют единое целое – методику. Используемый всеобщий метод раскрывает наиболее общие принципы человеческого мышления. Общие методы дают возможность накапливать и анализировать необходимый материал, а также придать полученным научным результатам – знаниям и фактам – логически непротиворечивую форму. Частные методы предназначены для решения конкретных вопросов, раскрывающих отдельные стороны познаваемого предмета.

1. ОБЩЕНАУЧНЫЕ МЕТОДЫ ПОЗНАНИЯ

К общенаучным методам относятся наблюдения и эксперимент, анализ и синтез, индукция и дедукция, аналогия и гипотеза, логическое и историческое, моделирование и др.

Наблюдение и эксперимент относятся к общенаучным методам познания, особенно широко применяемым в естествознания. Под наблюдением имеют виду восприятие, живое созерцание, направляемое определенной задачей без непосредственного вмешательства в естественное течение в естественных условиях. Существенным условием научного наблюдения являются выдвижение той или иной гипотезы, идеи, предложения1.

Эксперимент есть такое изучение объекта, когда исследователь активно воздействует на него путем, создания искусственных условий, необходимых для выявления тех или иных свойств, или же путем изменения хода процесса в заданном направлении.

Познавательная деятельность человека, направленная на раскрытие существенных свойств, отношений и связей предметов, прежде всего выделяет из совокупности наблюдаемых фактов те, которые вовлекаются в его практическую деятельность. Человек мысленно как бы расчленяет предмет на его составляющие стороны, свойства, части. Изучая, например, дерево, человек выделяет в нем разные части и стороны; ствол, корни, ветви, листья, цвет, форму, размеры и т.д. Познание явления путем разложения его на составляющие называется анализом. Другими словами, анализ как прием мышления представляет собой мысленное разложение предмета на составляющие его части и стороны, что дает человеку возможность отделять предметы или какие-либо их стороны от тех случайных и преходящих связей, в которых они даны ему в восприятии. Без анализа невозможно никакое познание, хотя анализ еще не выделяет связей между сторонами, свойствами явлений. Последние устанавливаются, путем синтеза. Синтез представляет собой мысленное объединение расчленяемых анализом элементов2.

Человек разлагает мысленно предмет на составные части для того, чтобы обнаружить сами эти части, чтобы узнать, из чего состоит целое, а затем рассматривает его как составленный из этих частей, но уже обследованных по отдельности.

Лишь постепенно осмысливая то, что происходит с предметами при выполнении практических действий с ними, человек стал мысленно анализировать, синтезировать вещь. Анализ и синтез являются основными приемами мышления, потому что процессы соединения и разъединения, созидания и разрушения составляют основу всех процессов мира и практической деятельности человека.

Индукция и дедукция. В качестве метода исследования индукцию можно определить как процесс выведения общего положения из наблюдения ряда единичных фактов. Наоборот, дедукция – это процесс аналитического рассуждения от общего к частному. Индуктивный метод познания, требующий идти от фактов к законам, диктуется самой природой познаваемого объекта: в нем общее существует в единстве с единичным, частным. Поэтому для постижения общей закономерности нужно исследовать единичные вещи, процессы.

Индукция является лишь моментом движения мысли. Она тесно связана с дедукцией: любой единичный объект может быть осмыслен, лишь, будучи включенным в систему уже имеющихся я вашем сознании понятий3.

Объективным основанием исторического и логического методов познания является реальная история развития познаваемого объекта во всем его конкретном многообразии и основная, ведущая тенденция, закономерность этого развития. Так, история развития человечества представляет собой динамику жизни всех народов нашей планеты. Каждый имеет из них свою неповторимую историю, свои особенности, получившие выражение в быте, нравах, психологии, языке, культуре и т.д. Всемирная история – это бесконечно пестрая картина жизни человечества различных эпох и стран. Тут и необходимое, и случайное, и существенное, я второстепенное, и уникальное, и сходное, и единичное, и общее4. Но, несмотря на это бесконечное многообразие жизненных путей различных народов, в их истории есть нечто общее. Все народы, как правило, прошли через одни и те же общественно-экономические формации. Общность жизни человечества проявляется во всех областях: и в хозяйственной, и в социальной, и в духовной. Вот эта общность и выражает объективную логику истории Исторический метод предполагает исследование конкретного процесса развития, а логический метод – исследование общих закономерностей движения объекта познания. Логический метод является не чем иным, как тем же историческим способом, только освобожденным от его исторической формы и от нарушающих его случайностей.

Сущность метода моделирования заключается в воспроизведении свойств объекта на специально устроенном его аналоге – модели. Модель – это условный образ какого-либо объекта. Хотя всякое моделирование огрубляет и упрощает объект познания, оно служит важным вспомогательным средством исследования. Оно дает возможность осуществлять исследование процессов, характерных для оригинала, в отсутствие самого оригинала, что часто бывает необходимо из-за неудобства или невозможности исследования самого объекта5.

Общенаучные методы познания не подменяют конкретно-научных приемов исследования, напротив, они преломляются в последних и находятся с ними в диалектическом единстве. Вместе с ними они выполняют общую задачу – отражение объективного мира в сознании человека. Общенаучные методы значительно углубляют познание, позволяют вскрыть более общие свойства и закономерности действительности.

2. СПЕЦИАЛЬНЫЕ МЕТОДЫ ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Специально-исторические, или общеисторические, методы исследования представляют собой то или иное сочетание общенаучных методов, направленных на изучение объекта исторического познания, т.е. учитывающих особенности этого объекта, выраженные в общей теории исторического познания6.

Разработаны следующие специально-исторические методы: генетический, сравнительный, типологический, системный, ретроспективный, реконструктивный, актуализации, периодизации, синхронный, диахронный, биографический. Также применяются методы, связанные с вспомогательными историческими дисциплинами – археологией, генеалогией, геральдикой, исторической географией, исторической ономастикой, метрологией, нумизматикой, палеографией, сфрагистикой, фалеристикой, хронологией и др.

К числу основных общеисторических методов научного исследования относятся: историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический и историко-системный.

Историко-генетический метод относится к числу наиболее распространенных в исторических исследованиях. Суть его состоит в последовательном раскрытии свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения, что позволяет в наибольшей мере приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта. Этот объект отражается в наиболее конкретной форме. Познание идет последовательно от единичного к особенному, а затем – к общему и всеобщему. По логической природе историко-генетический метод является аналитически-индуктивным, а по форме выражения информации об исследуемой реальности – описательным7.

Специфика этого метода не в конструировании идеальных образов объекта, а в обобщении фактических исторических данных по направлению к воссозданию общей научной картины социального процесса. Его применение позволяет понять не только последовательность событий во времени, но и общую динамику социального процесса.

Ограничения этого метода состоят в недостаточном внимании к статике, т.е. к фиксированию некоей временной данности исторических явлений и процессов, может возникнуть опасность релятивизма. Кроме того он «тяготеет к описательности, фактографизму и эмпиризму. Наконец, историко-генетический метод при всей давности и широте применения не имеет разработанной и четкой логики и понятийного аппарата. Поэтому его методика, а следовательно и техника, расплывчаты и неопределенны, что затрудняет сопоставление и сведение воедино результатов отдельных исследований8.

Идиографический метод был предложен Г.Риккертом в качестве главного метода истории9. Сущность идиографического метода Г.Риккерт сводил к описанию индивидуальных особенностей, уникальных и исключительных черт исторических фактов, которые формируются ученым-историком на основе их «отнесения к ценности». По его мнению, история индивидуализирует события, выделяя их из бесконечного множества т.н. «исторический индивидуум», под которым понималась и нация, и государство, отдельная историческая личность10.

С опорой на идиографический метод применяется метод идеографический — способ однозначной записи понятий и их связей с помощью знаков, или описательный метод. Идея идеографического метода восходит к Луллио и Лейбницу11.

Историко-генетический метод близок к идеографическому методу, особенно при его использовании на первом этапе исторического исследования, когда происходит извлечение информации из источников, их систематизация и обработка. Тогда внимание исследователя сосредоточивается на отдельных исторических фактах и явлениях, на их описании в противовес выявлению черт развития12.

Познавательные функции сравнительно-исторического метода13:

— выделение в явлениях различного порядка признаков, их сравнение, сопоставление;

— выяснение исторической последовательности генетической связи явлений, установление их родовидовых связей и отношений в процессе развития, установление различий в явлениях;

— обобщение, построение типологии социальных процессов и явлений. Таким образом, этот метод шире и содержательнее, чем сравнения и аналогии. Последние не выступают как особый метод исторической науки. Они могут применяться в истории, как и в других областях познания, и независимо от сравнительно-исторического метода.

В целом историко-сравнительный метод обладает широкими познавательными возможностями14.

Во-первых, он позволяет раскрывать сущность исследуемых явлений в тех случаях, когда она неочевидна, на основе имеющихся фактов; выявлять общее и повторяющееся, необходимое и закономерное, с одной стороны, и качественно отличное, с другой. Тем самым заполняются пробелы и исследование доводится до завершенного вида.

Во-вторых, историко-сравнительный метод дает возможность выходить за пределы изучаемых явлений и на основе аналогий приходить к широким историческим обобщениям и параллелям.

В-третьих, он допускает применение всех других общеисторических методов и менее описателен, чем историко-генетический метод.

Успешное применение историко-сравнительного метода, как всякого другого, требует соблюдения ряда методологических требований. Прежде всего, сравнение должно основываться на конкретных фактах, которые отражают существенные признаки явлений, а не их формальное сходство.

Сравнивать можно объекты и явления и однотипные и разнотипные, находящиеся на одних и тех же и на разных стадиях развития. Но в одном случае сущность будет раскрываться на основе выявления сходств, в другом – различий. Соблюдение указанных условий исторических сравнений в сущности означает последовательное проведение принципа историзма.

Выявление существенности признаков, на основе которых должен проводиться историко-сравнительный анализ, а также типологии и стадиальности сравниваемых явлений чаще всего требует специальных исследовательских усилий и применения других общеисторических методов, прежде всего историко-типологического и историко-системного. В сочетании с этими методами историко-сравнительный метод является мощным средством в исторических исследованиях. Но и этот метод, естественно, имеет определенный диапазон наиболее эффективного действия. Это – прежде всего изучение общественно-исторического развития в широком пространственном и временном аспектах, а также тех менее широких явлений и процессов, суть которых не может быть раскрыта путем непосредственного анализа ввиду их сложности, противоречивости и незавершенности, а также пробелов в конкретно-исторических данных15.

Историко-сравнительному методу присуща определенная ограниченность, следует иметь в виду и трудности его применения. Этот метод в целом не направлен на раскрытие рассматриваемой реальности. Посредством его познается, прежде всего, коренная сущность реальности во всем его многообразии, а не ее конкретная специфика. Сложно применение историко-сравнительного метода при изучении динамики общественных процессов. Формальное применение историко-сравнительного метода чревато ошибочными выводами и наблюдениями16.

Историко-типологический метод. И выявление общего в пространственно-единичном, и выделение стадиально-однородного в непрерывно-временном требуют особых познавательных средств. Таким средством является метод историко-типологического анализа. Типологизация как метод научного познания имеет своей целью разбиение (упорядочение) совокупности объектов или явлений на качественно определенные типы (классы) на основе присущих им общих существенных признаков. Типологизация, будучи по форме разновидностью классификации, является методом сущностного анализа17.

Выявление качественной определенности рассматриваемой совокупности объектов и явлений необходимо для выделения образующих эту совокупность типов, а знание сущностно-содержательной природы типов – непременное условие определения тех основных признаков, которые присущи этим типам и которые могут быть основой для конкретного типологического анализа, т.е. для раскрытия типологической структуры исследуемой реальности.

Принципы типологического метода могут быть эффективно применены только на основе дедуктивного подхода18. Он состоит в том, что соответствующие типы выделяются на основе теоретического сущностно-содержательного анализа рассматриваемой совокупности объектов. Итогом анализа должно быть не только определение качественно отличных типов, но и выявление тех конкретных признаков, которые характеризуют их качественную определенность. Это создает возможность для отнесения каждого отдельного объекта к тому или иному типу.

Отбор конкретных признаков для типологизации может быть многовариантным. Это диктует необходимость применения при типологизации как совмещенного дедуктивно-индуктивного, так и собственно индуктивного подхода. Суть дедуктивно-индуктивного подхода состоит в том, что типы объектов определяются на основе сущностно-содержательного анализа рассматриваемых явлений, а те существенные признаки, которые им присущи, — путем анализа эмпирических данных об этих объектах19.

Индуктивный подход отличается тем, что здесь и выделение типов и выявление их наиболее характерных признаков основывается на анализе эмпирических данных. Таким путем приходится идти в тех случаях, когда проявления единичного в особенном и особенного в общем многообразны и неустойчивы.

В познавательном плане наиболее эффективна такая типизация, которая позволяет не просто выделить соответствующие типы, но и установить как степень принадлежности объектов к этим типам, так и меру их сходства с другими типами. Для этого необходимы методы многомерной типологизации.

Его применение приносит наибольший научный эффект при исследовании однородных явлений и процессов, хотя сфера распространения метода ими не ограничена. В исследовании как однородных, так и разнородных типов одинаково важно, чтобы изучаемые объекты были соизмеримы по основному для данной типизации факту, по наиболее характерным признакам, лежащим в основе исторической типологии20.

Историко-системный метод базируется на системном подходе. Объективной основой системного подхода и метода научного познания является единство в общественно-историческом развитии единичного (индивидуального), особенного и общего. Реально и конкретно это единство и выступает в общественно-исторических системах разного уровня21.

Индивидуальные события обладают теми или иными только им свойственными чертами, которые не повторяются в других событиях. Но эти события образуют определенные виды и роды человеческой деятельности и отношений, а, следовательно, наряду с индивидуальными они имеют и общие черты и тем самым создают определенные совокупности со свойствами, выходящими за пределы индивидуального, т.е. определенные системы.

Отдельные события включаются в общественные системы и через исторические ситуации. Историческая ситуация – это пространственно-временная совокупность событий, образующих качественно определенное состояние деятельности и отношений, т.е. это та же общественная система.

Наконец исторический процесс в своей временной протяженности имеет качественно отличные этапы или стадии, которые включают определенную совокупность событий и ситуаций, составляющих подсистемы в общей динамической системе общественного развития22.

Системный характер общественно-исторического развития означает, что все события, ситуации и процессы этого развития не только казуально обусловлены и имеют причинно-следственную связь, но также и функционально связаны. Функциональные связи как бы перекрывают связи причинно-следственные, с одной стороны, и имеют комплексный характер, с другой. На этом основании полагают, что в научном познании определяющее значение должно иметь не причинное, а структурно-функциональное объяснение23.

Системный подход и системные методы анализа, к которым относятся структурный и функциональный анализы, характеризуется целостностью и комплексностью. Изучаемая система рассматривается не со стороны ее отдельных аспектов и свойств, а как целостная качественная определенность с комплексным учетом как ее собственных основных черт, так и ее места и роли в иерархии систем. Однако для практической реализации этого анализа первоначально требуется вычленение исследуемой системы из органически единой иерархии систем. Эту процедуру называют декомпозицией систем. Она представляет сложный познавательный процесс, ибо нередко весьма сложно выделить определенную систему из единства систем24.

Вычленение системы должно проводиться на основе выявления совокупности объектов (элементов), обладающих качественной определенностью, выраженной не просто в тех или иных свойствах этих элементов, но и, прежде всего в присущих им отношениях, в характерной для них системе взаимосвязей. Вычленение исследуемой системы из иерархии систем должно быть обоснованным. При этом могут быть широко использованы методы историко-типологического анализа.

С точки зрения конкретно-содержательной, решение указанной задачи сводится к выявлению системообразующих (системных) признаков, присущих компонентам выделяемой системы.

После выделения соответствующей системы следует ее анализ как таковой. Центральным здесь является структурный анализ, т.е. выявление характера взаимосвязи компонентов системы и их свойств итогом структурно-системного анализа будут знания о системе как таковой. Эти знания имеют эмпирический характер, ибо они сами по себе не раскрывают сущностной природы выявленной структуры. Перевод полученных знаний на теоретический уровень требует выявления функций данной системы в иерархии систем, где она фигурирует в качестве подсистемы. Эта задача решается функциональным анализом, раскрывающим взаимодействие исследуемой системы с системами более высокого уровня25.

Только сочетание структурного и функционального анализа позволяет познать сущностно-содержательную природу системы во всей ее глубине. Системно-функциональный анализ дает возможность выявить, какие свойства окружающей среды, т.е. систем более высокого уровня, включающих в себя исследуемую систему как одну из подсистем, определяют сущностно-содержательную природу данной системы26.

Недостатком этого метода является применение его только при синхронном анализе, что чревато нераскрытием процесса развития. Другой недостаток – опасность чрезмерного абстрагирования – формализации изучаемой реальности.

Ретроспективный метод. Отличительной чертой этого метода является направленность от настоящего к прошлому, от следствия к причине. В своем содержании ретроспективный метод выступает, прежде всего, как прием реконструкции, позволяющий синтезировать, корректировать знания об общем характере развития явлений27.

Прием ретроспективного познания состоит в последовательном проникновении в прошлое с целью выявления причины данного события. Речь в данном случае идет о первопричине, прямо относящейся к этому событию, а не о его отдаленных исторических корнях. Ретро-анализ показывает, например, что первопричина отечественного бюрократизма состоит в советском партийно-государственном устройстве, хотя ее пытались находить и в николаевской России, и в петровских преобразованиях, и в приказной волоките Московского царства. Если при ретроспекции путь познания – это движение от настоящего к прошлому, то при построении исторического объяснения – от прошлого к настоящему в соответствии с принципом диахронии28.

Целый ряд специально-исторических методов связан с категорией исторического времени. Это методы актуализации, периодизации, синхронный и диахронный (или проблемно-хронологический).

Первый шаг в работе историка – составление хронологии. Второй шаг – это периодизация. Историк разрезает историю на периоды, заменяет неуловимую непрерывность времени некоей означающей структурой. Выявляются отношения прерывности и непрерывности: непрерывность имеет место внутри периодов, прерывность – между периодами.

Периодизировать значит, таким образом, выявлять прерывность, нарушения преемственности, указывать на то, что именно меняется, датировать эти изменения и давать им предварительное определение. Периодизация занимается идентификацией преемственности и её нарушений. Она открывает путь интерпретации. Она делает историю если и не вполне доступной пониманию, то, по крайней мере, уже мыслимой.

Историк не занимается реконструкцией времени во всей его полноте для каждого нового исследования: он берёт то время, над которым уже работали другие историки, периодизация которого имеется. Поскольку задаваемый вопрос приобретает легитимность лишь в результате своей включённости в исследовательское поле, историк не может абстрагироваться от предшествующих периодизаций: ведь они составляют язык профессии.

Диахронический метод характерен для структурно-диахронического исследования, которое представляет собой особый вид исследовательской деятельности, когда решается задача выявления особенностей построения во времени разнообразных по природе процессов. Его специфика выявляется через сопоставление с синхронистическим подходом. Термины «диахрония» (разновременность) и «синхрония» (одновременность), введенные в языкознание швейцарским лингвистом Ф. де Соссюром, характеризует последовательность развития исторических явлений в некоторой области действительности (диахрония) и состояние этих явлений в определенный момент времени (синхрония)29.

Диахронический (разновременный) анализнаправлен на изучение сущностно-временных изменений исторической реальности. С его помощью можно ответить на вопросы о том, когда может наступить то или иное состояние в ходе изучаемого процесса, как долго оно будет сохраняться, сколько времени займет то или иное историческое событие, явление, процесс30.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Методы научного познания – это совокупность приемов, норм, правил и процедур, регулирующих научное исследование, и обеспечивающих решение исследовательской задачи. Научный метод – это способ поиска ответов на научно поставленные вопросы и одновременно способ постановки таких вопросов, сформулированных в виде научных проблем. Таким образом, научный метод – это способ добывания новой информации для решения научных проблем.

В основе истории как предмета и науки лежит историческая методология. Если во многих других научных дисциплинах существует два основных метода познания, а именно – наблюдение и эксперимент, то для истории доступен только первый метод. Даже несмотря на то, что каждый истинный ученый старается уменьшить до минимума воздействие на объект наблюдения, он все равно по-своему трактует увиденное. В зависимости от методологических походов, применяемых ученым, мир получает различные трактовки одного и того же события, разнообразные учения, школы и так далее.

Использование научных методов познания выделяет историческую науку в таких сферах как историческая память, историческое сознание и историческое познание, конечно при условии, что использование этих методов будет правильным.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Барг М.А. Категории и методы исторической науки. — М., 1984

  2. Бочаров А.В. Основные методы исторического исследования: Учебное пособие. — Томск: Томский государственный университет, 2006. 190 с.

  3. Грушин Б.А. Очерки логики исторического исследования.-М., 1961

  4. Иванов В.В. Методология исторической науки.- М., 1985

  5. Мазур Л. Н. Методы исторического исследования : учебное пособие . – 2-е изд. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2010. – 608 с.

  6. Розов Н.С. Теоретическая история как исследовательская программа: фундаментальные понятия и принципы. // Проблемы исторического познания. Материалы международной конференции. Москва 19-21 мая 1996 г. М.,1999.

1 Мазур Л. Н. Методы исторического исследования : учебное пособие . — 2-е изд. — Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2010. — 608 с.

2 Бочаров А.В. Основные методы исторического исследования: Учебное пособие. — Томск: Томский государственный университет, 2006. 190 с

3 Бочаров А.В. Основные методы исторического исследования: Учебное пособие. — Томск: Томский государственный университет, 2006. 190 с

4 Бочаров А.В. Основные методы исторического исследования: Учебное пособие. — Томск: Томский государственный университет, 2006. 190 с

5 Бочаров А.В. Основные методы исторического исследования: Учебное пособие. — Томск: Томский государственный университет, 2006. 190 с

6 Мазур Л. Н. Методы исторического исследования : учебное пособие . — 2-е изд. — Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2010. — 608 с.

7 Иванов В.В. Методология исторической науки.- М., 1985

8 Грушин Б.А. Очерки логики исторического исследования.-М., 1961

9 Барг М.А. Категории и методы исторической науки.-М., 1984

10 Барг М.А. Категории и методы исторической науки.-М., 1984

11 Розов Н.С. Теоретическая история как исследовательская программа: фундаментальные понятия и принципы. // Проблемы исторического познания. Материалы международной конференции. Москва 19-21 мая 1996 г. М.,1999.

12 Иванов В.В. Методология исторической науки.- М., 1985

13 Бочаров А.В. Основные методы исторического исследования: Учебное пособие. — Томск: Томский государственный университет, 2006. 190 с.

14 Бочаров А.В. Основные методы исторического исследования: Учебное пособие. — Томск: Томский государственный университет, 2006. 190 с.

15 Иванов В.В. Методология исторической науки.- М., 1985

16 Бочаров А.В. Основные методы исторического исследования: Учебное пособие. — Томск: Томский государственный университет, 2006. 190

17 Бочаров А.В. Основные методы исторического исследования: Учебное пособие. — Томск: Томский государственный университет, 2006. 190

18 Бочаров А.В. Основные методы исторического исследования: Учебное пособие. — Томск: Томский государственный университет, 2006. 190

19 Иванов В.В. Методология исторической науки.- М., 1985

20 Иванов В.В. Методология исторической науки.- М., 1985

21 Мазур Л. Н. Методы исторического исследования : учебное пособие . — 2-е изд. — Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2010. — 608 с.

22 Мазур Л. Н. Методы исторического исследования : учебное пособие . — 2-е изд. — Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2010. — 608 с.

23 Розов Н.С. Теоретическая история как исследовательская программа: фундаментальные понятия и принципы. // Проблемы исторического познания. Материалы международной конференции. Москва 19-21 мая 1996 г. М.,1999.

24 Барг М.А. Категории и методы исторической науки.-М., 1984

25 Барг М.А. Категории и методы исторической науки.-М., 1984

26 Бочаров А.В. Основные методы исторического исследования: Учебное пособие. — Томск: Томский государственный университет, 2006. 190 с

27 Бочаров А.В. Основные методы исторического исследования: Учебное пособие. — Томск: Томский государственный университет, 2006. 190 с

28 Грушин Б.А. Очерки логики исторического исследования.-М., 1961

29 Иванов В.В. Методология исторической науки.- М., 1985

30 Грушин Б.А. Очерки логики исторического исследования.-М., 1961

Идиографический подход — Психологос

Идиографический подход (англ. idiographic; от греч. idios — своеобразный + grapho — пишу) — поиск индивидуально-психологических особенностей человека, по наличию которых он отличается от остальных людей. Противоположное — номотетический подход.

Отличительные черты

Идиографический подход отличается от номотетического по трем основаниям — по пониманию объекта измерения, по направленности измерения и по характеру применяемых методов измерения. Личность, согласно идиографическому подходу, есть целостная система, изучение личности осуществляется через распознавание ее индивидуальных особенностей, для этого применяются проективные методики и идеографические техники.

История

Впервые этот термин был предложен немецким философом-идеалистом В.Виндельбандом. Под идиографическим мышлением он подразумевал такой ход рассуждения, при котором описываются отдельные факты и внимание уделяется частным признакам, а не общим законам.

Немецкий философ и психолог В.Дильтей в своей работе «Мысли об описательной и расчленяющей психологии» (1894) предложил разделить психологию на две науки — объяснительную психологию и описательную психологию. Вторая наука, по его мнению, должна заниматься описанием душевной жизни индивида, при чем постижение этой жизни возможно с помощью эмпатии. Таким образом, он предлагал создание самостоятельной идиографической психологии, направленной на изучение конкретных фактов.

Немецкий философ-идеалист и психолог В.Штерн в своей статье «О психологии индивидуальных различий» (1910) рассматривал идиографический подход как специфический способ исследования индивидуальности. В.Штерн предлагал диагностировать отдельного человека по многим психологическим параметрам и на основе полученных данных составлять его индивидуальную психограмму.

Подробно идиографический подход был разработан американским психологом Гордоном Олпортом при выделении личностных диспозиций. Предлагаемый им метод заключался в глубоком изучении и анализе единичного случая в течение длительного промежутка времени. Основным методом в рамках идиографического подхода, по мнению Оллпотра, является биографический метод.

Примеры исследований

Примерами идиографического типа исследований отечественных психологов являются работы:

  • Лурия А. Р. Маленькая книжка о большой памяти (Ум мнемониста). — М., 1968;
  • Лурия А. Р. Потерянный и возвращенный мир (История одного ранения). — М., 1971;
  • Лурия А. Р., Юдович Ф. Я. Речь и развитие психических процессов у ребенка. — М., 1956;
  • Менчинская Н. А. Дневник о развитии ребенка. — М.-Л., 1948;
  • Менчинская Н. А. Развитие психики ребенка: Дневник матери. — М., 1957;
  • Мухина В. С. Близнецы. — М., 1969.

Литература

  • Большой психологический словарь / Под ред. Б. Г. Мещерякова, В.П Зинченко. — СПб: Прайм-Еврознак, 2006;
  • Мадди С. Теории личности: сравнительный анализ. СПб: Речь, 2002;
  • Общая психодиагностика / Под ред. А. А. Бодалева, В. В. Столина. — М.: МГУ, 1987;
  • Словарь-справочник по психологической диагностике / Л. Ф. Бурлачук, С. М. Морозов. — Киев: Наук. Думка, 1989;
  • Ярошевский М. Г. История психологии. — М.: Мысль, 1976.

Номологическая и идеографическая методология — Мегаобучалка

НОМОТЕТИЧЕСКИЙ И ИДЕОГРАФИЧЕСКИЙ МЕТОДЫ (от греч. νομοθετική — законодательный и ἴδιος —особенный, γράφω — чертить, рисовать, писать) — предложенное неокантианцами баденской школы (Риккерт, Виндельбандт и др.) разделение методов «наук о природе» и «наук о духе». Номотетический метод — это метод естествознания, его задачей является установление законов на основе обобщения явлений (его еще называют генерализующим методом). Идеографический метод — метод гуманитарных наук (неокантианцы в основном имели в виду историю), его задачей служит описание существенных черт в индивидуальных явлениях (поэтому он еще называется индивидуализирующим методом). Описание существенного достигается путем «отнесения к ценности».

И «науки о природе», и «науки о духе» сходны в том, что они познают мир при помощи понятий. Различие между этими науками состоит в способах образования этих понятий и формулировки суждений. Естествознание делает это путем обобщения; установление общего закона является главной цель ученого-естественника. Гуманитарные дисциплины, напротив, используют общее понятие только как средство, как начальный пункт, отправляясь от которого они начинают исследование индивидуального, уникального. Общезначимое (а следовательно, научное) описание индивидуального достигается путем сравнения его с общим, с цен-ностями, которые носят вневременной и сверхиндивидуальный характер. Таким образом, неокантианское учение о ценностях представляет собой попытку обоснования объективности гуманитарного знания.

Баденская школа неокант-ва.

В отличие от марбуржцев, ф-я – не как логика, а как учение о ценностях. Ориентирована не только на е/знание, но на всю целостность культуры. Основу бытия образуют не лог., а аксиологические отношения.

В.Виндельбанд (1848-1915):
1. Классификация наук не по предмету, а по методу.
Разн.типы мышления: законополагающий и описывающий индивидуальное, особенное (номотетический и идеографический методы).
2.Ф-я = нормативное учение, наука о ценностях. Надо установить те ценности, что лежат в основании познания, морали и иск-ва. Ценности – общезначимы (логические, этические, эстетич., религиозные и т.д.)
Г.Риккерт (1863-1936):
1.Тоже выделял 2 метода позн-я – генерализирующий и индивидуализирующий (е/знание и история). Принципиально несводимы др. к другу!
Ест. науки – упрощают мир, дают схему, а не копируют мир. Значит, при образовании понятия надо руководствоваться поставленной целью (целевой принцип отбора).
Ист. науки – тоже дают законы, но законы индивид., единичного события. Но не какое попало индивидуальное выбирается, — руководствуются ценностями.
2. Мир делится на 2 сферы: действительность и ценности. Ценности недействит



Неокантианство — немецкая философия, появившаяся в 1865 и провозгласившая лозунг назад к Канту (термин Либмана) в условиях кризиса философии и моды на материализм, против позитивизма. Неокантианство подготовило почву для феноменологии. Неокантианство акцентировало внимание на эпистемологической стороне учения Канта, а также повлияло на формирование концепции этического социализма. Н. возникло в 60-х годах XIX века. В последующие десятилетия сформировались две его основные школы: марбургская и баденская.

Если марбургская школа в основном ориентировалась на математическое естествознание, то для фрейбургской (Баденская школа) характерна ориентация в первую очередь на социальные науки.

Марбургская школа Баденская школа
1.Основной ориентир на логику 2. Критика кантовской «вещи в себе». Конструирование предметов познания («данное» и «заданное»). 3.Сглаживаются различия между чувственностью и рассудком в пользу рассудка (появление неевклидовой геометрии показало, что пространство нельзя трактовать как априорную форму чувственности). 4. Идеал науки – математика и мат. физика 5. Символические формы опосредствуют человеческое восприятие мира. Человек = «животное, создающее символы» (animal simbolicum). 1. Ориентация на ценности 2. Анализ методов познания естественных и гуманитарных наук. 3. Разные типы мышления: законополагающий и описывающий индивидуальное, особенное. 4. номотетический (генерализующий) метод – в естествознании 5. идеографический, (индивидуализирующий) метод – в гуманитар.науках (истории). 6. Реальность = совокупность единичных, индивид.событий. Е/зн-е оставляет за скобками все единичное и индивидуальное. Неповторимое изучает история, поэтому она ближе к реальному. Одна и та же реальность выступает то как природа (в общем плане), то как история (инд.) Отсюда – противопост-е природы и истории не объективное, а методологическое


В конце 19 в возникло движение — неокантианство. Отто Либман «Кант — эмпигон», значит необходимо вернуться к Канту. Два направления: Марбургская школа («логицистская») и Баденская школа (ценностностная). Необходимо заново оценить науку. Возродить дух философии Канта, но не её тело.

Основоположник МТТТ — Коген (1842-1918). Философия—философия науки. Должна изучать язык науки, показать, как она может достичь истину, показать правом науч утвержд. Показать, что попытка свести все к верификации не имеет смысла, так как любое эмпирическое утверждение все равно интерпретируется через «теоретические очки»-> наука не м.б. редуц к только эмпирическому базису. Этот базис во многом создан благодаря парадигме. Законы и теории не выводятся из фактов, а предш им. Любая теория априорна.

Спор фактуализма и теоретизма в философии науки:

Фактуализм: независимость и автономность фактов по отн-ю к научн.теориям («факты — упрямая вещь»)

Теоретизм: зависимость фактов от теорий + при смене теорий происходит смена фактуального базиса науки.

Макс Вебер (1864-1920) — выдающийся социолог конца XIX — начала XX в. При изучении общества, считал М. Вебер, нужно исходить из того, что человеческое поведение сознательно и требует не внешнего описания, а понимания. Поэтому человеческое поведение должно исследоваться социологией не методом интуитивного «вчувствования», а посредством рационального понимания того смысла, который действующие индивиды вкладывают в свои действия. Следовательно, ключевым аспектом социологии является изучение намерений, ценностей, убеждений и мнений, лежащих в основе человеческого поведения. Процедуру постижения смысла Вебер обозначил категорией «понимание» (Verstehen). Он предложил концепцию понимания как метод, предваряющий и делающий возможным социологическое объяснение. Этот метод заключается в том, что социолог мысленно старается стать на место других людей и понять рациональные причины их поступков. В отличие от Дюркгейма Вебер считает, что социологи должны исследовать не формы коллективности, а индивида. Именно индивид, а не надындивидуальное «коллективное сознание» является подлинным субъектом социального действия. Это не элемент самодовлеющей социальной реальности, а активный ее творец, обладающий разумом и волей. Поэтому изучать общество — значит изучать индивидов, исследовать мотивы их поступков, искать их рациональное объяснение. Отсюда следует, что социология должна стать строго рациональной наукой о смысле социального действия и оперировать специальными понятийными конструкциями, которые позволили бы ей выделить этот смысл.

Важнейшим методологическим инструментом в арсенале Вебера является понятие идеального типа.Идеальный тип —это теоретическая конструкция, предназначенная для выделения основных характеристик социального феномена. Она не извлекается из эмпирической реальности, а конструируется как теоретическая схема. Можно сказать, что идеальные типы — исследовательские «утопии», не имеющие аналогов в действительности. Понятие идеального типа дает возможность изучения конкретных исторических событий и ситуаций, выполняя роль измерительной планки, с помощью которой социологи могут оценивать фактические события.

Конструкция идеальных типов, по замыслу Вебера, должна служить средством «ценностно-независимого» исследования. В своих трудах Вебер подчеркивал необходимость разработки социологии, свободной от оценочных суждений.

Исследуя социальное действие, Вебер пользуется конструкцией идеального типа действия — целерационального. Рассматривая целерациональное действие как методологическую основу социологии, он показывает, что предметом социологии должен быть индивид как субъект осмысленного целеполагания. Однако эмпирическое социальное действие не является полностью целерациональным, оно содержит и элемент иррационального, обусловленный психологией индивида.

Вебер внес значительный вклад в изучение религии и ее места в обществе, исследовал феномен власти и дат свою типологию форм господства. Однако исследователи отмечают, что, несмотря на колоссальную широту охвата конкретного материала и обилие теоретических концепций и разработок в самых различных сферах общественной жизни, основным предметом веберовских исследований является капитализм, причем взятый не водном измерении, а в его культурно-исторической целостности, воплощающей все многообразие его измерений и потому представляющий собой не просто политэкономическое понятие, а в большей степени культурно-социологическое.

Основным трудом, в котором нашли отражение веберовские исследования капитализма, его сущности, происхождения и влияния на общественное развитие, является «Протестантская этика и дух капитализма», где Вебер четко выражает адекватность духа капитализма и духа протестантизма. Значение этой работы трудно переоценить, поскольку веберовское понимание феномена западноевропейского капитализма с его «духом формальной рациональности и индивидуализма» стало фундаментом для анализа капитализма и исследования путей развития человечества в целом, так как он первый зафиксировал важность культурно-этических установок протестантизма для капиталистического развития Запада. Несмотря на то что дискуссии вокруг веберовской концепции капитализма продолжаются по сей день (по мнению некоторых ученых, например П. Бергера, Вебер недооценил силу капиталистического развития в непротестантских странах и цивилизациях), научная ценность творческого наследия Вебера не может быть оспорена и подтверждается множеством научных разработок и трудов, апеллирующих к идеям и научным положениям, выдвинутым этим великим немецким социологом.

Макс Вебер (1864-1920) — немецкий экономист, историк, крупнейший социолог. Наиболее известны его работы «Методология социальных наук» (1949) и «Протестантская этика и дух капитализма» (1904). Проявлял интерес к социальным и политическим делам Германии. Его взгляды были критическими, либеральными, антиавторитарными, антипозитивистскими, поэтому его социология называется «понимающей».

Вебер вводит в социологию понятие «идеального типа». Последние представляют собой фундаментальные обществоведческие понятия, нс являющиеся копией социальной действительности, но сконструированные из элементов этой действительности в качестве метода ее познания. Идеальный тип (определение) должен соответствовать требованиям формальной логики. Задача социологии заключается в выработке таких идеальных типов: социальное действие, власть, государство, народ, справедливость и другие. Социальная действительность оценивается этими идеальными типами и тем самым познается. В частности, Вебер полагал, что «общественно-экономическая формация» Маркса представляет собой не конкретное общество, а идеальный тип.

МЕТОДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ — Студопедия

Целью занятия является освоение принципов историко-генетического, историко-сравнительного, историко-типологического методов исторического исследования.

Вопросы:

1. Идиографический метод. Описание и обобщение.

2. Историко-генетический метод.

3. Историко-сравнительный метод.

4. Историко-типологический метод. Типологизация как прогнозирование.

Содержание занятия:

При изучении этой темы рекомендуется обратить внимание в первую очередь на работы И.Д. Ковальченко, К.В. Хвостовой, М.Ф. Румянцевой, Антуана Про, Джона Тоша, раскрывающих её современное состояние в достаточной мере. Можно изучить и другие работы в зависимости от наличия времени и если данная работа непосредственно касается темы научных поисков студента.

Под «историческим», «историей» в научном познании в широком смысле понимается все то, что в многообразии объективной общественной и естественной реальности находится в состоянии изменения и развития. Принцип историзма и исторический метод имеют общее научное значение. Они равно применяется в биологии, геологии или астрономии также как и для изучения истории человеческого общества. Этот метод позволяет познавать реальность посредством изучения её истории, что отличает указанный метод от логического, когда суть явления раскрывается путем анализа данного его состояния.


Под методами исторического исследования понимают все общие методы изучения исторической реальности, т. е. методы, относящиеся к исторической науке в целом, применяемые во всех областях исторических исследований. Это – специально-научные методы. Они, с одной стороны, основываются на методе общефилософском, и на той или иной совокупности методов общенаучных, а с другой – служат основой методов конкретно-проблемных, т. е. методов, используемых в изучении тех или иных конкретных исторических явлений в свете тех или иных исследовательских задач. Отличие их заключается в том, что они должны быть применимы к изучению прошлого по тем остаткам, которые от него остались.

Понятие «идеографический метод», введенное представителями немецкой неокантианской философии истории, предполагает не только необходимость описания изучаемых явлений, но и сводит к нему функции исторического познания в целом. На самом деле описание, хотя и является важной ступенью этого познания, не представляет собой универсальный метод. Это всего лишь одна из процедур мышления историка. Каковы же роль, границы применения и познавательные возможности описательно-повествовательного метода?

Описательный метод связан с природой общественных явлений, их особенностями, их качественным своеобразием. Этими свойствами нельзя пренебречь, с ними не может не считаться ни один метод познания.


Отсюда следует, что познание в любом случае начинается с описания, характеристики явления, причем структура описания определяется в конечном счете характером изучаемого явления. Вполне очевидно, что столь конкретный, индивидуально-своеобразный характер объекта исторического познания требует и соответствующих языковых средств выражения.

Единственно пригодным для этой цели языком является живая разговорная речь в составе литературного языка современной историку эпохи, научных исторических понятий, терминов источников. Только естественно-языковой, а не формализованный способ изложения результатов познания делает их доступными массовому читателю, что важно в связи с проблемой формирования исторического сознания.

Сущностно-содержательный анализ невозможен без методологии, она лежит также в основе описания хода событий. В этом смысле описание и анализ сущности явлений — независимые, но взаимосвязанные, взаимообусловленные ступени познания. Описание — это не беспорядочное перечисление сведений об изображаемом, а связное изложение, имеющее свою логику и смысл. Логика изображения может в той или иной мере выражать подлинную суть изображаемого, однако в любом случае картина хода событий зависит от тех методологических представлений и принципов, которыми пользуется автор.


В подлинно научном историческом исследовании формулировка его цели основана на позиции, в том числе методологической, его автора, хотя само исследование осуществляется по-разному: в одних случаях в нем ярко выражена тенденция, в других — стремление к всестороннему анализу и оценке изображаемого. Однако в общей картине событий удельный вес того, что является описанием, всегда преобладает над обобщением, выводами относительно сути предмета описания.

Историческая реальность характеризуется рядом общих черт, и поэтому можно выделить и основные методы исторического исследования. По определению академика И.Д. Ковальченко к числу основных общеисторических методов научного исследования относятся: историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический и историко-системный. При использовании того или иного общеисторического метода применяются и другие общенаучные методы (анализ и синтез, индукция и дедукция, описание и измерение, объяснение и т. д.), которые выступают в качестве конкретных познавательных средств, необходимых для реализации подходов и принципов, лежащих в основе ведущего метода. Вырабатываются также необходимые для проведения исследования правила и процедуры (исследовательская методика) и применяются определенные орудия и инструменты (техника исследования).

Описательный метод – метод историко-генетический. Историко-генетический метод относится к числу наиболее распространённых в исторических исследованиях. Он состоит в последовательном обнаружении свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе её исторического движения, что позволяет в наибольшей мере приблизиться к воссозданию реальной истории объекта. Познание идёт (должно идти) последовательно от единичного к особенному, а затем – к общему и всеобщему. По логической природе историко-генетический метод является аналитически-идуктивным, а по форме выражения информации об исследуемой реальности – описательным. Разумеется, это не исключает использования (иногда даже и широкого) и количественных показателей. Но последние выступают как элемент описания свойств объекта, а не как основа для выявления его качественной природы и построения его сущностно-содержательной и формально-количественной модели.

Историко-генетический метод позволяет показать причинно-следственные связи и закономерности исторического развития в их непосредственности, а исторические события и личности охарактеризовать в их индивидуальности и образности. При использовании этого метода в наибольшей мере проявляются индивидуальные особенности исследователя. В той мере, в какой последние отражают общественную потребность, они положительно воздействуют на исследовательский процесс.

Таким образом, историко-генетический метод представляет собой наиболее универсальный, гибкий и доступный метод исторического исследования. Вместе с тем ему присуща и ограниченность, что может приводить к определенным издержкам при его абсолютизации.

Историко-генетический метод направлен, прежде всего, на анализ развития. Поэтому при недостаточном внимании к статике, т.е. к фиксированию некоей временной данности исторических явлений и процессов, может возникнуть опасность релятивизма.

Историко-сравнительный метод также давно применяется в исторических исследованиях. Вообще сравнение – важный и, пожалуй, самый широко распространённый метод научного познания. В сущности, без сравнения не обходится ни одно научное исследование. Логической основой историко-сравнительного метода в том случае, когда устанавливается сходство сущностей, является аналогия.

Аналогия – это общенаучный метод познания, который состоит в том, что на основе сходства – одних признаков сравниваемых объектов делается заключение о сходстве других признаковПонятно, что при этом круг известных признаков объекта (явления), с которым производится сопоставление, должен быть шире, чем у исследуемого объекта.

Историко-сравнительный метод – критический метод. Сравнительный метод и проверка источников – основа исторического «ремесла», начиная с исследований историков-позитивистов. Внешняя критика позволяет с помощью вспомогательных дисциплин установить подлинность источника. Внутренняя критика основана на поиске внутренних противоречий в самом документе. Марк Блок считал самыми надёжными источниками ненамеренные, невольные свидетельства, которые не предназначались для того, чтобы нас информировать. Сам он называл их «указаниями, которое прошлое непредумышленно роняет вдоль своего пути». Ими могут быть частная переписка, сугубо личный дневник, счета предприятия, акты записей о бракосочетаниях, декларации о наследовании, а также различные предметы.

В общем виде любой текст закодирован системой представлений, тесно связанной с языком, которым он написан. Донесение чиновника любой эпохи будет отражать то, что он рассчитывает увидеть и то, что он способен воспринять: он пройдёт мимо того, что не укладывается в схему его представлений.

Именно поэтому критический подход к любой информации – основа профессиональной деятельности историка. А критическое отношение требует интеллектуальных усилий. Как писал Ш. Сеньобос: «Критика противна нормальному устройству человеческого ума; спонтанная склонность человека состоит в том, чтобы верить тому, что говорят. Вполне естественно принимать на веру всякое утверждение, особенно письменное; с тем большей лёгкостью, если оно выражено цифрами, и с ещё большей лёгкостью – если оно исходит от официальных властей.… Следовательно, применять критику значит избрать образ мыслей, противоречащий спонтанному мышлению, занять позицию, которая противоестественна.… Этого нельзя достичь без усилий. Спонтанные движения человека, упавшего в воду, – это всё, что нужно для того, чтобы утонуть. В то время как научится плавать, значит тормозить свои спонтанные движения, которые противоестественны».

В целом историко-сравнительный метод обладает широкими познавательными возможностями. Во-первых, он позволяет раскрывать сущность исследуемых явлений в тех случаях, когда она неочевидна, на основе имеющихся фактов; выявлять общее и повторяющееся, необходимое и закономерное, с одной стороны, и качественно отличное – с другой. Тем самым заполняются пробелы, и исследование доводится до завершенного вида. Во-вторых, историко-сравнительный метод даёт возможность выходить за пределы изучаемых явлений и на основе аналогий приходить к широким историческим параллелям. В-третьих, он допускает применение всех других общеисторических методов и менее описателен, чем историко-генетический метод.

Сравнивать можно объекты и явления и однотипные и разнотипные находящиеся на одних и тех же и на разных стадиях развития. Но в одном случае сущность будет раскрываться на основе выявления сходств, а в другом – различий. Соблюдение указанных условий исторических сравнений, в сущности, означает последовательное проведение принципа историзма.

Выявление существенности признаков, на основе которых должен проводиться историко-сравнительный анализ, а также типологии и стадиальности сравниваемых явлений чаще всего требует специальных исследовательских усилий и применения других общеисторических методов, прежде всего историко-типологического и историко-системного. В сочетании с этими методами историко-сравнительный метод является мощным средством в исторических исследованиях.

Но и этот метод, естественно, имеет определённый диапазон наиболее эффективного действия. Это – прежде всего изучение общественно-исторического развития в широком пространственном и временном аспектах, а также тех менее широких явлений и процессов, суть которых не может быть раскрыта путем непосредственного анализа ввиду их сложности, противоречивости и незавершенности, а также пробелов в конкретно-исторических данных.

Сравнительный метод используется также как средство разработки и верификации гипотез. На его основе возможна ретроальтернативистика. История как ретросказание предполагает возможность двигаться во времени в двух направлениях: от настоящего и его проблем (и одновременно накопленного к этому времени опыта) к прошлому, и от начала событии до его финала. Это привносит в поиск причинности в истории элемент стабильности и силы, который не следует недооценивать: конечный пункт задан, и в своей работе историк исходит именно из него. Этим не устраняется риск бредовых построений, но, по крайней мере, он сведён к минимуму.

История события это фактически совершившийся социальный эксперимент. Его можно наблюдать по косвенным свидетельствам, строить гипотезы, проверять их. Историк может предлагать всевозможные трактовки Французской революции, но в любом случае у всех его объяснений имеется общий инвариант, к которому они должны сводится: сама революция. Так что полёт фантазии приходится сдерживать. В данном случае сравнительный метод применяется как средство разработки и верификации гипотез. Иначе этот приём называют ретроальтернативистикой. Вообразить себе другое развитие истории – это и есть единственный способ найти причины истории реальной.

Раймон Арон призывал рационально взвешивать возможные причины тех или иных событий путём сопоставления того, что имелось в возможности: «Если я говорю, что решение Бисмарка стало причиной войны 1866 года … то я имею в виду, что без решения канцлера война бы не началась (или, по крайней мере, не началась бы в тот момент)… фактическая казуальность выявляется только путём сопоставления с тем, что имелось в возможности. Любой историк для объяснения того, что, было, задаётся вопросом о том, что могло бы быть.

Теория служит лишь для того, чтобы облечь в логическую форму этот спонтанный приём, которым пользуется всякий рядовой человек. Если мы ищем причину явления, то не ограничиваемся простым сложением или сопоставлением антецедентов. Мы стараемся взвесить собственное влияние каждого из них. Для осуществления подобной градации мы берём один из этих антецедентов, мысленно полагаем его несуществующим или видоизменённым и стараемся реконструировать или вообразить, что произошло бы в этом случае. Если вам приходится признать, что изучаемое явление в отсутствие этого фактора (или в случае, если бы он был не таким) было бы иным, мы заключаем, что этот антецедент является одной из причин какой-то части явления-следствия, а именно той его части, изменения в которой нам пришлось предположить.

Таким образом, логическое исследование включает в себя следующие операции:

1) расчленение явления-следствия;

2) установление градации антецедентов и выделение того антецедента, влияние которого нам предстоит оценить;

3) конструирование ирреального течения событий;

4) сравнение между собой умозрительных и реальных событий.

Предположим на время… что наши общие знания социологического характера позволяют нам создавать ирреальные конструкции. Но каков будет их статус? Вебер отвечает: речь в этом случае будет идти об объективных возможностях, или, иначе говоря, о развитии событий в соответствии с известными нам закономерностями, но лишь вероятном».

Этот анализ помимо событийной истории относится и ко всему остальному. Фактическая казуальность выявляется только путём сопоставления с тем, что имелось в возможности. Если, например, перед вами встаёт вопрос о причинах Великой французской революции и если мы хотим взвесить то значение, которое имели соответственно экономические факторы (кризис французской экономики в конце XVIII века, плохой урожай 1788 года), социальные факторы (подъём буржуазии, дворянская реакция), политические факторы (финансовый кризис монархии, отставка Тюрго) и т.д., то не может быть иного решения, кроме как рассмотреть одну за другой все эти различные причины, предположить, что они могли быть другими, и попытаться вообразить развитие событий, которое могло бы последовать в этом случае. Как говорит М.Вебер, чтобы «распутать реальные причинные отношения, мы создаём нереальные». Такой «воображаемый опыт» является для историка единственным способом не только выявить причины, но также распутать, взвесить их, как выражаются М. Вебер и Р. Арон, то есть установить их иерархию.

Историко-сравнительному методу присуща определённая ограниченность, следует иметь в виду и трудности его применения. Далеко не все явления можно сравнивать. Посредством его познается, прежде всего, коренная сущность реальности во всём ёе многообразии, а не её конкретная специфика. Сложно применение историко-сравнительного метода при изучении динамики общественных процессов. Формальное применение историко-сравнительного метода чревато ошибочными выводами и наблюдениями.

Историко-типологический метод, как и все другие методы, имеет свою объективную основу. Она состоит в том, что в общественно-историческом развитии, с одной стороны, различаются, а с другой, тесно взаимосвязаны единичное, особенное, общее и всеобщее. Поэтому важной задачей в познании общественно-исторических явлений, раскрытии их сущности становится выявление того единого, которое было присуще многообразию тех или иных сочетании индивидуального (единичного).

Социальная жизнь во всех её проявлениях – постоянный динамический процесс. Он представляет собой не простое последовательное течение событий, а смену одних качественных состояний другими, имеет свои несхожие стадии. Выделение этих стадий также является важной задачей в познании общественно-исторического развития.

Непрофессионал прав, когда узнаёт исторический текст по наличию в нём дат.

Первая особенность времени, в которой, в общем-то, нет ничего удивительного: время истории – это время различных общественных коллективов: обществ, государств, цивилизаций. Это время, служащее ориентиром для всех членов некоей группы. Военное время всегда тянется очень долго, революционное время было временем пролетевшим очень быстро. Колебания исторического времени являются коллективными. Поэтому их можно объективировать.

Задача историка определять направление движения. Отказ от телеологической точки зрения в современной историографии не позволяет историку допустить существование чётко направленного времени, каким оно представляется современникам. Сами исследуемые процессы своим ходом сообщают времени определённую топологию. Прогноз возможен не в форме апокалипсического пророчества, а прогноз, направленный от прошлого к будущему, опирающийся на диагноз, основанный на прошлом, в целях возможного развития событий и оценке степени его вероятности.

Р. Козеллек по этому поводу пишет: «В то время как пророчество выходит за горизонт просчитываемого опыта, прогноз, как известно, сам вкраплён в политическую ситуацию. Причём в такой степени, что сделать прогноз уже само по себе означает изменить ситуацию. Прогноз таким образом, – это сознательный фактор политического действия, он делается в отношении событий путём обнаружения их новизны. Поэтому каким-то непредсказуемо предсказуемым образом время всегда выносится за пределы прогноза».

Первый шаг в работе историка – составление хронологии. Второй шаг – это периодизация. Историк разрезает историю на периоды, заменяет неуловимую непрерывность времени некоей означающей структурой. Выявляются отношения прерывности и непрерывности: непрерывность имеет место внутри периодов, прерывность – между периодами.

Периодизировать значит, таким образом, выявлять прерывность, нарушения преемственности, указывать на то, что именно меняется, датировать эти изменения и давать им предварительное определение. Периодизация занимается идентификацией преемственности и её нарушений. Она открывает путь интерпретации. Она делает историю если и не вполне доступной пониманию, то, по крайней мере, уже мыслимой..

Историк не занимается реконструкцией времени во всей его полноте для каждого нового исследования: он берёт то время, над которым уже работали другие историки, периодизация которого имеется. Поскольку задаваемый вопрос приобретает легитимность лишь в результате своей включённости в исследовательское поле, историк не может абстрагироваться от предшествующих периодизаций: ведь они составляют язык профессии.

Типологизация как метод научного познания имеет своей целью разбиение (упорядочение) совокупности объектов или явлений на качественно определенные типы (классы на основе присущих им общих существенных признаков. Направленность на выявление сущностно-однородных в пространственном или временном аспектах совокупностей объектов и явлений отличает типологизацию (или типизацию) от классификации и группировки, в широком смысле, при которых может и не ставиться задача выявления принадлежности объекта как целостности к той или иной качественной определенности. Разбиение здесь может ограничиваться группировками объектов по тем или иным признакам и в этом плане выступать как средство упорядочивания и систематизации конкретных данных об исторических объектах, явлениях и процессах. Типологизация же, будучи по форме разновидностью классификации, является методом сущностного анализа.

Наиболее эффективно эти принципы могут быть реализованы только на основе дедуктивного подхода. Он состоит в том, что соответствующие типы выделяются на основе теоретического сущностно-содержательного анализа рассматриваемой совокупности объектов. Итогом анализа должно быть не только определение качественно отличных типов, но и выявление тех конкретных признаков, которые характеризуют их качественную определенность. Это создает возможность для отнесения каждого отдельного объекта к тому или иному типу.

Все это диктует необходимость применения при типологизации как совмещенного дедуктивно-индуктивного, так и собственно индуктивного подхода.

В познавательном плане наиболее эффективна такая типизация, которая позволяет не просто выделить соответствующие типы, но и установить как степень принадлежности объектов к этим типам, так и меру их сходства с другими типами. Для этого необходимы специальные методы многомерной типологизации. Такие методы разработаны, и уже есть попытки их применения в исторических исследованиях.

Идиографический подход — обзор

Идиографический и номотетический подходы

Как уже отмечалось, одним из способов изучения личности является детальное изучение отдельных людей с целью выявления уникальных черт личности каждого человека. Вы уже сталкивались с этим подходом, который использовался много раз, всякий раз, когда вы читали или смотрели биографию или «тематическое исследование» из жизни человека.

Давайте рассмотрим пример того, как этот подход может работать. Предположим, мы хотим подробно описать личность нашей одноклассницы Алисы.Для этого мы должны глубоко изучить личность Алисы. Например, мы можем проводить с ней интервью, с членами ее семьи и с ее друзьями, и мы можем непосредственно наблюдать за ее поведением во многих ситуациях и в течение длительного периода времени. (Мы предполагаем, что Алиса согласится на некоторые посягательства на ее личную жизнь.)

После всего этого тщательного расследования мы можем сделать вывод, что наиболее яркими чертами личности Алисы являются ее страх перед неодобрением других и ее сильное чувство ответственности. в ее отношениях с другими.Итак, при написании нашей биографии Алисы мы обращали внимание на эти аспекты ее личности и проиллюстрировали их различными эпизодами из ее жизни. Но при написании этой биографии мы могли бы также попытаться объяснить , почему это выдающиеся черты ее личности. В поисках подсказок мы могли бы заметить, что родители Алисы очень строго воспитывали своих детей и выражали резкое неодобрение всякий раз, когда Алиса вела себя «плохо» в детстве. Из этих наблюдений мы можем решить, что именно строгое воспитание Алисы вызвало у нее страх неодобрения со стороны других, и что этот страх неодобрения, в свою очередь, сделал ее очень ответственным человеком.Это может быть трудно окончательно доказать, но мы определенно можем привести убедительный аргумент в пользу того, что именно так развивались эти выдающиеся аспекты личности Алисы.

Эта стратегия изучения многих уникальных деталей личности человека называется идиографическим подходом, и у нее есть очевидные сильные стороны. По самой своей природе он может дать нам интересное понимание действительно отличительных черт личности человека и даже может дать нам некоторые подсказки относительно происхождения этих черт.Эти сильные стороны могут помочь объяснить, почему большинство из нас находят биографии известных людей и истории вымышленных персонажей настолько увлекательными.

С другой стороны, идиографический подход также имеет некоторые недостатки. Одним из очевидных недостатков является неэффективность: было бы слишком дорого и слишком долго изучать так подробно большое количество людей, и в результате наши знания о личности были бы основаны на очень небольшом количестве случаев. Эта неэффективность также проявляется в относительно небольшом сегменте «личности», который действительно выделяется в любом отдельном человеке.Помните, что Алиса не казалась нам особенно амбициозной или артистичной. Итак, если бы мы надеялись узнать больше об этих конкретных аспектах личности, нам нужно было бы продолжать искать других людей для изучения.

Но, возможно, еще более серьезным недостатком идиографического подхода является то, что он не позволяет нам выяснить какие-либо общих законов о личности. Вспомните, когда мы изучали Алису, мы решили, что ее очень ответственный и надежный характер был вызван ее потребностью в одобрении других, что, в свою очередь, было результатом строгого воспитания, данного ей ее родителями.Но действительно ли мы знаем наверняка, что ответственные люди также боятся неодобрения других? И действительно ли мы знаем, что люди, чье воспитание было строгим, также склонны к ответственности или бояться неодобрения? Возможно, если мы посмотрим на большое количество людей, мы обнаружим, что в среднем ответственные люди боятся неодобрения других не больше, чем безответственные люди. И, возможно, мы обнаружим, что люди, воспитанные строгими родителями, не боятся неодобрения не больше, чем люди, воспитанные очень снисходительными родителями.Итак, хотя идиографический подход может дать нам некоторые интересные идеи о личности, он не позволяет нам проверить, верны ли эти идеи на самом деле.

Из-за этих недостатков, связанных с идиографическим подходом, большинство исследователей личности теперь предпочитают другую стратегию, которая называется номотетическим подходом. При номотетическом подходе исследователь изучает определенные черты личностей многих разных людей, а затем сравнивает этих людей, пытаясь выяснить некоторые общие правила, касающиеся личности.Номотетический подход обычно включает измерение некоторых интересных переменных в большой группе людей, а затем выяснение того, как эти переменные связаны между собой. Например, наше исследование Алисы может подсказать нам, что такие черты, как ответственность и страх неодобрения, возможно, стоит измерить на большой выборке людей, чтобы выяснить, сочетаются ли эти черты обычно друг с другом. Используя номотетический подход, мы могли бы также изучить гипотетические причины личности человека, такие как родительский стиль воспитания детей или уровни определенного гормона или химического нейромедиатора; Аналогичным образом, мы могли бы также изучить предполагаемые последствия для личности человека, такие как производительность труда, удовлетворенность браком или судимость.

Сильная сторона номотетического подхода состоит в том, что он действительно позволяет нам найти общие законы личности. Поскольку целью любого научного исследования является открытие законов, управляющих природой, номотетический подход, несомненно, является лучшим выбором для исследователей, которые хотят понять законы личности. Например, мы можем использовать номотетический подход, чтобы выяснить, связаны ли две личностные характеристики друг с другом, или чтобы выяснить, действительно ли некоторые предполагаемые «причины» или «последствия» характеристики личности связаны с этой чертой.Используя номотетический подход, мы можем постепенно узнавать все больше и больше о личностных характеристиках, которые отличают людей, а также о происхождении и последствиях этих личностных различий. Но, кроме того, номотетическая стратегия также может многое рассказать нам о личности отдельных людей. Например, если мы можем оценить личность человека с точки зрения нескольких важных характеристик, то общая картина, созданная этой комбинацией переменных, скорее всего, будет очень информативной и даст описание, которое практически уникально.

Таким образом, по этим причинам мы будем изучать личность, используя номотетический подход, а не идиографический подход. Сосредоточившись на том, чем люди отличаются (и похожи) друг на друга, мы можем узнать некоторые общие законы о личности. Более того, мы также можем многое узнать о каждом отдельном человеке, возможно, больше, чем мы могли бы узнать, пытаясь изучать отдельных людей по отдельности.

Конечно, все это не означает, что идиографические подходы не имеют ценности или что изучение уникальных особенностей человека неинтересно.Напротив, психолог по творческой личности, вероятно, извлечет некоторые идеи из наблюдений в повседневной жизни, из художественных произведений или из биографий известных людей.

идеографический — определение и значение

  • Символическое, или тропическое (Бунзен назвал идеографическим ), заменяет один объект другим, с чем оно имеет аналогию, поскольку небо и звезда выражают ночь; нога в ловушке, обман; две руки, протянутые к небу, выражали слово «подношение»; кадило с частицами ладана, обожание; пчела была сделана, чтобы обозначить Нижний

    Музей древности Описание древней жизни

  • Исторические и интерпретативные исследования рассматривались как « идеографические » или анекдотические — не очень подходящие для открытия важных социальных закономерностей.

    Архив 2008-07-01

  • Исторические и интерпретативные исследования рассматривались как « идеографические » или анекдотические — не очень подходящие для открытия важных социальных закономерностей.

    Дисциплина, метод, гегемония в социологии

  • «Настоящий персонаж» Уилкинса — это своего рода идеографический шрифт , построенный на полностью рациональных принципах и, следовательно, максимально систематизированный.

    ИЗУЧЕНИЕ ЯЗЫКА

  • Основная трудность при чтении вавилонских и ассирийских имен собственных возникает из-за того, что предпочтение отдается методу их написания « идеографический ».

    Британская энциклопедия, 11-е издание, том 3, часть 1, фрагмент 1 «Австрия, нижняя часть» — «Бэкон»

  • шумерских знаков рассматриваемых терминов и были добавлены в качестве ориентира для читателя, в частности, имена собственные продолжали записываться в значительной степени исключительно в стиле « идеографический ».

    Британская энциклопедия, 11-е издание, том 3, часть 1, фрагмент 1 «Австрия, нижняя часть» — «Бэкон»

  • Принято считать, что вся литература Вавилонии, в том числе самая древняя и даже написанная в стиле « идеографических », называем ли мы ее «шумеро-аккадским» или «иератическим», является произведением

    года.

    Религия Вавилонии и Ассирии

  • Элемент _An_ тот же, что и в _Anu_, и это форма « ideographic » [704] для «высокого» и «небесного».’

    Религия Вавилонии и Ассирии

  • В то время как он пытается объяснить силлабические значения знаков на основе общего принципа, что они представляют элементы вавилонских слов, усеченных таким образом, чтобы удовлетворить растущую потребность в фонетическом написании слов, для которых не существовало иероглифов, это трудно представить себе, как того требует теория Галеви, что стиль « идеографический », встречающийся в основном в религиозных текстах, является преднамеренным изобретением священников в их стремлении создать метод передачи своих идей, который был бы расценен как загадка для мирян, и удачно скрываться от последних.

    Религия Вавилонии и Ассирии

  • идеографическая ‘ композиция с фонетической транслитерацией.

    Религия Вавилонии и Ассирии

  • вопросов и дебатов: идиографический подход

    Термин « идиографический » происходит от греческого слова «идиос», что означает «собственный» или «частный».Психологи, придерживающиеся идиографического подхода, сосредотачиваются на личности и подчеркивают уникальный личный опыт человеческой натуры. Это означает, что они предпочитают качественных методов исследования , таких как тематическое исследование, неструктурированные интервью и тематический анализ, которые позволяют глубже понять индивидуальное поведение. Идиографический подход не стремится формулировать законы или обобщать результаты для других.

    Тематические исследования представляют собой интересный пример идиографического подхода, поскольку они обеспечивают глубокое понимание личности или небольшой группы, которое может быть использовано для оценки теории.Например, Shallice and Warrington (1970) исследовали случай пациента KF , который попал в аварию на мотоцикле. Кратковременное забывание KF слуховой информации было сильнее, чем его забывание визуальной информации, предполагая, что кратковременная память (STM) состоит из нескольких компонентов. Следовательно, Пациент К.Ф. подрывает модель памяти с несколькими хранилищами, предполагая, что STM не является одним унитарным компонентом. Таким образом, индивидуальное тематическое исследование может выявить недостатки теории и существенно подорвать другие исследования.

    Другой пример идиографического подхода — это использование Фрейдом тематических исследований. Фрейд провел очень подробные исследования жизни своих пациентов, пытаясь понять и помочь им преодолеть свои психологические расстройства. Его самые известные тематические исследования включают Little Hans и The Rat Man . Хотя Фрейд действительно пытался сделать обобщения на основе своих тематических исследований, они по-прежнему рассматриваются как идиографический подход, поскольку психологическое расстройство каждого человека проистекает из их уникального детского опыта.

    Ресурсы для учителей

    (PDF) ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ МЕТОДОЛОГИИ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ ИДЕОГРАФИЧЕСКИЙ ИДЕОГРАФИЧЕСКИЙ ПОДХОД

    27

    или религиозная мораль и этика.Такие комментарии сделали

    Джеффри Маги и Джей Кент-Ферраро; Стивен Кови и многие другие.

    С точки зрения Кови (1989) кажется, что изначально обществом управляли

    этики характера, отражающие честность, смирение, верность, умеренность,

    смелость, справедливость, терпение, трудолюбие, простоту, скромность и т. Д.

    других здоровых ценностях. ; однако ее заменила этика личности

    , и вскоре после Первой мировой войны мера успеха сместилась с этики характера

    на этику личности; который все еще продолжается и составляет

    , растущий с экспоненциальной скоростью.По его словам, большая часть литературы

    с тех пор является поверхностной, наполнена сознанием общественного имиджа,

    появлением техник и быстрых решений и паллиативных решений

    острых проблем и иногда дает временное облегчение, оставляя

    лежащей в основе причинно-следственной связи нетронутой, повышая их голова снова и снова.

    «Этика личности проявилась в форме техник человеческих и общественных

    отношений, а также позитивного психологического отношения (ППМ).Хотя

    некоторые аспекты личности, такие как влияние отношения на производительность

    и управление впечатлением, были вдохновляющими и действительными

    также, другие части личностного подхода были явно манипулятивными,

    даже обманчивыми, побуждая людей использовать методы для получения других

    человек, чтобы любить их или притворяться интересными к чужим увлечениям, чтобы получить

    из них того, что они хотели, или использовать «взгляд силы», чтобы запугать

    их жизненного пути.»(Стивен Р. Кови). То же самое сейчас продается

    под заголовком «Управление впечатлениями или изображениями»; имеющая

    стала дополнительной квалификацией. Его оценка примерно

    известными психологами, поскольку она способствует спекуляции,

    более удивительна. Тесты, предназначенные для изучения личности, можно описать как

    как меры степени непрозрачности личности через

    посредничество социализации.Утверждение: «Поскольку мое исследование вернуло меня на

    назад через 200 лет писаний об успехе…. но оставил

    лежащих в основе хронических проблем нетронутыми, чтобы гноиться и всплывать на поверхность время

    и снова », — выразился Кови в 1989 году (курсив и подчеркнутый автором

    ). «Теоретики личности в свое время были

    мятежниками; как бунтовщики против общепринятых идей и обычных практик,

    Определение идиографического слова Merriam-Webster

    id · i · o · график · ic | \ I-dē-ə-ˈgra-fik \

    : в отношении чего-то конкретного, индивидуального или уникального или имеющего дело с ним. идиографические тематические исследования

    ИДЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПИСЬМО — Энциклопедия Iranica

    ИДЕОГРАФИЧЕСКАЯ ПИСЬМО , представление языка с помощью «идеограмм», т.е.е. символы, представляющие «идеи», а не (или обычно рядом с ними) символы, представляющие звуки.

    и. Терминология и условные обозначения .

    ii. Идеографическая письменность на Древнем Ближнем Востоке .

    iii. Идеографическое письмо в среднеиранских языках . См. HUZWĀREŠ.

    и. ТЕРМИНОЛОГИЯ И КОНВЕНЦИИ

    Человеческий язык можно свести к письму двумя основными способами: с помощью символов, которые выражают звуки речи, или с помощью символов, которые непосредственно выражают значения, передаваемые произносимыми звуками.Многие системы письма сочетают в себе элементы обоих методов. Например, система письма, используемая для английского и других современных европейских языков, почти полностью основана на фонетическом принципе, но несколько символов, таких как цифры или амперсанд «&», представляют собой полные слова или концепции без ссылки на звуки, в которых эти слова составлены. Такие символы могут называться «идеограммы» или «логограммы» (от греческого logos «слово») и их использование в качестве «идеографического» или «логографического» письма.

    Использование идеограмм хорошо известно в клинописи древнего Ближнего Востока и будет описано в следующем разделе этой статьи (см. Ниже, ii). Однако идеографическое письмо является лишь маргинальной чертой древнеперсидских клинописных надписей, в которых используется небольшое количество идеограмм для ключевых идеологических терминов, таких как «царь», «бог» и «земля». Эти идеограммы не кажутся пиктографическими по своему происхождению и не имеют заметного отношения ни к древнеперсидским фонетическим написаниям этих слов, ни к символам, используемым для слов аналогичного значения в других языках древнего Ближнего Востока.Судя по всему, они свободно изобретаются, как и древнеперсидское письмо в целом, которое имитирует структуру и внешний вид месопотамской клинописи, избегая при этом заимствования отдельных знаков.

    Особый тип идеограммы или логограммы, обычно встречающийся в клинописных письмах древнего Ближнего Востока, — это тот, который иногда называют «гетерограммой» (от греческого heteros «другой»). Термин относится к графу, заимствованному из другого языка (в котором он мог быть идеографическим или фонетическим), например.г., шумерский lugal «царь» используется как способ написания аккадского šarru «ид.» или аккадский ina «in» как способ записи хеттского и «id». Гетерограммы также обозначаются терминами, которые определяют исходный язык: «Шумерограммы», «Аккадограммы» и т.д. , написанные в алфавитном порядке арамейские слова, используемые как символы для соответствующих иранских терминов.Типичный пример — арамейский предлог mn «от», что означает az на среднеперсидском, на парфянском, или čan на согдийском.

    При транслитерации иранских текстов принято различать идеографические элементы с помощью заглавных букв. Таким образом, XŠ указывает на древнеперсидскую идеограмму «царь» (соответствует фонетическому написанию x-š-ay-θ-iy , т.е. xšāyaθiya ), а MN указывает на арамеограмму, которая используется для представления различных среднеиранских языков. слова для «от.«Если к идеограмме присоединяется« фонетическое дополнение », обычно для обозначения аффикса или грамматического перегиба, оно транслитерируется строчными буквами, как и другие фонетические элементы сценария, например, XŠ -m или XŠ- ym (оба представляют xšāya-θiyam , винительный падеж единственного числа).

    Поскольку арамейские буквы алеф (ʾ) и айин (ʿ) не имеют очевидных эквивалентов в верхнем регистре, ученые, как правило, довольствовались тем, что использовали одни и те же символы для этих букв при транслитерации идеографических и фонетических написаний: e.г., среднеперсидский ʿL = ō «к», MLKʾ = šāh «царь». Небольшая двусмысленность возникает, когда алеф встречается на границе между идеограммой и фонетическим дополнением: это MLKʾ n в среднеперсидском MLKʾ n MLKʾ = šāhān-šāh «царь царей», который следует интерпретировать как MLKʾ + -n или как MLK- + -n ? Альтернативная система, представленная Д. Н. Маккензи в его A Concise Pahlavi Dictionary (Лондон, 1971, стр.xii-xiii) преодолевает эту проблему за счет использования A и O в качестве эквивалентов и ʿ в верхнем регистре, таким образом, OL, MLKA n MLKA. Маккензи также предложил транслитерировать букву, производную от арамейского he (которая в пехлеви используется только в идеограммах), как E , а не H или , что позволило представить букву ḥeth . по ч / ч , без диакритики; Арамейский представлен c / C .Эта система была широко принята и распространена (с некоторыми адаптациями) на другие среднеиранские языки с идеографической письменностью. Тем не менее, многие ученые по-прежнему предпочитают писать идеограммы таким образом, чтобы сделать их арамейское происхождение более прозрачным, и ни одна система еще не принята в качестве стандарта.

    В согдийском сценарии арамейская буква l , которая представляет фрикативы / δ / и / θ / в согдийских словах, условно транслитерируется как δ .В идеограммах, однако, та же буква транслитерируется как L в соответствии с ее арамейским значением, например, Lʾ «не» (= согдийское и ) от Aram. л. . Однако использование в этом отношении непоследовательно: Арам. обычно представлено как c / C (вместо * c / Ṣ ), b как β / B и как x / Ḥ или x / X ( или в более старых работах по γ / G ). Таким образом, ʾGRZY, ʾḤRZY, ʾXRZY и AXRZY транскрибируют одну и ту же идеограмму (Aram. ʾḥr «потом» + относительная частица zy , представляющая Согд. rty «тогда; и»).

    Библиография:

    П. Т. Дэниэлс и У. Брайт, Мировые системы письма , Нью-Йорк и Оксфорд, 1996, особенно. Разделы 3 (П. Михаловски, Дж. С. Купер и Г. Б. Грэгг, «Месопотамская клинопись», стр. 33–72) и 48 (П. О. Скьерво, «Арамейские письменности для иранских языков», стр. 515–35).

    (Н. СИМС-УИЛЬЯМС)

    II.ИДЕОГРАФИЧЕСКАЯ ПИСЬМО НА ДРЕВНЕМ ВОСТОКЕ

    Система клинописи, разработанная шумерами и принятая сначала аккадцами, а затем культурами всего Ближнего Востока, была способна записывать язык по измерению значения или звука. Поскольку большинство знаков потенциально могли выполнять любую функцию, и поскольку многие из них имели несколько семантических и фонологических значений, системе была присуща значительная двусмысленность. В качестве идеограмм персонажи могут обозначать либо объект, который они изображают, либо связанный с ним объект или ситуацию.Хотя большая часть прозрачности исходных изображений была потеряна в ходе эволюции персонажей, ясно, например, что изображение человеческой ноги лежало в основе персонажа, передавая понятие «идти» (Сумма ду ) и «разместить» (Сумма губ ). За счет таких иконически укоренившихся ценностей функции персонажей расширились по принципу ребуса и стали охватывать омофоны и почти омофоны; например, персонаж, возникший как изображение тростника (Сум. gi ) использовалось для передачи и «тростника», и «рендера», шумерское слово, обозначающее последнее, было гомофоническим gi . Такие расширения были отправной точкой для разработки фонологического аспекта системы, в результате чего большая часть символов стала фонологически функционировать как маркеры для определенных последовательностей звуков; таким образом, «язычковый» символ (GI) использовался как общий маркер звуковой последовательности — gi -.

    Идеограммы могут быть простыми или сложными.Последний тип состоял из простого символа, к которому было добавлено увеличение — например, знак «рот» (KA) был вторично получен из символа «голова» (SAG) путем наложения ряда знаков на нижнюю часть лица. — или набора связанных или вложенных символов, как в таких случаях, как знаки GU₇ «есть» (которые возникли как соединение, связывающее знаки SAG и NINDA «еда») и EME «язык» (образованные вставкой знака с фонологическое значение me в знак КА).

    Поскольку данный знак в тексте в принципе может быть прочитан семантически или фонологически, были разработаны различные поясняющие соглашения, чтобы помочь читателю интерпретировать последовательности знаков. Определенные знаки («семантические детерминанты»), добавленные к слову, обеспечивают общий семантический ключ к предполагаемому прочтению. Например, символ GIŠ (идеографическим значением которого было «дерево») может использоваться как определяющий для определения терминов для деревянных предметов. Например, добавив GIŠ перед знаком IG ( giš IG), писец мог указать, что IG следует читать как идеограмму для «двери», а не как фонологическую последовательность ik / g / q .Фонологическая сторона системы письма также может быть использована для пояснения. Писец имел возможность включить один или несколько дополнительных сопроводительных знаков («фонетических определителей»), чтобы обеспечить частичное указание на звучание слова, представленного идеограммой. Современный английский аналог клинописных фонетических определителей (хотя и в гораздо более ограниченном объеме) можно увидеть в таких написаниях, как 1-й, «первый» и 2-й «второй». Используя определители, писец, таким образом, часто имел несколько вариантов для передачи слов: «дверь» (аккадский daltum ) в принципе может быть записано с помощью идеограммы с семантическим определителем ( giš IG), идеограммой с фонетический определитель ( giš IG- tum ), или, наконец, любой из нескольких чисто фонологических переводов ( da-al-tum , da-al-tu-um и т. д.)).

    По мере того, как использование клинописи распространилось за пределы Месопотамии, вместе с ней расширилось и использование идеограмм. Писцы, пишущие на таких языках, как эламитский, хурритский и хеттский, использовали шумерские символы в качестве графических условных обозначений для передачи слов на своих языках. Второй пласт идеограмм возник в Анатолии, где хеттские писцы начали использовать аккадские слова в качестве идеограмм. Таким образом, знаковая последовательность I-NA стала обычным средством передачи хеттского предлога anda «in» (Акк. ina ), а хеттский keššar «рука» получил идеографическое написание ŠU- TI , заимствованное из графического изображения аккадского qàti «рука», которое, в свою очередь, было составлено из шумерской идеограммы ŠU «рука» и аккадский фонетический определитель — ti .

    Клинопись была не единственным ранним письмом Ближнего Востока, в котором использовались идеограммы. Египетские иероглифы проявляли ту же двойственную природу, что и месопотамские знаки, и использовали аналогичные семантические и фонологические детерминанты.Например, схематический рисунок, представляющий слово «дом» (египетский pr ), также использовался для выражения последовательности согласных pr . Таким образом, необходимо было отличить pr «дом» от омографического pr «восходящий», добавив к последнему графический определитель (основанный на рисунке пары ног), используемый в качестве общего маркера слов движения.

    Хотя древнеперсидские надписи по большей части были написаны фонологически, они также использовали небольшой набор идеограмм как вариант, с помощью которого могли быть выражены ключевые существительные (см.таблицу в Kent, Old Persian , p.12). Как и подавляющее большинство фонологических знаков древнеперсидского языка, OPers. Идеограммы формально не связаны с персонажами месопотамской клинописи. Использование идеограмм, а не фонологического написания рассматриваемых слов стало более широким в более поздних текстах. Путем добавления фонологических определителей писцы могли выражать флективные окончания слов, переданные идеограммами. Таким образом, формула «царь царей» ( xšāyaθiya xšāyaθiyānām ), которая полностью выписана в Бисотуне (q.v.), в надписи Дария в Сузах A встречается сокращенное обозначение XŠ XŠ- y-a-n-a-m .

    Библиография:

    Дж. П. Аллен, Среднеегипетский , Кембридж, 2000, стр. 1-34.

    П. Т. Дэниэлс и У. Брайт, Мировые системы письма , Нью-Йорк и Оксфорд, 1996, особенно. Разделы 3 (П. Михаловски, Дж. С. Купер и Г. Б. Грэгг, «Месопотамская клинопись», стр. 33–72) и 8 (Д. Тестен, «Древнеперсидская куниформа», стр.134-37).

    Kent, Old Persian , pp. 9-24, esp. 18-19.

    (Д. ТЕСТЕН)

    iii. ИДЕОГРАФИЧЕСКАЯ ПИСЬМО НА СРЕДНИХ ИРАНСКИХ ЯЗЫКАХ. См. HUZWĀREŠ.

    (Н. Симс-Вильямс, Д. Тестен)

    Первоначально опубликовано: 15 декабря 2004 г.

    Последнее обновление: 27 марта 2012 г.

    Эта статья доступна для печати.
    Т. XII, Фак. 6. С. 617-618

    ShortCutstv Страница не найдена

    Ошибка 404 — не найдено

    Страница, которую вы ищете, больше не существует.Возможно, вы сможете найти то, что ищете, выполнив поиск в архивах сайта по страницам, месяцам или категориям:

    СТРАНИЦА:

    ПО МЕСЯЦАМ:

    ПО КАТЕГОРИИ:

    • Блог SCTV

    • Подписаться

    • Категории

      Категории Выберите категориюИгры и симуляторы (68) Подкасты (15) Психология (221) Фильмы (38) Советы по пересмотру и технологии (30) Социология (642) Преступность и девиантность (113) Семья (80) Фильмы (40) Набор инструментов (159)
    • Недавние сообщения

      • Теория / Концептуальные карты 19 июля 2021 г.
      • Study Rocket: Ресурс для пересмотра психологии A-Level 15 июля 2021 г.
      • Рабочие тетради GCSE по социологии 14 июля 2021 г.
      • РЭШ Социальные науки: бесплатные ресурсы 10 июля 2021 г.
      • Настоящая CSI 8 июля 2021 г.
      • СМИ: кому принадлежат британские СМИ? 7 июля 2021 г.
      • Ничего не делать как отклонение 6 июля 2021 г.
      • Организаторы гибридных знаний 5 июля 2021 г.
      • Планирование эссе: убивая вопрос 4 июля 2021 г.
      • Материалы по психологии переходного периода 1 июля 2021 г.
    • Архив SCTV

      Архив SCTV Выберите месяц июль 2021 (10) июнь 2021 (8) май 2021 (1) апрель 2021 (9) март 2021 (9) февраль 2021 (11) январь 2021 (2) декабрь 2020 (10) ноябрь 2020 (9) октябрь 2020 ( 6) сентябрь 2020 г. (10) август 2020 г. (9) июль 2020 г. (4) июнь 2020 г. (4) май 2020 г. (17) апрель 2020 г. (12) март 2020 г. (8) февраль 2020 г. (17) январь 2020 г. (9) декабрь 2019 г. ( 5) ноябрь 2019 г. (4) октябрь 2019 г. (3) сентябрь 2019 г. (15) август 2019 г. (7) июль 2019 г. (9) июнь 2019 г. (3) май 2019 г. (13) апрель 2019 г. (10) март 2019 г. (11) февраль 2019 г. ( 11) январь 2019 г. (5) декабрь 2018 г. (5) ноябрь 2018 г. (9) октябрь 2018 г. (12) сентябрь 2018 г. (6) август 2018 г. (7) июль 2018 г. (5) июнь 2018 г. (4) май 2018 г. (13) апрель 2018 г. ( 19) март 2018 (17) февраль 2018 (11) январь 2018 (10) декабрь 2017 (16) ноябрь 2017 (15) октябрь 2017 (15) сентябрь 2017 (19) август 2017 (10) июль 2017 (5) июнь 2017 ( 9) май 2017 г. (24) апрель 2017 г. (14) март 2017 г. (9) февраль 2017 г. (5) январь 2017 г. (10) декабрь 2016 г. (5) ноябрь бер 2016 (12) Октябрь 2016 (15) Сентябрь 2016 (14) Август 2016 (8) Июль 2016 (7) Июнь 2016 (7) Май 2016 (9) Апрель 2016 (16) Март 2016 (16) Февраль 2016 (3) Январь 2016 (1) Декабрь 2015 (1) Ноябрь 2015 (2) Сентябрь 2015 (5) Август 2015 (3) Июль 2015 (2) Июнь 2015 (9) Май 2015 (7) Апрель 2015 (24) Март 2015 (14) Февраль 2015 г. (10) январь 2015 г. (8) декабрь 2014 г. (1) октябрь 2014 г. (1) сентябрь 2014 г. (7) август 2014 г. (3) июль 2014 г.

      About the Author

      Добавить комментарий

      Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

      Related Posts