Коммунарская методика: Коммунарская методика — это… Что такое Коммунарская методика?

Содержание

Коммунарская методика — это… Что такое Коммунарская методика?

Коммунарская методика

   — система приёмов и организационных форм воспитания учащихся школьного возраста, направленная на формирование и творческое развитие воспитательного коллектива в процессе совместной деятельности детей и взрослых. В педагогической литературе используются и другие обозначения К.м.: методика коллективного творческого воспитания, методика коллективной творческой деятельности и др. Разработана в России в 60-х гг. 20 в. И.П. Ивановым и другими педагогами для учебных заведений и внешкольных учреждений на основе педагогических идей А.С. Макаренко. Апробирована как методика коллективной организаторской деятельности Ивановым, Л.Г. Борисовой и Ф.Я. Шапиро в созданной ими Коммуне юных фрунзенцев — сводной пионерской дружине при Фрунзенском районном доме пионеров. Методика включала 3 осн. направления: коллективное планирование, повседневную организаторскую работу, коллективное обсуждение и оценку её результатов. Разработку методики продолжил коллектив студентов и преподавателей ЛГПИ им. А.И. Герцена (Коммуна им. А.С. Макаренко, 1963-73). Идеи К.м. были также положены в основу деятельности Всесоюзного пионерского лагеря «Орлёнок», где в 1963-66 О.С. Газман, А.Ф. Дебольская и другие педагоги создавали модель образа жизни коммунарского коллектива.

   К.м. возникла как новаторская система воспитания, которая противопоставлялась официальной педагогике. С 80-х гг. К.м. развивалась в русле педагогики сотрудничества. Центральное звено К.м. — общая творческая забота об улучшение окружающей жизни. Осн. положения К.м.: создание коллектива на основе привлекательных для детей идеалов; организация социально значимой и интересной для всех деятельности; построение самоуправления ученического на принципах сменяемости организаторов с целью включения всех воспитанников в активную работу; особые отношения в коллективе, проникнутые заботой о каждом ребёнке и взрослом.

   В К.м. деятельность организовывалась по тематическому признаку (общественная, познавательная, художественно-эстетическая). Особую роль играл коммунарский сбор, который выступал как средство эмоционального сплочения коллектива.

   (Бим-Бад Б.М. Педагогический энциклопедический словарь. — М., 2002. С. 124)

   Ч421.352.11

Педагогический терминологический словарь. — С.-Петербург: Российская национальная библиотека.
2006.

  • Коммуна имени Ф.Э. Дзержинского
  • Коммуникативная грамотность

Смотреть что такое «Коммунарская методика» в других словарях:

  • КОММУНАРСКАЯ МЕТОДИКА — КОММУНАРСКАЯ МЕТОДИКА, система приемов и форм воспитания учащихся школьного возраста, направленная на формирование и творческое развитие воспитательного коллектива в процессе совместной деятельности детей и взрослых. Разработана в России в 60 х… …   Энциклопедический словарь

  • КОММУНАРСКАЯ МЕТОДИКА — система условий, методов, приёмов и организац. форм воспитания, обеспечивающих формирование и творч. развитие коллектива взрослых и детей на принципах гуманизма. Разработана в Рос. Федерации И. П. Ивановым и его единомышленниками в кон. 50 х гг.… …   Российская педагогическая энциклопедия

  • Коммунарская методика — (методика коллективной организаторской или творческой деятельности, методика И. П. Иванова, «орляторская педагогика») – система условий, методов, приёмов и организационных форм воспитания, обеспечивающих формирование и творческое развитие… …   Словарь терминов по общей и социальной педагогике

  • Коммунарское движение — Коммунарское движение  возникшая в 60 х годах XX века неформальная ассоциация, связывающая коммунарские клубы  неформальные коллективы, в той или иной мере являющиеся последователями определенной педагогической методики, которая… …   Википедия

  • Пионерская организация —     в России самодеятельная организация детей и подростков 10 15 лет. Датой рождения П.о. считается 19 мая 1922. Н.К. Крупская и другие руководители Советского государства видели в П.о. форму воспитания нового человека. Пионеры участвовали в… …   Педагогический терминологический словарь

  • КОММУНАРСК — название г. Алчевск на Украине в 1961 92 КОММУНАРСКАЯ МЕТОДИКА система приемов и форм воспитания учащихся школьного возраста, направленная на формирование и творческое развитие воспитательного коллектива в процессе совместной деятельности детей и …   Большой Энциклопедический словарь

  • Иванов, Игорь Петрович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Иванов. В Википедии есть статьи о других людях с именем Иванов, Игорь. Игорь Петрович Иванов (1923(1923)  1992)  доктор педагогических наук, академик Российской академии… …   Википедия

  • КЛУБЫ — детские и подростковые, обществ, орг ции, добровольно объединяющие группы детей в целях общения, связанного с разл. интересами, а также для отдыха и развлечения детей и подростков. К клубам относятся: дет. внешкольные учреждения [напр., К. юных… …   Российская педагогическая энциклопедия

  • КОЛЛЕКТИВ — (от лат. collectivus собирательный), социальная общность людей, объединённых на основе общественно значимых целей, общих ценностных ориентации, совм. деятельности и общения. В социологии изучают преим. трудовой К., в психологии контактные группы… …   Российская педагогическая энциклопедия

  • КЛУБЫ детские и подростковые — обществ. орг ции, добровольно объединяющие группы детей в целях общения, связанного с разл. интересами, а также для отдыха и развлечения детей и подростков. К клубам относятся: дет. внешкольные учреждения [напр., К. юных моряков, детские… …   Российская педагогическая энциклопедия

Коммунарская методика

Коммунарская методика — …

Идея
коллективной творческой деятельности

Смысл методики Игоря Петровича Иванова состоит в том, что ребят – с первого класса по выпускной – учат коллективному общественному творчеству. Основное правило – всё творчески, иначе зачем.

“Педагогика сотрудничества”

Идея совместной жизни – творчества детей и взрослых – возникла в Ленинграде в конце 50-х годов, её авторы – профессор Игорь Петрович Иванов и его коллеги из “Союза энтузиастов” – ленинградские учителя и вожатые.

В принципе, идея радостной жизни, творчества как способа воспитания существовала к тому времени довольно давно. Тут и огромные крестьянские семьи, где каждый чувствует себя нужным, потому что забот хватает на всех, и школы–коммуны 20-х годов. Но заслуга Иванова в том, что он превратил разрозненные идеи, порождённые повседневной жизнью рядом с детьми, в стройную педагогическую систему, технологию, дающую уже столько лет блестящие результаты. Иванов основал свой метод на очень простых вещах. Дети – люди действия, это видно невооруженным глазом из собственного окна, даже без высшего педагогического образования. Ребятня во дворе целый день возится: что-то выдумывает, обсуждает какие-топравила. Самому маленькому – едва шесть, у самого большого уже голос ломается. Что у них может быть общего, почему им так хорошо вместе? Потому что у них есть дело, задуманное и осуществленное.

Собственное дело, общее дело… За него-то и ухватился ленинградский профессор. Как человек, работавший в школе, он знал, что ребёнок отличается от взрослого обязательным присутствием неизбежного воспитателя рядом. Ребёнок и взрослый слишком часто вместе. И если присутствие взрослого лишь бесконечный надзор и опека, жизнь становится каторгой для обоих. А что если быть не просто рядом, а действительно вместе: придумывать, поддерживать, осуществлять? Так Иванов предложил взрослому другие роли – не контролёра, а генератора идей, вдохновителя, помощника. И главное – взрослый может помочь там, где эта помощь действительно требуется. И ребята не воспримут её как посягательство на независимость. Ведь он может то, чему они пока ещё только учатся, – анализировать качество этой общей жизни. Но ведь надо ещё и сделать что-то, чтобы этот анализ не превращался в пустые разговоры!

Иванов и тут придумал хитрый ход – жизнь детей должна быть ежедневно наполнена массой сменяющихся событий, авторами которых были бы они сами. Это его знаменитая система коллективных творческих дел. Творчески – значит с импровизацией, потому что дети очень не любят готовить что-нибудь слишком долго и ненавидят запоминать наизусть специально. Зато обожают переодеваться и выдумывать. Значит, если концерт-”ромашка” – пять минут подготовки, и вот вам отличный туземный танец или номер канатоходца для цирка. И совершенно не важно, что канат тот вообще лежит на полу, а туземец просто обмотался полотенцем. Всем весело – значит, цель достигнута. Творчески – это значит ещё и с напряжением мыслей, чувств, мышц, так, чтобы к вечеру падать от усталости и воспоминаний было бы на всю оставшуюся жизнь. Но неужели кто-нибудь будет так стараться для себя? Значит, нужна высокая цель.

Жажда помощи другому всегда горит в ребёнке. Недаром же С.Соловейчик говорил: предложите детям построить спортплощадку в своём лагере – все окажутся лентяями, скажите: в соседней деревне пожар – и все будут героями. Ребёнок хочет высокой жизни, но почти никогда не может создать её себе сам. Ему нужны испытания, экстремальные обстоятельства, потому что только в преодолении он растёт. Отсюда все эти прыжки с крыш, чердаки, подвалы. А тут приходит взрослый, для которого подъём среди ночи и спасение погибающего урожая – педагогическая норма. И он говорит: “Работа очень трудная, пойдут только добровольцы”. Редкий мальчишка не согласится жить так. И постепенно в этой общей заботе вырастает взгляд на себя: вот, оказывается, сколько всего я могу – выдумщик, храбрец и шутник. А ребёнок и не подозревал в себе этого. Постепенно помощь другому и радость за него превращаются в обыкновенную привычку, не требующую экстремальных обстоятельств. Такие предупредительные, заботливые, чуткие ребята. Всегда кажется, что дети, приобретшие этот опыт, какие-то специально отобранные. Да нет, ничего особенного. Просто жизнь, которую они сами построили, идеалы, на которых они вырастали, совпали с их детскими устремлениями.

Иванов очень точно заметил: дети обожают быть вместе – значит, надо дать им эту возможность. Они больше всего любят играть и выдумывать – значит, должно быть творчество всегда и во всём. Чуть ли не двадцать четыре часа в сутки. Не как декларация, а как образ жизни. И вся разновозрастная команда эту жизнь проектирует. Для этого и существуют советы дела. Совет дела – очень воспитывающая вещь. Во-первых, все друг друга слушают, потому что говорят по очереди. А во-вторых, даже самый нетворческий ребёнок в конце концов раскрывается. Потому что если собраться вместе тем, кто умеет придумывать, и тем, кто ещё только пробует, обязательно родится что-нибудь интересное. И главное – и тот, кто реально придумывал, и тот, кто только поддакивал, будут считать себя авторами идеи. Детская уверенность в своих силах начинает расти на глазах. И если в самых первых советах дела почти все должны были придумывать взрослые, то через несколько лет даже самые робкие фонтанируют идеями, а взрослый сидит в уголке и еле успевает записывать.

Для ребят очень важно, если все их задумки осуществятся. И тут совет дела выступает уже в роли не только создателя интересной жизни, но и её организатора. Автоматически, без специальных педагогических разговоров возникает сотрудничество старших и младших. По-другому и не получится – когда дел много, работа найдется всем. И тут самое парадоксальное – главные все. Каждый думает: если не я, то кто? И чувствует свою значимость. Ведь от него много чего зависит. Но мало того что он дело делает и другим помогает, так ещё должен всё время видеть, что и как кругом происходит. “Огонёк” – ключ к общей жизни. Этот странный огонёк, костерок из трёх полешек – мера крепости общего духа и педагогического мастерства взрослых. В конце каждого дня дети садятся в круг и выдают его оценку. Что сегодня получилось? Что – нет? Кому от нашего дня было сегодня хорошо? Что делать, чтобы не повторялись сегодняшние ошибки? В кругу говорят все: кто-то распространяется долго, кто-то бросит пару слов. Взрослый никогда не говорит после всех, чтобы не было похоже на подведение итогов. Это просто голос из хора, своя точка зрения.

Вот, собственно, и вся суть. Только-то – коллективное создание радости для кого-то с последующим общим же обсуждением? Да, но за неделю или месяц сбора в каком-нибудь лагере или даже собственной школе, опустевшей на каникулах и потому не давящей привычными стереотипами, таких радостных событий происходит столько, с такой скоростью и плотностью, что хватило бы на несколько лет неспешной жизни. Оттого взрослые и дети успевают увидеть себя с разных сторон и удивиться. И обрадоваться. И не захотеть жить по-другому. Всегда помощь, всегда радость, всегда творчество. Иначе зачем?

Когда бы грек увидел наши игры…

Брейгелевский Икар будоражил воображение третьеклассников. Почему он нарисован где-то сбоку? Почему люди на картине одеты как-то странно? Миша важно говорит:

– Про Икара – это же греческий миф, почему они все не в белых тряпках?
– В каких ещё тряпках? – недоумевает Настя.
– Ну, белые такие, вроде как твой сарафан, только для мальчиков. Елена Викторовна, объясните ей!.
– А греки что вообще делали? Воевали с кем-нибудь? Как это узнать?

Очень просто: собраться вместе и придумать новый проект – греческий, в очередной раз перемешав удовольствие творчества и образования. Вместе с учительницей быстро находят в большом атласе карту Греции, и через несколько минут маршрут будущего проекта в общих чертах готов. Как хорошо – лечь животом на карту, а там Греция – сплошные горы и море, деревья и острова. Что можно делать посреди такого великолепия? Конечно, сочинять и плавать на кораблях. Взрослые вместе с ребятами набрасывают идеи, которых набирается целая страница. Так выглядит совет проекта, на котором он придумывается, выясняются возможности и распределяются обязанности.

Ребята решили сначала просто читать мифы как яркие сказки. Но вдруг оказалось, что это не сказки вовсе, а прямо про них написано. Откуда всё взялось? Как превратить беспорядок в порядок? – насущные вопросы для восьмилеток. Ведь мифы – те же игры с правилами, которые они так любят. Там из ничего возникают новый мир, весёлая гармония. “Гармония” – греческое слово, как и “космос” – порядок мироздания.

Мифы вызывают желание сочинять самим. И вот уже мальчики пытаются объяснить, почему это Тесей вдруг забыл переменить парус, отчего это Пан такой козлоногий. Но долго жить внутри сказки – это уже не для них. Поэтому так радостно хватаются за Эзопа, жадно слушая байки о его жизни. “Эзоп был мудрец, баснописец и раб”, – объясняет Юля младшим. Раз мудрец, значит, всё время думал о чём-нибудь важном. Например, что всего лучше, что всего старше, что всего полезнее. А что, если и нам попробовать? Так в проекте добавляется идея пира мудрецов, самого настоящего, с возлежанием за длинными столами и философскими вопросами.

– А что, можно будет есть руками? – с весёлым ужасом спрашивают третьеклассники. Почему бы и нет, но ты попробуй сначала ответить на вопросы мудрецов. Через некоторое время появляются первые “философские” тексты. Десятилетний Сережка: “Всего прекраснее добрая и надежная душа, благородная и свободная. Которая может управлять человеком по-доброму и по-хорошему”. Женя, философ девяти лет: “Прекраснее всего – жизнь, потому что в жизни есть много приятного. Разумнее всего – говорить правду, тогда меньше хлопот. А легче всего – ничего не делать!”

А ещё через несколько дней они узнают, что жизнь греков, как чёрно-белый слоёный пирог: война – мир. А это означает: надо делать бумажных солдатиков в невиданных шлемах и кораблики. А ещё лучше – один большой, говорят мальчишки, с парусом, как у настоящей триеры. Он тогда не только для войны с персами пригодится. Потому что на совете проекта задумали ещё сыграть спектакль про аргонавтов. И пусть это будет корабль Тесея, когда начнётся игра в Лабиринт. Рулоны обоев, валяющиеся везде в мастерской, постепенно превращаются в дорические колонны, “Арго” и страшную маску Минотавра. Малыши-первоклашки окружили огромный стол в мастерской, уставленный клеем и красками. – А можно я тоже буду клеить? – спрашивает маленькая Даша. Конечно, можно: столько работы, каждый пригодится. Старшие девочки помогают маленьким надевать рабочие халаты.

И целый час они с упоением трудятся рядом с четвероклассниками. А те не важничают, не ворчат, если что-то у них не получается. А просто подойдут и помогут убрать лужу краски на полу. И завтра – это уже и не школа вовсе, а мрачный Лабиринт с влажными стенками. Семь мальчиков и семь девочек идут на съедение к Минотавру. Дорога усыпана карточками с вопросами, составленными накануне. Ответил – живи дальше, побеждай чудовище. Не знаешь – скорее советуйся с другими. Перебираясь через завалы парт, кресел и кубиков, устроенные в классах и коридорах, ребята крепко держатся друг за друга и отчаянно сопротивляются. Но всё-таки многие команды съедены почти целиком. А всё почему? Не смогли договориться. Так они понимают, что древний грек не мог жить в одиночестве, так появляется в их словаре “Аристотель”, который первым подумал об этом. Греческие слова повисают в воздухе, остаются на бумажках, разбросанные по всей школе, красивые и понятные: ойнохойя, кратер, гимнасий. Приятно теперь быть не просто Санькой, а “защитником людей”. Его спина выпрямляется, и чувствует он себя совсем по-другому. Тем более что хитон, который они с мамой мастерили вчера вечером, как раз впору. Столько всего уже было: почти настоящие древние Олимпийские игры с оливковыми венками, где “наши ребята были как настоящие спартанцы – боролись до последнего”, персов они всё-таки в Грецию не пустили, даже с мудрецами беседовали.

Но всё равно чего-то не хватает. И как же это можно было забыть про идею греческой щколы, ещё в самом начале предложенную ребятами! Но столько всего нужно. Кто будет делать восковые таблички, чтобы писать греческие буквы? И ещё надо принести флейты, потому что греки учили своих детей музыке. А самое интересное – приготовить речь перед свободными гражданами. Например, о пользе образования или защите отечества.

Что надо не забыть, если хочется устроить радостную и добрую жизнь
(Десять советов Симона Соловейчика)
1. Там, где детей не побуждают выдумывать хорошее, они придумывают дурное. Поэтому пусть они придумывают всё время.
2. Если не получается – пусть соберутся вдвоём, втроём. Вместе – получится.
3. Дети очень любят импровизировать. Поэтому вся подготовка – от силы десять минут. Нет выступающих и зрителей, в каждом деле участвуют все.
4. Для проведения творческих дел не обязательно самому быть выдумщиком, надо просто поддерживать детей и уважительно относиться к их предложениям.
5. Все командирские посты – по очереди. Сегодня – ты, завтра – я. Но всегда вместе.
6. Любое дело не только сообща выполняется, но и организуется.
7. В каждой затее – забота друг о друге и об окружающих людях.
8. Каждое дело надо обсуждать в общем кругу. С этого начинается всё.
9. Поменьше замечаний на бегу, побольше серьёзных разговоров в тихую минуту. С детьми вообще надо больше разговаривать – меньше придётся кричать на них.
10. В общем деле все в ответе за всё.

И каждый – самый главный. Глаза мальчишек блестят.
– Граждане! Наш город в опасности! Враг стоит под стенами! Вооружайтесь!
– А почему? Пусть нас завоюют, зато мы живы останемся, – хитро бросают из толпы, проверяя способности оратора убеждать. – Но вы же не хотите быть рабами? Раб не может делать, что он решил. Он только выполняет приказы.
– Ну ладно, я согласен воевать! Я хочу быть свободным.

Оказывается, защищать отечество надо не только ради свободы выбора, а, например, чтобы искусства не исчезли, “потому что птицы в клетке не поют”, как глубокомысленно изрек Филя. И даже чтобы твой род с земли не исчез. И все это выясняется за семь минут подготовки. Просто залез на стул и сказал речь. Такой вот урок красноречия для маленьких древних греков. А ещё можно высчитать площадь для строительства храма или вместимость амфоры, и тогда получится греческая математика. А заодно все удивятся, что это знаменитый Пифагор придумал видеть числа как квадраты и прямоугольники. Ребята рисуют точки, и таблица умножения вспоминается сама собой.

Но всё хорошее заканчивается слишком быстро. Царь Эет – девятилетний Женька – встаёт с трона и величественно удаляется. Оркестр, “может быть, даже лучше, чем в настоящих театрах”, доигрывает последние такты саги об аргонавтах. Маленькие музыканты убирают в ящики литавры и ксилофоны. Две недели греческой жизни были такие яркие и увлекательные, каждый день что-нибудь происходило. Забыть это невозможно. Зато можно долго обсуждать после проекта, глядя в счастливые глаза друг друга, что понравилось больше всего, что не очень, почему это произошло. Все говорят по очереди, и взрослые тоже. Неприятности, вынесенные на круг, никого не расстраивают и быстро забываются, потому что не вышёптываются в коридоре, а сразу становятся всем известны. И меры общими усилиями принимаются сразу. А радостное остаётся надолго. “Хорошо, что мы сделали всё как раз как у греков!” – восхищается Аня в день обсуждения проекта. Конечно, хорошо, когда можно впустить греков в школьную жизнь, не дожидаясь каникул или выходных. Люди из прошлого просто стали частью образования этих ребят. Потому что они сами захотели узнать о них.

Одним из наиболее ярких проявлений системы, выстроенной на основе «педагогики общей заботы» является соуправление и самоуправление. Здесь главное не органы самоуправления, а деятельность, направленная на совершенствование жизни коллектива.

Есть органы постоянные, есть и временные, есть и такие, что создаются для подготовки и проведения только одного дела. Хорошо если состав обновляется, а сами они достаточно гибки и подвижны. Самоуправленческая деятельность может осуществляться в различных видах:

— участие в планировании, разработке, проведении и анализе ключевых дел школьного коллектива;
— участие в работе пед. совета;
— работа в постоянных и временных органах самоуправления;
— выполнение коллективных, групповых и индивидуальных поручений;
— дежурство по школе, классу;
— деятельность советов классов;
— деятельность дежурных командиров;
— участие в работе лагерных сборов;
— работа пед. классов.

Самоуправление – специфическая деятельность коллектива по организации разнообразной коллективной деятельности, жизни объединения детей. Основные звенья самоуправления: коллективное целеполагание, коллективное планирование, подготовка, осуществление задуманных дел, коллективный анализ и оценка, постановка новых перспектив. При организации самоуправления необходимо учитывать следующие основные требования:

1. Самоуправление реализуется лишь при увлекательной, разнообразной коллективной деятельности детей.
2. Структура органов самоуправления определяется содержанием и видами деятельности.
3. Высшим органом самоуправления является общее собрание детей и взрослых.
4. Совет дежурных командиров сменный.
5. Гласность и общественный контроль – законы жизни коллектива.

В Поросинской средней школе используется методика коммунарского воспитания в течение десяти лет.

Что особенного в этой коммунарской методике?

1. Должна быть практичная и ясная цель, сегодняшняя.
2. Обязательным признаком является хорошее настроение.
3. Какой бы ни была окружающая жизнь, воспитатель должен учить детей лучшей жизни.
4. Коммунарская методика создаёт огромные возможности для творческого развития детей.
5. Нацеливает коллектив на творчество, она учит ребят творческому отношению к своей общественной жизни.

Что даёт коммунарская методика воспитателю?

1. Снимает чувство страха.
2. Даёт взрослому человеку чувство равенства с детьми.
3. Каждый отдаёт коллективу то, чем он обладает: один – выдумщик, другой  –  организатор, третий – просто хороший собеседник или слушатель. И все вместе побеждают и становятся лучше.
4. Взрослые отвыкают командовать.
5. Пропадает чувство возраста.
6. Не взваливает на одного непосильную ношу организаторской деятельности, не раздаёт должностей, а пропускает всех членов коллектива через бурлящие Советы дела, каждому даёт частичную ответственность на короткое время и с немедленным результатом.
7. При использовании коммунарской методики «трудные» дети не остаются в стороне, они становятся более управляемыми.

Главный орган самоуправления – ученическое собрание. На него выносятся все самые важные вопросы жизни детской организации, принятие законов, награждение и наказание, планлирование важнейших дел, подведение итогов. Собрание проводится еженедельно по понедельникам. Основные текущие вопросы жизни решает совет дежурных командиров, который проводится ежедневно. Жизнь детской организации регламентирована общими законами, разработанными и принятыми на первом собрании. Стремление к воплощению таких качеств как доброта, умение сочувствовать, оказывать помощь, честность, храбрость –  черезвычайно важно. Работа с учащимися ведётся по направлениям экологическое, спортивное, культурное, познавательное. Ученическое собрание начинается с общей песни под гитару. Отдежуривший класс показывает творческий отчёт. Форма проведения отчёта различная (телепередачи, брейн-ринги).

На ученическом собрании отдежуривший класс старается дать заряд хорошего настроения на следующую неделю. Классные коллективы ведут дневники класса. Отвечает за дневник дежурный командир, который выбирается на один месяц. В течение года каждый ученик бывает в роли дежурного командира. Это позволяет каждому осознать все трудности, которые возникают во время работы. В конце учебных занятий дежурный командир сдаёт дневник дежурному классу. Главный распорядитель дежурного класса выставляет средний балл за учебный день.

На первой большой перемене проходит совет дежурных командиров. В конце четверти подводятся итоги, класс-победитель награждается. Система дежурства по школе позволяет каждому коллективу проявить себя. На время дежурства в отряде выбирается главный распорядитель, который возглавляет дежурство. Воспитательная работа в школе строится на системе К.Т.Д.

К.Т.Д. позволяет каждому проявить и совершенствовать лучшие человеческие задатки и способности, потребности и отношения, расти нравственно и духовно. В школе проводятся традиционные К.Т.Д. такие как: «День мальчиков», «День девочек». 

 

Коммунарская методика

Коммунарская методика — …

Идея
коллективной творческой деятельности

Смысл методики Игоря Петровича Иванова состоит в том, что ребят – с первого класса по выпускной – учат коллективному общественному творчеству. Основное правило – всё творчески, иначе зачем.

“Педагогика сотрудничества”

Идея совместной жизни – творчества детей и взрослых – возникла в Ленинграде в конце 50-х годов, её авторы – профессор Игорь Петрович Иванов и его коллеги из “Союза энтузиастов” – ленинградские учителя и вожатые.

В принципе, идея радостной жизни, творчества как способа воспитания существовала к тому времени довольно давно. Тут и огромные крестьянские семьи, где каждый чувствует себя нужным, потому что забот хватает на всех, и школы–коммуны 20-х годов. Но заслуга Иванова в том, что он превратил разрозненные идеи, порождённые повседневной жизнью рядом с детьми, в стройную педагогическую систему, технологию, дающую уже столько лет блестящие результаты. Иванов основал свой метод на очень простых вещах. Дети – люди действия, это видно невооруженным глазом из собственного окна, даже без высшего педагогического образования. Ребятня во дворе целый день возится: что-то выдумывает, обсуждает какие-топравила. Самому маленькому – едва шесть, у самого большого уже голос ломается. Что у них может быть общего, почему им так хорошо вместе? Потому что у них есть дело, задуманное и осуществленное.

Собственное дело, общее дело… За него-то и ухватился ленинградский профессор. Как человек, работавший в школе, он знал, что ребёнок отличается от взрослого обязательным присутствием неизбежного воспитателя рядом. Ребёнок и взрослый слишком часто вместе. И если присутствие взрослого лишь бесконечный надзор и опека, жизнь становится каторгой для обоих. А что если быть не просто рядом, а действительно вместе: придумывать, поддерживать, осуществлять? Так Иванов предложил взрослому другие роли – не контролёра, а генератора идей, вдохновителя, помощника. И главное – взрослый может помочь там, где эта помощь действительно требуется. И ребята не воспримут её как посягательство на независимость. Ведь он может то, чему они пока ещё только учатся, – анализировать качество этой общей жизни. Но ведь надо ещё и сделать что-то, чтобы этот анализ не превращался в пустые разговоры!

Иванов и тут придумал хитрый ход – жизнь детей должна быть ежедневно наполнена массой сменяющихся событий, авторами которых были бы они сами. Это его знаменитая система коллективных творческих дел. Творчески – значит с импровизацией, потому что дети очень не любят готовить что-нибудь слишком долго и ненавидят запоминать наизусть специально. Зато обожают переодеваться и выдумывать. Значит, если концерт-”ромашка” – пять минут подготовки, и вот вам отличный туземный танец или номер канатоходца для цирка. И совершенно не важно, что канат тот вообще лежит на полу, а туземец просто обмотался полотенцем. Всем весело – значит, цель достигнута. Творчески – это значит ещё и с напряжением мыслей, чувств, мышц, так, чтобы к вечеру падать от усталости и воспоминаний было бы на всю оставшуюся жизнь. Но неужели кто-нибудь будет так стараться для себя? Значит, нужна высокая цель.

Жажда помощи другому всегда горит в ребёнке. Недаром же С.Соловейчик говорил: предложите детям построить спортплощадку в своём лагере – все окажутся лентяями, скажите: в соседней деревне пожар – и все будут героями. Ребёнок хочет высокой жизни, но почти никогда не может создать её себе сам. Ему нужны испытания, экстремальные обстоятельства, потому что только в преодолении он растёт. Отсюда все эти прыжки с крыш, чердаки, подвалы. А тут приходит взрослый, для которого подъём среди ночи и спасение погибающего урожая – педагогическая норма. И он говорит: “Работа очень трудная, пойдут только добровольцы”. Редкий мальчишка не согласится жить так. И постепенно в этой общей заботе вырастает взгляд на себя: вот, оказывается, сколько всего я могу – выдумщик, храбрец и шутник. А ребёнок и не подозревал в себе этого. Постепенно помощь другому и радость за него превращаются в обыкновенную привычку, не требующую экстремальных обстоятельств. Такие предупредительные, заботливые, чуткие ребята. Всегда кажется, что дети, приобретшие этот опыт, какие-то специально отобранные. Да нет, ничего особенного. Просто жизнь, которую они сами построили, идеалы, на которых они вырастали, совпали с их детскими устремлениями.

Иванов очень точно заметил: дети обожают быть вместе – значит, надо дать им эту возможность. Они больше всего любят играть и выдумывать – значит, должно быть творчество всегда и во всём. Чуть ли не двадцать четыре часа в сутки. Не как декларация, а как образ жизни. И вся разновозрастная команда эту жизнь проектирует. Для этого и существуют советы дела. Совет дела – очень воспитывающая вещь. Во-первых, все друг друга слушают, потому что говорят по очереди. А во-вторых, даже самый нетворческий ребёнок в конце концов раскрывается. Потому что если собраться вместе тем, кто умеет придумывать, и тем, кто ещё только пробует, обязательно родится что-нибудь интересное. И главное – и тот, кто реально придумывал, и тот, кто только поддакивал, будут считать себя авторами идеи. Детская уверенность в своих силах начинает расти на глазах. И если в самых первых советах дела почти все должны были придумывать взрослые, то через несколько лет даже самые робкие фонтанируют идеями, а взрослый сидит в уголке и еле успевает записывать.

Для ребят очень важно, если все их задумки осуществятся. И тут совет дела выступает уже в роли не только создателя интересной жизни, но и её организатора. Автоматически, без специальных педагогических разговоров возникает сотрудничество старших и младших. По-другому и не получится – когда дел много, работа найдется всем. И тут самое парадоксальное – главные все. Каждый думает: если не я, то кто? И чувствует свою значимость. Ведь от него много чего зависит. Но мало того что он дело делает и другим помогает, так ещё должен всё время видеть, что и как кругом происходит. “Огонёк” – ключ к общей жизни. Этот странный огонёк, костерок из трёх полешек – мера крепости общего духа и педагогического мастерства взрослых. В конце каждого дня дети садятся в круг и выдают его оценку. Что сегодня получилось? Что – нет? Кому от нашего дня было сегодня хорошо? Что делать, чтобы не повторялись сегодняшние ошибки? В кругу говорят все: кто-то распространяется долго, кто-то бросит пару слов. Взрослый никогда не говорит после всех, чтобы не было похоже на подведение итогов. Это просто голос из хора, своя точка зрения.

Вот, собственно, и вся суть. Только-то – коллективное создание радости для кого-то с последующим общим же обсуждением? Да, но за неделю или месяц сбора в каком-нибудь лагере или даже собственной школе, опустевшей на каникулах и потому не давящей привычными стереотипами, таких радостных событий происходит столько, с такой скоростью и плотностью, что хватило бы на несколько лет неспешной жизни. Оттого взрослые и дети успевают увидеть себя с разных сторон и удивиться. И обрадоваться. И не захотеть жить по-другому. Всегда помощь, всегда радость, всегда творчество. Иначе зачем?

Когда бы грек увидел наши игры…

Брейгелевский Икар будоражил воображение третьеклассников. Почему он нарисован где-то сбоку? Почему люди на картине одеты как-то странно? Миша важно говорит:

– Про Икара – это же греческий миф, почему они все не в белых тряпках?
– В каких ещё тряпках? – недоумевает Настя.
– Ну, белые такие, вроде как твой сарафан, только для мальчиков. Елена Викторовна, объясните ей!.
– А греки что вообще делали? Воевали с кем-нибудь? Как это узнать?

Очень просто: собраться вместе и придумать новый проект – греческий, в очередной раз перемешав удовольствие творчества и образования. Вместе с учительницей быстро находят в большом атласе карту Греции, и через несколько минут маршрут будущего проекта в общих чертах готов. Как хорошо – лечь животом на карту, а там Греция – сплошные горы и море, деревья и острова. Что можно делать посреди такого великолепия? Конечно, сочинять и плавать на кораблях. Взрослые вместе с ребятами набрасывают идеи, которых набирается целая страница. Так выглядит совет проекта, на котором он придумывается, выясняются возможности и распределяются обязанности.

Ребята решили сначала просто читать мифы как яркие сказки. Но вдруг оказалось, что это не сказки вовсе, а прямо про них написано. Откуда всё взялось? Как превратить беспорядок в порядок? – насущные вопросы для восьмилеток. Ведь мифы – те же игры с правилами, которые они так любят. Там из ничего возникают новый мир, весёлая гармония. “Гармония” – греческое слово, как и “космос” – порядок мироздания.

Мифы вызывают желание сочинять самим. И вот уже мальчики пытаются объяснить, почему это Тесей вдруг забыл переменить парус, отчего это Пан такой козлоногий. Но долго жить внутри сказки – это уже не для них. Поэтому так радостно хватаются за Эзопа, жадно слушая байки о его жизни. “Эзоп был мудрец, баснописец и раб”, – объясняет Юля младшим. Раз мудрец, значит, всё время думал о чём-нибудь важном. Например, что всего лучше, что всего старше, что всего полезнее. А что, если и нам попробовать? Так в проекте добавляется идея пира мудрецов, самого настоящего, с возлежанием за длинными столами и философскими вопросами.

– А что, можно будет есть руками? – с весёлым ужасом спрашивают третьеклассники. Почему бы и нет, но ты попробуй сначала ответить на вопросы мудрецов. Через некоторое время появляются первые “философские” тексты. Десятилетний Сережка: “Всего прекраснее добрая и надежная душа, благородная и свободная. Которая может управлять человеком по-доброму и по-хорошему”. Женя, философ девяти лет: “Прекраснее всего – жизнь, потому что в жизни есть много приятного. Разумнее всего – говорить правду, тогда меньше хлопот. А легче всего – ничего не делать!”

А ещё через несколько дней они узнают, что жизнь греков, как чёрно-белый слоёный пирог: война – мир. А это означает: надо делать бумажных солдатиков в невиданных шлемах и кораблики. А ещё лучше – один большой, говорят мальчишки, с парусом, как у настоящей триеры. Он тогда не только для войны с персами пригодится. Потому что на совете проекта задумали ещё сыграть спектакль про аргонавтов. И пусть это будет корабль Тесея, когда начнётся игра в Лабиринт. Рулоны обоев, валяющиеся везде в мастерской, постепенно превращаются в дорические колонны, “Арго” и страшную маску Минотавра. Малыши-первоклашки окружили огромный стол в мастерской, уставленный клеем и красками. – А можно я тоже буду клеить? – спрашивает маленькая Даша. Конечно, можно: столько работы, каждый пригодится. Старшие девочки помогают маленьким надевать рабочие халаты.

И целый час они с упоением трудятся рядом с четвероклассниками. А те не важничают, не ворчат, если что-то у них не получается. А просто подойдут и помогут убрать лужу краски на полу. И завтра – это уже и не школа вовсе, а мрачный Лабиринт с влажными стенками. Семь мальчиков и семь девочек идут на съедение к Минотавру. Дорога усыпана карточками с вопросами, составленными накануне. Ответил – живи дальше, побеждай чудовище. Не знаешь – скорее советуйся с другими. Перебираясь через завалы парт, кресел и кубиков, устроенные в классах и коридорах, ребята крепко держатся друг за друга и отчаянно сопротивляются. Но всё-таки многие команды съедены почти целиком. А всё почему? Не смогли договориться. Так они понимают, что древний грек не мог жить в одиночестве, так появляется в их словаре “Аристотель”, который первым подумал об этом. Греческие слова повисают в воздухе, остаются на бумажках, разбросанные по всей школе, красивые и понятные: ойнохойя, кратер, гимнасий. Приятно теперь быть не просто Санькой, а “защитником людей”. Его спина выпрямляется, и чувствует он себя совсем по-другому. Тем более что хитон, который они с мамой мастерили вчера вечером, как раз впору. Столько всего уже было: почти настоящие древние Олимпийские игры с оливковыми венками, где “наши ребята были как настоящие спартанцы – боролись до последнего”, персов они всё-таки в Грецию не пустили, даже с мудрецами беседовали.

Но всё равно чего-то не хватает. И как же это можно было забыть про идею греческой щколы, ещё в самом начале предложенную ребятами! Но столько всего нужно. Кто будет делать восковые таблички, чтобы писать греческие буквы? И ещё надо принести флейты, потому что греки учили своих детей музыке. А самое интересное – приготовить речь перед свободными гражданами. Например, о пользе образования или защите отечества.

Что надо не забыть, если хочется устроить радостную и добрую жизнь
(Десять советов Симона Соловейчика)
1. Там, где детей не побуждают выдумывать хорошее, они придумывают дурное. Поэтому пусть они придумывают всё время.
2. Если не получается – пусть соберутся вдвоём, втроём. Вместе – получится.
3. Дети очень любят импровизировать. Поэтому вся подготовка – от силы десять минут. Нет выступающих и зрителей, в каждом деле участвуют все.
4. Для проведения творческих дел не обязательно самому быть выдумщиком, надо просто поддерживать детей и уважительно относиться к их предложениям.
5. Все командирские посты – по очереди. Сегодня – ты, завтра – я. Но всегда вместе.
6. Любое дело не только сообща выполняется, но и организуется.
7. В каждой затее – забота друг о друге и об окружающих людях.
8. Каждое дело надо обсуждать в общем кругу. С этого начинается всё.
9. Поменьше замечаний на бегу, побольше серьёзных разговоров в тихую минуту. С детьми вообще надо больше разговаривать – меньше придётся кричать на них.
10. В общем деле все в ответе за всё.

И каждый – самый главный. Глаза мальчишек блестят.
– Граждане! Наш город в опасности! Враг стоит под стенами! Вооружайтесь!
– А почему? Пусть нас завоюют, зато мы живы останемся, – хитро бросают из толпы, проверяя способности оратора убеждать. – Но вы же не хотите быть рабами? Раб не может делать, что он решил. Он только выполняет приказы.
– Ну ладно, я согласен воевать! Я хочу быть свободным.

Оказывается, защищать отечество надо не только ради свободы выбора, а, например, чтобы искусства не исчезли, “потому что птицы в клетке не поют”, как глубокомысленно изрек Филя. И даже чтобы твой род с земли не исчез. И все это выясняется за семь минут подготовки. Просто залез на стул и сказал речь. Такой вот урок красноречия для маленьких древних греков. А ещё можно высчитать площадь для строительства храма или вместимость амфоры, и тогда получится греческая математика. А заодно все удивятся, что это знаменитый Пифагор придумал видеть числа как квадраты и прямоугольники. Ребята рисуют точки, и таблица умножения вспоминается сама собой.

Но всё хорошее заканчивается слишком быстро. Царь Эет – девятилетний Женька – встаёт с трона и величественно удаляется. Оркестр, “может быть, даже лучше, чем в настоящих театрах”, доигрывает последние такты саги об аргонавтах. Маленькие музыканты убирают в ящики литавры и ксилофоны. Две недели греческой жизни были такие яркие и увлекательные, каждый день что-нибудь происходило. Забыть это невозможно. Зато можно долго обсуждать после проекта, глядя в счастливые глаза друг друга, что понравилось больше всего, что не очень, почему это произошло. Все говорят по очереди, и взрослые тоже. Неприятности, вынесенные на круг, никого не расстраивают и быстро забываются, потому что не вышёптываются в коридоре, а сразу становятся всем известны. И меры общими усилиями принимаются сразу. А радостное остаётся надолго. “Хорошо, что мы сделали всё как раз как у греков!” – восхищается Аня в день обсуждения проекта. Конечно, хорошо, когда можно впустить греков в школьную жизнь, не дожидаясь каникул или выходных. Люди из прошлого просто стали частью образования этих ребят. Потому что они сами захотели узнать о них.

Одним из наиболее ярких проявлений системы, выстроенной на основе «педагогики общей заботы» является соуправление и самоуправление. Здесь главное не органы самоуправления, а деятельность, направленная на совершенствование жизни коллектива.

Есть органы постоянные, есть и временные, есть и такие, что создаются для подготовки и проведения только одного дела. Хорошо если состав обновляется, а сами они достаточно гибки и подвижны. Самоуправленческая деятельность может осуществляться в различных видах:

— участие в планировании, разработке, проведении и анализе ключевых дел школьного коллектива;
— участие в работе пед. совета;
— работа в постоянных и временных органах самоуправления;
— выполнение коллективных, групповых и индивидуальных поручений;
— дежурство по школе, классу;
— деятельность советов классов;
— деятельность дежурных командиров;
— участие в работе лагерных сборов;
— работа пед. классов.

Самоуправление – специфическая деятельность коллектива по организации разнообразной коллективной деятельности, жизни объединения детей. Основные звенья самоуправления: коллективное целеполагание, коллективное планирование, подготовка, осуществление задуманных дел, коллективный анализ и оценка, постановка новых перспектив. При организации самоуправления необходимо учитывать следующие основные требования:

1. Самоуправление реализуется лишь при увлекательной, разнообразной коллективной деятельности детей.
2. Структура органов самоуправления определяется содержанием и видами деятельности.
3. Высшим органом самоуправления является общее собрание детей и взрослых.
4. Совет дежурных командиров сменный.
5. Гласность и общественный контроль – законы жизни коллектива.

В Поросинской средней школе используется методика коммунарского воспитания в течение десяти лет.

Что особенного в этой коммунарской методике?

1. Должна быть практичная и ясная цель, сегодняшняя.
2. Обязательным признаком является хорошее настроение.
3. Какой бы ни была окружающая жизнь, воспитатель должен учить детей лучшей жизни.
4. Коммунарская методика создаёт огромные возможности для творческого развития детей.
5. Нацеливает коллектив на творчество, она учит ребят творческому отношению к своей общественной жизни.

Что даёт коммунарская методика воспитателю?

1. Снимает чувство страха.
2. Даёт взрослому человеку чувство равенства с детьми.
3. Каждый отдаёт коллективу то, чем он обладает: один – выдумщик, другой  –  организатор, третий – просто хороший собеседник или слушатель. И все вместе побеждают и становятся лучше.
4. Взрослые отвыкают командовать.
5. Пропадает чувство возраста.
6. Не взваливает на одного непосильную ношу организаторской деятельности, не раздаёт должностей, а пропускает всех членов коллектива через бурлящие Советы дела, каждому даёт частичную ответственность на короткое время и с немедленным результатом.
7. При использовании коммунарской методики «трудные» дети не остаются в стороне, они становятся более управляемыми.

Главный орган самоуправления – ученическое собрание. На него выносятся все самые важные вопросы жизни детской организации, принятие законов, награждение и наказание, планлирование важнейших дел, подведение итогов. Собрание проводится еженедельно по понедельникам. Основные текущие вопросы жизни решает совет дежурных командиров, который проводится ежедневно. Жизнь детской организации регламентирована общими законами, разработанными и принятыми на первом собрании. Стремление к воплощению таких качеств как доброта, умение сочувствовать, оказывать помощь, честность, храбрость –  черезвычайно важно. Работа с учащимися ведётся по направлениям экологическое, спортивное, культурное, познавательное. Ученическое собрание начинается с общей песни под гитару. Отдежуривший класс показывает творческий отчёт. Форма проведения отчёта различная (телепередачи, брейн-ринги).

На ученическом собрании отдежуривший класс старается дать заряд хорошего настроения на следующую неделю. Классные коллективы ведут дневники класса. Отвечает за дневник дежурный командир, который выбирается на один месяц. В течение года каждый ученик бывает в роли дежурного командира. Это позволяет каждому осознать все трудности, которые возникают во время работы. В конце учебных занятий дежурный командир сдаёт дневник дежурному классу. Главный распорядитель дежурного класса выставляет средний балл за учебный день.

На первой большой перемене проходит совет дежурных командиров. В конце четверти подводятся итоги, класс-победитель награждается. Система дежурства по школе позволяет каждому коллективу проявить себя. На время дежурства в отряде выбирается главный распорядитель, который возглавляет дежурство. Воспитательная работа в школе строится на системе К.Т.Д.

К.Т.Д. позволяет каждому проявить и совершенствовать лучшие человеческие задатки и способности, потребности и отношения, расти нравственно и духовно. В школе проводятся традиционные К.Т.Д. такие как: «День мальчиков», «День девочек». 

 

Презентация «Коммунарское движение и коммунарская методика» (10 класс) по истории – проект, доклад

Слайд 1

Коммунарское движение и коммунарская методика

Основные даты и события

Слайд 2

1949 год

Начало педагогической и научной деятельности Игоря Петровича Иванова (родился 5 ноября 1923 года). С 1952 – на работе в ВЛКСМ. С 1953 – в аспирантуре. В 1955 – защита кандидатской диссертации по педагогике на тему «Воспитательная работа комсомольцев с пионерами в средней школе» С 1956 – научный сотрудник Ленинградского НИИ педагогики

Слайд 3

1956 год

В Ленинграде по инициативе И. П. Иванова создается Союз энтузиастов (СЭН) – творческое объединение пионервожатых, заинтересованных в деформализации жизни детей в пионерской дружине. Появляются идеи разведки дел и друзей, коллективного планирования, отказа от слова «мероприятие».

Слайд 4

1958 год

Начало деятельности создателей методики в Доме пионеров и школьников Фрунзенского района Ленинграда. Сюда переходят Людмила Глебовна Борисова и Фаина Яковлевна Шапиро. Вместе с Ивановым, в то время сотрудником ЛГПИ, они начинают работать с районной Школой пионерского актива.

Слайд 5

Март 1959 года

Школа пионерского актива Фрунзенского района Ленинграда преобразуется в Коммуну Юных Фрунзенцев (КЮФ). Создаются новые стиль отношений, способы организации коллективной деятельности, законы, атрибутика и ритуалы. Проходят первый общий и первый лагерный сборы коммунаров.

Слайд 6

1961 год

К распространению коммунарской методики подключается журналист «Комсомольской правды» Симон Львович Соловейчик. В это время комсомол пытается «оживить» пионерию. Соловейчику удается заинтересовать новой методикой секретаря ЦК ВЛКСМ Любовь Балясную и заручиться ее поддержкой.

Слайд 7

Лето 1962 года

Во Всероссийском пионерском лагере «Орленок» по инициативе С. Л. Соловейчика проходит первая смена с участием комсомольцев и вожатых – воспитанников Фрунзенской коммуны. Создание Клуба Юных Коммунаров при «Комсомольской правде». Начало распространения коммунарской методики и коммунарского движения в СССР.

Слайд 8

Лето 1963 года

В статье В. Малова и Л. Балашковой, опубликованной в журнале «Комсомольская жизнь», впервые употребляется термин «коммунарское движение».

Слайд 9

1963 год

И.П. Иванов покидает Коммуну Юных Фрунзенцев. Считается, что причиной стало неприятие его соратниками идеи создания «спутников» Коммуны в школах.

Слайд 10

3 ноября 1963 года

При Ленинградском государственном пединституте имени Герцена И. П. Иванов создает «Коммуну имени А. С. Макаренко» (КиМ). Она становится своеобразным студенческим научным сообществом при педагогическом факультете.

Слайд 11

В разных городах появляются секции Клуба Юных Коммунаров, в «Комсомольской правде» появляется страница для старшеклассников «Алый парус» как печатный орган коммунарского движения. Заместитель начальника Всероссийского пионерского лагеря «Орленок» Олег Самойлович Газман предлагает использовать коммунарскую методику в качестве основы воспитательной деятельности лагеря.

Слайд 12

Лето 1964 года

В Братске проходит первый Всесоюзный сбор коммунаров. В последующем состоятся еще десятки больших коммунарских сборов и тысячи маленьких.

Слайд 13

Декабрь 1965 года

Лидеры коммунарского движения вступают в конфликт с ЦК ВЛКСМ, который пытается унифицировать и формализовать коммунарские объединения и распространить методику их работы на весь школьный комсомол. Возникает неблагоприятная для коммунарства атмосфера. Некоторые коммунарские объединения распускаются или переименовываются. В движении ощущается кризис.

Слайд 14

Январь 1968 года

Свердловский клуб юных коммунаров «Алый парус» провел сбор с участием делегаций из Москвы и Перми — своеобразную научно-практическую конференцию по вопросам коммунарства, которая дала старт «педагогизации» движения. Ее итогом стал проект «Вернер» и концепция «культармейства».

Слайд 15

1970 год

В Москве на базе педагогического института имени В. И. Ленина создан «Экспериментальный педагогический отряд» (ЭКСПО), который действовал по модернизированной коммунарской методике и положил начало массовому движению студенческих педагогических отрядов.

Слайд 16

Март 1971 года

В Ленинграде прошел первый слет Коммунарского макаренковского содружества – общественно-педагогического движения, которое объединяло добровольные педагогические отряды.

Слайд 17

1971 год

Просуществовав 12 лет, распалась Коммуна Юных Фрунзенцев. Как считал отвергнутый Коммуной И. П. Иванов, из-за того, что не сумела превратиться из «могучей державы рядом и над школами» в оружие подъема школьной «целины».

Слайд 18

1970-80-е годы

В стране работают комсомольские и пионерские штабы, школы актива, использующие упрощенную версию коммунарской методики. Появляются критики методики, которые главным образом нападают на ее «облегченный» вариант и возмущаются его элитарностью и ориентированностью на развлечение

Слайд 19

1989 год

Состоялось расширенное заседание Ученого совета Института общих проблем воспитания Академии педагогических наук СССР на тему коммунарства. По его итогам издан сборник тезисов «Коммунарская методика как феномен педагогической действительности».

Слайд 20

26 февраля 1991 года

В Кургане создана Лига учащихся: секретари школьных комсомольских организаций объединились на основе коммунарской методики. Руководитель – Светлана Валерьевна Никитина.

Слайд 21

Интернет-ресурсы на тему коммунарства

www.kommunarstvo.ru www.altruism.ru www.sokolovr.ru/kom-.html Сайт Совета по молодежным и детским объединениям: smdoo.narod.ru

Коммунарская методика обучения решала все современные задачи: arctus — LiveJournal

Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Category:
«Основные компетенции» прекрасно воспитывались в рамках коммунарской методики, заявила профессор кафедры управления образовательными системами МПГУ Людмила Маленкова 13 декабря на собрании клуба «Макаренковские среды».

«Такие компетенции, как креативность, критичность, командная работа и коммуникативность замечательно воспитываются в рамках коммунарской методики, берущей свое начало в педагогике Антона Макаренко и его последователей», — сказала Маленкова.

Комментируя появление понятия «компетенций» в капиталистическом обществе, она добавила: «Все эти понятия мы знали давно, под другими словами. Когда был другой строй, другая страна. У коммунаров, например, был девиз: „Каждое дело выполняй творчески!»

Заканчивая выступление, Людмила Маленкова особо подчеркнула, что коммунарская педагогика умела воспитывать перечисленные компетенции в каждом ребенке.

Напомним, что компетентностный подход получил распространение после того, как Россия присоединилась к Болонскому процессу в 2003 году. С этого момента реформирование системы образования России стремилось к максимально возможному копированию западной системы образования.

Основной целью Болонского процесса является повышение мобильности получивших высшее образование людей. При капиталистическом укладе экономики остро необходимо перемещение специалистов из одной страны в другую, а унификация высшего образования и сопоставимость результатов обучения этому способствуют.

Сопоставление разных типов образования, в том числе, стало возможно благодаря компетентностному подходу.
ИА Красная Весна

  • «Мания переименования» может привести к социальному взрыву

    «Козни Запада» находятся внутри самой России * В Новосибирске хотят стереть с карты города имя исторической фигуры СССР, Якова…

  • Корабли ВМФ РФ обошли пробку – по Суэцкому каналу вне очереди

    Администрация Суэцкого канала восстанавливает движение после почти недельного перерыва. В Средиземном и Красном морях скопилось более 350 судов.…

  • РФ м-м-м…воюет с Украиной…нет – агрессия есть, а войны – нет

    Украинские генералы и журналисты путаются в показаниях. В рамках одного высказывания совершенно нормально умещаются взаимоисключающие…

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

драйв, провокационные идеи и доля наивности – Новости – Институт образования – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Вопрос о формировании новых точек роста является одним из ключевых в образовательной политике, но возможно ли повторить успешный опыт прошлого? На вторничном семинаре разбирали феномен психолого-педагогического факультета Красноярского государственного университета, какие факторы повлияли на успех проекта, и что нужно сделать, чтобы это сработало сегодня.

Красноярский государственный университет изначально был открыт в 1963 году как филиал Новосибирского государственного университета Сибирского отделения Академии наук СССР, позже стал самостоятельным вузом.

Вениамин Соколов, став ректором в 1975 году, задался целью создать университет-лидер. Подключив Краевой комитет партии и добившись решения Совета Министров РСФСР о строительстве отдельного кампуса, он привлек людей из Новосибирска, Иркутска и Москвы и начал воплощать в жизнь инновационные идеи. В конце 80-х руководство Красноярского края гордилось, что у них есть новаторы и оказывали ресурсно-политическую поддержку. 

Красноярский опыт был бы невозможен, если бы не время социального оптимизма и очень свободных нормативных документов, что спровоцировало уход инноваций из столиц в регионы.

Концентрация смыслов возникла благодаря социально-политическому контексту середины 80-х годов. К тому времени накопился потенциал неиспользованных, но разработанных идей, среди которых – деятельностный подход, культурно-историческая психология и коммунарская методика. В Красноярск стали приезжать педагоги-новаторы, такие, как М.П. Щетинин, Ю.П. Азаров, а в 1987 году была создана сеть инновационных школ – Краевой инновационный комплекс. 

 Соколов выслушивал самые разные идеи и точки зрения, но, как только решение было принято, его надо было исполнять беспрекословно. Сочетание абсолютной толерантности к идеям и недопущение возможности толкования принятого решения способствовало успеху университета. 

Психолого-педагогический факультет

До 1988 года в Советском Союзе было всего 4 факультета психологии, поэтому проектирование и открытие психолого-педагогического факультета (ПФФ) в 1986-1987 годах имело важное значение для педагогического образования. Набор происходил с третьего курса после двух курсов предметных факультетов. Психолого-педагогический факультет был не только предвестником двухступенчатого высшего образования в России, но и бакалавриата, в котором реализуются программы liberal arts.  

 Драйв, провокационные идеи, доля наивности и самоэффективность – вера человека в то, что он сможет решить задачу, которую никогда решить не пробовал, делает опыт психолого-педагогический факультета уникальным.

Организационно-деятельностные игры

Организационно-деятельностные игры были встроены в образовательный процесс, и каждый студент мог поучаствовать в проектировании собственного образования, стать соавтором. Это делало ППФ саморазвивающейся структурой без жестких ограничений. До 1975 года считалось, что со студентами проектирующие игры проводить нельзя. На ПФФ игры проводили в начале учебного года для воспроизводства создания и становления университета, а также восстановления студенческо-преподавательского сообщества и включение в него новых студентов. В середине учебного года студенты участвовали в играх по проектированию развития вуза. 

Экспериментальная школа «Универс»

В 1987 году на базе обычной микрорайонной школы была создана базовая экспериментальная школа «Универс» при университете. Школа стала экспериментальной площадкой исследовательского института ППФ. Каждый преподаватель мог реализовывать в учебном процессе собственные идеи вместо готовых методик. Практика развивающего обучения, которая активно развивалась в то время, требовала нового подхода к преподаванию и высокую квалификацию педагога.

 Школа в педагогическом образовании должна быть не местом прохождения практики, а партнером университета. 

Краевая летняя школа

Соколовым была сформулирована проблема: университет при Академии наук СССР должен готовить научных сотрудников, но школа того времени не могла обеспечить достаточный уровень образования выпускников. Тогда в 1976 году была созданаКраевая летняя школа, которая существует до сих пор. 

Образовательные мастерские 

Мастерская на ППФ – центр управления образовательной программой, где была возможность выбрать мастера, который выступал наставником и собирал вокруг себя от 15 от 25 человек. У студентов появлялись свои идеи и проекты, возможность моделирования профессиональной деятельности. 

Технологизация высшего образования сегодня

За 30 лет изменилось многое, и перенос опыта не может быть автоматическим. Необходимо качественное воссоздание функционального аналога психолого-педагогического факультета. 

Ставку нужно делать исследования и подходы, которые развиваются уже сейчас, ведь не каждая инновация получает поддержку и распространение. Еще одно важное условие – гибкие образовательные программы с сочетанием различных дисциплин в учебном процессе.

Реморенко Игорь Михайлович
Ректор МГПУ, доктор педагогических наук, доцент

Запись вебинара доступна по ссылке

Век образования. Год 1959. Учреждение года. Коммуна юных фрунзенцев

Век образования. Год 1959. Учреждение года.
Коммуна юных фрунзенцев

Век образования. 1959
год


Коммуна юных
фрунзенцев




Вряд ли в
отечественной педагогике ХХ века имеется
воспитательная система, при чем созданная снизу,
которая оказала столь большое влияние на
современную педагогику как деятельность на
первый взгляд скромного объединения вожатых и
пионерского актива сложившегося на базе Дома
пионеров Фрунзенского района Ленинграда. Во
главе Коммуны юных фрунзенцев (КЮФ), как она
называлась стояли наряду с И. П. Ивановым такие
талантливые педагоги как Л. Г. Борисова и
особенно Ф. Я. Шапиро. По структуре Коммуна
являлась сводной комсомольско-пионерской
дружиной, которая включала в себя 30 звеньев, (по
числу школ), состоявших из 10-15 активистов. В
основу деятельности была положена уже
разработанная методика коллективной
организаторской деятельности. Девизом КЮФа стал
призыв М. В. Фрунзе: «Смело и бодро вперед, победа,
во что бы то ни стало!». Результаты деятельности
Коммуны трудно переоценить, именно здесь была
разработана знаменитая коммунарская методика,
которая затем получила широкое распространение.
Она включала в себя трудовые десанты, вечера
горящих сердец, разнобои и многое другое.

В начале 60-х гг. руководителем коммуны
стало ясно, что уровень социального развития ее
членов достиг такого накала, что следующим
логическим шагом оставался только выход на
Сенатскую площадь. Не желая своим воспитанникам
участи декабристов, Иванов и Шапиро пошли на
крайне тяжелый для них шаг – распустили Коммуну.
Но коммунарская методика продуктивно существует
и в наши дни. 


Назад к
таблице

Манифест Коммунара | WIRED

https://lasindias.com/the-communard-manifesto-html

Манифест Коммунара

Дилемма нашего времени
Изобилие в пределах досягаемости
Неравенство, безработица и деморализация
Разлагается не только экономическая система. но
что означает человеческий опыт
Капитализм и его критики
Капитализм сформировал мир, потому что до изменения государства
он был способен создать новую форму человеческого опыта
Революционеры, которые любили кризисы и большие масштабы
История, которой мы не были ‘ сказал
Новый мир будет рождаться и утверждаться внутри старого
Новые отношения, здесь и сейчас
Масштаб и масштабы
От эпохи экономии от масштаба …
… до эпохи неэффективности масштаба
Сегодня капитал слишком большой для реального производственного масштаба…
… и оптимальный масштаб приближается к размерам сообщества
Строим изобилие здесь и сейчас
Изобилие связано с производством, а не с с потреблением
Дефицитный продукт в децентрализованной сети в изобилии в
в распределенной сети
«Режим производства P2P» — это модель для производства изобилия

(ЧАСТЬ 2 / «2)
Две стороны производительности
Искусственное создание дефицита стало образом жизни для масштабной индустрии

Изобилие — это магия, которая сияет через «этику хакера
»
Путь изобилия не означает производство меньшего количества
Что мы будем делать с чрезмерным использованием природных ресурсов ?
Соединяя точки
Преодолеть работу, заново завоевать жизнь
Не иметь доступа к работе — значит быть в социальной изгнании
Самореализация невозможна без работы
Завоевать работу — это заново завоевать жизнь
От сложения к умножению
Сцена будет городской
Задачи коммунаров
Вы — главный герой
Приложение: конкретные вещи, которые вы можете сделать с этим манифестом
Разверните разговор
Приготовьтесь «создать сообщество»

Друзьям из Club de las Indias,
, потому что мы им обязаны ценнейшая половина этого манифеста.

Коммунарам всех времен:
, потому что их ошибки оставили нам правильные вопросы.

Новым коммунарам всего мира —
, потому что их энтузиазм приближает нас к духу будущего.

Дилемма нашего времени
Изобилие в пределах досягаемости

Никогда прежде в истории человечества технические возможности
не были столь мощными и доступными для обычных людей, как сегодня. Массовое развитие
Интернета в 90-е годы коренным образом изменило способы общения, совместного использования
и работы.Богатство было создано в местах, которые были
социально и географически периферийными, руками миллионов мелких
производителей, которые впервые получили эффективный доступ к другим
рынкам и знаниям. Только в Азии мы видели, как сотни миллионов
человек избежали страданий — больше, чем за всю остальную историю человечества.

По мере того, как технологические изменения стали сменой поколений и общества,
появлялось все больше и больше сред изобилия, бесплатных товаров, новых форм
совместной работы и, прежде всего, новой рабочей этики, основанной на знаниях
, создании товаров и «Отчуждение.«Этика хакеров
», как ее называли на рубеже веков, вдохновила на рождение
первого универсального общественного блага, которое намеренно создавалось нашим видом
: бесплатное программное обеспечение, что само по себе означало передачу
знаний и технологий больше, чем вся помощь в целях развития из богатых
стран.

И, тем не менее, даже другой великий кризис последней сотни лет — кризис
года, начавшийся с «краха 29 года» — не вызвал такого недовольства, такого темного духа
года и такого широко распространенного пессимизма.Ни увещевания, ни надежда
больше не помогают создавать привлекательные повествования. Благосостояние
перестало быть надежным ожиданием прогнозов аналитиков или вариантов
политических партий, старых или новых. Все линии утверждения
оказались бесполезными для простых людей. Мы вступаем в эпоху
, в которую нельзя поверить ни в одно повествование, если невозможно продемонстрировать, здесь
и сейчас, что это успешно позволяет новому поколению развиваться, а
достойно живут благодаря работе.

Неравенство, безработица и деморализация

И если что-то действительно было глобальным за последние десять лет, так это
опыт социального разложения. То же самое независимо от того, смотрим ли мы
в наиболее развитые регионы мира или на развивающиеся страны,
в Средиземном или Южно-Китайском море, в англоязычном мире
или в Южной Америке: общество становится все более и более неравным, и
различий быстро становятся кумулятивными. Если вы опоздаете на поезд, вы не доберетесь до пункта назначения.

В наиболее развитых странах средний класс заново открыл
безработных. Новые поколения даже не имеют доступа к работе, а если у них есть
, то это настолько ненадежно, что не позволяет им ощутить реальный смысл
того, что они делают. Работа перестала считаться центром
коллективных действий, источником личной автономии и
вклада каждого человека в общество. В современной массовой культуре работа — это дефицитный товар. Нет недостатка в стартапах и НПО, которые спекулируют им, например,
, если это был драгоценный металл.Работа, необходимая связь между личными усилиями
и коллективными усилиями, обесценивается до предела не только на рынке
(уменьшая его кусок пирога по сравнению с капиталом), но также и с моральной точки зрения, с точки зрения общественного мнения и внутренней организации. .
Он прошел путь от того, что повсеместно считали центром социальной организации
, до того, что он воспринимался как находящийся на грани исчезновения, от того, что он пережил
как основу личной реализации, до того, что он стал рассматриваться как источник страданий
.

В мире, где возможность вносить свой вклад в общее благосостояние, о работе
говорят как о привилегии, а единственный способ построить жизнь
— это получать ренту. Рента — это не просто доход, а
оппортунистических и незаслуженных позиций, исключительная выгода, произведенная на
сверх той ценности, которую вносят. Рента — это выгода
, созданная крупным бизнесом благодаря индивидуальным нормам или
монополиями, которые существуют только путем наложения закона, например
интеллектуальной собственности.Арендная плата — это «стимулы», которые определяются и раздуваются
теми же директорами, которые их получают, или последствиями в виде наличных
принадлежности к определенным социальным сферам, где можно получить доступ к определенным должностям и
контрактам, государственным или частным. Арендная плата легко накапливается в
и создает спираль неравенства, когда доступ к информации
и образованию зависит от личного дохода или когда конкуренция за обеспечение
их систематически ограничивается, как это обычно делает государство в
ключевых секторах, таких как энергетика, телекоммуникации или СМИ. .

В мире ренты все выглядит как игра с нулевой суммой, где один
выигрывает, а другие проигрывают. Недоверие ко всему и ко всем, к
учреждениям и людям — это норма. Он демонстрирует наихудший индивидуализм
, для которого жизнь бессмысленна и просто выживание.
Разлагается не только экономическая система, но и то, что означает человеческий опыт

Разлагается не только социальная сплоченность. Правила экономической системы
разлагаются, а вместе с ними и человеческий опыт и
то, что значит быть человеком в наше время.Неспособность экономической системы
создать будущее для всех вызывает
одиночество и недоверие ко всем; это мелочность системы в
, в которой предприятия зависят от выгод, которые они получают благодаря аренде на
больше, чем продаже своей продукции, или от устранения конкурентов, более чем
улучшают себя, что порождает жизнь зависимости, попрошайничества и прожорливости
.

Никогда еще не было такого богатства или знаний, как сейчас, и,
, пока еще далеко от ощущения, что обе вещи дают надежду на изобилие для
каждого, все больше и больше людей опасаются, что это угроза
Природе, так же, как они чувствуют себя изо дня в день, будто это угроза
личному выживанию.

Капитализм и его критики

Было время, когда капитализм преобразовал мир, приблизив наши
видов к тому изобилию, которое сегодня так пугает. «Рак бизнеса»
пришел на смену старым европейским обществам, феодальным
первого и колониальным столетия спустя, и разбил их изнутри в течение длительного процесса
, продолжавшегося почти шестьсот лет. Капитализм, который начинался с
как маргинальный — городской в ​​сельском мире, динамичный в традиционном обществе,
уравнивающий в системе, в которой идентичность базировалась на родословной и
происхождении, — был революционным с первых же шагов.В городе и его
рынках он создал новый образ жизни и менталитет,
новые формы знаний, новые свободы и новые коллективные ценности.
Капитализм сформировал мир, потому что до изменения государства
он был способен создать новую форму человеческого опыта

Капитализм создал новую форму человеческого опыта и, тем самым,
подорвал устоявшиеся отношения, его касты и классы. .
не был делом целого поколения. Он смог полностью раскрыть свой потенциал
после столетий эволюции и укрепления, превратив
ярмарок — временных рынков — в большую постоянную городскую мастерскую, а
спустя — превратить мастера гильдии в фабричного рабочего под пятой
торговца. инвестор, закупивший материалы и вывезший
изделий на дальние рынки.Только тогда индустриализация
произвела глубокую социальную трансформацию из того, что до этого было только
«тенденциями». Это был великий революционный момент буржуазии.

Во-первых, капитализм сделал землю товаром,
основным средством производства своего времени. При этом аграрные и лесные угодья
— самая старая и самая распространенная форма собственности — до
занимают второстепенное место. И, вместе с тем, настоящее сообщество семьи,
клан или деревня, в которых все знают друг друга в лицо и
имен, потому что они связаны с ними межличностными отношениями и
привязанностью. Вакуум на протяжении девятнадцатого века был заполнен еще одним нововведением
года: воображаемым сообществом нации. «Вообразили» не
, потому что это было нереально, а потому, что те, кто считают его членами
, не знают больше, чем крошечную часть других, и должны представить
остальное через общие атрибуты, практики, ценности и воспоминания,
, о которых всегда можно спорить. Братство, основанное на дружбе
личных отношений и совместной работы, уступит место абстрактному братству
в поисках «общего блага», которое новые социальные классы
, связанные с наемным трудом, сделают постоянной частью социального дискурса.

Во-вторых, работа стала неотличима от того, кто ее выполнял, из-за
гомогенизации процессов в новом производственном пространстве общества
: фабрике. Новые отношения с работой и, через нее,
с обществом и природой, были безличными и анонимными и больше не имели отношения
к «бытию», к происхождению или к географии. Вакуум, созданный
в результате растворения слуги, коммунара и ремесленника гильдии
, был заполнен новым абстрактным человеческим типом: «индивидуумом».

Хотя сегодня это может показаться странным, весь этот прогресс — который позволил
человечеству расти в численности, благосостоянии и знаниях, как никогда ранее не
— был произведен благодаря превращению в товар всего того, что
до тех пор имело не было, как земля, которую обычно не сдавали в аренду или не продавали, только в собственности.

Даже революционерам девятнадцатого века было невозможно отрицать прогрессивный характер великих произведений
капитализма.Они хорошо знали, как промышленный бум привел
Человечество к изобилию, увеличивая знания и его практическое следствие
— технологии. Они были свидетелями грандиозного
исторического зрелища революционного мира, в котором расстояния были сокращены, население увеличилось на
, энергия и вода впервые потекли в дома людей
, а самые далекие и закрытые империи увидели, что их стены
рухнули. до наступления мировой торговли в обрабатывающей промышленности.
Впервые в истории человечество как таковое обрело реальное существование
: через новые рынки мы все в конечном итоге соединимся с
всеми во всем мире; а на фабрике огромное большинство
общества будет разделять общий опыт — и, следовательно, прийти к
— это то же самое — в ритме новых механических гениев.
Капитализм, как они его видели, готовил эгалитарное общество через
равенство условий жизни, работы и социальных отношений, которое
он сам расширял.

Революционеры, любившие кризисы и большие масштабы

Но эти революционеры видели нечто большее: рост капитализма, в первую очередь
, ни в малейшей степени не был линейным. Его кризисы, как и все предыдущие кризисы
, привели к недостаточному потреблению (скандальные, жалкие ситуации
для тех, кто был исключен из производства). Но, в отличие от кризисов
аграрных обществ, капиталистические кризисы были кризисами не
недопроизводства, а кризисами «перепроизводства»: дело не в том, что фабрики
не могли производить достаточно для нужд всех, это что очень динамичный
экономической системы лишил их возможности продать его
огромным массам, которые в нем нуждались, потому что у них не было денег, чтобы купить
того, что было произведено.Вдобавок революционеры утверждали, что все
это происходило регулярно, в циклах, в которых каждый спад обязательно приводил
к конфронтации между все более концентрированной группой собственников и
все более глобальным и однородным классом рабочих. Каждый
будет бороться в большой глобальной революции за контроль над Штатами, которые
удерживали социальные структуры на месте, пока, подобно тому, как это сделала буржуазия
восемнадцатого века во время Французской революции, пролетариат
не возьмет контроль над государством с помощью одна цель: направить
на массовый процесс декомодификации, уступив место обществу изобилия
, где основной целью производства было удовлетворение этой или
этой потребности, вместо того, чтобы продаваться как предметы и услуги по цене.

Маркс и Кропоткин никогда не предлагали закрывать фабрики. Они
думали, что кризисы перепроизводства сигнализируют об ограничении капитализма,
— о пределе, при котором логика товара вступает в противоречие с человеческими потребностями.
Но они увидели в технологии массового производства и во все большем масштабе бизнеса
отражение прогресса, который
приведет рабочий класс к «изменению мира снизу». Они думали, что, устранив товарный характер объектов,
«высвободятся производительные силы», то есть производительность
будет развиваться еще больше, а вместе с ней и знания, благосостояние
и т. Д.Сам масштаб производства также будет развиваться, пока
не станет огромным глобальным государством-фабрикой, настолько продуктивным, что сможет
удовлетворить материальные потребности всего человечества с помощью не более чем
волонтерской работы.

Ничего подобного не произошло. Никакой «глобальной революции» не произошло. С
по 1871 год произошли местные и национальные революции, первые признаки которых искали коммунисты и
анархистов. Большинство было свергнуто; ни один из
не смог производить в больших масштабах в течение следующего цикла роста
и кризиса; а те, кто победил, так и не привели к декомодификации производства
.Напротив, они дали власть
репрессивным тоталитарным режимам с очень иерархической и неэффективной
национализированной экономикой и таким низким уровнем благосостояния среди рабочих
, что они опровергли все заблуждения относительно «освобождения производительных
сил». Когда Советский Союз пал и Китай сделал свои первые шаги
к капитализму, контролируемому коммунистическим государством, коммунизм и социализм
были дискредитированы как альтернативы. В 90-е их место
занял «антикапитализм», который колебался между утверждением, что
другой мир возможен, и отрицанием того, что капитализм и человеческий
видов могут выжить вместе, но избегали объяснения того, как прежний
стал реальным. и что сделало последнее неизбежным.В определенной степени
это было результатом чувства глубокого провала
«альтернативной» мысли, которое последовало за падением Берлинской стены в 1989 году.
Но, не имея собственной теории, она стала бы беспозвоночным
социализмом. , «большое нет», в которое вписалось бы все и вся. Это
было в определенном смысле левизной, сдерживаемой ложным социалистическим раем,
колеблющейся, когда дело доходило до описания будущего общества, и далеким
от любых претензий на построение функциональных моделей в настоящем.

La Historyia que no nos contaron

За несколько десятилетий до того, как были сформированы первые социалистические и либертарианские группы любого веса
, альтернативная тенденция
начала долгий путь с совершенно иной направленностью: коммунитаризм.

Новый мир будет рождаться и утверждаться внутри старого

Основная идея коммунитаризма состоит в том, что новый мир
родится и будет расти внутри старого.
глубоких изменений в социальных и экономических отношениях — системных изменений — не являются продуктом революций и
политических изменений.Бывает и наоборот: системные политические изменения
являются выражением новых форм социальной организации, новых ценностей и способов работы и жизни, которые достигли
зрелости, достаточной для установления широкого социального консенсуса. На определенный момент развития
установлено «соревнование между системами»
. Новые формы, до этого действовавшие только для небольшого меньшинства,
начинают казаться единственными, способными предложить лучшее будущее
для подавляющего большинства.Постепенно они расширяют свой спектр и
свое число, охватывая и трансформируя все более широкие социальные
пространства, и становятся центром экономики, реконфигурируя
культурную, идеологическую и правовую основу общества изнутри.

Для коммунитаристов эгалитарные формы должны сопровождать капитализм в его эволюции
как параллельное общество, а не как утопию — обещание будущего общества
— за исключением гетеротопии: другое, альтернативное социальное
место, со своими ценностями и способами. собственноручно.Сначала они делают это, отставая от
, путем изучения, использования и доработки существующей технологии
и, с определенного момента, вступая с ней в конкуренцию.
Эта перспектива получила название «конструктивного социализма».

Первой целью всегда было показать осуществимость
декомодифицированной жизни «здесь и сейчас» в любом масштабе. Коммунализм
ориентирован не на создание политических партий, а на сети небольших
продуктивных эгалитарных сообществ.Максимум экономической организации
исходит из того, что «каждый в соответствии со своими способностями, каждый в соответствии с
своими потребностями»: установлено
совокупностей товаров, доходов и сбережений, производство организовано на основе консенсуса, и с начала
, самая высокая диверсификация направлена ​​на удовлетворение
разнообразия личных потребностей и получение независимости для всех.

Новые отношения здесь и сейчас

С 1849 года по сегодняшний день всегда работали эгалитарные сообщества:
икарийских общин, русские артели, израильские кибуцы, американские, японские или
немецких эгалитарных ферм… Они были практически на всех континентах. ,
у них были разные имена и нюансы в разное время и в разных местах,
они прошли через всевозможные кризисы, и их члены принесли
огромных жертв.Вместо центральной роли классовой природы
коллективистского нарратива они написали историю своего сообщества и
своего опыта, которые дали сущность центральной идее
конструктивного социализма: строительство — здесь и сейчас, внутри сообщества и
. между ним и его окружением — социальные и экономические отношения, которые
желательны или постулируются как действительные альтернативы существующей социально-экономической системе
, без передачи власти партиям или
организационным структурам за пределами самих сообществ.Не считая
себя «экспериментальными» или имеющими подробные «дорожные карты»,
они сами постепенно создавали наследие и культуру.
Это семена общества изобилия.

В рамках молодого и экспансивного капитализма девятнадцатого века
или капитализма технологической революции и перманентной войны
, которые продолжались до настоящего времени, если эти «декомодифицированные островки»
хотят сохранить свою автономию и приблизиться к изобилию, им нужно выйти на рынок
: чтобы жить без денег в сообществе
, они должны научиться мыслить как торговцы вне его.Это
, никакого противоречия: присутствие на рынке — единственный способ не потерять
технологического темпа системы, которую они хотят преодолеть. Но в то же время
это способ принести старому обществу первые культурные и технологические плоды
нового общества. Это во многих смыслах — включая
мораль, так как она направлена ​​на улучшение условий жизни
большего числа людей — первый шаг к конкуренции между системами
.

Буржуазия в своем средневековом младенчестве ввела революционный принцип
равенства происхождения и несколько технологических усовершенствований
, которые выразили их видение мира в небольших пространствах феодального общества
.Все они произошли далеко от центра производства ценности
в то время, полей. Средневековая коммерческая буржуазия
изобрела важные, но эксцентричные для того времени вещи, такие как
чек, переводное письмо и двойная бухгалтерия. В отличие от
, коммунитаризм продемонстрировал с первого дня
осуществимость экономической организации, задуманной с точки зрения потребностей
. Он был первым, кто воплотил в жизнь равенство, несмотря на
различий по полу, социальному или географическому происхождению, и на протяжении
20-го века оставил ряд новаторских технологий: утепление
и санитария в популярном жилье; повышение продуктивности сельского хозяйства
, такое как капельное орошение, улучшение семян или научное управление
молочными хозяйствами; разработка бесплатного программного обеспечения для
распределенных сетей; и первые аналитические инструменты для общественной разведки
. Это инновации, которые продолжают оставаться значительными и все ближе и ближе к производственному ядру экономической системы.

В том немногом, что мы видели в двадцать первом веке, это ощущение
культурной и технологической «мембраны» между прошлым и будущим,
между капиталистическим обществом и небольшим, декомодифицированным пространством
эгалитарных сообществ стало еще яснее. Появление
новых способов производства, основанных на новых формах общественной собственности, таких как бесплатное программное обеспечение
, и распределенных коммуникационных архитектур, напрямую связанных с декомодификацией
и созданием изобилия, выдвинуло идею
о том, что мы находимся на пороге новый этап, на котором мы сможем
изменить природу конкуренции между системами.

Но, прежде всего, то, что оправдывает новое время для развития
коммунитаризма, — это необратимые экономические изменения, которые
навязывались постепенно: сокращение оптимальных масштабов производства.
Это снижение оптимального производственного масштаба объясняет глубокие тенденции
, которые привели к текущим экономическим кризисам, и почему политические меры
и корпоративные меры часто оказываются контрпродуктивными. И любая альтернатива
сосредоточена не на социальном классе или нации, а на сообществе.

Масштаб и область действия

Оптимальный масштаб — это наиболее эффективное измерение производственных единиц
общества, размер которого неэффективность, вызванная необходимостью управлять чрезмерным размером этих единиц
, превышает выгоду, произведенную
, будучи небольшим больше. Для каждого измерения рынка и каждого технологического уровня
существует оптимальный масштаб производства, и оказывается, что
легко понять, что, в принципе, технологическое развитие
уменьшает оптимальные размеры, потому что чем лучше технология
, тем лучше меньшее количество ресурсов — рабочих часов, капитала и сырья — необходимо на
для производства того же количества продукции.

Из эпохи экономии за счет масштаба…

В период расцвета капитализма, в 19 веке, между ставкой британского империализма
на свободную торговлю, американской экспансией, объединениями европейских стран
и революциями в области транспорта — клипер, железная дорога
и пароходы — рынки росли намного быстрее, чем производительность. Оптимальный размер
всегда оставался недосягаемым, а капитала для его достижения всегда не хватало. Это был золотой век, и он увидел самые настоящие из
акционерных обществ: гигантские коллективные усилия, которые объединили
сбережений десятков тысяч мелких вкладчиков и капиталистов, чтобы запустить производство в
целых странах, чтобы фрахтовать все быстрее и быстрее. лодки, проложить
телеграфных кабелей через океаны или пересечь континенты из конца в конец по
железным дорогам.

Долгое время непрерывный рост масштаба, казалось, подтверждал
марксистов, кропоткинистов и социал-демократов. Во всех их экономических моделях
, в условиях постоянной экспансивной динамики капитализма,
была необходимость снизить цены за счет увеличения производства в час до
, чтобы выжить в условиях конкуренции, и даже — если владелец был первым, кто внедрил
новых машин или технологий — получить исключительную выгоду, в то время как другие
фабрик адаптировались. Каждый раз, когда производственная мощность увеличивается, выгода
, которую вносит каждая единица продукта, уменьшается, поэтому для сохранения или увеличения общей выгоды
владелец должен производить еще большее количество,
, что требует внедрения новых машин и процессов для достижения
еще больший масштаб.Наконец, по мнению этих авторов, когда
единиц продукции приближается к потенциальному размеру рынка или даже превышает его, возникает
кризисов перепроизводства.

Эта модель, впервые описанная Марксом, известна как «закон
о тенденции к снижению нормы прибыли». На протяжении десятилетий экономисты-марксисты
повторяли мантру о том, что «тенденция к снижению нормы прибыли
компенсируется увеличением массы продукта»
, и считали само собой разумеющимся, что каждый цикл роста и кризиса начнется с
с большей масштаб и еще больше увеличил бы его. Соответственно, капитализм
был на пути к созданию большого бизнеса,
настоящих глобальных монополий на всех без исключения промышленных и потребительских рынках, что
как перчатка соответствовало квазирелигиозному марксистскому видению
великого, революционного, глобального Армагеддона между пролетариат и буржуазия
, и с социал-демократическим видением, что социализм будет
результатом национализации крупных отраслей промышленности демократическим государством
, когда они достигли критических размеров.

Однако за обеими моделями, революционной и
реформистско-национализирующей, было предположение, которое вскоре будет показано
ошибочным: что в каждом цикле будет появляться более высокий платежеспособный спрос.
Очевидно, что средний масштаб предприятий в капиталистическом мире
не увеличился бы, если бы владельцы не могли предвидеть растущий объем спроса
, потому что с учетом спроса, который не рос во всем мире, если бы они могли
производить то же самое с меньшими ресурсами, они не собирались увеличивать масштаб
, а уменьшали его.

В то время, когда Маркс писал свою экономическую теорию — фактически, в течение почти
года всего XIX века — этот необычайный спрос в значительной степени исходил от включения Азии и Африки в состав мирового рынка в
году. Колониализм, подавляя
отсталых экономик и разрушая торговые барьеры для
британских и французских товаров, постоянно увеличивал спрос на
промышленных товаров, преодолевая тенденцию к уменьшению размера
производственных единиц, которая стимулировала технологическое развитие.

… к эпохе неэффективности масштаба

Мы можем поставить дату изменения на 1914 год. Двадцать лет спустя после
колониального раздела Африки между великими промышленными державами на Берлинской конференции
, ожидание того нового, дополнительного -капиталистические рынки
присоединятся к рынкам великих держав, которые уже рассеялись. Территориальная напряженность
в Европе отражала жесткость разграничения
колониальных границ. Война, которая вот-вот должна была разразиться, была «мировой войной»
именно потому, что она означала конец первого этапа конфигурации единого глобального рынка
.Марксистские пророчества сбывались
. Кризис 29 года, кажется, подтверждает их. Однако с
там — через еще одну мировую войну, процессы деколонизации в
Африке и Азии и очень долгую холодную войну — свидетельства около
опровергают идею о том, что капитализм постоянно развивался в сторону увеличения масштаба бизнеса на
.

Фактически, крупный национальный бизнес, который процветал в начале
двадцатого века, после войны, был центральным только в
социалистических странах и для некоторых националистических режимов в отсталых странах.И в
году их, и в развитом мире, где они кратковременно процветали как инструмент
послевоенного восстановления, они не были «спонтанным» результатом
эволюции рынков. В любом случае они были кратчайшим путем к запуску производства
и оживлению промышленности после колоссальных разрушений
, нанесенных кризисом и войной. Но вскоре они достигли потолка,
, особенно в рамках плановой экономики, знаменем которой у них было
. На каждой новой фазе технологического развития крупные государственные предприятия
увеличивали неэффективность и свои затраты, которые в авторитарной и централизованной системе
распространялись с необычайной скоростью
по всей экономической системе.СССР, обещавший «догнать США
» в середине 60-х годов, к 70-м годам
года вступил в кризис, а в 80-х — в открытую распаду.

В западном блоке даже самые крупные транснациональные корпорации не имели размеров
, сопоставимых с великими государственными динозаврами СССР, и все же вес
неэффективности масштабов стал очевиден к середине 50-х годов.
Именно тогда экономист Кеннет Боулдинг обратил внимание на проблемы
коммуникации, управления и контроля в крупных пирамидальных
организациях.Боулдинг также предупредил, что, учитывая размер и вес
определенных компаний в экономической системе и их влияние на занятость, неэффективность
угрожает распространиться на всю экономику через штат
, поскольку крупномасштабные предприятия конкурируют за «захват» и компенсировать
издержек, связанных с неэффективностью из-за чрезмерного увеличения арендной платы
в результате специально разработанных правил.

Следуя предупреждениям Боулдинга, технологические исследования стали
, сосредоточенными на информатике и управлении данными, на коммуникациях,
и на формах работы.«Информационная революция», начавшаяся в то время
, была первой линией защиты от последствий чрезмерного масштабирования
. Однако этого было недостаточно. В середине 70-х годов
стало очевидным в Европе — и не только там, — что государство
послевоенного периода, захваченное крупным бизнесом и отраслевыми интересами, было
фактически нежизнеспособным.

Это было тогда, когда был разработан набор политик под названием «неолиберализм».
По сути, это была попытка противостоять результатам чрезмерного масштабирования в
другим возможным способом: путем расширения рынков.Оригинальность неолиберализма
заключается в том, что он не только расширяет рынки в космосе — за счет снижения тарифных барьеров на
и создания зон свободной торговли, — но также и на
с течением времени с использованием новых инструментов, таких как «финансиализация».
Сегодня капитал слишком велик для реальных производственных масштабов…

Хорошо известно, как финансовые инновации и дерегулирование объединились
, чтобы заложить основы для глобального кризиса 2008 года. Меньше всего обсуждается
, что в том же «изобилии капитала» », Предшествовавшей крушению
, проявилась проблема чрезмерного масштаба.Изобилие инвестиций
— это массовый мираж, порожденный безнадежностью инвесторов
, которые не могут найти место для своего капитала.

Кроме того, эта проблема, которая уже стала повсеместной, была усилена захватом банками
государства и самого рынка. Государство дерегулировало финансовую деятельность
в пользу крупных банков сверх разумной отметки
пунктов. Государственные агентства были бессильны, и часто
обусловливались или соблазнялись давлением со стороны учреждений, которые считались «системными», а
превращались «слишком большими, чтобы рухнуть» в пиратский флаг.И даже рынок
не мог выступить в качестве противовеса. С рейтинговыми агентствами, захваченными их
собственными клиентами и распространяющими гипероптимистические описания, масса из
мелких инвесторов могла только следить за великими тенденциями капитала в качестве независимого индикатора
. Проблема в том, что это движение не было
независимым, поскольку его направляли те же финансовые группы.
В результате получилась система, которая даже в разгар аварии сдерживала
своего ущерба за счет злоупотребления асимметрией информации и своей способности
устанавливать цены за счет своих клиентов.Сегодня, спустя восемь лет
после падения Lehman Brothers, эта система в основном остается нетронутой.

Корень проблемы состоял в том, что
финансовая система также страдала от неэффективности чрезмерного масштабирования: суммы капитала были слишком
по сравнению с реальным производительным бизнесом, чтобы кто-либо мог обратить
внимание на реальность инвестиции; и даже проявить интерес
к инвестированию в масштабах, которые, как известно, были действительно продуктивными. Задача
, которую нужно было решить, заключалась и остается в том, чтобы «разместить» большие груды капитала, которые
не смогла и не может найти достаточно проектов своего размера.

За последние два десятилетия в экономической прессе
стало обычным явлением слышать жалобы на то, что появляется меньше новых крупных отраслей, которые оправдывают грандиозные инвестиции
, чем в предыдущие периоды.

Попытка решить эту проблему, которая пришла с неолиберализмом, заключалась в
«финансировании» целых рынков: «упаковать» риски — «растворить» часть из
здесь и часть оттуда — и создать абстракции стоимости для ставки
. больше, чем инвестировать, эти огромные суммы капитала.Enron, подразделение
, сделавшее финансовую поддержку своим флагманским продуктом, дало возможность инвестировать
в такие вещи, как «установленный мегабит полосы пропускания» или
«мегаватт потребляемой мощности», показывая, что даже телекоммуникационные и энергетические компании
не были способны удовлетворить потребность в разместить большие массы капитала на
собственных. И знаменитые производные ипотечные инструменты, которые были в центре
кризиса в 2008 году, показали, что строительный сектор
стал слишком маленьким для масштабов капитала, который хотел бросить ему свою долю
.

Кризис 2008 года прояснил происхождение «разложения» с
, с которого мы начинаем этот манифест: одновременное разрушение двух
основных социальных институтов, государства и рынка, голодом на
ренты чрезмерно компании и финансовые компании — это лишь верхушка
айсберга, которые видят в них единственный способ компенсировать свою
неэффективность масштаба. То, что все видели в финансовом секторе в
годах, последовавших за банкротством Lehman Brothers, позже было видно с такой же ясностью в доминирующих компаниях в секторах, как
, очевидно, разных, таких как энергетика или агропромышленность.

… и оптимальный масштаб приближается к размерам сообщества

Но если результат неолиберальной финансовой политики стал предметом пристального общественного внимания
, то
обычно не привлекает столько внимания, так это то, как информационная революция присоединилась к глобализации торговли
в товарах с уменьшением оптимальных масштабов для создания целой серии
новых производственных форм. Несомненно, причина в том, что первыми, кто воспользовался этим преимуществом
, были тысячи азиатских малых предпринимателей,
истинных двигателей радикального сокращения глобальной бедности.Только более чем
, десять лет спустя, в разгар кризиса, новые модели
начали поступать в Европу и Америку, вызвав волну устойчивых, небольших,
предпринимательских проектов на новой технологической базе и часто ориентированных на
. нишевые потребности на мировом рынке.

Мы можем сгруппировать эти новые формы вокруг двух основных тенденций: «P2P-режим производства
» и «прямая экономия». Режим производства P2P
воспроизводит модель бесплатного программного обеспечения во всех отраслях промышленности, где знания
сконцентрированы в дизайне, программном обеспечении, творчестве, чертежах и т. Д.,
играет центральную роль в создании стоимости; и может накапливаться в «
нематериальных универсальных ресурсах», которые можно улучшать, реформировать и использовать
альтернативными способами для множества различных проектов.

Эта многофункциональность инструментов и цепочек создания стоимости — которую экономисты
называют «масштабом» — является ключом к прямой кономии, способу
создания продуктов, созданных небольшими группами, и вывода их на
глобальных рынках с использованием, на С одной стороны, недорогие, адаптируемые внешние производственные цепочки
и бесплатное программное обеспечение, а с другой — системы предварительной продажи
или совместное финансирование.

То есть, на наших глазах, до и после крупного финансового кризиса,
сформировалась новая мелкая промышленность, которая
характеризуется тем, что является глобальной, а также привлечением капитала и кредитов за пределами финансовой системы
, некоторые в платформы для совместного финансирования, другие объявляют
о своих предварительных продажах и получают пожертвования в обмен на мерчандайзинг.
Фактически, это индустрия «бесплатного» капитала, которая не должна передавать
права собственности на бизнес собственникам капитала, потому что, с одной стороны,
снижает ее потребности за счет использования общедоступных технологических инструментов
. , как бесплатное программное обеспечение, и, с другой стороны, получение необходимого ему небольшого капитала
в виде авансовых продаж и пожертвований.

Взятые вместе, P2P-производство и прямая экономия, два способа замены масштаба
размахом, являются передовым краем продуктивной экономики
, которая все быстрее и быстрее движется к уменьшению масштаба.
Это делает их важными для понимания того, почему у коммунитаризма
уникальные возможности в новом столетии.

Создание изобилия здесь и сейчас
Изобилие связано с производством, а не с потреблением

Изобилие — это экономическая концепция в контексте производства, а не
потребления.Изобилие существует, когда дополнительная единица может быть произведена без
, что означает заметное увеличение затрат. Для экономистов
можно свести к формуле: «нулевые предельные издержки». На идеальном конкурентном рынке
, когда предельные издержки равны нулю, это означает, что цены, по которым
максимизируют выгоду для производителей, также будут равны нулю.

Тогда здравый смысл скажет, что у бизнеса не будет стимула продолжать производство
. Но на самом деле произошло бы прямо противоположное.Хотя цена продукта
равна нулю, производитель заинтересован в том, чтобы
производило максимально возможное разбавление постоянных затрат, насколько это возможно
среди всех произведенных единиц. Именно в тот теоретический момент, когда цена
равна нулю, когда бизнес перестает думать о рынке и начинает
стремиться к максимальному удовлетворению человеческих потребностей, соответствующих его продуктам.

То есть, если бы предельные затраты приблизились к нулю, продукты были бы
«декомодифицированными», перестали бы быть товарами, которые нужно продавать,
, потому что в противном случае это привело бы к новым убыткам.Как следствие,
на определенном уровне, любой может наслаждаться столько, сколько ему нужно, не отказываясь от чего-либо, и та же самая рациональность, которая ориентирует поведение
предприятий на максимизацию выгоды, приведет к экономике
, сосредоточенной на удовлетворение человеческих потребностей: любой может наслаждаться
сколько ему нужно, не отказываясь ни от чего.

Это не означает, что капитализм имеет тенденцию «декомодифицироваться» из-за
простого эффекта конкуренции. Но это крайнее решение базовой модели
экономического анализа в любом случае очень поучительно.

На практике изобилие существует, когда затраты на производство еще одной единицы
ничтожны, и, учитывая разумный расчет потенциального спроса, мы
можем делать это бесконечно. Например: стоимость обслуживания веб-страницы или
электронной книги для еще одного пользователя с нашего собственного сервера для всех
практических целей равна нулю.

Дефицитный продукт в децентрализованной сети в изобилии присутствует в распределенной сети

Мы должны сказать, что этот пример будет верен только в пределах определенного диапазона запросов
, но если бы количество людей, которые хотят прочитать нашу книгу
, было чтобы пройти определенную критическую точку, нам пришлось бы увеличить пропускную способность на
, а также количество серверов.Итак, если мы посмотрим на
в долгосрочной перспективе, это увеличение затрат следует отнести на счет обслуживаемых
единиц. Предельные затраты, связанные с последней распространенной копией
, не равны нулю. Изобилие в таком случае было бы
просто иллюзией, миражом, вроде того, как затраты на привлечение большего количества людей
для работы в нашей машине: это практически ноль … пока не закончатся места. Как только
мест будут заполнены, нам понадобится другая машина или хотя бы билет на автобус по цене
человек, которых мы хотим перевезти.Предельные затраты, увеличение затрат на
для еще одного человека, были бы положительными и легко заметными на
.

Но в нашем информационном примере эта критика была бы верной только
, если бы копии были распределены с одного сервера. Если мы поделимся этим
в распределенной сети с другими пользователями, которые, загрузив его, сделают
доступным для других по очереди, каждая новая загрузка, каждый новый пользователь будет означать
, возможное место для других загрузок. Чем больше людей загрузят
, тем меньше будет вероятность того, что, независимо от того, насколько быстро будет
или большой рост спроса, любому члену сети
придется увеличить свои расходы, чтобы кто-то мог загрузить новую копию
. .

Это, несомненно, самое важное, чему нас научил Интернет:
тот же самый продукт, которого много в распределенной сети, безусловно,
не будет в централизованной или децентрализованной сети. И, наоборот,
, чего не хватает в централизованной или децентрализованной сети, может быть
в распределенной сети.

Этот вывод может показаться ограниченным, поскольку при наличии современных технологий
он повлияет только на нематериальные товары. Но некоторые из этих нематериальных активов — например,
промышленного дизайна, оборудования или процессов — являются двигателями увеличения производительности в производстве физических товаров на
, и после мировых войн процент
, который они представляют от общей произведенной стоимости, только увеличился.
Их превращение в бесплатные товары не может не оказать глубокого воздействия
на всю производственную систему.

Вот как работает, например, создание свободного программного обеспечения, как и
вся растущая экономика в целом, подавляющее большинство из которых
декомодифицировано, что мы включаем под ярлыком «режим P2P производства
». В то же время прямая экономика использует результаты
инноваций вне производственного аппарата, контролируемого чрезмерно масштабными
отраслями и очень масштабной финансовой системой, повышая производительность на
в производстве материальных товаров и толкая масштаб еще на
вниз. .

«Режим производства P2P» — это модель производства изобилия

Хотя мы все еще далеки от общего изобилия, у нас есть модель производства изобилия
для нематериальных товаров и инноваций — «Режим P2P
производство.» Это, в свою очередь, питает сектор, прямую экономику,
, который демонстрирует достаточную производительность на рынке, чтобы конкурировать и превосходить
отрасль «извне», без помощи чрезмерно масштабных
финансов. То есть эта новая продуктивная экосистема способна составить конкуренцию
и завоевать позиции гиганта, который пользуется преимуществом внерыночной ренты
, такой как индивидуальные правила, гранты или патенты.
Мы говорим о той же внерыночной ренте, которая умножилась на
неолиберализма и вызвала одновременную эрозию государства
и рынка, то есть социальное разложение. Итак, демонстрация
того, что существует продуктивная альтернатива, — это уже большая новость.

Это социальное и производственное пространство вокруг «нового цифрового достояния» или
, просто «общего», является сегодняшним эквивалентом первых городов и
рынков средневековой буржуазии, пространства, где возникли новые некоммерческие социальные отношения
, и новая логика, вместе с признаками автономии
, начинает оказывать ограниченное, но прямое влияние на производительность.
В период раннего средневековья буржуазия смогла загнать
этих городов, чтобы превратить их сначала в большую «городскую мастерскую», а затем
— в «муниципальные демократии». Аналогичная историческая задача, ставшая целью
— общество изобилия, — вот что ждет коммунитаризм впереди.

Это происходит потому, что все это сокращение масштабов приближает оптимальный размер
производственных единиц к измерению сообщества, и, следовательно,
указывает на сообщество как на главного героя общества изобилия
.И именно в сообществе мы можем понять, почему борьба
за преодоление социально-экономической системы не может быть предложена в качестве избирательной платформы
, какой бы революционной она ни была, а, скорее, происходит в
году в обстановке более глубокой конкуренции: производительности.

[Конечная часть 1/2]

[START 2/2]

https://lasindias.com/the-communard-manifesto-html

Два лица производительности

«Производительность» — это слово, которое вызывает отторжение у крупных слоев населения в
человек.В течение многих лет зарплаты снижались, рабочие дни увеличивались на
, а тысячи рабочих увольнялись во имя повышения производительности на
человек. Это нормально, когда слово вызывает дрожь, потому что в
застойных ситуациях и в капиталистических рамках оно означает ровно
.

В действительности, однако, повышение производительности означает возможность делать больше
с меньшими ресурсами и является мерой всех системных альтернатив. Знаменитое «освобождение производительных сил»
, которое старые революционеры
ожидали прийти на смену капитализму, есть не что иное, как общее
развитие производительности.Двигатель увеличения производительности
— это технологические изменения, которые в широком понимании включают формы организации и структур
. С точки зрения сообщества, центр
развития производительности сегодня находится в свободном программном обеспечении, в распределенных сетях
и в многоцелевых, недорогих инструментах производства
и цепях: все, что приближает нас к изобилию.

Повышение производительности означает «выжать больше» из факторов: с
одинаковым количеством ресурсов, производя больше стоимости за тот же период времени
.Повышение производительности означает, например, получение большего количества энергии
от солнечной панели, потребность в меньшем количестве воды для производства того же количества или на
овощей больше или наличие новых программ, которые сокращают часы, которые нам
приходится тратить на повторяющиеся задачи управления.

Но для чрезмерно масштабного капитала в застойных ситуациях, когда нет новых
инвестиций или технологических улучшений, «производительность» означает, помимо
всех, более интенсивное использование фактора труда. То есть:
получают рабочее время бесплатно — например, путем продления рабочего дня
без оплаты сверхурочных; или за счет сокращения персонала, в то время как
необоснованно превосходят оставшихся, что эквивалентно сокращению заработной платы на
человек.Альтернативные, а иногда и дополнительные способы
могут включать снижение качества сырья и, следовательно, их стоимость до
, не осознавая этого потребителями; или прекращение нести ответственность за
внешних эффектов, созданных в процессе производства, таких как сброс необработанных отходов в реку
, чтобы сэкономить на фильтрах и очистителях. Неудивительно, что слово
«производительность» может звучать устрашающе.

Однако с точки зрения сообществ повышение производительности
означает совсем другое.Основной способ получить его — это как
новый, поскольку он недоступен для типичного бизнеса, который завышен
и жаждет арендной платы.

Давайте снова рассмотрим пример публикации онлайн-книги. Чтобы
вычислить продуктивность факторов, нам нужно найти соотношение
между количеством загрузок и количеством факторов, задействованных
в их производстве. Но если, как мы видели ранее, вместо того, чтобы размещать его на
отдельном сервере, мы делимся им в распределенной сети, стоимость одной загрузки еще на
будет равна нулю.На данный момент мы живем в мире изобилия
человек. Даже если бы он имел огромный успех, и сотни тысяч людей
скачали копию, нам не нужно было бы увеличивать использование факторов
. Производительность работы, необходимой для написания, редактирования и форматирования книги
, будет возрастать с каждой дополнительной загрузкой.

Но идти по этому пути означает согласиться с тем, что цена
товара в изобилии, который представляет собой любой оцифрованный контент в распределенной сети, равна нулю.
А с нулевыми ценами не так-то просто обеспечить капиталу дивиденды, которые он желает
.Итак, издатели, гиганты программного обеспечения, фармацевтические компании и
киностудий пытаются поддерживать внебиржевую ренту в форме юридической монополии
, называемой «интеллектуальной собственностью». И именно поэтому музыкальные компании
зависят от централизованных структур, которые сопряжены со значительными предельными издержками
, таких как iTunes или Spotify, для контроля ограниченного распространения
своих продуктов, чтобы они могли поддерживать
положительных цен.

Искусственное создание дефицита стало образом жизни для чрезмерно масштабной
индустрии

Традиционные отрасли информации и знаний заняты
искусственно созданием дефицита.Современная экономическая теория
описала интеллектуальную собственность как «ненужную» в течение многих лет, и
известных экономистов считают, что ее отрицательные
эффекты намного превышают положительные. Крупные распределенные сети, в которых
миллионов людей обмениваются цифровыми файлами, являются гораздо более эффективной средой
для распространения оцифрованного продукта, чем Facebook, Twitter, Google
Books или Amazon, но индустрия контента удерживает юридический и
политический контроль над лет, что обходится им в миллионы каждый год в
юристов и лоббистов, чтобы иметь возможность оградить такие сети законом и
сажать в тюрьму их сторонников.

В производстве физических товаров и услуг контраст на
менее резкий. В отличие от капиталистического бизнеса, в эгалитарном сообществе
повышение производительности приводит к сокращению
рабочего времени, которое нужно посвятить, чтобы иметь возможность поддерживать комфортный образ жизни
на основе продажи продуктов на рынке.

Нам нужно сказать, что сокращение объема работы означает, что мы можем тратить больше времени, не
глядя в потолок, а посвященное другим видам деятельности, например
изучению новых дисциплин, играм, рисованию или развитию вкладов
в общественное достояние в мире. форма бесплатного программного обеспечения, дизайнов, книг или
аудиовизуального контента в общественном достоянии.Действия, которые показывают нам, из чего будет состоять
вид работы, которая заменит наемный труд, когда мы
приближаемся к подлинному обществу изобилия: выражение навыков
, мотивированных удовольствием от взаимодействия с другими,
удовольствием учиться, экспериментировать , и способствуя. Это
противоположность изощренной формы рабства, навязанной дефицитом.

Капитализм был величайшим средством повышения производительности в истории, но
просто не может позволить себе изобилия.Сообществу же это нужно
.

Изобилие — это магия, которая сияет через «хакерскую этику»

Любой, кто жил или провел достаточно времени в эгалитарном сообществе
, почувствовал, как изобилие продвигается за счет сокращения работы, вызванной
дефицитом, и его постепенное замещение работой, понятным как
личного и добровольного выражения удовольствия от обучения и
участия. Когда все является общим и делится ответственность,
нет разделения между временем жизни и временем работы.Вы сами можете быть
, и развитие в работе побуждает нас узнавать что-то новое в новых областях
и продолжать развиваться. Тогда мы перестаем быть простыми «техниками» или
«специалистами» и становимся «многопрофильными специалистами». Это способ интеллектуального развития
, который естественно сочетается не только с уменьшением масштаба,
, но, прежде всего, с расширением масштабов, способностью создавать множество
различных вещей на одной и той же производственной базе. Мультиспециализация — это
продвижение к концу распыления знаний, аналогичное
предельному разделению труда на промышленном предприятии.

Изобилие — это магия, которая сияет через «хакерскую этику» и
различных групп пользователей. Неслучайно рабочая этика, основанная на
знаниях и удовольствии, выходит за пределы мира коммунаров — где она
существовала всегда — совпадая с социальной экспансией Интернета и
первых форм производства P2P. Первые культурные проявления
распределенных сетей культивировали удовольствие от открытия всех тех
приложений знаний, которые приносят много пользы, но не являются товаром.
Они отметили их ценность, потому что, несмотря на то, что они имеют нулевую цену
, они открывают нам братство общих знаний и, со временем,
улучшают жизнь тысяч или миллионов людей.

На протяжении почти столетия капитализм был неспособен превратить
повышения производительности в сокращение рабочего дня. «Хакерская этика»
, связанная с производством P2P, показывает, как развитие изобилия
с самого первого дня приводит к постепенному упразднению рабочей силы
по необходимости.Эта форма работы конкурирует с временем, посвященным
обучению, проживанию и получению удовольствия от жизни, и противостоит им.

El camino de la изобилие но паса по продукту менос

Изобилие не имеет ничего общего с потреблением и тем более с потреблением
. В действительности консьюмеризм — это не «состояние капитализма», а
навязчивая форма потребления, с помощью которой некоторые люди, сокращенные до
изолированных индивидуумов, когда они выходят на рынок, пытаются оправиться от
страданий, одиночества, беспокойства о работе без смысл и
атомизированный образ жизни, который, как и система, которая их производит, «никуда не денется.Часть среднего класса практикует потребительство
с тем же пылом, с которым они затем говорят о нем, как если бы это была всеобщая вина
. Некоторые требуют «снизить потребление» и «уменьшить рост» в качестве системной альтернативы
. Это близорукий взгляд: консьюмеризм не является центром нынешней экономической системы
. Это духовный симптом, видимый только в
привилегированном меньшинстве, более серьезной и широко распространенной болезни — той же самой болезни
, которая вызывает хроническое недоедание, в котором продолжает жить большинство
человечества, и экологические катастрофы, которые их движут.

Вылечить эту болезнь не означает производить меньше или «вернуться» к
докапиталистическим технологиям. Отказ от производительности, завоеванной
научными знаниями, означал бы еще большее отчуждение и бедность. Обмен
промышленности на ремесленничество и технологичное сельское хозяйство на менее производительные формы
означал бы просто снижение производительности и, следовательно,
растрату еще большего количества человеческих и природных ресурсов, чем уже приводит к неэффективности
чрезмерного масштабирования. Отказ от технологического развития
означает не что иное, как принятие форм производства, которые на
более затратны по ресурсам.

Напротив, мы хотим производить изобилие здесь и сейчас, в другом масштабе
и используя другую логику — логику сообщества и потребности
реальных людей — разрабатывая все более и более производительные бесплатные технологии
, потому что только с более высокой продуктивности
сможем ли мы потреблять меньше невозобновляемых природных ресурсов, меньше часов рабочего времени
, вызванного необходимостью, и меньше капитала, при этом
по-прежнему неся ответственность за благополучие других.

Если есть что-то, от чего мы не можем отказаться, не усугубляя ситуацию, так это изобилие
.Трудно и будет трудно преодолевать «заборы»
и «препятствия», которые патенты ставят на пути научного знания.
Большой ущерб был нанесен эволюцией в сторону искусственного
создания дефицита в химической, аграрной и фармацевтической
отраслях промышленности. Мы не должны путать научное и технологическое развитие
с его монополистическим и рентоориентированным применением, которое
крупномасштабных технологических, семенных и биомедицинских исследовательских компаний превратили в свои флагманские продукты.В применении генетики к сельскому хозяйству
, например, есть обещание изобилия, хотя даже
его использование Monsanto сегодня означает повседневную жизнь
разрушения окружающей среды, искусственного дефицита и разрушения свободы производителей.
Что мы будем делать с чрезмерным использованием природных ресурсов?

Прекращение чрезмерного использования природных ресурсов будет достигнуто не
, производящим меньше или возвращающимся к устаревшим технологиям, а на пути
к изобилию.

Это хорошо видно при эксплуатации в сельском хозяйстве. В Израиле, где
кибуцы и кооперативное движение были ядром аграрного производства
и лидером в технологических инновациях, производство
с 1948 года по сегодняшний день увеличилось в 16 раз, что в три раза превышает численность населения
человек. И хотя площадь орошаемых земель увеличилась с 30 000 до 190 000 га, 9 0007 потребляется воды на 12% меньше. То есть технологическое развитие
, стимулированное коммунальным сектором, увеличило общую производительность — на
не менее чем на 26% — значительно снизив стоимость производства еще одной единицы
и, в этой степени, приблизившись к изобилию.Но увеличение производительности фактора
еще больше — нам говорили десятилетиями — привело бы
к региональному коллапсу, если бы производство продолжало расти. Вместо этого повышение производительности
и увеличение производства не только не привели к увеличению нагрузки на ресурсы
, но и снизили общее потребление воды.

Но укрепление сообществ и продуктивность коммунитарного сектора
не находится в центре внимания официальной версии или политического консенсуса
в Европе или среди американских либералов.В этом повествовании, подпитываемом на протяжении
десятилетий катастрофой, которая пронизывала все послания, от
голливудских блокбастеров до официальных документов ООН или ЕС,
было оправданием любой ценой того, как государства платили крупными суммами,
завышенные затраты на трансформацию бизнеса, чтобы избежать катастрофы, которую сами
создали и о которой сообщили. Во имя неминуемой катастрофы
нам нужно было заплатить автомобильным компаниям за их инфраструктуру
затрат, когда они перешли на электромобили, и дать сумасшедшие субсидии крупным энергетическим компаниям
, обеспечивая их центральную роль, когда технологии уже были
, указывая на возобновляемые, распределенные электричество.Процесс был
и остается фестивалем взятия ренты и коррупции, который даже привлек
Mondragon, группу кооперативов, которая в течение многих лет была глобальной моделью
именно из-за ее чрезмерного масштаба и удаленности от
. модели сообщества.

Иначе и быть не могло. В течение многих лет придерживаться повествования эколога
означало выбирать между двумя ложными вариантами. Первое: игнорировать
страданий и голода для большей части мира и выступать за снижение производительности
.Второе: присоединитесь к списку тех, кто хочет
отнять еще больше суверенитета у людей и сообществ и дать на
больше ренты монополиям. Очевидно, это безвыходная ситуация.
Соединяя точки

Если мы соединим точки экономических изменений в наше время, то, безусловно, первое, что бросится в глаза
, — это большой кризис масштаба, в котором
крупных фондов и компаний дисфункционального объема задыхаются от
двух основных институтов. системы — государство и рынок — и
, ускоряющие их глобальное разложение, разложение, которое влечет за собой огромные
человеческих и экологических издержек.Но если мы расширим структуру, мы также увидим
, что «глобализация небольшого» бесплатного программного обеспечения и
распределенных сетей создали первую систему технологических некоммерческих инноваций
— «способ производства P2P» — и Растущий
промышленный сектор — прямая экономика — который поддерживается им, составляет
, конкурируя лицом к лицу с чрезмерно масштабными аграрными и промышленными предприятиями
, даже несмотря на то, что он имеет общинные размеры.

И если мы немного покопаемся, все же мы найдем кое-что еще: мы обнаружим
, что коммунитаризм — это параллельное подпольное движение, которое
сопровождало капитализм с его юности, исследуя пути нового жизненного опыта
и сея семя общества изобилия, в то время как
оно ждало своего часа.В свое время масштаб изменений
мог быть принят самоорганизованными эгалитарными сообществами. С того времени
и далее распределенные сети сообществ смогут заложить основу
для реальной конкуренции между системами, как это сделал капитализм
со своим феодальным и наземным предшественником.

Мы думаем, что время приближается. Но чтобы воспользоваться этим, нам,
, сначала нужно победить то, что повествует о разложении
: центральное место в работе.

Преодолевай труд, вновь завоевывай жизнь

Постоянное увеличение производственных масштабов на протяжении почти двух столетий,
, а вместе с ним,
разделения труда и знаний, привело к размыванию отношений между людьми и конкретной работой, которую они
делать. Для все большего и большего числа людей становилось все труднее понять, что их работа
значила и способствовала их близким и обществу, помимо зарплаты
и нескольких выходных дней в году. Это и было названо
«отчуждением».Гигантский масштаб, работа настолько специализированная и повторяющаяся, что
казалась несущественной, гомогенизация труда каждого и
в результате совершенная взаимозаменяемость рабочих придали смысл — социальная
и интеллектуальная полезность труда, который каждый человек выполнял в обществе
, — то, что было чуждо жизни людей. «Работа» превратилась в
не-жизнь, в отличие от «свободного времени», которое было поистине человеческим и зарезервировано
для семьи и друзей, то есть сообщества.

Было бы разумно предположить, что это явление исчезнет с постепенным сокращением
оптимальных масштабов производства и медленным появлением
— по мере того, как отрасли станут более независимыми от внедрения
знаний — мультиспециализации.Но правда в том, что новые поколения
лишены даже отчужденной работы.
Не иметь доступа к работе — значит быть в изгнании

В течение 15 месяцев [широкомасштабные протесты против жесткой экономии, начавшиеся 15 мая
2011 года в Мадриде] в Испании стало модным звонить молодым людям,
уехавшим работать в другие места по всему миру «изгнанники». Между тем,
по официальной статистике, 40% оставшихся составили
безработных. Это были настоящие изгнанники: они были отделены от
продуктивной жизни,
от сотрудничества и социальных дел, от отношений с природой.

Вся жизнь тех, кто пытался выйти на рынок труда в начале
кризиса, является аномалией. Будучи чуждыми самой реальности
, частью которой они были, они стали зрителями даже самих себя;
когда-то люди использовали мобильные телефоны на демонстрациях, а теперь они используют камеры
. Разделение работы вскоре стало очевидным в появлении
(анти) потребительских нарративов; потребление — единственный способ
участвовать в чужой для них экономике — стало для многих
объяснением всей социальной системы и ее неудач.Один из
способов выразить это общее отчуждение заключался в замене
традиционной центральности спроса на доступ к работе требованием
на арендную плату, гарантированную государством.

Жить вне социального пространства, созданного работой, — значит уйти в социальную
изгнание, потерять или никогда не иметь положения реального члена сообщества
: быть не среди тех, кто превращает работу в богатство, а среди
те, кто зависит от квартплаты.

Все, что определило этот кризис, заманило в ловушку тех, кто достиг
совершеннолетия, как постоянных несовершеннолетних.Все привело к их одиночному заключению
в качестве индивидуального потребителя. Эта изоляция обязательно расстраивает. Это отчуждение ощущается как таковое, как бессмысленность.
Но поиск смысла вне работы, то есть за пределами
сообщества, общества и природы, может легко привести людей к поиску
утешения в иллюзорных сообществах, которые поглощают нас, не предоставляя
того, что делает нас полезной частью реальное сообщество: способность
способствовать благополучию друг друга, производя.Вот почему
это были годы роста расизма, антисемитизма, ксенофобии,
джихадизма, а также политического и религиозного сектантства.
Самореализация невозможна без работы

И именно поэтому старый коммунитарный лозунг
«завоевание труда» актуален как никогда. «Победа над работой»,
, возвращение ее в качестве центральной для общества через сообщество, ведущая ее
и создавая ее, — единственное, что может повернуть вспять движение к
, пустоте потребительского нарратива, отрицанию различий,
ксенофобия и тысяча и один национализм, которые возникают, стремясь к
, создают еще больше границ и ренты.Это единственное, что может
воссоздать смысл и позволить самопознание и самореализацию,
то есть, каждый человек живет своими собственными ценностями. Итак, работа имеет неизбежное моральное измерение
, и поэтому побеждающая работа имеет ценность
возрождения, истинного восстановления личных прав и возможностей для целого поколения
и огромной массы людей, которых политическая активность или конформизм
никогда не сможет. предлагать.

Никогда еще технологии и знания не позволяли производить так много продукции
в таких небольших масштабах, как сегодня.Никогда еще не было так просто стать
главными действующими лицами производства и строительства нашего окружения
; никогда не использовались доступные технологии или
не развили столько знаний, сколько в наши дни; Никогда еще продуктивные процессы
не были столь прозрачны в отношении своих взаимоотношений с окружением
с такими возможностями и такими впечатляющими масштабами, как сегодня.
И все же, несмотря на все это, редко прежде дух времени был настолько оторван от возможностей исторического момента.Причина
— это еще раз моральное воздействие разложения и безработицы.
Безработица — это выражение разрушения производственной мощности
. С экономической точки зрения, это наихудшая форма расточительства,
кровавой неэффективности. И эффект на настроение любого, кто страдает этим
, подобен жернову на шее или кислоте, разрушающей
уверенность в себе, безопасность и уверенность в своем потенциале к
. Безработица подпитывает страх, а страх парализует и ослепляет.

Завоевать работу — это заново завоевать жизнь

Взять то, что страх и неуверенность заставят нас думать, что
невозможно, и сделать их видимыми — это первый способ расширить возможности тех, кто
был изгнан с работы и лишен ее смысла, что приведет к
побуждает их брать на себя ответственность за свои сообщества. Поколение
, которое было исключено из производственной системы, призвано
покорить труд, а вместе с ним и жизнь.

Изобилие — это цель, к которой мы движемся с развитием знаний
о нашем виде.Дело не только в числах, математике или бухгалтерии
, но и в этике, желаниях, чувствах и эстетике. Мы,
, создаем технологии, а они, в свою очередь, трансформируют нас, трансформируют то, что
означает быть человеком в новое время, которое мы сами установили.
И оттуда мы можем вообразить и построить изобилие с новой силой.

Пришло время проявить инициативу, начать строить
эгалитарных и продуктивных сообществ, а не как эксперименты или «острова» в океане
больших масштабов.Вначале они будут только «примерами».
Но примеры, сопровождаемые идеей о возможности подражания, на
мощнее любой формы пропаганды.

Коммунальная альтернатива не обеспечивает общительного доверия
политического хулигана или пустой гордости расиста. Принадлежность к сообществу
— это признание через работу и обучение, а не «сущность»
, унаследованную от национальной культуры или рождения, или результат несущественной приверженности
или удостоверения личности.Это не продукт постоянного воображения
противостояния с каким-то универсальным злом. Вы постоянно строите
вместе с другими, делаете вещи, чтобы мы все могли расти вместе,
разделяя все большую и большую ответственность, давая и получая доверие.
Это противоположно ощущению безнаказанности, которое «освобождает» «последователя»
, которого защищает лидер, флаг или политический бренд, в гуле
уличных боев, сетевых споров или «ударов СМИ». Быть коммунаром
— значит обрести автономию и безопасность в братстве
обучающихся, чтобы его заново открыли как ценные и ценимые в совместной работе.Быть коммунаром
— значит претворять в жизнь ценности, в которые мы верим, а не
соревноваться в том, чтобы выкрикивать их громче всех или использовать их как грозное оружие.
Быть коммунаром — это не статичное спокойствие йога или
мистика, ищущего тишины одиночества, но безмятежность, которую
слушает и стремится включить других,
не используя возмущение как оправдание, чтобы ничего не делать или не скрываться. за пренебрежением к предполагаемому превосходству
. Быть коммунаром — это способ жить, учиться и строить
, делясь всем этим с другими.

Нам нужно расти вместе с другими, чтобы иметь возможность заново завоевать реальную жизнь. Каждый
«индивидуальный побег» — не более чем форма «каждый сам за себя».
Конечно, когда вы попадаете в разложение, вы можете попробовать
накопить немного денег, найти дом подальше от всего, и
жить, ничего не зная ни о ком; или найдите стабильную, но низкооплачиваемую работу
, общайтесь на ней как можно меньше и отдайте жизнь
тому, что осталось от рабочего дня.Но эти стратегии не совсем удовлетворительны, они просто разные способы преодолеть более или менее упорядоченное отступление на
. В среднесрочной перспективе это способ обречь себя на меланхолию. Изолировать себя, маргинализировать себя, даже
, если это означает жить без постоянного приоритета финансового выживания,
будет означать отказ от роста, развития и воплощение в жизнь личных идеалов
. Это еще одна форма ссылки.

Итак, существующие эгалитарные сообщества должны открыться, и
станет отправной точкой для опыта нового поколения.Получить силу
означает также на практике обнаружить, что в сообществе
неприятностей, какими бы неприятными они ни были, скорее приглушены, чем
огорчены, а радости и победы имеют отголоски, которые невозможно услышать
в одиночку.

От сложения к умножению

Коммунализм не имеет рая для продажи, он не извергает увещевания
и не угрожает скептикам катастрофическим будущим. «Восстановить работу» — для
и со своим собственным внутренним кругом — это путь, который наверняка заинтересует многих
человек, предлагающих возрождение в разгар кризиса, возможно, не зная, что
то, что они делают, со своим сообществом и его
привязанностей обеспечат возрождение всего мира.

Пришло время осуществить то, что
смогла буржуазия преодолеть феодализм: превратить увольнение с работы, созданное системой
, в альтернативное общество. Средневековая буржуазия вырастила свои первые
городов с помощью слуг, которые вырвались из рабства на землю своего господина
и присоединились к первым небольшим торговым обществам. Новые эгалитарные сообщества
должны были расшириться за счет тех, кто был исключен из производственной системы
, чтобы дать начало первым транснациональным сетям сообществ, ориентированным
на изобилие.Это альтернативный мир за пределами
командных пирамид и закона джунглей, который мы испытываем в очень многих
компаниях, а также за пределами вездесущности коммодификации и отчуждения труда
, мир, где «все делятся всем» через
коммунальной собственности и сбережений, а «
каждый получает по потребности».

Место действия будет городским.

Исторически сложилось так, что общественный опыт был сосредоточен в сельской местности.
Сельские поселения предоставляют пространство для прямой связи между работой
и природой, что по-прежнему имеет важное значение для общинных подходов.
Однако в Касселе, Вашингтоне, Назарете или Мадриде новые сообщества
больше не покупают поля для работы. Они покупают квартиры, офисы и магазины.
Они создают автономию для нового поколения сообществ в секторах
на основе знаний и в городских условиях. Их ассортимент расширяется до
и более: интеллект и данные, обучение, специализированное оборудование, бесплатное программное обеспечение
, реставрация, культурные объекты, экологические продукты … Это
всех услуг и продуктов, созданных в небольшом масштабе, но с большим объемом,
которые являются ориентирована на прямую экономику как форму взаимоотношений с
рынком.

С середины девятнадцатого века коммунитаризм
выжил, потому что он смог продемонстрировать, как окупаются эгалитаризм и
идеализм. За последнее десятилетие он вырос во всем мире, потому что
научился складывать. Он научился добавлять очень разных людей и создавать жизненный опыт
, проблеск изобилия в повседневной жизни, который многие уже
открыто называют «посткапиталистическим». Теперь наша задача — научиться умножать
. Мы знаем, как предложить альтернативу, «завоевание труда»
поколению, изгнанному из производственной системы в результате кризиса.

И эта проблема будет решена, прежде всего, в городах, среди других
вещей, потому что, с точки зрения человеческого опыта, связь
с природой измеряется способностью трансформировать нашу
производственную деятельность. Сегодня
разработчик программного обеспечения имеет более тесные отношения с природой, чем когда-либо был средневековый крестьянин.

Это правда, что эта взаимосвязь остается скрытой от участников в
самых масштабных отраслях, где обсуждение заменяется наборами из
правил, практик и «процедур»; где размышление о наилучшей цели
заменяется решениями о наилучшем методе, а согласование воли
заменяется контрольными списками и контролем выполнения задач
.Но в сообществе цели и инструменты являются частью дизайна и знаний
, о которых все знают и с которыми согласны. И, прежде всего, позиция
— растущее изобилие, линия фронта — там, где прямое применение знаний
ближе всего к производству. И, как правило, настройка
для этого города — это город.
Задачи коммунаров

Эгалитарные сообщества должны пройти путь, который позволит им перейти
от нынешней модели, основанной на сопротивлении и устойчивости
«маленького сообщества», к другому, начинающемуся с большой сети эгалитарных
человек. и продуктивные сообщества.Мы должны подкормить новые ростки
, которые способны поддерживать себя на рынке, и в то же время создать больше пространств изобилия и декомодификации.
Кроме того, нам нужно вывести декомодификацию за пределы нашего внутреннего пространства, а
сделать так, чтобы она пронизывала все наше окружение. Пора начинать соревнование
между системами.

Приближается время, когда нам нужно будет научиться расти множеством новых способов:
путем включения новых членов, создания сообществ, обучения методам сообщества
в районах или создания популярных университетов нового типа
, которые предоставляют инструменты для мультиспециализации.

Мы должны противостоять гигантской проблеме, создаваемой чрезмерным масштабированием — от
до малых размеров и шаг за шагом. Мы должны использовать разнообразие
и изобилие, чтобы вырваться из ловушек, в которые постоянно попадает культура разложения
, которые усиливают пораженчество, пессимизм и
идею «каждый сам за себя». Это не будет прогулка
по розовому саду, и мы определенно не сможем пройти
, не встретив серьезного сопротивления.
Вы — главный герой

Представьте себя пионером нового типа, лидером большого коллективного приключения
.

Вы не одиноки. Тысячи людей присоединились к инициативам коммунаров
по всему миру за последний год: эгалитарные сообщества,
кибуцев, кооперативы, объединяющие работу и жилье … Не слишком далеко от
вас уже существует сообщество. Вы можете участвовать в его
мероприятиях, сотрудничать в его проектах развития или присоединиться к нему как
еще один коммунар.Вместе с другими энтузиастами вы построите
продуктивных городских сообществ, способных создавать эффективное изобилие в своих условиях
, то есть конкурировать с рынком.

Вы станете лидером приключения, которое потребует, как и от
поколений коммунаров, предшествовавших нам в прошлые века, усилий и
обязательств в обмен на то, чтобы сделать жизнь полезной и значимой. Но в отличие от тех поколений пионеров
, которые жили в эпоху
, когда изобилие оставалось недосягаемым, вы можете стремиться к чему-то большему, чем
, чем жить лучше.Сегодня наша очередь продемонстрировать, что лучшая жизнь
служит для создания изобилия для всех и уже готовит
, чтобы предложить место и смысл каждому.

Лас-Индиас, 9 мая 2016 г.

Перевод на английский язык с помощью перевода уровней

Приложение: конкретные вещи, которые вы можете сделать с этим манифестом

Если вы нашли идеи в предыдущих параграфах, которые согласуются с вашим состоянием
мир и ваше понимание отношений с
другими людьми, вы можете многое сделать, начав прямо сейчас.У вас не будет
, чтобы немедленно оставить все позади и организовать эгалитарное сообщество
, это скорее использование этого Манифеста для того, чем он задумывался:
: инструмент, расширяющий возможности вас и вашего сообщества.
Разверните разговор

У вас есть блог? Опубликуйте свои заметки о прочтении и
мнений, которые вы сформировали. Не забудьте указать ссылку на
https://lasindias.com/the-communard-manifesto, чтобы ваши читатели могли
получить доступ к полному тексту в том формате, который они предпочитают.
Опубликуйте ссылку на этот манифест в социальных сетях
, где у вас есть учетная запись.
Отправьте версию в формате PDF людям, с которыми вы обычно обсуждаете социальные
и экономические вопросы, а версию в формате EPUB — людям, которые обычно
читают электронные книги или на смартфоне, которые оценят ее больше
, чем PDF.
Вы можете организовать презентацию Манифеста. Если вы
напишете нам электронное письмо, мы сможем отправить вам копии на бумаге, и мы
сделаем все возможное, чтобы хотя бы один из нас мог сопровождать вас на презентации
.
Попросите комнату в библиотеке или культурном центре в вашем районе
и пригласите своих друзей и знакомых по сети.
Разместите плакаты на досках объявлений в той же библиотеке и в других местах.
Вы можете знать, где могут пройти заинтересованные люди.

Приготовьтесь к «созданию сообщества»

В клубе «las Indias Club» вы найдете события и мероприятия на протяжении
года, в которых вы можете участвовать.
мероприятия включают культурные и социальные мероприятия: от поэтических вечеров и исторических выставок до проекты
в области свободного программного обеспечения, производства P2P и прямой экономики.Кроме того, раз в
год, во вторую неделю октября, мы организуем международную конференцию
, на которой мы интервьюируем и учимся у людей со всего мира
, которые создали или реализовали всевозможные проекты небольшого масштаба
и большого объема: энергетические кооперативы, оборудование,
сельскохозяйственных эгалитарных сообществ…

У нас также есть пространство для постоянного разговора «La Matriz», к которому мы
приглашаем вас присоединиться и которое поддерживается сообщениями из нашего блога и
блогов хорошая часть членов «Клуба лас-Индиас».

И, конечно же, сотни эгалитарных сообществ по всему миру
, включая нашу, ждут вашего визита с открытыми дверями. Напишите нам
и поделитесь с нами своими проблемами и идеями.

|||||||||||||||||||||||||||||||||| http://felix.openflows.com
| OPEN PGP: 056C E7D3 9B25 CAE1 336D 6D2F 0BBB 5B95 0C9F F2AC

# распространяется через: коммерческое использование без разрешения запрещено
# модерируемый список рассылки для чистой критики,
# совместный текст фильтрация и культурная политика сетей
# подробнее: http: // mx.kein.org/mailman/listinfo/nettime-l
# archive: http://www.nettime.org contact: [email protected]
# @nettime_bot отправляет твиты по электронной почте с отправителем, если #ANON не указан в теме:

Импрессионизм | every-picture

Импрессионизм

Импрессионизм — синоним повседневной жизни Парижа последней четверти XIX века. Мане, Моне, Ренуар, Дега, Моризо, Сислей и Кайботт относятся к числу импрессионистов, создавших красочные картины реальной жизни, как они ее видели.Их произведения искусства — это праздник визуальных удовольствий повседневной жизни, еды, моды, красоты и здоровья. Обычно в картинах импрессионистов вы не найдете бедности, смерти, болезней или войн.

Обсуждения импрессионистов, вдохновленные искусством, сосредоточены на технике кисти и смелом использовании цветов. В онлайн-справочнике по искусству галереи Тейт говорится, что вместо того, чтобы рисовать в студии, импрессионисты обнаружили, что они могут улавливать мгновенные и преходящие эффекты солнечного света, быстро работая перед своими объектами на открытом воздухе, а не в студии. .Это привело к большему осознанию света и цвета, а также к изменчивому рисунку естественной сцены. Кисть стала быстрой и разбита на отдельные мазки, чтобы передать мимолетное качество света. Методы и выбор места передают образы спокойствия, порядка, уверенности и самоуверенности.

Вот несколько примеров Парижа в глазах художников-импрессионистов 1870-х годов

Подход импрессионистов к искусству

Париж в 1871 году — Реальность

Париж импрессионистов сопоставлен с фотографиями, сделанными в 1871 году — год Парижской Коммуны.

Сотни фотографий Парижской Коммуны.

Некоторые из них были фотографами, симпатизирующими коммунарам.

Остальные были заказаны Версальским правительством в целях государственной пропаганды.

Они отражают методы и возможности фотооборудования, доступного в 1870-х годах.

На снимках еще один вид Парижа начала 1870-х годов.

Вот ссылка на библиотеку современных фотографий https://www.marxists.org/history/france/paris-commune/images/paris-commune-pictures-archived/album/index.htm

Цель программы • Формула единства

Разработанная в 50-60-х годах прошлого века педагогическая методика коллективного творческого воспитания (КСО) известна под многими именами: методология коллективных творческих дел, методика Коммунара, методика Игоря Петровича Иванова, педагогика общей заботы, педагогика социального творчества.Его основные принципы: улучшение жизни вокруг, товарищество и творческая командная работа. Создатель методики академик Игорь Петрович Иванов реализовал ее в Коммуне молодых фрунзенцев (1959–1968), а затем в студенческой Коммуне имени Макаренко (1963–1991).

Самым важным в этой педагогике является то, что это наиболее последовательная и эффективная (среди других известных нам) попытка поместить подростков и взрослых в мир настоящих человеческих отношений — человеческих отношений, какими они должны быть в идеале.Такие отношения основаны на искренности, ответственности, доверии, внимании и уважении ко всем, заботе друг о друге и окружающем мире. Отношения, в которых нет отчуждения, где люди никогда не пользуются друг другом. Таким образом, как сказал М. Чекмарев (член Коммуны им. Макаренко), в мире консьюмеризма развиваются элементы гуманизма.

Факторы, заставляющие этот мир возникать и существовать, просты и хорошо известны по отдельности.Однако их сочетание является уникальным в методологии Иванова, и их совместное использование гораздо более продуктивно. Это следующие факторы:

  1. задач, требующих полного участия каждого члена группы, координации между участниками, полной приверженности и «настройки друг на друга», в то время как время выполнения задачи чрезвычайно ограничено. Все это порождает неотчужденные человеческие отношения и развивает необходимые человеческие качества;
  2. планирование в команде, коллективное выполнение и анализ работы, коллективное отражение полученного опыта;
  3. неформальность — крайне важно, что группы коммунаров не формируются ни по приказу властей, ни по рыночному спросу; они возникают из внутренних потребностей их организаторов и, в конечном итоге, потому, что этого хотят все участники;
  4. преемственность — для такой группы очень важно иметь количество людей с опытом таких взаимоотношений, людей, умеющих передавать традиции и «атмосферу».

Личный фактор тоже очень важен. Такие группы часто формируются вокруг лидера и распадаются, когда он или она покидает группу. Однако, как отмечает В. Ланцберг в своей статье «Педагогическая мифология» пишет, что методика CCE работает не только тогда, когда лидеры харизматичны, она работает с помощью любых хороших, справедливых людей. Личный фактор действительно важен, но мы не имеем в виду, что у человека должен быть какой-то особый талант, нужно просто быть самим собой и быть приверженным отношениям (метод не работает «механически»).

Подростки и взрослые, участвовавшие в отрядах коммунаров, хотели реализовать свой опыт в новых условиях; В результате возникло социально-педагогическое явление, получившее название движения (объединения) коммунаров. Существуют разные точки зрения на это движение и его возможное влияние на общественное развитие, и одна из них (выраженная, например, в предисловии к сборнику песен коммунаров Романа Синельникова) заключается в том, что если бы движения коммунаров не было « подавленный »в середине 60-х годов и полностью развитый, Советский Союз вырастил бы поколение людей, для которых девиз коммунара« Наша цель — народное счастье »был не формальным девизом, а их жизненным выбором.В этом случае вся история была бы другой…

Однако даже в не очень хорошей духовной, социальной и политической среде движение коммунаров продолжало существовать. Он существует сегодня, но в ином, скрытом виде, развалившись на части, отдельные «острова». Вот названия лишь некоторых из наиболее известных групп, стабильно работающих по этой методике на протяжении десятилетий: Городской школьный штаб Архангельска, организация «Единство» в Рязани, Московский военно-поисковый отряд «Дозор». , Школа под руководством В.А.Караковский (Москва).

На наш взгляд, педагогика общей заботы — это наиболее последовательное практическое воплощение философского принципа радикального гуманизма: «У каждого человека внутри есть Солнце — пусть оно светит!» И, как писала Ольга Мариничева в своей статье «Идеалисты», «эта техника работает в любых социальных и политических условиях, Дух выживает в любых условиях».

В то же время группы, работающие по методологии CCE, независимо от социально-политического контекста, сталкиваются с некоторыми внутренними проблемами, которые ограничивают их развитие; Как известно, системных решений этих проблем пока не найдено.В программе «Формула единства» мы стараемся хотя бы поставить эти проблемы в центр нашего внимания и искать эмпирические подходы к их решению.

(PDF) Выход из частной собственности. На промежуточной территории становления коммунаров

приятный на вид, но эффективный политик. Идея действовать на явно антииерархической основе — это

не только как нормативная позиция, заложенная в организацию, но, скорее, как операционный режим, который

особенно имеет смысл в контексте «окружающих» иерархических институтов.

Таким образом, на первый взгляд кажется несложным создать коммуну, основанную на формальных правах коллективной собственности

. Физическим лицам просто нужно сложить все вместе, согласовать условия развода и

уплатить — при необходимости — соответствующие налоги государству. Сделанный. Однако это первое впечатление

обманчиво. На практике очень сложно реализовать обязательство всех коммунаров

делить свою экономику — если коммунары не допустят жестких ограничений своей способности действовать.

Формальный выход из частной собственности в «устойчивых» государствах практически невозможен — или, лучше сказать

, отказ от частной собственности (как индивидуальной, так и ее нормализованной версии «коллективной

частной» собственности, супружеской собственности) имеет серьезные последствия. Это серьезно ограничивает возможности

людей участвовать в жизни общества. Например, в контексте Германии права на социальные услуги

теряются при создании экономического сообщества, и люди, не имеющие надлежащего индивидуального банковского счета

, имеют только уменьшенную договорную способность (INT # 27, строка 718 passim).«Свойство

разнообразия», которое, как считает Джон Пейдж (2016), идентифицировать (в США), является призраком из-за его угла зрения.

Да, могут быть разные типы собственности (например, формы коллективной и общественной собственности)

, перекрывающие друг друга, если смотреть с точки зрения птиц. Но с позиции

субъектов и в регистре «правила» и «сопротивление» нет горизонтального разнообразия собственности,

, но есть определенная и очень четкая иерархия в отношении важности типов собственности, помещая

в частную собственность.

недвижимость на первом месте.

Фактически, формальные права частной собственности в коммунах не отменены полностью. Напротив, большинство

коммун в сети формально принимают разные права собственности. По титулам общей собственности

(в основном в юридической форме ассоциации) коммуны могут владеть домами, регулировать огромные активы

и иметь долгосрочные бюджеты. Помимо этих титулов на общую собственность, большинство коммунаров формально владеют

титула частной собственности. Таким образом, неформальная приверженность коммунаров друг другу составляет

, в основном, на взаимном доверии.В этом случае понятия «неформальный» и «доверие» следует понимать

как понятия сопротивления. И наоборот, «формальное» и «юридическое право» следует понимать как понятия

правила; в частности, их следует понимать как индикаторы нормы современного права, которая тесно связана с развитием права частной собственности (Loick 2017).

Кроме того, закон нарушает и другие аспекты общественного процесса коммуны. Наряду с

различных титулов собственности институционализированы различные формы личной ответственности.Аналогичным образом, определенные виды деятельности

требуют определенных квалификаций при установлении юридических обязательств, которые могут иметь серьезные последствия для физических лиц. Так, например, юридическая роль руководителя строительной площадки

фактически повлияла на коллективный и горизонтально ориентированный подход коллективов строительной площадки

в коммунах и спровоцировала серьезные социальные конфликты (ФН № 2, 4).

Это показывает, что практика коммуны должна рассматриваться как находящаяся в пределах порядка

собственности.В отличие от сквоттинга, где права частной собственности третьих лиц (и, следовательно,

, а также государство и порядок частной собственности) напрямую оспариваются, описанная практика

8

Книги дня: Манифест Коммунара , Лас Индиас

Манифест Коммунара (Лас Индиас, 9 мая 2016 г.). Переведено Level Translation.

В качестве предыстории, Манифест Коммунара исходит от кооперативной группы Las Indias, которая представляет собой реальное предприятие по созданию фила — нетерриториальной сетевой платформы экономической поддержки — наподобие того, что Дэвид из Лас-Индиас де Угарте теоретически описал в своей книге 2009 года Phyles .

Само слово «фил» происходит от книги Нила Стивенсона «Алмазный век », описывающей глобальные сети, которые служат платформами поддержки для локальных физических анклавов и предприятий внутри них, составляющих узлы сетей.

Концепция типа де Угарте также во многом опирается на концепцию «неовенецианства» (сетевое, нетерриториальное сообщество с территориальными анклавами, обеспечивающими различные формы поддержки локальным узлам). И подобно средневековым гильдиям профессиональных ремесленников, филы выступает в качестве платформы поддержки для предприятий-членов и территориальных анклавов.Примеры могут включать низкопроцентный кредит и начальный капитал, обучение и сертификацию, дешевое страхование (в том числе от безработицы), юридические услуги, совместные закупки и маркетинг, программное обеспечение для совместной работы, общежития для путешествующих членов и тому подобное.

Las Indias Group — это, прежде всего, сообщество, физически расположенное в Уругвае и Испании. Его экономическая деятельность, являющаяся прямым следствием общественной жизни и братских отношений, состоит из ряда кооперативных предприятий.

Подобно Коммунистический манифест 168 лет назад, Коммунистический манифест начинается с сопоставления революционных технологий изобилия с общественными производственными отношениями, в которые они встроены. Эти социальные отношения раздираются противоречиями — неравенством, безработицей и социальным разложением. Также, как и Манифест Коммунистической партии , главная забота Манифеста Коммунистической партии — это путь, по которому эти революционные новые производительные силы вырвутся из своей капиталистической оболочки и сформируют основу нового посткапиталистического общества с социально-экономическими условиями. формы соответствуют изобилию.

Силы изобилия включают в себя не только технологии физического производства, такие как микропроизводство, но и новые социальные средства организации производства — хакерскую этику, совместное производство на основе общественных ресурсов, бесплатную информацию и горизонтальное сотрудничество.

Старая капиталистическая экономическая система пытается использовать это изобилие в качестве источника ренты. В то же время технологии изобилия резко сокращают потребность в производительном труде и тем самым уничтожают наемный и оплачиваемый труд как средство заработать достаточную покупательную способность для потребления естественно бесплатных или дешевых товаров по их монопольным ценам.Попытка навязать изобилию искусственный дефицит ради выгоды немногих ведет к хроническому недопотреблению, безработице и депрессии.

В отличие от марксистов — или, по крайней мере, старых левых эпохи массового производства — авторы Манифеста Коммунара не рассматривают посткапиталистическое общество как логическую экстраполяцию крупномасштабного производства при капитализме. И он не предусматривает перехода, основанного на прямом нападении революционных партий, основанных на тех же принципах массы и масштаба, что и промышленный капитализм середины 20 века.

Напротив, Манифест Коммунара придерживается той же традиции, что и автономистская работа Дайера-Уитфорда, Негри и Хардта (особенно акцент последних двух на «Исходе» в Содружестве ), Холлоуэя «Как изменить мир без Принятие власти и посткапитализм Мейсона . По словам самого Манифеста , «новый мир родится и утвердится внутри старого».

Глубокие изменения в социальных и экономических отношениях — системные изменения — не являются продуктом революций и политических изменений.Бывает наоборот: системные политические изменения являются выражением новых форм социальной организации, новых ценностей и способов работы и жизни, которые достигли достаточной зрелости, чтобы иметь возможность установить широкий социальный консенсус. С определенного момента в развитии устанавливается «соревнование между системами». Новые формы, до этого действовавшие только для небольшого меньшинства, начинают казаться единственными, способными обеспечить лучшее будущее для подавляющего большинства. Постепенно они расширяют свой спектр и свое число, охватывая и трансформируя все более широкие социальные пространства, и становятся центром экономики, изменяя культурную, идеологическую и правовую основу общества изнутри.

По мере того, как технологии изобилия становятся дешевле, доступнее и меньше по масштабу, становится все более осуществимым побег через создание контр-институтов — Исход — вместо попыток завоевать институциональное ядро ​​старой системы

Появление новых путей производства на основе новых форм общественной собственности, таких как бесплатное программное обеспечение, и распределенных коммуникационных архитектур, напрямую связанных с декомодификацией и созданием изобилия, выдвинули идею о том, что мы находимся на пороге новой фазы, в которой мы сможем изменить природу конкуренции между системами.

Но, прежде всего, то, что оправдывает новое время для развития коммунитаризма, — это необратимые экономические изменения, которые вводятся постепенно: сокращение оптимальных масштабов производства. Это снижение оптимальных производственных масштабов объясняет глубокие тенденции, которые привели к нынешнему экономическому кризису, и то, почему политические и корпоративные меры часто оказываются контрпродуктивными. И любая альтернатива сосредоточена не на социальном классе или нации, а на сообществе.

Быстрое сокращение оптимальных масштабов производства и необходимых капитальных затрат для производства привело к хроническому экономическому кризису, при котором огромные массы накопленного инвестиционного капитала не могут найти прибыльные рынки сбыта: «меньше новых крупных отраслей, которые оправдывают появляются грандиозные инвестиции, чем в предыдущие периоды.«Неолиберальная реакция финансовых рынков и создания инвестиционных пузырей для поглощения инвестиционных пузырей — повторяющаяся тема в анализах, проводимых марксистами в Ежемесячном обзоре Group с 1980-х годов — привела к краху 2008 года.

Вместо этого новые технологии требуют очень незначительны в плане капитальных затрат и поддаются совместной собственности мелких производителей или контролю местных сообществ, что делает финансовый капитал неуместным.

Мы можем сгруппировать эти новые формы вокруг двух общих тенденций: «способ производства P2P» и «прямая экономия».«Способ производства P2P воспроизводит модель бесплатного программного обеспечения во всех отраслях промышленности, где знания, сконцентрированные в дизайне, программном обеспечении, творчестве, чертежах и т. Д., Играют центральную роль в создании ценности; и могут накапливаться в «нематериальном всеобщем достоянии», которое можно улучшать, реформировать и использовать альтернативными способами для множества различных проектов.

Эта многофункциональность инструментов и производственно-сбытовых цепочек, которую экономисты называют «масштабом», является ключом к прямой кономии, способу создания продуктов, созданных небольшими группами, и вывода их на мировые рынки с использованием, с одной стороны, недорогие, адаптируемые внешние производственные цепочки и бесплатное программное обеспечение, а с другой стороны, системы продвинутых продаж или совместное финансирование.

То есть на наших глазах, до и после крупного финансового кризиса, развился новый вид мелкой промышленности, которая характеризуется глобальным характером и получением капитала и кредитов за пределами финансовой системы, некоторые в платформах совместного финансирования. , другие объявляют о своих предварительных продажах и получают пожертвования в обмен на мерчендайзинг. Фактически, это индустрия «свободного» капитала, которая не должна уступать право собственности на бизнес владельцам капитала, потому что, с одной стороны, она сокращает свои потребности за счет использования общедоступных технологических инструментов, таких как бесплатное программное обеспечение. , а с другой — получение необходимого небольшого капитала в виде авансовых продаж и пожертвований.

Взятые вместе, P2P-производство и прямая экономия, два способа замены масштаба размахом, являются передовым краем производительной экономики, которая все быстрее и быстрее движется к сокращению масштаба. Это делает их необходимыми для понимания того, почему коммунитаризм имеет уникальную возможность в новом столетии.

Если есть один момент, с которым я не согласен, это то, что эти мелкие производители делают упор на производство для мировой экономики. Бережливое производство идеально подходит для коротких цепочек поставок, когда производство напрямую связано со спросом и расположено настолько близко к точке потребления, насколько это позволяет техническая эффективность.Я считаю, что подавляющее большинство микропроизводства в посткапиталистической экономике предназначалось бы для соседних, общинных и региональных рынков, а не для глобальных цепочек поставок.

Оставляя этот вопрос в стороне, Манифест Коммунара рассматривает переходный путь как предварительный: создание демонстрационного эффекта того, что возможно здесь и сейчас, и, таким образом, оставляет открытой возможность для быстрой кривой принятия во время фазового перехода.

Хотя мы все еще далеки от общего изобилия, у нас есть модель производства изобилия для нематериальных товаров и инноваций — «P2P-способ производства.Это, в свою очередь, подпитывает сектор, прямую экономику, которая демонстрирует достаточную производительность на рынке, чтобы конкурировать и побеждать отрасль «извне» без помощи чрезмерного финансирования. То есть эта новая продуктивная экосистема способна конкурировать и завоевывать позиции против гиганта, который пользуется преимуществами внебиржевой ренты, такой как индивидуальные правила, гранты или патенты. Мы говорим о той же внерыночной ренте, которая умножилась на неолиберализм и вызвала одновременную эрозию государства и рынка, то есть социальное разложение.Так что просто продемонстрировать, что существует продуктивная альтернатива, — это уже большая новость.

Это социальное и производственное пространство вокруг «новых цифровых общин» или просто «общин» является сегодняшним эквивалентом первых городов и рынков средневековой буржуазии, пространством, где появились новые некоммерческие социальные отношения и новые логика вместе с признаками автономии начинает оказывать ограниченное, но прямое влияние на производительность. В период раннего средневековья буржуазия могла управлять этими городами, чтобы превратить их сначала в большую «городскую мастерскую», а затем в «муниципальные демократии».Аналогичная историческая задача, теперь ставящая своей целью общество изобилия, — вот что ждет коммунитаризм впереди.

Это происходит потому, что все это сокращение масштабов приближает оптимальный размер производственных единиц к измерению сообщества и, следовательно, указывает на сообщество как на главного героя общества изобилия.

Итак, как и Негри и Хардт в Commonwealth , в манифесте Коммунара новые производственные отношения рассматриваются как сосуществующие с нашими сообществами и горизонтальными социальными отношениями, а капитал становится все более внешним и не имеющим отношения к производству.

В капиталистической экономике, с технологиями изобилия, заключенными через «интеллектуальную собственность» и другие монополии, изобилие увеличивает прибыль владельцев собственности, в то же время обнищая всех остальных. В посткапиалистической экономике, когда такие монополии упразднены, а производство контролируется сообществом, увеличение изобилия приносит пользу каждому за счет сокращения количества рабочего времени, необходимого для достижения определенного уровня жизни.

Общим результатом будет усиление нашей свободы воли и нашего контроля над каждым аспектом нашей жизни — реинтеграция нашей работы в остальную часть нашей социальной жизни и восстановление контроля над темпами работы по образцу, который преобладали в докапиталистическом производстве самозанятых ремесленников и свободных крестьян.Наряду с этим положит конец мышлению дефицита, которое настраивает нас друг против друга, и сопутствующему социальному авторитаризму. Инструменты мелкого производства приведут к обществу, очень похожему на то, что было в видении Кропоткина, где исчезнут различия между городом и деревней, а также между работой головы и рук.

Развитие этого нового общества в оболочке старого влечет за собой расширение по филосным линиям от существующих узлов.

Эгалитарные сообщества должны выбрать путь, который позволит им перейти от нынешней модели, основанной на сопротивлении и устойчивости «небольшого сообщества», к другой, которая начинается с большой сети эгалитарных и продуктивных сообществ.Мы должны подкармливать новые ростки, которые способны поддерживать себя на рынке, и в то же время создавать больше пространств изобилия и разложения. Кроме того, нам нужно вывести декомодификацию за пределы нашего внутреннего пространства и сделать так, чтобы она пронизывала все наше окружение. Пришло время начать соревнование между системами.

Приближается время, когда нам нужно будет научиться расти множеством новых способов: объединять новых членов, создавать сообщества, обучать методам сообщества в районах или создавать популярные университеты нового типа, дающие инструменты для мультиспециализации.

Мы должны противостоять гигантской проблеме, создаваемой чрезмерным масштабированием — от малости к малости и шаг за шагом. Мы должны использовать разнообразие и изобилие, чтобы вырваться из ловушек, в которые постоянно попадает разлагающаяся культура, которые усиливают пораженчество, пессимизм и идею «каждый сам за себя». Это не будет прогулка по розовому саду, и мы определенно не сможем добиться успеха, не встретив серьезного сопротивления.

Фото // lucylu

Политическое воображение Парижской Коммуны

В учебниках европейского искусства XIX века редко упоминается Парижская Коммуна 1871 года, поскольку она произвела несколько памятных произведений искусства, за исключением фотографий Андре-Адольфа-Эжена Дисдери с трупами в гробах.Коммуна обычно описывается как восстание рабочих, которое возникло после осады Парижа во время франко-прусской войны, оставившее город в руинах и лишенным политической власти в результате того, что консервативное правительство во главе с Адольфом Тьером переместило свою штаб-квартиру в Версаль. , вместе с большей частью богатого населения города. Те, кто остался в районах проживания преимущественно рабочего класса, учредили собственное правительство 18 марта 1871 года. Изображения Дисдери отражают окончательный и неудавшийся результат этого политического эксперимента, который длился семьдесят два дня, прежде чем был уничтожен Третьей республикой в ​​этот период. недели.Таким образом, обычное повествование о восстании рассказывается в терминах трагедии: абсолютные даты окончания, большое количество жертв и тактические военные неудачи правительства, более одержимого символической работой по сносу памятников, чем самообороной. Кристин Росс выбирает другой путь в книге «Коммунальная роскошь: политическое воображение Парижской коммуны », рассматривая, как беспорядочные, но неотложные формы политической мысли были созданы в момент интенсивной жизни и пережили казни, лишения свободы и депортации, которые ознаменовали насильственные действия Коммуны. конец.Вместо «общих ожиданий» трагедии, она предлагает, чтобы мы «вместо этого уделяли внимание особенностям ее [развития] [Коммуны] и политической культуре, которая прошла через нее и выросла из нее» (92). Хотя в книге нет иллюстраций, книга Росса ярко демонстрирует центральное место искусства среди энергичных форм инакомыслия, возникших в контексте 1871 года, и поэтому заинтересует теоретиков, практиков и историков искусства. Более того, как предполагает Росс, исторический контекст Коммуны не так уж далек от нашего собственного: кризисный капитализм, где крах рынка труда и форм социальной солидарности наряду с ростом неформальной экономики означает, что больше времени тратится на поиски для работы, чем работать вместе.

Якобы Коммунальная роскошь — это интеллектуальная история Франции, которая стремится привлечь внимание к забытой теме политической мысли коммунаров от Второй Империи до 1880-х годов. Он отмечен резким использованием термина политическое воображаемое, с помощью которого Росс, ученый-сравнительный литературовед, собирает воедино обширное и мобильное созвездие вещей, людей и времен, отсутствующих в анализах, которые фиксируются на формировании единой идеологии или доктрины. .В книге переплетены ее предыдущие исследования Артура Рембо и социального пространства Коммуны, а также ее работа над политической памятью о восстаниях в мае 1968 года (в частности, через голос Анри Лефевре) и сформировавшееся понятие революционной теории. из диалектики «живого и задуманного» — ощущение, что «теория движения должна исходить из самого движения» (92). Вместо того, чтобы проследить происхождение идей Коммунара от влияния Огюста Бланки или Пьера-Жозефа Прюдона, Росс погружает читателя в середину вещей, где: «Мысль, так тесно связанная с чрезмерностью события, не имеет изящества и тонкости. настройка теории производится на безопасном расстоянии, будь то географическое или хронологическое »(7).Наряду с Гюставом Курбе, творящим искусство разрушения Вандомской колонны, можно услышать, как поэт Эжен Поттье сочиняет новые формы педагогики, которые уже претворяются в жизнь сапожником Наполеоном Гайяром. Одним из лучших произведений искусства, созданных весной 1871 года, был «Шато Гайяр», двухэтажная баррикада, составленная из замысловатых слоев opus incertum и осыпающихся мешков с песком, искусно устроенных так, чтобы затруднять доступ по улице Риволи. Гайяр считал эти специфические для сайта структуры, которые критики высмеивали как неуместную гордость, «одновременно произведениями искусства и роскошью» (55).Он с гордостью надел форму коменданта, чтобы сфотографироваться рядом со своими творениями. Вместо того, чтобы останавливаться на неизбежном разрушении этих кратковременных тупиков, Росс прослеживает мыслеформы, которые материализовались и пережили Коммуну в «своего рода загробной жизни, которая не наступит точно после года, но, на мой взгляд, является неотъемлемой частью самого события». (6; курсив в оригинале).

Глава 1 начинается с импровизированного разговора между школьной учительницей Луизой Мишель и неназванным африканским солдатом Папской гвардии, который однажды ночью дежурил в карауле.Слушая их, они описывают влияние Коммуны на их жизнь, соответственно, как «берег, который должен быть достигнут» и «книга с картинками», позволяющая, по словам Росс, увидеть «трансформацию восприятия времени». . . это имеет прямое отношение к формам исторической памяти, которые принимают новые формы и образы или мобилизуют старые формы и фигуры в новом контексте »(13). Интимные разговоры, пыльные революционные клубы и популярные воспоминания — это пространства, из которых возникает политическое воображаемое, которое переделывает анахроничный политический словарь 1789 и 1848 годов, чтобы представить диссидентскую культуру, которая работала против разобщающего «ячеистого режима национальностей».Известно, что Бенедикт Андерсон придумал выражение «воображаемые сообщества» для описания появления современного национального государства из идей, которые привлекали случайных незнакомцев к идентификации себя как части коллектива. Здесь родственный термин «воображаемое» используется совершенно иначе для характеристики рыхлой федерации универсальной республики, основанной на рабочем интернационализме, которая одновременно меньше по масштабам, чем французская нация, и более обширна по своим принципам равенства. Росс критически показывает, что конкретная реализация таких политических концепций зависела от мобильных людей, таких как двадцатилетняя Элизабет Дмитриев, которая несла идеи через национальные границы с юношеской живостью.Уроженец Санкт-Петербурга, который встречался с Карлом Марксом в Лондоне, чтобы обсудить русские сельские организации в то время, когда он не слышал о них, Дмитриев затем отправился в Париж, чтобы присоединиться к Коммуне и основать Союз женщин в защиту Парижа. 11 апреля 1871 г. Что в первую очередь побудило Дмитриева оставить свою жизнь позади и вступить в Интернационал? Это был роман Николая Чернышевского об общинной работе, который стимулировал ее активную деятельность: «сразу читать книгу с картинками и , пытаясь достичь нового берега» (24; курсив в оригинале).

Право определять, что вы делаете со своим временем, занимает центральное место во второй главе, в которой исследуются взаимосвязанные теории Коммуны об искусстве, труде, образовании и эмансипации. Здесь читатели также найдут образовательные предпосылки, стоящие за провокационным названием книги Росса. Оставляя в стороне Курбе, роль которого как президента Федерации художников широко обсуждалась, Росс считает Поттье и его идею целостного или «политехнического» образования совершенно отличной от финансируемой государством grande école той же школы. имя.Поттье считал, что цель государственного образования состоит в том, чтобы способствовать «гармоничному развитию» ума и тела и интегрировать физический и интеллектуальный труд в комплексную учебную программу. Как отмечает Росс, на самоучку оказал влияние Джозеф Якото, чью философию преподавания можно выразить в изречении: «Все есть во всем», способе обучения, при котором все может «стать отправной точкой для эмансипации. Вы можете начать где угодно — вам не нужно начинать с самого начала »(48).Исследования Жака Рансьера, посвященные Жакото и рабочим-поэтам 1830 года, крадущим время для написания стихов, призваны подчеркнуть степень, в которой повседневное рабочее существование Коммуны, пусть кратковременное, актуализировало альтернативные способы создания и мышления человека во времени. Выражение «коммунальная роскошь», использованное в манифесте Федерации художников, может быть истолковано как попытка перевернуть патологизированные термины грязи, бедности, болезней и безумия, неоднократно выдвигавшиеся антикоммунарской пропагандой.В интерпретации Росса он также формулирует результаты художественного процесса, при котором ценность, освобожденная от конечной цели создания готового продукта, оцениваемого эстетической системой или рынком, отделенным от общества, возникает из взаимно разделяемых интересов, которые формируют предварительное условие для возможность творить искусство или вообще что-нибудь значимое.

В главе 3 Росс показывает, в какой степени рабочее существование Парижской Коммуны вынудило различных сочувствующих, таких как Уильям Моррис, Питер Кропоткин и Маркс, задуматься о том, как реализовать теории социальных изменений.Это создает особенно новый контекст для изучения работ Кропоткина, российского теоретика эволюции и автора книги Mutual Aid: A Factor of Evolution (1902), и Морриса, социального реформатора, известного своими рисунками обоев и связью с искусством и искусством. Ремесленное движение, поскольку ни одно из них в целом не изучалось с точки зрения Коммуны. Во время прогулки по Снайфелльснесу, Исландия, в середине июля 1871 года Моррис наткнулся на несколько камней, разбросанных в бесплодном лавовом поле, и внезапно ему напомнили «полуразрушенную парижскую баррикаду» (69).В другом месте это можно было бы рассматривать как поэтическую технику монтажа. Здесь Росс использует галлюцинаторный образ городских руин, обитающих в отдаленных пустошах, чтобы переосмыслить часто игнорируемый интерес Морриса к докапиталистическим обществам, таким как общества в Исландии, как неотложную реакцию на отчуждающие эффекты капиталистического производства, а не отступление от них. метод «децентрализации потока истории» (74). Физически и временно отделенный от Морриса и Кропоткина, но вместе с тем объединенный в мыслях, Маркс тоже изо всех сил пытался примириться с Парижской Коммуной как событием, которое, как утверждает Росс, привело его «лицом к лицу с нынешними человеческими силами эмансипации и требовало, чтобы он думал. рядом с ними »(77; курсив оригинала).

Даже когда они стремились увековечить прошлое, настоящее было в первую очередь в умах оставшихся в живых изгнанников Коммуны, о которых идет речь в четвертой главе. В то время как такие страны, как Испания и Италия, незамедлительно доставили беглецов обратно в Третью республику, Лондон и Швейцария стали местом проживания общин изгнанников, где воспоминания, вызванные опытом Коммуны, предоставили средства для формулирования новых политических идей, идентичностей и принадлежности. Ностальгия не входила в программу.Как категорически утверждает Росс, политическая борьба «создает новые условия, изменяет социальные отношения, меняет участников события, а также то, как они думают и говорят» (93). Даже когда бывшие коммунары приняли множество новых идентичностей — коммунистов, анархических коммунистов, анархистов, коммунистов — такие новые самоопределения были основаны на взаимодействии с прошлым, где, как Луи Альфред Брион, используя устаревший язык 1789 года в 1868 году, «Внимательное отношение к энергии устаревшего было одним из способов заглянуть в будущее» (116).В последней главе рассматриваются способы, которыми Парижская Коммуна предоставила модель для исследования будущих политических сообществ, не основанных ни на необоснованно утопических, ни в замкнутых средневековых коммунах, которые были отвергнуты такими мыслителями, как географ Элиза Реклю и Кропоткин, потому что они были слишком изоляционистами. Стремясь «положить конец дефициту, производимому капитализмом за счет растраты, накопления запасов и приватизации» (127), концепция солидарности была предложена в противовес дарвиновской эволюции, основанной на конкуренции.Воспринимаемая как эволюционное средство человеческой стратегии и выживания, солидарность сделала бы разделение, а не редкость, мерилом богатства.

Росс блестяще перерисовывает политические топосы Коммуны в коротком, но плотно переплетенном, образце живых и ярких взаимосвязей, мало чем отличающемся от цветочного рисунка Морриса на обложке книги. Некоторым может быть трудно ориентироваться в книге из-за ее свободной хронологической структуры. Но внимательный читатель получает возможность почувствовать волну идей и движение людей, которые превратили ситуацию непреодолимого кризиса в момент революционных изменений, а также написание маловероятного исторического сценария посредством «системы быстрых обменов мнениями». , пересечения и сотрудничество символических форм солидарности и разрозненных, часто эфемерных встреч »(8).Чтение книги с картинками, достижение берега и складывание мешков с песком — все это может стать потенциальной отправной точкой для политической эмансипации. Вам не нужно начинать с самого начала; вы можете начать где угодно.

Протоколы коммунаров | История и анализ изображений и произведений

Исторический контекст

La répression judiciaire de la Commune

Dès la «Semaine sanglante», перед входом в труппы Versaillaises в Париже, les Soldats des généraux Mac Mahon, Cissey, Vinoy et Galliffetiers, couverts de l’ des rafles.Более 60 000 заключенных, признанных виновными в повстанческой опасности, совершают безопасную операцию в парижском населении, но при этом не забывают о важной репрессии одежды на месте Мак-Махона. C’est à la Justice militaire qu’il incombe de sanctionner les communards, car le département de la Seine est encore officiellement en état de siège. Le rétablissement du droit depend de la rigueur de cette vaste entreprise.

Подвеска плюс четыре последователей, четыре последовательных поколения для 35 000 женщин, а также 800 женщин и 538 детей.En dehors de quelque 2 500 оправдательных приговоров и окружающей среды 23 000 противоправных постановлений, les consils de guerre réunis в Сен-Жермен-ан-Ле, Севр, Рамбуйе, Рюэй, Сен-Клу, Венсен, Шартр или Версаль на самом берегу Взаимозаменяемые: 93 человека, прошедших через лагерь Сатори, 250 человек, признанных виновными. Par ailleurs, plusieurs milliers de communards connaîtront la déportation en Nouvelle-Calédonie, en enceinte fortifiée pour 1 000 d’entre eux environmental, 3 400 лет назад, condamnés à la deportation simple.À ces chiffres, il faut encore ajouter 4 500 condamnations à la réclusion et plus de 3 000 condamnations par contumace для les communards, русских, покинувших Францию.

Анализ изображений

Du cachot au tribunal

Ces gravures de press à visée documentaire permettent de saisir la disparité des Individual arrêtés parce que considérés, являющимся активным участником коммуны.

Dans le dessin de Lix, qui représente les Préseniers dans la pénombre des votes massives des caves de l’Orangerie du château de Versailles, vit tout un peuple d’individus anonymes.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts