Определение эмоций: Эмоции. Что такое «Эмоции»? Понятие и определение термина «Эмоции» – Глоссарий

Содержание

Эмоции. Что такое «Эмоции»? Понятие и определение термина «Эмоции» – Глоссарий

Эмоции (от лат. emovere – возбуждать, волновать) – особый вид психических процессов или состояний человека, которые проявляются в переживании каких-либо значимых ситуаций (радость, страх, удовольствие), явлений и событий в течение жизни. Эмоции выступают в качестве главных регуляторов психической жизни и возникают в процессе практически любой активности человека. Эмоции возникли в процессе эволюции: с их помощью животные могли оценивать биологическую значимость явлений окружающего мира и внутреннего состояния организма.

Выделяют различные виды эмоций. Тон ощущений (реакции, сопровождающие вкусовые, болевые, слуховые и другие ощущения) – простейшая форма эмоций. Они могут быть положительными – побуждать человека или животного к повторному позитивному переживанию – и отрицательными — побуждать к избеганию подобных переживаний.

В стрессовой ситуации могут появляться аффекты– особый вид эмоциональных явлений, отличающийся большой силой и краткостью протекания. При возникновении аффекта тормозятся все другие психические реакции. Обычно состояние аффекта возникает при критическом, затруднительном положении человека или животного. Аффект навязывает особый тип «аварийного поведения», закрепленного эволюционным путем: бегство, нападение и т.п.

Собственно эмоции представляют собой особый вид. Они могут возникать как в реальном, так и воображаемом плане, то есть вызываться не только реальными событиями, но и представляемыми объектами. Обычно они не имеют каких-то внешних выражений. Эмоции привязаны к каким-либо определенным ситуациям и возникают при различной деятельности человека.

Важная особенность эмоций состоит в том, что они могут обобщаться и передаваться. Благодаря продуктам культуры формируется общий эмоциональный язык, общий опыт эмоциональных переживаний, который гораздо шире и разнообразнее индивидуального опыта человека. Чувства – высшая стадия эмоций, результат их обобщения. Они надситуативны и могут даже иногда управлять более простыми формами эмоций (например, гордость за успех любимого или любимой).

Большое влияние на формирование представлений об эмоциях оказали Аристотель (он полагал, что эмоции – особый вид познания мира), Рене Декарт, Борух Спиноза. В 1872 году вышла работа Ч. Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных» об адаптивной роли эмоций. Существуют несколько известных теорий эмоций: Теория Джемса – Ланге, Кэннона – Барда, теория активации, бехивиористская теория эмоций, когнитивно-оценочная и т.д.

Роль эмоций в процессе принятия решений.indd

%PDF-1.6 %
1 0 obj >]/Pages 3 0 R/Type/Catalog/ViewerPreferences>>> endobj 2 0 obj >stream
2021-01-26T11:44:43+03:002021-01-26T11:44:48+03:002021-01-26T11:44:48+03:00Adobe InDesign 16.0 (Windows)uuid:5cca793e-b3ee-4cf8-b1c4-8efd9d6abe5dxmp.did:78f7606f-92e7-ac47-82f3-f684a4aac983xmp.id:22251661-07fa-2147-8366-8df75024e4ceproof:pdf1xmp.iid:a21a4a4d-e87a-d546-a4c8-fdd5f2937759xmp.did:a8bf82af-85c3-5348-aa0c-1128e2341097xmp.did:78f7606f-92e7-ac47-82f3-f684a4aac983default

  • convertedfrom application/x-indesign to application/pdfAdobe InDesign 16.0 (Windows)/2021-01-26T11:44:43+03:00
  • application/pdf

  • Роль эмоций в процессе принятия решений.indd
  • Adobe PDF Library 15.0FalsePDF/X-4PDF/X-4
    endstream endobj 3 0 obj > endobj 5 0 obj /LastModified/NumberofPages 1/OriginalDocumentID/PageTransformationMatrixList>/PageUIDList>/PageWidthList>>>>>/Resources>/ExtGState>/Font>/ProcSet[/PDF/Text/ImageC]/XObject>>>/TrimBox[0.0 0.0 595.276 841.89]/Type/Page>> endobj 6 0 obj /LastModified/NumberOfPageItemsInPage 4/NumberofPages 1/OriginalDocumentID/PageItemUIDToLocationDataMap>/PageTransformationMatrixList>/PageUIDList>/PageWidthList>>>>>/Resources>/ExtGState>/Font>/ProcSet[/PDF/Text/ImageC]/XObject>>>/TrimBox[0.0 0.0 595.276 841.89]/Type/Page>> endobj 7 0 obj /LastModified/NumberOfPageItemsInPage 4/NumberofPages 1/OriginalDocumentID/PageItemUIDToLocationDataMap>/PageTransformationMatrixList>/PageUIDList>/PageWidthList>>>>>/Resources>/ExtGState>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/XObject>>>/TrimBox[0.!9vUCJ`-P+./L
    VQn!8G|iQwdx~`PETu

    Эмоции в жизни ребенка

    03 сентября 2020

    Эмоции — это наша реакция на происходящие вокруг нас события.

    Существует большое количество эмоций: радость, удивление, интерес, печаль, злость, страх, отвращение, презрение, обида и т.д., и каждая из них что-то символизирует сама по себе. Радость – дает нам внутреннее чувство удовлетворения, Страх – является сигналом об опасности и т.д.

    В отличие от чувств, которые как правила, мы испытываем к кому либо или чему- либо, эмоции возникают по отношению к какому либо событию в жизни. На протяжении дня человек может испытать целый калейдоскоп эмоций, они могут меняться достаточно быстро и проявляться с разной степенью интенсивности.

    Эмоции играют очень важную роль в жизни каждого человека, они оказывают влияние на все стороны жизни: на взаимоотношения с людьми, учебу, работу, отношение к миру и себе, поэтому очень важно понимать свои эмоции и уметь справляться с ними. Зачастую это бывает сложно сделать даже взрослому человеку, а ребенку тем более! Если ребенок не научится понимать свои эмоции и эмоции окружающих, справляться с ними, ему будет сложно понимать свой внутренний мир и мир вокруг него. Умение ребенка идентифицировать и справляться с эмоциями поможет ему быстрее адаптироваться к изменяющимся условиям его жизни, ведь в ней происходит много новых для него событий: поход в детский сад, школу, переход из класса в класс, знакомства с новыми людьми и с миром в целом.

    Чтобы помочь развить эмоциональную сферу ребенка, первое, что необходимо сделать родителям — это рассказать и показать ребенку какие существуют эмоции и для чего они нужны. Для этого можно использовать специальные карточки, мультфильмы, игры. По опыту работы могу отметить, что детям очень нравится игра «Угадай эмоцию».

    Игра «Угадай эмоцию» заключается в следующем: ребенку демонстрируются карточки с изображениями людей, испытывающих разные эмоции (такие карточки можно сделать самостоятельно), а задача ребенка угадать эту эмоцию. Также можно самим изображать различные эмоции и предлагать ребенку их угадать и повторить. В завершении игры можно предложить ребенку вспомнить ситуации, когда он испытывал ту или иную эмоцию или поделиться своим личным опытом.

    Второй момент, на который родителям стоит обратить внимание это способы, с помощью которых ребенок может справиться с эмоциями. У каждого взрослого есть свои способы, с помощью которых он справляется с сильными эмоциями (злость, страх, обида и т.д). И чем больше способов, которые человек знает и использует, тем больше он готов к проявлению эмоций и лучше с ними справляется. Задача родителей поделиться этими способами со своим ребенком.

    Например: «Когда я выступаю перед людьми, я очень волнуюсь, и чтобы успокоиться, я держу в руках скрепку», «Когда я злюсь, я закрываю глаза, глубоко дышу и считаю до 10», «Кода эмоций слишком много я выплескиваю их на бумагу» и т.д. А также помочь ребенку найти свои способы справиться с эмоциями, для этого доверительно поговорите с ребенком, спросите, что может ему помочь.

    Третий момент, на который родителям стоит обратить особое внимание это признание права ребенка испытывать все эмоции и чувстваВсе имеют право на эмоции и чувстваВ жизни бывают моменты, когда родители, сами того не замечая, обесценивают чувства детей «Не преувеличивай, это не больно», «Ты переживаешь по пустяку», «Тут не зачем так злиться», все эти фразы и многие другие обесценивают эмоции, которые испытывает ребенок, делают их не такими значимыми, как считает он. В таких случаях стоит показать, что вы понимаете его эмоции, они значимы, и он вправе их испытывать «Да, тебе действительно было больно», «Это очень важно для тебя, поэтому ты так переживаешь», «Ты, вероятно, злишься из – за того, что произошло».

    Признавать право ребенка на его эмоции не говорит о том, что необходимо позволять ребенку делать все, что он хочет. Например, если ваш ребенок обиделся на другого, по какой либо причине, и хочет его обидеть (ударить, обозвать), необходимо дать понять ребенку, что он может испытывать все свои эмоции, но при этом не может причинять вред другому человеку. В такие моменты стоит напомнить ребенку о способах, которые помогут ему справиться с эмоциями.

    Помогите ребенку понять, что эмоции — это союзники, которые помогут ему познавать себя и окружающий мир, разобраться в чем-то важном для него. Что не стоит их бояться, стесняться. Важно прислушиваться к ним. Объясните ребенку, что испытывать различные эмоции, даже отрицательные это нормально, злиться, обижаться, бояться – нормально, проявлять свои эмоции – нормально, главное соблюдать меру, уважать права других и не причинять вреда окружающим.

    Родителям важно создать с ребенком доверительные отношения, способствующие тому, чтобы ребенок делился своими эмоциями. Относиться к словам и эмоциям ребенка внимательно, показать, что вам важно то, что он говорит. Разделяйте чувства ребенка, используйте активное слушанье «да», «понятно», «интересно», отражайте и называйте ему его эмоции «Ты злишься», «Тебе грустно», «Ты чувствуешь себя обиженным», ваше внимание к нему и поощрение к рассуждению помогут ему понять свои мысли, эмоции, прийти к какому-то решению.

    Также родителям необходимо помнить, что не стоит зависеть от эмоций ребенка, идти на поводу эмоций ребенка, важно соблюдать границы и понимать, где эмоции ребенка, а где ваши. Например: если ребенок злится из-за чего-то, не включайтесь в его эмоции, оставайтесь спокойными, помогите ему справиться со злостью «Ты злишься? Ты можешь покидать мяч, это поможет тебе успокоиться» (важно помогать ребенку выпускать свои эмоции безопасным способом, а не копить их), или ребенок обиделся на вас, за то что вы что-то ему не купили, не включайте ответную злость или чувство вины, скажите себе «он может чувствовать себя обиженным, а я при этом быть не виноватым».

    Эмоции являются важной составляющей в развитии ребенка, его адаптации к окружающему миру, его становлении как члена общества, и родители это первые люди, которые могут познакомить ребенка с этим не простым миром эмоций, научить понимать, принимать их и справляться с ними.


    Ефимова Н.А., психолог отделения дневного пребывания несовершеннолетних II (14-я линия)

    Наука эмоций: как умные технологии учатся понимать людей

    Индустрия здоровья активно внедряет самые современные методы сбора и анализа данных о пациентах или пользователях, так как машинные алгоритмы определяют симптомы, используя сотни и тысячи похожих случаев.

    Уже существуют мобильные приложения, которые анализируют по фото и тексту психоэмоциональное состояние. Чем больше человек общается с программой, тем лучше она обучается, «понимает» его и даёт точные прогнозы лечения.

    Одно дело, когда устройство просто улавливает, «понимает» на своем уровне ваше настроение и в соответствии с ним включает музыку, регулирует свет или готовит кофе. Другое ― когда оно по вашему внешнему виду оценивает степень усталости или определяет какие-то отклонения от нормы. Или заболевания. К примеру, болезнь Альцгеймера или Паркинсона.

    Задолго до своего проявления болезнь начинает влиять на мышцы лица, на скорость движения глаз, на неощутимые, казалось бы, изменения в голосе и микродвижениях.

    Сериал «Обмани меня» вышел на экраны в 2009 году и сразу же получил мировую популярность. Главный герой доктор Лайтман умеет читать правду по микромимике лица. Это его «суперспособность», которая помогает найти убийцу и раскрыть сеть запутанных преступлений.

    Нейроинтерфейсы могут все то же самое, только еще лучше, качественнее и быстрее. Можно снять человека в комнате для допроса и потом наложить на видео специальную программу, которая прогнозирует процент эмоций на его лице — злость, страх, горечь, обида и так далее. Эти данные помогут следствию понять, в какой момент человек мог обмануть или чего-то недоговорить.

    Считается, что интернет не передает эмоции, но это не так. По серии твитов или постов в Фейсбуке можно с высокой точностью определить, в каком настроении и состоянии находился пользователь в тот момент, когда это писал.

    Самый простой пример определения психоэмоционального состояния по стилистике текста ― хорошо известная ситуация, когда человек начинает ставить точку в конце сообщения, а его собеседник воспринимает это как сигнал о том, что в разговоре что-то пошло не так.

    В глобальных масштабах при помощи машинного обучения можно создать систему, которая будет отслеживать вспышки гнева, просьбы о помощи или страх в сообщениях и реагировать на них, ― например, отправлять сигнал в службы спасения.

    Уже сейчас мировые ритейл-сети максимально интегрируют онлайн в офлайн, пытаясь узнать, что хочет покупатель и что он, вероятнее всего, купит. Когда нейроинтерфейсы достигнут уровня точного высокочувствительного распознавания эмоций, реклама в витрине торгового центра будет за доли секунд подстраиваться под настроение проходящих мимо людей. Подобная технология показана в фантастических фильмах, например, «Особое мнение» и «Бегущий по лезвию 2049».

    Кадр из фильма «Бегущий по лезвию 2049», где голографический рекламный гиноид реагирует на эмоции на лице главного героя

    В апреле 2017 года исследовательская группа из Сан-Франциско научила нейронную сеть LSTM точнее распознавать эмоциональную составляющую текста. Теперь машина почти безошибочно опознаёт настроение в отзывах покупателей на Amazon и кинорецензиях на Rotten Tomatoes, что помогает улучшить сервис и предугадать популярность продукта у пользователей.

    Когда вышла первая модель очков Google Glass, предполагалось, что управление жестами выйдет на новый уровень. Чтобы читать текст на внутренней стороне линзы, достаточно было провести глазами сверху вниз, чтобы система поняла, что вы уже прочитали этот абзац и можно показывать следующий.

    Несмотря на то, что сам гаджет не вышел за рамки прототипа, история с исследованием движений глаз переместилась в новое поле — игровое.

    Разработчикам игр очень важно понимать, как и в какой момент игрок себя чувствует, как на него действуют спецэффекты и игровые препятствия. Компания-разработчик технологии распознавания эмоций Affectiva помогла создать игру Nevermind, в которой сложность зависит от уровня напряжения играющего, а сюжет подстраивается от состояния стресса или спокойствия игрока.

    Эмоциональный ИИ: кто и зачем распознаёт эмоции в России и за рубежом

    Что такое эмоциональный ИИ

    Эмоциональный искусственный интеллект (Emotion AI) — это ИИ, который позволяет компьютеру распознавать и интерпретировать человеческие эмоции и реагировать на них. Камера, микрофон или нательный датчик считывают состояние человека, а нейросеть обрабатывает данные, чтобы определить эмоцию.

    Есть два основных способа анализа эмоций:

    1. Контактный. На человека надевают прибор, который считывает его пульс, электрические импульсы тела и другие физиологические показатели. Такие технологии позволяют определить не только эмоции, но и уровень стресса или вероятность эпилептического припадка.
    2. Бесконтактный. Эмоции анализируют на основе видео- и аудиозаписей. Компьютер изучает мимику, жесты, движение глаз, голос и речь.

    Чтобы обучить нейросеть, дата сайентисты собирают выборку данных и вручную размечают изменение эмоционального состояния человека. Программа изучает шаблоны и понимает, какие признаки к какой эмоции относятся.

    Нейросеть может обучаться на разных данных. Одни компании и лаборатории используют видеозаписи, другие изучают голос, а некоторые извлекают пользу сразу из нескольких источников. Но чем разнообразнее данные, тем точнее результат.

    Рассмотрим два основных источника:

    • Фото и стоп-кадры из видео.

    Сначала изображения обрабатываются, чтобы ИИ было удобнее с ними работать. Черты лица — брови, глаза, губы и так далее — размечаются точками. Нейросеть определяет положение точек, сопоставляет их с признаками эмоций из шаблона и делает вывод о том, какая эмоция отражена — злость, страх, удивление, грусть, радость или спокойствие.

    Есть и другой подход. На лице сразу отмечают маркеры эмоций — например, улыбку или нахмуренные брови. Тогда нейросеть ищет маркеры на изображении, анализирует их комбинации и определяет состояние человека.

    Для обучения используется набор заранее размеченных изображений лиц, каждому из которых поставлена в соответствие изображенная на нем эмоция. В процессе обучения нейронная сеть самостоятельно выясняет, что определяет эмоцию человека, в результате получается готовый алгоритм. Также существуют подходы, при которых на лице изначально определяются Action Unit’ы (опущенные брови, приподнятый подбородок, сморщенный нос и т.д.), а дальше по их комбинации определяется конечная эмоция.

    Даниил Киреев, ведущий исследователь компании-разработчика продуктов по распознаванию лиц VisionLabs

    Изучение маркеров эмоций началось еще в XX веке. Правда, тогда их рассматривали отдельно от нейросетей. Ученые Пол Экман и Уоллес Фризен разработали систему кодирования лицевых движений (Facial Action Coding System или FACS) в 1978 году. Она разбивает выражение лица на отдельные мышечные движения, или двигательные единицы (Action Units). Исследователь изучает двигательные единицы и сопоставляет их с эмоцией.

    Нейросеть выделяет из акустического сигнала множество параметров голоса — например, тон и ритмичность. Она изучает их изменение во времени и определяет состояние говорящего.

    Иногда для обучения используют спектрограмму — изображение, которое показывает мощность и частоту сигнала во времени. Кроме того, для более точного результата ИИ анализирует лексику.

    Умение обращать внимание на чувства и эмоции другого человека называется эмпатией. Чем точнее вам удается интерпретировать эмоции, намерения и мотивацию, тем выше уровень вашего эмоционального интеллекта. Теперь представьте, если ваш плейлист будет формироваться на основании эмоций, распознанных при разблокировке Face ID. А Siri позволит выговориться ей после тяжелого дня и даст пару советов, а потом порекомендует фильм, чтобы отвлечься.

    Олег Кивокурцев, сооснователь Promobot

    Где используется технология

    Продажи и реклама

    Самая очевидная сфера применения технологий распознавания эмоций — маркетинг. С их помощью можно определить, как рекламный ролик действует на человека. Для этого можно, например, установить конструкцию с камерой, которая будет менять рекламу в зависимости от настроения, пола и возраста проходящих мимо людей.

    Анализ видеопотока позволяет узнать количество уникальных посетителей на торговую точку, их социодемографический профиль, подсчитать индекс удовлетворенности каждого клиента и общую статистику, а также сравнить ее с другими магазинами, филиалами и целыми сетями продаж. Это своеобразная гугл-аналитика, только для офлайна. Такие же системы устанавливают и в сетевых отелях.

    Георгий Плиев, основатель и управляющий партнер Neurodata Lab

    Подобную конструкцию разработали стартапы Cloverleaf и Affectiva. Они представили электронные ценники с рекламой под названием shelfPoint, которые собирают данные об эмоциях покупателей. Новые технологии опробовали Procter & Gamble, Walmart и другие крупные компании. Как утверждает Cloverleaf, продажи поднялись на 10-40%, а вовлеченность покупателей возросла в 3-5 раз.

    Более необычный вариант — робот-консультант с искусственным интеллектом. Он будет взаимодействовать с клиентами, считывать их эмоции и влиять на них. А еще делать персонализированные предложения.

    Робот Promobot. Источник: сайт компании Promobot.

    Сервисного робота представил российский стартап Promobot. В нем используется нейросеть, разработанная Neurodata Lab, которая определяет эмоции сразу по нескольким источникам: записи лица, голоса, движений, а также по частоте дыхания и пульса.

    Promobot активно продает своих роботов за границу. В 2018 году стартап заключил контракт с американской компанией Intellitronix на $56,7 млн, а в следующем договорился о поставке устройств в Саудовскую Аравию, Израиль, Кувейт и Швецию — за них компания получит $1,1 млн. По данным Promobot, сегодня 492 робота работают в 34 странах мира в роли гидов, консьержей, консультантов и промоутеров.

    Эмоциональный ИИ позволит роботу корректировать стратегию коммуникации, исходя из эмоционального состояния собеседника — ободрить, подшутить, успокоить, как следствие, завоевать большее доверие.

    Олег Кивокурцев, сооснователь Promobot

    Банки

    Технологии распознавания эмоций помогают банкам получать обратную связь от клиентов без опросов и улучшать обслуживание. В отделениях устанавливают видеокамеры, и алгоритмы по записи определяют удовлетворенность посетителей. Нейросети также могут проанализировать голос и речь клиента и оператора во время звонка в контакт-центр.

    В России эмоциональный ИИ пробуют внедрить уже давно: его тестировали в Сбербанке ещё в 2015 году, а через три года «Альфа-Банк» запустил свой пилот анализа эмоций по видео. Кроме записей с камер наблюдения используют и записи звонков. ВТБ начал пилотный проект по внедрению эмоционального ИИ в 2019 году. А «Росбанк» вместе с Neurodata Lab уже протестировали определение эмоций клиентов по голосу и речи. Клиент звонил в банк, а нейросеть анализировала его состояние и смысл разговора. Кроме того, ИИ замечал паузы в речи оператора, громкость голоса и время общения. Это позволяло не только проверять удовлетворенность сервисом, но и контролировать работу операторов контакт-центра.

    Сейчас «Росбанк» внедрил собственное решение для распознавания эмоций. Вместо акустического сигнала система анализирует текст, при этом точность остается высокой.

    В «Росбанке» проводился пилот технологии по распознаванию эмоций в контакт-центре: технология тестировалась на чатах и звонках. Изначально рассматривалось решение вендора, которое помогает учитывать акустические характеристики, но на текущий момент остановились на разработке внутреннего решения: алгоритм автоматически на основе текста определяет эмоцию с точностью до 90%.

    Дмитрий Смирнов, руководитель «Лаборатории данных» «Росбанка»

    Распознаванием эмоций в речи занимается и «Центр речевых технологий» (контрольный пакет акций принадлежит Сбербанку). Сервис Smart Logger анализирует голос и лексику клиентов и операторов, время разговора и паузы, чтобы выяснить удовлетворенность обслуживанием.

    При обращении в контакт-центр вы не хотели бы, чтобы оператор выражал вам свои эмоции, особенно негативные, накопленные после разговора с предыдущими недовольными клиентами. Наша система речевой аналитики контролирует появление таких ситуаций, что позволяет повысить качество обслуживания

    Кирилл Левин, директор научно-исследовательского департамента «ЦРТ»

    Сфера развлечений

    Системы распознавания эмоций можно использовать для того, чтобы узнать реакцию аудитории на фильм. Компания Disney в 2017 году в сотрудничестве с учеными провела эксперимент: установила камеры в кинотеатре и подключила алгоритмы глубокого обучения для оценки эмоций зрителей. Система могла предсказать реакцию людей, наблюдая за ними всего несколько минут. За время эксперимента собрали внушительный датасет: 68 маркеров с каждого из 3 179 зрителей. Всего получилось 16 миллионов изображений лиц.

    Для такой же цели видеохостинг YouTube создал свой ИИ под названием YouFirst. Он позволяет видеоблогерам и компаниям тестировать контент до выпуска на платформе. Пользователи нажимают на специальную ссылку, дают согласие на съемку видео и смотрят ролик. В это время нейросеть определяет их реакции и отправляет данные владельцу канала.

    Среди российских компаний реакцию на видеоролики может анализировать, например, Neurobotics. Компания разработала программу EmoDetect, которая распознает радость, грусть, удивление, страх, злость, отвращение и нейтральное состояние. Программа изучает до 20 локальных признаков лица на стоп-кадрах и серии изображений. Система анализирует двигательные единицы и использует технологию кодирования лицевых движений FACS. Есть возможность записать видео с веб-камеры. Программный интерфейс API EmoDetect позволяет интегрировать продукт с внешними приложениями.

    Эмоциональный ИИ начинают применять и в игровой индустрии. Он помогает персонализировать игру и добавить больше взаимодействия с геймером.

    Распознавание эмоций уже используется для создания интерактивных интерфейсов — игр следующего поколения, где сюжет может меняться в зависимости от эмоций игрока

    Георгий Плиев, основатель и управляющий партнер Neurodata Lab

    Например, американская компания Affectiva, которая занимается эмоциональным ИИ, помогла создать игру в жанре психологического триллера Nevermind. Напряженность зависит от состояния игрока: сюжет становится мрачнее, когда он испытывает стресс, и наоборот.

    Кадр из игры. Источник: сайт Nevermind.

    Образование

    Распознавание эмоций применимо и в образовании. С его помощью можно изучать настроение и внимание учеников во время занятий.

    Мы ставим несколько камер в аудитории и наблюдаем, как меняются эмоции слушателей в течение лекции. По результатам можно найти зависимость уровня знаний студентов от степени их вовлеченности на занятиях. Данные можно использовать для повышения качества обучения: скорректировать учебный план, разбить лекции на смысловые блоки, ввести больше интерактивных механик и так далее. Похожий подход внедрили в старшей школе китайского города Ханчжоу.

    Виталий Виноградов, менеджер по продуктам сервиса облачного видеонаблюдения и видеоаналитики Ivideon

    Российские разработчики применили эмоциональный ИИ в Перми. Толчком к развитию технологий стали нападения учеников на младшеклассников и учительницу. «Ростелеком» и стартап New Vision разработали программу «Умная и безопасная школа», чтобы отслеживать эмоциональное состояние детей. Это поможет выявлять асоциальных подростков раньше, чем случится трагедия.

    В основу была положена система Пола Экмана. Нейросеть анализировала малейшие движения мышц с помощью 150 точек на лице. За урок собирался большой объем данных: по 5-6 тысяч кадров на каждого ученика. Программа изучала датасет и вычисляла эмоциональное состояние каждого ребенка. По словам создателей, точность составила 72%.

    HR

    Эмоциональный ИИ может быть полезен в работе с персоналом. Он помогает определить состояние сотрудника, вовремя заметить его усталость или недовольство и эффективнее перераспределить задачи.

    Мы используем собственную систему распознавания эмоций, чтобы отслеживать общий рабочий фон и корректировать систему мотиваций, загрузку сотрудников, распределение задач.

    Виталий Виноградов, менеджер по продуктам сервиса облачного видеонаблюдения и видеоаналитики Ivideon

    Кроме того, технологии помогают в рекрутинге. С помощью эмоционального ИИ можно проверить кандидата на соответствие должности или уличить во лжи во время собеседования.

    Автоматическая детекция пульса, дыхания и комплекса эмоциональных проявлений может свидетельствовать о дискомфорте сотрудника на рабочем месте, а также выявлять риск мошенничества на этапе отбора кандидатов в отраслях, особенно чувствительных к фроду — банковские и страховые компании.

    Георгий Плиев, основатель и управляющий партнер Neurodata Lab

    Американская компания HireVue использует искусственный интеллект для оценки кандидатов. Соискатель проходит видео-интервью, а нейросеть определяет его состояние по ключевым словам, интонации голоса, движениям и выражению лица. ИИ выделяет важные для вакансии характеристики и выставляет оценки, а HR-менеджер выбирает подходящих кандидатов.

    Лондонский стартап Human по видео определяет эмоции и сопоставляет их с чертами характера. После видеоинтервью рекрутеры получают отчет, где говорится, насколько честным, любопытным, взволнованным, увлеченным или уверенным был кандидат и как он реагировал на вопросы.

    Медицина

    В этой сфере полезными будут не только бесконтактные, но и контактные способы определения эмоций. Их активно внедряют зарубежные стартапы — например, Affectiva и Brain Power. Среди разработок компаний — очки с ИИ, которые помогают детям и взрослым с аутизмом распознавать чужие эмоции и нарабатывать социальные навыки.

    Так работают очки с эмоциональным ИИ. Источник: сайт Brain Power.

    Но нейросети могут помогать больным и без нательных датчиков. Ученые из Массачусетского технологического института создали нейросеть, которая определяет депрессию, анализируя речь человека. Точность результата составила 77%. А стартап Beyond Verbal использует ИИ для анализа ментального здоровья пациентов. При этом нейросеть выделяет только голосовые биомаркеры из аудиозаписи.

    Автомобили

    Массачусетский технологический институт разрабатывает ИИ под названием AutoEmotive, который определит состояние водителя и пассажиров. Он будет не только следить за уровнем стресса, но и пытаться снизить его — включать спокойную музыку, регулировать температуру в салоне или выбирать менее загруженный маршрут.

    С помощью обычной камеры, размещенной в салоне автомобиля, можно анализировать эмоциональное состояние (агрессию и напряженность), уровень стресса, усталости, измерять пульс человека. В отличие от носимых датчиков, камера не отвлекает от процесса вождения и повышает безопасность. Таксопарки смогут выявлять водителей, которые часто садятся за руль слишком уставшими. Такие технологии также помогут автомобилю лучше понимать настроение и водителя, и пассажиров, и будут подстраивать атмосферу в салоне — музыку, освещение — чтобы сделать ее более комфортной. Пригодятся такие навыки и виртуальному голосовому помощнику.

    Георгий Плиев, основатель и управляющий партнер Neurodata Lab

    Ограничения эмоционального ИИ

    • Нейросеть не может учесть контекст.

    ИИ научился определять базовые человеческие эмоции и состояния, но пока плохо справляется с более сложными ситуациями. Ученые отмечают, что выражение лица не всегда точно показывает, что человек чувствует на самом деле. Его улыбка может быть наигранной или саркастической, и определить это можно только по контексту.

    Специалисты NtechLab считают, что безошибочно определить причину, по которой возникает та или иная эмоция, пока трудно.

    «Измерять эмоциональное состояние людей в каком-либо месте можно, но большинство имеют на лице нейтральную эмоцию. И даже если они расстроены или злы, возможно, что их расстроил или разозлил совсем не определенный товар в магазине и не качество обслуживания конкретного человека»

    Ntech Lab

    В NtechLab подчеркивают, что необходимо распознавать не только выражение лица, но и движения человека. Разнообразие данных сделает эмоциональный ИИ намного эффективнее. С этим согласен и Даниил Киреев, ведущий исследователь компании-разработчика продуктов по распознаванию лиц VisionLabs. По его мнению, с большим объемом данных точность алгоритмов повышается.

    «Ошибки бывают, их количество зависит от многих факторов: качество обучающей выборки, обученной нейронной сети, данных, на которых работает итоговая система. Добавив информацию из разных источников, — например, голос — можно улучшить качество работы системы. При этом важно понимать, что по лицу мы скорее определяем его выражение, нежели конечную эмоцию. Алгоритм может попытаться определить наигранную эмоцию, но для этого развитие технологии должно сделать небольшой шаг вперед», — говорит Даниил Киреев.

    • Плохое оборудование.

    На качество работы алгоритмов влияют внешние факторы. Чтобы точность распознавания эмоций была высокой, видеокамеры и микрофоны должны быть качественными. Кроме того, на результат воздействуют освещение, расположение камеры. По мнению Даниила Киреева, неконтролируемые условия усложняют процесс определения состояний человека.

    «Конечно, исследователи стараются создавать методы, которые устойчивы к подобного рода условиям, так что в ближайшем времени эти проблемы будут все менее значимыми. Также стоит отметить, что во многих сценариях использования пользователи проявляют эмоции крайне сдержанно, либо вообще стараются их скрыть, что определенно усложняет работу алгоритму»

    Даниил Киреев,  ведущий исследователь VisionLabs

    Чтобы эмоциональный ИИ развивался, нужно качественное оборудование. Если найти хорошую аппаратуру и правильно ее настроить, точность результатов будет очень большой. И когда она станет более доступной и распространенной, технологии распознавания эмоций будут совершенствоваться и внедряться активнее.

    «Точность работы системы зависит от многих факторов. Главный из них — качество стоп-кадров с камеры, которые отдаются системе для распознавания. На качество стоп-кадров в свою очередь влияют настройки и характеристики камеры, матрица, освещение, расположение устройства, количество лиц в кадре. При правильной настройке оборудования и софта можно добиться точности определяемой эмоции вплоть до 90-95%», — отмечает Виталий Виноградов, менеджер по продуктам сервиса облачного видеонаблюдения и видеоаналитики Ivideon.

    Перспективы технологии

    Сейчас в России эмоциональный ИИ только набирает обороты. Стартапы развивают технологии и предлагают рынку свои продукты, а клиенты тестируют их с осторожностью.

    Громкие PR-кейсы о том, что какая-то компания внедряет распознавание эмоций, чтобы измерять удовлетворенность каждого посетителя сервисом, вызывают у нас недоверие. Чтобы получить обоснованные результаты, нужно проанализировать толпы людей — даже не сотни, а тысячи, и уж точно не кого-то одного.

    Компания NtechLab

    Но по оценке Gartner, к 2024 году больше половины рекламных объявлений в интернете будут сделаны с применением эмоционального ИИ. Компьютерное зрение, которое используют для определения эмоций, станет одной из самых важных технологий в следующие 3-5 лет. А MarketsandMarkets предсказывают рост рынка анализа эмоций в два раза к 2024 году — с $2,2 миллиарда до $4,6 миллиарда.

    Кроме того, к распознаванию эмоций проявляют интерес крупные компании — например, Procter & Gamble, Walmart, ВТБ, «Росбанк», Сбербанк и «Альфа-Банк». А отечественные стартапы разрабатывают пилотные проекты, которые в будущем станут готовыми решениями для бизнеса.

    Фото на обложке: Promobot.

    Эмоции в жизни человека | Интерактивный портал службы занятости населения Мурманской области

    ЭМОЦИИ  В  ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

    (на заметку безработным гражданам)
     

    *    *    *

    Ф.И.Тютчев писал: «Живя, умей всё пережить: и печаль, и радость, и тревогу…»

     

     Так ли это? А нельзя ли обойтись без эмоций? 

    И вообще, что такое эмоции, и какими они бывают? Полезны они или вредны?

     
    Понятие эмоций.

                   

                От эмоций во многом зависит наше отношение к людям, событиям, оценка собственных действий и поступков. Неспособность или нежелание понять эмоциональное состояние  друг друга приводит к психологической несовместимости людей. Люди сумели разгадать загадку грома и молнии, проникли в микромир, вычислили  расстояние до звезд, совершили множество открытий, но до сих пор не могут утверждать, что полностью постигли самих себя.

                Вам, наверное, приходилось видеть ритуальный танец какого-нибудь племени древних воинов перед предстоящей схваткой с врагом или перед охотой. Боевая песня и танец, во время которого воспроизводились движения и жесты, призванные напугать и поразить противника, взбадривали воинов. Они вдохновляли их, прибавляли сил и отваги. Опыт подсказывал воинам, что песня и танец нужны также, как барабанный бой, боевой клич, устрашающая татуировка. Они создают нужное для победы эмоциональное состояние.

                Но, если одни эмоции способствуют достижению цели, то другие могут мешать осуществлению желаний, делая человека пассивным, беспомощным, растерянным. Например, во время морских трагедий главной причиной гибели людей является чувство обреченности, ужас перед стихией, т.е. люди погибали от страха!

     

                Что же представляют из себя эмоции?  Слово “эмоция” происходит от латинского  “emovere” , что означает “волновать”, “возбуждать”. Со временем значение этого слова изменилось и сейчас можно сказать, что эмоции — это обобщенные чувственные реакции, возникающие в ответ на разнообразные по характеру сигналы из внешней среды и внутренних органов. По другому определению эмоции — это реакции человека на внешние и внутренние раздражители, имеющие ярко выраженную субъективную окраску, связанные с удовлетворением или неудовлетворением потребностей организма.

                Оба определения имеют равное право на существование, потому что эмоции характеризуются чрезвычайно широким диапазоном разнообразных форм и оттенков.   Радость и печаль, наслаждение и отвращение, гнев и страх, тоска и удовлетворенность, тревога и отчаяние — все это различные эмоциональные состояния.

                Эмоции тесно связаны с мотивацией (влечением, побуждением). Мотивации рассматриваются как состояния организма, которые стимулируют человека активно искать или избегать те или иные раздражители, конкретные ситуации. Каждой мотивации способствуют определенные эмоции. Они условно делятся на простые и сложные.

     

                Простые, элементарные эмоции возникают как результат обобщения испытываемых ощущений. Именно благодаря эмоциям организм быстро оценивает характер воздействия на него, руководствуясь древним и универсальным критерием всего живого — стремлением выжить. Если надетые утром туфли оказались тесны и растерли вам ногу, вы испытываете боль и стремитесь снять их, как только представится возможность. Если у вас разболелся зуб, вы принимаете обезболивающее лекарство или спешите к врачу. Пример элементарных и крайне неприятных эмоций – те, которые сопровождают боль. К ним также могут быть отнесены эмоциональные состояния, возникающие под влиянием голода, жажды, опасности, сексуальных желаний и т.п.

                Человеку элементарные эмоции свойственны с раннего детства. По сути дела, первый плач ребенка можно рассматривать как начало его эмоциональной жизни. Кроме плача и крика, с пятой недели у малыша появляется улыбка — мимическая реакция, указывающая, что ему приятно. Если в течении первого года жизни ребенку свойственны лишь простые эмоции, то в дальнейшем его эмоциональные реакции приобретают взаимосвязь с нормами социального поведения. Повышается устойчивость и сила эмоций, характер их усложняется.

     

                Со временем происходит формирование свойственных только человеку сложных, высших эмоций или чувств.

                Чувства условно делятся на этические, интеллектуальные и эстетические.

                Этические чувства формируются у человека в процессе воспитания. К ним относятся чувство долга, товарищества, дружбы, раскаяния и т.д.

                Интеллектуальные чувства можно рассматривать как двигатель прогресса общества. Тяга к знаниям, желание познать как можно больше, раскрыть еще не разгаданные тайны жизни и неорганического мира свойственны людям. “Если бы мне жить сто жизней, они не насытили бы всей жажды познания, которая сжигает меня”, — говорил Валерий Брюсов.

                Эстетические чувства занимают особое место. В их основе лежит способность к восприятию гармонии и красоты.

                Все многоцветье эмоций психологи, кроме того, делят на настроения, страсти и аффекты.

                Настроение — эмоциональное состояние, которое обычно не бывает чрезмерно ярким, но зато характеризуется относительной устойчивостью.    

                Страсть — сильное и глубокое длительное  эмоциональное состояние. Страсть подчиняет себе основную направленность мыслей и поступков человека.

                Аффекты — обычно кратковременные, но предельно яркие, бурные эмоциональные вспышки (восторг, гнев, ярость, ужас), состояния эмоционального возбуждения высшей степени.

                И. Кант сравнивал аффект с водой, прорвавшей плотину, тогда как страсть, по его мнению, действует как поток, который все глубже и глубже прокапывает свое ложе.

     

                Понимание языка эмоций помогает нам найти верный тон в общении с окружающими. Наиболее полно и ярко эмоции выражаются изменениями человеческого лица. Недаром немецкий писатель Г. Лихтенберг заметил, что “самая занимательная для нас поверхность на Земле —  это человеческое лицо”.  Именно на лице другого человека прочитываем мы радость  и печаль, задумчивость и гнев, любовь и ненависть. Из каких же элементов складывается “язык эмоций”, как он усваивается человеком? Этим вопросам были посвящены многочисленные исследования. Выяснилось, что наибольшее значение для выражения эмоций имеют глаза и рот.

     

                На точность определения эмоций по внешним проявлениям влияет состояние того, кто оценивает. Обнаружилось, что люди имеют тенденцию приписывать другому те переживания, которыми они сами охвачены. Важно отметить, что люди различаются по тонкости опознания эмоций. Был проведен эксперимент, в процессе которого испытуемых просили назвать чувство, которое переживает человек на фотографии. Те, кто умели особенно тонко “читать” лица, рассматривая фотографию, уподобляли свою собственную мимику выражению лица изображенного. Они старались как бы стать на место другого, почувствовать то же, что и он. Важно отметить, что люди могут весьма существенно отличаться друг от друга не только по характеру переживаемых эмоций, по их силе, но и по способности сочувствовать, сопереживать. Эта способность получила название ЭМПАТИЯ. По словам американского психолога Карла Роджерса, “быть в состоянии эмпатии означает воспринимать внутренний мир другого точно, с сохранением эмоциональных и смысловых оттенков. Как будто становишься этим другим, но без потери ощущения “как будто”. Так, ощущаешь радость или боль другого, как он их ощущает, и воспринимаешь их причины, как он их воспринимает. Быть эмпатичным трудно. Это означает быть ответственным, активным, сильным и в то же время — тонким и чутким”.

     

                Примечательно, что великий Леонардо да Винчи в своем “Трактате о живописи” рекомендовал художникам всегда иметь при себе альбом для графических набросков встречающихся интересных лиц людей; при этом он советовал обращать внимание на их эмоциональные переживания – радость, печаль и т.д. и накапливать таким путем наглядный материал о человеческом лице, о человеческой мимике, который в дальнейшем может быть полезен при написании больших полотен. Сам Леонардо да Винчи очень внимательно изучал мимику, жесты и другие выразительные движения человека. Вероятно, все это каким-то образом повлияло на создание такого великого шедевра искусства — портрета Монны Лизы (Джоконды), улыбка которой и поныне восхищает и заставляет спорить и задуматься.

     

                Попробуйте сами передать мимикой и движениями тела любую эмоцию (страх, ревность, удивление …) и вы увидите, что это совсем нелегко сделать. Но, учась передавать эмоциональное состояние, мы легче сможем понять другого человека! 

     

    *     *     *

     
                На этом мы не завершаем разговор об эмоциях. Через месяц мы поговорим о существующих классификациях фундаментальных и производных эмоций…

    Инспектор ЦЗН 1 категории В.Я. Ивахно, (81538) 7 47 80

    Как научиться понимать свои эмоции?

    Наши эмоции управляют нами сильнее, чем мы можем себе это представить. Даже отсутствие эмоций также влияет на наши решения и поступки. Поэтому важно развивать свой эмоциональной интеллект, так как от этого зависит направленность ваших мыслей, мотивации, поведения, действий. Если вы не способны понимать очевидные эмоции, то не сможете вовремя предотвратить их разрушительное влияние. Также с помощью идентификации эмоций вы сможете менять свое состояние, избегать внешнего давления. Например, вы чувствуете апатию и раздражение, значит необходимо развеяться, устроить отдых, чтобы не доводить себя до предела.

    Как распознать физическое проявление эмоций?

    Любое эмоциональное состояние имеет физические признаки. Для того, чтобы быстро определить накатывающее чувство, необходимо наблюдать за своим телом и мимикой. На примере злости рассмотрим основные признаки:

    • дрожь в руках и на лице,
    • сжатые челюсти,
    • напряжение в мышцах,
    • повышенная потливость,
    • головокружение.

    Пройдите онлайн-курсы бесплатно
    и откройте для себя новые возможности
    Начать изучение

    Эмоциональное состояние можно описать следующим образом:

    • подавленность,
    • обида,
    • желание уйти, все бросить,
    • грусть.

    Возможно, во время злости вы ходите из угла в угол, сжимаете кулаки, повышаете голос. Все эти признаки вам будут сообщать о том, что ситуация выходит из-под контроля. Для того, чтобы научиться распознавать положительные и отрицательные эмоции, можно применить следующие методы:

    • Пополняйте эмоциональный словарь.  Каждую эмоцию необходимо назвать, дать определение. Постарайтесь несколькими терминами описать то, что вы сейчас чувствуете. Вы точно будете удивлены, насколько много эмоций вы испытываете за день. Для большего понимания можно разделить слова на категории. Например, счастье — это облегчение, уверенность, возбужденность.
    • Определяйте уровень интенсивности эмоций. Мы привыкли называть эмоции определенными терминами, не обращая внимание на особенности наших чувств. Например, мы можем слегка рассердиться или сильно разгневаться. Поэтому попробуйте каждый раз выставлять оценки вашему эмоциональному состоянию.
    • Фиксируйте свои эмоции. Согласно исследованиям регулярное записывания эмоций помогает легче с ними справляться. Каждый день фиксируете в блокноте пережитые за день события и эмоции, сопровождающие их. Так вы сможете проанализировать причины эмоционального состояния и быстрее избавиться от него. Особенно этот метод помогает в сложных жизненных ситуациях.

    Это была только часть полезной информации из онлайн-курса «Эмоциональный интеллект». Узнайте за 45 минут, чем еще полезен эмоциональный интеллект, насколько он развит у вас, какие эффективные техники по его развитию существуют.

    Определение эмоций Merriam-Webster

    эмоция

    | \ i-ˈmō-shən

    \

    : сознательная психическая реакция (например, гнев или страх), субъективно воспринимаемая как сильное чувство, обычно направленное на конкретный объект и обычно сопровождающееся физиологическими и поведенческими изменениями в организме.

    б

    : состояние чувства

    c

    : аффективный аспект сознания : чувство

    Определение эмоционального состояния по Merriam-Webster

    эмоции

    | \ -sh (ə) nəbəl \

    : способный двигаться на ощупь

    Определение и значение эмоций | Словарь английского языка Коллинза

    Примеры «эмоции» в предложении

    эмоции


    Эти примеры были выбраны автоматически и могут содержать конфиденциальный контент.Читать далее…

    Но люди — люди, и они признают человеческие эмоции и боль.

    Солнце (2016)

    Этот год, должно быть, был одним из смешанных эмоций для продюсера музыкального шоу некрологов.

    Times, Sunday Times (2016)

    Мы знали, что публика вызовет сильные эмоции.

    Times, Sunday Times (2016)

    Но исследование показало, что они могут улавливать мысли и эмоции человека.

    Солнце (2016)

    Эмоции накаляются, когда он исследует личные истории жителей, а финальное представление — зрелище.

    The Sun (2017)

    Эта короткая, но милая игра — это американские горки эмоций … в основном страха и шока.

    Солнце (2016)

    Эмоции накаляются на Площади, поскольку катастрофа еще больше усиливает душевные страдания.

    Солнце (2017)

    Только когда он был закончен и он так высоко подпрыгнул от радости, его эмоции переполнились, и слезы последовали за ним, когда он сидел в сторонке.

    Солнце (2017)

    Моя теория сентиментальности состоит в том, что это форма фиктивных эмоций для людей, которые на самом деле не испытывают особых эмоций.

    Times, Sunday Times (2016)

    Это может означать, что отрицательные эмоции, такие как гнев, печаль, зависть и вина, рассматриваются не только как нежелательные, но и нездоровые.

    Times, Sunday Times (2016)

    Подробнее …

    Внутри себя мы в разное время осознаем или не осознаем сильные эмоции и фантазии.

    Ноулз, Джейн Знай свой разум (1991)

    Это были эмоции, пробегавшие в моей голове, чтобы решить эти проблемы.

    Солнце (2011)

    Вы должны уметь улавливать эмоции, не видя людей.

    Times, Sunday Times (2006)

    За их открытыми и необузданными эмоциями приятно наблюдать.

    Солнце (2008)

    Когда персонаж испытывает эмоции, он или она действует очень четко, и есть музыка.

    Times, Sunday Times (2012)

    Большой сыр отрицательных эмоций — это гнев.

    Times, Sunday Times (2015)

    Вы можете грустить, но это гораздо менее тревожная эмоция, чем гнев.

    Times, Sunday Times (2010)

    Может быть проблема в частях мозга, связывающих эмоции с памятью.

    Times, Sunday Times (2007)

    Менталитет победителя редко охватывает широкий спектр человеческих эмоций.

    Times, Sunday Times (2015)

    Вряд ли найдется ситуация или эмоция, не требующие еды.

    Wilkinson, Helena Beyond Chaotic Eating (1993)

    Когда раздался звонок, атмосфера была наполнена смешанными эмоциями.

    Ричард Холмс «Пыльные воины: современные солдаты на войне» (2006)

    Когда дело доходит до любви, ваши эмоции успокаиваются ровно настолько, чтобы вы могли с умом обращаться с отношениями.

    Солнце (2011)

    Мы должны преодолеть многолетнюю привычку, чтобы освободиться от страха и захваченных эмоций.

    Times, Sunday Times (2008)

    У нее проблемы с выражением чувств и эмоций.

    Солнце (2015)

    Это позволяет вам дистанцироваться от сильных эмоций, связанных с вашими спорами.

    Times, Sunday Times (2013)

    Это просто показывает, насколько сильны эмоции.

    Times, Sunday Times (2008)

    Он точно говорит, что пробуждает эмоции в людях, когда дает интервью.

    Солнце (2011)

    Эмоции и радость ошеломляют такого постороннего человека, как я.

    Times, Sunday Times (2008)

    Негативные модели и эмоции, передаваемые из поколения в поколение.

    Джексон, «Рози, матери, которые уходят» (1994)

    В нем много гнева и эмоций.

    Times, Sunday Times (2009)

    Проблемы с эмоциями — часть человеческого существования.

    Bethune, Helen Positive Parent Power (1991)

    Выводы были поддержаны учеными, которые утверждали, что дельфины могут улавливать человеческие эмоции в песнях.

    Солнце (2013)

    Ей удалось совместить возвышенный характер с заземленными эмоциями.

    Солнце (2016)

    Жесткие чувства: научная борьба за определение эмоций

    Когда Пол Экман был аспирантом в 1950-х годах, психологи в основном игнорировали эмоции. Большинство психологических исследований в то время было сосредоточено на бихевиоризме — классической обусловленности и тому подобном. Сильван Томкинс был еще одним знакомым Экманом человеком, который изучал эмоции, и он проделал небольшую работу над мимикой, которую Экман считал чрезвычайно многообещающей.

    «Для меня это было очевидно, — говорит Экман. «На тех холмах есть золото; Я должен найти способ добыть его ».

    Для своих первых межкультурных исследований в 1960-х годах он путешествовал по США, Чили, Аргентине и Бразилии. В каждом месте он показывал людям фотографии с разными выражениями лиц и просил их сопоставить изображения с шестью разными эмоциями: счастьем, грустью, гневом, удивлением, страхом и отвращением. «Была очень высокая степень согласия», — говорит Экман. Люди были склонны сочетать улыбающиеся лица со словом «счастье», морщинистые, сжатые губы с «гневом» и так далее.

    Но на эти ответы могла повлиять культура. Он считал, что лучший способ проверить, действительно ли эмоции универсальны, — это повторить свой эксперимент в совершенно удаленном обществе, которое не было открыто для западных СМИ. Поэтому он запланировал поездку в Папуа-Новую Гвинею, его уверенность подкреплялась фильмами, которые он видел, об изолированных культурах острова: «Я никогда не видел выражения, которое мне не знакомо в нашей культуре, — говорит он.

    Оказавшись там, он показал местным те же фотографии, что и другим объектам исследования.Он дал им выбор между тремя фотографиями и попросил их выбрать изображения, соответствующие различным историям (например, «ребенок этого мужчины только что умер»). Взрослые участники выбирали ожидаемые эмоции от 28 до 100 процентов времени, в зависимости от того, какие фотографии они выбирали. (28 процентов были немного выпадающими: тогда людям приходилось выбирать между страхом, удивлением и грустью. Следующим самым низким показателем было 48 процентов.)

    Так стали известны шесть эмоций, использованных в исследованиях Экмана. как «основные эмоции», которые все люди признают и переживают.Некоторые исследователи теперь говорят, что существует менее шести основных эмоций, а некоторые говорят, что их больше (сам Экман теперь масштабировал до 21), но идея остается той же: эмоции биологически врожденные, универсальные для всех людей и проявляются через выражение лица. выражения. Экман, ныне почетный профессор психологии Калифорнийского университета в Сан-Франциско, владеющий собственной компанией под названием The Paul Ekman Group, был назван одним из 100 самых влиятельных людей Time в 2009 году благодаря этой работе.

    Но, несмотря на известность теории, есть ученые, которые не согласны с этим, и в последние годы возобновились споры о природе эмоций. Хотя было бы легко представить этот аргумент как двусторонний — проуниверсальность против антиуниверсальности или дружбу Экмана против его критиков, — я обнаружил, что все, с кем я говорил для этой статьи, думают об эмоциях немного иначе.

    В разных культурах люди склонны сочетать улыбающиеся лица с «счастьем», морщинистые, сжатые лица с «гневом» и так далее.

    «Говорят, что существует столько же теорий эмоций, сколько и теоретиков эмоций, — говорит Джозеф Леду, профессор нейробиологии и директор Института эмоционального мозга и Института психиатрических исследований Натана Клайна при Нью-Йоркском университете.

    Проблема, лежащая в основе этих дебатов и теоретизирования, заключается в том, что чрезвычайно сложно определить, о чем люди обсуждают и теоретизируют . Потому что нет четкого определения того, что такое эмоция.

    Слово «эмоция» не существовало в английском языке до начала 17 века. Он совершил перелет из Франции в Великобританию, когда британский лингвист Джон Флорио перевел эссе философа Мишеля де Монтеня; Сообщается, что Флорио извинился за включение этого слова вместе с другими «неотесанными термами» из французского языка. Неуклюже, возможно, потому, что, как объясняет Томас Диксон в своей истории этого слова, оно тогда относилось к возбуждению, телесным движениям или волнениям — например, могли быть «общественные эмоции».

    «Счастливое» лицо из исследовательского набора фотографий Пола Экмана (© Пол Экман)

    На протяжении многих столетий виды психических состояний, к которым сейчас относятся «эмоции», обычно назывались либо страстями, либо привязанностями. Общеизвестно, что древнегреческие и римские стоики были противниками страсти; они учили, что человек должен использовать разум, чтобы бороться со всеми чувствами, чтобы избежать страданий. Христианские богословы Фома Аквинский и Августин Гиппопотам думали, что это слишком много, поэтому они выделили отдельную категорию добрых, добродетельных чувств, которые они назвали привязанностями — такими вещами, как семейная любовь и сострадание к другим, — и отделили их от «зла». такие страсти, как похоть и ярость.

    Примерно в середине 18 века, пишет Диксон, эти страсти и привязанности были объединены под покровом эмоций. В начале 19 века шотландский философ Томас Браун первым предложил эмоции в качестве теоретической категории, открыв дверь для научных исследований. Но хотя Браун стремился его изучить, он не мог определить его.

    «Точное значение термина эмоция, трудно выразить какими-либо словами», — сказал Браун на лекции.Так и осталось.

    «Единственное, что можно сказать наверняка в области эмоций, — это то, что никто не согласен с тем, как определять эмоции», — написал мне по электронной почте Алан Фридлунд, доцент кафедры психологии и науки о мозге Калифорнийского университета в Санта-Барбаре. Многие современные статьи на эту тему начинаются со ссылки на статью 1884 года влиятельного психолога Уильяма Джеймса «Что такое эмоция?» И продолжают сетовать на то, что наука до сих пор не ответила на этот вопрос. Если исследователь предлагает рабочее определение в исследовании, маловероятно, что кто-либо, кроме автора, будет использовать его или соглашаться с ним.Автор может классифицировать эмоции на основе поведения, физиологических реакций, чувств, мыслей или любой их комбинации.

    «Семантика связана с указанием», — говорит Джеймс Рассел, профессор психологии Бостонского колледжа. «Под« эмоциями »мы подразумеваем« те вещи »».

    В повседневной жизни отсутствие формализованного определения эмоции (или любого из более конкретных терминов, которые из нее вытекают — счастье, гнев, печаль и т. Д.) может не иметь большого значения. Это не значит, что если кто-то говорит вам, что она злится, вы не понимаете, что она имеет в виду.Здесь есть некоторый уровень понимания. Но попросите людей объяснить словами, что такое эмоция («объясните это роботу, который только что стал разумным», — как я люблю это говорить), и они быстро запутаются.

    Я попросил нескольких своих коллег попробовать и получить такие ответы, как «индивидуальные реакции на переживания», «чувствительность к событиям», «реакция вашего разума на переживания» и, поэтично, «описание неосязаемых человеческих чувств, мощные внутренние ощущения, которые окрашивают каждый наш опыт.”

    Все эти определения довольно хороши. Все они чувствуют себя правильными. Но по сути, как сказал последний человек, эмоции неосязаемы. Они определенно что-то. Они не ничто. И этого может быть достаточно для жизни, но недостаточно для науки.

    «Психология — это действительно экспериментальная философия», — говорит Лиза Фельдман Барретт, выдающийся профессор психологии Северо-Восточного университета и автор готовящейся к выходу книги Как создаются эмоции .Например, биология — это дисциплина, которая полагается исключительно на наблюдения за миром природы, в то время как исследователи психологии «берут категории здравого смысла, которые люди используют в повседневной жизни, и пытаются рассматривать их как научные категории».

    «Сюрприз», эмоция, которую испытуемые Экмана часто путают со «страхом» или «грустью» (© Пол Экман)

    Барретт появился в последние годы как новый голос в области эмоций, с уникальным взглядом на то, как думать о них. феномен. В своей статье 2006 года «Являются ли эмоции естественными видами?» Она бросила вызов, решительно выступив против точки зрения Экмана, согласно которой эмоции являются биологически базовыми.(Термин «естественный вид» относится к группе элементов, которые по своей сути эквивалентны.) «Взгляд на естественный вид изжил свою научную ценность, — писал Барретт, — и теперь представляет собой серьезное препятствие для понимания того, что такое эмоции и как они проявляются. Работа.»

    По словам Экмана, доказательства универсальности «статистически чрезвычайно убедительны и надежны». В метаанализе аналогичных экспериментов по сопоставлению фотографий люди из разных культур смогли правильно классифицировать выражения эмоций в среднем в 58% случаев — выше для одних эмоций, ниже для других.Это значительно больше, чем шанс. Вопрос в том, достаточно ли этого?

    По мнению Барретта, такие слова, как «радость» и «ярость», описывают целый ряд сложных процессов в мозге и теле, которые не обязательно связаны между собой.

    Барретт говорит нет. Она не думает, что категоризация выражений показывает, что эмоции являются биологически базовыми, и она не убеждена, что эти конкретные выражения появляются каждый раз, когда кто-то испытывает соответствующую эмоцию. Она указывает, например, на тонкость и диапазон эмоциональных выражений актеров.«Когда вы в последний раз видели, как актер выигрывал премию Оскар за хмурый вид?» она спрашивает.

    В своей статье 2006 года она признает, что «метааналитические и повествовательные обзоры ясно показывают, что воспринимающие из разных культур лучше, чем случайность, согласны с лучшими ярлыками, которые можно присвоить позируемым, статичным конфигурациям лица … часть картины ».

    Остальное — расшифровка. Либо 58 процентов вам достаточно, либо нет. Если происходит что-то действительно универсальное и врожденное, почему мы не можем добиться большего, чем просто «выше шанса»?

    Кто-то может сказать, что это человеческая ошибка.Тот факт, что эмоция выражается на лице, не означает, что человек, смотрящий на лицо, может ее точно прочитать. Или, может быть, одно и то же выражение может быть прочитано разными людьми по-разному. Барретт предполагает, что наставление людей историями вроде «ребенок этого мужчины умер» может привести к тому, что они будут классифицировать надутое лицо как печаль, в то время как они могут назвать это чем-то другим без контекста.

    Рассел, который также был известным критиком естественного взгляда на эмоции, имеет аналогичную жалобу.«Принуждение наблюдателя выбрать только один вариант рассматривает набор вариантов как взаимоисключающий, а это не так. Субъекты относят одно и то же выражение лица … к нескольким категориям эмоций ».

    По мнению Барретта, эмоции полностью выдуманы. Не то чтобы они не имели смысла — просто такие слова, как «радость», «стыд» и «ярость», описывают целый ряд сложных процессов в мозгу и теле, которые не обязательно связаны между собой. Мы только что собрали некоторые из этих вещей и назвали их.Она сравнивает понятие эмоции с понятием денег.

    «Единственное, что объединяет эту категорию, — это то, что люди согласны», — говорит она. «Валюта существует, потому что мы все согласны с тем, что что-то можно обменять на материальные блага. Поскольку мы согласны, это имеет ценность. Одна из замечательных вещей, которые могут сделать люди, чего не может сделать ни одно другое животное, — это то, что мы можем создавать вещи и делать их реальными. Мы можем создать реальность ».

    Одна из распространенных критических замечаний по поводу подхода с фотографиями на этикетках состоит в том, что выражения на картинках являются позированными.Исследование, проведенное в 1980-х годах, показало, что, когда людям показывали фотографии откровенных, спонтанных эмоций, уровень узнаваемости снижался с более чем 80 процентов на фотографиях до 26 процентов.

    «Страх» (© Пол Экман)

    Это правда, что в повседневной жизни вы, вероятно, не увидите лицо Эдварда Мунка Крик каждый раз, когда кто-то испытывает страх. Крайняя, преувеличенная версия эмоционального выражения лица может появиться только в экстремальных ситуациях — когда близкий человек умер или когда кто-то находится в смертельной опасности.Согласно теории Экмана, для более тонких эмоций соответствующие выражения также более тонкие.

    И люди могут также активно подавлять свои более драматичные выражения лица, если они не хотят, чтобы люди знали, что они чувствуют. То, что Экман называет микровыражениями, — это небольшие быстрые движения лица, которые иногда все равно просачиваются, даже когда кто-то пытается скрыть это.

    Чтобы подтвердить свою теорию микровыражений, Экман провел исследование, измеряющее движение лицевых мышц при вызове эмоций.(Это привело к созданию Системы кодирования лицевых мышц Экмана, руководства по движению лицевых мышц, используемого как учеными, так и художниками, в том числе Pixar, по его словам.) Более мелкие движения труднее увидеть, что может объяснить, почему откровенные выражения в этом исследовании из В 80-е годы испытуемым было труднее распознать тонкие эмоции, которые исследователи чаще всего могут вызвать в лаборатории. Дахер Келтнер, бывший студент Экмана и профессор психологии Калифорнийского университета в Беркли, говорит об этом так: «Вы должны сделать шаг назад и напомнить себе, что на самом деле изучают эти ученые.Чаще всего мы изучаем реакцию людей на видеоклипы. Я люблю фильмы, но маленькие двухминутные видеоклипы ниже по шкале мощных возбудителей эмоций ».

    Даже если на брови появилась морщинка за доли секунды, это не значит, что кто-то заметит это или даже расценит как гнев. По словам Экмана, большинство людей этого не сделает. Вот почему он создал инструменты, которые теперь продает на своем веб-сайте, которые, как утверждается, учат пользователя распознавать эти микровыражения и, таким образом, лучше понимать, какие эмоции испытывают другие люди.Это было бы неплохо.

    «Эти [инструменты] использовались множеством организаций — всеми трехбуквенными разведывательными и правоохранительными органами на национальном уровне», — говорит Экман. «Мое исследование не ограничивалось маркировкой фотографий». Он жалуется, что при удалении его работы этот компонент полностью игнорируется. «Мои критики делают вид, что [исследование по измерениям] не было опубликовано, но оно было опубликовано, и для этого потребовалось много работы».

    Это исследование фактически является основой криминальной телевизионной драмы Обмани меня , в которой участвует исследователь, который помогает правоохранительным органам обнаруживать обман с помощью мимики и языка тела.«Я просмотрел каждый сценарий, — говорит Экман, — и дал им отзывы, которые иногда они принимали, а иногда нет».

    Но по большей части основная идея Экмана — что эмоции одинаковы для всех людей в разных культурах — вызывает больше всего критики. За несколько десятилетий до того, как Барретт или Рассел раскритиковали его модель, он поймал критику со стороны известного антрополога Маргарет Мид, которая считала эмоции продуктом культуры. «[Мид] относился ко мне довольно дрянно, — говорит Экман.В выпуске журнала The Journal of Communication за 1975 год Мид написал пренебрежительную рецензию на книгу Экмана Дарвин и выражение лица , назвав ее «примером ужасающего состояния гуманитарных наук».

    «Я так и не узнал, играла ли она каламбур над моим именем», — говорит Экман, имея в виду «Пола» в слове «ужасно».

    Но эмоции не существуют в вакууме, и для некоторых исследователей контекст — это все. (Хотя, как бы то ни было, Экман признает, что на основной набор эмоций, общих для всех людей, может повлиять опыт.) «Когда у людей в разных культурах есть слова для обозначения гнева, это не значит, что гнев означает одно и то же, что он развивается таким же образом, что одни и те же ситуации считаются гневом, что гнев функционирует в отношениях. аналогично », — говорит Батья Гомеш де Мескита, директор Центра социальной и культурной психологии Левенского университета в Бельгии.

    Когда Мескита рассматривает фотографии Экман, она говорит: «Мне не ясно, что эти лица выражают эмоции.Но несомненно, что то, что они выражают, имеет отношение к эмоциям. Я думаю, что многие проблемы не столько в данных, сколько в выводах из этих данных ».

    Если не мимика, то как лучше всего измерять эмоции? В статье 2007 года, соавторами которой были Барретт и Мескита, призывалось «сосредоточить внимание на неоднородности эмоциональной жизни». Авторы утверждали, что «использование языка, контекст, культура или индивидуальные различия в предыдущем опыте вызывают различия в том, переживаются ли эмоции, какие эмоции переживаются и как они переживаются.«Существует ряд методологий, которые исследователи могут использовать для выявления этой неоднородности, от визуализации мозга до измерения физиологических реакций, но, по словам Барретта, узнать, что кто-то на самом деле чувствует, трудно с чем-либо, кроме самоотчета — попросить людей описать, как они чувствуют или отвечают на анкеты.

    «Гнев» (© Пол Экман)

    «Золотой стандарт — это самоотчет», — говорит Мария Гендрон, научный сотрудник лаборатории Барретта на северо-востоке страны. «Потому что он не делает предположений.”

    Конечно, эта методология также является предметом обсуждения. «Память об эмоциональных переживаниях крайне ненадежна, — говорит Экман. «Если использовался [самоотчет], я не буду читать статью».

    Одна проблема, как мне указали многие ученые, состоит в том, что язык — особенно язык эмоций — непоследователен. «Если кто-то говорит:« Я очень хочу тебя увидеть », на самом деле они говорят:« Я очень хочу тебя увидеть », — говорит Экман. «Если они беспокоятся о том, чтобы увидеть вас, это означает, что они очень взволнованы мысленно при мысли о встрече с вами.Обыватель употребляет эти слова очень небрежно ».

    Что касается биологии, некоторые исследователи пытаются определить структуры и системы в мозге, из которых происходят эмоции. Один ученый, Яак Панксепп, профессор нейробиологии в Университете штата Вашингтон, идентифицировал семь цепей нейронов, которые, по его словам, соответствуют семи основным эмоциям. Работа Панксеппа совпадает с работой Экмана по вопросу универсальности, но на самом деле он идет еще дальше — он работает с животными и говорит, что в эмоциях есть что-то биологически важное не только для людей, но и для всех млекопитающих.

    Леду, нейробиолог из Нью-Йоркского университета, находится где-то посередине. Он считает, что реакция на раздражители жестко запрограммирована в мозгу, который соответствует Экману и Панксеппу. Но, как и Барретт, он считает, что сознательный мозг и проводимый там анализ необходимы для переживания эмоций. По этой логике, поскольку мы не можем знать, что испытывают животные, невозможно узнать, есть ли у животных эмоции.

    Он подчеркивает роль человеческого сознания в изучении таких вещей, как эмоции.(Что такое сознание и как оно работает — это совершенно другой спорный вопрос.) «В физике не имеет значения, верят люди в восход солнца или нет», — говорит он. «Это не влияет на движение планет и звезд. В то время как в психологии представления людей о том, как работает ум, влияют на предмет изучения. Другими словами, наша народная психология не может быть отделена от науки ».

    Рассмотрим миндалины, два маленьких продолговатых отростка, по одному на каждой стороне мозга, которые широко считаются очагом страха.В недавнем эпизоде ​​шоу NPR Invisibilia была показана женщина, страдающая редким заболеванием, из-за которого ее миндалины кальцинировались. Пациент с инициалами S.M. не сообщает о своем страхе — факт, который, казалось бы, укрепляет связь между анатомией и эмоциями. Но в 2013 году исследователи смогли вызвать реакцию страха у С.М. и другие пациенты с повреждением миндалины при вдыхании углекислого газа. Это заставляет тело чувствовать, что оно задыхается, и так называемые «бесстрашные» пациенты запаниковали, как и все остальные.

    «У всех был заголовок об этом:« Бесстрашная женщина чувствует страх », — говорит Леду. «Единственная причина, по которой вы удивитесь, — это если вы думаете, что страх исходит от миндалевидного тела».

    В 2013 году исследователи смогли вызвать реакцию страха у пациентов с повреждением миндалины, заставив их вдыхать углекислый газ.

    Леду определяет страх как то, что происходит в сознательном мозге в ответ на реакцию цепи выживания мозга на опасность. Если это так, то человек испытывает страх не из-за самой миндалины, а из-за структур мозга, отвечающих за познание.

    «Чувство страха возникает только у организмов, которые могут осознавать, что находятся в опасности», — написал он в статье, опубликованной в январе. Когда я разговаривал с ним, он добавил: «Если мы скажем людям, что миндалина несет прямую ответственность за страх, мы дадим неверный сигнал».

    Со своей стороны, даже Экман больше не говорил, что одно только выражение лица равно эмоциям. «Тридцать лет назад я подчеркивал выражение лица и мог бы сказать вам:« Выражения — это эмоции », — говорит он. «[Но] это не единичное явление.Это группа организованных явлений. Некоторые теоретики подчеркивают одно ».

    Экман теперь считает физиологию, оценку, субъективный опыт и предшествующие события (у вас есть эмоция примерно что-то) как отличительные характеристики эмоции, наряду с выражением лица и некоторыми другими факторами.

    «Печаль» (© Пол Экман)

    Тем не менее, «в основе« эмоции »лежит переживание эмоции, и это невозможно измерить», — пишет Фридлунд. Возможно, записано, но не измерено.«Это заставляет ученых, изучающих« эмоцию », вместо этого пытаться измерить все вокруг».

    Рассел высказывает то же самое. Он считает, что эмоции лучше всего изучать, измеряя их составляющие — выражение лица и активацию нервной системы, а также поведение и внутренние чувства. Но он говорит, что это заходит слишком далеко, чтобы складывать все это вместе и называть результат «эмоциями». «Мы выделяем определенные группы из них и называем их», — говорит он. «Когда ваша физиология на высоте, вы в опасности, и ваше лицо задыхается, вы говорите:« О, это страх.«Я думаю, что мы, как ученые, не сможем хорошо определять кластеры. Они слишком расплывчаты. Лучше, говорит он, просто спросить: «При каких условиях лицевые мышцы сокращаются определенным образом?» вместо того, чтобы говорить, что сжатие сигнализирует об эмоции.

    Даже если нет единого мнения о том, что такое эмоции , , есть по крайней мере некоторое совпадение в том, что, по мнению ученых, они вовлекают. В 2010 году Кэрролл Изард, который вместе с Экманом внес большой вклад в универсальную базовую теорию эмоций, опросил 34 исследователя эмоций на предмет их определения эмоций.Хотя «никакой сжатый синтез не может охватить все в 34 определениях« эмоции », данных участвовавшими учеными», — пишет он, — вот описание, которое придумал Изард, основанный на вещах, которые имели наибольшее согласие:

    Эмоция состоит из нейронных цепей (которые, по крайней мере, частично выделены), систем реагирования и состояния / процесса чувств, которые мотивируют и организуют познание и действие. Эмоция также предоставляет информацию человеку, испытывающему ее, и может включать предшествующие когнитивные оценки и текущее познание, включая интерпретацию состояния чувств, выражений или социально-коммуникативных сигналов, и может мотивировать подход или избегающее поведение, осуществлять контроль / регулирование реакций и быть социальным или реляционным по своей природе.

    Изард далее говорит, что «вышеизложенное заслуживающее внимания и весьма плюралистическое описание структур и функций эмоций не является определением». Ученые больше сошлись во мнении о том, какая эмоция вызывает , чем о том, что это такое. (Судя по моему исследованию, есть некоторые разногласия по поводу того, чем является эмоция . Состояния, такие как «голодный» или «сонный», обычно исключаются, но в то время как один исследователь мог бы назвать «любовь» эмоцией, например , другой может сказать, что это недостаточно краткое чувство, чтобы квалифицироваться.)

    Странно, что в такой неопределенной области, как исследование эмоций, существует столько разногласий. Я редко слышал, чтобы ученые так нагло рассказывали о своих исследованиях. Экман обвинил некоторых из своих критиков в карьеристских мотивах. «Если вы бросите вызов кому-то, кто хорошо зарекомендовал себя, это может привлечь внимание прессы. Готовые пресс-релизы [Барретт] — вот что она освещает ». Когда я спрашиваю, что не так с пресс-релизами, он отвечает: «Я этого не делаю. Я никогда этого не делал … Есть другие способы добиться признания своей науки.

    Панксепп говорит, что он чувствует, что его часто втягивают в дебаты, хотя он видит свою работу, посвященную «первичному уровню» мозга, как основу для развития таких исследователей, как Леду и Барретт, которые делают упор на познание. «Я считаю, что оказываю большую помощь другим [ученым], если они желают такой помощи», — говорит он, добавляя: «Люди всегда соревнуются. Так было всегда и так будет всегда ».

    Келтнер, психолог из Беркли, говорит: «Я думаю, мы всегда будем бороться за то, что такое широкое понятие эмоции.В эмоциях есть что-то, что порождает эти споры. Может быть, мы думаем, что приходим к сути человеческой натуры ».

    Когда нет согласованного определения того, что ищут исследователи, наука может выглядеть как своего рода религия. Люди выбирают разные пути, чтобы искать одно и то же. Некоторые убеждаются, что их путь правильный. Другие агностики — уверены только в неопределенности. Третьи довольствуются тем, что игнорируют вопросы, на которые нет ответа, и сосредотачиваются на анализе вещей, которые не сопротивляются анализу.Данные — это данные, достаточно правдивые, но люди могут интерпретировать их как угодно.

    Экман сам моделирует «презрение» (© Пол Экман)

    Рассел сравнивает наименование эмоций с своего рода психологической астрологией. «Многие культуры признали созвездия, дали им имена и сочинили о них истории. Люди, которые верят в астрологию, все еще думают, что влияют на людей. Но в астрономии эти звезды не имеют особого отношения друг к другу ».

    Фридлунд рассматривает поле эмоций как своего рода пятно Роршаха, «на котором психология является предлогом, а идеология — подтекстом.Он описывает вражду Мид / Экман, например, как прежде всего идеологическую. Он считает, что теория универсальности Экмана была попыткой вернуть психологию из идеи культурного разнообразия Мида к «позитивному посланию Кумбайи», где «мы все одинаковы в глубине души».

    Наука — это не всегда ответы на вопросы, собрание с трудом добытых фактов о том, как устроен мир. Иногда научный метод охватывает десятилетия, даже столетия, каждое исследование — капля в ведро, которое никогда не будет заполнено.Трудно понять, насколько исследователи эмоций близки к решению или существует ли оно вообще. «С философской точки зрения можно утверждать, что« опыт »не является чем-то внутренне измеряемым», — пишет Фридлунд. «Это может навсегда сделать его недоступным для науки».

    Было бы неплохо подумать, что в наш век ответов может возникнуть вечный вопрос. Не о Боге или смысле жизни, а только о людях и о том, как мы работаем. Может быть, эмоции — это просто совокупность физиологии, поведения и ситуационного контекста, не более того.Но, возможно, в них есть нечто большее, чем просто это — более глубокий смысл, который возникает из созвездий, которые мы создаем, что-то преобразующее и, в конечном счете, непознаваемое.

    определение эмоции от The Free Dictionary

    «Наш естественный способ думать об этих более грубых эмоциях, горе, страхе, гневе, любви, состоит в том, что ментальное восприятие некоторого факта возбуждает ментальную привязанность, называемую эмоцией, и что это последнее состояние ума дает начало телесному выражению.ИНТЕЛЛЕКТ, ЭМОЦИЯ, ВООБРАЖЕНИЕ И СМЕЖНЫЕ КАЧЕСТВА. «Поэтому я надеюсь, что вы меня немного любите», — эмоционально ответил Атос. Делафилд преодолел внезапную эмоцию, вызванную удивлением, и заговорил. стоя рядом с ней, чтобы беззвучно созерцать ее, она сказала взволнованным голосом после долгой паузы: «Вот он идет», — пробормотала она, и они могли услышать, что ее губы пересохли от волнения. «И я должен обнять его за шею и смотреть ему в лицо, как это делал Мэриан». Мы вместе поужинали в клубе, приехали домой на такси и — короче говоря, все было сделано самым прозаическим способом. ; Я никак не мог понять, почему Джон Бартин должен нарушать естественный и установленный порядок вещей, чтобы проявить себя впечатляюще демонстрацией эмоций, очевидно, для собственного развлечения.В толпе послышался шорох, и он снова стих, так что Пьер отчетливо услышал приятный человеческий голос Императора, взволнованно говорящего: То, опираясь на сетку бака, то на гак, я с жадностью пожирал мягкую пену, которая белели море, насколько хватало взгляда; и как часто я разделял эмоции большинства членов экипажа, когда какой-нибудь капризный кит поднимал свою черную спину над волнами! Любовь родителей к своим детям — единственное чувство, которое совершенно бескорыстно.Чувствуя гнев на свою жену из-за того, что он ожидал, произошло то, что в момент прибытия, когда его сердце билось от волнения и беспокойства, чтобы узнать, как его брат поживает, он должен был следить за ней, вместо того, чтобы броситься прямиком к брату, Левин проводил ее в отведенную им комнату. Ей это удалось, и только эмоции пробежали по ее лицу, как дух рыдания; но у Розамонд сложилось впечатление, что миссис

    эмоций — IResearchNet

    определение эмоций

    Эмоции можно определить как психологические состояния, которые включают мысли и чувства, физиологические изменения, выразительное поведение и склонность к действию.Точное сочетание этих элементов варьируется от эмоции к эмоции, и эмоции могут сопровождаться или не сопровождаться явным поведением. Этот комплекс состояний и поведения запускается событием, которое переживается или вспоминается. Кто-то вас оскорбляет. В зависимости от характера оскорбления и вашего восприятия степени, в которой оно было или не должно было причинить вам боль, вы можете почувствовать гнев или раздражение. Если вы злитесь, ваше лицо может покраснеть, ваше сердце может биться быстрее, ваши кулаки сжимаются, и вам приходят в голову мысли о возмездии.В некоторых случаях вы можете принять меры против человека, который оскорбил вас. Через несколько дней воспоминание об обиде может вновь вызвать по крайней мере некоторые черты первоначальной эмоциональной реакции. Точно так же могут быть даны явные примеры эмоций, например, страха, радости, любви, отвращения и печали. Однако есть также эмоции, которые менее выражены, поскольку они не всегда связаны с изменениями физиологического или мотивационного состояния и не всегда приводят к изменению поведения. Возьмем пример сожаления.Приняв решение или приняв неверный курс действий, человек вполне может испытывать сильное сожаление, но этот субъективный опыт обычно не сопровождается изменениями в физиологии или поведении.

    Дальнейшие осложнения возникают при рассмотрении психологических состояний, которые кажутся пограничными с эмоциями: физическая боль, генерализованная или свободно плавающая тревога, сексуальное возбуждение, скука, депрессия, раздражительность, все это можно рассматривать как примеры аффективных состояний. Психологи, изучающие эмоции, склонны проводить различие между аффективными состояниями, которые имеют четкий объект, и теми, которые не имеют его, утверждая, что эмоция — это термин, который следует использовать для психологических состояний, которые имеют объект.Исходя из этого, хроническая боль, общие состояния скуки, депрессии или раздражительности не могут быть классифицированы как эмоции, тогда как сексуальное возбуждение — в той степени, в которой оно имеет ясный объект — будет рассматриваться как эмоциональное состояние. Различие между аффективными состояниями, имеющими объект, и состояниями, не имеющими объекта, заключается в том, что эмоции, с одной стороны, отделяются от настроений (например, раздражительность, скука) и аффективных диспозиций (депрессия, общая тревога), с другой.

    Признавая трудности, связанные с попытками прийти к четким определениям того, что составляет эмоцию, теоретики обычно соглашаются рассматривать эмоцию как набор состояний, которые имеют нечеткие границы с другими психологическими состояниями, такими как убеждения, отношения, ценности, настроения и т. Д. и личностные диспозиции.Что не оспаривается, так это то, что набор состояний, называемых эмоциями, определяется хорошими примерами, такими как гнев, страх и страстная любовь. Там, где есть место для сомнений, на нечеткой границе с соседними состояниями или рядом с ними, психологов обычно не волнует, является ли данное состояние эмоцией. Тем самым упрощается трудность определения эмоции.

    История эмоций и предыстория

    Современная теория эмоций обычно восходит к работам Чарльза Дарвина или Уильяма Джеймса.Работая во второй половине XIX века, эти авторы сосредоточились на вопросах, которые все еще являются предметом исследований и дискуссий почти 150 лет спустя. Дарвин сосредоточился на связи между субъективными эмоциями и явным поведением. Он утверждал, что три принципа объясняют связь между эмоциями и выразительным поведением. Из них первый, принцип полезных ассоциированных привычек, чаще всего связывается с дарвиновскими объяснениями экспрессивного поведения. Здесь аргумент состоит в том, что движения лица, которые изначально служили определенной цели во время эмоциональных переживаний, стали автоматическим сопровождением этих эмоций.Таким образом, хмурый взгляд, который часто сопровождает гнев, может помочь защитить глазницу, сдвигая брови вперед и вместе, или расширение глаз, которое часто сопровождает удивление, может помочь принять больше визуальной информации, когда происходят неожиданные, новые события. Удивительно, но учитывая общую теорию эволюции, которой Дарвин более известен, его работы по эмоциональному выражению не рассматривали это выражение как результат процесса естественного отбора. Скорее, он рассматривал связь эмоции и выражения как усвоенную привычку, которая затем передается потомству.Однако современная эволюционная теория может быть легко применена к этому вопросу, что привело к мнению, что именно адаптивное значение для человека или группы привело к внешнему выражению эмоций. Представление о тесной связи между эмоциональным переживанием и телесным выражением, безусловно, находит отражение в современной теории эмоций.

    Джеймс сосредоточился на фундаментальном вопросе о детерминантах эмоций. Джеймс выступал за то, что стало называться периферической теорией эмоций, в которой он утверждал, что восприятие возбуждающего стимула вызывает изменения в периферических органах, таких как внутренние органы (сердце, легкие, желудок и т. Д.).) и произвольные мышцы, и эта эмоция — это просто восприятие этих телесных изменений. Используя собственный пример Джеймса, люди не трепещут и бегут из-за страха; скорее, они боятся, потому что дрожат и бегут. Это поднимает вопрос о том, как происходят телесные изменения. Здесь Джеймс приводил доводы в пользу прямой связи между восприятием и телесными изменениями, используя аналогию с замком и ключом. По мнению Джеймса, соответствие между восприятием стимулов, вызывающих эмоции, и человеческим разумом таково, что стимулы автоматически открывают физиологические изменения в теле, и именно восприятие этих изменений является эмоцией.Идея о тесной связи между восприятием и эмоциями, относительно не опосредованной сознательным познанием, по-прежнему присутствует в современной теории эмоций, как и представление о том, что изменения периферической активности тела приводят к изменениям эмоций.

    Третья важная составляющая теоретического анализа эмоций в психологии возникла с появлением когнитивизма (то есть пристального изучения психических процессов) в 1960-х годах. Первым сторонником точки зрения, известной как теория оценки, была Магда Арнольд.Она утверждала, что то, что заставляет людей испытывать эмоции, — это не телесные изменения, а, скорее, когнитивный процесс, который делает один вид стимула эмоционально возбуждающим, в то время как другой стимул оставляет людей равнодушными. Разница, по ее утверждению, заключается в том, что эмоционально возбуждающий стимул имеет личное значение и имеет значение для людей. Если стимул не имеет значения для людей, они не станут эмоциональными. Ясно, что то, что важно для одного человека, может оставить равнодушным другого. Этот акцент на субъективном значении в теории оценки побудил исследователей переключить свое внимание с объективных свойств эмоциональных стимулов на субъективные процессы (процессы оценки), с помощью которых воспринимающие придают значение и значение стимулам.Современная теория эмоций очень сильно занимается этим процессом создания смысла.

    Обратите внимание, что эти три ключевых источника влияния на современную теорию эмоций довольно точно отображают три предполагаемых компонента эмоции: выражение, физиологическую активность и познание. Прежде чем исследовать каждый из этих трех компонентов более подробно, рассмотрим связь между эмоциями и социальной психологией.

    Социальная психология и эмоции

    Эмоции — это тема, изучаемая в рамках многих дисциплин психологии, включая клиническую психологию, биологическую психологию и психологию развития.Тем не менее, если посмотреть на историю психологической теории и исследований эмоций, можно заметить, что социальные психологи сыграли заметную роль. В каком-то смысле это удивительно. Конечно, существуют эмоциональные реакции, которые мало или не имеют ничего общего с социальным миром, что является главной заботой социальных психологов: подумайте о страхе высоты, змей или медведей гризли. Однако эти эмоции не типичны для того диапазона эмоций, который люди испытывают в повседневной жизни. Как отмечалось ранее, эмоции всегда связаны с чем-то: у них есть объект.Этот объект очень часто бывает социальным. Это человек (соперник за привязанность вашего любимого), социальная группа (организация, которая выполняет вдохновляющую работу в развивающихся странах), социальное мероприятие (ваша любимая спортивная команда выигрывает трофей) или социальный или культурный артефакт ( музыкальная пьеса). Оказывается, эти социальные объекты с гораздо большей вероятностью, чем несоциальные, являются источником наших повседневных эмоций.

    Более того, многие эмоции являются социальными по своей природе или функционально в том смысле, что они либо не будут испытываться в отсутствие других, либо, кажется, не имеют другой функции, кроме как связывать людей с другими людьми.Такие эмоции, как сострадание, сочувствие, материнская любовь, привязанность и восхищение, зависят от физического или психологического присутствия других людей. Страх быть отвергнутым, одиночество, смущение, чувство вины, стыда, ревности и сексуального влечения — это эмоции, которые, кажется, имеют своей основной функцией поиск или укрепление социальных отношений.

    Последний момент, касающийся связи между эмоциями и социальной жизнью, заключается в том, что когда люди испытывают эмоции, они имеют сильную тенденцию делиться ими с другими.В исследовании того, что называется социальным обменом эмоциями, исследователи показали, что подавляющее большинство эмоциональных переживаний делятся с другими, делятся с несколькими другими и делятся вскоре после инициирующего события. Более того, этот обмен эмоциями с другими вызывает эмоциональные реакции у слушателей, что само по себе является интересным явлением, поскольку оно зависит от склонности слушателя сочувствовать тому, кто его разделяет. А эмоции, испытываемые слушателями, как правило, передаются третьим лицам — явление, называемое вторичным социальным обменом.Здесь есть интересный парадокс. Люди склонны делиться своими эмоциональными переживаниями, некоторые из которых могут быть болезненными или стыдными, с близкими, потому что они доверяют им не делиться своими секретами с другими. И все же именно эти близкие люди склонны сопереживать другим людям и, следовательно, сами испытывать эмоции в результате прислушивания к тому, что другие рассказывают. Это увеличивает вероятность того, что они будут участвовать во вторичном социальном обмене.

    Эти пункты проясняют, что эмоции неизменно имеют социальную природу: они связаны с социальными объектами, их функция кажется социальной и они имеют социальные последствия.Параллельно с этим следует отметить, что предмет социальной психологии неизменно носит эмоциональный характер: такие темы, как близкие отношения, агрессия и враждебность, альтруизм и помогающее поведение, предрассудки и стереотипы, а также отношения и убеждение, влекут за собой концепции и процессы, которые часто являются явно эмоциональными. Короче говоря, существует тесная связь между эмоциями и социальной психологией, которая, в свою очередь, помогает объяснить важную роль, которую социальные психологи придали теории и исследованиям эмоций.

    В этом разделе мы вернемся к трем компонентам эмоций, идентифицированным ранее, а именно к физиологическим изменениям, когнитивным способностям и экспрессивному поведению, и рассмотрим современные достижения в исследованиях по каждому компоненту.

    Эмоции и физиологические изменения

    Теория эмоций, предложенная Джеймсом, о которой уже упоминалось, помещает физиологические изменения в центр эмоций. По словам Джеймса, если бы люди могли представить себя воспринимающими эмоциональный стимул без каких-либо сопутствующих телесных изменений, результатом была бы бледная и бесцветная имитация настоящей эмоции.Это кажется правильным в случае таких эмоций, как страх и гнев: какими были бы такие переживания, если бы они были лишены всех сопутствующих физиологических изменений? Для Джеймса это было доказательством необходимой роли такой физической активности. Однако есть несколько возможных проблем с подходом Джеймса, одна из которых заключается в том, что большое разнообразие эмоциональных терминов, встречающихся в английском и многих других языках, не сочетается с столь же большим разнообразием различимых паттернов физиологической активности во время эмоции.Это одна из пяти проблем, отмеченных Уолтером Кэнноном, который сосредоточил свое внимание на этом аспекте теории Джеймса, касающемся висцеральных изменений в органах, таких как сердце, в отличие от изменений в произвольных мышцах, таких как мышцы лица или конечностей. Еще одна проблема, отмеченная Кэнноном, заключается в том, что внутренние изменения обычно протекают довольно медленно, тогда как эмоциональные реакции могут быть и часто бывают довольно быстрыми. Если это так, то как переживание эмоции может быть восприятием телесных изменений, происходящих при воздействии правильного эмоционального стимула?

    Это были некоторые из соображений, которые Стэнли Шахтер принял во внимание при разработке своей двухфакторной теории эмоций.Шехтер ранее проводил исследование того, как люди, испытывающие тревогу и неуверенность, предпочитают находиться в компании других людей, оказавшихся в такой же ситуации, чтобы они могли сравнивать свои собственные эмоциональные реакции с реакциями других людей. Это говорит о том, что социальный контекст может играть важную роль в эмоциях, помогая людям интерпретировать их возбужденное внутреннее состояние. Шехтер предположил, что не существует определенного паттерна телесных изменений, связанных с каждой субъективно различимой эмоцией, что ключевая роль телесных изменений заключается в возбуждении эмоций; без состояния физиологического возбуждения не возникнет никаких эмоций.В этой связи телесные изменения являются необходимым, но недостаточным условием для возникновения эмоций. Чтобы переживать эмоции, также необходим второй из двух факторов. Этот фактор — познание, и роль, которую он играет в модели Шехтера, — это определение общего состояния возбуждения. Теоретически одно и то же физиологическое состояние возбуждения можно интерпретировать совершенно по-разному и, следовательно, испытывать как совершенно разные эмоции.

    Несмотря на свою элегантность, это смелое предсказание, сделанное двухфакторной теорией, не получило достаточной экспериментальной поддержки, чтобы теория могла оставаться столь же влиятельной, как в 1970-х и начале 1980-х годов.Что осталось относительно невредимым, так это предположение о том, что люди могут неверно определить причину любого ощущаемого возбуждения, в результате чего они будут терпеть больше боли, если их заставят поверить, что по крайней мере часть возбуждения, которое они испытывают при воздействии болезненного стимула, является из-за лекарства (на самом деле плацебо, что означает лекарство, не имеющее подлинного эффекта, например, поддельные таблетки), которое они проглотили. Точно так же, если их заставляют думать, что они приняли транквилизатор (опять же, на самом деле плацебо, поэтому оно не имеет транквилизирующего эффекта), тогда любое возбуждение, которое они испытывают, будет склонно приписываться наиболее вероятному источнику возбуждения.Если наиболее вероятным источником возбуждения является тот факт, что они только что написали эссе, защищающее позицию, которая противоречит их убеждениям, и их беспокоит влияние, которое это эссе может оказать на других, они меняют свое отношение даже больше, чем они сами. находились бы в состоянии контроля без транквилизатора, по-видимому, потому, что они считают, что испытывают большой когнитивный диссонанс в результате написания эссе; и самый эффективный способ уменьшить диссонанс — это изменить свое отношение, чтобы оно больше соответствовало позиции, занятой в эссе.

    В центре внимания как критики Кэннона Джеймса, так и попытки Шехтера построить теорию, учитывающую эту критику, было состояние возбуждения автономной нервной системы человека. Тем не менее, телесные изменения явно могут включать в себя нечто большее, чем просто частота сердечных сокращений, сухость во рту и тремор рук — все это явные признаки возбуждения вегетативной нервной системы. Теория Джеймса была связана как с активностью произвольных мышц, так и с внутренними изменениями, как видно из его утверждения, что мы чувствуем гнев, потому что мы наносим удары (а не наносим удары, потому что мы злимся).Этот аспект теории Джеймса был подхвачен исследователями, интересующимися эффектами манипулирования обратной связью, которую люди получают от своей лицевой или постуральной мускулатуры. Серия исследований, например, показала, что люди склонны находить юмористические стимулы более забавными, если их лица заставляют улыбаться во время воздействия этих стимулов, что они находят болезненные стимулы более вредными, если их заставляют принимать более негативные выражения лица в то время как подвержены этим раздражителям, и что они чувствуют себя более удрученными, если их заставляют принять сутулую позу.Таким образом, современные исследования подтвердили одну особенность теории Джеймса, даже если это свидетельство более согласуется с точкой зрения о том, что восприятие телесных изменений сдерживает (а не опосредует) переживание эмоций.

    Познание и эмоции

    Хотя познанию отводилась центральная роль в двухфакторной теории Шехтера, эта роль отличалась от той роли, которую оно играет в оценочных теориях эмоций. В теории Шахтера роль познания заключалась в том, чтобы обозначить уже присутствующее возбуждение.В теории оценки роль познания заключается в интерпретации значения и значения разворачивающегося эмоционального события. Представьте, что вы слышите странный шум из кухни на первом этаже посреди ночи. Ощущение, которое вы придаете этому событию в процессе оценки, рассматривается как определяющее, как вы отреагируете эмоционально. Интерпретация шума как вызванного злоумышленником человека вызовет совершенно иной набор эмоций, чем интерпретация шума как вызванного вашей кошкой или ветром, сдувающим что-то с подоконника.Еще одним важным фактором, по мнению теоретиков оценки, является ваше чувство, что вы сможете справиться с любой возможной угрозой своему благополучию. Молодой физически здоровый человек при таких обстоятельствах будет испытывать меньшую опасность, чем пожилой человек или инвалид. Суть представления теории оценки о роли, которую играет оценка, прекрасно изложена в законе ситуативного значения Нико Фриджды, который гласит, что эмоции возникают из значений, которые люди приписывают ситуациям, и что если значение меняется (например, ваша первоначальная мысль, что шум из вашей кухни, созданный злоумышленником, теперь меняется, поскольку вы помните, что ваша кошка была снаружи, когда вы ложились спать, и шум — это звук, когда она входит в дом), поэтому также будут эмоции (в данном случае от страха к облегчению).

    Теория оценки с использованием единичных терминов создает впечатление, что существует одна теория, которой придерживаются все теоретики оценки. На самом деле существует несколько оценочных теорий, каждая из которых разделяет точку зрения о том, что эмоции возникают в результате когнитивных оценок. Они расходятся в деталях того, как это общее предположение превращается в полноценную теоретическую позицию. Некоторые теоретики, такие как Ричард Лазарус, подчеркивают важность относительно небольшого набора основных относительных тем.По сути, это группы настроенных оценок, отражающих суть эмоции. Таким образом, основная тема отношений безвозвратной потери — это тема, которая целостно определяет печаль, тогда как основная тема других отношений вины — это тема, которая целостно определяет гнев. Преимущество этих основных относительных тем состоит в том, что они отражают ключевой относительный смысл ситуации и, следовательно, могут предсказывать физиологические и поведенческие изменения. Другие теоретики оценки, такие как Фриджда, подчеркивают готовность к действию, которую влечет за собой оценка.Даже если человек не действует в соответствии с так называемыми тенденциями к действию, ощущаемая тенденция к агрессии, отступлению, замиранию, слезам, смеху и т. Д. Представляет собой важный элемент переживаемой эмоции. Тем не менее другие теоретики, такие как Клаус Шерер, подчеркивают важность временного измерения оценки. С этой точки зрения оценка — это последовательный процесс, начиная с элементарных проверок, например, является ли стимул новым, приятным и ожидаемым (в указанном порядке), и заканчивая более сложными оценками, например, соответствует ли стимул личным или социальным нормам. .

    Существует множество свидетельств того, что индивидуальные эмоции связаны с различными оценками или образцами оценок. Таким образом, нет никаких сомнений в том, что люди способны устанавливать связи между эмоциями и оценками во многом так же, как предлагают теоретики оценки. Менее многочисленны убедительные доказательства того, что оценки причинно связаны с эмоциями. Это оставляет открытым вопрос о том, являются ли оценки причинами, составляющими или даже следствиями эмоций. Это оказывается критическим вопросом, потому что наиболее продолжительная атака теории оценки, инициированная Робертом Зайонком, утверждала, что аффективные реакции (в смысле нравится, приближаться, не нравится, избегать) часто предшествуют когнитивным реакциям (например, положительным или отрицательным). наносит ущерб чьим-то целям), и поэтому не может быть вызван ими.Чистая скорость эмоциональных реакций — важный компонент критики Зайонца, вызывающий сомнения в способности относительно длительных когнитивных процессов опосредовать эти реакции. Также важным для аргумента Зайонца является доказательство того, что люди могут приходить к оценке стимулов, не зная о том, что подвергались им, как в случае простого эффекта воздействия, который снова поднимает вопросы о необходимости оценки стимула перед получением эмоциональной реакции. к нему.

    Компромиссная позиция в отношении роли когнитивной оценки в эмоциях — это позиция, которая признает, что существует более одного пути к эмоциональной реакции. Возьмем, к примеру, страх. Современные клинические исследования и исследования на животных показывают, что существует два различных пути, которыми страх может быть вызван в головном мозге, один из которых опосредуется кортикальным слоем (что подразумевает роль оценки), а другой опосредуется миндалевидным телом (подразумевая голод ответ, который был бы адаптивным в ситуациях хищник-жертва).Обратите внимание, что этот подкорковый путь восходит к одному из центральных предположений Джеймса, а именно, что существует автоматическая связь между восприятием и телесными изменениями. Аргумент двух путей лучше всего работает с такими эмоциями, как страх, которые имеют очевидные последствия для выживания человека. Менее правдоподобно приводить аргументы в пользу двух вариантов, например, в случае такой эмоции, как чувство вины. Тем не менее, здесь также ведутся споры о том, в какой степени оценка, которую многие теоретики считают необходимым условием вины, а именно осознанная ответственность за причинение вреда другому, действительно необходима.Рой Баумейстер, например, утверждал, что основная причина вины — это потеря любви в ценных отношениях, и что люди, которые переживают эту потерю любви, чувствуют себя виноватыми и, как компонент или следствие этих чувств вины, чувствуют себя ответственными за причиненную боль. испытанный другой стороной в отношениях.

    Выражение и эмоции

    Очевидно, что эмоции могут выражаться в лице и других частях тела. Если кто-то сильно зол, грустен, напуган или удивлен, другие, скорее всего, смогут увидеть на лице этого человека признаки этой эмоции.Внешнее выражение внутреннего эмоционального опыта, конечно, представляет особый интерес для социальных психологов, потому что оно дает другим возможность понять, что кто-то чувствует, без необходимости объяснять это чувство словами. Иногда утверждают, что невербальные средства передачи эмоций более важны и эффективны, чем вербальные средства. Ясно, что это верно в отношении межличностного общения, при котором один или оба человека не могут общаться вербально, потому что они доязычные (как в случае с младенцами), глухие или просто не могут ни говорить, ни слышать друг друга из-за контекста (как в безмолвном ордене траппистов или в шумной рабочей обстановке).Известно, что младенцев особенно интересуют лица и что люди склонны имитировать невербальное поведение друг друга. Людям больше нравятся другие люди, когда другие имитируют их подобным образом. В той степени, в которой люди делают то же, что и другие, в лице и позе, и в той степени, в которой обратная связь от лица и позы тела смягчает их эмоциональные переживания, вполне вероятно, что люди начинают чувствовать то, что чувствуют другие, тем самым укрепляя понимание и связь с этими другими.Однако все это в значительной степени зависит от того, в какой степени субъективное переживание эмоции переводится в явное выражение. Может быть очевидно, что существуют условия, при которых это действительно происходит, но также очевидно, что люди способны казаться, что чувствуют одно, тогда как на самом деле они чувствуют что-то другое. Чтобы не обидеться, люди делают вид, что им нравится то, что им не нравится; актеры делают вид, что чувствуют то, чего не чувствуют, чтобы создать убедительное изображение персонажа в определенной обстановке.В какой степени телесное поведение является надежным отражением чьего-либо эмоционального состояния?

    Пол Экман и его коллеги проверили представление о тесной взаимосвязи между эмоциями и поведением лица, что и предсказывает концепция Экмана о программе эмоций лица, встроенной системе, связывающей переживаемые эмоции с поведением лица. В их исследовательской программе используются два вида методов. Первый основан на идее Дарвина о том, что способы выражения эмоций универсальны и, следовательно, не зависят от культуры.Чтобы обеспечить больше научной поддержки этой идеи, чем Дарвин смог собрать, Экман и его коллеги сделали фотографии лиц, которые, по мнению жителей Запада, явно выражали определенные эмоции, и показали их людям из множества других культур. Наиболее показательны исследования, проведенные в дописьменных культурах, таких как высокогорья Папуа-Новой Гвинеи. Исследователи обнаружили, что члены племен, живущих в этих отдаленных культурах, которые мало знакомы с жителями Запада или изображениями западных СМИ, могли сопоставить фотографии с короткими рассказами эмоционального характера таким образом, чтобы показать, что они в целом понимали эмоциональный смысл лиц.Это считается доказательством того, что эмоции во всем мире выражаются на лицах одинаково: как еще исследователи могли бы учесть способность людей, живущих в изолированных культурах, приписывать лицам то же значение, что и жители Запада? Однако важно понимать, что эти результаты относятся к ограниченному набору эмоциональных выражений — счастливого, грустного, злого, испуганного, отвращенного и удивленного — и что стимулы, используемые в этом типе исследования, по-прежнему являются фотографиями, сделанными на пике опыта крайняя, культовая версия выражения.Также стоит отметить, что, хотя представители отдаленных племен могли сопоставить фотографии с эмоциональными историями с высокой точностью, их результаты в среднем были хуже, чем у их западных коллег. Принимая во внимание, что выражения лиц, которые их просят оценить в этих исследованиях, являются лицами западных, это повышает вероятность того, что люди могут лучше распознавать эмоции на лицах своей этнической принадлежности, чем на лицах других этнических групп. Недавние исследования показывают, что это так, указывая на существование эмоциональных диалектов, которые легче расшифровать людям, знакомым с этим диалектом.

    Второе направление исследований, проведенных Экманом и его коллегами, напрямую изучает степень, в которой различные эмоции сопровождаются измеримыми различиями в поведении лиц. В этом направлении исследователи использовали Систему кодирования движений лица (FACS), систему измерения для кодирования всех видимых движений человеческого лица, разработанную Экманом в сотрудничестве с Уоллесом Фризеном. Такого рода исследования показали, например, что счастье и отвращение, вызванные видеоклипами, связаны с разными движениями лица.Этот, казалось бы, бесспорный вывод стал предметом некоторых дискуссий в литературе. Различные исследователи использовали фильмы и другие типы стимулов, чтобы вызвать эмоциональные состояния, недавним примером является удивление, и не смогли обнаружить, что эти состояния сопровождаются отчетливыми мимическими действиями (поднятие бровей, расширение глаз, отвисание челюсти), которые можно было бы ожидать, если бы понятие программы лицевых аффектов было правильным. Другие исследователи подвергли сомнению предположение о тесной связи между эмоциями и действиями лица, утверждая вместо этого, что действия лица эволюционировали для передачи намерений или мотивов, а не эмоций, для сородичей.Эта аргументация позволяет предсказать, что поведение лица должно варьироваться в зависимости от того, насколько социальная ситуация, а не от того, насколько она эмоциональна. Споры о близости и устойчивости связи между эмоциями и явным поведением еще далеко не урегулированы, но для большинства комментаторов очевидно, что сила связи непостоянна. Задача будущих исследователей состоит в том, чтобы определить факторы, смягчающие эту связь.

    Социальная жизнь эмоций

    Хотя большая часть исследований эмоций имеет отчетливо социально-психологический оттенок, исследователи эмоций начали более подробно рассматривать социально-психологические проблемы, а социальные психологи начали включать эмоциональные концепции и меры в свое исследование основных социально-психологических проблем.Таким образом, с одной стороны, есть исследователи эмоций, которые изучают социальные или застенчивые эмоции, такие как стыд, вина, смущение, зависть и ревность — эмоции, которые зависят от реального или воображаемого социального контекста. Важность этой работы заключается в том, что она рассматривает эмоции как встроенные в социальный контекст и, таким образом, помогает уравновесить молчаливое предположение в большинстве теорий о том, что эмоции, по сути, являются личным опытом, возникающим из оценок социально изолированных людей последствий событий для их личной жизни. благополучие.В этой связи также заслуживают внимания исследователи эмоций, изучающие влияние культуры на эмоциональные переживания и выражения. Этот тип исследования ясно показывает, что способы, которыми культуры продвигают определенные виды ценностей (например, честь) или самооценки (например, себя как автономного агента), влияют на условия, в которых переживаются эмоции и общались.

    С другой стороны, есть социальные психологи, которые изучают такие явления, как межличностные, групповые или межгрупповые отношения, и обнаружили, что, принимая во внимание эмоциональные процессы, они получают более глубокое понимание этих явлений.Гармонию и разлад в близких личных отношениях можно лучше понять, изучив качество и количество эмоционального общения в этих отношениях. Различия в производительности в рабочих группах можно лучше понять, изучив эмоциональный климат, преобладающий в этих группах. Принятие или неприятие других социальных групп можно лучше понять, приняв во внимание эмоции, которые испытываются по отношению к членам этих групп.

    Хотя социальные психологи сыграли центральную роль в исследованиях эмоций, только относительно недавно эмоции стали центральной темой исследований социальных психологов, но есть все признаки того, что отношения между эмоциями и социальной психологией будут взаимовыгодными.

    Ссылки:

    1. Ekman, P., & Rosenberg, E. (Eds.). (1997). Что раскрывает лицо: базовые и прикладные исследования спонтанного выражения с использованием системы кодирования действий лица (FACS). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
    2. Китайма, С., и Маркус, Х. Р. (ред.). (1994). Эмоции и культура: эмпирические исследования взаимного влияния. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
    3. Leach, C. W., & Tiedens, L. Z. (Eds.). (2004). Социальная жизнь эмоций.Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.
    4. Паркинсон Б., Фишер А. и Мэнстед А. С. Р. (2005). Эмоции в социальных отношениях: культурные, групповые и межличностные перспективы. Нью-Йорк: Психология Пресс.
    5. Parrott, W.G. (ред.). (2000). Эмоции в социальной психологии: Основные материалы. Филадельфия: Психология Пресс.
    6. Philippot, P., Friedman, R. S., & Coats, E. J. (Eds.). (1999). Социальный контекст невербального поведения. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
    7. Рассел, Дж. А., и Фернандес-Долс, Дж. М. (ред.). (1997). Психология мимики. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
    8. Шерер, К. Р., Шорр, А., и Джонстон, Т. (ред.). (2001). Оценочные процессы в эмоциях: теория, методы, исследования. Лондон: Издательство Оксфордского университета.

    Категоризированный список определений эмоций с предложениями по согласованному определению

  • Ариети, С. Познание и чувство. В М. Б. Арнольде (Ред.), Чувства и эмоции; Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Арнольд М. Б. Эмоции и личность (2 тома). Нью-Йорк: Издательство Колумбийского университета, 1960.

    Google Scholar

  • Барон Р. А., Бирн Д. и Кантовиц Б. Х. Психология: понимание поведения (2-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1980.

    Google Scholar

  • Беннет Т. Л. Мозг и поведение . Монтерей, Калифорния: Брукс / Коул, 1977 г.

    Google Scholar

  • Бентли, М. Является ли «эмоция» чем-то большим, чем заголовок главы? В М. Л. Реймерт (ред.), Чувства и эмоции: Виттенбергский симпозиум . Вустер, Массачусетс: Clark University Press, 1928.

    Google Scholar

  • Борн, Л.Э. и Экстранд Б. Р. Психология (3-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1979.

    Google Scholar

  • Bowlby, J. Вложения и потеря: Vol. 1, приложение . Нью-Йорк: Basic Books, 1969.

    Google Scholar

  • Брэди, Дж. В. Эмоция: некоторые концептуальные проблемы и психофизиологические эксперименты. В М. Б. Арнольд (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы .Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Браун Дж. И Линдер Д. Э. Психология сегодня (4-е изд.). Нью-Йорк: Random House, 1979.

    Google Scholar

  • Бреннер, К. О природе и развитии аффектов: Единая теория. Psychoanalytic Quarterly 1974, 43 532–556.

    Google Scholar

  • Бриджес, К.М. Б. Эмоциональное развитие в раннем младенчестве. Развитие ребенка 1932, 3 324–341.

    Google Scholar

  • Браун, Х. Мозг и поведение: Учебник физиологической психологии . Нью-Йорк: Oxford University Press, 1976.

    Google Scholar

  • Брюс Р. Л. Основы физиологической психологии . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1977.

    Google Scholar

  • Бруно, Ф. Дж .. Поведение и жизнь: Введение в психологию . Нью-Йорк: Wiley, 1980.

    .
    Google Scholar

  • Бак Р. Человеческая мотивация и эмоции . Нью-Йорк: Wiley, 1976.

    Google Scholar

  • Бык Н. Теория эмоций. Монография по нервным и психическим заболеваниям, 1951, 81 .

  • Кэндленд, Д. К. Устойчивые проблемы эмоций. В книге Д. К. Кэндленда, Дж. П. Фелла, Э. Кина, А. И. Лешнера, Р. М. Тарпи и Р. Плутчика, Emotion . Монтерей, Калифорния: Брукс / Коул, 1977 г.

    Google Scholar

  • Кэннон, У. Б. Нейронная организация эмоционального выражения. В М. Л. Реймерт (ред.), Чувства и эмоции: Виттенбергский симпозиум . Вустер, Массачусетс: издательство Clark University Press, 1928.

    Google Scholar

  • Карлсон, Н. Р. Физиология поведения (2-е изд.). Бостон: Аллин и Бэкон, 1980.

    Google Scholar

  • Карр, Х.А. Психология, исследование умственной деятельности . Нью-Йорк: Маккей, 1929.

    .
    Google Scholar

  • Чедвик-Джонс, Дж. К., Ленцер, И. И., Дарли, Дж.А., & Хилл, К. А. Мозг, окружающая среда и социальная психология . Балтимор: University Park Press, 1979.

    Google Scholar

  • Чаплин Дж. П. Психологический словарь (Новая редакция). Нью-Йорк: Dell, 1975.

    Google Scholar

  • Чаплин, Дж. П. и Кравец, Т. С. Системы и теории психологии (4-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1979.

    Google Scholar

  • Clynes, M. Sentics: Прикосновение эмоций . Нью-Йорк: Anchor / Doubleday, 1977 г.

    Google Scholar

  • Кофер, К. Н. Мотивация и эмоции . Гленвью, Иллинойс: Скотт, Форесман, 1972 г.

    Google Scholar

  • Кун, Д. Введение в психологию: исследование и применение (2-е изд.). Нью-Йорк: Запад, 1980.

    Google Scholar

  • Дарвин, К. Выражение эмоций у человека и животных . Чикаго: University of Chicago Press, 1965. (Первоначально опубликовано в 1872 году).

    Google Scholar

  • Davitz, J. R. Язык эмоций . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1969.

    Google Scholar

  • Davitz, J.Словарь Р. А. и грамматика эмоций. В М. Б. Арнольд (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Дельгадо, Дж. М. Р. Эмоции. В J. Vernon & P. ​​Suedfeld (Eds.), Введение в общую психологию: учебник для самостоятельного выбора (2-е изд.). Дубьюк, Айова: Умм. К. Браун, 1973.

    Google Scholar

  • Даффи, Э.Концептуальные категории психологии: предложение на доработку. Психологический обзор 1941, 48 177–203.

    Google Scholar

  • Эдвардс, П. (ред.). Энциклопедия философии . Нью-Йорк: Macmillan, 1967.

    .
    Google Scholar

  • Eibl-Eibesfeldt, I. Этология: биология поведения (2-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1975.

    Google Scholar

  • Экман Г. Измерения эмоций. Acta Psychologica 1955, 11 279–288.

    Google Scholar

  • Экман П. Межкультурные исследования выражения лица. В П. Экман (ред.), Дарвин и выражение лица . Нью-Йорк: Academic Press, 1973.

    Google Scholar

  • Экман, П.Биологический и культурный вклад в движение тела и лица. В книге Дж. Блэкинга (ред.), Антропология тела: Монография А.С.А. 15 . Нью-Йорк: Academic Press, 1977.

    Google Scholar

  • English, H. B. & English, A. C. Исчерпывающий словарь психологических и психоаналитических терминов: Руководство по использованию . Нью-Йорк: Маккей, 1958.

    Google Scholar

  • Эверт, О.Установочный характер эмоции. В М. Б. Арнольд (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Фантино Э. Эмоушн. В Дж. А. Невин (ред.), Изучение поведения: обучение, мотивация, эмоции и инстинкт . Гленвью, Иллинойс: Скотт, Форесман, 1973 г.

    Google Scholar

  • Фернальд, Л.Д., & Ферналд, П. С., Введение в психологию (4-е изд.). Бостон: Хоутон Миффлин, 1978.

    Google Scholar

  • Ферстер, К. Б., и Перротт, М. С. Принципы поведения . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts, 1968.

    Google Scholar

  • Freud, S. Запреты, симптомы и тревога . Лондон: Hogarth Press, 1926.

    Google Scholar

  • Фрейд, С.Репрессии. В S. Freud, Сборник статей (Vol. 4). Лондон: Hogarth Press, 1949. (Первоначально опубликовано в 1915 г.)

    Google Scholar

  • Галлистель К. Р. Организация действия: Новый синтез . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум, 1980.

    Google Scholar

  • Газзанига М.С., Стин Д. и Вольпе Б.Т. Функциональная неврология .Нью-Йорк: Harper & Row, 1979.

    .
    Google Scholar

  • Гейвиц, Дж. Психология: глядя на себя (2-е изд.). Бостон: Литтл, Браун, 1980.

    Google Scholar

  • Groves, P., & Schlesinger, K. Введение в биологическую психологию . Дубьюк, Айова: Умм. К. Браун, 1979.

    Google Scholar

  • Габер, А., & Руньон, Р. П. Основы психологии (2-е изд.). Ридинг, Массачусетс: Аддисон-Уэсли, 1978.

    Google Scholar

  • Хебб, Д. О. Учебник психологии (2-е изд.). Филадельфия: Сондерс, 1966.

    Google Scholar

  • Хилгард, Э. Р. Сознание в современной психологии. Annual Review of Psychology 1980, 31 1-26.(а)

    Google Scholar

  • Хилгард, Э. Р. Трилогия разума: познание, привязанность и сопереживание. Журнал истории поведенческих наук 1980, 16 107–117. (б)

    Google Scholar

  • Хилгард, Э. Р., Аткинсон, Р. Л., и Аткинсон, Р. К. Введение в психологию (7-е изд.). Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович, 1979.

    Google Scholar

  • Хьюстон, Дж. П., Би, Х., Хэтфилд, Э., & Римм, Д. К. Приглашение к психологии . Нью-Йорк: Academic Press, 1979.

    .
    Google Scholar

  • Ховард Д. Т. Функциональная теория эмоций. В К. Мерчисон и М. Л. Реймерт (ред.), Чувства и эмоции: Виттенбергский симпозиум . Вустер, Массачусетс: издательство Clark University Press, 1928.

    Google Scholar

  • Исааксон, Р. Л., Дуглас, Р. Дж., Любар, Дж. Ф., и Шмальц, Л. В. Учебник по физиологической психологии . Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1971.

    Google Scholar

  • Изард, К. Э. Лицо эмоций . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts, 1971.

    Google Scholar

  • Джеймс, У.Что такое эмоция? Разум 1884, 19 188–205.

    Google Scholar

  • Ясперс, К. Allgemeine psychopathologie (5-е изд.). Берлин: Springer, 1948.

    Google Scholar

  • Юнг К.Г. Психологические типы . Нью-Йорк: Harcourt, Brace, 1923.

    Google Scholar

  • Каган Дж.Об эмоциях и их развитии: рабочий документ. В М. Льюис и Л. А. Розенблюм (ред.), Развитие аффекта . Нью-Йорк: Plenum Press, 1978.

    Google Scholar

  • Кемпер Т. Д. Теория эмоций социального взаимодействия . Нью-Йорк: Wiley, 1978.

    Google Scholar

  • Кимбл Г. А., Гармези Н. и Зиглер Э. Принципы общей психологии (5-е изд.). Нью-Йорк: Wiley, 1980.

    .
    Google Scholar

  • Лэндис, К., & Хант, У. А. Образец испуга . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1939.

    Google Scholar

  • Лазарус Р.С. Когнитивно ориентированный психолог изучает обратную связь. Американский психолог 1975, 30 553–561.

    Google Scholar

  • Липер, Р.W. Мотивационная теория эмоций, чтобы заменить «эмоцию как неорганизованную реакцию». Психологический обзор 1948, 55 5–21.

    Google Scholar

  • Лефрансуа Г. Р. Психология . Белмонт, Калифорния: Уодсворт, 1980.

    Google Scholar

  • Leukel, F. Введение в физиологическую психологию (3-е изд.). Сент-Луис: К.В. Мосби, 1976.

    Google Scholar

  • Левенталь, Х. Эмоции: основная проблема социальной психологии. В К. Немет (ред.), Социальная психология: классические и современные интеграции . Чикаго: Рэнд МакНалли, 1974.

    .
    Google Scholar

  • Льюис, М., и Розенблюм, Л.А. (ред.). Развитие аффекта . Нью-Йорк: Plenum Press, 1978.

    Google Scholar

  • Линдзей, Г., Холл, С. С. и Томпсон, Р. Ф. Психология (2-е изд.). Нью-Йорк: Уорт, 1978.

    Google Scholar

  • Махони М. Дж. Модификация познания и поведения . Кембридж, Массачусетс: Баллинджер, 1974.

    Google Scholar

  • Мандлер Г. Эмоушн. В E. Hearst (Ed.), Первый век экспериментальной психологии . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум, 1979.

    Google Scholar

  • Маркс, М. Х. и Хилликс, У. А. Системы и теории в психологии (3-е изд.). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1979.

    Google Scholar

  • Макконнелл, Дж. В. Понимание человеческого поведения: Введение в психологию (3-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1980.

    Google Scholar

  • Макдугалл, В. Введение в социальную психологию . Бостон: Люс, 1921.

    Google Scholar

  • Мелзак Р. и Кейси К. Л. Аффективное измерение боли. В М. Б. Арнольд (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Милленсон Дж. Р. Принципы поведенческого анализа .Нью-Йорк: Macmillan, 1967.

    .
    Google Scholar

  • Миллер Н. Э. Либерализация основных концепций социального обеспечения: распространение на конфликтное поведение, мотивацию и социальное обучение. В С. Кохе (ред.), Психология — исследование науки (Том 2). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1959.

    Google Scholar

  • Милнер П. М. Физиологическая психология . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1970.

    Google Scholar

  • Мишель В. и Мишель Х. Н. Основы психологии (2-е изд.). Нью-Йорк: Random House, 1980.

    Google Scholar

  • Морган, К. Т. Физиологическая психология (3-е изд.). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1965.

    Google Scholar

  • Морган, К. Т., Кинг, Р. А., и Робинсон, Н. М. Введение в психологию (, 6-е изд. . Нью-Йорк: McGraw-Hill, 1979.

    )
    Google Scholar

  • Моррис, К. Г. Психология: введение (3-е изд.). Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл, 1979.

    Google Scholar

  • Moulton, J. Личное сообщение, ноябрь 1980 г.

  • Ochs, S. Элементы нейрофизиологии . Нью-Йорк: Wiley, 1965.

    .
    Google Scholar

  • Петерс Р.С. Воспитание эмоций. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Плутчик Р. Эмоции: факты, теории и новая модель . Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1962.

    Google Scholar

  • Плутчик Р. Эмоция: психоэволюционный синтез . Нью-Йорк: Harper & Row, 1980.

    .
    Google Scholar

  • Прибрам К. Х. Чувства как мониторы. В М. Б. Арнольд (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Rado, S. Адаптационная психодинамика: мотивация и контроль . Нью-Йорк: Дом науки, 1969.

    Google Scholar

  • Рапапорт, Д. Эмоции и память . Балтимор: Уильямс и Уилкинс, 1942.

    Google Scholar

  • Райх, W. Анализ характера (3-е изд.). Нью-Йорк: полдень, 1949.

    Google Scholar

  • Рух, Т.C. Нейрофизиология эмоций и мотивации. В T. C. Ruch, H. D. Patton, J. W. Woodbury, & A. L. Towe, Neurophysiology . Филадельфия: У. Б. Сондерс, 1962.

    Google Scholar

  • Рассел, Дж. А., и Мехрабиан, А. Доказательства трехфакторной теории эмоций. Журнал исследований личности 1977, 11 273–294.

    Google Scholar

  • Шахтер, С.Предположение об идентичности и периферические-централистские противоречия в мотивации и эмоциях. В М. Б. Арнольд (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Шлосберг, Х. Три измерения эмоций. Психологический обзор 1954, 61 81–88.

    Google Scholar

  • Шнайдер, А.М., & Таршис Б. Введение в физиологическую психологию . Нью-Йорк: Random House, 1980.

    Google Scholar

  • Schneirla, T. C. Теория эволюции и развития двухфазных процессов, лежащих в основе подхода и ухода. В M.R. Jones (Ed.), Nebraska Symposium on Motivation (Vol. 7). Линкольн: Университет Небраски, 1959.

    Google Scholar

  • Шварц, М. Физиологическая психология (2-е изд.). Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл, 1978.

    Google Scholar

  • Сильверман, Р. Э. Психология (3-е изд.). Нью-Йорк: Мередит, 1978.

    Google Scholar

  • Симонов П.В. Информационная теория эмоций. В М. Б. Арнольд (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Скиннер, Б.Ф. Наука и поведение человека. Нью-Йорк: Macmillan, 1953.

    Google Scholar

  • Смит Р. Э., Сарасон И. Г. и Сарасон Б. Р. Психология: границы поведения . Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1978.

    Google Scholar

  • Штейн, Д. Г., И Розен, Дж. Дж. Мотивация и эмоции . Нью-Йорк: Macmillan, 1974.

    .
    Google Scholar

  • Штрассер, С. Чувство как основа познания и признания другого как эго. В М. Б. Арнольд (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Томпсон Р.Ф. Введение в физиологическую психологию .Нью-Йорк: Harper & Row, 1975.

    Google Scholar

  • Тихенер Э. Б. Учебник психологии . Нью-Йорк: Macmillan, 1910.

    .
    Google Scholar

  • Tomkins, S. S. Влияет на воображаемое сознание. Vol. 1, положительный эффект влияет на . Нью-Йорк: Springer, 1962.

    .
    Google Scholar

  • Томкинс, С.С. Аффект как основная мотивационная система. В М. Б. Арнольд (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google Scholar

  • Валенштейн, Э.С. Стимуляция и мотивация мозга . Гленвью, Иллинойс: Скотт, Форесман, 1973 г.

    Google Scholar

  • Verplanck, W. S. Burrhus F. Skinner. В W. K.Estes et al. (Ред.), Современная теория обучения . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts, 1954.

    Google Scholar

  • Вондерах, А. Р. Анатомический субстрат эмоции. Новая схоластика 1944, 18 76–95.

    Google Scholar

  • Уотсон, Дж. Б. Психология с точки зрения бихевиориста . Филадельфия: Липпинкотт, 1919.

    Google Scholar

  • Уотсон, Дж. Б. Психология с точки зрения бихевиориста (2-е изд.). Филадельфия: Липпинкотт, 1924.

    Google Scholar

  • Венгер М.А., Джонс Ф.Н. и Джонс М.Х. Психологическая психология . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1956.

    Google Scholar

  • Виккенс, Д.Д., & Мейер, Д. Р. Психология (Ред. Ред.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1961.

    Google Scholar

  • Вулман Б. Б. Словарь поведенческих наук . Нью-Йорк: Ван Ностранд Рейнхольд, 1973.

    Google Scholar

  • Вудворт Р.С. Экспериментальная психология . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1938.

    Google Scholar

  • Янг, П.Т. Эмоции у человека и животных: их природа и отношение к установке и мотиву . Нью-Йорк: Wiley, 1943.

    .
    Google Scholar

  • Янг, П. Т. Эмоции как неорганизованный ответ: ответ профессору Липеру. Психологическое обозрение 1949, 56 184–191.

    Google Scholar

  • Янг, П. Т. Мотивация и эмоции: обзор детерминант деятельности человека и животных .Нью-Йорк: Wiley, 1961.

  • About the Author

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Related Posts