Позитивные санкции примеры: Этот домен припаркован компанией Timeweb

Содержание

Позитивные санкции в российском праве и правомерное поведение граждан Текст научной статьи по специальности «Право»

128

• ••

Известия ДГПУ, №1, 2015

УДК 347.4

ПОЗИТИВНЫЕ САНКЦИИ В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ И ПРАВОМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ГРАЖДАН

POSITIVE SANCTIONS IN RUSSIAN LAW AND CITIZENS’

LAWFUL BEHAVIOR

© 2015 Магомедханов М. М.

Дагестанский государственный педагогический университет

© 2015 Magomedkhanov M. М.

Dagestan State Pedagogical University

Резюме. В исследовании говорится о механизмах формирования правоисполнительного поведения граждан и влиянии на них позитивных (поощрительных) санкций российского права. Отслежена диалектическая взаимосвязь позитивных санкций с правомерным поведением граждан.

Abstract. The article deals with the mechanisms of developing the citizens’ behavior complying with rights and the influence of positive (stimulatory) sanctions of the Russian rights on them. The author tracks the dialectical interrelation between the positive sanctions and lawful citizens’ behavior.

Rezjume. V issledovanii govoritsja o mehanizmah formirovanija pravoispolnitel’nogo povedenija grazhdan i ih vlijanii na nih pozitivnye (pooshhritel’nye) sankcij rossijskogo prava. Otslezhena dialekticheskaja vzaimosvjaz’ pozitivnyh sankcij s pravomernym povedeniem grazhdan.

Ключевые слова: позитивные (поощрительные) санкции, законность, правопорядок, правосознание, правовая культура, правомерное поведение, механизм формирования правомерного поведения, заражение, внушение, подражание и т. д.

Keywords: positive (stimulatory) sanctions, legality, rule of law, juridical consciousness, juridical culture, lawful behavior, mechanism of developing the lawful behavior, infection, reprimand, imitation.

Kljuchevye slova: pozitivnye (pooshhritel’nye) sankcii, zakonnost’, pravoporjadok, pravosoznanie, pravovaja kul’tura, pravomernoe povedenie, mehanizm formirovanija pravomernogo povedenija, zarazhenie, vnushenie, po-drazhanie i t.d.

В нашей стране проблема детерминации правомерного поведения граждан наличием позитивных (поощрительных) санкций в действующем праве является актуальной и достаточно злободневной. Это связано с полноценной научной неразработанностью смысла и содержания позитивных санкций с точки зрения их влияния на процесс обеспечения должного, правомерного поведения граждан. Тем более, вопрос обеспечения должного поведения всегда является крайне важным для любого общества, включая российское. Ведь каждодневно все мы становимся очевидцами того, что в нашем обществе и государстве постсоветского времени гармоничное сосуществование граждан полиэтничного и поликонфессионального государства, действие их на основе существующего права является весьма проблематичным. Более того, о позитивных санкциях и их роли в обеспечении правомерного поведения и как инструменте обеспечения законности и правопорядка говорилось разве что на уровне диспутов и небольших по объёму научных статьях. Серьёзных

монографических и диссертационных исследований, в которых рассматривалась взаимосвязь позитивных санкций и правомерного поведения граждан почти не проводилось.

Если сказать лаконично, то актуальность настоящего исследования связана необходимостью проведения научного анализа с целью достижения в обществе такого проявления поведения граждан, что оно станет неким новым качественным состоянием его правомерности, тождественным привычкам каждого законопослушного гражданина. Этим обусловлена актуальность исследования и необходимость её научной разработки.

Следует отметить, что уже в названии публикации можно заметить дихотомию (двойственность), связанную, с одной стороны, выявлением природы и значения позитивных санкций в российском праве и, с другой — их взаимосвязью с обеспечением должного, правомерного поведения значительного числа российских граждан.

Говоря о наличии позитивных санкций в российском праве, следует заметить, что так уже

Общественные и гуманитарные науки

• ••

129

сложилось в советское и постсоветское время, что само понятие «санкция» в юриспруденции всегда ассоциировалось с негативным смыслом. То есть подразумевалось применение в отношении лица, совершившего правонарушение, мер государственно-властного характера, обязывающих соответствующий субъект нести бремя негативных последствий как результат своего противоправного поведения. Такой подход укоренился как на обыденном, так и теоретическом уровнях правосознания. То есть и рядовые граждане, и работники правоохранительных и правоприменительных органов, и почти все представители научной юридической общественности связывали объём и содержание категории «санкция» с негативными последствиями, наступающими в отношении лица, совершившего правонарушение. Между тем, незначительная часть учёных-юристов, как в советское, так и постсоветское время связывали слово «санкция» с позитивным смыслом, то есть применение таких санкций означало поощрение соответствующего положительного, законом одобряемого поведения. То есть, когда речь идёт о позитивных санкциях, говорить о сколько-нибудь значимых негативных последствиях не стоит, поскольку позитивные санкции имеют стимулирующий характер и ориентированы на генерацию позитивного (положительного) поведения у граждан. Но такие представления о санкциях не просто не закрепились в массовом общественном правосознании, но и остались законодателем не оценёнными в полном объёме. Это произошло по той простой причине, что и в советское, и в постсоветское историческое время в теории права и государства традиционно отстаивалась идея о негативных последствиях для правонарушителя при реализации потенциала негативных санкций, например, уголовного и административного права.

На самом деле почти всегда, когда речь идёт о санкциях норм права правосознание у многих граждан, ориентировано на негативные последствия, наступающие в их отношении, поскольку итог их реализации, как правило, всегда связан с бременем несения правонарушителем негативных, отрицательных для себя последствий.

Согласимся с тем, что правомерное поведение граждан можно обеспечить, используя самые разные психологические инструменты. К их числу можно отнести: а) страх перед наступлением отрицательных для субъекта правонарушения последствий как результат применения негативных санкций; б) совершенно сознательное, осознанное соблюдение норм действующего права. Для этой категории граждан нормы права, как правило, корреспондируются с нормами морали и являются универсальными и непререкаемыми ценностями:

в) автоматизм правоисполнения, как результат правильного воспитания и полученного юридического образования; г) наличие широкого спектра позитивных санкций в разных отраслях российского права, которые своей положительностью будут стимулировать законопослушное поведение

у граждан; д) так называемое психологическое заражение, когда нормы права исполняются благодаря тому, что они исполняются многими, а субъект исполнения в буквальном смысле заражается под воздействием поведения этой группы людей; е) так называемое психологическое внушение — случаи, когда субъект правомерного поведения, добровольно соблюдающий нормы действующего права, поступает законно, так как он, являясь субъектом образовательного и воспитательного процесса, получил как рецепиент знания о ценности, значимости и необходимости исполнения норм действующего права. Эти установки самовнушаются некоторыми субъектами как базовые, необходимые для исполнения, так как обрели в их сознании статус непререкаемой ценности. Таким образом, правовые нормы-ценности становятся частью индивидуального их поведения, а в своей совокупности образуют объём и содержание таких категорий, как «правопорядок» и «законность». Вместе с тем в результате осуществления образовательного и воспитательного процессов каждый законопослушный гражданин может себе внушить, что соблюдение норм действующего права, во-первых, является его обязанностью, во-вторых, соблюдение такого порядка принесёт ему лично и обществу только благо; в-третьих, соблюдение норм права является обязанностью не только для него лично, но и для всех субъектов, находящихся на территории России; в-четвёртых, соблюдение норм права при обильном наличии в действующем праве позитивных санкций может «принести» ему поощрение.

Многие сознательные граждане соблюдают нормы действующего права из-за страха перед процессом применения в их отношении негативных санкций. Ведь бремя несения вредных, отрицательных последствий не несёт в себе для человека ничего положительного. А человек по своей разумной, рациональной природе устроен таким образом, чтобы обходить в жизни «острые углы», каковыми являются правонарушения. Их допущение, как известно, во многих случаях влечёт за собой кару, справедливое возмездие со стороны правоприменителя. Такая реакция со стороны работников правоохранительных и правоприменительных органов является вполне прогнозируемой, ибо это требование закона, а их профессиональный долг — в добросовестном исполнении всех предписаний законов, норм действующего права.

Самой главной проблемой современного российского правоведения является вопрос о том, как преодолеть в поведенческом плане инстинкт толпы, когда огромное число граждан, игнорируя нормы действующего права, совершают противоправные, порой, преступные деяния, при этом не остерегаясь процесса наступления негативных по их отношению последствий со стороны правоприменительных органов. Выход в таких случаях есть. Необходимо в обязательном порядке привлечь к разным видам юридической ответствен-

130

• ••

Известия ДГПУ, №1, 2015

ности (в зависимости от тяжести совершённого деяния) всех правонарушителей. При ином исходе дела у них преступная модель поведения может войти в привычку, а затем в характер, что в конечном итоге предопределит их судьбу.

Подытоживая сказанное, сформулируем несколько обобщающих выводов, суть которых сводится к следующему:

а) позитивные (поощрительные) санкции необходимы в материальных и процессуальных отраслях российского права наравне с негативными, прежде всего, потому, что как позитивные, так и негативные санкции в своей основе ориентированы на обеспечение в условиях российского общества торжества законности и должного правопорядка;

б) необходимость всё большего вкрапления позитивных санкций в содержание ныне действующих норм российского права связана с тем, что в количественном соотношении негативных санкций в принятых нормативно-правовых актах предостаточно, в то время как поощрительных явно недостаточно. Необходим своеобразный баланс между позитивными и негативными санкциями, между поощрительными и наказывающими санкциями. Это потребует от законодателя приложения огромных усилий в направлении изменения содержания действующих норм права, но, тем не менее, такая работа является необходимой и жизненно оправданной;

в) позитивные санкции оказывают благотворное влияние на поведение граждан, являются своеобразным катализатором его изменения в сторону соблюдения гражданами норм действующего права, борьбы значительного их числа с процессами аномии права и правового нигилизма;

г) между позитивными санкциями в праве, процессом их применения соответствующими

правоохранительными и правоприменительными органами и обеспечением правомерного поведения граждан в обществе и государстве существует тесная диалектическая взаимосвязь. Она детерминирована позитивными ожиданиями граждан во всех случаях проявления их правомерного поведения, то есть тогда, когда они вступают в различные правоотношения, урегулированные существующими отраслями российского права;

д) необходимость обеспечения постоянного, каждодневного проявления гражданами правомерного поведения связана со стремлением власти обеспечить в обществе и государстве необходимый или должный правопорядок. Такой порядок является гарантом обеспечения гармонизации отношений между людьми, уважения каждым человеком и гражданином прав и охраняемых законом интересов друг друга, их сосуществования на основе личной свободы. Вместе с тем такое положение дел является проявлением определённого уровня их правосознания, требующего от государства и общества повышения уровня правосознания граждан, их правовой культуры, проведения адекватных мероприятий по борьбе с аномией действующего права и правовым нигилизмом;

е) зная составляющие механизма формирования правомерного поведения граждан (заражение, внушение и подражание) необходимо усилить профилактическую работу соответствующих субъектов образовательного и воспитательного процесса в направлении привития подрастающему поколению знаний о ценности и значимости норм действующего в стране права, охраняемого с его помощью правопорядка и торжестве правового закона. Только такая работа сегодня повысит ценность и значимость в глазах общества не только негативных, но и позитивных санкций.

Статья поступила в редакцию 12.10.2014 г.

ккаждой позиции, данной в первом столбце, подберите соответствующую позицию извторого столбца. Обществознание 14476

Установите соответствие между примерами и типами санкций: к
каждой позиции, данной в первом столбце, подберите соответствующую позицию из
второго столбца.

ПРИМЕРЫ ТИПЫ САНКЦИЙ
А)

понижение в должности

1)

формальные позитивные

Б)

государственная награда

2)

формальные негативные

В)

улыбка

3)

неформальные позитивные

Г)

нелестное прозвище

4)

неформальные негативные

Д)

почётная грамота

Е)

отказ от общения

Неформальные негативные санкции: примеры. Социология личности

Термин» социальный контроль
«был введен в научный оборот французским социологом и социальным психологом. Габриэлем. Тардом. Он рассматривал его как важное средство исправления криминального поведения. Впоследствии. Тард расширил соображений ния этого термина и рассматривал социальный контроль как один из главных факторов социализацилізації.

Социальный контроль является особым механизмом социального регулирования поведения и поддержания общественного порядка

Неформальный и формальный контроль

Неформальный контроль основан на одобрении или осуждении действий человека со стороны ее родственников, друзей, коллег, знакомых, а также со стороны общественного мнения, которое выражается через обычаи и традиции, или че. Ерез средства массовой информации.

В традиционном обществе существовало очень мало устоявшихся норм. Большинство аспектов жизни членов традиционных сельских сообществ контролировались неформально. Строгое соблюдение ритуалов и церемоний, связанных их с традиционными праздниками и обрядами, воспитывали уважение к социальным нормам, понимание их необходимоститі.

Неформальный контроль ограничен небольшой группой, в большой группе он неэффективен. Агентами неформального контроля есть родственники, друзья, соседи, знакомые

Формальный контроль основан на одобрении или осуждении действий человека со стороны официальных органов власти и администрации. В сложном современном обществе, которое насчитывает много тысяч или даже миллионов лю иудей, поддерживать порядок средствами неформального контроля — невозможно. В современном обществе контроль за порядком осуществляют специальные социальные институты, такие как суды, образовательные учреждения, армия, цер кВА, средства массовой информации, предприятия и др.. Соответственно, агентами формального контроля выступают работники этих установокнов.

Если индивид выходит за пределы общественных норм, а его поведение не соответствует социальным ожиданиям, он непременно сталкивается с санкциями, то есть с эмоциональной реакцией людей на нормативно урегулированную поведение.

. Санкции
— это наказания и вознаграждения, которые применяются общественной группой к индивиду

Поскольку социальный контроль бывает формальным или неформальным, то выделяют четыре главных типа санкций: формальные позитивные, формальные негативные, неформальные положительные и неформальные негативные

. Формальные позитивные санкции
— это публичное одобрение со стороны официальных организаций: грамоты, премии, титулы и звания, государственные награды и высокие должности. Они тесно связаны с наличием предписаний, которые определяют, как должен себя по оводиты индивид и которые предусмотрены награды за соблюдение им нормативных предписаниив.

. Формальные негативные санкции
— это наказания, предусмотренные юридическими законами, правительственными постановлениями, административными инструкциями и распоряжениями: лишение гражданских прав, заключения, арест, увольнение с работы, штраф ф, служебное взыскание, выговор, смертная казнь и др.. Они связаны с наличием предписаний, регулирующих поведение индивида и указывают какая кара предназначена за несоблюдение этих норм.

. Неформальные позитивные санкции
— это публичное одобрение со стороны неофициальных лиц и организаций: публичная похвала, комплимент, молчаливое одобрение, аплодисменты, слава, улыбка и т.д.

. Неформальные негативные санкции
— это наказание, непредвиденные официальными инстанциями, такие как замечание, высмеивание, злую шутку, презрение, недоброжелательный отзыв, клевета и т.д.

Типология санкций зависит от выбранной нами система образовательной признаки

Учитывая способ применения санкций выделяют актуальные и перспективные санкции

. Актуальные санкции
— это те, которые фактически применяются в определенной общности. Каждый может быть уверен, что если он выйдет за пределы существующих общественных норм, то будет наказан или награжден, согласно имеющимся предписаний

Перспективные санкции связаны с обещаниями применения к индивиду наказания или награды в случае выхода за пределы нормативных предписаний. Очень часто сама только угроза казнью (обещание награды) является дост татньою для того, чтобы удержать индивида в нормативных рамках.

Еще один критерий деления санкций, связано со временем их применения

Репрессивные санкции применяются после выполнения индивидом определенного действия. Размер наказания или вознаграждения определяется общественным убеждениям относительно вредности или полезности его действия

Превентивные санкции применяются еще перед совершением индивидом определенного действия. Превентивные санкции применяются с целью склонения индивида к такому типу поведения, который является нужен обществу

Сегодня в большинстве цивилизованных стран преобладает убеждение о»кризисе наказания», кризис государственного и полицейского контроля. Все больше ширится движение за отмену не только смертной казни, но и ю юремного заключения и при переходе к альтернативным мерам наказания и восстановления прав пострадавших потерпілих.

прогрессивными и перспективной в мировой криминологии и социологии девиаций считается идея превентивности

Теоретически о возможности предупреждения преступности известно давно. Шарль. Монтескье в своей работе»Дух законов»отмечал, что»хороший законодатель не так беспокоится о наказании за преступление, как о. Предупр ния преступления он постарается не столько наказывать, сколько улучшать мораль»Превентивные санкции улучшают социальные условия, создают более благоприятную атмосферу и уменьшают антигуманные действия. Они с пригоден защитить конкретного человека, потенциальную жертву от возможных посягательству від можливих посягань.

Однако существует и другая точка зрения. Соглашаясь с тем, что предупреждение преступности (а также других форм девиантного поведения) является демократическим, либеральным и прогрессивным, чем репрессии, некоторые социологи оги (Т. Матиссен,. Б. Андерсен и др.) ставят под сомнение реалистичность и эффективность превентивных мер их аргументы таковытакі:

Поскольку девиантность является определенным условным конструктом, продуктом общественных договоренностей (почему, например, в одном обществе алкоголь разрешен, а в другом — его употребление считается девиацией?),. То в решает что является правонарушением — законодатель. Не превратится профилактика способом укрепления положения чиновников?

превентивность предполагает воздействие на причины девиантного поведения. А кто с уверенностью может сказать, что он знает эти причины? а основу и применять на практикеі?

превентивность это всегда вмешательство в личную жизнь человека. Поэтому существует опасность нарушения прав человека через внедрение превентивных мер (например, нарушение прав гомосексуалистов в. СССР)

Жесткость санкций зависит от:

Меры формализованности роли. Военные, милиционеры, медики — контролируются весьма жестко, как формально, так и со стороны общественности, а, скажем, дружба — реализуется через неформализованные социальные ро. Оле, поэтому санкции здесь достаточно условнои.

престижность статуса: роли, связанные с престижными статусами, подвергаются суровому внешнему контролю и самоконтроля

Сплоченности группы, в рамках которой происходит ролевое поведение, а следовательно, и силы группового контроля

Контрольные вопросы и задания

1. Какую поведение называют девиантным?

2. В чем заключается относительность девиации?

3. Какое поведение называют делинквентным?

4. Какие причины девиантного и делинквентного поведения?

5. Чем отличается делинквентное и девиантное поведение?

6. Назовите функции общественных девиаций

7. Охарактеризуйте биологические и психологические теории девиантного поведения и преступности

8. Охарактеризуйте социологические теории девиантного поведения и преступности

9. Какие функции выполняет система социального контроля?

10. Что такое»санкции»?

11. Что разница существует между формальными и неформальными санкциями?

12 названий различия между репрессивными и превентивными санкциями

13. Докажите на примерах от чего зависит ужесточение санкций

14. Что разница между способами неформального и формального контроля?

15. Название агентов неформального и формального контроля

Так или иначе, каждый из нас зависит от общества, в котором он существует. Конечно, проявляется это не в полной конформности тех или иных индивидов, ведь у всех есть свое мнение и взгляд на тот или иной вопрос. Однако очень часто общественность способна влиять на поведение личности, формировать и изменять ее отношение к собственным поступкам. Такое явление характеризуется возможностью тех или иных представителей социума реагировать на что-либо с помощью санкций.

Они могут быть самыми разными: позитивными и негативными, формальными и неформальными, правовыми и моральными и так далее. Во многом это зависит от того, в чем именно заключается поступок индивида.

Например, для многих из нас наиболее приятной является неформальная позитивная санкция. В чем же заключается ее суть? Прежде всего, стоит сказать, что позитивными могут быть как неформальные санкции, так и формальные. Первые имеют место быть, например, на месте работы человека. Можно привести следующий пример: офисный работник заключил несколько выгодных сделок — начальство за это выдало грамоту, повысило в должности и подняло ему заработную плату. Этот факт был запечатлен в определенных документах, то есть официально. Поэтому в данном случае мы видим формальную позитивную санкцию.

Собственно, неформальная позитивная санкция

Однако помимо официального одобрения со стороны начальства (или государства), человек получит похвалу от своих сослуживцев, друзей, родственников. Это будет проявляться в словесном одобрении, пожатии руки, объятиях и так далее. Таким образом, со стороны социума будет даваться неформальная позитивная санкция. Она не находит вещественного проявления, однако для большинства из индивидов является более значимой, чем даже повышение заработной платы.

Существует огромное количество ситуаций, по отношению к которым могут быть применены неформальные позитивные санкции. Примеры будут приведены далее.

Таким образом, можно проследить, что данный вид поощрения действий того или иного индивида наиболее часто проявляется в простых бытовых ситуациях.

Однако, как и в случае с повышением заработной платы, формальные позитивные санкции могут сосуществовать с неформальными. Например, человек получил во время боевых действий. Наряду с официальной похвалой со стороны государства, он получит одобрение от окружающих, всеобщий почет и уважение.

Итак, можно говорить о том, что формальные и неформальные позитивные санкции могут быть применены к одному и тому же поступку.

Формальные негативные санкции — один из инструментов поддержания социальных норм в обществе.

Что такое норма

Данный термин пришел из латинского языка. Дословно означает «правило поведения», «образец». Мы все живем в обществе, в коллективе. У каждого существуют свои ценности, предпочтения, интересы. Все это дает личности определенные права и свободы. Но нельзя забывать, что люди живут рядом друг с другом. Этот единый коллектив называется обществом или социумом. И важно знать, какими законами регулируются правила поведения в нем. Они называются социальными нормами. Формальные негативные санкции позволяют обеспечить их соблюдение.

Виды социальных норм

Правила поведения в обществе подразделяются на подвиды. Это важно знать, т. к. именно от них зависят социальные санкции и их применение. Они подразделяются на:

  • Обычаи и традиции. Переходят от одного поколения к другому на протяжении многих веков и даже тысячелетий. Свадьбы, праздники и т. д.
  • Правовые. Закреплены в законах и нормативно-правовых актах.
  • Религиозные. Правила поведения, основанные на вере. Обряды крещения, религиозные празднества, пост и др.
  • Эстетические. Основаны на чувстве о прекрасном и безобразном.
  • Политические. Регулируют политическую сферу и все, что с ней связано.

Существует также множество других норм. Например, правила этикета, медицинские нормы, техника правил безопасности и т. д. Но основные мы перечислили. Таким образом, ошибочно полагать, что социальные санкции относятся только к юридической сфере. Право — лишь одна из подкатегорий социальных норм.

Девиантное поведение

Естественно, все люди в обществе должны жить по общепринятым правилам. В противном случае наступит хаос и анархия. Но некоторые индивиды иногда перестают подчиняться общепринятым законам. Они нарушают их. Такое поведение называется отклоняющимся, или девиантным. Именно за это предусмотрены формальные негативные санкции.

Виды санкций

Как стало уже понятно, они призваны наводить порядок в обществе. Но ошибочно считать, что санкции носят отрицательный оттенок. Что это что-то плохое. В политике данный термин позиционируется как ограничительный инструмент. Складывается неверное понятие, означающее запрет, табу. Можно вспомнить и привести в качестве примера недавние события и торговую войну между западными странами и Российской Федерацией.

На самом деле их четыре вида:

  • Формальные негативные санкции.
  • Неформальные негативные.
  • Формальные позитивные.
  • Неформальные позитивные.

Но подробнее остановимся на одном виде.

Формальные негативные санкции: примеры применения

Получили такое название неслучайно. Особенностью их являются следующие факторы:

  • Связаны с формальным проявлением, в отличие от неформальных, которые имеют только эмоциональную окраску.
  • Применяются только за девиантное (отклоняющееся) поведение, в отличие от позитивных, которые, наоборот, призваны поощрять индивида за образцовое исполнение социальных норм.

Приведем конкретный пример из трудового законодательства. Допустим, гражданин Иванов является предпринимателем. На него работают несколько человек. В ходе трудовых отношений Иванов нарушает условия трудового контракта, заключенного с работниками, и задерживает им зарплату, аргументируя это кризисными явлениями в экономике.

Действительно, объемы продаж резко сократились. У предпринимателя не хватает денежных средств на покрытие задолженности по заработной плате перед сотрудниками. Можно подумать, что он не виноват и может безнаказанно задерживать денежные средства. Но на самом деле это не так.

Как предприниматель он должен был взвесить все риски при осуществлении своей деятельности. В противном случае он обязан предупредить об этом сотрудников и начать соответствующие процедуры. Подобное предусмотрено законодательством. Но вместо этого Иванов понадеялся, что все обойдется. Работники, конечно, ничего не подозревали.

Когда подходит день оплаты, они узнают, что денег в кассе нет. Естественно, их права при этом нарушены (у каждого сотрудника есть финансовые планы на отдых, социальное обеспечение, возможно, определенные финансовые обязательства). Работники подают официальную жалобу в государственную инспекцию по охране труда. Предприниматель нарушил в данном случае нормы трудового и гражданского кодексов. Проверяющие органы подтвердили это и обязали выплатить в скором времени заработную плату. За каждый день просрочки теперь начисляется определенная пеня в соответствии со ставкой рефинансирования Центрального банка РФ. Кроме этого, проверяющие органы наложили на Иванова административный штраф за нарушения трудовых норм. Подобные действия и будут являться примером формальных негативных санкций.

Выводы

Но административный штраф — не единственная мера. Например, работнику за опоздание в офис вынесли строгий выговор. Формальность в данном случае заключается в конкретном действии — внесении в личное дело. Если бы последствия за его опоздание ограничились лишь тем, что директор эмоционально, на словах, сделал ему замечание, то это был бы пример неформальных негативных санкций.

Но не только в трудовых отношениях они применяются. Почти во всех сферах преобладают в основном негативные формальные социальные санкции. Исключение, конечно, — моральные и эстетические нормы, правила этикета. За их нарушениями обычно следуют неформальные санкции. Они носят эмоциональный характер. Например, никто не оштрафует человека за то, что он в сорокаградусный мороз не остановился на трассе и не взял в попутчицы маму с грудным ребенком. Хотя общество негативно может на это отреагировать. Шквал критики обрушится на этого гражданина, если, конечно, это предадут огласке.

Но не стоит забывать, что многие нормы в этих сферах закреплены в законах и правилах. А значит, за их нарушение можно, помимо неформальных, получить формальные негативные санкции в виде арестов, штрафов, выговоров и т. д. Например, курение в общественных местах. Это эстетическая норма, вернее, отклонение от таковой. Некрасиво курить на улице и травить всех прохожих смолами. Но до недавнего времени за это полагались лишь неформальные санкции. Например, бабушка может критически высказаться в адрес нарушителя. Сегодня запрет на курение – юридическая норма. За ее нарушение индивид будет наказан штрафом. Это яркий пример трансформации эстетической нормы в юридическую плоскость с формальными последствиями.

Термин» социальный контроль
«был введен в научный оборот французским социологом и социальным психологом. Габриэлем. Тардом. Он рассматривал его как важное средство исправления криминального поведения. Впоследствии. Тард расширил соображений ния этого термина и рассматривал социальный контроль как один из главных факторов социализацилізації.

Социальный контроль является особым механизмом социального регулирования поведения и поддержания общественного порядка

Неформальный и формальный контроль

Неформальный контроль основан на одобрении или осуждении действий человека со стороны ее родственников, друзей, коллег, знакомых, а также со стороны общественного мнения, которое выражается через обычаи и традиции, или че. Ерез средства массовой информации.

В традиционном обществе существовало очень мало устоявшихся норм. Большинство аспектов жизни членов традиционных сельских сообществ контролировались неформально. Строгое соблюдение ритуалов и церемоний, связанных их с традиционными праздниками и обрядами, воспитывали уважение к социальным нормам, понимание их необходимоститі.

Неформальный контроль ограничен небольшой группой, в большой группе он неэффективен. Агентами неформального контроля есть родственники, друзья, соседи, знакомые

Формальный контроль основан на одобрении или осуждении действий человека со стороны официальных органов власти и администрации. В сложном современном обществе, которое насчитывает много тысяч или даже миллионов лю иудей, поддерживать порядок средствами неформального контроля — невозможно. В современном обществе контроль за порядком осуществляют специальные социальные институты, такие как суды, образовательные учреждения, армия, цер кВА, средства массовой информации, предприятия и др.. Соответственно, агентами формального контроля выступают работники этих установокнов.

Если индивид выходит за пределы общественных норм, а его поведение не соответствует социальным ожиданиям, он непременно сталкивается с санкциями, то есть с эмоциональной реакцией людей на нормативно урегулированную поведение.

. Санкции
— это наказания и вознаграждения, которые применяются общественной группой к индивиду

Поскольку социальный контроль бывает формальным или неформальным, то выделяют четыре главных типа санкций: формальные позитивные, формальные негативные, неформальные положительные и неформальные негативные

. Формальные позитивные санкции
— это публичное одобрение со стороны официальных организаций: грамоты, премии, титулы и звания, государственные награды и высокие должности. Они тесно связаны с наличием предписаний, которые определяют, как должен себя по оводиты индивид и которые предусмотрены награды за соблюдение им нормативных предписаниив.

. Формальные негативные санкции
— это наказания, предусмотренные юридическими законами, правительственными постановлениями, административными инструкциями и распоряжениями: лишение гражданских прав, заключения, арест, увольнение с работы, штраф ф, служебное взыскание, выговор, смертная казнь и др.. Они связаны с наличием предписаний, регулирующих поведение индивида и указывают какая кара предназначена за несоблюдение этих норм.

. Неформальные позитивные санкции
— это публичное одобрение со стороны неофициальных лиц и организаций: публичная похвала, комплимент, молчаливое одобрение, аплодисменты, слава, улыбка и т.д.

. Неформальные негативные санкции
— это наказание, непредвиденные официальными инстанциями, такие как замечание, высмеивание, злую шутку, презрение, недоброжелательный отзыв, клевета и т.д.

Типология санкций зависит от выбранной нами система образовательной признаки

Учитывая способ применения санкций выделяют актуальные и перспективные санкции

. Актуальные санкции
— это те, которые фактически применяются в определенной общности. Каждый может быть уверен, что если он выйдет за пределы существующих общественных норм, то будет наказан или награжден, согласно имеющимся предписаний

Перспективные санкции связаны с обещаниями применения к индивиду наказания или награды в случае выхода за пределы нормативных предписаний. Очень часто сама только угроза казнью (обещание награды) является дост татньою для того, чтобы удержать индивида в нормативных рамках.

Еще один критерий деления санкций, связано со временем их применения

Репрессивные санкции применяются после выполнения индивидом определенного действия. Размер наказания или вознаграждения определяется общественным убеждениям относительно вредности или полезности его действия

Превентивные санкции применяются еще перед совершением индивидом определенного действия. Превентивные санкции применяются с целью склонения индивида к такому типу поведения, который является нужен обществу

Сегодня в большинстве цивилизованных стран преобладает убеждение о»кризисе наказания», кризис государственного и полицейского контроля. Все больше ширится движение за отмену не только смертной казни, но и ю юремного заключения и при переходе к альтернативным мерам наказания и восстановления прав пострадавших потерпілих.

прогрессивными и перспективной в мировой криминологии и социологии девиаций считается идея превентивности

Теоретически о возможности предупреждения преступности известно давно. Шарль. Монтескье в своей работе»Дух законов»отмечал, что»хороший законодатель не так беспокоится о наказании за преступление, как о. Предупр ния преступления он постарается не столько наказывать, сколько улучшать мораль»Превентивные санкции улучшают социальные условия, создают более благоприятную атмосферу и уменьшают антигуманные действия. Они с пригоден защитить конкретного человека, потенциальную жертву от возможных посягательству від можливих посягань.

Однако существует и другая точка зрения. Соглашаясь с тем, что предупреждение преступности (а также других форм девиантного поведения) является демократическим, либеральным и прогрессивным, чем репрессии, некоторые социологи оги (Т. Матиссен,. Б. Андерсен и др.) ставят под сомнение реалистичность и эффективность превентивных мер их аргументы таковытакі:

Поскольку девиантность является определенным условным конструктом, продуктом общественных договоренностей (почему, например, в одном обществе алкоголь разрешен, а в другом — его употребление считается девиацией?),. То в решает что является правонарушением — законодатель. Не превратится профилактика способом укрепления положения чиновников?

превентивность предполагает воздействие на причины девиантного поведения. А кто с уверенностью может сказать, что он знает эти причины? а основу и применять на практикеі?

превентивность это всегда вмешательство в личную жизнь человека. Поэтому существует опасность нарушения прав человека через внедрение превентивных мер (например, нарушение прав гомосексуалистов в. СССР)

Жесткость санкций зависит от:

Меры формализованности роли. Военные, милиционеры, медики — контролируются весьма жестко, как формально, так и со стороны общественности, а, скажем, дружба — реализуется через неформализованные социальные ро. Оле, поэтому санкции здесь достаточно условнои.

престижность статуса: роли, связанные с престижными статусами, подвергаются суровому внешнему контролю и самоконтроля

Сплоченности группы, в рамках которой происходит ролевое поведение, а следовательно, и силы группового контроля

Контрольные вопросы и задания

1. Какую поведение называют девиантным?

2. В чем заключается относительность девиации?

3. Какое поведение называют делинквентным?

4. Какие причины девиантного и делинквентного поведения?

5. Чем отличается делинквентное и девиантное поведение?

6. Назовите функции общественных девиаций

7. Охарактеризуйте биологические и психологические теории девиантного поведения и преступности

8. Охарактеризуйте социологические теории девиантного поведения и преступности

9. Какие функции выполняет система социального контроля?

10. Что такое»санкции»?

11. Что разница существует между формальными и неформальными санкциями?

12 названий различия между репрессивными и превентивными санкциями

13. Докажите на примерах от чего зависит ужесточение санкций

14. Что разница между способами неформального и формального контроля?

15. Название агентов неформального и формального контроля

Социальные санкции – это средство поощрения и наказания, стимулирующие людей соблюдать социальные нормы.
Социальные санкции – охранники норм.

Типы санкций:

1) Формальные позитивные санкции – это одобрение со стороны официальных органов:

Награда;

Стипендия;

Памятник.

2) Неформальные позитивные санкции – это одобрение со стороны общества:

Похвала;

Аплодисменты;

Комплимент;

3) Формальные негативные – это наказание со стороны официальных органов:

Увольнение;

Выговор;

Смертная казнь.

4) Неформальные негативные санкции – наказания со стороны общества:

Замечание;

Насмешка;

Выделяют две разновидности социального контроля:

1. внешний социальный контроль – его осуществляют органы власти, общество, близкие люди.

2. внутренний социальный контроль – его осуществляет сам человек. Поведение человека на 70% зависит от самоконтроля.

Выполнение социальных норм называется конформизм – это цель социального контроля

3. Социальные отклонения: девиантное и делинквентное поведение.

Поведение людей, не выполняющих социальные нормы, называется девиантным.
Эти действия не соответствуют сложившимся в данном обществе нормам и социальным стереотипам.

Позитивная девиация – это такое отклоняющееся поведение, которое не вызывает неодобрения со стороны общества. Это могут быть героические поступки, самопожертвование, сверхпреданность, чрезмерное усердие, обостренное чувство жалости и сочувствия, сверхтрудолюбие и т.д. Негативная девиация – отклонения, которые у большинства людей вызывают реакцию неодобрения и осуждения. Сюда можно отнести терроризм, вандализм, воровство, предательство, жестокое обращение с животными и т.д.

Делинквентное поведение – это серьезные нарушения закона, за которые может последовать уголовная ответственность.

Существует несколько основных форм девиации.

1. Пьянство – неумеренное потребление спиртных напитков. Алкоголизм – болезненное влечение к алкоголю.
Этот вид девиации несет огромный вред всем людям. От этого страдает и экономика и благосостояние общества. Например, в США алкоголизмом болеют около14 миллионов жителей, а ежегодные потери от него доходят до 100 миллиардов долларов. Наша страна также является мировым лидером по употреблению алкоголя. В России производится 25 литров алкоголя в год на душу населения. Причем, большая часть алкоголя – крепкие спиртные напитки. В последнее время появилась проблема и «пивного» алкоголизма, которым страдает в основном молодые люди. По разным причинам, связанным с алкоголем, ежегодно гибнет около 500 тысяч россиян.

2. Наркомания – болезненное влечение к наркотикам.
Сопутствующие последствия наркомании – преступления, физическое и психическое истощение, деградация личности. По данным ООН, каждый 25-й житель Земли – наркоман, т.е. наркоманов в мире более 200 миллионов. В России наркоманов по официальным подсчетам – 3 миллиона, по неофициальным – 5 миллионов. Существуют сторонники легализации «мягких» наркотиков (типа марихуаны). Они приводят пример Нидерландов, где употребление этих наркотиков разрешено. Но опыт этих стран показал, что количество наркоманов не уменьшается, а только увеличивается.

3. Проституция – внебрачные половые отношения за плату.
Существуют страны, где проституция легализована. Сторонники легализации считают, что перевод на законное положение позволить лучше контролировать «процесс», оздоровить обстановку, снизит число заболеваний, избавит эту сферу от сутенеров и бандитов, кроме того, госбюджет получит дополнительные налоги с данного вида деятельности. Противники легализации указывают на унизительность, антигуманность и безнравственность торговли телом. Безнравственность легализовать нельзя. Общество не может жить по принципу «все дозволено», без определенных нравственных тормозов. Кроме того сохраниться подпольная проституция со всеми криминальными, моральными и медицинскими проблемами.

4. Гомосексуализм – это сексуальные влечения к лицам своего же пола. Гомосексуализм бывает в виде: а) мужеложества – половые отношения между мужчиной и мужчиной, б) лесбиянства – сексуальные влечения женщины к женщине, в) бисексуализм – сексуальное влечение к особям своего и противоположного пола.
Нормальное половое влечение женщины к мужчине и наоборот называется – гетеросексуализм. В некоторых странах уже разрешаются браки между Геями и лесбиянками. Таким семьям разрешается усыновлять детей. В нашей стране в основном население неоднозначно относится к таким отношениям.

5. Аномия – состояние общества, при котором значительная часть людей пренебрегает социальными нормами.
Так бывает в смутные, переходные, кризисные времена гражданских войн, революционных переворотов, глубоких реформ, когда рушатся прежние цели и ценности, падает вера в привычные моральные и правовые нормы. Примерами может быть Франция периода Великой революции 1789 года, Россия в 1917 году и начале 90-х годов 20 века.

Три года санкций: потери и приобретения — Политика

Антироссийские санкции были введены после эскалации конфликта на юго-востоке Украины и проведения референдума о статусе Крыма. Первоначально США и Евросоюз ввели персональные санкции против ряда политиков, запретив им въезд на свою территорию и заявив о замораживании их финансовых средств (если таковые обнаружатся) в западных банках.

На эту тему

Постепенно список этих лиц, а также виды санкций и количество стран к ним присоединившихся, расширились. Россия ответила собственными продовольственными контрсанкциями.

Через три года можно говорить, что негативные последствия ограничений почувствовали на себе все — и те, кто их ввел, и те, против кого они направлены. «Мы часто повторяем уже как мантру, что пресловутые санкции на нас не очень-то и влияют. Влияют. И прежде всего угрозу я вижу в ограничении передачи технологий, — констатировал Владимир Путин в октябре прошлого года в ходе форума «Россия зовет». — Это, кстати говоря, наносит ущерб не только российской экономике, а мировой экономике в целом, потому что российская экономика, безусловно, является важным сектором и общемировой экономики».

При этом эксперты отмечают и положительный эффект от санкций для целого ряда отраслей экономики.

Персональные санкции

Первоначально в санкционный список ЕС входил 21 человек, США — 7.

Экономический и политический эффект от персональных санкций ничтожен. Конечно, некоторые могут опасаться попасть в такую ситуацию, особенно если через зарубежные активы связывают свое будущее и будущее своих детей с Европой или США. Но это личные истории, в масштабах страны эффект не заметен

Алексей Макаркин

Вице-президент Центра политических технологий

Но постоянно списки расширялись и сейчас под санкциями разных стран находятся 78 федеральных политиков, чиновников и военных, 29 политиков Крыма и Севастополя, 16 бизнесменов и четыре общественных деятеля.

Негативные последствия. «Экономический и политический эффект от персональных санкций ничтожен. Конечно, некоторые могут опасаться попасть в такую ситуацию, особенно если через зарубежные активы связывают свое будущее и будущее своих детей с Европой или США. Но это личные истории, в масштабах страны эффект незаметен», — считает вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

Позитивный эффект. «Отдельные чиновники и коммерсанты могут превратить свое попадание в такие списки в иммунитет, дополнительный аппаратный вес и возможности. Раз он пострадал за национальный интерес, то и трогать его теперь нельзя, наоборот, надо помочь», — продолжает Макаркин. Кроме того, санкции способствуют консолидации и «национализации» элиты, которая теперь все больше связывает себя со страной, в том числе материально.

Финансовые санкции

Негативные последствия. Главная проблема — запрет на кредитование российских банков и компаний в западных банках. Это резко сократило доступ российского бизнеса к «дешевым» деньгам. По данным PricewaterhouseCoopers, если в 2013 году только на рынке еврооблигаций российские эмитенты привлекли $46,4 млрд, то в 2015-м — лишь около $5 млрд.

На эту тему

В европейских и американских банках было выгодно перекредитовываться, не отвлекая на выплату процентов по старым кредитам основные средства. В результате, компании могли инвестировать их в развитие. Эксперты Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН в 2015 году подсчитали, что «российская экономика вынуждена восполнить $160−200 млрд выпадающих заемных ресурсов». То есть, эти деньги нужно либо искать в азиатских банках, что невозможно сделать быстро, либо брать из собственных оборотных средств. В итоге, деньги, которые можно было бы направить на развитие бизнеса, часто уходят на выплату процентов по старым кредитам.

В то же время, запрет кредитовать российские компании сказался и на европейских банкирах. Эксперты ИНП РАН прогнозировали «ежегодные потери европейских институтов в $8−10 млрд» — речь о не полученных процентах по не выданным кредитам. Недавнее исследование австрийского Института экономических исследований (WIFO), опубликованное в Der Standard, подтвердило эти цифры даже «с перехлестом»: только за 2015 год европейцы упустили 17 млрд евро выгоды.

Позитивный эффект. Российский бизнес начал искать альтернативные пути и выходить на азиатские финансовые рынки, чего раньше зачастую не делали просто из-за привычки брать деньги в «удобных» западных источниках.

Мы часто повторяем уже как мантру, что пресловутые санкции на нас не очень-то и влияют. Влияют. И прежде всего угрозу я вижу в ограничении передачи технологий. Это, кстати говоря, наносит ущерб не только российской экономике, а мировой экономике в целом, потому что российская экономика, безусловно, является важным сектором и общемировой экономики

Владимир Путин

Президент РФ

Например, «Газпром» в 2015 году впервые привлек $1,5 млрд от консорциума китайских банков, а в прошлом году договорился с Bank of China о кредите на 2 млрд евро. В начале февраля этого года компания US Rusal выразила намерение разместить на Шанхайской бирже облигаций на 10 млрд юаней ($1,5 млрд).

Российские компании доказали, что могут найти стратегических инвесторов не только в США и Европе. Показательный пример — продажа 19,5% акций «Роснефти». Многие аналитики до последнего сомневались, что в условиях, когда западным инвесторам запрещено вкладываться в акции «Роснефти», она вообще найдет инвестора. Но акции купили международный консорциум Glencore и суверенный фонд Катара

Еще один положительны момент: в ответ на попытки ограничить расчеты ряда банков в системах Visa и MasterCard, в России была успешно запущенна национальная платежная системы «Мир». 

Ограничения на экспорт оборудования и технологий

США, ЕС и ряд других стран запретили поставки в Россию товаров военного и двойного назначения, любое сотрудничество своих компаний с предприятиями российского ОПК, поставки оборудования, необходимого для разработки нефтяных и газовых месторождений на арктическом шельфе и в сланцевых пластах (буровых платформ, оборудования для горизонтального бурения, насосов высокого давления и т.д.).

Негативные последствия. Наиболее ощутимым для российского ОПК оказалось прекращение военно-технического сотрудничества с Украиной.

Вице-премьер Дмитрий Рогозин сообщал, что Россия не может завершить строительство ряда кораблей для нужд Военно-морского флота в связи с приостановкой поставок украинских газотурбинных агрегатов. Общеизвестно, что украинскими двигателями сегодня были оснащены фрегаты проектов 11356 (серия для Черноморского флота) и 22350 (новейший фрегат «Адмирал Горшков») для ВМФ России. Строительство ряда кораблей пришлось приостановить. Это же касается еще некоторых видом военной техники.

Но оборонной промышленности зависимость от импортных технологий несоизмеримо меньше, чем в энергетике. Именно на энергетический сектор санкции будут иметь наиболее долгосрочное и болезненное влияние, отмечают эксперты ИНП РАН. По их расчетам, снижение темпов разработки новых месторождений, при самом негативном сценарии приведет к тому, что «к 2030 г. объем добываемой нефти может сократиться на 15%».

Из многочисленных месторождений на российском арктическом шельфе пока осваивается лишь «Приразломное»

© Максим Воркунков/ТАСС

Между тем, от эмбарго на поставку оборудования сильно страдает и западная экономика. «Если мы посмотрим на бурение нефтяных скважин и сотрудничество в этой сфере, то там из-за санкций остаются непроданными машины и оборудование на сумму в несколько миллиардов евро», — отмечал в интервью Postimees заместитель генерального секретаря Еврокомиссии Хенрик Хололей.

Кроме того, если производство нефти в России действительно снизится, это подтолкнет вверх цены и «при текущих объемах потребления нефти и газа в ЕС этот фактор может привести к дополнительным потерям $3 млрд. в год», — отмечается в работе экспертов ИНП РАН.

Таким образом, скорейшая отмена санкций в энергетической сфере выгодна обеим сторонам.  

Позитивный эффект. Проблем с импортными, и, прежде всего, украинскими комплектующими резко ускорили реализацию программы импортозамещения в военной сфере. По словам Дмитрия Рогозина, в рамках этой программы в России разворачивается производство по 186 позициям, которые ранее производились на Украине.

По данным Минобороны РФ, уже к концу 2016 года предприятия ОПК России на 70−80% выполнили план по «украинскому» импортозамещению, а 100% этот показатель достигнет в 2018 году.

Так, Рыбинское НПО «Сатурн» начнет поставки газотурбинных двигателей для военных кораблей в конце 2017 — начале 2018 года.

Есть ракеты класса «воздух — воздух», которые спроектированы в ГосМКБ «Вымпел», а некоторые комплектующие были украинского производства. Мы создали новую ракету, ее экспортный вариант называется РВВ-МД, на полностью отечественной элементной базе

Борис Обносов

Глава корпорации «Тактическое ракетное вооружение»

Другой пример — двигатели для вертолетов, которые нам поставлял запорожский завод «Мотор-Сич». «Создавали эти двигатели в КБ имени Климова в Санкт-Петербурге, затем проектную документацию передавали в Запорожье, и там налаживалось серийное производство. Теперь под Санкт-Петербургом построен серийный завод для выпуска таких двигателей и, хотя он пока не может полностью заместить «Мотор-Сич», потребности в двигателях для наших боевых вертолетов компенсировать все же удается», — говорит военный обозреватель ТАСС Виктор Литовкин 

Предусматривается выпуск в России порядка 300−320 двигателей в год для вертолетов Ми-28, Ка-52, Ми-35, Ми-17 и Ка-32. 250 из них предназначены Минобороны РФ, остальные — иностранным заказчам.

Проблемы с импортозамещением были решены и в корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) — основном производителе российских авиационных ракет.

«Например, есть ракеты класса «воздух — воздух», которые спроектированы в ГосМКБ «Вымпел», а некоторые комплектующие были украинского производства. Мы создали новую ракету, ее экспортный вариант называется РВВ-МД, на полностью отечественной элементной базе», — отмечает глава КТРВ Борис Обносов. 

Он отметил, что была такая же проблема с противокорабельной ракетой Х-35Э. Сегодня создана новая ракета Х-35УЭ с увеличенной дальностью, оснащенная российским двигателем производства НПО «Сатурн». 

Теплица по выращиванию томатов на комбинате «ЛипецкАгро»

© Александр Рюмин/ТАСС

Продовольственные контрсанкции со стороны России

Суть санкций. В 2014 году Россия ввела эмбарго на поставки в страну для «отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в отношении России». В список вошли мясные и молочные продукты, овощи, фрукты, орехи и т.д..

Негативные последствия. В первое время контрсанкции способствовали росту инфляции на продовольственные товары. В результате это стало одним из факторов того, что впервые за многие годы в 2014 году в стране была зафиксирована двузначная инфляция — 11,4%, а в 2015 году она составила 12.9%.

На эту тему

Чуть острее стала проблема качества продукции. Так, в 2015 году глава  Россельхознадзора Сергей Данкверт сообщал, что доля фальсифицированной молочной продукции (с использованием растительных жиров) в России составила 11%, а среди некоторых видов продукции — до 50%.

Однако, основной негативный эффект российские санкции имели для европейских сельхозпроизводителей. Только в 2015 году экспорт продовольственных товаров из стран ЕС в Россию сократился на 29%, европейские производители недополучили 2,2 млдр евро прибыли, под угрозой оказались 130 тысяч рабочих мест.

Позитивный эффект. «Положительный эффект (от введения контрсанкций. — Прим ТАСС), конечно, есть, — рассказывает ТАСС Андрей Даниленко, руководитель комитета по агропромышленной политике объединения «Деловой России». — Есть детали, нюансы, но в целом импортозамещение сработало. Мы сегодня — один из крупнейших экспортеров зерна, мы в значительной степени обеспечиваем себя мясом и молоком». 

Есть детали, нюансы, но в целом импортозамещение сработало. Мы сегодня — один из крупнейших экспортеров зерна, мы в значительной степени обеспечиваем себя мясом и молоком

Андрей Даниленко

Руководитель комитета по агропромышленной политике объединения «Деловая Россия»

По данным Национальной мясной ассоциации (НМА), самообеспеченность России по мясу птицы в настоящее время составляет почти 100%, по свинине — 90%, по говядине — 65%. В кабинете министров, в свою очередь, считают, что молоком Россия себя обеспечивает на 75%. Даниленко отмечает, что «по затратам на производство молока Россия более конкурентоспособна, чем ЕС, США и Южная Америка», но отрасли очень мешает высокая стоимость кредитов.

К настоящему времени минимизировалось влияние продовольственных санкций и на инфляцию. По итогам 2016 году она составила лишь 5,4%. 

Андрей Веселов, Роман Азанов

Функция санкции в советской детской литературе


Sergey Troitskiy. The Function of Sanction in Soviet Children’s Literature

1


«Наказание» — прекрасное первое слово для любого текста, чтобы привлечь читателя, заинтриговать, заставить читать дальше. Именно о наказании и пойдет речь далее в этой статье. Вместе с тем, терминологически «наказание» подходит скорее для обозначения частного случая, самого распространенного, но всего лишь одного способа «восстановления вселенской справедливости», которая нас в данной статье не очень будет интересовать. Для того чтобы обозначить случаи наказания, в которых нет конкретного наказывающего, а также чтобы избежать ненужных коннотаций, связанных с юридическим дискурсом, кажется уместным для описания детской литературы использовать более общее и более нейтральное слово «санкция». Это позволит акцентировать внимание не на процессуальной стороне, а на онтологической функции восстановления миропорядка.


Далее нас будет интересовать санкция как функция в советской детской литературе. Хорошо известен функциональный подход, предложенный В.Я. Проппом [Пропп 2000] для исследования волшебной сказки, а также развитие его в советской и российской науке[1], причем не только при рассмотрении литературных или фольклорных произведений [Зоркая 1976]. Описанные Проппом и его последователями функции относятся к повествовательному тексту, к истории, предстающей как последовательность событий, связанных между собой. Функции распределены между героями. Подобная структура может быть найдена в детских историях, сказках для детей, но она совершенно отсутствует в различных нравоучительных текстах для детей, вернее, она выглядит невероятно упрощенной. Вместе с тем, нам видится, что в процессе развития мысли В.Я. Проппа оказалась упущена очень важная функция, которая возникает в результате десакрализации сказки и наделения ее новыми задачами по отношению к читателю. Сглаживание моментов, актуальных для архаического восприятия, происходит в связи с изменением социальных функций сказки. Каузализация и рационализация европейского сознания приводят к тому, что сказка становится инструментом воспитания, нравоучения, а чудо воспринимается как фигура мысли, иносказание и т.п. В этом смысле, конечно, сказка не умирает, как некоторые формы архаического мировосприятия и мироописания, но становится чем-то совершенно иным, волшебной историей (Fairy Story). В этом новом качестве сказка приобретает новую структуру, прежние функции теряют актуальность, им на смену приходят новые. Такой новой функцией и является санкция.


Представление о разделении мира взрослых и мира детства, бытующее в современной культуре, предполагает, что ребенок нуждается в наставлениях, воспитании. В связи с этим полагается, что основная функция детской литературы — воспитательная. Источником воспитания должен быть взрослый. Однако в мире взрослых допускается лживость, двуличность как фактор существования, мир детства многие авторы (взрослые) стремятся сформировать как однозначный, нравственно детерминированный, вырабатывается навык нести ответственность за поступки, но при этом выбор, предлагаемый в связи с принятием ответственности, заведомо предрешен, так как читателю предлагается выбрать между «плохим» и «хорошим» (такие маски формируются автором с помощью различных литературных приемов). Формируемый таким образом мир детства лишен выбора между плохим и плохим, хорошим и хорошим, а значит, лишен взрослой ответственности за подлинность бытия[2]. Вероятно, именно из-за такого упрощенного внутритекстового миропорядка взрослый читатель охотно берется за чтение и перечитывание, погружение в детские тексты, детские кино- и мультфильмы.


Для анализа санкции как функции в детской литературе, несмотря на то что эта функция реализуется и в других видах искусства (в произведениях, способных «рассказать» историю), мы обратимся к поэтическим текстам, (рискнем предположить) широко известным русскому читателю, написанным на русском языке, русскими авторами в XX веке. Советская детская литература стремится продолжить традиции классической русской литературы XIX века, не обязательно детской, но вместе с тем все-таки создает свой собственный язык, систему образов, нарративных стратегий, приемов, не позволяющих ей вернуться к литературным формам русской классики. После авангардистских экспериментов с языком и формой заимствование из дореволюционной литературы воспринимается либо как архаизация, либо как ирония. Переформатирование социальных страт, перестройка каналов трансляции власти ставят перед детской литературой новые задачи, часть которых решается с помощью новых функций, таких как санкция.

2


Искусство и литература овнешняют, экстравертируют собственный опыт читателя, моделируя ситуацию, благодаря образу Другого. Этот собственный опыт читателя (опыт героя понятен благодаря сходству с собственным экзистенциальным опытом читателя) вместе с тем является опытом чужим, овнешнение позволяет видеть его со стороны. Одновременно с этим овнешнение собственного опыта в литературе и искусстве — это инвариант мифологического создания образцовой модели поведения (образцом является и то, как нужно, и то, как не нужно себя вести в той или иной ситуации, т.е. положительный и отрицательный образец), а также санкционной модели реагирования среды (бытия) на нарушение положительного образца поведения.


То же самое происходит и в детской литературе, собственно развивающейся как самостоятельное явление совсем недавно (имеется в виду — не как инвариант взрослой литературы). Пожалуй, лишь с начала XX века, благодаря постепенному отказу педагогических школ от карательно-наставительной практики воспитания (Корчак, Монтессори и др.) и признанию детства самостоятельным феноменом, приобретает самостоятельность и детская литература. Меняются фигура и функции нарратора. Если в классической нравоучительной литературе, предназначенной для детей, нарратор берет на себя роль проводника внелитературной нормативности, роль возвышающегося над действием и персонажами источника сюжета, подчиняя ей весь рассказ, то начиная с XX века в детской литературе появляется новый нарратор, который рядоположен другим персонажам и подчиняется тому развитию, которое задается внутренней нормативностью произведения. В этом смысле новый нарратор имманентен тексту, а потому предстает для читателя как тот самый Другой, который экстравертирует собственный опыт читателя, а не претендует на роль автора жизни читателя, т.е. не стремится занять место читателя, избежав при этом ответственности за навязанный выбор поведения, ответственности, которая полностью остается на читателе. Новый нарратор de facto признает читателя в качестве самостоятельной, не подчиненной ему сущности, предполагая возможность подлинного существования читателя.

3


При рассмотрении санкции далее мы планируем использовать не совсем привычные термины для субъектов санкций. Кажется уместным отказаться от классических терминов «герой», «персонаж» в пользу терминов «инстанция» и «источник», поскольку последние могут быть внеположны повествованию, а также не быть собственно героями в классическом понимании. Итак, советская детская литература часто содержит в себе нравоучительный (дидактический) аспект[3] и выстраивается следующим образом:


1. Источник нормативности задает норму, формулирует ее позитивное и/или негативное содержание (формирует запрет и/или устанавливает рамки поведения). Как правило, источником нормативности является коллективное целое культуры, внеположное тексту и существующее еще до момента начала повествования. Хотя источником нормативности может быть и какой-то персонаж, появляющийся по ходу повествования, также норма может исходить от нарратора (автора). Формируется определенное нормативное поле (нормативность), которое задает напряжение сюжету, позволяет воспринимать поступки персонажей с точки зрения легальности (соответствия заданной нормативности).


Например, норма «Не ходите, дети, в Африку гулять» [Чуковский 2001а: 81]. Она появляется в тексте по ходу повествования, не имеет ничего общего с «общечеловеческими» и другими внеположными повествованию нормами. Источником нормативности является автор (нарратор).


Здесь же формируется представление о санкции:


В Африке акулы,


В Африке гориллы,


В Африке большие


Злые крокодилы


Будут вас кусать,


Бить и обижать, —


Не ходите, дети,


В Африку гулять.


[Чуковский 2001а: 81]


2. Инстанция нормативности эту норму транслирует (усиливает). Так, в «Бармалее» инстанцией нормативности оказываются родители, усиливающие пафос автора:


Африка ужасна,


Да-да-да!


Африка опасна,


Да-да-да!


Не ходите в Африку,


Дети, никогда!


[Чуковский 2001а: 82]


Как правило, источник и инстанция нормативности в повествовании разведены — они воплощены в разных персонажах. То же с источником и инстанцией санкции.


3. Нарушение персонажем нормы влечет за собой санкцию. Вместе с тем, нарушителем и субъектом санкции может быть как главный герой, так и второстепенный персонаж. В последнем случае санкция может иметь характер примера для главного героя (и читателя) того, что бывает за ослушание, т.е. носить характер усиления нормы, что для главного героя означает усиление санкции в случае, если нарушителем окажется он.


Источником санкции является герой, принимающий решение о наказании. Инстанция санкции — персонаж, непосредственно приводящий в исполнение приговор источника санкции. Инстанцией санкции может быть и не персонаж, а, скажем, вещь, даже случайно попадающаяся объекту санкций по пути. Для самого Бармалея, санкцией для которого является проглатывание его Крокодилом, Крокодил выступает как инстанция, а Айболит — как источник санкции.


Иногда роли источника и инстанции санкции совпадают в одном персонаже, например в Бармалее. Он тот самый субъект повествования, о существовании которого дети были предупреждены, как и о том, что он является инстанцией и источником санкции за нарушение запрета.

4


Игровой характер, утрированность пафоса, задаваемые нарратором в детской литературе, позволяют сохранить нормативное поле произведения имманентным тексту, когда источник нормативности присутствует в самом повествовании в качестве одного из персонажей, а не вынесен за пределы текста. Интересен в этом смысле «Мойдодыр» К.И. Чуковского, где сталкиваются две нормативности[4].


Источником первой из них функционально является Мойдодыр, и в ее рамках нарратор наделен функцией нейтрального рассказчика.


Мойдодыр же выступает в качестве источника санкций за невыполнение норм:


Если топну я ногою,


Позову моих солдат…


[Чуковский 2001б: 35]


Санкции здесь напрямую связаны с воздействием на телесность, что берет начало, по всей видимости, в архаических практиках «приручения тела», христианских — «умерщвления плоти», классических воспитательных телесных практиках. В том случае, когда в сказке воздействие функционирует как санкция, оно связано с причинением боли:


И залают, и завоют,


И ногами застучат,


И тебе головомойку,


Неумытому, дадут


Прямо в Мойку,


Прямо в Мойку


С головою окунут!


…мыло подскочило


И вцепилось в волоса,


И юлило, и мылило,


И кусало, как оса.


А от бешеной мочалки


Я помчался, как от палки


[Чуковский 2001б: 35—37] (здесь и далее выделено мной. — С.Т.).


Вместе с тем в другом месте, в случае подчинения нормативности, это воспринимается нейтрально:


Прибежал я к умывальнику опять.


Мылом, мылом


Мылом, мылом


Умывался без конца,


Смыл и ваксу


И чернила…


[Чуковский 2001б: 39]


При этом существует еще один персонаж, выполняющий роль второго источника нормативности и санкций (инстанция нормативности и карательная инстанция), — Крокодил. Противопоставление двух инстанций нормативности может создавать нормативное напряжение, вызванное противопоставлением этически противоположных персонажей (плохой—хороший), однако в случае с «Мойдодыром» ситуация нормативного напряжения оборачивается, наоборот, ситуацией усиления легитимности норм, когда они не только не подвергаются сомнению, но и «цементируются» для героя, от имени которого ведется повествование. В то же время Мойдодыр, как персонаж из категории бабаек, названных нами в другом месте «чужой—сильный» [Троицкий 2011], противоположен совершенно антропоморфному («Он с Тотошей и Кокошей / По аллее проходил»), имеющему черты тотемического животного Крокодилу, но вместе с тем совершенно явным оказывается параллелизм этих персонажей:


Мойдодыр:


[…] В эту комнату толпою


Умывальники влетят,


И залают, и завоют,


И ногами застучат


[Чуковский 2001б: 35]


Крокодил:


…А потом как зарычит


На меня,


Как ногами застучит


На меня…


[Чуковский 2001б: 38]


Интересно, что эта формула из «Мойдодыра» К.И. Чуковского практически точно воспроизведена в стихотворении для детей «Дворник Дед Мороз» Даниила Хармса (1940):


А оно как зарычит!


Как ногами застучит!


[Хармс 2014: 19]


Второе нормативное поле вводится автором в текст «Мойдодыра», по меньшей мере, в двух местах (всеобщие правила быть чистым). Здесь меняется нарратор, он трансцендентен повествованию, является проводником иной нормативности, внешней (общечеловеческой).


Надо, надо умываться


По утрам и вечерам,


А нечистым трубочистам —


Стыд и срам!


Стыд и срам!


Да здравствует мыло душистое,


И полотенце пушистое,


И зубной порошок,


И густой гребешок!


Давайте же мыться, плескаться,


Купаться, нырять, кувыркаться


В ушате, в корыте, в лохани,


В реке, в ручейке, в океане, —


И в ванне, и в бане,


Всегда и везде —


Вечная слава воде!


[Чуковский 2001б: 32]


В этом месте меняется позиция нарратора, он здесь выступает как инстанция-проводник нормативности, но лишен возможности быть карательной инстанцией. Из-за своего трансцендентального положения нарратор вообще лишен возможности быть источником санкций или нормативности.


Указанное второе нормативное поле существует параллельно первому, не имея в тексте никакого к нему отношения, и выглядит как искусственная вставка, подобно морали в басне. Именно такую функцию выполняет этот текст в тексте, он должен утверждать нормы, демонстрируемые в повествовательно-событийной части (уровне), должен связывать внутреннее замкнутое поле текста (событийное) и внешнее поле (читательскую повседневность), выводя таким образом образец для поведения человека. В этом смысле второе нормативное поле благодаря существующим вне текста нормативности и ее источнику выступает как способ манипулирования («норма внешняя, значит, она — явление реальности, повседневной практики, следовательно, объективна, поэтому ей нужно следовать»). Такая ситуация делает событийный ряд вторичным, техническим приложением ко второму нормативному полю, которое становится главным. При этом Чуковский избегает авторских оценок действий персонажа-нарратора, а следовательно, и морализаторства, как, впрочем, и в других своих сказках, где герои совершают далеко не самые завидные поступки, но они имманентны тексту, свойственны тому или иному персонажу, который существует в своем замкнутом мире, собственном космосе, по своим правилам, характерным для этого мира. Чуковский делает для читателя этот мир и этих персонажей подлинными (подлинность проявляется по отношению к этому замкнутому миру). Замкнутое повествование с имманентной нормативностью выступает как история (ряд событий), и это делает повествование неуязвимым для критического долженствования, так как «у героев свои правила».


Источник нормативности не всегда является источником санкции, но они необходимы автору, чтобы создать саму нормативность. Нормативность, присутствующая в детских произведениях и подкрепляющаяся санкцией, встречается и во взрослых текстах, однако именно в детской литературе она играет ключевую роль, определяет сюжет, характер персонажей. Без санкционной составляющей нормативность теряет смысл, как и санкции теряют смысл без нормативности, становясь абсурдными. Абсурд тогда может быть представлен двояко. Первый вариант абсурда (нормативность без санкции) представлен у Кафки («Замок», «Процесс»), санкция там на неопределенно долгий срок отложена, настолько надолго, что говорить о ее (санкции) присутствии в повествовании не приходится, в связи с чем нормативность приобретает характер неопределенного нормативного шума, претендующего на роль онтологически тотального. Второй вариант абсурда (санкционность без нормативности) представлен в литературе обэриутов, прежде всего Хармса и Введенского.

5


Наиболее распространенной санкцией (и одним из главных страхов) в литературе является смерть[5]. Смерть как предельное происшествие, единственное, что окончательно утверждает подлинность, на детскую аудиторию оказывает желаемое воздействие, позволяющее закрепить вводимую в тексте нормативность. Боязнь смерти эксплуатируется в детской литературе для установления порядка мира, космоса, который выстраивается в произведении вокруг читателя. Вместе с тем, подлинность этой смерти воспринимается читателем как имманентная тексту, а потому «ненастоящая», «игрушечная». При этом, конечно, не любая смерть не любого персонажа оказывается санкцией.


Воспроизведение истории, рассказываемой в тексте, сколь угодно раз или возможность такого воспроизведения делает санкцию закономерной, жестко связанной с правилами, за нарушение которых она была применена к персонажу, но тем не менее внешней для читателя и не окончательной для героя, который при следующем чтении в начале истории опять окажется в состоянии, предшествующем применению санкции. Такая ситуация аналогична архаическим ритуальным практикам: нарушение проговоренного в мифе порядка (установленной нормативности) приводит к соответствующей санкции, как правило смерти, что закреплялось в повседневной практике.

6


Попытка автора выйти за пределы имманентной тексту нормативности к транслированию «общечеловеческих», внешних сюжету норм, т.е. перейти к морализаторству, приводит к потере подлинности. Морализаторство может опираться на санкцию, но источником ее является что-то более сильное, чем инстанция-транслятор, а потому морализатор оказывается в ситуации, когда он не «отвечает за свои слова», не может совершить поступок. Такое смещение уровней повествовательности, смена позиции (роли, маски) нарратора, принятие им на себя функций и автора и персонажа одновременно, приводит к тому, что и само повествование не имеет основания ни в тексте, ни в контексте, тогда совпадение ролей источника и транслятора нормативности снижает весомость сюжетной прагматики и художественную оригинальность (морализаторство выступает тогда как повторение набившей оскомину банальности), тогда и транслируемые нормы выступают для читателя как достояние текста, при этом никакого отношения к повседневности не имеют.


Ситуация тотального морального дискурса была характерна для русской литературы сразу после революции, несмотря на полный отказ от этики как научной дисциплины. Вынужденный уход этической проблематики из научного оборота в литературу осуществлен был еще в XIX веке [Овчинникова 2016а; 2016б], наполнив русскую литературу этого периода морально-этическим содержанием, но именно в 1920—1930-е годы это содержание усиливается с помощью политического и правового дискурса. Детская литература используется как канал (один из каналов) трансляции моральных норм, «общечеловеческой» нормативности. Нормативность оказывается трансцендентной внутреннему миру текста, а сюжет имеет характер продолжения повседневности, что придает литературе инструментальный характер. Вместе с тем художественные приемы, свойственные литературе, попадают в услужение каузальности, утилитарности, прагматизма. В такой ситуации нормативность может и не присутствовать в тексте литературного произведения. Санкция, которая при тотальном морализаторстве становится одной из основных функций в детской литературе, может присутствовать и без объяснения причины ее применения, т.е. может быть не оправдана сюжетом, повествованием, а значит, выступать как авторский произвол и к тому же продуцировать ситуацию неоправданного (чрезмерного) насилия, что, в свою очередь, приводит к легитимации дискурса силы (см., например, «Сказку о Пете, толстом ребенке, и о Симе, который тонкий» Маяковского).


Осуществлением санкций в ситуации, когда нормативность трансцендентна тексту, могут заниматься персонажи, которые становятся «случайными» или «неявными» источниками и инстанциями санкций, либо санкция вынесена, как и нормативность, за пределы повествования. Интересно, что в случае, когда в произведении речь идет об «общечеловеческих» нормах—ценностях и когда они вынесены за пределы повествования как само собой разумеющиеся, в качестве источника санкций и в качестве инстанции санкции выступает коллективный субъект. У К. Чуковского таковыми оказываются вещи, которые наделяются антропоморфными чертами («Мойдодыр», «Федорино горе»). В «Мойдодыре» завязка сюжета — это осуществление санкции вещами (коллективная инстанция) по отношению к повествователю, нарушившему норму, находящуюся вне повествования, и только в конце истории санкция снимается при устранении нарушения. Та же ситуация и в «Федорином горе», в котором санкция применяется одной коллективной инстанцией (в «Мойдодыре» их, как минимум, три) и снимается при устранении нарушения. «Мойдодыр» начинается с того, что вещи отказываются подчиняться персонажу-нарратору, тем самым «наказывая» его (наказание условно, так как выражается в лишении возможных дополнительных благ, а не в причинении ущерба), выступая таким образом в качестве инстанции санкций. Отметим, что в «Мойдодыре» с формальной точки зрения вынесенная за пределы повествования нормативность, исходя из которой вещи применяют санкции к персонажу в самом начале повествования (читатель о ней может догадываться, но она в тексте не зафиксирована), никаким образом сюжетно не связана со следующими, уже зафиксированными в тексте нормативностями. Одна из них описывается Мойдодыром, другая возникает в качестве авторских наставлений (санкцией к ней оказывается объявление «позора» нарушителю). Только читатель автоматически видит за этими тремя внутритекстовыми наррациями (тремя нормативностями) одну — норму быть чистым, но функционально в повествовании они существуют независимо друг от друга. Увидеть их различия можно, только отказавшись от автоматизма восприятия текста, основанного на стереотипных схемах читательских ожиданий.


Коллективная инстанция и коллективный источник санкции в советской детской литературе, когда нормативность вынесена за пределы повествования, т.е. когда предполагается, что нормы общеизвестны, — зачастую носят характер неопределенного обезличенного субъекта, который может объявить персонажу «позор», бойкот, подвергнуть социальной изоляции. Это некое «мы» или, в ситуации, когда автор-наставник противопоставляет себя читателю-воспитуемому, — «вы» (например, «Что такое хорошо и что такое плохо?» В.В. Маяковского, «Про Фому» С.В. Михалкова, «Любочка» А.Л. Барто и др.).

7


В качестве источника и/или инстанции санкций в русской детской литературе крокодил[6] выступает неоднократно, он, скорее, становится архетипическим для советской детской литературы карающим началом: сначала у К.И. Чуковского («Крокодил», 1916; «Бармалей», 1925; «Мойдодыр», 1923), затем — у С.В. Михалкова («Про Фому»). Вместе с тем у Чуковского такими функциями он был наделен не сразу, так, например, в дореволюционной одноименной сказке («Крокодил», 1916) он еще выступает как персонаж, сам страдающий от санкции. В иностранной детской литературе крокодил встречается в качестве источника санкций, например в книге о Питере Пэне [Барри 2016], в частности для Капитана Крюка, или в сказке про любопытного слоненка Р. Киплинга [Киплинг 1989]. Но даже и во «взрослой» литературе крокодил исполняет описанную функцию, например в книге В.К. Кантора [Кантор 2002], где крокодил выступает для главного героя как персонализация фобий, в конце поглощающая его. Интересно, что для детской литературы характерно использование в качестве санкции именно смерти через поедание, проглатывание, съедение, что, впрочем, отсылает нас к архаическому акту жертвоприношения: жертва с необходимостью связана с актом поглощения и этимологически сплетается со жратвой.


Сложно сказать, почему именно крокодил оказывается таким популярным в качестве инстанции санкции. Единственный способ, каким он расправляется со своей жертвой, — съедение. В этом он схож с волком — две инстанции санкции, которые функционально являются персонализацией пасти: самое главное и в волке, и в крокодиле — именно поглощающая пасть. Но если волк генетически связан с российской культурой, являясь для славян тотемным животным, то крокодил такой функции здесь не имел. Возможно, популярность крокодила связана с его схожестью с образом дракона или сказочного (мифического) многоголового Змея. В русской литературе крокодил в указанной функции стал использоваться авторами не раньше XIX века, хотя крокодил встречается и в лубочных сюжетах. Встречается он как источник угрозы в стихотворении К.Н. Батюшкова «Счастливец» (1810) [Батюшков 1964], но в полную силу реализует свою функцию у Ф.М. Достоевского в «Крокодиле» (1865) [Достоевский 1989], где оказывается инстанцией санкции для «либерального чиновника» Ивана Матвеича. Источником нормативности в тексте «Крокодила» оказывается немец — владелец зверинца. Именно он задает нормативное поле, запреты, нарушение которых приводит к реализации санкции. Однако такое прямое намеренное нарушение запрета, в детской литературе считающееся допустимым и нормальным, во взрослой — переводит произведение из разряда нравоучительного в анекдот или литературную шалость. Допустимая позиция нарратора несколько свысока констатировать наступление расплаты (санкции) во взрослой литературе выглядит как сарказм. Попробуйте представить этот текст детским, и останется ощущение легкой иронии…

8


В описанных выше примерах используется классическая стратегия выстраивания пространственно-временного континуума в литературном произведении, для которой характерна линейная форма от события «А» к событию «Я». Другими словами, все события являются связанными между собой, принадлежат к одному порядку явлений, одной цепочке причинно-следственных связей (цепочке стимул—реакция), а значит, к одному уровню онтологической и логической абстракции.


Альтернативной формой построения событийного ряда в литературном (прежде всего, детском) произведении является нагромождение событий, происходящих с персонажем, событий, относящихся к разным онтологическим уровням и, следовательно, обращающихся к разным уровням читательской рефлексивности, событий, которые мало чем логически связаны между собой, а их организующим центром является сам персонаж, место, время или другой фактор. В этом смысле сборка текста происходит не по принципу «если, то» или «как, так», а по принципу «могло бы не быть, но случилось», т.е. событие никаким образом не вытекает из предыдущего, а скорее противоположно обычному порядку событий. При этом ничего из этого события не следует логически, хотя онтологически любое из этих событий может завершить повествование. Конец текста в этом случае так же не закономерен, как и начало, и подчиняется принципу «могло бы не быть, но случилось».

9


На протяжении всей истории литературы такое построение текста мы находим в сатирическом фольклоре и пародийных текстах. Однако это лишь видимость, при внимательном рассмотрении становится ясно, что и структура, и функциональное распределение ролей внутри сюжета и т.д. подчинялись первотексту, образцу, к которому они встают в оппозицию, подвергая его сомнению, какие бы претензии на право быть источником нормативности этот первотекст ни выказывал. Находящийся в оппозиции к нему текст возвращает ему статус только литературного, меняет уровень его функционирования в культуре. В силу своей заведомой литературности, а потому — «непритязательности», «игрушечности» (по сравнению с первотекстом), нормативность оппозиционного текста, наследуемый им от первотекста пафос остаются имманентными повествованию.


Преодолением доминирования первотекста, как и отказом от детерминанты в целом, оказывается второй русский авангард. За текстами Введенского, Хармса и др. никакого конкретного первотекста не прочитывается и нет. Нарратор перечисляет события, но это не алгоритм, не антология, не хронология, не путевые заметки, а скорее каталог. Порядок событий не детерминирован ничем ни внутри текста, ни вне его. В этом нет различий между взрослыми и детскими текстами обэриутов: есть начало, но конец — просто обрывающее «Всё»[7], есть санкция, но нет нормативности. Происходящее лишено внутренней логики, да и извне логику не найти. Такой уход от тоталитарной системы построения нарраций, от диктата принятой формы и прагматики речевых актов позволяет отказаться от доминирования рациональности, сделать происходящее гносеологически пустым, но онтологически точным. Автор, описывая события, не является их творцом. При этом поскольку именно эти события, случайные по своему модусу, определяют персонаж, набор событий, случающихся с персонажем, делает его отличным от других персонажей, наделяет его лицом, — постольку автор не является и творцом персонажа. Хармс, Введенский, Заболоцкий не вводят авторских сущностных характеристик персонажей, а если и вводят, то эти характеристики самим повествованием подвергаются сомнению на всем его протяжении.


Фактически обэриутский в целом, и хармсовский в частности, способ выстраивания пространства и времени не подчиняется плоскостно-линеарной конструкции, нумерологической (цифровой) системе координат, рационалистическому восприятию и интерпретации. Несмотря на протест против сложившегося социального пространства, социальной структуры, авторитетов, являющихся своего рода максимальными показателями этой структуры (аналогом цифровых значений в математике), первый авангард, в отличие от второго (обэриутов), сам предстает как элемент этой структуры, поскольку протест против структуры уже выступает признаком факта ее признания в качестве детерминанты. Неудивительно, что в детской литературе до чинарей, до ОБЭРИУ действует изнанка тех форм и способов, против которых выступал первый авангард. Чуковский, с одной стороны, принадлежа к классической литературной формации, с другой — используя авангардные стратегии текстографии, расставляет приоритеты в соответствии с классическим противопоставлением Бога и дьявола, которые стоят за героями, функционально присутствуют в тексте в снятом или явном виде, определяя выбор стратегии поведения персонажа[8].


Хармс и обэриуты показывают среду, где демонтированы равно Бог (реализована ницшеанская идея о смерти Бога) и дьявол; признается основополагающей фрейдистская идея об имманентности источника греха и соблазна. Подобный демонтаж ориентиров создает для персонажей нормативный вакуум, в котором существуют только санкции, применяемые непонятно за что, но всегда легитимно. Такая ситуация заставляет принимать на себя всю полноту ответственности за свои поступки. Это совершенно аналогично детскому ощущению в процессе воспитания, когда наказание всегда оправданно, но не вполне ясно за что. У детей в процессе взросления и воспитания формируются ориентиры, и от существования в среде, где отсутствует нормативность, они переходят к существованию в социальной структуре, определенной системе отношений, где действуют авторитеты. Другими словами, свое место в сознании ребенка Бог и дьявол занимают постепенно в процессе воспитания. Однако в этом процессе вместе с уточнением системы норм, приобретением нормативной определенности происходит и смягчение санкции за нарушение норм и формируются стратегии ускользания от ответственности, чего нет в раннем детстве — там ответственность принимается во всей полноте. Хармс и обэриуты конструируют такую ситуацию, когда ответственность присутствует во всей полноте как для персонажей, так и для читателя, а значит, читатель и персонажи вынуждены ощущать на себе всю ответственность за собственное бытие.


Предложенные функции нормативности и санкции можно рассматривать как рабочую гипотезу, определенный эпистемологический инструмент для описания литературных произведений. Как было показано, они не обязательно присутствуют в повествовании одновременно, но обе подразумеваются, когда хотя бы одна присутствует (за исключением литературы нонсенса и пародийной литературы, т.е. случаев, когда привычный каузальный порядок вещей в повествовании отвергается или подвергается сомнению)[9].

Библиография / References


[Авдеева, Кочетова 2008] — Авдеева Н.Н., Кочетова Ю.А. Влияние стиля детско-родительских отношений на возникновение страхов у детей // Психологическая наука и образование. 2008. Выпуск 4. С. 35—47.


(Avdeeva N.N., Kochetova Yu.A. Vlijanije stilya detsko-roditelskih otnoshenij na vozniknovenije strakhov u detej // Psykhologicheskaja nauka i obrazovanije. 2008. Issue 4. P. 35—47.)


[Барри 2016] — Барри Д. Питер Пэн. М.: Эксмо, 2016.


(Barrie J.M. Peter Pan. Moscow, 2016. — In Russ.)


[Батюшков 1964] — Батюшков К.Н. Счастливец // Батюшков К.Н. Полное собрание стихотворений. М.; Л.: Сов. писатель, 1964. С. 112—114.


(Batyushkov K.N. Schastlivets // Polnoe sobranie stihotvoreniy. Moscow; Leningrad, 1964. P. 112—114.)


[Богданов 2006] — Богданов К.А. О крокодилах в России. Очерки из истории заимствований и экзотизмов. М.: Новое литературное обозрение, 2006.


(Bogdanov K.A. O krokodilah v Rossii. Ocherki iz istorii zaimstvovaniy i ekzotizmov. Moscow, 2006.)


[Бонет, Александрова 2017] — Бонет А.Н., Александрова Н.В. Страхи детей дошкольного возраста: структура и коррекция сказкотерапией // Современная наука: проблемы и перспективы развития. Омск: Омская гуманитарная академия, 2017. С. 94—99.


(Bonet A.N., Aleksandrova N.V. Strakhi detej doshkol’nogo vozrasta: structura i korrektsija skazkoterapijej // Sovremennaja nauka: problem I perspektivy razvitija. Omsk, 2017. P. 94—99.)


[Гаспаров 1992] — Гаспаров Б.М. Мой до дыр // НЛО. 1992. № 1. С. 304—319.


(Gasparov B.M. Moy do dyr // NLO. 1992. Vol. 1. P. 304—319.)


[Достоевский 1989] — Достоевский Ф.М. Крокодил. Необыкновенное событие, или Пассаж в Пассаже // Достоевский Ф.М. Собрание сочинений: В 15 т. Т. 4. Л.: Наука. Ленинградское отделение, 1989. С. 551—583.


(Dostoevskiy F.M. Krokodil. Neobyknovennoe sobytie, ili Passazh v Passazhe // Dostoevskiy F.M. Sobranie sochineniy: In 15 vols. Vol. 4. Leningrad, 1989. P. 551—583.)


[Зоркая 1976] — Зоркая Н.М. На рубеже столетий: У истоков массового искусства в России 1900—1910 годов. М.: Наука, 1976.


(Zorkaya N.M. Na rubezhe stoletiy: U istokov massovogo iskusstva v Rossii 1900—1910 godov. Moscow, 1976.)


[Кантор 2002] — Кантор В.К. Крокодил. М.: Московский философский фонд, 2002.


(Kantor V.K. Krokodil. Moscow, 2002.)


[Киплинг 1989] — Киплинг Р. Слоненок // Киплинг Р. Сказки / Пер. с англ. К. Чуковского. Л.: Детская литература, 1989. С. 5—30


(Kipling J.R. The Elephant’s Child // Kipling J.R. Skazki. Leningrad, 1989. P. 5—30. — In Russ.)


[Кларк 2002] — Кларк К. Советский роман: история как ритуал. Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 2002.


(Clark K. The Soviet Novel: History as Ritual. Ekaterinburg, 2002. — In Russ.)


[Мелетинский 1979] — Мелетинский Е.М. Палеоазиатский мифологический эпос: Цикл Ворона. М., 1979.


(Meletinsky Ye.M. Paleoaziatskiy mifologicheskiy epos: Cikl Vorona. Moscow, 1979.)


[Мелетинский 1994] — Мелетинский Е.М. О литературных архетипах. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 1994.


(Meletinsky Ye.M. O literaturnyh arkhetipah. Moscow, 1994.)


[Мелетинский и др. 1969] — Мелетинский Е.М., Неклюдов С.Ю., Новик Е.С., Сегал Д.М. Проблемы структурного описания волшебной сказки // Труды по знаковым системам IV. Тарту, 1969. С. 86—135.


(Meletinsky Ye.M., Neklyudov C.U., Novik E.S., Segal D.M. Problemy strukturnogo opisaniya volshebnoy skazki // Trudy po znakovym sistemam IV. Tartu, 1969. P. 86—135.)


[Новик 1975] — Новик Е.С. Система персонажей русской волшебной сказки // Типологические исследования по фольклору: Сб. статей памяти В.Я. Проппа. М.: Наука, 1975. С. 214—246.


(Novik E.S. Sistema personage russkoy volshebnoy skazki // Tipologicheskie issledovaniya po folkloru: Sbornik statey pamyati V. Proppa. Moscow, 1975. P. 214—246.)


[Овчинникова 2016а] — Овчинникова Е.А. Мораль и этическая теория в отечественной культуре пореволюционного периода (20-е гг. XX века) // Studia Culturae. 2016. Вып. 4 (30). С. 30—40.


(Ovchinnikova E.A. Moral’ i eticheskaya teoriya v otechestvennoy culture porevolucionnogo perioda (20-e gg 20 veca) // Studia Culturae. 2016. Vol. 4 (30). P. 30—40.)


[Овчинникова 2016б] — Овчинникова Е.А. Этика и идеология в русской культуре на рубеже XIX—XX веков // Studia Culturae. 2016. Вып. 3 (29). С. 18—27.


(Ovchinnikova E.A. Etika i ideologiya v russkoy culture na rubeje XIX—XX vekov // Studia Culturae. 2016. Vol. 3 (29). P. 18—27.)


[Пропп 2000] — Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. М.: Лабиринт, 2000.


(Propp V.Ya. Istoricheskie korni volshebnoy skazki. Moscow, 2000.)


[Романова, Смирнова 2013] — Романова А.Л., Смирнова Е.О. Смешное и страшное в современной детской субкультуре // Культурно-историческая психология. 2013. Вып. 2. С. 81—87.


(Romanova A.L., Smirnova E.O. Smeshnoje i strashnoje v sovremennoj detskoj subculture // Kulturno-istoricheskaja psykhologija. 2013. Issue 2. P. 81—87.)


[Троицкий 2011] — Троицкий С.А. Образ «чужого—сильного» в народной культуре // Вече: Журнал русской философии и культуры. 2011. № 22. С. 224—231.


(Troitskiy S.A. Obraz «chuzhogo—sil’nogo» v narodnoy culture // Veche: Jurnal russkoy filosofii i kultury. 2011. Vol. 22. P. 224—231.)


[Троицкий 2015] — Троицкий С.А. Онтологическая подлинность как основополагающая категория детской литературы // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Гуманитарные и общественные науки. 2015. № 4 (232). С. 118—127.


(Troitskiy S.A. Ontologicheskaya podlinnost’ kak osnovopolagaushaya kategoria detskoy literatury // St. Petersburg State Polytechnical University Journal. Humanities and Social Sciences. 2015. Vol. 4 (232). P. 118—127.)


[Хармс 2014] — Хармс Д. Дворник Дед Мороз // Хармс Д. Большая книга стихов, сказок и весёлых историй. М.: Махаон; Азбука-Аттикус, 2014. С. 19.


(Charms D. Dvornik Ded Moroz // Charms D. Bol’shaya kniga stikhov, skazok I veselyh istoriy. Moscow, 2014. P. 19.)


[Чуковский 1978] — Чуковский К.И. Признания старого сказочника // Жизнь и творчество Корнея Чуковского. М.: Детская литература, 1978. С. 159—182.


(Chukovsky K.I. Priznanie starogo skazochnika // Zhizn’ i tvorchestvo Korneya Chukovskogo Moscow, 1978. P. 159—182.)


[Чуковский 2001а] — Чуковский К.И. Бармалей // Чуковский К.И. Сказки. М.: Планета детства, 2001. С. 81—92.


(Chukovsky K.I. Barmaley // Chukovsky K. Skazki. Moscow, 2001. P. 81—92.)


[Чуковский 2001б] — Чуковский К.И. Мойдодыр // Чуковский К.И. Сказки. М.: Планета детства, 2001. С. 27—44.


(Chukovsky K.I. Moydodyr // Chukovsky K. Skazki. Moscow, 2001. P. 27—44.)



[1] См.: [Мелетинский 1979; 1994; Мелетинский и др. 1969; Новик 1975; Кларк 2002] и др. См. также теорию мотивов.


[2] О категории подлинности в детской литературе см.: [Троицкий 2015].


[3] Здесь не имеет значения, пародийный или серьезный характер имеет эта нравоучительность.


[4] Оставим за скобками богатейший исторический фон, культурный и субъективный эмоциональный контексты, которые послужили незримым материалом для создания «Мойдодыра», а также богатейший слой аллюзий и конкретных цитат, так скрупулезно описанный Б. Гаспаровым [Гаспаров 1992].


[5] О страхе смерти у детей писали многие авторы — от Фрейда до современных исследователей, см., например: [Романова, Смирнова 2013; Авдеева, Кочетова 2008; Бонет, Александрова 2017].


[6] О культурной репутации крокодила в русской традиции см.: [Богданов 2006].


[7] Это характерно и для прозы («О явлениях и существованиях», «О равновесии», «О том, как Колька Панкин летал в Бразилию, а Петька Ершов ничему не верил» и др.), и поэзии («…Где я потерял руку», «Иван Иваныч Самовар», «Га-ра-рар!», «Странный бородач», «Миллион» и др.).


[8] В «Признаниях старого сказочника» К. Чуковский, описывая свою творческую манеру стихосложения для детей, указывает на основные способы работы с языком, ритмом, топикой, характерные для первого авангарда. Чуковский признает и важную роль заумного языка как литературного приема для создания детской сказки [Чуковский 1978]. А если вспомнить инфантилизм, в котором так аргументированно Чуковский обвиняет поэтов первого авангарда [Гаспаров 1992], неудивительным кажется и то, как легко трансформируется авангардная стратегия работы с текстом в детскую эпику, и наоборот.


[9] Работа над этой статьей вряд ли бы была завершена без советов В.В. Головина и участников «Детского семинара» в Пушкинском Доме (ИРЛИ РАН), а также участников конференции «Философия детской литературы: Муми-тролли и другие. К 100-летию Туве Янссон» в СПбГУ. Выражаю всем глубокую благодарность.

Неформальные позитивные санкции. Неформальные негативные санкции: примеры

САНКЦИИ НЕФОРМАЛЬНЫЕ

англ.
sanctions, informal; нем.
Sanc-tionen, unformale. Спонтанные, эмоционально окрашенные реакции непосредственного окружения (друзей, соседей, родственников) на поведение индивида, отклоняющееся от соц. ожиданий.

Antinazi.

Энциклопедия социологии
,
2009

Смотреть что такое «САНКЦИИ НЕФОРМАЛЬНЫЕ» в других словарях:

    САНКЦИИ НЕФОРМАЛЬНЫЕ
    — англ. sanctions, informal; нем. Sanc tionen, unformale. Спонтанные, эмоционально окрашенные реакции непосредственного окружения (друзей, соседей, родственников) на поведение индивида, отклоняющееся от соц. ожиданий … Толковый словарь по социологии

    Реакции социальной группы (общества, трудового коллектива, общественной организации, дружеской компании и т. и.) на поведение индивида, отклоняющееся (как в позитивном, так и в негативном смысле) от социальных ожиданий, норм и ценностей.… … Философская энциклопедия

    И; ж. [от лат. sanctio (sanctionis) нерушимый закон, строжайшее постановление] Юрид. 1. Утверждение чего л. высшей инстанцией, разрешение. Получить санкцию на арест. Дать санкцию на выпуск номера в печать. Задержан с санкции прокурора. 2. Мера,… … Энциклопедический словарь

    — (лат. institutum установление, учреждение) социальная структура или порядок общественного устройства, определяющие поведение некоторого множества индивидов того или иного сообщества. Институты характеризуются своими возможностями… … Википедия

    Совокупность процессов в социальной системе (обществе, социальной группе, организации и т. п.), посредством которых обеспечивается следование определ. «образцам» деятельности, а также соблюдение ограничений в поведении, нарушение которых… … Философская энциклопедия

    Праймериз
    — (Primaries) Понятие праймериз, правила проведения праймериз Информация о понятии праймериз, проведение праймериз, итоги праймериз Содержание Пра́ймериз (первичные), предварительные выборы — тип голосования, в котором выбирается один… … Энциклопедия инвестора

    Фирма
    — (Firm) Определение фирмы, признаки и классификация фирм Определение фирмы, признаки и классификация фирм, концепции фирмы Содержание Содержание Фирма Юридические формы Понятие фирмы и предпринимательства. Основные признаки и классификации фирм… … Энциклопедия инвестора

    КОНФЛИКТ СОЦИАЛЬНО-РОЛЕВОЙ
    — противоречие либо между нормативными структурами соц. ролей, либо между структурными элементами соц. роли. В сложно дифференцированном об ве индивид выполняет требования не одной, а нескольких ролей, кроме того, сама конкретная роль, связанная с… … Российская социологическая энциклопедия

    Нормы групповые
    — [от лат. norma руководящее начало, образец] совокупность правил и требований, вырабатываемых каждой реально функционирующей общностью и играющих роль важнейшего средства регуляции поведения членов данной группы, характера их взаимоотношений,… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

    опущенные
    — тюрем. сленг опущенный представитель самой низшей группы в неформальной иерархии заключенных, своеобразной касты неприкасаемых. У опущенного нельзя ничего взять, нельзя его касаться, сесть на его нары и т.п. У опущенных свои отдельные места в… … Универсальный дополнительный практический толковый словарь И. Мостицкого

Формирование и функционирование небольших социальных групп неизменно сопровождается возникновением целого ряда законов, обычаев и традиций. Их главной целью становится регуляция общественной жизни, сохранение заданного порядка и забота о поддержании благополучия всех членов общины.

Социология личности, ее предмет и объект

Такое явление, как социальный контроль, имеет место во всех типах общества. Впервые этот термин использовал французский социолог Габриэль Тард Он, называя так одно из важнейших средств коррекции преступного поведения. Позже социальный контроль стал рассматриваться им в качестве одного из определяющих факторов социализации.

В числе инструментов социального контроля называются формальные и неформальные поощрения и санкции. Социология личности, которая выступает разделом социальной психологии, рассматривает вопросы и проблемы, связанные с тем, как взаимодействуют люди в пределах определенных групп, а также то, каким образом происходит формирование отдельной личности. Эта наука под термином «санкции» понимает также и поощрения, то есть это следствие какого-либо поступка, независимо от того, положительную или отрицательную окраску он имеет.

Что такое формальные и неформальные позитивные санкции

Формальный контроль общественного порядка возложен на официальные структуры (правозащитную и судебную), а неформальный осуществляют члены семьи, коллектива, церковной общины, а также близкие и друзья. В то время как первый базируется на государственных законах, второй основан на общественном мнении. Неформальный контроль выражен посредством обычаев и традиций, а также при помощи средств массовой информации (публичное одобрение или порицание).

Если раньше такой вид контроля был единственным, то сегодня он актуален только для небольших групп. Благодаря индустриализации и глобализации современные группы насчитывают огромное количество людей (до нескольких миллионов), поэтому неформальный контроль оказывается несостоятельным.

Санкции: определение и виды

Санкциями социология личности называет наказание или вознаграждение, используемые в общественных группах по отношению к отдельным индивидам. Это реакция на выход индивида за границы общепризнанных норм, то есть последствие поступков, которые отличаются от ожидаемых. Учитывая виды социального контроля, различают формальные позитивные и негативные, а также неформальные позитивные санкции и негативные.

Особенность позитивных санкций (поощрений)

Формальными санкциями (со знаком «плюс») становятся различные виды публичного одобрения официальными организациями. Например, выдача грамот, премий, титулов, званий, государственных наград и назначение на высокие должности. Такие поощрения обязательно предусматривают соответствие индивидуума, к которому их применяют, определенным критериям.

В отличие от них не существует четких требований для того, чтобы заслужить неформальные позитивные санкции. Примеры подобных поощрений: улыбки, рукопожатия, комплименты, похвалы, аплодисменты, публичное вынесение благодарности.

Наказания, или негативные санкции

Формальными наказаниями выступают меры, которые изложены в юридических законах, правительственных постановлениях, административных инструкциях и распоряжениях. Индивид, нарушивший действующие законы, может быть подвергнут заключению, аресту, увольнению с работы, штрафу, служебному взысканию, выговору, смертной казни и другим санкциям. Отличие таких мер наказания от тех, которые предусмотрены неформальным контролем (неформальные негативные санкции), в том, что для их применения необходимо наличие конкретного предписания, регулирующего поведение индивида. Оно содержит критерии, относящиеся к норме, перечень действий (или бездействие), которые рассматриваются как нарушения, а также меру наказания за поступок (или его отсутствие).

Неформальными негативными санкциями становятся виды наказаний, не закрепленные на официальном уровне. Это могут быть насмешки, презрение, устные выговоры, недоброжелательные отзывы, замечания и другие.

Классификация санкций по времени применения

Все существующие виды санкций разделяют на репрессивные и превентивные. Первые применяют после того, как индивид уже совершил действие. Размер такого наказания или поощрения зависит от общественных убеждений, которые определяют вредность или полезность поступка. Вторые (превентивные) санкции предназначены для предотвращения совершения конкретных действий. То есть их цель – склонить индивида к тому поведению, который считается нормальным. Например, неформальные позитивные санкции в школьной системе образования призваны выработать у детей привычку «поступать правильно».

Результатом такой политики становится конформизм: своеобразная «маскировка» истинных мотивов и желаний индивида под камуфляжем привитых ценностей.

Роль позитивных санкций в формировании личности

Многие специалисты приходят к выводу, что неформальные позитивные санкции позволяют осуществлять более гуманный и эффективный контроль поведения индивидуума.
Применяя различные меры поощрения и подкрепляя общественно приемлемые действия, можно воспитать такую систему убеждений и ценностей, которая будет препятствовать проявлению девиантного поведения. Психологи рекомендуют как можно чаще применять неформальные позитивные санкции в процессе воспитания детей.

Большинство социальных групп функционируют в согласии с определенными законами и правилами, которые в той или иной степени регулируют поведение всех членов сообщества. Это законы, традиции, обычаи и обряды.

Первые разработаны на государственном или региональном уровнях, и их соблюдение обязательно абсолютно для всех граждан конкретного государства (а также для нерезидентов, находящихся на его территории). Остальные носят, скорее, рекомендательный характер и неактуальны для современного человека, хотя для жителей периферии по-прежнему имеют немалый вес.

Конформизм как способ адаптации

Сохранение привычного положения вещей и существующего порядка необходимо людям, как воздух. Детей с малых лет обучают тому, как желательно или даже необходимо себя вести в обществе других людей. Большинство воспитательных мер направлено на то, чтобы устранить из их поведения поступки, которые могут быть неприятными для окружающих. Детей учат:

  • Сдерживать проявления жизнедеятельности организма.
  • Не раздражать людей громкой речью и яркой одеждой.
  • Соблюдать границы личного пространства (не прикасаться к другим без необходимости).

Ну и, конечно, в этот список входит запрет на совершение актов насилия.

Когда человек поддается воспитанию и развивает соответствующие навыки, его поведение становится конформистским, то есть социально приемлемым. Таких людей считают приятными, ненавязчивыми, с ними легко общаться. Когда же поведение индивида отличается от общепринятого шаблона, к нему применяют различные меры наказания (формальные и неформальные негативные санкции). Цель этих действий в том, чтобы обратить внимание человека на характер его ошибок и откорректировать модель поведения.

Психология личности: система санкций

В профессиональном лексиконе психоаналитиков санкции означают реакцию группы на действия или слова отдельного субъекта. Различные виды наказаний применяют для осуществления нормативного регулирования социальных систем и подсистем.

Следует отметить, что санкции – это и поощрения. Наряду с ценностями вознаграждения стимулируют соблюдение существующих социальных норм. Они служат наградой тем субъектам, которые играют по правилам, то есть для конформистов. Вместе с тем девиантность (отклонение от законов) в зависимости от тяжести проступка влечет за собой определенные виды наказаний: формальные (штраф, арест) или неформальные (выговор, осуждение).

Что такое «наказание» и «порицание»

Применение тех или иных негативных санкций обусловлено тяжестью социально неодобряемого проступка и жесткостью норм. В современном обществе используют:

  • Наказания.
  • Порицания.

Первые выражаются в том, что на нарушителя может быть наложен штраф, административное взыскание или ему ограничивают доступ к социально ценным ресурсам.

Неформальные негативные санкции в форме порицаний становятся реакцией членов социума на проявления нечестности, грубости или хамства со стороны индивида. В таком случае участники общины (группы, коллектива, семьи) могут перестать поддерживать отношения с человеком, выражают ему общественное неодобрение и указывают на особенности поведения. Конечно, есть любители читать нотации по поводу и без него, но это уже совсем другая категория людей.

Суть социального контроля

По мнению французского социолога Р. Лапьера, санкции стоит разделять на три основных вида:

  1. Физические, которые используются для наказания человека, нарушившего социальные нормы.
  2. Экономические, которые заключаются в блокировке удовлетворения самых важных потребностей (штраф, пеня, увольнение).
  3. Административные, суть которых в понижении социального статуса (предупреждение, взыскание, отстранение от должности).

В осуществлении всех перечисленных видов санкций, кроме провинившегося, принимают участие другие люди. Это и есть социальный контроль: общество использует понятие нормы для коррекции поведения всех участников. Целью социального контроля можно назвать формирование прогнозируемой и предсказуемой модели поведения.

Неформальные негативные санкции в разрезе самоконтроля

Для осуществления большинства видов социального наказания присутствие посторонних лиц становится обязательным. Например, человек, нарушивший закон, должен быть осужден в соответствии с принятым законодательством (формальные санкции). Судебный процесс может требовать участия от пяти-десяти человек до нескольких десятков людей, ведь тюремное заключение – это очень серьезная мера наказания.

Неформальные негативные санкции могут быть использованы совершенно любым количеством людей и также оказывают на нарушителя огромное влияние. Даже если индивид не приемлет обычаи и традиции той группы, в которой он находится, ему неприятна враждебность. После определенного сопротивления ситуация может разрешиться двумя способами: уход из данного общества или согласие с его социальными нормами. В последнем случае значение имеют все существующие санкции: позитивные, негативные, формальные, неформальные.

Когда социальные нормы внедрены глубоко в подсознание, необходимость применения внешнего наказания значительно ослабевает, так как индивид развивает способность самостоятельно контролировать свое поведение. Психология личности – это раздел науки (психологии), занимающийся исследованием различных индивидуальных процессов. Довольно много внимания она уделяет изучению самоконтроля.

Суть этого явления в том, что человек сам сопоставляет свои поступки с общепринятыми нормами, этикетом и обычаями. Когда он замечает отклонение, то способен сам определить тяжесть проступка. Как правило, следствием таких нарушений становятся угрызения совести и мучительное чувство вины. Они свидетельствуют об успешной социализации индивида, а также о его согласии с требованиями общественной морали и нормами поведения.

Значение самоконтроля для благополучия группы

Особенностью такого явления, как самоконтроль, является то, что все мероприятия по выявлению отступления от норм и применению негативных санкций выполняются самим нарушителем. Он и судья, и присяжные, и палач.

Конечно, если о проступке станет известно другим людям, общественное порицание также может иметь место. Однако в большинстве случаев даже при сохранении события в тайне отступник будет наказан.

Согласно статистике, на 70% социальный контроль осуществляется при помощи самоконтроля. К этому инструменту в той или иной мере прибегают многие родители, руководители предприятий и даже государств. Правильно разработанные и внедренные наставления, корпоративные правила, законы и традиции позволяют добиться впечатляющей дисциплины при минимальных затратах времени и усилий на проведение контролирующих мероприятий.

Самоконтроль и диктатура

Неформальные негативные санкции (примеры: осуждение, неодобрение, отстранение, порицание) становятся мощным оружием в руках умелого манипулятора. Используя эти приемы как средство внешнего контроля над поведением членов группы и одновременно сводя к минимуму или даже исключая самоконтроль, руководитель может получить немалую власть.

При отсутствии собственных критериев для оценки правильности поступков люди обращаются к нормам общественной морали и списку общепринятых правил. Для сохранения равновесия в группе внешний контроль должен быть тем жестче, чем хуже развит самоконтроль.

Обратной стороной избыточного контроля и мелочной опеки человека становится торможение развития его сознания, приглушение волевых усилий личности. В разрезе государства это может привести к установлению диктатуры.

Благими намерениями…

В истории немало случаев, когда диктатура была введена как временная мера — ее целью называли наведение порядка. Однако наличие этого режима на протяжении длительного времени и распространение жесткого принудительного контроля граждан мешают развитию внутреннего контроля.

В результате их ждала постепенная деградация. Эти личности, не привыкшие и не умеющие брать на себя ответственность, не способны обойтись без внешнего принуждения. В дальнейшем диктатура становится им необходима.

Таким образом, можно заключить, что чем выше уровень развития самоконтроля, тем более цивилизованно общество и тем менее ему нужны какие-либо санкции. В обществе, члены которого характеризуются высокой способностью к самоконтролю, с большей вероятностью может быть установлена демократия.

Санкциями
называются не только наказания, но также
поощрения, способствующие соблюдению
социальных норм.

Санкции
охранники
норм.
Наряду
с ценностями они ответственны за то,
почему люди стремятся выполнять нормы.
Нормы защищены с двух сторон – со стороны
ценностей и со стороны санкций.

Социальные
санкции –
разветвленная
система вознаграждений за выполнение
норм, т.е. за конформизм,
за
согласие с ними, и наказаний за отклонение
от них, т.е. за девиан-тносгь.

Конформизм

представляет
собой внешнее
согласие с общепринятыми нормами,
когда
внутренне индивид может сохранять в
себе несогласие с ними, но никому не
говорить о том.

Конформизм
цель
социального контроля.
Однако
целью социализации конформизм не может
быть, ибо она должна завершаться
внутренним согласием с общепринятым.

Выделяют
четыре типа санкций: позитивные и
негативные, формальные и неформальные.
Они дают четыре типа сочетаний, которые
можно изобразить в виде логического
квадрата:

Позитивные негативные

ФОРМАЛЬНЫЕ

НЕФОРМАЛЬНЫЕ

Формальные
позитивные санкции
(Ф+)

– публичное одобрение со стороны
официальных организаций (правительства,
учреждения, творческого союза):
правительственные награды, государственные
премии и стипендии, пожалованные титулы,
ученые степени и звания, сооружение
памятника, вручение почетных грамот,
допуск к высоким должностям и почетным
функциям (например, избрание председателем
правления).

Неформальные
позитивные санкции
(Н+)


публичное одобрение, не исходящее от
официальных организаций: дружеская
похвала, комплименты, молчаливое
признание, доброжелательное расположение,
аплодисменты, слава, почет, лестные
отзывы, признание лидерских или экспертных
качеств, улыбка.

Формальные
негативные санкции (Ф-)

– наказания, предусмотренные юридическими
законами, правительственными указами,
административными инструкциями,
предписаниями, распоряжениями: лишение
гражданских прав, тюремное заключение,
арест, увольнение, штраф, депремирование,
конфискация имущества, понижение в
должности, разжалование, низложение с
престола, смертная казнь, отлучение от
церкви.

Неформальные
негативные санкции

(Н-)


наказания, не предусмотренные официальными
инстанциями: порицание, замечание,
насмешка, издевка, злая шутка, нелестная
кличка, пренебрежение, отказ подать
руку или поддерживать отношения,
распускание слуха, клевета, недоброжелательный
отзыв, жалоба, сочинение памфлета или
фельетона, разоблачительная статья.

Итак,
социальные
санкции выполняют ключевую роль в
системе социального контроля. Санкции
вместе с ценностями и нормами составляют
механизм социального контроля.
Социальные
санкции представляют собой систему
вознаграждений и наказаний. Они делятся
на четыре типа: позитивные и негативные,
формальные и неформальные. В зависимости
от способа вынесения санкций –
коллективного или индивидуального –
социальный контроль может быть внешним
и внутренним (самоконтроль). По степени
интенсивности санкции бывают строгими,
или жесткими, и нестрогими, или мягкими.

Сами по себе нормы
ничего не контролируют. Поведение людей
контролируют другие люди на основе
норм, которые, как ожидается, будут
соблюдаться всеми. Соблюдение норм, как
и выполнение санкций, делает наше
поведение предсказуемым. Каждый из нас
знает, что за выдающееся научное открытие
ожидает официальная награда, а за тяжкое
преступление – тюремное заключение.
Когда мы ожидаем от другого человека
определенного поступка, то надеемся,
что он знает не только норму, но и
следующую за ним санкцию.

Таким
образом, нормы
и санкции соединены в единое целое.
Если
у какой-то нормы отсутствует сопровождающая
ее санкция, то она перестает регулировать
реальное поведение. Она становится
лозунгом, призывом, воззванием, но она
перестает быть элементом социального
контроля.

Применение
социальных санкций в одних случаях
требует присутствия посторонних лиц,
а в других не требует. Увольнение
оформляется отделом кадров учреждения
и предполагает предварительное издание
распоряжения или приказа. Тюремное
заключение требует сложной процедуры
судебного разбирательства, на основании
которого выносится судебное решение.
Привлечение к административной
ответственности, скажем, штрафование
за безбилетный проезд, предполагает
присутствие официального транспортного
контролера, иногда и милиционера.
Присвоение ученой степени предполагает
не менее сложную процедуру защиты
научной диссертации и решения ученого
совета.

Санкции к нарушителям
групповых привычек требуют наличия
меньшего числа лиц. Санкции никогда не
применяются по отношению к самому себе.
Если применение санкций совершается
самим человеком, направлено на себя и
происходит внутри, то такую форму
контроля надо считать самоконтролем.

Так или иначе, каждый из нас зависит от общества, в котором он существует. Конечно, проявляется это не в полной конформности тех или иных индивидов, ведь у всех есть свое мнение и взгляд на тот или иной вопрос. Однако очень часто общественность способна влиять на поведение личности, формировать и изменять ее отношение к собственным поступкам. Такое явление характеризуется возможностью тех или иных представителей социума реагировать на что-либо с помощью санкций.

Они могут быть самыми разными: позитивными и негативными, формальными и неформальными, правовыми и моральными и так далее. Во многом это зависит от того, в чем именно заключается поступок индивида.

Например, для многих из нас наиболее приятной является неформальная позитивная санкция. В чем же заключается ее суть? Прежде всего, стоит сказать, что позитивными могут быть как неформальные санкции, так и формальные. Первые имеют место быть, например, на месте работы человека. Можно привести следующий пример: офисный работник заключил несколько выгодных сделок — начальство за это выдало грамоту, повысило в должности и подняло ему заработную плату. Этот факт был запечатлен в определенных документах, то есть официально. Поэтому в данном случае мы видим формальную позитивную санкцию.

Собственно, неформальная позитивная санкция

Однако помимо официального одобрения со стороны начальства (или государства), человек получит похвалу от своих сослуживцев, друзей, родственников. Это будет проявляться в словесном одобрении, пожатии руки, объятиях и так далее. Таким образом, со стороны социума будет даваться неформальная позитивная санкция. Она не находит вещественного проявления, однако для большинства из индивидов является более значимой, чем даже повышение заработной платы.

Существует огромное количество ситуаций, по отношению к которым могут быть применены неформальные позитивные санкции. Примеры будут приведены далее.

Таким образом, можно проследить, что данный вид поощрения действий того или иного индивида наиболее часто проявляется в простых бытовых ситуациях.

Однако, как и в случае с повышением заработной платы, формальные позитивные санкции могут сосуществовать с неформальными. Например, человек получил во время боевых действий. Наряду с официальной похвалой со стороны государства, он получит одобрение от окружающих, всеобщий почет и уважение.

Итак, можно говорить о том, что формальные и неформальные позитивные санкции могут быть применены к одному и тому же поступку.

Социальная санкция — это что такое? Виды, примеры. Неформальные негативные санкции: примеры. Социология личности

Формирование и функционирование небольших социальных групп неизменно сопровождается возникновением целого ряда законов, обычаев и традиций. Их главной целью становится регуляция общественной жизни, сохранение заданного порядка и забота о поддержании благополучия всех членов общины.

Социология личности, ее предмет и объект

Такое явление, как социальный контроль, имеет место во всех типах общества. Впервые этот термин использовал французский социолог Габриэль Тард Он, называя так одно из важнейших средств коррекции преступного поведения. Позже социальный контроль стал рассматриваться им в качестве одного из определяющих факторов социализации.

В числе инструментов социального контроля называются формальные и неформальные поощрения и санкции. Социология личности, которая выступает разделом социальной психологии, рассматривает вопросы и проблемы, связанные с тем, как взаимодействуют люди в пределах определенных групп, а также то, каким образом происходит формирование отдельной личности. Эта наука под термином «санкции» понимает также и поощрения, то есть это следствие какого-либо поступка, независимо от того, положительную или отрицательную окраску он имеет.

Что такое формальные и неформальные позитивные санкции

Формальный контроль общественного порядка возложен на официальные структуры (правозащитную и судебную), а неформальный осуществляют члены семьи, коллектива, церковной общины, а также близкие и друзья. В то время как первый базируется на государственных законах, второй основан на общественном мнении. Неформальный контроль выражен посредством обычаев и традиций, а также при помощи средств массовой информации (публичное одобрение или порицание).

Если раньше такой вид контроля был единственным, то сегодня он актуален только для небольших групп. Благодаря индустриализации и глобализации современные группы насчитывают огромное количество людей (до нескольких миллионов), поэтому неформальный контроль оказывается несостоятельным.

Санкции: определение и виды

Санкциями социология личности называет наказание или вознаграждение, используемые в общественных группах по отношению к отдельным индивидам. Это реакция на выход индивида за границы общепризнанных норм, то есть последствие поступков, которые отличаются от ожидаемых. Учитывая виды социального контроля, различают формальные позитивные и негативные, а также неформальные позитивные санкции и негативные.

Особенность позитивных санкций (поощрений)

Формальными санкциями (со знаком «плюс») становятся различные виды публичного одобрения официальными организациями. Например, выдача грамот, премий, титулов, званий, государственных наград и назначение на высокие должности. Такие поощрения обязательно предусматривают соответствие индивидуума, к которому их применяют, определенным критериям.

В отличие от них не существует четких требований для того, чтобы заслужить неформальные позитивные санкции. Примеры подобных поощрений: улыбки, рукопожатия, комплименты, похвалы, аплодисменты, публичное вынесение благодарности.

Наказания, или негативные санкции

Формальными наказаниями выступают меры, которые изложены в юридических законах, правительственных постановлениях, административных инструкциях и распоряжениях. Индивид, нарушивший действующие законы, может быть подвергнут заключению, аресту, увольнению с работы, штрафу, служебному взысканию, выговору, смертной казни и другим санкциям. Отличие таких мер наказания от тех, которые предусмотрены неформальным контролем (неформальные негативные санкции), в том, что для их применения необходимо наличие конкретного предписания, регулирующего поведение индивида. Оно содержит критерии, относящиеся к норме, перечень действий (или бездействие), которые рассматриваются как нарушения, а также меру наказания за поступок (или его отсутствие).

Неформальными негативными санкциями становятся виды наказаний, не закрепленные на официальном уровне. Это могут быть насмешки, презрение, устные выговоры, недоброжелательные отзывы, замечания и другие.

Классификация санкций по времени применения

Все существующие виды санкций разделяют на репрессивные и превентивные. Первые применяют после того, как индивид уже совершил действие. Размер такого наказания или поощрения зависит от общественных убеждений, которые определяют вредность или полезность поступка. Вторые (превентивные) санкции предназначены для предотвращения совершения конкретных действий. То есть их цель – склонить индивида к тому поведению, который считается нормальным. Например, неформальные позитивные санкции в школьной системе образования призваны выработать у детей привычку «поступать правильно».

Результатом такой политики становится конформизм: своеобразная «маскировка» истинных мотивов и желаний индивида под камуфляжем привитых ценностей.

Роль позитивных санкций в формировании личности

Многие специалисты приходят к выводу, что неформальные позитивные санкции позволяют осуществлять более гуманный и эффективный контроль поведения индивидуума.
Применяя различные меры поощрения и подкрепляя общественно приемлемые действия, можно воспитать такую систему убеждений и ценностей, которая будет препятствовать проявлению девиантного поведения. Психологи рекомендуют как можно чаще применять неформальные позитивные санкции в процессе воспитания детей.

Формальные негативные санкции — один из инструментов поддержания социальных норм в обществе.

Что такое норма

Данный термин пришел из латинского языка. Дословно означает «правило поведения», «образец». Мы все живем в обществе, в коллективе. У каждого существуют свои ценности, предпочтения, интересы. Все это дает личности определенные права и свободы. Но нельзя забывать, что люди живут рядом друг с другом. Этот единый коллектив называется обществом или социумом. И важно знать, какими законами регулируются правила поведения в нем. Они называются социальными нормами. Формальные негативные санкции позволяют обеспечить их соблюдение.

Виды социальных норм

Правила поведения в обществе подразделяются на подвиды. Это важно знать, т. к. именно от них зависят социальные санкции и их применение. Они подразделяются на:

  • Обычаи и традиции. Переходят от одного поколения к другому на протяжении многих веков и даже тысячелетий. Свадьбы, праздники и т. д.
  • Правовые. Закреплены в законах и нормативно-правовых актах.
  • Религиозные. Правила поведения, основанные на вере. Обряды крещения, религиозные празднества, пост и др.
  • Эстетические. Основаны на чувстве о прекрасном и безобразном.
  • Политические. Регулируют политическую сферу и все, что с ней связано.

Существует также множество других норм. Например, правила этикета, медицинские нормы, техника правил безопасности и т. д. Но основные мы перечислили. Таким образом, ошибочно полагать, что социальные санкции относятся только к юридической сфере. Право — лишь одна из подкатегорий социальных норм.

Девиантное поведение

Естественно, все люди в обществе должны жить по общепринятым правилам. В противном случае наступит хаос и анархия. Но некоторые индивиды иногда перестают подчиняться общепринятым законам. Они нарушают их. Такое поведение называется отклоняющимся, или девиантным. Именно за это предусмотрены формальные негативные санкции.

Виды санкций

Как стало уже понятно, они призваны наводить порядок в обществе. Но ошибочно считать, что санкции носят отрицательный оттенок. Что это что-то плохое. В политике данный термин позиционируется как ограничительный инструмент. Складывается неверное понятие, означающее запрет, табу. Можно вспомнить и привести в качестве примера недавние события и торговую войну между западными странами и Российской Федерацией.

На самом деле их четыре вида:

  • Формальные негативные санкции.
  • Неформальные негативные.
  • Формальные позитивные.
  • Неформальные позитивные.

Но подробнее остановимся на одном виде.

Формальные негативные санкции: примеры применения

Получили такое название неслучайно. Особенностью их являются следующие факторы:

  • Связаны с формальным проявлением, в отличие от неформальных, которые имеют только эмоциональную окраску.
  • Применяются только за девиантное (отклоняющееся) поведение, в отличие от позитивных, которые, наоборот, призваны поощрять индивида за образцовое исполнение социальных норм.

Приведем конкретный пример из трудового законодательства. Допустим, гражданин Иванов является предпринимателем. На него работают несколько человек. В ходе трудовых отношений Иванов нарушает условия трудового контракта, заключенного с работниками, и задерживает им зарплату, аргументируя это кризисными явлениями в экономике.

Действительно, объемы продаж резко сократились. У предпринимателя не хватает денежных средств на покрытие задолженности по заработной плате перед сотрудниками. Можно подумать, что он не виноват и может безнаказанно задерживать денежные средства. Но на самом деле это не так.

Как предприниматель он должен был взвесить все риски при осуществлении своей деятельности. В противном случае он обязан предупредить об этом сотрудников и начать соответствующие процедуры. Подобное предусмотрено законодательством. Но вместо этого Иванов понадеялся, что все обойдется. Работники, конечно, ничего не подозревали.

Когда подходит день оплаты, они узнают, что денег в кассе нет. Естественно, их права при этом нарушены (у каждого сотрудника есть финансовые планы на отдых, социальное обеспечение, возможно, определенные финансовые обязательства). Работники подают официальную жалобу в государственную инспекцию по охране труда. Предприниматель нарушил в данном случае нормы трудового и гражданского кодексов. Проверяющие органы подтвердили это и обязали выплатить в скором времени заработную плату. За каждый день просрочки теперь начисляется определенная пеня в соответствии со ставкой рефинансирования Центрального банка РФ. Кроме этого, проверяющие органы наложили на Иванова административный штраф за нарушения трудовых норм. Подобные действия и будут являться примером формальных негативных санкций.

Выводы

Но административный штраф — не единственная мера. Например, работнику за опоздание в офис вынесли строгий выговор. Формальность в данном случае заключается в конкретном действии — внесении в личное дело. Если бы последствия за его опоздание ограничились лишь тем, что директор эмоционально, на словах, сделал ему замечание, то это был бы пример неформальных негативных санкций.

Но не только в трудовых отношениях они применяются. Почти во всех сферах преобладают в основном негативные формальные социальные санкции. Исключение, конечно, — моральные и эстетические нормы, правила этикета. За их нарушениями обычно следуют неформальные санкции. Они носят эмоциональный характер. Например, никто не оштрафует человека за то, что он в сорокаградусный мороз не остановился на трассе и не взял в попутчицы маму с грудным ребенком. Хотя общество негативно может на это отреагировать. Шквал критики обрушится на этого гражданина, если, конечно, это предадут огласке.

Но не стоит забывать, что многие нормы в этих сферах закреплены в законах и правилах. А значит, за их нарушение можно, помимо неформальных, получить формальные негативные санкции в виде арестов, штрафов, выговоров и т. д. Например, курение в общественных местах. Это эстетическая норма, вернее, отклонение от таковой. Некрасиво курить на улице и травить всех прохожих смолами. Но до недавнего времени за это полагались лишь неформальные санкции. Например, бабушка может критически высказаться в адрес нарушителя. Сегодня запрет на курение – юридическая норма. За ее нарушение индивид будет наказан штрафом. Это яркий пример трансформации эстетической нормы в юридическую плоскость с формальными последствиями.

Социальные санкции – это средство поощрения и наказания, стимулирующие людей соблюдать социальные нормы.
Социальные санкции – охранники норм.

Типы санкций:

1) Формальные позитивные санкции – это одобрение со стороны официальных органов:

Награда;

Стипендия;

Памятник.

2) Неформальные позитивные санкции – это одобрение со стороны общества:

Похвала;

Аплодисменты;

Комплимент;

3) Формальные негативные – это наказание со стороны официальных органов:

Увольнение;

Выговор;

Смертная казнь.

4) Неформальные негативные санкции – наказания со стороны общества:

Замечание;

Насмешка;

Выделяют две разновидности социального контроля:

1. внешний социальный контроль – его осуществляют органы власти, общество, близкие люди.

2. внутренний социальный контроль – его осуществляет сам человек. Поведение человека на 70% зависит от самоконтроля.

Выполнение социальных норм называется конформизм – это цель социального контроля

3. Социальные отклонения: девиантное и делинквентное поведение.

Поведение людей, не выполняющих социальные нормы, называется девиантным.
Эти действия не соответствуют сложившимся в данном обществе нормам и социальным стереотипам.

Позитивная девиация – это такое отклоняющееся поведение, которое не вызывает неодобрения со стороны общества. Это могут быть героические поступки, самопожертвование, сверхпреданность, чрезмерное усердие, обостренное чувство жалости и сочувствия, сверхтрудолюбие и т.д. Негативная девиация – отклонения, которые у большинства людей вызывают реакцию неодобрения и осуждения. Сюда можно отнести терроризм, вандализм, воровство, предательство, жестокое обращение с животными и т.д.

Делинквентное поведение – это серьезные нарушения закона, за которые может последовать уголовная ответственность.

Существует несколько основных форм девиации.

1. Пьянство – неумеренное потребление спиртных напитков. Алкоголизм – болезненное влечение к алкоголю.
Этот вид девиации несет огромный вред всем людям. От этого страдает и экономика и благосостояние общества. Например, в США алкоголизмом болеют около14 миллионов жителей, а ежегодные потери от него доходят до 100 миллиардов долларов. Наша страна также является мировым лидером по употреблению алкоголя. В России производится 25 литров алкоголя в год на душу населения. Причем, большая часть алкоголя – крепкие спиртные напитки. В последнее время появилась проблема и «пивного» алкоголизма, которым страдает в основном молодые люди. По разным причинам, связанным с алкоголем, ежегодно гибнет около 500 тысяч россиян.

2. Наркомания – болезненное влечение к наркотикам.
Сопутствующие последствия наркомании – преступления, физическое и психическое истощение, деградация личности. По данным ООН, каждый 25-й житель Земли – наркоман, т.е. наркоманов в мире более 200 миллионов. В России наркоманов по официальным подсчетам – 3 миллиона, по неофициальным – 5 миллионов. Существуют сторонники легализации «мягких» наркотиков (типа марихуаны). Они приводят пример Нидерландов, где употребление этих наркотиков разрешено. Но опыт этих стран показал, что количество наркоманов не уменьшается, а только увеличивается.

3. Проституция – внебрачные половые отношения за плату.
Существуют страны, где проституция легализована. Сторонники легализации считают, что перевод на законное положение позволить лучше контролировать «процесс», оздоровить обстановку, снизит число заболеваний, избавит эту сферу от сутенеров и бандитов, кроме того, госбюджет получит дополнительные налоги с данного вида деятельности. Противники легализации указывают на унизительность, антигуманность и безнравственность торговли телом. Безнравственность легализовать нельзя. Общество не может жить по принципу «все дозволено», без определенных нравственных тормозов. Кроме того сохраниться подпольная проституция со всеми криминальными, моральными и медицинскими проблемами.

4. Гомосексуализм – это сексуальные влечения к лицам своего же пола. Гомосексуализм бывает в виде: а) мужеложества – половые отношения между мужчиной и мужчиной, б) лесбиянства – сексуальные влечения женщины к женщине, в) бисексуализм – сексуальное влечение к особям своего и противоположного пола.
Нормальное половое влечение женщины к мужчине и наоборот называется – гетеросексуализм. В некоторых странах уже разрешаются браки между Геями и лесбиянками. Таким семьям разрешается усыновлять детей. В нашей стране в основном население неоднозначно относится к таким отношениям.

5. Аномия – состояние общества, при котором значительная часть людей пренебрегает социальными нормами.
Так бывает в смутные, переходные, кризисные времена гражданских войн, революционных переворотов, глубоких реформ, когда рушатся прежние цели и ценности, падает вера в привычные моральные и правовые нормы. Примерами может быть Франция периода Великой революции 1789 года, Россия в 1917 году и начале 90-х годов 20 века.

Санкциями
называются не только наказания, но также
поощрения, способствующие соблюдению
социальных норм.

Санкции
охранники
норм.
Наряду
с ценностями они ответственны за то,
почему люди стремятся выполнять нормы.
Нормы защищены с двух сторон – со стороны
ценностей и со стороны санкций.

Социальные
санкции –
разветвленная
система вознаграждений за выполнение
норм, т.е. за конформизм,
за
согласие с ними, и наказаний за отклонение
от них, т.е. за девиан-тносгь.

Конформизм

представляет
собой внешнее
согласие с общепринятыми нормами,
когда
внутренне индивид может сохранять в
себе несогласие с ними, но никому не
говорить о том.

Конформизм
цель
социального контроля.
Однако
целью социализации конформизм не может
быть, ибо она должна завершаться
внутренним согласием с общепринятым.

Выделяют
четыре типа санкций: позитивные и
негативные, формальные и неформальные.
Они дают четыре типа сочетаний, которые
можно изобразить в виде логического
квадрата:

Позитивные негативные

ФОРМАЛЬНЫЕ

НЕФОРМАЛЬНЫЕ

Формальные
позитивные санкции
(Ф+)

– публичное одобрение со стороны
официальных организаций (правительства,
учреждения, творческого союза):
правительственные награды, государственные
премии и стипендии, пожалованные титулы,
ученые степени и звания, сооружение
памятника, вручение почетных грамот,
допуск к высоким должностям и почетным
функциям (например, избрание председателем
правления).

Неформальные
позитивные санкции
(Н+)


публичное одобрение, не исходящее от
официальных организаций: дружеская
похвала, комплименты, молчаливое
признание, доброжелательное расположение,
аплодисменты, слава, почет, лестные
отзывы, признание лидерских или экспертных
качеств, улыбка.

Формальные
негативные санкции (Ф-)

– наказания, предусмотренные юридическими
законами, правительственными указами,
административными инструкциями,
предписаниями, распоряжениями: лишение
гражданских прав, тюремное заключение,
арест, увольнение, штраф, депремирование,
конфискация имущества, понижение в
должности, разжалование, низложение с
престола, смертная казнь, отлучение от
церкви.

Неформальные
негативные санкции

(Н-)


наказания, не предусмотренные официальными
инстанциями: порицание, замечание,
насмешка, издевка, злая шутка, нелестная
кличка, пренебрежение, отказ подать
руку или поддерживать отношения,
распускание слуха, клевета, недоброжелательный
отзыв, жалоба, сочинение памфлета или
фельетона, разоблачительная статья.

Итак,
социальные
санкции выполняют ключевую роль в
системе социального контроля. Санкции
вместе с ценностями и нормами составляют
механизм социального контроля.
Социальные
санкции представляют собой систему
вознаграждений и наказаний. Они делятся
на четыре типа: позитивные и негативные,
формальные и неформальные. В зависимости
от способа вынесения санкций –
коллективного или индивидуального –
социальный контроль может быть внешним
и внутренним (самоконтроль). По степени
интенсивности санкции бывают строгими,
или жесткими, и нестрогими, или мягкими.

Сами по себе нормы
ничего не контролируют. Поведение людей
контролируют другие люди на основе
норм, которые, как ожидается, будут
соблюдаться всеми. Соблюдение норм, как
и выполнение санкций, делает наше
поведение предсказуемым. Каждый из нас
знает, что за выдающееся научное открытие
ожидает официальная награда, а за тяжкое
преступление – тюремное заключение.
Когда мы ожидаем от другого человека
определенного поступка, то надеемся,
что он знает не только норму, но и
следующую за ним санкцию.

Таким
образом, нормы
и санкции соединены в единое целое.
Если
у какой-то нормы отсутствует сопровождающая
ее санкция, то она перестает регулировать
реальное поведение. Она становится
лозунгом, призывом, воззванием, но она
перестает быть элементом социального
контроля.

Применение
социальных санкций в одних случаях
требует присутствия посторонних лиц,
а в других не требует. Увольнение
оформляется отделом кадров учреждения
и предполагает предварительное издание
распоряжения или приказа. Тюремное
заключение требует сложной процедуры
судебного разбирательства, на основании
которого выносится судебное решение.
Привлечение к административной
ответственности, скажем, штрафование
за безбилетный проезд, предполагает
присутствие официального транспортного
контролера, иногда и милиционера.
Присвоение ученой степени предполагает
не менее сложную процедуру защиты
научной диссертации и решения ученого
совета.

Санкции к нарушителям
групповых привычек требуют наличия
меньшего числа лиц. Санкции никогда не
применяются по отношению к самому себе.
Если применение санкций совершается
самим человеком, направлено на себя и
происходит внутри, то такую форму
контроля надо считать самоконтролем.

— 124.50 Кб

Санкции
— охранники норм. Социальные санкции
— разветвленная система вознаграждений
за выполнение норм, и наказаний за
отклонение от них (т. е. девиантность).

Рис.1 Типы социальных санкций.

Различаются
четыре типа санкций:

Формальные
позитивные санкции
— публичное одобрение
со стороны официальных организаций, оформленное
документами с подписями и печатями. К
ним относятся, например, награждение
орденами, званиями, премиями, допуск к
высоким должностям и т. п.

Неформальные
позитивные санкции
— публичное одобрение,
не исходящее от официальных организаций:
комплимент, улыбка, слава, аплодисменты
и т. д.

Формальные
негативные санкции

– наказания, предусмотренные законами,
инструкциями, указами и прочее. Это арест,
заключение в тюрьме, отлучение от церкви,
штраф и т. д.

Неформальные
негативные санкции
— наказания, не
предусмотренные законами — издевка,
порицание, нотация, пренебрежение, распускание
слухов, фельетон в газете, клевета и т.
п.

Нормы
и санкции соединены в одно
целое. Если у какой-то нормы отсутствует
сопровождающая ее санкция, то она теряет
свою регулирующую функцию. Скажем, в XIX
в. в странах Западной Европы нормой считалось
рождение детей в законном браке. Незаконнорожденные
исключались из наследования имущества
родителей, они не могли заключить достойные
браки, ими пренебрегали в повседневном
общении. Постепенно общество по мере
осовременивания исключало санкции за
нарушение данной нормы, смягчалось общественное
мнение. В итоге норма перестала существовать.

3.
Механизмы действия
социального контроля

Сами
по себе социальные нормы ничего не контролируют.
Поведение людей контролирует другие
люди на основе норм, которые, как ожидается,
будут соблюдаться всеми. Соблюдение норм,
как и выполнение санкций, делает наше
поведение предсказуемым. Каждый из нас
знает, а за тяжкое преступление — тюремное
заключение. Когда мы ожидаем от другого
человека определенного поступка, то надеемся,
что он знает не только норму, но и следующую
за ним санкцию.

Таким
образом, нормы и санкции соединены
в единое целое. Если у какой-то нормы
отсутствует сопровождающая ее санкция,
то она перестает регулировать реальное
поведение. Она становиться лозунгом,
призывом, воззванием, но она перестает
быть элементом социального контроля.

Применение
социальных санкций в одних случаях
требует присутствия посторонних лиц,
а в других не требует. Увольнение оформляется
отделом кадров учреждения и предполагает
предварительное издание распоряжения
или приказа. Тюремное заключение требует
сложной процедуры судебного разбирательства,
на основании которого выносится судебное
решение. Привлечение к административной
ответственности, скажем штрафование
за безбилетный проезд, предполагает присутствие
официального транспортного контролера,
а иногда и милиционера. Присвоение ученой
степени предполагает не менее сложную
процедуру защиты научной диссертации
и решения ученого совета. Санкции к нарушителям
групповых привычек требуют наличия меньшего
числа лиц, но, тем не менее, они никогда
не применяются по отношению к самому
себе. Если применение санкций совершается
самим человеком, направленно на себя
и происходит внутри, то такую форму контроля
надо считать самоконтролем.

Социальный
контроль
– самый эффективный инструмент,
при помощи которого мощные институты
общества организуют жизнедеятельность
простых граждан. Инструменты, или в данном
случае методы, социального контроля отличается
огромным разнообразием; они зависят от
ситуации, целей и характера конкретной
группы, где употребляются. Они простираются
от выяснения отношений один на один до
психологического давления, физического
насилия, экономического принуждения.
Необязательно, что механизмы контроля
были направлены на то, чтобы исключить
нежелательную персону и стимулировать
к лояльности остальных. «Изолированию»
чаще всего подвергается не сам индивид,
а его поступки, высказывания, отношения
с другими лицами.

В
отличие от самоконтроля, внешний
контроль — это совокупность институтов
и механизмов, гарантирующих соблюдение
общепринятых норм поведения и законов.
Он подразделяется на неформальный (внутригрупповой)
и формальный (институциональный).

Формальный
контроль основан на одобрении или
осуждении со стороны официальных
органов власти и администрации.

Неформальный
контроль основан на одобрении или
осуждении со стороны группы родственников,
друзей, коллег, знакомых, а также со стороны
общественного мнения, которое выражается
через традиции и обычаи либо средства
массовой информации.

Традиционная
сельская община контролировала все
аспекты жизни своих членов: выбор
невесты, методы разрешения спора и
конфликта, способы ухаживания, выбор
имени новорожденного и многое другое.
Никаких писаных норм не существовало.
В качестве контролера выступало общественное
мнение, чаще всего выражаемое старейшими
членами общины. В единую систему социального
контроля органично вплеталась религия.
Строгое соблюдение ритуалов и церемоний,
связанных с традиционными праздниками
и обрядами (например, бракосочетания,
рождения ребенка, достижения зрелости,
обручения, урожая), воспитывало чувство
уважения к социальным нормам, прививало
глубокое понимание их необходимости.

В
компактных первичных группах для
обуздания реальных и потенциальных
девиантов постоянно действуют
чрезвычайно эффективные и одновременно
очень тонкие механизмы контроля,
такие как убеждение, насмешка, сплетни
и презрение. Насмешка и сплетня являются
мощными инструментами социального контроля
во всех типах первичных групп. В отличие
от методов формального контроля, например
выговора или понижения в должности, неформальные
методы доступны практически всем. И насмешками,
и сплетнями может манипулировать любой
неглупый человек, имеющий доступ к каналам
их передачи.

Не
только коммерческие организации, но и
университеты, и церковь с успехом
используют экономические санкции,
чтобы удержать свой персонал от девиантного
поведения, т. е. такого поведения, которое
расценивается как выходящее
за рамки допустимого.

Кросби(1975)
выделил четыре
основных типа неформального
контроля
.

Социальные
вознаграждения
, проявляющиеся как
улыбки, одобрительные кивки и меры, способствующие
получению более реальных благ (например,
повышение в должности), служат для поощрения
конформизма и косвенного осуждения девиации.

Наказание
,
выражающееся как хмурый взгляд, критические
замечания и даже угрозы физической расправы,
непосредственно направлено против девиантных
поступков и обусловлено стремлением
к их искоренению.

Убеждение

представляет собой другой способ воздействия
на девиантов. Тренер может убедить игрока
в бейсбол, пропускающего тренировки,
в необходимости поддержать свою спортивную
форму.

Окончательным,
более сложным типом социального
контроля является переоценка
норм
– при этом поведение, которое
считалось девиантным, оценивается как
нормальное. Например, в прошлом, если
муж оставался дома, выполнял домашнюю
работу и осуществлял заботу о детях, в
то время как его жена ходила на работу,
его поведение считалось необычным и даже
девиантным. В настоящее время (главным
образом в результате борьбы женщин за
свои права) роли в семье постепенно пересматриваются,
выполнение мужчиной домашней работой
перестало считаться предосудительным
и позорным.

Неформальный
контроль могут выполнять также семья,
круг родственников, друзей и знакомых.
Их называют агентами неформального контроля.
Если рассматривать семью как социальный
институт, то следует говорить о ней как
о важнейшем институте социального контроля.

Формальный
контроль исторически возник позже неформального
— в период зарождения сложных обществ
и государств, в частности древневосточных
империй.

Хотя,
несомненно, его предвестников мы
без труда обнаружим и в
более ранний период — в так называемых
тождествах, где четко обозначился
круг формальных санкций, официально применяемых
к нарушителям, например смертная казнь,
изгнание из племени, отстранение от должности,
а также всевозможные виды вознаграждений.

Однако в
современном обществе значение формального
контроля сильно возросло. Почему? Оказывается,
в сложном обществе, особенно в многомиллионной
стране, все труднее поддерживать порядок
и стабильность. Неформальный контроль
ограничен небольшой группой людей. В
большой группе он неэффективен. Поэтому
его называют Локальным (местным). Напротив,
формальный контроль действует на всей
территории страны. Он глобален.

Его осуществляют
специальные люди — агенты
формального
контроля
. Это лица,
специально обученные и получающие зарплату
за выполнение контрольных функций. Они
носители социальных статусов и ролей.
К ним причисляют судей, полицейских, врачей-
психиатров, социальных работников, специальных
должностных лиц церкви и т.д.

Если
в традиционном обществе социальный
контроль держался на неписаных правилах,
то в современном его основой
выступают писаные нормы: инструкции,
указы, постановления, законы. Социальный
контроль приобрел институциональную
поддержку.

Формальный
контроль осуществляют такие институты
современно го общества, как суды, образование,
армия, производство, средства массовой
информации, политические партии, правительство.
Школа контролирует благодаря экзаменационным
оценкам, правительство — при помощи системы
налогообложения и социальной помощи
населению. Контроль государства осуществляется
посредством полиции, секретной службы,
государственных каналов радио, телевидения
и органов печати.

Методы
контроля
в зависимости от применяемых
санкций подразделяются
на
:

  • мягкие;
  • прямые;
  • косвенные.

Эти
четыре метода контроля могут пересекаться.

Примеры:

  1. Средства
    массовой информации относятся к инструментам
    косвенного мягкого контроля.
  2. Политические
    репрессии, рэкет, организованная преступность
    — к инструментам прямого жесткого контроля.
  3. Действие
    конституции и уголовного кодекса — к инструментам
    прямого мягкого контроля.
  4. Экономические
    санкции международного сообщества — к
    инструментам косвенного жесткого контроля
Жесткие

Мягкие

Прямые

ПЖ

ПМ

Косвенные

КЖ

КМ

4.
Функции социального
контроля

Согласно
А.И. Кравченко важную роль в укреплении
институтов общества играет механизм
социального контроля. Одни и те же элементы,
а именно система правил и норм поведения,
закрепляющих и стандартизирующих поведение
людей, делающих его предсказуемым, входят
и в социальный институт, и в социальный
контроль. «Социальный контроль является
одним из наиболее общепринятых понятий
в социологии. Им обозначают самые различные
средства, которые любое общество применяет
для обуздания своих непокорных членов.
Ни одно общество не может обойтись без
социального контроля. Даже небольшой
группе людей, случайно собравшихся вместе,
придется выработать собственные механизмы
контроля, дабы не распасться в самые кратчайшие
сроки».

Таким
образом, А.И. Кравченко выделяет следующие
функции
, которые выполняет социальный
контроль по отношению к обществу:

  • охранительную
    функцию;
  • стабилизирующую
    функцию.

Описание

В современном мире под социальным контролем понимают надзор за поведением человека в обществе с целью предотвращения конфликтов, наведения порядка и поддержания существующего общественного строя. Наличие социального контроля – это одно из важнейших условий нормального функционирования государства, а также соблюдения его законов. Идеальным обществом считается такое общество, в котором каждый его член делает то, что хочет, но при этом это является тем, что от него ожидают и что требуется государству на данный момент. Конечно, не всегда просто заставить человека делать то, что от него хочет общество.

Даже плохие социальные нормы способствуют положительному взаимодействию

Вклады на стадии PGG

Как и ожидалось, сумма, внесенная в рамках процедур R и PR с возможностью вознаграждения, была значительно больше, чем сумма, внесенная в рамках процедур N и P без варианта вознаграждения. В качестве единицы данных использовались средние групповые вклады за 20 периодов, а влияние вариантов наказания и вознаграждения на вклады было проанализировано с использованием двустороннего дисперсионного анализа, где одним фактором было наличие варианта вознаграждения, а другим — наличие варианта наказания.Анализ показал, что вариант вознаграждения оказал значительное влияние на взносы ( F (1, 29) = 4,35, p = 0,046). Напротив, эффект варианта наказания ( F (1, 29) = 1,31, p = 0,262) и взаимодействие вариантов ( F (1, 29) = 0,24, p = 0,628 ) не были значимыми (рис. S1 в дополнительной информации для графика взаимодействия). Эти результаты остаются в силе, даже если данные за последний период не учитываются.Мы выполнили этот тест, потому что данные показывают некоторую тенденцию эффекта конца периода. В последующем анализе мы проверили, что утверждения в основной части остаются в силе, даже если данные за последний период не учитываются, если это необходимо.

Сравнение динамики взносов за периоды также подтверждает положительное влияние варианта вознаграждения на размер взноса. Вклады в режимах R и PR постоянно выше, чем в режимах N и P. Кроме того, уровень вклада сохраняется на протяжении периодов в случае лечения R и PR с возможностью вознаграждения, но постепенно снижается в состоянии без варианта вознаграждения (рис.1).

Рисунок 1

Изменение средних взносов по периодам в рамках лечения. Примечание: суммы для обработок R и PR постоянно выше, чем для обработок N и P, при которых участники не могут дать вознаграждение. Тенденция среднего вклада показывает, что количество для лечения P значительно уменьшается в более поздние периоды, в то время как количество для лечения R и PR сохраняется (таблица S1 в дополнительной информации). В результате разница во вкладе между обработками R и PR и обработками N и P становится более заметной в более поздние периоды.

Выплаты после SEG

В наших экспериментальных условиях вклад в общественные блага снижает выгоды для общества в целом. Следовательно, как показывают результаты первого этапа, средний выигрыш в конце PGG ниже, чем тот, когда средний вклад выше. Однако при рассмотрении результатов SEG наблюдается обратное (таблица 1). То есть, хотя более высокие вклады достигаются для обработок R и PR в неэффективном PGG, окончательные выплаты выше, чем для двух других обработок.Двусторонний дисперсионный анализ показал значительный эффект варианта вознаграждения ( F (1, 29) = 35,81, p <0,001) и варианта наказания ( F (1, 29) = 4,67, p = 0,039), и никакого влияния члена взаимодействия ( F (1, 29) = 0,03, p = 0,855) на окончательные выплаты.

Таблица 1 Средний вклад, использование санкций и выигрыш в исследовании 1.

Более высокие выплаты в двух вариантах лечения с возможностью вознаграждения не обязательно означают, что крупные участники PGG получают вознаграждение.В наших условиях лучший способ для участников увеличить отдачу от лечения с помощью варианта вознаграждения — это вознаграждать друг друга, игнорируя вклад в неэффективные общественные блага. Однако участники не вели себя подобным образом, и казалось, что они связывают поведение в PGG и SEG. Их заработок положительно коррелирует с уровнем вклада в лечение PR ( r = 0,80, p = 0,017), в то время как корреляция в лечении R отсутствует ( r = -0.28, p = 0,497), что означает, что в группе с высоким вкладом вариант вознаграждения используется в достаточной степени, чтобы компенсировать убытки из-за взносов. Другими словами, они используют вариант вознаграждения в зависимости от уровня вклада, даже если это неэффективное общественное благо.

Социальные обмены после PGG

Чтобы изучить, как участники связывают свое поведение в PGG и последующем SEG, мы изучили частоту использования вариантов и проанализировали, где они использовались.

Результаты экспериментов показывают, что вариант наказания подавляется, а вариант вознаграждения выбирается чаще (таблица 1 и рис. S2 в дополнительной информации), что подтверждает нашу гипотезу в среде с фиксированными идентификаторами. Для поощрения взносов, основанных на наказаниях или вознаграждениях, даже в случае неэффективных общественных благ, получение наказания или вознаграждения должно зависеть от уровня вклада человека. Мы уже наблюдали, что уровни взносов поддерживаются при лечении с вариантами вознаграждения, и, таким образом, мы прогнозируем, что вариант вознаграждения используется для людей с большим вкладом.Результаты подтверждают это предположение. Вознаграждения используются больше для человека, который внес большой вклад, чем для человека с низким вкладом как в R, так и в PR (таблица 2 и таблица S2 в дополнительной информации). Кроме того, вариант наказания направлен на человека с низким вкладом, что может показаться удивительным, учитывая наши наблюдения, что уровень вклада в лечение P снижается с течением времени. Это связано с низкой частотой применения наказаний по сравнению с наградами.Эти результаты также подтверждаются непараметрическими тестами (таблица S3 в дополнительной информации).

Таблица 2 Кто кого наказывает в исследовании 1 (наказание-вознаграждение).

В дополнение к условному использованию наказаний и вознаграждений, реакция на использование также важна для поддержания уровня вклада в PGG. Сравнение уровней взносов до и после получения наказания или вознаграждения в первый раз показывает, что для PR-лечения вариант вознаграждения имел незначительное значимое влияние на увеличение взноса, а вариант наказания не имел значительного эффекта.Напротив, вариант вознаграждения в режиме R не оказывает значительного влияния на вклад, а вариант наказания в режиме P имеет незначительное влияние на вклад (Таблица 3). Следовательно, хотя уровни значимости вариантов вознаграждения и наказания различаются в зависимости от лечения, мы заметили, что в соответствии с предыдущими исследованиями PGG с санкциями, санкции положительно влияют на поддержание или увеличение взносов даже на неэффективные общественные блага.

Таблица 3 Влияние санкций на взносы.

Результаты применения санкций и реагирования на них практически такие же, как и в предыдущих исследованиях стандартного (эффективного) PGG. Кажется, что эффективность или неэффективность общественных благ не имеет отношения к использованию наказаний или поощрений. Это вызывает некоторые сомнения относительно того, действительно ли участники понимают значение неэффективности, которая послужила мотивацией для нашего второго исследования.

Слишком много плохого

Экономические санкции все чаще используются для достижения всего спектра целей американской внешней политики.Однако слишком часто санкции оказываются не более чем выражением предпочтений США, которые наносят ущерб американским экономическим интересам, не меняя поведения объекта к лучшему. Как правило, санкции должны быть менее односторонними и более сфокусированными на решаемой проблеме. Конгрессу и исполнительной власти необходимо ввести гораздо более строгий надзор за санкциями как до их принятия, так и регулярно после их принятия, чтобы гарантировать, что ожидаемые выгоды перевешивают вероятные затраты и что санкции дают больше, чем альтернативные инструменты внешней политики.

ОБЗОР ПОЛИТИКИ № 34

Широкое применение экономических санкций составляет один из парадоксов современной американской внешней политики. Санкции часто подвергаются критике, даже высмеиваются. В то же время экономические санкции быстро становятся предпочтительным политическим инструментом США в мире после окончания холодной войны. Соединенные Штаты сейчас сохраняют экономические санкции против десятков стран; действительно, санкции настолько популярны, что их вводят многие штаты и муниципалитеты.Более того, критично не только частота применения экономических санкций, но и их растущее значение для внешней политики США.

Санкции, определяемые как в основном экономические, но также политические и военные наказания, вводимые с целью изменения политического и / или военного поведения, используются Соединенными Штатами для предотвращения распространения оружия массового уничтожения и баллистических ракет, защиты прав человека, прекращения терроризма, предотвращения распространения оружия массового уничтожения. незаконный оборот наркотиков, сдерживание вооруженной агрессии, содействие доступу на рынки, защита окружающей среды и замена правительств.

Для достижения целей внешней политики санкции принимают форму эмбарго на поставки оружия, сокращения и сокращения иностранной помощи, ограничений экспорта и импорта, замораживания активов, повышения тарифов, отмены торгового статуса режима наибольшего благоприятствования (НБН), голосов против в международных финансовых кругах. учреждения, прекращение дипломатических отношений, отказ в выдаче визы, отмена воздушного сообщения и запреты на кредит, финансирование и инвестиции.

Чем объясняется такая популярность? Санкции могут предложить то, что кажется соразмерным ответом на вызов, в котором поставленные на карту интересы менее чем жизненно важны.Кроме того, санкции — это способ выразить официальное недовольство определенным поведением. Они могут служить цели усиления приверженности нормам поведения, таким как уважение прав человека или противодействие распространению. Нежелание Америки использовать военную силу — еще одна мотивация. Санкции представляют собой видимую и менее дорогую альтернативу военному вмешательству и бездействию. Еще одно объяснение — более широкий охват СМИ. Эффект CNN может повысить видимость проблем в другой стране и стимулировать желание американцев ответить.Рост числа сторонников единой проблемы в американской политике также является фактором. Небольшие организованные целевые группы — часто действующие через Конгресс — могут оказывать влияние, выходящее далеко за рамки их реальной силы, особенно когда не существует равноценных противодействующих сил.

Рекорд

Из недавнего использования Америкой экономических санкций в целях внешней политики можно сделать ряд выводов:

  • Сами по себе санкции вряд ли принесут желаемый результат, если цели велики или время ограничено. Санкции — даже когда они были всеобъемлющими и пользовались почти всеобщей международной поддержкой в ​​течение почти шести месяцев — не смогли заставить Саддама Хусейна уйти из Кувейта. В конце концов, потребовалась операция «Буря в пустыне». Другие санкции также не дали результатов. Иранский режим продолжает поддерживать терроризм, противодействовать ближневосточному мирному процессу и продвигать свою программу создания ядерного оружия. Фидель Кастро по-прежнему находится на вершине авторитарной политической и экономической системы. Индию и Пакистан не удержала от испытаний ядерного оружия угроза драконовских наказаний.Ливия отказалась предъявить двух лиц, обвиняемых в уничтожении самолета Pan Am 103. Санкции не смогли убедить гаитянскую хунту уважать результаты выборов. Они также не могли убедить Сербию и других прекратить военную агрессию. А Китай продолжает экспортировать чувствительные технологии в отдельные страны и остается обществом, в котором нарушаются права человека.
  • Тем не менее, санкции иногда могут достигать (или способствовать достижению) различных внешнеполитических целей, от скромных до довольно значительных. Санкции, введенные после войны в Персидском заливе, усилили соблюдение Ираком резолюций, призывающих к полной ликвидации его оружия массового уничтожения, и уменьшили способность Ирака импортировать оружие. В бывшей Югославии санкции были одним из факторов, способствовавших решению Сербии принять Дейтонское соглашение в августе 1995 года. Китай, похоже, проявил некоторую сдержанность в экспорте частей или технологий ядерных и баллистических ракет.
  • Односторонние санкции редко бывают эффективными. В глобальной экономике односторонние санкции, как правило, требуют больших затрат для американских фирм, чем для целевой компании, которая обычно может найти альтернативные источники поставок и финансирования.
  • Вторичные санкции могут усугубить ситуацию. Попытка заставить других присоединиться к усилиям по санкциям, угрожая вторичными санкциями против третьих сторон, не желающих наложить санкции на цель, может нанести серьезный ущерб множеству внешнеполитических интересов США. Именно это произошло, когда были введены санкции против зарубежных фирм, нарушивших условия U.S. Законодательство, касающееся Кубы, Ирана и Ливии. Эта угроза могла иметь некоторый сдерживающий эффект на готовность определенных лиц заниматься запрещенной коммерческой деятельностью, но за счет усиления антиамериканских настроений, стимулирования вызовов внутри Всемирной торговой организации и отвлечения внимания от провокационного поведения целевые правительства.
  • Санкции — грубые инструменты, которые часто приводят к непредвиденным и нежелательным последствиям. Санкции усугубили экономическое положение Гаити, вызвав опасный и дорогостоящий исход людей из Гаити в Соединенные Штаты. В бывшей Югославии эмбарго на поставки оружия ослабило боснийскую (мусульманскую) сторону с учетом того факта, что у боснийских сербов и хорватов были большие запасы военного снаряжения и больший доступ к дополнительным поставкам из внешних источников. Военные санкции против Пакистана увеличили его зависимость от ядерного варианта, потому что санкции закрыли доступ Исламабада к У.С. вооружением и ослаблением уверенности Пакистана в надежности Америки.

    В более общем плане санкции могут иметь обратный эффект, поддерживая авторитарные, государственнические общества. Создавая дефицит, они позволяют правительствам лучше контролировать распределение товаров. Опасность носит как моральный, так и практический характер, поскольку санкции, наносящие вред населению в целом, могут вызвать нежелательные последствия, включая укрепление режима, инициирование крупномасштабной эмиграции и сдерживание появления среднего класса. и гражданское общество.Умные или дизайнерские санкции — в лучшем случае частичное решение. Сбор необходимых знаний об активах и последующее их достаточно быстрое замораживание часто может оказаться невозможным.

  • Санкции могут быть дорогостоящими для американского бизнеса, фермеров и рабочих. Существует тенденция игнорировать или недооценивать прямую стоимость санкций, возможно, потому, что их стоимость не отображается в таблицах государственного бюджета США. Однако санкции влияют на экономику, сокращая доходы U.S. компании и частные лица. Более того, даже эту стоимость трудно измерить, потому что она должна отражать не просто упущенные продажи, но и упущенные возможности. Санкции обходятся американским компаниям в миллиарды долларов в год из-за упущенных продаж и окупаемости инвестиций, а также у многих тысяч рабочих их рабочие места.
  • Санкции легче ввести, чем отменить. Изменить статус-кво почти всегда труднее, чем продолжать его. Часто бывает трудно или невозможно достичь консенсуса в отношении отмены санкции, даже если был достигнут некоторый прогресс в вызывающем озабоченность вопросе, если санкция была доказана как беспочвенная или контрпродуктивная, или если можно показать, что другие интересы страдают как результат.Вероятно, это произойдет с Индией и Пакистаном, где санкции США, введенные после ядерных испытаний в мае 1998 года, сорвут попытки повлиять на их поведение в той или иной области. Случай с Боснией представляет собой яркий пример опасности закрепления санкций, поскольку неспособность изменить или отменить санкции ООН, которые блокировали военную поддержку всех участников боснийской войны, сыграли в ущерб более слабой боснийской стороне.
  • Усталость от санкций имеет тенденцию к снижению со временем, а соблюдение международных норм имеет тенденцию к снижению. Неизбежно, что вопрос, приведший к введению санкций, теряет эмоциональное значение. Опасения по поводу гуманитарных последствий санкций также ослабляют решимость. В то же время целевая страна успевает адаптироваться. Обход санкций, импортозамещение и любое повышение уровня жизни в результате адаптации — все это делает санкции терпимыми. Все эти факторы ослабили влияние санкций против Ирака, Ливии и Кубы.

Новый подход

Вывод очевиден: слишком часто экономические, гуманитарные и внешнеполитические издержки У.Санкции С. намного перевешивают любые выгоды. Что же тогда можно и нужно делать?

Вот несколько рекомендаций для информирования политики США:

  • Экономические санкции являются серьезным инструментом внешней политики и должны применяться только после рассмотрения, не менее строгого, чем то, что предшествовало бы военному вмешательству. Вероятные преимущества той или иной санкции для внешней политики США должны быть больше ожидаемых затрат для правительства США и американской экономики.Более того, взаимосвязь между тем, как санкция может повлиять на интересы США, должна выгодно отличаться от вероятных последствий любой другой политики, включая военное вмешательство, тайные действия, государственную и частную дипломатию, предложение стимулов или бездействие.

    Следствие из вышесказанного не менее важно: Широкие санкции не должны использоваться в качестве выразительного средства способом, не оправданным тщательным учетом вероятных затрат и выгод . Опять же, санкции — серьезное дело.Санкции — это форма вмешательства. В зависимости от того, как они используются, они могут нанести большой ущерб ни в чем не повинным людям, а также американскому бизнесу, рабочим и интересам внешней политики США. Кроме того, санкции могут снизить леверидж США. Прекращение образования, обучения и помощи иностранным военным, по поручению Конгресса выразить недовольство Пакистаном и Индонезией, снизило влияние США с мощным электоратом в обеих этих странах. Внешняя политика — это не терапия, и ее цель не в том, чтобы чувствовать себя хорошо, а в том, чтобы делать добро.То же самое и с санкциями.

  • Многосторонняя поддержка экономических санкций обычно должна являться предпосылкой для их использования Соединенными Штатами. Такая поддержка не обязательно должна быть одновременной, но она должна быть практически гарантированной и, вероятно, последовать с небольшой задержкой. Следует избегать односторонних санкций, за исключением тех обстоятельств, когда Соединенные Штаты находятся в уникальной ситуации для получения рычагов воздействия на основе экономических отношений с целью.Это не столько нормативное утверждение, сколько прагматическое, основанное на неопровержимых доказательствах того, что односторонние санкции мало чего достигают.
  • Вторичные санкции не являются желательным средством обеспечения многосторонней поддержки санкций. Введение санкций против тех, кто не соблюдает санкции, о которых идет речь, является признанием дипломатической неспособности убедить. Это тоже дорогостоящий ответ. Затраты на внешнюю политику США, включая состояние отношений с основными партнерами и США.Усилия С. по построению эффективной ВТО почти всегда перевешивают потенциальные выгоды от принуждения друзей присоединиться к санкциям.
  • Экономические санкции должны быть сосредоточены на тех, кто несет ответственность за противоправное поведение, или на наказании стран в сфере, которая в первую очередь стимулировала санкции. Целенаправленный ответ помогает избежать угрозы другим интересам и всем двусторонним отношениям с объектом из-за одной области разногласий; причиняет меньший побочный ущерб невиновным; и делает менее трудным получение многонациональной поддержки.Ярким примером являются санкции, призванные остановить распространение оружия массового уничтожения. В случае нарушений Соединенные Штаты должны направить любые санкции против вовлеченной иностранной фирмы или, если виновато правительство, прекратить технологическое сотрудничество или торговлю в этой области. Как следствие, политические санкции следует применять умеренно, если вообще применять их. Мы не должны поддаваться соблазну разорвать дипломатические отношения или отменить встречи на высшем уровне. Такое взаимодействие открывает возможности для U.Должностные лица S., чтобы изложить свои доводы правительствам и общественности и помочь Соединенным Штатам в той же или большей степени, что и целевой стороне.
  • Санкции не должны использоваться для того, чтобы ставить крупные или сложные двусторонние отношения в заложники одной проблемы или группы проблем. Это особенно верно в случае такой страны, как Китай, где Соединенные Штаты должны уравновесить интересы, которые включают поддержание стабильности в Южной Азии и на Корейском полуострове, препятствуя любой поддержке оружия массового уничтожения или программ баллистических ракет государств-изгоев. , управление ситуацией между Тайванем и Китаем и продвижение торговли, рыночных реформ и прав человека.Почти идентичный аргумент можно было бы привести о целесообразности применения широких санкций против России или Индии из-за их нарушений в одной сфере. Альтернативой широким санкциям в таких случаях является либо введение узких санкций, имеющих отношение к рассматриваемой проблеме, либо обращение к другим инструментам политики.
  • Гуманитарные исключения должны быть включены в любые комплексные санкции. Невинных нельзя заставлять страдать больше, чем это абсолютно необходимо.Включение исключения, которое позволяет объекту ввозить продукты питания и лекарства, также должно упростить получение внутренней и международной поддержки.
  • Политики должны подготовить и направить в Конгресс заявление о политике до или вскоре после введения санкции. Такие заявления должны четко указывать цель санкции; требуемый юридический и / или политический орган; ожидаемое воздействие на цель, включая возможные ответные меры; возможные гуманитарные последствия и шаги по их минимизации; ожидаемые расходы для США; перспективы применения санкции; степень международной поддержки или противодействия, которую можно ожидать; и стратегия выхода, т.е.е., критерии снятия санкции. (Приведем лишь один пример: в законодательстве 1994 года, которое привело к санкциям в 1998 году против Индии, отсутствует какая-либо дорожная карта, как можно было бы уменьшить или отменить санкции.) Кроме того, директивные органы должны объяснить, почему была выбрана конкретная санкция в отличие от других санкций. или другие инструменты политики.
  • Все предусмотренные законодательством санкции должны предусматривать дискреционные полномочия президента в форме отказа от прав. Discretion позволяет президенту приостанавливать или прекращать действие санкции, если он считает, что это отвечает интересам национальной безопасности.Такая свобода действий необходима для того, чтобы отношения не стали заложниками одного интереса и чтобы исполнительная власть имела гибкость, необходимую для изучения того, может ли введение ограниченных стимулов привести к желаемому результату политики. Отказ (осуществленный в мае 1998 г.) в законах, призывающих к вторичным санкциям против неамериканских фирм, ведущих бизнес с Ираном, Ливией и Кубой, благотворно повлиял на внешнюю политику США, хотя они ничего не сделали для американских фирм, которым по-прежнему не позволяли работать в этих странах первичными санкциями.Отсутствие отказов может преследовать политику США в отношении Индии и Пакистана. Санкции затруднят влияние на будущие решения Индии и Пакистана, касающиеся развертывания или даже применения ядерного оружия, и могут способствовать нестабильности внутри Пакистана, тем самым подрывая контроль над этим оружием.
  • Федеральное правительство должно оспорить право штатов и муниципалитетов вводить экономические санкции против компаний и частных лиц, действующих в их юрисдикции. Конституция не может урегулировать борьбу между исполнительной и законодательной ветвями власти за власть в сфере иностранных дел, но она ограничивает борьбу федеральной властью. Те штаты и муниципалитеты, которые принимают законы о выборочных закупках, запрещающие государственным агентствам покупать товары и услуги у компаний, ведущих бизнес в определенных целевых странах или с ними, выходят за свои рамки. Администрация Клинтона должна объединить усилия с теми представителями бизнес-сообщества, которые подали иски, чтобы запретить Массачусетсу применять его закон, который фактически запрещает государству вести дела с компаниями, действующими в Мьянме.
  • Возможности разведки США должны быть переориентированы на удовлетворение требований, предъявляемых политикой санкций. Способность разрабатывать и применять разумные санкции потребует чрезвычайных требований к взысканию. Но требование более качественной разведывательной поддержки политики санкций также требует анализа. Следует создать подразделение для подготовки прогнозов вероятного воздействия санкций на государство-объект и других лиц. Аналитики могут помочь выявить конкретные уязвимости целевых государств или лидеров, изучить вероятные реакции со стороны цели и третьих сторон и отслеживать влияние санкции с течением времени.
  • Любая санкция должна быть предметом ежегодного отчета о последствиях. Такое заявление, которое должно быть подготовлено исполнительной властью и представлено в несекретной форме Конгрессу, должно содержать гораздо больше информации и анализа, чем документы pro forma , написанные для оправдания многих текущих санкций. Он должен включать оценку того, в какой степени санкции послужили своим целям; экономическое, политическое и / или военное воздействие на цель; любой гуманитарный эффект; реакция целевой страны; степень международного соответствия и несоблюдения; и финансовые затраты для U.S. предприятий, рабочих и правительства США.

Мышление вне (инструментария)

Быстрого решения проблемы санкций не существует. Принятие законодательства в соответствии с предлагаемым Законом об усилении торговли, безопасности и реформе санкций в отношении прав человека потребует более тщательного изучения санкций до и после их введения. Также помогли бы более активная исполнительная деятельность и осмотрительность. Администрацию Клинтона можно упрекнуть в том, что она не наложила вето на законы, требующие вторичных санкций, и в поспешном введении санкций, вызванных ядерными испытаниями Индии и Пакистана.

При этом задача выходит за рамки улучшения санкций, которые, как правило, делают их более узкими и менее односторонними. Более фундаментальный вопрос — это выбор наиболее подходящего инструмента внешней политики для решения конкретной проблемы. Санкции любого рода должны быть сопоставлены с вероятными издержками и выгодами военных действий, тайных программ, а также государственной и частной дипломатии.

Иногда лучше применить военную силу. Это был урок «Бури в пустыне» и Боснии — и, возможно, он еще может стать уроком для Косово.Куба также заслуживает внимания в этом контексте. Вместо того, чтобы ужесточать санкции (которые увеличивали страдания кубинского народа) и соглашаться с введением Конгрессом вторичных санкций против союзников США, администрация Клинтона могла бы поступить мудрее, запустив залп крылатых ракет, чтобы уничтожить МИГи, которые сбивали невооруженных людей. самолет, на котором летали кубинские ссыльные. В более широком смысле можно утверждать, что американские доллары, туристы и идеи представляют большую угрозу для Фиделя Кастро и коммунизма на Кубе, чем эмбарго.

В других случаях сфокусированные санкции кажутся привлекательными. Более подходящим ответом на ядерные испытания Индии и Пакистана был бы экспортный контроль, призванный замедлить разработку и развертывание ракет и ядерных бомб. В случае с Гаити узкие санкции, нацеленные на незаконное руководство, не стали бы причиной массового бегства людей, которое вынудило администрацию предпринять вооруженное вмешательство, которое могло оказаться чрезвычайно дорогостоящим. Разногласия с Китаем и Россией по поводу их экспорта технологий и оружия лучше всего устранять с помощью узких санкций.При этом санкции не смогут нести полную нагрузку на политику нераспространения, и необходимо будет рассмотреть инструменты политики, начиная от превентивных атак на объекты государства-изгоя и заканчивая более надежной защитой.

Однако основную альтернативу экономическим санкциям лучше всего описать как условное участие , то есть сочетание узких санкций и политических и экономических взаимодействий, которые ограничены и обусловлены конкретными изменениями в поведении. Пакет стимулов, привязанный к конкретным действиям, помог справиться с ядерными амбициями Северной Кореи.Он также может оказаться эффективным в отношениях с Ираном под его новым руководством и помочь Индии и Пакистану справиться с их ядерным противостоянием.

Эти примеры ясно показывают, что нет инструмента, который всегда был бы предпочтительнее санкций, равно как и сами санкции не предлагают универсального ответа. Универсальный подход к внешней политике обречен на провал. Но тенденция не менее очевидна. Хотя будут такие случаи, когда санкции могут помочь, либо сами по себе, либо, что более вероятно, в сочетании с другими инструментами, недавняя история убедительно свидетельствует о том, что потенциал санкций по внесению вклада в американскую внешнюю политику будет скромным — и требовать от них большего обещает быть контрпродуктивным.

Каковы примеры экономических санкций?

Экономические санкции , эмбарго и тарифы , о боже! Воды внешней политики могут стать мутными. Тем не менее, будьте ясны в своих определениях, получив простое определение экономических санкций и выяснив, какие примеры санкций бывают.

Определение экономических санкций

Политические лидеры имеют в своем арсенале множество различных инструментов, когда дело доходит до управления страной.Экономические санкции — лишь одно из них. Чтобы не усложнять, экономические санкции лишают страну той или иной формы торговых или финансовых отношений. Он используется, чтобы смягчить поведение страны или даже наказать страну, которая нарушает порядок.

Например, если правительство угнетает свой народ или совершает геноцид, Организация Объединенных Наций будет использовать экономические санкции как способ наказать эту страну. Экономические санкции работают, потому что они отбирают у них ресурсы и финансы, влияя на стабильность их экономики.

Каковы примеры санкций?

Подобно тому, как инструменты имеют разные цели, в разных ситуациях применяются разные экономические санкции. Следовательно, доступны различные экономические санкции. Ознакомьтесь с конкретными экономическими санкциями, применяемыми во всем мире.

Щелкните изображение, чтобы просмотреть и загрузить PDF

Эмбарго

Эмбарго используются для ограничения торговли предметами. Эмбарго повсюду. Однако один товар, запрещенный несколькими странами по всему миру, — это торговля военными товарами в определенных странах.Например, Европейская комиссия наложила эмбарго на экспорт оружия и связанных с ним материалов в Центральноафриканскую Республику. Это ограничение является частью целенаправленной меры Организации Объединенных Наций по запрещению оружия в тех странах, которые разжигают насилие.

Тариф

Слово «тариф» может показаться знакомым, потому что оно всегда в новостях. Тарифы — это налог, взимаемый с импортируемых товаров. Например, многие импортируемые в США сельскохозяйственные товары имеют тариф. В 2020 году Китай и США.С. неоднократно изменял свои тарифы на товары, ввозимые и экспортируемые между двумя странами.

Замораживание активов

Возможно, вы знаете, что правительство может замораживать активы своих граждан. Но они также могут заморозить активы граждан других стран или даже целых стран. Например, США заморозили активы Ирана в ответ на терроризм и насилие.

Финансовые запреты

Денежные отношения с другими странами важны. Это делает финансовые запреты успешными.Финансовые запреты — это когда страна запрещает гражданам вести финансовый бизнес с определенными странами. Например, у Канады есть финансовые запреты на отношения с Россией. Это включает, помимо прочего, землю и услуги, предоставляемые конкретными гражданами России.

Кто может вводить санкции?

Руководители правительства имеют право вводить экономические санкции. Однако организации, состоящие из нескольких отдельных правительств, таких как ООН или Европейская комиссия, также могут вводить экономические санкции против стран или режимов, которые, по их мнению, поощряют насилие, нарушают права человека или поддерживают терроризм.Например, ООН ввела несколько экономических санкций против таких стран, как Гаити и Ирак.

Плюсы и минусы экономических санкций

Хотя экономические санкции являются ценным экономическим инструментом, они имеют свои плюсы и минусы для правительств.

Преимущества экономических санкций включают:

  • эффективный инструмент внешней политики
  • изменяет конкретное поведение некоторых правительств
  • дестабилизирует насильственные режимы
  • может создавать позитивные отношения

Затраты на экономические санкции включают:

  • деглобализация
  • замедляет технический прогресс
  • влияет на бизнес страны в страну
  • дорого для предприятий и рабочих

Однако стоимость или выгода экономических санкций зависят от цели.Хотя отмечается, что экономические санкции имеют лишь около 30% успеха, небольшие экономические санкции между двумя странами с относительно хорошими отношениями могут быть положительными. Однако экономические санкции, наложенные на жестокий режим или нестабильного лидера, могут привести к войне.

Тонкая грань экономических санкций

Экономические санкции — это разные ограничения или запреты, которые одна страна накладывает на другую. Они могут включать в себя все, что угодно, от запрета на торговлю военными товарами до регулирования технологий, поступающих из страны.Хотя экономические санкции могут быть эффективным политическим инструментом во внешней политике, они представляют собой палку о двух концах с серьезными последствиями. Для получения дополнительной информации об экономической политике изучите примеры торговых эмбарго.

Положительные санкции против тюремного заключения Мурата К. Мунгана :: SSRN

32 стр.

Размещено: 18 янв 2019

Последняя редакция: 9 авг.2019 г.

Есть 2 версии этой статьи

Дата написания: 17 января 2019 г.

Аннотация

В данной статье рассматривается возможность одновременного снижения преступности, тюремного заключения и налогового бремени финансирования системы уголовного правосудия путем введения положительных санкций, которые представляют собой льготы, предоставляемые лицам, не осужденным.В частности, он предлагает процедуру, при которой часть бюджета тюремного заключения перенаправляется на финансирование положительных санкций. Осуществимость этой процедуры зависит от того, насколько эффективно приговор к незначительному тюремному заключению снижает преступность, уровень преступности, эффективность положительных санкций и насколько точно правительство может направлять положительные санкции в отношении лиц, которые больше всего реагируют на такую ​​политику. Последующий анализ благосостояния показывает преимущество позитивных санкций: они действуют путем передачи или создания богатства, тогда как тюремное заключение разрушает богатство.Таким образом, условия, при которых положительные санкции являются оптимальными, шире, чем те, при которых они могут использоваться для совместного снижения преступности, приговоров и налогов. С экзогенным [соотв. эндогенного] бюджета для правоохранительных органов, оптимально использовать положительные санкции, когда эластичность сдерживания в виде тюремного заключения невелика [соотв. предельная стоимость государственных средств невысока]. Эти условия выполняются, подразумевая, что использование позитивных санкций является оптимальным в числовых примерах, полученных с использованием оценок ключевых значений из эмпирической литературы.

Ключевые слова: Положительные санкции, пряник, кнут, преступление, сдерживание, лишение свободы, массовое лишение свободы, чрезмерное лишение свободы

Классификация JEL: K00, K14, K42

Предлагаемое цитирование:
Предлагаемая ссылка