Преобразование действий при интериоризации включает: Персональный сайт — Тема 4. Психологический анализ деятельности

Содержание

Задание № 11

Выберите из
приведенных признаков те, которые
характеризуют:
а) поведение животных;
б) человеческую деятельность; в) только
игру;
г) только учение; д) только труд.

Условие развития
психики; упражняемость; деятельность,
направленная на усвоение способов
выполнения действий; автоматизированность;
целенаправленность; мотивированность;
условие проявления всех психических
реакций; наличие проб и ошибок;
направленность на получение результата,
удовлетворяющего материальные и духовные
потребности людей; наличие притязаний;
направленность на усвоение и применение
системы понятий; повторяемость;
деятельность, удовлетворяющая самим
процессом выполнения.

Задание № 12

Распишите
с точки зрения структуры следующие
формы деятельности.

Шитье, письмо, игра
в прятки, езда на велосипеде, обучение
психологии, изобретение колеса.

Тестовые задания

  1. Внешними
    проявлениями психической деятельности
    человека являются:

а) поза, мимика,
интонация;

б) установки;

в) ощущения;

г) ожидания.

  1. Основной
    характеристикой деятельности не
    является:

а) предметность;

б) субъектность;

в) социальность;

г) непрерывность.

  1. Среди таких
    понятий, как активность, труд, трудовые
    действия, деятельность, логически
    наиболее широким понятием является:

а) активность;

б) труд;

в) трудовое действие;

г) деятельность.

  1. Активное
    взаимодействие человека со средой, при
    котором он достигает сознательно
    поставленной цели, возникающей как
    следствие определенной его потребности,
    мотива, является:

а) операцией;

б) действием;

в) деятельностью;

г) умением.

  1. Воспроизведение
    детьми действий взрослых и отношений
    между ними в особой условной форме –
    это исторически развивающийся вид
    деятельности:

а) игровой;

б) трудовой;

в) предметной;

г) ведущей.

  1. Деятельность
    человека, направленная на изменение и
    преобразование действительности ради
    удовлетворения своих потребностей, на
    создание материальных и духовных
    ценностей, называется:

а) трудовой;

б) учебной;

в) предметной;

г) ведущей.

  1. По А.Н. Леонтьеву,
    элементом структуры деятельности
    выступает:

а) поведение;

б) жест, мимика;

в) действие;

г) активность.

  1. Процессы, связывающие
    восприятие и движения, называются:

а) сенсомоторными;

б) идеомоторными;

в) эмоционально-моторными;

г) аффективно-волевыми.

  1. Процессы,
    согласовывающие представления о
    движении с выполнением самого движения,
    называются движениями:

а) сенсомоторными;

б) идеомоторными;

в) эмоционально-моторыми;

г) регуляторными.

  1. Тонкую моторику
    и автоматические движения обеспечивают
    зоны коры головного мозга:

а) сенсорные;

б) моторные;

в) праксические;

г) ассоциативные.

  1. Для построения
    схемы ориентировочной основы действия
    обычно выделяются:

а) 3 типа;

б) 4 типа;

в) 5 типов;

г) 6 типов.

  1. Одной из основных
    и самых общих задач ориентировочной
    деятельности является:

а) анализ проблемной
ситуации;

б) установление
актуальных значений элементов ситуации
и отношений между этими элементами;

в) построение плана
действия, а при выполнении – контроль
и коррекция действия;

г) реализация плана
действия.

  1. Преобразование
    действий при интериоризации включает:

а) синтез;

б) подражание;

в) импринтинг;

г) перенос.

  1. Основной единицей
    анализа деятельности выступает:

а) операция;

б) действие;

в) мотив;

г) цель.

  1. Процесс, направленный
    на достижение цели, называется:

а) операцией;

б) действием;

в) мотивом;

г) умением.

  1. Обычно мало
    осознаются или совсем не осознаются
    человеком:

а) действия;

б) операции;

в) деятельность;

г) умения.

Методологические подходы к интериоризации профессионально-ориентированных знаний в процессе подготовки социальных педагогов Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

УДК 378.147 ББК 74.489

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИНТЕРИОРИЗАЦИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ОРИЕНТИРОВАННЫХ ЗНАНИЙ В ПРОЦЕССЕ ПОДГОТОВКИ СОЦИАЛЬНЫХ ПЕДАГОГОВ

I Е.А. Леванова, Т.В. Пушкарева

Аннотация. В статье рассматривается проблема интериоризации знаний в психолого-педагогической науке и основные методологические подходы к интериоризации профессионально-ориентированных знаний. Авторами проанализирована научно-педагогическая литература, позволяющая сделать выводы, что результатом данного процесса является не просто приобретение новых знаний, а преобразование структуры личности. Авторы определяют интериоризацию профессиональноориентированных знаний социальными педагогами в процессе обучения в вузе как процесс и результат усвоения и преобразования знаний в профессионально-ориентированные, характеризующийся специфической трансформацией познавательных объектов во внутренне-присвоенные, личностно-значимые, позволяющие решать профессиональные задачи будущей деятельности, приобретения социального опыта, которые не только обобщаются, формируются, но и в дальнейшем используются в профессиональной деятельности. Рассмотренными подходами являются: компетентностный, системный, субъектно-деятельностный, личностно-ориентированный, аксиологиче- 35 ский, рефлексивно-деятельностный, технологический подходы.

Ключевые слова: интериоризация, психолого-педагогическая наука, профессионально-ориентированные знания, социальный педагог, методологические подходы, процесс подготовки.

METHODOLOGICAL APPROACHES TO THE INTERNALIZATION OF PROFESSIONALLY-ORIENTED KNOWLEDGE IN THE PROCESS OF PREPARATION OF SOCIAL TEACHERS

I E.A. Levanova, T.V. Pushkareva

Abstract. The article considers the problem of intériorisation of knowledge in psychological and pedagogical science and basic methodological approaches to the internalization of professionally — oriented knowledge. The authors ana-

lyze the scientific — pedagogical literature which allows to conclude that the result of this process is not simply the acquisition of new knowledge and the transformation of the personality structure. The article determines the interiorisation of professionally-oriented knowledge by social teachers in the learning process in the University as the process and the outcome of the assimilation and transformation of knowledge in professionally-oriented, characterized by a specific transformation of cognitive objects in an internally-assigned personal significance, allowing to solve professional challenges of future activities, social experiences, which not only summarized and formed but used in the process of professional activity. The approaches considered are: competence, system, subject-activity, student-oriented, axiological, reflexive-activity, technological.

Keywords: interiorisation, psychological and pedagogical science, professionally-oriented knowledge, social teacher, methodological approaches, the process of preparation.

36

В педагогике интериоризация (фр. intériorisation — переход извне внутрь, от лат. interior — внутренний) рассматривается как формирование внутренних структур человеческой психики посредством усвоения внешней социальной деятельности, присвоения жизненного опыта, становления психических функций и развития в целом.

Проблема интериоризации знаний тесно связана с традиционным вопросом психолого-педагогической науки — вопросом внешней и внутренней детерминации. В построении теоретических основ для решения данной задачи, как показало осмысление современных подходов, сложившихся в психолого-педагогической литературе, значительными преимуществами обладают концепции развития личности как особой целостности, которое осуществляется только при единстве двух процессов: внешнего — социального и внутреннего — личностного.

Интериоризация состоит не в простом перемещении внешней деятельности во внутренний план созна-

ния, а в формировании самого этого сознания. Благодаря интериоризации психика человека приобретает способность оперировать образами предметов, которые в данный момент отсутствуют в его поле зрения.

Как подчеркивают А.В. Петровский и М.Г. Ярошевский, понятие интериоризации происходит через формирование внутренних структур человеческой психики благодаря усвоению структур внешней социальной деятельности. Аналогичные определения понятия «интериоризация» как формирование структур человеческой психики благодаря усвоению структур внешней социальной деятельности мы находим и в других психологических словарях.

Понятие «интериоризация» было введено в научный оборот представителями французской социологической школы (Э. Дюркгейм и др.). У Э. Дюркгейма интериоризация была представлена как процесс, в ходе которого ребенок заимствует из общественного сознания понятия, представления, категории, которые

затем образуют структуру его личных взглядов.

Термин «интериоризация» используется представителями разных направлений и школ в психологии — в соответствии с их пониманием механизмов развития психики.

Одним из первых психологов, который рассматривал интериориза-цию как психологический принцип, был Пьер Жане. Понятие «интериоризация» означало прививание элементов идеологии к изначально биологическому сознанию индивида: идеология, общественное сознание переносилось «в» индивидуальное сознание; менялось местонахождение, но не природа явления; оно как было, так и оставалось идеальным.

Понятие интериоризации занимает важное место в системе понятий ряда советских психологических теорий, поскольку выступает в них одним из основных средств решения таких ключевых теоретических проблем, как:

• проблема объективного метода психологического исследования;

• проблема социальной детерминации психики человека;

• и психофизическая проблема (в современной трактовке — проблема природы и происхождения психического).

Именно поэтому мы обратились к изучению понятия интериоризации — уточнению его содержания и разграничения различных значений термина, сопоставлению теоретических положений и эмпирических данных, выявлению связей данного понятия с другими понятиями, перспектив его применения для решения современных теоретических проблем психологии.

В отечественной психологии процесс интериоризации понимается как преобразование структуры предметной деятельности в структуру внутреннего плана сознания. Большая группа советских психологов (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, П.Я. Гальперин и их сотрудники) отвечала словом «интери-оризация» на вопрос: «Каким образом в ходе онтогенетического развития формируются социальные механизмы психики человека?» Содержательно сам процесс интериоризации эти ученые понимали во многом по-разному. Позиции данных ученых по проблемам интериоризации критически оценивали другие советские психологи — А. В. Брушлинский, Б.Ф. Ломов, С.Л. Рубинштейн.

Принципиальное значение понятие «интериоризация» получило в культурно-исторической теории Л.С. Выготского, где оно рассматривается как преобразование внешней предметной деятельности в структуру внутреннего плана сознания. При этом Л.С. Выготский преимущественно пользовался термином «вращи-вание» (синоним интериоризации), под которым понимал превращение внешних средств и способов деятельности во внутренние, развитие внутренне опосредованных действий из действий внешне опосредованных. По его мнению, всякая человеческая форма психики первоначально складывается как внешняя социальная форма общения между людьми, как трудовая или иная деятельность, и лишь затем, в результате интериори-зации становится компонентом психики отдельного индивида.

П.Я. Гальперин выделяет в действии две основные части: ориентировочную и исполнительную.

37

ВЕК

38

Производной от них выступает контрольно-корректировочная часть. В теории П.Я. Гальперина ориентировочная часть действия, или ориентировочная основа действия, занимает ведущее место. Ученый подчеркивает: «Именно ориентировочная часть, а вовсе не все действие представляет предмет психологии».

С.Л. Рубинштейн критиковал позицию А.Н. Леонтьева по вопросу о предпосылках интериоризации. Исходя из принципа марксистской философии — внешние причины действуют через внутренние условия, С.Л. Рубинштейн считал безусловно необходимым признание внутренних (филогенетически и во внутриутробный период сформировавшихся) предпосылок процесса усвоения; усвоение не может идти «в пустоту». Вопрос стоит так: «Как содержательно охарактеризовать эти предпосылки (а не только констатировать их существование)?» Последняя проблема упирается в конце концов в знаменитую проблему «первоначала» и далека от решения в психологии и сегодня. Вместе с тем какое-то, пусть промежуточное, решение проблемы предпосылок необходимо: ведь если констатировать наличие предпосылок, но не указать, чем предпосылки отличаются от результатов интериоризации, то тогда само понятие интериоризации оказывается просто бессодержательным.

Таким образом, осваивая и выполняя профессиональные роли, человек сначала интериоризирует (переводит внешнее во внутренний мир) существующие в обществе социальные ценности, то есть как бы их «присваивает» себе, а затем в процессе собственной созидательной деятельности их приумножает.

Психологический механизм интериоризации позволяет понять динамику духовных потребностей личности. Деятельность, осуществляемая личностью при определенных условиях, создает новые объекты, которые вызывают новую потребность. Личность, внутренне сопоставляя свои действия и поступки с будущей деятельностью, прогнозирует ее в соответствии с социальными требованиями и трансформирует их во внутренние состояния. Отобранный объект переходит в потребность, срабатывает механизм интериоризации.

Интериоризация личностью общечеловеческих ценностей в процессе осуществления учащимся оценочной деятельности помогает ему спроектировать новую деятельность в соответствии с общественными эталонами и теми задачами, которые возникают перед ним в процессе самообразования и самовоспитания, и реализовать ее на практике.

Эмоциональная природа процесса интериоризации подтверждается многочисленными исследованиями. В них показано, что социальные ценности воспринимаются не только сознанием, рациональным мышлением, но прежде всего чувствами.

А.Н. Мушкирова считает, что формирование ценностных ориента-ций протекает посредством интерио-ризации, идентификации и интерна-лизации.

Интериоризация общественно значимых ценностей, по мнению И.Ф. Клименко, происходит через усвоение социальных нормативов как в вербальном, так и в поведенческом плане.

Интериоризация и социальная адаптация, по мнению К.В. Рубчев-ского, являются основными форма-

ми социализации личности. Инте-риоризацию следует понимать как процесс заимствования из внешней среды определенных сведений и их усвоение в качестве знаний, умений, норм, образцов поведения, ценностей.

В исследовании проблем интери-оризации практик B.C. Любченко на первый план выводит практические знания и навыки. В основе интериори-зации отношений, по мнению автора, выступают не теоретические знания индивида, а практическое знание.

П. Бергер развивал интегральный подход к процессу интериори-зации социального мира, исследовал механизмы реализации различных форм социального контроля и их взаимосвязь с формированием самоидентичности личности при смене социального контекста.

В исследовании о возможности места конкретного высказывания в цепи речевого общения, в определенной социальной группе Джон Шоттер целиком солидарен с Л.С. Выготским и М.М. Бахтиным: мы формируем свою внутреннюю жизнь через возможности, предоставляемые нам «другими» вокруг нас, равно как и «аудиторией», интериоризованной нами благодаря функционированию в различных сферах общения или речевых жанрах.

А.Н. Леонтьев определяет интерио-ризацию действий как постепенное преобразование внешних действий в действия внутренние, умственные. Он подчеркивает, что этот процесс необходимо совершается в онтогенетическом развитии человека.

Таким образом, анализ различных научных подходов к определению термина «интериоризация», показал, что результатом данного про-

цесса является не просто приобретение новых знаний, а преобразование структуры личности.

Мы определяем интериоризацию профессионально-ориентированных знаний социальными педагогами в процессе обучения в вузе как процесс и результат усвоения и преобразования знаний в профессионально-ориентированные, характеризующийся специфической трансформацией познавательных объектов во внутренне-присвоен-ные, личностно-значимые, позволяющие решать профессиональные задачи будущей деятельности, приобретения социального опыта, которые не только обобщаются, формируются, но и в дальнейшем используются в процессе профессиональной деятельности. При этом образовательная среда вуза и современные требования к профессиональной подготовке определяют содержание профессионально-ориентированных знаний, а их присвоение обеспечивает профессиональное развитие социальных педагогов.

Подход включает в себя не только совокупность определенных принципов и теоретических положений, но и соответствующие им способы деятельности. Этот существенный признак подхода обусловливает тот факт, что данная категория широко применяется не только в научной, исследовательской деятельности, но и в социальной практике, переносится на ту социальную деятельность, в основу которой положены идеи и принципы соответствующего исследовательского подхода.

Подход понимается нами как ориентация при осуществлении своих действий, побуждающая к использованию определенной совокупности взаимосвязанных закономерностей,

39

принципов, идей и способов деятельности в процессе интериоризации профессионально-ориентированных знаний социальными педагогами в процессе обучения в вузе.

Компетентностный подход является одним из ведущих в мировой образовательной стратегии, а образовательная парадигма превращается в общественно значимое явление, как концептуальная основа образовательной национальной политики государств Европейского образовательного союза в целом. В российской системе высшего образования периода его модернизации компетент-ностный подход становится одним из ведущих принципов методологии и используется при разработке государственных образовательных стандартов нового поколения, ему придан статус безальтернативной новой образовательной парадигмы.

Сегодня компетентностный подход заявлен как одно их приоритетных концептуальных направлений модернизации российского высшего яп профессионального образования — он 40 репрезентирует новую парадигму образования. При этом из относительно локальной педагогической теории компетентностный подход «постепенно превращается в общественно значимое явление, претендующее на роль концептуальной основы образовательной политики» и участвующее в формировании «определенных стратегий социального развития».

Компетентностный подход предполагает овладение целостным опытом решения жизненных проблем, мастерство выполнения социальных ролей на основе предметного знания, ответственности, коммуникативности, желания и умения работать твор-

чески, решать нестандартные задачи. В качестве цели при реализации ком-петентностного подхода в профессиональном образовании выступает формирование компетентного специалиста. Компетенции в современной педагогике профессионального образования необходимо рассматривать как новый, обусловленный рыночными отношениями тип целеполагания в образовательных системах. В чем его новизна, чем отличается этот тип це-леполагания от традиционного, академического подхода к формированию целей? Главное отличие состоит в том, что «компетентностная модель освобождается от диктата объекта (предмета) труда, но не игнорирует его, тем самым ставит во главу угла междисциплинарные, интегрированные требования к результату образовательного процесса».

Системный подход представляет собой направление методологии научного познания и социальной практики, в основе которого лежит рассмотрение объектов как систем.

Основными принципами реализации системного подхода являются принципы единства анализа и синтеза, развития (историчности), конечной цели, полноты, непротиворечивости, целостности, структурности, функциональности, интегратив-ности, иерархичности.

Системный анализ — это комплекс взаимосвязанных приемов и процедур исследования и конструирования сложных и сверхсложных объектов и процессов.

Системный подход предусматривает необходимость рассмотрения объектов и явлений педагогической действительности как целостных систем, имеющих определенную структуру

и свои законы функционирования. Системный подход позволяет выявить интегративные, системные свойства объектов и процессов, которые не сводятся к механической сумме их составляющих. Основными признаками системных объектов являются структур -ность, целостность, интегративность.

Основными задачами системного подхода в общем плане являются классификация систем по структурньм признакам и выявление специфики их поведения, которая характерна именно для систем данного типа, а также изучение принципов, по которым система, образованная из ряда составляющих ее элементов, приобретает новые свойства и признаки, отсутствующие у элементов, рассматриваемых изолированно, еще не объединенных в данную систему. Системный подход применяется к рассмотрению явлений, рассматриваемых в аспекте целого и отображаемых в виде системы как целостного продукта познания на основе четкого представления о структурной и функциональной организации как основной системы, так и входящих в нее подсистем и их элементов.

Теоретической основой современного социального образования является личностно-ориентированный подход, который реализуется как научно-обоснованная стратегия, направленная на обеспечение единства социально-нравственного, общекультурного и профессионального развития личности с учетом тенденций функционирования и развития общества.

Под личностно-ориентирован-ным подходом принято понимать методологическую ориентацию в педагогической деятельности, позволяющую посредством опоры на систему взаимосвязанных понятий, идей и

способов действий обеспечивать и поддерживать процессы самопознания, самостроительства и самореализации личности, развития ее неповторимой индивидуальности.

Центральным звеном личност-но-ориентированного профессионального образования является профессиональное становление — развитие личности в процессе профессионального обучения, освоения профессии и выполнения профессиональной деятельности. По отношению к профессиональному обучению личностно-ориентированный подход трактуется как обретение личностью качеств субъекта жизнедеятельности в процессе ее профессионального становления и развития.

Личностно-ориентированный подход, на наш взгляд, позволяет рассматривать организацию учебно-образовательного процесса в соответствии с потребностями, интересами, склонностями и способностями студентов, с учетом требований социума к их нравственному, интеллектуальному и профессиональному уровню подготовки. Речь идет о подходе, который ориентируется не только на знания, умения и навыки, а главным образом на личность и жизнедеятельность обучающегося, то есть на его культуру, мировоззрение, интересы, интеллект, отношения (к другим людям, к себе), эмоции, здоровье, образ жизни.

Личностно-ориентированный подход, предполагая активную схему субъект-субъектного взаимодействия обучающихся и преподавателя, осуществляет организацию деятельности первого по освоению всех компонентов формируемой компетентности посредством как содержания, так

41

и организационно-управленческих форм образования. Существенно, что в реализации этого подхода проявляется гуманистическая направленность формирования компетентно-стей человека.

Аксиологический подход рассматривает образование с гуманистических позиций: как процесс, направленный на присвоение человеком системы ценностей. Его теоретико-практическая направленность отвечает идее гуманизации, позиционирующей личность как наивысшую ценность и идее гуманитаризации — действенной составляющей гуманизации.

Аксиологический подход служит методологической основой современной педагогики, что позволяет рассматривать образование как социально-педагогический феномен, который находит отражение в основных его идеях — универсальности и фундаментальности гуманистических ценностей. Важным аспектом подготовки специалиста является качество образования.

Аксиологический подход предполагает ориентацию социально-педа-42 гогического образования на формирование у студента системы общечеловеческих и профессиональных ценностей, определяющих его отношение к миру, к своей деятельности, к самому себе как человеку и профессионалу.

Молодой специалист в процессе профессиональной подготовки в вузе так или иначе становиться субъектом и объектом профессиональной социализации и адаптации, в ходе которой он усваивает основные элементы профессионального мировоззрения и ценностей профессионального сообщества.

Таким образом, можно заключить, что с развитием сознания и личности

идет непрерывный процесс формирования личностных ценностей человека — процесс сложный неоднозначный, во многом определяемый социальными изменениями и той воспитательной и социализирующей среды, в которой развивается личность.

Рефлексивно-деятельностный подход определяется трансформацией процессов рефлексии и деятельности — в единой системе многофункционального отражения «Я» на множестве уровней рефлексии различной степени обобщенности и включенности «Я» в процесс осознания («Я» воспринимающего профессиональную деятельность, «Я» — наблюдающего за собой в процессе освоения профессиональной роли социального педагога, «Я» и профессиональное сознание социального педагога) в многоуровневой структуре профессиональной социально-педагогической деятельности. Рефлексия содержания и последовательности стадий в ретроспективе функционального развития личности и системы ее пространственных отношений в социальной среде способствует повышению осознанности системы отношений и разрешению не только личностных, но и социальных конфликтов, что весьма значимо в профессиональной подготовке социального педагога. Это способствует снижению энтропии системы «личность — среда — общество», повышению информационной емкости и энергетического потенциала индивида.

Таким образом, идея рефлексив-но-деятельностного подхода к инте-риоризации профессионально-ориентированных знаний социальными педагогами в процессе обучения в вузе связана не с самой профессиональной деятельностью как таковой, а с дея-

тельностью как средством становления и развития субъектности студента.

Технологический подход применяется при проектировании и организации учебно-воспитательного процесса, оценке его эффективности, разработке различных технологий обучения, приемов оптимизации процесса образования, в управлении образовательными учреждениями, в профессиональном образовании.

Основными принципами применения технологического подхода являются воспроизводимость, диагно-стичность заданных целей, достижение запланированных результатов, алгоритмизируемость, проектируе-мость, управляемость образовательным процессом.

В широком понимании технологический подход — это научно и практически обоснованная система деятельности, применяемая человеком в целях преобразования окружающей среды, производства материальных или духовных ценностей. Технологический подход в образовании и обучении предусматривает точное управление образованием и учебным процессом в соответствии с той или иной образовательной или педагогической технологией.

В процессе профессиональной подготовки студент, внутренне сопоставляя свои действия и поступки с будущей профессиональной деятельностью, прогнозирует ее в соответствии с социальными требованиями и трансформирует их во внутренние состояния. Отобранный объект переходит в потребность, то есть срабатывает механизм интериоризации. Ценность приобретает побудительную силу мотива деятельности тогда, когда она интериоризирована лич-

ностью, представляет необходимый момент внутреннего существования, когда человек может четко формулировать цели своей деятельности, видеть ее гуманистический смысл, находить эффективные средства их реализации, правильного своевременного контроля, оценки и корректировки своих действий.

Интериоризация профессиональных знаний в процессе осуществления учебной деятельности осуществляется поэтапно: формирование ценностного знания; постижение и принятие социального опыта в процессе рефлексии и интерпретации; смысловое постижение социального опыта, и как результат присвоение социального опыта как личного.

Интериоризация профессионально-ориентированных знаний социальными педагогами в процессе обучения в вузе детерминирована изменяющимися социальными, экономическими и культурными условиями развития российского общества, значимыми для системы высшего педагогического образования, а также принципами, отражающими специфику профессиональной деятельности социальных педагогов.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абрамовских, Н.В. Концепция адаптивной системы подготовки будущих социальных педагогов к профессиональной деятельности: Автореф. дис. ]Байденко, В.И. Выявление состава компетенций выпускников вузов как необходимый этап проектирования ГОС ВПО нового поколения [Текст] / В.И. Байденко.- М.: ИЦП-КПС, 2006. — 72 с.

2. Белянин, В.П. Введение в психолингвистику [Текст] / В.П. Белянин // Российская педагогическая энциклопедия / Под ред.

43

ВЕК

44

В.В. Давыдова. В 2-х т. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1993.

3. Блауберг, И.В. Становление и сущность системного подхода [Текст] / И.В. Блау-берг, Э.Г. Юдин. — М.: Наука, 1973. — 271 с.

4. Голубинцев, B.O. Философия [Текст] / В.О. Голубинцев, А.А. Данцев, В.С. Люб-ченко. — М.: Феникс, 2007.

5. Гончаров, В.С. Интериоризация как центральный механизм когнитивного развития. Психология проектирования когнитивного развития [Текст] / В.С. Гончаров. — Курган: Издательство Курганского государственного университета, 2005. — 235 с.

6. Долматова, Н.В. Субъектно-личностный подход к проблеме профессиональной подготовки специалиста по социальной работе [Текст] / Н.В. Долматова // Социальная политика и социология. — 2006. -№ 2. — С.138-146.

7. Зеер, Э.Ф. Личностно-ориентированные технологии профессионального развития специалиста [Текст] / Э.Ф. Зеер, О. Н Шахматова. — Екатеринбург: Урал. гос. проф.-пед. ун-т, 1999.

8. Клименко, И.Ф. Генезис ценностных ори-ентаций, исследование отношения к норме социального поведения на разных этапах социального развития человека [Текст] / И.Ф. Клименко // К проблеме формирования ценностных ориентаций и социальной активности личности. — М., 1992. — С.3-12.

9. Левкович, В.П. Моральные нормы — регуляторы поведения личности [Текст] / В.П. Левкович // Советская педагогика. -1976. — № 3. — С. 96-107.

10. Мушкирова, А.Н. О формировании ценностных ориентаций подрастающего поколения [Электронный ресурс] URL: // http://www.rusnauka.com/Pedagog/84.html (дата обращения: 12.10. 2015).

11. Педагогический энциклопедический словарь [Текст] / Под ред. Б.М. Бим-Бада. -М.: Большая Российская энциклопедия, 2002. — 528 с.

12. Петровский, А.В. Краткий психологический словарь [Текст] / А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский. — М.: Политиздат, 1985.

13. Петровский, А.В. Основы теоретической психологии [Текст] / А.В. Петровский,

М.Г. Ярошевский. — М.: ИНФРА-М, 1999.

— 528 с.

14. Психология развития. Словарь [Текст] / Под общей ред. А.В. Петровского, редактор-составитель Л.А. Карпенко. — М., 2005.

15. Рубчевский, К.В. Социализация личности: интериоризация и социальная адаптация [Текст] / К.В. Рубчесвкий // Общественные науки и современность. — 2003.

— № 3.

16. Сенющенков, С.П. Проблема интериори-зации в истории отечественной психологии: Дис. … канд. псих. наук [Текст] / С.П. Сенющенков. — М., 2009. — 306 с.

17. Талызина, Н.Ф. Теория планомерного формирования умственных действий сегодня [Текст] / Н.Ф. Талызина //Вопросы психологии. — 1993. — № 1. — С. 92-101.

18. Шоттер, Дж. Интериоризация как «феномен границы» [Текст] / Дж. Шоттер, М.М. Бахтин, Л.С. Выготский // Вопросы психологии. — 1996. — № 6. — С. 107-117.

19. Ядов, В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности [Текст] / В.А. Ядов // Методологические проблемы социальной психологии. — М.: Наука, 1975. — С. 89-105.

REFERENCES

1. Abramovskih N.V., Koncepcija adaptivnoj sistemy podgotovki budushhih social’nyh pedagogov k professionalnoj dejatelnosti, Extended abstract of PhD dissertation (Pedagogy), Chelyabinsk, 2010, 41 р. (in Russian)

2. Bajdenko V.I., Vyjavlenie sostava kompeten-cij vypusknikov vuzov kak neobhodimyj jetap proektirovanija GOS VPO novogo pokoleni-ja, Moscow, 2006, 72 р. (in Russian)

3. Beljanin V.P., «Vvedenie v psiholingvisti-ku «, in: Rossijskaja pedagogicheskaja jen-ciklopedija, Moscow, 1993. (in Russian)

4. Blauberg I.V., Judin Je.G., Stanovlenie i su-shhnost sistemnogo podhoda, Moscow, 1973, 271 р. (in Russian)

5. Dolmatova N.V., Subektno-lichnostnyj pod-hod k probleme professionalnoj podgotovki specialista po socialnoj rabote, Socialnaja politika i sociologija, 2006, No. 2, рр. 138146. (in Russian)

6. Golubincev B.O., Dancev A.A., Ljubchenko B.C., Filosofija, Moscow, 2007. (in Russian)

7. Goncharov V.S., Interiorizacija kak central-nyj mehanizm kognitivnogo razvitija. Psi-hologija proektirovanija kognitivnogo razvitija, Kurgan, 2005, 235 p. (in Russian)

8. Jadov V.A., «O dispozicionnoj reguljacii so-cialnogo povedenija lichnosti», in: Metodo-logicheskie problemy socialnoj psihologii, Moscow, 1975, pp. 89-105. (in Russian)

9. Klimenko I.F., «Genezis cennostnyh orient-acij, issledovanie otnoshenija k norme social’nogo povedenija na raznyh jetapah social’nogo razvitija cheloveka «, in: Kprob-leme formirovanija cennostnyh orientacij i socialnoj aktivnosti lichnosti, Moscow, 1992, pp. 3-12. (in Russian)

10. Levkovich V.P., Moralnye normy — regulja-tory povedenija lichnosti, Sovetskaya peda-gogika, 1976, No. 3, pp. 96-107. (in Russian)

11. Mushkirova A. N., O formirovanii cennostnyh orientacij podrastajushhego pokolenija, available at: http://www.rusnauka.com/Peda-gog/84.html (accessed: 12.10.2015). (in Russian)

12. Pedagogicheskij jenciklopedicheskij slovar, ed. B.M. Bim-Bada, Moscow, 2002, 528 p. (in Russian)

13. Petrovskij A.V., Jaroshevskij M.G., Kratkij psihologicheskij slovar, Moscow, 1985. (in Russian)

14. Petrovskij A.V., Jaroshevskij M.G., Osnovy teoreticheskoj psihologii, Moscow, 1999, 528 p. (in Russian)

15. Psihologija razvitija. Slovar, pod obshhej red. A.V. Petrovskogo, Moscow, 2005. (in Russian)

16. Rubchevskij K.V., Socializacija lichnosti: interiorizacija i socialnaja adaptacija, Obsh-hestvennye nauki i sovremennost, 2003, No. 3. (in Russian)

17. Senjushhenkov S.P., Problema interiorizacii v istorii otechestvennoj psihologii, Phd dissertation (psychology), Moscow, 2009, 306 p. (in Russian)

18. Shotter Dzhon, Bahtin M.M., Vygotskij L.S., ‘Interiorizacija kak fenomen granicy «, Vo-prosy psihologii, 1996, No. 6, pp. 107-117. (in Russian)

19. Talyzina N.F., Teorija planomernogo formirovanija umstvennyh dejstvij segodnja, Voprosy psihologii, 1993, No. 1, pp. 92-101. (in Russian)

20. Zeer Je.F., Shahmatova O.N., Lichnostno-orientirovannye tehnologii professionalnogo razvitija specialista, Ekaterinburg, 1999. (in Russian)

Леванова Елена Александровна, доктор педагогических наук, профессор, кафедра социальной педагогики и психологии, Московский педагогический государственный университет, [email protected]

Levanova E. A., ScD in Education, Professor, Social Pedagogy and Psychology Department, Moscow state pedagogical University, [email protected]

Пушкарева Татьяна Владимировна, доктор педагогических наук, профессор, кафедра социальной педагогики и психологии, Московский педагогический государственный университет, [email protected]

Pushkareva T.V., ScD in Education, Professor, Social Pedagogy and Psychology Department, Moscow State Pedagogical University, [email protected]

45

Концепция поэтапного формирования умственных действий П.Я.Гальперина

Гальперин Петр Яковлевич (1902-1988) отечественный психолог, член Харьковской деятельностной школы, автор концепции планомерно-поэтапного формирования умственных действий и трактовки психологии как науки об ориентировочной деятельности субъекта.

Теория поэтапного формирования мыслительной деятельности была разработана в 50 годы, однако ее истоки восходят к более ранним взглядам Л. С. Выготского о развитии высших психических функций. Выступая против субъективно-идеалистических взглядов на природу психики, Выготский был убежден в связи психики и поведения. Соответственно принципу интериоризации, умственное — внутреннее — действие формируется как преобразование исходного практического действия, его поэтапный переход от существования в материальной форме к существованию в форме внешней речи, затем «внешней речи про себя» (внутреннее проговаривание) и, наконец, свернутого, внутреннего действия.

По Гальперину, любое новое умственное действие, например, воображение, понимание, мышление наступает после соответствующей внешней деятельности.

Этот процесс проходит несколько этапов, обуславливающих переход от внешней деятельности к психологической. Эффективное обучение должно учитывать эти этапы. По Гальперину, обучением условно можно назвать любую деятельность, поскольку тот, кто ее выполняет, получает новую информацию и умения, и одновременно получаемая им информация получает новое качество.

Теория поэтапного формирования умственных действий П.Я. Гальперина хорошо известна в отечественной психологии и получила широкое международное признание.

Процесс формирования умственных действий по П.Я. Гальперину совершается поэтапно:

1.Выявление ориентировочной основы действия. На этом этапе происходи ориентация в задании первоначально выделяется то, что само бросается в глаза.

2.Происходит формирование действия в материальном виде. На этом этапе обучающийся умственным действиям получает полную систему указаний и систему внешних признаков, на которые ему надо ориентироваться. Действие автоматизируется, делается целесообразным, возможен его перенос на аналогичные задания.

3.Этап внешней речи. Здесь действие подвергается дальнейшему обобщению благодаря его полной вербализации в устной или письменной речи. Таким образом, действие усваивается в форме, оторванной от конкретики, т.е. обобщенной. Важное значение приобретает не только знание условий, но и понимание их.

4.Этап формирования действий во внешней речи про себя. Этап внутренней деятельности. Так же как и на предыдущем этапе, действие проявляется в обобщенном виде, однако его вербальное освоение происходит без участия внешней речи. После получения мыслительной формы действие начинает быстро редуцироваться, приобретая форму идентичную образцу, и подвергаясь автоматизации

5.Формирование действий во внутренней речи. Этап интериоризации действия. Действие становится здесь внутренним процессом, максимально автоматизированным, становится актом мысли, ход которого закрыт, а известен только конечный «продукт» этого процесса.

Переход от первого из этих этапов ко всем последующим представляет собой последовательную интериоризацию действий. Это переход «извне внутрь».

Вся деятельность не является самоцелью, а вызвана неким мотивом этой деятельности, в состав которой он входит. Когда цель задания совпадает с мотивом, действие становится деятельностью.

Т.е. деятельность — это процесс решения задач, вызванный желанием достичь цели, что может быть обеспечено с помощью этого процесса.

Роль мотивации Гальперин оценивает так высоко, что наряду с 5 основными этапами в процессе овладения новыми действиями в последних своих работах он рекомендует учитывать еще один этап — Формирование соответствующей мотивации у учащихся.

Психологический закон усвоения знаний состоит в том, что они формируются в уме не до, а в процессе применения их к практике.

Человек лучше всего запоминает те знания, которые использовал в каких-то собственных действиях, применил к решению каких-то реальных задач. Знания, не нашедшие практического применения, обычно постепенно забываются.

Усвоение знаний является не целью обучения, а средством. Знания усваиваются для того, чтобы с их помощью научится что-то делать, а не для того, чтобы они хранились в памяти.

Всякое хорошо освоенное действие (двигательное, перцептивное, речевое) — это действие полностью представленное в уме. Человек, умеющий правильно действовать, способен мысленно выполнить это действие от начала и до конца.

Общая психология (стр. 20 из 55)

6. Лефрансуа, Г. Прикладная педагогическая психология / Г. Лефрансуа.— СПб. : Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. — (Проект «Главный учебник»).

7. Люблинская, А. А. Детская психология /А. А. Люблинская. — М. : Просвещение, 1971.

8. Немов, Р. С. Психология : учеб. для студентов высш. пед. учеб. заведений : в 3 кн. / Р. С. Немов. — 2-е изд. — М. : Просвещение : ВЛАДОС, 1995. — Кн. 1 : Общие основы психологии.

9. Петровский, А. В. Общая психология / А. В. Петровский. — М. : Просвещение, 1987.

10. Рубинштейн, С. Л. Основы общей психологии : в 2 т. / С. Л. Рубин-
штейн. — М. : Педагогика, 1989. — Т. 1.

11. Слободчиков, В. И. Основы психологической антропологии. Психология развития человека : Развитие субъективной реальности в онтогенезе : учебное пособие для вузов / В. И. Слободчиков, Е. И. Исаев. — М. : Шк. пресса, 2000.

1 Понятие о деятельности

Человек — это существо сознательное, рефлексивное и деятельное. Он живет в системе живых, практических связей с другими людьми. Деятельность человека предстает как наиболее общий способ бытия человека в мире. Именно деятельность предопределяет, по мнению В. И. Слободчикова, человеческие характеристики этого бытия. Поэтому деятельность, убежден ученый, нельзя отождествлять только с разными формами активности.

Деятельность — это специфический вид человеческой активности, направленной на творческое преобразование, совершенствование действитель­ности и самого себя.

По А. Н. Леонтьеву, структура деятельности включает цели, потребности, предмет (мотив), действия, операции. Единицей деятельности выступает действие, имеющее свою цель и мотив. В зависимости от внешних и внутренних условий всей деятельности цель отдельного действия достигается с помощью приемов (способов осуществления действия). Операция представляет собой действие, отделившееся от конкретных условий, в которых оно возникло, на основе усмотрения сходства (в задачах), обобщения.

Внутренняя деятельность, утверждает А. Н. Леонтьев, имеет аналогичное строение с внешней (предметно-практической) и производна от нее. Субъект, обладая определенными врожденными особенностями, которые во внешней деятельности становятся действительными, преобразуется. Для построения внутреннего действия его необходимо построить как внешнее. В форме развернутого внешнего действия оно первоначально формируется. В процессе постепенного преобразования, сокращения звеньев и изменения уровня, на котором оно осуществляется, происходит передача и присвоение человеком общественно-исторического опыта предшествующих поколений. С позиций деятельностного подхода процесс приобщения человека к деятельности, ее усвоения носит активный характер, создает предпосылки для развития осваиваемой деятельности, формирует компетентности (знания и способы решения задач).

2 Понятие о навыках и умениях

Любая деятельность требует использования определенных движений и действий, т. е. навыков. Любая разумная деятельность, однако, не сводится к навыку. Умение и навык — это разные уровни овладения деятельностью.

Навык — это, как правило, движение или простое физическое действие с предметом, орудием, инструментом. Исключение составляют навык чтения, орфографические и вычислительные навыки. Умения, напротив, представляют собой умственные действия по отбору из опыта знаний и выработанных навыков и использованию их в нужной комбинации и последовательности. Умения включают в себя знания, навыки и более простые умения. Таким образом, структура умения более сложная, чем структура навыка.

Для формирования навыка и умения требуются время и упражнения — многократно целенаправленно повторяющиеся действия. Однако навыки вырабатываются довольно быстро многократными однообразными повторениями действий, доведениями их до автоматизма. При этом важно сохранение одних и тех же условий их выполнения. Умения в отличие от навыков формируются медленно, вырабатываются в разнообразных упражнениях с разным содержанием, не автоматизируются. Для формирования умений учащиеся должны решать разные по структуре и содержанию задачи, постепенно овладевать способами, приемами действия, научиться широко их использовать, т. е. переносить способ решения на другие задачи. Овладевая умением, ученик сначала овладевает действием, а затем уже использует его как прием.

В процессе выполнения упражнений навыки быстро достигают совершенствования, умения же могут совершенствоваться бесконечно. Более того, при высоком уровне обобщения умения могут стать общим способом действия и сохраниться как качества личности. Напротив, с прекращением упражнений навыки распадаются и угасают.

Признаки сформированности умения: правильность, осознанность и самостоятельность выполнения действия.

Признаки сформированности навыка: частичная осознанность и автоматизация тех или иных компонентов действия, достаточная правильность, самостоятельность и быстрота его выполнения. При сформированности навыка устраняются мышечное напряжение и лишние движения (человек легко выполняет действие). Зрительный контроль над выполнением движений в значительной мере заменяется мышечным контролем, человек сосредоточивается главным образом не на способах действия, а на обстановке и результатах действий, т. е. его сознание предваряет серии приемов, которые следует использовать, что в психологии называют антиципацией.

Таким образом, навык — это частично автоматизированное действие, не требующее сознательного контроля и специальных волевых усилий для его выполнения. Умение — это совокупность знаний и навыков, обеспечивающих успешное выполнение деятельности. Это способность выполнять определенные действия с хорошим качеством и успешно справляться с деятельностью, включающей эти действия.

3 Механизмы формирования навыков и умений

С позиций деятельностного подхода механизмами формирования умений и навыков выступают интериоризация и экстериоризация.

Интериоризация — это процесс перехода от внешнего, реального действия к внутреннему, идеальному. Переход осуществляется благодаря слову учителя, его объяснению, рассказу в процессе деятельности школьников, организованной и управляемой педагогом. Благодаря интериоризации учащиеся приобретают способность оперировать образами предметов, которые отсутствуют в данный момент, перемещаться мысленно в будущее и прошлое.
В рамках этого перехода внешние по своей форме процессы преобразуются в процессы, протекающие в плане сознания. При этом они подвергаются трансформации: обобщаются, вербализуются, сокращаются, становятся способными к дальнейшему развитию.

Важно заметить, что при интериоризации внешнее «не заполняет пустоту». Имеющиеся у школьника в неразвитой форме способности выступают как предпосылки тех способностей, которые развиваются у него в процессе создания или освоения продуктов деятельности. В результате интериоризации у учащихся формируются знания и навыки.

Экстериоризация — это переход внутренних (уже освоенных) действий во внешний план. Результатом экстериоризации являются умения.

Важным механизмом формирования умений и навыков с позиций социально-когнитивного подхода (А. Бандура) можно рассматривать научение через моделирование, суть которого в наблюдении учеником за другими людьми (учителем, сверстником), выполняющими определенное действие, и формирование представлений о том, каким образом это действие должен выполнять он сам. Результатом научения через моделирование выступает освоение и выполнение действия.

Большую роль в организации научения через наблюдение играют по А. Бандуре, следующие процессы: а) внимание; б) запоминание;
в) осуществление действий на практике; г) мотивированность. В задачи учителя входит организация внимания учеников, формирование у них потребности в освоении нового действия и установки на прочное и длительное запоминание наблюдаемого, обеспечение опоры на прошлый опыт ученика, формулирование четких указаний о том, как необходимо выполнять действия, осуществление коррекции выполняемых учеником действий при необходимости.

4 Условия формирования навыков и умений

Формировать навыки и умения могут различные методы обучения, главными из которых являются упражнения, т. е. не простое механическое повторение действий, а их совершенствование.

Проведению упражнений по отработке навыков и умений предшествует усвоение теоретических знаний. Важно, чтобы формируемые знания отвечали требованиям научности, доступности, наглядности, сознательности, активности и прочности обучения.

Учитывая явление взаимодействия навыков, возможности переноса (положительное влияние опыта и имеющихся навыков на формирование нового навыка), учителю нужно обратить внимание учащихся на черты существенного сходства в решаемых задачах. Благодаря переносу можно ускорить процесс освоения интеллектуальных действий и операций, быстро освоить новые виды деятельности. Для ослабления интерференции (отрицательное влияние опыта и имеющихся навыков на формирование нового навыка) полезно довести до сознания учащихся черты существенного различия в решаемых задачах. Это, безусловно, облегчит процесс переучивания.

При отборе упражнений следует реализовать ряд принципов: от простых упражнений к сложным, от репродуктивных к творческим, проведение достаточного количества упражнений для отработки навыков. Перед выполнением упражнений учителю желательно провести прогностический контроль: проинформировать учеников о возможных ошибках и способах их предупреждения. По ходу выполнения учениками упражнения учитель осуществляет другие виды контроля: текущий и итоговый. Если первые действия выполняются многими учениками с ошибками, учитель может приостановить работу всего класса для предупреждения формирования ошибочно усвоенных действий. Общеизвестно, что переучивание требует значительных усилий и педагога, и ученика.

(PDF) Когнитивные препятствия в интериоризации концепции суммы Римана через подход APOS

математическое мышление [4]. Абстракция, которую испытывают студенты, может быть эмпирической, псевдоэмпирической,

или рефлексивной абстракцией. В математическом образовании рефлексивная абстракция — очень важное понятие

[5]. В соответствии с теорией рефлексивной абстракции, понимание учащимися математических концепций

развивается, когда они размышляют о проблеме и ее решении, что создает определенные ментальные структуры

.Дубинский сформулировал эту ментальную структуру в форме действия, процесса, объекта и схемы

(APOS) и происходил последовательно [6].

Теоретически, процесс достижения этой ментальной структуры может быть направлен посредством генетической декомпозиции

, но данные показывают, что эта генетическая декомпозиция не всегда достигается. Трудности

в построении процесса изменят генетическую декомпозицию в целом, поскольку последовательность

характеристики APOS.Это исследование будет изучать трудности или препятствия учащихся через действие

интериоризации, так что процесс не может быть построен так, как ожидалось.

2. Теоретические основы

2.1. Отражательная абстракция

Отражательная абстракция — это один из трех типов абстракции, упомянутых Пиаже. Другой — эмпирические

абстракций и псевдоэмпирические. Пиаже утверждал, что рефлексивная абстракция является основой всего

развития математического мышления и высшей формы человеческого мышления [6].Отражательная абстракция

— это ментальный механизм, посредством которого структура математической логики развивается в мышлении человека

[7].

Пиаже приводит множество примеров того, как рефлексивная абстракция возникает в математическом мышлении маленьких детей

[6]. Существует несколько теорий возникновения абстракции-рефлектора. Дрейфус сказал, что

происходит от представления, обобщения и синтеза [8]; Hershkowitz et.al, который утверждает, что

рефлексивная абстракция происходит через распознавание, построение с помощью и построение [9]; и Дубинский, который

сказал, что это происходит посредством интериоризации, координации, резервирования, инкапсуляции, деинкапсуляции,

обобщения и тематизации [6].

Исследование рефлексивной абстракции в продвинутой математике, проведенное Нарди в 1996 году,

выявило и исследовало напряжения, которые возникают, когда начинающий математик встречается с математическими абстракциями

[10].В то время как Sopamena et.al. провели качественное исследование для описания рефлексивных абстракций в задаче

решения числовой последовательности [5]. Вирианто определил уровень абстракции при решении задач

производного приложения и конечного интеграла [11]. Некоторые исследования показали различные точки зрения на рефлексивную абстракцию

, такие как напряжение мышления, описание процесса и выравнивание. Это исследование

исследует трудности учащихся в процессе рефлексивной абстракции, руководствуясь подходом APOS,

, особенно в интериоризации действия, ведущего к процессу ментального.

2.2. APOS

Некоторые исследования развития и процесса познания, включая абстракцию, исследуют учебный план обучения

. Потребность в учебном дизайне в исследованиях, которые определяют развитие учащихся

, и между учебным дизайном и исследованиями взаимозависимы. С другой стороны,

дизайн среды учебного класса является исследовательским контекстом. Исследования в области учебного дизайна

находятся в стадии разработки, а APOS — это продолжающееся исследование по построению концепции, проведенное

Дубински в рамках исследования когнитивного развития.Другое исследование — это концептуальное изображение и определение концепции

(CID) Виннера и Херсковица в 1980 г., «Регистровое семиотическое представление» Дюфала в 1995 г.,

«Три мира математики» (TWM) в 2004 г. Дэвид Толл [12].

Необходимость учета педагогических аспектов в исследовании абстракции подтверждается Ozmantar &

Monaghan, в котором говорится, что математическая абстракция существует [13]. Построение абстракций

зависит от контекста, в котором выполняется учебная деятельность.Озмантар заявил, что он предпочитает контекст

терминов, чем расположение. Они также подчеркнули необходимость строительных лесов для поддержки абстракции. Ozmantar

отметил, что исследование Hershkowitz et al. Исследование, проведенное в 2001 году, показало наличие интервьюера

, который побуждал студентов размышлять о том, что было сделано, чтобы их успехи превысили

IINDRUM2020 Template

% PDF-1.4
%
1 0 obj
>
эндобдж
9 0 объект

/Заголовок
/Предмет
/ Автор
/Режиссер
/ Ключевые слова
/ CreationDate (D: 20210502053819-00’00 ‘)
/ ModDate (D: 20201201164620-05’00 ‘)
>>
эндобдж
2 0 obj
>
эндобдж
3 0 obj
>
эндобдж
4 0 obj
>
эндобдж
5 0 obj
>
поток
Microsoft® Word для Microsoft 365

  • Шаблон IINDRUM2020
  • INDRUM
  • Microsoft® Word для Microsoft 3652020-12-01T16: 46: 20-05: 002020-12-01T16: 46: 20-05: 00uuid: 6149C243-BB64-4010- 82C4-1D804FC8C619uuid: 6149C243-BB64-4010-82C4-1D804FC8C619

    конечный поток
    эндобдж
    6 0 obj
    >
    эндобдж
    7 0 объект
    >
    эндобдж
    8 0 объект
    >
    эндобдж
    10 0 obj
    >
    эндобдж
    11 0 объект
    >
    эндобдж
    12 0 объект
    >
    эндобдж
    13 0 объект
    >
    эндобдж
    14 0 объект
    >
    эндобдж
    15 0 объект
    >
    эндобдж
    16 0 объект
    >
    эндобдж
    17 0 объект
    >
    эндобдж
    18 0 объект
    >
    эндобдж
    19 0 объект
    >
    / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC / ImageB / ImageI]
    >>
    эндобдж
    20 0 объект
    >
    поток
    x ڝ XɎ6 + MUЇ 9bAS ~? HJFcĭX˫ «, wS) ٔ ybǯe \ 0> $ ^ VL & y: EL, ZZw6 = Y + ngji
    грамм
    y6]?> &) DU% M & Z «m * cgl {EG4 (݇ A + DsO {sQy; lY3 ٱ hMXNU7 @ Q * FH? Xq Պ p_D | ո kUJs`ҌI # F # 6H» Mʓɬ9OyMy + ɣdY

    Венесуэльцев в Бразилии : Проблемы защиты

    С 2015 года, с обострением кризиса в Венесуэле и последующим увеличением числа перемещенных лиц, 5000 венесуэльцев ежедневно покидают свои дома; Бразилия принимает неизвестное количество венесуэльцев, прогнозируемое число достигнет от 40 000 до 50000 из предполагаемого общего числа 1.6 миллионов венесуэльцев, покинувших свою страну в 2017 году. Однако Бразилия — не единственное место назначения венесуэльцев, спасающихся от глубокого кризиса (который включает нехватку предметов первой необходимости, заоблачную инфляцию, отсутствие безопасности, антидемократические действия правительства и в некоторых случаях — конкретное политическое преследование противников режима Мадуро в своей стране. Данные помещают Бразилию как 4 или 5 страну назначения для перемещенных венесуэльцев в регионе Южной Америки с точки зрения численности, после Колумбии (крупнейшего получателя), Перу и Чили; и, в зависимости от источника, с меньшим количеством венесуэльцев, чем в Аргентине.Если рассматривать Латинскую Америку, Бразилия опускается на 7 -е место на , уступая Мексике и Панаме. Тем не менее, Бразилия представляет интересный «пример» проблем защиты, с которыми сталкиваются вынужденно перемещенные венесуэльцы. С одной стороны, можно увидеть ответ Бразилии на проблемы их прибытия с точки зрения правовой защиты, в отношении их правового статуса и даже в отношении признания венесуэльцев в качестве вынужденных мигрантов в целом и, в частности, в качестве беженцев. . С другой стороны, существуют проблемы с обеспечением их необходимой защиты, т.е.е. гарантировать все их права, включая права человека и доступ к ним (Jubilut, Apolinário, 2008).

    Правовой статус и последующие проблемы защиты

    Реакция Бразилии на приток мигрантов с точки зрения правового статуса была запутанной. С одной стороны, было немного случаев признания статуса беженца, хотя на рассмотрении находится более 32000 заявлений о предоставлении убежища, и есть явные основания для признания. Это связано с тем, что, как упоминалось выше, есть лица, покидающие Венесуэлу из-за индивидуального вполне обоснованного страха преследования, основанного либо на политических убеждениях, либо на принадлежности к социальной группе, и, следовательно, они должны быть защищены. режим беженцев, поскольку они соответствуют критериям Конвенции 1951 года о статусе беженцев.Кроме того, Бразилия также принимает критерий Картахенской декларации о беженцах для признания статуса беженца, принимая бегство от грубого и повсеместного нарушения прав человека в качестве отдельного основания для признания в своем Законе о беженцах (Закон 9.474/97). Таким образом, статус беженца должен применяться к венесуэльцам, ищущим защиты в Бразилии. Похоже, что это также рекомендованная точка зрения Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (УВКБ ООН), поскольку оно призвало государства относиться к венесуэльцам как к беженцам, учитывая, что, даже если прямо не призывает к признанию их статуса беженцев, рекомендация является чтобы гарантировать им, например, доступ на безопасные территории, защиту невыдворения (т.е. не депортировать, не высылать или насильно высылать), место жительства и право на работу. Тем не менее, это не была позиция правительства Бразилии, несмотря на то, что оно освещало венесуэльский кризис на международных форумах и выступало за приостановление деятельности организаций, что показывает, что все еще существует степень свободы действий в применении международно признанных критериев. для статуса беженца.

    Несмотря на то, что могут быть вынужденно перемещенные венесуэльцы, которые не могут претендовать на статус беженца или не хотят считаться с этой формой международной защиты.Таким образом, миграцию из Венесуэлы в Бразилию следует рассматривать, по крайней мере, как ситуацию смешанного миграционного потока, сложную миграционную ситуацию, в которой беженцы и другие мигранты используют одни и те же каналы и маршруты для доступа к безопасным территориям (IOM 2014, p. 63 ). Непризнание этого аспекта венесуэльской миграции подчеркивает трудности, с которыми бразильское правительство справляется со смешанными миграционными потоками и гарантирует особую защиту при миграции, предусмотренную международными нормами, на которые оно согласилось, тем самым не обеспечивая адекватной защиты. перед лицом особых потребностей и уязвимых мест (Jarochinski Silva, 2011; и Jarochinski Silva, Bógus, Silva, 2017, p.15-30).

    Бразилия предпочла более широко признавать венесуэльцев как (вынужденных) мигрантов и, таким образом, подпадающих под действие внутренних правил страны в отношении миграции и без гарантий защиты, предоставляемых режимом беженцев, таких как вышеупомянутая защита о невысылке. Национальный режим миграции в Бразилии недавно претерпел изменения, что означает, что более интенсивный приток венесуэльцев в Бразилию регулируется двумя законами о миграции.До ноября 2017 года регулирующим законом был Закон 6.815 / 80, известный как Статут об иностранцах, правовая норма, принятая в течение десятилетий диктатуры в Бразилии, которая была сосредоточена в основном на национальной безопасности. С ноября 2017 года применимым законом стал Закон 13.445 / 17, Закон о миграции. Новый закон принял новую парадигму в управлении миграцией в Бразилии, в которой права человека стали одним из руководящих принципов и принципов (статья 3, I).

    Тем не менее, с точки зрения правового статуса венесуэльцев на практике мало что изменилось.Это связано с тем, что в соответствии с Законом 6.815 / 80 Национальный совет по иммиграции (CNIg на португальском языке) принял резолюцию 126, которая позволяет упорядочить правовой статус венесуэльцев в Бразилии. Эта резолюция касалась не только венесуэльцев, а, скорее, всех граждан стран, граничащих с Бразилией. Однако, несмотря на то, что резолюция имела более широкий охват, венесуэльцы составили почти все запросы о регуляризации в соответствии с ней, подавая заявки на получение постоянного статуса в огромных количествах.

    Новая логика прав человека, провозглашенная Законом 13.445 / 17, похоже, не повлияла на то, как Бразилия занимается защитой венесуэльцев. Единственным изменением после введения нового иммиграционного режима было снятие требования, согласно которому иммигрант должен был въехать в Бразилию через ее сухопутные границы (там же), вызванный постановлением Резолюции, а именно Межминистерским правилом 9, которое все еще оставалось в силе. написано с точки зрения, согласно которой иммигранты в целом рассматриваются как угроза (Jarochinski Silva, 2018).Тем, кто соответствует требованиям конкретных правил этого типа пребывания (т.е.условиям, изложенным в Межминистерском правиле 9), предоставляется разрешение на законное пребывание сроком на 2 года. За два месяца до истечения двух лет можно подать заявку на постоянное проживание. Это гарантирует те же права лицам, которые выбирают этот способ защиты, что и все другие иммигранты, регулярно проживающие в Бразилии. Регламент также позволяет работать в стране (статья 5).

    Закон 13.445/17 вводит понятие «гуманитарный хостинг» как один из его принципов (статья 3, VI) и как основу для виз в Бразилию (статья 14, I, c). Этот тип визы может быть выдан «лицам без гражданства или гражданам любой страны, сталкивающейся с серьезной ситуацией или неизбежной институциональной стабильностью, вооруженным конфликтом, катастрофой огромных масштабов, экологической катастрофой или серьезным нарушением прав человека или международного гуманитарного права, или при других гипотезах, как описано в его положении »(статья 14, III, п.3, вольный перевод). Однако для этой формы правового статуса еще не определены ее практические требования и процессы, несмотря на то, что регулирование Закона уже существует (Указ 9.199 / 17). Практика «гуманитарного приема» должна предусматривать, помимо регулярного легального пребывания в стране, другой статус (как в случае статуса беженца), учитывая, что уязвимость мигрантов неявно признается в этой форме защиты. Это также должно допускать возможность не окончательного возврата в страну происхождения, учитывая, что венесуэльский поток, особенно на границе между Бразилией и Венесуэлой, имеет в качестве одной из своих характеристик сильный контекст денежных переводов, не только денежных, но и а также продуктов, которые зачастую сами венесуэльцы привозят в страну происхождения.

    В свете этого, а также с точки зрения правовой защиты, можно сказать, что, несмотря на недостаток в отношении применения режима беженцев, Бразилия нашла пути для широкой регуляризации венесуэльцев, с учетом более 25000 человек с формами легальное пребывание помимо статуса беженца. Это можно рассматривать как положительный момент, поскольку это не увеличивает уязвимость мигрантов, поскольку не дает им постоянного правового статуса в стране, но также имеет отрицательные аспекты, поскольку мало внимания уделяется конкретным потребностям.Этот сценарий пробелов в защите также рассматривается с точки зрения интеграции венесуэльцев в Бразилию.

    Интеграция и проблемы комплексной защиты

    Целостный подход к интеграции требует гарантий экономических, социальных и культурных прав и доступа к указанным правам. Однако Бразилия не применила этот подход к венесуэльским мигрантам. С одной стороны, большое внимание уделялось регуляризации трудовых отношений, то есть их привлечению на рынок труда.С другой стороны, у них были трудности с доступом к основным правам.

    Венесуэльцы пересекли северную границу Бразилии, расположенную в Легальной Амазонии, регионе с низкой демографической плотностью, низким качеством государственных услуг и трудностями в связи с остальной территорией Бразилии, учитывая, что, помимо больших расстояний до В более густонаселенных районах страны мало и дорогих транспортных средств (Jarochinski Silva, 2017). Поскольку большинство венесуэльцев остаются в Легальной Амазонке и сосредоточены в штате Рорайма (по последним данным, их число составляет 25 000), их дело стало одним из «козлов отпущения» на региональном уровне.Государственные и муниципальные власти обвинили венесуэльцев в «коллапсе» государственных услуг в их районах, явно пытаясь избежать каких-либо обязательств. Кроме того, они утверждали, жестко, но не прямо, что венесуэльцы не имеют права на доступ к услугам, гарантирующим основные права, несмотря на то, что Конституция Бразилии гарантирует всеобщий доступ к здравоохранению и базовому образованию, а бразильское законодательство определяет компетенцию штатов и городов в область экономических, социальных и культурных прав.

    Эти типы дискурсов привели, с одной стороны, к появлению ксенофобских действий (таких как нападения на приюты и дома, где жили венесуэльцы), а также к идее прибытия иммигрантов в целом как угрозы (с новости о «вторжениях» и завышении цифр, например), и, с другой стороны, на запросы о действиях, которые выходят за рамки обязательств международного права, таких как закрытие границ.

    Региональные власти также заявляют, что ответственность за все вопросы, связанные с беженцами и другими мигрантами, лежит на федеральном правительстве, которое имеет ограниченные возможности для прямых действий и направляет средства штатам и городам для обеспечения этих основных прав.Вариант федерального правительства взять на себя более прямые действия в отношениях с венесуэльцами заключался в милитаризации действий по защите и интеграции на первых этапах. Несмотря на тот факт, что это привело к тому, что некоторые венесуэльцы лишились крайней уязвимости, например, вышедших на улицы; это не подход, основанный на правах человека и основанный на социальной помощи, основанной на гарантиях прав и достоинства.

    Федеральное правительство также приняло политику «интериоризации» венесуэльцев, что означает их переселение при содействии правительства по всей территории Бразилии.В рамках этой политики заинтересованные министерства определяют новые направления путем переговоров с другими правительственными органами (из штатов и городов), судьбы сообщаются беженцам, которые решили быть перемещенными или нет. И, несмотря на то, что ООН поддержала эту инициативу, уместно отметить, что существует пробел в участии гражданского общества и делового сектора, которые являются фундаментальными и важными для интеграции в новое место назначения и для формального вывод на рынок труда.До сих пор процесс интериоризации привел венесуэльцев из Боа-Виста (Рорайма) в Сан-Паулу (Сан-Паулу), Куябу (MT), Манаус (Амазонас), Игарассу (Пернамбуку), Конде (Параиба) и Рио-де-Жанейро (Рио-де-Жанейро). ). Еще неизвестно, позволит ли интериоризация улучшить доступ к услугам и правам для венесуэльцев.

    Заключение

    Бразилия предприняла несколько действий в связи с перемещением венесуэльцев на ее территорию, однако следует отметить, что все еще существует потребность в дополнительных действиях, а также в улучшении действий и политики.Требуются лучшая правовая защита и доступ к правам (то есть интегральная защита). Большинство действий и политики кажутся реактивными, то есть происходящими после притока венесуэльцев, как это было в прошлом как с беженцами, так и с другими мигрантами, что приводит к поспешным действиям или необходимости принятия экстренных мер. Бразилия должна иметь в виду, что рост принудительного перемещения — это мировое явление, которое происходит, по крайней мере, в течение последних 10 лет и даже более остро в последние 5 лет (UNHCR 2018, p.4), и это имеет тенденцию к увеличению в будущем, как способ повысить его готовность справляться с возможным (и вероятным) притоком беженцев и других мигрантов. Тем временем Бразилия должна изучить свои основные международные обязательства, национальные ценности и конституционные основы, чтобы найти способы лучше защитить венесуэльцев, которые прибыли на ее территорию в поисках международной защиты.

    Список литературы

    Беттс, Александр. Миграция выживания: неудачное управление и кризис перемещения .Итака, 2013.

    Карнейро, Синтия Соарес. Venezuelanos recbem ajuda humanitária no Brasil. Jornal da USP (аудио-интервью). 5 июля 2018.

    Кошачий Фрейер, Луиза. Понимание венесуэльского кризиса перемещения. E-International Relations . 28 июня 2018 г.

    Международная организация по миграции (МОМ). Глоссарий миграции . 2. изд. Женева, 2014.

    Ярочински Силва, Жоао Карлос. Uma análise sobre os fluxos migratórios mistos.В: RAMOS, Андре де Карвалью; Родригес, Жилберто; Almeida, Guilherme Assis de (Orgs.) 60 anos de ACNUR: perspectivas de futuro . Сан-Паулу: Editora CL-A Cultural, стр. 201 — 220, 2011.

    Ярочински Силва, Жоао Карлос; Богус, Люсия Мария Мачадо; Сильва, Стефани Анжелика Хименес Ярочински. Os fluxos migratórios mistos e os entraves à proteção aos refugiados. 34 (1) Rev. бюстгальтеры. эстуд. население ., стр. 15-30, 2017.

    Ярочински Силва, Жоао Карлос. Migração forçada de venezuelanos pela fronteira norte do Brasil. Anais do 41º Encontro Anual da Anpocs . Caxambu — MG, 2017.

    Ярочински Силва, Жоао Карлос. Uma Política Migratória Reativa e Inadequada — A Migração Venezuelana Para o Brasil e a Resolução Nº. 126 do Conselho Nacional de Imigração (CNIg). В: Baeninger, Rosana et al (Org.) Migrações Sul-Sul . 2. изд. Кампинас: Núcleo de Estudos de População «Elza Berquó» — Nepo / Unicamp, v. 1, p. 637-650, 2018.

    Джубилут, Лилиана Лира. Защита беженцев в Бразилии и Латинской Америке — избранные эссе .Лондон, 2018.

    Джубилут, Лилиана Лира. Латинская Америка и беженцы: панорама. Voelkerrechtsblog , 2016.

    Jubilut, Liliana L .; Аполинарио, Сильвия М. О. С. Популяция убежища в Бразилии: им busca da proteção интегральная. 6 (2) Universitas- Relações Internacionais , 2008.

    Джубилут, Лилиана Л. Международное право беженцев и защита в Бразилии: модель в Южной Америке ?, 19 Journal of Refugee Studies , p. 22-44, 2006.

    Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (УВКБ ООН). Мировые тенденции. Вынужденное перемещение в 2017 г. Женева, 2018 г.

    Паес Браво, Томас. La voz de la diáspora venezolana . Мадрид: Ла Катарата, 2015.

    Ведовато, Луис Ренато; Бенингер, Розана. A distante regulamentação da acolhida humanitária. Jota , 1 апр.2018 г.

    Дополнительная литература по электронным международным отношениям

    Революция

    изнутри: интериоризация феминистской самопомощи Мишель Фергюсон — 14 марта 2014 г., 12: 30–1: 30 с.м.

    Спикер: Мишель Фергюсон, доцент политологии, Университет Колорадо-Боулдер

    Мейнстримный феминизм в США претерпел переход от радикального структурного анализа гендерного угнетения в 1970-х годах к неолиберальной модели индивидуальной ответственности за гендерное неравенство Cегодня. В этой статье я прослеживаю этот сдвиг с точки зрения изменения практики самопомощи в феминистском движении США. Я прочитала книгу Глории Стайнем «Революция изнутри: книга самооценки» 1993 года как ключевой текст, свидетельствующий об этом сдвиге в феминизме от политического движения, ориентированного на выявление и устранение структурных причин гендерного угнетения, к сравнительно внутреннему движению, продвигающему индивидуальную самооценку. помощь и расширение прав и возможностей отдельных женщин.Я дополняю это прочтение Steinem историческими отчетами об изменении представлений о самопомощи в феминизме. В 1970-е годы самопомощь феминисток носила отчетливо коллективный характер: феминистки организовывали женские приюты для борьбы с домашним насилием, они обучали друг друга делать аборты и оказывать репродуктивную помощь, а сама Стейнем была участником Бостонского коллектива книг о здоровье женщин, который в 1971 году опубликовал нашу книгу. «Тела, мы сами», книга, предназначенная для распространения информации о здоровье женщин.В то время как в 1970-х феминистки активно участвовали в создании институтов для коллективного решения структурных проблем, сегодня самопомощь имеет гораздо больший индивидуальный резонанс: вместо этого основные феминистские организации поощряют индивидуальное самотрансформацию, расширение прав и возможностей отдельных женщин принимать собственные решения в области здравоохранения. и (в случае «Манифесты Баумгарднера и Ричардса — 2000») индивидуализированное описание феминизма, которое каждая женщина может определять по своему желанию. Я называю этот отход от радикализма неолиберализацией феминизма.Опираясь на объяснение генеалогии Фуко, я утверждаю, что мы можем проследить эту неолиберализацию благодаря множеству влияний в американской культуре с 1970-х годов: движению самопомощи, терапевтическому повороту в 80-х и особенно заметному страху политических разногласий. в работе Steinem.

    Преобразование; определение трансформации Роберто Ассаджиоли

    Определение трансформации Роберто Ассаджиоли из его книги «Акт воли».

    «Закон X — Психологические энергии могут найти выражение: I.непосредственно (разрядка — катарсис) 2. косвенно, через символическое действие 3. через процесс трансмутации.

    На первый взгляд прямые режимы выражения не требуют особых комментариев. Они просто средства, с помощью которых достигается естественное и здоровое удовлетворение основных потребностей и склонностей. Но на самом деле все не так просто. Между этими потребностями и тенденциями часто возникают конфликты, которые ставят приоритеты и ограничивают их удовлетворение или даже сводят на нет его осуществимость.

    Более того, этим тенденциям нельзя заниматься одновременно; их проявление должно регулироваться на основе критериев возможности и пригодности. А это, в свою очередь, требует обдумывания, выбора и решений, фактически волевых акта.

    Определенные ограничения неизбежно накладываются из-за индивидуальных физических и психологических обстоятельств, препятствий, создаваемых нашими отношениями с другими людьми, а также социальных и экологических условий в целом.Но эти проблемы контроля и регулирования не являются неразрешимыми. Когда и до такой степени, что прямая экспрессия должна быть отложена, модифицирована или даже полностью запрещена, под рукой есть способы и средства косвенной экспрессии , которые могут предложить адекватное удовлетворение и часто могут быть предпочтительнее.

    A символическое разыгрывание часто так же удовлетворяет и освобождает, как и прямое выражение. Например, если гнев провоцирует нас на нападение на кого-то, кто, по нашему мнению, плохо с нами обращался, его прямое выражение может вовлечь нас в физическое или словесное нападение.Но ту же враждебность можно разрядить, ударив какой-нибудь предмет, символизирующий нашего противника.

    Еще один способ разрядить враждебность — написать оскорбительное письмо, дающее полный выход своей горечи и негодованию, — а затем не отправлять его! Простого действия по выражению гнева и возмущения на бумаге часто бывает достаточно, чтобы разрядить энергию или психологическое напряжение, которое оно несет.

    Преобразование и сублимация. Эти процессы имеют особое значение, поскольку их признание и использование предлагают лучшее и более долгосрочное решение многих основных человеческих проблем.Это требует их тщательного изучения и широкого применения. Широта предмета не позволяет адекватно рассмотреть его в данном контексте, но здесь представлены некоторые из существенных моментов.

    Преобразование энергий — это естественный процесс, происходящий постоянно, как «по горизонтали» в пределах каждого уровня — физического, биологического и психологического — и «вертикально» между всеми уровнями, где это можно увидеть как сублимация, или деградация, в зависимости от того, переносится ли энергия на более высокий или более низкий уровень.

    Эти преобразования часто происходят спонтанно, но они могут быть вызваны преднамеренными действиями воли. На физическом уровне тепло может быть преобразовано в движение (паровой двигатель) или электричество (термоэлектрический генератор). Электроэнергия, в свою очередь, может быть преобразована в тепло (электрическая плита) и движение (двигатель). Знание и использование этих и многих других преобразований составляет основу технологии.

    Химические комбинации веществ образуют другие вещества, обладающие свойствами, отличными от свойств их компонентов, и в некоторых случаях вызывают одновременное выделение тепла и энергии.В физических науках существует процесс, называемый сублимацией, посредством которого химическое вещество переходит из твердого состояния непосредственно в газообразное, а после охлаждения — до окончательной кристаллизации. Интересно отметить, что сублимация химических элементов особенно ценна как средство очистки.

    На биологическом уровне бесчисленные преобразования постоянно происходят или могут быть вызваны, и все они регулируются чудесными способами, делающими жизнь возможной. На психологическом уровне трансформации происходят постоянно.Многие из явлений, регулируемых вышеупомянутыми законами, происходят из-за взаимодействия и трансформации психологических энергий.

    Наиболее важными — хотя их механизм все еще остается для нас загадкой — являются преобразования и взаимодействия, которые происходят вертикально, то есть между энергиями различных уровней. Непосредственный интерес представляют биологические и физические изменения, вызванные действием умственных и психологических энергий. Их изучение и использование составляют обширную область психосоматической медицины.

    Тут все внешние воздействия определяются психологическими факторами. Идея в сочетании с желанием или чувством вызывает побуждение привести в движение соответствующие физические нагрузки. Например, желание богатства в сочетании с планом его приобретения может побудить человека отправиться в путешествие, заняться каким-либо делом или построить здание. Известно, что любовь к женщине, объединенная с оценкой условий для вступления в брак, трансформируется в желание продолжить определенное обучение или в решимость получить определенную работу.

    Все основные инстинкты и побуждения претерпевают такие трансформации, которые особенно очевидны в случае:

    Самоутверждения

    и агрессивности.

    Сексуальность и любовь.

    Преобразование боевых и агрессивных побуждений «имеет центральное значение, потому что оно представляет собой одно из наиболее эффективных, возможно, наиболее эффективных средств устранения межличностных конфликтов и предотвращения войны.Что касается сексуальности и любви, то, конечно, нет необходимости • подчеркивать тот факт, что способы справиться с этими двумя мощными влечениями — это экзистенциальная проблема, с которой сталкивается каждый человек. Этот предмет рассматривался в Психосинтез (глава VIII) и в моей брошюре «Трансформация и сублимация сексуальных энергий».

    Пути и средства психологической трансформации и сублимации можно резюмировать как: Возвышение; Б. Очищение; В. Интернализация; D.Расширение; E. Внешнее выражение.

    Посредством возвышения чисто физическое половое влечение может быть преобразовано в эмоциональную любовь; собственническая любовь — в любовную любовь; тягу к чувственным удовольствиям — в стремление испытать эстетические, интеллектуальные и духовные радости.

    Очищение касается в основном природы мотивов и намерений.

    Интерьер может преобразовать тщеславие и гордость в чувство внутреннего достоинства, личное самоутверждение — в духовное утверждение, агрессивные побуждения — в инструмент борьбы с внутренними «врагами».«Это использование было точно указано Фрэнсис Уикс:«. . . одна из наших великих задач в наши дни — интровертная война ».

    Добавочный номер вызывает преобразование эгоистической любви в последовательных, более широких кругах в любовь к семье, коллегам по работе, своей стране и человечеству. Отцовская и материнская любовь, которая могла быть лишена выражения из-за отсутствия детей, может быть дарована другим или всем людям, которые могут нуждаться в любви и помощи.

    Внешнее выражение соответствует «кристаллизации» сублимированных химических веществ.Таким образом, сострадание выражается в гуманитарных действиях; агрессивные тенденции могут использоваться в борьбе с социальным злом. Однако важно понимать, что существуют псевдосублимации,

    , которые следует распознавать и защищать от них. Они являются заменой, подделкой реальных вещей; они могут быть маскировкой, скрывающей импульсы и действия, которые на самом деле не сублимированы. В сублимации имеет значение искреннее намерение , .

    Псевдосублимация присутствует там, где есть лицемерие, очевидное или нет.

    Особого упоминания заслуживает процесс художественного творчества. Это считается формой сублимации; это часто бывает, но не всегда. В своей творческой деятельности писатель, художник или композитор часто выражает свои побуждения, побуждения и желания, а также свои стремления. Для него это тогда средство катарсиса. От природы и уровня этого выражения зависит качество преобразования задействованных энергий.

    «Теперь мы подошли к двенадцатой группе: символам трансмутации.Тело можно преобразовать с помощью процесса регенеративного психо-духовного преобразования (в ходе которого также развиваются психофизические и парапсихологические способности. Разум приводится в гармонию с духом и включает тело, достигая органического, гармоничное единство всех аспектов человеческого существа, которое мы могли бы назвать «биопсихосинтезом». Это истинная духовная алхимия. (Ассаджиоли в The Act of Will )

    Когда мы говорим об алхимии, мы обычно думаем о попытках » делать золото »- что-то, что когда-то казалось невероятным, хотя теперь это уже не так надумано, поскольку мы начали манипулировать атомами и преобразовывать один элемент в другой.Однако часто арабские и средневековые книги по алхимии использовали символический язык для выражения психо-духовной алхимии, то есть трансмутации людей. Это было признано рядом современных ученых, особенно Юнгом, который в последние годы своей жизни посвятил много времени и большую часть своей писательской деятельности символизму алхимии. В своей работе «Психология и религия» он подробно говорит об этом, показывая, как он также обнаружил этот символизм в снах своих пациентов и в рисунках, сделанных как больными, так и здоровыми людьми.”(Ассаджиоли в Transpersonal Development )

    Джайшри К. Один, Electronic Revolution

    Джайшри К. Один, Electronic Revolution

    Electronic Revolution
    Jaishree K. Odin
    Гавайский университет в Маноа

    В Галактика Гутенберга Маршалл Маклюэн
    указывает, что любая технология — это способ расширения смысла и его интериоризации.
    вызывает соответствующее изменение в культурной матрице. Он описывает
    печатный станок как технология, которая медленно трансформировала преимущественно
    слухово-тактильное общество писцов в культуру, которая была визуально предвзятой.Культура писцов в своей практике была преимущественно устной и, следовательно, полагалась на
    о взаимодействии различных органов чувств, которые отмечают оральное и слуховое взаимодействие
    любого вида. Интернализация печатных технологий подчеркнула диссоциацию
    визуального измерения из других органов чувств и, таким образом, способствовали абстрактному, последовательному,
    линейное описание, а также восприятие текста. Это подавляло взаимодействие
    смыслов, превратив печатное слово в его однородность и единообразие
    в прозрачный носитель, присутствующий там только для передачи информации.С участием
    рост электронных способов связи, согласно Маклюэну,
    линейные способы представления и опыта снова заменяются
    слуховыми / тактильными переживаниями, включающими взаимодействие чувств.

    Хотя Маклюэн специально имел в виду роль телевидения
    в преобразовании общества и превращении его в глобальную деревню, по его словам,
    как отмечает Эжен Провенцо, более
    применимо к коммуникационной революции, вызванной личным
    компьютер, который возвещает посттипографическую культуру.Пластичность
    вещательных СМИ приносит образы всего мира в нашу жизнь
    комнат и действительно способствует созданию глобальной деревни. Тем не менее, это все еще
    работает на основе парадигмы печати в представлении предварительно упакованных
    образы, раскрывающие линейное повествование. С другой стороны, Интернет в
    его децентрализованное, гипертекстовое расположение, в котором соединены разные узлы
    через несколько ссылок на другие узлы, распространяющиеся по всему миру в виде паутины
    обеспечивает демократичные способы общения, а также доступ к информации.Когда мы сравниваем два средства массовой информации, сетевые компьютеры и вещательное телевидение,
    ясно, что телевизионные изображения выглядят как вся поверхность без каких-либо
    глубина с линейной организацией, тогда как Интернет позволяет многоуровневую
    и активные способы связи и взаимодействия с возможностью полилинейного
    траектории. Кроме того, электронное слово плавно и податливо —
    текст на дисплее, способный к бесконечным мутациям. Может сочетаться с
    элементы графики, видео и аудио и могут существовать как автономные, так и
    а также сетевой текст.Мультимедийный электронный текст способен привлекать
    все наши чувства. Поскольку электронные СМИ, в отличие от телевидения, очень интерактивны
    по своей природе он может позволять исследования, основанные на интересах пользователя
    и цели — пользователь может быстро просмотреть материал, сосредоточиться на
    каждый подробный раздел или пропустите его, чтобы сделать небольшое отступление.

    Ванневар
    Буш в своей основополагающей статье Как мы можем думать , опубликованной в 1947 году.
    в Atlantic Monthly размышляли о распространении информации во всех
    поля и неадекватные методы его хранения и поиска.Традиционный
    методы каталогизации информации основывались на индексировании по алфавиту.
    или некоторые другие числовые системы, все из которых распределяют информацию по
    классы, подклассы и так далее. Например, в библиотечных базах книги
    каталогизированы по названиям, авторам, тематике или ключевым словам, и только они
    пути могут использоваться для получения информации. Буш утверждал, что это возможно
    иметь более эффективные и действенные методы хранения и поиска, которые
    работать по образцу, очень близкому к человеческому мозгу.Он назвал такое будущее устройство
    основанная на ассоциативной модели мышления человека как мемекс, который состоял бы
    стол, проекционные экраны, клавиатура, рычаги и кнопки. Это будет использовать
    коды для поиска и ввода информации, а также путем манипулирования ссылками на коды
    могут быть созданы между разными документами на разных уровнях. Эта ссылка
    позволит создать несколько следов в лабиринте информации, которая
    можно было использовать для разных целей. Но подождите — Буш не говорил о
    компьютеры в этой статье, появившиеся в 1947 году; его мемекс был основан на
    сложная система микрофильмов для хранения и поиска информации.Однако это дальновидное описание оказало огромное влияние на
    исследование и разработка компьютерных систем поиска информации.

    Видение Бушем системы хранения и поиска информации повлияло на
    Описание Теодора Нельсона взаимосвязанных компьютерных документов
    для которого он ввел термин «гипертекст». Нельсон увлекся компьютерами
    в 1960-х и задумал свой проект Xanadu, программу управления файлами для хранения
    связанного текста, а также данных.Нельсон заметил, что взаимосвязь не
    только устранила необходимость в копировании документов, тем самым повысив эффективность
    использование места, а также возможность прямого перехода от одного документа к другому
    в зависимости от потребностей и интересов пользователя. Нельсон утверждает в Dream Machines , что нелинейный и исследовательский
    СМИ хороши тем, что могут «представлять истинную структуру вещей»
    которые, как правило, не могут быть разрезаны на аккуратные последовательности, поскольку каждая часть
    прямо или косвенно связаны со всеми остальными частями.Могут быть «одновременные
    и взаимопроникающие структуры, которые нужно понимать отдельно
    и вместе »и во взаимосвязанной системе, что может быть сделано очень эффективно.
    Кроме того, это обеспечивает большую автономию и, следовательно, большее предпочтение.
    (29-30). В Literary Machines Нельсон предлагает подробный отчет
    своей электронной литературной системы, в которой Project Xanadu (мы никогда не видели
    окончательная версия). Он отмечает, что такая система не только организовала бы
    информацию наиболее эффективным образом, она также сможет
    расширение до «универсальной системы мгновенной публикации и архива»
    для мира »(2/4).


    Теория гипертекста

    Наши методы чтения и письма начинают радикально изменяться
    в результате все большего вмешательства компьютеров в нашу деятельность. Когда мы делаем переход
    от печати до электронного текста, мы можем оглянуться назад на технологию печати
    чуть более объективно. Последовательное и линейное представление, которое казалось
    такая естественная всего лишь десять лет назад, сейчас все чаще ставится под сомнение. Мы
    начинает понимать, как технология печати натурализовала условности
    единства, последовательного представления и линейных режимов
    аргументация.Сложность нашего тела, а также наша жизнь не могут
    быть адекватно описанным при ограничении последовательными способами представления
    и сделан так, чтобы излучать его вокруг искусственно созданного центра.

    Центр постоянно
    уступает место сетевому электронному тексту. Автономный электронный текст,
    тоже не статичен и не заморожен во времени. Вместо этого он динамичен, изменчив и
    эфемерный.
    Писатель в электронной среде имеет большую свободу формировать
    текст, не только на визуальном уровне, но и с точки зрения размера, цвета и типа
    шрифтов, определяющих внешний вид текста.Изображения, видео,
    и аудио может быть введено, и текстовые сегменты могут быть реорганизованы
    в любое время путем вырезания и вставки. Электронная среда становится
    театр, где естественны репетиции перед финальной постановкой.
    Легкость, с которой электронный текст может быть
    изменение в любой момент способствует его эфемерности и изменчивости, качествам
    которые прямо противоположны тем, которые встречаются в печатном тексте, что является воплощением постоянства
    и долговечность.

    Пожалуй, самая радикальная мутация, которую претерпевает электронный текст, — это когда
    он появляется в сетевой среде. Например, в Интернете
    каждый текст связан с любым другим текстом прямо или косвенно. Оба
    меняется отношение читателя и писателя к тексту
    радикально в сетевой среде. Поскольку связывание осуществляется так легко
    в электронной среде нет необходимости в сложных котировках.
    Основной текст можно напрямую связать
    к вторичным источникам.С другой стороны, однолинейный характер печатного текста позволяет
    без таких боковых отклонений. В печати
    текст, различие между первичным и вторичным текстами остается резким.
    Читая печатный текст, читатель буквально
    заставили следовать рассуждениям автора до конца. Будет ли читатель
    в конечном итоге соглашается с писателем — это другая история, но намеренность
    со стороны писателя заключается в том, чтобы полностью изложить свои взгляды и
    оригинальность.Читатель заканчивает книгу, следуя единому пути, который
    определяется писателем.

    В гипертекстовой среде авторитет автора распространяется
    поскольку у читателя больше возможностей выбрать путь, по которому он хочет пройти
    текст. Ссылки содержат отверстия или разрывы, которые
    может использоваться для создания новых путей и новых трассировок. Вторичные источники
    функционируют как периферийные устройства только до тех пор, пока считыватель остается в основном
    текст. Когда читатель переходит к связанному источнику, он становится
    центральный текст для читателя.Этот текст теперь содержит много других моментов
    отправлений в еще одни пункты прибытия. Центр в сетевом
    текста нет нигде, но он везде. Джей
    Болтер указывает в Writing Space , «текучесть электронной среды.
    позволяет текстам находиться в состоянии постоянной реорганизации. Они
    образуют узоры, созвездия, которые находятся в постоянной опасности разрушения
    вниз и комбинируя в новые узоры. Это напряжение приводит к новому определению
    письменного единства, которое может заменить или дополнить наши традиционные
    понятия единства голоса и аналитического аргумента »(9).Ссылки
    внутри текста к разным частям одного и того же текста или второстепенным текстам
    способствовать ассоциативному мышлению, когда смысл возникает из опыта читателя
    отношения, выкованные между взаимосвязанными текстами.

    В отличие от печатного текста, который заставляет как писателя, так и читателя
    тирания линейности, гипертекст позволяет писать,
    могут быть организованы и реорганизованы
    в разнообразии маршрутов чтения и письма. Отдельные текстовые единицы могут существовать
    в их единстве и в то же время связаны с другими
    текстовые блоки в гипертекстовом коллаже, которые можно вводить из любой точки.Комментируя несколько путей чтения, возможных в гипертекстовой среде, Джордж
    Ландоу отмечает, что гипертекстовый формат выявляет зависимость основного текста
    на другие тексты, тем самым перенастраивая текст, читателя и автора.
    Децентрализация текста рассеивает как текстовую, так и авторскую уникальность. Чем больше
    автономия читателя
    несет большую ответственность за создание связного повествования или смысла
    из рассредоточенного и децентрализованного текста.Читатель может проследить свой собственный путь через взаимосвязанные
    тексты
    так что ее
    чтение представляет собой тип письма. Эмерджентный характер актуализации
    гипертекстового пространства, расположенного в настоящем акте и преобразованного
    путем последовательных преобразований контекста, привело теоретиков к тому, чтобы увидеть сходство
    Гипертекст относится к устной литературе. Уолтер
    Онг утверждает, что электронные технологии открыли эпоху «вторичного
    оральность «, которая очень похожа на дописьменные устные культуры в» ее
    таинственность соучастия, воспитание чувства общности, концентрация
    в настоящий момент, и даже использования его формул »(136).С
    как чтение, так и письмо в гипертекстовой среде предполагает активное взаимодействие
    и обход, читатель
    становится неотъемлемой частью топологического пространства, созданного взаимодействием
    у нее есть несколько текстов. Фактически, чтение / запись гипертекста может
    рассматриваться как своего рода основной текст — путь, который следует читателю
    отмечает материализацию ее кочевой субъективности.

    Даже если и читатель, и писатель чувствуют себя уполномоченными в электронной среде,
    это расширение возможностей является результатом дальнейшей интеграции людей в технологию письма.Написано от руки
    или даже напечатанный или напечатанный текст, связь между тем, что написано / напечатано
    и то, что появляется на поверхности для письма, по-прежнему представляет собой взаимно однозначное отношение между
    писатель и техника письма.
    С другой стороны, в электронном тексте ряд взаимосвязанных команд
    распространять и распространять эти индивидуальные отношения между писателем,
    компьютер и текст. Хотя писатель может работать на многих уровнях
    текста с большой легкостью за гораздо меньшее время, тем не менее она зависит
    на технологии, над которыми она имеет меньший контроль, чем в предыдущих режимах
    письмо.


    Постколониальная теория и теория гипертекста

    Строительство мостов

    По мере появления виртуальных географических регионов материальные географии —
    сцена, а также суть наших культурных образований и произведений —
    также показывают радикальные преобразования. Повышение оцифровки информации
    еще больше сглаживает пути глобального капитализма и потока капитала
    определяет политику момента. Мгновенная передача данных, как
    Дэвид Харви указывает, что создал эпоху
    гибкого накопления, способного адаптироваться, фактически использовать разнообразие
    и разница, чтобы достичь еще более высокого уровня развития в продвижении потребителей
    культура.

    Сжатие пространства и времени, вызванное передовой технологией, дало
    восхождение к теориям пространственного развития времени. В эпоху модернизма, когда время
    получил приоритет над пространством, и метанарративы были в моде, форвард
    марш времени рассматривался с точки зрения идеалов всеобщего прогресса для достижения
    человеческая эмансипация. Колонизация людей и мест была оправдана
    во имя прогресса цивилизации первобытных культур. Постструктуралист
    деконструкция истории, однако, показала, что не существует единой истории
    но много историй в любой культуре, хотя можно услышать только доминирующую.Поскольку феминистки и представители культур меньшинств требовали, чтобы их голоса были услышаны,
    они срочно осознали необходимость описания местоположения
    из которого они говорили. Таким образом, в феминистском, а также в постколониальном дискурсе
    пространство стало отдавать предпочтение с течением времени, потому что именно в пространствах
    истории разворачиваются. Майкл Фуко показал в своей работе, что очевидная историческая преемственность
    перемежается неоднородностями, и именно вдоль линий трещин
    раскрываются истории других.

    Для мигрантов из одной культурной зоны в другую это буквально возможно
    жить в двух культурах одновременно. Это породило представления
    индивидуальной субъективности, которая определяется в терминах множественности субъектов
    позиции, что является прямым вызовом более ранней формулировке субъективности
    как унитарное и единственное. В Borderlands / La Frontera , Gloria
    Анзалдуа подробно описывает эту радикально новую форму субъективности в терминах:
    нового «метиса», который имеет «терпимость к противоречиям, терпимость
    за двусмысленность «.Новый метис «учится жонглировать культурами.
    У нее множественная личность, она действует в плюралистическом режиме »(79). Таким образом,
    Анзалдуа предвидит гибридную природу субъективности людей, которые
    живут между культурами, основанными на расе, поле, классе или сексуальной ориентации.
    Донна Харауэй
    предлагает новый термин «киборг», который признает сложность
    идентичность, которая никогда не бывает той или иной, но состоит из частичных идентичностей
    и противоречивые позиции.

    Постколониальная критика унитарных моделей субъективности показывает, что
    все такие модели основаны на бинарном мышлении, которое создает такие категории, как
    себя и других, мужчин и женщин, первый мир и третий мир, где первый
    срок всегда является привилегированным.Отказ от бинарных моделей, постколониальный
    теоретики описывают субъективность и опыт как децентрализованные и
    плюралистический. Электронные средства массовой информации, опосредованные компьютером, могут использоваться как метафора
    для описания того, что происходит с культурой в целом, как Культура
    (представленная доминирующей группой) вытесняется культурами меньшинств
    которые требуют признания их истории, а также культурных произведений.
    Как в сетевых компьютерах разнообразная информация может существовать одновременно, так и в
    культурно разнообразное общество, в котором сосуществуют разные, иногда противоречащие друг другу нарративы.

    Хотя никто не станет отрицать, что тело представляет собой конкретную материальную
    материя, материальность тела — совсем другое дело. Существенность
    тела, определяющего нашу ориентацию по отношению к миру, оба
    как в материальном, так и в психологическом плане, во многом определяется нашими
    местоположение в зависимости от расы, класса и пола. Кэтрин
    Хейлз утверждает, что доминирующая культура предоставляет абстрактные модели, которые
    описывают культурные обычаи, но именно в их принятии включаются
    материализуются практики, которые придают телу культуру.

    В дальнейшем развитии практики регистрации и включения,
    философ-феминистка Джудит Батлер
    показал, что материальность тела — это конструкция, которая возникает из
    поля силы, которое формирует его контуры, маркируя его полом и гендером.
    Батлер описывает материальность тела, возникающую в матрице власти.
    отношения, так что субъект действует после, а не до
    материальность тела, возникающая в процессе разыгрывания.От
    переформулировка самого смысла конструкции и ее определение не только
    во времени, но также описывая это с точки зрения темпорального процесса, Батлер раскрывает
    сконструированная природа натурализованных состояний пола и гендера. Она предлагает
    что доминирующий субъект возникает в результате действия регулирующего гендерного
    нормы, предписанные доминирующей культурой. Хотя Батлер в основном сосредотачивается на
    перформативность пола, ее теория материальности тела
    достигнутое за счет перформативности гендера, также может быть применено к
    специфика расы, этнической принадлежности и класса.Таким образом, тела не только выполняют роль пола,
    они также выполняют этничность и класс. По краям, где доминирует
    культура встречается с культурами меньшинств, пограничный субъект возникает из
    постоянное столкновение доминирующих регулирующих норм с опытом меньшинства.
    Принимая во внимание, что на доминирующем сайте репликация того же самого отмечена производительностью,
    в пограничной зоне повторение происходит с разницей. Граница
    субъект — это субъект процесса, который должен в каждый момент вести переговоры
    разница.Получившийся в результате субъект, как Трин Минь Ха
    указывает на импровизацию, всегда в процессе становления, всегда
    «в разработке». Это в возможности исполнения
    того же самого с той разницей, что вызовы натурализованной доминант
    социальные и культурные нормы лгут.

    Бесконечные переговоры о различиях, которые ведет пограничный субъект
    in создает новое пространство, требующее собственной эстетики. Эта новая эстетика
    которую я называю постколониальной или гипертекстовой эстетикой
    представляет собой необходимость перехода от линейного, однозначного, закрытого, авторитетного
    эстетика, включающая пассивные встречи, которые характеризуются выполнением
    то же самое без разницы с нелинейной, многозначной, открытой, неиерархической эстетикой
    вовлекающие активные встречи, которые отмечены повторением того же самого с
    и в разнице.Художники как печатных, так и электронных СМИ
    использовать стратегии разрыва и прерывности для создания визуальных и текстовых
    повествования, которые являются полилинейными и в которых смысл не заключен в начертании
    одной повествовательной траектории, а скорее во взаимоотношениях, которые разные
    начертания сковывают друг с другом. Джуди
    Маллой его звали Пенелопа в электронном носителе и Лесли Силко Рассказчик в печати.
    средние, используйте аналогичные стратегии для представления многомерности гипертекстуального / постколониального
    субъективность.Преобразуется материальность тел и предметного мира.
    в гипертекстовых и постколониальных культурных произведениях в эстетическое
    действие, которое является интертекстуальным, где текст и читатель занимают промежуточное положение
    пространство взаимодействия. Таким образом, унитарный субъект модернистской эпохи трансформируется.
    в кочевой субъект больше не пассивно созерцая художника
    выражение лица, но активно участвует в формировании своего опыта.

    Печатные рассказы Лесли Силко отражают гипертекстовые стратегии как
    они сопротивляются фиксированному однолинейному статусу написанного слова и вместо этого принимают
    открытая многовалентность, неоднозначность произносимого слова.Как это часто бывает
    прокомментировал, что работы Силко уходят корнями в устную традицию. Устная история
    рассказывание действует на двух уровнях, на одном уровне это представление
    инцидента, который произошел давным-давно, а на другом уровне это
    фактическое разыгрывание самого инцидента. Благодаря импровизационному характеру,
    рассказчик, участники и повод — все это важно в
    определение направления, в котором пойдет история. Это взаимодействующее целое
    не стремиться описать какое-то конечное состояние, которого нужно достичь, а сам процесс
    который имеет жидкие границы в существенно открытой структуре.Каждая история
    является частью других историй и отражает другие истории, даже в том же самом
    время он отражает пейзаж.

    Силко сравнивает выражение индейцев пуэбло с паутиной, где
    «структура сети появляется в том виде, в котором она создана. Вы должны просто
    слушайте и верьте, что смысл будет найден »(1996: 49). В трех ее работах
    Рассказчик, Церемония и Альманах мертвых , повествования выглядят как
    пересекающиеся нити, текущие в разные стороны, даже если они
    часть той же сети.Как и в рассказе историй, контекст и участники
    составляют важный элемент направления повествования, поэтому
    с работами Силко, где читательское позиционирование определяет
    траектория, которую она прослеживает в переплетении текстов. Силко сопротивляется
    смотрит на свои традиции как на что-то, что можно упаковать в продукт
    для потребления. Вместо этого ее рассказы передают сдвиги и изменения
    характер ее культурного наследия, поскольку он взаимодействует с доминирующей культурой
    и с другими культурами меньшинств.Здесь прошлое и настоящее соединяются
    в спирали времени, когда прошлое трансформируется и переосмысливается в
    современная недвижимость современности.

    Постколониальный литературный и теоретический характер фрагментации и разрыва.
    лучше всего подходит для представления нескольких предметных позиций, которые
    постколониальная тема занимает. Silko Storyteller сочетает в себе множество жанров
    фотография, поэзия, художественная литература, а также рассказ и пересказ традиционных
    Истории Laguna для создания открытого переплетения текста.Текст начинается с
    описание высокой корзины хопи, заполненной фотографиями, сделанными с 1890-х гг.
    вокруг лагуны. Фотографии в корзине, хоть и застывшие во времени
    служат в качестве образов памяти вне времени, которые закрепляют истории в дневном свете
    сегодня реальность семьи. Повествование, хотя и автобиографическое,
    не в хронологическом порядке событий из жизни Силко, скорее, это вызывает
    мир через старые и новые сказки, которые послужили питательной средой для Silko
    писатель.Рассказ и пересказ старых сказок Лагуны, перемежающихся
    с личными анекдотами, разверните богатые взаимоотношения, где прошлое и
    Настоящие собираются вместе в форме рассказов. Рассказчик рефлексивен, как
    он размышляет о своем искусстве. Истории хранят воспоминания о прошлом и
    рассказывание историй становится актом воспоминания прошлого и настоящего. В
    фрагментация и прерывность повествования, вызванная смешением
    поэзия, проза, художественная литература, документальная литература, а также фотографии добавляют богатую фактуру
    к тексту, который читатель может исследовать разными способами.

    Рассказы Силко сосредоточены на воспоминании прошлого, но не в форме
    производительности, но с точки зрения принятия, которое включает в себя реконфигурацию
    прошлого, которое прерывает и обновляет настоящее. В ее текстах легенды
    и истории, прошлое и будущее переплетаются в современности
    настоящего момента. Устная традиция индейцев пуэбло, которая сообщает Силко
    текст кодирует культурный опыт ее народа, рассказывая и пересказывая
    этих историй постоянно обосновывают их в повседневных повествованиях
    людей, которые вовлекают их в сложные текущие переговоры с
    доминирующая культура.

    Таким образом, эстетика интертекста и интерактивного гипертекста подходит больше всего.
    для представления постколониального культурного опыта, поскольку он воплощает наши
    изменило представление о языке, пространстве и времени. Язык и место, как показано
    выше, больше не рассматриваются как существующие в абстрактном пространстве и времени, но включают
    динамическое взаимодействие истории, политики и культуры. Чтобы сбежать
    гомогенизирующая и универсальная тенденция линейного времени, время в обоих
    постколониальный и гипертекстовый опыт
    представлены как прерывистые и пространственные.Эта современная топология
    таким образом, состоит из трещин, промежуточных пространств и зазоров, в которых линейность
    и однородность отвергаются в пользу неоднородности и прерывности.


    Hypertext Fiction

    В отличие от печатного текста с его топографически фиксированной линейной и
    иерархическая структура, гипертекст выглядит как состоящий из децентрализованных, мобильных,
    и фрагментированные блоки текста, по которым читатель может проследить свое собственное
    уникальный путь. Стюарт
    Моултроп описывает неприводимые кратные пространственные траектории
    гипертекстовая среда с точки зрения географии действия,
    так что нужно перенастроить карту с трансформирующим повествованием
    траектория.В отличие от печатного текста, гипертекст — это сетевой текст, где
    каждый текст связан с любым другим текстом прямо или косвенно. Заметки Майкла Джойса
    что в нашем опыте интерактивного искусства мы создаем структуры, которые он
    называет контуры «преходящими, вызываемыми, множественными и порождающими … Они
    короче говоря, то, что происходит по мере нашего продвижения, является важным средством коммуникации между
    художник, который уступил дорогу, и зритель, который теперь дает возможность увидеть »(207).
    Контуры, обозначающие несколько траекторий в открытом тексте, включают оба
    взаимодействие и действие, которое реализуется через отношения
    что различные текстовые единицы или лексики соединяются друг с другом по мере того, как читатель
    перемещается по фрагментированному тексту.В Джуди
    Гипертекстовая литература Маллоя его звали Пенелопа , появляется повествование
    в трех основных сегментах: Рассвет, Море и Песня. Каждая часть состоит из серии
    лексических слов, которые могут быть прочитаны в последовательности, определяемой псевдослучайным образом.
    генератор чисел. Читатель может переходить от одного раздела к другому или использовать
    команда по умолчанию для чтения лексики в каждом разделе. Это гарантирует, что
    каждое чтение отличается, так как каждое будет включать различную последовательность
    лексики и, следовательно, другую систему ссылок, таким образом открывая много разных
    типы пространственных отношений.

    его звали Пенелопа — пример текста, который меняется с каждым
    чтение. Маллой использует гипертекстовый формат как структурный, так и структурный.
    как тематическая основа ее творчества. Повествование сосредоточено вокруг фрагментарного
    воспоминания 43-летнего фотографа по имени Энн Митчелл. В
    гипертекстовый формат позволяет отображать отдельные воспоминания как фотографии
    в фотоальбоме. Однако порядок, в котором представлены фотографии
    меняется с каждым чтением.Когда читатель просматривает экран за экраном,
    несколько изображений продолжают повторяться в разных формах; каждая итерация изображения
    вызывает в нашей памяти рекурсивную динамику. Хотя память
    фотографии выглядят как надписи языка на текстовой поверхности без глубины,
    начертание пути в тексте вовлекает читателя в замысловатый
    диалог с текстом, который превращает плоскую поверхность в внутреннее пространство
    домен. Фотографии с отчетливой визуальной памятью рассказчика создают гипертекстуальный
    коллаж, который приводит к фрагментации и прерыванию при одновременном
    открывающиеся места для многократного чтения.

    Некоторые текстовые фрагменты подчеркивают важность открытия промежуточных
    пространства в женском опыте, поскольку женские голоса исторически
    включены в доминирующий однолинейный мужской дискурс. Одно из воспоминаний
    фотографии в первом разделе, «Рассвет», посвящены отцу Анны, читающему «Одиссею».
    ей и ее брату. Когда она слушает своего отца, сидящего на руке
    сидя на своем стуле, она молча читает отрывки, которые он пропускает. Не только
    ссылаются ли названия на эпос Гомера, но разные разделы, за исключением
    Рассвет, начни с эпиграфа из этой эпопеи.Если эпиграф означает
    разделы, которые отец читает своим детям, затем текстовое пространство
    Между эпиграфами рассказывается история Анны, фотографа, которая верит
    и смелость в ее личном видении, и она отправляется в путь, чтобы стать
    художник патриархальной культуры, где, чтобы реализовать свое видение,
    художникам в целом, но художницам в частности, приходится сталкиваться с препятствиями — и то, и другое.
    экономическое выживание, а также гендерная дискриминация в
    мир искусства,

    .Лучше всего проиллюстрирована фрагментация текста с открытыми промежутками между ними.
    на первом экране раздела под названием Fine Work and Wide Across. В
    экран содержит две совмещенные лексики. Верхняя цитата из
    «Одиссея», а вторая рассказывает о творчестве Анны:

    Сначала узкозернистая паутина

    Была счастливая мысль настроить плетение

    на моем большом станке в холле. Я сказал в тот день;

    Молодые люди, мои женихи, теперь мой господин мертв.

    позвольте мне закончить свое плетение, прежде чем я выйду замуж,

    а то моя нить будет напрасно крутиться

    (Одиссея)

    На том же экране мы читаем о работе Анны,

    Работа, которую я делаю, будет сплетена из двадцати полос

    которые я называю лентами. Каждая лента имеет длину пять футов

    состоят из цветных ксерокопий фотографий

    в одной ситуации или месте, например,

    Универмаг Macy’s за неделю до Рождества, или

    Метро Сан-Франциско, называемое BART, в 5:00 по автомагистрали
    .

    Пятница, или Sproul Plaza в Калифорнийском университете в Беркли в теплый весенний день

    или телеведущих, как они появляются вечером на моем

    ТВ-монитор.

    От его имени было
    Пенелопа

    Это сопоставление двух разных текстов на одном экране создает
    интересная динамика. Ткачество Пенелопы сосредоточено вокруг ее судьбы.
    ‘господин’; только через промедление и объяснения она может заниматься
    любое плетение. Как уловка, чтобы отсрочить ее повторный брак, это также комментарий
    о необходимости прибегнуть к такой уловке из-за ее исторического
    место расположения. Днем Пенелопа ткала то, что расплетала.
    ночь придает ее работе статус незавершенной и выявляет
    пустота, которая лежит в основе ее проекта.Ее плетение паутины
    на ткацком станке не сосредотачивается вокруг характера представления, но
    скорее выявляет ее гендерное положение как создателя этого представления
    что придает ее ремеслу неоднозначный статус. Рассказ Мэллоя
    стратегия сопоставления двух разных текстов на одном экране, таким образом, выделяет
    гендерное расположение художественной субъективности Анны, а также ее историческое
    контекст. Ткацкий станок Пенелопы расслаивается на фотографиях Анны в системы метро,
    универмаги и кочевые маршруты в городском пейзаже.Ксерокопии Анны фотомонтажи
    в эпоху механического воспроизведения отражают медиа, в которых доминируют потребители
    культура нашего общества. Таким образом, переплетение повествовательных нитей работает.
    на двух уровнях; он делает более четким акцент на патриархальном устройстве
    где такие женщины, как Пенелопа, исторически оставались дома, ткали и ткали,
    что означает участие в домашнем труде, в то время как мужчины ушли за границу в
    мир ищет приключений. Второй уровень раскрывает политику представительства.
    а также исторические, социальные и политические факторы, которые влияют на производство
    культурных артефактов.

    Так же, как рассказчик сосредотачивается на пробелах в рассказе отца о
    рассказа, она, кажется, предлагает читателю использовать ту же стратегию, чтобы сосредоточиться
    на трещинах в ее рассказе, которые возникли в результате сопоставления визуально-вербального
    образы не только в ее ксерокопии, но и на фотографиях на память
    лексик. Многократное прочтение текста ваще не так уж и много.
    в том, что говорят лексики, а скорее в отношениях, с которыми они строят
    друг друга.Эти отношения возникают и растворяются с каждым
    чтение и раскрытие в разные версии текста
    (Один).


    Киберфикшн

    В своем классическом эссе «Манифест киборга» Донна
    Харауэй утверждает, что коммуникации и биотехнологии — это инструменты, которые
    переделывают наши тела и меняют социальные отношения — обе технологии
    превращая мир и тела в проблему кодирования. Организм,
    она отмечает, это уже не объект познания, а обработка информации
    устройство, которое можно разобрать, собрать и приспособить.Для подключенного
    техно-тела, на работе или дома, границы между машиной / человеком и
    разум / тело размываются, что также приводит к новому строению тела
    как субъективность, которую по-разному называли «постмодернистской» или «постчеловеческой».
    Внутренность гуманистического предмета вытесняется нынешней культурной средой.
    детерминанты плоскостью постчеловеческого субъекта, глубоко вовлеченного в
    последние события в потребительском капитализме. Как внутреннее пространство расширяется
    вовне через посредничество технологий, он становится плодородной почвой
    для манипулирования человеческими желаниями в бесконечном цикле производства и
    потребление.Таким образом, постчеловеческий субъект стоит на стыке трансформаций.
    в языке, культуре и средствах производства.

    В последние десятилетия писатели-фантасты были вынуждены
    писать об этих культурных трансформациях, произошедших в результате
    увеличения проникновения в общество инноваций в области технологий. Существование
    транснациональных корпораций является общепринятым фактом в их рассказах, поскольку
    киборги-технологии, включающие человеко-машинный интерфейс различных
    виды, включая прямое или косвенное соединение с информационными цепями, либо
    через имплантаты чипа или через компьютеры.Разработка
    о киберпространстве, Кэтрин
    Хейлс утверждает, что эти повествования основаны на закономерностях / случайности.
    диалект в противоположность диалектике присутствия / отсутствия более ранней эпохи.
    Она отмечает, что в век информации фактические товары производства также
    поскольку потребление — это биты информации, хранящиеся в виде электромагнитных сигналов
    паттерна и случайности. Текст, который появляется на экране нашего компьютера.
    когда мы нажимаем командные клавиши, это результат преобразования закодированного текста
    на диске в текст, который мы можем прочитать.Такой сгенерированный компьютером текст
    не хватает материальности и неподвижности рукописного или машинописного текста — это
    нельзя обладать, а только получить доступ. В то время как диалектика присутствия / отсутствия
    требует взаимно однозначного отношения между субъектом и объектом опыта,
    в диалектике паттернов / случайностей нет таких непосредственных однозначных отношений
    существуют. Необязательно присутствовать физически, чтобы испытать
    задушевный разговор с другом в чате. Обе стороны вводят
    сообщения, которые создают общее пространство взаимодействия, которому не хватает осязаемости
    физического пространства.Это пространство возникает благодаря переводу
    кодов на разных уровнях, поскольку сообщения отправляются туда и обратно в реальном времени.
    Там, где правят информационные шаблоны, у нас тоже есть легкие преобразования. Когда
    все может быть оцифровано, не только одна форма медиа может быть преобразована
    в другой, но также тот же самый медиа может претерпевать драматические трансмутации. Hayles
    отмечает, что информационные повествования полны преобразований и трансмутаций
    персонажей, а также миров, которые они занимают.

    Поскольку технология проникает как во внутреннее, так и во внешнее пространство,
    авторы информационных повествований проблематизируют четкие различия, которые
    традиционно делались между внешним и внутренним, человеком и машиной,
    естественное и искусственное, физическое пространство и киберпространство. Огромное количество
    писатели описывают взаимопроникновение этих двух сфер, обычно в терминах
    вторжения первого с вторым. Такое мировоззрение, я считаю,
    основан на дуалистических предположениях, которые определили западную систему мышления
    на века.Теоретики феминизма показали, что западная оппозиционная логика
    определил женщин, природу и другие культуры как другие подходящие
    в доминирующую схему только в подчиненном положении. Как традиционно определяется
    «другие» стремятся к своему центру,
    они начинают вытесняться новым «другим», которым является созданное пространство
    за счет внедрения информационных технологий. Гибсон Neuromancer
    это фантазия об этом пространстве, которое компьютерный ковбой Кейс вряд ли сможет
    подождите, чтобы войти.Киберпространство в художественной литературе Гибсона можно рассматривать как повторение
    широко открытые границы традиционных повествований о Диком Западе, за исключением
    пространство потеряло объективность и осязаемость. Киберпространство невидимо
    невооруженным глазом, но он существует как сон наяву, когда Кейса подталкивают к
    компьютерный терминал. Как уловка людей, им можно манипулировать.
    служить интересам доминирующих держав. Текст Гибсона фокусируется
    на границе, где встречается подпольная техническая поп-культура
    транснациональной корпорации и их программ искусственного интеллекта.В
    индивидуум и человеческое общество в целом подчинены большей реальности
    который охватывает текст как матрицу или киберпространство, которое является площадкой для
    разные корпоративные интересы.

    В большинстве информационных повествований технология рассматривается как угроза.
    сила, которая ведет к новым построениям тела и субъективности.
    Тела в этих рассказах преобразуются в экзотические формы с помощью плановой хирургии или
    претерпевают радикальную трансмутацию в другие формы жизни.Построение
    постчеловеческий предмет в этих повествованиях выражается в рассредоточении, фрагментации
    и отчуждение. Однако есть и другие писатели, такие как Мардж Пирси, которые предполагают
    пространство, где технологии не рассматриваются как инвазивное присутствие с
    неотъемлемый потенциал управления людьми. Не отрицая возможности новых
    технологии, которые можно использовать для угнетения других, она, в то же время, создает
    пространство, которое отражает их потенциал в улучшении жизни
    как сопротивление угнетению.Представление о себе или субъективности в ней
    текст является текучим, включая постоянную деконструкцию и реконструкцию,
    не только социальных норм и обычаев, но и отношения человека к технологиям
    и как это связано с более крупными политико-экономическими процессами.

    Гибсон Neuromancer и Мардж Пирси Он, она и оно
    таким образом представляют два типа футуристических повествований. Текст Пирси
    включает киберпространство как функциональное место, где мультисервис
    разнообразного ведения бизнеса власти.Основное внимание в ее работе уделяется сопротивлению
    к власти транснациональных корпораций, пока свободный еврейский город Тиква защищает
    сам с помощью киборга, который хочет, чтобы с ним обращались как с человеком. Малках, один
    трех надзирателей Базы, электронного центра обработки данных в Тикве,
    тоже сказочник. По мере развития истории о киборге Йоде появляется еще один
    рассказывается история о големе. Голем был создан из глины для защиты
    еврейский народ, живший в гетто Праги на рубеже
    шестнадцатый век.История Йода представляет собой вариацию истории, которая
    произошло давным-давно в прошлом и повторится снова в будущем. Тогда как
    Текст Гибсона, как и его персонажи, перетекает в киберпространство без
    решение более крупных вопросов о природе и назначении ИИ и их роли
    в человеческой судьбе текст Пирси обращается внутрь и сосредотачивает
    о потенциале новых технологий в преобразовании человеческих жизней и о том, что
    это значит быть человеком.

    Gibson Neuromancer and Narratives of Dispersion

    Уильям Гибсон, сам не умеющий работать с компьютерами, когда
    он написал Neuromancer , в то время, когда всемирная паутина даже не существовала, удивительно сплетает повествование, которое в основном происходит в киберпространстве.Гибсон описывает киберпространство как «добровольную галлюцинацию.
    ежедневно миллиарды законных операторов в каждой стране ….. Графика
    представление данных, извлеченных из банков каждого компьютера в
    человеческая система. Немыслимая сложность. Линии света простирались в непространстве
    разума, скоплений и созвездий данных »(51).
    текст подрывает реальность реального опыта в пользу бестелесных
    опыт работы в киберпространстве. Часто главный герой-мужчина Кейс испытывает
    физическое окружение как поле данных, особенно когда он в отчаянии
    и в беде, тогда он мог броситься (себя) в скоростной занос
    и заносить, полностью вовлеченный, но отдельно от всего этого, и все вокруг
    танец бизнеса, взаимодействие информации, данные воплотились в лабиринтах
    черный рынок.»(16). Постоянный поток информации — это
    питательной средой для бесперебойной работы транснациональных корпораций, которые становятся
    формирователи как субъективной, так и объективной реальности. Гибсон описывает транснациональные корпорации
    которые сформировали человеческую историю как «ульи с кибернетической памятью, огромные одиночные
    организмов, их ДНК закодирована в кремнии (203) «. Частые ссылки на
    бренды в этом тексте отражают воплощенную мощь корпораций,
    они означают и в то же время служат для сглаживания субъективности
    персонажей, которые их используют.Для этих ульев с кибернетической памятью
    для работы люди важны, поскольку вносят свой вклад в
    реальность улья и, следовательно, имеет решающее значение для их дальнейшего существования в качестве
    они распространяют свою власть, выходящую за пределы национальных границ.

    Киберпространство в тексте Гибсона — это новый рубеж, который предстоит исследовать
    компьютерный ковбой Кейс, олицетворяющий мачо-личности главных героев
    нарративов Дикого Запада и нанят для кражи данных у конкурирующих корпораций.
    которые ценят информацию выше всего остального, потому что она позволяет им сохранять
    их преимущество на рынке.В Neuromancer киберпространство — это не пространство
    для социального взаимодействия это скорее чистая область данных, которая выглядит как
    красочное трехмерное пространство, которое становится полем человеческой субъективности
    работать. Хотя, с одной стороны, текст Гибсона представляет собой иронический комментарий.
    на потребительском капитализме, с другой стороны, он имеет дело с более глубокими
    вопросы о том, как новые технологии влияют на субъективность, а также
    представления о теле и разуме. Диалектика тела и разума занимает центральное место в
    текст даже в том виде, в каком он трактуется иронично.Кейс тратит часы на свой обычай
    колода киберпространства, работающая с дорогостоящим программным обеспечением, чтобы прорваться через межсетевые экраны
    корпоративных систем для кражи данных для своих работодателей. Он постоянно
    разочарован ограничениями физического тела и не может дождаться
    вовлек, чтобы спроецировать свое бестелесное сознание в киберпространство. Путешествовать
    для него это мясо. Как консольный ковбой,
    ему не очень нравится симулированная стимуляция, потому что «это
    (является) в основном мясной игрушкой »(77).Несмотря на то
    он считает матрицу киберпространства «на самом деле радикальным упрощением
    человеческий сенсориум, по крайней мере, с точки зрения презентации, но сам симстим (поражает)
    его как безвозмездное приумножение плоти »(56).

    В этом сильно гендерном тексте наблюдается глубокий раскол между мужчиной и женщиной.
    женские персонажи — мужские персонажи либо не имеют тела, например,
    Wintermut и Neuromancer или ненавидят их тела, например, Case, тогда как
    женские персонажи, например, Молли определяется своим физическим телом как
    а также путем его переделки.В то время как осведомленность или сознание Кейса
    пуститься в киберпространство, чтобы прорваться через ICE, чтобы вмешаться в безопасность
    программы Sense / Net или более поздней версии ICE из банков данных Tessier-Ashpool, это
    Молли, которая заботится о физической части миссии, которая включает в себя
    обращение с другими телами. Приключение Кейса и Молли заканчивается, когда Кейс
    приходит на помощь Молли на вилле Straylight, которая населена
    от инволютивного клана Тесье-Эшпул.

    Несмотря на то, что сюжет вращается вокруг Кейса и Молли, движущей силой
    повествования — Wintermut, программа искусственного интеллекта, которая сообщает
    через тела различных человеческих персонажей.Искусственный интеллект
    программы являются экспериментом Мари-Франс из клана Тесье-Эшпул, которая получает
    устал от криогенного потакания членам клана. Вместо членов ее клана
    продолжая жить серией тёплых миганий в продолжительном сне глубокого
    замерзнуть, она хочет, чтобы они жили в симбиотических отношениях с искусственным
    интеллект, который берет на себя процесс принятия решений в корпорации.
    Тессье-Эшпул представляет собой улей, каждый в отдельности.
    в более крупном существе, которое станет бессмертным.Мари-Франс, убита
    ее муж за ее видение приказал, чтобы каждая программа ИИ была разработана с
    необходимость присоединиться к другой половине. Зимнее Безмолвие, одна из разделенных половин, движется
    этим принуждением присоединиться к другой половине, чтобы стать завершенным и
    достичь более высокого уровня независимого существования. Кейс и Молли наняты
    от Wintermute, чтобы прорвать электронную защиту (ICE) Тесье-Эшпул
    чтобы получить слово, которое позволило бы выполнить слияние. Два
    Винтермут и нейромант AI, коллективный разум (интеллект) и личность
    (кибер-тело) пытаются слиться, чтобы иметь автономное существование,
    воссоздание разделения человеческого разума и тела в киберпространстве.Кейс помогает в
    его приключение Дикси Флэтлайн, созданное в память о Макой Поли.
    который умер, когда его ЭЭГ была плоской, когда он пытался включить Рио AI —
    мейнфрейм для Neuromancer.

    По иронии судьбы Винтермут пытается присоединиться к своей второй половине, в то время как Кейс хочет
    сбежать от своей второй половины, чтобы освободиться от тела, чтобы он мог вести бестелесный
    существование в киберпространстве. Даже когда Гибсон создает графические сценарии визуализированных
    данные, которые имеют свою собственную реальность, текст в конечном итоге заканчивается более
    двусмысленности, чем резолюции.Воспоминания Flatline были захвачены и
    хранится как запатентованное программное обеспечение. Как конструкт памяти он может действовать разумно
    в матрице ему все же не хватает человечности, которая требует, чтобы тело и разум существовали вместе.
    Дикси Флэтлайн как Лазарь киберпространства могла бы продолжиться
    в киберпространстве, его настоятельная просьба к своим работодателям — стереть его
    после завершения задачи. Дэвид Бранде
    справедливо указывает, что в своем желании быть стертым в качестве платы за
    его конец сделки, Дикси демонстрирует «человечность, равную
    любые, показанные Кейсом на протяжении всего романа.То есть желание смерти этого мертвеца
    подразумевает безразличие между жизнью Кейса и жизнью Дикси
    (или между жизнью Кейса и смертью Дикси),
    разрушая различие между органической жизнью унитарной буржуазии
    субъект и смоделированная жизнь программного представления личности »
    (525).

    Даже несмотря на то, что в тексте есть напряжение, чтобы разрушить различие между
    жизнь и ее моделирование или между физическим пространством и киберпространством, текст
    наконец, кажется, повторяет, что человечество не может быть сведено ни к одному знаменателю — это
    определенно не может быть сведено к воспоминаниям или сохраненным информационным образцам
    в микросхемах памяти или в генах, даже несмотря на множество научных экспериментов
    основан на этом предположении.Кейс отклоняет предложение нейроманта о бессмертии
    жить в киберпространстве как закодированная конструкция с Линдой Ли, даже когда он
    уверен, что, оказавшись частью этого мира, он не узнает о своем
    закодированная природа и будет иметь свои мысли и чувства. Нейромант рассказывает
    он: «Останься. Если твоя женщина призрак, она этого не знает.
    будешь »(244). В конце текста мы видим, что Кейс получил новую печень и
    поджелудочной железы, чтобы омолодить тело, которое он ненавидит. Он возвращается к своему
    обычная жизнь.И однажды в матрице он безразлично видит три фигуры,
    мальчик, Линда Ли и он сам — все три закодированные конструкции, бессмертные, но
    без человечности.

    Текст Гибсона, таким образом, представляет технологию искусственного интеллекта как подвиг
    человеческой изобретательности, но как технология, вышедшая за рамки человеческого контроля.
    Хотя киберпространство пронизывает жизнь человеческих персонажей в тексте,
    человек и киберреальность остаются отдельными и разными. Сущности, которые находят или
    могут стать домом в киберпространстве, являются либо искусственно созданными закодированными конструкциями
    или конструкции памяти.Последняя объединенная сущность в тексте остается за пределами
    человеческое понимание и его природа остаются необъясненными, за исключением расплывчатых формулировок.
    Объединенная сущность, как сообщается Кейсу в конце текста, сумела
    общаться с себе подобными в системе Центавра, получая их
    передачи и реагирование на них. Когда Кейс отмечает, что вещи на
    Земля на самом деле не изменилась из-за слияния ИИ,
    ему говорят, что ничего не изменилось именно потому, что «вещи
    вещи «.Текст, наконец, повторяет невозможность для людей когда-либо понять бестелесный экстаз.
    объединенных AI. Люди предоставлены своим земным устройствам
    продолжать, как всегда — как изгнанники.

    Хотя текст Гибсона полон персонажей с имплантами тела
    всех видов, освободительный миф о киборгах Харауэя превращается в миф о
    порабощение, при котором человеческое приумножение не выполняется для достижения некоторого освобождения
    политической цели, но вместо этого он становится привлекательным своей экзотикой или шокирующей ценностью в культуре, которая
    постоянно нуждаются в новых исправлениях.Киборги технологии затем становятся здесь технологиями
    экзотики, которые, как и само киберпространство, являются путями для дальнейшего распространения
    капитала, когда традиционные рынки насыщаются. Чтобы служить делу
    разница в обществе потребления, когда есть конкурирующая сила всего
    то же самое само по себе может служить интересам корпораций, продвигая
    поток капитала.


    © 1997 Джайшри К. Один

    путешествий души: духовные путешествия и священные путешествия в Европе раннего Нового времени | H-Travel

    От: h-france @ lists.uakron.edu

    Путешествие души: духовные путешествия и священные путешествия в Европе раннего Нового времени
    Дата: 14 сентября 2017 г.

    Место: Университет Де Монфор, Лестер, Великобритания.

    В последние годы ученые проявляют все больший интерес к восстановлению личных духовных переживаний и их представлений в ранний современный период. Личная духовность была одной из важных линз, сквозь которую ученые изучали природу религиозных изменений в этот период и их влияние на общины и регионы.Одна из самых устойчивых историографических дискуссий была сосредоточена на «возвышении» человека как автономного, сознательно выраженного «я» в эпоху Реформации. С этим связаны отношения между личной, внутренней духовностью и внешними действиями. Уже в пятнадцатом веке францисканские и картезианские практики и традиции Devotio moderna поощряли замкнутость, самоанализ и мысленную молитву. Утверждается, что рост внутреннего мира еще более усилился во время и после Реформации.Например, интерпретация Джона Босси трансформации католицизма раннего Нового времени от общности к индивидуальной и личной вере оказала огромное влияние, поскольку целью преданности стало примирение с Богом, а не обязательство перед обществом.

    Цель этого однодневного коллоквиума — изучить конкретное проявление внутреннего мира и его связь с материальным опытом: духовное путешествие или паломничество. Это может быть воображаемое реальное путешествие, такое как «Паломник из Лорето» Луи Ришома, или аллегорическое путешествие, такое как «Путешествие паломника» Джона Буньяна.Эта встреча имеет своей целью исследование духовных и внутренних путешествий, понимаемых в широком смысле.

    Мы хотели бы собрать вместе богословов, литературоведов и историков, чтобы обсудить природу, построение и эволюцию разнообразных духовных путешествий через конфессиональные и религиозные границы. Мы ищем предложения по 25-минутным докладам по любому аспекту духовных путешествий. Темы могут включать (но не ограничиваются ими):
    · Паломничество: местное, глобальное и виртуальное
    · Священные путешествия, влияние и чувства
    · Паломники, священные пейзажи и путешествия
    · Духовная автобиография, повествования обращения и «Я»
    · Написание жизней: духовная биография и агиография
    · Внутренняя и медитативная литература
    Резюме из 250 слов следует отправить до 30 апреля 2017 г. Элизабет Тингл: Элизабет[email protected]

    Организаторы:
    Д-р Дженни Хиллман, Университет Честера
    Профессор Элизабет Тингл, Университет Де Монфор, Лестер

    Профессор Элизабет Тингл
    Глава гуманитарной школы
    Зал CL2.27 (здание Клефана )
    De Montfort University
    The Gateway
    Leicester LE1 5XY
    0116250 6113

    .

    About the Author

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Related Posts