Природа человека: Что такое природа человека

Содержание

Что такое природа человека

Что изучает социальная антропология? Почему противопоставление «природы» и «культуры», считавшееся базовым со времен Клода Леви-Стросса, перестало работать? В каком смысле люди всю жизнь играют самих себя, как человеку в повседневной жизни помогают фантомные объекты и почему с точки зрения животных люди — это тапиры? Эти и другие подобные вопросы затрагивались в недавней лекции Ильи Утехина, декана и профессора факультета антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге, подробную расшифровку которой редакция N + 1 предлагает своим читателям.

Говоря о природе человека, необходимо задуматься, какой именно смысл мы вкладываем в слово «природа». Тот ли, как в случае, когда мы, например, говорим «уехал на природу»? В этом значении «природа» — некая местность, среда, не тронутая цивилизацией, противопоставленная ей. Но она не является предметом изучения антропологии, в лучшем случае человек просто живет в тесном контакте с такой природой.

Или, может быть, мы подразумеваем под «природой» некие врожденные, существенные свойства человека, характерные ему как виду? Но и в этом смысле она, в лучшем случае, стала бы предметом изучения физической антропологии. Я же отношу себя к социальным антропологам, и мне хотелось бы объяснить, какова область ведения моей науки.

Начнем мы с того, что жизнь человека протекает не в природе. Среда его обитания — это культура. Собственно, культура тех или иных человеческих групп и является предметом исследования для социального антрополога.


Что русскому хорошо...

Социальный антрополог сегодня — это не кабинетный ученый, в тиши библиотеки листающий полевые заметки других людей и размышляющий о природе человека. Чаще всего он сам полевой исследователь, который пользуется методом включенного наблюдения. Следовательно, он должен научиться глядеть на мир глазами участников изучаемой им группы, принимать их картину мира.

Это, кстати, не всегда бывает просто, учитывая разнообразие культурных практик во всем мире, ведь объектом его наблюдения могут стать, например, каннибалы или охотники за головами.

Но даже если взять что-то менее экзотичное, то окажется, что внешнему наблюдателю из типологически близкого общества, из нашей же европейской цивилизации, какие-то детали нашего быта, обычно нами не замечаемые, видятся абсолютно нелогичными и произвольными.

Приведу пример, взятый с сервиса Quora, где один американец, женившийся на русской, описал свой опыт пребывания у нее на родине, в российской глубинке. Вот одна из замеченных им «странностей» русской культуры, процитирую в своем переводе с большими сокращениями.

«В России надо снимать ботинки, как только входишь в жилище. Здесь, в Америке, я все время про это забываю, так жена на меня ругается. Но как-то ехали мы в России в поезде, в купейном вагоне. И оказалось, что если ты выходишь из купе за кипятком, то ботинки надо надевать. Я-то думал, что если в купе я их уже снял, то я вроде как внутри дома? И вот выхожу я в коридор, дойти до проводницы, — я ведь все еще внутри, не на улицу же пошел, — так нет, жена бежит за мной и вопит по-русски, указывая на мои босые ноги».

Здесь, вообще-то, речь идет о различиях в представлении о чистом и грязном как о символических культурных категориях, которые нельзя перевести в медицинские или гигиенические термины. Как объясняют антропологи, эти категории связаны с представлениями о границах своего и чужого, сакрального и профанного. Как пишет Мэри Дуглас в книге «Чистота и опасность», категория чистоты связана с порядком.

И вот в каждой культуре представления о том, что соответствует порядку, а что нет, разные. Для нас само собой разумеется, что нечто нормальное в помойном ведре под раковиной ненормально в другом месте в доме. А вот для собаки это уже неочевидно, и она стремится залезть в ведро, хоть и знает, что ее за это накажут. Ее к этому толкает инстинкт — для нее это естественно, а вот для нас неприемлемо. Так пролегает граница между человеком и животным.

Я не зря тут вспомнил про собаку. У культурного человека вроде нас с вами есть животная природа и есть что-то человеческое, что поставлено на эту основу — это можно представить себе в виде природного «железа», на которое в ходе социализации устанавливается культурный «софт», набор программ.

Антропологи со времен Клода Леви-Стросса и структуралистов считали это противопоставление природы и культуры базовой, фундаментальной характеристикой любого общества. Но на протяжении последнего десятилетия по этому поводу возникла научная дискуссия. Правда ли, что можно четко разделить «природу» и «культуру»?

Когда мы говорим кому-нибудь «веди себя естественно», мы же не предлагаем ему вести себя как собака. В таком контексте «естественно» означает без выпендрежа, не аффектировано: «веди себя как обычный воспитанный человек». А что значит воспитанный? Воспитанный кем и для чего?


Весь мир — театр

Про естественность и природу человека существует одна любопытная теория, объявляющая театр и театральность (в широком смысле) главным объяснительным принципом человеческой культуры. Пусть она и не строго научная, а, скорее, из области искусства, для нас она представляет определенный интерес.

Эту теорию продвигал в своих довольно остроумных сочинениях известный русский театральный деятель и драматург первой половины XX века Николай Евреинов. Он использовал протосемиотический подход к поведению, и это открыло ему путь к многообразию проблематики выражения, выразительности, иллюзии и обмана, эстетики, стиля, культурных стереотипов.

Для Евреинова театр в узком смысле — со сценой и кулисами, куда приходят зрители — всего лишь концентрированное выражение общей закономерности человеческого бытия. По его мнению, эта закономерность буквально разлита повсюду, но ухватить ее суть не так просто.

Например, его интересовал вопрос правдоподобия на сцене. Тогда в моде был натуралистический театр, а для него важно, как следует представлять жизнь, чтобы она убедительно смотрелась со сцены. Станиславский, готовясь к постановке «Власти тьмы» Льва Толстого в Художественном театре, пробовал включить в сценическое действие настоящих крестьян из Ярославской губернии. Но ничего хорошего из этого не вышло. Как известно, на сцене бутафорский меч выглядит гораздо эффектнее, чем настоящий. Он должен быть преобразован в соответствии с принципами театра. «Правда» в театре убедительнее, гипнотичнее, чем в жизни.

Тогда возникает вопрос: а что такое правда жизни, лишенная театральной трансформации? Можно ли считать, что в жизни есть некоторая правда, в частности, естественность поведения? Мы уже знаем, что она не сводится к чисто животному поведению.

Евреинов открыл для себя, что всякое культурное действие воспроизводит некую поведенческую схему из набора подобных схем, присущих этой культуре. Человек научается поведению. Поэтому поведение ребенка, еще не вполне овладевшего нормами, часто воспринимается взрослыми как кривляние. Ребенок из всего делает игру: вот он встал на четвереньки, залаял и превратился в собаку. Это гораздо проще, чем «не кривляться», ведь когда взрослые говорят ребенку «не кривляйся», они по сути призывают его исполнить очень сложную роль, гораздо более сложную, чем роль собаки. Цитирую Евреинова: «Что такое воспитание, как не педантичное обучение роли светского, сострадательного дельного и хладнокровного человека?»

А если естественность выучена как роль, то вся наша жизнь состоит из исполнения этой и прочих ролей. Каждая минута нашей жизни — театр. Отсюда один шаг до наблюдения: не только индивиды в одном обществе, но и культуры различаются набором и содержанием ролей.

Так, Евреинов замечает: «Не только человек первобытной культуры, но и позднейшей, из всего, из рождения ребенка, из его обучения, из охоты, свадьбы, войны, из суда и наказания, религиозного обряда, похорон устраивает представление театрального характера в силу присущего человеческому духу мании преображения».


Естественно, но не практично

Таким образом, жизнь отнюдь не сводится к действиям сугубо практичным, к некоторому естественному удовлетворению потребностей самым простым и удобным способом. Скорее, наоборот, человек зачастую придает необходимым действиям далеко не самую эффективную, с практической точки зрения, форму.

Власть театральности проявляется в постоянной регламентации нашей жизни, которая вообще не зависит напрямую от узко понимаемой практической пользы. Таковы, в общем, все правила приличия — и капризы моды. Все в них играют. Кстати, эта регламентация касается не только человеческого поведения, но и всей окружающей его предметной сферы. Режиссура жизни диктует стиль любому предмету вокруг.

Возьмите самую практическую вещь — форму крыши дома. Если мы живем в Средней Азии, где солнце палит все время, то лучше иметь плоскую крышу, чтобы заодно на ней урюк сушить. А у нас, на Севере, плоскую крышу снег продавит, поэтому ее делают коньком, чтобы снег сам сваливался.

А вот форма крыши традиционного китайского дома опирается на представление о духах. Они катаются, как с горки, по крыше, и, чтобы они не угодили прямо во двор, надо загнуть края крыши в виде небольшого закругленного трамплина, и тогда духи приземлятся за забором. Тоже весьма практическое соображение. Только не в глазах тех, кто вместо духов видит одно суеверие и фольклор.

В сфере фольклора, мало затрагивающей приспособленность к жизни, вообще безграничные пределы для креатива. Скажем, люди самых разных культур видят на Луне одни и те же пятна, но интерпретируют их совершенно по-разному. При этом выживание всех этих людей ни в коей мере не зависит от того, что именно они видят на Луне.

Было бы просто и очень удобно, если бы вся вариативность человеческих культур как раз и разворачивалась в пределах этих не принципиальных для выживания возможностей. Но проблема в том, что мы не можем четко провести границу и сказать: вот здесь технологии и материальная культура, а здесь символизм и фольклор. Здесь, это где?


Зачем человеку лицо

Или взять одежду. Для чего она нужна, в практическом смысле? Ну, казалось бы — для защиты от холода и дождя. Но Максимилиан Волошин приводит такой анекдот, якобы произошедший с Чарлзом Дарвиным во время его плавания на корабле «Бигль» (на самом деле это бродячий европейский сюжет, еще античных времен).

Итак, «Бигль» на Огненной Земле, Дарвин сошел на берег, от холода в шубу кутается. Вдруг видит туземца, практически голого. И спрашивает: «Разве тебе не холодно, ты же ничем не прикрыт?» А туземец ему: «А вот у тебя лицо не прикрыто, не мерзнет?» — «Нет, я привык». — «Ну так у меня везде лицо» — говорит ему туземец.

И Волошин замечает, что все-таки дело тут не в привычке. Тот же Дарвин, вернувшись в теплое помещение, снимает с себя только шубу, а не всю одежду и не ходит голышом. А если бы снял, то ему было бы не столько холодно, сколько стыдно.

Но Волошин не зря все-таки связал с этим сюжетом именно Дарвина, потому что у Дарвина есть замечательная книжка, которая называется «Выражение эмоций у животных и человека», и одна из ее глав посвящена вопросу о том, в каких ситуациях и как люди разных культур краснеют от наплыва эмоций, такое кросс-культурное исследование. И Дарвин пишет, что люди, все время расхаживающие с голым торсом, всем этим торсом и краснеют, не только лицом.

И Волошин делает вывод, что «лицо» — это культурно-конкретное понятие. Это не просто некая часть тела, которой не холодно на морозе, а такая часть тела, которую не стыдно выставить наружу. То есть у нас это, например, руки и фронтальная часть головы. А в других культурах «лицо» может быть организовано иначе.

В этой связи у Волошина и Евреинова есть интересное обсуждение проблемы наготы на сцене. В свое время в Россию приехала знаменитая танцовщица Асейдора Дункан. Ее выступление сопровождалось скандалом. Не только потому, что Асейдора была дама корпулентная, не похожая на обычных танцовщиц. Она еще танцевала в свободном хитоне, под которым было нагое тело, даже не присыпанное рисовой пудрой, как тогда полагалось. Газеты писали о разврате юношества, но более прогрессивные критики издали сборник под редакцией Евреинова «Нагота на сцене» и объясняли, что нагой и голый — это не одно и то же. Голый — это, скажем, в бане или каком-то эротическом контексте. А нагое тело на сцене не голое, оно как бы заключено в духовный эквивалент одежды, следовательно, его выставлять не стыдно.

И этого Евреинов делает следующий вывод об одежде — ее происхождение связано не с потребностью защитить себя от холода. Прежде всего, одежда удовлетворяет потребность человека в украшении. Одежда выделяет те части тела, на которые ее обладатель хочет обратить внимание окружающих. Даже туземцы, живущие в климате, не требующем никакой защиты от холода, украшают те или иные части своего тела.

Таким образом, одежда изначально служит для украшения, а стыд, удобство и неудобство от того, что у тебя есть шкура, — это уже производные вещи, благодаря им человек просто расширяет спектр своего взаимодействия с природой. Следовательно, на первом месте тут символический аспект поведения, более важный, чем вопросы приспособления к природе. Он не менее важен, чем прагматика, и от прагматики не отделим.


Вызываю дождь, недорого

Вообще человек играет с природой и допускает ходы, которые с точки зрения всезнающего существа были бы лишены смысла. Человек и сам иногда знает, что лишены, но цинично этим пользуется.

Вот мой любимый пример из начала 90-х годов. Тогда вокруг было много кооперативов, и как-то я увидел в газете рекламу кооператива, который оказывал услуги сельскохозяйственным организациям. В частности, вызывал дождь. Причем нигде не говорилось, как он это делает. Просто оплата по результату. То есть мы заключаем договор: если количество осадков окажется, скажем, на 10 процентов больше, чем было в прогнозе Гидрометцентра, то вы переводите нам деньги.

Как вы понимаете, это беспроигрышный бизнес. Во-первых, не надо никаких вложений, кроме рекламы и, может, юридического оформления. Во-вторых, в целом прогнозы погоды у нас, мягко говоря, не идеальны — в половине случаев условия договора будут выполнены, в половине — не выполнены.

Если вы не знаете принципы работы какой-то технологии, то ее результат для вас не отличим от магии. Скажем, искра, созданная трением, — это такой же продукт магии, как вызванный манипуляциями заклинателя дождь.

Я процитирую Макса Вебера: «Только мы, с точки зрения нашего теперешнего понимания природы, могли бы разделить их манипуляции на объективно “правильные” и “неправильные” в отношении причинно-следственных связей и отнести “неправильные” к иррациональным, а соответствующую деятельность — к “колдовству”. Тот же, кто эти действия совершает, разделяет их только по большей или меньшей повседневности».

То есть, условно говоря, хлеб мы режем каждый день, а дождь вызываем каждую неделю. При этом, если ты не знаешь, что вызывает результат, как устроены причинно-следственные связи, тебе проще повторить всю последовательность действий, копируя то, что однажды когда-то дало результат. Поэтому самое важное — не отклоняться, а то «как бы чего не вышло».


Ведьмы вступают в игру

А если нас постигла неудача? Вполне возможно, это — не наша неумелость, а колдовство. У Эдварда Эванса-Причарда есть классическая работа про колдовство у народности занде. Там говорится, что если люди пытаются выманить термитов из термитника, а они не вылезают; если урожай попортила тля; если кто-то заболел или охота не удалась; если жена не проявляет эротической страсти, — то все это ведьмовство. Исключения — те случаи, когда нарушено табу или не соблюдены моральные правила, или кто-то уж совсем неумело делал свое дело.

Получается, для занде (они живут сегодня в Центральноафриканской республике, Демократической республике Конго и в Южном Судане) упомянуть колдовство это примерно как для нас сказать: кто-то грипп подцепил. И хотя мы имеем в виду вирусную инфекцию, для многих из нас она не сильно прозрачнее колдовства.

С точки зрения исследователя, у жизненных неудач есть вполне понятные, вернее, естественные причины. Но тот же Эванс-Причард научился использовать и другую интерпретационную модель, научился глядеть на мир глазами людей народности занде. И для занде в том, что охотника подстерегают ведьмы, нет ничего сверхъестественного. Он к ним почтения не испытывает, он сердится: наверняка среди соседей есть ведьмы, которые завидуют его успехам.

Другой пример: обжигали горшки, один горшок треснул — бывает, хотя горшечник и исполнил все запреты. Он, прежде чем идти за глиной, несколько дней не вступал в половые связи, а горшок все равно треснул. И что прикажете думать, за что? Или: мальчик шел по дорожке и запнулся об пень, повредил палец, и началось нагноение: это же колдовство!

Эванс-Причард говорит ему: «Ведьма не выращивала пня на тропинке, ты сам оказался невнимателен, ведь столько людей там прошли». «Да, — отвечает мальчик, — но я внимательно все время смотрел, чтобы ни на что такое не ступить». Вообще-то они внимательно смотрят, босиком ходят.


Знаки повсюду

У нас в качестве объяснения событий, кроме колдовства и физической причинности, есть еще совпадение, случайность. Потому что наша рациональная исходная посылка состоит в том, что все имеет свои естественные видимые причины, а для невидимых, сверхъестественных причин в нашей картине мира законного места нет. Мы можем не знать всех причин, но когда-то они будут открыты, наука нам все объяснит. Точнее, есть такое место, но сравнительно маргинальное — ходят же люди к гадалкам и магам, пользуются гороскопами, но и гороскопы они понимают как некую науку. Правда, бывают случаи, когда действительно все происходит случайно. Случайности любящему порядок сознанию неприятны.

Первобытный человек и человек традиционной культуры исходят из предпосылки, что причиной всего является невидимая произвольная сила — умысел, а естественная казуальность — это видимость, что ее упоминать-то.

Три женщины идут, чтобы набрать воды, а крокодил хватает ту, что посередине. Вы скажете: то, что это была женщина, оказавшаяся посредине, это чистая случайность, а то, что крокодил схватил женщину, — это естественно, потому что крокодилы иногда нападают на людей.

Но туземец такое объяснение назовет поверхностным и абсурдным, ведь могло же ничего и не случиться. А если случилось, то схватить среднюю из трех женщин было очевидным намерением крокодила, ведь если бы у него не было такого умысла, то он мог бы схватить любую другую. Но откуда у крокодила, они же пугливые животные, такое намерение? В сравнении со множеством крокодилов число убитых ими людей очень невелико. Следовательно, если они нападают на человека, это неожиданно и противоестественно. Необходимо объяснить, откуда этот крокодил получил приказание убить: ведь он же по своей природе обычно этого не делает.

В каком-то смысле это похоже на знакомые нам теории заговора. Вера в колдовство при этом вовсе не противоречит эмпирическим знаниям о причинах и следствиях. Когда говорят, что причиной смерти было колдовство, они не закрывают глаза и на вторичные причины, которые были действительными с нашей точки зрения. Из всей причинно-следственной цепи выбирают то, что социально релевантно. Если человека укусила змея, и он умер, то социально релевантной причиной было колдовство — из-за него змея укусила, хотя пострадавший умер от яда.

Вносить такие дополнительные к естественной каузации интерпретационные слои, читать мир и события вокруг нас как, например, знаки божественного промысла, вполне может и человек нашей культуры. Так видит мир современный христианин, он умеет хорошо об этом рассказывать и свидетельствовать о своем опыте. Он умеет видеть руку Всевышнего во всем, что с ним произошло.


В защиту гомеопатии

Человека современной западной цивилизации может удивить, насколько эффективными оказываются символические средства, которые наша наука отнесла бы к эффекту плацебо или фантомным объектам. Но вообще-то наша цивилизация научна и последовательна только в одной своей части. У Людвига Витгенштейна есть образ в «Философских исследованиях»: центральный район города с новыми кварталами и прямыми улицами, такая идеальная решетка, которой противопоставлена средневековая часть с переулочками и кривыми улицами, как было в Париже до барона Османа.

Наши повседневные понятия иногда систематичны и понятны, прямы как улицы в квартале, а иногда изоморфны сознанию туземца, который верит в колдовство. Так устроен наш здравый смысл — как культурная система. (У Клиффорда Гирца есть эссе под таким названием — «Common Sense as a Cultural System».)

Наряду с доказательной медициной, основанной на двойном слепом тестировании, у нас есть и другая, не менее эффективная во многих случаях. Она особенно востребована в тех случаях, которые доказательная медицина относит к области психосоматики, а таких жалоб много. И недаром арбидол и укрепление иммунитета — это важная часть аптечного бизнеса.

И тут я бы сказал слово в защиту гомеопатии — и не потому, что объяснение ее эффективности, которое дают ее адепты, научно, а потому что экспериментальная эффективность действующего вещества не исчерпывает процессы лечения. Лечение человека — это нечто большее, чем лечение организма или лечение болезни, это сложное культурное действие. И исцеление, и смерть в равной степени могут быть зависимы от психических причин.

В свое время Марсель Мосс написал классическое эссе о случаях смерти, которые наступают внезапно только потому, что человек знает, что он умрет, то есть не будучи больным. И это состояние, как правило, совпадает с разрывом связей — из-за магии или греха — со священными вещами, тех связей, присутствие которых поддерживает жизнь индивида в обществе. Вот человек умирает, нарушив табу, поев запретную пищу — мясо тотемного животного. Мосс пишет об этом на австралийских, новозеландских, полинезийских материалах.

Символические способы лечения и вообще медицинская антропология — очень увлекательная область. В 1920-е годы Уильям Риверс писал о своих наблюдениях за лечением на Соломоновых островах. Местный традиционный врачеватель лечил женщину при помощи массажа живота так, как это делал бы и современный европейский специалист. Расспросы показали, что он лечил ее от хронического запора, то есть практически в соответствии с новейшими достижениями европейской медицины.

Но дальнейшие расспросы выявили цель лечения: массаж был применен для того, чтобы устранить проникшего в ее тело осьминога, который, согласно местным представлениям, был причиной недуга. Если щупальца осьминога дотянутся до головы человека, то больной умрет. И лечение массажем продолжалось несколько дней, осьминог сильно уменьшился, но еще не исчез. И этот результат приписывался не механическим манипуляциям, а формам заклинания, сопровождавшим массаж.

Само по себе лечение массажем было завезено из Полинезии на Соломоновы острова незадолго до этого, но, чтобы объяснить его эффективность, нужно было придумать такую систему, которая бы всем объяснила, почему оно работает. То есть осьминог — это фантомный символический объект. И такие фантомные символические объекты люди себе выдумывают в большом количестве.


Остров накануне

Мой любимый пример касается навигации в традиционных обществах. Так, на Каролинских островах в качестве ориентира используется вспомогательный остров, которого никто и никогда не видит. Вообще в Микронезии и Полинезии люди плавают на тысячи миль, так что берега не видно. У них нет карт и навигационных приборов. Это интересная разница, она подробно описана в нескольких работах в XX веке. Самая известная и интересная книга об этом — «Cognition in the Wild» Эдвина Хатчинса, посвященная социальному распределению когнитивных процессов.

Как обычно поступает навигатор-европеец? Он сначала составляет план, прокладывает курс, а потом движется по этому курсу, и если что-то идет не так, то он пересчитывает маршрут и действует по новому плану. На Каролинских островах люди так не поступают: у них нет никакого плана, они — абсолютные оппортунисты.

Они намечают цель и знают, куда надо приплыть, но основу их ориентирования образует звездное небо, которое кружит, и в нем из одного и того же места всегда восходит, а потом заходит одна и та же звезда. И они знают, что сначала восходит одна звезда, потом вторая: это так называемые линейные созвездия, там шесть или восемь звезд появляются одна за другой.

Представьте себе, что мы в огромном парнике, и дуги этого парника — это вот эти линейные созвездия, цепочки звезд, проходящие в хорошо известном нам порядке по небосклону. Микронезийский навигатор представляет себе, где они, даже когда звезд не видно. Когда ему нужно приплыть на определенный остров, то он заранее знает, в какой момент под какой звездой этот остров находится.

В качестве одной из важных частей этой системы навигации используется остров-ориентир — «этак». Европейцы долгое время не могли понять, что это такое, и думали, что это настоящий остров, типа спасительного убежища: если что-то случится, то он неподалеку, туда можно доплыть и спастись. Оказалось, что все не так, потому что, хотя в ряде случаев этот остров действительно существует, иногда он — просто условная единица, которая нужна для того, чтобы ориентироваться. Мы знаем, что есть такой ориентир, мы знаем, как называется этот остров, и знаем, в каком месте маршрута, под какой звездой он стоит. Но он может существовать только в системе представлений навигатора как условный ориентир, фантомный объект, который позволяет нам проще ориентироваться в реальности.


Люди и их души

В XX веке много исследовали интеллект высших приматов, и пытались обучить животных человеческой коммуникации: например пытались «говорить» с шимпанзе на языке жестов или на языке пластиковых объектов-«токенов». Велись и разговоры о том, что следует признать права шимпанзе. В фильме Барбета Шрёдера про гориллу Коко говорилось, что это настоящая американская горилла и у нее есть своя культура.

Или взять знаменитую шимпанзе Уошо, сравнительно недавно умершую, она дожила до преклонных лет (1965—2007). Американские супруги Алан и Беатрис Гарден, которые с ней экспериментировали в начале ее творческого пути, особо упирали на то обстоятельство, что у Уошо имела место культурная передача жестового языка, что она научила детеныша нескольким жестам.

К этим экспериментам можно по-разному относиться, но энтузиасты склоняют нас к том, что разница между нами и шимпанзе в степени, а не в природе. Эта точка зрения становится все популярней, хотя противоречит доминирующему в европейской культуре тезису о том, что между человеком и животным лежит пропасть.

Вспомним XVIII век и обратимся к Этьену Кондильяку, сформулировавшему нетривиальное утверждение о том, что животные способны к элементарному познанию, идеям и памяти, и разница с человеком в том, что у человека есть язык, который позволяет добраться до высот мысли, а животные, которые не пользуются языком, не способны к абстракции и не могут рассуждать о самих себе. Кондильяк делал вывод, что душа животного и душа человека бесконечно различны, потому что человеческая душа бессмертна.

Европейцы делают акцент на исключительности: человек не просто особенное животное, он подобен Богу, он сотворен по образу и подобию Бога, поэтому он преодолел свою животность. Христианство выводит человека из природы: он не природен так, как растение и животное, а создан в последний день творения, получив право давать животным имена, распоряжаться ими. При этом мир конечен, он как подмостки, на которых разворачивается мир. Когда природа исчезнет, останутся только бог и души.


Животные и их души

Если рассказать это индейцам хиваро, обитающим в Перу и Эквадоре, они сильно удивятся и спросят: откуда вы знаете, что животные не обладают такими же свойствами, как мы? Просто из того, что вы не видите и не понимаете, как они разговаривают? А нравственное начало, вы полагаете, только человеку свойственно? И австралийские аборигены удивились бы. Индейцы Амазонии вообще не представляют природу как противоположный им объект.

Во многих обществах границы между человеческим и нечеловеческим проведены иначе. Там базовая оппозиция природы и культуры не то что не работает, там просто пространство этой деятельности, как его ни назови — общество или культура, не противопоставлено природе. Этот мистический взгляд видит глубже поверхностных различий. Здесь все существа, человеческие и нечеловеческие, заданы одной и той же матрицей. Получается, что выделение человека из мира Природы, противопоставление его миру Природы, характерное для европейской культуры, — достижения недавние и не универсальные.

В последние десятилетия ведется увлекательная дискуссия антропологов. В их числе — Эдуарду Вивейруш ди Кастру и Филипп Дескола, чьи книги переведены на русский. Но я процитирую сейчас Леви-Стросса (Дескола — наследник Леви-Стросса во многих отношениях): «На Больших Антильских островах несколько лет спустя после открытия Америки, в то время как испанцы снаряжали исследовательские комиссии, чтобы установить, есть ли у туземцев душа, сами туземцы обходились тем, что белых узников бросали в воду, чтобы проверить, путем продолжительного наблюдения, подвержены ли их трупы гниению».

То есть европейцы никогда не сомневались, что у индейцев есть тело, как есть оно и у животных. Тело относится к области врожденного и стихийного, вот они и полагали, что индейцы могут быть, например, животными. А индейцы никогда не сомневались, что у европейцев есть души, души есть и у животных, и у призраков мертвых, и много у чего. Но индейцы исходили из того, что европейцы могут быть богами, и хотели проверить, такие же у них тела, как у обычных людей. Таким образом, в мире индейцев души есть у всех существ, даже радикально различающихся телами.


Все зависит от перспективы

Наряду с переосмыслением традиционных терминов «анимизм» и «тотемизм» Вивейруш де Кастру, в частности, в книге «Каннибальские метафизики», предлагает новый термин — «перспективизм». Это такой взгляд, согласно которому видимая форма каждого животного является оболочкой, одеянием, которое скрывает внутреннюю человеческую форму, доступную своим животным духам и шаманам. Общим достоянием человека и животного является человечность, а не животность. Когда-то, во времена мифа, животные тоже были людьми, но с тех пор в глазах людей это утратило очевидность. Это прямая противоположность нашим обыденным представлениям о том, что под всеми культурными напластованиями находится животный фундамент.

Для индейца в обычных условиях люди видят себя людьми, а животных — животными, но если обычно невидимые духи становятся видимы людям, то это указание на то, что условия ненормальны: может быть, это измененное состояние сознания, транс, болезнь. Но вот не-люди — змея, ягуар, луна, разные мифологические существа — видят человека не как человека, а как тапира. Видя нас как не-людей, они самих себя и себе подобных видят, наоборот, как людей: у них есть дома, деревни, свое поведение они воспринимают как культурное, пищу они воспринимают в качестве человеческой.

Ягуары видят в червях, которые копошатся в гнилом мясе, жареную рыбу, в своих телесных атрибутах — мехе, когтях — узнают украшения или культурный инструмент. Хохолок на голове у птицы равнозначен головному украшению из перьев, клюв — копью, когти — ножам. Их социальная система образована по образцу человечьей, у них свои вожди, шаманы, экзогамные половины, свои ритуалы, у них тоже есть охота и рыбалка, ритуалы инициации, брачные правила. Животные — они как бы люди, но вот в таком специфическом обличье.

Такая картина противоречит взгляду европейца, который привык рассматривать самые разные культурные традиции на фоне неизменной Природы. Получается, что у амазонских индейцев есть человечество, которое распространяется далеко за пределы человека как вида. И в этом мире может существовать разный жизненный опыт. Перенос культурных понятий за пределы человеческого общества позволяет переопределить природные события или объекты: то, что мы в качестве людей видим как грязную лужу, тапиры воспринимают как культуру, как большой церемониальный дом. Так что объект заодно указывает и на тот субъект, который его воспринимает.

Представления о том, что не-люди обладают личностями, выходят на первый план в шаманизме: индеец-шаман способен преодолевать телесные границы разных видов и занимать точку зрения разных видов, чтобы уладить отношения между ними и людьми. То есть шаман видит их так, как они видят самих себя — как людей, и может вступить с ними в диалог. При этом он может вернуться и рассказать о своем опыте. Его задача состоит в том, чтобы поддерживать равновесие этой хрупкой системы, и на каждой особи, на каждом охотнике лежит этическая ответственность.

Скажем, охотник вместо духовой трубки получил ружье и, опьяненный своим могуществом, убил больше обезьян, чем ему было нужно. Необходимо скорее восстановить равновесие ритуальными средствами, ведь такие вещи не остаются без последствий. Если жену охотника в тот вечер укусила змея, то охотник прекрасно понимает, от кого ему пришла «ответка»: от его же родственников, по отношению к которым он поступил нехорошо. Для него дичь — его родственники.

Филипп Дескола изучал ачуаров, одну из групп хиваро, и в своей книге «По ту стороны природы и культуры» объяснял, что лес для ачуаров — это сад, который возделывается духом леса, сад — совсем не дикий, а продолжение их дома, это не какое-то пространство, которое надо покорять и которым иногда эстетически восхищаются, как европейцы Природой.

Подготовила Юлия Штутина

Природа человека | Официальный веб-сайт Netflix

1. Что делает нас привлекательными?

38 мин.

Аудитория принимает участие в исследовании сексуального влечения людей. Что же привлекает: грязные танцы, униформа или что-то еще? Также собираются образцы спермы.

2. Самый лучший возраст

38 мин.

Ведущие приходят к неожиданным выводам, наблюдая за тем, как 20-, 30-, 40-, 50- и 60-летние соревнуются в сборке мебели и других состязаниях.

3. Поговорим о сексе

37 мин.

Ведущие изучают битву полов, развенчивая одни мифы и подтверждая другие. Эксперты оценивают результаты.

4. Предвзяты ли вы?

39 мин.

Укоренившиеся предрассудки приводят к тому, что участники оценивают людей по акценту, стреляют по прохожим из игрушечного оружия и ставят себя выше других.

5. Боль и удовольствие

41 мин.

Приятное вознаграждение и болезненное наказание влияют на поведение людей: как наше восприятие реальности зависит от отрицательных и положительных факторов?

6. Как быть счастливым

32 мин.

Участники пытаются найти источник счастья в рукоделии, видео о катастрофах, вечеринках и длительном наблюдении за сохнущей краской.

7. Можно ли доверять своим чувствам?

36 мин.

Чутье — не лучший помощник. Ведущие разбираются в том, как на обоняние, зрение и даже вкусовые ощущения влияют внешние факторы: от музыки до мимов.

8. Спроси человека

33 мин.

Пришло время ответить на самые важные вопросы, которые выбрали сами участники. Существуют ли герои? Влияют ли на что-то имена? И как вести себя в туалете?

Природа человека - Психологос

Фильм "Происхождение человека"

Рассказывает доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник Палеонтологического института РАН Александр Владимирович Марков.
скачать видео

Природа человека - генетически заданные особенности поведения, мышления и склонности человека как биологического вида. Включает как то, что пришло к нам из нашего животного прошлого, так и новообретенные особенности, сформировавшиеся в истории собственно человеческой цивилизации.

Биологическая природа человека – это сумма инстинктов, врожденных программ поведения в типовых ситуациях, представленных в человеческом сознании в виде безотчетных склонностей; в этих своих инстинктах он не отличается кардинально от других биологических видов, разве что тем, что в нем они играют меньшую роль, а соответственно проявлены слабее и, как все ослабевающее, рудиментарное – иногда и уродливо… Однако в эту же биологическую природу человека, как собственно человека, входят речь и руки – входит опора на свободный и преобразующий разум. Высшая природа вырастает в человеке из низшей и становится чем-то самостоятельным.

Позитивна ли природа человека?

Современные психологические направления в отношении взглядов на природу человека придерживаются иногда диаметрально противоложных взглядов. Один из главных споров - спор о том, является ли природа человека доброй (направленной на добро), человечной, конструктивной. Примерно четверть специалистов убеждена, что природа человека позитивна, четверть - что природа человека негативна, четверть полагает, что люди рождаются с разной природой, последняя четверть считает вообще бессмысленным рассматривать данный вопрос. См.→

Вторая природа

Вторая природа - то, что стало для человека внутренним и совершенно естественным, так же естественным, как генетически заданное.

Если девочка в юном возрасте разрешила себе полную свободу стихийных эмоций и с душой практиковалась в этом ежедневно два десятка лет, ее необузданная эмоциональность стала ее естественной, второй природой. Если другая девочка когда-то впечатлилась красотой движений и много лет ежедневно оттачивала красоту и благородство своих движений в балетной школе, то благородство ее движений и королевская осанка также стала ее второй природой.

С точки зрения Л.С. Выготского, поскольку природа человека задается не его телом, а окружающей его культурой, это всегда нечто искусственное. Ваша настоящая человеческая природа - природа всегда, полностью, насквозь искусственная, созданная и встроенная в нас вашими родителями, вашими учителями, вашими друзьями, книгами, которые вы читали и фильмами, которые вы смотрели.

Природа человека и личностный рост

Личностный рост - понятие, возможное только в рамках взгляда о позитивной природе человека. Для фрейдизма понятие "личностный рост" абсурд и бессмыслица. См.→

Политкорректность в размышлениях о природе человека

Педология прекратила свое существование тогда, когда на стол И.В.Сталина попал доклад педологов, где приводилась сделанная ими статистика. Согласно их исследованиям, дети интеллигентов намного опережали в умственном развитии детей рабочих. Получив такие выводы, Сталин немедленно ликвидировал и педологию, как науку в целом, и ее статистику. Неправильно они видели природу рабочего класса! См.→

Педагогика данных о природе человека

Нужно учитывать, что данные о природе человека не просто констатируют, но и формируют реальность. Если дети узнáют, что люди по своей природе скоты, то в связи с естественным внушением вероятность проявления ими высоконравственного поведения скорее понизится. Напротив, рассказы о доброй природе человека обычно способствуют нравственному воспитанию.

В психотерапии, для привлечения клиентов выгоднее рассказывать о тяжелых внутренних конфликтах (создать проблему, см.→). Для излечения же удобнее внушать клиенту, что его внутренняя природа добра. конструктивна и его бессознательное нам поможет.

Гештальт-подход и НЛП избегают разговоров о природе человека, но в терапии исходят из ее позитивной и конструктивной природы.

Полезные ссылки

Природа человека - это... Что такое Природа человека?

Природа и сущность человека — философское понятие, обозначающее сущностные характеристики человека, отличающие его и несводимые ко всем иным формам и родам бытия[1], или его естественные свойства,[2] в той или иной мере присущие всем людям[3]. Сущность человека у Аристотеля - это те из его свойств, котороые нельзя изменить, чтобы он не перестал быть самим собой.[4] Изучением и интерпретацией природы человека занимаются на разных уровнях обобщения философия, антропология, эволюционная психология, социобиология, теология. Однако среди исследователей не существует единого мнения не только о характере природы человека, но и о наличии природы человека как таковой.

Определение человека и его природы

Единого и однозначного определения человека и его природы не существует.

В широком смысле, человека можно описать как существо, обладающее волей,[5]разумом, высшими чувствами, способностями к коммуникации[6] и труду[7].

  • Кант, исходя из понимания природной необходимости и нравственной свободы, разграничивает антропологию на «физиологическую» и «прагматическую». Первая исследует то, «… что делает из человека природа…», вторая — то, «… что он, как свободно действующее существо, делает или может и должен делать из себя сам».[8]
  • Синтез позиций современной биологии (челове́к — представитель вида Человек разумный) и марксизма («… сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивидууму. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений» [9]) приводит к пониманию человека как субъекта исторически-социально-культурной деятельности, представляющим собой единство социальной и биологической природы.[10]

Душа и тело

Иллюстрация одного из представлений об ауре.

Согласно концепциям материализма человек состоит лишь из тканей, составляющих его плоть, все же абстрактные составляющие, приписываемые человеку вместе со способностью активно отражать реальность есть результат сложной организации процессов этих тканей. В эзотеризме же и многих религиях человек определяется как сущность, соединяющая в себе «тонкое» (душа,[11] эфирное тело,[12]монада[13]) с «плотным» (тело) тела.

В древнеиндийской традиции человек характеризуется кратковременным, но органичным сочетанием элементов, когда душа и тело тесно взаимосвязаны в природном колесе сансары. Лишь человек может стремиться к освобождению от эмпирического существования и обрести гармонию в нирване, используя духовные практики, которые предполагают упражнения для души и тела.

Демокрит, как и многие античные мыслители, считал человека микрокосмом. Платон представлял человека как существо, раздвоенное на материальное (тело) и идеальное (душа) начала. Аристотель рассматривал душу и тело как два аспекта единой реальности.

Человеческая душа в трудах Августина становится загадкой, тайной для самого человека.

Тело в философии Нового времени рассматривается как машина, а душа отождествляется с сознанием.

Согласно религиозной позиции, человек есть божественное творение, приоритет отдается духовному началу:

«…человек занимает в ряду Божьих творений такое высокое место, есть как истинный гражданин двух миров — видимого и невидимого — как союз Творца с тварью, храм Божества и потому венец творения, то это единственно и собственно потому, что в его духовную природу Всевышний благоволил внедрить чувство или мысль Своего бесконечного Божества, которая положена в его дух и служит всегдашним источником, влекущим его к своему высочайшему центру»[14]

Напротив, с точки зрения теории эволюции, поведение человека, как и других животных, является частью его видовой характеристики, обусловлено эволюционным развитием человека как вида и имеет аналоги у близких видов. Длительный период детства необходим человеку для усвоения структурно высокоразвитым мозгом человека больших объёмов внегенетической информации, необходимых для расширенного абстрактного мышления, речи[15] и социализации.[16]

Самоценность человека

Христианство называет человека «образом и подобием Бога», основной же целью которого является спасение души для жизни вечной в раю.

Средневековая философия — от святоотеческого богословия до схоластики и мистицизма, как основы отношений человека и Бога в мире, утверждает ценность и статус самой личности.

Философия Возрождения признаёт самодостаточную ценность человека. В своих творческих возможностях человек подобен Богу, но актуализирован без непременной соотнесённости с божеством, что определило философию и идеологию гуманизма[17]. В отличие от средневековых философов, гуманисты ставят в центр своих интересов человека, а не Бога[18].

В философии и культуре Нового времени акцентируется индивидуальность и самосознание человека. Декарт, заложил основу новоевропейского рационализма, постулируя мышление как единственное достоверное свидетельство человеческого существования: «Я мыслю, следовательно, я существую» (лат. Cogito Ergo Sum). Разум становится определяющей характеристикой человека, рассматриваемого теперь как производное от природных и социальных обстоятельств.

Мораль и гуманизм

Одним из утверждений морального абсолютизма является то, что единая и универсальная мораль выводима из самой природы человека. Моральный релятивизм утверждает обратное: моральные нормы относительны.

Понятие гуманизма перекликается с понятием человечности — способности сострадать другим людям, проявлять по отношению к ним доброту.

По Ницше, природа сверхчеловека позволяет ему быть свободным от моральных[19] и религиозных норм.

Судьба и характер человека

В философии Древнего Востока и античности человек представляется как фрагмент природы, жизненный путь которого предопределён законами судьбы, а сущность — неким божеством.[20] В Средние века личность наделяется свободой воли, что возвышает её над природой, давая возможность и обязанность управлять собственной судьбой. Однако суеверия о зависимости судьбы от положения линий на ладонях и от расположения планет и светил бытуют по сей день.

По Дарвину, природа человека и животных эволюционна и недетерминированна, то есть подвержена изменениям в зависимости от окружающей среды, в которой живёт и развивается вид. Социальный детерминизм склоняется к тому, что поведение групп людей обусловлено теми условиями, в которых они находятся, этим обусловлена, например, классовая борьба.

Некоторые гипотезы (tabula rasa) утверждают что человек формируется преимущественно воспитанием, другие (биологический, или генетический детерминизм) утверждают, что его характер есть врождённая особенность организма, и воспитание может лишь маскировать его проявления.

Джон Локк считал, что люди поступают хорошо потому, что это естественно для разумных существ, для него общественный договор — естественный безальтернативный процесс. Томас Гоббс же считал, что для людей естественно быть эгоистичными и стремиться к удовлетворению потребностей, а общественный договор они заключили из чувства самосохранения, опасаясь «войны всех против всех».

Христианская церковь считает, что первородный грех испортил природу человека, от чего в нём появилась склонность к отступлению от норм, выраженных в заветах Бога. Ересиарх Пелагий же усматривает в первородном грехе лишь единичный акт отклонения свободной воли человека от добра[21].

Неклассическая философия XIX-XX веков о природе человека

В неклассической философии второй половины XIX—XX веков можно выделить такие основные подходы в понимании природы и сущности человека, как:[22], как:

Сравнение природы человека и животных

С точки зрения многих религий и идеалистических философий, человек и животные относятся к различным категориям существ,[23] несмотря на внешнее и генетическое сходство человека с приматами, при этом утверждается, что животным не свойственны (либо имеются в зачаточном состоянии) следующие качества:

Жестокого, кровожадного человека люди могут назвать бесчеловечным, отрицая его схожесть с людьми и подчёркивая его схожесть с животными. Другие считают, что животные не могут быть злыми[27], а жестокость у них проявляется только от жестокого обращения или только при определенных условиях.

В то же время есть основания полагать, что животным свойственны мышление, взаимовыручка, чувство справедливости,[28] красоты,[29] и даже аналог суеверий.[30]

Кроме того, некоторые этологи проводят аналогии между моралью человека и системой инстинктивных запретов, характерных для животных, которые Конрад Лоренц назвал «естественной моралью». Вследствие того, что на поведение человека врождённые инстинкты оказывают относительно слабое воздействие, некоторые этологи утверждают, что человек — животное с относительно слабой моралью (подразумевая под этим «естественную мораль»), что может приводить к терминологической путанице. [31]

С подобных позиций некоторые этологи-дарвинисты пытаются связать религиозность человека с некоторыми особенностями поведения животных, такими, как ритуальность, иерархичность отношений и т. п., пытаясь свести религиозность у людей к атавизму [32], инстинкту, бывшему полезным в привычных для жизни животных предков условиях, но оказавшемуся вредным в человеческом обществе.

К тому же для большинства людей неприемлема сама идея близости людей именно с высшими антропоидами. Этологи объясняют это действием механизма этологической изоляции близких видов. [33] Отличия человека от животных лежат как в количественном развитии некоторых признаков, так и в связанными с ними качественными скачками.[34]

Понятие человека в культуре

После того, как Платон определил человека как «двуногое, лишённое перьев», Диоген, ощипав петуха, заявил что это человек по Платону.[35]

Человек может верить и не верить... это его дело! Человек - свободен... он за все платит сам: за веру, за неверие, за любовь, за ум - человек за все платит сам, и потому он - свободен!.. Человек - вот правда! Что такое человек?.. Это не ты, не я, не они... нет! - это ты, я, они, старик, Наполеон, Магомет... в одном! (Очерчивает пальцем в воздухе фигуру человека.) Понимаешь? Это - огромно! В этом - все начала и концы... Всь - в человеке, всь для человека! Существует только человек, все же остальное - дело его рук и его мозга! Чело-век! Это - великолепно! Это звучит... гордо! Че-ло-век! Надо уважать человека! Не жалеть... не унижать его жалостью... уважать надо!
Идеал земного человека строился в течение тысячелетий на опыте предков, на опыте самых различных форм живого нашей планеты. Идеал человека галактического, по-видимому, следует строить на опыте галактических форм жизни, на опыте историй разных разумов галактики.

Примечания

  1. Хомич Е. В. Человек // История философии: Энциклопедия. — Мн.: Интерпрессервис; Книжный Дом. 2002. — С. 1247
  2. Словарь по общественным наукам. Природа человека.
  3. Buller, David J. (2005). Adapting Minds: Evolutionary Psychology And The Persistent Quest For Human Nature. MIT Press: 428.
  4. Бертран Рассел - История западной философии - Глава XXII
  5. http://slovari.yandex.ru/dict/bse/article/00089/01200.htm
  6. http://slovari.yandex.ru/dict/ushakov/article/ushakov/24/us4124710.htm
  7. http://anthropology.ru/ru/texts/parzv/global.html
  8. И. Кант — Собрание сочинений, т. 6, М., 1966, с. 351
  9. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 3, с. 3
  10. Безопасность: теория, парадигма, концепция, культура. Словарь-справочник / Автор-сост. профессор В. Ф. Пилипенко. Изд. 2-е, доп. и перераб. — М.: ПЕР СЭ-Пресс, 2005.
  11. http://slovari.yandex.ru/dict/biblic/article/bib/bib-4373.htm
  12. http://www.lomonosov.org/esses/esses400.html
  13. Эзотеризм: Энциклопедия.- Мн.: Интерпрессервис; Книжный Дом. 2002.(Мир энциклопедий).
  14. Схимонах Иларион. На горах Кавказа.
  15. Карл Саган — Драконы Эдема. Рассуждения об эволюции человеческого разума.
  16. Запорожец А. В. — Избранные психологические труды / Под редакцией Давыдова В. В., Зинченко В. П. — М., «Педагогика», 1986. С. 223—257.
  17. В Италии возникает гуманизм, основанный на каббале и на талмуде
  18. В. В. Карева. История Средних веков
  19. А. А. Радугин — Культурология (учебное пособие) c.218
  20. http://slovari.yandex.ru/dict/encsym/article/SYM/sym-0722.htm
  21. http://terme.ru/dictionary/194/word/%CF%E5%EB%E0%E3%E8%E9
  22. Энциклопедия социологии — Человек
  23. Библия. Ветхий завет. Пятикнижие моисея ст.26
  24. Цицерон М. Т. Об обязанностях // Цицерон М. Т. О старости. О дружбе. Об обязанностях. М., 1993. С. 61.
  25. Шри Ауробиндо. Человеческий цикл
  26. В. Д. Косарев — Феномен табу и «первородный грех».
  27. Ю. В. Новиков — Кот и мышь, волк и заяц (Добро и зло в природе)
  28. У шимпанзе есть чувство справедливости, подобное человеческому — на сайте membrana.ru
  29. Н. Ю. Феоктистова — О зубастых строителях и птицах из Эдема
  30. Гараджа В. Религиоведение Глава IV. Психология религии
  31. Этологи указывают на соотношение между вооружением вида и т. н. «естественной моральностью». Впервые эту связь выявил Конрад Лоренц. См. также, например:
  32. Представление о Боге связывается с понятием сверхдоминанта.
  33. В. Р. Дольник. Непослушное дитя биосферы [1]
  34. В. Ф. Турчин. Феномен науки. Глава 4. Человек
  35. Андрей Галактионов — Диоген Синопский

См. также

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ ПОНЯТИЙ «ПРИРОДА» И «СУЩНОСТЬ» ЧЕЛОВЕКА | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ ПОНЯТИЙ «ПРИРОДА» И «СУЩНОСТЬ» ЧЕЛОВЕКА

Научная статья

Бязрова Дж.Б. *

Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова, Владикавказ, Россия

* Корреспондирующий автор (j.byazrowa[at]yandex.ru)

Аннотация

Переосмысление понятий “природа” и “сущность” человека связано с трансформацией различных форм человеческого бытия на современном этапе. Исторически сущность человека трактовалась неоднозначно: а) как самостоятельно существующая надприродная данность (античность и средневековье), б) как продолжение природной данности (Т.Гоббс), в) как совокупность общественных отношений (К.Маркс) и г) как «изобретения», скрывающие безответственность человека (Ж.-П.Сартр). В действительности понятия «природа» и «сущность» необходимы для характеристики человеческого бытия. Понятие «природа человека» указывает на биологический «материал», из которого человек «создан». Понятие «сущность человека» отражает законы, нормы, которые формируют человека и формируются им. Устранение понятий «природа» и «сущность» человека из антропологии приводит к его «исчезновению».

Ключевые слова: сущность; природа человека; социальный инстинкт; естественный и искусственный человек; человек, как совокупность общественных отношений; человек – это поступок; свобода как выбор.

THE QUESTION OF HOW THE CONCEPTS OF “NATURE” AND “ESSENCE” OF A MAN
ARE RELATED TO EACH OTHER

Research article

Byazrova J.B. *

North-Ossetian State University named after K. L. Khetagurov, Vladikavkaz, Russia

* Corresponding author (j.byazrowa[at]yandex.ru)

Abstract

The reinterpretation of the concepts of “nature” and “essence” of a man is associated with the transformation of various forms of human existence at the present stage of development. Historically, the essence of a man has been interpreted ambiguously: a) as an independently existing thing which is above nature (antiquity and the middle ages), b) as something that is given us by nature (T. Hobbes), c) as a set of social relations (K. Marx), and d) as “inventions” that hide the irresponsibility of a man (Jean-Paul Sartre). In fact, the concepts of “nature” and “essence” are necessary to characterize human existence. The concept of “human nature” refers to the biological “material” from which man is “created”. The concept of “human essence” reflects the laws and norms that shape a person and are formed by him. The elimination of the concepts of “nature” and “essence” of a man from anthropology leads to his “disappearance”.

Keywords: essence; human nature; social instinct; natural and artificial nature of a man; a man as a set of social relations; a man is an act; freedom as a choice.

Введение

Современное состояние философской антропологии характеризуется многоголосием. В настоящее время существует около десяти концепций человека [5]. Эта ситуация в целом оценивается положительно, как современное достижение философии и культуры. Но создается впечатление, что в этой полифоничности присутствует некий рыночный оттенок, ориентация на разнообразие потребительских вкусов. Чем больше предложений, тем удачнее выбор потребителей. Многообразие концепций, вместе с тем, не исключает сходства, то есть присутствия во всех теориях основных составных частей, характеризующих человека. Речь идет о понятиях: природа, сущность и предназначение человека или соответственно: телесное, социальное, духовное. Установление отношений между ними никогда не было однозначным. Об этом свидетельствуют и современные исследования данной проблемы. Так в работе «Концепция «природы человека»: ее значение для медиааналитики» автор отмечает, что «в современном научном менталитете, видимо, нет оснований для разведения концептов природа и сущность». И, далее, «современная наука не решает вопрос о биологических и социальных детерминант антиномичным способом» [4, с. 12,13]. Первое высказывание отрицает автономность рассматриваемых понятий. Второе – предполагает их относительную автономность, поскольку отрицание антиномичности не мешает предположить иной тип отношений между понятиями (противоположность, дополнение, частичное совпадение).

Актуальность данной темы объясняется тем, что представления о человеке, формируемые наукой и философией на современном этапе играют роль детерминанта формирования его как личности, то есть работают на будущее человека и общества.

Цель статьи – рассмотрение взаимосвязи категорий – «природа» и «сущность», как существенных характеристик человека с акцентом на те концепции, представители которых делали эти категории объектом исследования. Это предполагает выяснение содержания понятий «природа» и «сущность» человека, а также определение их источников. 

Методы исследования

Автором использовались философские и общелогические методы исследования. 

Результаты исследования

Классическое определение «сущности» сопрягается с понятием «явление» и понимается как результат длительного процесса познания. Сущность скрыта, на эмпирическом уровне она проявляется в совокупности явлений. Это относится и к человеческой сущности. «Сущность – есть то, что составляет суть вещи, совокупность существенных свойств, субстанциональное ядро самостоятельно существующего сущего. Иногда это ядро рассматривается как самостоятельное сущее» [9, с.565]. Здесь фиксируется две темы: определение сущности и вопрос об ее источнике. Природа человека определяется как «существенное для каждого сущего с самого его возникновения» и что противополагается духу «во всех формах его проявления, в частности в форме культуры или цивилизации». «Именно это единство природы и духа в человеке и составляет его человеческую сущность, позволяет ему отделить себя от природы (и от своей собственной жизненной сферы), исправлять природу и самого себя в соответствии со своими материальными и духовными потребностями» [9, с.473]. Природа определяется как изначальная данность, которая во взаимодействии с духом образует сущность. Сущность же не дана человеку, но задана. Это – результат творчества, воплощающийся в достижениях культуры и цивилизации, то есть в сфере социального. Природа и сущность в человеке взаимосвязаны, что не предполагает их тождественности.

Античность осмысливала сущность человека в связи с лежащим вне его началом. Платон ставил существование и сущность человека в зависимость от мира идей. Аристотель объяснял общественные формы – семью, государство – социальным инстинктом, которым наделены только греки, а более узко – лучшие из них. Но по смыслу своей природы социальное в форме семьи и государства Аристотель мыслил как организующую форму, существующую до человека. В средние века сущность человека также выводилась из реальности, лежащей вне его. Человек – есть образ и подобие Бога. Телесность и социальность принципиально отрицались во имя высшего духовного начала. Природная субстанция человека мыслилась теологами как средство для тренировки воли аскета, как объект аскезы. Общественные, земные интересы были подчинены интересам божественным. Понятие сущности наполнялась надтелесным и надсоциальным содержанием.

Первые попытки понять человека, исходя из него самого, были сделаны в эпоху Возрождения. Это время было пронизано антропологическим оптимизмом, верой в высокое достоинство человека и в его познавательную мощь. Формирование концепции человека в возрожденческий и далее в нововременной период происходило под влиянием механического естествознания, изгнавшего из мира сверхприродную реальность.

В контексте поставленной проблемы интерес представляют антропологические взгляды Т.Гоббса и К. Маркса, как оппонировавшие друг другу и Ж.-П. Сартра, отбросившего понятия и «сущность», и «природа» человека.

Т.Гоббс – номиналист. Для него реальностью обладают только вещи, он отрицает существование невещественной субстанции. Человек – часть природы, а общество – результат конструирования людьми социальной реальности в соответствии с особенностями человеческой природы. То есть, эгоистическая человеческая природа (у Гоббса она такова) требует соответственно жестких государственных порядков для сохранения мира и процветания в обществе. В работе «Человеческая природа» Т.Гоббс определяет ее как сумму «природных способностей и сил таких, как способность питаться, двигаться, размножаться, чувство, разум и т.д. Эти способности мы единодушно называем природными и они содержатся в определении человека как одаренного разумом животного» [2, с.510-511]. Человек Т.Гоббса, таким образом – это животное, одаренное разумом. Он выделяет в нем две составные части – физическую и духовную. К физике человека он относит: питание, движение и размножение. К духовным способностям относит познание и волю [2, с. 511]. Общество не противопоставляется природе, а является ее продолжением. Общество или государство Т.Гоббса (разделение этих понятий произошло только в марксизме) – это искусственный человек, более крупный по размерам и более мощный, качественно не отличающийся от природы. «В этом Левиафане верховная власть, дающая жизнь и движение всему телу, есть искусственная душа; должностные лица и другие представители судебной и исполнительной власти – искусственные суставы; награда и наказание…представляют собой нервы, выполняющие такие же функции в естественном теле… безопасность народа, – его занятие; советники …представляют собой память; справедливость и законы суть искусственный разум и воля» (курсив – Т.Гоббса). Различные состояния общества также соответствуют состояниям человека: гражданский мир – здоровью, смута – болезни, а гражданская война – смерти [1, с.8]. Искусственное, социальное тело не противопоставляется естественному состоянию, но оценивается выше, как прогресс в развитии человеческого бытия. Таким образом, вопрос о биологических и социальных детерминантах, как автономных понятиях, а тем более противоречивых, Т.Гоббсом не может ставиться. Если нет качественного отличия одного от другого (общества от природы), то и двух понятий не требуется. Человек по Гоббсу – это телесно – разумно-волевое существо, поскольку переход от естественного состояния в искусственное требовал от человека наряду с разумом и наличие воли.

В теории марксизма человек рассматривается в контексте исторического (Ф.Энгельс) и логического подхода (К.Маркс). Ф.Энгельс отвечает на вопрос о существенных и необходимых событиях в истории, «работающих» на появление человека (как появляется человек), а К.Маркс дает определение человека (что такое человек). Одно связано с другим понятием труда и трудовой деятельностью, в процессе которой исторически изменялись и природа (биологическая) и сущность (социальная) человека. В работе «Тезисы о Фейербахе» К.Маркс писал, что «…сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений» [3, с.3]. То есть сущность человека не является постоянной природной данностью, она не записана в генах человека и более широко в его биологической природе, но задана, как социально – историческая совокупность общественных отношений. Человек является и продуктом этих отношений, и их творцом. Он и наследует эти отношения, созданные предшествующими поколениями, и изменяет их, изменяясь сам.

Выше изложенные взгляды пронизаны оптимизмом – верой в человека, как существа природно – разумно-волевого, сделавшего шаг от «войны всех против всех» к цивилизации в процессе «общественного договора» (Т.Гоббс) и как существа деятельностного, способного изменить мир и самого себя к лучшему (К.Маркс).

Экзистенциализм возникает в период между мировыми войнами, в условиях утраты европейским обществом исторического оптимизма, а также господства конформистского типа личности, трансформированным продолжением которого является доходящий до солипсизма индивидуализм.

Ж.П.Сартр рассматривает человека как проект самого себя. Категории природа и сущность человека он оценивает как «изобретения», необходимые для того, чтобы избежать ответственности за свои поступки, списать ее (ответственность) на природные или социальные детерминанты. Человек, для него, – это, прежде всего, поступок. Можно говорить только о поступках – геройских или трусливых, но не о людях. Ни героями, ни трусами не рождаются. Принять положение о врожденности геройства или трусости, согласно Сартру, значит снять с себя ответственность за свои поступки. Оправдать собственную трусость или принизить чужое геройство. Сартр не учитывает ни мотивы поступков, ни моральную подоплеку поступка. Главное выбор, в свободном выборе и заключается мораль, то есть положительное содержание поступка. Ценность выбора в том, что он ничем и никем, кроме самого человека, не обусловлен. Обусловленность принижает значение поступка, снижает его нравственное содержание. Сартра упрекали в том, что его человек, лишенный нравственных ориентиров в процессе свободного выбора может превратиться в капризного волюнтариста. Контраргументы Сартра, что человек всегда выбирает благо, что он ни в коем случае не может выбирать зло, поскольку хочет, чтобы его, формируемый поступками образ, был значим для всей эпохи в целом [8], являются крайне неубедительными и противоречат его антидетерминистским установкам, в том числе, психологическим. Сартр говорит, что есть одно бытие, у которого существование предшествует сущности. Это бытие человека. Для характеристики иных форм бытия понятие сущности им не отвергается. Например, Сартр считает, что есть сущность у ножа, как сумма приемов и качеств, позволяющих его изготовить, то есть материал и определенные действия человека. Относительно человека можно говорить лишь об объективных или субъективных условиях человеческого существования, но не о человеческой природе и универсальной человеческой сущности. «Иначе говоря, нет детерминизма, человек свободен, человек – это свобода» [8, с.328].

А.С. Панарин в работе «Стратегическая нестабильность ХХI века» пишет об опасности, на которую обрекает человека экзистенциализм, лишая его социально – нравственных детерминант: «Самым большим парадоксом, вписанным в экзистенциальную тайну homo sapiens, является то, что наиболее пагубные, наименее рациональные решения вытекают не из нужды, не диктуются какой-то жесткой необходимостью – они вытекают из свободы» [6]. Более категоричен был русский философ В. Розанов, считая, что принцип свободы при своем продолжении превращается в пустоту, а уклоняющихся от предустановленного порядка он называл хулиганами, лоботрясами и сутенерами [7]. Разумеется, они не были абсолютными оппонентами Ж.-П. Сартра. Они принимали его связку свободы с ответственностью, но отрицание зависимости личности от конкретных условий справедливо не принимали. Лишать человека социального – значило превращать его в Бога или животного. О таком раскладе говорил еще Аристотель.

В действительности понятия «природа» и «сущность» необходимы для характеристики человеческого бытия. Их устранение из категориального аппарата философии человека приводит к его «исчезновению». Понятие «природа человека» указывает, образно говоря, на «материал» из которого человек создан. Природа человека – биологическая. Это его прошлое, оно меняется в зависимости от социальных изменений количественно, но не качественно. Допустим, широко известно сужение объема памяти у современного среднестатистического человека, как следствие влияния технико-технологической среды. Изменяется (увеличивается или уменьшается) объем серого вещества в отделе мозга, отвечающего за креативность или за сложные поведенческие функции в зависимости от количественного состава семьи, что свидетельствует о взаимосвязи природного и социального в человеке. Если количественные накопления приведут к изменению качества (биологической природы), то в таком случае речь будет идти уже не о человеке. Сущность человека – социальная. Она указывает на законы, различные нормы, которые существуют в обществе и которые создаются человеком. Социальное – это его трансформирующееся и трансформирующее природу настоящее. Каждый конкретный человек представляет собой биосоциальное существо. Разделить его на какие-либо составные части можно только на абстрактном уровне.

Заключение

Актуализация данной темы связана с трансформацией различных форм человеческого бытия на современном этапе, что предполагает переосмысление таких понятий, как «природа» и «сущность» человека. Исторически в философии сложились следующие подходы к их пониманию. 1. Сущность мыслилась как идейно – организующая форма, находящаяся вне человека (античность) или как надтелесная и надсоциальная духовная реальность (средневековье). 2. Понятия сущность и природа человека, телесное и социальное отождествлялись. Качественное различие между природным и искусственным, то есть общественным человеком отрицалось (Т.Гоббс). 3. Сущность человека трактуется как историческая совокупность общественных отношений. Он и наследует эти отношения, созданные предшествующими поколениями, и изменяет их, изменяясь сам. Природа и сущность являются не сводимыми друг к другу понятиями (К.Маркс). 4. В экзистенциализме, отрицающем природную и социальную детерминированность, данные категории были преданы забвению (Ж.-П.Сартр). В действительности понятия «природа» и «сущность» необходимы для характеристики человеческого бытия. Их устранение из категориального антропологического аппарата приводит к «исчезновению» человека.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Гоббс Томас. Левиафан / Томас Гоббс // М.: Мысль, 2001. – 478 с. [Электронный ресурс]. – URL: https://vk.com/doc253649368_516764610 (дата обращения 10.07.2020)
  2. Гоббс Т. Сочинения в 2 т. Т. 1. Редакция и вступительная статья В.В. Соколова / Томас Гоббс // М.: Мысль, 1989.— 622 с.
  3. Маркс К. Тезисы о Фейербахе // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения // М.: Гос. изд. полит. лит., 1955. — Т. 3. — С.1–4.
  4. Нескрябина О.Ф. «Концепция «природы человека»: ее значение для медиааналитики / О.Ф. Нескрябина //МНИЖ. – 2020. №6 (96). Часть 4. Июнь. – С.12-15.
  5. Овчинников О.В. философия о природе человека (обзор концепций) [Электронный ресурс]. – URL: https://cyberleninka.ru/article/ n/filosofiya-o-prirode-cheloveka-obzor-kontseptsiy (дата обращения: 27.06.2020)
  6. Панарин А.С. Стратегическая нестабильность ХХI века [Электронный ресурс]. – URL: http:// www.e- libra.ru›read/103354…nestabilnost-xxi-veka.html. (дата обращения: 25.06.2020)
  7. Розанов Василий «Уединённое» [Электронный ресурс]. – URL: https://inaniellivejournal.com/120009.html (дата обращения 12.07.2020)
  8. Сартр Ж.-П. Экзистенциализм – это гуманизм / Ж.-Л. Сартр // Сумерки богов. – М.: «Политиздат», 1989. – С. 319-344.
  9. Философский словарь. Сокращенный перевод с немецкого. Общая редакция и вступительная статья М.М. Розенталя. М.: Изд-во Иностранной литературы, – 1961. – 717 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Hobbes Thomas. Leviafan [Leviathan]. M.: Thought, 2001. – 478 p. [Electronic resource]. – URL: https: //vk.com/doc253649368_516764610 (accessed 10.07. 2020). [in Russian]
  2. Hobbes T. Sochineniya v 2 t. T. 1. Redaktsiya i vstupitel’naya stat’ya V.V. Sokolova [Works in 2 vols. T. 1. Editorial and introductory article by V.V. Sokolova] – M.: Thought, 1989.- 622 p. [in Russian]
  3. Marx K. Tezisy o Feyyerbakhe [Theses on Feuerbach] // Marx K., Engels F. Sochineniya [Works] – M .: Publishing house of political literature, 1955. – T. 3. – P.1-4. [in Russian]
  4. Neskryabin O.F. «Kontseptsiya «prirody cheloveka»: yeye znacheniye dlya mediaanalitiki [«The concept of « human nature»: its significance for media analytics] / O.F. Neskryabin // International Research Journal. 2020. No.6 (96). Part 4. June. p.12-15. [in Russian]
  5. Ovchinnikov O.V. Filosofiya o prirode cheloveka (obzor kontseptsiy) [Philosophy about human nature (review of concepts)] [Electronic resource]. -URL: https://cyberleninka.ru/article/ n/filosofiya-o-prirode-cheloveka-obzor-kontseptsiy (accessed 27.06.2020). [in Russian]
  6. Panarin A.S. Strategicheskaya nestabil’nost’ XXI veka [Strategic instability of the twenty-first centur] [Electronic resource]. – URL: http:// www.e-libra. ru›read/103354…nestabilnost-xxi-veka.html. (accessed: 25.06.2020). [in Russian]
  7. Rozanov Vasily «Uyedinonnoye» [«Secluded»] [Electronic resource]. – URL: https://inaniel505.livejournal.com/120009.html (accessed: 12. 07. 2020). [in Russian]
  8. Sartre J.-P. Ekzistentsializm – eto gumanizm [Existentialism is humanism] / J.-P. Sartre // Sumerki bogov [Twilight of the Gods]. – M.: Publishing house of political literature, 1989. – P. 319-344. [in Russian]
  9. Filosofskij slovar’. [Philosophical dictionary]. Sokrashchennyy perevod s nemetskogo. Obshchaya redaktsiya i vstupitel’naya stat’ya M.M. Rozentalya [Abbreviated translation from German. General edition and introductory article by M. M. Rosenthal]. M.: Foreign literature publishing House, – 1961. – 717 p. [in Russian]

Гармония человека и природы

В марте 2018 года французский режиссер Люк Жаке, в 2006 году удостоенный «Оскара» за свой документальный фильм «Птицы 2: Путешествие на край света», а также режиссер и фотограф Сара Дель Бен отправились на Галапагос с целью знакомства с островами для будущего кинопроекта. Их сопровождали эксперты программы ЮНЕСКО «Человек и биосфера» (МАБ), которые и записали опубликованные ниже слова.

Люк Жаке

Сегодня утром, прогуливаясь по улицам острова Санта-Крус, я встретил читающего газету старика. Рядом с ним, на скамейке, как ни в чем не бывало, спокойно лежал морской котик. Чуть дальше только что вернувшиеся с моря рыбаки продавали свежую рыбу, которая будет употреблена в пищу в этот же день. По пути я встречал прохожих, туристов, игуан. Достаточно было чуть отклониться от центральных улиц, чтобы увидеть детей, играющих вокруг слоновых черепах, мирно щипавших траву.

Я объехал весь мир, но нигде не встречал такой близости между разными видами, кроме как, быть может, в Антарктике. Эти удаленные от цивилизации места являются последней обителью гармоничного сосуществования человека и природы. При том, что в обоих случаях условия жизни экстремальны.

Однако в засушливых землях Галапагосских островов, сожженных солнцем и столь враждебных самой жизни, человеческая деятельность и биоразнообразие не вступают в конфликт. Создается впечатление, что мы находимся в грандиозной лаборатории и являемся свидетелями блестящей демонстрации того, что совместное проживание людей и животных вполне возможно... при условии ведения политики рационального управления ресурсами, обеспечивающей выживание экосистем. Архипелаг должен стать для всего мира примером того, как можно преодолеть пропасть, которую мы сами создали между собой и остальными живыми существами.

Участие в сохранении экосистем всегда являлось сложной задачей. Но прежде всего, мы должны познакомиться с ними и научиться их любить. И если каждый из нас применит свои таланты и мастерство, я уверен, что наши общие усилия принесут свои плоды. Я глубоко убежден, что эта коллективная энергия позволит нам прийти к образу жизни, в котором мы будем не колонизаторами, а управляющими, к обществу, которое ценит планету, на которой живет.

Мне же повезло, что у меня есть знания, позволяющие играть скромную роль посредника между наукой и широкой публикой. Я умею передавать информацию посредством образов, эффективность которых в настоящее время уже доказана. И я использую эти знания во благо нашей планеты. Вот почему я хотел бы поддержать программу ЮНЕСКО «Человек и биосфера», задачи которой полностью совпадают с моими устремлениями. Ее философия основана на идее, которую я полностью разделяю – идее совместного проживания.

Кинематограф – отличный инструмент пробуждения сознательности. Его язык – язык эмоций и метафор. Не предаваясь нравоучительному или вызывающему чувство вины дискурсу, который, к слову, доказал свою относительную неэффективность, фильм одновременно действует как на чувства, так и на разум смотрящих. Таким образом, он побуждает зрителей наладить связь с элементами природы, будь то по причине их красоты или интереса, который они представляют, либо просто из любопытства.

Изменение климата и утрата биоразнообразия являются весьма сложными вопросами. Кинематограф может сделать их доступными для широкой публики, трансформировав их в истории, которые являются одновременно простыми для понимания и универсальными по своему охвату. Таким образом, он открывает первую дверь, которая выводит нас на путь сознательности.

Выйдя же на этот путь, мы понимаем, что иллюзорно считать – и все же последние четыре или пять поколений людей считали именно так, – что мы можем жить отдельно от природы. Мы рождены природой, и мы нуждаемся в ней для удовлетворения таких элементарных потребностей, как дышать, пить или есть. А еще мы нуждаемся в природе, чтобы мечтать.

Статья опубликована по случаю 30-го заседания Международного координационного Совета МАБ, которое пройдет в Палембанге, Индонезия, с 23 по 28 июля 2018 года.

Читайте также:

Галапагос: островитяне берут инициативу в свои руки

ИНТЕРВЬЮ Пандемия - передышка для природы и возможность для человека задуматься

МВ: Общество потребления завело нас в ту ситуацию, в которую мы попали. Предупреждения о том, что пандемии могут быть, были слышны по крайней мере последние лет 30. Давным-давно известно, что три четверти заболеваний сейчас происходят из открытой природы, передаются от диких животных человеку. Последние годы очень активно идет давление на природные ресурсы. И неслучайно этот коронавирус происходит из Китая, потому что в Китае все вырублено, очень плохой воздух. А раз вырублено, то и животные оказываются намного ближе к человеку. И с учетом того, что китайцы в принципе потребляют много диких животных – и в еде, и в традиционной китайской медицине – не случайно, что «перепрыгнул» вирус там. Но это не только Китай: рынки, подобные Уханьскому, они и в Западной Африке сплошь и рядом, и в Латинской Америке… И сейчас, когда вырубают тропические леса, потенциально большое количество вирусов и бактерий может оказаться на человеке.

АУ: Сейчас, когда человек сам находится в изоляции, дикая природа стала себя чувствовать чуть более комфортно, и в некоторых городах, говорят, как в Венеции, рыба появилась в каналах, а где-то, как в Санкт-Петербурге, появились бобры чуть ли не в центре города... Значит ли это, что с одной стороны это такое послабление для природы, но с другой стороны, для человека это дополнительная угроза тесного сосуществования с животными? Или все это исчезнет, как только человек вернется к привычной жизни?  

МВ: Это, конечно, короткая передышка. Все животные «вздохнули», увидели, что можно, скажем, поплавать в канале в Санкт-Петербурге и выбраться на набережную. Или дельфины в Венеции плавают… Или, вот, киты. Сейчас, просто удивительное что-то происходит. Океан же был подвержен шумовому загрязнению. Бесконечные танкеры, корабли ходили-гудели, и киты друг друга не слышали. Они же коммуницируют на огромные расстояния, на тысячи километров.  А сейчас наступила некая тишина. Проводятся исследования в Беринговом проливе, где можно слушать «разговоры» и гренландских китов, и белух. И это наблюдается по всему миру. Они пришли в себя и стали друг друга слушать, общаться.

Это - короткая передышка и возможность нам задуматься. Это все временно, потому что сейчас и машин гораздо меньше, и людей меньше, и животные меньше боятся – у них увеличилась площадь их временного проживания. Но как только люди вернутся, вернутся машины, звери ретируются в свою среду обитания. И здесь важно помнить, что среда обитания у них очень сократилась. Мы грандиозно уменьшили «дом» для животных. И не случайно эти проблемы возникают, не случайно происходит сокращение биоразнообразия и потеря видов – из-за того, что мы уничтожили среду обитания животных. Тигров четыре тысячи осталось в общей сложности, львов – двадцать тысяч, слонов – двести тысяч. Всюду мы оперируем какими-то очень маленькими цифрами. И это очень печально. 
 

Bio -

Главный поворотный момент в карьере HUMAN NATURE начался в 2005 году, когда они выпустили альбом под названием Reach Out: The Motown Record. Сборник классических произведений MOTOWN, таких как «Моя девочка», «Детка, мне нужна твоя любовь» и «Я буду там». Альбом возглавил чарты и был продан в Австралии тиражом более 420 000 копий. За Reach Out в 2006 году последовали Dancing In the Streets - The Songs Of Motown II , где HUMAN NATURE объединились с некоторыми из звезд MOTOWN, такими как Мэри Уилсон из The Supremes, Марта Ривз, The Songs Of Motown II. Искушения и великий Смоки Робинсон.

Именно в результате сотрудничества Reach Out со Смоки Робинсон в конце 2008 года HUMAN NATURE направился в Америку, чтобы начать свою . Smokey Robinson представляет резиденцию Human Nature: The Motown Show в Лас-Вегасе в Императорском дворце, которую они проводился четыре года, выступая пять вечеров в неделю.

В феврале 2013 года HUMAN NATURE представил Smokey Robinson представляет Human Nature: The Motown Show в демонстрационном зале Sands в престижном отеле Venetian Hotel & Casino Las Vegas на двухлетнюю резиденцию.

В ноябре 2013 года HUMAN NATURE выпустили свой первый Рождественский альбом под простым названием The Christmas Album . Альбом стал третьим по популярности австралийским альбомом 2013 года, продавшись дважды платиновым, и ежегодно с момента выпуска входит в топ-20.

Студийный альбом HUMAN NATURE 10t h для Sony Music Entertainment Australia был совершенно новым концептуальным альбомом под названием Jukebox , охватывающим некоторые из великих вокальных песен 50-х и 60-х годов. Jukebox превзошел по продажам двойную платину, а его последователь, Gimme Some Lovin ’: Jukebox Vol II , дебютировал в желанном №1 чарте альбомов ARIA, где оставался в течение двух недель.

Выпуск альбома Jukebox: The Ultimate Playlist в США совпал с их национальным специальным мероприятием PBS «HUMAN NATURE: 'JUKEBOX' IN CONCERT FROM THE VENETIAN» в ноябре и декабре 2017 года и их последующим туром по США весной 2018 года.

HUMAN NATURE начал трехлетнюю резиденцию на Human Nature JUKEBOX Show 21 апреля 2016 года в выставочном зале Sands, Венецианский Лас-Вегас.Шоу было объявлено критиками как одно из шоу, которое нельзя пропустить в Вегасе. В марте 2019 года HUMAN NATURE расширили свою резиденцию и переименовали свое шоу в Human Nature Sings Motown and More , отметив 10-летие выступления и 2000 концертов в желанной Мекке развлечений Лас-Вегаса.

HUMAN NATURE 15 раз гастролировали по Австралии. Они вернулись домой в Австралию в апреле 2019 года для своего «Little More Love Tour», отметив невероятную веху в 30 лет совместной работы в группе.Группа также гастролировала с некоторыми из крупнейших имен музыкальной индустрии, включая Майкла Джексона и Селин Дион, а также выступала перед более чем четырьмя миллиардами телезрителей по всему миру во время церемонии открытия Олимпийских игр 2000 года в Сиднее. Они также имели честь выступить в шоу Опры Уинфри во время ее австралийского телешоу. В течение десяти лет, проведенных в США, они появлялись на телевидении в сериалах «Разговор», «Танцы со звездами», «Вид», «Колесо фортуны», «Сегодняшнее шоу», а также вели собственное телешоу на канале Fox 5 Vegas.

26 января 2019 года HUMAN NATURE были награждены одной из высших наград своей страны - Медалью Ордена Австралии (OAM), врученной Генерал-губернатором Австралии, за их службу исполнительскому искусству. и развлекательная площадка. Орден Австралии - это выдающийся способ, которым австралийцы признают достижения и службу своих сограждан и общества.

22 ноября Human Nature выпустила «Все еще рассказываю всем - 30 лет хитов».’ Этот знаковый сборник состоит из их самых больших хитов за три десятилетия, и альбом дебютировал на 10 месте в чартах ARIA.

HUMAN NATURE был введен в престижный Зал славы ARIA на церемонии вручения наград ARIA Awards 2019 в Сиднее в среду, 27 ноября 2019 года. Награды спонсировались Youtube и транслировались многомиллиардной аудитории.

После триумфального 2019 года HUMAN NATURE открыла 2020 год выпуском нового оригинального сингла «Nobody Just Like You» .Этот сейсмический продукт Грея, номинированного на Грэмми продюсера, является ведущим синглом грядущего EP Good Good Life , который включает пять совершенно новых оригинальных песен всемирно известной вокальной группы.

В феврале 2020 года HUMAN NATURE объявили о своем грядущем Национальном австралийском туре 2020 года « Good Good Life - Aria Hall of Fame Tour », в ходе которого очень любимая поп-вокальная группа зажечь сцену музыкой из своих чрезвычайно успешных 3 Десятилетия карьеры, подчеркивающей их выдающуюся поп-классику, непреходящую привлекательность их переосмыслений MOTOWN и Jukebox, а также их потрясающую новую музыку, включая 'Nobody Just Like You.’

Человеческая природа (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. «Люди», слоганы и традиционная упаковка

1.1 «Люди»

Прежде чем приступить к распаковке, следует отметить, что прилагательное «Человек» многозначен, и этот факт часто остается незамеченным в обсуждает человеческую природу, но имеет большое значение как для методологическая податливость и истинность утверждений, в которых используются выражение. Может показаться естественным предположение, что мы говорят об образцах биологического вида Homo sapiens , то есть организмы, принадлежащие к таксону, которые расщепляются от остальной линии гомининов примерно 150 000 лет назад.Однако некоторые утверждения, кажется, лучше всего понимать как по крайней мере потенциально относящийся к организмам, принадлежащим к различным более старым видам внутри подтрибы Homo , с которой экземпляры Homo sapiens разделяют собственность, которая часто считается значительной (Стерельный 2018: 114).

С другой стороны, часто интересующая «природа» похоже, что это организм организмов, принадлежащих к более ограниченной группе. Между видообразованием анатомически современные люди ( Homo sapiens ) и эволюция поведенчески современных людей, т.е., человеческие популяции, чья жизнь формы включали использование символов, сложное изготовление инструментов, координированную охоту и увеличенный географический охват. Поведенческая современность часто считается, что развитие было завершено только 50 000 много лет назад. Если, как иногда утверждают, модерн поведения требует психологические способности к планированию, абстрактному мышлению, новаторство и символизм (McBrearty & Brooks 2000: 492) и если они еще не были широко или недостаточно представлены в течение нескольких десятков через тысячи лет после видообразования, тогда это вполне может быть поведенчески, а не анатомически современные люди, чьи «Природа» представляет интерес для многих теорий.Возможно ограничение может быть еще более жестким, чтобы включить в него только современные человека, то есть тех представителей вида, которые, начиная с введение сельского хозяйства около 12000 лет назад привело к появлению навыки и способности, необходимые для большой малоподвижной жизни, безличные и иерархические группы (Каппелер, Фихтель и ван Schaik 2019: 68).

В конце концов, это был грек, живший менее двух с половиной тысячелетий. назад среди такого оседлого, иерархически организованного населения структуры, которые не могли иметь представления о предыстории существ, которых он называл антропои , чьи мысли об их «Природа» сыграла решающую роль в истории философские размышления по этому поводу.Весьма вероятно, что без влияния Аристотеля дискуссии о «человеческом природа »не будет такой структурой, как до сегодняшнего дня.

1.2 Распаковка традиционной упаковки

Мы можем с пользой выделить четыре типа претензий, которые были традиционно делается с использованием выражения «человеческая природа». В виде результат особой черты философии Аристотеля, чтобы которые мы рассмотрим чуть позже, эти четыре утверждения связаны с пять различных вариантов использования этого выражения.Использование первого типа кажется берут начало от Платона; использование второго, третьего и четвертого типа являются аристотелевскими; и, хотя использование пятого типа имеет исторически была связана с Аристотелем, эта ассоциация, кажется, происходят из-за неправильного прочтения в контексте религиозно мотивированных Средневековая рецепция его философии.

Первые , тонкое, контрастное использование выражения «человеческий природа »обеспечивается применением тонкого универсального понятие природы для человека.В этом минимальном варианте природа понимается в чисто контрастных или отрицательных терминах. Phusis есть в отличие от Платона и Аристотеля с technē , где последний является продуктом намерения и соответствующего вмешательства агентство. Если весь космос воспринимается как продукт божественного Следовательно, как утверждал Платон (Nadaf 2005: 1 и сл.), концептуализации о космосе как естественном в этом смысле ошибаются. Отсутствует божественное агентства, типы агентов, чьи намерения имеют отношение к статус чего-либо как естественного - это человеческие агенты.Применяется к людям, затем эта концепция природы выделяет человеческие черты, которые не являются результаты умышленных действий человека. В таком понимании человеческая природа набор человеческих особенностей или процессов, которые остаются после вычитания из отобранных концепциями неприродного, таких как «Культура», «воспитание» или «Социализация».

Компонент второй в упаковке обеспечивает тонкую концепцию с существенным содержанием, которое придает ему объяснительную силу. Согласно Аристотелю, природные объекты - это те, которые содержатся в сами принцип собственного производства или развития, в то, как желуди содержат в себе план их собственной реализации как дубы ( Physics 192b; Metaphysics 1014b).В «Природа» природных объектов, концептуализированная таким образом, является подмножество свойств, составляющих их природу в первом смысле. Человеческая спецификация этой объяснительной концепции природы направлена ​​на то, чтобы выбрать человеческие черты, которые аналогично функционируют как чертежи для что-то вроде полностью реализованной формы. Согласно Аристотелю, для всех животных, который является «душой», то есть интегрированные функциональные возможности, характеризующие полностью развитые юридическое лицо. План реализуется, когда материя, т.е.е., тело, имеет достигли уровня организации, необходимого для создания экземпляра жизненные функции животных (Charles 2000: 320ff; Lennox 2009: 356).

Терминологическое усложнение здесь вносится тем фактом, что полностью развитая форма объекта сама по себе также часто обозначается как его «природа» (Аристотель, Physics 193b; Политика 1252b). В телеологической теории Аристотеля метафизика, это конец сущности, «что ради из которых есть вещь »( Metaphysics 1050a; Charles 2000: 259).Таким образом, человеческая «природа», как и всякая другое существо, может быть либо теми чертами, в силу которых оно склонны развиваться до определенной зрелой формы или, , в-третьих, , форма, к которой он склонен развиваться.

Важно отметить, что особенно заметный акцент на идее полностью развитая форма в рассуждениях Аристотеля о людях происходит от его двойная роль. Это не только форма, для реализации которой утилизируют новорожденных людей; это также форма, в которой зрелые члены вида должно быть реализовано ( Politics 1253a).Эта нормативная спецификация является четвертым компонентом стандарта . традиционный пакет. Второе, третье и четвертое использование «Природа» все в оригинальной упаковке прочно закреплены в телеологической метафизике. Один вопрос для систематических претензий о человеческой природе - остается ли какой-либо из этих компонентов правдоподобным если мы отвергаем телеологию, прочно укоренившуюся в теологии (Sedley 2010: 5 и далее).

Пятый и последний компонент пакета , в котором есть Традиционно считается, что он был передан из древности. классификатор.Здесь свойство или набор свойств, названных выражение «человеческая природа» - это свойство или набор свойств в силу владения какими конкретными организмами принадлежат конкретный биологический таксон: то, что мы теперь определяем как таксон видов Человека разумного . Это типологически человеческая природа понял.

Итак, это традиционный пакет:

Компонент Вариант природы человека
TP1 контрастный
TP2 пояснительная схема
TP3 пояснительно телеологический
TP4 нормативно телеологический
TP5 классификационная или таксономическая

1.3 эссенциализма

Типы свойств, которые традиционно использовались для поддержки практика классификации, относящаяся к TP5, является неотъемлемой частью отдельные организмы, о которых идет речь. Более того, их считали способен выполнять эту роль в силу необходимости и достаточно для принадлежности организма к виду, то есть «существенный» в одном из значений этого термина. Этот взгляд на Принадлежность к видам и связанный с ними взгляд на сами виды имеют получил прозвище «типологическое мышление» (Майр 1959 [1976: 27f.]; ср. Mayr 1982: 260) и «эссенциализм» (Hull 1965: 314ff .; ср. Mayr 1968 [1976: 428f.]). Бывший характеристика включает эпистемологический акцент на классификационной процедуры, последняя метафизическая фокусировка на таким образом выделенные свойства. Эрнст Майр утверждал, что классификационный подход берет свое начало в теории форм Платона, и, как следствие, предполагает дальнейшее предположение, что свойства неизменны. По словам Дэвида Халла, его первопричина - попытка чтобы подогнать онтологию таксонов видов к аристотелевской теории определение.

Теория определения, разработанная в логических трудах Аристотеля. относит сущности к роду и отличает их от других членов рода, т. е. от других «видов», по их Differentiae ( тем, 103b). Процедура происходит от «метод деления» Платона, который дает грубую пример применительно к людям, когда у него есть Eleatic Stranger в Государственный деятель характеризует их как двуногих без перьев (266e). Халл и многие последовавшие за ним ученые (Dupré 2001: 102f.) имеют утверждал, что эта простая схема для выбора существенных условий членство в видах оказало серьезное пагубное воздействие на биологическая таксономия до Дарвина (см. Winsor 2006).

Однако сейчас широко распространено мнение, что Аристотель не был таксономический эссенциалист (Balme 1980: 5ff .; Mayr 1982: 150ff .; Balme 1987: 72ff .; Ерешефский 2001: 20f; Richards 2010: 21ff .; Уилкинс 2018: 9 и далее). Во-первых, различие между родом и дифференциацией проводилось для Аристотеля относительно поставленной задачи, так что "Виды", выбранные таким образом, могут тогда считаться род для дальнейшей дифференциации.Во-вторых, латинский термин «Вид», перевод греческого eidos , был логическая категория без привилегированного отношения к биологической сущности; ярким примером в темах является вид справедливость, выделенная в пределах рода добродетели (143а). В-третьих, в ключе методический пассаж, Части животных , I.2–3 (642b – 644b), Аристотель явно отвергает метод «Дихотомическое деление», которое относит объекты к роду а затем ищет единственное отличие, которое не соответствует индивидуация видов животных.Вместо этого, утверждает он, множество дифференциации должны быть задействованы. Он подчеркивает этот момент в отношение к человеку (644a).

Согласно Пьеру Пеллегрену и Давиду Бальму, Аристотель не искал установить таксономическую систему в своих биологических работах (Pellegrin 1982 [1986: 113 и сл.]; Бальме 1987, 72). Скорее, он просто принял обыденное деление животного мира здравым смыслом (Pellegrin 1982 [1986: 120]; Ричардс 2010: 24; но ср. Чарльз 2000: 343 и далее). Если это правильно, Аристотель даже не спрашивал об условиях принадлежит к виду Homo sapiens .Так что он не был предлагая какой-либо конкретный ответ, и конкретно не «Эссенциалистский» ответ TP5. Насколько таковой ответ был использован в биологической таксономии (см. Winsor 2003), его корни, похоже, лежат в неоплатонических, католических неверных интерпретациях Аристотель (Richards 2010: 34ff; Wilkins 2018: 22ff.). Как бы то ни было май, пятое использование «человеческой природы», перенесенное традиции - выделить необходимые условия для принадлежность организма к виду - выдающийся интерес. Систематическое беспокойство Майра и Халла исторические претензии в том, что счета формы TP5 несовместимы с эволюционной теорией.Мы рассмотрим эту проблему в Раздел 2 этой записи.

Потому что термин «эссенциализм» повторяется с разными смыслов в дискуссиях о человеческой природе и потому, что некоторые из теоретические утверждения, обобщенные таким образом, считаются аристотелевскими в происхождение, стоит потратить время здесь, чтобы зарегистрировать, какие претензии могут выделяться выражением. первый , чисто только что рассмотренную классификационную концепцию следует отличать от представление секунд , которое также часто обозначается "Эссенциалист", восходящий к Локку понятие «реальная сущность» (1689: III, iii, 15).Согласно для эссенциализма, понимаемого таким образом, сущность - это внутренняя черта или характеристики объекта, который выполняет или выполняет двойную роль: во-первых, быть тем, в силу чего что-то принадлежит роду и, во-вторых, объяснить, почему подобные вещи обычно конкретный набор наблюдаемых функций. Так задумано, «Сущность» имеет как классифицирующую, так и объяснительную функции и является ядром очень влиятельных, «Эссенциалистская» теория естественных видов, разработанная в после теорий референции Крипке и Патнэма.

Эссенциалистский в этом смысле взгляд на человеческую природу принять природу естественного человека как совокупность микроструктурные свойства, которые играют две роли: во-первых, они составляют принадлежность организма к виду Homo sapiens . Во-вторых, они причинно ответственны за проявление организмом морфологические и поведенческие свойства, характерные для представителей вида. Парадигмы сущностей с такой природой или сущностью являются химическими. элементы. Примером может служить элемент с атомным номером 79, микроструктурная особенность, которая объясняет поверхностные свойства золота например желтизна.Применительно к организмам кажется, что релевантный объяснительные отношения будут развивающимися, микроструктуры что-то вроде схемы свойств зрелого физическое лицо. Крипке предположил, что какой-то такой план является «Внутренняя структура», отвечающая за типичный развитие тигров как полосатых плотоядных четвероногих (Kripke 1972 [1980: 120f.]).

Как показывает первая псевдоаристотелевская версия эссенциализма, классификационные и пояснительные компоненты того, что мы могли бы назвать «Крипковский эссенциализм» можно разобрать.Таким образом, «Человеческая природа» также может пониматься исключительно в пояснительные термины, а именно. как совокупность микроструктурных свойств отвечает за типичные человеческие морфологические и поведенческие особенности. В таком отчете возможность выбирать соответствующие организмы просто предполагалось. Как мы увидим в Раздел 4 этой записи, такие учетные записи были популярны в современные дискуссии. Вычитание классифицирующей функции свойства в этих концепциях обычно, казалось, оправдывают удерживая от них ярлык «эссенциалист».Однако, потому что некоторые авторы до сих пор считают этот термин применимым (Dupré 2001: 162), мы могли бы думать о таких рассказах как составляющие третий , слабый или дефляционный вариант эссенциализм.

Такие чисто пояснительные описания являются потомками второго использования слова «Человеческая природа» в традиционной упаковке, разница поскольку они обычно не предполагают какого-либо понятия полностью развитая человеческая форма. Тем не менее, если некоторые из таких предпосылок сделано, есть более веские основания говорить о «Эссенциалистский» счет.Эллиот Собер утверждал, что ключом к эссенциализму является не классификация с точки зрения необходимости и достаточных условий, но постулат некоего «привилегированного состояние », к реализации которого стремятся особи вида, пока никакие внешние факторы не «вмешиваются» (Sober 1980: 358ff.). Такая диспозиционно-телеологическая концепция, диссоциированная из классификационных амбиций будет четвертая форма эссенциализм. Собер справедливо связывает такое мнение с Аристотелем, цитируя утверждения Аристотеля в его зоологических трудах, что мешающие силы несут ответственность за отклонения, т.е.е., морфологический различия, как внутри, так и между видами. Современный счет природы человека с такой структурой будет обсуждаться в Раздел 4.

, пятая, и последняя форма эссенциализма еще более очевидна. Аристотелевский. Здесь явно нормативный статус предоставляется совокупность свойств, к развитию которых стремится человеческий организм. Для нормативного эссенциализма «человеческая сущность» или «Человеческая природа» - нормативный стандарт для оценки организмов, принадлежащих к виду.Где первый, третий и четвертое употребление выражения, как правило, было сделано с критическим намерение (защитные исключения см. Charles 2000: 348ff .; Walsh 2006; Devitt 2008; Boulter 2012), это пятое использование чаще всего самоопределение (например, Nussbaum 1992). Он призван подчеркнуть метаэтические утверждения определенного типа. Согласно таким утверждениям, принадлежность организма к человеческому виду влечет за собой или каким-либо образом предполагает применимость к организму моральных норм, обосновывающих в ценности полностью развитой человеческой формы.По словам одного версии этой мысли, люди должны быть или должны иметь возможность быть, рациональным, потому что рациональность - ключевая черта полностью развитая человеческая форма. Такие нормативно-телеологические описания человеческого природа будет в центре внимания раздел 5.2.

Мы можем суммировать варианты эссенциализма и их взаимосвязь. к компонентам традиционной упаковки следующим образом:

Тип эссенциализма Связь с традиционной упаковкой
чисто классификационная эквивалент TP5
чисто пояснительный неспецифическая версия ТП2
пояснительно-классифицирующая сочетает TP5 с неспецифической версией TP2
пояснительно телеологический эквивалент TP3
нормативно телеологический эквивалент TP4

Раздел 2 и Раздел 5 этой статьи касаются чисто классификационных и нормативных телеологические концепции природы человека соответственно, а с связанные типы эссенциализма.Раздел 3 обсуждает попытки понизить рейтинг TP5, переходя от необходимого к простому характерные свойства. Раздел 4 сосредотачивается на объяснениях человеческой природы, и на попытках предоставить модернизированную версию телеологической модели (§4.1) и на объяснительных концепциях с дефляционным намерением относительно претензии TP2 и TP3 (§4.2 и §4.3).

1.4 О статусе

Традиционный слоган

Традиционный пакет определяет набор условий, некоторые или все какие существенные утверждения о «человеческой природе» предполагаются встречаться.Прежде чем мы обратимся к систематическим аргументам, имеющим центральное значение для современные дебаты о том, могут ли быть выполнены такие условия, это будет полезно потратить время на рассмотрение одного очень влиятельного существенный иск. В трудах Аристотеля заметно выделяются два такие претензии, которые были представлены в форме слогана. Первый - это что человек (точнее: «человек») - животное это в некотором важном смысле социальное («зоон политикон», История животных 487b; Политика 1253a; Никомахова этика 1169b).Согласно второму, «Он» - разумное животное ( Политика 1523a, где Аристотель на самом деле не использует традиционно приписываемые слоган «zoon logon echon»).

Аристотель выдвигает оба утверждения в совершенно разных теоретических контекстах. с одной стороны, в его зоологических трудах, а с другой - в его этические и политические работы. Этот факт вместе с тем, что Философия природы Аристотеля и его практическая философия объединены телеологической метафизикой, может сделать это очевидным что эти лозунги - это биологические утверждения, которые обеспечивают основу для нормативные требования в этике и политике.Лозунги действительно функционируют как основы в политике и Никомахова этика соответственно (о последнем см. Раздел 5 этой записи). Однако неясно, будут ли они понимается как биологические требования. Давайте сосредоточимся на слогане, который традиционно доминировали дискуссии о человеческой природе в западных философия, что люди - «разумные животные».

Во-первых, если Пеллегрен и Бальм правы, то аристотелевская зоология не интересуется классификацией видов, а затем приписывает способность к «Рациональность» не может иметь функции наименования биологический признак, который отличает человека от других животных.Это поддерживается двумя дополнительными наборами соображений. Начать с, Явное утверждение Аристотеля о том, что ряд различий потребуется для «определения» людей ( частей животных 644a) обналичиваются в длинном списке черты характера, которые он принимает за их отличительные черты, такие как речь, волосы на обоих веках, моргание, руки, прямая осанка, грудь спереди, самый большой и влажный мозг, мясистые ноги и ягодицы (Lloyd 1983: 29ff.). Более того, у Аристотеля нет способность к разуму, которая является как исключительной, так и универсальной среди антропои .Одна часть или вид причины, "практическая" интеллект »( phronesis ), то есть, как утверждает Аристотель, найдено как у людей, так и у других животных, просто превосходя первых ( частей животных , 687a). Теперь есть другие формы рассуждения, в отношении которых это не так, формы, присутствие которых достаточно для того, чтобы быть человеком: люди - единственные животные, способные обдумывание ( История животных 488b) и рассуждение (с по noein ), поскольку это распространяется на математику и, прежде всего, философия.Тем не менее в этих формах рассуждений нет необходимости: рабы, которых Аристотель относил к людям ( Politics 1255a), говорят, что у них нет совещательных способностей ( to bouleutikon ) в все ( Politics 1260a; ср. Richter 2011: 42 и сл.). Предположительно, у них также не будет возможностей, необходимых для первого философия.

Во-вторых, эти аристотелевские утверждения поднимают вопрос о том, приписывание рациональности даже предназначено как приписывание индивид, поскольку он или она принадлежит к биологическому виду.В ответ может показаться явно утвердительным. Аристотель использует утверждают, что для людей характерен более высокий уровень разума. телеологически объяснить другие морфологические особенности, в частности прямая походка и морфология кистей ( частей Животные 686а, 687а). Однако причина, о которой идет речь, заключается в следующем: практический интеллект, общий для людей и животных, а не способность к математике и метафизике, что среди животных осуществляется исключительно людьми.Насколько люди могут использовать эту последнюю способность в созерцании, Аристотель утверждает, что они «вкушают от божественного» ( частей животных 656a), заявление, которое он широко использует при обосновании своих этика в человеческой рациональности ( Никомахова этика 1177b – 1178b). Когда в отрывке, к которому обратился Джеймс Леннокс, внимания (Lennox 1999), Аристотель заявляет, что рациональная часть душа не может быть объектом естествознания ( Части Животные 645а), кажется, созерцательная часть души который таким образом исключен из биологических исследований, именно функция, названная во влиятельном слогане.Если это «Что-то божественное… присутствует в» людях, решительно отличаясь от своего вида, кажется неясным, были ли соответствующий вид - биологический.

Целью данной статьи не является решение вопросов Аристотеля. интерпретация. Важно то, что отношения вопрос «человеческой природы» к биологии, от начало карьеры концепции, не столь однозначное, как часто предполагается (например, Hull 1986: 7; Richards 2010: 217f.). Это особенно верно в отношении лозунга, согласно которому люди рациональны животные.В истории философии этот лозунг часто употреблялся. в стороне от любых попыток предоставить критерии для биологических классификация или характеристика. Когда Аквинский подхватывает лозунг, он стремится подчеркнуть, что человеческая природа включает в себя материал, телесный аспект. Однако этот аспект не рассматривается в биологические термины. Люди решительно «рациональны» веществ », то есть лиц. Как таковые они также принадлежат к роду члены которого также насчитывают ангелов и Бога (трижды) (Eberl 2004).Точно так же Кант в первую очередь, а на самом деле почти исключительно, интересуется человеческие существа как примеры «разумной природы», «Человеческая природа» - это только один из способов, которым рациональная природа могут быть созданы (Кант 1785, 64, 76, 85). По этой причине Кант обычно говорит о «разумных существах», а не о «Разумные животные» (1785, 45, 95).

Таким образом, существует точка зрения на людей, которая, вероятно, присутствует в Аристотель, более сильный у Аквинского и доминирующий у Канта, и это вовлекает рассматривая их как экземпляры другого рода, чем «человеческий добрый », я.е., рассматривая человеческое животное «как рациональное бытие »(Кант 1785 [1996: 45]). Согласно этой точке зрения, «Природа» человека, наиболее достойная философского интерес - это тот, которым они обладают не постольку, поскольку они люди, но насколько они рациональны. Если это уместное использование представление о природе человека, будучи представителем биологического вида, является ненужные для обладания соответствующей собственностью. Образцы другие виды, а также небиологические объекты могут также принадлежать соответствующий вид.Этого также недостаточно, поскольку не все люди будут обладают свойствами, необходимыми для принадлежности к такому роду.

Как биолог и специалист по этике, Аристотель одновременно является отстраненным ученый и участник межличностных и политических взаимодействие доступно только современным людям, живущим в больших, малоподвижные субпопуляции. Кажется правдоподобным, что участник перспектива могла предложить другой взгляд на то, что должно быть человек, возможно, даже другой взгляд на то, в каком могут быть разумными животными для биологической науки.Мы будем вернуться к этой разнице в Раздел 5 записи.

2. Природа эволюционной единицы

Homo sapiens и ее особи

Детализация особенностей, в силу которых организм является образцом вид Homo sapiens представляет собой чисто биологическую задачу. Будь то такая спецификация достижима и, если да, то как, является спорной. Это является спорным по тем же причинам, по которым он является спорным какие условия должны быть соблюдены, чтобы организм мог быть образцом любого разновидность.Эти причины вытекают из теории эволюции.

Первый шаг к пониманию этих причин заключается в следующем: двусмысленность в использовании выражения «человеческая природа», на этот раз двусмысленность, характерная для таксономии. Этот термин можно использовать для выберите набор свойств как ответ на два разных вопроса. Первый касается свойств некоторых организмов , которые производят если он принадлежит виду Homo sapiens . Второй касается свойств, в силу которых популяция или метапопуляция - это вид Homo sapiens .Соответственно, «человеческая природа» умеет выделять либо свойства организмов, составляющие их участие в вид Homo sapiens или свойства некоторых сущность более высокого уровня, составляющая его как этот вид. Человеческая природа тогда может быть либо природа вида, либо природа видовые экземпляры как экземпляры вида.

Именно эволюция придает этому различию особую форму. и важность. Различия между организменными признаками, без которых не было бы эволюции, имеет решающее влияние на уровне населения.Это группы организмов, которые каким-то образом объединяются в время, несмотря на вариацию признаков среди компонентов организмы. Именно группы популяционного уровня, таксоны, а не организмы, эволюционируют, и именно таксоны, такие как виды, обеспечивают организм принадлежащие им генетическими ресурсами (Ghiselin 1987: 141). В вид Homo sapiens , по-видимому, представляет собой метапопуляцию, которая сцепляется, по крайней мере частично, из-за потока генов между его составные организмы, возникшие в результате скрещивания (ср.Ерешефский 1991: 96 и след.). Следовательно, согласно теории эволюции, Homo sapiens , вероятно, является сущностью более высокого уровня - единицей эволюция - состоящая из сущностей нижнего уровня, которые отдельные люди. Два вопроса сформулированы с точки зрения «Человеческая природа», таким образом, касается условий для индивидуализации субъекта на уровне популяции и условий в какие организмы являются компонентами этого объекта.

2.1 Природа таксона видов

Теория эволюции меняет то, как мы должны понимать отношения между человеческими организмами и видами, к которым они принадлежать.Таксономическое предположение TP5 заключалось в том, что виды являются индивидуализированы посредством присущих свойств, которые индивидуально создается определенными организмами. Создание экземпляров этих свойств считается необходимым и достаточным для того, чтобы эти организмы принадлежали к виды. Эволюционная теория проясняет, что виды, как сущности на уровне популяции, не могут быть индивидуализированы с помощью свойства составляющих нижнего уровня, в нашем случае индивидуальных человеческие организмы (Sober 1980: 355).

Исключение этой возможности обосновывает решающее отличие от стандартное толкование естественных видов после Локка и Крипке.Напомним, что в этой конструкции Крипкеа сгустки материи являются примерами химических видов из-за их удовлетворения внутренние необходимые и достаточные условия, т. е. их атомы обладающий определенным количеством протонов. Те же условия также индивидуализировать сами химические виды. Таким образом, химические виды пространственно-временные неограниченные множества. Это означает, что нет метафизические преграды на пути случайного образования таких членов, независимо от того, создается ли тип на каком-либо смежном время или место.Азот мог появиться в результате метафизических стечение обстоятельств, если элемент с атомным номером 14 каким-то образом возникнет даже в мире, в котором до этого момента азот не существовали (Халл 1978: 349; 1984: 22).

Напротив, вид может существовать только в момент \ (t_n \), если либо он, либо родительский вид существовал в \ (t_ {n-1} \), и было несколько отношения пространственной близости между составляющими индивидами виды в \ (t_n \) и особи, принадлежащие к тот же вид или родительский вид в \ (t_ {n-1} \).Это из-за Существенная роль причинно-следственной связи наследственности. Наследственность генерирует согласованность в популяции, необходимую для существование вида и изменчивость преобладающих признаков внутри популяции, без которой вид не мог бы развиваться.

По этой причине вид Homo sapiens , как и любой другой таксон видов, должен соответствовать историческим или генеалогическим условиям. (Для плюралистические возражения даже против этого условия, см. Kitcher 1984: 320ff.; Dupré 1993: 49f.) Это состояние лучше всего выразить как сегмент филогенетического дерева на уровне популяции, где такие деревья представляют ряд предков-потомков (Hull 1978: 349; de Queiroz 1999: 50ff .; 2005). Виды, как часто говорят, историчны. сущности, а не виды или классы (Hull 1978: 338ff .; 1984: 19). Дело в том, что виды существуют не только во времени, но и в пространстве. ограничение также привело к более сильному утверждению, что они индивидов (Ghiselin 1974; 1997: 14ff; Hull 1978: 338).Если это правильно, тогда организмы не члены, а частей видов таксоны. Независимо от того, верно ли это утверждение для всех биологических разновидностей, Homo sapiens - хороший кандидат для видов, которые относится к категории физическое лицо . Это потому, что для вида характерна не только пространственно-временная преемственность, но и также причинными процессами, которые объясняют согласованность между его Компоненты. Эти процессы, вероятно, включают не только межпородное скрещивание, а также распознавание вида и особые формы коммуникации (Richards 2010: 158ff., 218).

Важно отметить, что генеалогическое условие - это только необходимое условие, ведь генеалогия объединяет все сегменты одной родословной. Сегмент филогенетическое дерево, представляющее таксон некоторых видов, начинается с узел, который представляет событие разделения линии или видообразования. Определение этого узла требует внимания к общей теории видообразования, который предложил различные конкурирующие критерии (Dupré 1993: 48f .; Окаша 2002: 201; Койн и Орр 2004). В случае Homo sapiens , требует внимания к особенностям человеческого дело, которое также является спорным (см. Crow 2003; Cela-Conde & Аяла 2017: 11 и далее.). Конечная точка отрезка отмечена либо какое-то дальнейшее видообразование или, что может показаться вероятным в случае Homo sapiens - путем уничтожения метапопуляции. Только когда временные границы сегмента стали определенными можно ли было бы привести достаточные условия существования такого исторического объекта. Следовательно, если «человеческая природа» понимается, чтобы выбрать необходимые и достаточные условия, при которых индивидуализировать таксон вида Homo sapiens , его содержание составляет не только спорно, но и эпистемически недоступно для нас.

2.2 Природа видовых образцов как видов

Если мы примем такой взгляд на индивидуальные условия для вида Homo sapiens , каковы последствия для вопроса о какие организмы относятся к этому виду? Может показаться, что он уходит открыть возможность того, что видообразование привело к некоторым внутренним свойство или набор свойств, определяющих сплоченность, характерную для таксон и что такие свойства считаются необходимыми и достаточными за принадлежность к нему (ср.Девитт 2008: 17 и сл.). Это появление было бы обманчивый. Начнем с того, что никаких внутренних свойств может не потребоваться. из-за полной эмпирической неправдоподобности того факта, что все виды экземпляры, сгруппированные по соответствующему сегменту линии передачи, создают любая такая собственность кандидата. Например, есть люди, которые отсутствуют ноги, внутренние органы или способность к языку, но кто остаются биологически людьми (Hull 1986: 5). Эволюционная теория поясняет, почему это так: изменчивость, обеспеченная такими механизмами, как мутации и рекомбинации, является ключом к эволюции, поэтому какое-то качественное свойство оказывается универсальным среди всех дошедших до нас видовые образцы сразу после завершения видообразования, которые нет гарантии, что так будет и дальше на протяжении всей жизни. таксона (Халл 1984: 35; Ерешефский 2008: 101).Общая мысль что должно быть хоть какое-то генетическое свойство, общее для всех людей. организмов также является ложным (R. Wilson 1999a: 190; Sterelny & Гриффитс 1999: 7; Okasha 2002: 196f.): Фенотипические свойства, которые совместно используются в популяции, часто создаются совместно в результате сложного взаимодействия различных генно-регуляторных сетей. И наоборот, одна и та же сеть при разных обстоятельствах может приводить к различные фенотипические последствия (Walsh 2006: 437ff.). Даже если это должно оказаться, что каждый человеческий организм имеет какое-то свойство, это было бы случайным, а не необходимым фактом (Sober 1980: 354; Халл 1986: 3).

Более того, вероятность того, что любое такое универсальное свойство также будет достаточны исчезающе малы, так как разделение свойств экземпляры других видов могут возникать в результате различных механизмов, в в частности от наследования общих генов у родственных видов и от параллельной эволюции. Это не означает, что может быть нет достаточных внутренних свойств, принадлежащих виду. Есть довольно хорошие кандидаты на такие свойства, если сравнить люди с другими наземными организмами.Использование языка и На ум приходит самопонимание как моральные агенты. Однако будь внеземные сущности могут обладать такими свойствами. вопрос. И решительно, они явно безнадежны по мере необходимости. условий (ср. Samuels 2012: 9).

Это оставляет только возможность того, что условия принадлежности к виды, как и условия индивидуализации вида таксон, реляционный. Индивидуализация таксона на основе происхождения зависит от составляющие его организмы, находящиеся в пространстве и времени в таким образом, чтобы причинные процессы, необходимые для наследования черты характера могут иметь место.В случае человека ключевыми процессами являются те полового размножения. Следовательно, будучи организмом, принадлежащим вид Homo sapiens - это вопрос связи репродуктивно к организмам, однозначно расположенным на соответствующих сегмент родословной. Другими словами, ключевое необходимое условие - наличие были воспроизведены половым путем особями этого вида (Kronfeldner 2018: 100). Халл предполагает, что причинное состояние может быть дизъюнктивный, так как он также может быть выполнен синтетической сущностью созданный учеными, который производит потомство от людей, у которых есть были сгенерированы стандартным способом (Hull 1978: 349).При условии, что вид не находится в муках видообразования, такое прямое происхождение или интеграция в репродуктивное сообщество, то есть участие в «сложная сеть […] спаривания и воспроизводства »(Hull 1986: 4) также будет достаточно.

2.3 Ответ на эволюционный вердикт классификационных сущностей

Отсутствие «человеческой сущности» в смысле внутренней необходимые и достаточные условия для принадлежности к таксону вида Homo sapiens , заставило ряд философов отрицать, что есть такая вещь, как человеческая природа (Hull 1984: 19; 1986; Ghiselin 1997: 1; де Соуза 2000).Поскольку это отрицательное утверждение касается собственности присущий как соответствующим организмам, так и таксону, он в равной степени направлен на «природу» организмов как видов особей и самого таксона вида. Альтернатива состоит в отказе от условия, что классифицирующая сущность должен быть внутренним, шаг, который позволяет говорить об историческом или реляционная сущность и соответствующая реляционная концепция таксономическая природа человека (Окаша 2002: 202).

Какой из этих способов ответить на вызов эволюционной теория кажется наилучшей, вероятно, будет зависеть от того, как считать, что классификационные вопросы относятся к другим вопросам, стоящим на кону в оригинальный пакет человеческой натуры.Это касается пояснительных и нормативные вопросы, поднятые TP1 – TP4. Мы обратимся к ним в следующие три раздела этой статьи.

Исключительно генеалогическое представление о природе человека явно неприемлемо. имеет хорошие возможности для выполнения объяснительной роли, сопоставимой с предусмотренной в традиционной упаковке. Что может иметь пояснительную функцию являются свойствами объектов, из которых таксон или его экземпляры передаются по наследству. Человеческая природа, понимаемая генеалогически, может служить проводником для объяснений с точки зрения таких properties, но сам по себе ничего не объясняет.После всего, интеграция в сеть полового размножения будет частично окончательный из особей всех половых видов, в то время как Объяснение будет сильно различаться для разных таксонов.

Это несоответствие между классифицирующими и объяснительными ролями открывает перед нами ряд дополнительных теоретических возможностей. Для Например, можно рассматривать эту несовместимость как усиление заботы элиминативистов, таких как Гизелин и Халл: даже если вычитания внутренней сущности было недостаточно, чтобы оправдать отказ от разговоров о человеческой природе в сочетании с отсутствием объяснительной силы, можно подумать, безусловно, есть (Дюпре 2003: 109f.; Lewens 2012: 473). Или кто-то может возразить, что это классификационные амбиции, связанные с разговорами о человеческой природе, которые следует отказаться. Как только это будет сделано, можно надеяться, что некоторые наборы внутренних свойств можно выделить, что рисунок решительно в объяснениях, и это все еще можно с полным основанием назвать «Человеческая природа» (Roughley 2011: 15; Godfrey-Smith 2014: 140).

Если взять эту вторую строку, в свою очередь, возникают два вопроса: во-первых, в чем смысл - это свойства, выбранные таким образом специально «Человеческие», если они не являются ни универсальными среди, ни уникальными к видовым экземплярам? Во-вторых, в каком смысле свойства "естественный"? Естественность как независимость от воздействия умышленное действие человека - ключевая особенность оригинальной упаковки (TP1).Можно ли связно применить такую ​​концепцию к люди - проблема для любого неклассифицирующего аккаунта.

3. Характерные черты человека

3.1 Привилегированные свойства

Ответ TP2 на первый вопрос был с точки зрения полностью развитая человеческая форма, где «форма» не относится исключительно на наблюдаемые физические или поведенческие характеристики, но также включает психологические особенности. Этот ответ влечет за собой две претензии: во-первых, что существует одна-единственная такая «форма», т.е.е., свойство или набор свойств, которые фигурируют в пояснениях, через отдельные человеческие организмы. Это также влечет за собой наличие точка человеческого развития, которая считается «полной», т. е. как цель развития или «телос». Эти претензии идут рука об руку с предположением, что существует различие проводится между нормальными и аномальными взрослыми особями этого вида. Здравый смысл подсказывает нам, что в каком-то смысле нормальные взрослые люди иметь две ноги, два глаза, одно сердце и две почки в определенных места в теле; у них также есть разные предрасположенности, ибо например, чувствовать боль и эмоции, а также набор способностей, например, для восприятия и для рассуждения.И они, кажется, могут быть отсутствующими, недоразвитыми или чрезмерно развитыми в аномальных образцах.

Собер повлиял на описание аккаунтов, которые работают с такими телеологические предположения как следование аристотелевской «естественной Модель государства »(Sober 1980: 353ff.). Такие аккаунты работают с различие, которому нет места в эволюционной биологии, согласно какое изменение свойств в разных популяциях является ключом к эволюция. Следовательно, никакие конкретные конечные состояния организмов не являются привилегированными. как «естественный» или «нормальный» (Hull 1986: 7ff.). Так любая учетная запись, которая отдает предпочтение определенным морфологическим, поведенческим или психологические особенности человека должны обеспечивать веские причины, которые одновременно неэволюционны и все же совместимы с эволюционным объяснением разновидность. Из-за того, что понятие нормального часто используются для исключения и подавления, эти причины должны быть особенно хорошо (Silvers 1998; Dupré 2003: 119ff .; Richter 2011: 43ff .; Кронфельднер 2018: 15 и след.).

Причины, которые могут быть выдвинуты, могут быть внутренними по отношению к, или независимо от биологических наук.Если первое, то различные теоретические варианты могут показаться жизнеспособными. первые площадок в утверждают, что, хотя виды не являются естественными видами и, следовательно, непригодны для воплощения в законах природы (Hull 1987: 171), они действительно поддерживают описания со значительной степенью общности, некоторые из что может быть важным (Hull 1984: 19). Теория человеческой природы разработанные на этой основе, должны объяснять важность основа, на которой особое внимание уделяется свойствам. В секунд теоретический вариант - плюрализм о метафизике видов: несмотря на довольно широкий консенсус, что виды определены как единицы эволюции, плюралист может отрицать примат эволюционной динамики, утверждая, что другие эпистемологические цели позволяют эколога, систематика или этолога работать с одинаковым законное понятие вида, которое не является или не является исключительно генеалогический (ср.Халл 1984: 36; Kitcher 1986: 320ff .; Халл 1987: 178–81; Дюпре 1993: 43f.). третий вариант включает в себя ослабление концепции естественных видов, так что нет влечет за собой создание внутреннего, необходимого, достаточного и пространственно-временные неограниченные свойства, но, тем не менее, может чтобы поддержать причинные объяснения. Такие отчеты направлены на воссоединение таксономических и пояснительные критерии, позволяющие таксонам видов считаться природные виды в конце концов (Boyd 1999a; R. Wilson, Barker, & Brigandt 2007: 196 и далее.). Где, , наконец, , причины выдвинули привилегии определенных свойств не зависят от биологии, они имеют тенденцию коснуться особенностей люди - «наши» - самопонимание как участники, а не наблюдатели определенной формы жизни. Вероятно, это связано с нормативными соображениями. Здесь опять же, кажется, потребуется особое объяснение того, почему эти привилегированные свойства должны быть сгруппированы по рубрике «Человеческая природа».

Учетные записи, которые будут описаны в следующем подраздел (3.2) этой записи являются примерами первой стратегии. Раздел 4 включает обсуждение стратегии расслабленных естественных родов. Раздел 5 фокусируется на рассказах о человеческой природе, разработанных участниками точки зрения, а также отмечает поддержку, которую плюралистический метафизический стратегия может быть использована для обеспечения.

3.2 Статистическая нормальность или надежная причинность

Итак, начнем с идеи о том, что для описания «человеческого природа »состоит в том, чтобы ограничить набор обобщений, касающихся люди.Такой подход рассматривает свойства, перечисленные таким образом как конкретно «человеческие», поскольку они распространены среди видовые экземпляры. Таким образом, привилегия, предоставляемая этим свойствам, чисто статистический и «нормальный» означает статистически нормальный. Обратите внимание, что взяв набор статистически нормальных свойств люди как нетелеологическая замена полностью развитому человеческому форма сохраняет от оригинальной упаковки возможность маркировки как «Человеческая природа» либо сами эти свойства (TP3), либо причина их развития (TP2).Любой подход позволяет избежать классификационные заботы, рассмотренные в раздел 2: он предполагает, что те организмы, чьи свойства имеют значение, являются уже выделены как такие экземпляры. Что нужно объяснить, так это то, как люди в целом, хотя и не всегда. И среди этих способов есть способы, которыми они могут поделиться с большинством образцов некоторых другие виды, в частности те, которые принадлежат к тому же отряду (приматы) и того же класса (млекопитающие).

Должно быть ясно, что следует из такой интерпретации "человек".Организмы, среди которых статистическая частота искали диапазон по сравнению с теми, которые образовались после видообразования около 150 000 лет назад к тем, которые будут существовать непосредственно перед Вымирание видов. С одной стороны, из-за изменчивости присущие видам, мы находимся в неведении относительно свойств, которые могут или может не характеризовать те организмы, которые окажутся последний из таксона. С другой стороны, временная задержка около 100000 лет между первыми анатомически современными людьми и общим наступление модерна поведения примерно в начале Верхнего Палеолит означает, что, вероятно, будет много широко распространенных психологические свойства современного человека, которые не были обладал большинством особей вида в течение двух трети истории вида.Это верно, даже если практики, рассматриваемые как признаки поведенческой современности (см. §1.1) развивался спорадически, исчезал и снова появлялся на очень удаленных точек времени и пространства за десятки тысяч лет до 50 000 ka (МакБриарти и Брукс, 2000; Стерельный, 2011).

По мнению нескольких авторов (Machery 2008; 2018; Samuels 2012; Ramsey 2013), выражение «человеческая природа» следует использовать для групповые свойства, которые находятся в центре внимания многих текущих поведенческих, психологические и социальные науки.Однако, поскольку когнитивное и психологические науки обычно интересуют современных людей, существует несоответствие между научной направленностью и критерием группировки который принимает все свойства, которые обычно или обычно создаются экземплярами всего таксона. По этой причине выражение «Человеческая природа» может относиться к свойствам ровного более ограниченный во времени набор организмов, принадлежащих к виду. Это ограничение можно рассматривать в терминах индексации, т. Е. Как ограничение для современных людей.Однако некоторые авторы утверждают явно, что их отчеты влекут за собой, что человеческая природа может измениться (Рэмси 2013: 992; Мачери 2018: 20). Тогда человеческая природа была бы объект временно индексируемых исследований, как, например, вес отдельных людей в повседневных условиях. (Без временного спецификации, нет однозначного ответа на такой вопрос, как «Сколько весил Дэвид Хьюм?») Пример Machery’s имеет темный цвет кожи. Эта характеристика, как он утверждает, перестала быть особенностью человеческой природы, понимаемой таким образом, 7000 лет назад, если бы тогда пигментация кожи стала полиморфной.В пример указывает, что временной диапазон может быть чрезвычайно узким от эволюционная точка зрения.

Такие объяснения совместимы с эволюционной теорией и последовательный. Однако, поскольку они представляют собой просто резюме или список концепции, неясно, какова может быть их эпистемическая ценность. Они будет соответствовать повседневному здравому смыслу, для которого «человеческий природа »может в довольно сдержанном смысле просто быть что (современные) люди обычно проявляют себя (Roughley 2011: 16).Они также будут соответствовать одному уровню использования выражения в «Трактате о природе человека » Юма (1739–40), которые, пытаясь представить человеческую «ментальную географию» (1748 [1970: 13]), перечисляет целый ряд особенностей, таких как предубеждение (1739–40, I, iii, 13), эгоизм (III, ii, 5), склонность к временное дисконтирование (III, ii, 7) и пристрастие к общим правилам (III, ii, 9).

Учетные записи такого типа были сочтены похожими по содержанию на поле руководства для других животных (Machery 2008: 323; Godfrey-Smith 2014: 139).Как указывает Халл, в ограниченном экологическом контексте и коротком период эволюционного времени, приписывание легко наблюдаемых морфологические или поведенческие характеристики видовых образцов - это прямое и беспроблемное предприятие (Hull 1987: 175). Однако эта аналогия бесполезна, поскольку основная функция утверждений в полевых руководствах, чтобы предоставить эвристику для любителей классификация. Напротив, списковая концепция статистически нормальные свойства современного человека предполагает идентификацию рассматриваемые организмы как люди.Более того, такие аккаунты непременно не влекут за собой легкий эпистемический доступ к рассматриваемым свойствам, которые могут быть обнаружены только экспериментально. Тем не менее, там остается что-то правильным в отношении аналогии, поскольку такие учетные записи сборник утверждений, связанных только тем, что они о та же группа организмов (Стерельный 2018: 123).

Более сложные документальные фильмы о природе могут резюмировать причинные особенности жизни животных, принадлежащих к определенным видам. Аналогичный была предложена концепция человеческой натуры, согласно которой человеческая природа - это набор всепроникающих и устойчивых причинно-следственных связей между люди.В списке, выбирающем этот набор, будут указаны причинные связи между предшествующими свойствами, например, раскрытие к бензолу или подвергаться жестокому обращению в детстве и, следовательно, к свойствам, например, заболеть раком или быть агрессивным по отношению к себе дети (Ramsey 2013: 988ff.). Так понимаемая человеческая природа иметь пояснительный компонент, компонент, внутренний для каждого элемента на список. Сама природа человека, однако, не могла бы быть объяснительной, но скорее это ярлык для списка очень разнообразных причинно-следственных связей.

Альтернативный способ интеграции пояснительного компонента в учет статистической нормальности включает выбор этого набора статистически общие свойства, имеющие чисто эволюционный объяснение (Machery 2008; 2018). Это переосмысление концепции естественности, которая присутствует в оригинальной упаковке (TP1), предполагает контраст с социальным обучением. Процессы, сгруппированные под этим последнее описание рассматривается как альтернативное объяснение тем предоставлено эволюцией.Однако обучение играет центральную роль, а не только в развитии отдельных людей, но также и в повторяющихся взаимодействие целых популяций со структурированной средой и реструктурирована посредством такого взаимодействия (Stotz 2010: 488ff .; Sterelny 2012: 23 и след.). Следовательно, предложение вызывает серьезные эпистемологические вопросы. относительно того, как именно должно быть проведено различие и введены в действие. (Для обсуждения см. Prinz 2012; Lewens 2012: 464ff .; Рэмси 2013: 985; Machery 2018: 15 и далее .; Стерельный 2018: 116; Кронфельднер 2018: 147ff.).

4. Пояснительные свойства человека

Замена концепции полностью разработанной формы на статистическое понятие дает дефляционный отчет о природе человека с максимум, ограниченный пояснительный импорт. Коррелятивная, пояснительная понятие в оригинальной упаковке, что полностью разработанное формы (TP2), некоторым авторам показалось стоящим переосмысление терминов, ставшее возможным благодаря достижениям современной биологии, особенно в генетике.

Ясно, что должны быть объяснения того, почему люди обычно ходят по две ноги, говорите и планируйте многие свои действия заранее.Генеалогический, или то, что было названо «окончательным» (Майр) или «исторические» (Китчер) объяснения могут рекламировать накопление согласованности между устоявшимися, стабильными объектами собственности вдоль происхождение. Это вполне могло быть результатом давления отбора, которое разделяли соответствующими организмами (ср. Wimsatt 2003; Lewens 2009). Факт что есть исключения из любых обобщений, касающихся современные люди не влекут за собой отсутствие необходимости объяснения таких допускающих исключения обобщений.Правдоподобно, эти общие, хотя и не универсальные истины будут иметь «структурные объяснения », то есть объяснения с точки зрения лежащих в основе структуры или механизмы (Китчер 1986: 320; Девитт 2008: 353). Эти структуры, как кажется, могли бы в значительной степени вписаться в ДНК человека.

Точные детали быстро развивающейся эмпирической науки будут улучшить наше понимание степени, в которой существует определенная взаимосвязь между геномом современного человека и их физические, психологические и поведенческие свойства.Есть, однако маловероятно, что метафора проекта могла быть применимо к способу транскрибирования, трансляции и взаимодействия ДНК с его клеточной средой. Такое взаимодействие само по себе подлежит влияние внешней среды организма, в том числе его социальная среда (Dupré 2001: 29ff .; 2003: 111ff .; Griffiths 2011 год: 326; Prinz 2012: 17ff .; Griffiths & Tabery 2013: 71ff .; Griffiths & Stotz 2013: 98ff., 143ff.). Например, функция современной человеческой жизни, для которой, согласно Аристотелю, быть своего рода планом, а именно.рациональное агентство, как сказал Стерельный утверждал, настолько сильно зависит от социальных подмостков, что любые претензии на эффект того, что человеческий разум каким-то образом генетически запрограммирован игнорирует причинный вклад явно необходимого факторы внешней среды (Стерельный 2018: 120).

4.1. Психологическая адаптация на генетической основе?

Тем не менее, у людей обычно развивается определенный набор физиологические особенности, такие как два легких, один желудок, одна поджелудочная железа и два глаза.Более того, иметь такую ​​телесную архитектуру, согласно данным генетики, в значительной степени результат программ развития, основанных на регуляции генов сети (GRN). Это участки некодирующей ДНК, которые регулируют транскрипция гена. GRN модульные, более или менее прочно закрепленные конструкции. Наиболее консервативными из них, как правило, являются Филогенетически наиболее архаичный (Carroll 2000; Walsh 2006: 436ff .; Willmore 2012: 227ff.). GRN, отвечающие за основные физиологические функции могут быть приняты в довольно безобидном смысле как принадлежащие развитая человеческая природа.

Важно отметить, что чисто морфологические особенности обычно не учитывались. объяснение аккаунтов, подпадающих под рубрику «человеческий природа". Что часто мотивировало объяснительные отчеты таким образом отмечен поиск нижележащих структур, ответственных за в целом психологических черт. «Эволюционный Психологи »построили исследовательскую программу вокруг утверждения что люди разделяют психологическую архитектуру, параллельную архитектуре их физиология. Они считают, что это структурированный набор психологические «органы» или модули (Tooby & Cosmides 1990: 29f.; 1992: 38, 113). Эта архитектура, как они утверждают, в свою очередь продукт программ развития, записанных в ДНК человека (1992: 45). Такие общераспространенные развивающие программы они ярлык «человеческая природа» (1990: 23).

Эта концепция поднимает вопрос о том, насколько аналогичны характерные физические и психологические «архитектуры» являются. Во-первых, физические свойства, которые, как правило, проявляются в такие списки гораздо более грубые, чем кандидаты в общие психологические свойства (Д.Wilson 1994: 224ff.): Иск не является просто люди склонны к перцептивному, желательному, доксастическому и эмоциональные способности, но ментальные состояния, реализующие эти емкости, как правило, имеют содержимое определенных типов. Возможно архитектура первого типа - формальной психологии - правдоподобный, хотя и относительно неинтересный кандидат на умственную сторону что должна объяснить развитая человеческая природа. В любом случае, любой такой концепция должна привести критерии для индивидуализации таких «Психические органы» (Д.Wilson 1994: 233). Соответственно, если наиболее укоренившиеся программы развития - это самые архаичных, из этого следует, что, хотя они и будут типичными для видов, они не будет зависеть от вида. Программы для развития тела части были идентифицированы для более высоких таксонов, а не для разновидность.

Еще одна проблема, которая преследует любые такие попытки объяснить «Человеческое» измерение человеческой природы с точки зрения программы развития, вписанные в ДНК человека. Утверждение психологов о том, что программы одинаковы в каждый экземпляр вида.Это утверждение идет рука об руку с утверждение, что то, что объясняется такими программами, является глубоким психологическая структура, общая почти для всех людей и лежит в основе поверхностного разнообразия поведенческих и психологических явления (Tooby & Cosmides 1990: 23f.). Для эволюционного Психологи, (почти) универсальность обоих факторов развития программ и глубокой психологической структуры объяснение в эволюционных процессах, которые маркируют свою продукцию как естественно в смысле TP1.Они утверждают, что оба являются адаптациями. Эти являются функциями, которые были выбраны из-за их владения в Прошлое предоставило их обладателям преимущество в пригодности. Эволюционный Психологи полагают, что это преимущество обеспечивается выполнением какой-то конкретной функции. Они суммируют выбор для этой функции как «дизайн», который, по их мнению, одинаково воздействовал на все экземпляры вида начиная с плейстоцена. Этот шаг вновь вводит телеологическая идея полностью развитой формы, выходящей за рамки простого статистическая нормальность (TP3).

Этот шаг подвергся резкой критике. Во-первых, давление отбора действуют на уровне групп и, следовательно, не должны вести к одному и тому же структуры всех членов группы (D. Wilson 1994: 227ff .; Гриффитс 2011: 325; Стерельный 2018: 120). Во-вторых, другие эволюционные Механизмы, чем естественный отбор, могут иметь решающее значение. Генетический дрейф или мутация и рекомбинация могут, например, также придают «естественность» в смысле эволюционного генезиса (Буллер 2000: 436). В-третьих, поскольку у нас есть все основания предполагать, что эволюция психологии человека продолжается, эволюционная биология мало поддерживает утверждение о том, что определенные программы и связанные черты эволюционировали в постоянство в плейстоцене (Buller 2000: 477ff.; Даунс 2010).

Возможно, однако, могут оказаться сети контроля генов. которые обычно структурируют определенные черты психологического развитие современного человека (Walsh 2006: 440ff.). В поисках такие GNR могут тогда считаться поиском объяснительного характера современных людей, где искомая объяснительная функция оторваны от каких-либо классификационных ролей.

4.2 Отказ от неотъемлемости

Однако в общей философии науки произошел шаг, который: если это приемлемо, изменит отношения между таксономическими и объяснительные особенности видов.Этот ход оказал влияние инициирован Ричардом Бойдом (1999a). Он начинается с утверждения, что попытка определить естественные виды с точки зрения пространственно-временного неограниченные, внутренние, необходимые и достаточные условия - это похмелье от эмпиризма, от которого реалист должен отказаться метафизика. Напротив, естественные виды следует понимать как виды, которые поддерживают индукцию и объяснение, когда обобщения работают в такие процессы не обязательно должны быть исключениями. В таком понимании сущности натуральные виды, т.е., их «природа» не обязательно должна быть присущи и не принадлежат всем и только членам этого вида. Вместо этого сущности состоят из кластеров свойств, объединенных стабилизирующие механизмы («кластеры гомеостатических свойств», HPCs). Это сети причинно-следственных связей, в которых присутствие одних свойств имеет тенденцию создавать или поддерживать другие, а работа основных механизмов способствует тому же эффекту. Бойд называет штормы, галактики и капитализм как правдоподобные примеры (Бойд 1999b: 82 и далее.). Тем не менее, он рассматривает виды как парадигматический HPC. виды. Согласно этой точке зрения, генеалогический характер природа вида не подрывает его причинную роль. Скорее это помогает объяснить конкретный способ согласования свойств, которые составляют сущность таксона. Более того, они могут включать внешние свойства, например, свойства построенных ниш (Boyd 1991: 142, 1999a: 164ff .; Griffiths 1999: 219ff .; R. Wilson et al. al. 2007: 202 и сл.).

Действительно ли такой отчет может адекватно объяснить таксономические практика для таксонов видов - это вопрос, который здесь можно оставить открытым (см. Ereshefsky & Matthen 2005: 16ff.). Сам по себе учетная запись не определяет условия принадлежности к виду, такие как Homo sapiens (Samuels 2012: 25f.). Позволяет ли это выявление факторов, играющих объясняющую роль, которую термин «человеческая природа» можно было бы выбрать пожалуй самый интересный вопрос. Двумя способами учета человеческая природа могла развиться с такой отправной точки. набросал.

Согласно предложению Ричарда Сэмюэлса, человеческая природа должна быть понимается как эмпирически обнаруживаемые проксимальные механизмы отвечает за психологическое развитие и проявление психологические возможности.Они будут включать физиологические механизмы, таких как развитие нервной трубки, а также экологически строительные процедуры обучения; они также будут включать различные модульные системы, выделяемые когнитивной наукой, такие как визуальные системы обработки и памяти (Samuels 2012: 22ff.). Как простой список концепции (ср. §3.2), такое описание имеет прецедент у Юма, для которого человеческая природа также включает причинные «принципы», которые структурируют операции человеческий разум (1739–40, Intro.), например, механизмы симпатия (III, iii, 1; II, ii, 6). Юм, однако, думал о релевантных причинные принципы как внутренние.

Второе предложение, выдвинутое Полом Гриффитсом и Каролой Стотц, явным образом предлагает выбрать экспланандум и объяснение различными способами использования выражения «человеческая природа». В обоих случаях рассматриваемая «природа» - это природа таксона, а не отдельных организмов. Первое использование просто означает «что люди похожи », где« люди »означает все видовые экземпляры.Важно отметить, что эта характеристика не преследует цель с общими характеристиками, но открыт для полиморфизмов как в популяции и на разных этапах жизни отдельных организмов. Причинная представление о природе человека, чем объясняется этот спектр сходства и различие в жизненных историях, приравнивается Гриффитсом и Стотцем. с системой организм-среда, поддерживающей человеческое развитие. Таким образом, он включает в себя все генетические, эпигенетические и экологические факторы. ресурсы, ответственные за различные жизненные циклы человека (Griffiths 2011: 319; Stotz & Griffiths 2018, 66f.). Из этого следует, что пояснительный человеческая природа в какой-то момент может радикально отличаться от человеческая природа в какой-то другой момент времени.

Гриффитс и Стотц ясно понимают, что это мнение существенно расходится. от традиционных представлений, поскольку он отвергает предположения о том, что человеческий развитие имеет цель, чтобы человеческая природа была доступна всем и только образцы вида и что он состоит из внутренних свойств. Они видят в этих предположениях особенности народной биологии человека. природа столь же актуальна с научной точки зрения, как и народные представления о тепло для его научного понимания (Stotz 2010: 488; Griffiths 2011: 319 и далее.; Stotz & Griffiths 2018: 60 и сл.). Это вызывает вопрос о том, не следует ли такой отчет о системах развития просто рекомендую отказаться от этого термина, как предлагает Sterelny (2018) на основе тесно связанных соображений. Причина для невыполнение этого может заключаться в том, что, говоря о «человеческих природа »часто практикуется с нормативными намерениями или, по крайней мере, с нормативными последствиями (Stotz & Griffiths 2018: 71f.), использование термин для выделения реальных, сложных объясняющих факторов в действии может помочь противостоять тем нормативным применениям, которые используют ложные, народные биологические предположения.

4.3 Вторичная альтернативность как фактор, меняющий правила игры

Пояснительные отчеты, подчеркивающие пластичность развития продукты ДНК человека, в нейронной архитектуре мозга и в человеческий разум склонен отвергать предположение, что объяснения того, что люди как будто должны сосредоточиться на внутренних функциях. Должно, однако следует отметить, что такие учетные записи можно интерпретировать как присвоение особенность повышенной пластичности - ключевая роль в подобных объяснениях (ср. Montagu 1956: 79).Учетные записи, которые делают пластичность причинно-следственной также поднимают вопрос о том, нет ли биологических функции, которые, в свою очередь, объясняют это и поэтому должны быть назначены более центральный статус в теории объяснительной человеческой природы.

Главный кандидат на эту роль - зоолог Адольф Портманн. назвал человека «вторичным альтрицизмом», уникальным созвездие черт человеческого новорожденного относительно других приматы: новорожденные люди в своей беспомощности и владении относительно неразвитый мозг неврологически и поведенчески altricial, то есть нуждающиеся в уходе.Однако они также рождаются с открытые и полностью функционирующие органы чувств, иначе это признак преждевременного развития виды, у которых новорожденные могут сами позаботиться о себе (Portmann 1951: 44 и след.). Факты о том, что мозг новорожденного человека составляет менее 30% размера мозга взрослого человека и развития мозга после рождения продолжается с темпом развития плода в течение первого года (Walker & Ruff 1993, 227) побудил антрополога Эшли Монтегю говорить о «Экстерогестация» (Montagu 1961: 156). С этими функциями Имея в виду, Портманн охарактеризовал структуры ухода, необходимые для длительная младенческая беспомощность как «социальная матка» (Портманн 1967: 330).Наконец, тот факт, что быстрое развитие мозг младенца происходит в то время, когда младенец органы чувств открыты и функционируют, поэтому обучение, не имеющее аналогов среди организмов (Gould 1977: 401; ср. Stotz & Griffiths 2018: 70).

Конечно, эти особенности сами по себе являются случайными продуктами эволюция, которую вид мог пережить. Гулд видит в них компоненты общей задержки развития, характеризовал эволюцию человека (Gould 1977: 365ff.), куда «Человек» следует рассматривать как относящийся к кладу - все потомки общего предка, а не вида. По оценкам антропологов, вторичная альтриальность характеризовала происхождение от Homo erectus 1,5 миллиона лет назад (Розенберг И Trevathan 1995: 167). Таким образом, мы имеем дело с набором глубоко укоренившиеся функции, функции, которые были на месте задолго до поведенческая современность.

Вполне возможно, что появление вторичной альтрициальности было ключевым трансформация в создании радикальной пластичности человеческого развитие начинается с ранних гомининов.Однако, как указывает Стерельный вне, есть серьезные трудности с изолированием той или иной игры сменщик. Вторичная альтриальность или пластичность, которая частично может быть объясненные этим, казалось бы, стали жертвой того же вердикта, что и изменения правил игры, названные традиционными лозунгами человеческой природы. Однако, возможно, более правдоподобно представить себе матрицу черты характера: возможно, революционное созвездие свойств, присутствующих в можно показать, что население после разделения из пан имеет сгенерированные формы конструкции ниши, которые вернули и изменили оригинальные черты.Эти изменения, в свою очередь, могли иметь психологические и поведенческие последствия в шагах, которые правдоподобно принесли селективные преимущества (Стерельный 2018: 115).

5. Человеческая природа, точка зрения участников и мораль

5.1. Человеческая природа с точки зрения участника

В такой теории коэволюции культуры и разума может быть место для референтов некоторых традиционных философских лозунгов предназначен для определения «человеческой сущности» или «человеческого природа »- разум, лингвистическая способность (« говорящее животное », Herder 1772 [2008: 97]), более общий символическая емкость ( животных symbolicum , Cassirer 1944: 44), свобода воли (Пико делла Мирандола 1486 [1965: 5]; Сартр 1946 [2007: 29, 47]), специфическая, «политическая» форма социальность или уникальный тип моральной мотивации (Hutcheson 1730: §15).Скорее всего, в лучшем случае это будут (все еще развивающиеся) продукты в современных людях процессов, приводимых в движение чертой созвездие, которое включает в себя прото-версии (некоторых) этих мощности. Такой взгляд также может быть совместим с описанием «Каковы современные люди», что абстрагируется от эволюционная шкала времени эонов и сосредотачивается вместо этого на настоящем (ср. Dupré 1993: 43), хотя ни одна из них не просто широко каталогизирует распределенные черты (§3.2) ни попытки объяснений с точки зрения генома человека (§4.1). Традиционные лозунги кажутся попытками резюмировать некоторые из таких Счета. Однако кажется очевидным, что их цели значительно отличается от биологически или иным образом научно ориентированные позиции до сих пор исследованы.

Стоит выделить две особенности таких аккаунтов, обе из которых мы уже встречались в вкладе Аристотеля в первоначальный упаковка. Первый включает в себя сдвиг в перспективе с точки зрения научный наблюдатель по сравнению с участником в современная человеческая форма жизни.В то время как человек - или не человек - биолог может спросить, каковы современные люди, так же как они могут спросить, что такое бонобо, вопрос, который традиционно философские объяснения человеческой природы правдоподобно пытаются Ответ - каково жить современной жизнью человек. Этот вопрос, скорее всего, вызовет встречный вопрос о том, есть ли что-то, что похоже на жизнь просто как современный человек, а не как человек в конкретном историко-культурном контексте (Habermas 1958: 32; Geertz 1973: 52f.; Дюпре 2003: 110f.). Для традиционных лозунгов, ответ однозначно утвердительный. Вторая особенность таких счетов состоит в том, что они склонны считать, что ссылка на возможности, названные в традиционных лозунгах, в некотором смысле нормативно , в частности этично значительный .

Таким образом, первое утверждение таких счетов состоит в том, что существует некоторая собственность. современного человека, что в некотором роде описательно или причинно центральное место в их жизни.Во-вторых, что такое участие предполагает соблюдение нормативных стандартов, основанных на во владении некоторым таким имуществом. Важно то, что есть шаг от первой до второй формы значимости и обоснования шага требует аргумента. Даже с точки зрения участника, нет автоматического перехода от пояснительной к нормативной значимость.

Согласно «внутреннему» аккаунту участника человеческого природа, определенные способности современных, возможно, современных людей неизбежно структура как они (мы) живем их (наши) жизни.Разговор о «структурировании» относится к трем видам вклады в матрицу способностей и диспозиций, которые позволяют людям жить своей жизнью и ограничивать их. Эти вклад, во-первых, в особую форму других черт человека жизни и, во-вторых, тому, как другие подобные черты связаны вместе (Midgley 2000: 56ff .; Roughley 2011: 16ff.). Соответственно, они также делают возможен совершенно новый набор практик. Все три отношения объяснительные, хотя их объяснительная роль не обязательно для соответствия роли соответствующие функции или более ранние версии черт, которые могли сыграть в эволюционной генеалогии современная психология человека.Лингвистические способности - главное кандидат на роль такого структурного свойства: человека восприятие, эмоции, планирование действий и мысли - все это правдоподобно преобразованы в языковых существ, как и связи между восприятие и вера, и бесчисленное множество отношений между мыслями и поведение, связи используются и углубляются в богатый набор практики, недоступные для неязыковых животных. Подобные вещи могли претендовать на другие свойства, названные традиционными лозунгами.

В отличие от способов, которыми такие способности часто использовались упоминается в режиме лозунга, в частности, о пафосе, который имеют тенденцию сопровождать это, кажется маловероятным, чтобы хоть один такой собственность будет стоять отдельно как структурно значимая. Это больше вероятно, что мы должны выбрать созвездие свойств, созвездие, которое вполне может включать свойства, варианты которых одержимы другими животными. Прочие свойства, включая мощности что может быть характерно для современных людей, например, юмор, может быть менее вероятные кандидаты на структурную роль.

Обратите внимание, что тот факт, что такие учетные записи призваны ответить на заданный вопрос с точки зрения участника не исключает, что особенности обсуждаемые вопросы могут быть освещены в их роли для человека самопонимание данными эмпирической науки. Напротив, это представляется весьма вероятным, что такие дисциплины, как развивающие и сравнительная психология и нейробиология внесут значительный вклад к пониманию возможностей и ограничений, присущих соответствующие возможности и способы их взаимодействия.

5.2. Человеческая природа и человек

ergon

Парадигматическая стратегия вывода этических последствий из утверждения о структурных особенностях человеческой формы жизни - это Платонический и аристотелевский эргон или аргумент функции. В первая предпосылка версии Аристотеля ( Nicomachean Этика 1097b – 1098a) соединяет функцию и добродетель: если характеристическая функция объекта типа X - φ, тогда хороший объект типа X - это тот, который хорошо φs.Аристотель придает правдоподобность утверждению, используя такие примеры, как социальные роли и органы тела. Если функция глаза как образца его вид позволяет видеть, тогда хороший глаз - это тот, который позволяет носитель видеть хорошо. Вторая посылка аргумента - это утверждение, что мы встречается в Раздел 1.4 этой записи, утверждение, которое мы теперь можем рассматривать как предсказание структурного свойство человеческой жизни, проявление разума. Согласно этому утверждают, что функция или цель отдельных людей как людей, в зависимости от интерпретации (Nussbaum 1995: 113ff.), либо осуществление разума или жизнь в соответствии с разумом. Если это правильно, это следует, что хороший человек - это тот, чья жизнь в центре внимания осуществление или жизнь в соответствии с разумом.

В свете проведенного до сих пор обсуждения должно быть ясно, что, поскольку стоит, вторая посылка этого аргумента несовместима с эволюционная биология видов. Он утверждает, что осуществление разум - это не только ключевое структурное свойство человеческой жизни, но и реализация полностью развитой человеческой формы.Не может быть смысла сделано из этого последнего понятия с эволюционной точки зрения. Тем не менее ряд выдающихся современных специалистов по этике - Аласдер Макинтайр (1999), Розалинд Херстхаус (1999), Филиппа Фут (2001) и Марта Nussbaum (2006) - сделали все варианты ergon . аргумент, центральный в их этических теориях. Как каждый из этих авторов выдвинуть какую-либо версию второй посылки, поучительно изучить способы, которыми они стремятся избежать проблемы со стороны эволюционная биология.

Прежде чем это сделать, стоит сначала отметить, что любая этическая теория или теория стоимости занимается предприятием, которому нет четкого места в эволюционный анализ.Если мы хотим знать, что такое добро или что «Хорошо» означает, что эволюционная теория не является очевидным местом смотреть. Это особенно ясно с учетом того, что эволюционная теория действует на уровне популяций (Sober 1980: 370; Walsh 2006: 434), тогда как этическая теория работает, по крайней мере, в первую очередь на уровне отдельных агентов. Однако конкретная конфликт между эволюционной биологией и неоаристотелевской этикой является результатом конструктивного использования последней концепции видов и, в частности, телеологической концепции полностью развитая форма отдельных представителей вида « как представителей [этого] вида» (MacIntyre 1999: 64, 71; ср.Томпсон 2008: 29; Фут 2001: 27). Характеристика достижение этой формы как выполнение «функции», которая помогает аналогия с органами тела и социальными ролями, часто заменены в современных дискуссиях разговорами о «Процветание» ( eudaimonia Аристотеля ). Такой разговор более естественным образом наводит на мысль о сравнении с жизнями других людей. организмов (хотя сам Аристотель исключает других животных из eudaimonia ; ср. Никомахова этика 1009b). В концепция процветания, в свою очередь, выбирает биологические - этимологически: ботанические - процессы, но опять же не из тех, которые играют роль в эволюционной теории.Также кажется в первую очередь основаны на отдельных организмах. Это может сыграть роль в экология; тем не менее, он лучше всего подходит для практических применения биологических знаний, например, в садоводстве. В этом уважение, это сравнимо с понятием здоровья.

Неоаристотелианцы утверждают, что описать организм, будь то растение или животное, не относящееся к человеку или человеку, как процветание, чтобы измерить это в соответствии со стандартом, характерным для вида, к которому он принадлежит. Сделать это - значит оценить его как более или менее хороший «Образец его вида (или подвида)» (Hursthouse 1999: 198).Ключевым шагом в этом случае является утверждение, что моральная оценка: «Довольно серьезно» (Foot 2001: 16), оценка того же сортировка: так же, как исправное животное или растение является примером процветания в пределах жизненной формы соответствующего вида, кто-то, кто морально добро - это тот, кто олицетворяет человеческое процветание, т.е. развитая форма вида. Это метаэтическое утверждение спровоцировало беспокоиться о том, действительно ли такое приписывание к другим организмам ничего больше, чем классификации или, самое большее, оценки «Растянутые и спущенные» виды, в которых отсутствует ключевой особенность авторитета, необходимая для подлинной нормативности (Ленман 2005: 46 и далее.).

5.2.1. Обойдя дарвиновский вызов?

Независимо от вопросов, касающихся их теории ценностей, этических Неоаристотелианцам необходимо ответить на вопрос, как ссылка на полностью развитая форма вида может выдержать испытание от эволюционная теория. Три варианта ответа могут показаться многообещающими.

первые рекламируют множество форм биологического наука, утверждая, что существуют науки о жизни, такие как физиология, ботаника, зоология и этология, в контексте которых такие оценки иметь место (Hursthouse 1999: 202; 2012: 172; MacIntyre 1999: 65).И если этология правомерно может приписывать не только характеристические черты характера, но также дефекты или процветание для членов вида, несмотря на видов, не являющихся естественными видами, то есть небольшая причина, почему этика тоже не должна этого делать. Эта стратегия может основываться на одном из шаги, намеченные в Раздел 3.1 этой записи. Можно поспорить с Китчером и Дюпре: что такая атрибуция правомерна в других отраслях биологической наука, потому что существует множество концепций видов, действительно виды видов, если они связаны с эпистемологическими интересами.Или претензия может просто основываться на разнице в том, что считается соответствующие временные рамки, где временная релевантность индексируется относительно настоящее. Можно утверждать, что в этике нас интересуют люди такими, какие они есть «в настоящий момент и несколько тысячелетий назад и, может быть, ненадолго в будущем »(Hursthouse 2012: 171).

Этот шаг равносилен уступке, когда говорят о «человеческом виды »не следует понимать буквально. Будь это уступка подрывает этические теории, в которых используется термин возможно непонятно.Это оставляет возможность того, что, поскольку человеческая природа может существенно измениться, могут быть существенные изменения в том, что средства для процветания людей и, следовательно, в том, что этично обязательный. Это можно было бы рассматривать как добродетель, а не как порок Посмотреть.

секунд ответ на вызов эволюционной биологии стремится извлечь метафизические следствия из эпистемических или семантических претензии. Майкл Томпсон утверждал, что то, что он называет альтернативным «Человеческая форма жизни» и «человеческий вид» является априорной категорией.Томпсон обосновывает это утверждение изучение форм дискурса, затронутых в раздел 3.2, формы дискурса, которые обычно считаются чисто эвристическими важность для любительской практики идентификации, а именно. полевые гиды или документальные фильмы о животных. Такие утверждения, как «Домашняя кошка имеет четыре ноги, два глаза, два уха и кишки в животе », Томпсон утверждает, что примеры важного вида предикации ни напряженных, ни количественных. Он называет это «естественным исторические описания »или« аристотелевский категоричные »(Thompson 2008: 64ff.). Такие общие утверждения не, как он утверждает, ложным, если то, что утверждается, меньше, чем универсальный или даже статистически редкий. Решительно, по мнению Томпсон, наш доступ к понятию человеческой формы жизни неэмпирический. Он утверждает, что это предпосылка понимания мы от первого лица, как дышим, едим или чувство боли (Thompson 2004: 66 и далее). Таким образом понимается концепция независимый от биологии и, следовательно, если он связан, невосприимчив к проблемам поднятый дарвиновским вызовом.

Как и Фут и Херстхаус, Томпсон считает, что его аристотелевцы категоричность позволяет делать выводы о конкретных суждениях, которые члены виды являются дефектными (Thompson 2004: 54ff .; 2008: 80). Он признает, что такие суждения в случае человеческой формы жизни, вероятно, будут сопряжено с трудностями, но тем не менее считает, что суждения (не) дефектная реализация формы жизни - это модель этического оценка (Thompson 2004: 30, 81f.). Может показаться непонятным, как это может иметь место ввиду того факта, что доступ к человеческой жизни форма должна быть дана как предпосылка использования понятия «Я».Еще одно беспокойство заключается в том, что повседневное понимание на котором опирается Томпсон, возможно, не что иное, как ветвь народной биология. Народная тенденция приписывать телеологические сущности виды, что касается «расы» и пола, не указывает на реальность таких сущностей (Lewens 2012: 469f .; Stotz & Griffiths 2018: 60 и сл .; ср. Pellegrin 1982 [1986: 16ff., 120] и Charles 2000: 343ff., 368, об ориентации Аристотеля на употребление «народа»).

final ответ на беспокойство биологов-эволюционистов в равной степени стремится отличить неоаристотелевское понимание человеческого природа от науки.Однако это не так. вводя особую метафизику «форм жизни», но явное построение этической концепции человеческой природы. Марта Нуссбаум утверждает, что понятие человеческой природы играет в том, что она называет «аристотелевским эссенциализмом» - это, по ее словам, «Внутренний и оценочный». Это герменевтический продукт «Человеческое» самопонимание, построенное изнутри нашего лучший этический взгляд: «этическая теория человеческой природы», она утверждает,

должны заставить нас отвечать за себя на основе наших собственных этическое суждение, вопрос, какие существа полностью человеческие.(Nussbaum 1995: 121f .; ср. Nussbaum 1992: 212ff .; 2006: 181ff .; McDowell 1980 [1998: 18ff.]; Hursthouse 1999: 229; 2012: 174f.)

Здесь не может быть и речи о переходе от биологического «Есть» по отношению к этическому «долгу»; скорее, который черты воспринимаются как принадлежащие человеческой природе, сама рассматривается как результат этического обсуждения. Такая концепция поддерживает утверждение что ключевой этический стандарт - это человеческое процветание. Однако, ясно, что то, что считается процветанием, можно указать только на основа этической дискуссии, понимаемой как стремление к отражающее равновесие (Nussbaum 2006: 352ff.). Ввиду такого методическое предложение, возникает серьезный вопрос, над чем работать это как раз и делается концепцией человеческой натуры.

5.2.2. Человеческое процветание

Неоаристотелианцы различаются по степени, в которой они конкретизируют концепция видового процветания. Нуссбаум составляет всеобъемлющий открытый каталог того, что она называет « центральный человеческий потенциал ». Частично они выбраны, потому что их уязвимости к подрыву или поддержке со стороны политических меры.Они включают как базовые потребности организма, так и, в частности, человеческие способности, такие как юмор, игра, автономность и практические причина (Nussbaum 1992: 216ff .; 2006: 76ff.). Такой каталог позволяет установка трех пороговых значений, ниже которых человеческий организм будет человеческих жизней вообще не считаются жизнями (анэнцефальный детей, например), как живущие полностью человеческой жизнью или как живущих хороших людей жизней (Nussbaum 2006: 181). Нуссбаум прямо утверждает, что быть человеческими родителями недостаточно для пересечение первого, оценочно установленного порога.Ее зачатие отчасти предназначено для предоставления руководящих принципов того, как общества должны забеременеть инвалидностью и когда уместно принять политическую меры, позволяющие агентам с нестандартными физическими или психическими условия для пересечения второго и третьего пороговых значений.

Нуссбаум настаивал на том, что предоставление независимости, скорее, чем оказание помощи, должно быть главной целью. Тем не менее структура учетной записи, которая настаивает на «видовой норме», ниже которого люди, лишенные определенных способностей, считаются менее чем полностью процветание, вызвало обвинения в нелиберальности.Согласно с жалоба, она не уважает право членов, например, сообщества глухих, чтобы установить стандарты для их собственных форм жизни (Глакин 2016: 320 и сл.).

Другие отчеты о расцвете конкретных видов значительно изменились. более абстрактно. По словам Херстхауса, растения процветают, когда их части и операции хорошо подходят для целей отдельных выживание и продолжение вида. У социальных животных процветание также имеет тенденцию включать в себя характерное удовольствие и свободу от боли и вклад в надлежащее функционирование соответствующих социальные группы (Hursthouse 1999: 197ff.). Благо человеческого характера черты, способствующие достижению этих четырех целей, трансформируются, Херстхаус утверждает, добавляя «рациональность». Как в результате люди процветают, когда делают то, что правильно принимают чтобы у них была причина делать - под принуждением, которое они тем самым не переставайте поддерживать четыре цели, поставленные перед другими социальными животные (Hursthouse 1999: 222ff.). Безличная доброжелательность, ибо Например, из-за этого ограничения вряд ли будет добродетелью. В таком этические взгляды, то, что у конкретных агентов есть причина делать, так это первичный эталон; просто кажется, что он применяется в определенных ограничения.Таким образом, ключевой вопрос заключается в том, первичный стандарт действительно определяется понятием видоспецифическое процветание.

Где растет счет Hursthouse и пытается предоставить «естественная» основа для традиционного аристотелевского эргоном разума, Макинтайр строит свою учетную запись вокруг утверждают, что процветание присуще человеческому «виду» по сути, вопрос превращения в «независимую практическую рассуждающий »(MacIntyre 1999: 67ff.). Это из-за центрального важность рассуждений о том, что, хотя человеческое процветание разделяет определенные предпосылки к процветанию, скажем, дельфинов, это также уязвимы определенным образом.Макинтайр утверждает, что именно виды социальных практик способствуют развитию человеческого мышления способности и что, поскольку независимое практическое рассуждение как ни парадоксально, но в основе своей совместной разработки и структурирования общая цель человеческого процветания достигается участием в сети в местных сообществах (MacIntyre 1999: 108). «Независимые практические аргументы» - это «зависимые разумные животные ». Таким образом, аккаунт Макинтайра освобождает место для объяснительный уровень для эволюционного понимания того, что люди могут только стать рациональным в социокультурном контексте, который обеспечивает строительные леса для развития и проявления рациональности (§4).Нормативно, однако, этот пункт подчинен утверждению, что: с точки зрения участия в современной жизни человека форма, расцвет соответствует традиционному лозунгу.

5.3. Разум как уникальное структурное свойство

Макинтайр, Херстхаус и Нуссбаум (Nussbaum 2006: 159f.) - все стремятся поместите человеческую способность рассуждать в рамки, которые включает других животных. Каждый утверждает, что, хотя возможности признавать причины как причины и для обсуждения на их основе трансформировать потребности и способности, которые люди разделяют с другими животными, Рассматриваемые причины остаются в некоторой степени зависимыми от людей. воплощенная и социальная форма жизни.Этот акцент предназначен для отличить аристотелевский подход от других подходов, для которых способность оценивать причины действия как причины и дистанцироваться сам от своих желаний также является «центральным отличием» между людьми и другими животными (Korsgaard 2006: 104; 2018: 38ff .; ср. MacIntyre 1999: 71 и сл.). Согласно кантианскому учению Корсгаарда интерпретация аргумента Аристотеля эргона , люди не могут действовать, не занимая нормативной позиции в отношении того, являются ли их желания предоставить им причины действовать.Это она считает ключом структурная особенность их жизни, которая приносит с собой «целое новый способ функционирования - хорошо или плохо »(Корсгаард 2018: 48; ср. 1996: 93). В таком описании «человеческая природа» монистически понимается как одна структурная особенность, которая так трансформирующий, что концепция жизни применима к организмам, которые это больше не применимо к организмам, которые не надо. Только «людей» живут жизней, потому что только они обладают намеренным контролем над своими телодвижения, которые служат основанием для оценки их действий и самооценка как агентов (Korsgaard 2006: 118; 2008: 141ff.; ср. Plessner 1928 [1975: 309f.]).

Мы пришли к интерпретации традиционного слогана: отрезает его от метафизики любыми претензиями на то, чтобы быть «Натуралистический». Сейчас утверждают, что структурные эффект способности рассуждать трансформирует эти особенности людей, которых они делят с другими животными настолько тщательно, что те черты лица бледнеют и становятся незначительными. Что в "естественном" способность рассуждать для людей здесь неизбежна для современные представители вида, по крайней мере, для тех, у кого нет серьезные психические отклонения.Такие утверждения также имеют тенденцию переходить в нормативные требования, которые не учитывают нормативный статус «Животные» потребности ввиду нормативного авторитета человеческого рассуждения (см. McDowell 1996 [1998: 172f.]).

Наиболее радикальная версия этой мысли приводит к утверждению встречается ближе к концу раздел 1.4: этот разговор о «человеческой природе» не содержит существенных ссылка на вид Homo sapiens или на родословная гомининов. Согласно этой точке зрения, вид, к которому современные люди принадлежат к тому роду, к которому сущности могут также принадлежат тем, кто не имеет генеалогического отношения к людям.Такого рода вид субъектов, которые действуют и верят в соответствии с причины, по которым они себя считают. Пришельцы, созданные синтетически агенты и ангелы являются дополнительными кандидатами на членство в этом виде, которые, в отличие от биологических таксонов, не имеют пространственно-временных ограничений. Традиционный термин для обозначения вида, используемый Аквинатом и Кантом, - «Человек» (ср. Халл 1986: 9).

Роджер Скратон недавно придерживался этой линии, утверждая, что люди могут быть адекватно понятым только с точки зрения сети концепций неприменимо к другим животным, концепции, применимость которых основывается на существенное моральное измерение личной формы жизни.Концепции выбрать компоненты жизненной формы, пронизанной отношениями ответственности, что выражается в реактивных отношениях, таких как возмущение, вина и благодарность. Такие эмоции он испытывает, чтобы вовлечь требование подотчетности и, как таковое, должно быть исключительным для личного форма жизни, а не варианты эмоций животных (Scruton 2017: 52). Как в результате, утверждает он, они в некотором смысле помещают своих носителей «Вне естественного порядка» (Scruton 2017: 26). Согласно к такому счету, мы должны принять методологический дуализм с уважение к людям: как животные, они подвержены тем же видам биологические объяснения, как и все другие организмы, но как личности они подлежат объяснениям, которые радикально отличаются по своему характеру.Это объяснения с точки зрения причин и значений, то есть упражнения в «Верстехен», применимость которых Скратон считается независимым от причинного объяснения (Scruton 2017: 30ff., 46).

Такой отчет с замечательной ясностью демонстрирует, что нет необходимая связь между теорией «природы человека» и метафизический натурализм. Это также подтверждает тот факт, что в этой статье, что обсуждение «человеческой природы» требуют как серьезной концептуальной подготовки, так и явного обоснования использования одного такого понятия, а не другого.

Человеческая природа | Дом

Human Nature посвящен продвижению междисциплинарных исследований биологических, социальных и экологических факторов, лежащих в основе человеческого поведения.

Основное внимание уделяется функциональному единству, в котором эти факторы постоянно и взаимно взаимодействуют. К ним относятся эволюционные, биологические и социологические процессы, поскольку они взаимодействуют с социальным поведением человека; биологические и демографические последствия истории человечества; межкультурные, межвидовые и исторические взгляды на человеческое поведение; и актуальность биосоциальной перспективы для научных, социальных и политических вопросов.

25 из 85 в списке антропологии
20 из 42 в списке социальных наук, биомедицины

Thomson-Reuters ScienceWatch Лучшие журналы по антропологии за 2001-2011 гг.
Влияние цитирования: 8,71 (8/20).

SCImago Journal and Country Rank (SJR) 2018: 0,840

20 из 357 в списке антропологии

55 из 263 в списке Art and Humanities (Misc)

155 из 591 по экологии, Список эволюции, поведения и систематики

39 из 255 в списке социальных наук (разное)

165 из 1111 в списке социологии и политологии

SJR - это показатель относительного влияния журнала в своей области, основанный на количество цитирований и количество статей за год публикации.

Нормализованное влияние источника на статью (СНиП) 2018 : 1.021

В СНиП измеряется влияние контекстного цитирования путем взвешивания цитирований на основе общего количества цитирований в предметной области. Воздействию одной цитаты придается большее значение в предметных областях, где цитирование менее вероятно, и наоборот.

CiteScore 2018: 2,18

  • Исследует биологические, социальные и экологические факторы, лежащие в основе человеческого поведения
  • Основное внимание уделяется функциональному единству, в котором эти факторы постоянно и взаимно взаимодействуют

Человек + Природа | Дендрарий Мортона

Выставка произведений искусства под открытым небом в Morton Arboretum,

Human + Nature (произносится: Human Nature), внушает трепет и удивление, поскольку соединяет людей и деревья.

Всемирно известный художник Дэниел Поппер создал пять скульптур высотой от 15 до 26 футов специально для Дендрария, размещенного в различных местах на его 1700 акрах, что привело гостей в районы, которые они, возможно, не исследовали раньше. На сегодняшний день это его самая большая выставка в мире.

На Ист-Сайде, в нескольких минутах ходьбы от Центра для посетителей, гости могут войти в огромную женскую фигуру, словно в самое сердце природы. Продолжая прогулку длиной менее мили, они сталкиваются с величественной материнской фигурой высотой с дерево и скульптурой различных человеческих черт лица, переплетенной с корневыми структурами.На Вест-Сайде две руки, соединенные переплетающимися корнями, простираются возле рощи старых дубов, а высокое лицо вызывает взаимосвязь людей и деревьев. Каждая скульптура, сделанная из бетона, стекловолокна и стали, весит несколько тонн. Самый большой след на земле составляет 28 футов в ширину и 37 футов в длину.

Деревья обладают силой обновлять и восстанавливать людей, соединять их с миром природы. Люди полагаются на деревья как на чистый воздух, чтобы дышать, тень на прохладу и красоту, которая может принести радость и расслабление, а также многие другие преимущества.В свою очередь, деревья нуждаются в том, чтобы люди заботились о них, если они хотят процветать и делиться своими благами, особенно в условиях меняющегося климата. Гостям предлагается переосмыслить свои отношения с деревьями, исследуя эти выразительные крупномасштабные произведения искусства, а также наслаждаясь природой и деревьями в Дендрарии Мортона.

Human + Nature включен с ограниченным входом в Дендрарий . Планируется, что выставка будет работать не менее одного года.

Благодарю International Paper как спонсора скульптуры «Hallow» от Медоу Лейк и DuPage Medical Group как спонсора UMI в коллекции Magnolia.

Дэниел Поппер

Дэниел Поппер - многопрофильный художник, всемирно известный своими необычными скульптурами. Из Кейптауна, Южная Африка, он получил наибольшее признание за свои массивные и впечатляющие инсталляции в области общественного искусства, в том числе мемориальную скульптуру Школы науки и технологий Нельсона Манделы в Восточно-Капской провинции ЮАР, а также скульптуры для популярных мероприятий, таких как Бум. Фестиваль в Португалии и фестиваль радужных змей в Австралии.

Творческий процесс
Человек + природа

Загляните за кулисы инсталляции новой выставки в видео Behind the Build of Human + Nature . Послушайте, как художник Дэниел Поппер понимает, как создавалась выставка, и отвечает на наиболее часто задаваемые вопросы о своем творчестве. Затем запланируйте визит, чтобы увидеть Human + Nature, , расположенный среди красивых лесных пейзажей в Дендрарии.

Скратон, Роджер: 9780691168753: Amazon.com: Книги

«Один из лучших документальных фильмов Блэквелла за 2017 год»

«[F] безупречно написано, компактно аргументировано». --- Джеймс Райерсон, Нью-Йорк Таймс Книжное обозрение

«Яркий очерк того, кем мы являемся или могли бы стать, который вдохновит некоторых читателей и приведет в ярость других». --- Киран Сетия, литературное приложение Times

" Роджера Скратона о человеческой природе ... дает краткое поэтическое описание образа мыслей о себе, который многим из нас, особенно с опытом работы в гуманитарных науках, понравится ". --- Адам Земан, Точка зрения

" О человеческой природе - это редкое чудо. В ясной, элегантной прозе он делает большие претензии в области метафизики, морали и, косвенно, политики ». - The Economist

« О человеческой природе - прекрасное выступление ».

"Широкий, стимулирующий и многогранный.. . . Здесь Скратон дал нам сжатое, но в высшей степени философское описание человеческой природы. Это своевременное и полезное средство против бесплодных этических теорий, которые доминируют в литературе по медицинской этике. И студенты, и преподаватели найдут его содержание стимулирующим, а прекрасную прозу - приятным. Многие философы берутся за то, чтобы разрушить наши черно-белые представления и помочь нам увидеть мир в его истинной сложности в оттенках серого. Но немногие добавляют в него цвет, необходимый для радости.Скратон - один из таких философов, и поэтому его работа заслуживает высокой оценки как никогда ». --- Тони С. Саад, Новая биоэтика

«Я восхищаюсь позицией Роджера Скратона, и я восхищаюсь его написанием. В этой короткой книге он поднимает и обсуждает очень важные вопросы о человеческом мире». ―Саймон Блэкберн, автор книги « Думай: убедительное введение в философию»

«Эта книга, демонстрируя силу, представляет собой оригинальный и важный взгляд на человеческую природу». ―Энтони О'Хир, Букингемский университет

С задней стороны обложки

"Я восхищаюсь позицией Роджера Скратона и восхищаюсь его сочинениями.В этой короткой книге он поднимает и обсуждает очень важные вопросы, касающиеся человеческого мира ». - Саймон Блэкберн, автор книги« Think: A Compelling Introduction to Philosophy »

. важный взгляд на человеческую природу ». - Энтони О'Хир, Букингемский университет

Об авторе

Роджер Скратон (1944–2020) был писателем и философом. Его многочисленные книги включали Душа мира и Эстетика архитектуры (обе Принстонские), а также Краткая история современной философии .

О природе человека | Издательство Принстонского университета

В этой короткой книге известный писатель и философ Роджер Скратон представляет оригинальную и радикальную защиту человеческой уникальности. Столкнувшись с взглядами эволюционных психологов, утилитаристов-моралистов и философских материалистов, таких как Ричард Докинз и Дэниел Деннет, Скратон утверждает, что людей нельзя понимать просто как биологические объекты. Мы не только человеческие животные; мы также являемся людьми, находящимися в существенных отношениях с другими людьми и связанными с ними обязательствами и правами.Наш мир - это общий мир, демонстрирующий свободу, ценности и ответственность, и чтобы понять его, мы должны обратиться к другим людям лицом к лицу, а я - к I.

Скратон развивает и защищает свою концепцию человеческой природы, широко охватывая интеллектуальную историю, от Платона и Аверроэса до Дарвина и Витгенштейна. Книга начинается с предположения Канта о том, что нас отличает способность говорить «я» - наше ощущение себя как центров самосознательной рефлексии. Этот факт проявляется в наших эмоциях, интересах и отношениях.Это основа морального чувства, а также эстетических и религиозных концепций, с помощью которых мы формируем человеческий мир и наделяем его смыслом. И это выходит за рамки современной материалистической философии, хотя это естественный, а не сверхъестественный факт. В конечном итоге Скратон предлагает новый способ понимания того, как самосознание влияет на вопрос о том, как нам следует жить.

В результате получился богатый взгляд на человеческую природу, который бросает вызов некоторым из самых модных сегодня представлений о нашем виде.

Награды и признание
  • Один из лучших документальных фильмов Блэквелла за 2017 год

Роджер Скратон (1944–2020) был писателем и философом. Его многочисленные книги включали Душа мира и Эстетика архитектуры (обе Принстонские), а также Краткая история современной философии .

"[F] четко написано, компактно аргументировано." - Джеймс Райерсон, New York Times Book Review

«Яркий очерк того, кем мы являемся или могли бы стать, который вдохновит одних читателей и приведет в ярость других». —Киран Сетия, литературное приложение «Таймс»

«Книга Роджера Скратона« О человеческой природе ... »дает краткое поэтическое описание образа мыслей о самих себе, который многим из нас, особенно с образованием в области гуманитарных наук, будет близок». —Adam Zeman, Standpoint

" О человеческой природе - это редкий образец силы.В ясной, элегантной прозе он делает серьезные претензии в области метафизики, морали и, как следствие, политики ». - The Economist

" О человеческой природе - прекрасное представление". - Ричард Кинг, Австралийский

«Широкий, стимулирующий и познавательный ... Скратон здесь дал нам краткое, но по-настоящему философское описание человеческой природы. Это своевременное и полезное средство против бесплодных этических теорий, которые доминируют в литературе по медицинской этике.И студенты, и преподаватели найдут его содержание стимулирующим, а прекрасную прозу - приятным. Многие философы берутся за то, чтобы разрушить наши черно-белые представления и помочь нам увидеть мир в его истинной сложности в оттенках серого. Но немногие добавляют в него цвет, необходимый для радости. Скратон - один из таких философов, и поэтому его работа заслуживает высокой оценки как никогда ». - Тони С. Саад, Новая биоэтика

"Я восхищаюсь позицией Роджера Скратона и восхищаюсь его сочинениями.В этой короткой книге он поднимает и обсуждает очень важные вопросы о человеческом мире ». - Саймон Блэкберн, автор книги Think: убедительное введение в философию

«Эта книга, демонстрирующая силу, представляет собой оригинальный и важный взгляд на человеческую природу» - Энтони О'Хир, Букингемский университет

Обзор фильма и краткое содержание фильма «Человеческая природа» (2020)

Как объясняется в фильме Болта, последнее открытие приведет к появлению множества жизненно важных методов лечения истощающих или неизлечимых заболеваний.Но есть и темная сторона избавления от болезней, потому что тот же процесс может помочь родителям изменить то, что некоторые ученые в документальном фильме называют зародышевой линией, основной ДНК, которая передается из поколения в поколение. Вот где парад улыбающихся ученых, биотехников и академиков различается, потому что он открывает моральный вопрос об игре в Бога и потенциальном искоренении нежелательных черт в будущих поколениях. Как лаконично выразился один из испытуемых: «Кто проведет черту» между моральной и аморальной генной инженерией.

В содержательную научную дискуссию замешаны лишь несколько свидетельств пациентов, на которые «Человеческая природа» могла бы потратить больше времени. Одна история рассказывает о родителях девочки, чей альбинизм повлиял на ее зрение, и они борются с возможностями того, что генетическое лечение на основе CRISPR теоретически могло бы однажды дать ей способность ясно видеть. На самом деле есть только один пациент, молодой темнокожий мальчик, страдающий серповидно-клеточной анемией, который предлагает ответ на поиски ученых по его исцелению: спасибо, но нет.Он понимает, что его болезнь - часть того, кем он является, и по-другому у него не было бы этого. Но это его выбор, и его отменит, если последовательность его ДНК изменится до его рождения.

Выходя за рамки традиционного документального фильма в стиле говорящей головы, «Человеческая природа» включает старые кадры великих мыслителей, сенсационные старые выпуски новостей о спорах о младенцах-конструкторах и трехмерные анимированные последовательности того, о чем говорят ученые, от редактирования ДНК до учебник по работе вирусов.Визуальные эффекты иногда начинаются с больших размеров, а затем становятся маленькими: первый кадр с реками, запечатленными в грандиозных каньонах, уступает место крошечному микроскопическому видению клеток, пузырящихся по экрану. В других случаях визуализация начинается с малого и перерастает в более крупные модели, например, как цепи ДНК в конечном итоге превращаются в белок, такой как Cas9, который может быть запрограммирован на уничтожение вирусов. Чтобы по-настоящему отточить мотив учебника, «Человеческая природа» делится на главы, каждая из которых вводит новый аргумент или идею в смесь и заменяет пьянящие концепции великолепными фотографиями природы.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts