Речевое мышление: Недопустимое название — Циклопедия

Содержание

Развитие пространственного и речевого мышления в процессе графической подготовки инженеров Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»



Казанский педагогический журнал

10’2000

РАЗВИТИЕ ПРОСТРАНСТВЕННОГО И РЕЧЕВОГО МЫШЛЕНИЯ В ПРОЦЕССЕ ГРАФИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ ИНЖЕНЕРОВ

Г. А. Иващенко, к. т. н., доцент кафедры «Инженерная геометрия и компьютерная графика», зам. декана по учебной работе общетехнического факультета ГОУ ВПО «Братский государственным университет», г. Братск

Наиважнейшей функцией интеллектуальной деятельности специалиста технического профиля является хорошо развитое пространственно-образное мышление, то есть умение оперировать образными геометро-графическими, схематическими и знаковыми моделями объектов, позволяющими в абстрактной, символической форме выражать их взаимно-однозначное соответствие. Такое мышление имеет место как при восприятии пространственных свойств и пространственных отношений, так и при оперировании пространственными представлениями или понятиями, в которые эти понятия заключены. В любом случае оно осуществляется на базе понятий о пространстве и пространственных представлениях, в которых сочетаются чувственные и словесно-логические компоненты. Инженерно-конструкторское мышление представляет собой совокупность различных типов мышления: предметного, наглядно-образного, знакового и символического, что позволяет задействовать в равной степени работу левого и правого полушарий мозга и формируется на базе пространственного мышления, развитие которого является одной из основных целей дисциплин геометро-графического цикла.

Процесс технического мышления имеет сложную структуру взаимозависимости трех компонентов: понятие, образ, действие, и его особенность про-

является в скорости актуализации необходимой системы знаний для разрешения проблемных ситуаций, вариативности подхода в решении профессиональных задач, способности выбора наиболее оптимальных решений, применения творческих стратегий для принятия решений. Быстрота перехода от вербально-абстрактного плана деятельности к наглядно-действенному, и наоборот, является критерием уровня развитости инженерного мышления. Формирование такого всесторонне развитого специалиста с научным инженерным мышлением обусловливает необходимость повышения педагогической компетенции преподавателей технических дисциплин и уяснения ими своей роли в организации учебно-воспитательного процесса.

В этом направлении значительный интерес представляют психолого-педагогические труды, определяющие теоретико-методологические аспекты решения проблем развития пространственного мышления (A.M. Аверин, Т.Х. Алиев, Б.Г. Ананьев, В.Д. Бело-сельская, Б.В. Будасов, Л. Вайткунене, Т.А. Варенцова, Г.Н. Васильева, E.H. Кабанова-Меллер, Л.М. Веккер, Н.Ю. Вергилис, С.А. Владимирцева, В.Н. Кокурошникова, Л.С. Коршунова, Б.Ф. Ломов, Г.И. Лернер, Б.М. Ребус, В.С. Столетнев, К.Г. Сердако-ва, М.П. Титова, Н.Ф. Четверухин, И.С. Якиманская и др.).

24

Исследователи в области образовательного процесса геометро-графических дисциплин, как правило, отдают предпочтение изучению и формированию пространственного мышления, формирующегося на образном типе мышления. Тип мышления -это индивидуальный способ преобразования информации. И на сегодняшний день не имеется разработанных полномасштабных педагогических концепций обучения геометро-графическим дисциплинам, решающих проблемы совокупного развития всех типов мышления, которыми наделена личность, в их органическом сочетании. Знаковое мышление характеризуется преобразованием информации с помощью умозаключений, в которых знаки объединяются в более крупные единицы. Результатом является мысль в форме понятия или высказывания, фиксирующего существенные отношения между рассматриваемыми предметами. Лица со знаковым мышлением используют преимущественно вербальный способ работы с информацией. Поскольку знаковое мышление предпочитают, как правило, лица с гуманитарным складом ума, его исследование и формирование у инженеров в геометро-графических дисциплинах учеными-педагогами не рассматривается, также не исследуется взаимозависимость пространственного и речевого мышлений.

В данной работе была поставлена цель исследования возможностей развития знакового мышления посредством геометро-графической информации, выявления его влияния на развитие пространственного мышления,

а также на уровень качественных показателей учебного процесса. Неощутимые отношения и отвлеченные свойства вещей и явлений можно отобразить с помощью слова, посредством языка. Слово порождает новый способ отображения действительности. Слово обозначает свойства и связи предметов, которые на образном уровне косвенно отображаются различными отношениями представлений в пространстве и времени. Слово заменяет целую систему связанных между собой представлений. В силу этого слово является актом мыслительной деятельности, позволяющей отражать действительность в сознании качественно иначе, чем она отражается в непосредственных ощущениях и восприятиях индивида. Поэтому само значение слова является элементом речи и элементом мышления. Слово является единицей речевого мышления.

На необходимость развития умения формулировать обучающимися свои умозаключения указывал С.Л. Рубинштейн: «Наряду с повторительным воспроизведением существенное место в деле прочного усвоения знаний принадлежит и свободному воспроизведению. Необходимость свободно воспроизвести, самому изложить материал вообще очень активизирует его осмысление. В процессе изложения неизбежно совершаются проверка, самоконтроль, выявляются места, требующие дополнительного уяснения, уточняя, формулируя свою мысль, человек формирует ее, вместе с тем он прочнее ее запечатлевает. Экспериментальное исследование показывает, что первые собственные

Казанский педагогический журнал

10’2006

формулировки, в которые отливается усваиваемый материал, запечатлеваются очень прочно. Теоретический смысл этого факта мы усматриваем в том, что в процессе собственного изложения заметно активизируется процесс осмысления материала. Поэтому та речевая форма, в которую материал отливается в момент особенно активного его освоения, особенно прочно с ним срастается; эта форма становится естественной формой его существования» [12 , с. 506-507].

Слово вызывает представление и тесно с ним связано. Намерения, как компоненты личности и воли, выражаются в слове. Тесная связь существует между мышлением и речью. В отличие от понятия (логической категории), имеющего определенное содержание, слово, выражающее понятие, ассоциируется с различными значениями и свою определенность приобретает в контексте предложения. Речь функционирует на основе языка.

Трудности перевода внутренней речи во внешнюю часто связаны с необходимостью перехода от свернутых, сжатых, понятных самому себе мыслей к развернутым грамматическим и логическим формам, доступным пониманию другим. Посредством речи происходит правильное сопоставление друг с другом всех основных мыслей в процессе мышления. В исследованиях психологов показано, что дискурсивный план мышления как рассуждающее, логически разделенное на отдельные части и осознанное мышление строится на основе внутренней речи.

Проанализируем примеры построения фраз студентами. Приведенные

ответы студентов подобраны как наиболее характерные и воспроизводятся без редактирования. Вот некоторые из них (речь идет об отличии проекций пересекающихся и скрещивающихся прямых на ортогональном чертеже):

• вертикальные проецируются и всегда пересекаются в одной плоскости, лежат в одной плоскости;

• тем, что пересекающиеся проецируют и всегда пересекаются, лежат в одной плоскости, скрещивающиеся будут параллельны (их проекции) в какой-либо плоскости;

• на проекциях пересекающиеся прямые так и изображаются пересекающимися, а скрещивающиеся прямые приобретают конкурирующие точки;

• сфера — поверхность, состоящая из окружностей разного радиуса, из точки по возрастанию и наоборот;

• цилиндр — это прямоугольник, свернутый в трубочку;

• цилиндр — это у которой основания подобны;

• конус — это треугольник, у которого основание не имеет углов;

• конус — фигура, похожая на воронку, у которой острый верх и плоский низ в виде круга;

• коническая поверхность -часть шара сферы, похожая на конус, но есть выпуклая часть и отходит от центра.

Из вышеизложенного следует тот неоспоримый факт, что неумение в словесно-логической форме выразить свои пространственные представления затрудняет восприятие речи лектора, а также текста учебников и учебно-методической литературы. Раскрытие в речевом высказывании тече-

26

ния своего мыслительного процесса в развернутых логических формах оттачивает процедуру выражения мышления в слове. В результате оперирования понятиями мыслительный процесс начинает осуществляться в двух направлениях, с одной стороны, определение значения слова посредством его отношения к другим понятиям, а с другой — соотнесение его с предметами действительности.

Речь, являющаяся одним из основных моментов в построении высших форм интеллектуальной деятельности, включается не ассоциативно, а функционально — как разумно используемое средство. Очевидно, что движение и трансформация образов выполняют функцию мышления. Они отражают связи и отношения реальности. Но делается это иначе, чем на уровне словесно-понятийного мышления. Понятийное мышление выделяет само отношение, отделяет его от объектов и закрепляет с помощью слова в особом знаке. Образное мышление отображает эту же связь, но наглядно, чувственно, ставя сами образы в соответствующие отношения. Образное мышление также определяет познание свойств и связей действительности, способствует ориентированию в реальности, решению практических задач. Понятийное мышление имеет более сложную структуру, нежели образное мышление. Поэтому у обучающегося понятийное мышление функционирует, чаще всего опираясь на образное мышление (понять — для него означает суметь представить). Геометро-графическая информация формирует умение соотносить образ предмета с самим предметом, воссоз-

давать образ, описывать его смысловое значение в трансформации от объемного изобразительного знака к плоскому изобразительному знаку, к условно-графическому и словесному знаку.

Основным критерием усвоенности учебного материала для большинства студентов является развитие способности строить самостоятельно графическое изображение в соответствии с его пошаговым речевым инструктажем и пересказывать учебный материал своими словами. Объяснение как в самых простых его формах, так и в более сложных предполагает акты понимания. Уяснение найденного содержания знания определяется подобными актами понимания, то есть процессами смыслополагания и конструирования рациональных схем освоения понятых значений.

Восприятие и извлечение смыслового значения студентами из учебной информации лекционной монологической речи преподавателя напрямую зависит от структурирования им текста лекции. Л.П. Доблаев рассматривает учебный текст как сложноструктурированное целое на основе разноуровневых, разносоставных элементов и их отношений, последовательно приведенных к единству в соответствии с иерархически выстроенным комплексом конкретных педагогических целей.

На кафедре инженерной геометрии и компьютерной графики в ГОУ ВПО «Братский государственный университет» в осеннем семестре 2005 / 06 учебного года по дисциплине «Начертательная геометрия. Инженерная графика» в двух лек-

Казанский педагогический журнал

10’2006

ционных потоках — ПГС («Промышленное и гражданское строительство») и ЭУН («Экспертиза и управление недвижимостью») — был проведен эксперимент. Первоначально с помощью готовых стандартизованных и обладающих высокой степенью валидности психологических тестов по измерению типов мышления (Е.П. Ильин) было выявлено, что в потоке ЭУН большинство студентов обладали знаковым мышлением и имели очень низкие показатели образовательного процесса. В этом потоке были прочитаны лекции, в которых по-новому организовывалась структура текста. Чтобы фрагменты лекции стали более иллюстративными, информация уплотнялась, сближались этапы познавательного акта, но наряду с этим имели место более пространные рассуждения, позволяющие значительно медленнее развивать идею, сделать мысль более доказательной, постепенно разворачивать проблемы. Экспериментальные лекции содержали разработанные сценарии и проблемные учебные ситуации, усиливающие личност-но-смысловой контекст учения и актуализирующие сформированные в прошлом опыте студентов установки, личностные смыслы понятийного содержания. На первый план были выведены смысловые аспекты формируемого действия и вынесены в диалог неявные, неосознаваемые и не всегда формализуемые студентами способы выявления смысловых компонентов в структуре усваиваемого знания.

Поскольку тезаурус студентов в области начертательной геометрии и

инженерной графики только начинает формироваться, то структура лекционного текста в первой четверти семестра была упрощена, сокращена за счет уменьшения числа повторяющихся логических схем познавательного процесса. Но при этом более подробно раскрыт каждый из этапов познавательного акта, в него включены прямая и обратная связь, предполагающая коррекцию выполненных действий, уменьшено количество специальных терминов, присущих научной области начертательной геометрии, которые были заменены другими, знакомыми студентам из их прошлого опыта. Задачи, которые рассматривались на данном отрезке времени, имели в своем конструкте базовую часть информации, хорошо известную студентам из курсов школьных дисциплин. Каждый чертеж на доске сопровождался подробнейшими пошаговыми пояснениями преподавателя и записывался студентами, что позволило воздействовать на логику мышления студентов, вести их мысль и включать ее в определенную операционную логическую структуру, организовывать поисковую мыслительную деятельность.

В последующие отрезки времени в лекционном тексте усложнялись композиция и специфические дидактические особенности его структуры, основанные на последовательном раскрытии вопроса, вводились гипотезы, объединенные общей целью и достаточной стройностью рассуждений, и научные термины рассматриваемой области знаний. Задачи постепенно усложнялись, в них вводились конструкты информации из новой области знаний.

26

Информация вновь изучаемой научной области и актуализация студентами известных знаний могут иметь различную логическую нагрузку: расширение информации, необходимой для решения проблемы, объяснение проблемы, доказательство и аргументация. Понятия, вводимые преподавателем в структуру текста лекции, облегчают и расширяют условия решения задач, в которых образуется многоплановость. В группах экспериментального потока было отмечено повышение конструктивной функции смысла воспринимаемых понятий, содержащих элементы графики, что обусловило качественную перестройку позиции студентов по отношению к выполняемым действиям и направленности речевой интерпретации: от — «объяснить, чтобы понять», к — «объяснить, чтобы тебя поняли». У студентов сформировалась способность решать более сложные задачи в связи с тем, что в них раскрываются глубина проблемы, детерминантные связи, различного рода сопряжения с другими процессами и явлениями. Задачи приобрели характер много-аспектности, раскрывая внутренние механизмы процессов и их интегриро-

ванность с другими явлениями. По мере возрастания количества информации и усложнения логической структуры предметного знания, требования к структуре текста лекции и его диалоговой части повышались.

Для восприятия информации текста лекции и извлечения его полноценного смыслового значения студенты должны удерживать в своем сознании логическую последовательность и саму постановку проблемы, на обсуждение которой направлены все последующие структурные и информационные образования. У студентов формируются ориентировочные основы действий адекватно заданным условиям их выполнения, глубоко осознаются выполняемые действия, процесс познавательной деятельности происходит на высоком уровне внутренней психической активности. Такая деятельность формирует у студентов определенные исследовательские умения на основе исследовательского характера познавательного процесса и специальных знаний о структуре исследования. Показатели учебного процесса экспериментального и традиционного потока представлены на рис. 1.

ПГС-05-1

ПГС-05-2

□ результатыосеннегосеместра щ результаты весеннего семестра

Рис. 1

иоиг_Ы10_2008.р65

29

Казанский педагогический журнал

0200Ö

По результатам осеннего семестра трудно сделать вывод о результативности проведенного исследования. Но в весеннем семестре, в котором лекции уже не читаются, при построении аксонометрических проекций узлов строительных конструкций (деревянных, металлических, железобетонных), перспективных проекций, теней в перспективе и в ортогональных проекциях, студенты экспериментального потока ЭУН делали меньше ошибок, меньше обращались за консультациями, проявили большую самостоятельность в выполнении графических заданий. Результаты весеннего семестра показывают, что качественные показатели учебного процесса в экспериментальных группах ЭУН выросли на 0,4 балла, а в группах ПГС только на 0,05 балла. Можно сделать вывод о том, что пространственное и речевое мышление имеет высокую корреляционную зависимость и что развитие речевого мышления способствует развитию умений работать с пространственными образами, преобразовывать информацию геометро-графического (образного) типа в знаковый тип мышления, которым обладает большинство студентов групп ЭУН.

Более высокий уровень развития речевой формы объяснения выполняемых учебных действий в группах экспериментального потока свидетельствует о большей рефлексии как в отношении содержания, логики и средств объяснения, так и в отношении личностной позиции, использование обучающимися разнообразных приемов интерпретации и логичной завершенности объяснения.

Литература:

1. Выготский Л. С. Психология развития человека / Л.С. Выготский.- М.: Смысл; Эксмо, 2004.- 136 с.

2. Звегинцев В.А. К вопросу о природе языка / В.А. Звегинцев // Вопросы философии.- 1979.— № 11.- С. 75.

3. Иващенко Г.А. Парадоксы восприятия учебной информации в образовательных дисциплинах графического цикла / Г. А. Иващенко // Проблемы учебного процесса в инновационных школах. Вып. 10: Сб. науч. тр. / Под ред. О.В. Кузьмина.-Иркутск, 2005.- С. 24-31.

4. Иващенко Г.А. Влияние развития речевого мышления на формирование понятий при изучении дисциплин графического содержания / Г.А.Иващенко // Деп. в ИТИП РАО, № 18 — 06, 2006.- 58 с.

5. Иващенко Г.А. Психолого-педагогические компоненты развития речевой формы мышления в процессе усвоения дисциплин графического цикла / Г.А. Иващен-ко // Деп. в ВИНИТИ, № 1026, 2003.- 31 с.

6. Ильин Е.П. Психология индивидуальных различий / Е.П.Ильин.- СПб.: Питер, 2004.- 701 с.

7. Ительсон Л. Б. Лекции по общей психологии: Учеб. пособие / Л.Б. Ительсон.- Мн.: Харвест; М.: ООО АСТ, 2000.- 896 с.

8. Леонтьев А.А. Психологические единицы и порождение речевого высказывания / А.А. Леонтьев.- М.: Наука, 1969.- 306 с.

9. Леонтьев А.А. Язык, речь и речевая деятельность / А.А. Леонтьев.- М.: Просвещение, 1969.- 212 с.

10. Маклаков А.Г. Общая психология: Учебник для вузов / А.Г. Маклаков -СПб.: Питер, 2003.- 592 с.

11. Попков В.А. Теория и практика высшего профессионального образования: Учеб. пособие для системы дополн. педагог. образования / В.А. Попков, А.В. Кор-жуев.- М.: Академический проект, 2004.432 с.

12. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн.- СПб: Питер.-712 с.: ил.- (Серия «Мастера психологии»).

30

Речевое мышление — Студопедия

К свободной речи приводит ни чтение статей, ни за­учивание их наизусть, а лишь постоянное упражнение по формированию речи на основе конспекта ключевых слов и речевого мышления.

Термином «речевое мышление» мы обозначаем тес­ную связь мышления и речи: мышление во время речи и речь во время мышления. Практически это означает, что существенная часть замысла (его мысленная опора) пред­ставлена с помощью ключевого слова или ряда ключе­вых слов (ключевое предложение).

Ключевое слово дает мне мыслительный импульс, и это побуждает меня раскрыть мысль формируя речь.

Поясним это на примере: Демосфен — величайший оратор древности,требовал от греческих племен, чтобы они были едины в борьбе против царя Филиппа.

Это предложение с помощью ключевых слов можно было бы представить так: Демосфен — величайший ора­тор древности — требовал от греческих племен единства против царя Филиппа. Эти ключевые слова являются кар­касом, вокруг которого группируются остальные слова.

Упражнения для ораторов в речевом мышлении заклю­чаются в том, чтобы вновь и вновь выявлять ключевые слова.

Швайнсберг говорит « о свободной подвижности вокруг неподвижных точек».

Перефразирование слов, сопряженных с ключевыми, можно выполнить, например, так: Демосфен, как известно, был величайшим оратором Древней Греции. Вновь и вновь призывал он греческие племена быть едиными, потому что только так они могли выстоять в борьбе про­тив царя Филиппа. Или: Величайший оратор древности Демосфен вновь и вновь требовал от греческих племен: «Будьте едины, если вы начинаете великую борьбу про­тив могущественного царя Филлиппа».

Вообще много возможностей для оформления этого небольшого каркаса, если пользоваться концепцией клю­чевых слов. Оратор не цепляется намертво за имеющую­ся фразу, напротив, он ту же самую мысль формулирует опять и опять, но по-новому. Оратор, пока говорит, уже успевает пробежать глазами следующее ближайшее клю­чевое слово и за короткое время запомнить его. «Следу­ющее предложение может быть для предшествующего «милее брата». Следующее предложение всегда является проблемой текущей минуты» (Науман).

Описанное третье основное положение создает пред­посылку для дальнейшей работы. Эту работу можно про­водить не очень часто. Эффективно дополнительное упражнение — оно состоит в следующем: начало предложения записывают, а затем заканчивают в свободной сло­весной форме.

Здесь я хочу заметить, что громкая речь имеет боль­шое значение для уяснения наших представлений. Всем ораторам рекомендуем читать сочинение немецкого писателя Генриха фон Клейста (1777 — 1811) «О посте­пенной подготовке мыслей во время речи». Клейст пре­образует французскую поговорку «l’appetit vient en man-geant» (Аппетит приходит во время еды) в «l’idee vient en parlant» (Мысли приходят во время речи). (Сочинение Клейста является ключевым для главы о подготовке до­кумента к записи, см. 2. 2. 2).


Мы усиливаем наши языковые возможности также с помощью определения (дефиниции) понятий.

Дефиниция определяет понятия, вырабатывает стиль

ражения, сочетающий широкий охват с выразитель- у стью. (Что такое: дом — государство — демократия и т. например, что такое глобус? Глобус — это вращающий-полый шар, раскрашенный в разные цвета; с помощью градусов широты и долготы дает наглядное представле­ние о земной поверхности).

Определение дефиниции дает Генрих Лансберг, когда пишет: «Дефиниция есть перифраза (описание) значения слова с целью отграничения объема значения этого сло­ва от возможных синонимов (похожих слов). » Упражне- ние в разработке определений очень важно для оратора. Он должен уметь быстро и точно постигать суть явления, предмета, если в дискуссии ему будет предложено дать разъяснение какого-нибудь предмета или слова (напри­мер: что, собственно, Вы понимаете под конъюнктурой?) Это совсем не так легко, как полагают. Тот, например, кто определит человека как «бесперое двуногое», уловит только часть сущности, но не суть человека. Этим опре­делением он уподобит человека ощипанной курице, кен­гуру и мыши, прыгающей в горшке.

Умение определить и выразить суть явления — цель обучения риторике.

Речевое мышление. — nlpt — LiveJournal

Речевое мышление (Р.М.)
Что?
в живой драме речевого мышления движение идет
от мотива, порождающего какую-либо мысль,
к оформлению самой мысли,
к опосредованию ее
во внутреннем слове,
затем в значениях внешних слов
и, наконец, в словах
Термины:
Слово
Оно относится
к речи,
как и к мышлению
Оно представляет собой живую клеточку,
содержащую в самом простом виде основные свойства,
присущие речевому мышлению в целом
Это не ярлык, наклеенный в качестве индивидуального названия на отдельный предмет
оно всегда характеризует
предмет
или явление
обозначаемое им,
обобщенно и,
следовательно, выступает как акт мышления
Слово также и средство общения,
поэтому оно входит в состав речи
Как?
Именно в значении слова завязан узел того единства, которое мы называем
речевым мышлением
Разлагать Р.М. надо:
не на элементы
а на единицы
сохраняющие основные свойства целого
Такой единицей в речевом мышлении является внутренняя сторона слова
значение
Каждое слово (его значение) есть скрытое обобщение
А обобщение — это акт мышления
Отношение между мышлением и речью — величина переменная
оно качественно и количественно меняется в процессе развития
С точки зрения Л. С. Выготского, первоначально
мышление
и речь
выполняли различные функции
и развивались относительно самостоятельно
В
филогенезе
и онтогенезе
мышления и речи отчетливо выделяется
доречевая фаза в развитии интеллекта
и доинтеллектуальная фаза в развитии речи
Источник: Авторский терминологический словарь Л.С. Выготского . 2014 г.
Mind Map: © Ольга Виноградова 2016

ГБОУ Школа № 1498, Москва

Преимущество человека перед животными состоит в способности к мышлению. Продолжение мышления — это речь, являющаяся средством общения, необходимым для вовлечения человека в социальную среду.

В последнее время неуклонно растет число детей с ограниченными возможностями. Наиболее распространенная группа представлена детьми с различными речевыми нарушениями. Исследователями в области коррекционной педагогики отмечается, что среди детей с особыми образовательными потребностями большую группу составляют дети с речевыми нарушениями, среди которых выделяются дети с общим недоразвитием речи, которое отрицательно влияет на формирование познавательной деятельности детей и становление их личностных качеств.

Для развития мышления такого ребенка необходимо проведение специально организованной коррекционной работы, включающей использование специально подобранных тренировочных упражнений и заданий игрового характера.

Мышление является высшим познавательным процессом. Оно всегда направлено на решение какой-либо задачи. Это особого рода практическая и умственная деятельность, включающая в себя действия ориентировочно-исследовательского, познавательного и преобразующего характера.

Мыш­ление — психический процесс получения знания о сущностных свойствах предме­тов и явлений, закономерных связей меж­ду ними. Орудием мышления являются слово, речевая деятельность, на основе которых формируются понятия, обобще­ния, логические построения. В эволюции именно появление речи привело к новой функции мозга — вербальному мышлению, базирующемуся на кодировании информа­ции с помощью абстрактных обобщенных символов — слов. Мысли у человека фор­мируются с помощью слова, вне языка мо­гут возникать лишь неясные побуждения.

Мыслительная деятельность заключается не только в умении познать окружающий мир, но и в умении действовать адекватно поставленной цели. Мыслительный процесс является активным, целеустремленным процессом, направленным на разрешение определенной задачи, личностно мотивированным. Следовательно, мышление является деятельностью, опирающейся на систему понятий, направленной на решение задач, подчиненной цели, учитывающей условия, в которых задача осуществляется. Функционально-операционные стороны мышления соотнесены с содержанием субъективного опыта, в том числе речевого. Это анализ, синтез, обобщение, сравнение, абстрагирование.

Анализ – мысленное расчленение предмета мышления на отдельные части, элементы, выделение в нем связей и отношений.

Синтез – обратное действие, заключающееся в мысленном соединении частей, элементов в нечто целое. Анализ и синтез в мышлении взаимосвязаны.

Сравнение – мысленное соотнесение предметов в целях нахождения сходного и различного между ними, что приводит к классификации.

Обобщение – выделение и фиксация относительно устойчивых свойств, принадлежащих каждому из некоторой совокупности предметов или явлений.

Абстрагирование – это отвлечение признака от объекта, явления, события и превращение его в самостоятельный предмет мышления.

Абстракция и обобщение являются двумя взаимосвязанными сторонами единого мыслительного процесса, при помощи которого мысль идет к познанию. Познание совершается в понятиях, суждениях и умозаключениях. Познание действительности начинается с ощущения и восприятия .

К логическим формам мышления относятся суждения, умозаключения и понятия. Это осознаваемые формы мысли.

Суждение – это отражение связей между предметами и явлениями действительности или между их свойствами, признаками. Суждение — является основной формой результата мыслительного процесса.

Рассуждение- это работа мысли над суждением. Рассуждение является обоснованием, если исходя из суждения, оно вскрывает посылки, которые обуславливают его истинность.

Умозаключение – форма мышления, в которой из исходных суждений получается новое суждение, содержащие новое знание.

Понятие – форма мысли, в которой отражаются отличительные признаки предмета мышления. Понятие характеризуется содержанием, т.е. суждениями о совокупности признаков предмета, ядром которой являются существенные признаки .

Реальное мышление в понятиях всегда связано с представлениями. Необходимо подчеркнуть, что взаимосвязь понятия с представлением особенно явно выступает в моменты затруднений: встречаясь с трудностями, мысль старается привлечь наглядный материал.

Мышление человека появилось вместе с речью. Слово дало возможность отделить признак от познаваемого предмета и оперировать отвлеченным понятием. Не случайно основополагающим является тезис о единстве мышления и речи.

Преимущество человека перед другими животными состоит, прежде всего, в его чрезвычайно высокой способности к мышлению. Однако эта способность, так же как и лежащие в ее основе восприятие и память были бы значительно слабее, если бы у человека одновременно с этими процессами не выработалось орудие, служащее их продолжением и дополнением –речь.

Мышление возникает на основе практической деятельности из чувственного познания и далеко выходит за его пределы. Сначала ребенок осваивает функциональное назначение предметов, учится действовать с ними и с помощью действия решает элементарные практические задачи: достать предмет, лежащий высоко или закатившийся под диван, сложить кубики в коробку, “починить” тележку и т. п. Маленькие дети решают только вполне конкретные задачи и обычно только одним способом — действием.

Наглядно-действенное мышление является преобладающим на ранних этапах детства. Однако овладение речью быстро изменяет характер мышления ребенка. Задача, оформленная в речи, становится осмысленной, осмысление задачи приводит к изменению действий.

Ребенок переходит от проб и ошибок к целенаправленным результативным действиям. Особую роль в развитии наглядно-действенного мышления играет овладение ребенком специфически человеческой орудийной деятельностью, т. е. простейшими орудиями: ложкой, вилкой, расческой, ножницами… Увеличивается разнообразие манипуляций и усложняется конструктивная деятельность с кубиками, пирамидкой, карандашами. Если вначале конструктивные действия носят подражательный характер, то затем постепенно, путем проб и ошибок ребенок начинает использовать собственные методы конструирования. Для развития мышления на этом этапе важно давать ребенку как можно больше возможностей для самостоятельного действия с различными орудиями, помогать обозначать словом уже найденное решение (протянул, перевернул, отодвинул…), предлагать ему различные ситуации, требующие использования наглядно-действенного мышления. Решение практических задач является хорошим материалом для развития мышления на протяжении всего дошкольного детства.

В течение первых лет жизни совершенствуется как понимание речи, так и собственная активная речь ребенка. Понимание речи опережает развитие активной речевой функции. В 1,5 года ребенок усваивает около 100 слов; с этого времени инициатива речевого общения резко возрастает. Ребенок постоянно требует названий предметов и старается их использовать, его словарный запас к 2 годам составляет до 300 слов, к З — до 1500. При нормальном речевом общении автономная речь постепенно исчезает, ребенок начинает правильно говорить и пользоваться грамматическими формами, формируется чутье языка. На этом этапе происходит дальнейшее развитие регулирующей функции речи.

Ребенок способен понять и реализовать довольно большое количество команд-инструкций, в том числе обобщенных типа «убери игрушки». На основе развития речи начинает формироваться вербальный интеллект ребенка.

В возрасте 4-5 лет начинается новая ступень развития детского мышления, отмечается всплеск интереса к новому, проявляющийся в бесконечных «почему?». Ребенок уже может решать задачи не только в процессе практических действий с предметами, но и в уме, опираясь на свои образные представления о предметах. Начинается развитие наглядно-образного мышления. К 5 годам логическое обобщение доступно в основном лишь при зрительном соотнесением, хотя в этом возрасте допускаются приемы примеривания .

Переход к решению задач на уровне представлений облегчается, если ребенок совершает действия не с реальными предметами, а с их заместителями — моделями. Так, играя в «магазин» дети заменяют фрукты камешками, деньги- листочками.

К концу дошкольного возраста у ребенка начинает развиваться понятийное, или логическое, мышление. Ребенок начинает рассуждать словесно, не опираясь при рассуждении на действия с предметами или их изображениями. Часто эти рассуждения строятся по особой “детской” логике. Ребенок учится оперировать знаниями на уровне обобщенных представлений. Дети 5 – 6 лет с удовольствием включаются в поисковую деятельность, учатся переносить освоенные способы решения интеллектуальных задач в новые условия.

Для ребенка-дошкольника предпочтительнее игровая ситуация, учитывая, что игровая деятельность — ведущая на данном этапе развития. Она является источником и способом удовлетворения познавательной потребности.

В игре, которая для ребенка эмоционально окрашена, моделируется деятельность человека, вырабатываются и усваиваются правила. Ребенок получает удовольствие от следования правилам и постепенно переходит к построению внутренних правил поведения. В общении с взрослыми обогащается словарный запас, начинают строиться правильные конструкции предложений.

На протяжении дошкольного возраста речь ребенка постепенно превращается в средство планирования и регуляции его деятельности, сливаясь с мышлением. Эгоцентрическая речь превращается во внутреннюю, являющуюся основой мышления.

С анатомо-физиологической позиции – речевое развитие связано с развитием ЦНС. От рождения до года – развивается и созревает моторная сфера. В 1 год ребенок начинает ходить, следовательно, большее познание окружающего. От 1 года до 3 лет – созревают корневые отделы (которые управляют моторикой), движения совершенствуются и удовлетворяется любопытство – это дает возможность развитию наглядно-образному мышлению (что является базой для развития речи). От 3 до 7 лет – дозревают третичные зоны коры головного мозга, и совершенствуется раннее созревание.

Развитие речи тесно связано с развитием общения и ведущей деятельности. Если ребенок не владеет фразовой речью, если он не может планировать свое высказывание и он не может высказать выражение в сюжетно-ролевой игре.

Как бы то ни было, совершенно очевидно, что речь-это действи­тельно важное средство, к которому мы прибегаем, когда нам нужно разумно аргументировать свое отношение к разным жизненным про­блемам. Однако надо сказать, что это лишь второстепенная функция речи. Только немногие люди (и, может быть, это к лучшему) занима­ются одним тем, что логически мыслят, а с помощью речи лишь выдают результат своих размышлений. Для большинства же речь в основном способ передавать информацию, размышлять над жизненными явле­ниями и внутренними состояниями или просто получать удовольствие от разговора.

Таким образом, речь-это средство общения, необходимое прежде всего для вовлечения субъекта в социальную среду. Именно благодаря речи формируются первые связи между матерью и ребенком, устанавли­ваются основы социального поведения в группе детей, и, наконец, именно через речь и язык культурные традиции в значительной степени влияют на наш образ мыслей и действий

Исследование речевого мышления в психолингвистике

Исследование речевого мышления в психолингвистике | Дефектология Проф

Институт повышения квалификации и переподготовки


8-800-555-20-50

Добавиться в  
 
 

Менеджер свяжется с Вами сразу в рабочее время с Пн — Пт с 10:00 — 19:00 МСК

Мы позвоним на номер (сменить) в рабочее время.

(с Пн — Пт с 10:00 — 19:00 МСК)

У меня вопрос по

Исследование речевого мышления в психолингвистике

Исследование речевого мышления в психолингвистике

Аннотация:

В книге впервые предпринята попытка дать комплексное психолингвистическое описание процессов порождения речи, в которых реализуется речевое мышление.

Формируются обобщающие представления о предпосылках решения этой проблемы, которые созданы в философии, психологии и лингвистике. Особое внимание уделяется знаковым средствам мыслительной деятельности. Исследуются связи процессов мышления с порождением и восприятием речевых высказываний.

Загружено: 11.09.2020

Доступно бесплатно


Пример содержимого:

Всего листов: 241

  Вся информация взята из открытых источников.
Посмотреть источник: https://vk.com/public195796425?w=wall-195796425_305

Если вы считаете, что ваши авторские права нарушены, пожалуйста,
напишите в чате на этом сайте, приложив скан документа подтверждающего ваше право.
Мы убедимся в этом и сразу снимем публикацию.

Хотите большего? Берите безлимитную карту!

Веб-инструмент для повышения квалификации и личного дохода

Веб-инструмент для повышения квалификации и личного дохода

Веб-инструмент для повышения квалификации и личного дохода

Веб-инструмент для повышения квалификации и личного дохода

Веб-инструмент для повышения квалификации и личного дохода

Веб-инструмент для повышения квалификации и личного дохода

Веб-инструмент для повышения квалификации и личного дохода

Веб-инструмент для повышения квалификации и личного дохода

Новинка!

Обучайтесь на профильных и смежных лекциях

Смотрите подборки вебинаров на общие темы


Добавиться в  
 
 

Добавьтесь в наш

 
 

8-800-555-20-50 звонок бесплатный из любой точки России

© 2021 — Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с разрешения администрации и с активной ссылкой на источник.




Мышление и его расстройства (В.В. Дунаевский)

Мышление

Мышление
является основным
и специфическим
для человека
познавательным
процессом, в
ходе которого
диалектически
устанавливаются
внутренние
(семантические)
связи, характеризующие
структуру
объектов реальной
действительности,
их отношения
между собой
и к субъекту
познавательной
деятельности.
Мышление тесно
связано с другим
базисным
познавательным
процессом –
процессом
восприятия
и необходимо
возникло в
результате
его поступательного
эволюционного
развития. Борьба
за существование,
являющаяся
основным механизмом
видовой динамики,
вынуждала в
каждый момент
конфликтного
взаимодействия
конкурирующих
особей сначала
к максимальному
напряжению
физических
сил (стрессовой
мобилизации)
в интересах
удовлетворения
своих безусловных
потребностей
(пищевой, половой,
самосохранения),
обеспечивая
тем самым выживание
индивидуума
и сохранение
вида. На определенном
этапе развития,
когда чисто
физические
ресурсы были
исчерпаны,
более эффективным
приспособительным
механизмом
стала возможность
сначала обобщения
на основе
индивидуального
опыта своеобразия
проблемных
ситуаций и их
алгоритмического
разрешения,
а затем необходимость
поиска новых
нестандартных
(творческих)
решений.

Эти
обстоятельства
стали побудительным
стимулом,
обеспечивающим
качественный
скачок – переход
от конкретно
воспринимаемой
сиюминутности
бытия к аналитико-синтетической
оценке прошлого
опыта и прогнозированию
своего поведения
в будущем. Таким
образом были
расширены его
временные
границы и созданы
предпосылки
для интенсивного
развития других
психических
функций (долговременная
и кратковременная
память, воображение,
перспективное
мышление и др.
— то есть сознания
и самосознания
в широком смысле
этого понятия).
Параллельно
и взаимозависимо
с этими процессами
возникли и
развивались
новые сугубо
человеческие
свойства –
символика языка
и речи, изобразительного
искусства,
зачатки религиозного
чувства, научного
сознания мира
и своего места
в нем.

Таким
образом был
осуществлен
переход от
системы представлений
об окружающем
мире, которая
постепенно
складывалась
на основе его
индивидуального
и коллективного
восприятия
к системе понятий.
Последняя
отражала самые
существенные,
позволяющие
сделать обобщения
признаки явлений
и предметов
и складывалась
в картину понимания
окружающего
мира. Символика
языка как функция
коммуникации
из средства
обозначения
реальностей
все больше
превращалась
в средство
общения, обмена
информацией,
формирующее
коллективное
сознание популяции.
Наряду с конкретными
понятиями
,
описывающими
отдельные
предметы, явления
(кошка, стол,
пожар) возникли
абстрактные,
обобщающие
конкретные
реалии (животные,
мебель, стихийные
бедствия).

Способность
формировать
и усваивать
смысловые,
родообразующие
понятия возникает
на определенном
этапе исторического
и онтогенетического
развития психической
деятельности
и называется
абстрактным
мышлением.

Неспособность
оперировать
абстрактными
понятиями,
субъективное,
опирающееся
на несущественные
признаки мышление
не раскрывает
смысла явлений
или приводит
к противоречивому
(алогичному)
толкованию
их сути. Это в
свою очередь
указывает либо
на атавистическую
задержку его
развития, либо
на наличие
психического
расстройства.

Мышление
нормальных
людей организует
картины окружающего
и внутреннего
мира на основе
анализа
причинно-следственных
отношений,
подвергая его
результаты
проверке опытом,
и рано или поздно
оказывается
в состоянии
выявить внутренние
связи объектов
и явлений.

Творческое,
или так называемое
диалектическое,
мышление, являющееся
основой
профессионально-клинического,
как наиболее
продуктивная
форма опирается
на анализ и
синтез. Анализ
предполагает
выяснение того,
чем данный
объект, предмет,
явление в силу
своих индивидуальных
особенностей
отличается
от других, внешне
похожих. Для
того, чтобы это
установить,
необходимо
изучить его
структурно-динамическое
своеобразие.
Применительно
к больному это
означает
необходимость
исследования
исключительности
личностной
феноменологии,
включая изучение
биологического,
психического
и социального
статусов.

Синтез,
напротив, означает
стремление
установить
внутренние
связи внешне
непохожих
объектов, что
невозможно
ни на уровне
восприятия,
ни на уровне
конкретного
формального
мышления. Иногда
эта связь
представлена
лишь одной
характеристикой,
которая, тем
не менее, является
фундаментальной.
Если верить
преданию, то
закон всемирного
тяготения
открылся Ньютону
в тот момент,
когда ему на
голову упало
яблоко. Восприятие
внешних признаков
указывает лишь
на сходство
форм. Понимание
внутренних
связей позволяет
рассмотреть
в одном ряду
совершенно
разные объекты,
обладающие
лишь одним
общим качеством
– массой. Человеческий
разум благодаря
этому свойству
способен также
к экстраполяции
известной
внутренней
связи за пределы
опытного восприятия
пространства
и времени, что
делает его
возможности
практически
безграничными.
Так происходит
осознание
человеком
законов, управляющих
миром, и постоянный
пересмотр уже
имеющихся
представлений.

Так
называемое
формальное
мышление, являющееся
атавистическим
или имеющее
болезненные
причины, идет
по пути аналогий,
которые устанавливаются
по признакам
внешнего сходства,
и уже поэтому
не может быть
творчески
продуктивным.
В медицине оно
называется
фельдшерским,
но отнюдь не
является прерогативой
фельдшеров.
Мыслящий подобным
образом врач,
завершая специальное
образование,
имеет канонизированные
представления
о реестре
существующих,
по его мнению,
форм болезней
в их описательных
характеристиках
с соответствующим
алгоритмом
последующих
действий.
Диагностическая
задача решается
чаще всего на
основе формальной
калькуляции
симптомов с
отнесением
их массива к
известной
нозологической
матрице. Происходит
это по принципу
ответа на вопрос:
на кого больше
похожа летучая
мышь – на птицу
или на бабочку?
На самом деле
на лошадь (и
то, и другое –
млекопитающие).
Познавательная
деятельность,
организованная
подобным образом,
способна лишь
клишировать
стандартные
ситуации в
рамках решения
самых простых
задач. Она нуждается
в руководстве,
контроле и
может быть
приемлемой
только у претендующих
на роль исполнителя.

Расстройства
мышления выявляются
либо при помощи
тестовых процедур
(патопсихологически),
либо на основе
клинического
метода при
анализе речевой
и письменной
продукции
обследуемого.

Выделяют
формальные
расстройства
мышления
(расстройства
ассоциативного
процесса) и так
называемые
патологические
идеи.

Расстройства мышления по форме (расстройства
ассоциативного
процесса)

Эта
рубрика включает
ряд нарушений
способа мышления
по форме: изменение
его темпа,
подвижности,
стройности,
целенаправленности.

Нарушения
темпа мышления

Болезненно
ускоренное
мышление.
Характеризуется
увеличением
речевой продукции
в единицу времени.
В основе лежит
ускорение
течения ассоциативного
процесса. Течение
мысли обусловливается
внешними
ассоциациями,
каждая из которых
является толчком
для новой тематики
рассуждений.
Ускоренный
характер мышления
приводит к
поверхностным,
поспешным
суждениям и
умозаключениям.
Больные говорят
торопливо, без
пауз, отдельные
части фразы
связаны между
собой поверхностными
ассоциациями.
Речь приобретает
характер
«телеграфного
стиля» (больные
пропускают
союзы, междометия,
«проглатывают»
предлоги, приставки,
окончания).
«Скачка идей»
— крайняя степень
ускоренного
мышления.

Болезненно
ускоренное
мышление наблюдается
при маниакальном
синдроме,
эйфорических
состояниях.

Болезненно
замедленное
мышление.
В
отношении темпа
представляет
собой противоположность
предыдущего
расстройства.
Часто сочетается
с гиподинамией,
гипотимией,
гипомнезией.
Выражается
в речевой
заторможенности,
застреваемости.
Ассоциации
бедны, переключаемость
затруднена.
Больные в своем
мышлении не
в состоянии
охватить широкий
круг вопросов.
Немногочисленные
умозаключения
образуются
с трудом. Больные
редко проявляют
речевую активность
спонтанно, их
ответы обычно
немногословны,
односложны.
Иногда контакт
вообще не удается
установить.
Это расстройство
наблюдается
при депрессиях
любого происхождения,
при травматическом
поражении
головного
мозга, органических,
инфекционных
заболеваниях,
эпилепсии.

Нарушения
стройности
мышления

Разорванное
мышление

характеризуется
отсутствием
в речи больных
логических
согласований
между словами,
грамматические
связи при этом
могут быть
сохранены. Тем
не менее речь
больного может
быть совершенно
непонятной,
лишенной всякого
смысла, например:
«Кто может
выделить временное
расхождение
относительности
понятий, включенных
в структуру
миробытия»
и т.п.

При
бессвязном
мышлении

отсутствуют
не только логические,
но и грамматические
связи между
словами. Речь
больных превращается
в набор отдельных
слов или даже
звуков: «возьму…
сама попаду…день-пень…
ах-ха-ха… лень»
и т.п. Это расстройство
мышления встречается
при шизофрении,
экзогенно-органических
психозах,
сопровождающихся
аментивным
помрачением
сознания.

Нарушение
целенаправленности
мышления

Резонерство
(бесплодное
мудрствование,
рассуждательство).
Мышление с
преобладанием
пространных,
отвлеченных,
туманных, часто
малосодержательных
рассуждений
на общие темы,
по поводу
общеизвестных
истин, например,
на вопрос врача
«как вы себя
чувствуете?»
долго рассуждают
о пользе питания,
отдыха, витаминов.
Этот вид мышления
чаще всего
встречается
при шизофрении.

Аутистическое
мышление
(от
слова аутос
– сам) – мышление,
оторванное
от реальности,
противоречащее
реальности,
не соответствующее
реальности
и не корригирующееся
реальностью.
Больные теряют
связи с действительностью,
погружаются
в мир собственных
причудливых
переживаний,
представлений,
фантазий, непонятных
окружающим.
Аутистическое
мышление относится
к основным
симптомам
шизофрении,
но может встречаться
и при других
заболеваниях
и патологических
состояниях:
шизоидная
психопатия,
шизотипические
расстройства.

Символическое
мышление
.
Мышление, при
котором обычным,
общеупотребимым
словам придается
особый, отвлеченный,
понятный лишь
самому больному
смысл. При этом
слова и понятия
часто заменяются
символами или
новыми словами
(неологизмами),
больные разрабатывают
собственные
языковые системы.
Примеры неологизмов:
«зеркаластр,
пенснэхо,
электрическая
эксквозочка».
Этот вид мышления
встречается
при шизофрении.

Патологическая
обстоятельность

(детализированность,
вязкость, инертность,
тугоподвижнгость,
торпидность
мышления).
Характеризуется
склонностью
к детализации,
застреванию
на частностях,
«топтанием
на месте»,
неспособностью
отделить главное
от второстепенного,
существенное
от несущественного.
Переход от
одного круга
представлений
к другому
(переключение)
затруднен.
Прервать речь
больных и направить
в нужное русло
очень трудно.
Это разновидность
мышления чаще
всего встречается
у больных эпилепсией,
при органических
заболеваниях
головного
мозга.

Персеверация
мышления
.
Характеризуется
повторением
одних и тех же
слов, фраз, в
связи с выраженным
затруднением
переключаемости
ассоциативного
процесса и
доминированием
какой-либо
одной мысли,
представления.
Это расстройство
встречается
при эпилепсии,
органических
заболеваниях
головного
мозга, у депрессивных
больных.

Расстройства
мышления по
содержанию

Включают
в себя бредовые,
сверхценные
и навязчивые
идеи.

Бредовые
идеи
.

Представляют
собой ложные,
ошибочные
суждения
(умозаключения),
возникшие на
болезненной
основе и недоступные
критике и коррекции.
Заблуждающегося,
но здорового
человека рано
или поздно
можно либо
разубедить,
либо он сам
поймет ошибочность
своих взглядов.
Бред же, являясь
одним из проявлений
расстройства
психической
деятельности
в целом, может
быть устранен
только посредством
специального
лечения. По
психопатологическим
механизмам
бредовые идеи
делятся на
первичные и
вторичные.

Первичный
бред, или бред
толкования
,
интерпретации
вытекает
непосредственно
из расстройств
мышления и
сводится к
установлению
неправильных
связей, неправильному
пониманию
взаимоотношений
между реальными
объектами.
Восприятие
здесь обычно
не страдает.
Изолированно
первичные
бредовые идеи
наблюдаются
при сравнительно
легких психических
заболеваниях.
Болезненной
основой здесь
чаще всего
является
патологический
характер или
личностные
изменения.

Вторичный,
или чувственный
бред
представляет
собой производное
от других первичных
психопатологических
расстройств
(восприятия,
памяти, эмоций,
сознания). Выделяют
галлюцинаторный,
маниакальный,
депрессивный,
конфабуляторный,
образный бред.
Из сказанного
следует, что
вторичный бред
возникает на
более глубоком
уровне расстройства
психической
деятельности.
Этот уровень
или «регистр»,
как и генетически
связанный с
ним бред, называют
параноидным
(в отличии от
первичного
– паранойяльного).

По
содержанию
(по теме бреда)
все бредовые
идеи можно
разделить на
три основные
группы: преследования,
величия и
самоуничижения.

К группе
идей преследования
относятся бред
отравления,
отношения,
воздействия,
собственно
преследования,
«любовного
очарования».

Бредовые
идеи величия

также разнообразны
по содержанию:
бред изобретательства,
реформаторства,
богатства,
высокого
происхождения,
бред величия.

К бредовым
идеям самоуничижения

(депрессивный
бред) относят
бред самообвинения,
самоуничижения,
греховности,
виновности.

Депрессивные
фабулы обычно
сопровождаются
подавленностью
и предъявляются
астенично.
Параноидный
бред может быть
как астеничным,
так и стеничным
(«преследуемый
преследователь»).

Бредовые
синдромы

Паранойяльный
синдром
характеризуется
систематизированным
бредом отношения,
ревности,
изобретательства.
Суждения и
умозаключения
больных внешне
производят
впечатление
вполне логичных,
однако они
исходят из
неверных посылок
и ведут к неверным
выводам. Этот
бред тесно
связан с жизненной
ситуацией,
личностью
больного, либо
измененной
психическим
заболеванием,
либо являющейся
патологической
от самого рождения.
Галлюцинации
обычно отсутствуют.
Поведение
больных с
паранойяльным
бредом характеризуется
сутяжничеством,
кверулянтскими
тенденциями,
иногда агрессивностью.
Наиболее часто
этот синдром
наблюдается
при алкогольных,
пресенильных
психозах, а
также при шизофрении
и психопатиях.

Параноидный
синдром.

Характеризуется
вторичным
бредом. К группе
параноидных
синдромов
относятся
галлюцинаторно-бредовой,
депрессивно-бредовой,
кататоно-бредовой
и некоторые
другие синдромы.
Параноидные
синдромы встречаются
как при экзогенных,
так и при эндогенных
психозах.

При
шизофрении
часто наблюдается
один из наиболее
типичных вариантов
галлюцинаторно-параноидного
синдрома –
синдром
Кандинского-Клерамбо
,
который складывается
из следующих
симптомов:
псевдогаллюцинации,
психические
автоматизмы,
бредовые идеи
воздействия.
Автоматизмами
называют явление
утраты чувства
принадлежности
самому себе
мыслей, эмоциональных
переживаний,
действий. По
этой причине
психические
акции больных
субъективно
воспринимаются
как автоматические.
Г. Клерамбо
(1920) описал три
вида автоматизмов:

  1. Идеаторный
    (ассоциативный)
    автоматизм
    проявляется
    в чувстве
    построннего
    вмешательства
    в течение мыслей,
    их вкладывание
    или отнятие,
    обрывы (шперрунги)
    или наплывы
    (ментизм), ощущение,
    что мысли больного
    становятся
    известны окружающим
    (симптом открытости),
    «эхо мыслей»,
    насильственная
    внутренняя
    речь, вербальные
    псевдогаллюцинации,
    воспринимаемые
    как ощущение
    передачи мыслей
    на расстояние.

  2. Сенсорный
    (сенестопатический,
    чувственный)
    автоматизм.
    Для него характерно
    восприятие
    различных
    неприятных
    ощущений в
    теле (сенестопатии),
    чувство жжения,
    скручивания,
    боли, полового
    возбуждения
    в качестве
    сделанных,
    специально
    вызванных.
    Вкусовые и
    обонятельные
    псевдогаллюцинации
    могут рассматриваться
    в качестве
    вариантов
    этого автоматизма.

  3. Моторный
    (кинэстетический,
    двигательный)
    автоматизм
    проявляется
    ощущением
    вынужденности
    некоторых
    действий, поступков
    больного, которые
    совершаются
    помимо его
    воли или вызваны
    воздействием
    извне. При этом
    больные часто
    испытывают
    мучительное
    чувство физической
    несвободы,
    называя себя
    «роботами,
    фантомами,
    марионетками,
    автоматами»
    и т.д. (чувство
    овладения).

Объяснение
подобных внутренних
переживаний
при помощи
воздействия
гипнозом,
космическими
лучами или
различных
технических
средств называется
бредом воздействия
и иногда носит
достаточно
нелепый (аутистический)
характер. Аффективные
расстройства
при этом чаще
всего представлены
чувством тревоги,
напряженности,
в острых случаях
– страха смерти.

Парафренный
синдром
.
Характеризуется
сочетанием
фантастических,
нелепых идей
величия с
экспансивным
аффектом, явлениями
психического
автоматизма,
бредом воздействия
и псевдогаллюцинациями.
Иногда бредовые
высказывания
больных имеют
в качестве
основы фантастические,
вымышленные
воспоминания
(конфабуляторный
бред). При параноидной
шизофрении
парафренный
синдром является
заключительным
этапом течения
психоза.

Помимо
описанных выше
хронических
бредовых синдромов
в клинической
практике встречаются
остро развивающиеся
бредовые состояния,
имеющие лучший
прогноз (острая
паранойя, острый
параноид, острая
парафрения).
Они характеризуются
выраженностью
эмоциональных
расстройств,
низкой степенью
систематизации
бредовых идей,
динамизмом
клинической
картины и
соответствуют
понятию острого
чувственного
бреда. На высоте
этих состояний
могут наблюдаться
признаки грубой
дезорганизации
психической
деятельности
в целом, в том
числе признаки
нарушения
сознания (онейроидный
синдром).

Острый
чувственный
бред также
может быть
представлен
синдромом
Капгра
(Капгра
Ж., 1923), включающим
помимо тревоги
и идей инсценировки
симптом двойников.
При симптоме
отрицательного
двойника
больной
утверждает,
что близкий
человек, например,
мать или отец,
не является
таковым, а
представляет
собой подставную
фигуру, загримированную
под его родителей.
Симптом положительного
двойника

заключается
в убеждении,
что незнакомые
лица, специально
изменившие
свой облик,
представляются
больному в
качестве близких
людей.

Синдром
Котара
(нигилистический
бред, бред
отрицания),
(Котар Ж., 1880) выражается
в ошибочных
умозаключениях
мегаломанического,
ипохондрического
характера по
поводу своего
здоровья. Больные
убеждены в
наличии у них
тяжелого,
смертельного
заболевания
(сифилиса, рака),
«воспаления
всех внутренностей»,
говорят о поражении
отдельных
органов или
частей тела
(«сердце перестало
работать, сгустилась
кровь, кишечник
сгнил, пища не
перерабатывается
и из желудка
поступает через
легкие в мозг»
и т.п.). Иногда
они утверждают,
что умерли,
превратились
в гниющий труп,
погибли.

Сверхценные
идеи

Сверхценные
идеи
– суждения,
возникающие
на основе реальных
фактов, которые
эмоционально
переоцениваются,
гиперболизируются
и занимают в
сознании больных
неоправданно
большое место,
вытесняя
конкурирующие
представления.
Таким образом,
на высоте этого
процесса при
сверхценных
идеях, также
как и при бреде,
исчезает критика,
что позволяет
отнести их к
разряду патологических.

Умозаключения
возникают как
на основе логической
переработки
понятий, представлений
(рационально),
так и с участием
эмоций, организующих
и направляющих
не только сам
процесс мышления,
но оценивающих
его результат.
Для личностей
художественного
типа последнее
может иметь
решающее значение
по принципу:
«если нельзя,
но очень хочется,
то можно».
Сбалансированное
взаимодействие
рациональной
и эмоциональной
составляющих
называется
аффективной
координацией
мышления.
Наблюдающиеся
при различных
заболеваниях
и аномалиях
эмоциональные
расстройства
вызывают ее
нарушения.
Сверхценные
идеи являются
частным случаем
неадекватно
избыточного
насыщения
аффектом какой-либо
отдельной
группы представлений,
лишающего
конкурентоспособности
все прочие.
Этот психопатологический
механизм называется
механизмом
кататимии.
Вполне понятно,
что возникающие
подобным образом
патологические
идеи могут
иметь не только
личностную,
болезненную,
ситуационную
обусловленность,
но и содержательно
связаны с жизненными
темами, вызывающими
наибольший
эмоциональный
резонанс.

Этими
темами чаще
всего являются
любовь и ревность,
значимость
собственной
деятельности
и отношение
окружающих,
собственное
благополучие,
здоровье и
угроза потери
того и другого.

Чаще
всего сверхценные
идеи возникают
в ситуации
конфликта у
психопатических
личностей, в
дебютных проявлениях
экзогенно-органических
и эндогенных
заболеваниях,
а также в случаях
их легкого
течения.

При
отсутствии
стойкой дезорганизации
эмоционального
фона они могут
иметь транзиторный
характер и при
его упорядочивании
сопровождаться
критическим
отношением.
Стабилизация
аффективных
расстройств
в процессе
развития психического
заболевания
или хронизации
конфликта у
аномальных
личностей
приводит к
стойкому снижению
критического
отношения, что
некоторые
авторы (А.Б.
Смулевич) предлагают
называть «сверхценным
бредом».

Навязчивые
идеи

Навязчивые
идеи, или обсессии
,
— это возникающие
спонтанно
патологические
идеи, носящие
навязчивый
характер, к
которым всегда
имеется критическое
отношение.
Субъективно
они воспринимаются
как болезненные
и в этом смысле
являются «инородными
телами» психической
жизни. Чаще
всего навязчивые
мысли наблюдаются
при заболеваниях
невротического
круга, однако
могут встречаться
и у практически
здоровых людей
с тревожно-мнительным
характером,
ригидностью
психических
процессов. В
этих случаях
они, как правило,
нестойкие и
не причиняют
значительного
беспокойства.
При психическом
заболевании,
напротив,
концентрируя
на себе и на
борьбу с ними
всю активность
больного,
переживаются
как крайне
тягостные и
мучительные.
В зависимости
от степени
эмоциональной
насыщенности,
во-первых, выделяют
отвлеченные
(абстрактные)
навязчивости.
Они могут быть
представлены
навязчивым
мудрствованием
(«мыслительная
жвачка»), навязчивым
счетом (арифмомания).

К эмоционально
насыщенным
навязчивостям
относятся
навязчивые
сомнения и
контрастные
навязчивости.
При них больные
могут многократно
возвращаться
домой, испытывая
тревожные
сомнения, закрыли
ли они дверь,
выключили ли
газ, утюг и т.п.
При этом они
прекрасно
понимают нелепость
своих переживаний,
но не в силах
перебороть
возникающие
вновь и вновь
сомнения. При
контрастных
навязчивостях
больные охвачены
страхом совершить
что-то недопустимое,
аморальное,
противозаконное.
Несмотря на
всю тягостность
этих переживаний,
больные никогда
не пытаются
реализовать
возникшие
побуждения.

Навязчивые
идеи, как правило,
представляют
собой идеаторный
компонент
навязчивых
состояний и
редко встречаются
в чистом виде.
В структуре
их также имеют
место эмоциональная
составляющая
(навязчивые
страхи – фобии),
навязчивые
влечения –
компульсии,
моторные расстройства
– навязчивые
действия, ритуалы.
В наиболее
полном виде
эти нарушения
представлены
в рамках
обсессивно-фобического
синдрома
.
Навязчивые
страхи (фобии)
могут иметь
различное
содержание.
При неврозах
они чаще всего
носят понятный
характер, тесно
связанный с
ситуацией
реальной жизни
больного: страхи
загрязнения
и заражения
(мизофобия),
закрытых помещений
(клаустрофобия),
толпы и открытых
пространств
(агорафобия),
смерти (танатофобия).
Чаще всего
встречаются
навязчивые
страхи возникновения
тяжелого заболевания
(нозофобия),
особенно в
случаях, спровоцированных
психогенно:
кардиофобия,
канцерофобия,
сифилофобия,
спидофобия
.

При
шизофрении
навязчивые
переживания
чаще имеют
нелепое, непонятное,
оторванное
от жизни содержание
– например,
мысли о том,
что в употребляемой
пище могут
присутствовать
трупный яд,
иголки, булавки;
домашние насекомые
могут заползти
в ухо, нос, проникнуть
в мозг и т.п.

Тревожно-напряженный
аффект в этих
случаях довольно
часто послабляется
ритуалами
– своеобразными
символическими
защитными
действиями,
нелепость
которых больные
также могут
понимать, однако
их выполнение
приносит больным
облегчение.
Например, чтобы
отвлечь себя
от навязчивых
мыслей о заражении,
больные моют
руки определенное
количество
раз, используя
при этом мыло
определенного
цвета. Для подавления
клаустрофобических
мыслей перед
тем, как войти
в лифт, трижды
оборачиваются
вокруг своей
оси. Подобные
действия больные
вынуждены
повторять по
многу раз при
всем понимании
их бессмысленности.

Чаще
всего обсессивно-фобический
синдром наблюдается
при неврозе
навязчивых
состояний. Он
также может
встречаться
в рамках эндогенных
психозов, например,
при неврозоподобных
дебютах шизофрении,
а также при
конституциональных
аномалиях
(психастении).

Одним
из вариантов
обсессивно-фобического
синдрома является
дисморфофобический
(дисморфоманический)
синдром
. При
этом переживания
больного
сосредоточены
на наличии либо
мнимого, либо
реально существующего
физического
недостатка
или уродства.
Они могут носить
как характер
навязчивых
страхов, так
и сверхценных
мыслей со снижением
или отсутствием
критического
отношения,
напряженным
аффектом, вторичными
идеями отношения,
неправильным
поведением.
В этих случаях
больные пытаются
самостоятельно
устранить
имеющиеся
недостатки,
например, избавиться
от веснушек
при помощи
кислоты, бороться
с излишней
полнотой, прибегая
к изнурительному
голоданию, или
обращаются
к специалистам
с целью хирургического
устранения
имеющегося,
по их мнению,
уродства.

Синдром
дисморфомании
может наблюдаться
у аномальных
личностей в
подростковом
и юношеском
возрасте, чаще
у девушек. Также
у них часто
встречаются
близкие к этому
синдромы –
синдром нервной
анорексии и
ипохондрический.
Бредовой вариант
синдрома дисмофомании
наиболее типичен
для дебютных
проявлений
параноидной
шизофрении.

Нормы речевого развития у детей


Родителей часто волнует вопрос: вовремя ли начал говорить малыш и правильно ли развивается его речь? И я всегда рада, что родители этим интересуются! Речь — важнейшая составляющая нервно-психического развития ребенка и неразрывно связана с другими психическими процессами (память, внимание, воображение и особенно мышление).


Давайте посмотрим, как должна развиваться речь в норме.


  • 0 мес — один из важных показателей — крик младенца во время рождения. Самостоятельно появился ли крик малыша или была стимуляция.


  • 2-3 мес – время активного гуления. Ребенок издает отдельные звуки и прислушивается к ним (а-а-а, о-о-о, м-м-м)


  • 5-8 мес – 1 год – вокализация, согласные П, Б, М, Г, К и их мягкие варианты. Дети пытаются подражать артикуляции взрослых. Многократное повторение отдельных звуков или слогов закрепляет двигательный навык. Начиная с 6 мес. малыш активно путем подражания произносит отдельные слоги (па-па-па, тя-тя-тя, ма-ма-ма и т.п.). Ребенок способен повторить за взрослым разнообразные сочетания звуков.


Ребенок связывает определенные звукосочетания с предметами (мяу-мяу – кошка, гав-гав – собака, тик-так – часы и т.п.). В это время необходимо создать наиболее благоприятные условия для развития речи. Малыш активно использует жестовую речь.


  • 1 год 3 мес – 1год 8 мес – согласные М, П, Б, К ,Г, Т, Д, Н и их мягкие варианты, появление согласных Ль, Сь. Ребёнок называет лица, предметы. Объединяет аморфные слова в простые фразы.


  • 1 год 8 мес – 2 года – согласные Х, Й. В речи ребёнка появляются глаголы. Растёт активный словарь (60-80 слов), малыш использует до 3, 4 слов во фразе.


  • 2 – 3 года – согласные С, З, Ц. Могут появиться звуки Ч, Щ, Ш, Ж. Лексический запас – около 500 слов (которыми ребёнок пользуется в речи). Ребёнок использует в речи распространённые, сложные предложения. К 3 годам ребёнком усвоен в общих чертах грамматический строй языка. Усваиваются служебные слова.


  • 3 – 4 года – согласные звуки могут произносится смягчённо. К 4 годам могут появиться звуки Л, Р. Лексический запас 800-1000 слов. Развивается сложноподчинённые и сложносочинённые предложения. Усваиваются категория рода, морфологическая система речи. Это возраст словотворчества (ребёнок придумывает свои слова путём словообразований).


  • 4 – 5 лет – согласные С, З, Ш, Ж дифференцированы. Произнесение отдельных согласных звуков у некоторых детей может быть ещё не сформирована. 1800-2000 слов в активной речи. Речь ребёнка связная, последовательная, состоит из сложных и распространённых фраз. Усваиваются все частные грамматические формы, использование правильного чередования, ударения.


  • 5 лет – 5 лет 6 мес – звуковая сторона речи усвоена полностью. Лексический запас до 2500-3000 слов. Иногда возникают затруднения в построении придаточных предложений с союзными словами.


  • 6 – 7 лет – слоговая структура слов не нарушается (ребёнок без труда может произнести сложные слова со стечениями согласных), связная речь развита. Ребёнок окончательно овладевает всеми типами склонения, согласования числительных с существительными в косвенных падежах, не делает ошибок в использовании притяжательных прилагательных.


Перед поступлением в школу у ребёнка должно быть сформировано правильное звукопроизношение. Ребёнок свободно использует сложные фразы, на вопросы отвечает развёрнуто, без труда описывает сюжетные картинки, составляет рассказ по серии сюжетных картинок.


Если речь вашего ребёнка не соответствует выше приведённым нормам, обращайтесь за консультацией к логопеду. Очень важно вовремя провести диагностику и получить логопедическую помощь.

Воображаемое / вербальное мышление | Ximension

Воображаемое мышление — это мышление в многомерной ассоциативной структуре «образов» во времени и пространстве. Часто структура имеет визуальные аспекты, отсюда и термин воображаемое мышление.
Изображение может быть связано со звуками, чувствами или другими сенсорными впечатлениями. В этом случае воображаемое мышление представляет собой ассоциативную структуру переживаний, восприятий или фрагментов воображения. Воображаемое мышление — это способ мышления, который включает в себя нашу интуицию и наши творческие способности.

Вербальное мышление — это мышление посредством цепочки слов и понятий, упорядоченных в соответствии с логической структурой. Нет очевидной связи с личными сенсорными впечатлениями. Это общепринятая форма научных рассуждений, связанная с левым полушарием мозга.

Воображаемое мышление можно связать с «визуально-пространственным обучением».
Мы решили использовать термин «вербальное мышление», потому что он относительно четко противопоставляется «воображаемому мышлению». Его также можно по праву назвать «мышлением понятиями», «последовательным мышлением» или «концептуальным мышлением».”

Многие XIP могут очень хорошо формулировать свои мысли с помощью слов благодаря большому словарному запасу и общему владению вербальным мышлением. Это одно из качеств, которое может дать вам оценку IQ в диапазоне одаренных. Но не все XIP преуспевают в вербальном мышлении.
Мы называем воображаемым мыслителем, который сильно предпочитает образное мышление и относительно непросто с вербальным мышлением.

XIP и воображаемое мышление

XIP в значительной степени способны мыслить образами, но не всегда осознают это.В качестве альтернативы они могут рассматривать это как своего рода частное / личное мышление, потому что они испытали, что редко можно объяснить это другим. Это потому, что XIP мыслит сенсорно в относительно большем количестве измерений и с огромными скачками в мышлении, что затрудняет объяснение этих сложных ассоциативных мыслей в последовательной манере дискурса. Но благодаря своей интуиции XIP часто могут следовать за каскадными мыслями друг друга, не используя много слов.

Мы регулярно отмечали, что чем выше степень их Xi, тем более необычными являются XIP как в вербальном, так и в образном мышлении. В то время как все они используют сильную ассоциативную и быструю силу воображаемого мышления в своих творческих процессах, некоторые умеют придумывать краткие понятия для описания своих образов, другие очень способны выражать и объяснять свои идеи и выводы словами. Слушая, как они говорят, когда они объясняют свои идеи, на самом деле может стимулировать их творческие способности, что приводит к новому циклу воображаемого и вербального мышления.

Дополнительные отличия

Воображаемое мышление может сопровождаться дислексией или дискалькулией в той или иной форме. Поскольку XIP обрабатывают информацию так быстро и, возможно, создали в своей памяти огромную библиотеку (словесных) изображений, они часто могут это замаскировать. Но, как следствие, они работают в этих областях без особого успеха.
Вербальное мышление может сопровождаться стремлением все рационализировать и неспособностью подключиться к своим чувствам и эмоциям или должным образом оценить их.Это может препятствовать способности принимать решения, снижая личную эффективность.

Необъяснимый правильный ответ

Воображаемое мышление происходит с высокой скоростью, обычно с частотой около 32 изображений в секунду. Это настолько быстро, что наш мозг не может сознательно наблюдать за каждым изображением в отдельности. Однако это происходит на подсознательном уровне. Поэтому результат мыслительного процесса появляется внезапно и неожиданно; вы не знаете, как вы туда попали. В то же время вы почти уверены, что ваш ответ правильный, потому что бессознательно следили за ходом своих мыслей.Это может быть озадачивающим опытом и для XIP, и может вызвать один из ранее упомянутых характерных упреков, высказанных другими: «Где вы находите все эти идеи ?!»

Непонятное объяснение

Воображаемые мыслители «видят» идею или решение проблемы в своем уме. Они могут обойти это в своих мыслях, сесть посреди этого и т. Д. Каждый способ взглянуть на него дает еще один аспект того, почему это хорошая идея или хорошее решение. Но как это объяснить словами?
Имагинальные мыслители обычно начинают устное объяснение где-то в своей текущей структуре пространственного мышления.Пока они выбирают правильные слова для своей истории и формируют правильные предложения, их постоянно засыпают изображениями других важных аспектов. Это приводит к тому, что предложения не завершаются, перспектива объяснения меняется без предупреждения, и, наконец, к большому разочарованию всех, аудитория отказывается от попыток следовать ему.

Преимущество Ximension

Поскольку образное мышление XIP мыслит в относительно большем количестве измерений, это обычно требует еще большей их способности ясно объяснять.Однако в разговоре со своими сверстниками в Ximension обе стороны общаются в «режиме воображаемого мышления» и могут ассоциативно воспроизводить мыслительные процессы друг друга.

← страница →

«Визуально или вербально», ваш образ мышления может отличаться от образа мыслей других людей

В результате они лучше общаются. «Точно так же он знает, что нужно дать мне минуту; иногда я нахожу правильное слово, чтобы составить предложение или абзац, который я конструирую ». Это видно по обдуманным паузам перед тем, как она ответит на каждый из моих вопросов по телефону.

Профессор Мюрэнн Айриш говорит, что обсуждение, вызванное этим твитом, ставит перед нейробиологами задачу уловить разнообразие способов мышления людей. «Это заброшенная область», — говорит она.

Джорджия Батлер: Думает словами, в отличие от своего партнера.

«Исследователи не особо интересовались, воспринимаются ли мысли визуально или вербально. Этот твит может побудить к дальнейшему исследованию того, как обрабатываются мысли, а не только их содержания ».

Нейробиолог из Сиднейского университета добавляет, что мыслительные процессы с большей вероятностью будут континуумом, чем этой двоичной системой.«Это не было результатом эмпирического исследования — это кто-то выдвигал гипотезу», — говорит она. «Это побудило многих людей исследовать собственное мышление».

«Обычно мы мало думаем о том, как мы думаем (« метапознание »). Когда вы слышите, что чье-то внутреннее познание отличается от вашего, мы склоняемся к вам. Мы шокированы. Как можно не слышать голос в своей голове? Я много слышал об этом на этой неделе! »

Это определенно стало неожиданностью для Катрины Барт. Женщина с Голд-Коста слышит в голове «песни, разговоры, что угодно».«Мой внутренний рассказ не затыкается!» она сказала. «Я почти не могу понять, что ты не слышишь, как этот голос уносится прочь. Я не могу поверить, что люди думают абстрактно. Как вы думаете абстрактно? Я даже этого не понимаю! »

Все такие сложные и многослойные. Мы не можем предполагать, что у людей такие же эмоции, как у нас.

Нэнси Сокарно, психолог

Она имеет отношение к метафоре «многие вкладки открыты», выраженной партнером Джорджии.

Новые знания об этом когнитивном разнообразии, думает она, будут способствовать сочувствию.«Это объясняет людей, которым сложно составить приговор и которые считались медлительными», — говорит она. «Но теперь мы знаем, что они просто думают иначе».

Профессор Айриш говорит, что переход к внутреннему монологу происходит как часть развития ребенка: «У маленьких детей нет постоянного внутреннего монолога или дискурса», — говорит она. «Они вербализируют все, что переживают, на потом, по мере того как развиваются их воображение, память и сочувствие. Затем они начинают интернализироваться ».

Катрина Барт: «Я почти не могу понять, что вы не слышите только этот голос, доносящийся прочь.Я не могу поверить, что люди думают абстрактно ».

Для профессионала по связям с общественностью Кейт Энглер этот голос стал настолько сильным, что она воплотила его в образе мадам Секретарь.

«Пока вы говорите, мадам секретарь разговаривает со мной», — говорит она мне по телефону из Квинсклиффа, Виктория. «Чаще всего это случается на мастер-классах« Знакомство с прессой », которые я провожу. Кто-то будет говорить через свою презентацию, и я скажу: пожалуйста, остановитесь! Мадам Секретарь только что пришла в голову блестящая идея. Она нетерпеливая. Это может быстро угаснуть, если я не вербализирую это.

Внутренний монолог силен, и Энглер чувствует, что знает почему: «Она, по сути, мой сверхсознательный разум. Мое сознание может застрять, поэтому я говорю M-Sec, я просто дам вам эту идею, чтобы вы немного посидели, — говорит она. «Я всегда благодарю ее и выражаю ей должное уважение, которого она заслуживает, отдавая дань уважения ее блеску, силе и быстроте. Она мозг всей команды. Она придумывает идеи, которые мое сознание не может реализовать, отвлекая его «.

Ее клиенты привыкли к тому, что это означает: «Я говорю, если я замолчу, не помогайте мне.Шшш! Я слушаю то, что мне доставляют ».

Там тоже есть персонажи.

«Точно так же я могу говорить со своей студийной аудиторией. Они мои наблюдатели. Я слышу их вздох или смех, — говорит Энглер. «Большинство из моего круга знают, поэтому они не думают, что я на самом деле злой. Мои дети-подростки находят это забавным ».

Профессор Айриш сравнивает эти открытия с новыми исследованиями в области афантазии — состояния, при котором невозможно визуализировать определенные образы (например, яблоко.)

Нэнси Сокарно, психолог Lysn, говорит, что это яркое напоминание о том, что мы не можем заразить людей одной и той же кистью: «Все такие сложные и многослойные. Мы не можем предполагать, что у людей такие же эмоции, как у нас «.

Еще один невербальный абстрактный мыслитель. «Я никогда не могла понять, как люди слышат, как они говорят весь день каждый день», — говорит она. «Как психологу полезно отказаться от этого« мозгового радио ». Это означает, что вместо этого я могу ясно слышать мысли других людей ».

В конечном итоге понимание того, как мы думаем по-другому, может изменить то, как мы взаимодействуем и реагируем друг на друга.«Это означает, что мы можем чаще говорить: я вас слышу и понимаю, откуда вы», — говорит Сокарно.

«Мы будем менее видны».

Гэри Нанн — сотрудник Sydney Morning Herald и The Age.

Самые популярные в образе жизни

Загрузка

Можете ли вы придумать картинку для любого из следующих слов?

Есть два основных типа учащихся — вербальный и невербальный. Интеллект не играет роли в этом различии — это просто разница в стилях обучения и мышления.

Учащиеся устной речи в основном думают словами, а не картинками, используя своего рода внутренний диалог. Вербальное мышление линейно и следует структуре языка. Мышление
вербально состоит из составления мысленных предложений, по одному слову за раз, примерно с той же скоростью, что и речь.

Невербальные ученики в основном думают картинками. Они думают трехмерными мультисенсорными образами, которые развиваются и растут по мере того, как мыслительный процесс добавляет больше информации или
концепции.Они не участвуют в большом внутреннем диалоге, если вообще не испытывают его. Этот мыслительный процесс происходит намного быстрее, чем вербальное мышление, что обычно оказывается подсознательным.

Слова, которые позволяют мыслящему человеку представить себе картинку, имеют значение и ясно понимаются. Однако они неосознанно сталкиваются с проблемами, когда сталкиваются с определенными словами или
символы на английском языке.

Эти слова и, по крайней мере, 214 им подобных, лежат в основе трудностей чтения для мыслителя картинок.Без изображения для обработки материал быстро теряет
значение — вызывая замешательство, разочарование и усталость.

Задумайтесь на мгновение, что до 60% любого письменного абзаца — это слова, которые НЕ вызывают визуальную картину. Представьте себе человека, мыслящего картинками, пытающегося получить настоящую
смысл абзаца, когда 60% слов — это слова, с которыми они не могут думать!

Методы Дэвиса ™ предоставляют учащимся, изучающим визуальные эффекты, простой способ усвоения абстрактных слов и понятий — при этом используется их творческий потенциал!

Davis Symbol Mastery® упрощает обучение…и ПОСТОЯННЫЙ!

Способность мыслить трехмерными мультисенсорными изображениями — это талант, присущий всем дислексикам. Однако это может вызвать проблемы и путаницу, когда дело касается двумерных символов и
слова.


Невербальное мышление многомерно и объектно:


Вербальное мышление линейно и последовательно:


Если вам нужна дополнительная информация или вы хотите назначить первую консультацию, пожалуйста, обращайтесь:

Paddy Carson
Лицензированный фасилитатор Davis Dyslexia Correction®
Dyslexia Gifted
13603 129 Avenue
Эдмонтон, Альберта T5L 5C8
Телефон: 780-489-6225
email: info @ dyslexiagifted. com

Рюриколист: словесное мышление

Нет ничего более знакомого, чем язык без мысли. Почему не мыслить без языка? Язык, мысль; мысль, язык; где разделение между ними?

Например: когда одно слово напоминает другие слова с аналогичным значением или звуком, запускающее слово не обязательно должно встречаться сознательно. Часто вещи, которые я вижу и действительно напоминаю, другие вещи, которые звучат как названия этих достопримечательностей или действий, или которые встречаются вместе с этими названиями — даже в контексте, где название вещи двусмысленно и означает что-то другое.

Это, конечно, можно объяснить как пример, в котором слова функционируют как вещи, в невербальной мысли самой по себе. Это не так уж и странно; это должно происходить при написании стихов. Но если мы примем это объяснение, где мы остановимся? Мы могли бы полностью отказаться от понятия конкретно вербального мышления; что абсурдно. Мы знаем о вещах, о которых не слышали, кроме их имен. Если мы отклоняем это как мысли об отчетах, мы должны объяснять, как наши знания сохраняются, когда мы видим сами, а опыт заменяет слухи.

Существуют формы мышления, предшествующие языку — животные думают — и есть формы человеческого мышления, в которых язык не только не нужен, но и является помехой. Эффективный мысленный расчет требует пропуска промежуточных слов, даже умножить на и равно , вместо этого слышать только числа и передавать результат с помощью процесса, который больше похож на расчет, чем на распознавание. Лучше всего вы рисуете то, что не можете назвать, или откладывая имя во время рисования. В любой игре или любой системе правил, в которых участвуют победители и проигравшие, хотя слова заранее полезны при изучении и планировании, они отвлекают, когда вы к ним подойдете — не потому, что они медленные или неудобные, а потому, что в них слишком много.Слова, которыми мы окружаем мир, всегда втягивают мир; но чтобы хорошо играть в эту игру, вы должны погрузиться в нее. Игра слов в голове не дает правилам укорениться, сбивает с пути ваши мысли. Вдруг вы думаете о самой игре, ее происхождении, использовании, природе; формулировка правил, форма стратегий — насколько они напоминают уловки природы или уловки других игр. А вы тем временем проиграли.

Такое мышление не может помочь вам победить по правилам: единственное использование слов в играх — это обман.И это хорошо. Интеллект для обмана. Мы не можем выиграть ни одну игру природы по ее правилам. Мы недостаточно сильны, недостаточно быстры. Мы слишком велики, чтобы спрятаться, и слишком малы, чтобы отразить атаку. Но мы можем изменить правила: рычаги силы; туфли, лодки, прирученные лошади на скорость; жалюзи и камуфляж для укрытия; стены и броня навалом. Всякое изобретение — обман; а обман стал возможным благодаря языку.

Некоторые животные, конечно, умеют обмануть — шимпанзе, дельфины, вороны — список длинный и продолжает расти.Некоторые из этих читов неоднозначны — сложные действия, да, но только очень сложные ходы в рамках правил. Но некоторые точно мошенники. Если они мошенники, значит ли это, что у них есть язык?

Между невербальной мыслью и языком может существовать своего рода мышление, которое не является (в старой фразе) суб-вокализованной речью , а суб-вербальным языком ; язык без слов.

Язык — это то, как мы выходим за рамки правил, как мы признаем правила как только правила, которые нужно нарушать.Все, что требуется для этого шага, — это способность к ассоциации. У людей эта способность нетипична, последовательна и социальна.

Под «нетипизированным» я подразумеваю, что мы можем ассоциировать вещи без логической связи: когда мы говорим небо злится , мы не имеем в виду небо:? :: person: anger или изменение внешнего вида небо изоморфно изменению внешности человека, который становится злым . Мы просто связываем идеи небо и злой .

Умные животные умны, потому что они способны к нетипизированным ассоциациям. Шимпанзе, который ловит муравьев с помощью палки, имеет ассоциацию между ant и stick , но в этом процессе нет мысли, соответствующей инструменту . Имея ассоциацию между муравьем и палкой , он старается помнить их обоих, чтобы направить свое внимание на оба сразу — что означает, что для забывчивого животного сначала он берет палку и остается возле муравейника. ; затем он касается их вместе.Палка и муравейник имеют ограниченные возможности; шимпанзе нужно только помнить об ассоциации, чтобы иметь палку, покрытую восхитительными муравьями.

Нетипизированные ассоциации нелогичны; поэтому, если нетипизированная ассоциация является необходимостью мысли, тогда она и нелогична. Мы сохраняем наивную привычку думать о логике как о функции интеллекта; но живя в век компьютеров, у нас нет оправдания этой ошибке. Логика заложена в природе: транзисторы и электроны, желоба и шарики могут рассуждать.Нет ничего нелогичного; но только высшая сложность может имитировать нелогичность.

Это одно из трех для животных. Два других — последовательность и социальность — только наши. Любая идея — это акт дифференциации хаоса опыта. Когда я говорю « stick », я выделяю сегмент континуума, который проходит от осколка и проходит через ветку к дереву и лесу. И палки для меня всегда прилипают. Поэтому, когда я говорю, что обезьяна берет за палку , я приписываю мысли шимпанзе качество моей собственной мысли — стабильность , липкость .Но мысль шимпанзе в этом случае может быть ближе к дереву , и палка, которую он получает, в конечном итоге имеет предел того, с чем могут справиться его сила и ловкость. Или он мог думать ближе к ветке и снова потерпел поражение; или расколоть, и не может сломать дерево; или просто из дерева, и поднял палку с лесной подстилки. Каждый раз, когда я наблюдаю за ним с палкой, его мысль о том, что он несет, может быть где угодно в этом континууме.

Если его ассоциация нестабильна, он не может научить другую обезьяну, что такое палка, потому что он не может, как мы можем, связать две последовательные идеи — одну, которую нужно назвать (, палка ), и другую, которая называет себя (палка ). звук , палка ) — чтобы еще можно было сымитировать ассоциации.Таким образом, его ассоциации не подлежат передаче — их можно имитировать в широком смысле, но идеи, связанные с одним и тем же результатом, могут вообще не совпадать.

Возможно, что-то из вышеперечисленного — изобретение заново. И, конечно, все это можно было бы сформулировать точнее. Я иду на риск, потому что мне не известно ни одной работы о непрерывности мышления человека и животных, кроме споров о том, может ли быть преемственность — никогда, какова может быть природа этой непрерывности.

Асимметричная взаимосвязь между вербальным и визуальным мышлением: конвергенция данных, полученных из поведения и фМРТ

Основные моменты

В ходе поведенческого и магнитно-резонансного исследования были изучены вербальное и визуальное мышление.

Внутренняя речь может быть вызвана относительно независимо от визуальных образов.

Люди используют визуальные образы, даже когда думают вербально.

Abstract

Люди полагаются как минимум на два способа мышления: вербальный (внутренняя речь) и визуальный (образы). Являются ли эти способы независимыми, или участие в одном влечет за собой участие в другом? Чтобы ответить на этот вопрос, мы провели поведенческое исследование и фМРТ.В поведенческом эксперименте участники получали подсказку, и их просили либо молча сгенерировать предложение, либо создать визуальный образ в своем уме. Затем их попросили оценить яркость полученного изображения и потенциально сопутствующего представления в другом формате. В эксперименте фМРТ участники должны были вспомнить предложения или изображения (с которыми они были ознакомлены до сеанса сканирования) по подсказкам или прочитать предложения и просмотреть изображения в контрольном, перцептивном состоянии.Наблюдалась асимметрия между внутренней речью и визуальными образами. В частности, внутренняя речь была задействована в большей степени во время вербального, чем визуального мышления, но визуальные образы задействовались в одинаковой степени во время обоих способов мышления. Таким образом, похоже, что люди генерируют более устойчивые вербальные представления во время сознательной внутренней речи по сравнению с тем, когда их намерение состоит в том, чтобы визуализировать. Однако они генерируют визуальные образы независимо от того, намерены ли они визуализировать или думать вербально.Одна из возможных интерпретаций этих результатов состоит в том, что визуальное мышление в некотором роде является первичным, учитывая относительно позднее появление вербальных способностей в процессе человеческого развития и эволюции нашего вида.

Ключевые слова

Внутренняя речь

Визуальные образы

Образ мыслей

МРТ

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

© 2017 Elsevier Inc. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирование статей

Новый взгляд на визуальное мышление

Людям, которые не мыслят визуально, часто трудно представить себе ментальную жизнь тех, кто думает.Под мышлением я имею в виду сознательное планирование, решение проблем, воображение и воспоминания. Большинство психических процессов происходит подсознательно, но мое исследование сосредоточено на жизненном опыте мысли, который варьируется от одного человека к другому. В одном из первых исследований визуальных ментальных образов Фрэнсис Гальтон обнаружил участников, которые сознательно не воспринимали зрительные ментальные образы. «У них был умственный недостаток, о котором они не подозревали, — писал он, — и вполне естественно предполагали, что те, кто утверждал, что они обладают им, занимались романтикой» (Galton 1883, 85).Это был мой опыт: люди часто предполагают, что другие думают так же, как они, и относятся скептически, когда слышат о людях, вращающих жизненные образы или живущих в ментальных мирах без визуальных декораций.

За последние четыре десятилетия, особенно в последние два, ученые, от физики до поэзии, отстаивали существование и ценность визуального мышления. То, что психологам пришлось так усердно работать, чтобы доказать его существование, указывает на то, насколько глубокие культурные предрассудки против него. Когда я был аспирантом кафедры сравнительного литературоведения, меня учили, что мысль — это язык, и что люди, которые не соглашались с этим, неверно истолковывали то, что происходило в их головах.Я никогда не принимал этого, особенно когда я начал преподавать письмо инженерам-первокурсникам. С того времени (конец 1980-х) поведенческие исследования и визуализация показали не только, что визуальное мышление «реально», но и что оно включает в себя широкий спектр навыков.

Такие работы, как «« Мысль в картинках » Темпла Грандина и « В мыслях » Томаса Г. Уэста, показали, насколько важно для учителей развивать зрительное мышление и корректировать свои методы для учеников с зрительной способностью.Новое исследование показывает, что нам нужно выйти за рамки классификации людей как «визуальных» или «вербальных» и рассмотреть множество различных ментальных процессов, связанных с визуальным мышлением. В 1980-х годах психолог Вера Джон-Штайнер определила визуальное мышление как «представление знаний в виде движущихся структур; … изучение взаимоотношений этих форм и структур; … поток образов в виде картинок, диаграмм, пояснительных моделей, оркестрованных картин огромных идей и простых жестов; … работать со схемами и структурами разума »(John-Steiner 1997, 109). Джон-Штайнер разработал это определение на основе десятков интервью с творческими людьми. Даже тогда она не доверяла категориям «визуальный» и «вербальный» и избегала относить творческих мыслителей ни к одной из них. Как и у нее, мое повествовательное исследование творческих профессионалов показывает, что творчество нельзя связывать с визуальным или вербальным мышлением. Это часто возникает, когда они взаимодействуют.

За последние 10 лет когнитивный нейробиолог Мария Кожевникова и ее коллеги обнаружили доказательства того, что люди, которые мыслят визуально, полагаются на две отдельные группы навыков. Те, кто склоняется к визуализации объектов , преуспевают в изображении сцен с богатой детализацией и различении оттенков цвета. У них часто прекрасная визуальная память, и они обрабатывают сцены целостно. Те, кто склонен к пространственной визуализации , преуспевают в оценке расстояний, относительных размеров и скоростей и часто обрабатывают идеи в терминах схематических паттернов (Кожевников, Кослин и Шепард 2005, 710). Эти два набора навыков соответствуют двум параллельным путям обработки информации зрительными системами человека.Вентральный поток анализирует визуальные детали и цвета и, кажется, ориентирован на идентификацию и узнавание. Дорсальный поток оценивает расстояния, направления, скорости и размеры и, кажется, готовит людей к действию (Kandel et al. 2013, 562-64). Интересно, что люди с хорошим вербальным мышлением часто получают средние баллы по тестам на предметное и пространственное мышление. Только те, кто преуспевает в предметном или пространственном мышлении, плохо справляются с тестами, требующими других видов визуальных навыков, так что существует «компромисс» между объектной и пространственной визуализацией (Кожевников, Блаженкова, Беккер, 2010, 29).Группа Кожевникова убедительно доказала, что не существует единого стиля визуального мышления.

Кожевникова и ее коллеги также получили данные, показывающие, что обученные ученые склонны к пространственной визуализации, а художники-художники — к визуализации объектов (Блаженкова и Кожевников 2010, 23). Пока не ясно, развивают ли эти профессии у людей пространственные и объектные навыки, соответственно, или же люди, рожденные с такими наклонностями, тяготеют к профессиям, которые в них нуждаются.Вероятно, оба верны, так что мышление развивается через склонность и практику в сложной петле обратной связи.

Как скептик по отношению к любому утверждению о человеческой мысли — и бывший президент Общества литературы, науки и искусства — я бы призвал с осторожностью связывать любой вид работы с одним стилем мышления. Новаторская наука и искусство опираются на все виды мышления, которые может породить человеческий мозг. Большая ценность работы Кожевнкова заключается в демонстрации богатства навыков визуального мышления.Лучший способ сделать визуальное мышление реальным для тех, кто в нем сомневается, — это раскрыть богатый ментальный мир тех, кто его использует.

Источник: Альберт Эйнштейн, 1947 год. Фотография Оррена Джека Тернера. Библиотека Конгресса.

Альберта Эйнштейна уже давно называют мыслителем визуального мышления, но лишь немногие подробно рассматривали то, как он описывал мышление:

«Что такое« мышление »? Когда при восприятии чувственных впечатлений возникают образы памяти, это еще не« мышление ».И когда такие изображения образуют последовательности, каждый член которых вызывает другой, это тоже еще не «мышление». Однако, когда определенная картина появляется во многих таких последовательностях, тогда — именно благодаря такому возврату — она ​​становится организующим элементом для таких последовательностей, поскольку соединяет последовательности сами по себе, не связанные друг с другом. Такой элемент становится инструментом, концепцией. Я думаю, что переход от свободных ассоциаций или «сновидений» к мышлению характеризуется более или менее выдающейся ролью «концепции» »(Einstein 1979, 7).

Описание Эйнштейна указывает на то, что визуальное мышление активно, а не пассивно. Те, кто не использует визуальные образы для придумывания вещей, могут представить себе, что визуальное мышление означает расслабление и наблюдение за проплывающими мимо образами. Нет ничего более далекого от правды. Визуальное мышление проявляется во многих формах, но в любом случае это тяжелая работа. Это может включать создание нового образа, который соединяет других, или манипулирование изображением, которое необходимо изменить. Во многих случаях мысленные образы перемещают .Креативные идеи возникают как образы из разных контекстов, «говорящие» друг с другом.

Ученые, художники, писатели и дизайнеры, с которыми я беседовал, показали, насколько сильно может различаться визуальное мышление. Нейробиолог Хью Р. Уилсон видит «диаграммы в [своем] мозге», когда слышит, что одна ганглиозная клетка сетчатки вносит свой вклад в рецептивные поля многих корковых клеток. Он не уверен, как можно понять, как работают рецептивные поля, не используя мысленные образы (интервью с автором 6-2-10). Клеточный биолог Барри Д.Шур сказал мне, что во время разговора: «У меня в голове крутится это маленькое слайд-шоу, [и] каждый слайд — это мысль». Шур определяет мысль как «наименьшую конструкцию, которая имеет какое-то значение», и если это не визуальный образ, он не уверен, что это может быть (интервью с автором, 4-1-10). Подобно психологу Рудольфу Арнхейму, который назвал зрительное восприятие «познавательной активностью», художник Мэри Дж. Велти не может отделить видение от мышления (Arnheim, 1969, 5). Как только она видит предмет, она уже думает, как его раскрасить.Она замечает, куда падают тени и как они влияют на цвета. Для Велти рисование также означает представление о том, как она может использовать визуальные подсказки, чтобы пробудить образы, связанные с другими чувствами. Когда она рисует раскрытый апельсин, она хочет, чтобы зрители увидели «эти маленькие блестки» и почувствовали запах апельсинов, которые они себе представляют (интервью с автором, 6-29-10). Для этих творческих людей визуальное мышление может означать использование ментальных диаграмм и снимков, чтобы ухватить идеи для себя, и планирование визуальных способов их представления другим.

Еще в 1970-х годах категории когнитивных стилей «визуальный» и «вербальный» были противопоставлены. Как и лабораторные исследования Кожевникова, мои повествовательные исследования показывают, что картина намного сложнее. Не только «визуальное» и «вербальное» мышление объединяют разнообразные навыки; они сосуществуют в каждом сознании, и при их взаимодействии возникают творческие импульсы. Зрительное восприятие может означать способность описывать и анализировать изображения словами. Когда я спросил нейробиолога Эдварда Дж. Джонса, почему он считает себя визуально ориентированным, он ответил: «Я действительно очень хорошо умею выразить словами то, что вижу… Не могу отделить видение от слов »(интервью с автором, 6-15-10). В книге Темпл Грандин «« Мышление в картинках » мастерски используется язык, чтобы объяснить, как работает визуальное мышление. У Грандин и других слова вызывают каскады образов, когда взаимодействуют ее визуальная и языковая системы (Грандин, 2006).

Поэт Наташа Третеви обладает такой сильной зрительной памятью, что, когда она готовилась к экзаменам в средней школе, она визуально запоминала свои записи и могла читать ответы со своих мысленно отсканированных «страниц».«Это картина, которая не дает мне покоя», — говорит Третви, размышляя о том, как она пишет стихи (интервью с автором, 2-15-10). Создание стихов включает в себя выбор слов, которые передают видение, чтобы читатели могли создавать связанные изображения. Для записи идей, которые могут быть использованы в стихотворениях, Третви ведет записную книжку с изображениями, за исключением того, что «картинки написаны словами» (интервью с автором, 2-15-10). Литературный критик Элейн Скарри поддерживает точку зрения Трэвэи о том, что многие люди читают стихи и рассказы, чтобы визуализировать.Хорошо написанная литература предлагает «набор инструкций по составлению» для ума, так же как музыкальная партитура говорит инструменталистам, как создавать музыку (Scarry 199, 244). Хью Р. Уилсон, который использует ментальные диаграммы для понимания взаимодействия нейронов, любит читать, но не любит писать. Откуда он знает, что это плохо? Потому что это «мешает [его] визуализации» (интервью с автором, 6-2-10).

Сравнивая результаты лабораторных исследований и исследований на основе собеседований, мы можем работать над пониманием всех действий, связанных с визуальным мышлением.Чтобы узнать обо всем, на что способен человеческий мозг, нам нужно как уважать, так и подвергать сомнению экспериментальные данные. Нам также необходимо прислушиваться к рассказам каждого человека о том, как работает его ум, и подходить к этому пониманию с одинаковым сочетанием уважения и критического анализа.

Реально ли невербальное мышление?

Пользователь Twitter @KylePlantEmoji 27 января 2020 г. написал: «Забавный факт: у некоторых людей есть внутреннее повествование, а у некоторых — нет. Например, мысли некоторых людей подобны предложениям, которые они «слышат», а у некоторых людей просто абстрактные невербальные мысли, и они должны сознательно их вербализовать.И большинство людей не подозревают о другом типе людей ».

Этот твит стал вирусным с 26 тысячами ретвитов и 168 тысячами лайков, потому что он заставил людей переосмыслить то, как они думают, и подумать о том, как они вписываются в одну из этих двух групп: либо внутреннее повествование, либо абстрактное мышление. На первый взгляд кажется, что это снова модный мем 2015 года. Интернет сходил с ума от того, видели ли вы черно-синее или бело-золотое платье, и люди смеялись или расстраивались, если вы не видели, что они требовали правильного ответа.Несмотря на то, что это был случай иллюзии, он все же породил идею о том, что люди и их мозг уникальны.

Я исхожу из точки зрения, что у меня в голове постоянно крутится словесный диалог, и почти всегда кажется, что в моем мозгу есть персонажи из Inside Out, помогающие мне выразить видимыми словами мои чувства. Поскольку я, вероятно, никогда не смогу узнать, каково это — не иметь внутреннего диалога в моей голове, это заставляет меня задаться вопросом, как возможна альтернатива.Действительно ли невербальное мышление реально? Как это работает?

Невербальные мысли состоят из образов, сценариев, событий и т. Д. При поиске в Интернете это кажется нормой для большинства людей, в то время как внутреннее повествование, которое задействует ваши фонологические и речевые центры, встречается реже; некоторые даже говорят, что это редко.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts