Субъект и объект психологии: Понятие субъекта и объекта в философии и психологии — Методология и история психологии

Содержание

Субъект в новейшей русскоязычной поэзии – теория и практика

Людмила Зубова (Санкт-Петербург)

Субъект и объект в современной поэзии

Человек на протяжении всей его жизни задумывается о том, в каких ситуациях он является субъектом, а в каких объектом, когда и почему он становится исполнителем чьей-то воли (инструментом), то есть в каких отношениях он находится с другими людьми, с природой, историей. И, конечно, рефлексия на эту тему – постоянный предмет философии, психологии, искусства.

В статье рассматриваются эксперименты современных поэтов (начиная со второй половины ХХ века), направленные на такое употребление языковых единиц, которое не соответствует привычным представлениям о субъекте и объекте и некоторых других участниках денотативной ситуации (инструменте, адресате), а часто и прямо противоположно привычным представлениям.

Это явление анализируется в статье на примерах, связанных преимущественно с категориями залога, лица, одушевленности, падежа, но затрагиваются и некоторые периферийные способы выражения субъектно-объектной оппозиции.1

Структура статьи основана на тех процессах, которые наблюдаются при анализе поэтических вольностей в функционально-семантическом поле объектности-субъектности и смежных участках других функционально-семантических полей.

Перечислю эти процессы и соответствующие разделы статьи:

       1. Обмен участников ситуации актантами «субъект», «объект», «инструмент».

       2. Дистанцирование от субъекта «я» и его устранение.

       3. Устранение противоречий между грамматикой и семантикой актантов.

       4. Создание неоднозначности на основе грамматической полисемии. ← 195 | 196 →

1. Обмен участников ситуации актантами
    «субъект», «объект», «инструмент»

Смешение субъекта с объектом – одна из главных тем экзистенциальной философии, отраженной искусством ХХ века:

Субъект и объект эквивалентны, что составляет логическое содержание
нашей современности.2

Оппозиции субъект / объект, активность / пассивность – центральные для самоидентификации поэта. Для многих современных авторов, особенно вольно обращающихся с языковой нормой, характерно убеждение в том, что их право на поэтические вольности определяется не властью над языком, а подчиненностью языку,3 только не как норме, а как стихии.4

Так, в стихотворении Веры Павловой оказывается, что книга пишет автора, а в стихотворении Александра Кабанова – что книга читает автора.

Вечерний свет и вечерний звон –
соавторы книги этой.
Ее цитирует сладкий сон,
чтоб не захотелось рассвета.
Она раздувает пламя твое
и брызжет оно, и пышет,
и ты считаешь, что пишешь ее,
когда она тебя пишет
.5← 196 | 197 →

Крымско-татарское иго
вновь из бутылки хлебнешь.
Рядом раскрытая книга –
душно. И вряд ли уснешь.

Воблы сушеная фишка
в черном квадрате окна.
Спи, моя старая книжка,
пусть тебе снится весна.

Винница, пьяная Ницца,
все, что угодно судьбе…
Только не с мясом страница,
только не пепел в трубе.

Гул пролетевшего МИГа,
утра зазубренный край…
Спи моя старая книга,
больше меня не читай
.6

В обоих случаях речь идет о том, что человек сформирован тем, что он написал в своих книгах. У В. Павловой изображается процесс становления человека, а у А. Кабанова говорится о том, что человек не может быть адекватно понят судя по тому, что им было написано давно: ранее написанное уже не вполне соответствует новому состоянию человека и препятствует дальнейшему развитию личности.

Следующий текст с переосмыслением субъектно-объектных отношений выразительно демонстрирует обмен актантов высоким и низким рангами:

В весенний сумрак
Под грузом сумок
С едою, купленной впрок.
И мой со мною, и мой со мною сурок.

…А как все это кончится, камни сточатся,
Отговорит и рощица, и пророчица,
Автомобили втянутся гаражами,
Гости – вокзалами, залами, этажами,
Шляпы – коробками, сны и сигары – ртами,
Все поменяются шубами и местами,

В час, когда будет можно все то, что хочется,
С ветхой единой-плоти одежды сбросив,
Что они сделают? сняв убор из колосьев
С женской родной седеющей головы?
Лягут лежать как псы ← 197 | 198 →

и
Будут лежать, как львы.7

Здесь субъектно-объектная перевернутость утверждает приоритет мира вещей по отношению к человеку. В этом тексте изображается ситуация за пределами жизни персонажей. Вещи оказываются долговечнее людей, к вещам переходит роль субъектов, но и в этом случае наблюдается обмен ролями – уже между предметами: обнаруживается, что не гаражи предназначены для автомобилей, а автомобили для гаражей, не коробки для шляп, а шляпы для коробок. И люди (гости) предназначены для вокзалов. Со всей очевидностью в этом тексте представлено понижение главных участников ситуации в ранге и повышение второстепенных.

Обращенность субъектно-объектных отношений приводит к олицетворению предметов.

А. В. Бондарко пишет:

Между функциями С[убъекта] / О[бъекта] и различием одушевленности / неодушевленности существует определенное распределение, заключающееся в том, что признак «одушевленность» сочетается преимущественно с функцией С[убъекта], а признак «неодушевленность» – преимущественно с функцией О[бъекта]. […] Обмен ролями – когда неодушевленный предмет выступает в качестве подлежащего в именительном падеже, а одушевленное существо – как прямое дополнение в винительном падеже – ведет соответственно к известному оттенку персонификации. 8

В рассмотренном тексте дополнение выражено не винительным, а творительным падежом, и от этого персонификация оказывается еще более выразительной.

В тексте М. Степановой можно видеть не только одушевление предметов, типичное для поэзии вообще, но и явление глубоко архетипическое:

[…] языческие ритуалы в целом ряде случаев определяются представлением о перевернутости связей потустороннего (загробного) мира […] оба мира – посюсторонний и потусторонний – как бы видят друг друга в зеркальном отображении […] перевернутость поведения выступает как естественное и необходимое условие действенного общения с потусторонним миром или его представителями.9

В стихотворении Давида Паташинского люди предстают инструментами неизвестно кого (в структуре неопределенно-личных предложений):

порцию невезухи кто еще нас поймет
были мы люди-мухи нами любили мед
были мы люди-суки были глаза сухи
ты не давай мне руки не подавай руки ← 198 | 199 →

утренней укоризной сморщенное лицо
были глаза как призмы свернутые в кольцо
наша душа – потемки вытертые до дыр
были мы люди-терки нами строгали сыр
нами вино лакали нами давили тлю

этими вот руками что я тебя люблю10

В этом случае преобразование субъектно-объектных отношений вместе с дефисными конструкциями люди-мухи, люди-терки указывает на зависимость человека от обстоятельств жизни.

О том, что человек – не главный в природе, он даже не объект, а инструмент, сообщается и в таком стихотворении:

Толстый комар пролетел, засмеялся и вышел,
Хлопнув ладонью моей по запредельной щеке
.

Снова в глазах тишина, и таращатся голые окна,
К мирной постели моей пасть разевая свою.11

Комар здесь персонифицирован и на лексическом уровне: он назван толстым, а не крупным, о нем говорится, что он засмеялся и вышел (а не вылетел). И окна здесь таращатся и разевают пасть – рисуется вполне сказочная картина, в которой активными субъектами оказываются все кроме человека. Человек же здесь представлен метонимически: только ладонью, причем и ладонью он не сам распоряжается.

В следующем стихотворении говорится о распределении семейных ролей:

Уже который год, лишь вечер настает,
как пара лошадей, мы дружно ходим цугом.
Я штопаю носки, ты чинишь дисковод.
Да что ж это с тобой мы делаем друг другом?!

Ты моешь мной полы, стираешь мной белье,
Готовишь мной на стол
, когда приходят гости,
А я тобой смотрю, как мент гнобит жулье,
Чиню тобою кран и забиваю гвозди.

Потом ты мной родишь двоих-троих парней,
Ты выкормишь их мной
и вырастишь на славу,
А я тобой куплю сперва, что помодней,
Потом авто, гараж и пони на забаву.

И годы – чередой, а мы-то вразнобой
Все чешем чехардой, усердны и упрямы.
Ты будешь мной любить, а я любить тобой,
Друг другом застолбив Канары и Багамы… ← 199 | 200 →

Однажды ты поймешь, что твой черед настал,
Что жизнь уже прошла, и не переиначишь,
Но так же, как любил, и так же, как дышал,
Ты мною смерть свою оплатишь и оплачешь. 12

В семейной жизни муж и жена нередко спорят (или, по крайней мере, задумываются) о том, кто что должен делать, кто кого и как использует. Эта тема развита Марией Ордынской в подробностях. Намек на конфликт содержится в строчках: И годы – чередой, а мы-то вразнобой / Все чешем чехардой, усердны и упрямы. Однако именно в радикальной трансформации субъектности и инструментальности изображена гармония семейных отношений.

Клишированное сочетание друг с другом преобразуется в авторское друг другом. Может быть, это связано с тем, что предлог с представлялся неуместным при жизни вразнобой, как сказано в стихотворении.

Аномалия глагольного управления в сочетании друг другом13 при детальном развертывании темы повлекла за собой и другие грамматические сдвиги, относящиеся к управлению глаголов. Норма сочетаемости (точнее, узус, так как подобная норма нигде не зафиксирована) не предусматривает инструментальной валентности глаголов, представленных авторскими сочетаниями: готовишь мной, тобой смотрю,14мной родишь, тобой куплю, мной любить.15

Преобразование непереходных глаголов в переходные нередко заполняет лакуны в системе субъектно-объектных бинарных оппозиций, например, в таких текстах:

Чей праздник здесь жил, волосами звеня?
Чьи флейты мистерий? Чьи магий мантильи?..
Меня не любили – болели меня
(Чье сердце столиц?) … и, естественно, мстили.16

Ты веришь в Бога? Он меня живет
минуя тело спящими ночами
а в комнате – московский снег идет
и девушка проходит между нами17← 200 | 201 →

Первый из этих примеров примечателен тем, что импульсом к транзитивации глагола болеть, возможно, является рифма жалели – болели. Предположительно, механизм сдвига таков: *не жалели меня → болели меня. Синонимия слов любить и жалеть в русском языке, особенно в просторечии и диалектах, хорошо известна. В таком случае аномальное управление порождено стиховой структурой.

Импульсом сдвига во втором примере являются не внутриязыковые ассоциации, а, скорее всего, исключительно когнитивная потребность заполнить лексико-грамматическую лакуну:

Бога вообще нельзя понять вне грамматики и метафизики переходности […] Бог не просто нас творит в начале и спасает в конце (если мы сами того захотим), но он есть действующее начало во всем, что составляет наше существование. Поэтому и можно сказать, что он нас существует.18

2. Дистанцирование от субъекта «я» и его устранение

Устранение субъекта – одна из главных установок постмодернизма. 19 Выражения смерть автора, смерть субъекта, восходящие к статье Р. Барта, впервые опубликованной в 1967 г.,20 часто употребляются в критике и литературоведении не только метафорически, но и терминологически.21

В современной поэзии устранение субъекта часто выражается на грамматическом уровне – либо неупотреблением местоимения я и глагольных форм 1-го лица единственного числа, либо рассогласованием глагола с местоимением я.

На практике это выглядит, например, так (в ситуации объяснения в любви):

Ах, Наталья, idol mio,
истукан и идол!..
Горько плачет супер-эго,
голосит либидо!
← 201 | 202 →

Говорит мое либидо
твоему либидо:

«До каких же пор, скажите,
мне терпеть обиды?»22

Ирония Кибирова здесь направлена и на себя, и на учение Зигмунда Фрейда о психоанализе, который объясняет поведение и чувства человека бессознательным. Ироническая тональность текста усиливается тем, что маркером отстраненности становится не только сам термин либидо, но и средний род этого термина. Автор как бы снимает с себя ответственность за свои чувства, но при этом он воспроизводит традиционный образ любви как стихийной силы.

При рассогласовании глагольной формы с местоимением демонстрируется раздвоенность сознания, когда субъект высказывания смотрит на себя как на объект:23

Зато я никому не должен
никто поутру не кричит
и в два часа и в полдругого
зайдет ли кто – а я лежит24

Это дерево губить
что-то неохота,
ветром по небу трубить –
вот по мне работа.

Он гудит себе гудит,
веточки качает.
На пенечке кто сидит?
Я сидит, скучает.25

наигравшись в привиденья
снег утратил прежний вид
рухнул навзничь без движенья
он – лежит, а я – летит

я плывет со мною рядом
приглашая всех в полет
и с небес лукавым взглядом
знак условный подает26← 202 | 203 →

Подобный аграмматизм, который у современных поэтов встречается очень часто, имеет основание во вполне нормативных языковых структурах с субстантивированным местоимением «я» (ср. выражения: авторское «я», поэт отстраняется от своего «я»), а также в высказываниях типа Мама тебе не разрешает (если это говорит сама мать). Кроме того, употребление глагола в 3-м лице при местоимении в 1-м хранит в себе историческую память о структуре высказывания: в древнерусских текстах широко представлены этикетные формулы типа я, Федька, челом бьет. Такая синтаксическая контаминация 1-го и 3-го лица демонстрирует, что пишущий переключается с обозначения себя как субъекта речи на обозначение себя как объекта восприятия.

Устранение субъекта, преобразование его в объект получается и при употреблении форм местоимений меня, мне вместо себя, себе, и при замене притяжательного местоимения мой падежной формой меня. Оба этих способа представлены в контекстах, изображающих отделение души от тела:

Усомнившись в себе, поднося свои руки к глазам,
я смотрю на того, кто я сам:
пальцы имеют длину, в основании пальцев –
по валуну,
ногти, на каждом – страна восходящего солнца,
в венах блуждает голубизна.

Как мне видеть меня после смерти меня,
даже если душа вознесется?27

Вероятно, нормативное требование кореферентности местоимения себя с подлежащим исключает отнесение местоимения меня к субъекту я, хотя и местоимение меня в этом случае тоже вполне кореферентно. Нарушение этой нормы в тексте Гандельсмана указывает на то, что местоимение меня не должно быть кореферентно с подлежащим я.

Замена выражения после моей смерти на выражение после смерти меня усиливает отчуждение – вероятно потому, что притяжательное местоимение указывает на принадлежность кому-либо, а после смерти человеку уже ничто не принадлежит.

В следующем примере родительный падеж местоимения себя в сочетании мордочку себя заменяет нормативное притяжательное местоимение мою.

Заходя в ванную, внезапно в зеркале замечаю
забавную мордочку себя. Становясь большими,
утро в чужой стране начинаем с чая,
заканчивая в машине.28

Если слово себя в качестве объектного глагольного актанта вполне нормативно (вижу себя, упрекаю себя), то употребление этого местоимения как ← 203 | 204 → генитива в определительной функции при существительном оказывается резкой аномалией. На то, что субъект высказывания демонстрирует себя как наблюдателя за собой, указывают и лексическое значение прилагательного забавную, и диминутив мордочку. Следовательно, и эти языковые средства, очевидно периферийные для функционально-семантического поля субъектности / объектности способны выполнять функцию преобразования субъекта в объект.

Средством дистанцирования субъекта речи от своей субъектности является и архаическое местоимение аз, позволяющее воспринимать это слово как указание и на 1-е и на 3-е лицо одновременно:

Дом, в котором угрюмый аз
Не связал ни одной из обещанных дому фраз,
Только вялые длани,

                                               как пустые копилки, тряс,

Повторяя растерянно:

                                               – Слава. Слава. Слава.29

Несмотря на то, что глагол прошедшего времени не маркирует отстранения субъекта, так как не изменяется по лицам, это отстранение оказывается все же выраженным: определение угрюмый естественно во фразе только если персонаж представлен как объект, описываемый внешним наблюдателем.

Другие примеры с отстраняющим местоимением аз разной степени ироничности:

Чей колокол – клюква? Чей аз – из меня?
Так узнику Эльбы – три крапа, три карты.30

Выезжали из дома всегда поутру.
С первым светом, по гулким проспектам.

                                               […]

И на заднем сиденьи собака.

Да, на заднем в обнимку собака и аз,
Как двухглавый орел на монете,
В обоюдные стороны впялили глаз:
Только пальцем туда поманите31

Кто – мышь для упыря? Бутыль наливки,
Охват крыла, очарованье глаз?
Подруга дней, к которой тайный лаз,
На блюдечке оставленные сливки? ← 204 | 205 →

Готовая, как форма для отливки,
Сижу, сложимши лапки, бедный аз.
На передплечье светятся прививки
Предшественных и будущих проказ32

В следующем тексте средством преобразования субъекта в объект становится преодоление лексических ограничений на образование форм лица:

Я – я опять. Не кто-нибудь иной,
А я: никто еще не квартирует,
И некто «я» передо мной шурует,
Как я маячу за своей спиной.33

Чтоб, неразумное, не голосило,
Телу пальто покупается в талью.
Я под сорочкой зияю, как сито,
Перед горящей ночами плитою.34

Всё зияю… И я, и ее
Зазвеневшее сердце пустое. ..
Ой, зима, все толкуешь свое?
Ой, толчешься все в сухостое..?35

Смотрю вослед своей душе,
как в сумерках на убыль света,
отсутствую и брезжу где-то –
то ли еще, то ли уже.36

С неладой-жизнью пребывая рядом,
я обнимаюсь неуемным взглядом,
как лядвеи огромным, и всем стадом
усталым слягу, голову сложу
под этот взгляд, где брежу и блажу,
где еле брезжу, жалобно и нежно,
где чуть ворочаюсь, брезгливо и небрежно…37

Ю.Д. Апресян и Е.В. Падучева показали, что в лексическую семантику подобных глаголов входит компонент «врожденный наблюдатель»:

Врожденный наблюдатель имеется у глаголов, выражающих наблюдаемый признак предмета: цвет (белеть, чернеть), форму (маячить, торчать), звучание (раздаться, раздаваться). 38← 205 | 206 →

В первом из этой группы примеров маркерами преобразования субъекта в объект являются и выражение И некто «я», и локализация передо мной, и глагол шурует, сконцентрированные в одной строке, а также начало строфы Я – я опять – с очевидной пресуппозицией иного состояния.

3. Устранение противоречий между грамматикой и семантикой актантов

Употребление в тексте безличных глаголов, по своей семантике не указывающих на субъект, весьма способствует трансформациям, связанным с субъектом и объектом, активом и пассивом, например:

Я сегодня проснулся от слез. Слезы блестели
в капле лампы ночной, потому что горела.
Видно, вчера не заметилось, как заснулось.
Вот и приснилось. И лампа без толку играла39

В этом случае представление о грамматической активности предикатов не заметилось, заснулось противоречит представлению о семантической активности субъекта, и постфикс -ся, превращая личные глаголы в безличные, устраняет конфликт между грамматическим активом глаголов и их семантическим пассивом.

В следующем контексте с окказиональной безличностью (без изменения внешнего облика глагола) автор отказывает в субъектности тому, кого он называет словом никто и чье действие отрицает:

Рожа наружу, внутри никого,
вот он, юрод на ходулях, сшит он
из кровоточащей телячьей кожи,
это идет мое право мычать и право качаться
налево, вправо,
вземь, вниз, из.

Занавески. Они шевелятся,
рассвет наружу, внутри никого,
никого не лезет в окно,
занавески кружатся и крошатся,
в них осыпается шелуха, отпадает известка.
Занавески стоят стеной,
за ними стоит иное.40

Пример может быть объяснен такими словами А.В. Бондарко:

Субъектность, находящая выражение в формах косвенных падежей (например, Ее здесь не было), всегда так или иначе «снижается в ранге» по сравнению с субъектностью, выраженной подлежащим в форме им. падежа (ср.: Она здесь только что была), потому что на денотативно-понятийную основу ← 206 | 207 → семантики С[убъекта] наслаивается тот или иной оттенок объектной языковой интерпретации, связанной с формой дополнения. 41

Е.В. Падучева обращает внимание на то, что в конструкциях типа Коли нет (не было) в Москве «генитив приравнивает наблюдаемое отсутствие к несуществованию».42 В тексте Е. Боярских глагол лезет – не экзистенциальный, это глагол активного действия (движения), то есть семантика сочетания никого не лезет противоречит отрицанию и действия, и самого действующего субъекта. При этом семантический компонент наблюдаемости усиливается, укрупняется, а само отрицание, может быть, как раз из-за его обостренной экспрессивности, ставится под сомнение: картина слишком отчетливо изображает лезущего – тем более что занавески кружатся и крошатся, а заканчивается стихотворение строкой за ними стоит иное.

Рассмотрим такой пример со сгущением страдательных причастий прошедшего времени:

Ладонь кем-то улещена.
Лицо кем-то ошарено.
Ты мною намерещена,
Ты мною накошмарена.43

По формулировке В.А. Плунгяна, «граммемы залога маркируют переключение внимания говорящего, тот „кадр“, в фокус которого поочередно попадают разные участники ситуации».44

Здесь в фокус внимания попадает семантический объект, названный словом ты, и становится синтаксическим подлежащим (синтаксическим субъектом, противоречащим логическому субъекту). В этом случае можно было бы говорить о сопряженной субъектности, о которой писал А.В. Бондарко: сопряженная субъектность состоит в том, что функция субъекта состояния совмещена с функцией объекта действия, как в сочетании ботинки начищены.45

Грамматическая структура в приведенном примере побуждает видеть субъект состояния в актанте ты. Но логика ситуации, а точнее, лексические значения результативных причастий препятствуют такому восприятию. Некто она (ты) мерещится не сама себе, а субъекту высказывания, и кошмар испытывает именно он, а не она. Но можно ли кого-то назвать субъектом действия мерещится? Логически – он явный пациенс, а не агенс, следовательно, и субъект состояния – он, а не она. Казалось бы, это противоречит теоретическому положению о сопряженной субъектности. На поверхностном уровне – да, но если задуматься о смысле поэтического высказывания, можно интерпретировать текст так: в результате постоянных мыслей ← 207 | 208 → автора-персонажа его любимая изменяется в его сознании, превращаясь в то, что мерещится и становится кошмаром (или персонажем кошмарных снов). То есть она действительно оказывается субъектом состояния.

Этот пример затрагивает и категорию переходности, поскольку промежуточным звеном между нормативным глаголом мерещиться и авторскими причастиями намерещена, накошмарена являются имплицитные окказионализмы намерещить, накошмарить. К современному жаргонному слову кош-марить в значении ‘запугивать, устрашать’ этот текст не имеет отношения, но примечательно, что в жаргоне такой глагол возник, осуществив словообразовательную потенцию, сходную с той, которая реализована в стихотворении.

4. Создание неоднозначности на основе грамматической полисемии

В следующем тексте автор устраняет возвратный постфикс слова колотится, и в результате этой деформации возникает грамматическая многозначность глагола:

Гулкий филин, обозначивая соседство,
рядом со мной на кипарис уселся.
Рука у груди – самое лучшее средство,
если неровно колотит сердце
с той стороны стеклянной клетушки.
А земля полна клевера или кашки.
Иногда мне становится так душно,
что становится страшно46

Здесь глагол колотит можно понимать и как глагол действительного залога, то есть как предикат, отнесенный к субъекту сердце, и как безличный глагол, при котором актантом сердце обозначен объект воздействия, и как член потенциальной синонимической пары колотит – колотится (ср. : узуальную синонимическую пару стучит – стучится).

Грамматическая неоднозначность, создающая субъектно-объектный синкретизм, наблюдается и в таких строчках:

Я б выучил гэльский на птичьих утесах,
Где воздух знобит от мелькания чаек.
Я знал бы ответы на ваши вопросы,
Которые вы задаете случайно.47

Исходя из презумпции безличности, в норме имманентно свойственной глаголу знобить, слово воздух в сочетании воздух знобит следует понимать как обозначение объекта винительным падежом существительного (с инверсией подлежащего и дополнения). Но все же есть и альтернатива восприятия, тем более что у того же автора встречается несомненная трансформация ← 208 | 209 → безличного глагола в личный: И крепко дышалось: еще и еще! / Морозило. Осень знобила плечо.48

Совпадение страдательных причастий настоящего времени с личной глагольной формой 1-го лица множественного числа выполняет художественную функцию в таком тексте:

И, просекаемый сейчас,
Терновник мглист,
И еле слышим мягкий смех,
Чуть видим лик.49

На такую омонимию обратила внимание Н.М. Азарова. В результате анализа многочисленных примеров она выдвинула гипотезу:

Возможно усмотреть в русском философском и поэтическом текстах наличие регулярного сопряжения категории лица с категорией залога в неличной форме на -ем/-им под влиянием или в ситуации непосредственной близости с личной формой первого лица множественного числа глагола, что ведет к имплицированию категории лица (персональности) в форме на -ем/-им. 50

В своем исследовании Н.М. Азарова опирается на такое положение А.В. Бондарко:

Отношение к лицу может быть либо относительно самостоятельной характеристикой высказывания, или некоторого его элемента, либо характеристикой, сопряженной с какой-то иной семантической категорией, например, посессивной (мой дом). В некоторых языках возможно сопряжение категории лица и с иными семантическими категориями.51

Фокусируя внимание на теме «субъект и объект», добавлю, что в этом случае личными формами глаголов слышим, видим обозначен грамматический актив, а, следовательно, существительными смех, лик обозначены объекты сенсорного восприятия. Если же интерпретировать слова слышим, видим как страдательные причастия, то существительные смех, лик оказываются обозначением грамматических субъектов. Конечно, в ранговой иерархии актантов приоритетен актант мы, но его неэксплицированность местоимением заставляет читателя воспринимать слова слышим, видим как равноправные в своей грамматической двойственности.

Много примеров грамматической неоднозначности связано с категорией падежа. Например, значения именительного и родительного падежей совмещены в таком контексте:

Повсеместно окрест ни светло, ни темно,
И в созвучии: око – икона – окно, –
Обещание вещего знака,
Словно все, что случится, лежит на кону… ← 209 | 210 →
И, поодаль застывши, молчит на луну
Осторожная злая собака.52

Строку обещание вещего знака можно понять по-разному: и ‘созвучие дает сигнал о вещем знаке’ и ‘вещий знак обнаруживается созвучием’. Двойственность эта смысловая, она направлена на объединенное восприятие субъекта и объекта обещания. К синкретизму объектного и субъектного значений родительного падежа располагает одновременная реализация и субъектной, и объектной валентности отглагольного существительного. Заметим, что автор, перечисляя этимологически родственные слова око, икона, окно, придает статус знака именно звуковому сходству и при этом ставит рядом другие, еще более созвучные исторически однокоренные слова обещание и вещего.

В стихах Андрея Битова омонимия именительного и винительного падежей, которая иногда препятствует различению субъекта и объекта, становится предметом языковой рефлексии:

Часы без стрелок – завожу их вновь,
И аккуратность заменяет точность.
Смерть побеждает, как всегда, любовь. ..
Но кто кого? Грамматики порочность.53

А Давид Паташинский использует затрудненность такого различения, деформируя известное изречение цель оправдывает средство, воспринимая которое мы обычно не сомневаемся, что в нем подлежащим является слово цель, а прямым дополнением – слово средство.

Утром любят взять за сердце, камень сердца согревая,
утром дети пьют густое голубое молоко,
цель выдумывает средство, а судьба у нас такая
доживать, что дали, стоя, если плакать нелегко.54

Автор, разрушая фразеологизм замещением сказуемого и вставляя фразу в поэтический контекст, заставляет читателя задуматься о том, что все-таки первично – цель или средство. Стиховая структура здесь особенно релевантна: если в практической речи ранг актантов может зависеть от порядка ← 210 | 211 → слов,55 то в поэзии инверсия является нормой,56 следовательно, слово цель во фрагменте цель выдумывает средство способно быть и подлежащим, и дополнением, выдвинутым в начало высказывания.

Полисемия дательного падежа, который может быть и дательным субъекта и дательным адресата, располагает к объединению этих значений, например, в таком стихотворении:

этим – купанным на кухне в оцинкованных корытах
со младенчества играющим у церкви без креста
не писать на Пасху золотых открыток
серебристой корюшки не ловить с моста

оловянная свинцовая а то и в каплях ртути
их несла погода спеленав сукном
а теперь и некому просто помянуть их
голубиным словом на полуродном
языке церковном языке огней
отраженных волнами с такой холодной силой
что прижаться хочется крепче и больней
к ручке двери – двери бронзовой двустворчатой резной
где изображен свидетель шестикрылый
их небытия их жизни жестяной57

Виктор Кривулин пишет о погибших солдатах. Название стихотворения «Эти» фонетически (и рифменно) подобно слову дети. Слова в оцинкованных корытах, помещенные в первую строку, при развертывании текста вызывают в сознании картину похорон в цинковых гробах.

При совпадении двух значений дательного падежа множественного числа (этим […] не писать на Пасху золотых открыток) местоимение этим может быть понято как указание и на субъект, и на адресата (т. е. быть и агенсом, и бенефактивом): ‘они не будут писать открыток’ и ‘никто не будет писать им открыток’, ‘они не будут ловить корюшку’ и ‘для них никто не будет ловить корюшку’.

А в следующем тексте совмещение агенса и бенефактива в дательном падеже слова Богу становится возможным благодаря безличному глаголу, ← 211 | 212 → нейтрализующему те различия в обозначении субъекта и адресата, которые были бы выражены разными падежами при употреблении личных форм глагола (кто-то улыбался Богу или улыбался Бог).

Под это дело хорошо спалось
В пустом дому, что был через дорогу,
И думалось, и мнилось, и пилось,
И без ехидства улыбалось Богу.58

Конечно, читатель волен выбирать одно из значений, считая омонимию или полисемию помехой для точного восприятия. Но все же в поэтическом тексте неточность не обедняет, а обогащает текст. Можно заметить, что если лексическая полисемия давно освоена – не только как основа игровых приемов, но и как средство серьезного высказывания, то в поэзии конца ХХ – начала ХХI века активно осваивается грамматическая полисемия. Авторы – иногда сознательно, иногда интуитивно – предлагают нам или не вникать, или, напротив, вникать в противоречия и считать эти противоречия мнимыми.

Современная филология уделяет большое внимание осмыслению неточности и неопределенности в различных речевых жанрах и в эволюции языка (Ю. М. Лотман,59 И.И. Ковтунова,60 М.Л. Гаспаров61 и др.). И здесь важно то, что поэзия в своей лингвистической смелости не только выявляет тенденции развития языка, но и во многом опережает это развитие. ← 212 | 213 →

Заключение

Заканчивая статью, приведу цитату из работ А.В. Бондарко:

По существу средства, обычно рассматриваемые в разных главах грамматических описаний, – субъектно-объектные элементы синтаксических структур, субъектно-объектное ядро категории падежа, грамматические категории лица глагола и местоимения, категория залога, лексико-грамматические разряды переходности / непереходности, возвратности / невозвратности, одушевленности / неодушевленности, лица / не-лица – представляют собой элементы единой системы субъектно-объектных отношений.62

Я видела свою задачу в том, чтобы показать эту систему в ее динамике, ускоренной художественными функциями языковых элементов.

Литература

Азарова, Н. (2010): Язык философии и язык поэзии – движение навстречу (грамматика,

лексика, текст). М. Ахмадулина, Б. (1995): Гряда камней. Стихотворения 1957–1992. М. Барт, Р. (1994): Смерть автора // Барт, Р.: Избранные работы: Семиотика. Поэтика. М.

384-391. Битов, А. (1997): В четверг после дождя. СПб.

Бондарко, А. (1983): Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии. Л. Бондарко, А. (1992): Субъектно-предикатно-объектные ситуации // Бондарко, А. (ред.):

Теория функциональной грамматики: Субъектность. Объектность. Коммуникативная

перспектива высказывания. Определенность / Неопределенность. СПб. 29-71. Бондарко, А. (2002): Теория значения в функциональной грамматике. М. Боярских, Е. (2009): Женщина из Кимея. М.

Бродский, И. (1998): Нобелевская лекция // Бродский, И.: Сочинения: В 8 тт. Т. 1. СПб. 5-16. Власов, Е. (1994): Знаменитая книга. СПб. Вольф, С. (2001): Розовощекий павлин. М. Гандельсман, В. (1998): Эдип. СПб. / Нью-Йорк. Гаспаров, М. (1986): Историческая поэтика и сравнительное стиховедение (проблема

сравнительной метрики) // Мелетинский, Е.М. et al.: Историческая поэтика: Итоги и

перспективы. М. 188-209. Гецевич, Г. (1995): Стихи. М.

Грицанов, А. / Можейко, М. (2001): Постмодернизм. Энциклопедия. Минск. Дидусенко, М. (2006): Из нищенской руды. М. Знаменская, И. (1997): Глаз вопиющего. СПб. ← 213 | 214 →

Зубова, Л. (2004): Я? (Проблема персональности в современной поэзии) // Grelz, K. / Witt, S. (eds.): Telling forms. 30 essays in honor of Peter Alberg Jensen. Stockholm. 402-415.

Зубова, Л. (2009): Глагольная валентность в поэтическом познании мира // Фатеева, Н. (ред. ): Язык как медиатор между знанием и искусством. Сборник докладов международного научного семинара «Проблемы междисциплинарных исследований художественного текста». М. 39-55.

Зубова, Л. (2010): Языки современной поэзии. М.

Зубова, Л. (2012a): Конфликт между грамматикой и лексикой в современной поэзии // Абдулхакова, Л. / Копосов, Д. (ред.): Русский язык: функционирование и развитие (к 85-летию со дня рождения заслуженного деятеля науки РФ проф. В.М. Маркова): материалы Международной научной конференции (Казань, 18-21 апреля 2012 г.). Т. 2. Казань. 278-285.

Зубова, Л. (2012b): Возвратность в функционально-семантическом поле залоговости как объект поэтических экспериментов // Воейкова, М. (ред.): От формы к значению, от значения к форме: Сб. ст. в честь 80-летия А.В. Бондарко. М. 208-228.

Зубова, Л. (2012 c): Одушевленное и неодушевленное в современной поэзии // Вяткина, С. / Руднев, Д. (отв. ред.): Грамматика и стилистика русского языка в синхронии и диахронии: очерки. СПб. 435-457.

Зубова, Л. (2015): Неузуальные страдательные причастия настоящего времени в современной поэзии // Казанский, Н. (отв. ред.): ActaLinguisticaPetropolitana. Труды Института лингвистических исследований РАН. Т. 11. Ч. 1.: Воейкова, М. / Сосновцева, Е. (ред.): Категории имени и глагола в системе функциональной грамматики. СПб. 63-82.

Иконников-Галицкий, А. (1998): θавор. СПб.

Кабанов, А. (2005): Крысолов. СПб.

Кибиров, Т. (2000): Amour, exil… СПб.

Ковтунова, И. (1992): Современный русский язык. Порядок слов и актуальное членение предложения. М.

Ковтунова, И. (1993): Принцип неполной определенности и формы его грамматического выражения в поэтическом языке ХХ века // Красильникова Е. В. (отв. Ред.): Очерки истории языка русской поэзии ХХ века. Грамматические категории. Синтаксис текста. М. 106-154.

Кривулин, В. (1998): Купание в иордани. СПб.

Кучерявкин, В. (2001): Треножник. СПб.

Лейкин, В. (1991): Образы и подобия. Л.

Лимонов, Э. (2003): Стихотворения. М.

Лосев, Л. (1999): Стихотворения из четырех книг. СПб.

Лотман, Ю. (1996): Внутри мыслящих миров. Человек – текст – семиосфера – история. М.

Ожиганов, А. (2015): Два введения в Игру стеклянных бус (венок сонетов) // Komaromi, A. (ed.; Electronic Archive Project for the Study of Dissidence and Samizdat): The Samizdat Journal 37 [Transcript based on the copy of „37“ № 5 (1976) at the Historical Archive, Institute for the Study of Eastern Europe, University of Bremen, F. 75]. Toronto. https://samizdatcollections.library.utoronto.ca/islandora/object/samizdat%3A37_5/datastream/PDF/view (8/05/2018).

Ордынская, М. (2008): Уже который год, лишь вечер настает… // ЛИТО Вячеслава Лейкина. 23. СПб. 131. ← 214 | 215 →

Павлова, В. (1999): Из книги «Площадь соловецких юнг» // Волга. 8, 1999. http://magazines.russ.ru/volga/1999/8/pavl.html (8/05/2018).

Падучева, Е. (2004): Динамические модели в семантике лексики. М.

Падучева, Е. (2006): Диатеза, генитив отрицания, наблюдатель // Храковский, В. С. / Дмитренко, С. Ю. / Заика, Н. М. (редколл.): Проблемы типологии и общей лингвистики. Международная конференция, посвященная 100-летию со дня рождения проф. А.А. Холодовича. СПб. 103-109.

Паташинский, Д. (2006): Немного цвета. СПб.

Перельмутер, В. (1997): Пятилистник. М.

Петров, С. (1994): Я с жизнью рядом // Камера хранения: Литературный альманах. Вып. четвертый. СПб.

Плунгян, В. (2000): Общая морфология. Введение в проблематику. М.

Поляков, А. (2003): Для тех, кто спит. М.

Резанова, З. (1999): Язык и человек: субъектно-объектные отношения (варианты интерпретации в европейской культурной традиции) // Вестник Томского государственного университета. 268, 1999. 86-89.

Смирнов, И. (1994): Психодиахронологика. Психоистория русской литературы от романтизма до наших дней. М.

Соснора, В. (2006): Стихотворения. СПб.

Степанова, М. (2001a): О близнецах. М.

Степанова, М. (2001b): Песни северных южан: Стихи. М. / Тверь.

Степанова, М. (2005): Физиология и Малая История. М.

Степанова, М. (2006): О // http://znamlit.ru/publication.php?id=3054 (8/05/2018).

Тестелец, Я. (2001): Введение в общий синтаксис. М.

Успенский, Б. (1994): Анти-поведение в культуре Древней Руси // Успенский, Б. : Избранные труды. Т. 1. М. 320-332.

Эпштейн, М. (2007): О творческом потенциале русского языка: Грамматика переходности и транзитивное общество // Знамя. 3, 2007. 193-208. http://znamlit.ru/publication.php?id=3230 (8/05/2018).

Юрьев, О. (2004): Избранные стихи и хоры. М. ← 215 | 216 → ← 216 | 217 →


Проблема объекта в диссертациях по психологии Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

_____________УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

Том 153, кн. 5 Гуманитарные науки

2011

УДК 159.9

ПРОБЛЕМА ОБЪЕКТА В ДИССЕРТАЦИЯХ ПО ПСИХОЛОГИИ

Л.М. Попов, Е.Н. Ибрагимова

Аннотация

В статье рассматриваются два вида объектов: эмпирический и теоретический. В качестве теоретических объектов обычно изучаются абстрактно выделенные из психологической организации человека свойства личности, познавательные процессы, психические состояния. Эмпирические объекты в психологии — это те предметы, явления, люди, которые существуют независимо от психолога-ученого. Обосновано право диссертантов дифференцированно подходить к выбору объекта исследования.

Ключевые слова: объект психологии, субъект, человек, взаимодействие, предмет психологии.

Актуальность вопроса о характере объекта в современной психологии определяется наличием двух типов объектов, которые представлены чаще всего в кандидатских и докторских диссертациях: в одних случаях это — люди (человек), относящиеся к какой-либо социальной, возрастной, профессиональной, этнической группе; в других — абстрактно выделенные стороны психологической организации человека, например интеллектуальная, эмоциональная, мотивационная, ценностно-смысловая сферы. Проблему мы видим в том, что в последнее десятилетие тенденция к выделению объекта абстрактного типа преобладает. Общество ждет от психологической науки внедрения результатов в жизнь, а в научных исследованиях доминирует тенденция к абстрагированию. Если объект абстрагирован, значит, внедрение результатов исследования напрямую невозможно, нужна еще одна организационная структура, которая осуществляла бы перевод данных, полученных психологом-ученым, в практическую плоскость.

Современная психология представлена двумя отчетливо выраженными направлениями: теоретико-методологическим и практико-ориентированным,

прикладным. Иногда вспыхивают дискуссии о ценности или приоритетности одного из них. В организационном плане подобная дуалистичность психологической науки проявляется в сосуществовании двух психологических сообществ. Первое из них — Российское психологическое общество — объединяет представителей традиционного направления. Приоритетной ценностью членов этого сообщества является теория. Второе сообщество психологов занимается прикладными исследованиями. Оно объединяет психологов, ориентированных на работу с эмпирически воспринимаемыми объектами (люди, природные явления, знаки, техника). На наш взгляд, следует не отделять одно направление от другого, а, руководствуясь принципом толерантности, признать право психологов на две

основные стратегии в исследовательской деятельности: стратегию абстрактноаналитического и стратегию целостного подхода [1]. В первой из названных стратегий объектом исследования чаще всего является какая-то сторона, функция психики человека, а также его свойства, психологические механизмы, состояния. Одним словом, это — абстрактно выделенная и реально не существующая сторона психологической организации человека, личности, субъекта. Вторая стратегия представлена в двух вариантах: системно-структурном и типологическом. В системно-структурном варианте [2] объектом исследования является психологическая организация человека с ее когнитивным, регулятивным и коммуникативным компонентами или один из названных компонентов. В типологическом варианте стратегии, который наиболее близок идеологии практической психологии, объектом исследования является человек как психологический тип. При этом типология базируется на понимании человека как единства определенных качеств, у которого другие люди выделяют какую-то доминирующую черту, свойство личности внешнего или внутреннего плана. На материалы исследований по данной стратегии может быть распространен континуально-генетический подход [3], где психическое рассматривается как целостное, недизъюнктивное образование.

Итак, можно констатировать применительно к объекту психологических исследований — предмету нашей статьи, — что объектом изучения может быть как человек (люди), так и отдельные стороны его психологической организации. Однако, например, в кандидатских и докторских диссертациях по разным специальностям психологии можно наблюдать более однообразную картину. Объектами исследования чаще всего являются познавательные процессы, когнитивная, мотивационно-потребностная, эмоционально-волевая сферы, психические состояния личности, профессиональная деятельность [4-6]. В этой связи следует отметить, что, при всей толерантности исследователя к выбору стратегий, объект изучения должен соответствовать идее стратегии.

Назначение (идея) абстрактно-аналитической стратегии — провести углубленное изучение какой-либо стороны психики человека и дать ее модельнотеоретическое отображение. Исследовательский вклад в психологическую организацию субъекта в этом случае осуществляется в виде установления новых элементов психологического механизма одного из выделенных звеньев психического. Чаще всего такие исследования ведутся по специальности 19.00.01 «Общая психология, психология личности, история психологии».

Назначение целостного подхода — сформировать целостное представление о психологической организации человека, а также показать реальные пути воздействия на него, скорректировать, благодаря специальным технологиям, поведение человека, добиться его личностного роста. Исследовательский вклад при этом оценивается по изменившемуся поведению испытуемого, уровню развития его интеллектуальных, коммуникативных способностей. Результат воздействия проявится в «действиях, деяниях, поступках» [3, с. 345].

Противоречие в исследовательской деятельности психолога состоит в том, что в диссертации объектом его изучения выступает какая-то абстрактно выделенная сторона психологической организации человека, а необходимый научный результат он получает с помощью тестирования, однако в требованиях

к диссертациям указывается на необходимость апробирования результата на практике. Чаще всего в психологии предлагаются два пути применения полученных данных: первый — создание новой информации, обогащающей представление о психических процессах, состояниях, свойствах личности; второй -развитие какого-либо качества, способности человека с помощью авторской технологии. Следование второму пути требует, чтобы в качестве объекта воздействия выступал тот же человек, но во всей его психофизиологической и социальной полноте. Психологу-исследователю при этом приходится переходить в позицию психолога-практика и менять объект своего изучения с теоретического на эмпирический. Менее остро это противоречие ощущается, если автор выбирает системно-структурный вариант целостного подхода. Хотя данный вариант стратегии и получил распространение благодаря нацеленности на практику, в реальности результат применения системно-структурного подхода скорее имеет диагностическую, нежели практико-внедренческую ценность, так как ограничивается лишь рекомендательным уровнем внедрения. Особенно широко в рамках данного подхода распространены идеи статистического характера, суть которых в общем виде сводится к тому, что в ходе корреляционного, факторного анализа диагностируется наличие устойчивых, статистически достоверных связей между отдельными признаками когнитивного, регулятивного, коммуникативного планов [2]. Само внедрение полученных результатов скорее предполагается, чем реально осуществляется на практике.

Налицо противоречие между социальным ожиданием внедрения научных результатов в практику и желанием исследователей-психологов ограничиться лишь рекомендациями по внедрению, поэтому исследования чаще всего не дают результата в плане реального изменения психики людей, их поведения, развития способностей. Проблема современной психологии состоит в том, что психологи скорее не готовы, чем готовы и способны произвести реальное «преобразование» (развитие, «коррекцию») исследуемого человека, оптимизировать его поведение, общение, деятельность. На наш взгляд, реальные «преобразования» человека, его поведения, общения, эффективное проявление и даже развитие способностей будут более обоснованны, если считать, что объектом исследования должен быть человек — определенной культуры, субкультуры, определенного пола, возраста, определенной национальности с ее ценностно-смысловыми ориентациями. Именно тогда при выполнении диссертационных работ, особенно по прикладным психологическим специальностям (медицинская, социальная, акмеологиче-ская психология, психология труда и т. д.), исследователи будут стремиться не столько к установлению сходства или различия испытуемых, сколько к тому, чтобы, опираясь на определенную технологию работы, достигать реального результата, который может быть подтвержден вторичной диагностикой.

В силу того что в настоящей работе мы ориентируемся на рецепцию понятия «объект» психологической наукой, считаем необходимым изложить основные положения работ ученых-психологов, обращавшихся к интересующей нас проблеме (см. [3, 7]).

Во-первых, понятие «объект» всегда коррелирует с понятиями «субъект» и «деятельность», деятельность же — это взаимодействие субъекта с объектом. «Деятельность может быть только деятельностью субъекта» [3, с. 475].

Во-вторых, первоначально понятие «объект» было необходимо для показа взаимодействия человека как активного преобразователя природы (субъекта) с окружающей действительностью, представленной миром материальных предметов (объектов). Отсюда в последующем возникла необходимость соотнести понятия «объект» и «бытие». Бытие существует независимо от человека, но как только человек начинает вести активную деятельность, направленную на какой-либо предмет бытия (познавать, преобразовывать), этот предмет становится объектом, а действующий человек — субъектом, и между ними начинается процесс взаимодействия.

В-третьих, осознание переживаний, чувств, других психических явлений осуществляется через осознание объектов (вещей, людей, событий), с которыми они связаны [3, с. 541].

В-четвертых, на этапе перехода от эмпирической деятельности к теоретической возникла необходимость выделения объекта второго типа — теоретического. Обоснованием этого является следующее: «предметы теоретического познания реально не существуют» [8], они существуют лишь в виде абстракции, например, как элементы теоретической модели интеллектуально-деятельностного компонента субъекта. Происходит «глубокое теоретическое отражение подлинного содержания объекта, которое не может быть выявлено на эмпирическом уровне» [8]. Следует полагать, теоретическим объектом в психологии становится то в человеке или в его действиях, поведении, общении, что абстрагируется от реального человека или его актов взаимодействия с реальностью.

В-пятых, если следовать стратегии целостного подхода и стремиться довести результаты исследования до реального внедрения, то целостность, единство и системность психологического исследования находят философское обоснование в онтологии. «Онтологическим же исходным основанием этой науки (психологии. — Л.П., Е.И.) является ее объект — человек» [3, с. 595].

Исходя из того что психология изучает человека (субъекта) во взаимодействии (поведении, деятельности, общении, созерцании) с окружающим миром (явлениями, предметами живой и неживой материи) и самим собой (своими представлениями, переживаниями, состояниями), психолог-ученый может выделить четыре класса объектов:

1. Объекты неживой природы: вещи, предметы, явления природы.

2. Объекты живой материи: растения, животные, люди, включая самого исследователя.

3. Объекты процессуального плана: деятельность/самодеятельность, общение, созерцание, познание и самосозерцание, самопознание.

4. Объекты в виде представлений, ощущений, состояний, переживаний, процессов.

Если признать, что объекты исследования психолога могут быть эмпирическими и теоретическими, то к эмпирическим следует отнести объекты первого и второго классов, а к теоретическим — третьего и четвертого из данной классификации.

Итак, если психолог выбирает в качестве объекта исследования какой-либо из объектов первого или второго классов, то он не только может дать рекомендации по внедрению полученных результатов, но и внедрить их. Соответственно,

для него не составляет труда вполне конкретно обозначить практическую ценность результатов исследования в диссертационной работе. Гораздо более сложным это оказывается для диссертанта, избравшего объектом изучения один из объектов третьего или четвертого класса предложенной классификации, в силу того что эти объекты являются абстрактно выделенными из жизнедеятельности человека и рассматриваются как самостоятельные феномены, свойственные всем людям. Однако необходимость показать практическую ценность работы и возможности внедрения результатов вынуждают диссертантов-психологов отделываться рекомендациями, которые, как правило, остаются невнедренными. Практики вполне обоснованно требуют показать, для кого эти рекомендации: для студентов, для детей, для лиц мужского или женского пола и т. д. И все же часто получается, что подобные рекомендации носят характер «для всех и ни для кого».

Продемонстрировать корреляцию различных типов объектов с теоретической или практической направленностью исследования мы можем на примере нашей работы [9], которая носит как фундаментальный, так и прикладной характер. В той ее части, где речь идет об интеллектуально-деятельностном механизме развития субъекта, объект является теоретическим (сам механизм, его отдельные элементы). В части, раскрывающей нравственно-этические типы личности, в качестве эмпирического объекта выступают люди как психологические типы с доминированием какой-либо этической черты (конформности, ответственности). Носителями той или иной черты являются реально существующие люди как эмпирический объект изучения.

На примере же диссертаций, выполненных под руководством одного из авторов данной статьи, мы можем рассмотреть тенденцию перехода от теоретического объекта к эмпирическому. В теоретико-диагностической части диссертации, посвященной способности к целеполаганию, феномен целеполагания в структуре интеллектуально-деятельностного механизма субъекта был рассмотрен как теоретический (абстрактно выделенный) объект. Во второй части диссертации, где автор описал эксперимент, в процессе которого осуществлялось косвенное воздействие на студентов и аспирантов с целью актуализации у них способности к целеполаганию, именно испытуемые становились объектом изучения диссертанта. Объект приобрел эмпирический характер. В таком случае представляется обоснованным, что при описании практической значимости работы автор предложил распространить полученный результат по развитию способности к целеполаганию на студентов средних и старших курсов, а также аспирантов [10].

Подобный переход от теоретического объекта к эмпирическому можно отметить и в диссертации, посвященной исследованию духовности и проблем ее развития [11]. Материал диссертации в последующем был опубликован в книге «Добро и зло в этической психологии личности» (глава 4) [9]. В первой части работы объектом изучения (теоретическим) выступил феномен «духовность». Во второй части работы автор обосновал возможность повышения уровня духовности у представителей ряда профессий (милиционеры, ветеринарные врачи). Участники исследования и стали эмпирическим объектом психологического воздействия.

Аналогичные исследования были проведены по явлениям честолюбия (канд. дис. Ю.Н. Устиной) [12], ответственности (канд. дис. М.А. Закировой) [13].

Во всех случаях был отмечен переход от теоретического объекта (теоретикодиагностическая часть) к эмпирическому (тренинговая часть), когда студенты, учащиеся, представители разных профессий становились объектами работы психолога.

Следует отметить, что может иметь место и другая тенденция — переход от эмпирического объекта к теоретическому. Она проявилась при использовании метода «Интервью с самим собой», впервые описанного в 1990 году [14]. Суть метода состоит в том, чтобы испытуемый описал самого себя по определенному экспериментальному плану. Цель применения метода — помочь испытуемому осознать свои достоинства и недостатки. Многолетний опыт работы с людьми (студентами, аспирантами, наркозависимыми), то есть с объектами эмпирического типа, позволил нам выработать несколько модификаций этого метода. Реальная практика требовала, чтобы результат тоже был реальным. Испытуемым, которым нужна была консультация по самоизменению, предлагался вариант метода «От “Я-реального” к “Я-идеальному”»; для студентов, которые хотели определиться со своей профессиональной ориентацией и получить рекомендации по дальнейшему профессиональному развитию, был создан вариант «Я-профес-сиональное»; для аспирантов — «Я-исследователь» и «Я-преподаватель». Во всех модификациях объектом исследования, а затем и развития становилось все то, что испытуемый, опираясь на общие и специальные психологические знания, выделял в себе самом. Иначе говоря, объектом становился он сам, следовательно, можно говорить о реализации одного из исходных постулатов психологии: развитие человека осуществляется во взаимодействии не только с миром, но и с самим собой. В последующем, когда возникла необходимость количественной оценки способности человека к саморазвитию, потребовалось эту способность абстрагировать от реальных носителей, определив ее место в интеллектуально-личностной организации субъекта. Необходимо было выделить уровни развития способности и соотнести их с проявлениями всего диапазона творчества. Объект исследования приобрел теоретический характер.

Завершая обсуждение проблемы, приведем основные выводы.

В условиях существования двух направлений в психологии (теоретического и прикладного), где, предположим, общая (теоретическая) психология может рассматриваться как наиболее отвлеченная от жизнедеятельности реального человека, объект исследования, ассоциированный с этим направлением (какая-либо функция психики, субъекта, взаимодействия), носит теоретический характер. И тогда в условиях двойного абстрагирования полученного результата от реального процесса, реального носителя вполне уместно при выполнении диссертационных исследований не указывать в обязательном порядке на сферы практического применения результатов работы.

Во всех прикладных отраслях психологии (психология личности, социальная, медицинская, возрастная психология и т. д.) объектом исследования должен быть человек определенного плана (возраст, пол, социальный статус, этнос), что предполагает обязательное внедрение полученного результата, а не составление перечня рекомендаций с формулировкой «полученные результаты могут быть использованы…».

В том случае, когда объект исследования меняется с первоначально (на этапе осмысления феномена, выявления его корреляционных связей с другими элементами) теоретического на эмпирический (когда осуществляется реальное взаимодействие экспериментатора с испытуемым), описание процесса внедрения может быть признано обоснованием практической ценности исследования.

Достаточно адекватным решением проблемы объекта в психологии является, на наш взгляд, возвращение к исходной философской позиции, согласно которой объект — это то, что противопоставлено субъекту и существует независимо от познающего субъекта, являясь частью объективной реальности. Следует, однако, отметить, что предмет исследования в психологии всегда абстрактен и во всех частях диссертационной работы остается без изменения.

Summary

L.M. Popov, E.N. Ibragimova. The Problem of the Object in Psychological Dissertations.

This article describes two types of objects: empirical and theoretical. Personality characteristics, cognitive processes, and mental states notionally selected from the psychological organization of a person are generally studied as theoretical objects. Empirical objects in psychology are those objects, phenomena, and people that exist irrespective of a psychologist/ researcher. The right of dissertators to differentially approach the choice of a research object is proved.

Key words: object of psychology, subject, person, interaction, subject of psychology.

Литература

1. Попов Л.М., Ибрагимова Е.Н. Психология интеллектуально-деятельностного развития студента // Учен. зап. Казан. ун-та. Сер. Гуманит. науки. — 2007. — Т. 149, кн. 1. — С. 5-20.

2. Ломов Б. Ф. Системность в психологии. — М.; Воронеж: Изд-во ВГУ, 1996. — 358 с.

3. Брушлинский А.В. Избранные психологические труды. — М.: Ин-т психологии РАН, 2006. — 622 с.

4. Насибуллов К.И. Особенности смысловой сферы личности при разрушении ценности собственной жизни: Автореф. дис. … канд. психол. наук. — Казань, 2002. — 22 с.

5. Андреева Ю.В. Взаимосвязь профессиональных и личностных качеств имиджа руководителя: Автореф. дис. . канд. психол. наук. — Казань, 2002. — 24 с.

6. Юсупов М.Г. Взаимодействие психических состояний и когнитивных процессов в ходе учебной деятельности студентов: Автореф. дис. . канд. психол. наук. — Казань, 2009. — 23 с.

7. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. Человек и мир. — СПб.: Питер, 2003. — 508 с.

8. Лекторский В.А. Объект // Большая советская энциклопедия: в 30 т. — 3-е изд. — М.: Сов. энциклопедия, 1974. — Т. 18 — С. 259.

9. Попов Л.М., Голубева О.Ю., Устин П.Н. Добро и зло в этической психологии личности. — М.: Ин-т психологии РАН, 2008. — 239 с.

10. Дмитриева И.А. Развитие способности к целеполаганию у студентов и аспирантов: Автореф. дис. … канд. психол. наук. — Казань, 2011. — 26 с.

11. Голубева О. Ю. Развитие характеристик духовности личности в условиях организованной деятельности: Автореф. дис. . канд. психол. наук. — Казань, 2005. — 18 с.

12. Устина Ю.Н. Особенности честолюбия как этической характеристики в период становления личности: Автореф. дис. … канд. психол. наук. — Казань, 2008. — 23 с.

13. Закирова М.А. Развитие ответственности в юношеском возрасте (на примере студентов вуза): Автореф. дис. … канд. психол. наук. — Казань, 2010. — 23 с.

14. Попов Л.М. Психология самодеятельного творчества студентов. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1990. — 237 с.

Поступила в редакцию 09.03.11

Попов Леонид Михайлович — доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой психологии личности Казанского (Приволжского) федерального университета.

E-mail: [email protected]

Ибрагимова Елена Николаевна — кандидат психологических наук, ассистент кафедры психологии личности Казанского (Приволжского) федерального университета.

E-mail: [email protected]

24 Человек как объект и психика как предмет изучения психологии » СтудИзба

Тема 3. Человек как объект и психика как предмет изучения психологии (предварительное системное представление)

Несмотря на сложность проблемы соотношения объекта и предмета исследования для любой науки, в психологии, как говорилось выше, принято главным объектом изучения считать человека, а главным предметом — его психику. С целью облегчить понимание психологической сущности человека, раскрываемой в последующих главах, и соблюдая основные принципы познания, дадим общее предварительное представление о человеке и его психике как сложных системах, подлежащих научному изучению.

Уровни психологической организации (макрохарактеристики) человека

Человек как субъект психической деятельности имеет многоуровневую организацию, что определяет и разные уровни и аспекты его психологического изучения. На каждом из этих уровней проявляется один из вариантов его сущности, что дает право говорить о нескольких ипостасях человека, только совокупность которых может дать более или менее целостное и полное представление о нем. (Между прочим, аналогичный подход в понимании сущности Бога демонстрирует христианский догмат о Божественной Троице, т. е. о Боге, едином в трех лицах: Бог-отец, Бог-сын и Бог-дух святой.)

Научное оформление многоуровневости психологической организации человека придал Б. Г. Ананьев, представив ее как систему взаимосвязанных понятий: человек — индивид — субъект (деятельности) — личность — индивидуальность [18, 22]. Взаимосвязь между этими понятиями в первую очередь предстает как иерархические отношения между ними. Иерархия (субординация) этих понятий, отраженная в последовательности их положения в общем ряду, имеет двойной смысл: условно можно говорить о временном и пространственном смыслах. Первый смысл заключается в том, что человек в своем онтогенетическом развитии последовательно проходит стадии от индивида до индивидуальности. Во втором смысле каждая последующая ипостась как более совершенный уровень организации включает в себя качества предыдущей, т. е. они находятся в отношениях соподчинения и включения. К настоящему времени вызрела идея дополнить этот ряд еще одной категорией — «универсум» [744]. Человек в своей психической деятельности раскрывается во всех перечисленных понятиях, которые в современной психологии нередко именуют «макрохарактеристиками» человека [166, 501].

В зависимости от уровня рассмотрения изучению подлежат различные совокупности психических явлений, характерные для соответствующей ипостаси человека. Совокупности эти отличаются друг от друга и составом входящих в них психических феноменов, и структурой, т. е. взаимосвязью этих феноменов.

Итак, самым общим понятием в этой иерархической лестнице является понятие «человек». Существует масса его определений. Но, как обычно в таких случаях, каждое определение отражает какую-то одну сторону (иногда несколько) явления, но не может охватить все стороны одновременно. (Кстати, напомним, что именно поэтому в современной науке действует и используется освещенный выше принцип дополнительности.) Например, очень точно характеризует отличие человека от животных такое определение: «Человек — единственное животное, которое знает свою бабушку». Не менее точен был В. Шекспир, подметив, что человеку в отличие от животного нужно не только необходимое, но и лишнее. Осознав все трудности формулировки исчерпывающих определений человека, примем за наиболее адекватную следующую дефиницию: человекэто биосоциальное существо, воплощающее, с одной стороны, высшую ступень развития жизни на Земле, а с другой, главный активный элемент общественно исторического развития.

С первой точки зрения современный человек предстает как биологическое существо, принадлежащее к типу позвоночных, классу млекопитающих, роду Нomo, виду Homo Sapiens (человек разумный). Он характеризуется особой телесной организацией, главными признаками которой являются прямохождение, наличие руки, высокоразвитого мозга и речевого аппарата. С общественной точки зрения он социальное существо, принадлежащее человеческому обществу в целом, определенным народностям, нациям, социальным группам. В этом ракурсе он характеризуется способностью к общению, к познанию внешнего мира и самого себя, к труду (как целенаправленному производству материальных или духовных ценностей).

Индивид (от лат. individuum — неделимое < in — не + dividen dus — подлежащий разделу) — макрохарактеристика человека, отражающая его природно-биологическую сущность как представителя вида Homo Sapiens. В этом понятии отражается индивидуально-биологическая сторона каждого человека как результат его филогенетического и онтогенетического развития. Филогенез — это историческое развитие организмов в русле эволюции жизни на Земле. Онтогенез — это индивидуальное развитие организма в русле его жизненного пути. Основные признаки индивида: 1) целостность анатомической и психофизиологической организации; 2) устойчивость во взаимодействии с внешним миром; 3) активность. Целостность означает системный характер связей между многообразными механизмами и функциями организма, реализующими жизненные (витальные) отношения со средой. Устойчивость определяет сохранность основных отношений индивида с действительностью и предполагает их пластичность, гибкость, вариативность. Активность обеспечивает способность индивида к самоизменению, сочетает зависимость от ситуации с преодолением ее воздействия на организм.

Понятие «индивид» применимо не только к человеку, но и к животным, когда они рассматриваются как отдельные особи в составе своих популяций. В качестве синонима термина «индивид» используют термин «индивидуум».

Субъект (от лат. subjectum — подлежащее) — макрохарактеристика человека, отражающая его соотношение с объективной реальностью, указывающая на него как на 1) носителя внутреннего мира (в форме сознания) и 2) источник активного познания и преобразования действительности. Субъект, действующий в объективном мире, противостоит ему благодаря своей сознательной активности. Активность субъекта в психологии обычно увязывается с его деятельностью. Психологическая активность обусловлена спецификой внутренних состояний субъекта в момент действия (в отличие от реактивности — обусловленной предшествующими состояниями). Она характеризуется произвольностью (действие субъекта по собственному почину), целенаправленностью (наличием цели действия субъекта), надситуативностью (выход за пределы исходных целей), устойчивостью деятельности по отношению к цели. Реализация человеком функций познания и преобразования действительности в контексте деятельности обусловила применение термина «субъект» обычно в связке с этим понятием: «субъект деятельности».

Личность (от русск. личина) — это макрохарактеристика человека, отражающая его социальную сущность, указывающая на него как на субъекта социальных отношений и сознательной деятельности. Принято говорить, что личностью не рождаются, а становятся в процессе общения, научившись сравнивать себя с другими и выделять собственное «Я». Огромное влияние на процесс формирования личности оказывают воспитание и образование. Основными обобщающими, интегральными свойствами личности (ее макрохарактеристиками) являются темперамент, характер, способности и направленность. Личность может изменяться: прогрессивно развиваться или деградировать. По сочетанию ее свойств и особенностей различают личности гармоничные или односторонние, прогрессивные или реакционные, нравственные или преступные, здоровые или больные, нормальные или патологичные. Личность — явление многогранное, она является объектом изучения всех гуманитарных наук. В психологии личность изучается в двух главных аспектах. Первый — общепсихологический, в рамках которого изучается структура и общие свойства личности; деятельность как форма существования и проявления личности. То есть это в определенном смысле — индивидуализированный подход. Второй подход — социально-психологический. Здесь личность изучается в контексте общения и взаимодействия людей и различных групп друг с другом.

Индивидуальность (от лат. individuum — неделимое) — макрохарактеристика человека, отражающая его неповторимость со стороны социально значимых отличий от других людей. В этом понятии воплощена уникальность человека и как индивида, и как субъекта, и как личности. Индивидуальность (в психологическом смысле) проявляется в чертах характера и особенностях темперамента, специфике интересов, качествах психических процессов, особенностях интеллекта, своеобразии потребностей и способностей. Предпосылками формирования индивидуальности выступают анатомо-физиологические задатки, процессы образования и сознательного самовоспитания.

Универсум (от лат. universalis — общий, всеобщий) — макрохарактеристика человека, отражающая достижение им высшей степени духовного развития с ясным осознанием своего бытия и места в мире.

Субординационный характер представленных ипостасей человека не означает, что каждый конкретный человек находится на каком-то одном уровне своей психологической организации. Взрослому нормальному человеку (являющемуся объектом исследования общей психологии) одновременно присущи все указанные уровни. Тем самым следует признать, что рассматриваемые ипостаси человека находятся не только в иерархических отношениях, но и в отношениях сосуществования и взаимодействия, т. е. в координационных отношениях. Этот аспект психологической организации человека наглядно, компактно и в то же время с достаточной полнотой описывается с помощью нижеприводимой схемы (рис. 3.1). Такое описание человека было предложено В. А. Ганзеном, опиравшимся на разработанный им и уже упоминавшийся нами пентабазис СПВЭИ [166, с. 156].

Рис. 3.1. Координационная схема психологической организации человека

(по В. А. Ганзену [166, с. 159])

Компоненты правой стороны схемы (личность и индивидуальность) отражают преимущественно социальную сущность человека, а компоненты левой стороны (индивид и субъект) — его биологическую основу. Верхняя часть схемы (субъект и индивидуальность) отражает дифференцирующие, разделяющие отношения человека в окружающей среде, нижняя (индивид и личность) — интегрирующие, объединяющие. Действительно, индивид — наименьшая единица в системе биологического вида, объединяющая и сохраняющая всю информацию о виде во времени (отношения «предки — потомки»). Как личность, человек вступает в контакт с расположенными в физическом и социальном пространстве другими людьми и различными социальными группами. То есть эти две ипостаси выражают объединяющую со средой (природной и социальной) во времени и пространстве сторону (тенденцию) человека как биосоциальной единицы. В то же время человек как субъект противостоит объективному миру, который он познает и преобразует, а как индивидуальность, противопоставляется другим людям. То есть эти две категории выражают отделяющую от природной и социальной среды сторону (тенденцию) человека как биосоциальной единицы.

Функциональная структура психики человека

Если придерживаться наиболее признанной на сегодня в науке эволюционистской концепции развития жизни на Земле, то следует признать, что психика является мощным адаптивным механизмом, а ее глобальной, стержневой функцией является способствование выживанию организмов и биологических видов за счет повышения эффективности их взаимодействия с окружающим миром. Эффективность этого взаимодействия увеличивается благодаря повышению интенсивности и адекватности поведения индивида, наделенного психикой, а также благодаря увеличению доли совместных действий особей в общей жизнедеятельности вида. Этим трем факторам повышения выживаемости соответствуют три основные функции психики : стимуляция активности, психическое отражение и обеспечение коммуникации с себе подобными. Последнюю функцию (особенно применительно к человеку ) целесообразно обозначить как общение, включающее в себя не только коммуникативную (передача информации) составляющую, но и перцептивную (восприятие и понимание человека человеком), и интерактивную (обмен действиями) [24]..

Каждая из трех означенных функций представляет собой единство двух компонентов. Первая — активности и реактивности, вторая — познания (отождествляемого некоторыми исследователями с психическим отражением в целом) и регуляции, третья — взаимодействий и взаимоотношений. Специальных пояснений этим двуединствам здесь не приводим, поскольку все необходимые обоснования каждого из них представлены ниже в главе, посвященной общению и деятельности, и частично в заключительном разделе, а также в научной литературе [24, 79, 80, 166, 506]. Если каждую функцию представить в виде одной из ортогональных осей в трехмерном евклидовом пространстве, то получим каркас трехмерной модели функциональной структуры психики (рис. 3.2).

Рис. 3.2. Основные оси пространственной модели функциональной структуры психики

Представленная модель имеет фронтальную плоскость, образованную осями «активность» и «психическое отражение», горизонтальную плоскость, образованную осями «психическое отражение» и «общение», и сагиттальную плоскость, образованную осями «активность» и «общение».

В контексте нашего дальнейшего изложения первоочередной интерес представляет фронтальная плоскость модели, идея и первая редакция которой были предложены в 80-х гг. В. А. Ганзеном [166]. Ее последующая модернизация осуществлена в наших работах [498, 506, 520 и др.].

Строгость и стройность модели Ганзена предопределились опорой на четыре принципиальных положения. Первое состоит в учете дихотомической организации мира, а следовательно, и психики. Единство противоположностей, заключенное в реальных объектах и обеспечивающее как их равновесие, так и развитие, позволяет при анализе объектов реальности раздваивать их на пары (диады), а при синтезе — объединять их в единое целое. Область пересечения членов этих пар дает третий промежуточный элемент, который чаще всего можно рассматривать как границу между ними. Взаимодействие человека со средой есть целостное явление. Дихотомический подход позволяет выделить в этом взаимодействии такие первичные пары, как субъект — объект, отражение — регуляция, активное — реактивное поведение и т. д.

Второе положение, по сути являющееся частным проявлением первого, заключается в том, что психика рассматривается как система с двумя фундаментальными противоположными свойствами, присущими всем объектам реальности: неоднородностью и целостностью. Неоднородность (и соответственно тенденция к дифференциации частей психики как целого) выражается в существовании различных психических функций и проявляется в различных психических явлениях. Это дает возможность использовать при изучении и описании психики метод системного анализа. Целостность психики (и соответственно тенденция к объединению ее частей) заключается в неразрывном единстве всех ее функций и проявлений, что обеспечивает интеграцию всей внутренней психической жизни индивида и его непрерывную взаимосвязь с окружающим миром. Это свойство психики дает возможность при ее изучении и описании применять системный синтез.

Таким образом, реализация указанных двух положений позволяет представить функциональную структуру психики как трехуровневое иерархическое образование, где уровнем наивысшей степени общности является уровень интеграции, раздвоение интегративной функции на психическое отражение и регуляцию дает второй субординационный уровень, а раздвоение функций отражения и регуляции на активные и реактивные формы дает третий уровень — уровень парциальных функций. Эта субординация может быть описана в общенаучных категориях, что представлено графически на рис. 3.3 а.

Рис. 3.3. Функциональная структура психики человека:
а) в общенаучных категориях; б) в психологических категориях.
(по В. А. Ганзену [167, с. 31])

Третье принципиальное положение — это использование базисного метода для структурирования информации, полученной при изучении психики. Идея метода состоит в соотнесении совокупности элементов описания объекта (в нашем случае психики) с совокупностью элементов выбранного базиса. Это соотнесение осуществляется путем выявления соответствия (или близости) характеристик описываемого явления компонентам базиса. Данный метод придает описаниям упорядоченность, устойчивость и относительную полноту. Важным качеством этого метода является «открытость» полученных с его помощью описаний, т. е. возможность внесения дополнений и коррекций без коренных изменений в целом. Именно это обстоятельство позволило в дальнейшем модернизировать рассматриваемую модель.

Четвертое важнейшее положение постулирует возможность исчерпывающего описания любого объекта действительности через пространственно временные и информационно энергетические показатели. Следуя дихотомическому принципу и опираясь на философский анализ категории «материя», пространство и время рассматриваются как диалектическая пара форм существования материи, а энергия и информация — как диалектическая пара условий способа существования материи, т. е. движения. Это позволяет ввести основополагающий для систематики свойств различных объектов базис, названный В. А. Ганзеном «пентабазисом СПВЭИ». Пентабазис включает в себя пять базовых частей: субстрат (С), пространство (П), время (В), энергия (Э), информация (И). Пространство, время, энергия и информация определяют неоднородность и многообразие проявлений (свойств) объектов, в том числе психики, что отмечалось при изложении принципа целостности. Субстрат символизирует синтез всех этих свойств в одном объекте, интеграцию частей в единое целое.

Целенаправленное применение перечисленных принципов позволило В. А. Ганзену представить функциональную структуру психики человека в наглядной форме в виде графической схемы, где каждая триада психологических понятий реализует какую-либо парциальную функцию психики на третьем уровне их конкретизации (реактивное познание, реактивную регуляцию, активное познание, активную регуляцию) и функцию интеграции.

Перцепция в форме ощущений и восприятий осуществляет реактивное отражение, так как эти процессы непроизвольны, безусловны, непосредственны, причинно-следственны. Иначе говоря, на этом уровне психического отражения инициатива во взаимодействии между субъектом и объектом принадлежит объекту как раздражителю, как причине возникновения психического процесса. Непосредственность означает прямое взаимодействие субъекта с объектом. Безусловность означает, что результат взаимодействия (ощущение) возникает независимо от воли субъекта; он не в состоянии его изменить или устранить. Причинно-следственность указывает на направление процесса — от объекта к субъекту: изменения в объективном мире вызывают изменения в субъективном мире, т. е. появление, изменение или исчезновение ощущения, но не наоборот (вспомним принципы объективности и детерминизма). Ощущения и восприятия позволяют ориентироваться в среде и отвечать на вопросы «что?» и «где?». Следовательно, они соотносятся с базисным понятием пространства. Мышление в образной (представления) и знаковой (речь) формах выполняет активное отражение, так как позволяет путем активных преобразований информации (в первую очередь путем логических рассуждений) проникнуть в сущность явлений, скрытую от непосредственного чувственного познания через ощущения и восприятия. Этот психический процесс сопоставим с информационной частью пентабазиса. Аффект реализует функцию реактивного приспособительного регулирования в форме эмоций и чувств. В них обобщен опыт индивида и предшествующих поколений, что позволяет соотнести аффект с базисным понятием времени. Воля выполняет активное регулирование через волевые действия, побудителями которых выступают мотивы. Воля как движущая сила сопоставима с понятием энергии. Интеграция производится сознанием и так называемыми «сквозными» процессами (память и внимание). Память объединяет информацию в одном хранилище, а внимание «связывает» субъекта с объектом психической деятельности. Сознание олицетворяет собой высшего интегратора, в котором объединены все психические функции. Психика в целом функционирует в некоторой среде. На «входе» расположены первичные психические процессы — ощущения и эмоции. На «выходе» — действие и речь как явления, результирующие внутреннюю работу психики.

Эту схему мы пока принимаем за исходную для системного изложения дальнейшего материала. Наложением на нее ряда дополнений и изменений можно получить более подробную схему функциональной структуры психики человека.

Объект субъект и цели психологии управления. Психология управления

Психология управления – междисциплинарная наука, успешно применяющаяся в современных реалиях в области работы с персоналом. В статье рассмотрены основные особенности этой науки, объект и предмет психологии управления, ее цели и задачи, используемые методики, структура психологии управления. Знакомство с этой наукой позволит усовершенствовать трудовые и управленческие процессы так, чтобы повысить общую эффективность труда.

Из материалов этой статьи вы узнаете:

Психология управления: предмет изучения

Говоря о предмете психологии управления, стоит помнить, что управление это не столько наука, сколько искусство. Психология управления, появившаяся на стыке двух фундаментальных наук, с одной стороны изучает психологию человека, с другой – направлена на улучшение качества работы, то есть преследует вполне утилитарные цели. Объектом психологии управления
можно назвать в первую очередь штат сотрудников или команду и взаимодействия внутри нее, направленные на увеличение продуктивности работы.

Психология управления считается отдельным разделом психологии, изучающим закономерности, возникающие в управленческой деятельности. Основой науки является комплексный анализ условий, существующих в той или иной компании, и определение особенностей работы, повышение результативности деятельности команды.

Психология управления занимается проблемами соответствия работающего коллектива определенной компании; направлена на изучение психики работников. Обладая знаниями в психологии менеджмента, HR-менеджер может дать психическую характеристику работы руководителя и процесса менеджмента, проанализировать и назвать навыки и качества, которые необходимы для успешной менеджериальной деятельности.

Как любая современная наука, психология управления занимается аккумулированием данных. В этом случае речь идет о природе воздействия одного человека на другого, группу или общество в целом. Целью такого сбора информации является понимание и объяснение механизмов, лежащих в основе подобного воздействия, а также поиск способов его совершенствования.

Предмет психологии управления
– это целый комплекс психологических отношений, существующих в компании между руководителем и подчиненным или коллективом в целом. К предмету науки относят и механизмы межличностного взаимодействия, и проблемы и конфликты, существующие в компании социальные и профессиональные связи и взаимодействия.

Психология управления, ее объект и предмет требуют рассмотрения с точки зрения нескольких аспектов, к числу которых относятся:

  • психология личности руководителя
    ;
  • психология управленческой деятельности руководителя;
  • психологические вопросы поиска и отбора специалистов;
  • социально-психологические особенности команд работников;
  • психологические и адаптивные аспекты подготовки персонала.

В образовании, менеджменте, кадровых процессах – во всех этих отраслях находят применение методики психологии управления. Соответственно, и предмет этой области знаний является совокупностью многих явлений и психических отношений в компании. Условно его можно описать как комплекс, состоящий из следующих элементов:

  • анализ функций и структуры работы менеджера;
  • психологические аспекты отношения между руководством и персоналом;
  • изучение социологических и психологических вопросов руководства командой и взаимодействий внутри нее.

Итак, предмет психологии управления состоит из трех ключевых элементов: сотрудника (менеджера), рассматриваемого в динамическом развитии в процессе деятельности, самой менеджериальной работе и взаимоотношений (взаимодействий) команды.

Понимание психологии управления возможно только через призму ее главных аспектов:

  • влияние психологических факторов на эффективность деятельности менеджеров;
  • особенности принятия как индивидуальных, так и групповых решений;
  • проблемы лидерства;
  • вопросы мотивации
    , поведенческих актов субъектов менеджмента.

Объект психологии управления

Объектом психологии управления выступает комплексная система деятельности должностных лиц и подразделений компании, ориентированная на общую полезную цель организации. Поставленные цели в данном случае рассматриваются в контексте управленческих отношений согласования и подчинения.

Необходимо помнить, что объект – это, в первую очередь, деятельность руководителя. В объекте психологии управления
можно выделить несколько составляющих:

  • личность руководителя и процесс ее развития в результате осуществления им управленческой деятельности, а именно психология субъекта менеджмента;
  • деятельность управляющего лица компании и схема ее реализации с точки зрения достижения эффективности и результативности;
  • процессы в трудовом и социальном коллективе.

Выделение в структуре науки объекта и предмета позволяет выявить различия между несколькими близкими науками: общая теория менеджмента, социальный менеджмент, государственное управление.

Менеджмент, в первую очередь, имеет отношение к людям, а именно к поискам индивидуального подхода с точки зрения потребностей и черт характера каждого отдельно взятого сотрудника, особенностей восприятия окружающего мира.

Несмотря на то, что существует тенденция, отождествляющая психологию управления и менеджмент, объект и предмет психологии управления и менеджмента перекрещиваются лишь отчасти. Специфика этой науки состоит в том, чтобы понять, почему нужно вести управленческие процессы тем или иным образом.

Структура психологии управления: цели, методы и задачи

Психология управления, ее объект и предмет дают возможность представить процесс управления в виде схемы взаимодействие нескольких элементов:

Субъект управления.
В качестве субъекта выступает руководитель, наделенный полномочиями осуществлять управленческую деятельность.

Объект управления.
Люди или группы людей, выступающие объектом организованного, систематического, планомерного воздействия субъекта.

Управленческие воздействия (или методы).
Комплекс мер, которые использует субъект для воздействия на объект управления.

Цель управления.
Желаемое состояние объекта управления или результат деятельности объекта. Цель формулируется субъектом управления или задается извне, со стороны более высокого уровня управления.

Цель психологии управления, ее практического применения
в первую очередь состоит в решении следующих проблем, существующих в организации:

  • повышение профессиональной компетентности руководителей: совершенствование стилей менеджмента, коммуникативных навыков, принятия решений, навыков стратегического планирования, преодоление стрессов;
  • анализ и совершенствование методик подготовки управленческого состава компании;
  • поиск и активация кадровых ресурсов;
  • оценка и подбор менеджеров в соответствии с потребностями компании;
  • оценка и улучшение социально-психологического климата, повышение уровня лояльности сотрудников, сплочение коллектива.

Таким образом, основная задача психологии управления – это формирование методов руководства, в основе которых лежат выявленные в процессе изучения закономерности между тактикой начальника и реакцией подчиненных.

В целом, задачи психологии управления
можно разбить на несколько крупных групп в зависимости от объекта исследования:

  1. Психологический анализ деятельности руководства.
    Руководителю необходимо осуществлять управленческую деятельность осознанно, анализируя свои действия, что необходимо для принятия верных управленческих решений.
  2. Изучение механизмов психической регуляции.
    Необходимо для принятия верных решений как в нормальных, так и в экстремальных условиях
  3. Исследование лидерства.
    Выработка лидерских качеств, необходимых руководителю для руководства рабочим процессом
  4. Практическое применение психологических знаний в управленческих процессах.
    К этой задаче можно отнести разрешение конфликтов, регуляция микроклимата, повышение уровня удовлетворенности работой, достижение высокого уровня лояльности сотрудников
  5. Исследование группового взаимодействия.
    Необходимо для достижения устойчивого социального микроклимата в коллективе
  6. Изучение способов и механизмов мотивации.
    Мотивация необходима в управленческих процессах для побуждения сотрудников к достижению более значимых целей.

Психология управления, являясь междисциплинарной наукой, успешно использует управленческие методики в сочетании с психологическими. Структура психологии управления выделяет две основные методики изучения: наблюдение и эксперимент.

Наблюдение
– аналитический метод, основанный на процессах восприятия. Этот метод является наиболее сложным объективным методом, так как наблюдение ведется в естественной обстановке, соответственно, роль и место наблюдателя влияет и воздействует на объект наблюдения. Изучение и поиск эффективных принципов взаимодействия руководителя и коллектива происходит в пассивной форме. В ходе исследования фиксируются реакции, мнения и результаты. К этому методу обращаются как при получении предварительного материала перед началом других исследований, так и в тех условиях, когда недоступны иные способы получения информации.

Пассивность является основным недостатком данной методики. Длительное ожидание реакции объекта наблюдения не всегда оправдывает себя, так как высок риск пропустить момент реакции и неверно интерпретировать результат.

Эксперимент, напротив, относится к активным методикам. С помощью эксперимента осуществляется поиск эффективных схем взаимодействия путем создания определенных условий для использования различных тактик управления.

Цель проведения эксперимента
– проверить гипотезы, влияющие на практику принятия управленческих решений. С помощью экспериментальной методики можно получить достаточно обширную информацию уникального характера, если соблюсти необходимые условия успешного эксперимента:

  • верный выбор контрольных характеристик,
  • использование для их изменения факторных характеристик (вводятся исследователем),
  • ограждение эксперимента от максимального числа внешних воздействий, не имеющих отношения к ситуации.

Применение этих методик позволяет всесторонне изучить управленческие процессы и перейти к решению изложенных выше задач психологии управления.

Подводя итог, следует отметить, что управленческая деятельность в организации строится на основе определенных правил. Их соблюдение может привести компанию к успеху, а их игнорирование – к краху даже при благоприятных условиях. Психология управления, ее объект и предмет, дают возможность специалистам разработать такие правила и технические приемы общения, что оно становится не только формой, но и фактором управления. В этом и состоит основная задача психологии управления как прикладной междисциплинарной науки.

Более подробно предмет психологии управления и ее объект, практическое применение науки в управленческих процессах, психология субъекта управления и объекта, на который управление направлено, рассматривается в других статьях, касающихся тематики управления персоналом:

Управленческая деятельность имеет довольно большое значение в организации работы любого предприятия или организации. Изучением основных принципов и закономерностей данного направления занимается специальный раздел практической психологии, получивший наименование .

В ее основе лежит комплексный анализ существующих условий и определение особенностей деятельности для достижения высокой эффективности работы трудового или социального коллектива. Как и любой вид научной работы, психология управления выделяет предмет, объект, задачи и методы, которые позволяют выстроить закономерную структуру.

Предмет и объект психологии управления

При рассмотрении данного вопроса имеются в виду, прежде всего, проблемы человека (руководителя), как участника коллектива при осуществлении управленческой деятельности. Необходимо отметить, что эффективность системы управления в данном случае зависит от личностных характеристик руководителя, которые определяют его умение выполнить диагностику и , а также мотивировать последних к успешной реализации поставленных целей.

Таким образом, предметом психологии управления можно назвать комплекс психологических отношений между начальником и подчиненным или коллективом, куда входит механизм межличностного взаимодействия, проблемы и конфликты трудовой деятельности, социальные и профессиональные отношения.

Под объектом психологии управления в первую очередь следует понимать объект изучения, а именно непосредственно саму деятельность человека (руководителя), направленную на формирование материальных и социальных факторов в коллективе. В некоторых случаях в этой роли может выступать конкретная ситуация или обстоятельства, которые необходимо рассмотреть и проанализировать для выявления ошибок или, напротив, обуславливающих ее положительных факторов.

Объекты изучения психологии управления
можно разделить на три отдельные группы:

  • Личность руководителя, а также процесс ее развития в результате управленческой деятельности
  • Деятельность управленца и ее схема реализации с позиции эффективности и результативности
  • Процессы, происходящие в социальном или трудовом коллективе

Задачи, принципы и методы управления

Для любого вида деятельности можно выделить цели и основные задачи. Если говорить о психологии управления, то совершенно очевидно, что в качестве приоритетных ориентиров выступает повышение результативности и , что может быть достигнуто путем применения определенных методик и схем.

Исходя из этого, основной задачей психологии управления
является формирование различных методов руководства, на основе выявленных закономерностей между тактикой начальника и реакцией подчиненных.

При этом современная психология выделяет две базовые методики изучения
:

  • Наблюдение
    — аналитический метод, основанный на процессе восприятия действительной ситуации, сформированной в естественных условиях. В данном случае изучение и поиск эффективных принципов взаимодействия коллектива и руководителя осуществляется в пассивной форме, путем фиксирования реакции, мнения и результата.
  • Эксперимент
    — активная форма поиска результативных схем взаимодействия начальника и подчиненного путем искусственного создания определенных условий, при наличии которых требуется выявить отрицательные и положительные стороны различных тактик управления. По сравнению с наблюдением, эксперимент позволяет получить более обширную информацию, иногда уникального характера, однако реализовать ее на практике сложнее, поскольку в данном случае возникает моральная ответственность перед участниками эксперимента.

На практике психология управления сталкивается с рядом проблем, которые могут быть тесно связаны с особенностями коллектива подчиненных. Поскольку последний представляет собой совокупность личностных качеств его членов, отражающихся на общей реакции и эффективности принятых управленческих решений, конечный результат применения единой может отличаться.

Выделяют следующие типы проблемных коллективов:

  • Параноидальный.
    Каждое управленческое решение вызывает недоверие и страх.
  • Депрессивный.
    Отсутствие мотивации, негативное отношение к самой работе и неверие в получение положительных результатов.
  • Принудительный.
    Выполнение работы только в рамках поставленных указаний, без проявления какой-либо инициативы.
  • Драматический.
    Активная демонстрация деятельности и выполнения поручений, игра на публику, независимо от результативности.
  • Конфликтные.
    Коллектив, разбивающийся на несколько отдельных групп, которые отказываются взаимодействовать друг с другом для удержания ощущения власти над ситуацией и остальными сотрудниками.

К ряду отраслей знаний, призванных внести свой вклад в дело совершенствования управления следует отнести психологическую науку. Не зная психологии людей, нельзя целенаправленно влиять на их поведение и деятельность.

Психология управления
– это отрасль психологии, образованная на пересечении социальной психологии и науки управления (т.е. синтезирующая в себе данные социальной психологии и преломляющая их применительно к системе управления).

Объектом
психологии управления выступают поведение и деятельность руководящего состава и подчиненных ему лиц (т.о. управление обязательно включает в себя человеческий, а, следовательно, психологический компонент).

Предметом
психологии управления являются психологические механизмы и закономерности, которые проявляются в управленческой деятельности и позволяют эффективно решать управленческие задачи.

Как отрасль психологической науки, психология управления определила не только объект и предмет, но и цель, а также круг стоящих перед ней задач.

Целью
психологии управления является: вооружить будущих управленцев системой психологических знаний, умений и навыков, необходимых для повышения уровня их профессионального мастерства, эффективного управления в современных условиях, а также развить профессионально-личностных качества будущих специалистов-управленцев.

Достижение цели изучения курса реализуется в процессе решения следующих задач
:

1. Формирования положительной мотивации на овладение системой психологических знаний, умений и навыков, реализуемых в процессе профессиональной деятельности в системе управления.

2. Усвоения теоретических основ курса (введение в курс, личность в системе социального управления, социально-психологические явления в управленческой деятельности).

3. Ознакомления с основными методиками изучения личности руководителя и подчиненного.

4. Выработки основных психологических умений и навыков, реализуемых в процессе управленческой деятельности.

Логика и структура курса
исходят из концепции гуманного руководства человеком и направлены на активизацию психологического потенциала личности и коллектива для успешного решения управленческих задач.

Отличительная особенность психологии управления состоит в том, что её объектом является организованная деятельность людей, т.е. это не просто совместная деятельность людей, объединённых общими интересами или целями, симпатиями или ценностями, а деятельность людей, объединённых в одну организацию, подчиняющихся правилам и нормам этой организации и выполняющих заданную им совместную работу в соответствии с экономическими, технологическими, правовыми, организационными и корпоративными требованиями).

Эти правила, нормы, требования организации порождают особые психологические отношения между людьми, которые существуют только в организации, – управленческие отношения.

В психологии управления и отдельный работник, и социальная группа, и коллектив выступают в контексте организации, в которую они входят. Без организации их анализ в плане управления оказывается неполным.

Обобщая всё сказанное, можно сделать вывод, что предмет психологии управления – это совокупность психических явлений и отношений в организации:

Психологические факторы эффективной деятельности менеджеров;

Психологические особенности принятия индивидуальных и групповых решений;

Психологические проблемы лидерства;

Проблемы мотивации поведения субъектов управленческих отношений и др.

ПСИХОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ

Электронный учебник

Н.Новгород, 2008

Электронный учебник составлен кандидатом педагогических наук, доцентом Бугровой О.Г. на основе учебных пособий:

Волкогонова О.Д., Зуб А.Т. Управленческая психология. – М.: ИД «ФОРУМ» ИНФА – М., 2008.

Островский Э.В. Психология управления. – М.: ИНФА – М., 2008.

В электронном учебнике раскрываются основные понятия психологии управления, процесс ее становления, а также актуальные проблемы современного этапа ее развития.

Пособие предназначено лицам, изучающим психологию управления как учебную дисциплину, а также менеджерам, психологам и всем тем, кто интересуется психологическими аспектами управленческой деятельности.

Глава 1. Объект, предмет курса «Психология управления». 5

1.1. Объект, предмет и задачи психологии управления. 5

1.2. Становление психологии управления. 6

1.2.1. Психологический аспект в теории научной организации труда

Ф.Тейлора. 7

1.2.2. Психологическая сторона административной

(бюрократической) школы управления. 9

1.2.3. Теория человеческих отношений. 10

1.2.4. Становление психологии управления в России. 11

1.2.5. Современная теория и практика менеджмента о роли психо-

логического фактора в повышении эффективности производства. 12

Глава 2. Психология процесса управления. 14

2.1. Основные функции управленческой деятельности, 14

2.2. Психологические особенности планирования. 15

2.3. Психологический аспект организации как составной части управ-

ленческой деятельности. 18

2.4. Психологические основы мотивирования. 20

2.5. Психологические аспекты контроля. 21

Глава 3. Психология субъекта управления. 23

3.1. Познавательные процессы в управленческой деятельности. 23

3.2. Роль восприятия в управленческой деятельности. 24

3.3. Требования к памяти руководителя. 25

3.4. Интеллект руководителя, его умение мыслить. 26

3.5. Волевые свойства руководителя. 28

3.6. Принятие управленческих решений как универсальная функция

руководителя. 30

3.7. Стиль руководства. 31

3.8. Характеристика различных типов поведения руководителя. 32

3.9. Новейшие стили управления: коучинг и топ-менеджмент. 34

Глава 4. Психология объекта управления. 37

4.1. Сущность и структура человеческих потребностей. 37

4.2. Система мотивации трудовой активности. 40

4.3. Социальные формы мотивации. Неденежное вознаграждение. 42

4.4. Мотивация и развитие человеческих ресурсов. 45

4.5. Главные изменения в практике управления кадрами на современном

Глава 5. Психологическая составляющая управления групповыми

процессами. 49

5.1. Социальная роль и сущность малых социальных групп. 49

5.2. Понятие команды. 52

5.3. Процесс командообразования. 53

5.4. Понятие психологического климата группы. 55

5.5. Противоречивый характер воздействия группы на личность. 56

5.6. Признаки здорового психологического климата в трудовой группе. 57

Глава 6. Психология управленческого общения. 59

6.1. Сущность общения и его формы. 59

6.2. Структура управленческого общения и его проблемы. 61

6.3. Манипулятивные приемы воздействия и защита от них. 63

6.4. Сущность коммуникаций, их структура и средства. 66

6.5. Механизмы делового общения, умение слушать и говорить. 69

Глава 7. Конфликт в управленческой деятельности. 76

7.1. Основные причины конфликтов в организациях. 78

7.2. Управление конфликтом. 80

Глава 8. Психология принятия решений. 84

8.1. Сущность управленческих решений. 84

8.2. Классификация решений. 86

8.3. Методы выработки управленческих решений. 89

8.4. Основные стили принятия решений. 92

Глава 9. Управленческая деятельность в экстремальных и стрессовых

ситуациях. 96

9.1. Сущность стресса, его проявления и этапы развития. 96

9.2. Приемы защиты от действий стресса. 98

Глава 10. Психология организационной культуры. 101

10.1. Определение организационной культуры и процесс ее

формирования. 101

10.2. Влияние организационной культуры на эффективность работы

организации. 104

10.3. Следствия организационной культуры. 104

10.4. Изменение организационной культуры. 108

II. Тест для самоконтроля. 112

III. Контрольные вопросы. 116

IV. Глоссарий. 119

V. Литература. 127

ГЛАВА 1

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ КУРСА “ПСИХОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ” СТАНОВЛЕНИЕ ПСИХОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ

Объект, предмет и задачи психологии управления

Современная психология — это система наук, как фундаментальных, так и прикладных. Многие из отраслей психологии имеют междисциплинарный характер, что обобщает арсенал исследователя новыми методами изучения психических явлений. В психологии сегодня выделяются такие отчасти пересекающиеся отрасли, как педагогическая, клиническая, политическая, военная, спортивная, возрастная, сравнительная психология, психология труда, психология религии, психология труда, психология рекламы и другие. Стремительно развиваются социальная психология и психология управления. Во многом преимущественное развитие этих отраслей психологии связано с тем, что они решают задачи, касающиеся роли «человеческого фактора» в развитии общества. В этом ряду отраслей в последнее время возрастает теоретическое и практическое значение психологии управления.

Психология управления
междисциплинарная прикладная отрасль психологии, основной задачей которой является изучение и решение проблем управленческой деятельности с помощью психологических знаний и теорий.

Объектом психологии управления является организованная деятельность людей. Это не просто совместная деятельность, это деятельность людей, объединённых в одну организацию, подчиняющихся правилам и нормам этой организации и выполняющих заданную им совместную работу в соответствии с экономическими, технологическими, правовыми, организационными и корпоративными требованиями.

Предмет психологии управления — это деятельность должностных лиц, возглавляющих коллективы, а психология управления — сложная система знаний, касающихся следующих сторон управленческой деятельности:

Психологических факторов, обеспечивающих успешную и эффективную деятельность менеджера;

Психологии мотивации людей в процессе их деятельности;

Особенностей группового поведения и межличностных отношений;

Психологических аспектов лидерства, особенностей принятия решений;
психологии власти в организации;

Вопросов психологического климата в коллективе;

Психологической конфликтологии.

Знания, полученные менеджерами в результате изучения психологии управления, помогают компетентно управлять людьми, избегать ненужных конфликтов, понимать психологическую природу управленческих процессов, эффективно решать проблему подбора кадров в организацию, анализировать и улучшать психологический климат в коллективе, правильно оценивать собственную деятельность.

Таким образом, психология управления стремится не только облегчить труд менеджеров, но и сделать его более эффективным с помощью знаний о психологических особенностях человека, о различных проявлениях психики, ее функциональном, изменчивом характере.

Задачи психологии управления:

Психологический анализ деятельности специалистов-управленцев;

Изучение механизмов психической регуляции трудовой деятельности в нормальных и экстремальных условиях;

Исследование психических особенностей лидерства;

Изучение процессов группового взаимодействия;

Исследование механизмов мотивации человека.

До начала XX века управление не считалось самостоятельной областью научного исследования. Впервые об этом заговорили в связи с появлением книги Ф. У. Тейлора «Принципы научного менеджмента» в 1911 году, в которой были выделены основные принципы управленческого труда. Немного позднее, в 20-е годы XX века известный французский инженер, управляющий гигантской добывающей и металлургической компании, А. Файоль уже описал последовательную систему принципов менеджмента. Именно благодаря А. Файолю управление стали считать особой специфической деятельностью.

К этому времени уже сформировалась психология как наука в ее теоретическом и прикладном направлениях. Благодаря слиянию управления и психологии, а также в ответ на требования развивающегося производства, возникла прикладная междисциплинарная наука — «психология управления».

Управлением принято считать совокупность системы скоординированных мероприятий, направленных на достижение значимых целей организации
. Эти мероприятия имеют отношение прежде всего к людям, работающим в данной организации, к каждому из которых нужно найти особый подход, для чего необходимо знать их потребности и черты характера, способности и особенности восприятия ими окружающего мира.

Неправомерна существующая тенденция отождествлять психологию управления с менеджментом, как системой способов управления персона лом. В какой-то мере предмет психологии управления перекрещивается с менеджментом, но тем не менее он имеет свою специфику. Если менеджмент учит нас, что делать, то психология управления разъясняет, почему нужно делать так, а не иначе, и как это работает.

Следовательно, предметом психологии управления являются психологические основания деятельности менеджера: психофизиологические особенности трудовой деятельности, психологические особенности переработки информации, механизмы восприятия человека человеком и механизмы влияния людей друг на друга, психологические особенности формирования трудового коллектива и межличностных отношений в нем, психологические особенности принятия управленческих решений и психологические факторы управленческой деятельности в целом.

Психология управления как наука и практика направлена на формирование и развитие психологической управленческой культуры руководителей, создание необходимых основ для теоретического понимания и практического применения в управлении знаний особенностей личности работника, межличностных отношений и закономерностей функционирования трудового коллектива.

Руководитель должен понимать природу управленческих процессов, знать способы повышения эффективности управления, знать информационные технологии и средства коммуникации, необходимые для управления персоналом и т. д., для чего ему необходимо знать психологические особенности функционирования трудового коллектива, принятия управленческих решений в различных условиях и обстоятельствах, работы с людьми.

К психологическим факторам функционирования трудового коллектива относятся психофизическая совместимость в группах, феномены межличностного взаимодействия, мотивация труда, социально-психологический климат и другие психологические явления, включенные в совместную трудовую деятельность по производству определенной продукции или оказанию услуг. К психологическим факторам принятия управленческих решений относятся постановка цели как результата деятельности и процесс принятия решения. Личность человека как микрокосм, с одной стороны, и восприятие этой личности другим человеком, стремление доминировать и подчиняться, статус, социальные ожидания, эмоциональное реагирование и многие другие составляют сущность психологических факторов работы с людьми.

Психология управления как специфическая отрасль практической психологии возникла почти одновременно с появлением профессии менеджера и профессиональных управленцев. Как и любая прикладная отрасль психологии, она появилась в ответ на конкретный социальный заказ индустриально развитого общества, который исследователи в области менеджмента формулируют следующим образом:

  • Как сделать управление эффективным?
  • Каким образом максимально использовать в производстве человеческие ресурсы без принуждения и давления на людей?
  • Как лучше построить и организовать систему управления коллективом?

Психология управления возникла на определенном этапе развития общества, в котором важно не только получить максимальный результат труда, но и учесть особенности самовыражения человека в процессе труда, реализацию потребностей, достигаемую в результате труда. Иными словами, управленец обращался к личности свободно трудящегося человека, стремящегося наиболее полно раскрыть собственные возможности с максимальной пользой для себя и для дела. Следовательно, предметом психологии управления являются следующие проблемы человеческих взаимоотношений и взаимодействий с точки зрения ситуаций управления
:

  1. Личность, ее самосовершенствование и саморазвитие в процессе труда.
  2. Управленческая деятельность и ее организация с точки зрения психологической эффективности.
  3. Групповые процессы в трудовом коллективе, и их регуляция.

Личность, ее самосовершенствование и саморазвитие играют существеннейшую роль в процессе управления. Здесь важны, как минимум, два обстоятельства. Во-первых, среди множества качеств, черт, характеристик личности психология управления выявляет те, которые помогают успешно осуществлять управленческую деятельность. Во-вторых, рассматривая личность в процессе управления, психология не ограничивается только описанием, сравнительным анализом и констатацией фактов. В этой отрасли знаний имеется достаточно большой объем практических советов, рекомендаций и «рецептов», позволяющих руководителю любого ранга и с любым исходным уровнем управленческих способностей развивать в себе качества лидера.

Управленческая деятельность строится по определенным правилам, соблюдая которые можно добиться успеха и, напротив, игнорирование их неминуемо приведет организацию к краху даже при максимально благоприятных прочих условиях. Специалисты в области психологии разрабатывают правила и технические приемы общения, позволяющие сделать его не просто формой, но и фактором управления.

Любой коллектив — это, прежде всего, люди, преследующие свои цели, решающие свои задачи, стремящиеся сохранить или изменить свой формальный и неформальный статус. Члены трудового коллектива связаны друг с другом системой порой очень сложных отношений. Как любой организм, коллектив может переживать и благоприятные, и неблагоприятные периоды в развитии. Кризис может произойти в любой момент под влиянием комплекса внешних и внутренних причин и обстоятельств. Его последствия могут быть как положительными (дальнейший подъем в развитии коллектива), так и отрицательными (коллектив, еще недавно работавший как «часы», становится неуправляемым и распадается). Уровень руководителя и степень его профессионализма определяются не только тем, как он управляет развитием своего коллектива в относительно благоприятные периоды его существования и развития, но и тем, как он действует в сложные моменты, в обстановке кризиса. Руководитель должен управлять в любой, даже, казалось бы, самой неуправляемой ситуации. А для этого нужны и знания, и конкретные навыки руководства в условиях конфликта и кризиса. Искусство управления конфликтом — то, чем профессиональный руководитель отличается от руководителя-дилетанта. Там, где второй лишь разводит руками, первый берется за дело и действует с максимальной пользой и минимальными потерями.

Предмет и объект психологии как науки

Все вышесказанное позволяет нам с достаточной долей уверенности предположить, что предметом психологии является изучение строения и закономерностей возникновения, развития и функционирования психики в различных ее формах, в том числе сознания как высшей формы психического отражения.     Учитывая, что «психология находится в особом положении потому, что в ней как бы сливаются объект и субъект познания», а также представляя, в каком соотношении находятся обычно объект и предмет научного познания, под объектом психологии
мы в дальнейшем будем понимать единство трех элементов:

  • часть материального мира, которая непосредственно и опосредованно влияет на психику;
  • те изменения в материальном мире, которые непосредственно и опосредованно являются следствием психической активности;
  • собственно психические явления, объясняемые сначала как следствие, а затем как причина фиксируемых материальных индикаторов, показателей, критериев оценки психики.

Такое понимание объекта психологии, вообще, раскрывает большие возможности перед исследователями в формулировании и уточнении объектов различных отраслей психологии.

Научная психология — система теоретических (понятийных), методических и экспериментальных свойств познания и исследования психических явлений; переход от неограниченного и разнородного описания этих явлений к их точному предметному определению, к возможности методической регистрации, экспериментального установления причинных связей и закономерностей, обеспечения преемственности своих результатов.

Психология — это область научного знания, исследующая особенности и закономерности возникновения, формирования и развития (изменения) психических процессов (ощущение, восприятие, память, мышление, воображение), психических состояний (напряжённость, мотивация, фрустрация, эмоции, чувства) и психических свойств (направленность, способности, задатки, характер, темперамент) человека, а также психику животных

Предмет психологии в традиционных представлениях

  • Душа (все исследователи до начала 18 века)
  • Явления сознания (английская эмпирическая ассоцианистская психология — Д. Гартли, Дж. Ст. Милль, А. Бэн, Г. Спенсер)
  • Непосредственный опыт субъекта (структурализм — В.Вундт)
  • Интенциональные акты сознания (функционализм — Ф. Брентано)
  • Происхождение психических деятельностей (психофизиология — И. М. Сеченов)
  • Поведение (бихевиоризм — Дж. Уотсон)
  • Бессознательное (психоанализ — З. Фрейд)
  • Процессы переработки информации и результаты этих процессов (гештальт-психология — Макс Вертгеймер)
  • Личный опыт человека (Гуманистическая психология — А. Маслоу, К. Роджерс, В. Франкл, Ролло Мэй)

Развитие взглядов на предмет психологии отечественных авторов

В начальный период становления советской психологии вопрос о её предмете не привлекал особого внимания. После 1 Всесоюзного съезда по изучению поведения человека (1930 г.) в советской психологии установилось разъяснение предмета психологии в виде указания на хорошо знакомые каждому человеку по его собственному опыту «наши ощущения, чувства, представления, мысли».

По мнению П. Я. Гальперина, предметом психологии является ориентировочная деятельность. При этом в данное понятие включаются не только познавательные формы психической деятельности, но и потребности, чувства, воля. К. К. Платонов считает предметом психологии психические явления.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к
профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные
корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Таким образом, предметом психологии являются психические процессы, свойства, состояния человека и закономерности его поведения. Существенным моментом при этом оказывается рассмотрение порождения сознания, его функционирования, развития и связи с поведением и деятельностью..

Объект психологии

Существует много различных точек зрения на то, что изучает психология. Психология должна отвечать на вопрос о том, почему человек (или любой другой носитель психики) ведёт себя так или иначе (поведение животных исследует раздел психологии «зоопсихология» и раздел зоологии «этология»).

Для описания того теоретического конструкта, которым можно объяснить поведение человека, существуют разные названия, наиболее частое из которых — психика. Однако, например, бихевиористы отвергают задачу исследования любых ненаблюдаемых переменных, которые могли бы детерминировать поведение, настаивая на том, что только само поведение и детерминирующая его внешняя ситуация могут быть предметом исследования.

Поможем написать любую работу на аналогичную
тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему
учебному проекту

Узнать стоимость

Предмет и задачи психологии управления

Дурасова Виктория,
группа 203 ГУ
НЧОУ СПО «Юридический техникум» г. Кропоткин

Руководитель Кольцова Е. Н. – преподаватель
НЧОУ СПО «Юридический техникум» г.Кропоткин

Современная психология – это система наук, как фундаментальных, так и прикладных. Многие из отраслей психологии имеют междисциплинарный характер, что обогащает арсенал исследователя новыми методами изучения психических явлений. В психологии, сегодня выделяются такие отчасти пересекающиеся отрасли, как педагогическая, политическая, возрастная психология, психология труда, психология религии, рекламы и другие. Стремительно развиваются социальная психология и психология управления. Во многом преимущественное развитие этих отраслей психологии связано с тем, что они решают задачи, касающиеся роли «человеческого фактора» в развитии общества. В этом ряду отраслей в последнее время возрастает теоретическое и практическое значение психологии управления.

В контрольной работе дается определение понятия «психология управления», рассматриваются предмет и задачи управления психологии.

Понятие «управление» вошло в нашу жизнь настолько прочно, что мы иногда не задумываемся над его точным значением. Когда речь идет об управлении людьми, объединенными в организацию, то ко многим другим аспектам управленческой деятельности присоединяется и аспект психологический, поэтому в психологической науке появился и успешно развивается новый предмет – психология управления.

Для всякой науки важно точное определение ее предмета. Понимание предмета психологии управления, до сих пор носит дискуссионный характер, так как в современном обществе эта тема, как никогда, актуальна. Чтобы понять, что такое психология управления, обратимся к таким понятиям, как «психология», «управление», «менеджмент».

Психология – это наука о закономерностях развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности. Точнее – объективная наука о субъективных психических явлениях. Психика имеет две основные функции: отражение – построение образа мира и регуляция поведения на основе этого образа.

Управление – это совокупность системы скоординированных мероприятий, направленных на достижение значимых целей организации.

Современные немецкие исследователи проблем управления В. Зигерт и Л. Ланг дают такое определение управления: «Управление – это такое руководство людьми и такое использование средств, которое позволяет выполнять поставленные задачи гуманным, экономичным и рациональным путем».

Известный американский ученый П. Друкер также дает определение понятию «управление». С его точки зрения «управление – это особый вид деятельности, превращающий неорганизованную толпу в эффективную целенаправленную и производительную группу».

В самом общем виде под управлением понимается элемент, функция, обеспечивающая сохранение определенной структуры, организованных систем, поддержание режима их деятельности, реализацию их программы и целей.

До начала XX века управление не считалось самостоятельной областью научного исследования. Однако с появлением книги Ф. Тейлора «Менеджмент» или «Управление фабрикой» в 1911 г. были выделены основные принципы управленческого труда.

В 20-е гг. известный французский инженер А. Файоль предложил последовательную систему принципов менеджмента. Благодаря А. Файолю управление стали считать особой специфической деятельностью. В этой связи возникла особая прикладная междисциплинарная наука – «психология управления».

Цель психологии управления – разработка путей повышения эффективности и качества жизнедеятельности организационных систем.

Содержание психологии управления – разработка психологических аспектов деятельности человека, группы и организации в целом.

Организация представляет собой форму объединения группы людей (два и более), деятельность которых сознательно координируется субъектом управления для достижения общей цели или целей и для упорядочения совместной деятельности. В зависимости от целей и условий деятельности индивиды в социальном управлении выступают субъектами и объектами управления.

Субъектом управления является носитель предметно-практической деятельности, источник управленческой активности, направленной на определенный объект управления. Субъектами управления может выступать как отдельный индивид, так и социальная группа.

Объектом управления может быть часть объективной действительности, на которую направлено управленческое воздействие. Объектом управления также может выступать и отдельный индивид, и социальная группа.

Таким образом, психология управления – междисциплинарная прикладная отрасль психологии, основной задачей которой является изучение и решение проблем управленческой деятельности с помощью психологических знаний и теорий.

Деятельность менеджера очень разноплановая. Он ответственен за выполнение всех управленческих функций; стратегическое планирование, маркетинг, оперативное управление, управление персоналом.

Когда говорится о менеджменте, то имеется в виду группа управляющих. Если речь идет об экономике, то подразумевают:

  • высших управляющих – высшее звено обусловливает общее движение организации, ее изменчивость и направления развития;
  • менеджеров среднего звена, подчиненных дирекции – создает жизнеспособную структуру, действующую в целостности относительной стабильности связей;
  • низовых управляющих (руководителей отделов и цехов) – низовое звено обеспечивает устойчивость определенных параметров системы.

В этой связи становится понятым, что «нет существенных различий между руководителями и управляющими, администраторами и начальниками. Общим для них является то, что все они выполняют определенные функции, добиваясь результатов посредством создания необходимых условий для эффективной групповой деятельности».

Из всего выше сказанного, следует, что психология управления – это отрасль психологической науки, объединяющая достижения различных наук в области изучения психологических аспектов процесса управления и направленная на оптимизацию и повышение эффективности этого процесса.

Понимание управления как профессии, основывающейся на всевозможных достижениях междисциплинарной области научного и практического знаний, занимает прочное место в современном обществе. В настоящее время считается, что руководитель любого уровня призван решать две взаимосвязанные задачи:

овладеть теоретическими основами рационального управления, т.е. наукой управления;

уметь творчески применять положения этой науки, то есть овладеть искусством управления. Первая задача решается в процессе обучения, вторая – в процессе практической деятельности.

Деятельность руководителей (менеджеров), реализуемая в выполнении основных управленческих функций, это и есть предмет психологии управления.

Предмет психологии управления – это деятельность должностных лиц, возглавляющих коллективы, а психология управления – сложная система знаний.

Психология управления изучает влияние организации и менеджеров на личность подчиненного и взаимоотношения людей, объединенных задачами и ценностями совместной деятельности в организации. Поскольку каждая организация обладает своими нормами и правилами (например, в стиле одежды: принято ли ходить на работу и отутюженных костюмах и галстуках или работники могут прийти в джинсах; в манере общения: называют ли сотрудники друг друга по имени или по имени-отчеству; в принятых способах обращения к руководству: могут ли работники запросто зайти к руководителю организации, чтобы поделиться своими соображениями по поводу организации работы, или они должны сначала записываться на прием, излагать суть дела в письменной форме, ставить и известность непосредственного начальника о своем предполагаемом визите и т.д.), постольку отношения между людьми в различных организациях не похожи друг на друга.

Таким образом, психология управления стремится облегчить труд менеджеров, и сделать его более эффективным с помощью знаний о психологических особенностях человека, о различных проявлениях психики, ее функциональном, изменчивом характере.

Задачи психологии управления:

  • психологический анализ деятельности специалистов-управленцев;
  • изучение механизмов психической регуляции трудовой деятельности в нормальных и экстремальных условиях;
  • исследование психических особенностей лидерства;
  • разработка психологических рекомендаций по использованию психологических знаний в процессе управления, в разрешении конфликтов, изменении психологического климата в организациях;
  • изучение процессов группового взаимодействия;
  • исследование механизмов мотивации человека.

Психологический анализ деятельности специалистов-управленцев. Для того чтобы грамотно руководить коллективом и успешно выполнять работу, нужно уметь анализировать свои действия, от которых зависит принятие правильных решений.

Изучение механизмов психической регуляции трудовой деятельности в нормальных и экстремальных условиях. Чтобы в любой ситуации принять адекватное решение, нужно изучать механизмы трудовой деятельности.

Исследование психических особенностей лидерства. Лидерство – это процесс, посредством которого один индивид влияет на поведение других и организует их деятельность в соответствии с поставленными организацией связями. Руководители, отличаются по своим индивидуальным стилем и подходам к управлению. Одно из ключевых различий-то, насколько руководители направляют своих подчиненных, т.е. степень, в которой они указывают подчиненным, как следует выполнять их работу. Другим отличием является мера их автокритичности или демократичности в процессе принятия решений, т.е. в какой степени они разрешают подчиненным участвовать в этом процессе, для этого и нужно изучать психические особенности лидерства.

На рубеже XX и XXI веков психология управления переживает интенсивное развитие, ее идеи и практические рекомендации становятся модным поветрием. Именно в этот период появилось множество книг по психолого-управленческой проблематике.

Чем сложнее управление, тем больше внимания уделяется предмету и задачам психологии управления. Ежегодно растут требования к психическим процессам и умственным способностям человека, начиная от восприятия и внимания, и заканчивая ответственностью за человеческие жизни. Именно эти задачи и решает управленческая психология.

объект, предмет, предмет диссертации, объект диссертации, предмет исследования, объект исследования, предмет науки, объект науки, что такое предмет, что такое объект, предмет автореферат, объект автореферат, аспирантура.рф





Объект исследования и предмет исследования




Консультации. Опыт. Качественно. Недорого.

При рассмотрении диссертационной работы на предмет ее защиты в конкретном диссертационном совете анализируется соответствие содержания работы паспорту научной специальности. Основное внимание при этом обращается на объект и предмет диссертационного исследования.

В рамках диссертационного исследования автор должен выбрать конкретный объект исследования и сформулировать предмет исследования.

Любая диссертационная работа направлена на решение некоторых проблем в определенной области науки. Тема диссертационной работы определяет ту часть области науки, в которой и существует решаемая автором проблема.

Под объектом исследования понимается то явление (процесс), которое создает изучаемую автором проблемную ситуацию и существует независимо от исследователя. В паспортах научных специальностей ВАК содержатся в общем виде описание объектов исследования для каждой научной специальности.

Основным отличием предмета исследования от объекта исследований является то, что предмет исследования является частью объекта исследования. То есть под предметом исследования понимаются значимые с теоретической или практической точки зрения свойства, особенности или стороны объекта.

В каждом объекте исследования может быть несколько предметов исследования и концентрация исследователя на одном из них означает, что другие предметы исследования остаются в стороне от интересов исследователя.

При написании диссертации необходимо уделять самое пристальное внимание формулированию и осознанию объекта диссертации (объекта исследования) и предмета диссертации (предмета исследования).

Далее представлены примеры объекта исследования и предмета исследования по экономике, праву, психологии, истории и другим специальностям.

Также посмотреть консультирование при написании диссертации и консультации аспирантам.

Объект исследования и предмет исследования Теоретическая механика (01.02.01):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Теоретическая механика

Объект исследования и предмет исследования Механика деформируемого твердого тела (01.02.04):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Механика деформируемого твердого тела

Объект исследования и предмет исследования Системный анализ, управление и обработка информации (05.13.01):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Системный анализ, управление и обработка информации

Объект исследования и предмет исследования Элементы и устройства вычислительной техники и систем управления (05.13.05):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Элементы и устройства вычислительной техники и систем управления

Объект исследования и предмет исследования Автоматизация и управление технологическими процессами и производствами (05.13.06):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Автоматизация и управление технологическими процессами и производствами

Объект исследования и предмет исследования Отечественная история (07.00.02), посвященной исследованию деятельности финансово-кредитных организаций в период новой экономической политики:





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Отечественная история

Объект исследования и предмет исследования Всеобщая история (07.00.03), посвященной исследованию военно-политической стратегии Великобритании в начале 21го столетия:





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Всеобщая история

Объект исследования и предмет исследования Археология (07.00.06), посвященной исследованию греческого расселения до н.э. на Таманском полуострове:





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Археология

Объект исследования и предмет исследования Этнография, этнология и антропология (07.00.07), посвященной исследованию формирования и развития этнического самосознания западных монголов:





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Этнография, этнология и антропология

Объект исследования и предмет исследования Историография, источниковедение и методы исторического исследования (07.00.09), посвященной исследованию заграничного похода русской армии 1813–1814 годов в российской исторической литературе:





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Историография, источниковедение и методы исторического исследования

Объект исследования и предмет исследования История науки и техники (07.00.10):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования История науки и техники

Объект исследования и предмет исследования История международных отношений и внешней политики (07.00.15):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования История международных отношений и внешней политики

Объект исследования и предмет исследования диссертации экономическая теория (08.00.01), посвященной исследованию эволюции конкурентных отношений на естественно-монопольных рынках:



Еще пример объекта и предмета диссертации экономическая теория — на тему исследования влияния экономического кризиса на слияние и поглощение компаний —

Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования экономическая теория

Объект исследования и предмет исследования диссертации история экономических учений (08.00.02) по экономическому учению Дж.М.Кейнса:


Объект исследования и предмет исследования диссертации история народного хозяйства (08.00.03) по деятельности крестьянских хозяйств Московской губернии в 20-е годы 20 века:


Объект исследования и предмет исследования диссертации региональная экономика (08.00.04) по
вопросам совершенствования форм экономического сотрудничества России с государствами СНГ:


Объект исследования и предмет исследования диссертации экономика и управление народным хозяйством (08.00.05), посвященной
исследованию лизинга как формы активизации инвестиционных процессов:



Еще пример объекта и предмета диссертации экономика и управление народным хозяйством — пример предмета и объекта исследования экономика и управление народным хозяйством

Объект исследования и предмет исследования диссертации логистика (08.00.06), посвященной
исследованию применения логистики в малом бизнесе:



Объект исследования и предмет исследования экономика труда (08.00.07), посвященной
исследованию организации труда в условиях экономической неопределенности:


Объект исследования и предмет исследования финансы, денежное обращение и кредит (08.00.10), посвященной
исследованию состояния и перспектив финансирования национальных проектов:



Еще один пример объекта и предмета исследования финансы, денежное обращение и кредит (08.00.10):



Смотреть объект исследования и предмет исследования Финансы, денежное обращение и кредит


Еще пример объекта и предмета диссертации финансы, денежное обращение и кредит — пример предмета и объекта исследования финансы, денежное обращение и кредит

Объект исследования и предмет исследования Бухгалтерский учет, статистика (08.00.12), посвященной
исследованию вопросов организации бухгалтерского учета:





Смотреть объект исследования и предмет исследования Бухгалтерский учет, статистика

Объект исследования и предмет исследования Математические и инструментальные методы экономики (08.00.13), посвященной
исследованию вопросов методов прогнозирования и анализа кредитных и инвестиционных рисков:





Смотреть объект исследования и предмет исследования Математические и инструментальные методы экономики

Объект исследования и предмет исследования диссертации по специальности 08.00.14 «Мировая экономика»:




Смотреть объект исследования и предмет исследования Мировая экономика



Объект исследования и предмет исследования онтология и теория познания (09.00.01), посвященной
исследованию ценностно-смысловой детерминации научного познания: опыт гносеологического познания:

Объект исследования и предмет исследования история философии (09.00.03), посвященной
исследованию критической гносеологии А.И.Введенского



Еще один пример объекта исследования и предмета исследования диссертации по специальности история философии (09.00.03), посвященной исследованию проблемы мудрости и морали в философии Конфуция — пример предмета и объекта исследования история философии


Объект исследования и предмет исследования Эстетика (09.00.04), посвященной
исследованию музыки и слова: проблема синтеза в эстетической теории и художественной практике


Еще один пример объекта исследования и предмета исследования диссертации по специальности Эстетика (09.00.04) — пример предмета и объекта исследования Эстетика:




Объект исследования и предмет исследования Этика (09.00.05), посвященной
этическим основаниям лидерства в западной и отчественной культурах


Еще один пример объекта исследования и предмета исследования диссертации по специальности Этика (09.00.05) — пример предмета и объекта исследования Этика:




Объект исследования и предмет исследования Философия науки и техники (09.00.08), посвященной
исследованию науки как модуса бытия: феноменолого-онтологический подход


Еще один пример объекта исследования и предмета исследования диссертации по специальности Философия науки и техники (09.00.08) — пример предмета и объекта исследования Философия науки и техники:



Еще один пример объекта исследования и предмета исследования диссертации по специальности Философия науки и техники (09.00.08):



пример предмета и объекта исследования Философия науки и техники

Объект исследования и предмет исследования Социальная философия (09.00.11), посвященной
вопросам духовной основы творчества личности



Еще один пример объекта исследования и предмета исследования диссертации по специальности Социальная философия (09.00.11) — пример предмета и объекта исследования Социальная философия:


Объект исследования Философская антропология, философия культуры (09.00.13), посвященной научному исследованию социокультурных изменений общества при развитии интернет-коммуникаций и компьютерных технологий





Пример объекта и предмета исследования Философская антропология, философия культуры полностью

Еще пример объекта исследования и предмета исследования Философия и история религии, философская антропология, философия культуры (09.00.13), посвященной
исследованию философско-антропологических моделей человека в концепциях информационного общества

Объект исследования Философия религии и религиоведение (09.00.14), посвященной исследованию современного христианства





пример объекта исследования Философия религии и религиоведение

Предмет и объект исследования Русская литература (10.01.01), посвященной исследованию творчества М.Е.Салтыкова-Щедрина





пример объекта исследования Русская литература

Предмет и объект исследования Литература народов Российской Федерации (10.01.02), посвященной анализу вопросов изложения авторской позиции в поэзии





пример объекта исследования Литература народов Российской Федерации

Объект исследования и предмет исследования Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве (12.00.01), посвященной правовому обычаю как источнику современного российского публичного права:



Еще пример объекта и предмета диссертации Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве — пример предмета и объекта исследования теория и история права и государства; история правовых учений

Объект исследования и предмет исследования Конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право (12.00.02),
посвященной проблемам эффективности федерального конституционно-правового законодательства России:




Еще пример объекта и предмета диссертации Конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право — пример предмета и объекта исследования конституционное право, муниципальное право

Объект исследования и предмет исследования Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право (12.00.03),
посвященной правовому регулированию деятельности по организации торговли на рынке ценных бумаг:




Еще пример объекта и предмета диссертации Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право



Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

Объект исследования и предмет исследования Финансовое право; налоговое право; бюджетное право (12.00.04)




Смотреть пример объект исследования и предмет исследования Финансовое право; налоговое право; бюджетное право




Объект исследования и предмет исследования Трудовое право; право социального обеспечения (12.00.05),
посвященной исследованию прав и возможностей работников как отраслевого принципа трудового права:



Еще пример объекта и предмета диссертации Трудовое право; право социального обеспечения



Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования трудовое право; право социального обеспечения

Объект исследования и предмет исследования Земельное право; природоресурсное право; экологическое право; аграрное право (12.00.06),
посвященной исследованию теоретических и практических проблем гармонизации экологического законодательства Российской Федерации и Республики Беларусь:




Еще пример объекта и предмета диссертации Земельное право; природоресурсное право; экологическое право; аграрное право




Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Земельное право; природоресурсное право; экологическое право; аграрное право

Объект исследования и предмет исследования Корпоративное право; энергетическое право (12.00.07)





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Корпоративное право; энергетическое право

Объект исследования и предмет исследования Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право (12.00.08):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

Объект исследования и предмет исследования Уголовный процесс (12.00.09),
посвященной применению распроса как познавательному методу получения сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу:





Еще пример объекта и предмета диссертации Уголовный процесс




Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Уголовный процесс

Объект исследования и предмет исследования Международное право; Европейское право (12.00.10),
посвященной экономическому и валютному союзу: правовой механизм





Еще пример объекта и предмета диссертации Международное право; Европейское право:




Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Международное право; Европейское право

Объект исследования и предмет исследования Судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность (12.00.11),
посвященной вопросам организации доказывания в отечественном досудебном производстве:




Еще пример объекта и предмета диссертации Судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность — пример объекта и предмета исследования на тему исследования института мировых судей в судебной и правоохранительной системах Российской Федерации




Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Судебная деятельность, прокурорская деятельность, правозащитная и правоохранительная деятельность

Объект исследования и предмет исследования Криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность (12.00.12):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность

Объект исследования и предмет исследования Информационное право (12.00.13):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Информационное право

Объект исследования и предмет исследования Административное право; административный процесс (12.00.14),
посвященной вопросам административно-правового регулирования государственного заказа в Российской Федерации:



Объект исследования и предмет исследования Гражданский процесс; арбитражный процесс (12.00.15),
посвященной вопросам процессуальных гарантий принятия обоснованного судебного решения в гражданском процессе:



Объект исследования и предмет исследования Общая педагогика, история педагогики и образования (13.00.01), посвященной воспитанию семейно-нравственных ценностей у школьников в процессе преподавания гуманитарных дисциплин и внеклассной работы:

Объект исследования и предмет исследования Теория и методика обучения и воспитания (13.00.02), посвященной исследованию обучения младших школьников аудированию как виду речевой и учебной деятельности:

Объект исследования и предмет исследования Коррекционная педагогика (13.00.03), посвященной исследованию развития самостоятельности у детей дошкольного возраста (с отставанием развития интеллекта):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Коррекционная педагогика

Объект исследования и предмет исследования общая психология, психология личности, история психологии (19.00.01), посвященной особенностям уверенности у студентов:

Еще пример объекта исследования и предмета исследования общая психология, психология личности, история психологии (19.00.01), посвященной исследованию структуры и содержания профессиональной идентичности телекоммуникаторов:



Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования общая психология, психология личности, история психологии




Объект исследования по психофизиологии (19.00.02), посвященной физиологическому обоснованию алгоритмов оценки психологического здоровья:




Объект исследования и предмет исследования психология труда, инженерная психология и эргономика (психологические науки) (19.00.03), посвященной характеристикам считывания приборной информации:




Объект исследования и предмет исследования медицинская психология (19.00.04), посвященной роли обыденных представлений в формировании внутренней картины болезни:




Объект исследования и предмет исследования социальная психология (19.00.05) о формировании репутации в условиях рыночных отношений:

Еще пример объекта исследования и предмета исследования социальная психология (19.00.05), посвященной исследованию вопросов оптимизации социально-психологической адаптации подростков с физическими травмами в условиях стационара:



Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Социальная психология




Объект исследования и предмет исследования юридическая психология (19.00.06) о развитии компетенции субъектов правоприменительной практики:

Еще пример объекта исследования и предмета исследования юридическая психология (19.00.06 ), посвященной исследованию вопросов психических состояний сотрудников отделов охраны уголовно-исполнительной системы и их краткосрочной коррекции:



Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Юридическая психология




Объект исследования и предмет исследования Педагогическая психология (19.00.07), посвященной взаимосвязи социального взаимодействия и психологических особенностей студентов:

Еще пример объекта исследования и предмета исследования Педагогическая психология (19.00.07), посвященной исследованию психологической грамотности как фактора социализации старшеклассников в современной школе:



Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Педагогическая психология




Объект исследования и предмет исследования коррекционная психология (19.00.10) по вопросам эмоционально-личностных особенностей детей:

Еще пример объекта исследования и предмета исследования Коррекционная психология (19.00.10), посвященной исследованию особенностей детско-родительских отношений в семьях, воспитывающих детей с ограниченными возможностями здоровья:



Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Коррекционная психология



Объект исследования и предмет исследования психология личности (19.00.11), посвященной исследованию психомоторики в структуре индивидуальности человека в период ранней юности:




Объект исследования и предмет исследования политическая психология (19.00.12), посвященной исследованию на примере некоммерческих организаций ценностно-мотивационной сферы активных представителей гражданского общества:




Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Политическая психология

Еще пример объекта исследования и предмета исследования политическая психология (19.00.12), посвященной исследованию средств массовой информации как фактора формирования образа власти:




Объект исследования и предмет исследования психология развития, акмеология (19.00.13), посвященной исследованию регуляции внимания у детей:

Еще пример объекта исследования и предмета исследования психология развития, акмеология (19.00.13):



Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования психология развития, акмеология

Объект исследования и предмет исследования психология труда в особых условиях (19.00.14), посвященной психологической диагностике профессиональной пригодности граждан, поступающих на военную службу по контракту:

Объект исследования и предмет исследования Теория, методология и история социологии (22.00.01):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Теория, методология и история социологии

Объект исследования и предмет исследования Экономическая социология и демография (22.00.03):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Экономическая социология и демография

Объект исследования и предмет исследования Социальная структура, социальные институты и процессы (22.00.04):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Социальная структура, социальные институты и процессы

Объект исследования и предмет исследования Политическая социология (22.00.05):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Политическая социология

Объект исследования и предмет исследования Социология культуры (22.00.06):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Социология культуры

Объект исследования и предмет исследования Социология управления (22.00.08):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Социология управления

Объект исследования и предмет исследования Теория и философия политики, история и методология политической науки (23.00.01):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Теория и философия политики, история и методология политической науки

Объект исследования и предмет исследования Политические институты, процессы и технологии (23.00.02):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Политические институты, процессы и технологии

Объект исследования и предмет исследования Политическая культура и идеологии (23.00.03):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Политическая культура и идеологии

Объект исследования и предмет исследования Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития (23.00.04):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития

Объект исследования и предмет исследования Политическая регионалистика. Этнополитика (23.00.05):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Политическая регионалистика. Этнополитика

Объект исследования и предмет исследования диссертации Метеорология, климатология, агрометеорология (25.00.30):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Метеорология, климатология, агрометеорология

Объект исследования и предмет исследования диссертации Картография (25.00.33):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Картография

Объект исследования и предмет исследования диссертации Геоинформатика (25.00.35):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Геоинформатика


Объект исследования и предмет исследования Теология (26.00.01):





Посмотреть полностью пример предмета и объекта исследования Теология





         Также посмотреть:

         консультирование по написанию диссертации


Поступление в аспирантуру




Главная
Выбор аспирантуры
Номенклатура специальностей
Очная аспирантура
Заочная аспирантура
Аспирантуры Москвы
Аспирантуры России
Поступление в аспирантуру
Реферат в аспирантуру
Соискательство

Учеба в аспирантуре


Учеба в аспирантуре
Обоснование темы диссертации
Индивидуальный план
Кандидатский минимум

Написание диссертации


Как написать диссертацию
Тема диссертации
Концепция диссертации
Актуальность диссертации
Степень разработанности проблемы
Научная новизна
Объект и предмет исследования
Методы исследования
Цели и задачи диссертации
Достоверность научных положений
Научные положения
Практическая значимость работы
Апробация и внедрение результатов
Структура диссертации
Оформление диссертации
Написание текста диссертации
Введение диссертации
Основная часть диссертации
Заключение
Титульный лист диссертации
Библиография
Приложение к диссертации

Научные статьи


Научные статьи

Защита диссертации


Заслушивание диссертации
Заключение о предварительной защите
Отзыв ведущей организации
Отзыв официального оппонента
Отзыв руководителя
Автореферат диссертации
Текст и структура автореферата диссертации
Оформление автореферата диссертации
Отзыв на автореферат
Защита диссертации на совете
Документы для сдачи в диссертационный совет
Рассмотрение диссертации в ВАК


Распространенные вопросы


Аспирантура и отсрочка от армии
Где опубликовать научную статью































Субъект и объект психологии

Субъект — категория, обозначающая некоторую целостность, изолированную от мира предметов в процессе человеческой деятельности и познания. Один и тот же объект может быть предметом различных исследований.

В социологии подобъект означает определенную реальность, не зависящую от исследователя. А под предметом — свойства, стороны, взаимосвязи и процессы данной реальности, выделенные для целенаправленного изучения.

Очертание объекта и объекта было спланировано Имманулом Кантом.

Итак, объект — это часть объективного мира, а под субъектом — то, что в нем подлежит изучению. Понятие объекта шире по объему, чем понятие субъекта, поскольку субъект — объектная часть. В окончательном виде объекту и субъекту можно дать следующую формулировку:

Объект — это кусок объективного, т.е. существующий независимо от ума исследователей в реальности.

Предмет специфичен для научного угла зрения, аспекта объекта, специфичного для конкретной отрасли науки и ставит под сомнение его категориальный аппарат, используемые методы исследования.

Каковы объект и предмет психологии как науки? В 1912 г. Г. И. Челпанов в учебнике «Психология» дает определение: «Психология есть учение о душе».

В 1926 г. К. Н. Корнилов в своем первом учебном пособии говорит: «Психология изучает не душу, а проявления души, психология — это наука о законах психической деятельности человека».

В одном из самых популярных учебников «Атлас психологии» М. В. Гамезо и И. А. Домашенко определяют психологию как науку, изучающую процессы активного отражения объективной реальности человека в виде ощущений, восприятий, мыслей, чувств и других процессов и явлений. психики.

Сравнивая приведенные выше определения, можно увидеть, что психика — это объект психологии, и различные ее проявления как объект.Поэтому позднее, на рубеже веков (20-21), появляется следующее определение психологии:

Психология — это наука и система знаний о законах, механизмах, психических фактах и ​​явлениях в жизни человека.

В данном случае четко обозначен объект психологии — психика, а предмет, факты, закономерности и механизмы психики выделены.

Среди разнообразных проявлений психики выделяют психические процессы, психические состояния и психические свойства личности.

Различают когнитивные, эмоциональные, регулирующие психические процессы. Основная функция познавательных процессов — отражение свойств внешнего мира и внутренних особенностей организма. Познавательные процессы информируют о свойствах и явлениях окружающего мира, они являются источником разнообразных знаний и помогают открывать законы развития природы и общества. Познание имеет два уровня: образный и логический. Зрительные познавательные процессы — ощущение, восприятие, представление.Процессы логического познания включают мышление.

В эмоциональных психических процессах отражаются человеческие отношения. Они окрашивают жизнь человека с разными оттенками опыта (положительным или отрицательным). Гамма человеческих эмоций разнообразна, например, счастье, удивление, горе, страдание и т. Д.

Основным назначением регуляторных процессов является регулирование поведения и деятельности человека, обеспечивающее избирательное и целенаправленное реагирование. Регулирующие процессы включают процессы внимания и воли.

Кроме того, выделяются так называемые интегративные или через психические процессы, которые участвуют в ходе всех психических процессов, к ним относятся: речь, которая действует как 2-я сигнальная система и связывает сенсорное и логическое познание и память, которая может быть образной. , логичный и эмоциональный. Кроме того, память связывает настоящее и прошлое в сознании человека, обеспечивая целостность личности.

Психические состояния — это относительно устойчивые явления психической деятельности, характеризующие психику в целом.Их можно рассматривать как фон, на котором протекают психические процессы. Они могут поддерживать активную деятельность, а могут и не одобрять ее. Это состояния работоспособности, усталости, стресса, аффекта и т. Д.

Психические свойства — это устойчивые образования, обеспечивающие определенный уровень поведения и деятельности, характерный для данного человека. К психическим свойствам относятся темперамент, характер, способности человека, направленность его личности.

Общая психология — это отрасль психологической науки, изучающая наиболее общие закономерности, выявленные психологией, методы исследования этой психологии, теоретические принципы, которых она придерживается, основные научные концепции, которые вошли в ее использование.

Темы изучения общей психологии:

Познавательная и практическая деятельность;

Общие закономерности психических процессов: ощущения, восприятия, память, воображение, мышление, психическая саморегуляция;

Дифференциально-психологические особенности личности человека;

Характер, темперамент, преобладающие мотивы поведения и др .;

Основные проблемы:

Сущность и содержание психического, возникновение и развитие психики в фило и онтогенезе.

Главной задачей психологии как науки является раскрытие закономерностей возникновения, развития и течения психической деятельности человека, развитие его психических свойств, выявление жизненного смысла психики и тем самым содействие в ее реализации. мастерство, его целенаправленное формирование в соответствии с потребностями общества.

Психология: когда субъект — объект

Одно неправильное представление о господствующей психологии кажется неизбежным: за исследованиями и статистикой, чтобы что-то было известно, должен существовать воспринимающий субъект.Субъект и объект образуют базовую пару философских противоположностей в истории идей; путаница между ними только усиливается, когда субъект является объектом науки.

Работа Юнга проникла в суть этой проблемы, хотя его сравнительный метод сегодня остается почти таким же непонятым, как и столетие назад. Понимание этого начинается с фактов восприятия.

Как он показал в работе Психологические типы , аргумент всегда вращался вокруг проекции более или менее экстравертных и интровертных точек зрения.Эти два взгляда на мир определяют то, как мы его воспринимаем. Чтобы получить более четкое представление об их влиянии на психологию, важно общее описание того, как мы воспринимаем, Юнгом:

Интроверт «… ориентирован на фактор восприятия и познания, который реагирует на чувственный стимул в соответствии с субъективным расположением человека. Например, два человека видят один и тот же объект, но никогда не видят его таким образом, чтобы получаемые ими изображения были абсолютно идентичными.Помимо переменной остроты органов чувств и личного уравнения, часто существует радикальное различие, как по характеру, так и по степени, в психической ассимиляции перцептивного образа.

Хотя экстраверт делает акцент на конкретном мире объектов, из-за субъективной природы восприятия описание Юнга применимо к обеим точкам зрения:

Разница в случае единственной апперцепции, конечно, может быть очень тонкой, но в общей психической экономии она дает о себе знать в высшей степени, особенно в воздействии, которое она оказывает на эго.

Научный метод начался с изучения объектов теми, кто интересовался так называемой объективностью. Проекции текли только в одном направлении; повторение, проверка и предсказание уменьшили субъективные эффекты отдельных точек зрения до такой степени, что определенные физические процессы можно было считать более или менее объективными, хотя и не хватало достаточного понимания субъективности восприятия. Юнг предупредил:

« Мы не должны забывать — хотя экстраверт слишком склонен к этому, — что восприятие и познание не являются чисто объективными, но также и субъективно обусловленными.Мир существует не только сам по себе, но и так, как мне кажется. В самом деле, по сути, у нас нет абсолютно никакого критерия, который помог бы нам сформировать суждение о мире, не ассимилируемом субъектом. ”Восприятие относится к субъективному суждению, которое не поддается количественной оценке.

Юнг объяснил, что из-за этого субъективного фактора «абсолютное познание» невозможно. Мы объективны настолько, насколько позволяют наши чувства. Объективность связана не только с ограничениями органов чувств (даже если они искусственно увеличены), но и с личными суждениями о том, что мы воспринимаем и для каких целей.Помимо этих бессознательных предпосылок, простое накопление информации — это «эффект, который она оказывает на эго».

Это «… позиция интеллектуального высокомерия, сопровождаемая грубостью чувств, нарушение жизни, столь же глупое, сколь и самонадеянное. Переоценивая нашу способность к объективному познанию, мы подавляем важность субъективного фактора, что просто означает отрицание предмета. Но в чем суть? Субъект — это сам человек, субъект — мы. Только больной ум может забыть, что у познания должен быть предмет, и что нет никакого знания и, следовательно, никакого мира, если только не было сказано «Я знаю», хотя этим утверждением уже было выражено субъективное ограничение всего знания.

« Это относится ко всем психическим функциям: у них есть субъект, который так же необходим, как и объект. Для нашего нынешнего экстравертного чувства ценностей характерно то, что слово «субъективный» обычно звучит как упрек… размахивает, как оружие, над головой любого, кто не безгранично убежден в абсолютном превосходстве объекта. »Товарный поезд объективной науки закрутил психологию в вопиющее противоречие:

« Под субъективным фактором я понимаю психологическое действие или реакцию, которые сливаются с эффектом, производимым объектом, и таким образом порождают новые психические данные. «Так же верно, как мы отождествляем образы с вещами, они одновременно являются личными, коллективными, субъективными и объективными. Вот палка, болтающая яблоко перед научной психологией:

« Поскольку субъективный фактор с древнейших времен и у всех народов оставался в значительной степени постоянным, а элементарные восприятия и познания почти всегда одинаковы, это реальность, которая так же твердо установлена, как и внешний объект. Если бы это было не так, никакая постоянная и неизменная реальность была бы просто немыслима, и любое понимание прошлого было бы невозможным.Таким образом, в этом смысле субъективный фактор является таким же неотъемлемым элементом, как протяженность моря и радиус Земли.

Факт есть факт, правда? Только когда мы получим более широкое представление о том, насколько рациональное и иррациональное может быть относительным по отношению к воспринимающей среде. Грандиозные представления о «теории всего» рано или поздно натолкнутся на эти ограничения:

Точно так же субъективный фактор имеет всю ценность как фактор, определяющий мир, в котором мы живем, фактор, который ни в коем случае нельзя исключать из наших расчетов.Это еще один универсальный закон, и тот, кто опирается на него, имеет такое же надежное, постоянное и действенное основание, как и человек, который полагается на объект. Но точно так же, как объект и объективные данные не остаются неизменными навсегда, будучи скоропортящимися и подверженными случайностям, субъективный фактор также подвержен вариациям и индивидуальным опасностям. По этой причине его ценность также является относительной.

Для примера того, как сравнительный метод Юнга может быть применен для поиска субъективного значения за пределами интеллекта, читайте дальше.

Объекты и предмет психологии

Объекты и предмет психологии

Итак, давайте начнем с вопроса , какие объекты или явления изучает психология ?

Самый интересный объект для человека — это другой человек, его поведение. И этот интерес не всегда теоретический, а гораздо чаще — практический, потому что во многих жизненных ситуациях нужно понимать, что собираются делать другие люди и как это отразится на вас.

Интересно также поведение животных, в том числе одомашненных. Возникнув на заре развития пауков, натурфилософия превратила этот естественный интерес к поведению людей и животных в объект научных исследований. Этот интерес был не прагматическим, а теоретическим: задача заключалась в том, чтобы объяснить причины поведения людей и животных, включая различия в поведении разных людей. С этого момента поведение стало объектом научного интереса, тогда же было предложено первое объяснение жизни и поведения живых существ через наличие специального образования — душ. Это была душа, которая стала предметом исследования ученых посредством наблюдения за поведением живых существ.

Концепция души как теоретическая гипотеза была введена для объяснения поведения, но очень быстро эта концепция в сознании исследователей превратилась в реальность, подлежащую научному анализу. Душа стала одновременно объектом и предметом исследования философии как предшественницы психологии. В философии рассматривались вопросы ее строения (например, Демокрит (V-IV вв. До н.э.) понимал душу как небольшие атомы тела животных и людей, определяющие внешнее поведение всего организма в их теле), делались попытки разделить в нем различные части (например, ум, чувство, волю) и т. д.

Исследования души и как объекта, и как объекта продолжались до XX века, хотя уже в XVII веке. была предложена новая реальность как объект и предмет той области философии, которая в дальнейшем выделилась в новую науку — психологию. Независимо друг от друга философы, особенно Т. Гоббс (1588–1679) и Р. Декарт (1596–1650), внесли свой вклад в понимание того, что душа не является реальностью и как теоретическая конструкция (гипотеза) сама по себе не может быть объектом. и предмет исследования.И хотя, по мнению Р. Декарта, душа превратилась в самостоятельную субстанцию ​​наравне с природой (материей), изучению теперь подлежала не душа, а явления сознания, которые человек непосредственно находил в себе — как его собственный личный опыт, знания и сомнения. В отличие от души явления сознания казались реальностью, и каждый мог что-то о них рассказать.

Феномены сознания как субъективной реальности, безусловно, могут быть объектом и предметом научного исследования.И до ХХ века. эти явления, наряду с душой, были таковыми для многих исследователей (не только философов). Важно отметить, что трудности исследования явлений сознания были связаны с методом их изучения — методом интроспекции. Под последним понималось «всматривание» в изучаемые явления, которые открывались человеку непосредственно через внутреннее наблюдение за пережитым в сознании людей. Если познание внешних материальных тел было доведено до сознания человека через органы чувств, то феномены сознания, недоступные внешнему наблюдению, открывались человеку непосредственно через самонаблюдение.Такие явления обладали рядом специфических черт (нематериальность, неизмеримость, отсутствие собственного места в пространстве, движение во времени из прошлого в будущее и наоборот), в том числе не наблюдаемых сторонним наблюдателем. Но метод интроспекции не соответствовал критериям научного исследования, что привело к предложению исключить психологию из системы наук, а затем к появлению новых взглядов на предмет психологии. Результаты исследований, полученные с помощью метода интроспекции, различались субъективностью ответов и оценок (у разных исследователей не совпадали) и невоспроизводимостью.

Такие результаты не позволили развиваться психологии как экспериментальной науке, а значит и в начале XX века. лидер нового подхода в психологии Дж. Ватсон призвал отказаться от изучения сознания и перейти к объективному экспериментальному изучению поведения человека и животных. Поведение официально снова стало объектом психологии, но в этой школе психологии, называемой «бихевиоризм», оно уже считалось и объектом, и объектом исследования.

Мы уже говорили, что нельзя указывать на объект исследования и объявлять его предметом науки. Любой объект обладает множеством свойств, которые не могут быть изучены одной наукой, ее методами, только на ее научном языке. Поведение как человека, так и животных всегда было и будет предметом изучения различных наук, в том числе психологии. Но последний исследует не только этот объект — есть еще субъективные явления, которые осознаются и не осознаются человеком, являются результатами его деятельности, которые также исследует психология, есть индивидуальные психические качества человека, влияющие на поведение.Главное, что мы должны учитывать, — это совпадение предмета и объекта науки. Поведение изучается многими науками, и поэтому необходимо выявить в нем реальность, которая может быть изучена с помощью ее методов и может быть объяснена только психологией с помощью ее концепций.

Если объектами психологии являются как поведенческие, так и субъективные явления, называемые «психикой», то общими для них являются:

• ориентация поведения в сфере действия на основе субъективных явлений, открывающих живое существо предметному пространству поведения;

• контроль поведения на основе субъективного открытия поля действия;

• регулирование поведения на основе субъективных переживаний живого существа.

Продукты человеческой деятельности как объект психологии исследуются им также со стороны направленности деятельности и навыков людей, создавших эти продукты, а также тех потребностей, задач, которые стояли перед человеком. В этом случае поведение также является объектом исследования:

1) биология — как средство адаптации живого и его эволюционных изменений;

2) генетика — от генетически детерминированных способов поведения и их механизмов;

3) физиология — со стороны обеспечения поведения нервных механизмов;

4) этология — как наука о поведении животных в естественных условиях их жизни.

Поведение также является объектом исследования ряда социальных и естественных наук (социология, этика, медицина и др.). Психология вносит необходимый вклад в общую теорию поведения человека и животных. Но психология давно разделена на множество научных областей, и каждая из ее независимых областей претендует на свои объекты и предмет исследования.

Каким образом объект и предмет психологии в целом соотносятся с объектами и объектами различных частных научных областей психологии?

Это соотношение можно охарактеризовать как частичное и общее, как общее, так и специальное.

Например, социальная психология исследует поведение человека в больших и малых группах, а также ориентацию, управление, регулирование поведения на основе знаний и социальных норм и правил их сообщества, общества и всего человечества. Психология труда интересует ориентация, управление и регулирование трудовой и в целом трудовой деятельности человека на основе поставленных целей, навыков, мотивации, индивидуальных особенностей и состояний человека. Возрастная психология интересуется изменением поведения человека с возрастом на основе изменения способов ориентации и управления поведением, развития когнитивных и мотивационных возможностей человека. Зоопсихология занимается изучением ориентации и управления поведением животных при решении собственных нужд.

Примеры можно продолжить, но уже из вышеизложенного ясно, что они указывают на то, что каждая ветвь психологии изучает либо конкретное поведение, , либо поведение особого живого существа (человека или животного), различая как его субъектная специфика ориентации, управления и регулирования поведения на основе осознанных или бессознательных образов объективных условий поведенческого пространства, называемых психикой.

Изучение особенностей ориентации, управления и регулирования поведения порождает множество научных проблем — от проблемы происхождения психической ориентации и управления до задачи понимания личности человека. Набор решаемых проблем порождается запросами науки и практики, но настоящие исследования начинаются только после создания метода выявления и регистрации прямых и косвенных проявлений (результатов) поведения и деятельности, представляющих интерес для психологии с точки зрения субъективных переживаний.

Наряду с методом должен существовать научный концептуальный язык, с помощью которого фиксируются полученные в исследовании результаты. Поэтому возможности науки и практики всегда определяются методической и концептуальной (теоретической) вооруженностью ученого и практики. Каждая наука, включая психологию, занимается тем, что может исследовать собственными средствами, при этом зная область своих интересов. Это означает, что предмет науки и комплекс исследовательских задач выбираются не по контракту, а определяются существующим набором методов исследования и понятийным аппаратом, а также логикой исследования, основанной на запросах науки и практики. .предмет науки и особенно перечень научных задач будет постоянно уточняться и расширяться за счет смежных с другими науками областей психологии и создания новых методов исследования.

границ | Тело как субъект в иллюзии четырех рук

Целью данной статьи является философский взгляд на феноменологическое различие между «телом как объектом» и «телом как субъектом» (Merleau-Ponty, 1945/1962; Legrand, 2010). Согласно этой точке зрения, можно испытать собственное тело или часть тела либо как объект , либо как субъект , но не может, испытать его как оба одновременно .Мерло-Понти однажды дал хорошую иллюстрацию:

.

«Я могу левой рукой ощущать мою правую руку, когда она касается объекта, правая рука как объект не является правой рукой, когда она касается: первая — это система костей, мышц и плоти, сброшенная на точка пространства, вторая стреляет через пространство, как ракета, обнажая внешний объект на своем месте. В той мере, в какой оно видит мир или касается его, мое тело, следовательно, нельзя ни увидеть, ни потрогать »(1945/1962, 105).

Идея состоит в том, что при прикосновении к правой руке она воспринимается как объект , т.е.е., как система костей и мышц в определенном месте, которое можно увидеть или потрогать. Это переживание тела как объекта. Когда та же самая правая рука касается чего-либо, воспринимается как субъект , который выполняет активное движение. Или, в случае всего тела, тело воспринимается как телесный субъект, который воспринимает мир и действует в нем.

Два коротких замечания относительно понятия «субъект» в этой статье: во-первых, субъект в сознательном состоянии — это тот, который обладает точкой зрения от первого лица (1PP) на это состояние.В этом отношении мы согласны с Легран, когда она говорит, что 1PP «привязан к себе в том смысле, что он привязан к точке зрения переживающего, воспринимающего, действующего субъекта» (2007a, стр. 584). Во-вторых, мы также согласны с Леграном (2006, 2010) в том, что субъект сознательного состояния не является картезианским эго; скорее, это, по сути, телесное «я». С этой точки зрения, «тело» в «теле-как-субъект» истолковывается как «испытывающее тело» и «телесный агент». Следовательно, переживание тела как субъекта — это переживание на уровне человека.

Мерло-Понти подчеркивал, что переживание тела как субъекта фундаментально отличается от переживания того же самого тела как объекта: «Я наблюдаю внешние объекты своим телом, я обращаюсь с ними, исследую их, хожу вокруг них, но само мое тело это вещь, которую я не наблюдаю: для того, чтобы иметь возможность сделать это, мне нужно было бы использовать второе тело, которое само было бы ненаблюдаемым »(1945/1962, стр. 104). Это говорит о том, что я могу воспринимать свое тело как субъект только тогда, когда оно , а не воспринимается как объект.Эти два типа переживаний не могут происходить в одном и том же теле или части тела одновременно, , то есть они взаимоисключающие.

Чтобы сформулировать эту точку зрения, рассмотрим то, что Мерло-Понти называл «двойными ощущениями»: «Когда я сжимаю две руки вместе, речь идет не о двух ощущениях, которые ощущаются вместе, когда человек воспринимает два объекта, расположенных рядом, а о неоднозначном установка, в которой обе руки могут чередовать роли «прикосновения» и «прикосновения». Говоря о «двойных ощущениях», имелось в виду то, что, переходя от одной роли к другой, я могу идентифицировать руку, к которой прикасается, как ту же руку, которая через мгновение будет соприкасаться »(1945/1962, стр.106). В этом случае обе мои руки сжимают друг друга и нажимают одновременно. Идея состоит в том, что даже в этом случае переживания прикосновения и прикосновения несовместимы, так что они чередуются между двумя руками. По словам самого Мерло-Понти, «две руки никогда не находятся одновременно в отношениях прикосновения и прикосновения друг к другу» (1945/1962, стр. 106). Принимая во внимание эту идею, точку зрения Мерло-Понти можно сформулировать следующим образом:

«Тело как объект и тело как субъект — это два разных и несовместимых вида опыта, так что они не могут иметь место одновременно в одном и том же теле или части тела; скорее, между двумя способами переживания может быть только изменение.”

Мы будем называть эту точку зрения тезисом об экспериментальном исключении .

Что касается тела как субъекта, Мерло-Понти далее сказал: «Что мешает ему когда-либо быть объектом… это то, благодаря чему существуют объекты. Он не ощутим и не видим, поскольку это то, что видит и касается. Таким образом, тело не является еще одним из внешних объектов… тело больше не воспринимается как объект мира, а как наше средство связи с ним »(1945/1962, стр.105, 106). В другом месте Мерло-Понти сказал: «Я перемещаю внешние объекты с помощью своего тела, которое захватывает их в одном месте и перемещает в другое. Но само мое тело я двигаюсь напрямую, я не нахожу его в одной точке объективного пространства и не переносю в другую, мне не нужно его искать, оно уже со мной »(1945/1962, с. 108). В этих отрывках Мерло-Понти объяснил, чем переживания тела и части тела отличаются от переживаний внешних объектов. Он думает, что воспринимающее тело (или касающаяся руки) не воспринимается как объект, потому что это средство, с помощью которого мы взаимодействуем с окружающей средой.Тело — это, так сказать, канал, через который нам могут быть представлены внешние объекты. Следовательно, поскольку мы воспринимаем внешние объекты через тело, само тело не является объектом восприятия. Эти соображения можно принять в поддержку тезиса об исключении опыта.

Это различие между «телом как объектом» и «телом как субъектом» было разработано и защищено несколькими философами, которые провели междисциплинарные работы между феноменологией и когнитивной наукой (Галлахер, 2005, 2012; Захави, 2005, с. 2014; Legrand, 2006, 2007а, б, 2010).Согласно Леграну, случай тела-как-объекта — это когда чье-то тело «воспринимается как интенциональный-объект , то есть как объект, на который направлен интенциональный акт сознания» (Легран, 2010, стр. 187). ). Например, когда я смотрю на свое тело в зеркало, я воспринимаю свое тело как объект видения. Напротив, в случае с телом как субъектом человек , а не воспринимает тело как какой-либо интенциональный объект. Используя тот же пример: хотя мое внимание сосредоточено на изображении тела в зеркале, я все же неявно ощущаю себя тем, кто смотрит в зеркало.Это переживание себя как воспринимающего субъекта иллюстрирует ощущение тела как субъекта (Legrand, 2010, стр. 188). Следуя Мерло-Понти (1945/1962), Легран считает, что тело-как-объект и тело-как-субъект — это фундаментально разные и несовместимые способы переживания: «По определению, тело- как-субъект само по себе отсутствует . -как-интенциональный-объект »(Legrand, 2010, с. 189, выделено нами, см. также 193). Одно и то же тело или часть тела не могут находиться в обоих режимах одновременно; это может быть либо одно, либо другое.

В этой статье мы оспариваем приведенную выше точку зрения Мерло-Понти и Леграна. Недавно мы разработали серию экспериментов, которые вызывали «иллюзию четырех рук», так что участники чувствовали себя так, как будто у них есть дополнительная пара рук (Chen et al., 2018). После описания экспериментов мы показываем, что ключевой компонент иллюзии четырех рук исключает «альтернативный счет» телесного опыта. Он представляет собой убедительный аргумент в пользу того, что переживания тела как объекта и тела как субъекта не всегда несовместимы друг с другом, и, следовательно, представляет собой важный контрпример против тезиса об исключении опыта.Мы утверждаем, что здоровый субъект может одновременно ощущать одни и те же части тела как как субъект, так и как объект. Затем будет сделано несколько замечаний относительно других потенциальных контрпримеров. Наша цель — не уничтожить различие между телом как объектом и телом как субъектом, а показать, что оно не так жестко, как предполагают феноменологи.

Иллюзия четырех рук

Экспериментальные установки сочетают в себе 1PP и вид от третьего лица (3PP).У участника был головной дисплей (HMD), соединенный со стереокамерой, расположенной прямо рядом с экспериментатором. Сидя лицом к лицу, и участник, и экспериментатор кладут руки на стол. После того, как участник надел шлем, на тыльной стороне всех четырех рук была прикреплена цветная бирка. Эксперимент 1 был пассивным условием четырех рук; Эксперимент 2 представлял собой состояние активного четырех рук без тактильной стимуляции. Для нашей цели ключевым был Эксперимент 3 — активное участие четырех рук с тактильной стимуляцией (рис. 1).Через HMD участник перенял визуальный 1PP экспериментатора, как если бы это был его / ее собственный 1PP. Участник видел через HMD изображение четырех рук: руки экспериментатора (с красными метками) были видны из принятого 1PP таким образом, что они выглядели так, как если бы участник смотрел прямо на свои руки (в дальнейшем 1PP- руки), а собственными руками участника (с синими метками) от принятой 3ПП в обратном направлении (180 °) (далее 3ПП-руки). Все четыре руки чистили синхронно в течение 60 с.Затем и участника, и экспериментатора просили постучать по столу указательными пальцами примерно раз в секунду. Примерно через 15 с участнику было дано указание прекратить постукивание, после чего последовал перерыв на 10 с, а затем был повторен тот же цикл постукивания. Во время этих двух циклов постукивания, включая перерыв между ними, все четыре руки продолжали чистить щеткой синхронно. В условиях синхронности экспериментатор постукивал указательными пальцами синхронно по отношению к участнику, так что участник видел, как все четыре руки действуют в одном и том же порядке.В асинхронном режиме экспериментатор намеренно постукивал указательными пальцами асинхронно по отношению к движениям пальцев участника с разницей во времени в пределах примерно 0,4–0,6 с. Каждое условие сопровождалось измерениями коэффициента отражения проводимости кожи (SCR) на руках экспериментатора и испытуемого, а также анкеты, представленной на HMD. Вся процедура заняла около 180 с.

Рисунок 1 . Постановка иллюзии с четырьмя руками. В эксперименте 3 руки экспериментатора были видны через HMD из принятой 1PP с красными метками, а собственные руки участника были видны через HMD из принятой 3PP (180 ° назад) с синими метками.И участник, и экспериментатор постукивали указательными пальцами и получали тактильную стимуляцию. Для измерения SCR два одноразовых электрода из пеноматериала были прикреплены к внутренней стороне левой ладони участника. Провода аккуратно подкладывались под руку участника. Таким образом, и электроды, и провода не будут видны участнику через HMD. Этот рисунок и его описания взяты из работы Chen et al. (2018).

Отличительной особенностью Эксперимента 3 было то, что он включал в себя как «кинестетическое ощущение движения» (субъект ощущает свое собственное активное движение посредством кинестезии и проприоцепции), так и «визуальное ощущение движения» (движение, которое участник видит через HMD). ), которые были интегрированы в синхронном состоянии.Вот основные экспериментальные результаты: по сравнению с экспериментами 1 и 2 мы обнаружили, что иллюзия четырех рук была вызвана в синхронных условиях эксперимента 3. Средние значения ключевого утверждения анкеты (Q7, таблица 1) были значительно выше в синхронное состояние, чем в асинхронном состоянии. Шестьдесят восемь процентов участников в синхронном режиме положительно ответили, что у них на две рук больше . Это было подтверждено различными анализами. Во-первых, различные статистические сравнения показали, что в этом состоянии индуцировалось как чувство собственности 1PP-рук, так и чувство собственности 3PP-рук.Во-вторых, по сравнению с экспериментами 1 и 2, чувство принадлежности к телу и чувство свободы действий рук 1PP были значительно сильнее в эксперименте 3. Вместе эти результаты предполагают, что иллюзия четырех рук была успешно индуцирована в эксперименте 3. Синхронизация постукивание пальцами и синхронная тактильная стимуляция вместе способствовали возникновению иллюзии четырех рук.

Таблица 1 . Заявления анкеты.

Оспаривание тезиса об исключении опыта

Как упоминалось выше, согласно Мерло-Понти и Леграну, субъект не может ощущать свое собственное тело или части тела одновременно как объект и как субъект.В этом разделе мы выступаем против этой точки зрения. Мы утверждаем, что в случае иллюзии четырех рук переживание тела как объекта и переживание тела как субъекта могут иметь место одновременно. Точнее, в синхронных условиях Эксперимента 3, 1PP-руки одновременно воспринимались и как объект намерения, и как осуществляющие действие. Это породило новый опыт, в котором опыт тела как объекта и опыт тела как субъекта совместимы друг с другом и не чередуются, так что это представляет собой серьезную проблему для тезиса об исключении опыта.Давайте уточним.

Относительно легко объяснить, почему 1ПП-руки воспринимались как объект. В иллюзии с четырьмя руками 1PP-руки были объектами видения участников. Субъективный опыт участников с 1PP-руками соответствует описанию Мерло-Понти тела как объекта, который можно наблюдать или обрабатывать: «Правая рука как объект — это… система костей, мышц и плоти, сброшенных в точку. космоса »(1945/1962, с. 105). Используя слова Леграна, когда участники наблюдали за 1PP-руками через HMD, они были , а не отсутствующим как намеренный объект.Скорее, 1PP-руки были «приняты как интенциональный объект , то есть как объект, на который направлен интенциональный акт сознания» (Legrand, 2010, стр. 187). Таким образом, во время иллюзии 1ПП-руки воспринимались как объект.

Сложнее обстоит дело с тем, были ли 1PP-руки также испытаны как субъекты. Три набора соображений позволяют предположить, что ответ положительный. Во-первых, когда участники испытали иллюзию четырех рук, они не только чувствовали, что 1PP-руки были их руками, но также чувствовали, что тактильные ощущения находятся в этих руках.Что еще более важно, участники также чувствовали, что могут контролировать 1PP-руки. Эти результаты идеально соответствуют описанию Мерло-Понти тела как субъекта, согласно которому «правая рука, когда она касается… стреляет через пространство, как ракета, обнажая внешний объект на своем месте» (1945/1962, стр. 105). Например, благодаря синхронному и активному движению пальцев участники экспериментов с 1PP-руками выявили поверхность и расположение стола, по которому они постучали. 1PP-руки воспринимались как субъекты, потому что участники испытывали синхронизированное кинестетическое ощущение движения и визуальное ощущение движения в этих руках.Субъективные переживания участников 1PP-рук также соответствуют характеристикам тела как субъекта Леграна: «тело, как оно действует и воспринимает, то есть тело как точка конвергенции действия и восприятия» (2006 г., стр. с. 108, курсив оригинала). Легран поддерживает пример Мерло-Понти, упомянутый выше, и говорит: «Парадигматический пример — это переживание прикосновения руки как прикосновения (в отличие от руки как прикосновения), которая не является объектом опыта, а переживается как субъект соответственно. с предметом, которого коснулись »(2010, с.189, курсив оригинала). Следовательно, данные, собранные в синхронных условиях Эксперимента 3, убедительно свидетельствуют о том, что участники испытывали 1PP-руки как субъекты.

Во-вторых, опыт участников с 1PP-руками полностью соответствовал другим характеристикам Леграна восприятия тела как субъекта: (1) Легран характеризует «испытывающий субъект» как «переживающее тело» (2010, стр. 191) и «телесный агент» (2007b, стр. 503), и говорит, что «воспринимающее я соответствует телу как субъекту» (2010, стр.188). Испытывая синхронные тактильные ощущения и выполняя постукивающие действия, участники, испытавшие иллюзию четырех рук, ощущали себя воспринимающим «я», а также испытывающим телом и телесным агентом. (2) Легран говорит: «Переживание касающейся руки… соответствует тому, что я называю здесь дорефлективным телесным сознанием. На этом уровне тело… является субъектом опыта, и оно переживается как таковое »(2007b, стр. 499). Опыт участников с 1PP-руками соответствовал тому, что она называет «дорефлективным телесным сознанием», и, следовательно, было переживанием тела как субъекта согласно описанию Леграна здесь.(3) Легран также говорит: «Чье-то тело-субъект-в-мире всепроникающе переживается, поскольку оно структурирует любой опыт, привязывая его к пространственно-временному положению тела переживающего» (2010, стр. 190) . Это было хорошо проиллюстрировано опытом участников «субъективного тактильного местоположения»: из-за визуальных манипуляций в нашем эксперименте синхронные тактильные стимуляции ощущались так, как если бы они находились на руках, видимых из 1PP участников.

В-третьих, Келли (2002) дает довольно иную интерпретацию примера Мерло-Понти касания правой руки левой рукой.В интерпретации Келли «тело как субъект» определяется в терминах «двигательной интенциональности». По словам Келли, наиболее важной чертой моторной интенциональности является то, что телесная активность, которая демонстрирует моторную интенциональность, «не имеет в своей основе того вида автономного репрезентативного содержания, к которому субъект мог бы иметь отношение» (2002, с. 390). . То есть различие между содержанием и отношением не применяется к двигательной интенциональной деятельности, такой как захват объекта. Мы хотели бы сделать два замечания, чтобы предположить, что наша точка зрения относительно опыта рук 1PP на самом деле совместима с интерпретацией Келли.

(1) Подумайте, как Келли характеризует минимальное требование для применения различия содержания / отношения:

«Один стандартный способ охарактеризовать состояние убеждений — это суждение, состоящее из концепций, которыми обладает субъект, пользующийся верой. Если Салли считает, что прорезь ориентирована, например, под 45 °, тогда мы можем сказать, что Салли обладает понятиями [прорезь] и [ориентирована под 45 °]. Как минимум это означает, что она способна развлечь по крайней мере некоторые другие мысли, связанные с этими концепциями — например, мысли о прорезях, которые не ориентированы под углом 45 °, и мысли о вещах, отличных от прорезей, которые так ориентированы.Утверждение, состоящее из понятий [прорезь] и [ориентация под 45 °], представляет собой представление о том, как устроен мир, по отношению к которому Салли имеет отношение веры (2002, стр. 387) ».

Есть веские причины считать, что участники, испытавшие иллюзию четырех рук, не соответствовали этому минимальному требованию. Иллюзия с четырьмя руками была новой иллюзией, о которой впервые сообщили Чен и др. (2018), и все участники были наивными испытуемыми. Эта иллюзия была непроизвольной и дала участникам новый опыт.Следовательно, можно с уверенностью предположить, что участники не обладали такими понятиями, как [у меня четыре руки], [тело с четырьмя руками] или [субъективное тактильное расположение] и т. Д., Чтобы применить эти концепции к себе, когда иллюзия впервые возникла. им. Таким образом, был, по крайней мере, период времени, в течение которого они не были способны поддерживать некоторые другие относящиеся к делу мысли, и, следовательно, у них не было «того вида автономного репрезентативного содержания, к которому субъект мог бы иметь отношение».

(2) Келли использует различные случаи, чтобы проиллюстрировать свою точку зрения относительно того, почему различие содержания / отношения не применимо к двигательной интенциональной деятельности.Если мы рассмотрим характеристики этих случаев Келли, мы увидим, что переживания 1PP-руки в иллюзии четырех рук также соответствуют этим характеристикам. Например, обсуждая хватательные действия, Келли говорит, что «понимание всего объекта, которое у меня есть, когда я хватаю его, это не понимание, которое я могу получить независимо от моей физической активности по отношению к нему» (2002, стр. 385) , и что «наше телесное понимание само по себе является своего рода пониманием объекта» (2002, стр.386). Точно так же, когда участники испытывали иллюзорные чувства собственности и действия в руках 1PP, этот опыт воплощал своего рода понимание того, что руки 1PP воспринимались как субъекты. Опыт 1PP-рук как субъекта не был независимым от чувства собственности участников и чувства свободы воли. Мы не утверждаем, что наша точка зрения и цель совпадают с точкой зрения Келли. В то время как дискуссии Келли в основном касаются телесного понимания внешних объектов, мы сосредотачиваемся на субъективном опыте 1PP-рук, вовлеченных в иллюзию четырех рук.Тем не менее, наша точка зрения совместима с интерпретациями Келли.

Комментируя случай нерефлексивного открытия двери, Келли говорит: «Иногда мне кажется, что я могу вспомнить, например, как потянулся, чтобы схватиться за дверную ручку, даже если я не осознавал этого, когда на самом деле выполнял активность… двигательная интенциональность подобна этому даже для нормальных субъектов, иными словами, она, по сути, раскрывает нам мир, но не может быть захвачена в процессе этого »(2002, с.389). Келли также цитирует отчет пациента по имени Шнайдер, упомянутого Мерло-Понти: «Я воспринимаю движения как результат ситуации, последовательности самих событий… Я почти не осознаю какой-либо добровольной инициативы. … Все происходит независимо от меня »(2002, с. 390). Теперь рассмотрим наш случай. Исследование Chen et al. (2018) показали, что иллюзия четырех рук — это настоящая телесная иллюзия. Это означает, что это субъективный опыт, вызванный экспериментальной установкой, а не концептуальное суждение.Участники были осведомлены о своих движениях пальцев и о том, что они видели через HMD, но они не знали, почему и как иллюзия возникла с ними, включая иллюзорные чувства собственности и действия рук 1PP. Что еще более важно, иллюзия возникла непроизвольно. Они, так сказать, «почти не подозревали о какой-либо добровольной инициативе» и чувствовали, что «все происходит независимо от меня». В связи с этим мы думаем, что их опыт соответствует описанию Келли двигательной интенциональности.

В совокупности приведенные выше соображения убедительно подтверждают, что в иллюзии четырех рук 1PP-руки воспринимались как субъекты. Важно отметить, что 1PP-руки могут восприниматься как субъекты только потому, что участники продолжали наблюдать за ними. Идея изменения, заложенная в тезисе об исключении опыта, здесь не применима. Чтобы понять этот момент, рассмотрим кинестетическое ощущение движения и визуальное ощущение движения, задействованные в Эксперименте 3. Для тех участников, которые испытали иллюзию четырех рук, помимо получения синхронных тактильных стимулов, их опыт 1PP-рук имел следующие особенности.С одной стороны, участники испытали активное движение пальцев через кинестезию и проприоцепцию в отношении своих настоящих рук. С другой стороны, они также видели активное движение пальцев по отношению к рукам, если смотреть со стороны принятого 1ПП (1ПП-видимое движение). Кинестетическое ощущение движения было частично уловлено видением движения руки 1PP. Оба были испытаны одновременно и были интегрированы друг с другом. Если бы кинестетическое ощущение движения и визуальное ощущение движения не были связаны друг с другом таким образом, участники не чувствовали бы себя так, будто 1ПП-руки были их руками и что они могли бы их контролировать.Это означает, что участники не будут воспринимать 1PP-руки как субъект , если только 1PP-руки не будут также испытаны как объекты зрения. Это показывает, что интегрированный опыт рук 1PP не может быть объяснен счетом изменений. Синхронное состояние эксперимента 3 создало ситуацию, в которой можно одновременно испытать одни и те же части тела, то есть 1PP-руки, и как субъект и как объект. В этом случае два способа переживания несовместимы.Следовательно, тезис об исключении опыта был нарушен опытом рук 1PP в иллюзии четырех рук. Pace Merleau-Ponty, это не всегда верно, что «насколько он видит или касается мира, мое тело, следовательно, нельзя ни увидеть, ни потрогать» (1945/1962, стр. 105). Мы обсудим это далее в следующем разделе.

Наше утверждение состоит в том, что в случае иллюзии четырех рук чувство принадлежности к телу, субъективное тактильное местоположение и чувство свободы действия в руках 1PP вместе составляют контрпример против тезиса об исключении опыта.Есть две важные оговорки: во-первых, мы не делаем более широкого заявления о том, что любого кейса будет в совокупности достаточно для ощущения тела как субъекта, пока задействованы эти три компонента. Мы только утверждаем, что для тех участников, которые испытали иллюзию четырех рук, их опыт 1PP-рук представляет собой переживание тела как субъекта. Чтобы опровергнуть тезис об экспериментальном исключении, нам нужен один-единственный контрпример, а не более широкое утверждение. Во-вторых, наша точка зрения состоит в том, что для того, чтобы чувство принадлежности к телу, субъективное тактильное местоположение и чувство свободы действий составили одновременное переживание тела как объекта и тела как субъекта, эти три компонента должны быть связаны в определенном способ: они не только происходят одновременно, но также они должны быть интегрированы способом, установленным нашей экспериментальной установкой, таким образом, чтобы 1PP-руки не воспринимались как субъекты, если они также не воспринимались как объекты зрения на в то же время.

Возражения и ответы

В этом разделе мы рассматриваем некоторые возможные возражения: во-первых, защитник тезиса об исключении опыта может обратиться к случаю «двойных ощущений» Мерло-Понти, чтобы ответить на наш аргумент. Как описано во Введении, идея этого случая состоит в том, что, хотя обе мои руки физически прижимают друг друга и нажимаются одновременно, ощущения прижима и прижатия все еще экспериментально несовместимы, так что их роли чередуются между две руки.Защитник может применить эту идею к иллюзии четырех рук и сохранить следующую позицию: хотя участники испытывали иллюзорное чувство свободы действий в руках 1PP и в то же время наблюдали за ними из принятой 1PP, на уровне опыта . ощущение тела как субъекта и ощущение тела как объекта оставались несовместимыми и чередовались в субъективных переживаниях участников. Если это так, поскольку они не были испытаны одновременно, тезис об исключении опыта все еще остается в силе.

Мы не согласны. Без эмпирической поддержки эта защита была бы просто основана на концептуальном положении. Мы думаем, что визуальный и агентивный опыт рук 1PP не чередовался способом, предложенным этой защитой. Мало того, что они происходили одновременно, но и то, что они были интегрированы на опыте, чтобы внести свой вклад в иллюзию четырех рук. Мы можем согласиться с тем, что простая временная одновременность не исключает версию об изменении. Мы считаем, что именно интеграция этих переживаний препятствует идее эмпирической несовместимости в этом описании.Вышеупомянутая защита не признает ключевого различия между делом Мерло-Понти и нашим. То есть он недооценивает важную роль, которую видение играет в иллюзии четырех рук. Как и во многих иллюзиях полного тела (Эрссон, 2007; Ленггенхагер и др., 2007; Петкова и Эрссон, 2008), визуальной перспективой участников манипулировали определенным образом. Ни один из иллюзорных эффектов, включая иллюзорное чувство собственности, агентства и т. Д., Не может быть вызван без визуальной манипуляции. В нашем эксперименте методологическая интеграция визуальных манипуляций, тактильной стимуляции и движений пальцев связала ощущение тела как объекта и чувство тела как субъекта вместе в опыте 1PP-рук.Как мы утверждали выше, участники не будут воспринимать 1PP-руки как субъекты, если те же руки не будут также восприниматься как объекты зрения. Это делает неправдоподобным интерпретацию переживаний участников как чередующихся между субъектом и объектом. Напротив, такая методологическая интеграция не фигурировала в соображениях Мерло-Понти. Видение не играет особой роли ни в его примере касания правой руки левой рукой, ни в его случае «двойных ощущений».Таким образом, вышеприведенная защита на самом деле не показывает, что случай с 1PP-руками может быть приспособлен к экспериментальной несовместимости, и, следовательно, не спасает тезис об экспериментальном исключении от нашего аргумента, основанного на иллюзии четырех рук.

Во-вторых, некоторые философы могут задаться вопросом, насколько надежно данные и статистика наших вопросников могут рассказать нам о субъективном опыте участников. Это методологический вопрос, касающийся взаимосвязи между когнитивными или рефлексивными суждениями, измеренными с помощью вопросников, и субъективными или дорефлективными переживаниями иллюзии.Вот наши ответы: (1) хотя не было необходимой связи между когнитивными суждениями и субъективным опытом, все участники наших экспериментов были здоровыми субъектами. Кажется неправдоподобным утверждать, что должен быть фундаментальный разрыв между их суждениями в анкетах и ​​их субъективным опытом. (2) Как говорит Захави: «Отражение ограничено тем, что пережито до рефлексии. Он подотчетен фактам опыта и не самореализируется по сути.Отрицание того, что рефлексивное самоприписывание убеждений основано на каких бы то ни было экспериментальных доказательствах, является неправдоподобным »(Захави, 2014, стр. 36; см. Также его 2005, стр. 95–96). Мы приветствуем это замечание, поскольку оно предполагает, что когнитивные суждения участников были ограничены и, следовательно, могли раскрыть их субъективный опыт рук 1PP. (3) Результаты нашего опроса были подтверждены измерениями SCR (Chen et al., 2018). Широко признано, что участники не могут добровольно повлиять на SCR, поэтому они могут предоставить объективные доказательства для анкет.

В-третьих, рассмотрим другую характеристику Леграна тела как субъекта в примере Мерло-Понти: «тело переживается как субъект в соответствии с вещами в мире, воспринимаемыми как объект. Парадигматический пример — это переживание прикосновения руки (по сравнению с прикосновением руки), которое не является объектом опыта, но воспринимается как субъект коррелятивно с объектом прикосновения »(Legrand, 2010, стр. 189). Здесь Легран предполагает, что существует корреляционная связь между ощущением прикосновения руки и ощущением прикосновения руки.Основываясь на этой характеристике, можно поднять следующую критику: поскольку 1ПП-руки на самом деле были руками экспериментатора, а не руками участников, участники на самом деле не воспринимали объект через 1ПП-руки. Таким образом, в нашем случае не существует корреляционной связи.

Мы так не думаем. Когда Легран говорит о корреляционной взаимосвязи в примере Мерло-Понти, фраза «вещи в мире, воспринимаемые как объект» относится к правой руке в момент прикосновения.Теперь, как указано выше, мы думаем, что кинестетическое чувство движения участников было частично захвачено видением движения 1PP-рукой, так что, когда они постукивали по столу своими указательными пальцами, они чувствовали себя так, как будто они постукивали рукой. 1ПП-руки. Хотя 1PP-руки на самом деле были руками экспериментатора, это не мешало участникам ощущать эти руки, как если бы они владели ими и могли ими управлять. Иллюзорные ощущения свободы действий и владения 1PP-руками были вызваны интеграцией кинестетического и визуального ощущения движения пальцев, а также ощущением внешних тактильных стимулов и наблюдением за синхронным прикосновением ко всем четырем рукам.Таким образом, опыт 1PP-рук был интегрированным опытом, в котором 1PP-руки воспринимались как субъекты, коррелятивно с теми же руками, которые воспринимались как объекты, в то время как они одновременно воспринимались как объекты зрения. В этом смысле 1PP-руки воспринимались как субъекты «в соответствии с вещами в мире, воспринимаемыми как объект», и первое не могло бы возникнуть без второго.

Наконец, можно возразить, что, даже если наш контрпример успешно опровергнет тезис об исключении опыта, он может оказаться тривиальным.Предположим, я просто стучу по столу обеими руками и смотрю на них. Тогда я мог бы легко испытать владение и свободу действий своими руками, и в то же время испытать те же руки как намеренные объекты визуального осознания. Почему бы не использовать это как более простой контрпример? Если это так, то запутанная установка нашего эксперимента и приведенные выше обсуждения опыта работы с 1PP-рукой начинают казаться излишними.

Для обсуждения назовем описанную выше ситуацию «обычным случаем.«В обычном случае испытуемый не носит HMD и не производит визуальных и тактильных манипуляций. Движение пальцев собственных рук и визуальное восприятие тех же рук происходят одновременно. Если мы рассмотрим пример Мерло-Понти касания правой руки левой рукой, мы увидим, что это тоже тип обычного случая: «Я могу левой рукой чувствовать свою правую руку, когда она касается объекта. ” В этом примере тактильное восприятие правой рукой и движение одной и той же руки происходят одновременно.Мерло-Понти говорит, что «в той мере, в какой он видит мир или касается его, мое тело, следовательно, нельзя ни увидеть, ни коснуться». Он мог легко применить это утверждение к обычному случаю и сказать: поскольку мои руки стучат по столу, их нельзя ни увидеть, ни потрогать. С точки зрения Мерло-Понти, обычный случай можно охарактеризовать с точки зрения эмпирической несовместимости тела как объекта и тела как субъекта. Эти соображения указывают на то, что для защитника тезиса об исключении опыта не будет считаться контрпримером против тезиса, если два опыта просто имеют место одновременно на одном и том же теле или частях тела.В этой статье мы только стремимся показать, что существует по крайней мере один подлинный контрпример против тезиса об экспериментальном исключении. Итак, для нашей цели мы можем допустить, что точка зрения Мерло-Понти работает в обычном случае.

Основное различие между обычным случаем и субъективным опытом 1ПП-рук в иллюзии четырех рук (назовем это «экспериментальным случаем») заключается в следующем: в обычном случае мои движения пальца и мои собственные визуальные ощущения руки не интегрированы, как в экспериментальном случае.Они происходят только одновременно, но каждое может происходить без другого: я могу стучать руками по столу, не наблюдая за ними, и могу смотреть на свои руки, не касаясь их. Восприятие нажатия и визуальное восприятие отделимы друг от друга. В этом отношении экспериментальный случай был совсем другим. Как было предложено выше, движения пальцев участников и их видение движения 1PP-руки происходили не только синхронно, но и интегрировались, так что их опыт владения, действия и субъективного тактильного расположения 1PP-рук не происходил, если только те же самые руки не возникали. также были объектами их видения.В экспериментальном случае утверждение Мерло-Понти неприменимо: 1PP-руки не могут восприниматься как мои и касаются мира, не будучи видимыми. Напротив, визуальное восприятие рук 1PP было одной из причин, по которой они воспринимались как мои и касались мира. Учетная запись изменения здесь не работает. Следовательно, экспериментальный случай нельзя заменить обычным.

Есть еще одно важное различие между обычным и экспериментальным случаями.Как было предложено выше, различие содержания / отношения неприменимо к экспериментальному случаю. Напротив, это различие, кажется, применимо к обычному случаю. В отличие от иллюзии четырех рук, простукивание в обычном случае не является чем-то новым. Можно с уверенностью предположить, что субъект уже обладает такими понятиями, как [мои руки], [указательные пальцы], [взгляд вниз] и т. Д., И способен поддерживать некоторые другие мысли, связанные с этими понятиями, например, мысли о постукивании с помощью пальцы ног, а не указательные, и мысли о том, чтобы смотреть на живот, а не на руки и т. д.Таким образом, репрезентативное содержание, используемое в обычном случае, относится к тому типу, к которому «субъект может иметь отношение» (Kelly, 2002, p. 390).

Заключительные замечания: насколько нам известно, иллюзия четырех рук представляет собой первый контрпример в литературе, который ставит под сомнение точку зрения Мерло-Понти на тело как объект и тело как субъект. Как только это будет установлено, откроется возможность того, что различные эмпирические исследования телесных иллюзий могут предоставить и другие контрпримеры против тезиса об исключении опыта.Учитывая огромное разнообразие экспериментальных установок, которые использовались при исследовании телесных иллюзий, любые другие потенциальные контрпримеры следует рассматривать в каждом конкретном случае. Хотя полное обсуждение этого вопроса выходит за рамки данной статьи, мы хотели бы сделать следующие замечания.

Во-первых, не все телесные иллюзии бросают вызов тезису об исключении опыта. В стандартной иллюзии резиновой руки (RHI) (Botvinick and Cohen, 1998; Tsakiris and Haggard, 2005) испытуемые наблюдали, как фальшивую руку поглаживают синхронно с их собственной невидимой рукой.Поскольку фальшивая рука была пассивно затронута и являлась объектом видения, это было всего лишь переживание тела как объекта. В качестве вариантов RHI участники Ehrsson (2009) наблюдали, как две фальшивые руки гладят синхронно относительно их собственной скрытой руки, а участники Guterstam et al. (2011) видели, как их настоящую руку рядом с резиновой рукой поглаживают синхронно друг с другом. Субъекты в обоих этих двух исследованиях чувствовали себя так, как будто у них две правые руки. Опять же, поскольку две правые руки просматривались и касались пассивно, они были объектами зрения и осязания.Следовательно, эти варианты RHI включают только переживания тела как объекта. Аналогичным образом, в исследовании иллюзии полного тела Ленггенхагером и соавт. (2007) участники наблюдали за своим виртуальным телом спереди и пассивно получали тактильные стимулы сзади. Как описывает это Легран, «в« ленггенхагеровских »ВТО (Ленггенхагер и др., 2007) человек воспринимает свое тело как объект как находящееся в месте, где биологического тела нет (то же самое касается RHI)» (2010, с. 193). Мы согласны. Таким образом, тезис об исключении опыта остается неизменным в отношении этих исследований.

Во-вторых, более многообещающие случаи можно найти в других вариантах экспериментов RHI, в которых задействовано агентство. Калькерт и Эрссон (2012) сообщают, что в активном конгруэнтном состоянии чувство свободы воли было сильнее, когда резиновая рука воспринималась как часть тела. Dummer et al. (2009) также предполагают, что чувство владения телом было сильнее, если RHI был вызван активным движением. В исследовании Riemer et al. (2013), проприоцептивный дрейф был сильнее у активно движущихся RHI, чем у RHI без движения.Два момента вместе предполагают, что эти случаи представляют собой потенциальную угрозу для точки зрения Мерло-Понти: (i) И чувство принадлежности к телу, и чувство свободы воли положительно задействованы в примере Мерло-Понти касания правой руки левой рукой. (ii) Как и в нашем контрпримере, в этих случаях владение телом, активное движение и визуальный опыт фальшивой руки были интегрированы таким образом, что иллюзорное чувство собственности и действия не могло быть вызвано без того, чтобы участники смотрели на резиновую руку.

Однако есть важная оговорка. Отношения между собственностью тела и агентством могут значительно варьироваться в зависимости от экспериментальной установки. Например, в других условиях того же исследования Калькерт и Эрссон (2012, стр. 1, 9–12) обнаружили, что «пассивные движения уничтожили чувство свободы воли, но оставили нетронутым владение, а неконгруэнтное позиционирование модельной руки уменьшило владение, но не исключил свободу воли ». Основываясь на этих выводах, Калькерт и Эрссон предполагают, что чувство принадлежности к телу и чувство свободы воли могут быть разделены.Также Walsh et al. (2011, стр. 3019) сообщают, что «активные конгруэнтные движения (т. Е. Произвольные движения) создают иллюзию, которая была такой же или более слабой, чем иллюзия, создаваемая пассивными конгруэнтными движениями». В отличие от примера Мерло-Понти, в этих случаях владение телом и агентство не внесли положительного вклада в опыт RHI. Чувство владения телом, чувство свободы воли и визуальный опыт фальшивой руки в этих случаях не были так интегрированы, как в нашем контрпримере. Не очевидно, будут ли они угрожать мнению Мерло-Понти.Следовательно, мы думаем, что, вероятно, не все телесные иллюзии, связанные с движением руки, подрывают тезис об исключении опыта.

В заключение: с одной стороны, мы не утверждаем, что иллюзия четырех рук является единственным случаем, в котором одни и те же части тела могут одновременно восприниматься как как объект, так и как субъект. Мы только утверждаем, что наш контрпример — первый из описанных в литературе. С другой стороны, точка зрения Мерло-Понти не может быть опровергнута какими-либо телесными иллюзиями.Между этими двумя сторонами мы подозреваем, что тезис об экспериментальном исключении может быть опровергнут некоторыми другими экспериментальными случаями. Учитывая многообразие явлений, о которых сообщается в этой области исследований, возможно, что потенциальные контрпримеры появятся в разной степени. Случай с иллюзией четырех рук представляет собой сильный контрпример, поскольку он объединяет владение телом, действие, субъективное тактильное местоположение и видение, которые связаны с переживаниями как тела как объекта, так и тела как субъекта, и исключает точка зрения, согласно которой переживания субъектов переключаются между двумя способами переживания.Этот случай дает полезную основу для сравнения с другими потенциальными. Потребуются дальнейшие исследования, чтобы проверить, могут ли и как именно другие экспериментальные случаи повлиять на тезис об экспериментальном исключении.

Заключение

Возможно, что тело как объект и тело как субъект могут быть испытаны одновременно. Для протокола: мы не думаем, что различие между телом как субъектом и телом как объектом должно быть уничтожено. Мы только утверждаем, что это различие не так жестко, как предполагают феноменологи.Опыт тела как объекта и опыт тела как субъекта , а не взаимоисключают. Положительный вывод состоит в том, что, поскольку различие не является жестким, наша точка зрения открывает возможность того, что нейробиологические исследования тела как объекта, например, исследования владения телом, могут пролить свет на тело как субъект. С одной стороны, как один из нас предложил в другом месте, не следует считать само собой разумеющимся, что нейробиологическое объяснение тела как объекта может автоматически применяться к телу как субъекту (Liang, 2016).С другой стороны, как показано в случае с иллюзией четырех рук, эти два типа переживаний себя также не полностью не связаны между собой. Следовательно, будущая задача будет заключаться в проведении междисциплинарных исследований для дальнейшего изучения взаимосвязи между ощущением тела как объекта и ощущением тела как субъекта.

Взносы авторов

CL написал эту рукопись. Y-TL, W-YC и H-CH помогли улучшить ранние версии рукописи.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Это исследование было поддержано Министерством науки и технологий Тайваня (проект: MOST 104-2410-H-002-205-MY3).

Сноски

Список литературы

Галлахер, С. (2005). Как тело формирует разум . Оксфорд: Clarendon Press.

Google Scholar

Галлахер, С. (2012). «Перспектива от первого лица и невосприимчивость к ошибкам из-за неправильной идентификации», в Сознание и субъективность , ред.Мигуэнс и Г. Прейер (Франкфурт: издательство Philosophical Analysis Ontos), 187–214. DOI: 10.1515 / 9783110325843.245

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Heydrich, L., Dodds, T. J., Aspell, J. E., Herbelin, B., Bülthoff, H.H., Mohler, B.J., et al. (2013). Визуальный захват и опыт обладания двумя телами — свидетельства двух разных техник виртуальной реальности. Перед. Psychol. 4: 946. DOI: 10.3389 / fpsyg.2013.00946

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Калькерт, А., и Эрссон, Х. Х. (2012). Движение резиновой рукой, которая ощущается как ваша собственная: разделение собственности и свободы воли. Перед. Гм. Neurosci . 6:40. DOI: 10.3389 / fnhum.2012.00040

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кюле, Л. (2017). Недостатки в научном изучении телесного осознания. Philos. Психол . 30, 571–593. DOI: 10.1080 / 09515089.2017.1311999

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Легран, Д.(2006). Телесное Я: сенсомоторные корни дорефлективного самосознания. Phenomenol. Cogn. Sci. 5, 89–118. DOI: 10.1007 / s11097-005-9015-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Легран Д. (2007b). Дорефлексивное самосознание: о том, чтобы быть телесным в мире. Голова Януса 9, 493–519.

Google Scholar

Легран Д. (2010). «Я без тела? тело, телесное сознание и самосознание », в Справочник по феноменологии и когнитивной науке (Лондон: Springer), 180–200.DOI: 10.1007 / 978-90-481-2646-0_10

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лян, К. (2016). «Я как субъект и эмпирическая собственность», в Open MIND: Philosophy and the Mind Sciences in 21st Century , Vol. 2, ред. Т. Метцингер и Дж. М. Виндт (Лондон: MIT Press), 957–975.

Google Scholar

Лян, К., Чанг, С. Ю., Чен, В. Ю., Хуанг, Х. К., и Ли, Ю. Т. (2015). Владение телом и эмпирическое владение иллюзией прикосновения к себе. Перед. Psychol. 5: 1591. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.01591

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мерло-Понти, М. (1945/1962). Феноменология восприятия . Пер. пользователя C. Smith. Лондон: Рутледж.

Google Scholar

Проссер, С., Реканати, Ф. (ред.). (2012). Иммунитет к ошибкам из-за неправильной идентификации: новые очерки. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Прайор, Дж. (1999).Невосприимчивость к ошибкам из-за неправильной идентификации. Philos. Вершина. 26, 271–304.

Google Scholar

Цакирис М. и Хаггард П. (2005). Возвращение к иллюзии резиновой руки: зрительно-тактильная интеграция и самоатрибуция. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 31, 80–91. DOI: 10.1037 / 0096-1523.31.1.80

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уолш, Л. Д., Мозли, Г. Л., Тейлор, Дж. Л., и Гандевия, С. К. (2011).Проприоцептивные сигналы способствуют возникновению чувства владения телом. J. Physiol. 589, 3009–3021. DOI: 10.1113 / jphysiol.2011.204941

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Захави, Д. (2005). Субъективность и самость: исследование от первого лица . Кембридж: MIT press.

Google Scholar

Захави, Д. (2014). Я и Другое: исследование субъективности, сочувствия и стыда . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Психология: значение, определения и методы

Прочитав эту статью, вы узнаете о: — 1. Значение психологии 2. Психология среди наук 3. Провинция 4. Определения 5. Методы.

Значение психологии:

Термин «психология» буквально означает наука о душе. (Психея — душа; логос = наука). Раньше психология была частью метафизики и занималась природой, происхождением и судьбой души.Это называлось рациональной психологией. Но современная психология эмпирическа и не занимается проблемами души.

Он имеет дело с психическим процессом отдельно от души или ментальной субстанции. Это наука об опыте и поведении, которая рассказывает нам, как работает и ведет себя ум. Он может предсказывать поведение человека и до определенной степени контролировать его, помещая его в надлежащие условия. Он стремится открыть законы разума.

Психология занимается опытом и поведением человека.Поведение — это выражение опыта, принадлежащего субъекту и обусловленного взаимодействием субъекта и объекта. Это подразумевает двойственность субъекта и объекта. Если бы не было субъекта и объекта, не было бы опыта.

Опыт предполагает субъект, или разум, или «я», которое испытывает объект, и включает в себя реальность субъекта и объекта. Итак, психология должна принять реальность субъекта или разума как эксперимент, но не исследует его природу.Современная психология пытается объяснить природу и развитие опыта и поведения.

Современные бихевиористы отвергают понятия разума и сознания и рассматривают психологию как науку о поведении или реакции организма на раздражитель. Они сводят психологию к биологической науке. Они рассматривают так называемые психические процессы как простые реакции организма на раздражители в окружающей среде и определяют психологию как науку о поведении. Мы не верим в доктрину бихевиоризма.

Мы верим в субъективный опыт и его внешнее выражение или поведение. Страх или гнев — это переживание. Дрожь или удары — это поведение. Эмпирическая психология изгнала душу из психологии, а бихевиоризм изгнал из нее разум и психические процессы.

Психология среди наук :

Существуют науки о материи, жизни и разуме. Физика, химия, астрономия и т. Д. Являются физическими науками, поскольку имеют дело с явлениями материи.Физика занимается теплом, светом, электричеством и другими физическими явлениями. Химия занимается химическими соединениями элементов. Астрономия занимается небесными телами. Это физические науки. Ботаника занимается явлениями растительной жизни.

Зоология изучает явления животной жизни. Физиология изучает функции тела животных и человека. Они имеют дело с явлениями жизни. Это биологические науки. Психология занимается психическими процессами и целенаправленным поведением.Он также имеет дело с сопровождающими их физиологическими процессами. Психология — это наука об опыте и телесном поведении.

(a) Природа науки :

Наука — это систематизированная совокупность знаний, относящихся к определенному предмету. Он имеет дело с определенным отделом явлений. Физические науки изучают природу физических систем. Биологические науки изучают природу живых систем. Психологическая наука изучает природу психических процессов и телесного поведения.

Наука использует наблюдение, эксперимент, сравнение и классификацию как методы исследования своих данных. В описательных науках есть наблюдение с классификацией. В экспериментальных науках наблюдение дополняется экспериментом.

Психология наблюдает за психическими процессами, сравнивает их друг с другом и группирует их по разным классам. Он также использует эксперименты с помощью инструментов. Психология как наука использует научные методы.

Наука стремится объяснить явления в пределах своей области. Объяснение — это высшая цель науки. Явление объясняется законом природы; а закон объясняется высшим законом природы. Падение тел объясняется законом всемирного тяготения. Законы движения планет объясняются законом притяжения. Психология также пытается объяснить психические процессы законами разума.

Таким образом, объяснение обычно принимает форму обобщения.Но иногда это заключается в выдвижении гипотезы. Явления света объясняются потоком энергии или испусканием световых квантов. Квант света или фотон — это гипотетическая конструкция.

Ученые предполагают его существование. Точно так же психология предполагает существование подсознания или бессознательного для объяснения феноменов удержания, воспоминания, узнавания, сновидений и тому подобного. Таким образом, он объясняет психические процессы законами разума. Психологическое объяснение — это научное объяснение.Иногда психология объясняет психические процессы также физиологическими процессами.

Наука начинается с определенных предположений о ее предмете. Химия, физика и т. Д. Предполагают реальность материи и энергии. Точно так же психолог предполагает реальность разума, реальность окружающей среды и способность разума взаимодействовать с окружающей средой. Это фундаментальные предположения психологии.

Наука требует непротиворечивости в своей сфере; его факты и законы должны согласовываться друг с другом.Если между ними есть явные противоречия, их необходимо устранить. Психология также стремится к самосогласованному массиву знаний, касающихся психических процессов. Таким образом, психология — это естественная наука о психических процессах и поведении.

(б) Психология — это естественная наука о позитивном. :

Психология — это естественная или позитивная наука. Он имеет дело с определенным предметом, а именно с психическими процессами. Он изучает психические процессы и их проявления в организме путем наблюдений и экспериментов и пытается объяснить психические процессы в контексте сопутствующих физиологических процессов и физических стимулов.

Он считает, что все психические процессы определяются их причинами, и пытается объяснить их законами разума и некоторыми гипотезами. Он нацелен на систематический и непротиворечивый комплекс знаний, касающихся психических процессов. Так что это естественная наука.

Психолог объясняет сложные психические процессы, анализируя их на более простые, отслеживает рост и развитие каждого психического процесса и показывает связь между психическими процессами и физиологическими процессами и физическими объектами и социальными событиями, составляющими окружающую среду.

Сложные умственные модусы объясняются путем анализа их на простые составляющие. Рост и развитие психических процессов прослеживаются на разных этапах до их возникновения. Психические процессы объясняются сопутствующими им нервными процессами.

Область психологии :

Психология — это наука о психических процессах и телическом поведении. Мои мыслительные процессы открыты для моего внутреннего восприятия или самоанализа. Я могу испытать свое удовольствие, боль, радость, печаль и т. Д., глядя внутрь. Самоанализ может раскрыть мой собственный опыт. Психология в первую очередь занимается изучением психических процессов.

Но я не могу напрямую наблюдать мыслительные процессы других людей. Я могу сделать вывод об их умственных процессах по их телическому поведению. Психические процессы других выражаются в их поведении. Я могу непосредственно наблюдать за их поведением и делать выводы об их внутренних психических процессах.

Взгляд, жест, язык и т. Д. — это внешние выражения психических процессов.Это ключ к уму других. Следовательно, изучение целенаправленного поведения также входит в сферу психологии: поведение — это внешнее органическое выражение психических процессов.

Психические процессы сопровождаются физиологическими процессами, и без них невозможно адекватно объяснить. Мы наблюдаем свет. Световые волны попадают в наши глаза и воздействуют на сетчатку, вызывая там определенные реакции. Они проводятся по зрительным нервам в мозг. Только тогда мы воспринимаем свет.

Если мы не будем принимать во внимание физиологические процессы, мы не сможем объяснить ощущение света.Следовательно, физиологические процессы также входят в сферу психологии. Он должен изучать нервную систему, органы чувств и мышцы, которые тесно связаны с психическими процессами.

Психические процессы иногда вызываются внешними раздражителями. Воздушные волны производят звуковые ощущения. Световые волны создают ощущение цвета. Внешние раздражители вызывают ощущение цветов, звуков и т. Д. Эмоции возбуждаются определенными ситуациями. Радость возбуждает при виде друга.

Страх возбуждает вид тигра на большом расстоянии.Эти психические процессы нельзя объяснить без ссылки на внешние объекты. Психология имеет дело с внешними стимулами, связанными с психическими процессами.

Психология занимается всеми типами поведения — человеческим поведением и поведением животных. В нем рассматриваются различные аспекты человеческого поведения — поведение ребенка, поведение подростков, поведение взрослых и старческое поведение. Он имеет дело с нормальным поведением и ненормальным поведением. Он имеет дело с индивидуальным поведением и коллективным поведением.

Психология изучает природу коллективного поведения. Он изучает обычаи и нравы, мифы и легенды, религию и фольклор, язык и литературу людей, чтобы сделать вывод об их умственном развитии. Это объективные продукты коллективного поведения. Психология изучает особенности поведения толпы. Социальная психология изучает особенности коллективного поведения.

Таким образом, психология имеет дело со следующими :

(1) Психические процессы;

(2) Их проявления в поведении,

(3) Их сопутствующие физиологические процессы;

(4) Их внешние раздражители;

(5) Поведение животных, человеческий разум, нормальное и ненормальное поведение; и

(6) Особые черты и объективные продукты коллективного поведения.

Это объекты психологического исследования.

Определения психологии :

Этимологически психология означает науку о душе, а именно, «психика» означает «душа», а «логос» означает «наука». природа, происхождение и судьба человеческой души. Однако современные психологи сомневаются в существовании души, поскольку нет никаких эмпирических доказательств ее существования.

Однако многие из ранних психологов верили в существование разума. Некоторые современные психологи также верят в существование разума.

Различные определения психологии кратко обсуждаются ниже: —

(i) Психология — это наука разума:

В 1892 году Уильям Джеймс определил психологию как «науку о психических процессах». По его мнению, психологию можно определить в терминах сознательных состояний.

Это определение вызывает две критики.Первые науки бывают двух видов: естествознание и наука о ценностях. Психология — это естественная наука, поскольку она имеет дело с психическими процессами в том виде, в каком они происходят в сознании. Это можно назвать наукой о поведении. Логика, этика и эстетика — науки о ценностях. Итак, слово «наука» неоднозначно. Его следует определить как науку о поведении.

Во-вторых, слово «ум» неоднозначно. Это может означать ментальную субстанцию ​​или ментальные процессы, или ментальную субстанцию ​​и ментальные процессы и то и другое.Современная психология занимается психическими процессами и их выражениями в телическом поведении.

Это не имеет отношения к психической субстанции. В-третьих, слово «ум» подразумевает определенное единство и непрерывность, которые характерны для нормального человека. Он полностью отсутствует в состояниях сновидений, психических расстройствах или животных.

Но психология занимается психическими процессами всех умов, людей и животных, нормальными и ненормальными. В-четвертых, психология занимается также поведением, физиологическими процессами, внешними стимулами и социальными событиями, связанными с психическими процессами.Это второстепенные объекты психологического исследования. Следовательно, психологию лучше определять как науку о психических процессах.

(ii) Психология — это наука о сознании:

В 1884 году Джеймс Салли определил психологию как науку о «внутреннем мире» в отличие от физической науки, изучающей физические явления. В 1892 году Вильгельм Вундт определил психологию как науку, изучающую «внутренние переживания».

Эти психологи отказались от метафизической концепции разума как духовной субстанции.Некоторые психологи, особенно структуралисты, определяли человеческий разум как «совокупность сознательных переживаний».

Это определение неверно по следующим причинам. Во-первых, слово «наука» следует определить как «естественный» или «позитивный». Психология — это наука о поведении, которая занимается опытом и поведением людей. Это не наука о ценностях.

Во-вторых, психология занимается различными формами психических процессов и поведения. Следовательно, термин «сознание» неоднозначен.

В-третьих, психология занимается также поведением, физиологическими процессами и внешними стимулами, связанными с сознанием.

(iii) Психология — это наука о поведении:

В 1905 году Уильям Макдугалл определил психологию как «науку о поведении». В 1911 году У. Б. Пиллсбери также определил психологию как «науку о поведении». Тем не менее, в этот период большинство психологов не полностью игнорировали важность сознания, которое сопровождает поведение.

Дж. Б. Уотсон, однако, отказался от понятий «разум», «сознание», «цель» и т.п. из психологического употребления и определил психологию как «науку о поведении». По его мнению, психология как наука изучает характер реакции человека на раздражители, исходящие из окружающей среды.

Это определение неверно по следующим причинам. Во-первых, психология — наука позитивная, и ее следует упомянуть определенно. Психология говорит нам, как мы на самом деле ведем себя, и не говорит нам, как этика, как мы должны себя вести.Он рассказывает нам, как живые организмы, люди и животные, ведут себя в ответ на определенные раздражители.

Психология — наука позитивная. Во-вторых, психология в первую очередь занимается изучением опыта или сознания. Он касается поведения как его целевого выражения. Поведение непонятно без опыта. Психология — это наука об опыте и целенаправленном поведении.

Бихевиористы определяют психологию как науку о поведении, которая представляет собой механическую реакцию организма на раздражитель. Психология, по их мнению, не занимается разумом, сознанием и психическими процессами.Он полностью избавляет от самоанализа.

Использует методы наблюдения и эксперимента для психологического исследования. Он изучает поведение живых организмов. Бихевиористы сводят психологию к разделу биологической науки.

Но это кажется абсурдом. Поведение необъяснимо без опыта. Поведение — это не просто физическое явление, и его нельзя объяснить без опыта. Таким образом, бихевиористская психология, не учитывающая психических процессов, кажется абсурдной.Психология — это не физическая наука, а наука о разуме, которая имеет дело с переживанием и целенаправленным поведением, являющимся ментальным процессом.

(iv) Психология — это наука об опыте и поведении индивида по отношению к его окружающей среде:

К. Коффка считает, что даже несмотря на то, что понятие «сознание» нельзя полностью исключить из психологического словаря, главная цель психологии — это изучение поведения.

Р. С. Вудворт определяет психологию как «науку о деятельности индивида. По его мнению, термин «деятельность» следует понимать в очень широком смысле, чтобы включать как органическую, так и умственную деятельность. Это определение можно считать частично удовлетворительным, если мы правильно понимаем его значение. Однако это определение вызывает определенную критику.

Во-первых, психология — наука позитивная. Во-вторых, он имеет дело с таким опытом, как восприятие, запоминание, воображение, мышление, чувство, эмоция, воля и т.п., а также с поведением, таким как рефлекторное действие, инстинктивное действие, произвольное действие и привычное действие.

В-третьих, индивид — это психофизический организм. Психология имеет дело с переживанием и целенаправленным поведением психических процессов и их выражением посредством телесных действий.

В-четвертых, окружающая среда действует на человека через органы чувств или рецепторы, а человек реагирует на окружающую среду через мышцы или эффекторы. Окружающая среда включает как физическую, так и социальную среду. Личность человека растет через социальное взаимодействие.

(v) Психология — это наука об опыте и поведении:

Психологию можно определить как науку об опыте и целенаправленном поведении людей, которые обрабатывают соответствующую информацию из окружающей среды для удовлетворительной адаптации. Поведение человека не похоже на поведение машины, которая заранее настроена на реакцию на поступающие стимулы.

Поведение индивида предполагает выбор альтернативы из множества альтернатив после того, как он обработает информацию, исходящую из окружающей среды.

Он включает в себя принятие решения о выборе альтернативы на основе предыдущего опыта, который хранится в памяти, и на основе ожидаемого будущего через понимание логической структуры возникновения событий в природе.

«Человек обладает генетическим потенциалом для логического мышления, который он может в дальнейшем культивировать и развивать посредством обучения, и он имеет способность применять свои формализованные концептуальные рамки для понимания окружающей среды.

Его поведение — это не только выражение накопленного прошлого опыта, но и предвосхищающее по своей природе, особенно потому, что он способен к абстрактному мышлению и применять свои логические и математические стратегии для решения сложных проблем.

Короче говоря, поведение индивида предполагает целенаправленность, разумное принятие решений, свободный выбор альтернативы из множества и творческую спонтанность. Короче говоря, психология — это наука об опыте и телесном поведении людей.Эта точка зрения высказана в этой книге.

Методы психологии :

Психология исследует свою дату путем самоанализа, проверки или наблюдения и эксперимента.

I. Самоанализ:

Психология — это наука о психических процессах. Я могу наблюдать собственные мыслительные процессы с помощью интроспекции или внутреннего восприятия. Самоанализ — значит сосредоточиться на собственном опыте. Это субъективный метод. Это не случайное внутреннее восприятие, а регулируемое наблюдение за собственными психическими процессами.

Это характерный метод психологии, недоступный другим естественным наукам. Это основной метод психологии. Наблюдение и эксперимент основаны на самоанализе.

Самоанализ имеет уникальное преимущество. Наши мыслительные процессы всегда доступны для внутреннего наблюдения или самоанализа. Самоанализ дает нам прямое, непосредственное, определенное и точное знание наших собственных психических процессов.

Но он может дать нам знание только о наших собственных умственных процессах.Следовательно, он не может дать нам общее представление о законах разума. Поэтому интроспекцию следует дополнить наблюдением и экспериментом. Однако, как ошибочно считают бихевиористы, никогда нельзя обойтись без интроспекции, потому что это основа наблюдения и эксперимента.

Согласно Дж. Б. Уотсону, интроспекция не имеет ценности как метод психологического исследования. Некоторые психологи, которые были современниками Уотсона, заметили это чрезмерное энтузиазм в отказе от интроспекции как психологического метода.

К. Коффка обнаружил, что не только люди, но и животные используют сознание и мысль для понимания и изучения новых проблем. Уильям Макдугалл также сохранил «менталистские» концепции, хотя и определял психологию как науку о поведении.

Вудворт и Маркиз утверждают, что самоанализ — это «форма наблюдения. Ожидается, что субъект сообщит о своем психическом состоянии после того, как над ним будут проведены определенные типы экспериментов ».

Критика интроспекции :

Интроспективный метод сопряжен с некоторыми трудностями.Во-первых, мыслительные процессы расплывчаты и неясны по сравнению с материальными объектами. Наблюдать за материальными объектами несложно. Но трудно наблюдать расплывчатые умственные процессы. Материальные объекты ясны и отчетливы. Но мыслительные процессы неясны. Следовательно, трудно анализировать психические процессы.

Эту трудность можно преодолеть на практике. Самоанализ требует силы абстракции, которую можно приобрести по привычке. Абстракция — это уход ума от внешних объектов и фиксация его на ментальных процессах.Самоанализ требует концентрации ума на умственных процессах, что зависит от практики.

Во-вторых, поскольку ментальные процессы быстротечны и недолговечны по своей природе, они ускользают от внутреннего восприятия. Мягкие эмоции мимолетны и имеют тенденцию исчезать, когда мы обращаем на них внимание. Легкий гнев, страх и другие эмоции, как правило, исчезают, когда им уделяют внимание.

Мысли, чувства, эмоции или желания меняются от момента к моменту. Психические процессы не могут быть задержаны для самоанализа, как дома, деревья, ручки или карандаши.Они могут полностью исчезнуть, когда мы попытаемся их проанализировать.

Эту трудность можно преодолеть с помощью памяти. Если некоторые умственные процессы исчезают, когда мы обращаем на них внимание, мы можем призвать на помощь память. Мы легко можем оглянуться назад на то, что нам не удалось проанализировать. Кроме того, если мы развиваем привычку внимательности ума, мы можем анализировать даже мимолетные умственные процессы. Если мы всегда начеку, мы можем следить даже за мимолетными умственными процессами по мере их возникновения.

Это требует определенной бдительности.Кроме того, эту трудность можно преодолеть при сотрудничестве экспертов. Если многие опытные психологи исследуют свои собственные подобные мимолетные психические процессы, они могут записывать свои переживания и сравнивать записи друг с другом.

В-третьих, хотя два ученых могут наблюдать один и тот же объект в других естественных науках, два психолога не могут наблюдать одни и те же психические процессы (например, страх). Но они могут наблюдать похожие эмоции страха в собственном сознании и сравнивать свои переживания друг с другом.

Один и тот же умственный процесс (например, страх) не может быть испытан многими умами. Но они могут испытывать похожие психические процессы. Один и тот же идентичный умственный процесс не может наблюдаться многими умами.

Два психолога никогда не могут наблюдать один и тот же умственный процесс. Это невозможно по характеру дела. Но все же эту трудность можно свести к минимуму при сотрудничестве экспертов. Самоанализ определенного типа умственного процесса должен проводиться рядом экспертов в сотрудничестве; и им следует сравнивать результаты своего самоанализа друг с другом.

В-четвертых, интроспекция подразумевает расхождение в наблюдающем уме, поскольку один и тот же ум является наблюдателем и наблюдаемым. Самоанализ требует, чтобы наблюдатель и наблюдаемый был одним и тем же умом.

Но как тот же ум может повернуться к самому себе и сделать себя объектом наблюдения? Один и тот же ум не может разделиться на две части — знающего и познаваемого, субъекта и объекта. Поэтому Конт считает самоанализ невозможным.

Это теоретическое возражение противоречит прямым свидетельствам опыта.Мы действительно исследуем наши умственные процессы, например, радость, печаль и т. Д. Самоанализ — это факт опыта. Я чувствую радость, и я знаю, что чувствую радость. Я в сознании; и иногда я знаю, что я в сознании. Таким образом, я застенчив. Самосознание — особая привилегия человеческого разума. Это факт прямого опыта, и его нельзя отрицать как существование.

В интроспекции ум — это знающий, а его умственный процесс — это известный объект. Итак, в этом есть некоторая разница между знающим и известным, так же как ум может наблюдать внешний объект, так он может наблюдать ментальный процесс.Первое — это внешнее восприятие, второе — внутреннее восприятие.

Мы можем выработать привычку мимолетно бросать взгляд на свои умственные процессы, когда они действительно происходят. Мы можем легко проанализировать спокойный умственный процесс, не разрушая его, если он не подавляет ум. Акт самоанализа и умственная деятельность могут выполняться одновременно.

Наконец, интроспекция иногда включает внимание к умственному процессу (например, восприятию), который производится внешним объектом.Когда мы уделяем внимание умственному процессу, мы отвлекаем внимание от объекта, и как только мы отвлекаем внимание от объекта, умственный процесс исчезает. Таким образом, самоанализ невозможен.

Таким образом можно преодолеть эту трудность. Мы можем заниматься сразу несколькими делами одновременно. Мы можем одновременно заниматься умственным процессом и объектом. Здесь внимание делится на две вещи. Или мы можем быстро последовательно сосредоточить внимание на объекте и умственном процессе.

Здесь наблюдается колебание внимания между мыслительным процессом и объектом.Или мы можем сделать временные побочные взгляды на психический процесс, собрать их воедино и составить удовлетворительный отчет о нем. Мы также можем быть памятью, которая свободна от этой трудности. Все трудности самоанализа можно преодолеть с помощью привычки и дисциплины ума. Это требует силы абстракции и умственной активности.

Самоанализ дает нам знание наших умственных процессов. Это дает нам знание индивидуального ума. Но психология — это наука о разуме, а не о разуме отдельного человека.Он стремится прийти к общим законам разума, которые справедливы для всех умов. Итак, самоанализ собственного ума должен дополняться наблюдением за умом других.

У каждого человека есть определенные особенности, которых нет у других. Итак, если мы не наблюдаем за умами других, мы не сможем установить общие истины о разуме. Психология не может быть наукой, если она не дополняет самоанализ наблюдением.

II. Наблюдение:

Наблюдение — объективный метод изучения поведения особей.Дата, которая изучается посредством наблюдения, может быть тщательно проанализирована, измерена, классифицирована и интерпретирована. Мы можем делать выводы о психических процессах других людей, наблюдая за их поведением. Мой друг на кого-то сердится. Я наблюдаю за его поведением.

Он хмурится, воет, скрипит зубами, закрывает первый и принимает угрожающую позу. Я наблюдаю эти органические выражения и делаю вывод, что в его уме присутствует гнев, потому что это выражения гнева. Процесс вывода может быть подсознательным.Я интерпретирую его поведение в свете собственного опыта.

Когда я разозлился, я обнаружил, что мой гнев выражается в таком поведении. Следовательно, по поведению моего друга я делаю вывод, что он зол. Никто не может напрямую наблюдать за тем, что происходит в головах других. Он может интерпретировать их внешние признаки только по аналогии с собственным опытом. Эти внешние признаки составляют их поведение.

Таким образом, наблюдение других умов включает следующие факторы:

(i) восприятие поведения;

(ii) Сознательный или подсознательный вывод о психическом процессе из поведения;

(iii) Интерпретация поведения других людей с точки зрения нашего собственного опыта.

Чтобы мы могли делать выводы об опыте других, необходимо, чтобы у нас был аналогичный опыт. Наблюдение основано на вводном разделе. Не может быть интерпретации поведения других без предварительного самоанализа аналогичных нам психических процессов. Но наблюдение не может заменить самоанализ.

Критика метода наблюдения :

Наблюдению мешают некоторые дефекты. Во-первых, человеческий разум склонен читать свои собственные мысли, чувства и склонности в умах других людей.Благочестивый человек склонен считать благочестивым любого другого человека. Мошенник имеет тенденцию думать, что любой другой человек — мошенник. Интерпретация поведения других основана на аналогии с собственным опытом.

Чем больше разница между умом наблюдателя и наблюдаемым умом, тем труднее изучать ум последнего. Очень трудно познать детский ум, ум дикаря, животный ум и ненормальный ум, потому что они далеки от нашего ума.Мы должны очень осторожно интерпретировать их поведение.

Трудность может быть преодолена с помощью конструктивного воображения и технического умения. Психолог на собственном опыте располагает всеми составляющими элементами, с помощью которых он может интерпретировать поведение других. Только ему придется проанализировать свой сложный опыт на составляющие его аспекты и заново составить их таким образом, чтобы правильно объяснить поведение других.

Он должен принять принцип осторожности. Чтобы объяснить поведение низшего, более простого ума, он должен обратиться к элементарной форме сознания.

Во-вторых, предвзятость и предубеждение искажают наше наблюдение за сознанием других и влияют на нашу интерпретацию поведения других. Обычно мы не придираемся к своим друзьям, но мы всегда придираемся к нашим врагам. Мать обычно не замечает недостатков в поведении сына.

Эту трудность можно преодолеть, взрастив беспристрастный склад ума. В уме психолога не должно быть предубеждений и предубеждений. Он должен развивать беспристрастное отношение и ставить себя на место наблюдаемого им человека.

В-третьих, лицемерие человека, чьи мысли наблюдаются, мешает правильной интерпретации его поведения. Человек всегда может улыбаться, но оставаться злодеем. Его поведение может не дать истинного представления о его психических процессах.

Эту трудность можно решить, внимательно наблюдая за различными аспектами его поведения. Психолог может эффективно преодолеть все трудности наблюдения с помощью конструктивного воображения и осторожного и осмотрительного наблюдения.

III.Эксперимент:

Экспериментальный метод используется в психологической науке для проверки поведения. При разработке теста психолог работает с одной переменной за раз, в то время как другие переменные остаются постоянными. Это позволяет психологу иметь объективные знания о различных факторах, влияющих на поведение человека.

Наблюдение при заранее оговоренных условиях. В ходе эксперимента мы исключаем не относящиеся к делу обстоятельства и выделяем относящиеся к делу. Эксперимент — это наблюдение за психическими процессами других умов в условиях тестирования.

Экспериментатор контролирует условия, при которых он наблюдает мысленный процесс. Он меняет только одно условие, сохраняя другие условия постоянными, и отмечает разницу в результате. Единственное условие, которое изменяется, — это независимая переменная.

Результатом являются изменения в зависимой переменной, которые производятся изменениями в независимой переменной. Например, память зависит от количества полученных впечатлений, внимания и интереса.

Чтобы определить характер его зависимости от количества впечатлений, мы должны сохранять постоянное внимание и интерес и варьировать только количество полученных впечатлений.Память — это зависимая переменная. Количество показов — независимая переменная.

Обычно раздражитель или условия организма, которые варьируются в независимой переменной эксперимента, и ответы являются его зависимыми переменными.

Ответы включают (1) внешнее поведение, например, движения крысы по пути лабиринта, (2) физиологические процессы, например, учащенное сердцебиение и т. Д., И (3) речь, например, «словесные выражения опыт субъекта, e.ж., описания ощущений, мыслей, чувств и т. д.

Типичный психологический эксперимент включает сотрудничество двух наблюдателей, собственно экспериментатора и его «испытуемого». Экспериментатор устанавливает физические условия, в которых испытывается опыт испытуемого. Он дает стимул, который вызывает переживание «предмета». «Субъект» самоанализирует свой опыт и выражает его в своем поведении.

«Субъект» анализирует свой собственный опыт, а экспериментатор наблюдает за его поведением.«Субъект» наблюдает свои внутренние психические процессы изнутри; их внешние проявления экспериментатор наблюдает в своем поведении. Таким образом, эксперимент включает самоанализ и наблюдение — самоанализ со стороны «субъекта» и наблюдение со стороны экспериментатора.

Развитие экспериментального метода переходит от стадии простого описания поведения к стадии систематического исследования. Систематическое наблюдение, экспериментальный план и интерпретация результатов тесно связаны друг с другом.Психологические данные, полученные экспериментальным методом, приобретают значение, когда все они систематически интерпретируются.

Критика эксперимента :

Экспериментальный метод имеет свои ограничения. Мы не можем адекватно контролировать все условия. В частности, мы не можем изменять независимую переменную так широко, как нам хочется. Например, трудно вызвать у «субъекта» все степени эмоции (например, страх) от нуля до максимума в одних и тех же условиях.Некоторые психические процессы происходят только в нормальных условиях психической жизни.

В опытах по объединению идей человеку последовательно предъявляются отдельные слова, и ему предлагается назвать первую идею, которую каждая из них предлагает ему. Таким образом, исключается непрерывность интереса, определяющая ассоциацию идей в нормальной психической жизни. Следовательно, эксперименты мешают нормальному потоку идей в уме.

Иногда они изменяют мыслительный процесс «испытуемого» в искусственных условиях наблюдения.Таким образом, экспериментатор должен быть очень осторожным и осмотрительным при наблюдении за поведением «испытуемого», а «испытуемый» должен иметь большую умственную активность при самоанализе своих ментальных процессов, которые обычно происходят в его сознании.

Эксперимент имеет много преимуществ перед наблюдением. Он может размножать экземпляры сколько угодно раз. Он может изучать мыслительный процесс в самых разных условиях. Он может устранить не относящиеся к делу обстоятельства и выделить относящиеся к делу. Он может хладнокровно и внимательно изучать мыслительный процесс или поведение.

Экспериментатор определил физические условия, в которых он исследует опыт испытуемого. Он точно знает, где и когда искать. Он хорошо «настроен» или подготовлен к точному наблюдению. Он немедленно записывает свое наблюдение и избегает ошибки памяти. Эксперимент может измерить количественное отношение психических процессов к психологическим процессам и физическим раздражителям.

Он пытается сделать психологию точной наукой с помощью количественных измерений. Экспериментальная психология называется «Новая психология. Таким образом, интроспекция, наблюдение и эксперимент являются методами психологического исследования. Самоанализ — это субъективный метод. Наблюдение и эксперимент — объективные методы.

Существуют и другие второстепенные методы психологического исследования. Это следующие:

IV. Статистический метод:

Статистический метод играет очень важную роль в психологической науке. На основе анализа и интерпретации статистических данных можно сделать достоверные выводы и сделать прогнозы будущих моделей поведения людей.

Статистика предоставляет числовую информацию о событиях, которые происходят в определенный период времени и в заданной области. Он дает нам информацию о логической структуре прошлых событий, но не дает нам никакой информации о возникновении событий в будущем. Он может оказать некоторую ценную услугу для предсказания будущих событий на основе наших знаний логической структуры возникновения событий в прошлом.

Однако нельзя исключать элемент случайности в предсказании будущего события на основе статистической информации.Поэтому Людвиг фон Мизес сомневается в существовании так называемой «статистической любви». Современная психология применила статистический метод, чтобы обнаружить взаимосвязь между двумя важными факторами.

Он состоит в применении математики к экспериментальным исследованиям в психологии. Чтобы выяснить взаимосвязь между питанием и интеллектом, психолог должен применить статистический метод к группам людей с разными диетическими привычками и разной степенью интеллекта, полученным ими, и определить среднее значение.

Статистический метод незаменим при стандартизации тестов интеллекта, способностей, личности и других психологических тестов. Это необходимо в экспериментальных исследованиях, когда необходимо иметь дело более чем с одной переменной одновременно. Это необходимо при интерпретации экспериментальных данных, касающихся сложных факторов. «Необработанные» данные должны быть упорядочены и систематизированы в соответствии с определенными статистическими методами для получения надежных результатов.

V. Сравнительный метод:

В сравнительном методе мы сравниваем нервную систему и разную степень интеллекта у разных видов животных и обнаруживаем, что размер и вес мозга по отношению к телу тесно связаны с интеллектом.Чем тяжелее мозг, тем выше интеллект. У людей чем выше сложность мозга, тем выше интеллект.

Мозг собаки весит около 120 граммов. Мозг гориллы весит около 400 граммов. Человеческий мозг весит около 1500 граммов. Итак, горилла умнее собаки, а человек умнее гориллы.

Но интеллект не зависит от простого размера или веса мозга. Мозги слона и кита намного больше, чем мозг человека.Но человек умнее этих животных, потому что интеллект зависит от веса мозга по отношению к весу тела.

Вес мозга человека составляет 1/50 веса его тела. Вес слона составляет 1/500 веса тела. Вес мозга кита составляет 1/1000 веса его тела.

VI. Генетический метод или метод развития:

В генетическом методе мы отслеживаем генезис или рост и развитие разума у ​​человека или расы.Мы можем проследить умственное развитие человека от ребенка до взрослого по мере его продвижения; и мы можем аналогичным образом проследить умственное развитие в животном мире.

Мы можем проследить развитие психики в целом или какого-то конкретного психического процесса. Например, мы можем проследить рост человеческой личности в раннем детстве, в более позднем детстве, подростковом и взрослом возрасте.

Мы также можем проследить рост и развитие идеи внешнего мира, или времени, или пространства, или причинности, или «я», или Бога в поведении детей, подростков и взрослых.Точно так же мы можем проследить развитие чувства или эмоции, воли, воображения или мысли на разных этапах. Мы применяем здесь генетический метод или метод развития.

Концептуальное развитие носит характер органического роста или раскрытия изнутри. Концептуальный рост означает раскрытие врожденных способностей через взаимодействие с окружающей средой. Окружающая среда действует на личность, а личность реагирует на нее. Ум — это не tabula rasa или пустая таблетка.

Он обладает природными способностями или врожденными способностями, которые обогащаются благодаря взаимодействию с окружающей средой. Врожденные возможности особенно обогащаются через взаимодействие с социальной средой. И наследственность, и окружающая среда определяют концептуальное развитие человека.

VII. Клинический метод:

Клинические методы были разработаны психиатрами для диагностики различных типов расстройств поведения и расстройств личности.Эти методы были разработаны на основе клинической практики. А. Х. Маслоу и Б. Миттлмах утверждают, что ненормальное поведение людей можно определить с помощью симптомов.

Они определяют «симптомы» как нарушение в каком-то аспекте жизнедеятельности человека, которое часто бывает объективно наблюдаемым и обычно связано с субъективными страданиями.

Причины расстройства личности человека можно диагностировать с помощью определенных клинических методов. Клинические методы помогают нам понять ненормальные формы психической жизни с целью их предотвращения или лечения.Он исследует психические расстройства, вызванные заболеванием мозга, потерю умственных способностей в пожилом возрасте и нарушениями психики.

Это касается временных и постоянных психических расстройств. Он имеет дело с навязчивой идеей, заблуждением, гипнозом, двойной личностью, множественной личностью и тому подобным.

Клинические методы можно разделить на два типа: психоаналитические методы и современные методы диагностики. Психоаналитические методы включают свободные ассоциации, анализ сновидений и всемирную ассоциацию или контролируемую ассоциацию.Современные методы диагностики включают медицинское обследование. Психологическая оценка и социологическая оценка.

VIII. Метод истории болезни:

Метод истории болезни используется для диагностики нарушений поведения у людей. Психологи должны подготовить истории болезни людей, страдающих расстройствами личности. Необходимо выяснить причины проблемы — физические, психологические и социальные.

Очень часто расстройство поведения зависит от социальной среды и ограничений человека.Это не просто из-за моральной порочности. Например, этим методом расследуется правонарушение проблемного ребенка. Воровать может ребенок из хорошей семьи.

Психолог должен составить историю болезни на сегодняшний день. Он должен раскрыть личные проблемы человека, завоевав его доверие и вовлекая его в бесплатные беседы с помощью родителей, учителей, друзей и т. Д. Он должен проследить поведенческое расстройство проблемного ребенка до его источников. прошлой жизни, а затем направить их по социально приемлемым каналам.

Его поведенческое расстройство или правонарушение может быть вызвано отсутствием привязанности дома, жестоким обращением с мачехой или отчимом, чрезмерной привязанностью матери или отца или обоих, плохой компанией, аморальными соседями, или неспособность справляться со школьной работой, или его обладание большим интеллектом, чем то, что требуется для его классной работы.

Необходимо выяснить такие причины и принять соответствующие меры для устранения причины поведенческих расстройств. Метод истории болезни во многом зависит от воспоминаний об инцидентах, которые наблюдались неточно или которые были истолкованы чрезмерно.Это может быть нарушено из-за игнорирования отрицательных случаев. В детских консультационных клиниках используется метод историй болезни.

Субъективность | Психология вики | Фэндом

Оценка |
Биопсихология |
Сравнительный |
Познавательная |
Развивающий |
Язык |
Индивидуальные различия |
Личность |
Философия |
Социальные |
Методы |
Статистика |
Клиническая |
Образовательная |
Промышленное |
Профессиональные товары |
Мировая психология |


Индекс философии:
Эстетика ·
Эпистемология ·
Этика ·
Логика ·
Метафизика ·
Сознание ·
Философия языка ·
Философия разума ·
Философия науки ·
Социальная и политическая философия ·
Философия ·
Философы ·
Список списков


Субъективность относится к точке зрения или мнению человека, конкретным чувствам, убеждениям и желаниям.Его часто используют случайно для обозначения необоснованных личных мнений, в отличие от знаний и убеждений, основанных на фактах. В философии этому термину часто противопоставляется объективность. [1]

Субъективность подчеркивает, что у человека есть не только пассивное отношение к миру и чувственным впечатлениям, которые он вызывает, но и посредничество, активное взаимодействие с этим материалом. Можно подумать, что деятельность проявляется просто в акте интерпретации чувственных данных, когда мы делаем выбор о том, как придать значения этим данным.Или можно подумать, что это происходит в более сильном смысле, воздействуя на мир и изменяя его организацию в соответствии с целями субъекта. В последнем случае может возникнуть петля обратной связи модифицированного мира — новых чувственных данных — новой модификации с неограниченными последствиями. Балдвинская эволюция может быть примером такой системы обратной связи.

Субъективность может относиться к особым проницательным интерпретациям любого аспекта опыта. Они уникальны для человека, испытывающего их, qualia , которые доступны только сознанию этого человека.Хотя считается, что причины переживания объективны и доступны каждому (например, длина волны определенного луча света), сами переживания доступны только субъекту (качество самого цвета).

В социальных науках субъективность (свойство быть субъектом) является следствием властных отношений. Сходные социальные конфигурации создают схожие восприятия, переживания и интерпретации мира. Например, женская субъективность будет относиться к восприятию, опыту и интерпретациям, которые субъект, помеченный как женщина , обычно имеет о мире.

В философии субъект — это существо, которое имеет субъективные переживания или отношения с другой сущностью (или «объектом»). Субъект — это наблюдатель, а объект — это наблюдаемая вещь.

Ниже приведены примеры субъективных переживаний (все примеры квалиа):

  • Как мне кажется красный цвет;
  • Как для меня звучит музыкальный тон;
  • Какое мне удовольствие и боль.

И им соответствующие объектив аналоги:

  • Красная поверхность;
  • Музыкальный инструмент, создающий колебания в воздухе;
  • То, что вызывает удовольствие или боль.

Объект — это воспринимаемая вещь; субъект — тот, кто воспринимает.

Маркс, Ницше и Фрейд — три философа XIX века, которые подвергли сомнению основы концепции сознательного субъекта, лежащей в основе либеральной теории общественного договора.
В критической теории и психологии субъективность — это также действия или дискурсы, которые производят индивидов или «я»; «Я» — это субъект, — наблюдатель.

Некоторые теоретики рассматривают привилегированного доступа как определяющую черту субъективности. У человека есть привилегированный доступ к собственным квалиа, как в приведенных выше примерах, то есть один и только один человек из первых рук знает о его боли, ощущает музыкальный тон и т. Д.

Слово субъективность также используется для обозначения антитезы объективности как эпистемической добродетели: тот, кто судит согласно личным ощущениям или интуиции, а не на основе объективного наблюдения, рассуждения и суждения, судит субъективно .

Субъективизм — философский принцип, который отдает приоритет субъективным переживаниям. В крайнем случае, он может утверждать, что природа и существование каждого объекта зависит только от чьего-либо субъективного осознания этого. В этом контексте можно рассматривать квалифицированный эмпиризм Джорджа Беркли, учитывая его уверенность в Боге как главном двигателе человеческого восприятия.

Метафизический субъективизм — это теория, согласно которой восприятие создает реальность и что не существует лежащей в основе истинной реальности, существующей независимо от восприятия.Можно также считать, что реальность создается сознанием, а не восприятием. Это контрастирует с метафизическим объективизмом, который утверждает, что существует объективная реальность, которая воспринимается по-разному.

Эту позицию не следует путать с позицией «все есть иллюзия» или «реальности не существует». Метафизические субъективисты считают, что реальность достаточно реальна и что физические объекты действительно существуют. Однако они понимают, что природа реальности, связанная с данной единицей сознания, создается и управляется этим сознанием.

Субъективизм и панпсихизм [править | править источник]

Одним из возможных расширений субъективистской мысли является то, что сознательный опыт доступен всем объективно воспринимаемым субстратам. При просмотре изображений, созданных камерой на качающейся стороне извергающегося вулкана, можно было бы предположить, что их относительное движение следовало из субъективного сознания внутри вулкана. Эти свойства также могут быть приписаны камере или ее различным компонентам.

Тем не менее, таким образом субъективизм трансформируется в родственную доктрину, панпсихизм, мнение о том, что каждый объективный факт имеет внутренний или субъективный аспект.

Критика [править | править источник]

Изобретение машин, которые могут «видеть», «слышать» или иным образом наблюдать и записывать события, спровоцировало мысленный эксперимент (предложенный Уинстоном Черчиллем, который иначе не известен как философ), который создал трудности для субъективистов. Давайте настроим автоматическую камеру для записи событий в месте, которое не может наблюдать ни один человек (или другое существо, разумно считающееся «сознательным»). Скажите, например, что он установлен внутри вулкана. Позже извлекают камеру, и наблюдают за ее фотографиями с отметками даты.Действительно ли события, записанные на фотографиях, произошли, хотя никто сознательно их не наблюдал? Может быть, сознательное наблюдение самих фотографий каким-то образом внезапно заставило их изображать события, которые, по-видимому, произошли в более раннее время?

Одно из объяснений этого сценария с субъективистской точки зрения состоит в том, что события на фотографиях на самом деле вообще не происходили. Только фотографии появились, когда наблюдатель отправился собирать результаты своего теста.

Это объяснение не объясняет, почему фотографии существовали бы для сбора, если бы они не присутствовали объективно для сбора в первую очередь.

Этический субъективизм — это метаэтический взгляд на то, что этические предложения сводятся к фактическим утверждениям об отношении и / или условностях отдельных людей. Этичный субъективист мог бы предположить, например, что то, что значит быть морально правильным, означает просто одобрение этого. (Это может привести к мнению, что разные вещи являются правильными в соответствии с каждым идиосинкразическим нравственным мировоззрением.) Другой тип этического субъективизма может определить «добро» как «то, чего я желаю».

Схожая точка зрения — это точка зрения конвенционализма, который рассматривает этические предложения как репрезентации позиций ряда лиц в культуре или обществе.

Одно из следствий этих взглядов состоит в том, что, в отличие от морального скептика или некогнитивиста, субъективист думает, что этические предложения, хотя и относительные или субъективные, тем не менее могут быть истинными или ложными.

Субъективизм в вероятности [править | править источник]

С точки зрения вероятности, субъективизм означает точку зрения, согласно которой вероятности — это просто степени веры рациональных агентов в определенное суждение, которые сами по себе не имеют объективной реальности.Для такого типа субъективистов фраза, имеющая отношение к вероятности, просто утверждает степень, в которой субъективный субъект считает свое утверждение истинным или ложным. Как следствие, субъективист не имеет проблем с тем, что разные люди придают разные вероятности неопределенному утверждению, и все они верны. См. Байесианство.

Пытаясь оправдать субъективную вероятность, Бруно де Финетти создал понятие философской согласованности. Согласно его теории, утверждение о вероятности сродни ставке, и ставка согласована только в том случае, если она не подвергает игрока проигрышу, если его противник делает мудрый выбор.Чтобы объяснить его смысл, де Финетти создал мысленный эксперимент, чтобы проиллюстрировать необходимость принципов согласованности при построении вероятностного утверждения. В его сценарии, когда кто-то заявляет о своей степени веры в что-то, он делает небольшую ставку за или против этого убеждения и указывает шансы, при том понимании, что другая сторона ставки может решить, с какой стороны ставка взять. Таким образом, если Боб указывает шансы 3 к 1 против предложения A, его оппонент Джо может выбрать, потребовать ли от Боба рискнуть 1 долларом, чтобы выиграть 3 доллара, если предложение A окажется верным, или потребовать от Боба рискнуть 3 долларами. чтобы выиграть 1 доллар, если предложение A неверно.В этом случае Джо может победить Боба. По мнению де Финетти, этот случай противоречив.

Критика Ницше предмета [править | править источник]

Ницше раскритиковал основы предмета, отвергнув понятие субстанции (позже Хайдеггер показал, как предмет произошел от греческого «субстанция»). Самоидентификация обеспечивается совестью, как это показал Джон Локк, которая, согласно Ницше, является ипостасью тела и множественных сил, составляющих его [1] .Ницше заявил, что это «грамматическая фикция»; «за деланием нет деятеля». Позже Хайдеггер подумал, что Dasein «Бытие-там», что не следует путать с личным предметом. Эти мыслители открыли путь к деконструкции предмета как ключевой концепции метафизики. Такие мыслители, как Альтюссер, Фуко или Бурдье, диагностировали этот предмет как социальную конструкцию. Согласно Альтюссеру, «субъект» — это идеологическая конструкция (точнее, построенная «идеологическими аппаратами государства»).Он создается в процессе запроса; согласно Фуко, это «эффект» власти и «дисциплины» ( См. «Дисциплина и наказание» : построение субъекта как ученика, солдата, «преступника» и т. д.).

  1. ↑ Соломон, Роберт С. «Субъективность», в Honderich, Ted. Oxford Companion to Philosophy, Oxford University Press, 2005.

Объект

Дисциплины> Психоанализ
> Концепции
> Объект

Описание |
Обсуждение | Также

Описание

Объект — это то, к чему Субъект
относится.Это может быть человек, физическая вещь или концепция.

Объекты создаются путем разделения,
проекция
и интроекция.

Внешние объекты — это вещи, внешние по отношению к человеку, обычно другие
люди.

Внутренние объекты — это вещи внутри человека, воображаемые или
внутренние представления внешнего объекта (которые могут значительно отличаться
от представляемого внешнего объекта). Внутренние объекты достигают постоянства с помощью
повторение и сильные эмоциональные ассоциации.

A Деталь Объект — это часть человека или другого объекта, например руки или груди.
Объекты-части могут быть экстраполированы для представления всего объекта.

A Целый объект — это законченный объект, обычно другой человек.

Объект «Я» возникает там, где «я» и объект сливаются. Это
в гештальт-терапии это называется слиянием.

Постоянство объекта возникает, когда связь с внешним объектом
стабильный в течение определенного периода времени.

A Хороший объект — это тот, который удовлетворяет наши потребности и желания. Хорошо
объекты получают любовь, привязанность и симпатию.

A Плохой объект — это объект, который расстраивает или иным образом не поддерживает наши
потребности и желания. Плохие объекты ненавидят и презирают.

Обсуждение

Фрейд первоначально использовал термин «объект» для обозначения всего, что младенец
движется навстречу, чтобы удовлетворить потребности. Фрейдистские влечения могут быть двух
типы: либидинальный и агрессивный.

Кляйн, Винникотт и другие придерживались мнения, что
отношения с другими, и что другие люди являются основными объектами желания
и внимание.

Объекты могут включать чувства и идеи. В примитивном смысле младенцы будут
считать их конкретными вещами, приравнивая внутреннее чувство к внешнему
чувство. Это позволяет им иметь содержание и проецироваться.

В грамматике объект в предложении обрабатывается глаголом.Таким образом, в
кошка сидела на циновке, кошка — субъект, а циновка — объект.

См. Также

Кляйн, Теория объектных отношений

.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts