Теория ломброзо типы преступников: Прирожденный преступник: теория Ломброзо — новости Право.ру

Содержание

Прирожденный преступник: теория Ломброзо — новости Право.ру

Итальянского врача-психиатра, профессора судебной медицины XIX века Чезаре Ломброзо часто называют основоположником криминальной антропологии. Эта наука старается объяснить связь между анатомическими и физиологическими особенностями человека и его склонностью к совершению преступлений. Ломброзо пришел к выводу, что такая связь есть, и она прямая: преступления совершают люди с определенной внешностью и характером*.


Как правило, преступники имеют врожденные физические и психические дефекты, считал Ломброзо. Речь идет об аномалиях внутреннего и внешнего анатомического строения, характерных для первобытных людей и человекообразных обезьян. Таким образом, преступниками не становятся, а рождаются. Будет человек преступником или нет – зависит только от врождённой предрасположенности, причём для каждого типа преступлений характерны свои аномалии.


Разработке этой теории Ломброзо посвятил всю свою жизнь. Он исследовал 383 черепов умерших и 3839 черепов живых преступников. Кроме того, ученый изучил особенности организма (пульс, температуру, телесную чувствительность, интеллект, привычки, болезни, почерк) 26 886 преступников и 25 447 добропорядочных граждан.


Внешность преступников


Ломброзо выделил ряд физических признаков («стигматов»), которые, по его мнению, характеризуют личность, с рождения наделенную преступными наклонностями. Это неправильная форма черепа, узкий и скошенный лоб (или раздвоенная лобная кость), асимметрия лица и глазных впадин, чрезмерно развитые челюсти. Рыжие преступники встречаются крайне редко. Чаще всего преступления совершают брюнеты и шатены. Брюнеты предпочитают воровать или заниматься поджогами, а шатены склонны к убийствам. Блондины иногда встречаются среди насильников и мошенников.



Внешность типичного насильника


Большие навыкате глаза, пухлые губы, длинные ресницы, приплюснутый и кривой нос. Чаще всего сухопарые и рахитичные блондины, иногда горбатые.


Внешность типичного вора


Неправильный маленький череп, удлинненная голова, прямой нос (часто вздернутый у основания), бегающий или, наоборот, цепкий взгляд, черные волосы и редкая борода.


Внешность типичного убийцы


Большой череп, короткая голова (ширина больше высоты), резкая лобная пазуха, объемные скулы, длинный нос (иногда загнутый вниз), квадратные челюсти, громадные глазные орбиты, выдающийся вперед четырехугольный подбородок, неподвижный стеклянный взгляд, тонкие губы, хорошо развитые клыки.


Наиболее опасные убийцы чаще всего имеют черные, курчавые волосы, редкую бороду, короткие кисти рук, чрезмерно большие или, напротив, слишком маленькие мочки ушей.


Внешность типичного мошенника


Лицо бледное, глаза маленькие, суровые, нос кривой, голова лысая. В целом внешность мошенников достаточно добродушная.


Особенности преступников


«Я сам наблюдал, что во время грозы, когда у эпилептиков учащаются приступы, заключенные в тюрьме тоже становятся более опасными: разрывают на себе одежду, ломают мебель, бьют служителей», – писал Ломброзо. У преступников, по его мнению, снижена чувствительность органов чувств и болевая чувствительность. Они не способны осознавать безнравственность своих поступков, поэтому для них неведомо раскаяние.



Ломброзо удалось выявить и особенности почерка различных типов преступников. Почерк убийц, разбойников и грабителей отличается удлиненными буквами, криволинейностью и определенностью черт в окончаниях букв. Для почерка воров характерны буквы расширенные, без острых очертаний и криволинейных окончаний.


Характер и образ жизни преступников


По теории Ломброзо, преступникам свойственны стремление к бродяжничеству, бесстыдство, леность. Многие из них имеют татуировки. Для лиц, склонных к преступлениям, характерно хвастовство, притворство, слабохарактерность, раздражительность, сильно развитое тщеславие, граничащее с манией величия, быстрая смена настроения, трусость и болезненная раздражительность. Эти люди агрессивны, мстительны, они не способны на раскаяние и не мучаются угрызениями совести. Графомания тоже может свидетельствовать о преступных наклонностях.


Ломброзо считал, что люди из низшего класса становятся убийцами, грабителями и насильниками. Представители среднего и высшего класса чаще бывают профессиональными мошенниками.


Критика теории Ломброзо


Еще при жизне Ломброзо его теория подвергалась критике. Не удивительно – немало высших государственных чиновников имели внешность, которая полностью совпадала с описанием прирожденных преступников. Многие уверены, что ученый преувеличивал биологическую и совершенно не учитывал социальную составляющую в причине возникновения преступности. Возможно, именно это заставило Ломброзо к концу жизни пересмотреть некоторые свои взгляды. В частности, он начал утверждать, что наличие преступной внешности не обязательно означает, что человек совершил преступление – она говорит скорее о его склонности к противоправным поступкам. Если человек преступной внешности благополучен, он попадает в разряд скрытых преступников, у которых нет внешнего повода нарушать закон.



Репутация Ломброзо сильно пострадала, когда его идеи начали использовать нацисты – они проводили замеры черепов узников концлагерей перед их отправкой в печи. В советский период учение о прирожденном преступнике также подверглось критике за его противоречие принципу законности, антинародность и реакционность. 


Насколько нам удалось выяснить, в судебных процессах теория Ломброзо никогда не применялась – даже сам ученый не видел в ней практической ценности, так как заявил на одном научном диспуте: «Я тружусь не ради того, чтобы дать своим исследованиям прикладное применение в области юриспруденции; в качестве ученого я служу науке только ради науки». Тем не менее предложенное им понятие преступного человека вошло в обиход, а его разработки до сих пор используются в физиогномике, криминальной антропологии, социологии и психологии.


* Информация взята в том числе из следующих книг: Чезаре Ломброзо. «Преступный человек». Милгард. 2005; Михаил Штереншис. «Чезаре Ломброзо». ИсраДон. 2010

теория Чезаре Ломброзо — Право на vc.ru

{«id»:106127,»url»:»https:\/\/vc.ru\/legal\/106127-kaznit-za-strannuyu-vneshnost-teoriya-chezare-lombrozo»,»title»:»\u041a\u0430\u0437\u043d\u0438\u0442\u044c \u0437\u0430 \u0441\u0442\u0440\u0430\u043d\u043d\u0443\u044e \u0432\u043d\u0435\u0448\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c: \u0442\u0435\u043e\u0440\u0438\u044f \u0427\u0435\u0437\u0430\u0440\u0435 \u041b\u043e\u043c\u0431\u0440\u043e\u0437\u043e»,»services»:{«facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/legal\/106127-kaznit-za-strannuyu-vneshnost-teoriya-chezare-lombrozo»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/legal\/106127-kaznit-za-strannuyu-vneshnost-teoriya-chezare-lombrozo&title=\u041a\u0430\u0437\u043d\u0438\u0442\u044c \u0437\u0430 \u0441\u0442\u0440\u0430\u043d\u043d\u0443\u044e \u0432\u043d\u0435\u0448\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c: \u0442\u0435\u043e\u0440\u0438\u044f \u0427\u0435\u0437\u0430\u0440\u0435 \u041b\u043e\u043c\u0431\u0440\u043e\u0437\u043e»,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/legal\/106127-kaznit-za-strannuyu-vneshnost-teoriya-chezare-lombrozo&text=\u041a\u0430\u0437\u043d\u0438\u0442\u044c \u0437\u0430 \u0441\u0442\u0440\u0430\u043d\u043d\u0443\u044e \u0432\u043d\u0435\u0448\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c: \u0442\u0435\u043e\u0440\u0438\u044f \u0427\u0435\u0437\u0430\u0440\u0435 \u041b\u043e\u043c\u0431\u0440\u043e\u0437\u043e»,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc.ru\/legal\/106127-kaznit-za-strannuyu-vneshnost-teoriya-chezare-lombrozo&text=\u041a\u0430\u0437\u043d\u0438\u0442\u044c \u0437\u0430 \u0441\u0442\u0440\u0430\u043d\u043d\u0443\u044e \u0432\u043d\u0435\u0448\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c: \u0442\u0435\u043e\u0440\u0438\u044f \u0427\u0435\u0437\u0430\u0440\u0435 \u041b\u043e\u043c\u0431\u0440\u043e\u0437\u043e»,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/legal\/106127-kaznit-za-strannuyu-vneshnost-teoriya-chezare-lombrozo»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u041a\u0430\u0437\u043d\u0438\u0442\u044c \u0437\u0430 \u0441\u0442\u0440\u0430\u043d\u043d\u0443\u044e \u0432\u043d\u0435\u0448\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c: \u0442\u0435\u043e\u0440\u0438\u044f \u0427\u0435\u0437\u0430\u0440\u0435 \u041b\u043e\u043c\u0431\u0440\u043e\u0437\u043e&body=https:\/\/vc.ru\/legal\/106127-kaznit-za-strannuyu-vneshnost-teoriya-chezare-lombrozo»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

8392

просмотров

Родоначальник итальянской школы криминальной антропологии, создатель плетизмографа (прототип детектора лжи) и человек, знаменитый своими радикальными взглядами. Чезаре Ломброзо – психиатр, преподаватель и автор теории о «преступном человеке» – теории, само существование которой отвергает презумпцию невиновности.

Чезаре родился в богатой семье Вероны и всю юность посвятил изучению лингвистики, литературы и археологии. Служба в армии, а после – срок в тюрьме (за подготовку к заговору) изменили его обучение. Юноша стал хирургом, начал изучать психиатрию и антропологию. Многое он изучал сам – например, психиатрия и невропатология в тот период не преподавались отдельно. Социальную гигиену и этнолингвистику Ломброзо также осваивал самостоятельно – позже тот факт, что психиатр во многом оказался самоучкой, сыграет свою роль в его теориях. Много лет спустя ученые опровергнут его идеи, сыграв на «неверности представлений» психиатра о заданных темах.

В 1863 году о Ломброзо узнает весь мир – он издает свой труд «Гениальность и помешательство», где стирает грань между великими людьми и помешанными. Под раздачу попадают все – Ампер, Руссо, Ньютон, Шопенгауэр. Общественность была поражена, а вот ответных реакций Чезаре не «прилетело» – люди, которым он заочно ставил диагнозы, уже были мертвы, и домыслы психиатра опровергнуть не могли. Ломброзо прошелся и по Толстому – психиатр окрестил его больным гением на основании «его якобы болезненной наследственности, капризов и чудачеств в юности, его эпилептических припадков с галлюцинациями и раздражительности».

Недолго думая, Толстой пригласил автора диагноза в гости в Ясную Поляну – они долго беседовали, но во взглядах так и не сошлись. Толстой не мог взять в толк, с какой стати теории Ломброзо дают право кому-то судить невиновного человека. Но Чезаре все же остался под большим впечатлением.

В самый день моего приезда он в продолжение двух часов играл с своею дочерью в лаун-теннис, после чего, сев на им же самим взнузданную и оседланную лошадь, пригласил меня ехать вместе с ним купаться. Ему доставило особенное удовольствие видеть, что я через четверть часа не мог уже плыть за ним, и когда я выразил удивление его силе и выносливости, жалуясь на свою немощность, он протянул руку и приподнял меня довольно высоко от земли, легко, как маленькую собачку

Чезаре Ломброзо

Психиатр

Чего не скажешь о Толстом – тот мимоходом упомянул об этой встрече в дневнике, не очень лестно охарактеризовав психиатра.

15 августа 1897. Ясная Поляна. Продолжаю работать. Подвигаюсь. Был Ломброзо, ограниченный, наивный старичок!

Лев Николаевич Толстой

Писатель

Дальше – «Типы преступников». В своей работе Ломброзо делит преступников и дает им типологию «душегуб — вор — жулик — насильник». Эта типология, кстати, осталась без изменений и критику выдержала – мы пользуемся ею и по сей день. Но вот главная идея Ломброзо была разгромлена, хоть и применялась на практике. Чезаре был уверен, что человека, внешне подходящего под описание преступника, нужно изолировать от общества. А еще лучше – казнить. В то же время теорией сначала загорелись, а потом смели её критикой. Его собственные ученики выяснили, что больше половины солдат обладают теми внешними признаками, которые психиатр считал преступными.

63%

столько итальянских солдат имели анатомические особенности, которые автоматически делали их преступниками по теории Ломброзо

В конце концов идеи Ломброзо общество полностью забраковало. Против его теорий высказывался Кони, Франц фон Лист, Юдин и Воробьев.

Его последние труды с радикальными взглядами вызывают массовое отторжение. Под критику попадают и первые труды врача – смешно ставить диагнозы людям, основываясь на незадокументированных выводах современников. Да и сам Ломброзо был участником митингов и демонстраций – согласно его же работам, один шаг отделяет самого Чезаре от преступления. Внешность психиатра тоже можно легко разобрать и найти криминальные признаки.

В конечном итоге, Ломброзо начинает смягчать позиции. Но снежный ком уже набирает обороты – в конце 19 века на международных конгрессах по уголовной антропологии теория преступности Ломброзо признается ошибочной. Чезаре сдается – отказывается от своей теории «прирожденного преступника» и становится противником смертной казни.

Пройдет немного времени, и он умрет в 1909 году в Турине.

Достижения Ломброзо:

  • сместил акцент с преступления на преступника
  • идеи получили развитие в криминологии и повлияли на создание «Морфологической теории темперамента»
  • основоположник антропологической криминологии, внес вклад в судебную психологию
  • изобрел плетизмограф – прототип современного детектора лжи – оправдав с его помощью подсудимого
  • создал типологию преступников, которая используется по сей день
  • разработал формулу, положенную в основу наиболее востребованной в криминологии формулы преступной пораженности

Критика Ломброзо:

  • теории игнорировали социальный аспект преступности
  • идеи были радикальными – психиатр предлагал изолировать и казнить невиновных людей
  • перед отправкой узников в печь теорию Ломброзо использовали нацисты – проводили замеры черепов
  • в своем труде «Гениальность и помешательство» окрестил сумасшедшими великих людей прошлого, которые не могли с ним поспорить

Я тружусь не ради того, чтобы дать своим исследованиям прикладное применение в области юриспруденции; в качестве ученого я служу науке только ради науки

Чезаре Ломброзо

Психиатр

Типы преступников Теория Ломброзо

У каждого из нас есть свой стереотип, как должен выглядеть маньяк. А ведь далеко не каждый (к счастью) видел этого самого маньяка. Но почему так?! Вполне возможно, что мы насмотрелись фильмов-сериалов про бандитов, и у нас сложилось мнение именно благодаря актерам, игравших роли маньяков. А может все дело в том, что в нас живут отголоски теории Чезаре Ломброзо.

В девятнадцатом веке это психиатр поднял на уши все европейское общество. Он настаивал на том, что бандитами уже рождаются. Вот родился ребенок, а он уже будущий бандит, потому как у него присутствуют гены бандита.

По мнению Ломброзо даже очень качественное воспитание не исправит то, что заложила в ребенка природа. Он обязательно будет бандитом, коли в нем имеются эти самые гены. Психиатр считал таких людей недоразвитыми и предлагал их выявлять еще в детстве и сразу изолировать от общества нормальных людей. Как?!

Или всех не отдельный необитаемый остров, или даже лишать таких людей жизни. Абсурдно?! Ломброзо так не считал. Он уверял, что по внешности, а она у человека с генами злодея особая, особая легко можно вычислить бандита. Как же должен выглядеть бандит по мнению психиатра Ломброзо?! Узкий лоб, взгляд из-под насупленных бровей — все это выдает преступника.

Почему же тема внешности преступника так увлекала Лоброзо?! Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к юности будущего психиатра. Ломброзо закончил несколько престижных европейских университетов.

И в девятнадцать лет он начал публиковать свои первые статьи. Чуть позже Ломброзо перешел от написания научных статей к практике: стал работать военным хирургом, был участником кампании по борьбе с преступностью.

Тогда же он и заинтересовался, как выглядит преступник. Он изобрел прибор краниограф и с помощью его замерял формы черепа, части лица. При этом он выделил четыре типа преступника: жулики, душегубы, насильники и воры. И для каждого типа он сделал описание внешности.

Далее Ломрозо работал главой психиатрической больницы, заведующим кафедры психиатрии известного университета. Именно Ломброзо изобрел известный сейчас во всем мире детектор лжи. Это он предложил по скачкам давления судить о том, насколько правдиво отвечает человек.

Ломброзе вызвал дикий ажиотаж вокруг своей теории о внешности преступника, о его генах. Было много критики, с ним не соглашались. Критики говорили, что психиатр слишком много уделяет внимания внешности человека и совсем не учитывает социальную составляющую. Правда, к старости он сделал кое какие поправки в свою теорию и сказал, что все-таки только сорок процентов преступников совсем неисправимы, а шестьдесят процентов поддаются перевоспитанию.

Методы измерения черепа использовали нацисты в концентрационных лагерях перед отправкой людей в печи. И хоть психиатр умер задолго до этого, все таки пятно на его теории из-за этого факта было поставлено.

Антропологические теории в криминологии о причинах преступности Текст научной статьи по специальности «Право»

Ю.А. Гладышев

Гладышев Юрий Алексеевич — кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородской академии МВД России

Антропологические теории в криминологии о причинах преступности

Великие мыслители эпохи Возрождения определили преступление как проявление свободной воли. С началом XIX века во всем мире стали происходить определенные процессы, которые во многом изменили всю социальную структуру общества. Создание первых заводов в целях увеличения доли наемного труда, возникновение городской жизни, появление новых классов в обществе — вот лишь некоторые из факторов, которые определяют появление индустриального общества. Самой большой проблемой нового индустриального общества является рост преступности. Соответственно, ученые начинают задумываться о том, почему человек совершает преступление и как повлиять на его поведение. Впервые ответ на этот вопрос мы находим в антропологических исследованиях. Основателем этого направления в криминологии и уголовном праве является Чезаре Ломброзо. Он родился 18 ноября 1836 года в Венеции в еврейской семье. С 1855 года начал публиковать статьи по психиатрии и кретинизму, которые быстро привлекли внимание специалистов. В 1862 году он стал профессором психиатрии, а с 1876 года — профессором судебной психиатрии и уголовной антропологии в университете Турина, где проработал вплоть до своей смерти 19 октября 1909 года.

Следует отметить, что Ломброзо является родоначальником биологических теорий в криминологии. В мире Ломброзо получил известность за такие работы, как «Преступный человек», в которой высказывал мысль о биологической предрасположенности личности к совершению преступлений, «Гениальность и помешательство», где проводит связь между великими людьми и помешанными, «Женщина — преступница и проститутка» где приходит к выводу, что для женщины главным инстинктом является материнство, которое и определяет ее поведение в течении жизни, и за многие другие.

Высказанная Ломброзо теория «прирожденного преступника», по сути, является материалистической, поскольку в основном базируется на наблюдениях и экспериментальных исследованиях. Согласно этой теории, человек становится преступником не из-за социальных причин, а из-за того, что определенные черты ему передаются при рождении. Некоторым людям как бы предопределено судьбой совершать тяжкие преступления. В основу концепции положен тезис о естественном характере и вечности существования преступности в обществе. Склонность к совершению преступления задается инстинктом — так же как сексуальное влечения. Согласно такой логике в совершении преступления нет ничего противоестественного, и за совершение преступления мы не можем осуждать.

Кто такой преступный человек в соответствии с теорией Ломброзо? Это человек с атавистическими (типичными для наших далеких предков) функциями, то есть тип примитивного человека. Особенности — это низкий лоб, большие челюсти, грубые черты, плоский нос, и т. д. Позже профессор отображает особенности внешности для разных типов преступников — воров, убийц, насильников, и даже как выглядит политический преступник. В своих поздних работах он придает большое значение образованию правонарушителя, расовой принадлежности, наследственным факторам, но, по его словам, они не играют главной роли.

На основании антропологических обследований преступников им были разработаны специальные таблицы характеристик урожденных преступников. Черты преступника он относил к атавистическим чертам личности. Чезаре Ломброзо советовал в целях предупреждения преступлений выявлять людей с указанными им анатомическими особенностями черепа и превентивно казнить их, пожизненно заключать в тюрьму, ссылать на необитаемые острова навечно и т. п.

Теория Ломброзо получила широкое распространение после его смерти, хотя при его жизни подвергалась серьезной критике. В настоящее время она рассматривается только с исторической точки зрения. Однако эта теория нашла и своих сторонников, и развитие. Среди самых ярых его приверженцев итальянский ученый-криминалист автор теории «естественного преступления» Рафаэле Га-рофало и итальянский криминолог и политический деятель Энрико Ферри.

Рафаэле Гарофало делает значительный шаг вперед, дополняя биологические условия преступности такими факторами, как отрицательная среда, бедность, плохой пример и т. д. Не отказываясь от основных антропологических позиций, он гораздо больше уделяет внимания социальным факторам преступности. В своем главном труде «Криминология» (это первое использование термина, который сейчас применяется для обозначения науки, изучающей в настоящее время преступление как соци-

ально-массовое явление) Рафаэль Гарофало уделяет большое внимание уделяет психике. Преступника, по мнению Рафаэля Гарофало, отличает отсутствие двух важнейших человеческих чувств — сострадания и честности, либо хотя бы одного из них: в соответствии с этим он пытался построить свою классификацию преступников (самые опасные преступления совершают те, кто лишен сострадания и честности, кражи совершают те, кто лишен хотя бы честности, и т. п.). В целом же преступник — это лицо, не способное адаптироваться к нормальной жизни, а его преступление — лишь симптом этой ненормальности.

Энрико Ферри, как последователь теории Ломброзо, тоже уделял внимание не только антропологическим факторам преступности, но также факторам социальным. Всех преступников он классифицировал на категории и предлагал применять к преступнику меры, соответствующие категории, под которую он подпадает1.

Теория наследственного предрасположения к преступлению. Ее представителями являются А. Ленц, Ж. Пинатель, А. Штумпль и т. д. Возникла в XVIII—XIX веках и, по существу, повторяет мысль Ломброзо о прирожденном преступном человеке, но с одним существенным дополнением. Сторонники это теории утверждали, что по наследству могут передаваться не преступные акты, а наклонности, находящиеся в их основе, в преступление легко перерастают такие передаваемые по наследству наклонности, как возбудимость, агрессивность, склонность к насильственным актам. В то же время представители этой теории признавали и влияние социального фактора. Существует много примеров, свидетельствующих о несостоятельности этой теории. Вот один из наиболее ярких. Все в мире знают кто такой Аль Капоне, но не все знают его брата Винченцо, который ушел добровольцем на Первую мировую войну, где прошел путь от рядового до лейтенанта, а затем стал офицером полиции с безупречной репутацией. Он так был хорош в своей работе, что некоторое время служил в службе охраны президента США Калвина Кулиджа2.

Хромосомная теория — это еще одно из направлений теории наследственного предрасположения к преступлению. Нормальным сочетанием хромосом для мужчин является наличие у них одной X и одной У-хромосомы, то есть сочетание ХУ; для женщин наличие двух Х-хромосом, то есть сочетание XX. Дополнительные У-хромосомы у мужчин, и соответственно, Х-хромосомы у женщин, определяют склонность к совершению преступлений. Однако исследования, проведенные в Пентриджской тюрьме в Мельбурне Ричардом Фоксом, показали, что заключенные, имевшие комбинацию хромосом ХУУ, не более склонны к совершению насилия, чем остальные заключенные, но чаще, чем они, совершают имущественные преступления. Криминологами связь между хромосомным набором (ХУУ хромосом) и преступностью подвергается сомнению. Тем не менее, считается, что существует связь между аномалиями и некоторыми психическими заболеваниями.

Выделяют также и теорию эндокринной обусловленности преступного поведения. Представителями этой теории являются М. Шлапп, Э. Смит и др. Согласно этой теории, предрасположенность к совершению преступлений связана с нарушением действия эндокринных желез (щитовидной железы, гипофиза, желчного пузыря и др.). Уровень развития физиологии не позволяет пока проверить многие гипотезы о сущности преступного поведения, однако наиболее перспективные пути воздействия на преступность следует искать в этом направлении, отмечает Э. Подольски3. По данным ученых, почти одна треть всех заключенных страдают эмоциональной неустойчивостью, связанной с заболеваниями желез внутренней секреции.

Одну из главных ролей в механизме преступного поведения авторы отводят различным эндокринным расстройствам (внешними признаками которых являются, наряду с другими, особенности телосложения).

Интересная и теория о конституциональной предрасположенности к преступлению. Теория конституциональной предрасположенности к совершению преступления была предложена в 20-х годах XX века немецким профессором медицины Э. Кречмером («Строение тела и характер»). Он утверждал, что имеется прямая связь между строением тела и предрасположенностью к совершению определенных видов преступлений. По словам Кремера, есть четыре типа телесной организации: 1) пикники (плотный, прочный) — богатая жировая ткань, тучность, малый и средний рост, большой живот, короткие конечности, круглая голова на короткой шее; 2) атлетики: хорошая мускулатура, крепкое телосложение, высокий или средний рост, широкий плечевой пояс, узкие бедра, выпуклые лицевые кости; 3) астеники — хрупкое телосложение, высокий рост, плоская грудная клетка, вытянутое лицо, длинный тонкий нос, узкие плечи, нижние конечности узкие и худые; 4) диспластики — строение бесформенное, неправильное, различные деформации телосложения (например, чрезмерный рост, евнухоидальные типы). В зависимости от формы тел совершаются и преступления.

1См.: Иншаков С.М. Зарубежная криминология. — М., 1997. — С. 61.

2 См.: www.americansights.ru/legend-man/capone-al

3 См.: Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А.И. Долговой. — М., 2001. — С. 325.

Гладышев Ю.А. Антропологические теории в криминологии о причинах преступности

Пикник — типичный корыстный преступник, ему свойственны такие преступления, как мошенничество, кража, присвоение или растрата, для атлетика характерны преступления против личности, тогда как астеники склонны к противоречивым действиям, а для диспластического типа характерны садистские немотивированные наклонности.

Выделяется еще и теория расовой предрасположенности — концепция откровенно реакционного толка о якобы неполноценности и особой предрасположенности к преступлениям некоторых рас, например цыганской, негритянской. Активным сторонником этой теории был последователь Ломброзо, профессор Гарвардского университета антрополог Э. Хутон. Даже такие традиции, имеющиеся в цыганских общинах, которые воспринимаются ими как совершенно нормальное явление, в частности карманные кражи, не позволяют нам применить к ним признак расовой предрасположенности к совершению преступлений.

В заключение можно отметить что внешний вид не всегда может дать правильное представление о человеке, а во многих случаях вводит в заблуждение и может сыграть злую шутку с человеком.

Метод Ламброзо

Чезаре Ломброзо — родоначальник антропологического направления в криминологии и уголовном праве

9 октября 1909 года, ушел из жизни Чезаре Ломброзо — великий ученый-криминалист, внесший огромный вклад во многие направления криминалистики, некоторые из которых он лично и создал.

БЕСПОКОЙНАЯ ЮНОСТЬ

Казалось, родившемуся 6 ноября 1835 года сыну состоятельных земельных собственников еврейского происхождения Ломброзо, среди предков которой были выдающиеся раввины и талмудисты, Чезаре судьба уготовила спокойную и обеспеченную жизнь в родной Вероне. В юности он изучает семитские (иврит, арабский, арамейский) и китайские языки, но этот (недолгий!) период был единственно спокойным в бурном существовании будущего криминалиста.

По подозрению в заговоре он попадает в крепость, где испытывает серьезные материальные лишения. Затем Чезаре принял участие в военных действиях 1859-1860 годов за объединение Италии. Собственный горький жизненный опыт пробудил в юноше интерес к психиатрии. Уже в 19-летнем возрасте, учась на медицинском факультете университета в Павии, Ломброзо публикует свои первые статьи по проблеме кретинизма, которые заинтересовали специалистов.

Он самостоятельно изучает этнолингвистику и социальную гигиену.

В 26 лет молодой человек получает профессорское звание в области психических болезней, затем становится директором клиники душевных заболеваний, профессором юридической психиатрии и криминальной антропологии. В 1896 году Ломброзо получает кафедру психиатрии в Туринском университете. Его жизненным убеждением становится философия позитивизма, утверждавшая приоритет научного знания, полученного экспериментальным путем.

Ломброзо становится родоначальником антропологического направления в криминологии и уголовном праве. Свои научные выводы Ломброзо сделал на основе изучения 383 черепов умерших, 3839 черепов живых людей. Всего им обследованы и опрошены 26886 преступников, которые сравнивались с 25447 студентами, солдатами и другими добропорядочными гражданами. Причем Ломброзо изучал не только современников, но и исследовал черепа средневековых преступников, вскрывая их захоронения.

В результате исследований Ломброзо приходит к твердому убеждению: в криминологию должен быть введен метод естествознания — опыт и наблюдение, а центром изучения должна стать личность преступника.

Свои первые антропометрические исследования Чезаре провел в начале 1860-х, когда в должности военного врача принимал участие в кампании по борьбе с бандитизмом в южных областях Италии. Собранный ученым обширный статистический материал не только послужил важным вкладом в развитие социальной гигиены, криминальной антропологии, но и стал важной вехой в развитии социологии преступности. Как результат обобщения полученных эмпирических данных Ломброзо сделал вывод о том, что отсталые социально-экономические условия жизни в Южной Италии обусловили воспроизводство там анатомически и психически аномального типа людей, антропологической разновидности, нашедшей свое выражение в преступной личности — «человеке преступном».

В Песаро, где молодым ученым он возглавил клинику для душевнобольных, Ломброзо провел ряд интересных исследований зависимости поведения психически больных от климата и погоды. В должности профессора судебной медицины и психиатрии, а затем заведующего кафедры криминальной антропологии в Туринском университете, он проводит ряд исследований, которые опровергают распространенную в те времена теорию о приравнивании душевнобольных к преступникам.

ТЕОРИЯ ПРЕСТУПНОСТИ

Это был прорыв в криминалистике, позволявший выявлять аномальность личности путем антропометрической и психиатрической экспертизы, что, в свою очередь, открывало возможности для прогностических оценок динамики развития преступности. Таким концептуальным подходом Ломброзо ставил проблему ответственности перед обществом, воспроизводившем преступность, что, конечно, вызвало глубокое неприятие и отрицание официальной криминологии, возлагавшей ответственность исключительно на личность, преступившую закон. Чтобы подтвердить свою теорию, Ломброзо предпринял систематическое исследование преступников. Он строго фиксировал их антропометрические данные, которые определял с помощью «краниографа» — прибора для измерения размеров частей лица и головы.

Результаты этих исследований он опубликовал в книге «Антропометрия 400 правонарушителей» (1872). Тогда же Ломброзо выдвигает и до сих пор спорную теорию «прирожденного преступника», вывод которой однозначен: преступниками не становятся, а рождаются.

Ломброзо объявил преступление естественным явлением, подобным рождению или смерти. Ученый провел огромную исследовательскую работу, сопоставляя антропометрические данные преступников с тщательными сравнительными исследованиями их патологической анатомии, физиологии и психологии. На основании своих разработок Ломброзо выдвинул тезис о преступнике как особом антропологическом типе, который затем развил в цельную теорию и изложил в популярной форме памфлета под названием «Преступный человек».

Работа была опубликована на страницах «Юридического вестника Ломбардии» в 1871 году. По его мнению, вывод абсолютно ясен: преступник — это дегенерат, отставший в своем развитии от развития человечества, который не в состоянии затормаживать свое преступное поведение, поэтому наилучшая стратегия общества в отношении такого «прирожденного преступника» — избавиться от него, лишая свободы или жизни.

В 1876 году вышло в свет первое издание главного из сочинений Ломброзо — книги «Преступный человек в его соотношении с антропологией, юриспруденцией и тюрьмоведением» (сокращенно — «Человек преступный», сочетание, образованное по типу «Человек разумный).

В продолжение теории «прирожденного преступника» Ломброзо разрабатывает систему физических признаков («стигматов») и психических черт этого типа, которые, по его мнению, характеризуют личность, с рождения наделенную преступными наклонностями. Теперь эти признаки известны любому читателю детективов. Итак, если перед вами личность со сплющенным носом, низким лбом, большими челюстями, взглядом исподлобья и т.д., — то этот субъект, несомненно, преступник. Ибо так выглядят, по мнению выдающегося авторитета в области криминалистики, характерные черты «примитивного человека и животных». Ломброзо считал, что наличие этих признаков позволяет идентифицировать потенциального преступника еще до совершения им преступления. Поэтому он горячо ратовал за привлечение в число судей врачей, антропологов и социологов и требовал, чтобы вопрос о виновности был заменен вопросом о социальной вредности.

«Изучайте личность этого преступника, — наставлял коллег Ломброзо, — изучайте не отвлеченно, не абстрактно, не в тиши вашего кабинета, не по книгам и теориям, а в самой жизни: в тюрьмах, больницах, в полицейских участках, в ночлежных домах, среди преступных обществ и шаек, в кругу бродяг и проституток, алкоголиков и душевнобольных, в обстановке их жизни, в условиях их материального существования. Тогда вы поймете, что преступление есть не случайное явление и не продукт «злой воли», а вполне естественный и наказанием не предотвратимый акт.

Преступник — существо особенное, отличающееся от других людей. Это своеобразный антропологический тип, который побуждается к преступлению в силу множественных свойств и особенностей своей организации. Поэтому и преступление в человеческом обществе также естественно, как во всем органическом мире. Совершают преступления и растения, которые убивают и поедают насекомых.

Животные обманывают, крадут, разбойничают и грабят, убивают и пожирают друг друга. Одни животные отличаются кровожадностью, другие — любостяжательностью».

Быстрое и широкое распространение идей Ломброзо и, особенно, крайние выводы, которые нередко из них делались, вызвали острые споры и вынудили Ломброзо заметно смягчить свою позицию.

В статьях более позднего периода ученый относит к врожденному антропологическому типу лишь 40% преступников (которых он называет, в соответствии со своей концепцией, «дикарями, живущими в цивилизованном обществе») и признает важную роль ненаследственных — психопатологических и социологических — причин преступности. Надо признать, что влияние Ломброзо оказалось настолько сильным, что и спустя столетия людям, которых природа наградила не слишком благообразной внешностью, лучше не попадаться ни в какие передряги. Любой страж порядка в первую очередь заподозрит такую личность, будучи твердо убежден в правильности теорий Ломброзо.

Всего в огромном научном наследии великого криминалиста свыше 400 книг и статей по самым разным вопросам, в том числе по психиатрии, антропологии, по отдельным социальным и политическим проблемам Италии.

ГЕНИЙ КАК НЕНОРМАЛЬНОСТЬ

Особым объектом для психиатрических исследований Чезаре Ломброзо становятся личности, наделенные исключительными способностями, которых уже при жизни нарекают гениями.

В 1895 году он публикует работу «Гениальность и помешательство», в которой выдвинул тезис, что гениальность соответствует ненормальной деятельности мозга, граничащей с эпилептоидным психозом. Ломброзо утверждал, что сходство гениальных людей с помешанными в физиологическом отношении просто поражает. Они одинаково реагируют на атмосферные явления, а расовая принадлежность и наследственность одинаково сказываются на их рождении. По его наблюдениям, множество гениев страдало умопомешательством:

Ампер, Кант, Шуман, Тассо, Кардано, Свифт, Ньютон, Руссо, Шопенгауэр, целый ряд артистов и художников. Но, с другой стороны, между душевнобольными есть немало примеров гениев, поэтов, юмористов и др.

В приложении к своей книге Ломброзо привел образцы литературных произведений помешанных, графомановпреступников, а также описал аномалии черепа у великих людей.

В предисловии ученый аргументирует свой интерес к данной теме следующим образом: «В таком важном практическом значении новой теории убедили меня малопомалу как документальные работы Адриани, Паоли, Фриджерио, Максима Дюкана, Рива и Верга относительно развития артистических дарований у помешанных, так и громкие процессы последнего времени — Манжионе, Пассананте, Лазаретти, Гито, доказавшие всем, что мания писательства не есть только своего рода психиатрический курьез, но прямо особая форма душевной болезни и что  одержимые ею субъекты, по-видимому, совершенно нормальные, вляются тем более опасными членами общества, что сразу в них трудно заметить психическое расстройство, а между тем они бывают способны на крайний фанатизм и, подобно религиозным маньякам, могут вызывать даже исторические перевороты в жизни народов. Вот почему заняться вновь рассмотрением прежней темы на основании новейших данных и в болем широком объеме показалось мне делом чрезвычайно полезным. Не скрою, что я считаю его даже и смелым, ввиду того ожесточения, с каким риторы науки и политики, с легкостью газетных борзописцев и в интересах той или другой партии, стараются осмеять людей, доказывающих вопреки бредням метафизиков, но с научными данными в руках полную невменяемость, вследствие душевной болезни, некоторых из так называемых «преступников» и психическое-расстройство многих лиц, считавшихся до сих пор, по общепринятому мнению, совершенно здравомыслящими».

На русском языке исследование «Гений и помешательство» появилось в 1892 году в переводе К. Тетюшиной. В одной из статей, посвященных ученому, указывалось: «Своеобразную зависимость Чезаре Ломброзо нашел и при изучении наследственности и национальности творческих людей: на первом месте по числу гениев и сумасшедших находится еврейская нация. Объяснение этому, по его мнению, состоит в следующем: евреи во все времена подвергались жестоким преследованиям, сыгравшим роль своеобразного естественного отбора, кроме того, среди представителей этой нации значительно высок общий уровень образования. В своей книге Ломброзо привел данные, по которым среди евреев 1 сумасшедший приходится на 384 человека, тогда как у католиков и протестантов этот показатель в пять раз ниже. Что касается наследственности, то тут автор считал, что именно она, а никак не воспитание влияет на наличие гениальности. В качестве примера он привел музыкальные семьи Палестрины, Моцарта, семью Баха, в которой насчитывается 8 поколений музыкантов, 57 человек

из этой семьи пользовались популярностью». Кстати, исследовав почерк Льва Толстого, отличавшийся малопонятностью и путаницей условных знаков и добавлений, разбирать который могла только Софья Андреевна, которой и приходилось бессчетное количество раз переписывать произведения мужа, Ломброзо пришел к выводу, что так могла писать только женщина легкого поведения с психопатическими наклонностями.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ

Много споров вызвали у современников (и продолжают вызывать у потомков!) исследования Ломброзо по социологии политической преступности, систематизированные им в трудах «Политическая преступность и революция» (1890) и «Анархисты. Криминальнопсихологический и социологический очерк» (1895). Ученый исследовал феномен политической преступности, распространенной в Италии на рубеже XIX и XX веков в форме анархистского терроризма, как проявление индивидуального сознания политического преступника — личности, жертвенно преданной утопическому идеалу социальной справедливости. Что, в свою очередь, Ломброзо убедительно объяснял кризисом парламентской демократии в Италии, коррупцией политиков, обесцениванием идеалов социальной справедливости. Для пропаганды своих взглядов и стремясь организационно объединить сторонников в Италии и на международной арене, Чезаре со своими единомышленниками начал издавать с 1880 года журнал «Архив уголовной психиатрии и уголовной антропологии». А так же собирать международные конгрессы уголовной антропологии, в том числе и с участием русских криминалистов, которые проводились до начала Первой мировой войны.

Все это предпринималось им с целью обосновать трактовку преступности в качестве биологического, а не социального феномена. Существование «прирожденного преступника» в современных ему государствах Ломброзо вначале объяснял как атавизм (одним из «доказательств» служило сходство черепа известного убийцы с неандертальцем, другим — распространенность обычая татуировки у заключенных в тюрьмах и у некоторых отсталых племен и т.п.).

Затем Ломброзо стал объяснять его, напротив, «вырождением» человеческой расы, моральной деградацией, а то и наследственной эпилепсией, т.е. предложил взаимоисключающие объяснения. «ЖЕНОНЕНАВИСТНИК»

Очередной скандал вызвали исследования Ломброзо о любви и женщинах. Он опубликовал работы о любви у психически больных («Любовь у помешанных») и о преступности среди женщин («Женщина — преступница и проститутка»), которые до сих пор вызывают судороги у феминисток и откровенную радость у женоненавистников всех мастей.

Поскольку сведения о личной жизни Ломброзо практически отсутствуют, сложно говорить о его увлечениях женщинами, если таковые имелись. Но как ученый он был явно несправедлив к слабой половине человечества в исследованиях отношение женщин к трем объектам — любви, проституции и преступности.

«Действительно, каждому известно, — пишет Ломброзо в книге «Женщина — преступница и проститутка», — что важнейший жизненный вопрос всякой молодой девушки всегда сводится к жениху и выходу замуж. Эти два противоречия примиряются, если мы вспомним, что у женщины потребность в сохранении потомства, в материнстве преобладает над ее индивидуальным желанием. Именно эта потребность и влечет женщину к мужчине.

Любовный инстинкт ее всецело подчинен материнству. Мы уже раньше сказали, что женские половые органы более сложны и многочисленны, чем мужские, но они служат не только для половых отправлений, но и целям материнства, именно для питания и выращивания новорожденного».

«Характер любви женщины, — наносит очередной чувствительный удар прекрасным дамам Ломброзо, — хотя и косвенным образом, указывает нам на то, что она стоит ниже мужчины, так как подобные чувства могли развиться в ней только благодаря ничтожной переменчивости ее личного «я». Сильные желания и страсти были бы несовместимы с этой наклонностью ее сливать свою личность с личностью другого, с этой почти полной утратой ею всякой воли, которая обыкновенно наблюдается только в некоторых болезненных состояниях, равно как и при гипнотизме.

Поэтому женщина действительно испытывает сексуальное наслаждение от любви только в том случае, если она всецело отдается любимому мужчине. При этом она счастлива всетаки не столько вследствие физического удовлетворения своего чувства, сколько благодаря сознанию, что она осчастливливает своею любовью того, кого любит.

Таким образом, становится понятным отвращение, питаемое к браку столькими молодыми женщинами, выходящими замуж по коммерческому расчету за людей, которых они мало или даже совершенно не знают». 

ПРОРЫВ В КРИМИНАЛИСТИКЕ

Практически вся современная криминалистика основывается на исследованиях и трудах Чезаре Ломброзо.

Именно он впервые в мире стал применять достижения физиологии для выявления ложных показаний. В 1880-х годах он начал измерять пульс и давление крови у подозреваемых во время их допросов следователями.

Ученый утверждал, что может без труда определить, когда подозреваемые лгут.

Результаты его исследований свидетельствовали, что контроль физиологических реакций человека может вести не только к выявлению скрываемой им информации, но и, что не менее важно, способствовать установлению невиновности подозреваемого.

Результаты использования примитивных лабораторных приборов при допросе преступников Ломброзо впервые опубликовал в 1895 году.

В одном из описанных им случаев криминалист обследовал подозреваемого в убийстве девочки. Обследование проводилось с помощью «плетизмографа», который зафиксировал незначительные изменения в пульсе, когда тот делал в уме математические вычисления, и не обнаружил у него «никаких внезапных изменений», когда подозреваемому предъявлялись изображения израненных детей, в том числе — фотография убитой девочки. Ломброзо сделал вывод, что подозреваемый непричастен к убийству, и результаты расследования убедительно доказали правоту криминалиста. По-видимому, описанный случай был первым зафиксированным документально примером применения «детектора лжи», который завершился  оправдательным результатом. Это означало, что контроль физиологических реакций человека может вести не только к выявлению скрываемой им информации, но — что не менее важно — способствовать установлению невиновности подозреваемого.

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ

Если в ранних работах Ломброзо даже предлагал отменить институт судов и заменить его комиссией психиатров, которая, пользуясь разработанным одним из его последователей антропометром (Ломброзо называет его антропометрической гильотиной), производила бы соответствующие исследования и делала выводы относительно принадлежности человека к классу прирожденных преступников, то в зрелые годы он отказался от этой идеи, признал необходимость суда и отводил антропологам роль экспертов. В одном из своих трудов Ломброзо довольно популярно раскрывает сущность концепции воздействия на преступников: «Мы говорим прирожденным преступникам: «Вы не виноваты, совершая свое преступление, но не виноваты и мы тоже, если прирожденные свойства нашего организма ставят нас в необходимость ради собственной защиты лишать вас свободы, хотя мы и сознаем, что вы более заслуживаете сострадания, чем ненависти».

В 1897 году Ломброзо посетил Россию для участия в съезде врачей, где ему был оказан восторженный прием, когда сотни студентов Московского университета выехали ему навстречу и встретили его еще в Смоленске. В мемуарах, посвященных российскому эпизоду своей биографии, Ломброзо отразил типичное для современных ему итальянских левых резко негативное видение общественного уклада России, сурово осудив его за полицейский произвол («подавление мысли, совести и характера личности») и авторитарные методы реализации власти.

Теория чезаре ломброзо. Антропологическая теория чезаре ломброзо

6 ноября 1835

года в Италии на свет появился Чезаре Ломброзо

– знаменитый психиатр и праотец антропологического направления в криминологии

и уголовном праве. Главной идеей данного направления было доказательство существования прирожденных преступников.

“Изучайте личность преступника…Тогда вы поймете, что преступление есть не случайное явление, а вполне естественный акт.”- Чезаре Ломброзо

Ломброзо утверждал, что преступниками не становятся, а рождаются.

Психиатр был убежден, что существует особая связь между телосложением человека и его характером. И для того, чтобы понять эту связь, которая поможет разоблачить преступника ему необходимы лишь штангенциркуль и линейка. Эти приспособления нужны для того, чтобы сделать замеры определенных частей тела человека и проанализировав полученные замеры, раскрыть все секреты, которые скрывает физиология.

Одной из самых значимых работ для медицины, стала работа по изучению процесса гликолиза

.

Для того чтобы заявить о своей теории выявления преступников, доктору пришлось изучить тысячи воров и убийц. При невозможности изучать живых преступников, Ломброзо изучал их черепа. Он занимался поиском объективных морфологических критериев. Собранная им коллекция преступников стала для многих ужасающей реальностью.

Ломброзо выделил четыре типа преступников: душегуб, вор, насильник и жулик. И для каждого типа он сделал описание внешности.

Внешность типичного насильника

Большие навыкате глаза, пухлые губы, длинные ресницы, приплюснутый и кривой нос. Чаще всего сухопарые и рахитичные блондины, иногда горбатые.
Внешность типичного вора

Неправильный маленький череп, удлиненная голова, прямой нос (часто вздернутый у основания), бегающий или, наоборот, цепкий взгляд, черные волосы и редкая борода.
Внешность типичного убийцы

Большой череп, короткая голова (ширина больше высоты), резкая лобная пазуха, объемные скулы, длинный нос (иногда загнутый вниз), квадратные челюсти, громадные глазные орбиты, выдающийся вперед четырехугольный подбородок, неподвижный стеклянный взгляд, тонкие губы, хорошо развитые клыки. Наиболее опасные убийцы чаще всего имеют черные, курчавые волосы, редкую бороду, короткие кисти рук, чрезмерно большие или, напротив, слишком маленькие мочки ушей.
Внешность типичного мошенника

Лицо бледное, глаза маленькие, суровые, нос кривой, голова лысая. В целом внешность мошенников достаточно добродушная.

Данная теория не совсем относится к женщинам, ведь выявить преступниц среди женщин позволяет не физиологическое уродство, как у мужчин, а психологическое к которому относят:

  • Склонность к антисоциальному поведению.
  • Отсутствие материнских чувств.
  • “Беспорядочная” половая жизнь и др.

Стоит отметить, что благодаря Чезаре Ломброзо также появился первый “прототип” детектора лжи.

В основе выявления лжи было измерение давления человека во время того, как он давал ответы на вопросы. Скачки давления свидетельствовали о не правдивых ответах.

Теории и концепции преступности

Чезаре Ломброзо (1835-1909) — выдающийся итальянский психиатр, криминалист и криминолог.

Чезаре Ломброзо одним из первых предпринял систематическое исследование преступников, опираясь на строго фиксируемые антропометрические данные, которые определял с помощью «краниографа» — прибора для измерения размеров частей лица и головы. Результаты он опубликовал в книге «Антропометрия 400 правонарушителей» (1872).

Ему принадлежит теория так называемого «прирожденного преступника», согласно которой преступниками не становятся, а рождаются. Ломброзо объявил преступление естественным явлением, подобным рождению или смерти. Сопоставляя антропометрические данные преступников с тщательными сравнительными исследованиями их патологической анатомии, физиологии и психологии, Ломброзо выдвинул тезис о преступнике как особом антропологическом типе, развитый им затем в цельную теорию («Преступный человек», 1876). Он пришел к выводу, что преступник — это тдегенерат, отставший в своем развитии от развития человечества. Он не может затормаживать свое преступное поведение, поэтому наилучшая стратегия общества в отношении такого «прирожденного преступника» — избавиться от него, лишая свободы или жизни.

Согласно Ломброзо, «преступный тип» отличается рядом врожденных особенностей атавистического характера, свидетельствующих об отставании в развитии и преступных наклонностях.

Ученый разработал систему физических признаков («стигматов») и психических черт этого типа, которые, по его мнению, характеризуют личность, с рождения наделенную преступными наклонностями. Основными признаками такой личности ученый считал сплющенный нос, низкий лоб, большие челюсти, взгляд исподлобья и т.д., характерные, по его мнению, для «примитивного человека и животных». Наличие этих признаков позволяет идентифицировать потенциального преступника еще до совершения им преступления. Ввиду этого Ломброзо высказывался за привлечение в число судей врачей, антропологов и социологов и требовал, чтобы вопрос о виновности был заменен вопросом о социальной вредности.

Главнейшим недостатком этой теории Ломброзо являлось то, что она игнорировала социальные факторы преступности.

Быстрое и широкое распространение теории Ломброзо и особенно крайние выводы, которые нередко из нее делали, вызвали острую и доказательную критику. Ломброзо пришлось смягчить свою позицию.

В более поздних трудах он относит к врожденному антропологическому типу лишь 40% преступников, которых он называет «дикарями, живущими в цивилизованном обществе». Ломброзо признает важную роль ненаследственных — психопатологических и социологических причин преступности. Это дало основание называть теорию Ломброзо биосоциологической.

В конце XIX в. на международных конгрессах по уголовной антропологии теория антропологической преступности была признана в целом ошибочной.

Под влиянием критики Ломброзо сам отошел от чисто биологического объяснения преступности, признал существование наряду с «природным» также и тип «случайного» преступника, поведение которого обусловлено не только личностными, но и внешними факторами. В книге «Преступление, его причины и средства лечения» Ломброзо наметил схему факторов преступности, содержащую 16 групп таких факторов, в числе которых были факторы космические, этнические, климатические, расовые, факторы цивилизации, плотности населения, питания, образования, воспитания, наследственности и пр. Таким образом, биологическая теория преступности уже в трудах ее основателя Ломброзо стала трансформироваться в био-социальную теорию. Еще отчетливее эта трансформация проявилась во взглядах учеников и соратников Ломброзо — Ферри и Гарофало, которые, сохранив основные положения теории своего учителя, значительно усилили роль социальных факторов преступности.

Несмотря на опровержения этой теории еще при жизни Ломброзо, ее с некоторыми изменениями продолжали развивать: в Италии — Р. Гарофало, Э. Ферри, Д. ди Туллио, в Германии — Э. Кречмер, В. Зауер, в США — Э. Хутон, У. Шелдон и другие биокриминологи.

Современные биокриминологи обосновывают свои позиции, опираясь на последние достижения естественных наук. Наследственная теория в современном осмыслении распадается на несколько разновидностей: семейная предрасположенность, близнецовая, хромосомная, эндокринная и др. в свои выводы представители этих теорий делают на результатах изучения родословной преступников, функционирования желез внутренней секреции, сопоставления поведения близнецов и выявления хромосомных отклонений у преступников и непреступников.

Бесспорных связей между преступностью и биологией человека не установлено. Ни в отдельных странах, ни в мире в целом биологические теории причин преступности не находят серьезной поддержки.

2.2 Психосексуальная теория причин преступности (З. Фрейд)

социологический преступность стигматизация конфликт

Среди биологических и био-социальных криминологических концепций более популярны те, которые связывают преступность не с физической, а психологической структурой человека. Особенно это относится к психологической теории Зигмунда Фрейда, рассматривавшая преступность как результат дефективного развития личности. Суть теории состоит в том, что человек с рождения биологически обречен на постоянную жестокою борьбу антисоциальных глубинных инстинктов — агрессивных, половых, страха — с моральными установками личности. То есть индивид с детства учится управлять своими инстинктами. Некоторым индивидам так и не удается этого достигнуть вследствие каких-то конкретных обстоятельств, например, плохих отношений в семье. В результате они развиваются неправильно и формируются в неполноценную личность. Конфликт подсознательного с осознанным, борьба между ними определяет содержание психической деятельности человека и его поведение. В тех случаях, когда активность сознания оказывается недостаточной, «угнетенные» антисоциальные инстинкты и влечения прорываются наружу и проявляются в виде преступления.

Объяснение преступность поведения следует искать в психосексуальных конфликтах, с которыми человек сталкивается в раннем детстве. Неудовлетворенные влечения вытесняются из сознания в область бессознательного и продолжают оказывать решающее влияние на поведение человека.

Фрейдистские теории приобрели распространение в начале XX в. Свое название они получили от родоначальника — австрийского врача-психиатра 3. Фрейда. В работах «Психопатология обыденной жизни», «Основные психологические теории в психоанализе» он утверждал, что объяснение человеческого, в том числе и преступного, поведения следует искать в психосексуальных конфликтах, с которыми человек сталкивается в раннем детстве. Борьбу подсознательных половых влечений (libido), а также инстинктов агрессии и страха с сознанием человека, моральными и правовыми требованиями Фрейд назвал по имени мифических лиц — «комплекс Эдипа», «комплекс Герострата», «комплекс Электры». Неудовлетворенные влечения, по Фрейду, вытесняются из сознания в область бессознательного и продолжают оказывать решающее влияние на поведение человека.

Современные психоаналитики дополнительно связывают внутренние конфликты личности с высокими темпами жизни, с нервно-психическими перегрузками, с техническим-прогрессом, что, по их мнению, приводит к психопатизации, невротизации населения, росту преступности и психических заболеваний.

Исследование и анализ проблематики квалифицированного и особо квалифицированного состава изнасилования

Важнейшим элементом криминалистической характеристики изнасилований является личность преступника.
Около 40 % изнасилований приходится на лиц, ранее уже совершавших преступления…

Криминалистическая характеристика убийств, совершенных на сексуальной почве

Понятие о личности относится к отрасли многих наук. Личность является объектом исследования философии, истории, психологии, права, медицины и других наук. При этом изучение личности в каждой отдельно взятой науке не может учитывать опыт…

Методика расследования принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения

Потерпевшим как правило является владелец ценного имущества, информации, лицо, в распоряжении которого являются властно-распорядительные полномочия. Можно выделить 2 возрастные группы потерпевших — до 25 лет — лица…

Политическая преступность

Общественные науки, изучающие сложные социальные явления, связывают предмет своего познания в большей или меньшей степени с проблемой человека. Не составляют исключения из этого правила и юридические науки криминального цикла…

Понимание права в отечественной и мировой юриспруденции

Теория юридического позитивизма зародилась в середине 19го века. Возникает она в значительной степени как оппозиционная «естественному праву»…

Понятие личности преступника

Одним из наиболее основных элементов предмета криминологии является личность преступника.
Так, под личностью преступника понимается совокупность социальных и социально значимых свойств, признаков, связей, отношении, характеризующих лицо…

Проблема противоправного поведения несовершеннолетних

Цивилизованное общество предполагает и кладет в основу личность, так как последняя выступает объектом и субъектом общественных отношений…

Происхождение государства

Ее основателем считается французский граф Ж. Гобино (1816-1882), автор четырехтомного труда «Опыт о неравенстве рас». Гобино пытался объяснить весь ход человеческой истории, исходя из тех особенностей…

Современные теории возникновения государства

Теория насилия наиболее логически была обоснована в XIX в. в трудах Е. Дюринга, Л. Гумпловича, К. Каутского и др.
Причину происхождения государственности они видели не в экономических отношениях, божественном провидении и общественном договоре…

Субъект преступления и личность преступника

Теории происхождения государства и права

Эта теория объясняет происхождение государства посредством заключения общественного договора, рассматриваемого как результат разумной воли народа…

Характеристика основных концепций происхождения государства и права

К. Виттфогель в работе «Восточный деспотизм», основываясь на конкретных исторических фактах, проявлял особый интерес на строительстве ирригационных сооружений в восточных областях.
Люди, проживающие на территории Египта…

Ломброзо родился 6 ноября 1835 года в Вероне в богатой еврейской семье. Он изучал литературу, лингвистику и археологию в университетах Падуи, Вены и Парижа. Уже в 19-летнем возрасте, учась на медицинском факультете университета в Павии, опубликовал свои первые статьи по психиатрии, а именно – по проблеме кретинизма. Эти труды сразу привлекли внимание специалистов. В 1859 году Ломброзо прервал научную деятельность и пошел работать армейским хирургом. Эта практика позволила ему собрать богатейший материал для исследований. В 1871 году молодой специалист возглавил психиатрическую больницу в Пезаро.

В 1876 году Ломброзо получил звание профессора судебной медицины и общественной гигиены в Туринском университете, а к ним в добавок и кафедру психиатрии. В том же году он написал свою наиболее важную и влиятельную работу «L’Uomo delinquente» («Преступный человек»), выдержавшую пять изданий на итальянском языке и переведенную на различные европейские. В чем же основная суть этой знаменитой книги?

Служа военным врачом, Ломброзо принял участие в кампаниях по борьбе с бандитизмом на юге страны. Тогда то он и провел свои первые исследования по антропометрии. Фиксируя соответствующие данные нарушителей закона при помощи специального прибора — краниографа, которым Ломброзо измерял размеры частей лица и головы, он пришел к выводу: в результате нищей тяжелой жизни в бедной Южной Италии возник «аномальный» тип людей с различными анатомическими и психическими отклонениями. Чезаре отнес их к особой антропологический разновидности – человеку преступному и опубликовал свои выводы в труде «Антропометрия 400 правонарушителей». Это пособие послужило учебником для многих тогдашних сыщиков.

Согласно теории Ломброзо о прирожденном преступнике, правонарушителями не становятся, а рождаются, ибо уголовные типы просто… дегенераты. Поэтому перевоспитать их якобы невозможно. Лучше превентивно лишать таких «неандертальцев» свободы либо самой жизни.
Именно Ломброзо определил четыре основных типа криминальных персонажей: душегуб, вор, насильник и жулик. Данная типология сохраняется доныне.
Он считал, что преступные наклонности можно определить по внешности. Имеются отличительные признаки – «стигматы»: приплюснутый нос, низкий лоб, массивные челюсти и так далее. Все они, по его мнению, говорят об отставании в развитии и злодейских наклонностях, характерных для примитивного человека и животных. Ввиду этого Ломброзо предложил привлекать к работе с преступниками помимо судей также врачей, антропологов, социологов и потребовал, чтобы вопрос о виновности был заменен вопросом социальной вредности «пещерного» типажа.

Ломброзо выдвинул знаменитую формулу, которая легла в основу наиболее востребованного в криминологии алгоритма так называемой преступной пораженности. Согласно ей предлагается средние размеры антропологических признаков осужденных соотносить с количеством несовершеннолетних, употребляющих спиртные напитки. Полученный результат, умноженный на условный показатель «Е», и рассматривается как «частотный признак универсала». Данная формула позволяет выявить причинность преступности, которая на общем уровне всегда сводится к длине тех или иных частей тела.

Кроме того, именно Ломброзо изобрел первый детектор лжи. Он начал измерять давление крови у подозреваемых во время их допросов следователями и утверждал, что может без труда определить, когда арестованные обманывают. Результаты его исследований, как полагал итальянец, имеют большую ценность, ибо контроль физиологических реакций человека помогает не только выявлять скрываемую информацию, но и способствует установлению невиновности подозреваемого.

Критика открытий Ломброзо не заставила себя ждать. Уже многие современники итальянского профессора отмечали, что теория антропологической преступности упускает из внимания краеугольный момент: социальный фактор. Из-за этого в конце XIX века теория была признана в целом ошибочной, хотя некоторые из ее разработок важны и сегодня. Например, метод фиксации антропологических данных человека.

В 1863 году Ломброзо издал книгу «Гениальность и помешательство», в которой провел параллель между великими людьми и безумцами. Вот что он написал в предисловии: «Когда, много лет тому назад, находясь как бы под влиянием экстаза, во время которого мне точно в зеркале с полной очевидностью представлялись соотношения между гениальностью и помешательством, я в 12 дней написал первые главы этой книги, то, признаюсь, даже мне самому не было ясно, к каким серьезным практическим выводам может привести созданная мною теория».
То есть, опираясь на экстатическое состояние, врач, согласно его же собственным теориям, изначально ставит самого себя в положение не доктора, но пациента…
В общем и целом книга представляет собой яркий пример превышения врачебных полномочий. Фактически Ломброзо налево и направо раздает неутешительные диагнозы величайшим представителям человечества. Поскольку знаменитости, о которых пишет профессор, были к тому моменту мертвы, они, к сожалению, не имели возможности опровергнуть обидные вердикты.

Психиатр рассуждал заочно, основываясь исключительно на личной доверчивости или пристрастии к досужим слухам о характерах и привычках великих людей, биографии которых густо обросли всевозможными легендами. Ломброзо писал о физическом сходстве своих героев с помешанными, о влиянии различных явлений (атмосферных, наследственности и пр.) на гениальность и помешательство, приводил многочисленные свидетельства психических отклонений медицинского характера у ряда писателей, а также перечислял странные, как он считал, особенности гениальных личностей: «Ампер в 13 лет уже был хорошим математиком, а Паскаль в 10 лет придумал теорию акустики, основываясь на звуках, производимых тарелками, когда их расставляют на стол. Многие из них чрезвычайно злоупотребляли наркотическими веществами и спиртными напитками. Так, Галлер поглощал громадное количество опия, а, например, Руссо – кофе. Многие не чувствовали потребности работать спокойно в тиши своего кабинета, а как будто не могли усидеть на одном месте и должны были постоянно путешествовать. Не менее часто меняли они также и свои профессии и специальности, точно мощный гений их не мог удовольствоваться одной какой-нибудь наукой и вполне в ней выразиться…

У всех гениев есть свой особый стиль, страстный, трепещущий, колоритный, отличающий их от других здоровых писателей и свойственный им, может быть, именно потому, что он вырабатывается под влиянием психоза. Положение это подтверждается и собственным признанием таких гениев, что все они по окончании экстаза не способны не только сочинять, но и мыслить…
Главные признаки ненормальности этих великих людей выражаются уже в самом строении их устной и письменной речи, в нелогичных выводах, в нелепых противоречиях. Разве Сократ, гениальный мыслитель, предугадавший христианскую мораль и еврейский монотеизм, не был сумасшедшим, когда руководствовался в своих поступках голосом и указаниями своего воображаемого Гения или даже просто чиханьем? Почти все гении придавали большое значение своим сновидениям».

Впрочем, в заключении Ломброзо признался, что на основании изложенного нельзя прийти к заключению, будто гениальность и есть умопомешательство, хотя в бурной жизни великих заметны моменты, когда они сходствуют с безумцами, а в их психической деятельности присутствует немало общих с ними черт: усиленная чувствительность, экзальтация, сменяющаяся апатией, бессознательность творчества, сильная рассеянность, громадное тщеславие и тому подобное. Как между гениальными людьми встречаются помешанные, так и между сумасшедшими гении. В то же время у многих выдающихся личностей нельзя отыскать ни малейших признаков умопомешательства.

Чезаре Ломброзо, видимо, стал первым, кто обратил внимание на широкое распространение татуировок среди преступников, и это определило его отношение к наколкам. Он рассматривал их как проявление атавизма и признак нравственной деформации личности. Исследователь утверждал: татуировка выдает определенный антропологический тип, ее носители в большинстве случаев прирожденные уголовники и проститутки. Поскольку по теории Ломброзо до 40% всех криминальных персонажей не виновны в содеянном, так как обладают врожденной предрасположенностью к злодеяниям, то и внешняя характеристика такого человека становится очевидной. Иначе говоря, кто татуируется – родился или преступником, или дегенеративной личностью!

Преступный тип, согласно Ломброзо, обязательно имеет соответствующую атрибутивную татуировку – как клеймо своей судимости. Для подтверждения профессор в специальном альбоме привел многочисленные рисунки наколок, увязываемых с криминальной биографией их владельцев. Исходя из анализа распространенных изображений, можно было заключить, что чаще всего встречаются знаки в виде имен, надписей, женских и мужских портретов, эмблем профессионального и военного характера, эротико-порнографические картинки, а также сюжеты на патриотическую, политическую, антигосударственную и религиозную темы. Наиболее модными фразами, которые наносились в те времена в местах лишения свободы, были: «Маркиз без стеснения», «Княгиня без церемоний» (у женщин), «Ее более уже нет» (возле рисунка могилы или могильного памятника), «Почет Дейблеру» (то есть палачу), «Рожден под несчастной звездою», «Дитя несчастья», «Смерть той, которая меня продает!», «Долой страдания», «Будущее меня пугает», «Я не боюсь никого», «Смерть жандармам», «Отомстить или умереть» и другие.

Если сравнить этот визуальный и словесный набор с популярным у современного криминального элемента, то легко заметить: особых различий нет, что по-своему говорит в пользу выводов итальянского специалиста.

В конце XIX века многие юристы, судебные врачи и даже политики Европы охотно приняли позицию Ломброзо, объявив татуаж одним из проявлений бунта и скрытой угрозы культурным ценностям цивилизации. В результате широкой кампании преследования татуировщики и носители наколок заведомо стали считаться закоренелыми преступными элементами. Задача серьезного научного и психологического рассмотрения явления татуажа как этносоциальной и мировоззренческой культуры в ту эпоху не поднималась. Накожную «роспись» связывали, прежде всего, с грубой модой моряков и зеков украшать себя в подражание первобытным народам.

Негативный взгляд на тату задержался надолго. Даже после того, как несостоятельность теории Ломброзо в изложении антропологического типа прирожденного преступника была доказана, негативное отношение к татуировке сохранялось. Наколка, можно сказать, перешла на нелегальное положение в Европе и во многих других странах мира, в том числе и в России. После изысканий Ломброзо достойных его последователей в изучении гражданской и уголовной татуировки не было вплоть до второй половины XX века.

Приобрел известность в XIX в. благодаря своим утверждениям о том, что он обнаружил причину криминального поведения людей. Его основная работа L’Uomo delinquente («Преступник») была опубликована в 1876 г. Он стал автором многих других работ, в том числе «Преступление, его причины и способы искоренения» (1899 г.).

Ломброзо: теория врожденного преступника

В своих книгах итальянский врач-психиатр и основатель криминологии утверждал, что анатомические исследования тел уголовников после их смерти показали их физическое отличие от нормальных людей. По его словам, они обладают стигматами (знаками), которые представлены аномального размера черепами и челюстями. Ломброзо даже утверждал, что способен различить тип злоумышленника по его физическим характеристикам. Работа «Преступник» выдержала шесть изданий.

Со временем и под влиянием зятя Гульельмо Ферреро теория Ломброзо была дополнена суждением о том, что социальные факторы также являются причиной правонарушений, и что вся преступность не является врожденной.

Концепция атавизма

Больше всего теория Чезаре Ломброзо применяет термин «атавизм». Автор использовал его в отношении лиц, которые не были полностью развиты. Он считал таких людей «откатом» к более ранним формам человека или приматам. Он основывал это представление на своих выводах о том, что в черепах, мозге, других частях скелета, мышцах и внутренних органах преступников имеются анатомические особенности.

История возникновения

Теория Ломброзо появилась, когда он проводил вскрытие тела известного итальянского преступника по имени Джузеппе Вильела. Исследуя его череп, он заметил, что некоторые характеристики (в частности, депрессия на затылке, которую он назвал средней затылочной ямкой) напомнили ему черепа представителей «низших рас» и «низших видов обезьян, грызунов и птиц». Он пришел к выводу о том, что основные причины криминальных наклонностей имели органическую природу — наследственность была ключевой причиной девиантности. Термином, которым итальянский криминолог пользовался для описания признаков далеких предков человека, был «атавизм».

«Врожденные преступники», таким образом, рассматривались Ломброзо в его самых ранних сочинениях как подвид человека. В более поздних работах, однако, он начал рассматривать их не как эволюционный пережиток, а больше в плане задержки развития и вырождения.

Криминология

Теория прирожденного преступника Ломброзо основывалась на биологическом детерминизме: уголовники имеют свои особенные физиогномические атрибуты или уродства. Физиогномика пыталась оценить характер и личность по физическим чертам лица или тела. По мнению основателя криминологии, в то время как большинство людей эволюционирует, злоумышленники деградируют, и поэтому представляют собой социальный или эволюционный регресс.

Теория Ломброзо о внешности преступника предполагала наличие у него физических атавистических стигматов, таких как:

  • большие челюсти;
  • низкий скошенный лоб;
  • косая проекция челюсти;
  • высокие скулы;
  • сплюснутый и вздернутый нос;
  • уши в форме ручки чашки;
  • орлиный нос или мясистые губы;
  • жесткий бегающий взгляд;
  • куцая борода или плешь;
  • нечувствительность к боли;
  • длинные руки по отношению к нижним конечностям.

Ломброзо сосредоточился на предполагаемой научной методологии в целях выявления криминального поведения и изоляции лиц, способных на самые жестокие преступления. Он выступал за изучение людей с помощью измерений и статистических методов при сопоставлении антропологических, социальных и экономических данных.

Теория Ломброзо: типы преступников

Проведя последующие исследования и более тщательный статистический анализ, итальянский криминолог модифицировал свою теорию. Он продолжал определять атавистические стигматы и, кроме того, выделил два других вида злоумышленников: безумного и «криминалоида». Хотя умалишенные преступники и обладали некоторыми стигматами, врожденными Ломброзо их не считал. По его мнению, они стали такими в результате «изменений мозга, которые полностью расстроили их моральную природу». К невменяемым злоумышленникам он относил клептоманов и растлителей. Криминалоиды не имели ни одной физической особенности врожденных или сумасшедших преступников и начали заниматься криминальной деятельностью не сразу, как правило, совершая менее тяжкие правонарушения. Позднее Ломброзо классифицировал их как габитуальных злоумышленников, ставших такими в результате контакта с другими уголовниками, злоупотребления алкоголем или других неблагоприятных обстоятельств.

Он был сторонником гуманного обращения со злоумышленниками, выступая за изоляцию атавистических, врожденных преступников от общества для их собственной защиты и защиты общества, за реабилитацию тех, кто уголовником не родился, и против смертной казни.

Исследование женщин

Теория преступников Ломброзо не ограничивалась мужчинами. Его исследования лиц слабого пола начались с измерения женских черепов и фотографий, целью которых были поиски атавизмов. Он пришел к выводу, однако, что женщины-уголовницы были редки, и у них наблюдались лишь незначительные признаки вырождения, потому что они «эволюционировали меньше, чем мужчины, из-за неактивного характера их жизни».

Итальянский криминолог утверждал, что природная пассивность удерживает их от нарушения закона, так как им не хватает ума и инициативы, чтобы стать преступницами.

Кортикальная дисплазия и эпилепсия

Теория Ломброзо поддерживала общее происхождение преступности, гениальности и эпилепсии как следствия нарушения эмбрионального развития центральной нервной системы (ЦНС) с преимущественным поражением вышестоящих нервных центров. В 1896 г. вместе со своими коллегами итальянский ученый первым описал наблюдения дисплазии коры головного мозга у пациентов, страдающих эпилепсией.

Антропологическая теория Ломброзо, по его же мнению, требовала подтверждения путем прямого наблюдения за больными, используя антропологические, социальные, нейрофизиологические, экономические и патоморфологические данные. В сотрудничестве со своим учеником Луиджи Ронкорони он описал преобладание гигантских пирамидных нейронов и полиморфных клеток в сером веществе фронтальной коры у 13 эпилептиков. Большинство крупных пирамидных нейронов были организованы бессистемно, а их апикальные дендриты имели патологическую направленность. Количество нервных клеток было заметно снижено, и наблюдался обильный глиоз. Кроме того, зернистые слои у большинства больных были значительно меньше или отсутствовали, и множество нервных клеток присутствовало в белом веществе подкорки. В образцах преступников и здоровых лиц контрольной группы этого никогда не наблюдалось. Ломброзо и Ронкорони объяснили свое открытие как доказательство остановки развития ЦНС. Таким образом, более века тому назад Чезаре Ломброзо и его единомышленники описали поражения лобной коры у пациентов с эпилепсией, соответствующие дисплазии Тейлора.

Психиатрия и проблема гениальности

В 1889 г. Ломброзо опубликовал работу «Гениальный человек», в которой он утверждал, что художественный гений является видом наследственного безумия. Для того чтобы поддержать эту мысль, он начал собирать большую коллекцию «психиатрического искусства». В 1880 г. он опубликовал на эту тему статью, в которой выделил тринадцать типичных черт «искусства душевнобольных». Хотя его критерии считаются сегодня устаревшими, теория Ламброзо вдохновила последующих исследователей, в частности Ганса Принцхорна.

Ломброзо в 1889 г. описал свое отношение к проблеме гения и обычного человека следующим образом. Появление одного великого гения более чем эквивалентно рождению сотен бездарей. Здравый смысл идет по проторенному пути, а гений — никогда. Вот почему толпа, не всегда без причины, готова относиться к великим людям как к лунатикам. Гениальность является одной из многих разновидностей безумия.

Проблемы с некоторыми из постулатов

Биологические теории Ломброзо страдали от социал-дарвинистского высокомерия. В частности он поддерживал догенетическую концепцию эволюции как «прогресса» от низших форм жизни к высшим вместе с предположением, что более «продвинутые» человеческие черты позволят их носителям жить в иерархическом урбанизированном обществе, сильно отличающемся от условий, в которых человеческие существа эволюционировали.

В попытке предсказать рост преступности по форме черепа и другим физическим характеристикам злоумышленников он фактически создал новую лженауку — судебную френологию. Ломброзо и его единомышленники первыми в мире описали и объяснили разновидность эпилепсии, известную сейчас как дисплазия Тейлора. Однако они использовали свои наблюдения для поддержки научных заблуждений, касающихся взаимосвязи между преступностью, эпилепсией и гениальностью.

Наследие

Хотя Ломброзо был пионером научной криминалистики и его работа была одной из причин появления в начале ХХ века евгеники, его исследования перестали рассматриваться как адекватная основа современной криминологии. Однако такие дисциплины, как психиатрия и аномальная психология, сохранили идею обнаружения причин преступности полностью внутри человека в полной оторванности от окружающих социальных условий и структур.

Пионер криминологии

Чезаре Ломброзо является исторической фигурой и основателем итальянской школы позитивистской криминологии, которая включает Энрико Ферри (1856-1929) и Рафаэля Гарофало (1851-1934). Они отказались от концепции свободы воли и идеи равенства, высказываемых классицистами, согласно которым человек путем свободного выбора принимает рациональное решение вести себя как преступник, и заменили их детерминизмом.

Ломброзо разработал концепцию «атавистических», или врожденных, уголовников, основываясь на антропометрических измерениях. Хотя научная обоснованность концепции была поставлена под сомнение другими криминологами, достижения Ломброзо способствовали переключению внимания с правового изучения преступности на научное изучение преступника. Эта новая научная криминология основывалась на экспериментальном методе эмпирического обнаружения и исследования фактов. Получение знаний стало основываться на тщательных длительных систематических наблюдениях и научном анализе.

В своих поздних работах Ломброзо различал врожденных правонарушителей и тех, кто нарушил закон по обстоятельствам. Он отмечал важность разделения этих типов с точки зрения эффективности наказания, выступал за гуманное отношение к преступникам и ограничение применения смертной казни.

Чезаре Ломброзо (1835-1909) — выдающийся итальянский психиатр, криминалист и криминолог. Родился 6 ноября 1835 г. в управляемой тогда Австрией Вероне. В 1858 г. он получил ученую степень доктора медицинских наук в Павианском университете. В 1859-1865 гг. в качестве военного врача участвовал в войне за независимость Италии. В 1867 г. назначен профессором в клинику душевнобольных в Павиа, 1871 г. – руководителем неврологического учреждения Песаро, а в 1876 г. – профессором судебной медицины Туринского университета.
Психиатры считают Ч.Ломброзо предтечей нескольких научных школ, в частности морфологической теории темперамента. Его книга «Гениальность и помешательство» является классикой психиатрии. Криминалисты видят в Ч.Ломброзо одного из создателей теории судебной идентификации. Не кто иной, как Ломброзо, в своей книге «Преступный человек» изложил первый опыт практического применения психофизиологического метода «детекции лжи» (с использованием прибора – прообраза полиграфа) для выявления лиц, совершивших преступления.
В криминологии Ч.Ломброзо известен тем, что является родоначальником антропологической школы. В своей работе – «Преступный человек» (1876) он выдвинул гипотезу о том, что преступник может быть опознан по внешним физическим признакам, сниженной чувствительностью органов чувств и болевой чувствительности. Ломброзо писал: « И эпилептикам, и преступникам свойственны стремление к бродяжничеству, бесстыдство, леность, хвастовство совершенным преступлением, графомания, жаргон, татуировка, притворство, слабохарактерность, моментальная раздражительность, мания величия, быстрая смена настроения и чувств, трусость, наклонность к противоречиям, преувеличению, болезненная раздражительность, дурной характер, причудливость. И я сам наблюдал, что во время грозы, когда у эпилептиков учащаются приступы, заключенные в тюрьме тоже становятся более опасными: разрывают на себе одежду, ломают мебель, бьют служителей». Таким образом, преступник находится в особых патологических условиях, обусловливаемых в большинстве случаев разными процессами или разными специальными условиями. Под впечатлением своего открытия Ч.Ломброзо стал изучать антропологические особенности большого массива преступников. Ломброзо изучил 26 886 преступников, контрольной группой для него послужили 25 447 добропорядочных граждан. Исходя из полученных результатов, Ч.Ломброзо выяснил, что преступник — это своеобразный антропологический тип, который совершает преступления в силу определенных свойств и особенностей своего физического сложения. «Преступник – писал Ломброзо, — существо особенное, отличающееся от других людей. Это своеобразный антропологический тип, который побуждается к преступлению в силу множественных свойств и особенностей своей организации. Поэтому и преступление в человеческом обществе также естественно, как во всем органическом мире. Совершают преступления и растения, которые убивают и поедают насекомых. Животные обманывают, крадут, разбойничают и грабят, убивают и пожирают друг друга. Одни животные отличаются кровожадностью, другие — любостяжательностью».
Основная идея Ломброзо заключается в том, что преступник есть особый природный тип, скорее больной, чем виновный. Преступником не становятся, а рождаются. Это своеобразный двуногий хищник, которого подобно тигру не имеет смысла упрекать в кровожадности. Преступникам характерны особые анатомо-физиологические и психологические свойства, делающие их как бы фатально обреченными от рождения на совершение преступления. К анатомо-физиол. признакам т.н. «прирожденного преступника» Ломброзо относит: неправильную, безобразную форму черепа, раздвоение лобной кости, малую зазубренность краев черепных костей, ассиметрию лица, неправильность строения мозга, притупленную восприимчивость к боли и другие.
Преступнику свойственны и такие патологические личностные черты, как: сильно развитое тщеславие, цинизм, отсутствие чувства вины, способности к раскаянию и угрызениям совести, агрессивность, мстительность, склонность к жестокости и насилию, к экзальтации и демонстративным формам поведения, тенденция к выделительным признакам особого сообщества (татуировки, речевой жаргон и др.)
Прирожденная преступность сначала объяснялась атавизмом: преступник понимался как дикарь, который не может приспособиться к правилам и нормам цивилизованного сообщества. Позднее понималась как форма «нравственного помешательства» и затем как форма эпилепсии.
Кроме того, Ломброзо создает особую типологию – каждому виду преступника соответствуют лишь для него характерные черты.
Убийцы

. В типе убийц ясно видны анатомические особенности преступника, в частности, весьма резкая лобная пазуха, очень объемистые скулы, громадные глазные орбиты, выдающийся вперед четырехугольный подбородок. У этих наиболее опасных преступников преобладает кривизна головы, ширина головы больше, чем ее высота, лицо узкое (задняя полуокружность головы более развита, чем передняя), чаще всего волосы у них черные, курчавые, борода редкая, часто бывает зоб и короткие кисти рук. К характерным чертам убийц относятся также холодный и неподвижный (стеклянный) взгляд, налитые кровью глаза, загнутый книзу (орлиный) нос, чрезмерно большие или, напротив, слишком маленькие мочки ушей, тонкие губы.
Воры

. У воров головы удлиненные, черные волосы и редкая борода, умственное развитие выше, чем у других преступников, за исключением мошенников. Воры, преимущественно, имеют нос прямой, часто вогнутый, вздернутый у основания, короткий, широкий, сплющенный и во многих случаях отклоненный в сторону. Глаза и руки подвижные (вор избегает встречаться с собеседником прямым взглядом — бегающие глаза).
Насильники

. У насильников глаза навыкате, лицо нежное, губы и ресницы огромные, носы сплющенные, умеренных размеров, отклоненные в сторону, большинство из них сухопарые и рахитические блондины.
Мошенники

. Мошенники нередко обладают добродушной внешностью, их лицо бледное, глаза маленькие, суровые, нос кривой, голова лысая. Ломброзо удалось выявить и особенности почерка различных типов преступников. Почерк убийц, разбойников и грабителей отличается удлиненными буквами, криволинейностью и определенностью черт в окончаниях букв. Для почерка воров характерны буквы расширенные, без острых очертаний и криволинейных окончаний.
Атомистическое учение Ч.Ломброзо имело большое значение в поиске путей и средств диагностики личности преступника, развитии психологии и патопсихологии криминогенной личности, в формировании основ криминалистики и судебной психологии, в поиске целесообразных мер воздействия на личность преступника. Многие результат эмпирических исследований Ломброзо не потеряли своей актуальности (экспериментальные данные о генетике поведения конца XX в. продемонстрировали, что генетические факторы действительно являются причиной некоторых разновидностей агрессивного, в т.ч. преступного, поведения). И, самое главное, они не сводятся к примитивным схемам биологического объяснения преступного поведения. Выводы Ч.Ломброзо всегда многовариативны и пронизаны постоянным стремлением выявить реальное взаимовлияние друг на друга биологических и социальных факторов в антисоциальном поведении.

Антропологическая теория ломброзо. Теория чезаре ломброзо

Приобрел известность в XIX в. благодаря своим утверждениям о том, что он обнаружил причину криминального поведения людей. Его основная работа L’Uomo delinquente («Преступник») была опубликована в 1876 г. Он стал автором многих других работ, в том числе «Преступление, его причины и способы искоренения» (1899 г.).

Ломброзо: теория врожденного преступника

В своих книгах итальянский врач-психиатр и основатель криминологии утверждал, что анатомические исследования тел уголовников после их смерти показали их физическое отличие от нормальных людей. По его словам, они обладают стигматами (знаками), которые представлены аномального размера черепами и челюстями. Ломброзо даже утверждал, что способен различить тип злоумышленника по его физическим характеристикам. Работа «Преступник» выдержала шесть изданий.

Со временем и под влиянием зятя Гульельмо Ферреро теория Ломброзо была дополнена суждением о том, что социальные факторы также являются причиной правонарушений, и что вся преступность не является врожденной.

Концепция атавизма

Больше всего теория Чезаре Ломброзо применяет термин «атавизм». Автор использовал его в отношении лиц, которые не были полностью развиты. Он считал таких людей «откатом» к более ранним формам человека или приматам. Он основывал это представление на своих выводах о том, что в черепах, мозге, других частях скелета, мышцах и внутренних органах преступников имеются анатомические особенности.

История возникновения

Теория Ломброзо появилась, когда он проводил вскрытие тела известного итальянского преступника по имени Джузеппе Вильела. Исследуя его череп, он заметил, что некоторые характеристики (в частности, депрессия на затылке, которую он назвал средней затылочной ямкой) напомнили ему черепа представителей «низших рас» и «низших видов обезьян, грызунов и птиц». Он пришел к выводу о том, что основные причины криминальных наклонностей имели органическую природу — наследственность была ключевой причиной девиантности. Термином, которым итальянский криминолог пользовался для описания признаков далеких предков человека, был «атавизм».

«Врожденные преступники», таким образом, рассматривались Ломброзо в его самых ранних сочинениях как подвид человека. В более поздних работах, однако, он начал рассматривать их не как эволюционный пережиток, а больше в плане задержки развития и вырождения.

Криминология

Теория прирожденного преступника Ломброзо основывалась на биологическом детерминизме: уголовники имеют свои особенные физиогномические атрибуты или уродства. Физиогномика пыталась оценить характер и личность по физическим чертам лица или тела. По мнению основателя криминологии, в то время как большинство людей эволюционирует, злоумышленники деградируют, и поэтому представляют собой социальный или эволюционный регресс.

Теория Ломброзо о внешности преступника предполагала наличие у него физических атавистических стигматов, таких как:

  • большие челюсти;
  • низкий скошенный лоб;
  • косая проекция челюсти;
  • высокие скулы;
  • сплюснутый и вздернутый нос;
  • уши в форме ручки чашки;
  • орлиный нос или мясистые губы;
  • жесткий бегающий взгляд;
  • куцая борода или плешь;
  • нечувствительность к боли;
  • длинные руки по отношению к нижним конечностям.

Ломброзо сосредоточился на предполагаемой научной методологии в целях выявления криминального поведения и изоляции лиц, способных на самые жестокие преступления. Он выступал за изучение людей с помощью измерений и статистических методов при сопоставлении антропологических, социальных и экономических данных.

Теория Ломброзо: типы преступников

Проведя последующие исследования и более тщательный статистический анализ, итальянский криминолог модифицировал свою теорию. Он продолжал определять атавистические стигматы и, кроме того, выделил два других вида злоумышленников: безумного и «криминалоида». Хотя умалишенные преступники и обладали некоторыми стигматами, врожденными Ломброзо их не считал. По его мнению, они стали такими в результате «изменений мозга, которые полностью расстроили их моральную природу». К невменяемым злоумышленникам он относил клептоманов и растлителей. Криминалоиды не имели ни одной физической особенности врожденных или сумасшедших преступников и начали заниматься криминальной деятельностью не сразу, как правило, совершая менее тяжкие правонарушения. Позднее Ломброзо классифицировал их как габитуальных злоумышленников, ставших такими в результате контакта с другими уголовниками, злоупотребления алкоголем или других неблагоприятных обстоятельств.

Он был сторонником гуманного обращения со злоумышленниками, выступая за изоляцию атавистических, врожденных преступников от общества для их собственной защиты и защиты общества, за реабилитацию тех, кто уголовником не родился, и против смертной казни.

Исследование женщин

Теория преступников Ломброзо не ограничивалась мужчинами. Его исследования лиц слабого пола начались с измерения женских черепов и фотографий, целью которых были поиски атавизмов. Он пришел к выводу, однако, что женщины-уголовницы были редки, и у них наблюдались лишь незначительные признаки вырождения, потому что они «эволюционировали меньше, чем мужчины, из-за неактивного характера их жизни».

Итальянский криминолог утверждал, что природная пассивность удерживает их от нарушения закона, так как им не хватает ума и инициативы, чтобы стать преступницами.

Кортикальная дисплазия и эпилепсия

Теория Ломброзо поддерживала общее происхождение преступности, гениальности и эпилепсии как следствия нарушения эмбрионального развития центральной нервной системы (ЦНС) с преимущественным поражением вышестоящих нервных центров. В 1896 г. вместе со своими коллегами итальянский ученый первым описал наблюдения дисплазии коры головного мозга у пациентов, страдающих эпилепсией.

Антропологическая теория Ломброзо, по его же мнению, требовала подтверждения путем прямого наблюдения за больными, используя антропологические, социальные, нейрофизиологические, экономические и патоморфологические данные. В сотрудничестве со своим учеником Луиджи Ронкорони он описал преобладание гигантских пирамидных нейронов и полиморфных клеток в сером веществе фронтальной коры у 13 эпилептиков. Большинство крупных пирамидных нейронов были организованы бессистемно, а их апикальные дендриты имели патологическую направленность. Количество нервных клеток было заметно снижено, и наблюдался обильный глиоз. Кроме того, зернистые слои у большинства больных были значительно меньше или отсутствовали, и множество нервных клеток присутствовало в белом веществе подкорки. В образцах преступников и здоровых лиц контрольной группы этого никогда не наблюдалось. Ломброзо и Ронкорони объяснили свое открытие как доказательство остановки развития ЦНС. Таким образом, более века тому назад Чезаре Ломброзо и его единомышленники описали поражения лобной коры у пациентов с эпилепсией, соответствующие дисплазии Тейлора.

Психиатрия и проблема гениальности

В 1889 г. Ломброзо опубликовал работу «Гениальный человек», в которой он утверждал, что художественный гений является видом наследственного безумия. Для того чтобы поддержать эту мысль, он начал собирать большую коллекцию «психиатрического искусства». В 1880 г. он опубликовал на эту тему статью, в которой выделил тринадцать типичных черт «искусства душевнобольных». Хотя его критерии считаются сегодня устаревшими, теория Ламброзо вдохновила последующих исследователей, в частности Ганса Принцхорна.

Ломброзо в 1889 г. описал свое отношение к проблеме гения и обычного человека следующим образом. Появление одного великого гения более чем эквивалентно рождению сотен бездарей. Здравый смысл идет по проторенному пути, а гений — никогда. Вот почему толпа, не всегда без причины, готова относиться к великим людям как к лунатикам. Гениальность является одной из многих разновидностей безумия.

Проблемы с некоторыми из постулатов

Биологические теории Ломброзо страдали от социал-дарвинистского высокомерия. В частности он поддерживал догенетическую концепцию эволюции как «прогресса» от низших форм жизни к высшим вместе с предположением, что более «продвинутые» человеческие черты позволят их носителям жить в иерархическом урбанизированном обществе, сильно отличающемся от условий, в которых человеческие существа эволюционировали.

В попытке предсказать рост преступности по форме черепа и другим физическим характеристикам злоумышленников он фактически создал новую лженауку — судебную френологию. Ломброзо и его единомышленники первыми в мире описали и объяснили разновидность эпилепсии, известную сейчас как дисплазия Тейлора. Однако они использовали свои наблюдения для поддержки научных заблуждений, касающихся взаимосвязи между преступностью, эпилепсией и гениальностью.

Наследие

Хотя Ломброзо был пионером научной криминалистики и его работа была одной из причин появления в начале ХХ века евгеники, его исследования перестали рассматриваться как адекватная основа современной криминологии. Однако такие дисциплины, как психиатрия и аномальная психология, сохранили идею обнаружения причин преступности полностью внутри человека в полной оторванности от окружающих социальных условий и структур.

Пионер криминологии

Чезаре Ломброзо является исторической фигурой и основателем итальянской школы позитивистской криминологии, которая включает Энрико Ферри (1856-1929) и Рафаэля Гарофало (1851-1934). Они отказались от концепции свободы воли и идеи равенства, высказываемых классицистами, согласно которым человек путем свободного выбора принимает рациональное решение вести себя как преступник, и заменили их детерминизмом.

Ломброзо разработал концепцию «атавистических», или врожденных, уголовников, основываясь на антропометрических измерениях. Хотя научная обоснованность концепции была поставлена под сомнение другими криминологами, достижения Ломброзо способствовали переключению внимания с правового изучения преступности на научное изучение преступника. Эта новая научная криминология основывалась на экспериментальном методе эмпирического обнаружения и исследования фактов. Получение знаний стало основываться на тщательных длительных систематических наблюдениях и научном анализе.

В своих поздних работах Ломброзо различал врожденных правонарушителей и тех, кто нарушил закон по обстоятельствам. Он отмечал важность разделения этих типов с точки зрения эффективности наказания, выступал за гуманное отношение к преступникам и ограничение применения смертной казни.

6 ноября 1835

года в Италии на свет появился Чезаре Ломброзо

– знаменитый психиатр и праотец антропологического направления в криминологии

и уголовном праве. Главной идеей данного направления было доказательство существования прирожденных преступников.

“Изучайте личность преступника…Тогда вы поймете, что преступление есть не случайное явление, а вполне естественный акт.”- Чезаре Ломброзо

Ломброзо утверждал, что преступниками не становятся, а рождаются.

Психиатр был убежден, что существует особая связь между телосложением человека и его характером. И для того, чтобы понять эту связь, которая поможет разоблачить преступника ему необходимы лишь штангенциркуль и линейка. Эти приспособления нужны для того, чтобы сделать замеры определенных частей тела человека и проанализировав полученные замеры, раскрыть все секреты, которые скрывает физиология.

Одной из самых значимых работ для медицины, стала работа по изучению процесса гликолиза

.

Для того чтобы заявить о своей теории выявления преступников, доктору пришлось изучить тысячи воров и убийц. При невозможности изучать живых преступников, Ломброзо изучал их черепа. Он занимался поиском объективных морфологических критериев. Собранная им коллекция преступников стала для многих ужасающей реальностью.

Ломброзо выделил четыре типа преступников: душегуб, вор, насильник и жулик. И для каждого типа он сделал описание внешности.

Внешность типичного насильника

Большие навыкате глаза, пухлые губы, длинные ресницы, приплюснутый и кривой нос. Чаще всего сухопарые и рахитичные блондины, иногда горбатые.
Внешность типичного вора

Неправильный маленький череп, удлиненная голова, прямой нос (часто вздернутый у основания), бегающий или, наоборот, цепкий взгляд, черные волосы и редкая борода.
Внешность типичного убийцы

Большой череп, короткая голова (ширина больше высоты), резкая лобная пазуха, объемные скулы, длинный нос (иногда загнутый вниз), квадратные челюсти, громадные глазные орбиты, выдающийся вперед четырехугольный подбородок, неподвижный стеклянный взгляд, тонкие губы, хорошо развитые клыки. Наиболее опасные убийцы чаще всего имеют черные, курчавые волосы, редкую бороду, короткие кисти рук, чрезмерно большие или, напротив, слишком маленькие мочки ушей.
Внешность типичного мошенника

Лицо бледное, глаза маленькие, суровые, нос кривой, голова лысая. В целом внешность мошенников достаточно добродушная.

Данная теория не совсем относится к женщинам, ведь выявить преступниц среди женщин позволяет не физиологическое уродство, как у мужчин, а психологическое к которому относят:

  • Склонность к антисоциальному поведению.
  • Отсутствие материнских чувств.
  • “Беспорядочная” половая жизнь и др.

Стоит отметить, что благодаря Чезаре Ломброзо также появился первый “прототип” детектора лжи.

В основе выявления лжи было измерение давления человека во время того, как он давал ответы на вопросы. Скачки давления свидетельствовали о не правдивых ответах.

Чезаре Ломброзо является одним из самых известных психиатров и криминалистов Италии. Несмотря на то что некоторые считают выводы его исследований сомнительными, Ломброзо является признанным основателем антропологического направления в криминалистике.

Студенческие годы ученого

Родился в 1835 году в итальянском городе Верона. После окончания гимназии Ломброзо начал свое обучение в университете Павии, где он в особенности заинтересовался антропологией, нейрофизиологией и психиатрией. Учителя очень любили студента Ломброзо — ведь он был весьма прилежным, занимаясь не только по программе, но и сверхурочно. С целью лучшего понимания различий между этносами Чезаре даже начал учить иностранные языки — китайский и арамейский. Однако в дальнейшем он выбрал несколько иной путь, благодаря которому всему миру стала известна антропологическая теория Чезаре Ломброзо.

Опыт в заключении

В 18 лет Ломброзо попал за решетку, так как участвовал в движении за и оказался подозреваемым в заговоре против правительства. Студента отпустили в довольно короткий срок: у него даже не накопилось академической задолженности. Но пребывание в камере произвело на него неизгладимое впечатление. Молодой человек был поражен, насколько грубо вели себя его сокамерники и какими чертами лица они обладали. Чезаре даже заподозрил, что эти люди могут страдать кретинизмом. Теория преступников Ломброзо и идея ее создания, возможно, и пришли к исследователю в этот невеселый период его жизни.

Измерение лиц преступников: опыт, полученный при помощи каниографа

В 27 лет Ломброзо стал участником народного восстания, боровшегося за независимость его народа от Австрии. После того как революция завершилась поражением восставших, Ломброзо продолжил свою работу в воинской части — теперь в качестве военного врача. В это время он снова создает собственный авторский прибор для выявления преступников. Каниограф, которым пользовался исследователь для измерения носов, подбородков и надбровных дуг подозреваемых в различных правонарушениях, не покидал исследователя ни на день.

Со временем он собрал такое большое количество данных, что в голову ему пришла неожиданная идея, на которой базируется вся теория Ломброзо. Ученый подумал: что, если преступниками не становятся, а рождаются? Ведь, по мнению ученого, склонности к правонарушениям являются «наследством» человека, которое досталось ему от животных.

Самих же преступников, считал Ломброзо, необходимо считать умственно отсталыми, или дегенератами — это главное положение, на котором основывалась теория Ломброзо. Типы преступников выявлялись исследователем по внешним данным. Все которых измерял Ломброзо, имели черты, которые делали их похожими на первобытных людей. Низкий лоб, большие челюсти, близко посаженные глаза — именно такие признаки, согласно выводам ученого, имеют склонные к нарушению закона индивиды.

Предшественник детектора лжи, изобретенный Ломброзо

Видимые проявления склонностей к криминальным действиям были не единственной страстью исследователя. Нужно отметить, что изобретенные им приборы получили гораздо меньшую популярность, чем антропологическая теория Ломброзо. Ученый разработал предшественник современного полиграфа. Тогда этот прибор носил название «гидросфигмометр». С помощью своего изобретения Ломброзо измерял пульс и давление допрашиваемых, пытаясь выяснить реакцию их организма на поставленные вопросы.

Отличить невиновного от преступника: первые опыты с прибором

Когда Ломброзо использовал свой прибор в первый раз, на допросе у него оказался подозреваемый в воровстве. При беседе с задержанным показания прибора ничем не отличались от обычных — у преступника не было никакой реакции. Когда же ему был задан вопрос о мошенничестве с чужими паспортами, первый детектор лжи зафиксировал изменение показателей. В дальнейшем выяснилось, что допрашиваемый был действительно участником этой аферы.

Следующим испытуемым оказался подозреваемый в деле об изнасиловании. Правоохранительные органы находились в полной уверенности, что пойманный ими, действительно, является закоренелым сутенером. Но когда следователь показывал ему фотографию одной из жертв, то гидросфигмометр не показывал никаких изменений в организме предполагаемого преступника. На все аргументы Ломброзо следователь лишь отмахивался — он считал, что допрашиваемый настолько закостенел в своих преступлениях, что угрызения совести, как и чувство страха, ему неизвестны.

Тогда знаменитый психиатр предложил подозреваемому решить сложную математическую задачу, чтобы выяснить, действительно ли это так. Когда задержанный увидел задание, прибор сразу зафиксировал изменения — а это значило, что страх ему все-таки известен. Вскоре теория Ломброзо подтвердилась — дополнительное расследование выявило настоящего преступника, а подозреваемый, не умевший решать задачи, был справедливо отпущен.

С тех пор изобретенный Чезаре прибор претерпел значительные преобразования. Но первооткрывателем в данной сфере до наших дней считается итальянский криминолог. Сегодня детектор лжи применяется не только в правоохранительной сфере, но и во многих крупных компаниях.

Теория Чезаре Ломброзо о гениальности

В 1863 году увидела свет знаменитая книга Ломброзо под названием «Гениальность и помешательство». Основой для произведения послужила информация, собранная исследователем во время работы в психиатрической клинике. Под пристальным вниманием Ломброзо оказалось поведение пациентов, их творчество, темы, которые они выбирали для своих рисунков или записей. Ученый пытался выяснить, насколько можно судить о психическом здоровье человека по его творческим работам.

Теория Ломброзо о гениальности, сформировавшаяся на основе его наблюдений, гласит: художественные способности бывают наследственными — причем переходят от предков вместе с психическими отклонениями. После того как Ломброзо сделал свои выводы, он начал искать им подтверждение в истории. Исследователь начал изучать биографии великих людей и пришел к выводу, что многие из них являлись не только гениями, но и безумцами. К их числу он относил, к примеру, композиторов Моцарта, Бетховена, Глюка.

Теория Ломброзо, касавшаяся гениальности, таким образом, ставила в один ряд как невротические склонности, так и одаренность. Одним из аргументов в ее пользу Ломброзо считал повышенную чувствительность как психически больного, так и гения. Разница между этими двумя крайностями, по мнению ученого — в реакции людей на окружающий мир. Одно и то же событие для гения может стать толчком к открытию, а для невротика — причиной еще большего психического расстройства.

Антропологическая теория Чезаре Ломброзо: одаренность евреев

Исследователь обнаружил для себя интересную зависимость между национальностью и количеством талантливых людей. На первом месте по количеству как гениев, так и невротиков, находятся евреи. Ломброзо объясняет эту закономерность следующим образом: еврейский народ постоянно подвергался гонениям, поэтому он прошел довольно жестокий отбор. Исследователь приводит следующие цифры: на 384 человек у евреев приходится один сумасшедший.

У представителей же католического вероисповедания этот коэффициент в пять раз ниже. Также Ломброзо считал, что именно генетическая предрасположенность, в противовес воспитанию, является фактором гениальности. Биологическая теория Ломброзо подтверждается некоторыми аргументами, которые приводит ученый. Например, он указывает на тот факт, что в семье Баха занимались музыкой 8 поколений, а 57 человек пользовались на этом поприще популярностью.

» Гениальность и безумие

Чезаре (настоящее имя Эзекия) Ломброзо оставил след в науке как психиатр и криминалист. Родился в Вероне, умер в
Турине. Находился под влиянием френологии, которая была очень распространена в 60-х годах XIX в. Несмотря на острую критику своих основных идей, он стал основателем антропологической школы уголовного права.

Начало научной деятельности Ломброзо было связано с проблемами кретинизма.
Он защищает диплом в Австрии по этой теме и в 27 лет получает место преподавателя в Павийском Университете, что дает ему возможность стажироваться в лучших клиниках Вены, Турина и Парижа. Впоследствии его заинтересовали актуальные в то время проблемы психиатрии. Он одновременно возглавляет кафедру психиатрии в Павийском университете и занимает должность директора дома умалишенных в Пейзаро.

Его ключевые идеи связаны с выдвижением теории невропатии, психических аномалий выдающихся, особенно гениальных творцов, а также ролью бессознательных состояний в их деятельности. В изучении преступников он применил антропометрический метод, использовал также сведения из патологической анатомии, физиологии и психологии преступников. Это натолкнуло его на идею
«врожденного преступника» (Homo Delinquens), который существенно отличается от нормального человека. Он выдвинул идею врожденности самых типов преступников (жуликов, воров, насильников и убийц).

Исследуя антропологические свойства преступников как такие, что передаются по наследству, Ломброзо сравнивает преступника с дикарем, отмечая в них общие черты, такие, как недостаток нравственности, развитых мыслительных действий. Это своеобразный атавизм преступника. Развивая теорию атавизма,
Ломброзо утверждал, что преступник, как человек примитивный, отличается от обычных людей, врожденными физическими дефектами черепа. Типичный преступник становится таковым в следствии кретинизма и дегенеративного происхождения. К этому
он еще добавил признаки эпилепсии и нравственного помешательства.

Рядом с врожденными преступниками он выделяет преступников случайных, совершивших преступления в силу несчастного стечения обстоятельств (криминалоиды), полупомешанных, обладающих всеми задатками преступности (матоиды), и псевдопреступников (караемых законом, но не опасных для общества).
В отдельном ряду стоят политические преступления.

Типы преступников по Ломброзо

Жулик (мошенник):

Добродушная внешность, бледное лицо, маленькие глаза, кривой нос, лысая голова.

Маленький череп неправильной формы, удлиненная голова, прямой нос (часто вздернут), бегающий или, наоборот, цепкий взгляд, черные волосы, редкая борода.

Насильник:

Глаза навыкате, пухлые губы, длинные ресницы, приплюснутый или кривой нос. Сухопарые и рахитичные. Чаще блондины, чем брюнеты, иногда горбатые.

Убийца (душегуб):

Большой череп, короткая голова (высота меньше ширины), резко выраженная лобная пазуха, объемные скулы, длинный нос (иногда загнут вниз), квадратные челюсти, большие глазные орбиты, выпяченный квадратный подбородок, неподвижный стеклянный взгляд, тонкие губы, хорошо развитые клыки. Самые жестокие душегубы имеют черные, курчавые волосы, редкую бороду, короткие кисти рук, чрезмерно большие или, напротив, слишком маленькие мочки ушей.

Хотя теория врожденной склонности к преступлениям сегодня признана ошибочной и ненаучной, классификация из четырех типов преступников, выделенных Ломброзо, используется и поныне.

Несмотря на острую критику своей концепции со стороны криминалистов и антропологов, Ломброзо упорно работал над своими трудами и традиционными темами:
«Преступный человек» (1876), «Преступления в политике и революции» (1890), «Преступная оценка» (1893), «Новейшие успехи науки о преступниках» (1892), «Любовь и безумство» (1889) и др.

В XIX в. особое внимание обращено на личность, ее психологические проблемы. Но это было исследование, условно говоря, акцентуированных личностей. Черты нормальной, обычной личности тогда еще не интересовали психологов. Научный интерес был направлен к необычному в человеке. Но это способствовало распознаванию личностных черт и видению личности как таковой.

Типажи преступников из коллекции Ломброзо

Акцентуированные личности
, к изучению которых обращались психологи, историки культуры и другие исследователи, были людьми героического типа, осуществляли титанические поступки, проявляли героизм не только в сфере военной, в «пограничных ситуациях», но и в творчестве вообще. Это были также личности преступного типа, тоже проявлявшие своего рода героизм, или же в своем суженном сознании теряли
«моральный» контроль, однако считали, что прокладывают новые пути «межличностных отношений». Героизм и преступность переходят друг в друга в зависимости от влияния на общество, но по квалификации героичности или преступности в этом вопросе все зависит от установок личности, группы, общества в целом, исторического уровня его развития.

Квалификация преступного
как сумасшедшего
как атавизма только показывает фиксированность сознания целью, отсутствие нравственной обратной связи, рефлексии как оценки со стороны общечеловеческого. Преступность,
«расчищает путь для творчества», «прогресса», является негативаций «устаревшего» вообще, как «дух отрицания», является демоническим
началом в личности, которое раскрывается нередко циничным способом, квалифицируя себя как нечто сверхчеловеческое, что имеет право повелевать и действовать, исходя из чисто личных интересов.

Когда акцентуация достигает особого уровня, далеко переступая границы нормального, личность входит в патологические
отношения, проявляя определенную зависимость суженного характера. Когда при этом она видит в себе значительные преимущества над обыденными проявлениями личности, создает своеобразную оправдательную идеологию своих поступков, возникает сверхчеловек,
который противопоставляет себя другому с определенным пренебрежением, сосредоточивает в себе, по своему мнению, весь мировой титанизм, или титанизм Возрождения, осознает себя как титанизм, а именно ощущая в себе сверхчеловеческое. Сверхчеловек, который освобождает себя от противопоставления другому и, наоборот, включает в себя не просто другого, а общечеловеческое, чувствует в себе присутствие высшего начала, которое является святостью.
Последняя уже ограничивает себя по активности отдельных поступков, является субстанциональной значимостю, переживает абсолютную самодостаточность и завершенность и вместе с тем имеет предельную индивидуализацию.

Личность, которая включает в себя общечеловеческое, активно и проблемно соотносит его со своей индивидуализированной сутью, вообще бесконечно одарена, она раскрывается в определенных творческих актах и является создателем
вообще. Она концентрирует в себе все указанные черты акцентуированных личностей и их самих вообще.

Музей криминальной антропологии в Турине был основан Чезаре Ломброзо в 1898 году. Ныне там хранится более 400 черепов, которые использовались им для доказательства теории «медианной затылочной ямки» — черепной
аномалии, которая, по его мнению, способствовала девиантному поведению. В коллекции также представлены рисунки, фотографии, криминальные доказательства, анатомические детали «сумасшедших и преступников» из позапрошлого века.

Таков круг личностных акцентуаций, черты которых тесно связаны между собой.

Чезаре Ломброзо раскрывает личность в состоянии большой творческой возвышенности, когда она решительно и уверенно перешагивает рамки обычного поступка. Ее необычность квалифицируется как антиморальная, но она при этом оправдывается как такая, что появилась в результате роковой антропологической наследственности. В частности, эти черты раскрываются как единство
«гениальности и помешательства (безумия)», ведь, по его мнению, только такое сочетание черт может дать исторически значительную личность.

В своей знаменитой книге «Гениальность и помешательство»
(1864) Ломброзо решает вопросы подобия гениальных и психически больных
«в физиологическом отношении» людей, исследует влияние атмосферных явлений на гениев и психически больных, которые одинаково остро чувствуют это влияние, пишет о влиянии метеорологических явлений на рождение гениальных людей, подтверждает влияние расы и наследственности на появление гениальности и психических болезней.
Он исследует гениальных людей, страдавших психическими болезнями (Гарингтон, Свифт, Коуацци, Руссо, Ампер, Шуман). Он отмечает особенности сочетания гениальности и психических болезней среди поэтов, юмористов, артистов, графоманов, пророков, революционеров, в частности, уделяет внимание Дж. Савонароле и Лазаретти.

Как научный материал Ломброзо использует в своих исследованиях автобиографии психически больных людей, их литературные произведения.

Выводы, которые
он делает из своих исследований, не подтверждают обязательности
связи гениальности и безумия. Однако психические состояния представителей обеих групп несколько схожи меж собой.
«В бурной и длительной жизни гениальных людей бывают моменты, когда эти люди проявляют больше подобия с сумасшедшими, и в психической деятельности тех и других есть немало общих черт. Например, усиленная чувствительность, экзальтация, меняющаяся апатией, оригинальность эстетических произведений и способность к открытиям, бессознательность творчества и использования особенных выражений, сильная рассеянность, склонность к самоубийству и наконец большое самоуважение». Хотя, Галилей, Кеплер, Колумб, Вольтер, Наполеон, Микеланджело, Кавур
— люди несомненно гениальные, не проявляли, однако, признаков безумия. Кроме того, Ломброзо отмечает, что гениальность проявляется значительно раньше, чем психические заболевания. В этом вопросе он относится с доверием к исследованиям Т. Рибо.

Если психические заболевания передаются по наследству, то гениальность умирает вместе с ее носителем
— индивидом. Выдающиеся умственные способности у больных слишком односторонни. Больные не имеют настойчивости в решении задач, твердости характера, внимания, аккуратности, памяти — черт, наиболее присущих гению. Они не проявляют сочувствия к другим людям. Гении спокойно, с осознанием собственных сил неуклонно шли избранным путем к высокой цели, проявляя твердость духа в несчастьях, не становясь рабами своих страстей. Такими были Спиноза, Бэкон, Галилей, Данте, Вольтер, Колумб, Макиавелли, Микеланджело и Кавур. Ломброзо дает им такую характеристику: всем им был присущ сильный, гармонично развитый череп, что свидетельствует о силе мыслительных способностей, подкрепленных мощной волей. Они никогда не предавали своих убеждений, не становились ренегатами, они не уклонялись от своей цели, не отрекались начатого дела. Всем им была присуща цельность характера.

К патологическим признакам деятельности Ломброзо относит чрезмерную тщательность проработки материала, злоупотребление символами, эпиграфами и аксессуарами, преобладание одного цвета в рисунке и чрезмерное влечение к новациям, что является выражением псевдооригинальности. В литературных произведениях и научных статьях имеющиеся претензии на остроумие, чрезмерная систематизация, намерение выставлять на первый план свою личность, логика изложения замещается эпиграммой и везде непреодолимое влечение к оригинальности, которое, однако, не реализуется.

Ломброзо выражает опасения относительно судьбы народов, управляемых такими патологическими личностями. Они пытаются вещать в стиле библейского лаконизма. Среди них немало шарлатанов, хотя они сами этого не осознают. Этих психопатов
он называет матоидами. Это мнимые реформаторы, которых следует остерегаться, ведь они имеют большое влияние на окружающих. Эти психопаты все время настойчиво вмешиваются в социальные
проблемы, и могут также пойти и на политические убийства.

Сумасшедшие и психопаты с определенными признаками гениальности, или без них, оказывали большое влияние на толпу, провоцировали политические движения. Другие
— настоящие гении и сумасшедшие (среди них Ломброзо называет Магомета, Лютера, Савонаролу, Шопенгауэра) — имели в себе силы задержать развитие народов и даже оказались учредителями религии или секты.

Человечество должно остерегаться
«блестящих гениальных призраков» — так завершает Чезаре Ломброзо свой анализ параллельных черт гениев и психически больных людей.

Роменець В.А. История психологии XIX-XX века. — Киев, Лыбидь, 2002

Для многих людей портрет потенциального маньяка и жестокого убийцы весьма стереотипен. И сформирован он, как правило, не без влияния кинематографа. Криминальные ленты, триллеры, во многом, благодаря гениальной игре актеров, уже в детстве закладывают в наше подсознание этот самый внешний стереотип

«Джентльмены удачи» Доцент (Е.Леонов)

«Собачье сердце» Полиграф Полгирафович Шариков (В.Толоконников)

А может, возникновение этих стереотипов более научно объясняет известная многим т.н. теория Чезаре Ломброзо?

В девятнадцатом веке это психиатр поднял на уши все европейское общество. Он настаивал на том, что маньяками уже рождаются. Вот родился ребенок, а он уже будущий бандит, потому как у него присутствуют гены бандита.

По мнению Ломброзо даже очень качественное воспитание не исправит то, что заложила в ребенка природа. Он обязательно будет бандитом, коли в нем имеются эти самые гены. Психиатр считал таких людей недоразвитыми и предлагал их выявлять еще в детстве и сразу изолировать от общества нормальных людей. Как?!

Или всех не отдельный необитаемый остров, или даже лишать таких людей жизни. Абсурдно?! Ломброзо так не считал. Он уверял, что по внешности, а она у человека с генами злодея особая, особая легко можно вычислить бандита. Как же должен выглядеть бандит по мнению психиатра Ломброзо?! Узкий лоб, взгляд из-под насупленных бровей — все это выдает преступника.

(Лёнька Пантелеев)

Почему же тема внешности преступника так увлекала Лоброзо?! Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к юности будущего психиатра. Ломброзо закончил несколько престижных европейских университетов.

И в девятнадцать лет он начал публиковать свои первые статьи. Чуть позже Ломброзо перешел от написания научных статей к практике: стал работать военным хирургом, был участником кампании по борьбе с преступностью.

Тогда же он и заинтересовался, как выглядит преступник. Он изобрел прибор краниограф и с помощью его замерял формы черепа, части лица. При этом он выделил четыре типа преступника: жулики, душегубы, насильники и воры. И для каждого типа он сделал описание внешности.

Далее Ломрозо работал главой психиатрической больницы, заведующим кафедры психиатрии известного университета. Именно Ломброзо изобрел известный сейчас во всем мире детектор лжи. Это он предложил по скачкам давления судить о том, насколько правдиво отвечает человек.

Ломброзе вызвал дикий ажиотаж вокруг своей теории о внешности преступника, о его генах. Было много критики, с ним не соглашались. Критики говорили, что психиатр слишком много уделяет внимания внешности человека и совсем не учитывает социальную составляющую. Правда, к старости он сделал кое какие поправки в свою теорию и сказал, что все-таки только сорок процентов преступников совсем неисправимы, а шестьдесят процентов поддаются перевоспитанию.

Методы еврея Ломброзо — в частности, измерения человеческого черепа — взяли на вооружение нацисты, пытавшиеся подогонать под научную основу постулаты своей преступной теории расовой исключительности. И хотя сам Ломброзо и скончался задолго до этого, все же данный факт лег заметным пятном на его теорию.

Ломброзо Чезаре
(Cesare Lombroso) (1835 — 1909) — знаменитый итальянский судебный психиатр и криминолог. Создал в науке уголовного права новое уголовно-антропологическое направление. Внес большой вклад в развитие юридической психологии.

Чезаре Ломброзо родился 6 ноября 1835 г. в Вероне, в богатой еврейской семье. Выходец из семьи состоятельных земельных собственников, Ломброзо в юности изучал семитские и китайский языки. Однако спокойной карьеры не получилось. Материальные лишения, заключение в крепость по подозрению в заговоре, участие в военных действиях 1859-1860 гг. пробудили в юноше интерес совсем к другой области — он увлекся психиатрией. В 19-летнем возрасте, учась на медицинском факультете университета в Павии, Ломброзо публикует свои первые статьи по психиатрии — по проблеме кретинизма, которые привлекли внимание специалистов. Самостоятельно освоил такие дисциплины как этнолингвистика, социальная гигиена. В 1862 г. он уже профессор психических болезней, затем директор клиники душевных заболеваний, профессор юридической психиатрии и криминальной антропологии. В 1896 г. Ломброзо получает кафедру психиатрии в Туринском университете. Решающую роль в интеллектуальном формировании Ломброзо сыграла философия позитивизма, утверждавшая приоритет научного знания, полученного экспериментальным путем.

Ломброзо — родоначальник антропологического направления в криминологии и уголовном праве. Основные черты этого направления сводятся к следующему: в криминологию должен быть введен метод естествознания — опыт и наблюдение, а центром изучения должна стать личность преступника.

Первые антропометрические исследования предпринял в начале 1860-х, когда был военным врачом и принимал участие в кампании по борьбе с бандитизмом в южных областях Италии. Собранный Ломброзо обширный статистический материал послужил важным вкладом в развитие социальной гигиены, криминальной антропологии, а в ближайшей перспективе и социологии преступности. В результате обобщения полученных эмпирических данных Ломброзо сделал вывод о том, что отсталые социально-экономические условия жизни в Южной Италии обусловили воспроизводство там анатомически и психически аномального типа людей, антропологической разновидности, нашедшей свое выражение в преступной личности — «человеке преступном». Такая аномальность выявлялась путем антропометрической и психиатрической экспертизы, что открывало возможности для прогностических оценок динамики развития преступности. Эти концептуальные подходы Ломброзо ставили проблему ответственности общества, воспроизводившего преступность, оспаривая тем самым позиции официальной криминологии, возлагавшей ответственность исключительно на человека, преступившего закон.

Чезаре Ломброзо одним из первых предпринял систематическое исследование преступников, опираясь на строго фиксируемые антропометрические данные, которые определял с помощью «краниографа» — прибора для измерения размеров частей лица и головы. Результаты он опубликовал в книге «Антропометрия 400 правонарушителей» (1872).

Ему принадлежит теория так называемого «прирожденного преступника», согласно которой преступниками не становятся, а рождаются. Ломброзо объявил преступление естественным явлением, подобным рождению или смерти. Сопоставляя антропометрические данные преступников с тщательными сравнительными исследованиями их патологической анатомии, физиологии и психологии, Ломброзо выдвинул тезис о преступнике как особом антропологическом типе, развитый им затем в цельную теорию («Преступный человек», 1876). Он пришел к выводу, что преступник — это дегенерат, отставший в своем развитии от развития человечества. Он не может затормаживать свое преступное поведение, поэтому наилучшая стратегия общества в отношении такого «прирожденного преступника» — избавиться от него, лишая свободы или жизни.

Согласно Ломброзо, «преступный тип» отличается рядом врожденных особенностей атавистического характера, свидетельствующих об отставании в развитии и преступных наклонностях. Ученый разработал систему физических признаков («стигматов») и психических черт этого типа, которые, по его мнению, характеризуют личность, с рождения наделенную преступными наклонностями. Основными признаками такой личности ученый считал сплющенный нос, низкий лоб, большие челюсти, взгляд исподлобья и т.д., характерные, по его мнению, для «примитивного человека и животных». Наличие этих признаков позволяет идентифицировать потенциального преступника еще до совершения им преступления. Ввиду этого Ломброзо высказывался за привлечение в число судей врачей, антропологов и социологов и требовал, чтобы вопрос о виновности был заменен вопросом о социальной вредности.

Сейчас подобные измерения проводятся в большинстве стран мира, и не только для армии и спецслужб: знание антропометрии необходимо, например, для изучения рынков рабочей силы и конструирования сугубо гражданских объектов и вещей.

Что же касается «взгляда исподлобья», то Чезаре Ломброзо ошибся, считая его присущим в основном преступникам и дегенератам. На самом деле это — одна из наиболее древних и простых мимических реакций, одинаково доступная многим людям в соответствующей обстановке.

Главнейшим недостатком этой теории Ломброзо являлось то, что она игнорировала социальные факторы преступности.

Быстрое и широкое распространение теории Ломброзо и особенно крайние выводы, которые нередко из нее делали, вызвали острую и доказательную критику. Ломброзо пришлось смягчить свою позицию. В более поздних трудах он относит к врожденному антропологическому типу лишь 40% преступников, которых он называет «дикарями, живущими в цивилизованном обществе». Ломброзо признает важную роль ненаследственных — психопатологических и социологических причин преступности. Это дало основание называть теорию Ломброзо биосоциологической.

В конце XIX в. на международных конгрессах по уголовной антропологии теория антропологической преступности была признана в целом ошибочной. Оппоненты Ломброзо основывались на том, что преступление — это условное юридическое понятие, меняющее свое содержание в зависимости от условий, места и времени.

Несмотря на это, идеи Ломброзо положили начало различным биосоциальным теориям в криминологии, которые отчасти нашли применение в криминологической практике. Они оказали влияние на создание морфологической теории темперамента Э. Кречмера.

Ломброзо принадлежит также работа «Гениальность и помешательство» (1895). В ней ученый выдвинул тезис, что гениальность соответствует ненормальной деятельности мозга, граничащей с эпилептоидным психозом. Автор писал, что сходство гениальных людей с помешанными в физиологическом отношении просто поражает. Они одинаково реагируют на атмосферные явления, а расовая принадлежность и наследственность одинаково сказываются на их рождении. Множество гениев страдало умопомешательством: Ампер, Конт, Шуман, Тассо, Кардано, Свифт, Ньютон, Руссо, Шопенгауэр, целый ряд артистов и художников. С другой стороны, между сумасшедшими можно привести немало примеров гениев, поэтов, юмористов и др. В приложении к своей книге Ломброзо привел образцы литературных произведений помешанных, графомановпреступников, а также описал аномалии черепа у великих людей.

Наиболее ценную часть научного наследия Ломброзо составляют исследования по социологии политической преступности — Политическая преступность и революция (Il delitto politico e le rivoluzioni, 1890), Анархисты. Криминально-психологический и социологический очерк (Gli anarchici. Studio di psicologia e sociologia criminale, 1895). Феномен политической преступности, распространенной в Италии на рубеже XIX и XX вв. в форме анархистского терроризма, Ломброзо исследовал под углом зрения индивидуального сознания политического преступника — личности, жертвенно преданной утопическому идеалу социальной справедливости. Природу этого социального поведения, движимого идеями политического вандализма, Ломброзо убедительно объяснял кризисом парламентской демократии в Италии, коррупцией политиков, обесцениванием идеалов социальной справедливости.

Другими знаменитыми работами Ломброзо стали книги о любви у психически больных («Любовь у помешанных»), о преступности среди женщин («Женщина-преступница и проститутка»).

Чезаре Ломброзо впервые в мире стал применять достижения физиологии для выявления обмана. В 1980-х годах он начал измерять пульс и давление крови у подозреваемых во время их допроса следователями. Он утверждал, что может без труда определить, когда подозреваемые лгут. Результаты его исследований свидетельствовали, что контроль физиологических реакций человека может вести не только к выявлению скрываемой им информации, но и, что не менее важно, способствовать установлению невиновности подозреваемого.

В 1895 г. Ломброзо впервые опубликовал результаты использования примитивных лабораторных приборов при допросе преступников. В одном из описанных им случаев криминалист, обследуя подозреваемого в убийстве человека с помощью «плетизмографа», зафиксировал незначительные изменения в его пульсе, когда тот делал в уме математические вычисления, и не обнаружил у него «никаких внезапных изменений», когда подозреваемому предъявлялись изображения израненных детей, в том числе — фотография убитой девочки. Ломброзо сделал вывод, что подозреваемый непричастен к убийству, и результаты расследования убедительно доказали правоту криминалиста. Описанный случай был, по-видимому, первым зафиксированным в литературе примером применения «детектора лжи», который завершился оправдательным результатом. Это означало, что контроль физиологических реакций человека может вести не только к выявлению скрываемой им информации, но — что не менее важно — способствовать установлению невиновности подозреваемого.

Криминологические идеи Ломброзо завоевали широкую известность в России. Они представлены многочисленными как прижизненными, так и посмертными русскими изданиями его научных сочинений. В 1897 Ломброзо, участвовавшему в съезде русских врачей, был оказан восторженный прием в России. В мемуарах, посвященных российскому эпизоду своей биографии, Ломброзо отразил типичное для современных ему итальянских левых резко негативное видение общественного уклада России, который сурово осуждался им за полицейский произвол («подавление мысли, совести и характера личности») и авторитарные методы реализации власти.

В советской период был широко распространен термин «ломброзианство» для обозначения антропологической школы уголовного права — одного из направлений в буржуазной теории права (согласно критериям классового подхода). Особой критике подвергалось учение Ломброзо о прирожденном преступнике. По мнению советских юристов оно противоречило принципу законности в борьбе с преступностью, имело антинародную и реакционную направленность, поскольку осуждало революционные действия эксплуатируемых масс. При таком заведомо предвзятом, идеологизированном подходе без внимания оставались заслуги Ломброзо в исследовании первопричин экстремистских, протестных форм социальной борьбы, находивших свое выражение в политическом терроризме, а в более общем плане — в политической преступности.

Несмотря на справедливую критику и ошибочность некоторых положений своей теории, Чезаре Ломброзо — выдающийся ученый, ставший одним из пионеров внедрения объективных методов в правовую науку. Его труды сыграли важную роль в развитии криминологии и юридической психологии.

Основные работы в области юридической психологии (на русском языке):

Анархисты. Криминально-психологический и социологический очерк, 1895;

Женщина-преступница и проститутка, 1902;

Политическая преступность и революция по отношению к праву, уголовной антропологии и государственной науке, 1906;

Преступление. Новейшие успехи науки о преступнике, 1892;

Преступный человек, изученный на основе антропологии, судебной медицины и тюрьмоведения, 1876;

Психология доказательств в судебном процессе, 1905.

Чезаре Ломброзо и истоки современной криминологии

Полагая, что преступность передается по наследству и что преступников можно идентифицировать по физическим признакам, таким как ястребиный нос и налитые кровью глаза, Ломброзо был одним из первых людей в истории, которые применили научные методы. изучать преступность.

Ломброзо является героем исторического романа бывшего адвоката по уголовным делам Дианы Бретерик. Здесь, работая для History Extra , Бретерик рассказывает вам все, что вам нужно знать о нем, и объясняет, почему его влияние на сегодняшнее исследование преступности нельзя игнорировать…

Все началось в Италии в 1871 году со встречи преступника и ученого.Преступником был человек по имени Джузеппе Виллелла, известный калабрийский вор и поджигатель. Ученый был военным врачом по имени Чезаре Ломброзо, который начал свою карьеру, работая в сумасшедших домах, а затем заинтересовался преступностью и преступниками, изучая итальянских солдат. Теперь он пытался точно определить разницу между сумасшедшими, преступниками и нормальными людьми, обследуя сокамерников в итальянских тюрьмах.

Ломброзо нашел Виллеллу интересным, учитывая его необычайную ловкость и цинизм, а также его склонность хвастаться своими выходками и способностями.После смерти Виллеллы Ломброзо провел вскрытие и обнаружил, что у его подопытного на задней части черепа есть вмятина, напоминающая вмятину у обезьян. Ломброзо пришел к выводу из этих свидетельств, а также из свидетельств других преступников, которых он изучал, что некоторые из них были рождены со склонностью к оскорблениям, а также были жестоким возвратом к древнему человеку. Это открытие положило начало деятельности Ломброзо как криминального антрополога.

Ломброзо писал: «При виде этого черепа мне показалось, что я внезапно увидел освещенную огромной равниной под пылающим небом проблему природы преступника — атавистического существа, воспроизводящего в своем лице свирепые инстинкты первобытного человечества и низших животных.

На основании этих свидетельств Ломброзо пришел к выводу … что некоторые из них были рождены со склонностью обижать, а также были жестокими возвратами к первобытным людям.

«Так анатомически объяснялись огромные челюсти, высокие скулы, выступающие надбровные дуги, одиночные линии на ладонях, чрезвычайный размер глазниц, уши в форме ручки или сидячие уши, встречающиеся у преступников, дикарей и обезьян, нечувствительность к боли, чрезвычайно острое зрение. , татуировка, чрезмерное безделье, любовь к оргиям и непреодолимая тяга ко злу ради самого себя, желание не только погасить жизнь в жертве, но искалечить труп, разорвать его плоть и выпить ее кровь.”

По сути, Ломброзо считал, что преступность передается по наследству и что преступников можно идентифицировать по физическим дефектам, которые подтверждали их атавизм или жестокость. Вора, например, можно было узнать по его выразительному лицу, ловкости рук и маленьким блуждающим глазам. Между тем у обычных убийц были холодные стеклянные взгляды, налитые кровью глаза и большие ястребиные носы, а у насильников были «уши-кувшины». Однако Ломброзо не ограничивал свои взгляды преступниками-мужчинами — он был соавтором своей первой книги, посвященной исследованию причин женской преступности, и пришел к выводу, среди прочего, что преступницы-женщины были гораздо более безжалостными, чем мужчины; был склонен к похоти и нескромности; были короче и более морщинистыми; и у них были более темные волосы и меньшие черепа, чем у «нормальных» женщин.Однако, по словам Ломброзо, они реже страдали от облысения. Он пришел к выводу, что у женщин, совершивших преступления на почве аффекта, были выступающие нижние челюсти, и они были более злыми, чем их коллеги-мужчины.

По сути, Ломброзо считал, что преступность передается по наследству и что преступников можно идентифицировать по физическим дефектам, которые подтверждали их атавистичность или дикость.

Вдохновленный своим открытием, Ломброзо продолжил свою работу и в 1876 году выпустил первое из пяти изданий Criminal Man .В результате Ломброзо стал известен как отец современной криминологии. Одна из первых, кто осознал, что преступность и преступников можно изучать с научной точки зрения, теория Ломброзо о прирожденном преступнике доминировала в размышлениях о преступном поведении в конце 19-го и начале 20-го веков.

В течение тысяч лет до этого момента господствовало мнение, что, поскольку преступление является грехом против Бога, оно должно наказываться надлежащим образом — «око за око» и так далее.В эпоху Просвещения такие мыслители, как Джереми Бентам и итальянец Чезаре Беккариа, решили, что, поскольку все мы были разумными существами, выбор совершить преступление был сделан путем взвешивания затрат и выгод. Если бы затраты были высоки с суровыми штрафами, это отпугнуло бы всех, кроме самых решительных преступников.

Это была интересная философия, но критики отметили ее недостатки — не все рациональны, а некоторые преступления, особенно насильственные, носят чисто эмоциональный характер.Ломброзо и его коллеги-криминальные антропологи также оспорили эти идеи и первыми выступили за изучение преступности и преступников с научной точки зрения. В частности, Ломброзо поддерживал ее использование в уголовном расследовании, а один из его помощников, Сальваторе Оттоленги, основал первую Школу научной полиции в Риме в 1903 году.

На протяжении своей карьеры Ломброзо не только опирался на работы других криминальных антропологов по всей Европе, но также проводил множество собственных экспериментов, чтобы подтвердить свои теории.Они включали использование причудливых приспособлений для измерения различных частей тела, а также более абстрактные вещи, такие как чувствительность к боли и склонность говорить неправду. Действительно, Ломброзо в конечном итоге разработал элементарный прототип детектора лжи.

Ломброзо использовал различное оборудование для разных целей. Гидрофигмограф, например, использовался для изучения изменений артериального давления у его испытуемых, в том числе преступников, совершавших правонарушения в течение длительного времени, и «нормальных» субъектов.В то время как их левая рука была прикреплена к машине, а правая — к индукционной катушке, называемой румкорфом, испытуемые подвергались воздействию различных раздражителей — как неприятных, таких как удары током и звук выстрела из пистолета, так и приятных, например музыка, еда, деньги или изображение обнаженной женщины.

Проблема заключалась в том, что запись результатов иногда была хаотичной, что делало выводы, мягко говоря, ненадежными. Что еще хуже, Ломброзо, как правило, использовал необычные доказательства для придания веса своим теориям, такие как старые пословицы и анекдоты, рассказанные ему друзьями и коллегами на протяжении многих лет.Это сделало его работы уязвимыми для критики со всей Европы. Все это, возможно, отражает тот тип человека, которым был Ломброзо: капризный, кипучий и, вероятно, сводящий с ума от работы — хотя, можно представить, никогда не скучный.

Знакомое лицо

Ломброзо был известной личностью в Италии, читал аншлаговые лекции и беседы, а также комментировал всевозможные вещи в популярной прессе. Он интересовался многими вещами, и иногда ему было трудно сосредоточиться на чем-то одном за раз.Одна из его дочерей, Паола, описала типичный день в его жизни: «… сочинение на пишущей машинке, исправление корректуры, бег от Бокки (его издателя) к наборщику, от наборщика к библиотеке и от библиотеки к лаборатории в безумие движения…; а вечером, не уставая и не желая пойти в театр, прогуляться по двум-трем городским театрам, снимая первый акт в одном, налетая в другой и заканчивая вечер в третьем ».

Ломброзо бесконечно интересовался преступностью, преступниками и их мотивами совершения правонарушений, а также их культурой.В результате он собрал артефакты, созданные заключенными и принадлежащие им, с которыми он столкнулся за свою долгую карьеру. У него также были посмертные маски от различных казненных преступников, а также множество скелетов и черепов. Первоначально они были размещены в его доме, а затем в Туринском университете, где он работал. В 1892 году Ломброзо открыл музей этих артефактов. Он был закрыт в 1914 году, но вновь открылся в Турине в 2010 году, и его стоит посетить. Одним из самых ярких экспонатов была голова Ломброзо в банке с консервантом, которую он согласился пожертвовать после его смерти (в 1909 году).

Пара смотрит на голову итальянского криминолога Чезаре Ломброзо, сохраненную в банке с формалином на выставке в Болонье, 1978 г. (Фото Романо Каньони / Hulton Archive / Getty Images)

Ранний сексолог

Другие интересы Ломброзо включали гипноз и паранормальные явления, особенно спиритизм. Его также называют ранним сексологом, учитывая, что он был одним из первых, кто исследовал и каталогизировал сексуальные практики. Его работа Преступная женщина (1893) включала разделы о прелюбодеянии, фригидности, лесбиянстве, мастурбации и добрачном сексе, а также обсуждение причин и характеристик проституции.

По словам Ломброзо, его интерес к оккультизму начался, когда в 1882 году его попросили обследовать 14-летнюю дочь друга семьи. Считалось, что она страдала истерией, рвота, лунатизм и жалобы на усталость. Ломброзо пришел к выводу, что эта девушка смогла заглянуть в будущее, а также описать, что другие делали, когда были далеко. Очевидно, она также могла видеть, читать и обонять другими частями своего тела. Ломброзо не мог дать этому объяснения.

Другой известный пример — это то, что он описал как подвал с привидениями. Сюда его вызвала семья торговцев вином, которые полагали, что один из их винных погребов подвергся нападению невидимых существ. Когда пришел Ломброзо, он спустился в подвал и стал ждать, чтобы увидеть, что произошло. Бутылки начали падать, и к тому времени, когда он ушел, Ломброзо стал свидетелем того, как 15 сломались. Опять же, он не смог дать объяснения тому, что он увидел.

Ломброзо не только открыл новые горизонты в своей работе над преступниками, но и был назван отцом-основателем парапсихологии [псевдонауки, занимающейся исследованием паранормальных и психических явлений, включая телепатию, околосмертные переживания и реинкарнацию]. Он исследовал медиума по имени Эусапия Палладино, участвуя в проводимых ею сеансах. В одном из них, который произошел в 1892 году, медиум был привязан к раскладной кровати, и, похоже, явилось несколько духов.Это убедило Ломброзо, среди других свидетелей, в том, что духовный мир был реальностью, и он счел своим долгом установить вне всяких сомнений (с помощью науки), что призраки реальны.

Последняя книга Ломброзо, опубликованная после его смерти, была обсуждением биологии духовного мира. Неудивительно, что это вызвало неоднозначный прием, и его исследования призраков, полтергейстов, телепатии и левитации соответствующим образом исчезли в эфире.Это, однако, усугубило общую дискредитацию идей Ломброзо на протяжении многих лет, и в течение некоторого времени его работы рассматривались как представляющие большую ценность для любопытства, чем что-либо еще. Это было подчеркнуто растущей популярностью евгеники и использованием нацистами биологических теорий преступности для оправдания убийства миллионов людей. В послевоенный период стали более популярными другие, более социологические, объяснения преступного поведения, и поэтому биологические теории были в значительной степени отвергнуты.

Однако в последние годы биокриминология возродилась, во многом благодаря наследию Ломброзо.Он представил идею о том, что преступность не является делом греха или свободы воли, а вместо этого может быть медицинской проблемой, которую необходимо изучить специалистам в этой области. Ломброзо также рекомендовал рассматривать преступника как личность, а не сосредотачиваться только на преступлении.

Он представил идею о том, что преступность не является делом греха или свободы воли, а вместо этого может быть медицинской проблемой, которую необходимо изучить специалистам в этой области.

В дополнение к его новаторской работе над преступницей, Ломброзо был одним из первых, кто использовал научные методы для изучения преступности, и он вдохновил многих других сделать то же самое.Сегодня нейрокриминология использует некоторые из теорий Ломброзо для изучения причин преступного поведения — например, выясняя, могут ли травмы мозга или генетические аномалии привести к преступлению или насилие может быть вызвано клиническим заболеванием. Недавние исследования показали, что насильственные преступления могут иметь генетическое происхождение, и что черты личности, включая преступность, можно определить по чертам лица. Прирожденный преступник, похоже, в конце концов, не может быть такой уж нелепой идеей.

Диана Бретерик — преподаватель криминологии и уголовного правосудия в Портсмутском университете и автор книги Дочери дьявола (Орион, 2015), в которой Чезаре Ломброзо изображен как персонаж, расследующий серию похищений и убийств, пока он начинает его исследование преступных женщин. Бретерик был адвокатом по уголовным делам в течение 10 лет, прежде чем стал академиком.

Эта статья была впервые опубликована History Extra в 2015 году

Seite wurde nicht gefunden.| SozTheo

Seite wurde nicht gefunden. | СозТео

Wir nutzen Cookies на веб-сайте. Einige von ihnen sind essenziell, während andere uns helfen, diese Website und Ihre Erfahrung zu verbessern.

Alle akzeptieren

Speichern

Индивидуальная подборка Datenschutzeinstellungen

Cookie-Подробности

Datenschutzerklärung

Impressum

Datenschutzeinstellungen

Hier finden Sie eine Übersicht über alle verwendeten Cookies.Sie können Ihre Einwilligung zu ganzen Kategorien geben oder sich weitere Informationen anzeigen lassen und so nur bestimmte Cookies auswählen.

Имя

Borlabs Cookie

Анбитер Eigentümer dieser Веб-сайт
Цвек Speichert die Einstellungen der Besucher, die in der Cookie Box von Borlabs Cookie ausgewählt wurden.
Имя файла cookie Борлабс-печенье
Cookie Laufzeit 1 Яр

Datenschutzerklärung

Impressum

Чезаре Ломброзо, Преступление и атавизм

Чезаре Ломброзо родился в 1835 году в Вероне в Италии.Он был итальянским врачом, который проводил исследования и писал на самые разные темы, например, о психических заболеваниях, научных способах изучения трупов и патологии мозга. Но его самая важная работа, и, безусловно, работа, которая сегодня наиболее известна, — это книга «Преступник» («L’Uomo delinquente»).

Преступник, теория атавизма и
Вырождение

В «Преступнике», впервые опубликованном в 1876 году, Ломброзо развил свою теорию.
криминальной антропологии, чтобы объяснить, почему люди совершают преступления.Его теория предполагает
что между правонарушителями и не правонарушителями есть принципиальные различия. Более
в частности, по словам Ломброзо, прирожденные преступники обладают определенными физическими характеристиками.
или отклонения, которые их отличают.

Чезаре Ломброзо назвал эти отклонения атавистическими характеристиками. Атавистический происходит от слова «аватус», что на латыни означает «предок». По его словам, физические отклонения, которые совершили преступники, возникли из-за того, что преступники были продуктами более ранней стадии эволюции человека, стадии, на которой существовали более примитивные люди и обезьяны.Таким образом, преступники — это, по сути, возврат к более ранним этапам человеческой истории.

С идеей атавистических характеристик связана идея
перерождение. По словам Ломброзо, преступники обладают определенными физическими и умственными способностями.
черты примитивных людей, и они совершают преступления из-за этих биологических
аномалии.

Предоставлено: Библиотека Велкома, Лондон. Wellcome Images [email protected] http://wellcomeimages.org Шесть цифр, иллюстрирующих типы преступников Печатный текст L’Homme Criminel Lombroso, Cesar Опубликовано: 1888

Измерение преступности: «Прирожденный преступник»

Идеи Ломброзо были основаны на его собственных исследованиях.Одна из вещей, которые он
известен тем, что проводил очень подробные исследования людей, и
особенно исследования тел людей. В отличие от многих других, у кого
до него, Ломброзо начал непосредственно изучать преступников и измерять и
задокументировать характеристики их тел.

Предоставлено: Библиотека Велкома, Лондон. Wellcome Images [email protected] http://wellcomeimages.org Алгометр Печатный текст Преступник Ломброзо, Чезаре Опубликован: 1911 г.,

За свою жизнь он и его ученики изучили тысячи
люди.Они изучали разные типы людей, а именно правонарушителей, не правонарушителей,
а также душевнобольных. И они не только изучали людей, которые были живы,
но они также проводили вскрытия умерших людей, например, чтобы изучить их
черепа и их мозг.

Примерами того, что измерил Ломброзо, были рост, вес, размах тела человека.
их рук, средняя высота их тела в сидячем положении, размеры
руки, шеи, бедра, ноги и ступни, цвет глаз и так далее.

Предоставлено: Библиотека Велкома, Лондон.Wellcome Images [email protected] http://wellcomeimages.org Campimeter of landolt Печатный текст Преступник Ломброзо, Чезаре Опубликовано: 1911 г. Авторы: Fondo Antiguo de la Biblioteca de la Universidad de Sevilla из Севильи, Испания
https: // www.flickr.com/photos/fdctsevilla/4173331899/

Атавистическая форма и преступление

Итак, давайте посмотрим, что он обнаружил в своем исследовании. В соответствии с
Ломброзо, преступник был особым типом людей; преступник не был
так много ненормального человека, но на самом деле человека другого типа.Этот
разные типы людей обладали множеством физических характеристик, которые делали его
или она отличается от «обычных» людей. Пара примеров этих физических
характеристиками были асимметричное лицо, большая челюсть, чрезмерно длинные руки,
и эпилепсия. Люди, обладавшие этими характеристиками, были атавистами и, следовательно, были
криминальный характер. Ломброзо даже подумал, что можно распознать разные
типы преступников, с ворами, обладающими физическими характеристиками, отличными от
насильственные преступники.

В первом издании своей книги Ломброзо очень опирался на эти
физические характеристики и размеры, позволяющие отличить прирожденных правонарушителей от
правонарушителей, и он использовал свою атавистическую теорию, чтобы объяснить, почему некоторые люди
прирожденные преступники.Но поскольку он продолжал обновлять свою книгу и публиковать новые издания
это, он добавил кое-что к этому. Например, он также взял другие факторы, которые могут быть
связанных с преступным поведением, таким как бедность, алкоголь и
банды. Были также и другие психологические характеристики, чем у Ломброзо.
связаны с преступлением, например, с отсутствием чувства раскаяния, или
быть циничным или импульсивным. Но эти факторы не часто связаны с
Ломброзо, потому что он посвятил много своей работы биологии и физическому
аномалии.

Предоставлено: Fondo Antiguo de la Biblioteca de la Universidad de Sevilla из Севильи, Испания
https://www.flickr.com/photos/fdctsevilla/4174086442/

Чезаре Ломброзо, Школа позитивистов и Итальянская школа криминологии

Чезаре Ломброзо иногда называют «отцом современной криминологии», и его часто считают основателем позитивистской школы. Школа позитивистов использовала измерения как способ найти доказательства причин преступного поведения. В случае Ломброзо это было сделано с его измерениями физических характеристик людей.

В свое время он был известным ученым, и многие люди как из Италии, так и из-за рубежа посещали его, чтобы обсудить с ним идеи и исследования. Ломброзо был, конечно, не единственным, кто считал, что физические характеристики связаны с преступным поведением. Он оказал большое влияние на других итальянских криминологов (таких как Ферри и Гарофало), и вместе этих ученых часто называют Итальянской школой криминологии.

Предоставлено: Библиотека Велкома, Лондон. Wellcome Images images @ wellcome.ac.uk http://wellcomeimages.org Шесть цифр, иллюстрирующих типы преступников L’Homme Criminel Lombroso, Cesar Опубликовано: 1888

Чезаре Ломброзо совершенно не согласен с идеей свободы воли, поэтому с идеей, что люди принимают решения свободно . Философия свободы воли была важна в Италии в то время, но, в отличие от таких философов, как Беккариа и Бентам, Ломброзо гораздо больше интересовали факторы помимо свободы воли человека, которые влияют на поведение, и он был не единственным из них.

Это было время в мировой истории, когда эволюционная теория Дарвина набирала популярность, и возникала социология, когда считалось, что каждое общество и каждый человек подвергается влиянию внешних сил, таких как война и голод, и что богатство и класс влияют на образ жизни. в котором мы живем.Это, конечно, поставило под сомнение идею о том, что у людей есть свобода воли. Другими словами, Ломброзо не был исключением; он точно соответствовал своему времени. Фактически, он оказал значительное влияние на эти идеи.

Предоставлено: Fondo Antiguo de la Biblioteca de la Universidad de Sevilla из Севильи, Испания,
https://www.flickr.com/photos/fdctsevilla/4157827328/

Критика теории Чезаре Ломброзо
преступности и атавизма

Но, как и следовало ожидать, его идеи также получили много
критика, как при его жизни, так и после его смерти в 1909 году.Несколько из
наиболее важные критические замечания заключались в том, что он неправильно интерпретировал свои выводы,
и что он не исследовал их критически. Сейчас широко признано, что
его выводы не были точными и не подтверждают его теорию атавизма и
перерождение.

В результате идеи Ломброзо об атавизме были отвергнуты, а сам Ломброзо стал одной из наиболее спорных фигур в истории криминологии. Но другие идеи, которые уходят корнями в его работы, такие как идея о том, что могут быть физические характеристики, которые могут способствовать преступному поведению, очень живы в криминологии сегодня.Например, идея о том, что гены и структура мозга связаны с преступным поведением, вызывает растущий интерес в последние несколько десятилетий.

В общем, идеи Ломброзо о преступности, атавизме и вырождении
в настоящее время широко считается предвзятым и ошибочным, но недавние исследования в области криминологии
определенно переживает подъем, когда дело доходит до изучения биологических причин
преступного поведения.

Для тех, кто интересуется, теперь есть музей, в котором представлены его работы: посетите «Музей криминальной антропологии Чезаре Ломброзо» в Турине, Италия, для получения дополнительной информации.

Чезаре Ломброзо и его теория криминологии

Чезаре Ломброзо чрезвычайно важен в истории криминологии. Его теория классификации преступников долгое время была основным инструментом, который люди использовали для их профилирования. Некоторые из его идей до сих пор обсуждаются.

Чезаре Ломброзо был врачом и антропологом. Некоторые считают его отцом криминологии. Его книга Преступник, согласно классификации Чезаре Ломброзо считается первым систематизированным списком преступных профилей.Наряду с Энрико Ферри и Раффаэле Гарофало он был основным сторонником позитивистской криминологии.

« На месте преступления есть определенные улики, которые по самой своей природе не поддаются сбору или исследованию. Как собрать любовь, гнев, ненависть, страх…? Это вещи, которые нас научили искать по номеру .

-Джеймс Риз-

На Ломброзо сильно повлияли теории эволюции Дарвина. Он даже предположил, что преступники были «недостающим звеном» между приматами и современным человеком.

Его теория о преступниках и способах их классификации до сих пор остается самой известной. Он сказал, что есть «прирожденные преступники», «криминалоиды» (случайные преступники), моральные имбецилы, преступники по страсти и криминальные эпилептики.

Чезаре Ломброзо и его уголовная классификация

Прирожденные преступники

Ломброзо считал, что преступник можно определить по его физическим характеристикам. Для него преступники были хуже умственно и физически в том смысле, что это было видно невооруженным глазом.

Его физическая классификация прирожденных преступников включала небольшой череп, большую глазницу, впалый лоб, шишку в нижней части затылка и т. Д. Психологически он сказал, что они были бесчувственными, импульсивными и имели нет чувства вины.

Моральные имбецилы

Теория Чезаре Ломброзо гласит, что в психиатрическом учреждении редко можно встретить морального идиота. Скорее всего, вы увидите их в тюрьме или борделе. Они недружелюбны, тщеславны и эгоистичны.

Как прирожденные преступники, у них также есть выдающаяся челюсть. Их лица также были асимметричными. Но их можно идентифицировать по поведению, а не по внешнему виду. Они кажутся безумными даже с раннего детства.

Криминальные эпилептики

Ломброзо считал эпилепсию признаком преступности. По его словам, криминальные эпилептики ленивы, зверолюбивы, деструктивны и тщеславны. Он также сказал, что у них были суицидальные наклонности и что вместе с моральными идиотами были единственными, кто пытался совершать преступления с другими людьми.

Преступники по страсти

Преступники по страсти действуют импульсивно и с благородными идеями. Преступление на почве страсти, мотивированное неблагородным побуждением, было бы обычным преступлением.

По словам Ломброзо, эти типы преступников не обладают какими-либо выдающимися физическими характеристиками, хотя обычно их возраст составляет от 20 до 30 лет.

По его мнению, они также чрезвычайно ласковы и склонны чувствовать крайнюю вину после совершения преступления. Многие пытаются покончить жизнь самоубийством.Ломброзо считал, что их преступления имели три возможных мотива: горе, политика и убийство ребенка.

Разовые преступники

Наконец, Ломброзо считал, что случайные преступники делятся на три категории: псевдопреступники, «криминалоиды» и профессиональные преступники.

Псевдопреступники совершили три типа преступлений: недобровольные, неизвращенные (почти всегда мотивированные необходимостью) и в целях самообороны. Криминалоиды совершают преступления при обстоятельствах.Профессиональные преступники ведут себя законно, а также совершают преступления.

Теория криминальной классификации Чезаре Ломброзо долгое время была стандартом. Некоторые серьезные проблемы стали ясны, когда люди применили научный метод к его теории. Были времена, когда это приводило к предубеждениям и к идее «искоренения» преступников.

5 фильмов, чтобы понять мысли преступника

Подробнее »

Чезаре Ломброзо

Концепция атавизма

Общая теория Ломброзо предполагала, что преступники отличаются от обычных по множеству физических аномалий.Он постулировал, что преступники представляют собой возврат к примитивному или нечеловеческому типу человека, характеризующемуся физическими чертами, напоминающими обезьян, низших приматов и древнего человека и до некоторой степени сохранившимся, по его словам, у современных «дикарей». Поведение этих биологических «возвратов» неизбежно будет противоречить правилам и ожиданиям современного цивилизованного общества.

Через годы патологоанатомических исследований и антропометрических исследований преступников, сумасшедших и нормальных людей Ломброзо пришел к убеждению, что «прирожденный преступник» ( reo nato, термин, данный Ферри) может быть анатомически идентифицирован по таким предметам, как наклонный лоб, уши необычного размера, асимметрия лица, прогнатизм, чрезмерная длина рук, асимметрия черепа и другие «физические стигматы».«Конкретных преступников, таких как воры, насильники и убийцы, можно было отличить по определенным характеристикам, — полагал он. Ломброзо также утверждал, что преступники менее чувствительны к боли и прикосновениям; более острое зрение; отсутствие морального чувства, в том числе отсутствие чувствительности. угрызения совести; больше тщеславия, импульсивности, мстительности и жестокости; и другие проявления, такие как особый криминальный спор и чрезмерное использование татуировок.

Помимо «прирожденного преступника», Ломброзо также описал «криминалоидов», то есть случайных преступников, преступников по страсти, моральных имбецилов и криминальных эпилептиков.Он признал уменьшенную роль органических факторов у многих обычных преступников и сослался на тонкий баланс между

предрасполагающие факторы (органические, генетические) и провоцирующие (окружающая среда, возможности, бедность).

Методы исследования Ломброзо были клиническими и описательными, с точными деталями размеров черепа и другими измерениями. Но он не пользовался преимуществами строгого статистического сравнения преступников и не преступников. Адекватные контрольные группы, которых ему не хватало, могли изменить его общие выводы.Хотя в более поздние годы он в некоторой степени признал психологические и социологические факторы в этиологии преступности, он оставался убежденным в криминальной антропометрии и отождествлялся с ней. Он умер в Турине 19 октября 1909 года.

Теории Ломброзо пользовались влиянием во всей Европе, особенно в медицинских школах, но не в Соединенных Штатах, где преобладали социологические исследования преступности и преступности. Его представления о физических различиях между преступниками и не преступниками были серьезно оспорены Чарльзом Горингом ( The English Convict, 1913), который провел тщательные сравнения и обнаружил незначительные статистические различия.

Биологические теории преступности (Criminology Theories) IResearchNet

D. Наследственность и эволюция

По мере того, как поиск объяснений индивидуального и социального поведения улучшался за счет применения статистических методов и настойчивого утверждения позитивистов о том, что единственное реальное знание было получено посредством систематического наблюдения (т. Е. Научного метода), убеждения о природе и потенциале человека внутри общество стало более изощренным и обоснованным. Хотя Лемарк ранее обсуждал передачу определенных приобретенных черт из поколения в поколение (мягкое наследование), теоретики в середине 1800-х годов извлекли пользу из предположений Мальтуса о прогрессе общества и из все более сложных исследований природы и источников биологических и поведенческих предрасположенностей. .

1. Герберт Спенсер (1820–1903)

Ранний английский социальный теоретик и философ, Спенсер сформулировал теорию эволюции в книге «Прогресс: ее закон и причина» (1857 г.) до публикации книги Чарльза Дарвина «О происхождении видов» в 1859 г. Спенсер предположил, что все во Вселенной возникло из единый источник и усложнялся с течением времени и поколений, становясь дифференцированным, но характеризуясь все большей интеграцией дифференцированных частей.Спенсер также придумал фразу «выживание наиболее приспособленных» в 1864 году, после прочтения книги Дарвина «О происхождении видов», и применил идею естественного отбора к обществу.

2. Чарльз Дарвин (1809–1882)

Хотя предыдущие абзацы иллюстрируют развитие научной мысли о концепциях наследственности и эволюции, большинство ученых в первую очередь отмечают влияние Чарльза Дарвина. Дарвин описал свои теории в двух основных публикациях: (1) О происхождении видов посредством естественного отбора или о сохранении благоприятных рас в борьбе за жизнь (1859 г.) и (2) Происхождение человека и отбор в отношении Секс (1871).

В книге «Происхождение видов» Дарвин подробно изложил теорию, согласно которой организмы эволюционируют на протяжении поколений в процессе естественного отбора. Дарвин пришел к своим выводам и подтвердил свои наблюдения свидетельствами, которые он собрал во время морского путешествия на лодке HMS Beagle в 1830-х годах.

В книге «Происхождение человека и отбор в отношении пола» теория Дарвина была применена к эволюции человека и описана теория полового отбора. Хотя ранее он намекнул, что естественный отбор и эволюция могут и должны применяться к развитию человека, другие (Томас Хаксли в 1863 году, Альфред Уоллес в 1864 году) фактически сначала применили его теории к человеческому животному.

3. Чезаре Ломброзо (1835–1909)

Одним из первых, кто применил открытия Дарвина к преступному поведению и преступникам, Ломброзо был итальянским криминологом и основателем итальянской школы позитивистской криминологии. Ломброзо отверг устоявшуюся классическую школу, которая считала преступление характерной чертой человеческой натуры. Вместо этого, используя концепции, взятые из более ранних точек зрения, такие как физиогномика, Ломброзо, по сути, утверждал, что преступность передается по наследству и что кто-то «прирожденный преступник» (эта фраза была придумана его учеником Энрико Ферри) может быть идентифицирован по физическим дефектам, которые подтвердил преступника как дикаря или атависта.

Ломброзо опубликовал книгу «Человек-преступник» в 1876 году, что помогло основать недавно сформировавшуюся позитивную школу криминологии. Вдохновленный эволюционной теорией Чарльза Дарвина, он считал, что преступники не так развиты, как люди, которые не совершали преступлений, и что преступление является результатом биологических различий между преступниками и не преступниками.

Центральное место в творчестве Ломброзо занимает концепция атавизма. Атавизм описывает повторное появление в организме характеристик какого-то далекого предка после нескольких поколений отсутствия.Это часто относится к атавизму, то есть к возврату назад. Это также может означать возврат к более раннему поведению, мировоззрению или подходу. Ломброзо подошел к этой концепции, полагая, что преступники были возвратом назад в эволюционном масштабе. Он считал, что современные преступники имеют общие физические характеристики (стигматы) с примитивными людьми. В более поздние годы он в конце концов подумал, что социальные и экологические факторы могут способствовать преступности.

Ломброзо пришел к своим выводам, изучив трупы казненных преступников на предмет физических признаков атавизма, разработав типологическую систему (с четырьмя основными типами преступников) для классификации этих людей.Хотя его методы были несовершенными, и большинство перечисленных им черт не позволяло отличить преступников от сопоставимых выборок непреступников, он был одним из первых, кто применил научные принципы к сбору данных и применил статистические методы в своем анализе данных. Помимо изучения физических характеристик преступника, он также оценил условия совершения преступления. Он также был одним из первых, кто изучал женскую преступность, предполагая, что женщины более склонны становиться преступниками «по страсти».”

Ломброзо определил, что серьезные преступники унаследовали свои криминальные черты и были «прирожденными преступниками», атавистическим возвратом к более ранним эволюционным предкам. У них были сильные челюсти, большие зубы, выпуклые лбы и длинные руки. Эти типы преступников составляют около трети всех преступников. Остальные две трети составляли «преступники» (мелкие правонарушители), совершающие преступления лишь изредка.

Хотя прежде всего его помнят за его утверждение о том, что преступное поведение передается по наследству, Ломброзо также утверждал, что факторы окружающей среды могут играть важную роль в преступности.Он предположил, что алкоголизм, изменение климата и недостаток образования могут способствовать преступности.

Работа Ломброзо подтолкнула других исследователей к поиску наследственных источников преступного поведения. Его ученик, Энрико Ферри (1856–1929), не согласился с акцентом Ломброзо на физиологическом, предпочитая вместо этого исследовать интерактивные эффекты физических факторов, индивидуальных факторов и социальных факторов и обвинять преступность в отсутствии моральной чувствительности.

Другой современник из Италии, Раффаэле Гарофало (1851–1934), разработал теорию естественных преступлений, сосредоточив внимание на тех деяниях, которые можно предотвратить или уменьшить с помощью наказания.Гарофало также предложил устранить лиц, представляющих угрозу для общества, чтобы улучшить качество общества и обеспечить его выживание. Как и Ферри, он считал, что преступление было больше результатом недостатка моральных устоев, а не физиологической проблемой.

Выводы Ломброзо были оспорены и опровергнуты Чарльзом Горингом (1870–1919), написавшим «Английский осужденный в 1913 году». В тщательно контролируемом статистическом сравнении более 3000 преступников и не преступников Геринг не обнаружил существенных физических различий между двумя популяциями, кроме роста. и вес (преступников было чуть меньше).Его открытия по существу дискредитировали представление Ломброзо о прирожденном преступнике, хотя исследования по поиску преступных типов продолжались.

Мыслить как преступник? Судить уголовные тела

Итальянский криминалист Чезаре Ломброзо умер в 1909 году. Его идеи, посмертно распространенные на английском языке его дочерью Джиной Ломброзо-Ферреро, странным образом расцвели в Соединенных Штатах в первые десятилетия века. И более века спустя остатки Ломброзо все еще можно услышать в риторике «криминального элемента» и «суперхищников».”

Ученый Эмилия Мусумечи исследует объемные работы Ломброзо в его родном итальянском контексте. Ломброзо родился в 1835 году и вырос в бурный период объединения Италии. «После объединения Италии в 1861 году наступил период чрезвычайной ситуации, связанный с постепенным, но неумолимым переселением из сельской местности в города», — пишет Мусумечи. По словам самого Ломброзо, «опасные классы» грабителей, проституток и подрывников породили «волну преступности», которую нужно было объяснять, а также бороться с ней.

Внешний вид отражал моральное «чудовище» внутри.

Как утверждает Мусумечи, «Ломброзо предпринял неистовые поиски тел и лиц заключенных и сумасшедших, чтобы найти стигматы девиантности, безошибочные, неопровержимые доказательства того, что преступник предопределен к совершению злодеяний, потому что он биологически отличается от от любого другого человека ». (Курсив в оригинале.)

Ответ

Ломброзо 1876 L’Uomo Deliqnuente (переведенный как Преступник в 1911 году).Преступники рождались, а не создавались; они были атавистическим возвратом к более примитивной форме жизни. И вы действительно могли сказать, глядя на них, потому что их дегенерация была записана на их лицах, их костной структуре, их физиономиях. Внешний вид отражал моральное «чудовище» внутри. Работы Ломброзо включали такие иллюстрации, как ухо типичного преступника.

Шесть цифр, иллюстрирующих типы преступников, из L’Homme Criminel Чезаре Ломброзо через JSTOR

Ломброзо полагал, что нашел ключ к пониманию преступного вырождения в аномалии на черепе, которую он нашел у семидесятилетнего разбойника, а затем снова о печально известном серийном убийце.Он назвал этот физический знак «свидетельством о рождении» криминальной антропологии. Углубившись в преступный мир, Ломоброзо также обнаружил, что татуировка и использование сленга являются дополнительными доказательствами криминальных различий.

Чтобы бороться со всем этим, Ломброзо призвал к «научной полиции». Он не дожил до полного расцвета своего призвания, но его последователи пришли к нему. Профессор судебной медицины Сальваторе Оттоленги основал Scuola di Polizia Scientifica в 1907 году в Риме, используя систему идентификационных карт для отслеживания жизни, карьеры и семейного прошлого преступников.Другой помощник Ломброзо, французский полицейский Альфонс Бертильон, разработал систему описания преступников с помощью физических измерений. Mugshots и отпечатки пальцев, основы системы Бертильона, можно напрямую проследить до идей Ломброзо.

Мусумечи отмечает, что Школа полицейских наук была легко включена в фашистский режим Муссолини в 1920-х годах. Оттоленги адаптировал свою систему каталогизации для использования против врагов государства. Сбор данных о преступниках быстро превратился в сбор данных обо всех в «процессе фашистизации всех сторон итальянского общества».

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts