Восприятие как психический познавательный процесс: Восприятие как психический познавательный процесс курсовая по психологии

Содержание

Восприятие как психический познавательный процесс курсовая по психологии

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3 1. ВОСПРИЯТИЕ КАК ПСИХИЧЕСКИЙ ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС 6 1.1.Восприятие как деятельность 6 1.2.Уникальное и типичное в восприятии: апперцепция и перцептивные гипотезы 12 2. ИССЛЕДОВАНИЕ НАБЛЮДАТЕЛЬНОСТИ КАК АКТИВНОГО ВОСПРИЯТИЯ 23 2.1.Идея и методика исследования 23 2.2.Результаты и выводы 26 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 30 СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 32 ПРИЛОЖЕНИЕ 33 __________________________________ ВВЕДЕНИЕ Среди психических процессов человека, памяти, внимания, мышления, восприятие занимает особое место. Его можно назвать основой человеческого познания. Видимый и слышимый мир не входит в человека непосредственно. Для его восприятия необходим психический образ, элементами которого затем «оперируют» другие познавательные процессы. Деятельность человеческого восприятия специально направлена на создание такого образа внешней среды, объективного мира. Восприятие — это целостное отражение предметов, ситуаций, явлений, 0 0 1 Fвозни кающих при непосредственном воздействии физических раздражителей на рецепторные поверхности органов чувств. Еще Э. Титченером было замечено, что «восприятие» происходит, когда большая часть простых процессов, входящих в состав сложного, являются результатом возбуждения органа ощущения».1 Но это не означает, что восприятие – это простая сумма ощущений. Для того, чтобы создать единый, одновременно постоянный и динамичный образ среды необходима активная работа психики. Человек живет не в мире 0 0 1 Fизоли рованных световых или цветовых пятен, звуков или прикосновений, он живет в мире вещей, предметов и форм, в мире сложных ситуаций. Все, что бы человек ни воспринимал, неизменно предстает перед ним в виде целостных образов. Опираясь на совместную работу органов чувств, 0 0 1 Fпроисходит синтез отдельных ощу щений в сложные комплексные системы. Лишь в результате такого объединения изолированные ощущения 0 0 1 Fпре вращаются в целостное восприятие, переходят от отражения отдельных 0 0 1 Fпризна ков к отражению целых предметов или ситуаций. Человеческое восприятие отличается не только целостностью, оно создает, по большому счету, образ мира, а не только наличной ситуации. В образе мира всегда присутствуют компоненты, которые в данный момент не отвечают никаким потребностям организма или личности. Психический __________________________________ 1 Э.Титченер. Очерки психологии. – СПб., 1998, с.22 1. ВОСПРИЯТИЕ КАК ПСИХИЧЕСКИЙ ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ __________________________________ ПРОЦЕСС 1.1.Восприятие как деятельность Рассмотрение восприятия и его свойств с позиций теории деятельности дает достаточно оснований заключить, что восприятие – процесс активный. В процессе деятельностного активного отражения объективно существующей среды выстраивается и корректируется субъективный ее образ. Фактически, образ является продуктом восприятия как познания. Так как именно в образах, чувственных и умственных проявляется результат восприятия. «Можно сказать так: знания, мышление не отделены от процесса формирования чувственного образа мира, а входят в него, прибавляясь к чувственности»2. А.Н. Леонтьев отмечал, что «чувственный образ есть та форма, в которой предметный мир открывается субъекту в результате его деятельности»3. Этот предметный мир открывается в образе как реально, то есть независимо от самого субъекта, существующий. Но, одновременно, «внешний» мир переходит в «бытие для субъекта»4. Это невозможно без участия сознания самого субъекта. «Особая функция чувственных образов сознания состоит в том, что они придают реальность сознательной картине мира, открывающейся субъекту. Что, иначе говоря, именно благодаря чувственному содержанию сознания мир выступает для субъекта как существующий не в сознании, а вне его сознания — как объективное «поле» и объект его деятельности»5. В восприятии проявляется жизненный процесс, протекающий на разных уровнях организации. Восприятие нельзя понимать как однонаправленный процесс – от объекта к субъекту. Имеет место и обратная связь, обеспечиваемая активностью, сознательностью и произвольностью __________________________________ 2 А.Н. Леонтьев. Избранные психологические произведения, М., 1983, с.261 3 А.Н.Леонтьев. Лекции по общей психологии. – М., 2000, с.137 4 А. Н.Леонтьев. Там же. 5 А.Н. Леонтьев. Деятельность. Сознание. Личность. – М., 1975, с.157 деятельности. Процесс восприятия и его продукт включены в деятельность в предметном окружающем мире. И восприятие также предметно, как и воспринимаемый мир. Одно из важнейших свойств восприятия – это его 0 0 1 Fпредметность. Пред метность восприятия выражается в так называемом акте 0 0 1 Fобъек тивации, т.е. в отнесении сведений, получаемых из внешнего мира, к 0 0 1 Fэтому миру. Без такого отнесения восприятие не может выпол нять свою 0 0 1 Fориентирующую и регулирующую функцию в практи ческой деятельности 0 0 1 Fчеловека. Предметность восприятия не врож денное качество. Существует определенная система действий, которая обеспечивает субъекту открытие 0 0 1 Fпредметности мира. Ре шающую роль здесь играет осязание и движение. «И.М. Сеченов подчеркивал, что предметность формируется на основе процессов, в конечном счете всегда внешне двигательных, обеспечивающих контакт с самим предметом. Без участия движения наши 0 01 Fвосприя тия не обладали бы качеством предметности, т. е. отнесенностью к объектам внешнего мира»6. Опыты Дж. Стрэттона с очками, переворачивающими мир на 180 градусов, показывают, что, когда испытуемый самостоятельно двигается в «перевернутом мире», то довольно быстро он адаптируется и начинает адекватно ориентироваться в окружающем, более того, зрение начинает «работать» правильно. А у тех испытуемых, которых в «перевернутом мире» возили в тележке, лишая их самостоятельной активности, правильное видение мира не восстанавливалось. «У всех испытуемых наблюдалась значительная степень адаптации в серии с активным движением. Напротив, в серии с пассивным движением никакой адаптации обнаружено не было»7. Предметность играет большую роль и в 0 0 1 Fдальнейшем формирова нии самих процессов восприятия. Когда возникает расхождение между внешним миром и его образом, субъект вынужден искать новые способы восприятия, обеспечивающие более правильное отражения. Восприятие само можно рассматривать как деятельность, то есть в качестве процесса, который побуждается и направляется тем или иным __________________________________ 6 Р. С. Немов. Психология. В 3-х кн. Кн.1.– М., 1998, с.137 7 Перевернутый мир Дж. Срэттона //Хрестоматия по ощущению и восприятию. – Режим доступа: www. psychology Online. Net операциями. Перцептивные операции, в основном не представлены в сознании. Мы неосознанно определяем расстояние до предметов, удаленность объектов и т.д. Перцептивные операции обеспечиваются психофизиологическими функциями: моторными, мнемическими, сенсорными и т.д. В таком обеспечении велика роль головного мозга. Наиболее полно закономерности и свойства восприятия изучены в гештальт-психологии. Но «роль смысла как организующей силы не затрагивается классической гештальттеорией, которая делает большой акцент на врожденном характере перцептивных процессов»13. И в гештальт-теории восприятие рассматривается как активный процесс, невозможный без движения для создания образа. Даже при создании зрительного образа человек как бы ощупывает глазами контур фигуры. Выявлено, что осмотр происходит не по случайной траектории, а последовательно и планомерно по наиболее значимым элементам фигуры. 14 В рамках этого течения изучены основные закономерности и свойства восприятия. Важнейшими из свойств, которое изучали гештальтисты, является целостность и структурность восприятия. В отличие от ощущения, отражающего отдельные свойства 0 0 1 Fпредмета, воздей ствующего на орган чувств, восприятие есть целостный образ предмета. Разумеется, этот целостный образ складывается на основе обобщения знаний об отдельных свойствах и качествах предмета, получаемых в виде различных ощущений. Для целостности всегда действует принцип заполнения пробелов. Он проявляется в том, что наш мозг всегда старается свести фрагментарное изображение в фигуру с простым и полным контуром. Поэтому, когда мелодия, предмет, образ, слово или фраза представлены лишь разрозненными элементами, мозг будет систематически пытаться собрать их воедино и добавить недостающие части. С 0 0 1 Fцелостностью восприятия связана его структурность. Вос приятие в значительной мере не отвечает нашим мгновенным ощущениям и не является __________________________________ 13 Ч. Осгуд. Перцептивная организация //Хрестоматия по ощущению и восприятию – Режим доступа: www. psychology Online. 14 В.Рубин. Построение образа// Хрестоматия по ощущению и восприятию/ под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер – М., 1975, с 243 простой их суммой. Мы воспринимаем фактически абстрагированную из этих ощущений обобщенную структуру, которая формируется в течение некоторого времени. Источники целостности и структурности восприятия лежат в особенностях самих отражаемых объектов, с одной стороны, и в предметной, активной деятельности человека — с другой. Закон константности восприятия утверждает, что образ вещи стремится к постоянству, неизменности. Даже при изменении условий восприятия. Иными словами, восприятие проявляет свойство константности. Воспринимаемые объекты непрерывно изменяют свой облик, благодаря изменению освещенности, удаленности, цвета и т.д. Но мы воспринимаем объекты, особенно знакомые, как неизменные. Белый дом будет для нас белым и утром и вечером. Перцептивная система способна и настроена компенсировать изменения условий восприятия. С.Л. Рубинштейн писал: «Легко понять, как велико практическое значение постоянства величины, формы и цвета…практически непрерывно изменялись бы все основные свойства, по которым мы узнаем предметы. Не было бы вообще восприятия предметов, было бы одно непрерывное мерцание непрерывно сдвигающихся, увеличивающихся и уменьшающихся, сплющивающихся и растягивающихся пятен и бликов неописуемой пестроты…наше восприятие превратилось бы в сплошной хаос».15 0 0 1 FДействительным источником константности восприятия явля ются 0 0 1 Fактивные действия перцептивной системы. Из разнообраз ного и изменчивого потока движений рецепторных аппаратов и ответных ощущений субъект выделяет относительно постоянную, инвариантную структуру 0 0 1 Fвоспринимаемого объекта. Многократ ное восприятие одних и тех же объектов при разных условиях обеспечивает инвариантность перцептивного образа относительно этих изменчивых условий, а также движений самого рецепторного аппарата, следовательно, порождает константность этого образа. При этом вариации, вызванные изменением условий восприятия и __________________________________ 15 С.Л. Рубинштейн. Основы общей психологии. – СПб, 2001, с.234 активными движениями органов чувств наблюдателя, сами по себе не ощущаются; воспринимается лишь нечто относительно инвариантное, 0 0 1 Fнапример форма какого-либо предмета, его разме ры и т.п. Свойство константности объясняется тем, что восприятие представляет собой своеобразное саморегулирующееся действие, обладающее механизмом 0 0 1 Fобратной связи и подстраиваю щееся к особенностям воспринимаемого объекта и условиям его существования. Формирующаяся в процессе 0 0 1 Fпредметной деятель ности константность восприятия — необходимое условие жизни и деятельности человека. Без этого человек не смог бы 0 0 1 Fориенти роваться в бесконечно многообразном и изменчивом мире. Исследование свойств восприятия неизбежно приводит к выводу о его активности, позволяющей человеку познавать через построение адекватных образов объективного мира. __________________________________ 0 0 1 FВосприятие есть активный процесс, использующий информа цию для того, чтобы выдвигать и проверять гипотезы. Характер же этих гипотез 0 0 1 Fопределяется содержанием прошлого опыта лич ности. Как показали результаты исследований, при предъявлении испытуемым незнакомых фигур, представляющих произвольное сочетание прямых и кривых линий, уже на первых фазах восприятия осуществляется поиск тех эталонов, к которым можно было бы отнести воспринимаемый объект. В процессе восприятия выдвигаются и проверяются гипотезы о принадлежности объекта к той или иной категории. Одним из показателей активности восприятия является его своеобразие, индивидуализированность, уникальность. Кроме «фильтра» перцептивного опыта восприятие использует личностные интересы, мотивы, установки. В общем и целом направленность личности определяет, как бы организует восприятие. В процессе восприятия участвуют и эмоции, которые могут изменять содержание восприятия. Поскольку все люди различаются как по своим интересам и установкам, так и по целому ряду других характеристик, мы можем утверждать, что существуют индивидуальные различия в восприятии. Индивидуальные различия налагают отпечаток, прежде всего, на направленность и характер восприятия, отчасти управляют им. «Само восприятие подвержено вариациям, когда человек голоден, влюблен, испытывает боль или решает задачу. Эти вариации относятся к психологии восприятия в такой же степени, как элементарные законы психофизиологии».18 Индивидуальные различия в восприятии велики, но, тем не менее, 0 0 1 Fможно выде лить определенные типы этих различий, характерные не для одного конкретного человека, а для целой группы людей. К их числу в первую очередь необходимо отнести различия между целостным и 0 0 1 Fдетализирующим, или синтетическим и ана литическим, восприятием. Целостный, или синтетический, тип восприятия характеризуется тем, что у склонных к нему лиц ярче всего редставлено общее впечатление от предмета, общее содержание восприятия, общие особенности того, что воспринято. Лю и с этим типом восприятия м ньше всего обращают 0 0 1 Fвнимание на детали на подроб ност . Поэтому многие детал остаются 0 0 1 Fнезамеченными ими. Они больше улавли вают смысл целого, чем детальное содержание и особе но его тдельные части. Для того чтобы увидеть детали, им приходится ставить себе специальную за ачу. Лица с другим типом восприятия — детализирующим, или аналитическим, склонны к четкому выделению деталей и подробностей. Предмет или явление в целом, общий смысл того, что было воспринято, отходит для них на второй план, иногда 0 0 1 Fдаже совсем не замеча ется. Для того чтобы понять суть явления или адекватно воспринять какой-либо предмет, им необходимо поставить перед собой специальную задачу, выполнить которую им не всегда удается. Их рассказы всегда наполнены подробностями и описанием частных деталей, за которыми может потеряться смысл целого. Чаще всего эти типы восприятия дополняют друг друга. Однако даже крайние варианты нельзя рассматривать как отрицательные, поскольку очень часто они определяют то своеобразие 0 0 1 Fвосприятия, которое по зволяет человеку быть неординарной личностью. Существуют и другие типы восприятия, например описательный и 0 0 1 Fобъясни тельный. Лица, относящиеся к описательному типу, ограничиваются фактической стороной того, что видят и слышат, не 0 0 1 Fпытаются объяснить себе суть воспринято го явления. Движущие силы поступков людей, событий или каких-либо явлений остаются вне поля их 0 0 1 Fвнимания. Напротив, лица, относящиеся к объяснительно му типу, не удовлетворяются тем, что непосредственно дано в восприятии. Они всегда стремятся объяснить увиденное или услышанное. Этот тип поведения чаще сочетается с целостным, или синтетическим, типом восприятия. Также выделяют объективный и субъективный типы восприятия. Для __________________________________ 0 0 1 Fобъек тивного типа восприятия характерно строгое соответствие тому, что происходит в действительности. Люди же с субъективным типом восприятия 0 0 1 Fвыходят за пре делы того, что им дано фактически, и привносят многое от себя. Их восприятие подчинено субъективному отношению к тому, что воспринимается, повышенно пристрастной оценке, сложившемуся ранее предвзятому отношению. Такие люди, рассказывая о чем-либо, склонны 0 0 1 Fпередавать не то, что восприняли, а свои субъек тивные впечатления об этом. Они больше говорят о том, что чувствовали или что думали в момент событий, о которых они рассказывают. Кроме того Дж. Брунер обращал внимание на различную скорость перестройки восприятия у разных людей. «Если же в среде возникают неожиданные события, происходят необычные последовательности, результатом оказывается замедление идентификации и категоризации, и вновь должен начаться поиск признаков. Мы называем таких людей ригидными, или тугодумами…как правило, люди, неспособные изменять свои категориальные суждения в постепенно изменяющихся условиях, склонны также к тому, что он называет «сверхконтролем» при решении других познавательных или мотивационных задач. На другом полюсе находятся люди, у которых преобладает установка на разнообразие. Как создается такая установка, остается еще загадочным»19. Большое значение среди индивидуальных различий восприятия играют 0 0 1 Fраз личия в наблюдательности. Наблюдательность — это умение подмечать в предметах и явлениях то, что в них мало заметно, не бросается само собой в глаза, но что существенно 0 0 1 Fили ха рактерно с какой-либо точки зрения. Характерным признаком наблюдательности является быстрота, с которой воспринимается что-либо малозаметное. Наблюдательность присуща далеко не всем людям и не в одинаковой степени. Различия в наблюдательности в значительной степени 0 0 1 Fзависят от индивидуальных особен ностей личности. Так, например, __________________________________ 19 Дж. Брунер. Психология познания. За пределами непосредственной информации. — М., 1977, с. 51 0 0 1 Fлюбознательность является фактором, способ ствующим развитию наблюдательности. Одним из важных факторов наблюдательности является преднамеренность — непреднамеренность восприятия. При непреднамеренном 0 0 1 Fвосприятии мы не руководствуем ся заранее поставленной целью или задачей — воспринять данный предмет. 0 01 FВос приятие направляется внешними обстоятельствами. Преднамеренное восприятие, напротив, с самого начала регулируется задачей — воспринять 0 01 Fтот или иной пред мет или явление, ознакомиться с ним. Преднамеренное восприятие может быть включено в какую-либо деятельность и осуществляться по ходу ее выполнения. Но иногда восприятие может выступать и как относительно самостоятельная 0 0 1 Fдея тельность с характерными для него мотивами и оптимальной активацией. Для наблюдения как деятельности существует свой оптимум мотивации; слишком сильная стимуляция наблюдательности приводит к потерям информации. П. Фресс писал, что «психологи разных стран признавали, что интенсивная стимуляция отрицательно сказывается на нашей эффективности, точнее говоря, на адаптации к задачам, которые непрерывно ставит перед нами среда»20. Восприятие как самостоятельная деятельность особенно ясно 0 0 1 Fвысту пает в наблюдении, которое представляет собой преднамеренное, планомерное и более или менее длительное восприятие с целью проследить течение какого-либо явления или те изменения, которые происходят в объекте восприятия. Поэтому наблюдение — это активная форма чувственного познания 0 0 1 Fчеловеком действительности, а наблюдательность может рассматри ваться как характеристика активности восприятия. Исключительно велика роль активности наблюдения выражается как в мыслительной деятельности, сопровождающей наблюдение, так и в __________________________________ 20 П.Фресс. Оптимум мотивации // Хрестоматия по психологии мотивации. — Режим доступа: www. psychology Online. Net с развитием сенсорной и перцептивной сфер. Обобщая все вышеизложенное, можно сделать по материалам Главы 1 следующие выводы: • В процессе деятельностного активного отражения объективно существующей среды выстраивается и корректируется субъективный ее образ. Образ является продуктом восприятия; • В настоящее время исследователи различают чувственный и мысленный образ; • В свойствах восприятия (предметности, целостности, константности и др.) проявляется его активность; • Апперцепция свидетельствует о включенности всей человеческой личности в процесс восприятия, т. е. оно не является простым «автоматическим» актом; • На перцептивном уровне происходит принятие решений после построения и перебора перцептивных гипотез. Затруднения в выборе ведут к осознанию и деталей образа и гипотез; • Все сказанное о влиянии на восприятие прошлого опыта 0 0 1 Fсубъекта, мотивов и задач его деятельности, установки, эмоцио нального состояния, мировоззрения показывают, что восприятие — активный процесс, которым можно управлять. __________________________________ 2. ИССЛЕДОВАНИЕ НАБЛЮДАТЕЛЬНОСТИ КАК АКТИВНОГО __________________________________ ВОСПРИЯТИЯ 2.1.Идея и методика исследования В основу исследования мы положили представление о многообразии проявления деятельности восприятия как активного, сознательного, контролируемого процесса. Осознанное восприятие развивается на основе бессознательного и регулируется волей человека. Отсюда возникает возможность исследовать активность восприятия как деятельности, вскрывающей «скрытые» свойства и особенности воспринимаемых содержаний. Одно из проявлений активного восприятия в обыденной жизни – наблюдательность. Чем наблюдательней человек, тем, с очевидностью, у него лучше развито восприятие и его регуляция. Методика, использованная в нашем эксперименте – это «Методика исследования наблюдательности»23, предполагающая процедуру работы со стимульным материалом, группировку и математическую обработку данных. Методика отвечает цели выявления уровня наблюдательности. В качестве стимульного материала используются две несложные по сюжету и количеству деталей картинки, одинаковые почти во всем, кроме заранее предусмотренных малозаметных десяти различий. Эти различия заключаются в отсутствии или ином расположении какой-либо детали на одной из картинок по сравнению с другой. В качестве оборудования используются бумага, ручка и секундомер. Мы, естественно, составили список 10 различий в изображениях на картинках (Приложение 1): 1) Перья на шапке: на первой картинке – 1 перо, на второй – 2 пера; 2) Стрелы в колчане: на первой картинке – 3 стрелы, на второй – 4 стрелы; 3) Брови на лице: на первой картинке – есть брови, на второй – они __________________________________ 23 Т. И Пашукова., А.И Допира., Г.В. Дьяконов. Практикум по общей психологии. – Режим доступа: myword..ru. Тема 2.4 несуществующие, кажущиеся различия, то мы заносили их в колонку «Несуществующие». Колонка «Итог» (С – Н) отражает количество правильно названных существующих различий минус несуществующие различия. 2.2.Результаты и выводы По полученным данным мы рассчитали коэффициенты наблюдательности для каждого испытуемого. В отдельной колонке мы указали уровень наблюдательности, который обнаружил испытуемый. Результаты отражены в Таблице 2.2. Коэффициенты наблюдательности. Таблица 2.2. Коэффициенты наблюдательности № п/п Коэффициент наблюдательности Уровень наблюдательности 1. средний 2. средний 3. средний 4. средний 5. средний 6. средний 7. средний 8. средний 9. средний 10. средний 11. средний 12. средний 13. средний 14. средний 15. средний 16. средний 17. средний 18. средний 19. средний 20. средний __________________________________ Интерпретируя полученные результаты, можно отметить, что все наши испытуемые показали средний уровень развития наблюдательности. Все они отметили, что за осознанное восприятие и сравнение картинок энергозатратно. Все они за одну минуту успели устать. Каждая личность обладает своеобразным «подходом» к исследованию картинки. Испытуемые 2, 4, 9, 12 совершили ошибки, назвав несуществующие признаки. Это, несомненно, говорит о неверной идентификации воспринимаемого содержания. Все они отметили, что очень старались выполнить задание за отведенные 60 секунд. Высокая мотивация и тревожность привели к поспешным умозаключениям. Все эти испытуемые при повторном, неэкспериментальном рассматривании картинок с удивлением отметили, что ряд названных ими различий, в действительности, не существует. Это приводит нас к умозаключению, что на проявления наблюдательности влияет внутреннее состояние испытуемых, а именно: высокая мотивация решения задачи и тревожность по поводу дефицита времени. Эти испытуемые отметили, что «в жизни вообще» не любят, когда не хватает времени, при его дефиците «не знают, за что хвататься», переживают дезорганизацию деятельности, испытывают самый настоящий стресс. Обобщая все вышеизложенное в данной Главе, мы можем сделать следующие выводы: • Деятельность восприятия можно исследовать как деятельность наблюдения; • Наблюдательность основывается как на бессознательных, так и на осознанных действиях; • Наблюдательность требует навыков сравнения, классифицирования и прочих мыслительных операций; • Разные испытуемые, совершая деятельность наблюдения, действуют по-разному: одни пытаются действовать систематично, двигаясь сверху вниз по картинкам, другие же действуют хаотично, называя то, что первым «бросается в глаза»; __________________________________ . Для большинства испытуемых характерен средний уровень
наблюдательности;

. Анализ ошибок наблюдения приводит к заключениям о влиянии
силы мотивации и стрессоустойчивости на показываемый уровень

наблюдательности;
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 1. Брунер Дж. Психология познания. За пределами непосредственной информации. — М., 1977; 2. Грегори Р. Разумный глаз. – М., 2003; 3. Еникеев М.И. Общая и социальная психология. – М., 2000; 4. Картинки «найди 10 различий». – Режим доступа: www.scanword.net; 5. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. – М., 1975; 6. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения, М.,1983; 7. Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии. – М., 2000; 8. Леонтьев А.Н. Психология образа //Хрестоматия по ощущению и восприятию. – Режим доступа: www. psychology Online. Net; 9. Маклаков А.Г. Общая психология. — СПб., 2001; 10.Немов Р.С. Психология. В 3-х кн. Кн.1.– М., 1998; 11.Олпорт Х.Ф. Феномены восприятия //Хрестоматия по ощущению и восприятию. — Режим доступа: www. psychology Online. Net; 12.Осгуд Ч. Перцептивная организация //Хрестоматия по ощущению и восприятию – Режим доступа: www. psychology Online. net; 13.Пашукова Т.И., Допира А.И., Дьяконов Г.В. Практикум по общей психологии. – Режим доступа: myword.ru; 14.Перевернутый мир Дж. Срэттона //Хрестоматия по ощущению и восприятию. – Режим доступа: www. psychology Online. Net; 15.Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Теоретическая психология. – М., 2003; 16.Рубин В. Построение образа// Хрестоматия по ощущению и восприятию/ под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер. – М., 1975; 17.Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб, 2001; 18.Титченер Э. Очерки психологии. – СПб., 1998; 19.Фресс П. Оптимум мотивации // Хрестоматия по психологии мотивации. — Режим доступа: www. psychology Online. Net __________________________________ __________________________________

Восприятие как психический познавательный процесс (стр. 1 из 6)

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. 3

1. ВОСПРИЯТИЕ КАК ПСИХИЧЕСКИЙ ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС.. 6

1.1.Восприятие как деятельность. 6

1.2.Уникальное и типичное в восприятии: апперцепция и перцептивные гипотезы 12

2. ИССЛЕДОВАНИЕ НАБЛЮДАТЕЛЬНОСТИ КАК АКТИВНОГО ВОСПРИЯТИЯ 23

2.1.Идея и методика исследования. 23

2.2.Результаты и выводы.. 26

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 30

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ.. 32

ПРИЛОЖЕНИЕ. 33

ВВЕДЕНИЕ

Среди психических процессов человека, памяти, внимания, мышления, восприятие занимает особое место. Его можно назвать основой человеческого познания. Видимый и слышимый мир не входит в человека непосредственно. Для его восприятия необходим психический образ, элементами которого затем «оперируют» другие познавательные процессы. Деятельность человеческого восприятия специально направлена на создание такого образа внешней среды, объективного мира.

Восприятие — это целостное отражение предметов, ситуаций, явлений, возни­кающих при непосредственном воздействии физических раздражителей на рецепторные поверхности органов чувств. Еще Э. Титченером было замечено, что «восприятие» происходит, когда большая часть простых процессов, входящих в состав сложного, являются результатом возбуждения органа ощущения».[1]

Но это не означает, что восприятие – это простая сумма ощущений. Для того, чтобы создать единый, одновременно постоянный и динамичный образ среды необходима активная работа психики. Человек живет не в мире изоли­рованных световых или цветовых пятен, звуков или прикосновений, он живет в мире вещей, предметов и форм, в мире сложных ситуаций. Все, что бы человек ни воспринимал, неизменно предстает перед ним в виде целостных образов. Опираясь на совместную работу органов чувств, происходит синтез отдельных ощу­щений в сложные комплексные системы. Лишь в результате такого объединения изолированные ощущения пре­вращаются в целостное восприятие, переходят от отражения отдельных призна­ков к отражению целых предметов или ситуаций.

Человеческое восприятие отличается не только целостностью, оно создает, по большому счету, образ мира, а не только наличной ситуации. В образе мира всегда присутствуют компоненты, которые в данный момент не отвечают никаким потребностям организма или личности. Психический образ создается «с запасом». Помимо ощущений в восприятии задействованы предыдущий опыт, процессы осмысления того, что воспринимается. Таким образом создается целостная перцептивная система человека.

В настоящее время существуют различные теории процесса распознавания об­разов. В этих теориях основное внимание уделено следующему вопросу: как внеш­ние сигналы, воздействующие на органы чувств, преобразуются в осмысленные перцептивные образы? Как правило, мы опознаем окружающие нас предметы и события легко и быстро. Поэтому может создаться впечатление, что связанные с распознаванием операции просты и непосредственны. Однако это совсем не так. Попытки инженеров создать машины, которые были бы способны распознавать символы и звуки, обычные для окружающей нас среды, в большинстве случаев заканчиваются неудачей. Системы восприятия животных, даже самых примитив­ных, по своим возможностям далеко опережают подобные машины.

В процесс восприятия всегда включены двигательные компо­ненты. Поэтому восприятие правильнее всего обозначать как воспринимаю­щую деятельность субъекта. Результатом этой деятельности яв­ляется целостное представление о предмете, с которым мы сталкиваемся в реаль­ной жизни.

В реальной жизни мы, конечно же, не задумываемся о том, как функционирует наше восприятие. Это привело бы к его дезорганизации. Но все, что мы делаем, без преувеличения, стало бы невозможным, если бы восприятие существенно нарушилось. Невозможность создать адекватный образ среды привела бы к невозможности действовать в мире, а значит и жить человеческой жизнью.

Одно из проявлений восприятия в жизни – это наблюдательность. Исследовать перцептивную деятельность человека возможно как исследование его наблюдательности и самой деятельности наблюдения. Для наблюдения важно воспринимать сигналы окружающего мира, классифицировать их, уметь видеть новизну, оттормаживать имеющийся жизненный опыт. Кроме того, развитая наблюдательность предполагает не только высокое личностное развитие, но и осознанное внимание к состоянию собственного восприятия.

Все выше отмеченное позволяет нам определить в качестве объекта курсовой работы восприятие как психический процесс.

Предметом данной курсовой работы выступает наблюдательность как результат развития восприятия.

В выполненном нами исследовании проверяется гипотеза: психический процесс восприятия проявляет себя как активная познавательная деятельность в наблюдательности субъекта наблюдения.

Цель курсовой работы заключается в исследовании восприятия как психического познавательного процесса.

Цель достигается при решении следующих задач:

1) Изучить научную литературу по избранной теме;

2) Исследовать уровень наблюдательности как результат развития восприятия;

3) Классифицировать полученные данные;

4) Описать результаты и сделать выводы.

Курсовая работа состоит из двух введения, двух глав, заключения списка источников и литературы.

1. ВОСПРИЯТИЕ КАК ПСИХИЧЕСКИЙ ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС

1.1.Восприятие как деятельность

Рассмотрение восприятия и его свойств с позиций теории деятельности дает достаточно оснований заключить, что восприятие – процесс активный. В процессе деятельностного активного отражения объективно существующей среды выстраивается и корректируется субъективный ее образ. Фактически, образ является продуктом восприятия как познания. Так как именно в образах, чувственных и умственных проявляется результат восприятия. «Можно сказать так: знания, мышление не отделены от процесса формирования чувственного образа мира, а входят в него, прибавляясь к чувственности»[2].

А.Н. Леонтьев отмечал, что «чувственный образ есть та форма, в которой предметный мир открывается субъекту в результате его деятельности»[3]. Этот предметный мир открывается в образе как реально, то есть независимо от самого субъекта, существующий. Но, одновременно, «внешний» мир переходит в «бытие для субъекта»[4]. Это невозможно без участия сознания самого субъекта. «Особая функция чувственных образов сознания состоит в том, что они придают реальность сознательной картине мира, открывающейся субъекту. Что, иначе говоря, именно благодаря чувственному содержанию сознания мир выступает для субъекта как существующий не в сознании, а вне его сознания — как объективное «поле» и объект его деятельности»[5].

В восприятии проявляется жизненный процесс, протекающий на разных уровнях организации. Восприятие нельзя понимать как однонаправленный процесс – от объекта к субъекту. Имеет место и обратная связь, обеспечиваемая активностью, сознательностью и произвольностью деятельности. Процесс восприятия и его продукт включены в деятельность в предметном окружающем мире. И восприятие также предметно, как и воспринимаемый мир. Одно из важнейших свойств восприятия – это его предметность. Пред­метность восприятия выражается в так называемом акте объек­тивации, т.е. в отнесении сведений, получаемых из внешнего мира, к этому миру. Без такого отнесения восприятие не может выпол­нять свою ориентирующую и регулирующую функцию в практи­ческой деятельности человека. Предметность восприятия не врож­денное качество. Существует определенная система действий, которая обеспечивает субъекту открытие предметности мира. Ре­шающую роль здесь играет осязание и движение. «И.М. Сеченов подчеркивал, что предметность формируется на основе процессов, в конечном счете всегда внешне двигательных, обеспечивающих контакт с самим предметом. Без участия движения наши восприя­тия не обладали бы качеством предметности, т.е. отнесенностью к объектам внешнего мира»[6]. Опыты Дж. Стрэттона с очками, переворачивающими мир на 180 градусов, показывают, что, когда испытуемый самостоятельно двигается в «перевернутом мире», то довольно быстро он адаптируется и начинает адекватно ориентироваться в окружающем, более того, зрение начинает «работать» правильно. А у тех испытуемых, которых в «перевернутом мире» возили в тележке, лишая их самостоятельной активности, правильное видение мира не восстанавливалось. «У всех испытуемых наблюдалась значительная степень адаптации в серии с активным движением. Напротив, в серии с пассивным движением никакой адаптации обнаружено не было»[7]. Предметность играет большую роль и в дальнейшем формирова­нии самих процессов восприятия. Когда возникает расхождение между внешним миром и его образом, субъект вынужден искать новые способы восприятия, обеспечивающие более правильное отражения.

Восприятие само можно рассматривать как деятельность, то есть в качестве процесса, который побуждается и направляется тем или иным предметом, мотивом, который конкретизует какую-то потребность. Перцептивная деятельность всегда определяется смыслом, мотивом, целью. Она обеспечивается необходимыми навыками, нормальным функционированием психофизиологических функций. Деятельность восприятия обнаруживает себя, по выражению А.Н. Леонтьева, в «воспринимании». Она сама по себе регулируется смыслом, и имеет значение. «Обращаясь к человеку, к сознанию человека, я должен ввести еще одно понятие — понятие о пятом квазиизмерении, в котором открывается человеку объективный мир. Это — смысловое поле, система значений»[8]. Осмысленность восприятия является существенным свойством восприятия, доказывающим его активный характер. Хотя восприятие возникает в ре­зультате непосредственного воздействия раздражителя на рецепто­ры, перцептивные образы всегда имеют определенное смысловое значение. Восприятие у человека теснейшим образом связано с мышлением, с пониманием сущности предмета. Это одновременно является и загадкой восприятия. Р.Грегори в книге «Разумный глаз» отмечает: «Разумность глаза -до сих пор во многом загадочная для науки — в том и состоит, что зрение способно проникать в невидимую суть видимых вещей. Зрение человеческое иногда позволяет узнать не только биологически важные свойства предметов, а и такие их качества, которые вообще недоступны органам чувств, но известны разуму»[9].

Восприятие как психический познавательный процесс

Восприятие — это психический процесс, отражающий целостный образ предметов и явлений в сознании человека при их непосредственном воздействии на органы чувств.

Восприятие включает в себя ощущение и основывается на нем. Но оно не сводится к простой сумме ощущений. Это нечто целое, куда входит и воспроизведенный прошлый опыт, и процессы осмысления того, что воспринимается, и др. психические процессы. Другими словами, восприятие отличается от ощущения тем, что это активный процесс, в результате которого формируется образ объекта.

Основным отличием восприятия от ощущения является целостное отображение предмета через отражение всей совокупности его свойств.

Фазы восприятия

Результат восприятия – психический образ объекта

Восприятие – результат сложной аналитико-синтетической деятельности. Оно состоит из следующих перцептивных фаз:

1. Обнаружение (исходная фаза, на которой происходит выделение объекта из общего фона раздражителей).

2. Различение(выделение в объекте наиболее характерных признаков, по которым его можно опознать).

3. Идентификация(отождествление объекта с образцами, находящимися в памяти).

4. Опознание объекта(совпадение его с имеющимся в памяти образцом, отнесение его к определенной категории объектов, «называние объекта»).

Важную роль в восприятии играет желание человека воспринимать тот или иной предмет, сознание необходимости или обязанности воспринять его, а также волевые усилия, направленные на то, чтобы добиться лучшего восприятия, настойчивость, которую он при этом проявляет. Таким образом, в восприятии предмета реального мира задействованы внимание и направленность личности.

Виды восприятия

1. Восприятие пространства может протекать на разных уровнях. К пространственным свойствам предмета относятся: величина, форма, положе­ние в пространстве. В восприятии трехмерного пространства, прежде всего, задействованы функ­ции специального вестибулярного аппарата, расположенного во внутреннем ухе, а также аппарат бинокулярного зрения.

2. Восприятие времени, несмотря на важность данной проблемы, изучено гораз­до меньше, чем вопрос о восприятии пространства. Сложность изучения данного вопроса заключается в том, что время не воспринимается как явление мате­риального мира. О его течении можно судить лишь по определенным признакам.

Наиболее элементарными формами являются процессы восприятия, в основе которых лежат элементарные ритмические явления, известные под названием «биологических часов». В целом, при исследовании восприятия времени необходимо учитывать два основных аспекта: восприятие временной длительности и восприятие временной последовательности.

Оценка длительности временного отрезка во многом зависит от того, какими событиями он был заполнен. Если событий было много, и они были интересны, то время идет быстрее. И наоборот, если событий было мало или они были не интересны, то время тянется медленно. Временной отрезок, заполненный разнообразными событиями, кажется более продолжительным, и наоборот.

Оценка длительности времени зависит и от эмоциональных переживаний. Если события вызывают положительное отношение к себе, то время кажется быст­ро идущим. И наоборот, негативные переживания удлиняют временной отрезок.

Кроме внутренних механизмов восприятия времени человек также пользуется определенными величинами временных интервалов. Такими интервалами могут быть день, неделя, месяц, год, столетие и т. п. Существование этих интервалов возможно потому, что в них чере­дуется определенная смена событий, например заход и восход солнца. Так, по ко­личеству восходов мы можем судить, сколько прошло дней, недель, месяцев, лет.

Таким образом, в восприятии времени человеком необходимо выделить два аспекта: субъективный и объективно-условный. Субъективный аспект связан с на­шей личной оценкой проходящих событий, что, в свою очередь, зависит от запол­ненности данного временного периода событиями, а также их эмоциональной окрашенности. Объективно-условный аспект связан с объективным течением со­бытий и чередой условно-договорных точек отсчета, или интервалов времени. Если первый аспект отражает внутреннее ощущение времени, то второй аспект помога­ет человеку ориентироваться во времени.

Действительно ли есть различие? — Ассоциация психологических наук — APS

Что, если каждый вводный учебник психологии ошибается в отношении роли самых основных и фундаментальных компонентов психологической науки? На протяжении десятилетий учебники учили, что существует четкая грань между восприятием — как мы видим, слышим, осязанием, вкусом и запахом — и когнитивными процессами более высокого уровня, которые позволяют нам интегрировать и интерпретировать наши чувства. Тем не менее, появляющиеся междисциплинарные исследования показывают, что разграничение между восприятием и познанием может быть гораздо более размытым, чем считалось ранее.Похоже, что нисходящие когнитивные процессы влияют даже на самые основные компоненты восприятия, влияя на то, как и что мы видим. Новые открытия также показывают, что наши так называемые низкоуровневые процессы восприятия, такие как обоняние, на самом деле могут быть намного умнее, чем считалось ранее. Точно определить, что идет сверху вниз или снизу вверх, может быть гораздо сложнее, чем когда-то считали ученые.

Смесительная чаша для нейровизуализации

Новые достижения в технологии нейровизуализации позволяют исследователям наблюдать процессы восприятия, такие как зрение и осязание, в реальном времени, когда субъекты просматривают изображения, слушают звук или проводят пальцами по тактильным объектам.

Функциональная МРТ (фМРТ) измеряет изменения кровотока в головном мозге, позволяя исследователям наблюдать за конкретными областями и структурами мозга, которые активны во время выполнения задачи. Однако фМРТ работает в масштабе времени, который намного медленнее, чем скорость мозга в миллисекундах на миллисекунды. Другая технология визуализации, магнитоэнцефалография (МЭГ), использует датчики вокруг кожи головы участника для измерения активности мозга. МЭГ позволяет регистрировать чрезвычайно быструю мозговую активность почти в реальном времени, но ему не хватает точности фМРТ для определения активных структур мозга.

Сотрудник

APS Од Олива, старший научный сотрудник в области компьютерного зрения, нейробиологии и взаимодействия человека с компьютером в Лаборатории компьютерных наук и искусственного интеллекта Массачусетского технологического института, работает над новым многообещающим методом объединения данных фМРТ и МЭГ, который позволит исследователям наблюдать за обоими когда и где происходит зрительное восприятие в мозгу. По словам Оливы, основная проблема комбинирования фМРТ и МЭГ заключается в том, что эти два метода предоставляют разные типы данных от разных типов датчиков.

«Современные [неинвазивные] методы визуализации мозга по отдельности не могут разрешить пространственно-временную динамику мозга, потому что они обеспечивают высокое пространственное или временное разрешение, но не то и другое вместе», — Олива и его коллеги Радослав Мартин Чичи (Freie Universitat Berlin) и Димитриос Пантазис (Массачусетс) Institute of Technology) написал в статье 2016 года, опубликованной в Cerebral Cortex .

Ученый из Массачусетского технологического института Од Олива работает над новым методом объединения данных функциональной МРТ и магнитоэнцефалографии, который позволяет исследователям наблюдать, когда и где происходит визуальное восприятие в мозге. Фото: Бенджамин Ланер

Новый метод, на который ссылается Олива, дает исследователям возможность наблюдать визуальную обработку со скоростью миллисекунды и разрешением до миллиметра.

В одном исследовании Олива и его коллеги создали огромную базу данных нейровизуализации визуального восприятия, попросив 16 участников выполнить идентичные задачи как на фМРТ, так и на МЭГ-аппарате. Этот уникальный набор данных позволил исследовательской группе построить матрицу, сравнивающую пространственные данные из фМРТ и временные данные из MEG.

«Мы используем репрезентативную геометрию, то есть смотрим, насколько похожи два или более стимула в пространстве ваших данных», — объяснил Олива.

Результаты этого исследования позволяют по-новому взглянуть на то, как самые основные компоненты визуального восприятия, такие как форма или цвет, приводят к когнитивным процессам более высокого уровня, связанным с категоризацией и памятью. В статье 2014 года, опубликованной в Nature Neuroscience , Олива и его коллеги обнаружили, что поток мозговой активности от наблюдения объекта до распознавания и классификации его как растения или животного происходил с невероятной скоростью — всего 160 миллисекунд.

Хотя Олива заметил, что в этих экспериментах невозможно различить восходящую и нисходящую обработку, были получены некоторые удивительные результаты. Некоторые области мозга, которые, как ожидается, станут активными относительно поздно при распознавании визуальных объектов, стали активными намного раньше, чем ожидалось.

Этот новый подход к нейровизуализации позволяет исследователям создавать пространственно-временные карты человеческого мозга, которые также включают продолжительность нейронных репрезентаций, которые могут помочь руководствоваться теорией и архитектурой модели, отметил Олива.

Различие между зрением и мышлением

Недавно большое количество опубликованных исследований показало, что наши когнитивные процессы «высшего порядка», такие как убеждения, желания и мотивации, могут оказывать существенное влияние сверху вниз на основные процессы восприятия, изменяя наше базовое зрительное восприятие. Однако профессор психологии Йельского университета и сотрудник APS Брайан Шолль настаивает на том, что восприятие может происходить без какого-либо прямого влияния познания.

Шолль возглавляет Йельскую лабораторию восприятия и познания, где он исследует вопросы о том, как восприятие, память и обучение взаимодействуют, чтобы произвести наше восприятие мира.В смелой статье 2016 года, написанной в соавторстве с Чазом Файерстоуном (Университет Джона Хопкинса), он написал: «Ни одно из этих сотен исследований — ни по отдельности, ни в совокупности — не дает убедительных доказательств истинного нисходящего влияния на восприятие». Шолль и Файерстоун сказали, что базовое зрительное восприятие на самом деле намного умнее, чем думают большинство исследователей.

«Мы пытаемся продемонстрировать, что это не просто вопрос семантики, это простые эмпирические вопросы», — сказал Шолль на симпозиуме интегративной науки на Международной конвенции психологических наук 2019 года.

Согласно Шоллю, причинно-следственная история — лишь один из примеров феномена, который широко считается парадигматическим мышлением более высокого уровня, но на самом деле имеет основу в зрительном восприятии низкого уровня. Например, если вы видите файл cookie с вырезанным из него кусочком, вы неявно понимаете, что исходная форма файла cookie была изменена событиями в прошлом, — сказал он.

В исследовании, опубликованном в журнале Psychological Science , Шолль и ведущий автор И-Чиа Чен (Йельский университет) использовали элегантно простую серию анимаций квадратных форм, из которых были вырезаны «кусочки».Когда в исходном квадрате отсутствовали части, которые предполагали причинную историю, например, в печенье не хватало формы укуса, а не
, а не треугольника, участники воспринимали изменение формы как постепенное, даже когда анимация показывала мгновенное изменение.

«Когда мы проводим различие между зрением и мышлением, мы можем понять, что, возможно, корни этого вида представления могут лежать в низкоуровневом зрительном восприятии», — объяснил Шолль.

В другой серии экспериментов Шолль и Файерстоун использовали интуитивную физику, чтобы показать, что люди могут определить всего за 100 миллисекунд, является ли башня из блоков неустойчивой и вот-вот упадет.

«Когда вы смотрите на явление, на подобный стимул, я обнаруживаю, что физика кажется мне мгновенной. У вас просто внутреннее чувство, которое, кажется, не требует особого размышления, например, о том, насколько устойчива эта куча пластин, собирается ли она упасть, возможно, как быстро она будет падать, в каком направлении она будет падать », — сказал Шолль.

Соединение в природе

Новое исследование нисходящего влияния познания на восприятие привело к новым вопросам ученых о том, действительно ли существует «соединение в природе» между познанием и восприятием.

«Сейчас в философии, как и в психологии, существует долгая история рассмотрения познания и восприятия как одного и того же, — сказал Нед Блок, профессор философии, психологии и нейроники Нью-Йоркского университета.

Блок указал на данные науки о восприятии, которые подтверждают четкое соединение между восприятием и познанием. По его словам, одиночная оса, вид ос, не живущих в ульях, является одним из примеров доказательства чистого восприятия в биологии.Хотя осы обладают прекрасными способностями к зрительному восприятию, это восприятие некогнитивно и бессознательно.

Когда дело доходит до определения того, где заканчивается восприятие и начинается познание у людей, Блок указывает на работу Анны Франклин, профессора визуального восприятия и познания в Университете Сассекса. Франклин провел обширное исследование цветового восприятия младенцев.

Хотя цвета радуги представляют собой непрерывную полосу длин волн, люди воспринимают цвет категорично — мы разбиваем непрерывный спектр на блоки отличительных цветовых групп.Используя исследования движения глаз и взгляда, Франклин и его коллеги обнаружили, что младенцы могут воспринимать цветовые категории в возрасте от 4 до 6 месяцев. Тем не менее, ряд исследований показывает, что младенцы не начинают развивать представления о цвете, пока им не исполнится год.

Блок процитировал исследование речи и языка детей 1980 года, проведенное научным сотрудником APS Мейбл Райс (Университет Канзаса), в котором детям в возрасте трех лет потребовалось более 1000 пробных тренировок в течение нескольких недель, чтобы выучить слова «красный» и «зеленый».

Профессор психологии Йельского университета Брайан Шолль говорит, что причинно-следственная история является примером феномена, основанного на низком уровне зрительного восприятия, а не на высокоуровневом мышлении, широко приписываемом ему.

Даже Чарльз Дарвин отметил, что детям, кажется, трудно учить слова для обозначения цвета: «[Я] был поражен, заметив, что они, по-видимому, совершенно неспособны дать правильные названия цветам на цветных гравюрах, хотя я неоднократно пытался научить их . Я отчетливо помню, как заявлял, что они дальтоники », — писал Дарвин о своих детях в 1877 году.

«Идея состоит в том, что младенцы в возрасте от 6 до 11 месяцев имеют цветовое восприятие без цветовых концепций, и это показывает, что цветовое восприятие может быть неконцептуальным», — сказал Блок.«И я думаю, что самая простая точка зрения состоит в том, что все восприятие
неконцептуально».

Умные сенсорные нейроны

В работе Джона МакГанна используются передовые оптические методы для исследования нейробиологии сенсорного познания обоняния. МакГанн, профессор психологии в Университете Рутгерса, использует обонятельную систему в качестве модели для исследования нейронной обработки сенсорных стимулов.

В недавней серии экспериментов МакГанн интересовался когнитивной обработкой на самых ранних стадиях восприятия — на уровне самих сенсорных нейронов.

Для этого исследования лаборатория МакГанна использовала мышей, созданных с помощью генной инженерии. Маленькое окошко было имплантировано в череп каждой мыши над обонятельной луковицей, где мозг обрабатывает запах, позволяя исследователям видеть, как мозг мыши загорается в ответ на запахи.

«Не образно загорается; они буквально загораются, и вы можете увидеть это в микроскоп », — пояснил МакГанн.

Генно-инженерные мыши подверглись воздействию специфического запаха одновременно с болезненным шоком.Мало того, что мыши начали проявлять типичную реакцию страха после того, как почувствовали запах, связанный с шоком, но также был виден паттерн активации нейронов обонятельной луковицы; Воздействие запаха, связанного со страхом, привело к тому, что обонятельные сенсорные нейроны высвободили значительно больше нейротрансмиттеров по сравнению с исходными уровнями до воздействия болезненного шока.

Профессор Нью-Йоркского университета Нед Блок: «Я думаю, что самая простая точка зрения состоит в том, что любое восприятие неконцептуально».

«По сути, это было похоже на то, что информация, поступающая в мозг из носа, уже имела память о плохих вещах, — сказал МакГанн в интервью подкасту Science .

В другом эксперименте мышей подвергали примерно дюжине циклов серии световых и звуковых сигналов до появления запаха. В испытаниях, в которых исследователи пропускали ожидаемый звуковой сигнал, реакция обонятельных сенсорных нервов на запах была намного слабее. Это было неожиданно, потому что обонятельные сенсорные нейроны активируются на очень ранней стадии сенсорной обработки — они физически контактируют с запахом, когда он попадает на слизистую носа, объяснил МакГанн.

«Так откуда же обонятельные сенсорные нейроны могут знать все это о толчках, светах и ​​тонах?» он спросил.

Эти аксоны окружены популяцией интернейронов в том месте, где они входят в мозг, теоретически связывая эти области со многими другими областями мозга. Таким образом, даже несмотря на то, что центральное ядро ​​миндалины не связано с обонятельной системой, МакГанн и его коллега Синтия Фаст (APOPO, некоммерческая организация в Танзании) обнаружили, что миндалевидное тело все еще является частью цепи, в которой нервные окончания в слизистой оболочке носа связаны через серию интернейронов.

«Это означает, что, возможно, в мозгу мыши не существует такой вещи, как чисто« восходящее »представление запаха, потому что это вход в мозг мыши», — пояснил МакГанн.

Учимся игнорировать

Мысли об обучении и принятии решений могут вызывать в воображении образы крысы, которая узнает, нажимать ли на рычаг при включении или выключении света. Но, по словам Яэль Нив, профессора Принстонского института нейронаук при Принстонском университете, процесс принятия решений в реальном мире на самом деле выглядит совсем не так. Просто подумайте о повседневной задаче из реального мира, например о переходе улицы. Есть встречные машины, припаркованные машины, другие пешеходы, пешеходные переходы и обратный отсчет уличного фонаря.

Если наша задача — перейти улицу, мы можем учитывать скорость и расстояние встречных машин, игнорируя их цвета. В качестве альтернативы, если мы пытаемся поймать такси в Нью-Йорке, нам нужно обратить внимание на ярко-желтый цвет, используемый такси. Но как нам узнать, как отсортировать релевантные или нерелевантные факторы в такой загроможденной сцене?

«Все обучение — это обобщение, потому что на самом деле вы никогда не пересекаете одну и ту же улицу дважды в одной и той же точной конфигурации, поэтому нет двух абсолютно одинаковых событий», — объяснил Нив.«В моей лаборатории мы задаем вопрос:« Как мы узнаем представление среды для каждой задачи, которая будет поддерживать эффективное обучение и эффективное принятие решений? »»

Чтобы лучше понять, как мы узнаем, что игнорировать, лаборатория Niv использовала задачу, называемую задачей измерений. Участникам фМРТ-сканера показывают наборы стимулов разного размера (т. Е. Цвета, формы, текстуры). Чтобы получить награду, они должны узнать, какой предмет выбрать из набора. Возможности только одного значимого параметра, назначенного исследователями, определяют вероятность вознаграждения.Загвоздка в том, что участникам заранее не сообщают, какое измерение имеет значение и какая целевая функция принесет им вознаграждение.

«Это похоже на переход улицы в том смысле, что вы можете игнорировать кучу вещей и сосредоточиться только на одном измерении — цвете, форме или текстуре. Вопрос в том, как человеческий мозг узнает об этом », — пояснил Нив.

Затем

Niv использует эти данные о выборе между испытаниями для разработки вычислительных моделей, отражающих стратегии обучения и принятия решений участниками.По ее словам, за 10 лет работы с этой задачей лаборатория Niv определила, что участники, похоже, не используют простое обучение с подкреплением, байесовский вывод или простую проверку гипотез. Вместо этого лучшая модель использует то, что они называют обучением с подкреплением функций плюс распад: после каждого испытания значение каждой из выбранных функций обновляется и корректируется, чтобы отразить любые ошибки прогнозирования, в то время как все другие значения уменьшаются до нуля, чтобы имитировать меньшее внимание. тем.

«Я пытаюсь понять, как познание формирует то, чем мы занимаемся, и как мы решаем, чем заниматься», — объяснил Нив.«До сих пор мы показали, что внимание ограничивает то, о чем мы узнаем, и мы считаем это функцией, а не ошибкой; ограничивая обучение только теми измерениями, которые имеют отношение к задаче, мы можем научиться переходить улицу за 10 испытаний, а не за 10 000 испытаний ».

Эта статья частично основана на симпозиуме по интегративной науке на Международной конвенции психологических наук (ICPS) в Париже в 2019 году. Узнайте о ICPS 2021 в Брюсселе.

Список литературы

Чен, Ю.К., и Шолль Б. Дж. (2016). Восприятие истории: просмотр причинной истории в статических формах вызывает иллюзорное восприятие движения. Психологические науки , 27 ( 6 ), 923–930. https://doi.org/10.1177/0956797616628525

Цичи, Р. М., Пантазис, Д., и Олива, А. (2014). Решение проблемы распознавания человеческого объекта в пространстве и времени. Nature Neuroscience , 17 (3), 455–462.
https://doi.org/10.1038/nn.3635

Cichy, R.М., Пантазис Д. и Олива А. (2016). Основанное на сходстве слияние МЭГ и фМРТ выявляет пространственно-временную динамику в коре головного мозга человека во время распознавания визуальных объектов. Кора головного мозга , 26 (8), 3563–3579.
https://doi.org/10.1093/cercor/bhw135

Fast, C. D., & McGann, J. P. (2017). Миндалины блокируют раннюю сенсорную обработку через взаимодействие с голубым пятном. Журнал неврологии , 37 (11), 3085–3101. https: // doi.org / 10.1523 / JNEUROSCI.2797-16.2017

Файерстоун, К., и Шолль, Б. (2016a). Видеть стабильность: интуитивная физика автоматически направляет избирательное внимание. Journal of Vision , 16 (12), статья 689.
https://doi.org/10.1167/16.12.689

Файерстоун, К., Шолль, Б. Дж. (2016b). Познание не влияет на восприятие: оценка доказательств наличия «нисходящих» эффектов. Поведенческие и мозговые науки , 39 , статья e229. https: // doi.org / 10.1017 / S0140525X15000965

Франклин А. (2013). Детские цветовые категории. В R. Luo (Ed.), Encyclopedia of Color Science and Technology . https://doi.org/10.1007/978-3-642-27851-8_57-1

Касс, М. Д., Розенталь, М. К., Поттакал, Дж., И МакГанн, Дж. П. (2013). Обучение со страхом усиливает нейронные реакции на сенсорные стимулы, предсказывающие угрозу. Science , 342 (6164), 1389–1392. https://doi.org/10.1126/science.1244916

Нив, Ю., Даниэль, Р., Геана, А., Гершман, С. Дж., Леонг, Ю. К., Радулеску, А., и Уилсон, Р. С. (2015). Обучение с подкреплением в многомерной среде основывается на механизмах внимания. Журнал неврологии , 35 (21), 8145–8157. https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.2978-14.2015

Скелтон, А. Э., Кэтчпол, Г., Эбботт, Дж. Т., Бостен, Дж. М., и Франклин, А. (2017). Биологические истоки цветовой категоризации. Proceedings of the National Academy of Sciences , 114 (21), 5545–5550.https://doi.org/10.1073/pnas.1612881114

границ | Восприятие и познание в значительной степени независимы, но все же систематически влияют друг на друга: аргументы эволюции и диссоциация сознания и внимания

Введение: эволюционные аргументы в пользу интерфейса восприятия и познания

В этой статье критически оценивается точка зрения о том, что когнитивные способности оказывают систематическое и устойчивое влияние на восприятие на ранних этапах обработки, которые можно рассматривать как случаи когнитивного проникновения.Хотя мы согласны с критикой того, что в экспериментах, якобы сообщающих о когнитивном проникновении, есть эмпирические «подводные камни» (см. Firestone and Scholl, 2016), существуют также трудности в отношении мнения о том, что существует резкое различие между восприятием (обработкой сенсорной информации). что происходит на нескольких уровнях) и познания (оценка репрезентативного содержания, связанного с рассуждением). Помимо того, что теоретически проблематично, предположение о том, что резкое различие между всем познанием и всем восприятием должно быть существенным аспектом ума, может быть даже эмпирически ложным.Критика в отношении понятия проницаемости должна быть более сбалансированной, чтобы она учитывала архитектуру, состоящую из некоторых когнитивно непроницаемых модулей (характерных для раннего восприятия), а также других, которые подвержены влиянию сверху вниз (характерно для позднего восприятия). Такие разнообразные эффекты должны быть доступны в восприятии, чтобы понимать такие способности, как прогнозирующее кодирование и концептуальное внимание.

Мы сосредотачиваемся на приобретении концепций, чтобы объяснить взаимосвязь между когнитивно проницаемым восприятием и когнитивно проницаемым восприятием, и особенно на том факте, что приобретение концепции также является перцептивным, а не строго когнитивным процессом, включающим только рассуждения или суждения.Даже если архитектура мозга организована по модульному принципу и инкапсулирована, все еще может существовать концептуальный интерфейс между восприятием и познанием. Именно в этом концептуальном интерфейсе, который также отвечает за явное или дискурсивное суждение и умозаключение, происходит большинство взаимодействий между восприятием и познанием, которые могут содержать примеры когнитивного проникновения. Мы рассмотрим вопрос приобретения концепции на разных этапах обработки и объясним, как это связано с нисходящим предварительным сигналом.Эта связь укрепит нашу точку зрения, что сбалансированное сочетание любой возможной когнитивной проницаемости и ранней непроницаемости имеет решающее значение. Фактически, мы стремимся показать, что концептуальные интерфейсы между познанием и восприятием имеют решающее значение для понимания того, как наш вид развил сложные формы внимания.

Один из подходов к достижению этой сбалансированной перспективы интерфейса основан на структуре диссоциации сознания и внимания (CAD) (Montemayor and Haladjian, 2015).Эта структура характеризует отношения между сознанием и вниманием и утверждает, что внимание значительно отделено от сознания с различными уровнями взаимодействия между вниманием и сознательным осознаванием. Это различие важно, потому что существует множество свидетельств когнитивного воздействия на внимание без осознанного осознания — бессознательной формы когнитивного руководства, — а также случаев, когда мотивационные состояния руководят неявно, иногда вопреки сознательным суждениям субъектов, как в случаях неявной предвзятости. (обсуждение свидетельств в видении см. в Montemayor and Haladjian, 2015).Эти случаи руководства и отбора в восприятии можно представить себе как рутины внимания, и многие из них будут независимы и даже не согласятся с сознательным восприятием. Что особенно важно для темы когнитивного проникновения, CAD позволяет систематически управлять поздним восприятием посредством когнитивно управляемого внимания, а также допускает когнитивную непроницаемость раннего восприятия.

Эти различные типы руководства и влияния на позднее восприятие (произвольное и непроизвольное, сознательное и бессознательное) помогают прояснить некоторые проблемы, касающиеся существующих дискуссий о когнитивном проникновении.Некоторые предполагаемые случаи когнитивного проникновения можно легко исключить, например, случаи явного добровольного суждения о перцептивном содержании, на которое даже косвенно не влияют убеждения или дискурсивные выводы. Некоторые мотивационные и эмоциональные формы руководства более проблематичны, поскольку они обычно возникают независимо от явных пропозициональных установок, хотя их можно легко понять как часть руководства вниманием при позднем восприятии. Но кажется, что если исключить все неявные формы мотивационного и когнитивного руководства, как это защищается взглядом на резкое разграничение, то слишком легко сделать вывод, что восприятие никогда не проницаемо для познания.Мы будем сопротивляться этому выводу, утверждая, что это неправдоподобный взгляд на сложность восприятия — и на его эволюцию . Мы также будем возражать против противоположной точки зрения, согласно которой когнитивное проникновение широко распространено, как предлагают некоторые сторонники когнитивной проницаемости. Некоторые формы восприятия, особенно ранняя обработка восприятия, должны быть непроницаемыми. Проблема заключается в балансе: должны существовать систематические формы воздействия на восприятие без серьезных нарушений эволюционно развитых и требуемых инвариантов восприятия для успешной навигации и моторного контроля.Диссоциация между сознанием и вниманием обеспечивает этот более тонкий теоретический подход и продвигает дискуссию за пределы строгой дихотомии между познанием и восприятием.

Кроме того, структура CAD особенно хорошо подходит для решения проблемы когнитивного проникновения, поскольку она поддерживается огромным количеством результатов, особенно в области науки о зрении (Montemayor and Haladjian, 2015). Различие между «ранним и поздним восприятием» было введено для интерпретации открытий в науке о зрении.Раннее зрительное восприятие включает сенсорные процессы, которые специализируются на обработке определенных типов информации, используемой при построении представлений независимо от убеждений (Пилишин, 1999). Позднее восприятие включает выборочную обработку нисходящим вниманием и другими когнитивными процессами (Raftopoulos, 2015b). Подобно тому, как это различие распространяется на другие модальности восприятия и на более общее различие между познанием и восприятием, CAD также распространяется на все виды диссоциации между субъективно сознательным опытом и распорядками внимания, которые не требуют сознательного осознания, включая эмоции и память.Центральный постулат CAD-системы состоит в том, что между вниманием и феноменальным сознанием (субъективным опытом) должна быть некоторая диссоциация, причем некоторые существующие теории указывают на высокую степень диссоциации. Таким образом, CAD представляет собой основу для лучшего понимания, моделирования и интеграции результатов и теорий о сознании и внимании на основе того, как они отделены друг от друга. В этой статье мы представляем значение CAD для темы когнитивного проникновения.

Главный аргумент, который мы приводим в поддержку этих утверждений, касается эволюции.Аргумент также основан на структуре САПР.

(a) Системы восприятия эволюционировали от базовых до сложных форм обработки, и некоторые из них менее когнитивно проницаемы, чем другие (например, ранние стадии восприятия когнитивно непроницаемы).

(b) Перцептивные состояния, создаваемые такими системами, могут быть определены с точки зрения интенциональности (способ, которым ментальные представления о вещах и характеристиках мира): восприятие всегда связано с особенностями окружающей среды, которые в принципе могут быть интерпретированы. пропозиционально (хотя они не обязательно должны быть пропозициональными, чтобы быть намеренными).

(c) Если развивались системы восприятия, то развивалась и интенциональность.

Следовательно, некоторые формы интенциональности более когнитивно проницаемы, чем другие, и интерфейс для проницаемости необходим для приобретения концепции и глобального доступа (включая доступ к содержанию высказываний).

Этот аргумент показывает, почему эволюция имеет значение для дебатов о когнитивном проникновении и почему проницаемость сложнее, чем считалось ранее. CAD может помочь объяснить взаимосвязь между познанием и восприятием и указать, где могут возникнуть случаи проницаемости.Например, одна из возможностей состоит в том, что может потребоваться два интерфейса между познанием и восприятием: один касается феноменально сознательных переживаний, а другой — нефеноменально сознательного перцептивного содержания. Такие интерфейсы будут иметь решающее значение для всех видов концептуального и доконцептуального обучения, которое направляет рутины внимания.

Обсуждение того, что подразумевается под «когнитивным проникновением», необходимо для полного понимания значения этого аргумента. Под «когнитивным проникновением» большинство авторов подразумевают общую категорию когнитивных влияний на то, как воспринимаемая информация обрабатывается сенсорными механизмами, включая случаи, в которых убеждения и желания воспринимающих каким-то образом определяют то, что они воспринимают.Конечно, это можно интерпретировать по-разному. Разграничение между когнитивно проницаемым и непроницаемым восприятием было первоначально предложено для понимания когнитивной архитектуры, но теперь оно охватывает случаи, когда внимание сверху вниз влияет на подпрограммы раннего внимания снизу вверх, независимо от конкретных обязательств в отношении архитектуры (Vetter and Newen, 2014). Как уже упоминалось, взгляды на одном конце возможных степеней проницаемости отрицают, что когнитивное проникновение отражает действительно уникальный тип влияния познания на обработку восприятия (например,г., Файерстоун, Шолль, 2016). Такие взгляды никогда не будут рассматривать систематические влияния познания на восприятие как законные случаи когнитивного проникновения. С другой стороны, взгляды, которые утверждают, что нет границы между познанием и восприятием, отрицают, что познание может быть отделено от восприятия (например, Clark, 2013).

Таким образом, критический вопрос состоит в том, как четко определить допустимые случаи когнитивного проникновения — случаи, в которых влияние познания на восприятие нетривиально или легко объяснимо апелляцией к умозаключениям (Firestone and Scholl, 2016) или каким-либо другим когнитивным процессом, таким как как суждение или толкование.Это становится особенно важным, когда авторы, приводящие доводы в пользу проницаемости, делают это, приводя примеры изменений на более высоких уровнях восприятия, которые находятся за пределами начальных стадий сенсорной обработки. Например, некоторые результаты показывают, что на всех этапах обработки восприятия существуют как прямые, так и обратные нейронные проекции, которые способствуют восприятию (например, Vetter and Newen, 2014). Тем не менее, это не обязательно означает, что раннее восприятие пронизано познанием.Мы утверждаем, что более интересные случаи когнитивного проникновения не относятся к более высокому уровню перцептивного суждения или интерпретации результатов сенсорной обработки. Это также не были бы случаи, когда произвольное внимание просто изменяет перцептивный стимул или входные данные (например, взгляд влево, основанный на моем желании изменить взгляд, не должен считаться случаем когнитивного проникновения). Радикальные случаи проницаемости будут влиять на обработку восприятия непосредственно на ранних этапах, а не просто на более высоком внимательном (или когнитивном) уровне.

Более конкретно, наиболее проблемная форма когнитивного проникновения должна возникать на уровне обработки, называемом «раннее видение» или раннее восприятие в более общем смысле (см. Пилишин, 1999). Примеры радикальной когнитивной проницаемости должны показать, что восприятие, особенно раннее восприятие, не может «сопротивляться» влиянию содержания, исходящего из заключений, убеждений или желаний. Это может происходить довольно избирательно: не все убеждения и желания могут напрямую влиять на восприятие, а только некоторые конкретные в конкретных ситуациях.Важно то, что если существует радикальное когнитивное проникновение, то существует возможность причинных влияний со стороны познания, которые напрямую изменяют восприятие, даже когда все остальное равно на уровне сенсорного ввода, включая то, как распределяется внимание. Это причинное влияние должно напрямую объяснять, как обрабатывается раннее восприятие — в противном случае чисто концептуальные влияния могли бы объяснить когнитивное проникновение (см. Обсуждение в Рафтопулосе, 2014, стр. 605–606). Мы будем выступать против этой радикальной формы когнитивного проникновения.

Когнитивное проникновение — важная тема в философии восприятия, поскольку она связана с противоречивыми вопросами эпистемологии или теории познания. Например, существует точка зрения, что содержание восприятия является пропозициональным (т. Е. Оно имеет условия истинности, точно так же, как суждения, выраженные предложениями), и что восприятие сродни убеждению — своего рода пропозициональная установка (Byrne, 2005 ). Существует также точка зрения, что восприятие не обязательно должно иметь пропозициональное содержание (Crane, 2009).Этот вопрос явно связан с темой неконцептуального содержания в восприятии. В этих дебатах обычно считается само собой разумеющимся, что в центре внимания анализа находится перцептивный сознательный опыт. Но CAD показывает, что это предположение не следует принимать как должное, потому что то, что верно в отношении феноменально сознательного восприятия, не обязательно должно быть правдой в отношении восприятия в целом — существуют типы нефеноменально сознательного восприятия, как при слепом зрении (например, см. Kentridge, 2011 ). Что еще более важно, CAD объясняет, почему эти явно противоположные взгляды могут быть верными в отношении различных типов восприятия — одного когнитивно проницаемого на пропозициональном, более позднем уровне восприятия, а другого когнитивно непостижимого на неконцептуальном, раннем уровне восприятия.Как мы покажем ниже, это на самом деле следствие аргументации эволюции.

Чтобы проиллюстрировать важность CAD для понимания различных типов когнитивной непроницаемости, рассмотрим самый базовый вид сознательного опыта, например, цвет. Одна из возможностей, допускаемых САПР, заключается в том, что раннее восприятие цвета переживается точно так же, как и у других организмов, которым не хватает нисходящих процедур, зависящих от когнитивных способностей. Эта возможность играет важную роль в мотивации понятия феноменального сознания, особенно для теоретиков «первого порядка», которые отрицают, что переживания должны быть частью мысли или представления, чтобы они были сознательными.Этот подход предполагает, что многие виды, особенно млекопитающие, должны иметь феноменальные переживания, аналогичные феноменальному сознанию человека. Для такого совпадения восприятия цвета кажется необходимым принять точку зрения, что цвет раннего видения непроницаем (несогласие см. Macpherson, 2012). Так как насчет восприятия цвета, которое обрабатывается на интерфейсе с рабочей памятью, концептуальной категоризацией и мотивационным руководством (например, перцептивная оценка типичного цвета объекта или оценка красоты комбинации цветов)? На этом уровне ясно, что восприятие цвета будет восприимчиво к различным видам нисходящих эффектов, и они могут считаться когнитивным проникновением на более поздних этапах обработки.У людей эти два типа обработки восприятия расходятся, и только CAD понимает эту возможность: сознательное раннее (восходящее) видение без модуляции внимания сверху вниз и концептуальное обнаружение цвета, восприимчивое к когнитивной и мотивационной модуляции. Интригующая возможность, вытекающая из аргумента эволюции, заключается в том, что некоторые животные воспринимают цвет модульным и более инкапсулированным способом, потому что им не хватает концептуальных интерфейсов, необходимых для поздней модуляции восприятия и суждения.

Диссоциация сознания и внимания, таким образом, помогает нам понять когнитивную непроницаемость ранних процессов восприятия, не утверждая, что нет места для когнитивной проницаемости на более интегрированных уровнях восприятия и познания, таким образом, который порождает взаимодействие между этими уровнями. Это также облегчает теоретическую характеристику когнитивных влияний на бессознательное восприятие, которые не играют роли в сознательном опыте, и наоборот. В сочетании с аргументом эволюции CAD оправдывает непроницаемость раннего восприятия, основываясь, например, на важности инвариантности восприятия для навигации в окружающей среде, которая должна была развиться на раннем этапе независимо от когнитивных и мотивационных влияний.Именно потому, что разные виды интенциональности развивались в разное время, между восприятием и познанием должны быть интерфейсы, некоторые из которых не нуждаются в полноценном концептуальном выводе. Вот почему процессы, связанные с усвоением концепций, важны для установления баланса между взглядами «всепроникающее когнитивное проникновение» и «отсутствие когнитивного проникновения».

Как и любая теоретическая категория, категория «раннего видения» (которая может быть расширена до восприятия начала ) имеет нечеткие границы.Однако есть согласие, что раннее зрение должно включать в себя обнаружение специфических по модулю (когнитивно непостижимых) признаков, таких как цвет, движение или ориентация, обычно до задействования рабочей памяти. Он также может включать объектность без когнитивного отпечатка концептуальных категорий. Можно сказать, что на самых первых этапах восприятия возникает ощущение феноменально переживаемых характеристик, структурированных пространственно и во времени, которые могут быть интегрированы кросс-модально с помощью карт характеристик.Эта обработка должна сохранять внешние инварианты, касающиеся отражения света, формы, расстояния и продолжительности (среди многих других инвариантов, которые обеспечивают надежную точную навигацию и скоординированный моторный контроль). В этом смысле инварианты восприятия сохраняются благодаря когнитивной непроницаемости от мотивационной и концептуальной модуляции внимания (по крайней мере, у людей). Позднее вовлечение рабочей памяти допускает такую ​​когнитивную и эмоциональную модуляцию, и то, что было сознательно пережито без отпечатка категоризации, теперь переживается под концептуальным или мотивационным влиянием или категорией.Этот когнитивный переход имеет значение для понимания восприятия у других видов, а также для эволюции нашей собственной системы восприятия. Это одна из причин, почему CAD и аргументы эволюции должны информировать наше понимание когнитивного проникновения.

Исходя из этих соображений, кажется, что существует два вида когнитивной непроницаемости: феноменально сознательная (восприятие основных черт) и нефеноменально сознательная (обнаружение черт вне осознания).Точно так же могут быть два типа когнитивной проницаемости: одна феноменальная (мотивационные влияния на восприятие) и другая нефеноменальная (концептуальные влияния при обнаружении, подобном слепому зрению). Однако, когда концептуальные возможности присутствуют в картине, всегда можно интерпретировать перцептивное содержание, предоставляя пропозициональное объяснение или интерпретацию. Обратите внимание на контраст между объяснением и непосредственным воздействием на содержание восприятия. В типичных случаях автоматического или легкого вывода вы можете сделать вывод о том, что кто-то опаздывает, глядя на выражение его лица или на то, как он смотрит на часы, но это не означает, что вы видите «опоздание».Восприятие эмоций сложнее, но оно может быть восприимчиво к аналогичным интерпретационным методам (инакомыслие см. В Siegel, 2006; Newen and Vetter, 2017). Мы можем сделать вывод о чьей-то радости по выражению лица, но мы не обязательно видим истинное чувство радости. В этом смысле умозаключение может влиять на то, что человек воспринимает, без радикального изменения того, как зрительная система воспринимает особенности окружающей среды, которые остались бы непостижимыми. То, что вызывает содержание восприятия на ранних стадиях, остается нетронутым модуляцией сверху вниз.

Такие выводы могут быть неявными и не зависеть от какого-либо добровольного руководства. Понятие « вывод » достаточно гибкое, чтобы оно могло происходить на всех этапах перцепционной прогнозной обработки в восприятии (см. Clark, 2013), где на такую ​​обработку могут влиять статистические свойства опыта или контекстов (например, см. Yuille and Kersten , 2006). Это более гибкое понятие, кажется, проблематизирует различие между непроницаемым и проницаемым восприятием, но как только система CAD создана, можно утверждать, частично основываясь на аргументе эволюции, что ранняя статистическая обработка восприятия не должна считаться уязвимой для каких-либо высших подходов. вниз влияние.Такая вероятностная информация о перцептивных свойствах совместима с инкапсуляцией (Raftopoulos, 2015a).

Критический момент, заслуживающий особого внимания, заключается в том, что когнитивное проникновение не должно ставить под угрозу стабильные инварианты восприятия. Это ограничение особенно важно для результатов, которые нацелены на демонстрацию предполагаемых форм проницаемости в отношении базовой информации для навигации, такой как информация о расстоянии и глубине. Если в этих случаях происходит проникновение, необходимо показать, что они не распространяются до такой степени, что человек, который просто выходит из комнаты, будет дезориентирован изменениями в размере, расстоянии и глубине, которые основаны на ее убеждениях и желаниях. .Если когнитивное проникновение влечет за собой такое нарушение основных инвариантностей восприятия, то такие случаи проницаемости были бы столь же дезориентирующими, если не более дезориентирующими, чем галлюцинации. Обычно галлюцинации объясняются изменениями в физиологии (например, преднамеренными нейрофизиологическими изменениями, вызванными приемом определенных лекарств), а не простыми изменениями убеждений и желаний. Таким образом, важным ограничением является то, что когнитивное проникновение не должно пониматься таким образом, чтобы повлечь за собой радикальные изменения восприятия, аналогичные тем, которые вызываются физиологией из внешних источников.Восприятие (например, раннее зрение) должно надежно сохранять неизменности. Чтобы произошло действительно радикальное когнитивное проникновение, должны быть доказательства того, что нисходящая концептуальная информация влияет на ранние стадии визуального восприятия, помимо простого облегчения обработки визуальной информации (например, эффектов внимания) (Raftopoulos, 2015b).

Как уже упоминалось, еще одно важное соображение — это понятие интенциональности (т. Е. Того, каким образом мысленные представления о вещах и особенностях мира) и как эволюция может это объяснить.Интенциональность может быть очень простой, обрабатываться по модульному принципу и реагировать на непосредственную информацию из окружающей среды, или она может быть более абстрактной, категоричной и зависеть от суждений и выводов. Различные формы интенциональности будут соответствовать эволюционной записи таких способностей, а также тому, насколько широко они распространены среди видов (чем раньше, тем больше). Интенциональность потребует концептуального интерфейса на каком-то уровне, по крайней мере, у людей, особенно когда они сталкиваются с новыми стимулами или ситуациями, требующими категоризации.Именно эта область концептуального развития требует тщательного изучения с точки зрения потенциальных интерфейсов для когнитивной проницаемости поздних стадий восприятия обработки.

Приобретение концепций категорий восприятия, как мы полагаем, является лучшим примером того, почему необходим интерфейс между восприятием и познанием. Интересные случаи когнитивного проникновения могут быть определены в терминах таких интерфейсов, касающихся приобретения концепций, и это стратегия, которой мы здесь следуем. Важный вопрос заключается в том, есть ли предварительные эффекты при приобретении концепции.Поскольку предварительная установка определяет, как распределяется внимание, и может изменить фоновую нейронную активность таким образом, чтобы помочь определить, что воспринимается, она также может определять или влиять на то, как концепция получается или классифицируется посредством восприятия. Связь между категориальным рассуждением и категориальными способностями, основанная на том, что этологи называют «фиксированными паттернами действия», заслуживает внимания в этом отношении. Тщательная оценка эволюции интенциональности у разных видов должна включать изучение эффектов предварительной привязки на эти прото-концептуальные интенциональные репрезентации.

Определение интерфейса для когнитивного проникновения, который не ставит под угрозу раннее восприятие

Более важной отправной точкой является определение того, что имеется в виду под восприятием и познанием. Восприятие — это обработка сенсорными системами внешней информации, такой как визуальная или слуховая информация. Оно имеет различные стадии и в широком смысле может быть разделено на раннее восприятие, которое состоит из инкапсулированных модулей сенсорной обработки (например, см. Пилишин, 1999; Рафтопулос, 2015b), и позднее восприятие, которое включает мультимодальную интеграцию, восприятие событий и распознавание объектов (например,г., см. Cavanagh, 2011). Обработка перцептивной информации часто приводит к субъективному восприятию этой информации , например, видению объекта или слышанию звука. Тем не менее, сенсорной обработке не требуется входить в сознательное осознавание, чтобы воспринимать восприятие — многое из этого может происходить в фоновом режиме. Важно отметить, что восприятие считается по существу «независимым от убеждений» процессом (особенно ранним). Ключевой вопрос, общеизвестно сложный в эпистемологии, заключается в том, как такие независимые от убеждений процессы могут оправдать убеждения? Опять же, этот вопрос касается взаимодействия между восприятием и познанием.

Когда я, например, вижу яблоко, моя зрительная система обрабатывает информацию об особенностях этого объекта, но как именно такая обработка связана с обоснованием моей уверенности в том, что я вижу яблоко? Если все, что я воспринимаю, — это форма и цвет, то обоснование моей веры в основном не зависит от восприятия и должно быть своего рода выводом. Но нет проблем в том, чтобы сказать, что я вижу яблоко (или что я вижу объект как яблоко), и что то, что я вижу, оправдывает мои убеждения из-за модуляции понятий сверху вниз.Это совместимо с инкапсуляцией восприятия цвета и формы, и САПР особенно полезен для объяснения того, как это возможно. Это помогает решить проблему того, как эпистемически неоправданная ранняя обработка порождает перцептуально обоснованные убеждения за счет нисходящего влияния концепций на позднее восприятие.

Познание включает в себя более сознательную модуляцию нисходящими процессами, например использование сосредоточенного внимания для поиска определенного объекта, и включает планирование действий, саморефлексию и способности, связанные с языком.Все эти процессы тесно связаны с сознанием и пропозициональным содержанием (в частности, с так называемым «сознанием доступа» — Block, 1995). Эти процессы обычно носят эпистемологический характер, но они также могут включать более сложные формы познания и сознательного опыта, такие как эстетические и моральные суждения. Значение радикального когнитивного проникновения состоит в том, что такие целенаправленные процессы более высокого уровня могут напрямую влиять на способ, которым информация изначально обрабатывается сенсорными системами, так что это влияет на обнаружение признаков (например,g., цвет искомого объекта). Мы будем утверждать, что они могут изменить их только косвенно, путем модуляции более позднего восприятия.

Речь идет о том, насколько познание может влиять на процессы восприятия низкого уровня? Будет ли это формой предварительной настройки, которая просто направляет непостижимые модули и процедуры, или это действительно влияет на обработку перцептивной информации в модуле (помимо эффектов внимания)? Действительно ли когнитивно возможен какой-либо аспект восприятия низкого уровня? Учитывая ограничения, упомянутые выше, а также аргумент эволюции, ответ состоит в том, что когнитивное проникновение не может быть повсеместным, и если оно произойдет, оно должно произойти на правильном уровне (например,g., позднее восприятие, после вмешательства, по крайней мере, рабочей памяти), так что перцептивных инвариантов не затрагиваются и возможны базовые способности, необходимые для выживания, такие как навигация. Повторюсь, раннее восприятие вряд ли будет подвержено никакому когнитивному проникновению. Одна возможность, совместимая с CAD, состоит в том, что доступ к сознательному проникновению восприятия может происходить без феноменально сознательного проникновения в ранние переживания восприятия, и наоборот.Что касается феноменального сознания, аналогичное различие не вызывает проблем: раннее феноменальное сознательное видение может быть неконцептуальным, а затем используются феноменальные концепции для категоризации переживаний (см. Loar, 1997).

Как уже упоминалось, некоторые авторы утверждают, что когнитивное проникновение никогда не происходит на самом деле. Напротив, то, что подпадает под категорию «проникновения», — это суждение или познание, и оно никогда не влияет на восприятие как таковое (см. Firestone and Scholl, 2016). Другие авторы отстаивают точку зрения, что когнитивное проникновение влияет на восприятие разными способами, так что убеждение систематически изменяет восприятие (например,г., Сигель, 2006, 2010; Стокса, 2012). Утверждается, что это происходит даже на самых ранних стадиях обработки. Учитывая степень нисходящего влияния на обработку восприятия на нейронном уровне (например, см. Gilbert and Li, 2013; Vetter and Newen, 2014), эта точка зрения не является неправдоподобной. Согласно этой концепции всеобъемлющей проницаемости, наши убеждения, желания и цели влияют на восприятие разными способами. Следовательно, то, что мы воспринимаем, подвержено огромному количеству когнитивных влияний.

Взгляд на всестороннюю проницаемость представляет собой сложную задачу.Если когнитивное проникновение происходит всегда и систематически, восприятие будет информировать нас почти всегда о том, во что мы уже верим или чувствуем, вместо того, чтобы информировать нас об особенностях мира (особенно когда мы сталкиваемся с новыми объектами или событиями). Это проблема, которая особенно беспокоит эпистемологию (Stokes, 2012). Ясно, что должно быть разновидностей перцептивного проникновения с различной степенью проницаемости. Если переживания аналогичны убеждениям в том смысле, что они требуют критического суждения и обоснования, тогда человек должен размышлять, а также систематически анализировать то, что он воспринимает.Этот рефлексивный анализ будет представлять собой интенсивную и высоко направленную сверху вниз форму внимания (возможно, даже добровольное внимание с усилием на явно оцениваемое перцептивное содержание). Проблема заключается в том, что такой процесс внимательного отношения, основанный на убеждениях, должен преобладать над всеми другими формами перцептивного внимания, чтобы произошло всепроникающее проникновение.

Диссоциация сознания и внимания и аргумент эволюции предлагают выход из этой проблемы. Возможно, когнитивное проникновение влияет только на доступ к сознанию (т.д., доступ к информации, доступной для мысли, памяти и действия, но без субъективного опыта) на более высоких уровнях когнитивной интеграции. Все эффекты познания на перцептивный опыт можно объяснить обращением к концепциям, убеждениям или умозаключениям, а содержание восприятия остается непостижимым на ранних стадиях. Следовательно, может быть так, что нисходящие процедуры внимания работают независимо от феноменально сознательного восприятия. Мотивационные эффекты можно объяснить на более высоких уровнях интеграции, которые не должны изменять содержание раннего феноменально сознательного восприятия.Формы восприятия, которые возникли на раннем этапе развития, такие как восприятие цвета, были бы непостижимыми. Эта теоретическая возможность решила бы эпистемическую проблему, представленную выше. CAD также может объяснить, почему всепроникающее проникновение концептуализированного содержания в сознание доступа не обязательно должно влечь за собой всепроникающее проникновение феноменально сознательного восприятия (субъективно переживаемого восприятия).

Однако есть веские основания полагать, что противоположная крайность, отвергающая любую форму проницаемости, также слишком радикальна.Например, социальные взаимодействия требуют обработки восприятия и понимания ситуационного контекста (включая других агентов) для достижения успеха. Классификация новых объектов, событий или ситуаций также требует определенного уровня когнитивного влияния, которое может зависеть от предыдущего опыта или знаний. Взгляд на восприятие как на байесовский вывод, например, представляет модели того, как восприятие может быть ограничено предшествующим опытом, смещая обнаружение более вероятных характеристик и ограничивая возможные интерпретации этой информации (например,g., см. Kersten et al., 2004; Юилле и Керстен, 2006). Хотя мы можем утверждать, что такого рода предубеждение не является формой когнитивного проникновения в раннюю перцептивную обработку, оно может повлиять на то, как происходит эта обработка, и, в частности, на то, как интерпретируется содержание восприятия. Такие причины иллюстрируют, почему должен быть интерфейс для когнитивного проникновения. Это будут эпистемически фундаментальные случаи когнитивного проникновения на более поздних стадиях восприятия, когда работает когнитивная интеграция эмоций, познания и восприятия.Здесь мы пытаемся найти баланс между этими противоположными взглядами, обращаясь к структуре САПР и аргументам эволюции (см. Haladjian and Montemayor, 2015). Более детальный взгляд необходим не только для решения эпистемической проблемы, упомянутой выше, но и для достижения всеобъемлющей теории восприятия, которая учитывает эпистемологическое и мотивационное значение восприятия, и здесь особенно полезен байесовский подход.

Как именно следует понимать эволюцию интенциональности, особенно в отношении CAD и когнитивной непроницаемости? Одна из возможностей состоит в том, что люди и другие виды разделяют многие формы раннего восприятия с неконцептуальным интенциональным содержанием, которое можно понять в терминах описания «сценарного содержания» Пикока (1992).Как поясняет Крейн (2009), такое содержание сценария должно интерпретироваться с точки зрения нахождения в состоянии с неконцептуальным содержанием — такое репрезентативное состояние, в котором нахождение в нем не требует владения концепциями — даже если такое содержание может должным образом охарактеризовать понятиями существо с концептуальными способностями, такое как люди. Мы не можем быть уверены в том, как животные испытывают такое содержимое, но весьма вероятно, что они должны иметь аналогичный опыт. Животные ориентируются, идентифицируют предметы, реагируют на цвет и имеют схожие сенсорные системы.В какой-то момент нашей эволюции наш мозг создал процедуры для когнитивного управления вниманием, но эти процедуры не могут напрямую изменить раннее восприятие из-за требования постоянства характеристик для выживания, которое включает такие характеристики, как цвет и время (Lisi and Gorea, 2016). Затем, даже на более позднем этапе нашей эволюции, мы научились явно интерпретировать наши перцептивные переживания и лингвистически артикулировать такие интерпретации в терминах дискурсивного вывода (способность, которая кажется исключительно человеческой).Таким образом, реальные случаи когнитивного проникновения не должны апеллировать к явным выводам, как когда кто-то «видит», что кто-то опаздывает. Но восприятие на более высоких уровнях когнитивной интеграции (например, выше раннего видения) может представлять интересные случаи когнитивного проникновения посредством концептуализации. Это оставит раннюю обработку инкапсулированной и непонятной, а также откроет дверь для взаимодействия между предконцептуальным восприятием и когнитивно управляемым концептуальным восприятием.

Формы когнитивной интеграции также развивались, и они имеют значение для способа обработки перцептивного содержания.Например, кросс-модальная интеграция информации (например, слуховой и визуальной) может указывать на влияние одной модальности на другую, когда внимание направлено определенным образом (например, Palmer and Ramsey, 2012). Такая кросс-модальная интеграция часто, хотя и не всегда, связана с сознательным опытом, при этом некоторые теории сознания полагаются на интеграцию информации из нескольких источников для создания единого опыта сознания (например, Tononi, 2012). Этот многоуровневый подход может помочь смоделировать возможные формы когнитивной интеграции с точки зрения различных интерфейсов, которые развивались в разное время.Раннее восприятие остается непостижимым, чтобы гарантировать стабильность, но в ходе эволюции содержимое становится доступным и интегрируется, не влияя на раннее восприятие. Затем системы памяти и мотивации также интегрируются в более сложные когнитивные состояния, управляемые когнитивно управляемым вниманием.

Ранние процессы восприятия должны, прежде всего, предоставлять надежную информацию об окружающей среде независимо от мотивации или когнитивной модуляции. К ним относятся внимание, основанное на особенностях и объектах (Treisman, 1988), и механизмы отслеживания движения (Pylyshyn, 1989; Cavanagh et al., 2001). Предварительное указание сверху вниз и когнитивное руководство работают на более высоких уровнях после того, как сработали ранние механизмы отбора внимания (Yeh and Chen, 1999; Theeuwes, 2010). Таким образом, раннее видение обеспечивает базовую сферу восприятия, которая влияет на навигацию, непосредственное взаимодействие с окружающей средой и даже формы планирования, которые можно найти у других видов, таких как птицы (Clayton and Dickinson, 1998). Как уже упоминалось, эту форму интенциональности можно понимать в терминах понятия «сценарного содержания» — интенционального состояния, которое не обязательно должно быть конституировано ни концепциями, ни пропозициональным содержанием, чтобы быть репрезентативным .Навигация у многих видов, кажется, требует такого рода интенциональности, и она, должно быть, возникла рано (обсуждение того, как эта тема связана с различием между аналоговым и цифровым форматами ментального представления, см. Montemayor, 2013, глава 3). Весьма вероятно, что у существ с феноменальным сознанием содержание сценария глубоко связано с базовым опытом, который информирует их об окружающей среде так же, как они информируют нас. Хотя многие умелые реакции на окружающую среду происходят за пределами феноменального сознания, сознательный опыт является нашим самым непосредственным руководством к действию.С другой стороны, доступ к контенту требует более высокого уровня интеграции и вмешательства пропозициональных установок, таких как убеждения.

Существует связанный с этим вопрос о том, как внимание работает вне сознательного осознания у видов, которые могут не обладать феноменальным сознанием. Нечеловеческие виды со сложной системой внимания, такие как стрекозы (Wiederman and O’Carroll, 2013), также вряд ли получат доступ к навигационной информации пропозиционально (с точки зрения сознания доступа и концептуального суждения).Здесь CAD представляет интересную возможность. Возможно, эти способности внимания для навигации и отслеживания объектов у таких видов, как насекомые, экстенсивно эквивалентны способам организмов, которые полагаются на феноменальное сознание (они частично совпадают с точки зрения их референции и того, как организм реагирует на стимулы). Но для того, чтобы такое экстенсиональное перекрытие было возможным, эти ранние процессы восприятия должны быть непроницаемыми, или, по крайней мере, непроницаемость таких процессов восприятия является лучшим объяснением их перекрытия между видами.Очевидно, что точное понимание того, сколько перцептивного руководства происходит вне сознательного осознания, является эмпирической проблемой. Мы защищаем здесь утверждение, что различие между когнитивно непроницаемым восприятием и когнитивным проникновением является фундаментальным для объяснения сложности восприятия и его эволюции. Задача состоит в том, чтобы понять связь между когнитивно непроницаемым восприятием и когнитивно проницаемым восприятием. С этой целью мы теперь переходим к обсуждению приобретения концепций — одного из самых ярких примеров, в котором должно происходить взаимодействие между познанием и восприятием.

Приобретение концепции

Резкое различие между познанием и восприятием, которое некоторые критики когнитивного проникновения теоретизируют как центральную особенность разума (см. Firestone and Scholl, 2016), сталкивается с особенно насущной проблемой, лежащей в основе когнитивных наук: приобретением концепций. Фактически, утверждение, что такое строгое разграничение является существенным аспектом природы разума, может быть даже эмпирически ложным (Kosslyn, 1980, 1994). Для наших целей мы сосредоточимся только на том, как резкое разграничение между познанием и восприятием порождает проблемы в вопросе усвоения понятий.Мы стремимся показать, что, хотя точка зрения на всепроникающее когнитивное проникновение не может быть верной, как утверждалось выше, противоположная точка зрения, утверждающая, что когнитивное проникновение никогда не происходит, также неверна. Важное уточнение состоит в том, что когнитивное проникновение может происходить на позднем этапе восприятия (после ранней обработки восприятия), и что предконцептуальные процессы играют важную роль в обеспечении интерфейса между познанием и восприятием на этом уровне. Таким образом, мы защищаем точку зрения о том, что на раннее восприятие не может напрямую влиять познание, но что существует интерфейс, который делает позднее (проницаемое) восприятие возможным и, по сути, систематическим.Основная трудность состоит в том, чтобы объяснить усвоение основанных на восприятии концепций, которые имеют решающее значение для базовых задач распознавания.

Точно так же, как нам нужно четко понимать, в каком смысле познание определяет восприятие, нам также необходимо четко понимать, что подразумевается под «концептуальным познанием». Во-первых, рассмотрим различия между памятью , распознаванием и видением . Воспоминание явно отличается от видения и эффектов внимания, основанных на памяти. Хотя память может иметь решающее значение для управления восприятием и категоризацией новых объектов (например,г., Влач, 2016), он не определяет то, что мы видим. Но почему концептуальное распознавание должно быть наравне с памятью как неперцептуальный процесс? Возьмем, к примеру, эволюционно важный навык распознавания родственников и врагов. Эта фундаментальная способность, по-видимому, является частью системы восприятия и, по-видимому, результатом ее эволюции (Millikan, 2005). Кроме того, для распознавания чего-либо не всегда требуется полное восприятие этого, поскольку логическая обработка может использовать ключевые особенности для информирования представления, основанного на памяти, что указывает на то, что способности распознавания у животных должны быть комбинацией перцептивных и предконцептуальных способностей.Из-за того, насколько эти навыки являются базовыми для выживания, можно постулировать две формы распознавания: одна зависит от памяти, а другая — в основном перцептивная (например, автоматическая реакция на сенсорные сигналы). Эта возможность несовместима с моделью резкого разграничения (например, одобренной Firestone и Scholl, 2016), поскольку в таких случаях возможности распознавания, по-видимому, определяют обработку восприятия.

В каком смысле преконцептуальные состояния, которые не являются когнитивно проницаемыми, могут привести к когнитивно управляемой модуляции внимания? Как уже упоминалось, одна из возможностей состоит в том, что сознательные и бессознательные неконцептуальные состояния систематически перекрываются с содержанием, которое может быть категорически описано организмом с концептуальными способностями.Учитывая точность и надежность механизмов, которые создают такие преконцептуальные состояния, можно думать об этих состояниях как о репрезентативной структуре, которая структурирует интерфейс для более абстрактных представлений. Кажется, что язык присутствует только у людей, и с точки зрения методологии лучше не приписывать концептуальные способности другим видам (Бермудес, 2003, называет это минималистским подходом к нелингвистическому мышлению). Принятие минималистского подхода является основополагающим для объяснения многих навигационных возможностей, которые лучше всего понимать либо как основанные на измерениях представления, либо как содержание сценария.Было бы неуместно характеризовать эти репрезентации с точки зрения языка, концепций или психологии лингвистических высказываний. На самом деле, некоторые авторы думают, что даже в случае атрибуции пропозициональной установки есть причины скептически относиться к принятию лингвистико-пропозициональной модели вместо более минималистской (Matthews, 2007).

Упомянутое ранее предложение о том, что сознание доступа может быть ответственным за когнитивное проникновение без причинного и прямого изменения содержания раннего восприятия (включая феноменально сознательное восприятие), теперь можно изложить более подробно.Ранняя обработка когнитивно непостижима, преднамеренная и репрезентативная, и она может быть либо феноменально сознательной (вызывая переживания сенсорного типа), либо происходить бессознательно — в соответствии с CAD. Эти ранние перцептивные состояния имеют содержание, которое можно охарактеризовать как неконцептуальное или непропозициональное (обсуждение того, как охарактеризовать репрезентативную природу этих состояний, см. В Montemayor, 2013). Тогда рабочая память и, по крайней мере, в случае людей, концептуальные представления могут влиять, направлять и косвенно определять содержание восприятия на более поздних стадиях.Процессы рабочей памяти также могут помочь поддерживать репрезентации важных для задачи функций, активируя области раннего выбора функций зрительной коры (Serences et al., 2009), что предполагает нисходящее влияние на раннюю активацию зрения. Фактически, различные исследования, проверяющие память на сенсорные сигналы, предполагают, что схема, лежащая в основе рабочей памяти, участвующей в этих задачах, включает области коры, которые выполняют обработку этих сигналов (для обзора см. Pasternak and Greenlee, 2005).Тем не менее, такая модуляция раннего зрения согласуется с подходом САПР. С CAD также согласуется косвенное руководство поздним восприятием, которое может зависеть не только от состояний сознания доступа с пропозициональным содержанием, но и от других мотивационных и феноменологически сильных состояний, таких как эмоции. Все это согласуется с тем, что раннее восприятие когнитивно непостижимо. Но взаимосвязь между ранним и поздним восприятием показывает, что взаимодействие между восприятием и познанием жизненно важно для усвоения концепции.Это уточнение важно, потому что один из способов интерпретации предложения Файерстоуна и Шолля (2016) состоит в том, что такой интерфейс никогда не возможен и что нет никакого когнитивного проникновения, даже на более поздних этапах восприятия.

Как когнитивный феномен, усвоение концепций на каком-то уровне критически зависит от процессов восприятия. Фодор (1983, 1998), который является выдающимся сторонником представления о модульной и инкапсулированной архитектуре, которое предположительно несовместимо с проницаемостью, объясняет приобретение концепции следующим образом: «У нас есть типы умов, которые часто усваивают концепцию X из опыта, намеренный объекты — это свойства, принадлежащие X-стереотипу »(Fodor, 1998, с.137–138; его акцент). Эти свойства не основаны на сохраненных воспоминаниях, иначе как можно было бы даже получить концепцию? То, что Фодор называет «стереотипом», — это не суждение, а статистическое понятие, которое фиксирует перцептивных закономерностей (Fodor, 1998, стр.138). Фодор настаивает на том, что для усвоения концепций необходимы переживания восприятия. Если бы для этого были необходимы только суждения, как вообще можно было бы получить перцептивную концепцию? Итак, концептуальное признание кажется по сути процессом восприятия.Даже если кто-то считает, что концепции являются врожденными, процессы восприятия все равно необходимы, чтобы приобрести таких концепций (очевидно, для тех, кто отрицает иннатизм, процессов восприятия достаточно для объяснения приобретения концепций). Приобретение концепции не является ни явным суждением, ни просто бессознательным выводом, и предпочтение модульной и инкапсулированной архитектуры (например, Пилишин, 1999, 2003) все еще может быть совместимо с наличием концептуального интерфейса между познанием и восприятием.

Ниже мы проводим различие между лингвистическими ярлыками и концептуальными категориями, что дополнительно проясняет процессы, лежащие в основе приобретения концептов.Во-первых, мы хотим подробнее рассказать о том, как различие между ранним и поздним восприятием связано с традиционными проблемами эпистемологии. Когда вы видите красную чашу, то ее видение чаши, которая имеет свойство быть красной, очевидно, означает, что вы обладаете понятиями «красный» и «чаша». Но ваша система восприятия может находиться в феноменальном состоянии с красной чашей как частью его содержания, независимо от этих понятий (как это происходит с младенцами и, предположительно, у других видов). Другими словами, ваша система восприятия может визуально воспринимать красную чашу, не рассматривая ее как объект, подпадающий под категорию «красная чаша».По этой причине кажется, что теории в когнитивной науке должны допускать различие между неэпистемическим и эпистемическим видением (например, видением набора характеристик по сравнению с видением чего-то как экземпляра концептуальной категории).

Случаи экспертизы порождают интерфейс не только с концепциями, но и с более широким репертуаром суждений и убеждений. Выглянув в окно, вы видите птицу, приземляющуюся на ближайшую ветку дерева, и замечаете ее серый и черный цвета.Ваш друг-эксперт, орнитолог, видит не только птицу и ее цвета, но и видит в ней ворону с капюшоном. Этот контраст можно интерпретировать по-разному: вы видите объект и его цвета, и, внимательно присмотревшись к нему, вы видите, что это ворона; или вы видите птицу, и пока вы видите ее как ворону, ваш опытный друг видит в ней ворону с капюшоном. В последнем случае кажется очевидным, что вы и ваш друг-эксперт видите одну и ту же птицу (но см. Siegel, 2010, где утверждается, что это могут быть разные переживания восприятия с разным содержанием).В первом случае вы видите птицу и применяете концепцию «ворона». Другие виды могут видеть птицу и находиться в таком состоянии восприятия, которое заставляет животное вести себя так, как если бы оно обращалось, в частности, к воронам, но без необходимости находиться в нем. концептуальное или пропозициональное состояние. Однако вы и ваш друг получаете доступ к информации по-разному, хотя содержание вашего раннего восприятия, скорее всего, частично совпадает. Вот почему сознание доступа связано с более сложными формами когнитивной интеграции, которые возникают на более поздних этапах обработки восприятия.Вы владеете понятиями ворона и птицы, но только ваш друг может сделать вывод, что это особый вид вороны.

Знания (и / или предшествующий опыт) могут изменить то, как мы видим что-то концептуально, на уровне сознания доступа, но не перцептивно, на раннем феноменально сознательном уровне. Это может повлиять на восприятие на более поздних этапах восприятия, например, когда содержание восприятия интегрировано с мотивационными состояниями. Быть экспертом может помочь вам заметить нюансы птицы, которые позволят вам идентифицировать ее как определенный вид, по сравнению с наивным наблюдателем, который просто видит в ней какую-то птицу (т.е. внимание к деталям может отличаться, хотя обоим наблюдателям доступно одно и то же содержание восприятия). Опыт может обеспечить некую форму предварительного эффекта. Например, настраивая нервную систему на интегрированное содержимое, музыканты могут более эффективно реагировать на мультисенсорные стимулы (Landry and Champoux, 2017). Эти эффекты модулируют или направляют внимание, а не определяют то, что человек воспринимает, влияя на то, как обрабатывается информация. Даже в случаях сенсорных явлений, таких как адаптация или негативные остаточные изображения, изменения в восприятии происходят из-за необычной и последовательной активации зрительных нейронов (например,(например, при постоянной фиксации стимул на периферии может исчезнуть из-за нервного утомления), и это не будет считаться случаем когнитивного проникновения. Фактически, эти изменения в адаптации происходят потому, что взгляд направлен таким образом, чтобы вызвать эти явления, которые являются примерами того, как модули восприятия могут быть направлены таким образом, чтобы использовать их врожденные характеристики, а не примером познания, непосредственно изменяющего обработка в модулях раннего восприятия (см. Clifford et al., 2007). Эти эффекты адаптации проявляются на нескольких уровнях восприятия, включая поздние, как в случае восприятия лица (Webster and MacLeod, 2011). Именно модуляция, основанная на концепциях и пропозициональном содержании, отчетливо характерна для сознания доступа, которое, согласно CAD, не обязательно характеризует феноменальное сознание, включая субъективно переживаемые эффекты адаптации, тем самым допуская когнитивную непроницаемость ранних состояний восприятия.

Приобретение концепции начинается с процессов восприятия, которые обеспечивают содержание, которое не нужно концептуализировать, чтобы быть информативным.Затем более поздние этапы восприятия взаимодействуют с концептуальной информацией, а затем сохраняют категориальную информацию в памяти. Такие интерфейсы критически важны для концептуального познания. Конечно, можно комбинировать существующие концепции для образования новых независимо от прямого восприятия (например, «Пегакорн» можно легко представить, если вы знакомы с Пегасом и единорогами). Приобретение концепций является продуктом различных процессов, некоторые из которых являются чисто перцептивными, а другие — чисто когнитивными, а многие представляют собой комбинацию обоих.Отчасти из-за этого мы считаем, что ни абсолютная непроницаемость, ни всеобъемлющая проницаемость не являются полностью правильными.

CAD-среда также позволяет проводить градуированные различия, которые объясняют, почему, с одной стороны, ранние процессы восприятия настолько стабильны, независимо от фоновых убеждений и эмоций, а с другой стороны, почему высокоинтегрированная информация подвержена искажениям, основанным на убеждениях и эмоциях. на более поздних этапах восприятия. Это следствие аргументации эволюции.Поскольку интенциональность эволюционировала, должна была развиться граница между когнитивно проницаемым восприятием и когнитивно непроницаемым восприятием. Восприятие величин представляет собой особенно интересный случай. Воспринимаемые величины для управления моторикой и навигации (например, продолжительность, расстояние или скорость) отличаются от осознанного внимания продолжительностью ощущений и эмоций, включая испытываемое усилие. Первые очень надежны для разных видов, в то время как вторые подвержены хорошо подтвержденным эффектам искажения (Kahneman, 2000).Отчасти из-за разницы в интеграции и восприимчивости к эффектам искажения существуют две модели оценки опыта, основанные на их продолжительности или интенсивности: модели, основанные на памяти и модели, основанные на мгновенном опыте (Kahneman, 2000, p. 692). Этот контраст между ранним восприятием величин и более поздними интерфейсами между перцептивными величинами и концептуализированными переживаниями имеет четкие последствия для деятельности и планирования и предполагает, что разные виды должны по-разному представлять себя во времени (Montemayor, 2010).

Возможно, одна из самых старых в эволюции форм раннего восприятия — это восприятие величин для навигации. Навыки восприятия для навигации являются одними из самых надежных навыков, которые были проверены на разных видах, включая насекомых (Gallistel, 1990). Эти способности к восприятию опираются на неконцептуальные репрезентации и могут быть объяснены с точки зрения содержания сценария (см. Также Montemayor, 2013, где обсуждается, почему они репрезентативны). Однако концептуализированные эмоции (а также их продолжительность и интенсивность) гораздо труднее проверить у других видов, и нельзя предполагать, что они присутствуют у многих из них (например,g., у насекомых, которые могут надежно ориентироваться и обращать внимание на величины). Предположительно, у видов с теорией умственных способностей более сложный интерфейс для восприятия, эмоций и познания, как показывает различие между эмпатической и ноцицептивной болью. Возможность когнитивного проникновения коррелирует с эволюционной историей, как следует из аргументов эволюции, а также с когнитивной интеграцией, необходимой для доступа к содержанию высказываний. Контраст между воспринимаемой продолжительностью эмоций и более простым восприятием величин (например,g., время, расстояние и скорость) могут быть легко адаптированы в рамках САПР: существует интерфейс для интеграции эмоций и суждений относительно интенсивности и ценности на более поздних стадиях восприятия, но ранняя перцепционная обработка восприятия величины осуществляется когнитивно. непроницаемый. Это гарантирует надежность, как упоминалось ранее. У людей также существует концептуальный интерфейс для интеграции перцептивных величин и неперцептуальных понятий, таких как математические концепции, касающиеся пространства, времени и скорости.Этот интерфейс связан с сознанием доступа, в то время как интерфейс с эмоциями представляет собой комбинацию позднего концептуального восприятия и феноменологии эмоций. Хотя некоторые исследования показывают, что оценки величины можно систематически калибровать (например, Izard and Dehaene, 2008), это будут случаи модуляции интерпретации результатов, а не когнитивное проникновение в сам механизм оценки величины.

Интересное следствие аргумента эволюции в контексте САПР состоит в том, что конкурирующие взгляды на концепции могут правильно описывать различные уровни обработки восприятия.Концептуальная структура, которую имеют люди, более абстрактна, чем любой набор функций или простые процедуры перцептивного внимания — она ​​имеет логическую структуру, которая допускает отрицание, обоснованный вывод и композиционность. Такие концепции не могут быть сведены к сумме ожидаемых вероятностей особенностей данной сцены восприятия, но самые ранние, когнитивно непостижимые стадии могут быть сведены к такому анализу на основе характеристик или прототипов. Это приводит к двум дальнейшим следствиям аргумента эволюции, касающегося, в частности, понятий.Во-первых, чем выше степень когнитивной интеграции и проникновения, тем больше требуется логической структуры для когнитивного воздействия. Во-вторых, чем выше степень логической интеграции, тем абстрактнее и амодальнее концепции. Этот более высокий уровень когнитивной интеграции обычно связан с явным суждением (т. Е. Явное суждение имеет логическую структуру). Это открывает возможность для различных типов прототипов, основанных на признаках, работающих на ранних стадиях, и более характерных абстрактных концептуальных представлений, играющих разные роли на разных интерфейсах, что позволяет использовать разные формы интеграции и демодуляризации на более поздних этапах восприятия.Эти интерфейсы согласовывались бы с эмпирическими выводами, такими как межвидовые выводы о восприятии величин и выводы об искажении суждений о продолжительности эмоций у людей. Наконец, можно найти аналогичное различие между категоризацией на основе прототипов и более абстрактными концепциями человеческого развития (например, Keil, 1989). Исследования развития показывают, что младенцы могут получить перцептивные концепции раньше сложных форм абстрактных концепций (Spelke, 1988; Spelke and Kinzler, 2007; Carey, 2009).Именно с этим более продвинутым типом концептуального интерфейса мы можем найти когнитивную проницаемость на более поздних этапах обработки восприятия, которые интегрированы с когнитивно управляемой модуляцией внимания. Эти интерфейсы, по крайней мере, свидетельствуют о взаимосвязи между восприятием и познанием на более поздних стадиях. Таким образом, постулирование различных типов интерфейсов на основе структуры САПР и аргументов эволюции может помочь объяснить случаи когнитивного проникновения на более поздних этапах, сохраняя когнитивную непроницаемость раннего восприятия, обеспечивая баланс между преобладающими противоположными взглядами.

Кадр как система различий эмоций, восприятия и суждений

Эмоции значительно усложняют картину. Они являются важным аспектом социального познания и взаимодействия, особенно с точки зрения развития сочувствия и помощи в понимании других. По этим причинам обработка эмоций должна быть неотъемлемым компонентом человеческого восприятия и познания. Ньюен (2016), например, утверждает, что эмоции можно воспринимать так же, как воспринимаются особенности восприятия.Исследования показывают, что эмоции можно распознавать так же, как распознавание образов в других смысловых модальностях, что обусловлено эволюционной необходимостью и требует взаимодействия восходящих и нисходящих процессов (см. Newen, 2016). Аналогичным образом, кажется, что социально значимая информация обрабатывается автоматически, что ставит под сомнение, должно ли восприятие включать внимание к социальным сигналам (Neufeld et al., 2016). Если верно, что эмоции и социально значимая информация обрабатываются как перцептивные особенности, эта точка зрения будет настоятельно рекомендовать очень надежный вид когнитивного проникновения, потому что мы не только видим основные перцептивные константы, которые определяют объектно-ориентированное внимание, но и эмоциональное и социально значимый контент.Другими словами, если эта точка зрения верна, то эмоциональные и социальные убеждения будут определять значительную часть восприятия. Важно отметить, что даже если бы это было так, это все равно было бы совместимо с когнитивно непостижимым ранним восприятием.

Основная проблема, однако, в том, что этот пример проницаемости может означать просто наведение. Есть веские основания полагать, что нейронные системы, поддерживающие эмоции, частично совпадают с познанием (Pessoa, 2008), а эмоциональные состояния можно рассматривать как форму предвестников.Например, эмоциональное состояние, такое как страх, может влиять на то, как человек направляет внимание (например, на более угрожающие аспекты окружающей среды) и, таким образом, улучшает взаимодействие с окружающей средой (LeDoux, 2012). Эта способность также включает бессознательное восприятие эмоциональных стимулов (см. Tamietto and de Gelder, 2010). Если эти предварительные эффекты очень устойчивы и систематичны, есть очень ясный смысл, в котором они определяют то, что человек воспринимает, тем самым способствуя некоторому уровню проницаемости на более поздних этапах обработки.

Насколько мощным может быть когнитивное проникновение в случае эмоций, не будучи когнитивно пагубным (например, из-за слишком большого изменения содержания восприятия и превращения важнейших инвариантов восприятия в нестабильные и ненадежные)? CAD также помогает прояснить эту проблему. Эмоции имеют огромное влияние на сознание, но это влияние не обязательно должно быть полностью перцептивным или выводимым. Мы считаем, что это серьезный источник путаницы. Эмоции оказывают значительное влияние на общую феноменологию человека, но слишком сильное влияние на осознание может отвлекать или даже подавлять то, что человек воспринимает .В таких случаях феномен представляет собой вмешательство или препятствие восприятию, а не определение восприятия (например, как при посттравматическом стрессовом расстройстве). В других случаях он может обогатить восприятие — не определяя его, а добавляя живости к общему феноменологическому опыту . Эстетический опыт и живость некоторых автобиографических воспоминаний — хорошие примеры этого феномена (Montemayor and Haladjian, 2015, pp.150–165). Все эти случаи лучше всего понимать как позднее когнитивное проникновение восприятия (возможно, мотивационное проникновение — лучший термин), а не как когнитивное проникновение в раннее восприятие (например, раннее зрение).

Восприятие цвета дополнительно проясняет важность CAD для точного определения случаев когнитивного проникновения на более поздних этапах обработки восприятия из когнитивно непонятного раннего зрения. В восприятии цвета задействованы две разные нейронные цепи: одна для определения цвета, а другая, связанная с циркадной регуляцией и эмоциями (Pauers et al., 2012). Воспринимаем ли мы эмоции, когда воспринимаем цвет? Это не кажется правдоподобным. Скорее, мы обнаруживаем и ощущаем цвет в раннем зрении, а также переживаем сложное состояние восприятия и эмоционального содержания на более поздних этапах обработки.Даже в случае запоминания человеком ожидаемого цвета объекта, который может повлиять на воспринимаемый цвет объекта (см. Hansen et al., 2006), такие результаты не окончательно указывают на когнитивное проникновение в раннее зрительное восприятие, а скорее на этап, включающий интерпретацию сигналов раннего видения. Еще больше усложняет ситуацию то, что некоторые аспекты обнаружения признаков могут происходить вне сознания — они в основном независимы в своих нейронных коррелятах (Koch and Tsuchiya, 2012).Заправка цвета может происходить на более высоких уровнях обработки даже без сознательного восприятия цвета, как в исследованиях, в которых используется обратное маскирование для проверки заправки ответов на цвета, которые не воспринимаются сознательно (Norman et al., 2014). Чтобы приспособиться к этому факту, нам нужна дифференцированная структура, такая как CAD, а не четкое различие между познанием и восприятием или всеобъемлющая форма когнитивного проникновения. Обнаружение цвета и основанные на цвете эмоции действительно взаимодействуют систематически на более поздних стадиях обработки восприятия, которые также являются феноменально осознанными, но это не влечет за собой проникновение эмоций в обнаружение цвета или раннее визуальное восприятие цвета.

Что касается случаев автоматического социального обнаружения (например, Neufeld et al., 2016), они могут быть аналогичны шаблонам обнаружения, связанным с процедурами социального планирования, которые действуют независимо от пережитых эмоций и чувств. Таким образом, на основе САПР не так просто сказать, что эмоция обнаруживается как часть восприятия, потому что такие процедуры могут быть смоделированы либо как бессознательная обработка, либо как особые процедуры внимания, запускаемые конкретным концептуализированным содержанием восприятия, а не как составляющие раннего восприятие, поскольку это обнаружение не изменяется общей феноменологией (момент, полностью аналогичный разнице между величинами и интенсивностью эмоций, упомянутым выше).Как правило, может случиться так, что такое обнаружение паттернов социальных сигналов не повлечет за собой систематической проницаемости, потому что они могут фактически возникать на поздних уровнях когнитивной обработки или вообще не восприниматься (например, они могут быть логическими или строго мнемоническими).

Фреймворк CAD может объяснить многие изменения восприятия на более поздних стадиях, одновременно оправдывая непроницаемость раннего восприятия. Простого обращения к феноменологии и того, как переключение с одной задачи на внимание к другой меняет то, что испытываешь, недостаточно для доказательства проницаемости именно из-за различий, основанных на уровнях САПР.Более того, даже феноменология восприятия способствует стабильности и непрерывности опыта, а не изменчивости, вызванной постоянным когнитивным проникновением. Например, когда человек перемещается по комнате, постоянство цвета и формы стен и мебели остается неизменным, несмотря на множество логических триггеров, фактических и потенциальных, которые возникают в любой момент. Поразительно, но, похоже, так обстоит дело и в снах, где есть в целом согласованный опыт, каким бы абсурдным он ни был.Следовательно, апелляции к сознательному опыту могут не предоставить решающих доказательств когнитивного проникновения, потому что общая феноменология зависит от когнитивной интеграции на поздних стадиях перцептивной обработки таким образом, который совместим с ранней перцептивной непроницаемостью. Чтобы проверить радикальное и всеобъемлющее когнитивное проникновение, нужно показать, что познание определяет восприятие на существенном уровне, на самых ранних стадиях, вызывая изменения в восприятии прямым путем. CAD показывает, что доказательства могут быть поняты таким образом, чтобы избежать этой интерпретации, потому что CAD демонстрирует, что познание и восприятие могут быть независимыми и при этом взаимодействовать систематическим образом.В частности, овладение концепцией основных категорий восприятия — хорошее место для выявления явных случаев когнитивного проникновения за пределы начальных стадий раннего восприятия.

Когнитивно управляемое внимание: функциональное, синтаксическое и семантическое

Важно еще раз заявить, почему сопротивление всепроникающему когнитивному проникновению не только правдоподобно из-за аргументов эволюции, но и как общее теоретическое обязательство. Одна из причин — проблема невозможности прийти к общему мнению среди воспринимающих.Если нет точек соприкосновения, как можно объяснить надежную координацию между несколькими субъектами при выполнении задач на контроль моторики и внимания (например, выполняемых при занятиях командными видами спорта)? Одно из решений, предлагаемых CAD, заключается в том, что, хотя существуют значительные уровни когнитивного проникновения на высоко интегрированных уровнях познания и восприятия, когнитивного проникновения на раннем этапе сознательного и бессознательного восприятия нет. Но также важно объяснить, как именно процессы верхнего уровня влияют на восприятие.Это то, что позволяет CAD: когнитивная непроницаемость ранней обработки с сильным влиянием познания на более высоких уровнях когнитивной интеграции (например, внимание к интенсивности эмоций или важность автобиографической памяти), которые соответствуют более эволюционным недавним типы внимания (критику против мнения, что нисходящие пути влекут за собой когнитивное проникновение, см. Raftopoulos, 2001a, b).

Есть несколько возможных областей познания более высокого уровня, которые могут быть восприимчивы к когнитивному проникновению.Согласно CAD, феноменальное сознание систематически меняется в зависимости от эмоционального и фонового содержания знаний — оно эмпатически структурировано (Montemayor and Haladjian, 2015). Насколько восприимчивы более семантические аспекты разума к умозаключениям и эмоциональному влиянию, может зависеть от концепций, которых обладает вид, и степени интеграции информации — отсюда важность усвоения концепций. Повторюсь, раннее восприятие когнитивно непостижимо, что позволяет надежно и предсказуемо управлять моторикой и взаимодействовать с внешними объектами.Это содержимое обрабатывается независимо от эмпатических и интегративных влияний познания и эмоций. Это структурное требование связано с адаптивной необходимостью и, вероятно, появилось у других видов, эволюционно близких к человеку (Zentall, 2005). Более того, подобная человеку сознательная осведомленность, похоже, зависит от глобальной функциональной связи между модулями мозга (Wu, 2014; Godwin et al., 2015), и это может указывать на форму проницаемости на более поздних, более интегрированных стадиях восприятия.

На ранних стадиях перцепционные характеристики обрабатываются независимо, с минимальной модуляцией сверху вниз, чтобы надежно и точно структурировать перцептивные сцены (например, слуховые или визуальные сцены). Этот репрезентативный каркас поддерживает более позднее когнитивное руководство и может быть охарактеризован как содержание сценария или предконцептуальное сенсорное представление. Затем, на более поздних этапах, которые, вероятно, зависят от вмешательства рабочей памяти, внимание, основанное на особенностях, можно направлять и ориентировать с помощью когнитивно-управляемых форм внимания, которые выделяют одни особенности восприятия и подавляют или подавляют другие на основе когнитивной и мотивационной информации.Некоторые из этих когнитивно-управляемых типов внимания, вероятно, развивались в разное время. Некоторые из них модулируют обнаружение; другие касаются исключительно концептуальной информации и могут быть найдены без споров только у людей. Диапазон влияния познания на восприятие довольно широк, и он увеличивается со степенью когнитивной интеграции, характерной для поздней обработки восприятия. Согласно CAD, на поздних стадиях интеграции существует тип внимания, которое полностью не зависит от конкретных перцептивных переживаний и направлено исключительно на доступ к содержанию высказываний.Мы утверждали, что этот вид когнитивно управляемого внимания играет важную роль в определении содержания позднего восприятия, но он не может напрямую изменить раннее восприятие, включая перцептивные переживания, связанные с ранними стадиями восприятия.

Диссоциация сознания и внимания также помогает решить ранее упомянутую трудность, заключающуюся в том, что восприятие может происходить вне сознания, независимо от того, подвержено ли содержание восприятия когнитивному проникновению.Рассмотрим результат Vishton et al. (2007) относительно иллюзии Эббингауза, в которой инструкция схватывать стимул уменьшает иллюзию. Этот эффект уменьшения иллюзии был обнаружен в предыдущих исследованиях, где воздействие на стимул, порождающий иллюзию, указывало на более точное внутреннее представление, чем то, что воспринималось сознательно. То есть, в то время как феноменология восприятия обманывается иллюзией (например, иллюзией Мюллера-Лайера), восприятие для действия — нет (Stöttinger and Perner, 2006).Кроме того, на такой вид работы могут влиять эмоциональные состояния (van Ulzen et al., 2008), что указывает на то, что эмоции могут влиять на сознательный опыт, но только на более высоком уровне интеграции и обработки, как это следует из аргументов эволюции. Точно так же желание чего-либо может повлиять на то, как это воспринимается сознательно; например, привлекательное место может показаться ближе, чем непривлекательное, находящееся на таком же физическом расстоянии от наблюдателя (Alter and Balcetis, 2011). Такие исследования являются примерами того, как определенные психические состояния могут влиять на сознательное восприятие и что может существовать диссоциация между информацией, поступающей в сознание, и бессознательной информацией, используемой для других процессов восприятия.Однако маловероятно, что эти эффекты могут повлиять на перцептивно-навигационную систему (например, систему, которую мы используем для ходьбы по комнате) или на переживания, вызванные ранним восприятием.

Другой пример того, как обнаружение признаков в сознательном восприятии может отличаться от того, которое используется для выполнения двигательных действий, можно увидеть в эксперименте, исследующем иллюзию двойного дрейфа. Эта иллюзия возникает, когда объект движется на периферии поля зрения по определенной траектории, но поскольку объект имеет текстуру, которая движется перпендикулярно этой траектории, общее воспринимаемое движение объекта не соответствует истинному пути.Другими словами, иллюзорный путь воспринимается из-за комбинации информации о движении из внутреннего движения объекта, а также его фактической траектории. В недавнем исследовании Лиси и Кавана (2015) участников попросили сделать движение глаз к одному из этих движущихся объектов (который исчезал, как только началось движение глаз), и они обнаружили, что глаза приземлялись ближе к истинному пути. в отличие от предполагаемого иллюзорного пути. Это говорит о том, что информация, отправляемая в моторную систему, не подвержена иллюзии, поскольку моторная система может выполнять правильные движения глаз, даже если иллюзия воспринимается сознательно.Смысл этих результатов заключается в том, что бессознательное восприятие может быть очень точным, а также интегрировано с когнитивными целями.

Фреймворк САПР также допускает более полезное различие, которое потенциально может прояснить двусмысленность. Возьмем, к примеру, открытие Кравица и Берманна (2011), касающееся фасилитации с помощью концепции: более быстрое время отклика для обнаружения «h» на основе предшествующего воздействия «H». Такой вид когнитивно управляемого внимания к синтаксическим особенностям не следует рассматривать как когнитивное проникновение.По тем же причинам семантическое прайминг также следует рассматривать как эффект внимания, который управляется когнитивно и возникает на более поздних этапах обработки. В ходе эволюции визуальных и других систем восприятия вполне вероятно, что сначала возникло внимание, основанное на особенностях, и основные формы объектно-ориентированного внимания, и только позже можно найти сложные формы семантически управляемого внимания к особенностям, имеющим отношение к опыту и содержанию высказываний (см. Haladjian and Montemayor, 2015). Таким образом, внимание, основанное на содержании высказываний, является своего рода когнитивным руководством, которое должно проявляться на более поздних стадиях обработки восприятия и должно развиваться совсем недавно.Этот вид когнитивного руководства на более поздних этапах может повлиять на умозаключение, память, распознавание объектов и категоризацию понятий. В случае человеческого познания и восприятия этот вид когнитивно управляемого внимания к семантическому содержанию является наиболее важным компонентом, который способствует мощному интерфейсу между познанием и восприятием, и обеспечивает базовую основу для приобретения концепций всех видов. Как упоминалось ранее, усвоение концепций позволяет использовать многие виды когнитивного проникновения на более поздних этапах обработки, и это фундаментально для понимания человеческого восприятия.

Существует еще один и, возможно, даже более свежий вид когнитивно-управляемого внимания, которое модулирует позднее перцептивное содержание: внимание к синтаксически структурированным паттернам восприятия. Сложная иерархическая структура человеческого языка должна как-то восприниматься. Вопрос в том, как именно. Если Бервик и Хомский (2016) правы, способность обнаруживать синтаксические шаблоны эволюционировала у нашего вида совсем недавно. Фактически, если это правда, что способность артикулировать и иерархически комбинировать цепочки символов появилась совсем недавно, от 200 000 до 150 000 лет назад (Berwick and Chomsky, 2016, p.54, указывают на то, что оно определенно возникло всего 60 000 лет назад), значит, это должно быть одно из последних событий в нашей когнитивной эволюции. Хотя синтаксическая обработка оказывает очень значительное влияние на человеческое познание, она не обязательно должна действовать, постоянно влияя на то, что мы воспринимаем (в отличие от концептуально основанного позднего восприятия, которое важно для эпистемического видения и эпистемического восприятия в целом). Скорее, он может действовать таким же образом, как и моторный контроль: в высокой степени автоматическим и надежным способом, который нельзя сделать явным с помощью дискурсивных суждений, и который обрабатывает информацию за пределами сознательного доступа.В таком случае, даже несмотря на недавнюю эволюцию, синтаксическая обработка может не обеспечивать надежного интерфейса для познания и восприятия, а интересные случаи когнитивного проникновения на поздних этапах восприятия могут быть ограничены семантической обработкой. Это вопрос, который требует более детального изучения.

Это подводит нас к последнему пункту, на котором мы хотим остановиться. Тот факт, что восприятие стабильно и инвариантно на ранних стадиях, поддерживает не только наши когнитивные системы, но также контроль над моторикой и действие.Раннее восприятие играет решающую роль в том, чтобы сделать это возможным, не допуская прямого случайного влияния познания или эмоций на обработку самых основных этапов структурирования перцептивной сцены. Таким образом, базовые переживания восприятия также стабильны, и, более того, они переживаются таким образом, что не требует концептуального или пропозиционального руководства. С другой стороны, сознательный доступ к содержанию, вероятно, требует высокого уровня интеграции информации в мозг, что является аргументом, выдвигаемым теориями сознания глобального рабочего пространства (например,г., Dehaene and Naccache, 2001; Baars, 2005), при этом повышенная функциональная связь между различными нейронными модулями (а не внутри модулей) связана с таким сознательным осознанием (Godwin et al., 2015). Когнитивное проникновение, вероятно, будет обнаружено на этих более поздних этапах обработки восприятия и, что особенно важно, на границе между ранним содержанием и различными формами формирования концепций. Еще один вопрос — в какой степени эмпатические и мотивационные эффекты определяют позднее восприятие.Обладая богатой концептуальной структурой человеческого познания, взаимодействие эмоций, познания и восприятия допускает многие виды когнитивного проникновения на этих более поздних стадиях обработки. Семантическое и синтаксическое руководство посредством когнитивно управляемого внимания является важной частью этого процесса.

Получение концепций не влияет напрямую, влияет на то, как особенности обнаруживаются на самом раннем уровне, но они определяют то, что мы воспринимаем эпистемически (например, как член категории).Наличие конкретной концепции не так срочно, как реакция на черту, необходимую для выживания, но базовая категоризация, даже если она предконцептуального характера, может помочь в неотложных ситуациях, как показывают тревожные сигналы некоторых животных. Это также может привести к сложным формам планирования, мысленных путешествий и даже теории разума, как демонстрируют квазиконцептуальные способности птиц. Полноценные концепции, обнаруженные у людей, приводят к когнитивной структуре, которая позволяет не только для эпистемического видения, но и для логического вывода (включая дискурсивный вывод) и эпистемического обоснования.Основываясь на CAD и аргументах эволюции, полезно рассматривать эти способности как подпадающие под разные уровни когнитивной интеграции на более высоких уровнях обработки перцептивной информации. Повторяю, все это совместимо с когнитивной проницаемостью раннего восприятия.

Таким образом, CAD помогает прояснить, как тот факт, что восприятие глубоко связано с познанием и эмоциями, совместим с когнитивной непроницаемостью ранней обработки восприятия. Концептуальные интерфейсы находятся в центре взаимосвязи между познанием и эмоциями.Эти концептуальные интерфейсы проявляются в формах перцептивного упреждения, предубеждений, модуляции и руководства через механизм когнитивно управляемого внимания. Эти интерфейсы также обеспечивают основу для типа сознания, связанного с доступом к содержанию высказываний, которое, согласно CAD, отделено от опыта, произведенного ранним феноменально сознательным восприятием. Раннее восприятие гарантирует стабильность и надежность, а также взаимопонимание с другими организмами.Поздняя обработка восприятия предоставляет богатую основу возможностей, которые во многом обогащают восприятие. Наконец, семантические и синтаксические влияния в позднем восприятии увеличивают эти возможности способами, которые нельзя найти ни у одного другого вида, и делают человеческое восприятие богатым и разнообразным содержанием, которое делает возможным очень сложное поведение, характеризующее человечество.

Заключение

Внешний вид мира может во многом зависеть от наших ожиданий, убеждений и желаний.Споры о когнитивном проникновении исследовали этот вопрос в последние несколько десятилетий с разных точек зрения, особенно в том, что касается когнитивной архитектуры и семантического содержания. Многие авторы приходят к выводу, что когнитивное проникновение либо широко распространено, либо отсутствует. Мы утверждаем, что требуется более детальная перспектива. Фреймворк САПР учитывает такую ​​перспективу, основанную на результатах исследований сознания и внимания, а также их эволюции. В частности, CAD помогает объяснить, почему, хотя может быть много случаев когнитивного проникновения при позднем восприятии, раннее восприятие должно быть когнитивно непостижимым.

В рамках САПР возможен более сбалансированный подход к когнитивному проникновению. Интересный вопрос: можно ли было бы достичь подобного баланса без него? Мы не можем здесь подробно исследовать этот вопрос, но мы считаем, что, по крайней мере, CAD — лучший способ для достижения этого баланса. Это может быть только , способ добиться такого баланса строгим способом, но мы не будем здесь спорить в пользу этого более сильного утверждения. Однако мы оставляем это соображение в пользу САПР: данные, включая эволюцию, не так сильно поддерживают интерфейс без САПР.Например, такой интерфейс может касаться только бессознательной обработки (например, составленной из выводных способностей Гельмгольца). В качестве альтернативы этот интерфейс может включать исключительно осознанную информацию, требующую субъективно переживаемой интеграции для любого процесса восприятия. Свидетельства показывают, что ни один из этих вариантов, скорее всего, не верен. Таким образом, интерфейс между познанием и восприятием, по-видимому, фундаментально структурирован с точки зрения CAD.

Учитывая значение CAD и аргументы эволюции, мы утверждали, что приобретение концепций является особенно важной темой в отношении когнитивного проникновения, с ответвлениями на интеграцию эмоций, логического вывода и процессов распознавания.Восприятие и познание могут быть в значительной степени независимыми, и они полностью независимы на ранних стадиях, но существуют систематические способы их взаимодействия. Чем больше когнитивная интеграция, тем больше когнитивное проникновение. Возможно, как было предложено выше, может быть даже несколько интерфейсов для когнитивного проникновения, потому что существует много видов когнитивной модуляции в позднем восприятии. Тем не менее, несмотря на это систематическое взаимодействие между познанием и восприятием на таких поздних стадиях, когнитивное проникновение не является всеобъемлющим.

Помимо положительных предложений по более тщательному теоретическому рассмотрению проблемы проницаемости, эта статья также поднимает сложные вопросы. Какие концептуальные или эпистемологические способности лежат в основе различных форм проницаемости? Какие способности требуют когнитивного проникновения? Как можно проверить такие способности у разных видов? Как можно объединить выводы о сознании и внимании, а также об их диссоциации таким образом, чтобы решить проблему когнитивного проникновения? Результаты познания животных и будущие исследования того, как наши собственные способности сравниваются с возможностями других видов, особенно в разработке семантических и концептуальных указаний, являются благодатной почвой для исследований.Аргумент эволюции, особенно в том, что касается развития различных форм интенциональности, должен помочь в будущих исследованиях в этой области.

Авторские взносы

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Финансирование

HH получил финансирование постдокторских исследований от Европейского исследовательского совета в рамках Седьмой рамочной программы Европейского союза (FP7 / 2007-2013) / грантового соглашения ERC No.AG324070 присужден Патрику Кавана.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы особенно признательны Анастасиосу Рафтопулосу за обширные, подробные и чрезвычайно полезные отзывы. Эта статья существенно улучшилась благодаря ему. Мы также хотели бы поблагодарить Альберта Ньюена за ценное обсуждение и двух рецензентов за их проницательные предложения и рекомендации.

Список литературы

Альтер А. Л. и Бальчетис Э. (2011). Любовь сокращает расстояние: желаемые места кажутся ближе, потому что они кажутся более яркими. J. Exp. Soc. Psychol. 47, 16–21. DOI: 10.1016 / j.jesp.2010.07.018

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баарс, Б. Дж. (2005). Теория сознания глобального рабочего пространства: к когнитивной нейробиологии человеческого опыта. Prog. Brain Res. 150, 45–53. DOI: 10.1016 / S0079-6123 (05) 50004-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бермудес, Х.Л. (2003). Мыслить без слов . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Бервик, Р. К., Хомский, Н. (2016). Почему только мы: язык и эволюция . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Блок, Н. (1995). О заблуждении относительно функции сознания. Behav. Brain Sci. 18, 227–247. DOI: 10.1017 / S0140525X00038188

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бирн, А.(2005). «Восприятие и концептуальное содержание», в Contemporary Debates in Epistemology , ред. Э. Соса и М. Стюп (Oxford: Blackwell), 231–250.

Google Scholar

Кэри, С. (2009). Происхождение концепций . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Клиффорд, К. В. Г., Вебстер, М. А., Стэнли, Г. Б., Стокер, А. А., Кон, А., Шарпи, Т. О. и др. (2007). Визуальная адаптация: нейронные, психологические и вычислительные аспекты. Vision Res. 47, 3125–3131. DOI: 10.1016 / j.visres.2007.08.023

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Dehaene, S., and Naccache, L. (2001). К когнитивной нейробиологии сознания: основные свидетельства и рамки рабочего пространства. Познание 79, 1–37. DOI: 10.1016 / S0010-0277 (00) 00123-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Файерстоун, К., Шолль, Б. Дж. (2016). Познание не влияет на восприятие: оценка доказательств для эффектов «сверху вниз». Behav. Brain Sci. 39, 1–77. DOI: 10.1017 / S0140525X15000965

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фодор, Дж. А. (1983). Модульность разума: очерк факультетской психологии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Фодор, Дж. А. (1998). Концепции: где когнитивная наука пошла не так . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Годвин Д., Барри Р.Л. и Маруа Р. (2015). Разрушение функциональной сетевой модульности мозга с осознанием. Proc. Natl. Акад. Sci. США 112, 3799–3804. DOI: 10.1073 / pnas.1414466112

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Канеман Д. (2000). «Опытная полезность и объективное счастье: подход, основанный на моментах», в Choices, Values ​​and Frames , ред. Д. Канеман и А. Тверски (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 673–692.

Google Scholar

Кейл, Ф.С. (1989). Понятия, виды и когнитивное развитие . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Кентридж Р. У. (2011). «Внимание без осознания: краткий обзор», в Attention: Philosophical and Psychological Essays , eds C. Mole, D. Smithies, and W. Wu (Oxford: Oxford University Press), 228–246.

Google Scholar

Керстен Д., Мамасян П. и Юилле А. (2004). Восприятие объекта как байесовский вывод. Annu.Rev. Psychol. 55, 271–304. DOI: 10.1146 / annurev.psych.55.0

  • .142005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кослин, С. М. (1980). Образ и разум. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Google Scholar

    Кослин, С. М. (1994). Изображение и мозг: разрешение дискуссии об образах. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google Scholar

    Кравиц, Д. Дж., И Берманн, М. (2011). Внимание, ориентированное на пространство, объекты и особенности, взаимодействует для организации визуальных сцен. Atten. Восприятие. Психофизика. 73, 2434–2447. DOI: 10.3758 / s13414-011-0201-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лоар, Б. (1997). «Феноменальные состояния (вторая версия)», в Природа сознания: философские дебаты , ред. Н. Блок, О. Дж. Фланаган и Г. Гюзельдере (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 597–616.

    Google Scholar

    Макферсон, Ф. (2012). Когнитивное проникновение в цветовое восприятие: переосмысление проблемы в свете косвенного механизма. Philos. Феноменол. Res. 84, 24–62. DOI: 10.1111 / j.1933-1592.2010.00481.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мэтьюз Р. Дж. (2007). Мера разума: пропозициональные установки и их атрибуция. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Милликен Р. Г. (2005). Язык: Биологическая модель. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Монтемайор, К.(2010). «Время: биологическое, намеренное и культурное», в «Время: пределы и ограничения» , ред. Дж. А. Паркер, П. Харрис и К. Стейнек (Лейден: Брилл), 39–63.

    Google Scholar

    Монтемайор, К. (2013). Minding Time: философский и теоретический подход к психологии времени. Бостон: Брилл.

    Google Scholar

    Montemayor, C., и Haladjian, H.H. (2015). Сознание, внимание и сознательное внимание. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google Scholar

    Нойфельд, Э., Браун, Э. К., Ли-Гримм, С.-И., Ньюен, А., Брюне, М. (2016). Обработка преднамеренных действий является результатом автоматического внимания снизу вверх: ЭЭГ-исследование гипотезы социальной релевантности с использованием гипноза. Сознательное. Cogn. 42, 101–112. DOI: 10.1016 / j.concog.2016.03.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ньюен, А. (2016). Защита либерально-содержательного взгляда на перцептивный опыт: прямое социальное восприятие эмоций и впечатлений человека. Synthese 1-25. DOI: 10.1007 / s11229-016-1030-3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ньюен, А., Веттер, П. (2017). Почему когнитивное проникновение в наш перцептивный опыт по-прежнему остается наиболее правдоподобным объяснением. Сознательное. Cogn. 47, 26–37. DOI: 10.1016 / j.concog.2016.09.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пауэрс, М. Дж., Кухенбекер, Дж. А., Нейтц, М., и Нейтц, Дж. (2012). Изменения цвета световой подсказки циркадной активности. Anim. Behav. 83, 1143–1151. DOI: 10.1016 / j.anbehav.2012.01.035

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пикок, К. (1992). «Сценарии, концепции и восприятие», в The Contents of Experience , ed. Т. Крейн (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 105–135.

    Google Scholar

    Пилишин, З. В. (1999). Связано ли зрение с познанием? Аргументы в пользу когнитивной непроницаемости зрительного восприятия. Behav.Brain Sci. 22, 341–365; обсуждение 366–423. DOI: 10.1017 / S0140525X922

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пилишин, З. В. (2003). Видение и визуализация: это не то, о чем вы думаете. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google Scholar

    Рафтопулос, А. (2001a). Инкапсулировано ли восприятие в инкапсулированном виде ?: проблема теоретической нагруженности восприятия. Cogn. Sci. 25, 423–451. DOI: 10.1016 / S0364-0213 (01) 00042-8

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рафтопулос, А.(2001b). Реентерабельные нейронные пути и теоретическая нагруженность восприятия. Philos. Sci. 68, S187 – S199. DOI: 10.1086 / 392908

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рафтопулос А. (2014). Когнитивная непроницаемость содержания раннего видения является необходимым и достаточным условием чисто неконцептуального содержания. Philos. Psychol. 27, 601–620. DOI: 10.1080 / 09515089.2012.729486

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рафтопулос, А.(2015a). Когнитивная непроницаемость восприятия и теоретическая нагруженность. J. Gen. Philos. Sci. 46, 87–103. DOI: 10.1007 / s10838-015-9288-6

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рафтопулос, А. (2015b). «Переосмысление проблемы когнитивной проницаемости», в Philosophy and Cognitive Science II: Western & Eastern Studies , ред. Л. Маньяни, П. Ли и У. Парк (Лондон: Springer International Publishing), 3–20.

    Google Scholar

    Серенс, Дж.Т., Эстер, Э. Ф., Фогель, Э. К., и Awh, Э. (2009). Стимул-специфическая задерживающая активность в первичной зрительной коре головного мозга человека. Psychol. Sci. 20, 207–214. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2009.02276.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сигель, С. (2006). «Какие свойства представлены в восприятии?» В Perceptual Experience , ред. Т. Гендлер и Дж. Хоторн (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 481–503.

    Google Scholar

    Сигель, С.(2010). Содержание визуального опыта. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Спелке, Э. (1988). «Там, где заканчивается восприятие и начинается мышление: восприятие объектов в младенчестве», в Perceptual Development in Infancy , ed. А. Йонас (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 197–234.

    Google Scholar

    Стокс, Д. (2012). Восприятие и желание: новый взгляд на когнитивную проницаемость опыта. Philos. Stud. 158, 477–492. DOI: 10.1007 / s11098-010-9688-8

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Штеттингер Э. и Пернер Дж. (2006). Разделение представления размера на действие и осознанное суждение: улавливание визуальных иллюзий без видимых препятствий. Сознательное. Cogn. 15, 269–284. DOI: 10.1016 / j.concog.2005.07.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    ван Ульзен, Н. Р., Семин, Г. Р., Oudejans, R. R. D., and Beek, P. J. (2008). Свойства аффективного стимула влияют на восприятие размера и иллюзию Эббингауза. Psychol. Res. 72, 304–310. DOI: 10.1007 / s00426-007-0114-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Виштон П. М., Стивенс Н. Дж., Нельсон Л. А., Морра С. Е., Бруник К. Л. и Стивенс Дж. А. (2007). Планирование дотянуться до объекта меняет то, как его воспринимает ричер. Psychol. Sci. 18, 713–719.DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2007.01965.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Влах, Х.А. (2016). То, как мы классифицируем объекты, связано с тем, как мы их запоминаем: смещение формы как смещение памяти. J. Exp. Child Psychol. 152, 12–30. DOI: 10.1016 / j.jecp.2016.06.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ву, W. (2014). Против разделения: сознание, информация и визуальные потоки. Mind Lang. 29, 383–406. DOI: 10.1111 / mila.12056

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Йе, С.-Л., и Чен, И. П. (1999). Непостижимо ли внимание на ранней визуальной обработке? Behav. Brain Sci. 22: 400. DOI: 10.1017 / S0140525X99602023

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Восприятие — краткое изложение главы 2 «Когнитивной психологии» Гилхули, К. и Лидди, Ф., М.

    Когнитивная психология
    Глава 2
    Восприятие

    Восприятие — это наше чувственное восприятие мира.
    Набор процессов, которые организуют чувственный опыт в понимание нашего окружающего мира.
    Дает представление о том, какие свойства физического мира трансформируются в наш умственный мир, и дает нам представление о таких поведенческих действиях, как навигация и распознавание.

    Восприятие находится в континууме между ощущением (где физическая энергия преобразуется в сигналы мозга) и познанием (где ментальные представления о мире и наших целях используются для рассуждений и планирования поведения.
    Как мысленно представлены физические свойства мира.
    Информация о восприятии необходима для информирования нас о нашем окружении и управления нашим взаимодействием с физическим и социальным миром.
    Визуальные иллюзии ясно показывают, что наши системы восприятия не всегда точно представляют физический мир.

    Соматическое восприятие: восприятие тела через прикосновение и определение ориентации конечностей в пространстве.

    От физического мира к перцептуальному представлению

    Существенная проблема восприятия состоит в том, что физический мир находится «где-то там», а наше ментальное слово находится внутри нашей головы.

    Обратная задача.
    Объясняет, почему даже самые лучшие органы чувств обычно не могут гарантировать точного представления физического мира.
    Существуют фундаментальные способы потери информации при сенсорном кодировании физического мира.

    Итак

    Точность наших ментальных представлений о физическом мире не может полностью зависеть от поступающей информации. Это должно зависеть от способности процессов восприятия использовать предположения о структуре мира для анализа поступающей сенсорной информации таким образом, чтобы мы могли преодолеть обратную проблему и построить правдоподобные интерпретации того, что есть снаружи.

    Наши системы восприятия разработали эффективные принципы преодоления теоретических ограничений обработки воспринимаемой информации.

    Принципы и теории восприятия

    Для решения обратной задачи мы сосредотачиваемся на том, как лучше всего охарактеризовать поток информации в полностью развитой системе восприятия и какие принципы могут быть задействованы или организовать эту информацию.

    Поток информации: восходящая и нисходящая обработка

    Фундаментальное различие в перцепционной обработке заключается в том, достигаем ли мы и постигаем мир через механизмы снизу вверх или сверху вниз.
    Снизу вверх: исходный сенсорный ввод преобразуется в непрерывном каскаде преобразований, передающих информацию, одно преобразование следует за другим, пока не будет получено окончательное представление.
    Также известна как обработка, управляемая данными.
    Характеризуется механизмами восприятия, которые могут независимо создавать все более сложные представления.

    Нисходящая обработка.
    Включает связи между верхними и нижними уровнями.
    Существуют обратные связи, которые опосредуют преобразования с информацией более высокого уровня.
    Очень важно, чтобы мы начали с некоторого ожидания того, что мы ищем, и это знание оказывает влияние на процессы нижнего уровня, которые будут взаимодействовать с обработкой цвета, формы и текстуры.

    В крайностях:

    • Сверху-вверх утверждает, что то, что мы переживаем, является неизбежным следствием того, какие ощущения поражают наши глаза, уши или кожу.
    • «Сверху вниз» утверждает, что это восприятие существенно изменится в зависимости от того, что мы ожидаем испытать.

    Перцепционная организация: принцип правдоподобия

    Направление информационного потока — это один аспект обработки информации, а другой — способ преобразования входящих данных.

    Принцип правдоподобия.
    Предпочтительная организация воспринимаемого объекта или события будет наиболее вероятной.
    Вероятность того, что объект или событие произойдет, важна для перцепционной обработки этого объекта / события.

    Нам необходимо нечто дополнительное, чтобы вывести свойства мира.
    Принцип правдоподобия предполагает, что статистическая точка зрения подходит для оценки наших перцептивных входных данных, чтобы определить, что мы переживаем.

    С байесовской точки зрения: восприятие — это проблема логического вывода: какое событие, наиболее вероятное, отвечает за мое восприятие?
    Для зрения это становится следующим: учитывая изображение на моей сетчатке, какая сцена, вероятнее всего, вызвала это?
    Три компонента, участвующих в ответе на этот вопрос:

    • Вероятность, которая представляет всю неопределенность изображения. Чем больше количество сцен соответствует изображению, тем больше неопределенность.
    • Приора.Представляет знания о сцене еще до того, как вы посмотрите на изображение. Чем сильнее априор, тем меньше вероятность неопределенности.
    • Решающее правило. В зависимости от задачи и целей наблюдателя, человек может быть заинтересован в поиске наиболее вероятной интерпретации с учетом всей доступной информации или вместо этого случайным образом исследует одну из возможных интерпретаций каждый раз, когда представляется одно и то же изображение. Правило принятия решения добавляет гибкости общей структуре для моделирования поведения.

    Подход к обработке информации

    Экологическая психология считает, что восприятие работает в основном восходящим образом, используя закономерности в визуальном мире, которые называются инвариантными.
    Инварианты в видении — это свойства просматриваемого трехмерного объекта, которые могут быть получены из любого двухмерного изображения объекта.

    Прямое восприятие: (также называемое восприятием событий и экологическим восприятием) — это восходящий процесс, с помощью которого распознаются объекты и их функции.
    Для полного понимания любого устройства обработки информации его необходимо понимать на трех различных уровнях.
    Общность этого трехуровневого подхода оказала влияние на открытие границ между исследователями, работающими в области компьютерного зрения, визуальной психологии и физиологии зрения.

    • Теория вычислений
      Теория вычислений, позволяющая понять цель вычислений и продемонстрировать их соответствие поставленной задаче.
      Вопрос: какова цель вычислений и почему они делают то, что делают?
      В самом широком смысле цель процессов восприятия — держать нас в курсе нашего внешнего мира и поддерживать нашу способность адаптироваться к изменяющемуся миру.
      Эти процессы существуют для обеспечения нашего выживания.
    • Выбор представления
      Выбор представления для ввода и вывода, а также алгоритм для достижения преобразования между вводом и выводом.
      Наш выбор представления будет мотивировать использование различных алгоритмов для достижения сложения.
      Этот уровень является важным аспектом когнитивной науки.
      Хотя преобразования в определенном смысле являются преобразованиями физической энергии из одной формы в другую, фундаментальная точка зрения когнитивной науки состоит в том, чтобы рассматривать их как преобразования из одного информационного состояния в другое.С этой точки зрения мы будем моделировать человеческое поведение и восприятие мира как результат алгоритмов, работающих с представлениями информации.
    • Выполнение вычислений
      Как реализовать эти вычисления (например, на человеческом или цифровом компьютере).
      Фактический способ выполнения вычислений.
      Каждый организм или машина будут иметь свои ограничения, налагаемые устройством, выполняющим вычисления. Эти ограничения вводят практические соображения на втором уровне того, какое представление и тип алгоритма является оптимальным для использования, но они не повлияют на вычислительную теорию первого уровня того, что является целью вычислений.
      Таким образом, рассмотрение этого выбора устройства в качестве отдельного рассмотрения позволяет нам обсуждать восприятие с точки зрения преобразования энергии входящего стимула в соответствующее представление информации, не беспокоясь о конкретной реализации.

    Тело и восприятие

    Воплощенное познание: считает, что познание связано с переживаниями, возникающими из системы восприятия, тесно связанной с системой действий, а не с манипуляциями с абстрактными представлениями.
    То, что человек воспринимает мир, связано не только с его восприятием, но и с его целью, физиологическим состоянием и эмоциями.
    Восприятие пространственной планировки сочетает в себе геометрию мира с поведенческими целями и затратами, связанными с получением этих углей. Но это утверждение спорно.

    Шесть утверждений, которые формируют основу для воплощенного познания:

    • Познание расположено
      Оно происходит в реальном мире и по своей сути включает восприятие и действие
    • Познание — это давление времени
      Нам нужно оценивать нашу ситуацию в окружающей среде как быстро по мере его изменения
    • Мы перекладываем когнитивную работу на окружающую среду
      Как и при создании карт, мы активно меняем среду, чтобы уменьшить когнитивную нагрузку
    • Окружающая среда является частью когнитивной системы.
    • Познание для действия
    • Автономное познание основано на теле.
      Разум основан на механизмах, включающих восприятие и действие

    Это дает основу для рассмотрения существенной роли восприятия (и действия) в познании.

    Системы, которые производят функции восприятия (такие как ориентация, цвет, движение, тембр, высота звука и давление). Особенности важны, поскольку моделирование восприятия и познания высокого уровня часто сосредоточено на информации, предоставляемой конкретными функциями.
    Человеческий мозг — это лишь одна из частей устройства обработки информации.

    Человеческий мозг демонстрирует большую степень модульности в расположении сенсорных областей обработки аудио, видео и соматосенсорной обработки.

    В некоторых случаях модульность оказывается нарушенной, и одним из таких случаев является синестезия.
    Синестезия: необычное состояние, при котором стимуляция одной модальности восприятия приводит к восприятию предписания в типично несвязанной модальности.Например, вкус звука.

    Существует степень структурного сходства зрительной, слуховой и соматосенсорной систем.
    Базовая организация — это иерархия от специализированных рецепторов через выделенные нейронные пути к центрам мозга со специализированными паттернами организации. →
    Эти центры в головном мозге могут быть найдены либо в коре головного мозга для получения информации, требующей тщательной обработки и осознанного осознания, либо в тканях мозга на подкорковых уровнях, если перцепционная информация необходима для немедленного мониторинга без осознанного осознания.

    Проприоцепция: ощущение того, как наши конечности расположены в пространстве.
    Вестибулярное ощущение: чувство равновесия и ориентации в пространстве.

    9 9009 характеристики

    Видение

    Расположение рецепторов

    Глаза

    Путь от рецептора до коры

    Зрительный нерв → таламус → кора

    Первичная кортикальная приемная зона / организация

    Зрительная кора / ретинотопическая 90

    Цвет, форма, движение, ориентация, расстояние / глубина

    909 Расположение

    909

    Уровень звука,

    Audition

    Уши

    Рецепторы

    Внутренние волосковые клетки, наружные волосковые клетки в органе или кортилевая базилярная мембрана

    Нерв от рецептора 3 до коры головного мозга

    → таламус → кора

    Первичная зона / организация коры головного мозга

    Слуховая кора / тонотопическая

    Особенности восприятия

    909 , мышцы

    головного мозга

    Ядра

    Touch

    Пропиоцепция

    Вестибулярная

    3

    Полукружные каналы или уши

    Рецепторы

    Рецепторы Мейсснера, Меркеля, Риффини и Пачини в коже

    Мышечные клетки сухожилия Гольджи

    отолитовый орган

    Путь от рецептора до коры

    Нервные волокна → спинной мозг → таламус → кора

    Нервные волокна → спинной мозг → мозжечок → кора

    Первичная кортикальная принимающая зона / организация

    Первичная соматосенсорная кора / соматотопическая

    (зоны Бродмана 1, 2, 3a и 3b)

    зоны Бродмана

    Без выделенной зоны

    Особенности восприятия

    Давление, вибрация

    Сила мышц, суставные углы

    Движение тела и ориентация тела

    Визуальная система

    Начинается кодирование визуальной информации сетчатке двух глаз и передается оттуда в первичную зрительную кору.
    Этот процесс следует основной схеме использования специализированных рецепторов для преобразования световой энергии в нейронный сигнал, который отправляется в определенные области мозга с уникальной функциональной организацией.
    Ближе к центру каждой сетчатки находится область, известная как ямка, которая содержит множество рецепторов, известных как колбочки, которые кодируют информацию о цвете и пространственной форме с высоким разрешением.
    Колбочки окружают рецепторы, известные как стержни, которые кодируют движение и информацию о форме с низким разрешением.

    Колбочки → цветной свет и мелкая детализация изображения

    Палочки → Эффективны при слабом освещении и ощущении движения

    Отображение зрительной информации от сетчатки до коры следует систематической ретинотопной организации, которая сохраняет пространственный порядок (соседние области сетчатки являются представлен в соседней области коры).
    Правый зрительный мир попадает в левую половину первичной зрительной коры головного мозга и наоборот.
    В центре зрительного полета, ямке с множеством конусов с высоким пространственным разрешением, находится непропорционально большое количество зрительной коры, предназначенной для обработки поступающей зрительной информации.

    Из первичной коры есть два основных пути обработки изображений, которые ведут в затылочную кору и далее.

    • Брюшной ручей.
      От зрительной коры к височной доле.
      Он специализируется на определении объектов.
    • Спинной поток.
      От зрительной коры к теменной коре.
      Специализируется на определении местонахождения предметов.

    Более полное понимание становится возможным, если мы разделим дорсальный поток действий на два отдельных компонента планирования и контроля.

    • Планирование: нижняя теменная доля
    • Контроль: верхняя теменная доля

    Можно локализовать области мозга внутри вентрального и дорсального потоков, которые отвечают за представление определенных зрительных функций.

    Слуховая система

    Кодирование слуховой информации начинается в специальной структуре в ухе, известной как улитка, и передается оттуда в часть мозга, известную как первичная слуховая кора.
    Улитка содержит полосу нервной ткани, известную как базилярная мембрана (жесткий структурный элемент, расположенный во внутреннем ухе, содержащий специализированные жидкости, а также волосковые клетки), на которой расположены волосковые клетки. Эти волосковые клетки движутся в ответ на звуковое давление, чтобы преобразовать вибрацию в нервный сигнал, который отправляется по слуховому нерву.
    Воспринимаемая высота звука зависит от частоты колебаний звукового давления, и один из способов кодирования высоты звука заключается в том, что разные участки базилярной мембраны чувствительны к разным тонам звука.

    • Базилярная мембрана рядом с основанием улитки кодирует высокочастотный звук
    • Аспекты на вершине улитки кодируют низкую частоту.
      В первичной слуховой коре это разделение звуков сохраняется с соседними тонами одинаковой частоты. Это тонотопическая карта.
      Дополнительный механизм кодирования высоты тона использует тот факт, что частота возбуждения в слуховом нерве может варьироваться.
    • Звуки более высокого тона создают более высокую частоту возбуждения.
      Скорость возбуждения зависит от воспринимаемой громкости.

    Вторичная слуховая кора.
    Включает важную область восприятия речи (область Вернике), которая, как было обнаружено, чувствительна к шаблонам времени.
    Большинство звуков, которые мы слышим, содержат сложную смесь звуковых амплитуд и частот, и для декодирования этой информации требуется точное время.

    Систематическое соматовосприятие

    Система соматовосприятия представляет собой комбинацию нескольких различных подсистем, включая проприоцепион, вестибулярное ощущение и осязание.
    Проприоцепция и вестибулярное ощущение дают нам ощущение положения наших конечностей относительно нашего тела и нашего тела в пространстве.

    Обработка прикосновения начинается в специализированных рецепторах кожи, которые проецируют нейроны в мозг.
    Эти пути заканчиваются в части мозга, называемой первичной соматосенсорной корой (SI), расположенной рядом с центральной бороздой (главный анатомический ориентир в головном мозге, который образует границу между теменной корой и лобной корой.). Организация этой области соматотопна с локальными областями коры, посвященными определенным частям тела.
    Еще один принцип организации соматосенсорной системы :; подразделение специализации обработки, которое проходит полосами по длине первичной соматосенсорной коры.
    Эти разные полоски можно идентифицировать по анатомическому условию областей мозга, определяемых областями Бродмана. Это разделение включает область 3A, которая включает проприоцепцию, и область 3B, которая включает простые представления осязания.
    Области 1 и 2 показывают чувствительность к более сложным функциям (например, моделирование конкретной кожи в области 1 и определенных форм в области 2). Было показано, что области мозга, прилегающие к первичной соматосенсорной коре, такие как вторичная соматосенсорная область (SII) и задняя теменная кора, участвуют в дальнейшей разработке соматосенсорных представлений.

    Мультисенсорная интеграция

    Каждый отдельный источник информации n имеет свои сильные и слабые стороны, поэтому объединение информации должно приносить пользу.

    Гипотеза, соответствующая модальности: для каждого физического свойства окружающей среды существует определенная сенсорная модальность, которая имеет более высокую остроту для оценки этого свойства, чем другие органы чувств.
    Эта модальность всегда будет преобладать при бимодальной оценке объекта недвижимости.

    Визуальный захват: зрение преобладает над другими чувствами.

    Стратегия оценки максимального правдоподобия: более надежная перцепционная информация имеет больший вес, чем менее надежная перцепционная информация.Таким образом, система восприятия активно отслеживает надежность входящей информации и придает большее значение надежным входным данным.

    Общие процессы восприятия создают представление объекта, которое можно сравнить с сохраненным внутренним представлением.

    Одним из свойств эффективных систем распознавания является то, что они могут представлять информацию таким образом, чтобы сохранить сущность объекта при различных преобразованиях.

    Анализ функций: включает в себя деконструкцию объекта на набор компонентов, которые можно сравнить с библиотекой.Внутри этой библиотеки каждый объект описывается уникальным набором функций.
    Трудность с таким подходом состоит в том, чтобы создать уникальный список функций, который мог бы охватить все различные версии объекта.

    Модель Pandemonium:
    Так называемые демоны расположены в иерархии.
    Низшие демоны: оцените полезность отдельных черт.
    Высшие демоны оценивают успех этих суб-демонов.

    Теория прототипов.
    Цель состоит в том, чтобы найти, какой член категории является лучшим примером этой категории.
    Определение того, какие элементы категории являются более важными, чем другие, позволяет более дифференцированно различать элементы категории.
    Классификация базового уровня. Ответ, который, скорее всего, будет получен при запросе классификации объекта.
    Границы между различными категориями базового уровня не фиксированы, поскольку мы динамически воспринимаем новую информацию, которая может заставить нас изменить границы наших категорий.
    Категоризация работает для создания категорий базового уровня, которые максимизируют разницу между другими категориями базового уровня и минимизируют вариативность в элементах одной и той же категории базового уровня.

    Объекты

    Визуальное распознавание объектов

    Большинство объектов в мире природы трехмерны. Это проблематично для зрения, поскольку перед ним стоит задача распознать трехмерный объект только с двумерной информацией на сетчатке.

    Отношение инварианта точки обзора: любой аспект объекта, который сохраняется независимо от направления, с которого мы смотрим на объект.

    Если мы можем моделировать объекты как созданные с помощью набора объемных примитивов, то мы можем распознавать объект с произвольных точек обзора, поскольку каждая часть объекта распознается по уникальной коллекции инвариантных свойств точки обзора.
    Это объемные примитивы геоны.

    Суть распознавания компонентов: объекты можно рассматривать как состоящие из набора геонов.
    Поскольку каждый геон в объекте может быть восстановлен с помощью его уникальной коллекции инвариантных свойств точки обзора, это позволяет распознать весь объект.

    Теория множественных представлений;
    В основе распознавания лежит изображение.
    Распознавания объекта можно добиться, сохранив представления нескольких избранных представлений объекта, который был изучен.
    Из этих избранных представлений сложные механизмы могут заполнить представления промежуточных представлений.

    Разработаны варианты этих двух подходов.

    Распознавание соматоперцептивного объекта

    Свободное исследование объекта задействует подсистемы соматоперцептивной системы, которые включают оценку веса и текстуры объекта, а также положения частей тела, соприкасающихся с объектом.
    В совокупности эти подсистемы способствуют так называемому тактильному восприятию.
    Тактильное восприятие: комбинация способностей, которые позволяют нам представлять материальные характеристики объектов и поверхностей распознавания.

    Движения касания, совершаемые активным наблюдателем, обеспечивают феноменальное ощущение прикосновения к объекту, в то время как тот же физический контакт, осуществляемый при помещении объекта с пассивным наблюдателем, дает ощущение прикосновения.
    Когда тело движется, сенсорная передача осязания снижена. Существенных различий между активным и пассивным прикосновением выявлять не обязательно.
    Хотя некоторые сложные задачи распознавания могут потребовать обширного исследования объекта, это не всегда необходимо.

    Визуальная агнозия и прозопагнозия

    Визуальная агнозия: пациенты способны извлекать достаточно нетронутое восприятие того, что они видят, но не могут придать этому восприятию никакого значения.
    Различные формы зрительной агнозии могут быть чрезвычайно специфичными для типа зрительных стимулов.

    Прозопагнозия: распознавание лиц серьезно нарушается после повреждения головного мозга.

    Сцены

    Распознавание сцены включает в себя восприятие окружающей среды и включает в себя не только восприятие отдельных объектов, но и характер всех объектов вместе взятых.
    Распознавание сцены важно для понимания того, как распознавание работает в типичных загроможденных сценах, которые мы видим вне лабораторий по восприятию.

    Большая часть кортикальной области предназначена для обработки ямки (центра сетчатки)
    Чтобы эта дополнительная вычислительная мощность была эффективной, глаз должен поместить центр сетчатки в интересующую точку и удерживать ее в этой точке. место расположения.Глаза плохо воспринимают информацию, если она не фиксируется.
    Образец движения глаз сложен, и не каждая часть сцены будет зафиксирована.
    Управляем движением глаз. Две основные возможности:

    • Новые свойства изображения снизу вверх, такие как яркость или цвет, делают определенные места изображения заметными, и эта заметность изображения улавливает движения наших глаз.
    • Наши цели и ожидания работают сверху вниз, чтобы направлять движения глаз.

    Амплитуда звуковой волны является очевидным признаком расстояния, а тембр входящей звуковой волны содержит информацию о расстоянии.
    Атмосфера фильтрует звуковые волны, поэтому высокие частоты ослабляются, и это изменение в распределении звуковых частот также сигнализирует о расстоянии.
    То, что мы слышим, представляет собой комбинацию звуковой волны, идущей по прямому пути к нашему уху, а также отражений (эхо) этой звуковой волны.

    События

    Условия, при которых последовательность создает впечатление, что один объект привел в движение другой:

    • Время изменения движения
    • Относительные скорости движения объектов.

    Восприятие события: изменение макета, изменение поверхности, наличие изменений цвета и текстуры.
    Событие — это «отрезок времени в данном месте, который, по мнению наблюдателя, имеет начало и конец».

    Цикл восприятия:

    1. Память в форме схемы (структура, которая представляет план или теорию, поддерживающую организацию знания) движет исследованиями.
    2. Сбор информации, описанный в экологической психологии
    3. Возможное изменение схемы и последующее повторение шагов в этом цикле.

    Важная ситуация возникает, когда события в мире не соответствуют ожиданиям.
    Время, когда возникают эти ошибки прогнозирования, можно использовать для определения времени границы окончания одного события и начала следующего.

    Понимание того, какая перцепционная информация сигнализирует о социальном значении, будет способствовать нашему пониманию взаимодействия человека и человека на более глубоком уровне.
    Точное понимание того, как обрабатываются социальные сигналы, может использоваться в интерфейсах человек-компьютер и человек-робот.
    Человеческая деятельность ограничена нашей биологией. Это информирует нас о наших основных когнитивных способностях.
    Существует уникальная связь между восприятием других и нашими социальными и эмоциональными реакциями.

    Синдром Капгра: вера в то, что людей заменили дубликатами. Эмоциональная реакция человека ушла.

    Лица

    Лица — важные источники социальной информации, которую мы используем для распознавания свойств человека.
    Распознавание лиц может быть на удивление точным.
    Общие свойства распознавания лиц:

    • Люди точно настроены на распознавание знакомых лиц и могут делать это во многих неблагоприятных условиях.
    • Распознавание незнакомых лиц говорит о другом, а для незнакомых лиц производительность распознавания может быть на удивление низкой.
    • Существуют специализированные области мозга и сети для распознавания лиц.
    • Механизмы распознавания лиц являются целостными, особый способ, которым конфигурация черт лица формирует лицо, важен сам по себе, и мы не можем деконструировать распознавание лиц в какой-либо простой набор способов распознавания отдельных черт лица.

    Модель распознавания лиц Брюса и Янга
    Первичное кодирование лиц должно использоваться в процессах распознавания, идентификации, анализа эмоций посредством выражения лица и комбинации дополнительной информации, такой как голос, для улучшения обработки лица.
    Признание идентичности и самовыражения должны быть независимыми друг от друга, и разделение не является полным.

    Нейронная модель распознавания лиц
    Несколько скомпрометированных областей распространились по всему мозгу.
    Различие между:

    • Представление инварианта
      Ответственный за распознавание лиц
    • Изменяемые аспекты лиц.
      Облегчить социальное общение.

    Выражение лица

    • Основная система
      Первичная обработка лица происходит в нижней затылочной извилине.
      Представление инвариантных аспектов обеспечивается нейронами веретенообразной извилины, реагирующими на лицо.
      Представление изменчивых аспектов обеспечивается нейронами реакции лица в верхней височной борозде.
    • Расширенная система
      Включает в себя другие области мозга, которые помогают обрабатывать лица с функциями внимания, эмоций и идентификации, а также предоставляют дополнительную информацию от обработки речи.
      Дальнейшая обработка совместно с другими нейронными системами.

    Голоса

    Один из способов, которым голос передает информацию независимо от лингвистического содержания, заключается в том, что эмоциональное содержание высказывания может передаваться в просодии речи.(ритм, интонация и ударение в речи).

    Качество звука голоса ограничено сочетанием складок гортани, которые служат источником звука, и речевого тракта, включая язык, носовую полость и губы, которые фильтруют звук. Результирующий звук голоса каждого человека уникален не только размером и формой этих физических структур, но и тем, как люди формируют и артикулируют свой голосовой тракт.

    Фонагнозия: потеря способности распознавать личность по голосу.Люди могут понимать содержание речи, но не могут идентифицировать говорящего.

    У людей есть отличительные области за пределами первичной слуховой коры, в верхнем берегу верхней височной борозды (STS), которые кажутся чувствительными к человеческому голосу.
    Было обнаружено, что эта височная голосовая область более активно реагирует на звуки человеческого голоса, чем на множество других звуков, включая вокализацию животных и различные неголосовые звуки.
    Распределенная система существует для независимого представления акустики и идентификации голоса.

    Биологическое движение

    Наблюдение за действиями других может быть социально информативным.
    Способность наблюдателей использовать отображение человеческих действий для распознавания личности, пола, эмоций, выполняемых действий и даже того, является ли человек уязвимым для нападения.
    Даже когда на визуальном дисплее очень мало информации, люди очень эффективно используют имеющуюся ограниченную информацию для получения суждений о социальных свойствах, таких как пол.

    Теория
    Информация о структуре тела и движениях тела обрабатывается независимо перед рекомбинацией в задней области верхней височной борозды (pSTS).
    pSTS — это ключевая область, специализирующаяся на восприятии человеческой деятельности.

    Другая теория
    Структурная информация из одного «снимка» достаточна для информирования о распознавании многих свойств точечных световых дисплеев.
    Движение по-прежнему важно для улучшения восприятия человеческой деятельности, но обработка статической информации является важным первым шагом.

    Есть затылочно-височная область мозга, известная как экстрастриатная область тела (EBA), которая представляет позы тела.

    Что такое познание? | Введение в психологию

    Что вы научитесь делать: описывать стратегии познания и решения проблем

    Представьте все свои мысли, как если бы они были физическими сущностями, быстро кружащимися внутри вашего разума. Как это возможно, что мозг способен организованно и упорядоченно переходить от одной мысли к другой? Мозг бесконечно воспринимает, обрабатывает, планирует, организует и запоминает — он всегда активен.Тем не менее, вы не замечаете большую часть активности своего мозга во время повседневных движений. Это только одна грань сложных процессов познания. Проще говоря, познание — это мышление, и оно включает в себя процессы, связанные с восприятием, знанием, решением проблем, суждением, языком и памятью. Ученые, изучающие познание, ищут способы понять, как мы интегрируем, организуем и используем наш сознательный когнитивный опыт, не осознавая всю бессознательную работу, которую выполняет наш мозг (например, Kahneman, 2011).

    Цели обучения

    • Различия между концептами и прототипами
    • Объясните разницу между естественными и искусственными концепциями

    Познание

    Просыпаясь каждое утро, вы начинаете думать — размышлять о задачах, которые вы должны выполнить в этот день. В каком порядке вы должны выполнять свои поручения? Стоит ли вам сначала пойти в банк, в уборщицу или в продуктовый магазин? Сможете ли вы сделать все это до того, как отправитесь в класс, или им придется подождать, пока школа не закончится? Эти мысли — один из примеров познания в действии.Исключительно сложное познание является важной чертой человеческого сознания, но не все аспекты познания переживаются сознательно. Когнитивная психология — это область психологии, посвященная изучению того, как люди думают. В нем делается попытка объяснить, как и почему мы думаем именно так, путем изучения взаимодействия человеческого мышления, эмоций, творчества, языка и решения проблем в дополнение к другим когнитивным процессам. Когнитивные психологи стремятся определить и измерить различные типы интеллекта, почему одни люди лучше решают проблемы, чем другие, и как эмоциональный интеллект влияет на успех на рабочем месте, среди множества других тем.Они также иногда сосредотачиваются на том, как мы организуем мысли и информацию, собранную из нашего окружения, в значимые категории мысли, которые будут обсуждаться позже.

    Категории и понятия

    Категория набор объектов, которые можно каким-либо образом рассматривать как эквивалентные. Например, рассмотрим следующие категории: грузовики, беспроводные устройства, свадьбы, психопаты и форель. Хотя объекты в данной категории отличаются друг от друга, у них много общего.Когда вы знаете, что что-то является грузовиком, вы знаете об этом довольно много. Психология категорий касается того, как люди учатся, запоминают и используют информативные категории, такие как грузовики или психопаты. Ментальные представления, которые мы формируем из категорий, называются концепциями. В мире есть категория грузовиков, и у вас в голове тоже есть концепция грузовиков. Мы предполагаем, что человеческие концепции более или менее соответствуют реальной категории, но может быть полезно различать их, например, когда чья-то концепция на самом деле неверна.

    Концепции и прототипы

    Нервная система человека способна обрабатывать бесконечные потоки информации. Чувства служат связующим звеном между разумом и внешней средой, получая стимулы и преобразуя их в нервные импульсы, которые передаются в мозг. Затем мозг обрабатывает эту информацию и использует соответствующие фрагменты для создания мыслей, которые затем могут быть выражены языком или сохранены в памяти для использования в будущем. Чтобы усложнить этот процесс, мозг собирает информацию не только из внешней среды.Когда мысли формируются, мозг также извлекает информацию из эмоций и воспоминаний (рис. 1). Эмоции и память сильно влияют как на наши мысли, так и на поведение.

    Рисунок 1 . Ощущения и информация принимаются нашим мозгом, фильтруются через эмоции и воспоминания и обрабатываются, чтобы стать мыслями.

    Чтобы систематизировать это ошеломляющее количество информации, мозг создал в уме своего рода картотеку. Различные файлы, хранящиеся в картотеке, называются концепциями. Концепции — это категории или группы лингвистической информации, изображений, идей или воспоминаний, например жизненного опыта. Во многих смыслах концепции — это большие идеи, которые генерируются наблюдением за деталями, а также категоризацией и объединением этих деталей в когнитивные структуры. Вы используете концепции, чтобы увидеть взаимосвязь между различными элементами вашего опыта и сохранить информацию в уме организованной и доступной.

    Концепции информируются нашей семантической памятью (вы узнаете больше об этой концепции, когда изучите память) и присутствуют во всех аспектах нашей жизни; однако одно из самых простых мест, где можно заметить концепции, — это внутри класса, где они подробно обсуждаются.Например, когда вы изучаете историю Соединенных Штатов, вы узнаете больше, чем просто об отдельных событиях, произошедших в прошлом Америки. Вы усваиваете большое количество информации, слушая и участвуя в обсуждениях, изучая карты и читая рассказы о жизни людей из первых рук. Ваш мозг анализирует эти детали и вырабатывает общее представление об американской истории. В процессе ваш мозг собирает детали, которые информируют и уточняют ваше понимание связанных понятий, таких как демократия, власть и свобода.

    Понятия могут быть сложными и абстрактными, как справедливость, или более конкретными, как типы птиц. В психологии, например, стадии развития Пиаже — абстрактные понятия. Некоторые концепции, такие как толерантность, согласованы со многими людьми, потому что они использовались по-разному на протяжении многих лет. Другие концепции, такие как характеристики вашего идеального друга или традиции дня рождения вашей семьи, носят личный и индивидуальный характер. Таким образом, концепции затрагивают все аспекты нашей жизни, от повседневной рутины до руководящих принципов функционирования правительства.

    Концепции лежат в основе разумного поведения. Мы ожидаем, что люди будут знать, что делать в новых ситуациях и при столкновении с новыми объектами. Если вы войдете в новый класс и увидите стулья, классную доску, проектор и экран, вы узнаете, что это такое и как они будут использоваться. Вы сядете на один из стульев и ожидаете, что инструктор будет писать на доске или проецировать что-то на экран. Вы делаете это , даже если никогда не видели ни одного из этих конкретных объектов до , потому что у вас есть концепции классов, стульев, проекторов и так далее, которые говорят вам, что они собой представляют и что вы должны с ними делать.Более того, если кто-то расскажет вам новый факт о проекторе, например, что он имеет галогеновую лампу, вы, вероятно, распространите этот факт на другие проекторы, с которыми вы столкнетесь. Короче говоря, концепции позволяют расширить то, что вы узнали об ограниченном количестве объектов, до потенциально бесконечного набора сущностей.

    Рисунок 2 . В 1930 году Мохандас Ганди возглавил группу мирных протестов против британского налога на соль в Индии.

    Другой метод, используемый вашим мозгом для организации информации, — это идентификация прототипов разработанных вами концепций.Прототип — лучший пример или представление концепции. Например, для категории гражданского неповиновения вашим прототипом может быть Роза Паркс. Ее мирное сопротивление сегрегации в городском автобусе в Монтгомери, штат Алабама, является узнаваемым примером гражданского неповиновения. Или вашим прототипом может быть Мохандас Ганди, которого иногда называют Махатма Ганди («Махатма» — почетный титул) (рис. 2).

    Мохандас Ганди служил ненасильственной силой за независимость Индии, одновременно требуя, чтобы буддийские, индуистские, мусульманские и христианские лидеры — как индийские, так и британские — мирно сотрудничали.Хотя ему не всегда удавалось предотвратить насилие вокруг себя, его жизнь является ярким примером прототипа гражданского неповиновения (Фонд конституционных прав, 2013). Подобно тому, как концепции могут быть абстрактными или конкретными, мы можем проводить различие между концепциями, которые являются функциями нашего прямого опыта взаимодействия с миром, и концепциями, которые являются более искусственными по своей природе.

    ссылка на обучение

    Проверьте, насколько хорошо вы можете сопоставить прототип компьютера с определенными объектами, играя в эту интерактивную игру Quick Draw!

    Естественные и искусственные концепции

    В психологии понятия можно разделить на две категории: естественные и искусственные. Естественные концепции создаются «естественным образом» благодаря вашему опыту и могут развиваться как на основе прямого, так и косвенного опыта. Например, если вы живете в Эссекс-Джанкшен, штат Вермонт, у вас, вероятно, был большой опыт работы со снегом. Вы видели, как он падает с неба, вы видели слегка падающий снег, который едва закрывает лобовое стекло вашей машины, и вы выкопали 18 дюймов пушистого белого снега, как вы думали: «Это идеально подходит для катания на лыжах». . » Вы бросили снежки в своего лучшего друга и спустились на санях с самого крутого холма в городе.Одним словом, вы знаете снег. Вы знаете, как это выглядит, как пахнет, на вкус и на что похоже. Однако если вы прожили всю свою жизнь на острове Сент-Винсент в Карибском море, вы, возможно, никогда не видели снега, а тем более пробовали, нюхали или трогали его. Вы узнаете снег по косвенному опыту просмотра изображений падающего снега или по фильмам, в которых снег является частью декораций. В любом случае, снег — это естественное понятие, потому что вы можете составить представление о нем посредством прямых наблюдений или опыта снега (рис. 3).

    Рисунок 3 . а) Наша концепция снега является примером естественной концепции, которую мы понимаем посредством прямого наблюдения и опыта. (б) Напротив, искусственные концепции — это те, которые мы знаем по определенному набору характеристик, которые они всегда проявляют, например, что определяет различные основные формы. (кредит а: модификация работы Маартена Такенса; кредит б: модификация работы «Шаян (США)» / Flickr)

    Искусственный концепт , с другой стороны, представляет собой концепт, который определяется определенным набором характеристик.Различные свойства геометрических фигур, таких как квадраты и треугольники, служат полезными примерами искусственных концепций. Треугольник всегда имеет три угла и три стороны. У квадрата всегда четыре равные стороны и четыре прямых угла. Математические формулы, такие как уравнение для площади (длина × ширина), являются искусственными понятиями, определяемыми определенными наборами характеристик, которые всегда одинаковы. Искусственные концепции могут улучшить понимание темы, опираясь друг на друга. Например, прежде чем изучать понятие «площадь квадрата» (и формулу для его определения), вы должны понять, что такое квадрат.Как только понятие «площадь квадрата» будет понято, понимание площади для других геометрических фигур может быть построено на исходном понимании площади. Использование искусственных концепций для определения идеи имеет решающее значение для общения с другими и участия в сложных размышлениях. Согласно Голдстоуну и Керстену (2003), концепции действуют как строительные блоки и могут быть соединены в бесчисленных комбинациях для создания сложных мыслей.

    Схема

    Схема — это мысленная конструкция, состоящая из кластера или набора связанных понятий (Bartlett, 1932).Существует множество различных типов схем, и все они имеют одну общую черту: схемы — это метод организации информации, позволяющий мозгу работать более эффективно. Когда схема активирована, мозг сразу же делает предположения о наблюдаемом человеке или объекте.

    Есть несколько типов схем. Схема ролей делает предположения о том, как люди в определенных ролях будут вести себя (Callero, 1994). Например, представьте, что вы встречаете человека, который представился пожарным.Когда это происходит, ваш мозг автоматически активирует «схему пожарного» и начинает делать предположения, что этот человек храбрый, самоотверженный и ориентированный на сообщество. Несмотря на то, что вы не знаете этого человека, вы уже бессознательно судили о нем. Схемы также помогают заполнить пробелы в информации, которую вы получаете из окружающего вас мира. Хотя схемы позволяют более эффективно обрабатывать информацию, могут возникнуть проблемы со схемами, независимо от того, точны ли они: возможно, этот конкретный пожарный не храбрый, он просто работает пожарным, чтобы оплачивать счета, пока учится, чтобы стать детским библиотекарем.

    Схема событий , также известная как когнитивный сценарий , представляет собой набор поведений, которые могут ощущаться как рутина. Подумайте, что вы делаете, когда заходите в лифт (рис. 4). Сначала открываются двери, и вы ждете, пока выходящие пассажиры не выйдут из кабины лифта. Затем вы входите в лифт и поворачиваетесь лицом к дверям в поисках кнопки, которую нужно нажать. Вы никогда не сталкиваетесь с лифтом сзади, не так ли? А когда едешь в переполненном лифте и не можешь смотреть вперед, чувствуешь себя некомфортно, не так ли? Интересно, что схемы событий могут сильно различаться в разных культурах и странах.Например, в Соединенных Штатах довольно часто люди приветствуют друг друга рукопожатием, в Тибете вы приветствуете кого-то, показывая ему язык, а в Белизе вы ударяете кулаками (Региональный совет Кэрнса, nd)

    Рисунок 4 . Какую схему событий вы выполняете, когда едете в лифте? (Источник: «Гидеон» / Flickr)

    Поскольку схемы событий являются автоматическими, их может быть сложно изменить. Представьте, что вы едете домой с работы или учебы.Эта схема событий включает в себя сесть в машину, закрыть дверь и пристегнуть ремень безопасности перед тем, как вставить ключ в замок зажигания. Вы можете выполнять этот сценарий два или три раза в день. Когда вы едете домой, вы слышите звонок телефона. Как правило, схема событий, которая возникает, когда вы слышите звонок телефона, включает в себя определение местоположения телефона и ответ на него или ответ на ваше последнее текстовое сообщение. Поэтому, не задумываясь, вы берете телефон, который может быть в кармане, в сумке или на пассажирском сиденье автомобиля.Эта мощная схема событий определяется вашим образцом поведения и приятной стимуляцией, которую телефонный звонок или текстовое сообщение дает вашему мозгу. Поскольку это схема, нам чрезвычайно сложно перестать хвататься за телефон, даже если мы знаем, что при этом подвергаем опасности свою жизнь и жизни других людей (Neyfakh, 2013) (рисунок 5).

    Рисунок 5 . Текстовые сообщения во время вождения опасны, но некоторым людям сложно сопротивляться этой схеме событий.

    Помните лифт? Кажется, войти внутрь практически невозможно, а , а не , стоит перед дверью.Наша мощная схема событий диктует наше поведение в лифте, и наши телефоны ничем не отличаются. Текущие исследования показывают, что именно привычка или схема событий проверять наши телефоны во многих различных ситуациях особенно затрудняет отказ от проверки их во время вождения (Bayer & Campbell, 2012). Поскольку текстовые сообщения и вождение автомобиля в последние годы превратились в опасную эпидемию, психологи ищут способы помочь людям прервать «телефонную схему» во время вождения. Подобные схемы событий являются причиной того, почему от многих привычек трудно избавиться после того, как они были приобретены.Продолжая изучать мышление, не забывайте, насколько сильны силы концепций и схем для нашего понимания мира.

    Смотри это

    Посмотрите это видео CrashCourse, чтобы увидеть больше примеров концепций и прототипов. Вы также получите предварительную информацию по другим ключевым темам познания, включая стратегии решения проблем, такие как алгоритмы и эвристика.

    Подумай над

    Подумайте о естественной концепции, которую вы знаете полностью, но которую будет трудно понять кому-то другому.Почему это сложно объяснить?

    Глоссарий

    искусственное понятие: понятие, которое определяется очень специфическим набором характеристик

    познание: мышление, включая восприятие, обучение, решение проблем, суждение и память

    когнитивная психология: область психологии, посвященная изучению всех аспектов мышления людей

    концепция: категория или группа лингвистической информации, объектов, идей или жизненного опыта

    когнитивный сценарий: наборов поведений, которые каждый раз выполняются одинаково; также называется схемой событий

    Схема событий : набор поведений , которые каждый раз выполняются одинаково; также называется когнитивным сценарием

    естественная концепция: мысленных группировок, которые создаются «естественным образом» благодаря вашему опыту

    прототип лучшее представление концепции:
    схема ролей: набор ожиданий, которые определяют поведение человека, занимающего определенную роль

    схема: (множественное число = схемы) ментальная конструкция, состоящая из кластера или набора связанных понятий

    Выявление когнитивных процессов, лежащих в основе умственного вращения: исследование движения глаз

    Субъекты

    Двадцать здоровых аспирантов-добровольцев (все мужчины, чтобы исключить влияние гендерных факторов) в возрасте от 24 до 30 лет (26.2 ± 1,6 года), участвовал в исследовании Пекинского института радиационной медицины. Все испытуемые были правшами с нормальным зрением или зрением с поправкой на нормальное, не сообщали в анамнезе о неврологических или психологических расстройствах и были наивны в отношении цели и фона исследования.

    Каждый испытуемый подписал письменное информированное согласие и получил финансовую компенсацию независимо от результатов работы. Все методы были выполнены в соответствии с соответствующими руководящими принципами и правилами, и все экспериментальные протоколы были одобрены этическим комитетом Пекинского института радиационной медицины перед экспериментами.

    Стимулы

    Стимулирующий материал был подмножеством исходных стимулов в библиотеке стимулов умственного вращения, созданной Петерсом и Баттистой 50 , в которой пары стимулов были сопоставимы с описанными Шепардом и Метцлером 1 . Мы выбрали третий прототип в этой библиотеке. По определению, две ортогональные руки с пятью кубиками были обозначены Upper Arms , а две параллельные руки были обозначены Lower Arms (рис.4а, слева).

    Рисунок 4

    ( a ) Прототип стимулирующей фигуры в задаче мысленного вращения Шепарда и Метцлера и схематическое изображение AOI. Два ортогональных плеча (синие) обозначены Верхняя рука , а два параллельных плеча (оранжевые) обозначены Нижняя рука . Верхняя рука и нижняя рука на левом рисунке определены как AOI-L1 и AOI-L2, соответственно, а верхняя рука и нижняя рука на правом рисунке — как AOI-R1 и AOI-R2, соответственно.( b ) Принципиальная схема экспериментальной процедуры. Клавиша на серой панели указывает правильный ответ, где «1» указывает на совпадающую пару стимулов, а «2» указывает на зеркально отраженную пару стимулов.

    В целом эта процедура дала 56 различных стимулов: 7 угловых несоответствий (0 °, 30 °, 60 °, 90 °, 120 °, 150 ° и 180 °) × 2 оси вращения (ось x, ось z) × 2 идентичности (идентичные, зеркальные) × 2 симметрии (сдвиг влево и вправо, чтобы исключить влияние расположения объектов).Межцентровое расстояние между фигурами составляло 23,5 см, и каждая фигура была окружена пустым кружком диаметром 21 см.

    Для облегчения последующего анализа верхняя рука и нижняя рука на левой фигуре были определены как AOI-L1 и AOI-L2, соответственно, в то время как верхняя рука и нижняя рука на правой фигуре были определены как AOI- R1 и AOI-R2 соответственно (рис. 4а).

    Аппарат

    Устройство отслеживания взгляда было Tobii Pro TX300 (разработано Tobii Technology AB , Danderyd , Швеция , программное обеспечение в комплекте Tobii Pro Studio) с частотой дискретизации 300 Гц (бинокль), максимальная общая задержка системы 10 мс и пространственная точность 0.4 °, что соответствует расстоянию 65 см между айтрекером и головой 51 . Перед экспериментами айтрекер был откалиброван с использованием набора из 9 калибровочных точек, показываемых по очереди.

    Чтобы гарантировать, что все фигуры стимулов просматриваются под одинаковым углом зрения всеми испытуемыми, во время экспериментов использовалось устройство просмотра оптометриста, чтобы обездвижить головы испытуемых. При использовании устройства расстояние между монитором и головами испытуемых составляло 65 см, поэтому каждая фигура имела угол обзора примерно 18 °, а расстояние между центрами двух фигур составляло примерно 20 °.

    Процедура

    Текущее исследование состояло из трех экспериментальных сессий, которые описаны ниже.

    Самостоятельное мысленное вращение (SMR): В экспериментальной сессии 1 испытуемых проинструктировали мысленно повернуть две фигуры и определить, идентичны ли две фигуры или нет, а затем ответить, нажав альтернативные кнопки как можно быстрее с минимальными ошибками, без каких-либо ошибок. другие ограничения. Сессия SMR была проведена, но ее данные не были представлены в текущей рукописи, потому что они не влияют на окончательные выводы.

    Фиксированная с левой стороны с вращением в правую сторону (LFRR): В экспериментальном сеансе 2, в дополнение к инструкциям в сеансе 1, испытуемые также получали инструкции мысленно повернуть только правую фигуру, чтобы выровнять ее с левой. цифру, а затем определите, были ли две цифры идентичны или нет, и ответьте.

    Фиксированная правая сторона с вращением влево (RFLR): В экспериментальном сеансе 3 инструкции были противоположны сеансу 2, в котором испытуемые мысленно вращали левую фигуру так, чтобы она совпадала с правой.

    Все испытуемые участвовали в одной экспериментальной сессии в день и завершили все эксперименты в общей сложности за три дня. Половине случайно выбранных субъектов было дано указание завершить эксперименты в экспериментальном порядке сеанса 1, сеанса 2 и сеанса 3, а другой половине — в порядке сеанса 1, сеанса 3 и сеанса 2. Эта процедура использовалась для исключения экспериментов. влияние порядка сеансов и взаимодействия сеансов.

    Чтобы закрепить проинструктированные стратегии двух последних экспериментальных сессий перед каждым формальным экспериментом, испытуемые должны были посмотреть видео, показывающее левостороннее неподвижное и правостороннее вращение для второго сеанса и правостороннее стационарное и левостороннее вращение для сеанса 3.Чтобы познакомить испытуемых со стимулами и экспериментальной задачей, проводились практические занятия до тех пор, пока точность ответов испытуемых не достигла не менее 90%. Во время формального эксперимента испытуемых просили судить и определять, являются ли представленные фигуры идентичными или зеркальными парами, используя проинструктированные стратегии мысленного вращения, и реагировать, нажимая кнопку «1» для идентичных и нажимая кнопку «2» для отражения как можно быстрее. . Максимальное время предъявления каждого стимула было ограничено 8000 мс 9 .Белое перекрестие фиксации отображалось в течение 1500 мс интерстимулов (ISI), и испытуемых проинструктировали фиксировать перекрестие до начала испытания (рис. 4b).

    Моделирование

    При экспериментальном анализе мы использовали подход , управляемый данными, в котором данные использовались для определения оптимальных параметров для различных задач моделирования. Было использовано пять перекрестных проверок с обучающим набором данных для оптимизации топологии и параметров наилучшей модели, а затем с помощью тестового набора данных была оценена степень соответствия, чтобы избежать переобучения модели.В частности, мы использовали методы классификации под контролем , в которых операция включала этапы обучения и прогнозирования. На этапе обучения набор данных содержал два сегмента: набор обучающих значений данных (характеристики движения глаз, например, продолжительность фиксации, длина саккады) и правильные результаты (метки стратегии каждого субъекта, например, LFRR, РФЛР). Затем классификатор настроил параметры модели классификации, чтобы минимизировать ошибку прогнозируемых меток по сравнению с фактическими метками в наборе обучающих данных.На этапе прогнозирования предварительно настроенная модель классификации была протестирована с новым набором данных (тестовый набор данных), а эффективность классификации измерялась ошибкой прогнозируемых меток по сравнению с фактическими метками в тестовом наборе данных.

    Качество конфигурации моделирования измерялось как с точки зрения общей точности классификации, так и с точки зрения матрицы ошибок прогноза. Точность классификации — это процент правильно спрогнозированных стратегий, деленный на общее количество испытаний.Матрица неточностей — это упрощенная формулировка кривых рабочих характеристик приемника (ROC), которые обычно используются для сравнения методов классификации, чтобы четко и интуитивно понять компромисс между чувствительностью (истинно положительный показатель) и специфичностью (1 — ложноположительный показатель).

    В алгоритме HMM сначала предполагается, что наблюдение в момент времени t генерируется некоторым процессом, в котором состояние S
    т
    скрыт от наблюдателя.Во-вторых, учитывая стоимость шиллингов
    t− 1 , текущее состояние S
    т
    не зависит от всех состояний до t -1; то есть переход в текущее состояние S
    т
    зависит только от предыдущего состояния S
    т − 1
    . {n} {\ pi} _ {i} = 1 \).{T} P ({X} _ {t} | {S} _ {t}) P ({S} _ {t} | {S} _ {t-1}) $$

    (1)

    , где φ обозначает все «пути» через модель, S
    T — комбинация скрытых состояний для последовательности длиной T и X
    т
    — это измеренный вектор наблюдения в момент времени t .

    В алгоритме, относящемся к HMM, должны быть решены три основные проблемы: оценка, декодирование и обучение.Алгоритмы, которые чаще всего используются для решения этих проблем, называются алгоритмами Витерби и Баума-Велча (BW). Алгоритм BW является частным случаем алгоритма максимизации ожидания (EM), который, как можно доказать, сходится к локальному оптимуму. Подробная информация об алгоритмах доступна в Rabiner 27 и Huang и др. . 53 .

    Кроме того, в качестве генеративной модели HMM может быть преобразован в дискриминантную модель с использованием формулы Байеса для оптимизации условного правдоподобия журнала модели P ( C | X , λ ).DHMM обучается путем присвоения набора фактических скрытых состояний φ
    c
    , соответствующий определенному классу c , а затем для обучающих данных, максимизируя вероятность последовательностей состояний, которые проходят через фактические состояния. Параметры dHMM оптимизируются с помощью дискриминантного алгоритма EM, который является модификацией исходного алгоритма BW.

    Извлечение признаков

    Функции логистической регрессии и SVM

    Логистическая регрессия и SVM должны использовать усредненные функции (или одномерные переменные), которые могут быть получены из последовательностей движения глаз, в которых содержащаяся информация аналогична информации в HMM .Поэтому используемые нами функции перечислены ниже:

    1. я.

      Длина последовательности движений глаз (количество фиксаций).

    2. II.

      Среднее время фиксации (в мс).

    3. iii.

      Стандартное отклонение продолжительности фиксации.

    4. iv.

      Среднее значение длины саккады (в пикселях).

    5. v.

      Стандартное отклонение длины саккады.

    Характеристики для dHMM

    Мы использовали четыре особенности каждой фиксации из данных фиксации-саккады, отфильтрованных с необработанными данными движения глаз. Функции перечислены ниже, а соответствующие модели распределения или значения индикатора указаны в скобках.

    1. я.

      Логарифм длительности фиксации в миллисекундах (одномерный гауссиан).

    2. II.

      Логарифм длины исходящей саккады в пикселях (одномерный гауссиан).

    3. iii.

      Направление исходящей саккады (квантованное в четыре заданных разных направления).

    Мы провели HMM, который вызвал продолжительность фиксации, изменив временную шкалу HMM на количество фиксаций. Вместо проведения HMM, находящегося в состоянии с на время t ,…, t + τ , мы провели HMM, который находится в состоянии с для с фиксацией , которая имела продолжительность τ . Затем мы смоделировали логарифм продолжительности фиксации с помощью гауссиана, чтобы упростить предположения.

    Длины саккад (количественно выраженные в пикселях) вычислялись между положением взгляда в начале текущей фиксации и концом следующей фиксации.

    Исходящее направление саккады (SD) от текущей фиксации было закодировано с помощью индикаторной переменной, содержащей четыре определенных значения:

    SD-1 — саккада в пределах идентичного AOI (например, от AOI-L1 к AOI-L1, от AOI-L2 к AOI -L2, от AOI-R1 до AOI-R1 и от AOI-R2 до AOI-R2).

    SD-2 — саккада на другой AOI на идентичном рисунке (e.g., от AOI-L1 к AOI-L2, от AOI-L2 к AOI-L1, от AOI-R1 к AOI-R2 и с AOI-R2 к AOI-R1).

    SD-3 — саккада к соответствующему AOI на другом рисунке (например, AOI-L1 к AOI-R1, AOI-L2 к AOI-R2, AOI-R1 к AOI-L1 и AOI-R2 к AOI-L2 ).

    SD-4 — саккада для преобразованного AOI на другом рисунке (например, AOI-L1 в AOI-R2, AOI-L2 в AOI-R1, AOI-R2 в AOI-L1 и AOI-R1 в AOI-L2 ).

    Статистический анализ

    Двухфакторный дисперсионный анализ с повторными измерениями (ANOVA) был проведен на данных поведенческих характеристик, с точностью и RT, со стратегией (два уровня: LFRR и RFLR) в качестве фактора между субъектами и угловым несоответствием ( семь уровней: 0 °, 30 °, 60 °, 90 °, 120 °, 150 ° и 180 °) как фактор внутри субъекта.Поправка Huynh-Feldt проводилась, когда имели место предположения о сферичности нарушения, и сообщалось частичное значение эта-квадрата для размера эффекта.

    Односторонний дисперсионный анализ ANOVA был проведен для среднего RT для двух сеансов (сеанс 2 и сеанс 3) и двух групп (две группы субъектов, которые завершили эксперименты с разными порядками экспериментальных сеансов), чтобы определить эффект порядка сеанса.

    Десять раз из пяти перекрестных проверок было проведено с обучающим набором данных, а затем десять раз точности классификации с тестовым набором данных были получены для каждого метода классификации.Затем был проведен односторонний дисперсионный анализ точности классификации любых двух классификаторов среди трех классификаторов.

    Доступность данных

    Все данные, полученные или проанализированные в ходе этого исследования, включены в эту опубликованную статью.

    Ментальные образы — обзор

    Захват спонтанных ментальных образов

    Поскольку внутренние умственные образы являются основной частью ментального ландшафта, их может быть трудно изолировать. Я предлагаю простое упражнение, которое может помочь читателям получить представление об их любимом стиле мысленных образов.Это также иллюстрирует явно противоречивые требования к вниманию при намеренном обращении к непроизвольной умственной деятельности.

    Задача — просто дать спонтанному мысленному образу вашей бабушки прийти в голову. С первых же попыток вы можете обнаружить, что направляете свои мысли на создание визуального образа бабушки. Захват спонтанного образа может потребовать целенаправленного внимания, но его следует направить на , получая всего, что возникает из разума.Может потребоваться ряд попыток, чтобы получить образ, который кажется, будто он только что появился в сознании.

    Внутренний способ представления бабушки у всех может быть разным, и он также может меняться от момента к моменту. Стиль изображения здесь так же важен, как и его содержание. Какая сенсорная модальность является первичной? Визуально ли оно, и если да, то слабое или сильное, скудное или полное? Это статично или есть движение? Включает ли он слуховые элементы?

    Мои внутренние изображения часто содержат визуальные элементы, но они, как правило, слабые.Даже прилагая усилия, я не могу представить себе четкое изображение лица моей бабушки. Вместо этого в образе, который кажется правильным, на фоне тяжелых занавесок она протягивает руки, держа что-то, чего я не вижу. Я подозреваю, что она держит тарелку восхитительного цыпленка с чесноком, который она приготовила для обязательных воскресных визитов своих восьми детей и их семей. Поразмыслив, я понимаю, что это, пожалуй, самое характерное мое воспоминание о бабушке.

    Даже образ моей бабушки, протягивающей руки, который я только что упомянул, в значительной степени интерпретировался мной.На впервые появившейся картине отсутствует не только блюдо с курицей, но и ее руки и шторы. Вместо этого я вижу только урезанный набросок, предлагающий действие: только две прямые линии, идущие по диагонали вперед, с некоторыми более жирными вертикальными линиями позади.

    Я очень сторонник интуитивного восприятия. Этот скудный стиль визуальных образов согласуется с мнением о том, что те, кто предпочитает интуитивное восприятие, обычно имеют более абстрактные или содержательные образы, чем сенсорные воспринимающие, по крайней мере, в отношении своей обычной умственной деятельности.Согласно Юнгу, наименее активная функция противоположна наиболее часто используемой. 15 Сенсорная функция тех, кто, как я, сильно отдает предпочтение интуитивному восприятию, будет иметь значительно меньшее влияние на их обычный перцептивный опыт и, следовательно, на их обычные ментальные образы. И наоборот, интуитивная функция очень чувствительных людей будет иметь значительно меньшее влияние на их обычный опыт.

    Однако интуиция не ограничивается интуитивным восприятием, как «Эврика!» История подсказывает.Более того, предыдущее обсуждение не обязательно относится к мысленным образам, которые вызывают интуицию к осознанию. Хотя сенсорная функция интуитивных воспринимающих не оказывает большого влияния на их обычное познание, она все еще активна в их бессознательном. В моменты интуиции, когда бессознательное более или менее не встречает сопротивления, наименее используемые и наименее развитые умственные способности (противоположные предпочтительным) могут прорваться в осознание. Однако она имеет тенденцию принимать иную форму, чем у тех, кто предпочитает эту способность обычному познанию.Он также может принести ощущение свежести, спонтанности и жизненной силы.

    Когда я снова попытался уловить спонтанный мысленный образ моей бабушки, я был вознагражден интуитивным образом, который сказал мне что-то важное, чего я раньше не осознавал. Кроме того, он был более конкретным и чувственным, чем мои обычные мысленные образы, хотя и особым образом. Я увидел сильную концентрированную пульсацию в верхней левой части того, что должно быть ее лицом. Изображение включает явное движение, но оно вызывает скорее «энергетическое», чем пространственное движение.Мое ощущение его подлинности усилилось, потому что я нашел его таким захватывающим и загадочным. В конце концов я решил, что это указывает на ее человеческую силу или, что еще лучше, на ее «хитрость», отчасти отраженную ее сильной властью над своими восемью детьми. Те, кто предпочитает чувственное восприятие и конкретные образы в своей обычной умственной деятельности, могут также обнаружить, что их интуиция приходит к осознанию в измененном стиле ментальных образов.

    Влияние когнитивных процессов на восприятие боли

    Когнитивные и эмоциональные влияния на восприятие боли представляют собой сложное эмоциональное переживание, которое значительно варьируется от одного человека к другому.

    Психологическое состояние может сыграть роль в успехе лечения боли: негативное эмоциональное состояние и низкое ожидание успеха лечения могут увеличить интенсивность испытываемой боли и ослабить обезболивающий эффект клинической дозы опиоидного анальгетика. Напротив, положительное эмоциональное состояние и положительное ожидание облегчения боли могут уменьшить боль и усилить клинический эффект лечения. Считается, что это явление связано с эффектом плацебо от обезболивания. 1-3

    Фактически, обезболивание плацебо все чаще рассматривается как законный способ обезболивания, на который влияют когнитивные процессы и который можно модулировать посредством обучения и обучения.Недавний обзор Кати Вих, доктора философии, научного сотрудника Центра функциональной магнитно-резонансной томографии мозга Оксфордского университета, дает всесторонний анализ влияния когнитивных процессов на восприятие боли и его потенциальную интеграцию в управление болезнью. хроническая боль. 4


    Продолжить чтение

    Отвлечение внимания во время боли — распространенный механизм выживания. Фактически, данные показывают, что восприятие боли может ослабевать, когда человек выполняет когнитивные задачи или отвлекается. 5,6 Исследование показало, что даже при слабой или умеренной интенсивности боли когнитивная деятельность затрагивается минимально, и люди, получившие указание выполнить задание, будут делать это, несмотря на боль. 5 Отвлекающая терапия как стратегия совладания с хронической болью, подтвержденная данными исследований изображений мозга и аудиовизуальными методами отвлечения внимания, успешно применяется как у детей, так и у взрослых. 6-9

    Контроль боли посредством отвлечения внимания, образовательного вмешательства и вербальных манипуляций демонстрирует мощное влияние познания на болевые ощущения и предоставляет инструмент для распутывания механизмов обезболивания плацебо.Пациенты с хронической скелетно-мышечной болью, подвергавшиеся активному образовательному вмешательству, значительно улучшили свое восприятие знаний о плацебо, его эффективности и приемлемости как жизнеспособного варианта лечения по сравнению с пациентами, получившими образовательное вмешательство с плацебо. 10

    Также было показано, что словесные манипуляции улучшают восприятие и ожидание боли, возможно, за счет снижения активности «матрицы боли», подход, похожий на обезболивание плацебо. 4,11 Исследования на животных и людях показывают, что ожидание может внести искажение в восприятие боли, модулируя активность в областях мозга, участвующих в сенсорной обработке, а также в областях, связанных с интерпретацией информации. 12

    Понимание механизмов, лежащих в основе обезболивания плацебо, может помочь объяснить влияние когнитивных и психосоциальных процессов на восприятие боли. Хотя исследований плацебо по-прежнему мало, растущее количество доказательств подразумевает сложные биологические процессы и механизмы, что ставит под сомнение историческое мнение о том, что ответ на плацебо достигается только путем обмана и, как таковой, его следует минимизировать или избегать в клинической практике. 13

    Действительно, исследования показали, что ключевые области мозга — лобно-простриатальная и нисходящая системы контроля боли — чувствительны как к восприятию боли, так и к когнитивным манипуляциям.Было высказано предположение, что лобно-стриатная система участвует в преобразовании ноцицепции в восприятие боли, а также в переходе от острой боли к хронической. 14,15

    Активация и функциональная взаимосвязь между нисходящей системой контроля боли, включающей дорсолатеральную префронтальную кору, ростральную переднюю поясную извилину и периакведуктальный серый цвет, положительно коррелирует с обезболиванием, снижает активацию других связанных с болью областей мозга и считается также играют роль в когнитивных манипуляциях, таких как отвлечение, которые способствуют уменьшению боли. 4,16,17

    Различия в восприятии боли между людьми, особенно среди пациентов с хронической болью, по-видимому, связаны со степенью структурной и функциональной связи между этими конкретными областями мозга. 18,19 Ключевой вопрос, который имеет потенциальное клиническое значение, заключается в том, можно ли сознательно манипулировать известным влиянием познания на восприятие боли в рамках стратегии лечения боли для достижения радикального и максимального облегчения боли.

    Хотя это теоретическая возможность, в действительности существуют пределы того, в какой степени познание может влиять на восприятие сенсорных сигналов. 20 Опыт лечения, ожидаемый результат и информация, полученная в ходе обучения, — все это влияет на приверженность пациента программе лечения и в некоторой степени влияет на последующее лечение. 3 Следовательно, успех лечения, будь то плацебо или активный анальгетик, часто зависит от ожиданий пациентов и зависит от информации, предоставленной им их лечащим врачом.

    Несмотря на то, что делаются успехи, чтобы лучше охарактеризовать влияние когнитивных процессов на восприятие боли, исследования все еще находятся в зачаточном состоянии, и текущие данные поднимают больше вопросов, на которые можно ответить только при продолжении исследований.Например, природа триггера когнитивной модуляции боли и факторы, которые могут ее остановить, остаются неясными. Эти когнитивные влияния и процесс восприятия, вызывающий переживание боли, также плохо изучены.

    Исследования также необходимы для разработки согласованной модели, включающей поведенческие и нейровизуализационные данные, чтобы охватить все аспекты когнитивной модуляции, включая ее инициирование, реализацию и мониторинг. 4

    Резюме и клиническая применимость

    Исследование реакции на плацебо пролило свет на несколько нейронных сетей мозга, модулирующих восприятие боли.Облегчение боли посредством отвлечения внимания предполагает, что переживание боли можно изменить, и подчеркивает влияние когнитивных процессов на восприятие боли. Концепция боли как активно выстраиваемого переживания, определяемого ожиданиями, имеет значение для профилактики и лечения хронической боли, так что пациенты с хронической болью могут быть хорошими кандидатами на лечение плацебо.

    Подписаться на @ClinicalPainAdv

    Список литературы

    1. Bushnell MC, Ceko M, Low LA.Когнитивный и эмоциональный контроль боли и ее нарушение при хронической боли . Нат Рев Neurosci . 2013; 14 (7): 502-511.
    2. Villemure C, Bushnell MC. Настроение влияет на обработку надспинальной боли отдельно от внимания. Дж. Neurosci . 2009; 29: 705-715.
    3. Bingel U, et al. Влияние ожидаемого лечения на эффективность препарата: визуализация обезболивающего эффекта опиоида ремифентанила. Научный перевод медицины . 2011; 3 (70): 70ra14.
    4. Вик К.Деконструкция ощущения боли: влияние когнитивных процессов на восприятие боли. Наука . 2016; 354 ​​(6312): 584-587.
    5. Семинович Д.А., Дэвис К.Д. Взаимодействие интенсивности боли и когнитивной нагрузки: мозг продолжает выполнять задачу. Цереб Кортекс . 2007; 17 (6): 1412-1422.
    6. Семинович Д.А., Микулис Д.Д., Дэвис К.Д. Когнитивная модуляция реакций мозга, связанных с болью, зависит от поведенческой стратегии. Боль . 2004; 112 (1-2): 48-58.
    7. Oliveira NC, Santos JL, Linhares MB.Аудиовизуальное отвлечение для облегчения боли в педиатрических стационарах: перекрестное исследование. евро J Pain . 2016 26 июля. [Epub перед печатью]
    8. Сяолянь Дж., Сяолинь Л., Лань Чж. Влияние визуального и аудиовизуального отвлечения на боль и тревогу у пациентов, подвергающихся колоноскопии. Гастроэнтерол НУРС . 2015; 38 (1): 55-61.
    9. Fakhruddin KS, El Batawi H, Gorduysus MO. Эффективность средств аудиовизуального отвлечения внимания и компьютеризированной доставки анестезии во время пульпотерапии первичных моляров у детей с фобией. Евро J Дент . 2015; 9 (4): 470-475.
    10. Кисаалита Н.Р., Херли Р.В., Стауд Р., Робинсон М.Э. Использование плацебо в лечении боли: образовательное вмешательство, основанное на механизме, повышает приемлемость лечения плацебо. Дж. Боль . 2016; 17 (2): 257-269.
    11. Craggs JG, Price DD, Робинсон Мэн. Усиление ответа на плацебо: данные функциональной магнитно-резонансной томографии памяти и семантической обработки при обезболивании плацебо. Дж. Боль . 2014 (4): 435-446.
    12. Саммерфилд C, де Ланге FP.Ожидание в перцептивном принятии решений: нейронные и вычислительные механизмы. Nat Rev Neurosci. 2014; 15 (11): 745-756.
    13. Гей CW, епископ, доктор медицины. Исследования по обезболиванию плацебо имеют отношение к клинической практике. Chiropr Man Therap . 2014; 22 (1): 6.
    14. Балики М.Н., Апкарян А.В. Ноцицепция, боль, негативные настроения и выбор поведения. Нейрон . 2015; 87 (3): 474-491.
    15. Rauschecker JP, May ES, Maudoux A, Ploner M. Frontostriatal Gating of Tinnitus and Chronic Pain. Тенденции Cogn Sci . 2015; 19 (10): 567-578.
    16. Трейси I, Мантих П.В. Мозговая подпись для восприятия боли и ее модуляции. Нейрон. 2007; 55 (3): 377-391.
    17. Eippert F, Finsterbusch J, Bingel U, Büchel C. Прямые доказательства участия спинного мозга в обезболивании плацебо. Наука . 2009; 326 (5951): 404.
    18. Kucyi A, Davis KD. Коннектом динамической боли. Trends Neurosci . 2015; 38 (2): 86-95.
    19. Сили У.
  • About the Author

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Related Posts