Жизнь понятие в философии: ЖИЗНЬ | это… Что такое ЖИЗНЬ?

Содержание

О понятии жизни в контексте философии и биологии

Должны ли философы заниматься вопросами жизни, если есть наука? Нашла ли биология подходящий способ говорения о жизни? Недавняя история показывает, что ответы на эти вопросы не так однозначны, как может показаться человеку, привыкшему доверять науке в её популярном изложении. Марк Вигилант предлагает свой взгляд на историю и проблематику понятия жизни в философии и биологии. Параллельно этому он отвечает на критику и обвинения в интуитивном витализме.

Ответ на статью «Интуитивный витализм» Марка Флагелланта.

Флагеллант — значит «бичующийся». Странное прозвище для того, кто решил критиковать других. Впрочем, пророческое. Ведь, выходя на ристалище сложных философских проблем, всегда есть риск высечь самого себя прилюдно. Я уважаю право на самоопределение, поэтому так и буду звать своего визави — Бичующийся.

Сей аноним (жму руку, ибо уважаю и ценю частную приватность) выступил с крайне озадачивающим меня посланием: путем нехитрых манипуляций Марк Вигилант оказался одновременно и в ряду целой плеяды мыслителей (какие люди!), и оправдателем всякой мерзости. Возможно, нам стоило бы внимательнее вдуматься в подобное соседство, но об этом в другой раз. Поскольку в том тексте я вижу отличный повод не только защитить свою позицию, но и поговорить о дорогой мне теме — биологии и ее связи с философией.

Текст тот мне нравится своими нападками и даже стилем, но его уязвимости меня соблазняют куда больше. Я вообще люблю эпигонов, я и сам такой. Проблема Бичующегося только одна: он крайне скверно образован, чтобы хоть что-то внятное сказать по проблеме. Набравшись по верхам из истории философии XIX века, он мало того, что судит и рядит о современности, так еще и предлагает свой набросок метафизики жизни, который как итог посильных умозаключений выглядит довольно комично, ведь повторяет все те черты, что критикует ранее.

Основания для ошибок

Основой его рассуждения становятся два уморительно нелепых клише, одно хлеще другого. Такие измышления по силам продать лишь дилетантам в теме, ни философам, ни биологам подобные обличители не нужны.

Во-первых, он рассказывает о какой-то биологии, отобравшей у философов понятие жизни. Чтобы отнять нужна сила. Но в чем сила, брат? Разве в сфере понятий она измерима количеством студентов, приват-доцентов, кафедр и лабораторий? А может поголовье лабораторных крыс, суммы грантов и числа полезных открытий (которые в сущности ничто без технологий и продвигающих их Луи Пастеров) позволит запугать мыслителей? Не смешите. Я бы очень хотел посмотреть как интеллектуально забитое сообщество ботаников отнимет у Ницше или даже его последователя какое-либо понятие или право говорить о чем-либо.

Да-да, именно забитое, потому что в иерархии естественных наук биологи стоят ниже всех (если не считать психологов, которые хотят примазаться). Не буду делать интригу: одна из причин состоит в том, что биологи не могут договориться об определении жизни. Причем, эта дискуссия происходит прямо на наших глазах (последний ее громкий виток — 2019 год). Так что, если и есть какая-то незаживающая рана, то она только на месте рта естественных наук, который порвался в попытке ухватить больше, чем возможно. Это я говорю как вполне себе ученый. А с философией все в порядке, она все так же заканчивается/умирает/исчезает, как и все последние две тысячи лет.

Во-вторых, ничего не поняв про произошедшее с биологией в последние два столетия, автор лихо вводит деление, которое не обладает даже интуитивной понятностью. По шкале теоретического невменько оно близко к абсолютному максимуму. Это разделение жизни (у биологов) и суррогатов жизни (у философов). Я бы скорее на торсионные поля или астральные тела повелся. А что такое, пардон муа, суррогат жизни? Суррогат есмь заменитель, это вещь, которая не дотягивает по качеству до другой, родственной ей, то есть даже не производное и не дженерик. Это просто «нечто, которое лучше чем ничего». Но жизнь самое сподручное, что есть у мыслителя, из нее он говорит и мыслит, какое там ничего?

Хоть Бичующийся и предлагает ряд таких «суррогатов» (мол, это когда философы говорят про культурную жизнь, политику, термин «жизнь», жизнь как тему в искусстве), но я все равно не понимаю. Ведь кроме слова (и как темы, и как понятия) никакой другой «жизни» в культуре и познании нет. Потому что слепо поверить в наивный реализм, утверждающий четко очерченную объективную реалию «жизнь», я не могу — просто не обладаю ни нужным уровнем интуитивного верования, ни склонностью психически заражаться у других верующих (по Тарду). Какой же я интуиционист? Я уж скорее операционалист, который иногда позволяет себе говорить о тех вещах, что невозможно окончательно ухватить процедурой проверки.

Жизнь, конечно, часто неуловима, но она конкретна — это то, что происходит с неким «Кто?» (пусть даже это не отдельный организм, а просто эритроцит). Собственно спор о том, какие объекты обладают этой агентностью живого продолжается и по сей день, в том числе на фоне попыток создания астробиологии. А суррогат жизни — это кто? Пиноккио? Зверушка из Тамагочи? Голосовой помощник Алиса? Виртуальная подружка из Mystic Messenger? Живые обои на смартфоне с колыханиями травы?

Жизнь — это то, что запросто включает в себя разные объекты, процессы и события, у нее не может быть суррогатов. Ни реально, ни на уровне теории. Она на всех уровнях жизнь: если вам не удается помыслить изоморфизм процессов социальной коммуникации, полового инстинкта и жизнедеятельности клетки, то начните читать Варелу и Матурану, ну или хотя бы Латура. А если не получается — просто помолчите на сей счет. Ваша жизнь явно пошла по сценарию, в котором «молчание — золото», причем для всех.

Скорее уж жалкие попытки биологических редукционистов свести живущих с их жизнью к набору биохимических процессов — это суррогатная теория. Заменитель для тех, у кого аллергия на сложные рассуждения и аналогии. Однако в биологии ХХI века такие недотепы лишь моют пробирки и носят кофе. Остальные заняты не только экспериментами, но и попыткой осмыслить вопросы: что такое порядок? самоорганизация и самовоспроизводство? вариативность реакции? самодостаточность (химической) системы? Если вы не в курсе, то именно эти понятия сегодня наиболее важны для определения жизни в биологии. С их помощью ученые пытаются нащупать, где граница между живой структурой и кристаллом, между клеткой и вирусом, между ДНК и прионом, между самостоятельно воспроизводящимся существом и существом неспособным к этому. И что самое интересное: наше социальное и культурное поведение, наши мысли и теории — это пусть и очень сложные, но такие же, аналогичные (в плане порядка, вариативности и т.д.) составляющие жизни, как и клетки, ткани, организмы.

Биология, философия, философия биологии?

Моя общая идея проста: жизнь в любом смысле, кроме явно вторичной метафоры любых процессов (а жизнь это не какой угодно, а лишь односторонне направленный, историчный, необратимый процесс), должна рассматриваться как одна большая тема. Когда мы отказываемся видеть схожести процесса взросления как телесных модификаций и как обучения, накопления опыта (в т.ч. негативного) — мы просто на ровном месте плодим трудности и загадки. В отношении той самой «жизни в любом смысле» ни у науки, ни у философии нет привилегированного языка, поэтому надо бы внимательно вслушиваться в любые, но не теряя из виду попыток лучше объяснить наблюдаемое. Поэтому меня биология учит многому, не только про пестики и тычинки.

Здесь явно напрашивается возвращение к вопросу о том, отняла ли биология сей предмет в свое полное распоряжение? Пока одни присуждали бывшему биологу Бергсону Нобелевскую Премию по литературе, а другие осваивали философию по экзистенциалистам, биология в ХХ веке активно развивалась, открывая все новые глубинные теоретические проблемы. При этом в вопросе «что же такое жизнь?» время от времени веско звучали не только голоса биологов, генетиков и этологов, но и физиков, химиков и кибернетиков (в том числе определение Шредингера, идеи Онзагера, модели Пригожина и Хакена).

Например, Шредингер одним из первых в работе «Что такое жизнь?» попытался сравнить жизнь с турбулентными процессами в потоке, что привело его к мысли о самопроизвольной организации процессов при движении материи к равновесию. Иронично, но эта идея в дальнейшем спровоцирует десяток вариаций, хотя претендовала на универсальность. Ведь физиков всегда неприятно удивляло, что в биологии в отношении даже ключевых понятий может существовать не два-три определения (принятые сообществом, и позволяющие ухватить комплексный объект несколькими способами), а сотня-другая (то есть у каждой локальной школы свое).

И если некоторые пытались найти что-то общее, как например, Эдуард Трифонов (один из создателей биоинформатики), то большинство биологов ко второй половине ХХ века постепенно мигрировали к конвенционализму и разным формам инструментализма. Ориентируясь на тех же физиков (вроде Эддингтона и Бриджмена), биологи признают значимость дискуссий о базовых понятиях, но в основном занимаются рациональным решением частных проблем в духе «сетчатой модели обоснования» Лаудана.

И это кажется более осмысленным подходом, так как простые обобщения не работают. Всегда, если дело касается жизни. Трифонов предложил считать жизнью любое «вариативное самовоспроизводство (независимо от основы и способа)», но в таком случае компьютерные вирусы и прионы тоже живые. В первом случае большинство людей будут не согласны, во втором — большинство биологов, ведь прионы не содержат нуклеиновых кислот (прионы — это вид белков, которые ведут себя схоже с вирусами и могут наградить вас болезнью Крейтцфельдта-Якоба, синдромом Герстмана, фатальной семейной бессонницей и другими неприятными заболеваниями).

В каком-то смысле вопрос «что такое жизнь?» был почти что отдан философам, а конкретно в область философии и методологии науки (к которым ученые остаются глухи). По крайне мере, большая часть биологов выработала установку в духе: я готов послушать интересные дискуссии от умных людей (даже какого-нибудь Роберта Сапольски, который воспринимается скорее как «в прошлом ученый»), но это не поменяет мой способ работать в науке. Что очень иронично звучит на фоне заявлений, что дескать, биология отняла проблематику у философов. Видимо чтобы подержать пару десятилетий, а потом вернуть, не зная что с ней делать и как это все вывозить. Однако вмешались обстоятельства (т.е. сама жизнь).

Начиная с 80-90-х годов, вновь разгорелись дискуссии, потребовавшие более точного определения жизни. Сперва это были новые сальтационные гипотезы и исследования мутагенеза, затем свежие данные по вирусам и открытие прионов, появление CRISPR/Cas9, создание первой синтетической бактериальной клетки (в 2010) и многое другое. Но что любопытно, наибольший всплеск интереса спровоцировали исследователи космоса: в NASA логично рассудили, что чтобы зафиксировать наличие или отсутствие жизни на инопланетных объектах (будь то метеориты, астероиды или другие планеты) — нужно понимать, что искать или что можно найти. Еще в 1996 году группа Дэвида МакКея изучала метеорит «Аллан Хиллс 84001» и пришла к выводу, что в нем есть следы (окаменелости) указывающие на неизвестных микробов. Биологи с выводами не согласились, так как не были готовы рассматривать неясные следы в камне с Марса в таком качестве.

Да и итоговое определение NASA выглядит спорно («жизнь — это химическая система, способная к эволюции по Дарвину»), просто в силу того, что «правильная модель эволюции» — вещь довольно конвенциональная. Более того, споры вокруг формирующейся астробиологии, вызвали серьезный интерес у философов. Так Кэрол Клеланд и Крис Чайба иронично заметили, что «мулы не способны размножаться и, следовательно, не подчиняются законам эволюции Дарвина». Более того, Клеланд, активно общавшаяся с учеными из NASA и американских университетов, проницательно отметила, что проблема вообще не в критериях, а в том, что ученые не очень хорошо отдают себе отчет в том, зачем им это определение.

Вера в определение и нужда в нем, строятся на том, что оно должно строго отделить утвердительные данные от отрицательных. Однако определения по большей части лишь организуют работу с вещами, но не дают конечных ответов. Список свойств просто не подходит для существа, возникшего в сложной системе Природы. Поэтому у живого нет формулы, зато есть несколько способов говорить о нем. Например, не только через призму экспериментального подхода, но и через наилучшим образом работающие объяснения того, что проверить нельзя.

Клеланд и Чайба предполагают, что в будущем мы найдем другое, более глубокое понятие, которое позволит науке говорить об источнике вариативной, изменчивой и непредсказуемой жизни. Ну, а физики (например, Пол Дэвис) все еще собираются найти ценный ответ не в процессах (эволюция), а в содержании информации, лежащей внутри элементов процесса (ДНК).

Но лично мне больше нравится идея множественности, которая не отрицает единства. В Институте Пуфендорфа в Лунде в 2019 году был представлен проект кластерного анализа используемых признаков жизни по аналогии с понятием семейного сходства у Витгенштейна. Сей анализ показал, что живое понимается через серию аналогий: от существ с мозгом, похожих на нас, через организмы (включая бактерии) и несамостоятельные части живого (ткани, клетки) к проблематичным группам, вроде вирусов и растущих неорганических структур. То есть вместо того, чтобы бить ученых палкой по голове за слишком строгие или напротив размытые понятия, авторы исследования (как и я сам) предлагают оговаривать контексты и границы аналогий. При таком подходе можно аккуратно поговорить и об общих чертах жизни на земле, и о возможностях внеземной жизни, и о том, что мы могли бы считать искусственно созданной жизнью. Ну или пойти дальше, как я: и говорить про жизнь в социальном контексте, в умах поколений и в негативном опыте, правда, уже без претензий на научность.

О метафизике пассивности (и посредственности)

Напоследок пару слов об интуитивном витализме, который мне был инкриминирован. Сделано это было видимо лишь с целью представить свою всеобъяснующую концепцию жизни в духе «жизнь тяготеет к пассивности». Лично мне от существования неких крипто-виталистов ни холодно, ни жарко, даже если вдруг я окажусь в их числе. Я не вижу никакой проблемы ни в ссылках на интуитивно схватываемые понятия, ни в оперировании двусмысленными метафорами, которые вполне можно понять по контексту (или намеренно не понять, вырывая их оттуда). Уважение к науке, которое я засвидетельствовал еще в самой первой реплике, от этого не страдает. Напротив, и наука, и философия лишь потеряют от веры отдельных чистюль в необходимость строгих границ и раздела общих игрушек.

Бичующийся поминает «старика Фейерабенда», а конкретно его позицию о заведомой ложности теорий обыденного языка, к которым он относит и витализм и, по-видимому, все ненаучные рассуждения о жизни. А в каком статусе у нас философия, неужели это тоже обыденный язык? Загвоздка еще и в том, что Фейерабенд не запрещает переносить идеи и ходы мысли из науки в философию и обратно. Как раз чтобы говорить о живых, сложных и крайне любопытных вещах нам понадобится всё: от мифа и поэзии до философии и науки. Хотя в отношении к обыденному языку (упомянутому в тексте) я вряд ли солидарен со старичком.

Что же до абзаца, который должен был нас всех (виталистов) взбесить, то я боюсь, что он не способен вызывать даже скептическую ухмылку. Ведь автор всерьез говорит о некоторой пассивности, которая якобы противоречит энергиям и силам. Дорогой мой критик, противоречишь себе только ты сам: даже пассивность ты описываешь как действия (больше делать, меньше — это дело вкуса и ситуации). Пассивность — это не данность, она точно также строится на силах и стремлениях жизни, как и все остальное. И определяется она так же — относительно, на глазок, интуитивно. Данность же — термин, крайне неуместный для жизни, скорее для неживой природы. В биологии нет безусловных констант как в фундаментальной физике, а сама жизнь лишена любой гарантии — и того, что она будет продолжаться, и того, что она будет той же самой. Это только закостенелый ум, едва-едва научившийся неправильно пользоваться философскими понятиями, рискует остаться все–таким же.

Так что, будущие мои критики, старайтесь, разбирайтесь в вопросе. В этом плане Бичующийся в одном прав: я — сторонник бодрой и оптимистичной активности, и познания это тоже касается. «Больше знаешь — больше грустный» — мантра для тех, у кого ножки подкосились. Тех, кто заранее пытается спастись от угрызений совести, зная, что никакие познания не заставят его действовать согласно ним. Это нормально, эту мерзость я готов оправдать, но только ценой того, что есть и другие. Те, кому жизнь продиктовала иное решение — познавать, меняться, бороться. Именно такие качества и запишите в следующий раз, когда будете искать критиков Вигиланта по объявлению. А-то наберут всяких…

Автор текста: Марк Вигилант.

Реплика М. Флагелланта:

«Ожидаемо, что ответ Вигиланта — это прежде всего обвинительный пафос. Ещё до какого-либо внятного контраргумента я узнаю, как учился и зачем все это затеял. Мне этот аспект статьи малоинтересен, так как он ориентирован на убеждение части публики, а не на дискуссию.

Что же до содержательной части текста, то Вигилант следует своей обычной тактике. Состоит она в том, чтобы продемонстрировать свой кругозор в идейной области «противоположного лагеря», а после высказать свою позицию, намекая тем самым на то, что его позиция обоснована знаниями сверх тех, что есть у оппонентов (такой ход используется и в тексте про расизм). Из–за этого Вигилант не замечает, что приводимая им фактология биологических трудностей только укрепляет позицию о том, что жизнь в науке обсуждается принципиально иначе, чем в философии. Шатким мостиком оказывается только кластерный анализ используемых признаков жизни по аналогии с понятием семейного сходства у Витгенштейна. Нас, видимо, должно убеждать упоминание австрийца, ведь в целом этот анализ отлично демонстрирует насколько философия отчуждена от исследования жизни как таковой: она буквально выступает в роли аналогии для метода исследования того, как жизнь уже понимается учёными.

Центральная аргументация Вигиланта, таким образом, подтверждает скорее противоположную позицию. На этом фоне другие проблемы его текста меркнут. Как обвинение меня в метафизике пассивности, которая является явной зеркальной метафорой его подхода, но раскрывает это нам он как страшную тайну; или как претензия к тому, что я называю «суррогатам жизни». Наконец, что изначально рассматриваемый мною текст, что ответ на критику — одинаково грешат хитрыми манипуляциями со словом «жизнь», которое позволяет множество разных смыслов. На этом фоне особо удивительно, что выбор совершенно нейтрального описательного термина («витализм») вызвал подобные страсти, хотя это лишь попытка обозначить часто встречающуюся позицию.

Может быть, что я в чём-то не прав и ответ глубже, чем мне показалось. К счастью для меня, понять это я смогу, обратившись к публичному опросу».

Понятие сущности жизни

Имеется большое число определений понятия «жизнь», которые отражают различные подходы. Многочисленные определения сущности жизни можно свести к трем основным:

  1. Согласно первому подходу, жизнь определяется носителем её свойств (например, белком)
  2. Согласно второму подходу, жизнь рассматривают как совокупность специфических физико-химических процессов.
  3. Согласно третьему подходу — необходимо определить минимально возможный набор обязательных свойств, без которых никакая жизнь невозможна.

Русский ученый М.В. Волькенштейн дал такое определение понятию жизнь: «Живые тела, существующие на Земле, представляют собой открытые, саморегулирующиеся и самовоспроизводящиеся системы, построенные из биополимеров — белков и нуклеиновых кислот». [9, с.16]

Согласно взглядам М. Биша, который являлся одним из основоположников танатологии, жизнь — это совокупность явлений, сопротивляющихся смерти. [11]

С точки зрения второго начала термодинамики, жизнь — это процесс или система, вектор развития которой противоположен по направлению остальным, «неживым» объектам вселенной, и направлен на уменьшение собственной энтропии. [6, с.85]

В. Н. Пармон дал такое определение: «Жизнь — это фазово-обособленная форма существования функционирующих автокатализаторов, способных к химическим мутациям и претерпевших достаточно длительную эволюцию за счёт естественного отбора». [12]

Озангер и Моровиц говорили, что жизнь есть свойство материи, приводящее к сопряженной циркуляции биоэлементов в водной среде, движимая, в конечном счете, энергией солнечного излучения по пути увеличения сложности. [10]

Существуют помимо приведенных выше и кибернетические определения жизни. По определению А. А. Ляпунова, жизнь — это «высокоустойчивое состояние вещества, использующее для выработки сохраняющих реакций информацию, кодируемую состояниями отдельных молекул». [7, с.9]

Существует и физиологическое определение жизни, данное в 1929 году А. Ф. Самойловым, который говорил, что жизнь — это замкнутый круг рефлекторной деятельности. [10] Разрыв данного круга в любом его месте (состояние «комы») означает резкое ограничение параметров жизни или даже отсутствие жизни. Сейчас можно несколько расширить данное понятие и указать причины, от которых зависит данный «замкнутый круг». А именно: состояние внешней среды, «власти воли» индивидуума, внутренних вегетативных начал организма, неподвластных «власти воли». Отметим, что понятие «власть воли» так же введено в научное обращение А. Ф. Самойловым.

Жизнь качественно превосходит другие формы существования материи в отношении многообразия и сложности химических компонентов и динамики протекающих в живом превращений. Живые системы характеризуются гораздо более высоким уровнем структурной и функциональной упорядоченности в пространстве и во времени.

Живые системы обмениваются с окружающей средой энергией, веществом и информацией, являясь, таким образом, открытыми системами. При этом, в отличие от неживых систем, в них не происходит выравнивания энергетических разностей и перестройки структур в сторону более вероятных форм, а непрерывно происходит работа «против равновесия».

В науке существует 3 подхода в изучении сущности и происхождения жизни:

  1. Биологический. Изучает закономерности развития живого , а также закономерности усложняющегося развития органических существ. Именно биология изучает и раскрывает законы возникновения и развития из простейшего, так называемого, «белкового тела» многообразных живых существ, от одноклеточных до многоклеточных, также законы онтогенетического развития организмов из простейших зародышевых зачатков.
  2. Физико-химический. Изучает физические и химические  процессы, которые протекают в организмах, вплоть до молекулярного и атомарного уровней; также выясняет строение белков и прочих веществ, входящих в состав живых систем, и их биологическую роль.
  3. Кибернетический. Изучая типы взаимодействий, передачи информации, ее переработки, отражения, ответной реакции на внешнее воздействие, кибернетика гораздо основательнее выявила функциональную общность между живыми и неживыми системами.

Этим направлениям присущи специфические подходы к решению проблемы сущности жизни. Они показывают, что одна из характерных черт развития современной науки – взаимодействие ее различных отраслей при изучении явлений жизни.

Существенные изменения в науке в познании сущности жизни заключаются в том, что часть вопросов этой проблемы перешла из сферы философии в сферу естествознания. Проблема выяснения сущности жизни остается не только философской, но и становится естественнонаучной.

Вопросы сущности жизни, которые на одном уровне науки решались благодаря философским методам, выводились логическим путем, на другом уровне решаются естественнонаучными методами, в их числе экспериментальный метод. При этом сам ход развития науки выдвигает новые философские проблемы.

Выделяют 4 группы философских вопросов сущности жизни:

  1. Первая группа обусловлена возникновением потребности обобщения знаний о явлениях жизни, накопленных фактов, появившихся идей и дальнейшей разработки общего понятия сущности жизни и частных понятий критерия сущности жизни, материального субстрата жизни и прочего.
  2. Вторая группа возникает в связи с необходимостью выяснения соотношения биологической формы движения материи с другими, а также «механизм» перехода низших форм движения материи в более высокую, низших уровней интеграции в те, с которыми неразрывно связана органическая жизнь.
  3. Третья группа возникла как следствие необходимости оценки роли методов физики и химии в познании сущности жизни, взаимодействие методов этих наук с методами биологии, соотношения методов биологии с методами математики, роли методов кибернетики в познании жизни, роли эксперимента и моделирования в познании сущности жизни, взаимосвязи экспериментальных методов и моделирования с описательным, сравнительным и историческим методами в познании жизненных явлений, соотношения между общим методом науки – материалистической диалектикой и методами частных наук.
  4. Четвертая группа связана с необходимостью критики идеалистических и механистических теорий сущности и происхождения жизни на Земле. Эта группа возникает не только из-за социальных мотивов, но и в связи с самим процессом научного познания. [8, с.300-305]

Сама постановка проблемы сущности жизни в современном естествознании и философии логически ведет к вопросу о том, какое содержание вкладывается в эту проблему. Каковы же критерии сущности жизни?

В.И. Ленин в “Философских тетрадях” писал: “Мысль человека бесконечно углубляется от явления к сущности, от сущности первого, так сказать, порядка, к сущности второго порядка и т.д. без конца” [4, с.227]

Данное положение Ленина имеет двоякую трактовку. Одни говорят, что высказывание относится только к процессу познания, а другие считают, что и сами сущности вещей имеют различные порядки. Но нам кажется, она требует ответа на вопрос, что представляет собой сущности первого, второго и последующих порядков.

Жизнь представляет собой сложную, многокачественную природу самих жизненных явлений. Жизнь представляет собой единство разнокачественных форм движения материи — физической, химической и биологической. Данные формы в своём единстве составляют ограниченную жизнь. Различные формы жизни находятся в соотношении типов простого т сложного, низшего и высшего.

На эту сторону познания сущности жизни обратил внимание В.А. Энгельгардт: одна их характерных особенностей биологического исследования – это расчленение в познании сложности реакции живого целого соответственно его собственной расчлененности, существующей в объективной действительности.

Сущность жизни отражает внутреннее, глубинное, устойчивое и постоянное в развитии ограниченной материи, так же выражается посредством явлений, тогда как явление выступает прямо, непосредственно. Сущность главная в предметах и процессах. Она составляет их основу, определяет характер явлений.

Кроме того, нужно отметить, что сущность жизни изменяется, развивается, а с ее развитием меняются и внешние формы её проявления. Одни явления исчезают, а на смену им приходят новые. Но многие явления включаются в единое целое. Каждому этапу развития сущности жизни присущи свои явления.

Понятие жизни, прежде всего, выступает в качестве того общего, что объединяет всё великое многообразие форм жизни различных уровней и ступень ее организации. В нашей естественнонаучной и философской литературе утвердилось понятие сущности жизни, сформулированное Ф. Энгельсом. Однако он в то время писал: “Наша дефиниция жизни, разумеется, весьма недостаточна, поскольку она далека от того, чтобы охватить все явления жизни, а, напротив, ограничивается самыми общими и самыми простыми среди них. Все дефиниции имеют в научном отношении значительную ценность. Чтобы получить исчерпывающее представление от жизни, нам пришлось бы проследить все формы ее проявления, от самой низшей до наивысшей.” [5, с.84]

В последнее время некоторые учёные предпринимают попытки сформировать новые понятия сущности жизни. Все они либо крайне громоздки, либо однотипны. Каковы же должны быть основы и направления в этом деле? Следует ли улучшать понятие сущности жизни?

Это сложная философская, логическая и естественнонаучная проблема. Определяя сущность жизни, как способ существования белковых тел, Ф. Энгельс пояснил, что белковое тело им понимается в смысле химии его времени, которые этим термином охватывала все тела. Но Энгельс писал, что этот термин неудачен.

Новое понятие сущности жизни должно включать в себя в самой общей форме все важнейшие достижения науки. Учёные различных стран выдвигали свои определения сущности жизни, но они никогда не подвергались философскому анализу. Вообще основой для одних служит вещественный признак (белковые тела), а для других — различные функциональные признаки. Таким образом, появляется вопрос, какой признак должен быть положен в основу дефиниции сущности жизни – вещественный, функциональный или же какой-нибудь другой. Но при формулировании понятия сущности жизни не следует стремиться к охвату всей совокупности её проявлений, а надо стремиться охватить в ней только наиболее существенные, наиболее специфические её стороны.

У кибернетиков и математиков получило развитие функциональное определение понятия жизни. Данное определение органической жизни слишком широко, гипотетично. В связи с поисками сходства живого и неживого стирается вся грань между ними, не учитывается специфика биологических явлений, материальный её носитель.

Таким образом, само определение сущности жизни тесно связано с вопросом о том, какой из уровней эволюции материи ассоциируется с биологическим развитием, когда количественные изменения неограниченной материи приводят к возникновению нового качества, которое мы называем ограниченной жизнью.

Философия – это любовь к мудрости. Почему ей стоит заниматься? — блог Storytel

В чем значимость гуманитарных наук для жизни человека?

В нашей повседневности прочно укрепилось различение между технарями и гуманитариями. Технари — полезные, они занимаются настоящим делом, разрабатывают умных роботов, запускают ракеты на космодроме, работают в IT. А гуманитарии — бесполезные. Они ничего не умеют, ничего не производят, физики не знают. Бездельники. А самые бесполезные из гуманитариев — философы. Филологи, историки, музыканты хотя бы имеют свой однозначный предмет изучения. Даже если не всегда понятно, зачем они работают, то всегда понятно — с чем. А философы? Чем и с чем они занимаются?

На самом деле гуманитарий — это не тот, кто не умеет считать, а тот, кто умеет производить гуманитарный продукт. Гуманитарные науки — это науки о человеке и человеческом, а гуманитарий — тот, кто обеспечивает существование культуры. Культура важна для нас, потому что это единственный способ организации людей, который упорядочивает не только природные и духовные потребности человека. И в этом она сложнее, чем, например, область права: она содержит в себе все те противоречия человеческого духа, которые и вызывают у нас вопрос о смысле жизни.

Да, некоторые науки дают конкретные, зримые результаты. Но почему мы думаем, что хороши только конкретные и зримые результаты? Ведь нам все же важно не только лететь в новом и быстром самолете, но и понимать, кто мы, куда и зачем летим, почему не остались там, где были. Ответы на эти вопросы ищет и находит философия.

Слушать в Storytel

Установить приложение

Android iOS

Почему жизнь — сложная и это хорошо?

Моя главная философская установка самая позитивная и жизнерадостная, какая только может быть. Состоит она в убеждении, что жизнь — сложная. Это не обязательно означает, что жизнь — трудная. Дело в том, что жизнь складывается из разных составляющих. Их можно понять, с ними можно разобраться, тогда жизнь будет не только сложной, но и прекрасной. Философия — эта наука, которая занята теми понятиями, из которых складывается жизнь. А смысл жизни состоит как раз в ее сложности, то есть в сложении, в движении. Философия делает так, чтобы это движение не было хаотичным, чтобы у него была цель.

Философия — своего рода жизненный компас.

Жизнь каждого из нас складывается из разных понятий. Сами понятия бывают нескольких видов. С простейшими «мирскими» понятиями (их философы называют эмпирическими), такими как столы, стулья, яблоки, каждый может разобраться самостоятельно. Философию как науку больше интересуют понятия фундаментальные. Такие понятия обозначают не какой-то один объект, а процесс, структуру, ситуацию. Например: человек, прекрасное, справедливость, язык, любовь.

Слушать в Storytel

Установить приложение

Android iOS

Что изучает философия?

Древнегреческий философ Платон сказал, что «прекрасное» — трудно. Оно именно трудно, а не «сложно» — прекрасное ни из чего не складывается. Прекрасным может быть проект, поступок, ботинок, яблочный пирог, торчащий из-под одеяла большой палец любимого человека. И именно поэтому очень трудно сказать, что же такое «простое и прекрасное» мы видим во всех этих таких разных объектах, почему мы считаем их прекрасными.

Ответ самого Платона состоит в том, что прекрасное — это понятие (идея), которое существует совершенно особым образом. Мы никогда не сможем указать на прекрасное как на измеряемое свойство объекта. Прекрасное определяется только через свою противоположность — безобразное. Прекрасное либо есть, либо его нет. Оно «бывает только первой свежести».

Трудность его заключается в том, что нам кажется, будто в жизни мы имеем дело преимущественно с измеримыми понятиями, но это не так. Существует огромное количество понятий (идей), с которыми мы имеем дело в реальности, хотя на самом деле их там нет. Они словно одной ногой где-то далеко. Это Платон и назвал «миром идей». Этот мир и есть тот, изучением которого занимается философия. Это не значит, что она оторвана от реального мира. Философия занимается миром идей именно потому, что то, как мир устроен, определяется миром идей.

Слушать в Storytel

Установить приложение

Android iOS

В чем состоит задача философа?

Задача философа — побывать в мире идей и вернуться обратно, чтобы лучше чувствовать себя в мире вещей и лучше его понимать. Тем, кто согласен провести жизнь в «вещественном» мире, который состоит только из измеримых понятий, философия не нужна. Жизни этих людей можно будет точно и однозначно оценить в какой-нибудь системе координат. Они всегда конечны и всегда будут беднее или богаче, худее или толще, умнее или глупее других. У каждого будет свое место. Поначалу это звучит вдохновляюще. Порядок, ясность, определенность и спокойствие. Но, кажется, никто так хорошо не знает о том, чем плох такой мир, как поколения XXI века. Конечные величины можно сравнивать. А значит, мы всегда будем тревожны, всегда будем рваться, выгорать, чтобы обогнать другого — хотя бы на одну позицию.

Философией заниматься непросто. В отличие от достижений других наук, ее достижения нельзя включить кнопкой play, их нельзя повесить на стенку, поставить на полку. Из них не сварганишь и простого завтрака, от них не станет холодней или теплей. Более того, все достижения философии нельзя передать из поколения в поколение. Каждому, кто решит заниматься ей, придется начинать с нуля и пройти путь самостоятельно. Еще и в мире идей. Где это вообще?

В мире идей нет никакой суматохи, санкций, визового режима. В мир идей можно попасть с помощью мышления. Мышление — это способность прыгнуть в бесконечность, туда, где нет времени и движения, — то есть в философию.

Философия — это любовь к мудрости. Оба этих слова обозначают связь. Любовь связывает людей и времена. Мудрость связывает далекое, бесконечное и божественное с конечным и крошечным. Мудрец ведь — это не тот, кто в своей мудрости бесконечно далек от реальности. Он мудрый именно потому, что может мыслить «по обе стороны» и именно поэтому может их связывать! Сегодня я бы сказала, что философия — это умение гармонично соединить все компоненты, из которых состоит жизнь.

Жизнь состоит из очень многих вещей, понятий, процессов. Она очень сложная. Я не хочу и не надеюсь охватить их все. Моя задача в рамках этого подкаста — поделиться своим опытом изучения разных философских концептов. И не только своим: мне помогали друзья-философы и тексты людей, которые побывали в мире идей и вернулись обратно.

Давайте разбираться.

Слушать в Storytel

Установить приложение

Android iOS

Философ Вячеслав Моисеев о феномене жизни — Реальное время

Общество

07:00, 06. 01.2020

Вячеслав Моисеев — о теории струн, феномене жизни и философии всеединства

«Самый первый подход для описания феноменологии жизни — это просто перечислить признаки живых организмов: способность самодвижения, размножения, питания, роста, эволюции. И часто в биологии этим перечнем ограничиваются, но понятно, что это неглубокий подход. Это только первое прикосновение. Для науки стоит задача как-то обобщить эти разные феномены и признаки живого и выйти на какую-то сущность. А вот здесь уже большая проблема», — рассуждает философ Вячеслав Моисеев. В интервью «Реальному времени» он рассказал о том, как этот вопрос решают разные направления современного философского знания.

«В нашей культуре нет единого знания. Это порождает неадекватный образ знаний о мире»

— Вячеслав Иванович, философы, биологи, физики нередко объявляют свою область знаний ключевой в науке. Кто из них прав?

— Если научная дисциплина выходит на первый план, то есть оказывает преимущественное влияние на другие науки, то она и является ключевой. Допустим, в первой четверти XX века была революция в физике — создание квантовой механики, теории относительности. Конечно, эта дисциплина была ключевой. В настоящее время ключевой областью науки может быть построение модели искусственного интеллекта.

Получается такое чисто ситуативное, временное влияние какой-то одной области знаний. Но если говорить глобально, то мне представляется так, что реальность едина, поэтому знание об этой реальности тоже должно носить единый характер. Отдельные дисциплины — это просто разные стороны единого знания. К сожалению, в нашей культуре единого знания нет. Научное знание чрезвычайно специализировано, очень затруднено сообщение между разными дисциплинами. Это уже по определению порождает неадекватный образ знаний о мире.

Философия в какой-то степени должна была бы играть роль такого интегратора знания. И пока отдельные науки не отделились от нее, она выполняла такую функцию, но с XIX века происходит мощная специализация, возникновение отдельных научных дисциплин. Они выходят из состава философии, и сегодня получается такая парадоксальная ситуация, что философия — это общее без частного, а отдельные науки — частное без общего. В итоге происходит распад единой конструкции на общее и частное, которые не связаны между собой.

Фото Максима Платонова
В первой четверти XX века была революция в физике — создание квантовой механики, теории относительности. Конечно, эта дисциплина была ключевой. В настоящее время ключевой областью науки может быть построение модели искусственного интеллекта

Поэтому, с моей точки зрения, важнейшей задачей современной науки является усиление интегративных тенденций и движения к созданию какой-то интегральной науки или интегративного знания. Какая разница, как его называть, главное, чтобы оно носило синтетический характер, который бы интегрировал разные научные дисциплины.

— Какие появились новые области науки, которые пытаются сейчас соединить разрозненные области знаний? И какая область знаний развивается активнее всего и дает новые идеи для фундаментальных открытий в науке?

— В XX веке стали появляться такие синтетические науки. Это, например, кибернетика, синергетика, теория систем (или системный подход), экология и так далее. Но в последнее время эта тенденция как-то ослабла. Не знаю, с чем это связано, может быть, идет вторая волна специализации культуры.

Но все-таки интегративные тренды не исчезли. В последнее время появились когнитивные науки, очень активно развивается направление искусственного интеллекта — и влияет на многие другие направления. Кроме того, в самой физике есть направление к объединению квантовой механики и теории относительности, это то, что называется «теорией великого объединения». С точки зрения большинства физиков, наиболее перспективная теория — это теория суперструн.

Интегративные тенденции есть, но мне кажется, что они недостаточны. Сейчас нужно усиливать их и делать это движение более содержательным. Потому что идущие сегодня интеграции специализируются в каких-то частных направлениях, то есть возникают такие частные синтезы. Довольно сложно сегодня выйти опять на более интегральный синтез, который охватывал бы эти частные синтезы, выступал бы как синтез второго порядка.

Фото medium.com
Было предложено рассматривать элементарные объекты не как точечные, а как протяженные, которые находятся в некотором колебательном режиме, колеблются, вибрируют, как струна. В ней может возникать как главный тон, так и множество обертонов, то есть какой-то спектр разных частот, разных энергий

— Теория струн существует уже почти полвека, но о ней по-прежнему мало кто знает. В чем ее суть?

— Лично я довольно скептически отношусь к этому направлению, так же как и английский физик Роджер Пенроуз, например. Не все физики поддерживают идею, что эта теория окажется на самом деле выражением синтеза в науке. Но если говорить о ней, то лучше всего прочитать книгу Брайана Грина «Элегантная Вселенная». Главная идея этой теории в том, чтобы рассматривать в качестве элементарных объектов в физике не точечные объекты, которые не обладают размерами. В более стандартном подходе элементарные частицы моделируются как точки, а это вызывает ряд проблем, связанных с тем, что в самой этой элементарной частице может быть бесконечная энергия, непонятно, как здесь могут работать законы электродинамики и так далее. С таким подходом резко затрудняется возможность синтеза с теорией относительности.

Поэтому было предложено рассматривать элементарные объекты не как точечные, а как протяженные, которые находятся в некотором колебательном режиме, колеблются, вибрируют, как струна. В ней может возникать как главный тон, так и множество обертонов, то есть какой-то спектр разных частот, разных энергий. И если положить в основание такие протяженные колеблющиеся элементы, которые были названы «струнами» (или «бранами»), то тогда решается ряд математических задач в синтезе теории относительности и квантовой механики. В частности, решается проблема расходимости, возникновения бесконечной энергии при расчетах энергии поля в квантовой теории поля.

«На редукционистском полюсе жизнь сводится к физическому телу. А в интегративных подходах понятие жизни ближе к восточным философиям»

— Как современная философия подходит к понятиям жизни и смерти?

— Здесь огромный разброд и шатания. Вряд ли можно говорить о современной философии как о целостном феномене. Это огромное количество разных школ и направлений. Конечно, можно говорить о господстве каких-то школ в философии, например школы постмодернизма. Но тут же рядом существует интегральный подход американского философа Кена Уилбера, который пытается развивать более интегративные подходы в области философии, психологии и культуры в целом, синтезировать разные теории развития, разные рациональные традиции вместе с иррациональными. Он пытается вводить уровни сознания, пытается их строго описать и так далее. Здесь же есть и редукционистские материалистические направления, которые связаны с философией науки. Конечно, классического жесткого неопозитивизма, наверное, уже нет, потому что постпозитивизм уже оказал большое влияние на ученых. Но сциентизм — это тоже одно из современных направлений, которое считает, что наука — это основа, философия должна опираться на научное познание для построения своих конструкций.

На одном краю спектра философских направлений можно рассмотреть жесткие версии редукционизма. Это такое направление, которое сводит целые более высокого уровня к элементам, из которых они состоят и которые находятся на нижележащем уровне организации. То есть биологические системы сводятся к атомам и молекулам, к физико-химическим процессам, которые протекают в этих системах.

Другой край — это разного рода интегральные традиции в философии. Здесь будет и русская философия всеединства, которую когда-то основал Владимир Сергеевич Соловьев. Последним ее представителем был Алексей Федорович Лосев, который умер в конце XX века. Я развиваю направление, которое называется философией неовсеединства. Это попытка возродить и развивать далее идеи русской и мировой философии всеединства. Можно вспомнить тот же интегральный подход Уилбера, это такой противоположный полюс максимальной интегративности по отношению к редукционизму.

Кадр из документального фильма В. Косаковского «Лосев» / rusmir.media
Другой край — это разного рода интегральные традиции в философии. Здесь будет и русская философия всеединства, которую когда-то основал Владимир Сергеевич Соловьев. Последним ее представителем был Алексей Федорович Лосев, который умер в конце XX века

Если говорить о крайнем редукционистском полюсе, то, конечно, жизнь здесь рассматривается так же, как и в современной биологии и науке. Жизнь сводится, редуцируется к физическому телу. А само физическое тело, которое тоже состоит из множества уровней организации — это атомы, клетки, ткани, органы, организм, популяции, биосфера, — все это обрушивается до самого нижнего уровня организации, до атомов и молекул, до физических и химических реакций. Поэтому феномен жизни тут определяется как сложная физико-химическая система. То есть, по сути, живое понимается как неживое, как специфичное неживое.

А в интегративных подходах понятие жизни ближе к восточным философиям, к восточной метафизике, индийской философии, где феномен жизни рассматривается как такое многослойное многоуровневое образование, по отношению к которому наше физическое тело — только самый нижний уровень организации. И сущность живого находится на более высоких уровнях организации, которые могут принадлежать другой материальности, не чисто физической материи, но все-таки еще материи, просто она другого типа. И также сущность живого принадлежит вообще каким-то нематериальным, идеальным, духовным областям.

«Чтобы выразить сущность живого, нужна какая-то математическая модель. Но в математике для этого нет подходящих средств»

— По каким признакам вообще можно отличить живое существо от неживой материи?

С одной стороны, есть разные внешние признаки живого, которые мы наблюдаем у живых организмов и которые отсутствуют у неживых объектов. Это можно назвать феноменологией живого. Мы видим, что живое способно к самодвижению. Мы чувствуем, что когда падает камень, он падает под действием какой-то внешней силы. Эта внешняя сила проявляется и его толкает, а когда, например, кошка встает и переходит из одного места в другое, мы чувствуем, что она двигает сама себя.

Самый первый подход для описания феноменологии жизни — это просто перечислить признаки живых организмов: способность самодвижения, способность размножения, способность питания, роста, эволюции. Можно долго перечислять такие признаки. И часто в биологии ограничиваются как раз вот этим перечнем, но понятно, что это неглубокий подход. Это только первое прикосновение. Для науки стоит задача как-то обобщить эти разные феномены и признаки живого и выйти на какую-то сущность. А вот здесь уже большая проблема.

С одной стороны, мы имеем ответы всех народов и всех религий, что сущностью жизни является душа. И здесь очень простая формула живого — это тело плюс душа. Тело принадлежит физической материи, а душа — какое-то другое начало. По поводу нее можно спорить, но это точно другое начало. Возникновение жизни — это объединение души и тела, а смерть — это их распад, отделение души от тела. Но каким образом выразить в науке концепт души и стоит ли его вообще выражать? Тут в философии уже начинается разнобой. Есть два направления в философии биологии — редукционизм и холизм.

Фото Дмитрия Резнова
Мы видим, что живое способно к самодвижению. Мы чувствуем, что когда падает камень, он падает под действием какой-то внешней силы. Эта внешняя сила проявляется и его толкает, а когда, например, кошка встает и переходит из одного места в другое, мы чувствуем, что она двигает сама себя

Про редукционизм я уже говорил, это попытка свести все к атомам и молекулам. Для редукционистов ответ на вопрос о жизни относительно прост. Они говорят, что живое — это неживое, что биологическая система — это просто сложная физико-химическая система и нам не нужно ничего, кроме законов физики и химии, чтобы объяснить сущность живого. По большому счету для них биология — это прикладная физика, как самостоятельной дисциплины ее не существует.

А холизм (от греческого «холос») — это учение о целом. Холисты — сторонники того, что живое обладает неким новым качеством, которое отсутствует у неживого. Они связывают это с философией целого. Что такое целое? Это сумма частей, которая рождает новое качество, отсутствующее у этих частей по отдельности. Это качество еще называют эмерджентным, от английского to emerge — возникать, впервые появляться. То есть это то новое качество, которое появляется у целого, но отсутствует у его элементов. Этим качеством для живой системы как раз является феномен жизни. В этом смысле это не просто какое-то механическое объединение атомов и молекул, а это целое на атомах и молекулах, которое рождает новое качество, качество жизни.

Тогда главная задача — понять это качество, выразить его теми или иными конструкциями. Здесь очень большая проблема, потому что пока вы находитесь в науке, вы должны использовать научные модели для выражения фундаментальных конструкций. А использование научных моделей — это, по сути, математика. У нас нет никакого другого языка для построения моделей, кроме математики. Поэтому, чтобы вам выразить сущность живого как что-то особенное, чтобы выразить это эмерджентное качество, вам нужна какая-то математическая модель. А как только вы обращаетесь к математике, то вы сразу видите, что никаких подходящих средств для выражения феномена души, сознания, внутреннего мира просто нет, потому что вся современная математика была создана под запросы физики. То есть физика начиная с XVII века постоянно требовала от математики создания новых структур, которые можно было бы использовать для описания физических, то есть неорганических процессов.

В математике была создана соответствующая система структур, которая позволяла нам очень хорошо описывать неживое, но так же хорошо не позволяла нам понять феномен жизни. Это был своеобразный смысловой фильтр, надевая который на себя, на свой разум, мы систематически могли познать неживое и систематически отфильтровывали все, что относится к феномену жизни. В итоге у нас такая сложная ситуация.

В. С. Соловьев. Портрет работы Н. А. Ярошенко 1892 года. Фото wikipedia.org
Это очень интересная, оригинальная школа отечественной философии, основателем которой был русский философ Владимир Соловьев. Он прожил довольно немного, 47 лет, но за это время создал огромную философскую школу, которая имеет мировое значение

«Философии всеединства предположила, что в основе любого состояния бытия лежит состояние многообразия тех или иных начал»

— Расскажите подробнее о философии всеединства.

— Это очень интересная, оригинальная школа отечественной философии, основателем которой был русский философ Владимир Соловьев. Он прожил довольно немного, 47 лет, но за это время создал огромную философскую школу, которая имеет мировое значение.

Главной идеей этой философии является концепт всеединства, то есть это состояние максимального синтеза тех или иных начал. Синтезироваться может все что угодно. Это могут быть атомы, которые синтезируются в молекулу, молекулы — в клетку, затем синтезируется организм, общество, сообщества и так далее. И всеединство — это максимальный синтез, который максимален по двум параметрам. Во-первых, он максимален экстенсивно, синтезируя максимальное количество элементов в себе и, во-вторых, он максимален интенсивно, синтезируя элементы максимально органично, встраивая их в высшую органичную целостность.

Для представителей этой философии всеединство — это был своеобразный архетип, эталон, с точки зрения которого они пытались решить все основные вопросы. Например, что такое истина? Истина — это всеединство знания, это единство эмпирического и теоретического познания, разных методов познания. Например, научная теория — это высокое всеединство тех или иных ментальных смысловых частей, из которых состоит эта теория. Что такое общество? Общество — это социальное всеединство, органический синтез на людях, целое на людях. Таким же образом можно рассматривать все остальное. А, например, организмы — это целое на тканях, органах, клетках, это такое биологическое всеединство и так далее. Вопрос состоял в том, что состояние тем более совершенно, чем более оно приближается в синтезе своих элементов к высшему синтезу, к этому всеединству.

Эта школа всеединства особенно интересна тем, что она предложила оригинальное решение фундаментальных философских проблем созданием новой теории многообразия. То есть она предположила, что в основе любого состояния бытия лежит своеобразное состояние многообразия тех или иных начал. И это многообразие может находиться в разных формах, разных степенях. И для того чтобы улучшить это состояние, надо как бы привести его к более совершенному состоянию.

Фото Дмитрия Резнова
Соловьев рассматривает бытие Бога, природу Бога как высшее состояние всеединства, то есть он опять рассматривает этот концепт как состояние мирового и трансмирового многообразия всех начал

Философия всеединства может решить религиозно-философскую проблему. Соловьев рассматривает бытие Бога, природу Бога как высшее состояние всеединства, то есть он опять рассматривает этот концепт как состояние мирового и трансмирового многообразия всех начал. То есть вновь вечная религиозная проблематика, а с другой стороны, прописывание ее так оригинально с точки зрения нового учения о многообразии. В этом плане школа всеединства является своеобразной новой математикой. Учение о многообразии — это то, на чем стоит вся современная математика. То, что называется теорией множеств. Здесь Соловьев предлагает альтернативную холистическую (целостную) теорию множеств, или теорию многообразия.

И в этом плане, если этот проект продолжать дальше, то отсюда вырастает идея новой математики, идея нового учения о числе и нового учения о пространстве. Если мы строим другую, более холистическую теорию многообразия, то эта волна должна пройти по всей науке — и по математике, и по физике, и по всем остальным наукам, потому что они все в конце концов используют определенную теорию многообразия, которая заложена в современной математике. И меняя этот фундамент, Соловьев намечает проект смены вообще типа рациональной культуры в обществе. Построения ее не на философии Аристотеля, а на философии Платона, на более целостном, холистическом подходе.

Матвей Антропов

Справка

Вячеслав Моисеев — доктор философских наук, профессор, специалист в области философии науки, философской логики, философии биологии и медицины, биоэтики. Заведующий кафедрой философии МГМСУ, член правления Московского философского общества, член редколлегии журнала «Соловьевские исследования»

Общество

Жизнь как ценность: проблемы и противоречия

скачатьскачать Автор: Трунёв С. И. — подписаться на статьи автора
Журнал: Философия и общество. Выпуск №4(52)/2008 — подписаться на статьи журнала

Г. Зиммель высказал идею о том, что центральной осью, вокруг которой вращается вся культура XX в., является понятие жизни. С данным утверждением можно согласиться, но лишь с одной оговоркой: XX в. является периодом становления ценности жизни, а безусловное доминирование указанной ценности в культурах большинства европейских стран и Америки приходится приблизительно на его вторую половину. Это означает, что утверждение Г. Зиммеля в наибольшей мере соответствует культуре постмодерна, в рамках которой протекает и наше нынешнее повседневное существование. Следовательно, ответить на вопрос: «что представляет собой ценность жизни?» – значит определить аксиологические основания собственного бытия, вне понимания которых невозможны ни полноценная рефлексия самих себя, ни адекватное осмысление специфики нашего отношения к миру.

Компаративистский анализ текстов основных представите- лей философии жизни (А. Шопенгауэра, Ф. Ницше, А. Бергсона, В. Дильтея, Г. Зиммеля, А. Швейцера), близких к ним мыслителей (З. Фрейда, Э. Фромма) и критиков (Г. Риккерта, Й. Хёйзинга) позволяет относительно легко сформулировать итоговую дефиницию воли к жизни: воля к жизни – это надындивидуальный биологический импульс, основными функциями которого являются формирование биологического объекта и обеспечение его приспособляемости к среде обитания. Становление же ценности жизни есть постепенный процесс общественного признания наивысшей значимости индивидуального биологического существования, то есть существования индивидуального биологического объекта.

Казалось бы, признание ценности жизни в качестве доминирующей общественной и культурной ценности является несомненным завоеванием человечества. Однако прежде всего оно актуализировало проблему обесценивания системы ценностей, унаследованной современной европейской культурой от эпохи Просвещения. Еще на рубеже XIX–XX вв. Г. Риккерт с неокантианских позиций подверг резкой критике осуществленное представителями философии жизни смещение аксиологических акцентов, поставившее биологическое проживание выше познания: «В Греции соотношение впервые обернулось. Люди, сперва в лице немногих, стали исследовать не для того, чтобы жить, а жить для того, чтобы исследовать. Благодаря истине жизнь только и получала для них ценность. С биологистической точки зрения такая переоценка должна была бы быть названа “вырождением”. Для развития культуры она означает одну из вершин»[1]. В первой половине XX в. Й. Хёйзинга не только констатировал капитуляцию ценности познания перед ценностями бытия и прямого воздействия на реальность, но и указал на производный от нее упадок этических ценностей: «Новая воля к превознесению бытия и жизни превыше знания и суждения опирается, таким образом, на почву этического расшатывания духа… Отказ от всех духовных основ, который несет с собой новая философия, имеет значительно более далеко идущие последствия, чем полагают сами носители данной философии»[2].

Надо заметить, что нидерландский мыслитель четко обрисовал проблему, заключающуюся в том, что признание жизни в качестве доминирующей ценности предполагает постепенный отказ от «всех духовных основ» европейского общества. Ценность познания оказалась первой в ряду подвергшихся обесцениванию. Второй, не менее фундаментальной ценностью, потерявшей всякое позитивное значение, оказалась смерть, понимаемая теперь исключительно как противоположность жизни. В культуре постмодернистского общества смерть обесценивается, то есть перестает быть предметом символического обмена (Ж. Бодрийяр). Предельно упрощается общественно рефлексируемая система видов смерти, из всего многообразия которых в наличии оказывается только два: смерть естественная, биологическая, вызывающая по большей части презрение, и смерть искусственная, внезапная, до некоторой степени волнующая и любопытная[3]. Столь же необратимо отходит на задний план ценность старости как определенного жизненного периода и стариков как особой социально значимой группы. Так, согласно меткому определению Ж. Бодрийяра, старость теперь – «это просто определенный жизненный слой – маргинальный, а в пределе и вообще асоциальный; гетто, отсрочка, пограничная полоса перед смертью»[4]. Данному определению соответствуют столь характерные для настоящего времени масскультурные репрезентации старости, маркирующие данный период жизни понятием неполноценности (физической, умственной, экономической, социальной, культурной).

Можно отметить также полную девальвацию таких понятий, как «истина», «родина», «народ», «любовь» и т. д., понятий, которые в рамках традиционных обществ придавали возвышенный смысл не только человеческой жизни, но и смерти. Патриотизм, доведенный до самоотречения, охотно меняющий жизнь на смерть за счастье родины, народа, за возвышенные идеи, выглядит теперь досадным анахронизмом и вызывает скорее удивление, нежели желание подражать. Смерть за родину вменяется в обязанность исключительно профессиональным военным и оплачивается исходя из условий контракта. Что касается народа, то, по заявлению Б. Клинтона, впервые в истории человечества различия между внутренней и внешней политикой сошли на нет[5]. Это означает, что различия между «своим» и «чужим» народом преодолены, что любая социальная общность или группа по отношению к обладающим реальной властью элитам (политическим, экономическим, культурным) занимает отныне периферийное положение, вследствие чего самопожертвование оказывается невозможным ни с одной, ни с другой стороны. Понятие любви в свою очередь старательно подменяется понятием «хорошего секса» – некоей функциональной квинтэссенции любви. В общем, следует согласиться с высказыванием В. А. Кутырева: «Богатство, успех, здоровье – вот единственные “ценности” постмодернистского общества. Душа, переживания, сомнения, выбор становятся фактором брака, тем, что отвлекает от производства или точного выполнения инструкций… Жизнь аккумулируется в деньгах, этом субстанциальном воплощении рыночно-технологических отношений. Приемлемо все, что им содействует. Остальное: справедливость, честь, служение, любовь к Родине, природе, да, пожалуй, и к человеку, к женщине – пережиток. Пережиток прошлого дотехнологического общества»[6].

Предвидя подобное состояние дел, в 1925 г. X. Ортега-и-Гассет написал: «Характер, который во всех сферах приняло европейское бытие, предвещает эпоху торжества мужского начала и юности. Женщина и старец на время должны уступить авансцену юноше, и не удивительно, что мир с течением времени как бы теряет свою степенность»[7]. В 1935 г. Й. Хёйзинга сумел оценить новые тенденции в развитии культуры, сформулировав проблему, не потерявшую актуальности вплоть до настоящего времени: «Остается ответить на серьезный вопрос, может ли сохранять себя высокоразвитая культура без определенной ориентации на смерть. Все великие культуры, известные нам из прошлого, хорошо помнили такую ориентацию»[8].

С позиций современности очевидно, что культура постмодерна не только сохраняется и продолжает развиваться, но также декларирует прогрессивный характер собственного развития. Однако проблема остается, обретая форму нового вопроса: какие позитивные ценности являются основанием и обеспечивают сохранение и развитие односторонне ориентированной на жизнь культуры?

Как уже было сказано, наивысшей ценностью современной культуры является ценность индивидуального существования. Последнее может быть ценно как само по себе, так и по причине своей полноты, производной от состояния здоровья. Исходя из этого, ценность жизни как таковой постулируется либо в качестве общечеловеческой (то есть характерной для человека как биологического вида) ценности, либо в качестве ценности экологического сознания (претендующего на обладание системой «планетарных» норм). Ни в рамках философии жизни, ни в пределах современной цивилизации, однако, не была решена проблема ограничения воли к жизни при ее столкновении с волей других существ вне зависимости от их видовой принадлежности. Суть проблемы состоит в следующем: поскольку наивысшей ценностью для «меня» обладает «моя» жизнь, то в предельном случае обесценивается существование всякого другого существа, воспринимаемое отныне исключительно в качестве материала, обеспечивающего «мое собственное» существование. Пытаясь решить эту проблему, А. Швейцер выдвинул следующий тезис: «там, где я наношу вред какой-либо жизни, я должен ясно сознавать, насколько это необходимо»[9].Нетрудно заметить, что перед нами лишь видимость решения: когда родители продают собственного ребенка на донорские органы, когда подросток убивает собственных родителей за то, что они не дали ему денег на интернет-кафе, все эти поступки оправдываются необходимостью.

Далее, ни одно из известных нам конкретно-исторических обществ не допускало равнозначной оценки жизни представителей различных сословий, не говоря уже о ценности человеческой жизни в сравнении с ценностью жизни иных обитателей Земли; ни одна из культур не призывала к тотальной толерантности и тем более к биосферному равенству живых существ. Выстраивая жесткие иерархические системы, традиционные общества стремились законодательно ограничивать вертикальную мобильность, усиливая при этом горизонтальную солидарность. В данном контексте атомарное общество постмодерна (в рамках которого каждый отдельный атом движим собственной волей к жизни) представляет собой узаконенную форму описанного Т. Гоббсом догосударственного состояния «войны всех против всех», в котором солидарность возможна лишь в качестве инструмента достижения относительно краткосрочных целей. Попутно заметим, что доминирование ценности жизни в культуре если не отменяет всю совокупность этических ценностей, то придает последним ярко выраженный подчиненный (служебный) характер. Значимость других ценностей определяется отныне не их местом в иерархии, но наличной ситуацией: этично то, что приводит к удовлетворению жизненных потребностей индивида[10]. Это означает, что декларирование ценности индивидуального бытия в качестве «общечеловеческой» приводит к произволу индивидуальной воли к жизни и этической деградации общества. Или, как об этом написал А. Цветков: «Ценности, за которые не больно умереть, – это и есть единственный достоверный продукт и признак цивилизации. Преклонение перед жизнью – сдача и гибель культуры, отступление к птеродактилю. Общечеловеческих ценностей никогда не было – разве что “общепозвоночные”»[11].

Полнота жизни, как уже было сказано, производна от состояния физического и умственного здоровья, позволяющего получать удовольствие от самого процесса проживания (от «жизни без пауз и остановок») и успешно конкурировать с волей других субъектов за доступ к удовольствиям. Согласно большинству представителей философии жизни, среда человеческого обитания непрерывно изменяется (поскольку представляет собой своеобразный поток жизни), вследствие чего каждая новая ситуация требует от живого существа нового, адекватного ответа. Здесь-то мы и касаемся проблемы здоровья, как ее понимал, например, А. Бергсон: «Жизнь и общество требуют от каждого из нас неустанного и настороженного внимания, позволяющего вникать в каждое данное положение, а также известной гибкости тела и духа, позволяющей нам приспособляться к этому положению. Напряженность и эластичность – вот две взаимно дополняющие друг друга силы, которые жизнь приводит в действие. А если их нет у тела? Это приводит к разного рода несчастным случаям, увечьям, болезням. А если их лишен ум? Отсюда всевозможные формы психических расстройств и помешательств»[12]. Таким образом, согласно французскому мыслителю, телесное и умственное здоровье необходимо для выживания в непрерывно изменяющемся мире. Из этого можно сделать вывод, что здоровый образ жизни становится ценностью только тогда, когда мы начинаем ощущать недостаточность собственного уровня приспособляемости.

Отметим, что столь характерные для современности представления о повсеместном кризисе (экологическом, экономическом, культурном и т. п.) способствуют развитию представлений о необходимости поддержания здорового образа жизни. Логика здесь такова: кризис есть непредсказуемое поведение чего-либо, в данном случае – окружающей среды. Внимательно отслеживать изменения и адекватно на них отвечать может только здоровый организм. Следовательно, необходимо придерживаться здорового образа жизни.

Проблема заключается в том, что непрерывно возрастающая жизненная активность, с одной стороны, требует применения дополнительных стимулирующих средств (в предельном случае способных разрушить организм), и с другой – она перестает довольствоваться аскетической диетологией спортсмена, требуя разнообразия ощущений (пищевого и/или сексуального разнообразия). Здесь-то и возникает противоречие: инициированное волей к жизни стремление к здоровью приходит в противоречие с инициированным ею же стремлением к удовольствию. Данное противоречие, на мой взгляд, отчетливее всего выражается в спектре услуг, предо-ставляемых разного рода заведениями, организующими досуг наших граждан и представляющими собой странный симбиоз тренажерного зала, сауны, бассейна и… бара.

Таким образом, признавая ценность жизни в качестве доминирующей, следует помнить о возможности вышеописанных негативных последствий подобного признания для культуры и общества. Подчиняя культуру собственному произволу, индивидуальное существование оказывается свободным от каких-либо ограничений и, пребывая в состоянии непрерывной ницшеанской переоценки ценностей, относится к себе подобным как к средствам удовлетворения собственных потребностей. Результатом видится полное или частичное разрушение духовных основ общества, а также превращение последнего в совокупность отделенных друг от друга индивидов, истощающих отведенные им ресурсы в ежедневной борьбе за выживание. Возможным выходом из создавшегося положения, на наш взгляд, является усиление воспитательной функции государства посредством легитимированных политической властью образцов высокой духовной культуры.


[1] Риккерт, Г. Философия жизни. – Киев, 1998. – С. 411.

[2] Хёйзинга, Й. Homo Ludens. В тени завтрашнего дня. – М., 1992. – С. 310–311.

[3] Здесь приводится классификация, разработанная Ж. Бодрийяром. См.: Бодрийяр, Ж. Символический обмен и смерть. – М.: Добросвет, 2000. О современном понимании смерти как чего-то постыдного, во всяком случае, неуместного см.: Арьес, Ф. Человек перед лицом смерти. – М.: Прогресс, 1992. О смерти, превращенной в эпифеномен медицинских технологий, см.: Агамбен, Дж. Политизация смерти // Новое литературное обозрение. – 2000. – № 4. – С. 75–79. О градации смерти у древних греков и римлян прекрасно написал А. Цветков: «Античная смерть, в отличие от нашей, имела иерархию: случайная, незаслуженная и скоропостижная была предметом скорби или возмущения; гибель во имя долга считалась высшей честью и залогом славы в потомстве». См.: Цветков, A. Futurum imperfectum // Иностранная литература. – 1997. – № 1. – С. 233.

[4] Бодрийяр, Ж. Указ. соч. – С. 290.

[5] Высказывание Б. Клинтона приведено в работе: Бауман, З. Власть без места, место без власти // Социологический журнал. – 1998. – № 3–4. – С. 30.

[6] Кутырев, В. А. Культура и технология: борьба миров. – М., 2001. – С. 50.

[7] Ортега-и-Гассет, X. Эстетика. Философия культуры. – М., 1991. – С. 258.

[8] Хёйзинга, Й. Указ. соч. – С. 295.

[9] Швейцер, А. Благоговение перед жизнью. – М.: Прогресс, 1992. – С. 223.

[10] В данном контексте следует отметить, что проникновение ценности жизни в сферу эстетики привело к радикальным переменам в понимании самой сущности искусства, которое в культуре постмодерна не является ни транслятором высших ценностей, ни способом познания действительности, но средством самовыражения творческой индивидуальности.

[11] Цветков, А. Указ. соч. – С. 233.

[12] Бергсон, А. Смех. – М., 1992. – С. 19–20.

основные понятия и ее представители

Содержание:

  1. Сущность «Философии жизни»
  2. «Философия воли» Ф. Ницше
  3. «Творческая эволюция» А. Бергсона
  4. Академическая философия жизни
  5. Вывод:
Предмет: Философия
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 30. 05.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти рефераты на любые темы и посмотреть как они написаны:

 

Много готовых тем рефератов по философии

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Мораль и право, их диалектическое взаимодействие
Основные направления философии XX века
Философские проблемы искусственного интеллекта
Философия техники

 

Введение:

 

На первый взгляд, это кажется абстрактным характером, философия ближе к другим сферам культуры к жизни, потому что дает ответ на вопрос, как жить. Жизнь также является одним из основных понятий в философии. В теоретическом плане философия гарантирует целостный взгляд на мир и человека, в практическом плане — искусство мышления.

Любая философия, которая поднимает вопросы о значении, цели, ценности жизни, особенно если она оставляет в стороне теоретические знания, ссылаясь на подлинную полноту прямого опыта. «Философия жизни» стремится понять жизнь от самой себя, она стоит на стороне чувств, инстинктов, противостояния разуму, она защищает иррационализм от всего рационализма. Действительно, иррациональное проникает в психику человека и играет значительную роль — бессознательные процессы, инстинкты, интуиция, эмоциональные и волевые действия. Поэтому «философия жизни» актуальна в наше время.

Целью исследования является изучение «Философии жизни», ее сущности, видов и ее представителей.

В соответствии с темой были поставлены задачи:

  • Изучите суть «Философии жизни».
  • Рассмотрим «Философию воли» Ф. Ницше.
  • Рассмотрим «Творческую эволюцию» А. Бергсона.
  • Рассмотрим академическую «философию жизни».

 

Сущность «Философии жизни»

«Философия жизни» — это направление, которое рассматривает все, что существует, как форму проявления жизни, своего рода изначальную реальность, которая не идентична ни духу, ни материи и может быть понята только интуитивно. Наиболее значительными представителями «философии жизни» являются Фридрих Ницше (1844–1900), Вильгельм Дильтей (1833–1911), Анри Бергсон (1859–1941) и Георг Зиммель (1858–1918). Мыслители совсем другой ориентации включены в это направление — как в собственном теоретическом, так и особенно в мировоззренческом смысле.

«Философия жизни» возникает в 60–70-х годах XIX века, достигает наибольшего влияния в первой четверти XX века; впоследствии его значение уменьшается, но ряд его принципов заимствованы такими направлениями, как экзистенциализм, персонализм и другие.

В некоторых отношениях такие направления близки к «философии жизни», как, во-первых, неогегельянство с его стремлением создать науку о духе как о живом и творческом принципе, в отличие от науки о природе, и, во-вторых, прагматизм с его пониманием истины как полезной для жизни, в-третьих, феноменология с ее требованием прямого созерцания явлений (явлений) в целом, в отличие от опосредованного мышления, конструирующего целые его части.

Идеологическими предшественниками «философии жизни» являются, прежде всего, немецкие романтики, с которыми многие представители этого направления связаны своим антибуржуазным настроением, стремлением к сильной, неделимой индивидуальности и стремлением к единству с природой. Как и романтизм, «философия жизни» отталкивается от механистически-рационального мировоззрения и тяготеет к органическому. Это выражается не только в ее требовании непосредственно созерцать единство организма, но и в жажде «возвращения к природе» как органической вселенной, которая порождает склонность к пантеизму.

Основная концепция «философии жизни» — «жизнь» — расплывчата и неоднозначна; в зависимости от его интерпретации, можно различить варианты этой тенденции.

Жизнь понимается биологически — как живой организм, так и психологически — как поток переживаний, а культурно-исторически — как «живой дух» и метафизически — как начальное начало всей вселенной. Хотя каждый представитель этого направления имеет концепцию жизни практически во всех этих смыслах, преобладает, как правило, либо биологическая, либо психологическая, либо культурно-историческая интерпретация жизни.

«Философия жизни» требовала возврата от формальных проблем к предметным, от изучения природы знания к пониманию природы бытия, и это было ее несомненным вкладом в философскую мысль. Критикуя кантианство и позитивизм, представители «философии жизни» полагали, что научная и систематическая форма последней была приобретена за счет отказа от решения материальных, метафизических и мировоззренческих проблем.

В отличие от этих направлений, «философия жизни» стремится создать новую метафизику с жизненным началом в основе и новой, интуитивной теорией познания, соответствующей ей.

Жизненные принципы, как убеждены философы этой ориентации, не могут быть поняты ни с помощью тех концепций, в которых идеалистическая философия мыслила, отождествляя себя с духом, идеей, ни с помощью тех инструментов, которые были разработаны в естествознании, который обычно отождествляет себя с мертвой материей, поскольку каждый из этих подходов учитывает только одну сторону жизненной целостности.

Жизненная реальность постигается непосредственно, с помощью интуиции, которая позволяет проникнуть в предмет, чтобы слиться с его индивидуумом, поэтому невыразима в общих чертах характера.

Интуитивное знание, следовательно, не подразумевает противопоставления познающего познаваемому, напротив, оно возможно благодаря изначальной идентичности обеих сторон, которая основана на одном и том же принципе жизни. Здесь «философия жизни» считает, что искусство является своего рода инструментом для философии.

Концепция творчества многих философов в этом направлении, по сути, является синонимом жизни; в зависимости от того, какой аспект творчества кажется наиболее важным, определяется характер их преподавания.

Наиболее подходящей формой выражения той органической и духовной целостности, к которой приковано внимание «философов жизни», является средство искусства — символ. В связи с этим наибольшее влияние на них оказало учение Гете о явлении как прототипе, воспроизводящем себя во всех элементах живого строения.

Критически относясь к научной форме знания, представители «философии жизни» приходят к выводу, что наука не в состоянии постичь изменчивую и неуловимую природу жизни и служит чисто прагматическим целям — преобразованию мира с целью приспособления его к интересы человека.

Таким образом, «философия жизни» отражает тот факт, что наука превращается в непосредственную производительную силу и сливается с технологией, индустриальной экономикой в ​​целом, подчиняя вопрос «что? и почему? », вопрос« как? », в конечном итоге сводящийся к вопросу « как это делается? ». В трактовке новой функции науки « философы жизни ». « Увидеть в научных концепциях инструменты практической деятельности, которые очень косвенно связаны с вопросом» что есть истина? ». Рост технического прогресса, характерный для конца 19-20 веков, и его агентов в лице человека ученый, инженер, изобретатель технологий противопоставляют философы жизни аристократически-индивидуальному творчеству — созерцанию художника, поэта, философа. Критикуя научное знание , «философия жизни» выделяет и противопоставляет различные принципы, лежащие в основе науки и философии.

В «философии жизни» можно выделить три основные школы: «философию воли» Ф. Ницше (1844–1900) и его последователей, академическую «философию жизни» (В. Дильтей, Г. Зиммель), «творческая эволюция» А. Бергсона (1859–1941) и его последователей.

Философия жизни не только пыталась создать новую онтологию и найти адекватные ей формы познания. Она также действовала как особый тип мировоззрения. Он основан на представлении о мире как о вечной игре иррационального элемента — жизни, вне которой нет более высокой реальности относительно него. В отличие от позитивистской философии, которая стремится с помощью разума подчинить слепые природные силы человеку.

 

«Философия воли» Ф. Ницше

 

Ницше Фридрих (1844-1900) — немецкий мыслитель, философ, классический филолог, создатель оригинальной философской доктрины, которая широко распространена и выходит далеко за пределы научного и философского сообщества. Один из основоположников современного иррационализма в форме «философии жизни».

Самое сильное влияние «философии жизни» находится не в онтологии и эпистемологии, а в этике. Создателем этической интерпретации «философии жизни» является немецкий философ Ф. Ницше. Ницше разработал концепцию «воли к власти» на основе «воли к жизни».

Концепция Воли как основы всего существующего Ницше заимствует у Шопенгауэра. Однако, если воля Шопенгауэра является основой бытия, то Ницше придает этой концепции социальную и моральную коннотацию.

« Воля к жизни», сказал он, стремится к максимальному ощущению силы. «Воля к власти» является наиболее значимым критерием для любого типа поведения, любого социального явления. «То, что хорошо?» Ницше спрашивает. «Все, что укрепляет сознание власти, стремление к власти и саму силу человека». «Что не так?» — Все, что следует из слабости. — «Познание как рациональная деятельность увеличивает волю к власти?» — Нет, потому что преобладание интеллекта парализует волю к власти, заменяя деятельность, деятельность разумом. Общая мораль также подрывает «волю к власти», проповедуя любовь к ближнему.

«Воля к власти» — основа закона сильных. Право сильных — это прежде всего моральные, религиозные и другие нормативные институты. Этим правом должен руководствоваться подлинный человек во всех сферах своей жизни. В частности, право сильного является основой власти мужчины над женщиной.

Ницше считает, что любое стремление уравнять права мужчин и женщин является показателем упадка и разложения власти. Та же характеристика распространяется на Ницше и другие демократические институты, а также на демократию как институт в целом, поскольку, согласно Ницше, в демократии масса выступает против права на сильных.

От воли к власти «воля к власти» Ницше берет на себя все основы морали. Он утверждает, что мораль, определяющими понятиями которой являются понятия добра и зла, возникает в результате чувства превосходства одних людей над другими: аристократов (лучшие) над рабами (худшие).

Ницше считал, что иудейско-христианская мораль препятствует полному выражению личности, и поэтому необходимо переоценить ценности. Смысл этой переоценки состоит в том, чтобы отменить результаты восстания рабов в морали и возрождения «морали господ». На протяжении всей истории рабы в форме духовной мести пытались навязать свою мораль хозяевам.

Начало этого процесса было положено евреями в Ветхом Завете. Как полагал Ф. Ницше, этот процесс наиболее развит в христианстве, прежде всего в Нагорной проповеди Иисуса Христа.

Согласно Ницше, аристократическому уравнению ценностей (хорошее = благородное = могучее = красивое = счастливое = любимое Богом), евреи сумели повернуть наизнанку с ужасающей последовательностью и держаться за это зубами безграничной ненависти, ненависть к бессилию.

Он также верил, что согласно их логике хороши только несчастные, бедные, бессильные, низшие; только страдающие, обездоленные, больные, безобразно-благочестивые, благословенные. Им предназначено только вечное блаженство, а благородные, могущественные — злые, жестокие и похотливые — отвергнуты Богом, и они будут прокляты и отвергнуты навсегда.

Принципы морали Ницше должны основываться на следующих принципах: «ценность жизни» является единственной безусловной ценностью, существует естественное неравенство людей из-за разницы в их жизненности и уровне «воли к власти». И последний принцип: сильный человек свободен от моральных обязательств, он не связан никакими моральными нормами.

Согласно Ницше, все эти требования удовлетворяются субъектом морали мастеров — вне человека.

Сверхчеловек является центральной и наиболее противоречивой концепцией этики Ницше. Эта концепция, наряду со многими антисемитскими и антихристианскими идеями, была заимствована у Ницше идеологами фашизма. Наряду с генетическими характеристиками сверхчеловека как человека арийской расы с определенными фенотипическими чертами («нордический тип»), Ницше пропагандировал двойную мораль сверчеловека. По отношению друг к другу — они снисходительны, сдержанные, нежные, гордые и дружелюбные люди. Но по отношению к «чужим» они немного лучше, чем необузданные животные. Здесь они свободны от моральных помех и руководствуются своими инстинктами. Ницше считал врожденное благородство и аристократию внешней чертой сверхчеловека.

Ницше считал, что массы готовы повиноваться, если лорд докажет право командовать уже своей внешностью, манерой удержания. Если аристократическая внешность отсутствует, то массы легко предположить, что только случайность и случайное счастье возвышают одно над другим. Держатель власти — сверхчеловек — не становится членом определенного сословия или класса по рождению, но предназначен для этого самой природой. И эта антибуржуазная ориентация учений Ницше, конечно, полностью противоречила идеологии и практике фашизма. Ницше был категорическим противником любой формы господства массового сознания, которое наиболее ярко проявилось в нацистской Германии. Его супермен — гармоничный человек, который сочетает в себе физическое совершенство, высокие моральные и интеллектуальные качества.

Ницше часто утверждает, что в действительности еще не было сверхчеловека, его нужно было воспитывать. И это цель человечества.

Обычные люди нашего времени являются исходным материалом, необходимым для создания плодородной почвы для выращивания сверхчеловека. Сверхчеловек по сути занимает место Ницше как Бога. Бог умер, мы его убили — провозглашает Ницше устами Заратустры, и на его место должен прийти сверхчеловек.

 

«Творческая эволюция» А. Бергсона

 

Понятие «жизнь» становится центральным в творчестве выдающегося французского философа и писателя, нобелевского лауреата по литературе (1928) Анри Бергсона. Его учение можно назвать эволюционным спиритизмом. Опираясь на достижения естествознания, идеи европейских спиритуалистов и католицизм, он развивает теорию динамичного, творчески развивающегося мира. Основные работы: «Введение в метафизику» (1903) и «Творческая эволюция» (1907).

В философии Бергсона мир — это непрерывный творческий процесс эволюции новых форм и состояний. Философ приходит к такому выводу, анализируя понятие «время». Физическое или пространственное время всегда обратимо. Опыт в механике может повторяться бесчисленное количество раз с одинаковым результатом.

Но сознание характеризуется другим временем, которое Бергсон называет «продолжительностью». Мир физических вещей и мир сознания принципиально различны. В реальной жизни, воспринимаемой сознанием, каждый последующий момент времени приносит что-то новое. Это не сводится к предыдущему моменту. Также в эволюции. Ее время необратимо, так как появляются новые формы, и от них невозможно вернуться к старым.

Следовательно, реальное время — продолжительность — это жизненный поток, континуум (непрерывность), постоянное творческое становление. Бусы — это изображение физического (механического) времени. Мяч является изображением продолжительности.

Бергсон не принимает картезианское деление мира на две субстанции — дух и материю. Они являются только полюсами единой реальности («жизни»), проявляющей расширение и мышление. Бергсон не согласен с двумя традиционными идеями эволюционизма — механистическими (эволюция полностью основана на прошлом — достигнутые причины) и финалистическими (эволюция вытекает из будущего — от цели до развитие которого направлено). Ограничения этих взглядов, по его мнению, преодолеваются концепцией творческой эволюции, которая влияет на «жизнь». Материя в этой концепции — продукт остановки и разрушения жизненного импульса. В процессе эволюции «жизнь» стремится освободиться от оков инертной материи.

Траектория эволюции — это не полет шара, а взрыв гранаты, осколки которой продолжают постоянно взрываться. Энергия взрыва — это творческий импульс жизни. Металлическая граната, которая предотвращает энергию взрыва, является материей.

Человек приспособился к материальному миру с помощью интеллекта, который действует через искусственные органы. Он разделяет мир на отдельные элементы, и из них строится его искусственное восприятие реальности.

Инстинкт действует через естественные органы. Он ближе к реальности. Но тем не менее, ни тот, ни другой не дают своего полного восприятия. Только интуиция способна на это. Интуиция — это ум, стремящийся стать бескорыстным инстинктом. Это проникновение в «жизнь» и различные ее возможные объекты. Это «видение духа со стороны духа». Не случайно учение Бергсона также называют интуиционизмом.

Социальные и религиозные аспекты философии Анри Бергсона являются оригинальными. Он выделяет два типа общества и, соответственно, мораль — закрытое и открытое общество. Первое: полное подчинение индивида обществу и его инстинктам (главным из них является продолжение рода), человек здесь как муравей в муравейнике. Второе: ставка на свободу и индивидуальное начало, творческий человек, не противопоставленный коллективу. Идеалами такого общества являются гуманность и общечеловеческие моральные ценности. Носителями таких идеалов являются пророки и мудрецы древности. Истинная религия — это динамическая (открытая) религия. Он пронизан мистикой, которая защищает человека от угрозы мертвого интеллекта и осуществляет интуитивное слияние с творческим импульсом жизни — «сверхсознанием», Высшим Существом или Богом.

 

Академическая философия жизни

 

Ницше был первым, но не единственным мыслителем, сформулировавшим исходные принципы «философии жизни». Источником этого философского направления стал другой немецкий философ, психолог и историк культуры — Вильгельм Дильтей (1833 — 1911). В своих поисках он шел по пути, независимому от Ницше, хотя и пришел ко многим аналогичным выводам. Однако, несмотря на совпадение ряда мировоззренческих установок, ницшеанство и «философия жизни» Дильтея не слились в единый поток.

Взгляды Дильтея (вместе с Г. Зиммелем) составили так называемую «академическую ветвь» «философии жизни» — более теоретически обоснованную; с тщательно разработанными концептуальными и категориальными инструментами; более осторожны в социальных выводах и т. д.

Дильтей, в отличие от Ницше, не имел дела с нигилистическими пророчествами, стиль его философии определялся главным образом стремлением к академически беспристрастному концептуальному анализу и обоснованию.

Именно он стал первым систематизатором «философии жизни», который придал ей структурную форму, которая выровняла ее с другими университетскими философскими курсами, благодаря чему она широко использовалась в западноевропейских университетах в 1920-х годах. Хотя Дильтей критиковал, особенно на ранней стадии своего развития, умозрительную метафизику, он не отрицал в духе Ницше классического философского наследия, а, наоборот, связывал его с «философией жизни», представляя ее таким образом, как обобщение и дальнейшее творческое развитие идей И. Канта, Г. Гегеля и других классических философов.

Понимание Дильтеем «жизни» ясно показало его психологическую интерпретацию. «Жизнь — это, прежде всего, непосредственный опыт, и это всегда человеческая жизнь». Более того, Дильтей подразумевает не только эмпирическую множественность отдельных человеческих жизней; это скорее своего рода духовное единство, которое связывает жизнь современных современников и жизнь настоящего с жизнью прошлого. Жизнь Дильтея также глубоко иррациональна, неуловима для разума, неисчерпаема в его глубинах. Однако философ не противопоставлял разуму и интуиции, полагая, что они должны дополнять друг друга.

Внутренний, «жизненный опыт», полагал Дильтей, — это основной способ восприятия реальности человеком, именно он дает непосредственное, а не совершенное знание, которое предшествует мышлению.

Будучи, прежде всего, «науками о человеке», «науками о духе», постигать человеческую жизнь через знания о человеческой деятельности и ее духовных продуктах, то есть изучать духовный мир человека, реализуемый в различных объективностях — из базовых человеческих знаний, к совершенным произведениям истории, философии и т. д. В то время как в естествознании основное отношение — это независимость от человека, в «науке о духе» основополагающим моментом человеческого мира является сам дух, и в его основе лежит знание этого мира на человеческом опыте, а не на концептуализации.

Зиммель входит в число представителей «философии жизни», потому что он, как и Бергсон, ставит концепцию жизни в центр своих философских и социологических исследований. Но для него отправной точкой является не жизнь на природе, а жизнь человека в обществе.

Г. Зиммель определяет жизнь как факты воли, мотивации, чувства и опыта. С этой точки зрения реальность — это то, что содержится в опыте самой жизни. Следовательно, реальность — это чистый опыт, за пределами которого реальность не существует. Очевидная субъективность этой позиции, ведущая к солипсизму, заставляет их прояснить свою позицию. В. Дильтей говорит о необходимости веры в реальность внешнего мира, основанного на волевом, «практическом» отношении человека к миру.

Г. Зиммель также видит в «жизни» центр, из которого, с одной стороны, путь идет к душе, к «Я», а с другой — к идее, Космосу, абсолюту. Однако определяющими характеристиками жизни являются опыт, «жизненный опыт». «Жизненный опыт» является объектом познания. «Жизненный опыт», подчеркивают Дильтей и Зиммель, нельзя сводить к разуму. Он иррациональный. Жизнь — это поток, перемены, творчество.

Поэтому представители «философии жизни» отрицают возможность познания как отражение естественного, универсального. Жизнь не может быть понята только через человека. И здесь мы встречаемся с неокантианством.

Неокантианцы также говорили о необходимости индивидуализированного метода познания в истории. Однако неокантианцы, следуя рационалистической традиции, хотя они и отвергли понятие «регулярность» применительно к истории, тем не менее считали необходимым использовать рациональный метод в исторических исследованиях, основанный на приписывании ценности.

По словам Дильтея, историк должен не только воспроизвести истинную картину событий, но и «вновь пережить» ее, «интерпретировать и воспроизвести в ее жизненной силе». Следует отметить, что здесь «философия жизни» представляет собой весьма реальную проблему. Если, изучая памятники материальной культуры, можно с объективной уверенностью установить изменения, происходящие в материальных условиях жизни людей — в производстве, технике, повседневной жизни и т. д. — тогда при изучении мотивационных мотивов ситуация иная.

Выявление этой субъективной стороны исторического процесса уже немаловажно, потому что без нее невозможно понять ту или иную материальную форму их выражения. Это тем более важно для изучения истории духовной культуры. Это исследование действительно подразумевает «внедрение» исследователя в предмет его исследования — в картину, в скульптуру, симфонию и т. д.

Однако следует иметь в виду, что раскрытие субъективных аспектов деятельности людей, их мотивов, идей и эмоций оказывается научно значимым только в тех случаях, когда субъективные мотивы оцениваются в свете объективных фактов истории. Иначе наука превращается в вымысел.

 

Вывод:

 

Таким образом, «философия жизни» выражала протест некоторых философов против доминирования гносеологических и методологических проблем в современной философии, в первую очередь в немецкой классической философии. Представители «философии жизни» были против сосредоточения внимания на проблемах познания, логики, методологии. Они высказали мнение, что детальная философия отделена от реальных проблем, запутана в собственных идеальных системах, сделана очень абстрактной, оторванной от жизни. Философия должна изучать жизнь.

«Философия жизни» имела большое значение для формирования персонализма, экзистенциализма, неофрейдизма. Пройдя период наибольшего личного интереса в 1-й четверти 20-го века, «философия жизни» в настоящее время переживает свое возрождение, своего рода ренессанс. Можно сказать, что проблемы, поднятые «философией жизни», и предлагаемые ею решения важны по сей день и требуют многопланового переосмысления.

Life, смысл — Философская энциклопедия Routledge

Доступ к полному содержанию доступен только для членов учреждений, купивших доступ. Если вы принадлежите к такому учреждению, войдите в систему или узнайте больше о том, как сделать заказ.


Поделиться

Загрузка контента

Нам не удалось загрузить контент

Печать

Содержание

  • Резюме статьи
  • содержание заблокировано

    1 Знакомство со смыслом жизни

  • содержание закрыто

    2 Концепция смысла жизни

  • содержание закрыто

    3 Духовные источники смысла жизни

  • контент заблокирован

    4 Физические источники смысла жизни

  • контент заблокирован

    5 Мнение о том, что жизнь бессмысленна

  • содержимое заблокировано

    6 Будущее поля

  • содержимое заблокировано

    Библиография

ПЕРЕСМОТРЕННЫЙ

|

Тематический

  • По
  • Мец, Таддеус

DOI

10. 4324/9780415249126-L044-2

Версии

  • содержимое заблокировано

    версия 2

  • контент разблокирован

    версия 1

Опубликовано

2020

DOI: 10.4324/9780415249126-L044-2
Версия: v2,  Опубликовано в Интернете: 2020
Получено 19 сентября 2022 г. с https://www.articlesoutledge/articlesoutledge/rep.com. смысл жизни/v-2


Сосредоточив внимание на недавних англо-американских (аналитических) философских книгах, посвященных вопросу о том, что, если вообще что-либо, может сделать жизнь значимой, стандартно проводить различие между смыслом «в жизни» и «смыслом жизни». Последнее касается того, что может сделать жизнь человечества в целом значимой, тогда как первое, к которому обращалось подавляющее большинство специалистов, касается того, что может сделать жизнь отдельной человеческой личности значимой. Под «смыслом» (в жизни) большинство современных философов имеют в виду группу связанных конечных ценностей, таких как: осмысление своей жизни; сочинить интересную историю жизни; образ жизни, который заслуживает таких реакций, как уважение; реализация целей, которые намного выше, чем животные удовольствия; или сделать вклад в нечто большее, чем ты сам. Характерные примеры значения включают любовь, знание и творчество. Такой анализ показывает, что смысл жизни является оценочной категорией, отличной от субъективного счастья и моральной правоты.

Существует два основных теоретических способа, которыми философы-аналитики стремились ответить на вопрос о том, как следует жить человеку, чтобы, скажем, заслужить уважение или достичь более высоких целей. Для сверхнатурализма жизнь человека имеет смысл тогда и только тогда, когда он правильно взаимодействует с Богом или душой, как это обычно истолковывается в авраамических верованиях. Известные версии сверхъестественного утверждают, что цель Бога может быть единственным источником превосходной конечной ценности или что любые конечно значимые условия во вселенной должны получать свое значение из бесконечности Бога. Одно важное возражение против сверхъестественных теорий заключается в том, что интуитивно кажется, что некоторые жизни были значимыми, даже если предположить отсутствие Бога или души; предположим, что такие люди, как Мать Тереза, Эйнштейн и Джон Колтрейн, жили в чисто материальной вселенной. Однако многие сверхъестественные сторонники возражают, допуская, что хотя какое-то маленькое, поверхностное или преходящее значение было бы возможно без чего-либо духовного, вместе с ним было бы доступно гораздо большее значение.

Другой важной теорией смысла жизни является натурализм, согласно которому жизнь человека имеет смысл, если (и, возможно, только если) он живет определенным образом в чисто физическом мире. Три характерных примера натурализма — это субъективизм, объективизм и гибридная теория, согласно которой осмысленность состоит в субъективном влечении к тому, что объективно привлекательно. Гибридная теория была наиболее влиятельной, поскольку она избегала и объясняла серьезные возражения, с которыми сталкиваются ее конкуренты, а именно, что субъективизм странным образом влечет за собой то, что участие в объективно непривлекательном проекте, таком как сбор клубка ниток, может иметь значение, и что объективизм вопреки интуиции означает, что отсутствие субъективного влечения к тому, что человек делает, возможно, даже ненависти к нему, может придавать смысл. Возникли более смелые формы натурализма, согласно которым существование духовного царства не только не нужно для осмысленной жизни, но фактически сделало бы его более труднодоступным. Например, возможно, Бог подорвет ту независимость, которая необходима для реального смысла, в то время как бессмертная душа в какой-то момент устанет от своей деятельности или повторит свою деятельность, тем самым подорвав смысл.

Новые направления в понимании смысла жизни включают систематические дебаты о том, улучшит ли духовное царство или, наоборот, умалит смысл, доступный человеческим личностям. Они также включают в себя размышления о том, как то, что часто называют «четвертой промышленной революцией», может иметь значение, с дискуссиями, касающимися трансчеловеческих генетических улучшений и искусственного интеллекта, ведущих к повсеместной автоматизации.

Поделиться

Загрузка контента

Нам не удалось загрузить контент

Распечатать

Ссылка на эту статью:
Мец, Фаддей. Жизнь, смысл, 2020, doi:10.4324/9780415249126-L044-2. Философская энциклопедия Рутледжа, Тейлор и Фрэнсис, https://www.rep.routledge.com/articles/thematic/life-meaning-of/v-2.
Copyright © 1998-2022 Рутледж.

Связанные статьи

  • Экзистенциализм Гиньон, Чарльз Б.; Ахо, Кевин
  • Эвдемония Тейлор, C.C.W.
  • Жизнь и смерть Харрис, Джон
  • Нигилизм Кросби, Дональд А.

Подпишитесь на рассылку новостей

  • Подпишитесь на рассылку новостей
  • фейсбук
  • твиттер

© 2022 Informa UK Limited, компания Informa Group

В чем смысл жизни? Открывающие глаза теории из прошлого и настоящего

Если вы спрашивали себя: «В чем вообще смысл жизни?» вас не удивит, что вы в хорошей компании. На самом деле, вы в большой компании. На самом деле, вы находитесь в крупнейшей компании с тех пор, как человечество размышляло о смысле жизни с того момента, как мы достигли уровня когнитивного развития, позволяющего не только удовлетворять базовые потребности выживания. Итак, что значит жить? Быть счастливым, способствовать улучшению общества или быть родителем? Вместо этого служить избранной религии, теологии или философии? Или, может быть, это для того, чтобы принести пользу себе и иметь свободную волю? В чем смысл жизни? Эти вопросы могут свести человека с ума. Мы все хотим жить осмысленной жизнью. По какой причине вы встаете по утрам?

С религиозной точки зрения человеческая жизнь является священным даром божественного существа или существ. Многие религиозные люди верят, что их бог испытывает их, и за беспрекословную верность ждет вечная награда. С эволюционной точки зрения цель жизни человека (и большинства животных) состоит в том, чтобы выжить достаточно долго, чтобы воспроизвести и обеспечить размножение вида. Капиталист может стремиться создать как можно больше богатства, в то время как самоотверженный человек скажет вам, что его цель — помогать другим.

Нет двух одинаковых людей, поэтому существует бесконечный список философий с уникальным взглядом на смысл жизни. Это может быть хорошей новостью, если вы только начинаете искать ответы, которые кажутся вам правильными. Мы составили список этих философий в надежде, что они послужат учебником в вашем путешествии.

В чем смысл жизни согласно различным верованиям

Теизм

Эта философия верит в существование бога или высшего существа. Есть политеизм (вера во многих богов/богинь), монотеизм (вера в одного бога) и дитеизм (идея о том, что существуют два бога, и они оба равны). Если вы верите, что есть одно божество, создавшее Вселенную, вы верите в теизм.

В чем смысл жизни тех, кто следует этой философии? В зависимости от того, какой религии вы придерживаетесь, ваш бог (боги) предписывает своим последователям смысл жизни. На заре человечества теизм представлялся в различных формах в зависимости от того, чего, по мнению последователей этой религии, хотел от них Бог.

Детерминизм

Некоторые считают, что мы существуем в предопределенном мире, и все события происходят благодаря чему-то другому. Из-за этого у человека нет свободы воли, и смысл жизни не может быть понят.

Конфуцианство

Вы живете этим чувством заботы о своих детях или родителях? Ты не одинок. Добродетели, ориентированные на человека, и поклонение предкам лежат в основе конфуцианства. Цель состоит в том, чтобы жить настоящей жизнью и следовать Золотому правилу: не делай другим того, чего не хотел бы, чтобы другие делали тебе.

Мохизм

Заботитесь ли вы о людях независимо от ваших отношений с ними? Мохизм основан на вере в то, что все люди заслуживают беспристрастной заботы и инклюзивности. Принцип этой философии заключается в том, что смысл жизни заключается в заботе о других и положительном поведении, которое следует из этого.

Цинизм

Циники живут целеустремленной, самодостаточной жизнью в гармонии с природой. Цель состоит в том, чтобы жить простой жизнью, свободной от внешних влияний, таких как богатство, слава и власть.

Гедонизм

Хотите жить жизнью, основанной на поиске удовольствий и избегании страданий? Что ж, вам повезло, потому что гедонизм — это не просто курорт на Карибах. С 4 века до н. э. люди находили смысл в простых удовольствиях, таких как еда, танцы и музыка.

Аристотелизм

Греческий философ Аристотель считал, что в жизни нет другой цели, кроме как быть хорошим человеком. И в том, чтобы быть добродетельным человеком, человек найдет счастье. «Счастье — это смысл и цель жизни, вся цель и цель человеческого существования», — цитируют Аристотеля.

Либерализм

Либералисты впервые появились в 1600-х годах и верят, что человек свободен выбирать свои действия без разрешения другого человека, если в этом нет необходимости. Они делают миссией своей жизни защиту личных свобод от политического принуждения и попыток ограничить свободу. В прошлом либералы положили конец королевским монополиям и внедрили изменения, поддерживающие свободную торговлю и свободный рынок.

Нигилизм

Если вы видели Большой Лебовски , то знаете, что нигилисты «ни во что не верят». Также называемый пессимизмом, это вера в то, что ничто не может сделать жизнь значимой.

Экзистенциализм

Экзистенциалисты верят, что люди рождаются с тревогой по поводу очевидной бессмысленности своей жизни. Чтобы найти смысл, человек должен определиться со своими 90 248 собственными 90 249 ценностями — а не с богом, сообществом или семьей — и действовать в соответствии с ними.

Абсурдизм

Некоторые считают, что задавать вопросы о смысле жизни бесполезно и обречено на провал. Существует конфликт между тем, что мы хотим от Вселенной и тем, что мы находим во Вселенной. Человеческий разум ищет смысл, Вселенная терпит неудачу, и чем больше вы ищете цель в жизни, тем меньше вы ее понимаете.

Французский философ-абсурдист Альбер Камю сказал об этом процессе: «Вы никогда не будете счастливы, если будете продолжать искать, из чего состоит счастье. Вы никогда не будете жить, если будете искать смысл жизни».

Для большинства людей смысл жизни состоит в том, чтобы попытаться иметь счастливое и приносящее удовлетворение существование и жизнь, которая удовлетворяет наши физические, эмоциональные и умственные потребности. В процессе, как и в любом путешествии, вы идете, падаете, поднимаетесь и делаете это снова, пока не дойдете до конца.

Ваш ответ на вопрос «В чем смысл жизни?» уникальна для вас, даже если она является частью общего идеала. Единственная константа — это само изменение. Жизнь хочет, чтобы мы продолжали двигаться, и только когда мы принимаем это движение, это изменение, мы создаем пространство для удовлетворения.

Киренаики

Киренаики — это группа, которая восходит к учению Сократа. Для них смысл жизни состоит в том, чтобы достичь как можно большего удовольствия и счастья в настоящем. Это включает в себя отказ от социальных конструкций и превращение радости в приоритет. Ваше удовлетворение и комфорт необходимы, а ваш подарок бесценен. Живите настоящим и не уделяйте слишком много внимания и планов на будущее.

Эта статья была впервые опубликована

Секрет осмысленной жизни проще, чем вы думаете — Кварц

Кажется, что некоторые люди проводят всю свою жизнь неудовлетворенными, в поисках цели. Но философ Иддо Ландау предполагает, что у всех нас есть все необходимое для осмысленного существования.

По словам Ландау, профессора философии Хайфского университета в Израиле и автора книги «В поисках смысла в несовершенном мире », вышедшей в 2017 году, люди ошибаются, когда чувствуют, что их жизнь бессмысленна. Ошибка основана на их неспособности распознать, что действительно имеет значение, вместо этого они чрезмерно сосредотачиваются на том, чего, по их мнению, не хватает в их существовании. Он пишет в The Philosopher’s Magazine :

К моему удивлению, большинство людей, с которыми я говорил о смысле жизни, сказали мне, что они не считают свою жизнь достаточно значимой. Многие даже представили свою жизнь как откровенно бессмысленную. Но я часто находил проблематичными причины, которые мои собеседники приводили для своих взглядов. Я думал, что многие не задавали соответствующих вопросов, которые могли бы изменить их взгляды, и не предпринимали действий, которые могли бы улучшить их состояние. (Некоторые из них после нашего обсуждения согласились со мной.) Большинство людей, сетовавших на бессмысленность жизни, даже затруднялись объяснить, что они понимают под этим понятием.

Другими словами, Ландау считает, что люди, которые чувствуют себя бесцельными, на самом деле неправильно понимают, что такое смысл. Он один из многих мыслителей, которые задавались трудным вопросом: «Что такое осмысленная жизнь?»

Вопрос о смысле

Ответы философов на этот вопрос многочисленны, разнообразны и в разной степени практичны. Философ 19-го века Фридрих Ницше, например, сказал, что сам вопрос бессмысленен, потому что посреди жизни мы не в состоянии понять, имеет ли значение наша жизнь, и выйти за пределы процесса существования, чтобы ответить на него, невозможно.

Однако те, кто думает, что смысл можно различить, делятся на четыре группы, согласно Таддеусу Мецу, пишущему в Стэнфордском философском словаре. Некоторые сосредоточены на Боге и верят, что только божество может обеспечить цель. Другие приписывают взгляд, ориентированный на душу, думая, что что-то в нас должно продолжаться за пределами нашей жизни, сущность после физического существования, которая придает жизни смысл. Кроме того, есть два лагеря «натуралистов», ищущих смысл в чисто физическом мире, известном науке, которые попадают в категории «субъективистских» и «объективистских».

Два лагеря натуралистов расходятся во мнениях относительно того, создает ли смысл человеческий разум или эти условия абсолютны и универсальны. Объективисты утверждают, что существуют абсолютные истины, которые имеют ценность, хотя они могут не соглашаться в том, что они собой представляют. Например, одни говорят, что творчество дает цель, в то время как другие считают, что добродетель или нравственная жизнь придает смысл.

Субъективисты, в том числе и Ландау, считают эти взгляды слишком узкими. Если смысл возникает через познание, то он может исходить из любого количества источников. «Большинству в этой области кажется, что не только творчество и нравственность являются независимыми источниками смысла, но и что есть источники помимо этих двух. Вот лишь несколько примеров: совершить интеллектуальное открытие, воспитывать детей с любовью, заниматься музыкой и развивать превосходные спортивные способности», — предлагает Мец.

Для субъективистов, в зависимости от того, кто и где мы находимся в любой данный момент, ценность любой данной деятельности варьируется. Жизнь имеет смысл, говорят они, но ее ценность создается нами в нашем сознании и может меняться со временем. Ландау утверждает, что смысл — это, по сути, чувство ценности, которое мы все можем получить по-разному — из отношений, творчества, достижений в данной области или щедрости, среди других возможностей.

Переосмысление своего мышления

Тем, кто чувствует себя бесцельным, Ландау предлагает переосмысление. Он пишет: «Осмысленная жизнь — это та, в которой есть достаточное количество аспектов достаточной ценности, а бессмысленная жизнь — это та, в которой нет достаточного количества аспектов достаточной ценности».

По сути, он говорит, что значение похоже на уравнение: добавьте или вычтите переменные-значения, и вы получите большее или меньшее значение. Итак, скажем, вы чувствуете себя бесцельным, потому что вы не так успешны в своей профессии, как мечтали. Теоретически вы могли бы извлечь смысл из других начинаний, таких как отношения, волонтерская работа, путешествия или творческая деятельность, и это лишь некоторые из них. Также может случиться так, что вещи, которые вы уже делаете, действительно имеют смысл, и вы недостаточно цените их, потому что вы сосредоточены на одном факторе ценности.

Он приводит в пример психолога-экзистенциалиста Виктора Франкла, который пережил заточение в нацистских концлагерях во время Второй мировой войны и написал книгу « Человек в поисках смысла». Цель Франкла, его желание жить, несмотря на заточение в самых суровых условиях, исходили из его желания впоследствии написать о пережитом. Франкл также отметил, что у других, кто выжил в лагерях, была определенная цель — они были полны решимости увидеть свои семьи после войны или помочь другим заключенным жить, сохраняя чувство человечности.

Ландау утверждает, что любой, кто верит, что жизнь может быть бессмысленной, также принимает на себя важность ценности. Другими словами, если вы думаете, что жизнь может быть бессмысленной, значит, вы верите, что существует такая вещь, как ценность. Вы не нейтральны в этой теме. Таким образом, мы также можем увеличивать или уменьшать ценность нашей жизни с помощью практики, усилий, действий и размышлений. «Я могу разрушить или построить дружеские отношения, улучшить или ухудшить свое здоровье, практиковать или пренебрегать своим немецким языком. Было бы удивительно, если бы в этой особой сфере ценности, смысла жизни дела обстояли иначе, чем во всех других сферах», — пишет он.

Чтобы жизнь была ценной или значимой, она не обязательно должна быть уникальной. Вера в то, что особенность связана со значением, — это еще одна ошибка, которую совершают многие люди, по мнению Ландау. Он считает, что это заблуждение «приводит к тому, что некоторые люди без необходимости видят свою жизнь как недостаточно осмысленную и упускают способы приумножить смысл жизни».

Он также отмечает, что все постоянно меняется: мы переезжаем, знакомимся с новыми людьми, получаем новый опыт, сталкиваемся с новыми идеями и стареем. По мере того, как мы меняемся, наши ценности меняются, как и наше чувство цели, над которым мы должны постоянно работать.

Вы есть, значит, вы имеете значение

Кто-то может возразить, что Ландау слишком упрощен. Конечно, существование должно быть чем-то большим, чем простое присвоение ценности тому, что у нас уже есть, и мышление по-другому, если мы не можем распознать цель в своей жизни.

На самом деле есть еще менее сложные подходы к осмысленности. В Philosophy Now Тим Бэйл, профессор политики Лондонского университета королевы Марии в Великобритании, дает чрезвычайно простой ответ: «Смысл жизни не в том, чтобы быть мертвым».

Хотя это может показаться скромным, многие философы предлагают аналогичные ответы, хотя и не такие содержательные. Философ Ричард Тейлор предполагает, что не усилия и достижения делают жизнь значимой, написав в книге 1970 года « Добро и Зло , » «дня было достаточно для себя, как и жизни». Другими словами, поскольку мы живем, жизнь имеет значение.

Возможно, такой простой ответ может сбить с толку. А недоброжелатели могут возразить, что ничто не может иметь значения, учитывая необъятность Вселенной и краткость нашей жизни. Но это предполагает, что наша цель является фиксированной, жесткой и назначенной извне, а не гибкой или продуктом ума.

Ответ на вопрос

Существуют и другие подходы. Кейси Вудлинг, профессор философии и религиоведения в Университете Прибрежной Каролины в Южной Каролине, предлагает в Philosophy Now ответ на вопрос о значимости как таковой. «То, что придает человеческой жизни смысл или значимость, — это не простое проживание жизни, но размышление о проживании жизни», — пишет он.

Преследование целей и задач — фитнес, семья, финансовый успех, успехи в учебе — все это прекрасно и хорошо, но, по мнению Вудлинг, это не имеет особого смысла. Однако важно задуматься о том, почему мы преследуем эти цели. Принимая рефлексивную точку зрения, значение само по себе нарастает. «Это близко к известному высказыванию Сократа о том, что жизнь без анализа не стоит того, чтобы жить, — пишет Вудлинг. — Я осмелюсь сказать, что жизнь без анализа не имеет смысла».

Тайна есть смысл

В восточной философской традиции есть еще один простой ответ на сложный вопрос о смысле жизни — ответ, который нельзя точно сформулировать, но который ощущается через глубокое наблюдение за природой. Китайский мудрец шестого века Лао-Цзы, который, как говорят, продиктовал Дао Дэ Цзин , прежде чем покинуть цивилизацию и уединиться в горах, считал, что вселенная придает нам ценность.

Как и Вудлинг, он будет утверждать, что цели не имеют значения, и что не достижения делают нашу жизнь значимой. Но, в отличие от Вудлинга, он предполагает, что смысл возникает из-за того, что он является продуктом самого мира. Никаких усилий не требуется.

Вместо размышлений Лао-цзы предлагает глубокое понимание сущности бытия, которое таинственно. Мы, подобно рекам и деревьям, являемся частью «пути», которая состоит из всего и создает все, и о которой никогда нельзя по-настоящему узнать или рассказать. С этой точки зрения жизнь непонятна, но она по своей сути осмысленна — какое бы положение мы ни занимали в обществе, как бы мало или много мы ни делали.

Жизнь имеет значение, потому что мы существуем внутри и среди живых существ, как часть прочной и непостижимой цепи существования. Иногда жизнь жестока, пишет он, но смысл проистекает из настойчивости. Дао говорит: «Тот, кто упорствует, — целеустремленный».

Философия счастья в жизни (+ Взгляд Аристотеля)

Счастье. Это термин, который в наши дни мы бросаем без особых размышлений… я предполагаю, что на самом деле вы думаете, что знаете, что имеется в виду, говоря, что кто-то счастлив.

Мы все надеемся быть счастливыми и жить «хорошей жизнью» — что бы это ни значило! Вам интересно, что это на самом деле означает?

Основная роль «философии» состоит в том, чтобы задавать вопросы и размышлять о природе человеческого мышления и Вселенной. Таким образом, обсуждение философии счастья в жизни можно рассматривать как исследование самой природы счастья и его значения для Вселенной.

Философы интересовались счастьем с древних времен. Аристотель, когда он спросил «, какова конечная цель человеческого существования », намекал на тот факт, что целью было то, что он называл «счастьем». Он назвал эту эвдемонию — « деятельность, выражающая добродетель ». Все это будет объяснено в ближайшее время.

Цель этой статьи — исследовать философию счастья в жизни, в том числе более внимательно изучить философию Аристотеля и ответить на некоторые из этих «больших» вопросов о счастье и «хорошей жизни». В этой статье вы также найдете несколько практических советов, которые, надеюсь, вы сможете применить в своей жизни. Наслаждаться!

Прежде чем вы продолжите чтение, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши 3 упражнения по позитивной психологии. Эти научно обоснованные упражнения исследуют фундаментальные аспекты позитивной психологии, включая сильные стороны, ценности и сострадание к себе, и дадут вам инструменты для улучшения благополучия ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Эта статья содержит:

  • Взгляд на философию счастья
  • Аристотель о счастье
  • Что такое настоящее счастье?
  • Ценность и важность истинного счастья в жизни
  • Важнейшие причины, которые приносят истинное счастье в жизни
  • 15 способов создать счастливые моменты в жизни
  • Пять причин быть счастливым с философской точки зрения
  • Обретение счастья в семейной жизни
  • Взгляд на счастье и продуктивность
  • Как одиночество влияет на удовлетворенность жизнью?
  • 6 рекомендуемых книг
  • Сообщение на вынос
  • Каталожные номера

Взгляд на философию счастья

Счастье. Это термин, который считается само собой разумеющимся в наше время. Однако с незапамятных времен философы занимались вопросом счастья… в конце концов, цель жизни не просто жить, а жить «хорошо».

Философы задают несколько ключевых вопросов о счастье: могут ли люди быть счастливыми? Если да, то хотят ли? Если у людей есть и желание быть счастливым, и способность быть счастливым, значит ли это, что они должны, следовательно, стремиться к счастью для себя и других? Если они могут, они хотят, и они должны быть счастливы, но как они достигают этой цели?

Чтобы изучить философию счастья в жизни, сначала будет рассмотрена история счастья.

Демокрит, философ из Древней Греции, был первым философом в западном мире, исследовавшим природу счастья (Kesebir & Diener, 2008). Он выдвинул предположение, что, в отличие от того, что считалось ранее, счастье не является результатом «благоприятной судьбы» (то есть удачи) или других внешних обстоятельств (Kesebir & Diener, 2008).

Демокрит утверждал, что счастье — это «случай разума», вводя субъективистский взгляд на то, что такое счастье (Kesebir & Diener, 2008).

Более объективное представление о счастье было представлено Сократом и его учеником Платоном.

Они выдвинули представление о том, что счастье — это « безопасное наслаждение тем, что хорошо и красиво » (Платон, 1999, с. 80). Платон развил идею о том, что лучшая жизнь — это та, в которой человек либо преследует удовольствие, либо проявляет интеллектуальные добродетели… аргумент, с которым не соглашалась следующая ключевая фигура в развитии философии счастья — Аристотель (Уотерман, 19).93).

Философия Аристотеля будет подробно рассмотрена в следующем разделе этой статьи.

В истории Греции (т. е. древнегреческих времен) в значительной степени доминировала выдающаяся теория гедонизма (Kesebir & Diener, 2008).

Проще говоря, гедонизм — это стремление к удовольствию как к единственному внутреннему благу (Waterman, 1993). Это был киренаический взгляд на счастье. Считалось, что хорошая жизнь означает поиск удовольствий и удовлетворение физических, интеллектуальных/социальных потребностей (Kashdan, Biswas-Diener & King, 2008).

Kraut (1979, стр. 178) описывает гедонистическое счастье как « убеждение в том, что человек получает важные вещи, которые он хочет, а также определенные приятные эмоции, которые обычно сопровождают это убеждение » (Waterman, 1993).

В древние времена также считалось, что невозможно прожить хорошую жизнь, не живя в соответствии с разумом и моралью (Kesebir & Diener, 2008). Эпикур, в творчестве которого доминировал гедонизм, утверждал, что на самом деле добродетель (жизнь в соответствии с ценностями) и удовольствие взаимозависимы (Kesebir & Diener, 2008).

В средние века христианские философы говорили, что, хотя добродетель необходима для хорошей жизни, одной добродетели недостаточно для счастья (Kesebir & Diener, 2008).

По мнению христианских философов, счастье находится в руках Бога. Хотя христиане считали земное счастье несовершенным, они придерживались идеи, что Небеса обещают вечное счастье (Kesebir & Diener, 2008).

Более светское объяснение счастья появилось в эпоху Просвещения.

В то время в западном мире удовольствие рассматривалось как путь к счастью или даже то же самое, что и счастье (Kesebir & Diener, 2008). С начала девятнадцатого века счастье рассматривалось как ценность, получаемая от максимального удовольствия.

Утилитаристы, такие как английский философ Джереми Бентам, предложили следующее: « максимальный избыток удовольствия над болью как главная цель человеческого стремления » (Kesebir & Diener, 2008). Утилитаристы считают, что мораль и законодательство должны основываться на том, что принесет наибольшую пользу наибольшему количеству людей.

В современную эпоху счастье считается чем-то само собой разумеющимся. Предполагается, что люди имеют право стремиться к счастью и достигать его (Kesebir & Diener, 2008). Об этом свидетельствует тот факт, что в декларации независимости США стремление к счастью защищено как фундаментальное право человека! (Конкл, 2008).

Зайдите в любой книжный магазин, и большие разделы посвящены широкому спектру книг по самопомощи, которые способствуют счастью.

Что это за штука называется счастьем?

Дать определение счастью невероятно сложно. Современная психология описывает счастье как субъективное благополучие, или «90 248 оценок людьми своей жизни, и включает в себя как когнитивные суждения об удовлетворенности, так и аффективные оценки настроения и эмоций 90 249» (Kesebir & Diener, 2008, стр. 118).

Ключевые компоненты субъективного благополучия:

  1. Удовлетворенность жизнью
  2. Удовлетворенность важными аспектами своей жизни (например, работой, отношениями, здоровьем)
  3. Наличие положительного аффекта
  4. Низкий уровень негативного аффекта

Эти четыре компонента фигурируют в философских материалах о счастье с древних времен.

Субъективная удовлетворенность жизнью является ключевым аспектом счастья, что согласуется с работой современного философа Уэйна Самнера, который описал счастье как « реакцию субъекта на свои жизненные условия, как она их видит » (1999, с. 156).

Таким образом, если счастье — это «вещь», то как оно измеряется?

Некоторые современные философы и психологи сомневаются в том, что самооценка является надлежащим мерилом счастья. Тем не менее, многие исследования показали, что измерения «счастья» (субъективного благополучия) по самооценке являются достоверными и надежными (Kesebir & Diener, 2008).

Два других описания счастья в современной психологии — это, во-первых, концепция психологического благополучия (Ryff & Singer, 1996) и, во-вторых, теория самоопределения (Ryan & Deci, 2000).

Обе эти теории более согласуются с эвдемонистскими теориями «процветания» (включая идеи Аристотеля), поскольку они описывают феномен удовлетворения потребностей (таких как автономия, самопринятие и мастерство) (Kesebir & Diener, 2008). .

Эвдемония будет подробно объяснена в следующем разделе статьи (продолжайте читать!), а пока достаточно сказать, что эвдемонистские теории счастья определяют «счастье» (эвдемонию) как состояние, в котором человек стремится к высшее человеческое благо.

В наши дни в большинстве эмпирических психологических исследований выдвигается теория субъективного благополучия, а не счастья, определяемого в эвдемоническом смысле (Kesebir & Diener, 2008).

Хотя термины эвдемония и субъективное благополучие не обязательно взаимозаменяемы, Кесебир и Динер (2008) утверждают, что субъективное благополучие можно использовать для описания благополучия, даже если это определение не является абсолютно идеальным!

Могут ли люди быть счастливыми?

Чтобы адекватно ответить на этот вопрос, необходимо различать «идеальное» счастье и «фактическое» счастье.

«Идеальное» счастье подразумевает способ бытия, который является полным, длительным и полностью совершенным… возможно, недоступным никому! (Кесебир и Динер, 2008 г.). Однако, несмотря на это, люди на самом деле могут испытывать в основном положительные эмоции и сообщать об общем удовлетворении своей жизнью и, следовательно, считаться «счастливыми».

На самом деле, большинство людей счастливы. В исследовании, проведенном Pew Research Center в США (2006 г.), 84% американцев считают себя либо «очень счастливыми», либо «довольно счастливыми» (Kesebir & Diener, 2008).

Счастье также имеет адаптивную функцию. Как счастье адаптивно? Что ж, позитив и благополучие также связаны с тем, что люди достаточно уверены в себе, чтобы исследовать свое окружение и приближаться к новым целям, что увеличивает вероятность того, что они будут собирать ресурсы.

Тот факт, что большинство людей сообщают о том, что они счастливы, а счастье имеет адаптивную функцию, приводит Кесебира и Динера (2008) к выводу, что да, люди действительно могут быть счастливы.

Люди хотят быть счастливыми?

Подавляющий ответ — да! Исследования показали, что быть счастливым желательно. Хотя быть счастливым, безусловно, не единственная цель в жизни, тем не менее, оно необходимо для хорошей жизни (Kesebir & Diener, 2008).

Исследование, проведенное Кингом и Напой (1998), показало, что американцы считают счастье более важным для суждения о том, что составляет хорошую жизнь, чем богатство или «нравственную добродетель».

Должны ли люди быть счастливы?

Другими словами, оправдано ли счастье? Счастье — это не просто результат положительных результатов, таких как улучшение здоровья, повышение производительности труда, более этичное поведение и улучшение социальных отношений (Kesebir & Diener, 2008). Это на самом деле предшествует и вызывает эти результаты!

Счастье

Счастье ведет к улучшению здоровья. Например, в исследовании, проведенном Danner, Snowdon & Friesen в 2001 году, изучалось содержание рукописных автобиографий сестер-католиков. Они обнаружили, что выражение в письме, которое характеризовалось положительным аффектом, предсказывало долголетие 60 лет спустя!

Достижение

Счастье достигается не в погоне за удовольствиями, а в работе над достижением целей, которые находят свое отражение в ценностях (Kesebir & Diener, 2008).

Счастье можно предсказать не только по удовольствию, но и по ощущению смысла, цели и удовлетворения. Счастье также связано с лучшими результатами в профессиональной жизни/работе.

Социальные отношения и просоциальное поведение

Счастье выявляет в людях лучшее… счастливые люди более общительны, склонны к сотрудничеству и этичны (Kesebir & Diener, 2008).

Было также показано, что счастливые люди более позитивно оценивают других, проявляют больший интерес к социальному взаимодействию с другими и даже более склонны к самораскрытию (Kesebir & Diener, 2008).

Счастливые люди также чаще ведут себя этично (например, отказываются покупать что-то, потому что известно, что оно украдено) (Kesebir & Diener, 2008).

Как стать счастливым?

Условия и источники счастья будут рассмотрены позже, так что продолжайте читать… А пока кратко: счастье обусловлено богатством, друзьями и социальными отношениями, религией и личностью. Эти факторы предсказывают счастье.

В этом разделе представлен исчерпывающий обзор философии счастья. После краткого исторического обзора будут исследованы возможность, желательность и оправданность счастья. Теперь об Аристотеле…

Аристотель о счастье

Скорее всего, вы слышали о древнегреческом философе Аристотеле. Знаете ли вы, что именно Аристотель ввел «науку о счастье»? (В погоне за счастьем, 2018).

Основатель Ликея, первого научного института в Афинах, Аристотель прочитал серию лекций под названием «Никомахова этика», чтобы представить свою теорию счастья (Pursuit of Happiness, 2018).

Аристотель спрашивал: « какова конечная цель человеческого существования? ». Он считал, что стоящая цель должна состоять в том, чтобы преследовать « то, что всегда желательно само по себе и никогда ради чего-то другого » («В погоне за счастьем», 2018).

Однако Аристотель не соглашался с киренейским мнением о том, что единственным внутренним благом является удовольствие (Waterman, 1993).

Разрабатывая свою теорию «счастья», Аристотель опирался на свои знания о природе. Он утверждал, что то, что отличает человека от животного, — это рациональные способности, утверждая, что уникальная функция человека — рассуждать. Далее он сказал, что удовольствие само по себе не может привести к счастью, потому что животные движимы стремлением к удовольствию, и, согласно Аристотелю, человек обладает большими способностями, чем животные (Pursuit of Happiness, 2018).

Вместо этого он выдвинул термин ‘ eudaimonia ’.

Проще говоря, эвдемония определяется как « деятельность, выражающая добродетель » или то, что Аристотель понимал как счастье. Теория счастья Аристотеля была следующей:

«функция человека состоит в том, чтобы вести определенный образ жизни, и эта деятельность предполагает разумный принцип, а функция хорошего человека — это хорошее и благородное выполнение этих действий, и если какое-либо действие совершается хорошо, то оно совершается в соответствии с должным совершенством: если это так, то счастье оказывается деятельностью души в соответствии с добродетелью» 9.0003

(Аристотель, 2004).

Ключевым компонентом аристотелевской теории счастья является фактор добродетели. Он утверждал, что в стремлении к счастью наиболее важным фактором является наличие «полной добродетели» или, другими словами, хороших моральных качеств (Pursuit of Happiness, 2008).

Аристотель определил дружбу как одну из самых важных добродетелей в достижении цели эвдемонии (Pursuit of Happiness, 2008). На самом деле он очень высоко ценил дружбу и описывал «добродетельную» дружбу как самую приятную, сочетающую в себе удовольствие и добродетель.

Аристотель продолжал выдвигать свою веру в то, что счастье предполагает в течение всей жизни выбор «большего блага», не обязательно того, что приносит немедленное, краткосрочное удовольствие (Pursuit of Happiness, 2008).

Таким образом, согласно Аристотелю, счастье может быть достигнуто только в конце жизни: это цель, а не временное состояние бытия (Pursuit of Happiness, 2008). Аристотель считал, что счастье недолговечно:

, «как не одна ласточка и не один прекрасный день делают весну, так и не один день и не короткое время делает человека блаженным и счастливым» 9. 0003

(Аристотель, 2004).

Счастье (eudaimonia) для Аристотеля означало достижение «даймона» или совершенного «я» (Waterman, 1990). Достижение «предельного совершенства нашей природы», как Аристотель подразумевал под счастьем, включает рациональное размышление (Pursuit of Happiness, 2008).

Он утверждал, что образование является воплощением утончения характера (Pursuit of Happiness, 2008). Стремление к даймону (совершенному я) придает жизни смысл и направление (Waterman, 1990). Иметь осмысленную, целеустремленную жизнь очень ценно.

Усилия, прилагаемые индивидуумом для достижения даймона, называются « личностно-выразительными » (Waterman, 1990).

Личностная экспрессивность включает в себя интенсивное вовлечение в деятельность, чувство удовлетворения при вовлечении в деятельность и чувство действия в соответствии со своей целью (Waterman, 1990). Это относится к приложению усилий, чувству вызовов и компетентности, постановке четких целей и концентрации внимания (Waterman, 1993).

Согласно Аристотелю, эвдемония и гедонистическое наслаждение разделены и различимы (Уотерман, 1993). Однако в исследовании студентов университетов было обнаружено, что личная экспрессивность (которая, в конце концов, является компонентом эвдемонии) положительно коррелирует с гедонистическим наслаждением (Waterman, 1993).

Telfer (1980), с другой стороны, утверждал, что эвдемония является достаточным, но не необходимым условием для достижения гедонистического наслаждения (Waterman, 1993). Чем отличаются эвдемония и гедонистическое наслаждение?

Так вот, личностная экспрессивность (от стремления к эвдемонии) связана с успешным достижением самореализации, а гедонистическое наслаждение — нет (Уотерман, 1993).

Таким образом, Аристотель определил наилучшую возможную жизненную цель и достижение наивысшего уровня удовлетворения своих потребностей, самореализации за много-много лет до Иерархии Потребностей Маслоу!

Результаты исследования Уотермана 1993 года обеспечивают эмпирическое подтверждение связи между «личностной экспрессивностью» и тем, что Чиксентимикалай (1975) назвал «потоком» (Уотерман, 1993).

Поток, концептуализированный как когнитивно-аффективное состояние, представляет собой опыт, при котором вызов, который задача ставит перед человеком, согласуется с навыками, которыми человек должен справляться с такими вызовами.

Понимание того, что поток является особым когнитивно-аффективным состоянием, сочетает в себе гедонистическое наслаждение и личную экспрессивность (Waterman, 1993).

Работа Аристотеля Никомахова этика во многом способствовала пониманию того, что такое счастье. Подводя итог из «В погоне за счастьем» (2018), по Аристотелю, цель и конечная цель жизни — достичь эвдемонии («счастья»). Он считал, что эвдемония — это не просто добродетель или удовольствие, а скорее проявление добродетели.

Согласно Аристотелю, эвдемония является целью всей жизни и зависит от рационального осмысления. Для достижения баланса между избытком и недостатком («умеренность») человек проявляет добродетели — например, щедрость, справедливость, дружбу и гражданственность. Эвдемония требует интеллектуального созерцания, чтобы соответствовать нашим рациональным способностям.

Ответить на вопрос Аристотеля « какова конечная цель человеческого существования » — непростая задача, но, возможно, лучший ответ заключается в том, что конечная цель человека — стремление к «эвдемонии» (счастью).

Что такое настоящее счастье?

Как выглядит «настоящее» счастье? Это получение работы мечты? Иметь ребенка? Окончание университета? Хотя счастье, безусловно, связано с этими «внешними» факторами, истинное счастье совсем другое.

Чтобы быть по-настоящему счастливым, человек должен испытывать чувство удовлетворения своей жизнью изнутри (Puff, 2018). Другими словами, настоящее счастье внутреннее.

Есть несколько признаков, характеризующих «истинное» (или настоящее) счастье. Первое – это принятие. По-настоящему счастливый человек принимает реальность такой, какая она есть, и, более того, он действительно начинает любить «то, что есть» (Puff, 2018).

Это принятие позволяет человеку чувствовать себя довольным. Помимо принятия истинного положения дел, настоящее счастье предполагает признание того факта, что изменения неизбежны (Puff, 2018). Готовность принять изменения как часть жизни означает, что по-настоящему счастливые люди способны адаптироваться.

Состояние настоящего счастья отражает и человек, имеющий понимание быстротечности жизни (Puff, 2018). Это важно, потому что понимание того, что в жизни и хорошее, и «плохое» недолговечно, означает, что по-настоящему счастливые люди имеют понимание того, что «и это тоже пройдет».

Наконец, еще один аспект настоящего счастья — это уважение к людям в жизни человека. (Пафф, 2018). Крепкие отношения характеризуют людей, которые действительно «процветают».

Ценность и важность истинного счастья в жизни

Большинство людей сказали бы, что если бы они могли, они хотели бы быть счастливыми. Счастье не только желательно, но и важно, и ценно.

Счастливые люди имеют лучшие социальные и рабочие отношения (Conkle, 2008).

С точки зрения карьеры, счастливые люди с большей вероятностью закончат колледж, получат работу, получат положительную оценку своей работы от своего начальства, получат более высокие доходы и с меньшей вероятностью потеряют работу, а в случае увольнения люди кто счастлив, быстрее нанимаются повторно (Kesebir & Diener, 2008).

Положительные эмоции также предшествуют и способствуют успеху в карьере (Любомирский, 2018). Счастливые работники реже выгорают, пропускают работу и бросают работу (Любомирский, 2018). Далее в этой статье взаимосвязь между счастьем и продуктивностью будет рассмотрена более подробно.

Также было обнаружено, что счастливые люди вносят больший вклад в общество (Conkle, 2008). Существует также связь между счастьем и сотрудничеством — те, кто счастлив, более склонны к сотрудничеству (Kesebir & Diener, 2008). Они также более склонны к этичному поведению (Kesebir & Diener, 2008).

Возможно, самая важная причина истинного счастья в жизни заключается в том, что оно связано с долголетием. Истинное счастье является важным предиктором более продолжительной и здоровой жизни (Conkle, 2008).

Люди получают пользу не только от счастья. Целые страны тоже могут процветать — согласно исследованию, страны, которые оцениваются как более счастливые, также имеют более высокие оценки по общему доверию, добровольчеству и демократическим отношениям (Kesebir & Diener, 2008).

Однако, наряду с этими объективными причинами важности счастья, счастье также приносит с собой положительные переживания и чувства. Например, истинное счастье связано с чувством смысла и цели (Kesebir & Diener, 2008).

Это также связано с чувством удовлетворения, а также с чувством достижения, которое достигается благодаря активному стремлению и продвижению к ценным целям (Kesebir & Diener, 2008).

Важнейшие причины, приносящие истинное счастье в жизни

Интересно, что объективные жизненные обстоятельства (демографические данные) составляют лишь 8–15 % различий в уровне счастья (Kesebir & Diener, 2008). Так что же является причиной истинного счастья? Кесебир и Динер (2008) определили пять источников счастья:

Богатство — первая причина счастья. Исследования показали значительную положительную корреляцию между богатством и счастьем. Дело в том, что наличие достаточного количества (т. е. адекватного) количества денег необходимо для счастья, но недостаточно, чтобы вызвать счастье. Деньги дают людям свободу, а наличие достаточного количества денег позволяет людям удовлетворять свои потребности. жилье, питание и здравоохранение.

Доказано, что удовлетворенность доходом связана со счастьем (Динер, 19 лет).84). Однако деньги не являются гарантией счастья, считают победители лотереи. Хотя необходимо иметь достаточно денег, это само по себе не принесет счастья. Итак, что еще является источником счастья?

Наличие друзей и социальных отношений было доказано, что это основная причина счастья. Люди в первую очередь социальные существа и нуждаются в социальных связях.

Чувство общности связано с удовлетворенностью жизнью (Diener, 1984). Создание и поддержание друзей положительно коррелирует с благополучием. Аристотель (2000) утверждал, что «никто не стал бы жить без друзей, даже если бы у него были все остальные блага» (стр. 143).

На самом деле связь между дружбой/социальной поддержкой и счастьем была подтверждена эмпирическими исследованиями. Кроме того, удовлетворенность семейной жизнью и браком является ключом к субъективному благополучию (Diener, 1984).

Еще одним источником счастья является религия . Хотя это и не всегда верно, религия ассоциируется с большим счастьем. Положительные эффекты были обнаружены при участии в религиозных службах.

Доказано, что сильная религиозная принадлежность также полезна. Участие в молитве и отношения с Богом также связаны с большим счастьем.

Наконец, большой детерминантой счастья является личность . Исследования подтверждают тот факт, что индивидуальные различия в том, как человек реагирует как на события, так и на других людей, влияют на уровень счастья человека.

Lykken & Tellegen (1996) обнаружили, что устойчивые склонности к темпераменту (унаследованные генетически) составляют до 50% общей изменчивости счастья. Это исследование показало, что многие личностные факторы — экстраверсия, невротизм, а также самооценка, оптимизм, доверие, уступчивость, репрессивная защита, стремление к контролю и стойкость — все это влияет на то, насколько человек счастлив.

15 способов создать счастливые моменты в жизни

В определенной степени мы можем определить, насколько мы счастливы. Кейн (2017) предложил 15 способов увеличить счастье:

1. Находить радость в мелочах

Наслаждаться обычными моментами повседневной жизни — это навык, которому можно научиться (Тартарковский, 2016). Большинство из нас тратит так много времени на размышления о вещах, которыми в данный момент даже не занимается! Это может сделать нас несчастными.

На самом деле счастье можно предсказать по тому, куда блуждает наш разум, когда мы не сосредоточены на настоящем. Ценя простые вещи в жизни, мы поощряем положительные эмоции… от любования красивым цветком до наслаждения чашкой чая, нахождение радости в мелочах связано с увеличением счастья.

2. Начинайте каждый день с улыбки

Звучит просто, но улыбка ассоциируется с ощущением счастья. Начав день с позитивной ноты, вы значительно улучшите самочувствие.

3. Общайтесь с другими

Как упоминалось в предыдущем разделе, дружба и социальная поддержка, безусловно, являются источником счастья. Итак, чтобы создать больше счастливых моментов в жизни, отойдите от стола и начните разговор с коллегой по работе или отправьте SMS тому, кого вы давно не видели. Используйте возможности для взаимодействия с другими людьми по мере их появления.

4. Делайте то, что вам больше всего нравится

Использование своих сильных сторон и поиск занятия, которое ведет к «потоку», было определено как устойчивый путь к счастью. Полная вовлеченность в деятельность называется «поток». Что представляет собой опыт потока?

Начнем с того, что задача должна требовать навыков, но не быть слишком сложной (Тартарковский, 2016). Он должен иметь четкие цели и позволять вам полностью погрузиться в то, что вы делаете, чтобы ваш разум не блуждал (Тартарковский, 2016). Он должен полностью поглощать ваше внимание и давать ощущение нахождения «в зоне» (Тартарковский, 2016). Возможно, самый простой способ определить состояние потока — это потерять счет времени.

Занимаясь тем, что вам больше всего нравится, вы с большей вероятностью будете использовать свои сильные стороны и обретете чувство потока.

5. Считайте свои благословения и будьте благодарны

Известно, что благодарность увеличивает счастье. Благодарность определяется как признательность за то, что у вас есть, и способность размышлять об этом (Тартарковский, 2016). Благодарность создает положительные эмоции, укрепляет отношения и связана с улучшением здоровья (Тартарковский, 2016).

Примеры способов выражения благодарности включают в себя ведение журнала благодарности или выражение благодарности, например, отправку кому-либо открытки с благодарностью.

6. Старайтесь быть позитивным и видеть лучшее в любой ситуации

Отношение к жизни «стакан наполовину полон», безусловно, может повысить чувство счастья. Нахождение положительных моментов даже в трудных ситуациях способствует положительному влиянию. Как сказал один психолог из Гарвардской медицинской школы Сигел, «относительно небольшие изменения в наших установках могут привести к относительно большим изменениям в нашем самочувствии» (Тартарковский, 2016).

7. Примите меры, чтобы обогатить свою жизнь

Отличный способ стать счастливее — научиться чему-то новому. Будучи умственно активными и развивая новые навыки, это может способствовать счастью. Например, научиться играть на музыкальном инструменте или иностранном языке, нет предела возможностям!

8. Создавайте цели и планы для достижения того, чего вы хотите больше всего

Стремление к тому, чего мы действительно хотим, может сделать нас счастливыми, если цели реалистичны. Наличие целей придает жизни смысл и направление, а также чувство достижения.

9. Живи настоящим

Хотя легче сказать, чем сделать, полезный способ создавать счастливые моменты в жизни — жить настоящим, а не размышлять о прошлом или сосредотачиваться на будущем. Пребывание «здесь и сейчас» может помочь нам почувствовать себя счастливее.

10. Будьте добры к себе

Относитесь к себе так, как вы бы относились к человеку, которого любите и о котором заботитесь. Проявление сострадания к себе может привести к счастливым моментам и улучшить общее самочувствие.

11. Просите о помощи, когда она вам нужна

Обращение за помощью может не сразу прийти на ум, когда вы думаете о том, как создать счастливые моменты. Однако обращение за поддержкой — это один из способов достичь счастья. Как гласит старая поговорка, «общая проблема — это половинчатая проблема».

Когда тебе кто-то помогает, это не признак слабости. Скорее, обращаясь за помощью, вы уменьшаете груз проблемы на себе.

12. Избавьтесь от печали и разочарования

Негативные эмоции могут поставить под угрозу ощущение счастья, особенно если человек размышляет о том, что «могло бы быть». Хотя каждый время от времени испытывает такие эмоции, удержание чувства грусти и разочарования может действительно утяжелить человека и помешать ему чувствовать себя счастливым и довольным.

13. Практика осознанности

Положительные эффекты практики осознанности широко распространены и многочисленны, включая повышение уровня счастья. В этом блоге много материалов о внимательности и ее положительных эффектах. Внимательность — это навык, и, как и любому другому навыку, ему можно научиться. Умение быть осознанным может помочь человеку стать счастливее.

14. Прогулка на природе

Известно, что упражнения высвобождают эндорфины, поэтому занятия физическими упражнениями — это один из способов поднять настроение и создать счастливые моменты. Еще полезнее, чем просто гулять, гулять на природе, что, как было доказано, повышает уровень счастья.

15. Смейтесь и находите время для игр

Смех действительно лучшее лекарство! Смех связан с улучшением самочувствия. Кроме того, для чувства благополучия полезно не относиться к жизни слишком серьезно. Так же, как дети находят радость в простых удовольствиях, они также любят играть. Участие в «играх» — действиях, выполняемых исключительно для развлечения — связано с увеличением счастья.

Пять причин быть счастливым с философской точки зрения

Философы считают, что счастья самого по себе недостаточно для достижения состояния благополучия, но в то же время они согласны с тем, что оно является одним из основных факторов, присущих людям которые ведут «хорошую жизнь» (Haybron, 2011).

Что же тогда является причиной для счастья с философской точки зрения… что способствует тому, чтобы человек жил «хорошей жизнью»? Это также можно понимать как человека, имеющего «психосоциальное благополучие» (Haybron, 2011).

  • Одна из причин, по которой человек может испытывать чувство счастья, заключается в том, что в последний день к нему относились с уважением (Haybron, 2011). То, как к нам относятся другие, влияет на наше общее благополучие. Уважительное отношение помогает нам развить чувство собственного достоинства.
  • Еще одна причина чувствовать себя счастливым — это наличие семьи и друзей, на которых можно положиться и на которых можно положиться в трудную минуту (Haybron, 2011). Наличие сильной социальной сети является важным компонентом счастья.
  • Возможно, человек узнал что-то новое. Они могут воспринимать это как должное, однако изучение чего-то нового на самом деле способствует нашему психосоциальному процветанию (Haybron, 2011).
  • С философской точки зрения поводом для счастья является наличие у человека возможности делать то, что у него получается лучше всего (Haybron, 2011). Использование сильных сторон для общего блага — один из ключей к более осмысленной жизни (Тартарковский, 2016). Например, музыкант может получать удовольствие, создавая музыку, а спортсмен может чувствовать себя счастливым, тренируясь или участвуя в соревнованиях. Реализация нашего потенциала также способствует благополучию.
  • Последняя причина быть счастливым с философской точки зрения — это свобода человека выбирать, как проводить свое время (Haybron, 2011). Это свобода, которую нужно праздновать. Автономность может способствовать тому, чтобы человек жил лучшей жизнью.

Как найти счастье в семейной жизни

Многие из нас проводят много времени со своими семьями. Однако, как бы мы ни любили наших партнеров, детей, братьев и сестер и расширенные семьи, временами семейные отношения могут быть чреваты проблемами и проблемами. Тем не менее мы можем обрести счастье в семейной жизни, делая несколько простых, но эффективных вещей, предложенных Манном (2007):

  • Наслаждайтесь компанией своей семьи
  • Обменивайтесь историями – например, о том, как прошел ваш день вечером
  • Сделайте свой брак или отношения приоритетом
  • Найдите время, чтобы поесть вместе всей семьей
  • Наслаждайтесь просто весельем друг с другом
  • Убедитесь, что ваша семья и ее потребности важнее ваших друзей
  • Ограничение количества внеклассных занятий
  • Развитие семейных традиций и ритуалов чести
  • Стремитесь сделать свой дом местом, где можно спокойно проводить время
  • Не спорь при детях
  • Не работайте чрезмерно
  • Поощряйте братьев и сестер ладить друг с другом
  • Пошутить с семьей
  • Быть адаптируемым
  • Общение, включая активное прослушивание

Найдите время, чтобы ценить свою семью, и сосредоточьтесь на мелочах, которые вы можете сделать, чтобы обрести счастье в семейной жизни.

Взгляд на счастье и продуктивность

Целью любого рабочего места является наличие продуктивных сотрудников. Это приводит к вопросу: может ли счастье повысить продуктивность? Результаты однозначны!

Исследователи Бем и Любомирский определяют «счастливого работника» как человека, который часто испытывает положительные эмоции, такие как радость, удовлетворение, удовлетворение, энтузиазм и интерес (Oswald, Proto & Sgroi, 2009).

Они провели как лонгитюдные, так и экспериментальные исследования, и их исследования ясно показали, что люди, которых можно отнести к категории «счастливых», с большей вероятностью преуспеют в своей карьере. Амабиле и др. (2005) также обнаружили, что счастье приводит к большему творчеству.

Почему счастливые работники более продуктивны?

Было высказано предположение, что связь между позитивным настроением и работой, по-видимому, опосредована внутренней мотивацией (то есть выполнением задачи по внутреннему вдохновению, а не по внешним причинам) (Oswald et al. , 2009). Это имеет смысл, потому что, если человек чувствует себя более радостным, он с большей вероятностью найдет свою работу значимой и действительно полезной.

Некоторые экспериментальные исследования показали, что счастье повышает продуктивность. Например, исследования показали, что опыт положительного аффекта означает, что люди меняют свое распределение времени на выполнение более интересных задач, но им все же удается поддерживать свою производительность при выполнении менее интересных задач (Oswald et al., 2009).).

Другие исследования показали, что положительный аффект влияет на воспроизведение памяти и вероятность альтруистических действий. Однако большая часть этих исследований проводилась в лабораторных условиях, участие в которых не оплачивалось. Что, безусловно, приводит к очевидному вопросу: действительно ли счастье увеличивает производительность труда в настоящей ситуации занятости?

Освальд и его коллеги (2009) провели исследование с очень четкими результатами о взаимосвязи между счастьем и продуктивностью. Они провели два отдельных эксперимента.

В первом эксперименте приняли участие 182 участника из Уорикского университета. В исследовании участвовали некоторые участники, которые смотрели короткий видеоклип, призванный попытаться повысить уровень счастья, а затем выполняли задание, за которое им платили как за ответы на вопросы, так и за точность. Участники, просмотревшие видео, показали значительно большую продуктивность.

Самое интересное, однако, что 16 человек не продемонстрировали увеличения счастья после просмотра видеоклипа, и эти люди не показали такого же увеличения производительности! Таким образом, этот эксперимент, безусловно, подтвердил идею о том, что повышение продуктивности может быть связано со счастьем.

Освальд и его коллеги также провели второе исследование, в котором приняли участие еще 179 участников, не принимавших участия в первом эксперименте. Эти люди сообщали о своем уровне счастья, а затем их спрашивали, пережили ли они «плохое событие в жизни» (которое определялось как тяжелая утрата или болезнь в семье) за последние два года.

Был обнаружен статистически значимый эффект… переживание неприятного жизненного события, которое эксперты классифицировали как «шок счастья», было связано с более низким уровнем выполнения задания.

Изучение фактов, безусловно, проясняет одну вещь: счастье, безусловно, связано с продуктивностью как в неоплачиваемых, так и в оплачиваемых задачах. Это имеет огромное значение для рабочей силы и дает стимул работать над тем, чтобы сделать сотрудников более счастливыми.

Как одиночество влияет на удовлетворенность жизнью?

Согласно гипотезе принадлежности, выдвинутой психологами Баумайстером и Лири в 1995 году, у людей есть почти универсальная, фундаментальная человеческая потребность иметь определенную степень взаимодействия с другими и формировать отношения.

Действительно, у одиноких людей есть неудовлетворенная потребность в принадлежности (Mellor, Stokes, Firth, Hayashi & Cummins, 2008). Во множестве исследований было обнаружено, что одиночество оказывает очень негативное влияние на психологическое благополучие, а также на здоровье (Kim, 1997).

А как же «счастье»? Другими словами, может ли одиночество влиять на удовлетворенность жизнью?

Имеются данные, свидетельствующие о том, что одиночество влияет на удовлетворенность жизнью. Грей, Вентис и Хейслип (1992) провели исследование 60 пожилых людей, живущих в сообществе. Их выводы были ясны: чувство изоляции и одиночества у пожилых людей объясняло различия в удовлетворенности жизнью (Gray et al., 19).92).

Совершенно очевидно, что одинокие пожилые люди менее удовлетворены своей жизнью в целом. В другом исследовании Меллор и его коллеги (2008) обнаружили, что люди, которые были менее одиноки, имели более высокие оценки удовлетворенности жизнью.

Можно предположить, что только пожилые люди склонны к ощущению изоляции и одиночества, однако в интересном исследовании Нето (1995) изучалась удовлетворенность жизнью среди мигрантов второго поколения.

Исследователи изучили 519 португальских юношей, которые на самом деле родились во Франции. Исследование показало, что одиночество имело четкую отрицательную корреляцию с выраженной молодежью удовлетворенностью жизнью (Нето, 19 лет). 95). Действительно, наряду с воспринимаемым состоянием здоровья одиночество было самым сильным предиктором удовлетворенности жизнью (Нето, 1995).

Значит, да, одиночество влияет на удовлетворенность жизнью. Одиночество связано с чувством меньшей удовлетворенности своей жизнью и, предположительно, менее счастливым в целом.

6 рекомендуемых книг

Возможно, у вас есть желание глубже разобраться в этой теме… отлично! Вот несколько книг, которые вы можете прочитать, чтобы углубить свое понимание:

  1. Исследование счастья: от Аристотеля до науки о мозге – С. Бок (2010) (Amazon)
  2. Никомахова этика – Аристотель (2000). Р. Крисп, изд. (Амазонка)
  3. Что это за штука называется счастьем? – Ф. Фельдман (2010) (Amazon)
  4. Истинное счастье: использование новой позитивной психологии для реализации вашего потенциала для постоянного удовлетворения – М. Селигман (2004) (Amazon)
  5. Философия счастья: теоретический и практический экзамен – М. Джанелло (2014) (Amazon)
  6. Счастье: руководство для философов – Ф. Ленуар (2015) (Amazon)

Сообщение на вынос

Не знаю, как вы, но, хотя изучение философии счастья увлекательно, оно может быть невероятно ошеломляющим. Я надеюсь, что мне удалось упростить некоторые идеи о счастье, чтобы вы лучше поняли природу счастья и то, что значит жить «хорошей жизнью».

Философия может быть сложной, но если вы можете извлечь из этой статьи одно сообщение, это то, что для людей важно и полезно стремиться к благополучию и «истинному счастью». В то время как Аристотель утверждал, что «эвдемония» (счастье) не может быть достигнута до конца жизни, советы в этой статье показывают, что каждый из нас способен создавать счастливые моменты каждый день.

Что вы можете сделать сегодня, чтобы принять «хорошую жизнь»? Какие у вас представления о счастье – как для вас выглядит настоящее счастье? Каково ваше мнение о том, что означает философия счастья в жизни?

Эта статья может стать полезным ресурсом для понимания природы счастья, так что не стесняйтесь возвращаться к ней в будущем. Буду рад услышать ваше мнение на эту увлекательную тему!

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте бесплатно скачать наши 3 упражнения по позитивной психологии.

  • Амабиле, Т. М., Басаде, С. Г., Мюллер, Дж. С., и Став, Б. М. (2005). Эффект и творчество в работе. Ежеквартальный журнал по административным наукам, 50 , 367-403.
  • Аристотель (2000). Никомахова этика . Р. Крисп (ред.). Кембридж, Англия: Издательство Кембриджского университета.
  • Аристотель (2004). Никомахова этика . Хью Тредденик (ред.). Лондон: Пингвин.
  • Baumeister, RF, & Leary, MR (1995). Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная человеческая мотивация. Психологический бюллетень, 117 , 498 – 529.
  • Конкл, А. (2008). Серьезное исследование счастья. Ассоциация психологических наук . Получено с https://www.psychologicalscience.org/observe/serious-research-on-happiness
  • .
  • Даннер, Д., Сноудон, Д., и Фризен, В. (2001). Положительные эмоции в молодости и долголетии: результаты исследования монахинь. Журнал личности и социальной психологии, 80 , 804–813.
  • Динер, Э. (1984). Субъективное благополучие. Психологический бюллетень, 95 , 542 – 575
  • Грей, Г. Р., Вентис, Д. Г., и Хейслип, Б. (1992). Социально-когнитивные навыки как детерминанта удовлетворенности жизнью у пожилых людей. Международный журнал старения и развития человека , 35, 205–218.
  • Хейброн, Д. (2011). Счастье. Стэнфордская философская энциклопедия. Получено с https://plato.stanford.edu/entries/happiness
  • Кейн, С. (2017). 15 способов увеличить свое счастье. Психологический центр. Получено с https://psychcentral.com/lib/15-ways-to-increase-your-happiness
  • Кашдан, Т.Б., Бисвас-Динер, Р., и Кинг, Л.А. (2008). Переосмысление счастья: издержки различения гедоники и эвдемонии. Журнал позитивной психологии, 3 , 219–233.
  • Кесебир, П., и Динер, Э. (2008). В погоне за счастьем: эмпирические ответы на философские вопросы. Перспективы психологической науки, 3 , 117-125.
  • Ким, О.С. (1997). Корейская версия пересмотренной шкалы одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе: тест на надежность и валидность. Журнал Корейской академии медсестер,? , 871 – 879.
  • Кинг, Лос-Анджелес, и Напа, С.К. (1998). Что делает жизнь хорошей? Журнал личности и социальной психологии, 75 , 156–165.
  • Ликкен, Д., и Теллеган, А. (1996). Счастье — это стохастический феномен. Психологические науки, 7 , 186-189.
  • Любомирский, С. (2018). Счастье – следствие или причина успеха в карьере? Психология сегодня . Получено с https://www.psychologytoday.com/intl/blog/how-happiness/201808/is-happiness-consequence-or-cause-career-success
  • Манн, Д. (2007). 15 секретов счастливой семьи. Веб МД. Получено с https://www.webmd. com/parenting/features/15-secrets-to-have-a-happy-family
  • Меллор, Д., Стоукс, М., Ферт, Л., Хаяши, Ю. и Камминс, Р. (2008). Потребность в принадлежности, удовлетворенности отношениями, одиночестве и удовлетворенности жизнью. Личность и индивидуальные различия, 45 , 213–218.
  • Нето, Ф. (1995). Предикторы удовлетворенности жизнью у мигрантов второго поколения. Исследование социальных показателей, 35 , 93-116.
  • Освальд, А. Дж., Прото, Э., и Сгрой, Д. (2009). Счастье и продуктивность, Документы для обсуждения IZA, № 4645, Институт изучения труда (IZA), Бонн. Получено с http://hdl.handle.net/10419/35451
  • Платон (1999). Симпозиум . Уолтер Гамильтон (ред.). Лондон: Классика пингвинов
  • Пафф, Р. (2018). Подводные камни на пути к счастью. Психология сегодня. Получено с https://www.psychologytoday.com/us/blog/meditation-modern-life/201809./ подводные камни в погоне за счастьем
  • Райан, Р. М., и Деси, Э. Л. (2000). Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Американский психолог, 55 , 68–78.
  • Ryff, CD, & Singer, B. (1996). Психологическое благополучие: значение, измерение и последствия для психотерапевтических исследований. Психотерапия и психосоматика, 65 , 14 – 23.
  • Тартарковский, М. (2016). Пять путей к счастью. Психологический центр. Получено с https://psychcentral.com/lib/five-pathways-to-happiness
  • В погоне за счастьем (2018). Аристотель. Получено с https://www.pursuit-of-happiness.org/history-of-happiness/aristotle
  • .
  • Уотерман, А.С. (1990). Актуальность аристотелевской концепции эвдемонии для психологического изучения счастья. Теоретическая и философская психология, 10 , 39 – 44
  • Уотерман, А.С. (1993). Две концепции счастья: контрасты личной выразительности (эвдемония) и гедонистического наслаждения. Журнал личности и социальной психологии, 64 , 678 – 691.

Право на жизнь: религиозное, философское и правовое происхождение | Право на жизнь и конфликт интересов

Фильтр поиска панели навигации Oxford AcademicПраво на жизнь и конфликт интересовПрава человекаПрава человека и иммиграцияПраво и обществоМедицинское право и здравоохранениеКнигиЖурналы Термин поиска мобильного микросайта

Закрыть

Фильтр поиска панели навигации Oxford AcademicПраво на жизнь и конфликт интересовПрава человекаПрава человека и иммиграцияПраво и обществоМедицинское право и здравоохранениеКнигиЖурналы Термин поиска на микросайте

Расширенный поиск

  • Иконка Цитировать Цитировать

  • Разрешения

  • Делиться
    • Твиттер
    • Подробнее

Cite

Уикс, Элизабет,

‘Право на жизнь: религиозное, философское и юридическое происхождение’

,

Право на жизнь и противоречивые интересы

(

Оксфорд,

2010;

онлайн Edn,

Oxford Academic

,

EDN,

Oxford Academic

,

EDN,

Oxford Academic

1 сентября 2010 г.

), https://doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199547395.003.0002,

, по состоянию на 18 сентября 2022 г.

Выберите формат Выберите format.ris (Mendeley, Papers, Zotero).enw (EndNote).bibtex (BibTex).txt (Medlars, RefWorks)

Закрыть

Фильтр поиска панели навигации Oxford AcademicПраво на жизнь и конфликт интересовПрава человекаПрава человека и иммиграцияПраво и обществоМедицинское право и здравоохранениеКнигиЖурналы Термин поиска мобильного микросайта

Закрыть

Фильтр поиска панели навигации Oxford AcademicПраво на жизнь и конфликт интересовПрава человекаПрава человека и иммиграцияПраво и обществоМедицинское право и здравоохранениеКнигиЖурналы Термин поиска на микросайте

Advanced Search

Abstract

В этой главе исследуется происхождение идеи о том, что человеческая жизнь имеет неотъемлемую ценность. Эта концепция имеет религиозные и философские корни и служит основополагающим принципом современного права на жизнь. Мы видим его развитие от религиозной веры в святость человеческой жизни, через философские размышления о том, почему человеческая жизнь ценна и пользуются ли люди определенными правами в силу своей человечности, к постепенному развитию права на жизнь в международном праве. Обнаружено, что представление о святости человеческой жизни не является специфическим для какой-либо одной человеческой культуры. Общепризнанная ценность человеческой жизни в сочетании с философией естественного права и широко распространенным моральным отвращением к пренебрежению к человеческой жизни во время Холокоста закрепилась в юридически признанном международном праве человека на жизнь в середине двадцатого века.

Ключевые слова: неприкосновенность жизни, религия, философия, международные договоры по правам человека

Предмет

Право и обществоПрава человека и иммиграцияМедицинское право и право в области здравоохраненияПрава человека

В настоящее время у вас нет доступа к этой главе.

Войти

Получить помощь с доступом

Получить помощь с доступом

Доступ для учреждений

Доступ к контенту в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок. Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту одним из следующих способов:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с IP-аутентификацией.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения. Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Нажмите Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа в систему.
  3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Войти с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Доступ члена общества к журналу достигается одним из следующих способов:

Войти через сайт сообщества

Многие общества предлагают единый вход между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Если вы видите «Войти через сайт сообщества» на панели входа в журнале:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Вход через личный кабинет

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для предоставления доступа своим членам. Смотри ниже.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Просмотр учетных записей, вошедших в систему

Щелкните значок учетной записи в правом верхнем углу, чтобы:

  • Просмотр вашей личной учетной записи и доступ к функциям управления учетной записью.
  • Просмотр институциональных учетных записей, предоставляющих доступ.

Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции. Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

Ведение счетов организаций

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Покупка

Наши книги можно приобрести по подписке или приобрести в библиотеках и учреждениях.

Информация о покупке

Аристотель | Биография, произведения, цитаты, философия, этика и факты

Аристотель

Все СМИ

Родился:
384 г. до н.э. древняя Греция Греция
Умер:
322 г. до н.э. Халкида Греция
Учредитель:
Лицей
Известные работы:
«Категории» «Эвдемова этика» «История животных» «Метафизика» «Никомахова этика» «Ода добродетели» «О генерации и коррупции» «Об интерпретации» «О порождении животных» «На небесах» «О частях животных» «О душе» «Органон» «Физика» «Поэтика» «Политика» «Апостериорная аналитика» «Предыдущая аналитика» «Протрептикус» «Риторика» «Софистические опровержения» «Темы»
Предметы изучения:
зоология Золотая середина диалектика полис телеология

Просмотреть весь связанный контент →

Популярные вопросы

Что делал Аристотель?

Аристотель был одним из величайших когда-либо живших философов и первым настоящим ученым в истории. Он внес новаторский вклад во все области философии и науки, изобрел область формальной логики, определил различные научные дисциплины и исследовал их взаимосвязь. Аристотель также был учителем и основал в Афинах собственную школу, известную как Ликей.

Подробнее читайте ниже: Доктрины

формальная логика

Узнайте больше о формальной логике.

Где жил Аристотель?

После смерти отца около 367 г. до н. э. Аристотель отправился в Афины, где поступил в Академию Платона. Он покинул Академию после смерти Платона около 348 года, отправившись на северо-западное побережье современной Турции. Он жил там и на острове Лесбос до 343 или 342 года, когда царь Македонии Филипп II вызвал его в столицу Македонии Пеллу в качестве наставника для маленького сына-подростка Филиппа Александра, что он и делал в течение двух или трех лет. Аристотель предположительно жил где-то в Македонии до своего (второго) прибытия в Афины в 335 году. В 323 году враждебность к македонцам в Афинах побудила Аристотеля бежать на остров Эвбея, где он умер в следующем году.

Подробнее читайте ниже: Жизнь

Александр Македонский

Узнайте больше об Александре Македонском, ученике Аристотеля.

Кто были учителями и учениками Аристотеля?

Самым известным учителем Аристотеля был Платон (ок. 428–ок. 348 до н. э.), который сам был учеником Сократа (ок. 470–399 до н. э.). Сократ, Платон и Аристотель, чья жизнь длилась всего около 150 лет, остаются одними из самых важных фигур в истории западной философии. Самым известным учеником Аристотеля был сын Филиппа II Александр, позже известный как Александр Македонский, военный гений, который в конце концов завоевал весь греческий мир, а также Северную Африку и Ближний Восток. Наиболее важным философским учеником Аристотеля был, вероятно, Теофраст, ставший главой Ликея около 323 г.

Подробнее читайте ниже: Life: The Lyceum

Теофраст

Узнайте больше об ученике Аристотеля Теофрасте.

Сколько произведений написал Аристотель?

Аристотель написал целых 200 трактатов и других работ, охватывающих все области философии и науки. Из них ни один не сохранился в готовом виде. Около 30 работ, через которые его мысли были переданы последующим векам, состоят из конспектов лекций (Аристотеля или его учеников) и черновых рукописей, отредактированных древними учеными, в частности Андроником Родосским, последним главой Ликея, который организовал, отредактировал и опубликовал сохранившиеся работы Аристотеля в Риме около 60 г. до н.э. Естественно сокращенный стиль этих сочинений затрудняет их чтение даже для философов.

Подробнее читайте ниже: Письма

Андроник Родосский

Узнайте больше об Андронике Родосском.

Как Аристотель повлиял на последующую философию и науку?

Мысль Аристотеля была оригинальной, глубокой, обширной и систематической. В конечном итоге он стал интеллектуальной основой западной схоластики, системой философских предположений и проблем, характерных для философии Западной Европы в средние века. В 13 веке св. Фома Аквинский взялся примирить аристотелевскую философию и науку с христианской догмой, и через него богословие и интеллектуальное мировоззрение Римско-католической церкви стали аристотелевскими. С середины 20-го века этика Аристотеля вдохновила на создание теории добродетели, подхода к этике, который делает упор на человеческое благополучие и развитие характера. Мысли Аристотеля составляют важное течение и в других областях современной философии, особенно в метафизике, политической философии и философии науки.

Подробнее читайте ниже: Legacy

Святой Фома Аквинский

Узнайте больше о святом Фоме Аквинском.

Сводка

Прочтите краткий обзор этой темы

Аристотель , греч. Аристотель , (род. 384 г. до н. э., Стагира, Халкидика, Греция — умер в 322 г., Халкида, Эвбея), древнегреческий философ и ученый, одна из величайших интеллектуальных фигур западной истории. Он был автором философской и научной системы, которая стала основой и средством как для христианской схоластики, так и для средневековой исламской философии. Даже после интеллектуальных революций Ренессанса, Реформации и Просвещения аристотелевские концепции оставались неотъемлемой частью западного мышления.

Интеллектуальный диапазон Аристотеля был обширен и охватывал большинство наук и многие искусства, включая биологию, ботанику, химию, этику, историю, логику, метафизику, риторику, философию разума, философию науки, физику, поэтику, политическую теорию. , психология и зоология. Он был основоположником формальной логики, придумав для нее законченную систему, которая веками считалась суммой дисциплины; и он был пионером в изучении зоологии, как наблюдательной, так и теоретической, в которой некоторые из его работ оставались непревзойденными до 19 века.век. Но он, конечно, наиболее выдающийся философ. Его труды по этике и политической теории, а также по метафизике и философии науки продолжают изучаться, и его работы остаются мощным течением в современных философских дебатах.

Эта статья посвящена жизни и мысли Аристотеля. О более позднем развитии аристотелевской философии см. Аристотелизм. Для трактовки аристотелизма в полном контексте западной философии см. философия, западн.

Жизнь

Аристотель родился на Халкидском полуострове Македонии, в северной Греции. Его отец, Никомах, был врачом Аминты III (годы правления ок. 393–ок. 370 до н. э.), царя Македонии и деда Александра Македонского (годы правления 336–323 до н. э.). После смерти отца в 367 г. Аристотель переселился в Афины, где вступил в Академию Платона (ок. 428–ок. 348 до н. э.). Он оставался там в течение 20 лет как ученик и коллега Платона.

Викторина «Британника»

Древняя Греция

Когда была проведена первая современная олимпиада? Кто выиграл Пелопоннесскую войну? От города, называемого «местом рождения демократии», до происхождения Александра Македонского — исследуйте мир Древней Греции в этой викторине.

Многие из более поздних диалогов Платона относятся к этим десятилетиям и могут отражать вклад Аристотеля в философские дебаты в Академии. Некоторые сочинения Аристотеля также относятся к этому периоду, хотя в основном они сохранились лишь во фрагментах. Как и его учитель, Аристотель первоначально писал в форме диалога, и его ранние идеи демонстрируют сильное влияние Платона. Его диалог Евдем , например, отражает платоновское представление о душе как заключенной в теле и способной к более счастливой жизни только тогда, когда тело оставлено позади. По Аристотелю, мертвые более благословенны и счастливы, чем живые, а умереть — значит вернуться в свой настоящий дом.

Другой юношеский труд, Protrepticus («Увещевание»), был реконструирован современными учеными по цитатам из различных произведений поздней античности. Каждый должен заниматься философией, утверждает Аристотель, потому что даже возражение против практики философии само по себе является формой философствования. Наилучшей формой философии является созерцание вселенной природы; именно для этой цели Бог создал людей и дал им богоподобный интеллект. Все остальное — сила, красота, могущество и честь — ничего не стоит.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Возможно, к этому раннему периоду относятся две из сохранившихся работ Аристотеля по логике и диспутам, Темы и Софистические опровержения . Первый демонстрирует, как построить аргументы в пользу позиции, которую уже решили занять; последний показывает, как обнаружить слабые места в аргументах других. Хотя ни одна из этих работ не является систематическим трактатом по формальной логике, Аристотель справедливо может сказать, что в конце 9 в.0248 Софистические опровержения , что он изобрел дисциплину логики — когда он начинал, вообще ничего не существовало.

Во время пребывания Аристотеля в Академии царь Македонии Филипп II (годы правления 359–336 до н. э.) вел войну с рядом греческих городов-государств. Афиняне нерешительно защищали свою независимость и после ряда унизительных уступок позволили Филиппу к 338 г. стать владыкой греческого мира. Быть македонцем, проживающим в Афинах, было нелегко.

Однако внутри Академии отношения остались теплыми. Аристотель всегда признавал, что в большом долгу перед Платоном; он взял большую часть своей философской программы от Платона, и его учение чаще является модификацией, чем отказом от доктрин Платона. Однако уже Аристотель начал отдаляться от платоновской теории Форм, или Идей ( эйдос ; см. форма). (Слово Форма , когда оно используется для обозначения форм в том виде, в каком их понимал Платон, в научной литературе часто пишется с заглавной буквы; когда оно используется для обозначения форм в том виде, в каком их понимал Аристотель, оно обычно пишется в нижнем регистре.) Платон считал, что, кроме того, для отдельных вещей существует сверхчувственное царство Форм, которые неизменны и вечны. Он утверждал, что это царство делает отдельные вещи понятными, объясняя их общую природу: вещь является лошадью, например, в силу того факта, что она разделяет форму «лошади» или подражает ей. В потерянной работе Об идеях Аристотель утверждает, что аргументы центральных диалогов Платона устанавливают только то, что помимо частностей существуют некоторые общие объекты наук. В своих сохранившихся работах Аристотель также часто спорит с теорией форм, иногда вежливо, а иногда пренебрежительно. В своей книге «Метафизика » он утверждает, что теория не может решить проблемы, для решения которых она предназначалась. Он не придает постижимости частностям, потому что неизменные и вечные Формы не могут объяснить, как частности возникают и претерпевают изменения. Все, что делает теория, согласно Аристотелю, — это вводит новые сущности, равные по количеству объясняемым сущностям, как если бы можно было решить проблему, удвоив ее. ( См. ниже Форма.)

Путешествия

Когда Платон умер около 348 г., его племянник Спевсипп стал главой Академии, а Аристотель покинул Афины. Он переселился в Ассу, город на северо-западном побережье Анатолии (в современной Турции), где правил Гермий, выпускник Академии. Аристотель стал близким другом Гермия и в конце концов женился на его подопечной Пифии. Аристотель помог Гермию заключить союз с Македонией, что разозлило персидского царя, который предательски арестовал и казнил Гермия около 341 года. Аристотель почтил память Гермия в «Оде добродетели», его единственном сохранившемся стихотворении.

Находясь в Ассе и в последующие несколько лет, когда он жил в городе Митилини на острове Лесбос, Аристотель проводил обширные научные исследования, особенно в области зоологии и морской биологии. Эта работа была кратко изложена в книге, позже известной, как вводящая в заблуждение, как История животных , к которой Аристотель добавил два коротких трактата, О частях животных и О происхождении животных . Хотя Аристотель не претендовал на то, чтобы основать науку зоологию, его подробные наблюдения за широким разнообразием организмов были совершенно беспрецедентными. Он или один из его научных сотрудников, должно быть, был одарен удивительно острым зрением, поскольку некоторые особенности насекомых, о которых он точно сообщает, не наблюдались до изобретения микроскопа в 17 веке.

Масштабы научных исследований Аристотеля поражают. Многое из этого связано с классификацией животных по родам и видам; в его трактатах фигурирует более 500 видов, многие из них подробно описаны. Бесчисленные сведения об анатомии, питании, среде обитания, способах совокупления и репродуктивных системах млекопитающих, рептилий, рыб и насекомых представляют собой смесь тщательных исследований и остатков суеверий. В некоторых случаях его маловероятные рассказы о редких видах рыб подтверждались много веков спустя. В других местах он ясно и справедливо ставит биологическую проблему, на решение которой потребовались тысячелетия, например, природу эмбрионального развития.

Несмотря на примесь фантастичности, биологические труды Аристотеля следует считать колоссальным достижением. Его расследования проводились в подлинно научном духе, и он всегда был готов сознаться в незнании там, где доказательств было недостаточно. Всякий раз, когда возникает конфликт между теорией и наблюдением, следует доверять наблюдению, настаивал он, а теориям следует доверять только в том случае, если их результаты согласуются с наблюдаемыми явлениями.

В 343 или 342 году Аристотель был вызван Филиппом II в столицу Македонии Пеллу в качестве наставника 13-летнего сына Филиппа, будущего Александра Македонского.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Related Posts