Абстрактное понятие что такое: Абстрактное и конкретное – Гуманитарный портал

Содержание

Абстрактное и конкретное – Гуманитарный портал

Абстрактное и конкретное — это взаимосвязанные и противоположные по смыслу понятия философского, научного и обыденного дискурсов, выражающие в своей взаимосвязи проявление единства между абстрактным и конкретным знанием:

  1. Понятие «абстрактное» концептуализирует мысленный образ, полученный путём отвлечения (абстрагирования) от тех или иных несущественных свойств или отношений предмета с целью выделения его существенных признаков (см. Абстракция). Абстрагирование (см. Абстрагирование) представляет собой одну из наиболее важных операций мышления (см. Мышление) и необходимое условие познания мира путём формирования «вторичных образов» предметов или явлений действительности (которыми могут быть как отдельно взятые представления, категории, понятия, теории, модели и другие абстрактные сущности, так и их системы).
  2. Понятие «конкретное» концептуализирует реально существующее, вполне определённое, точное, предметное, вещественное, рассматриваемое во всём многообразии свойств и отношений (в отличие от абстрактного). Конкретное в мышлении подразумевает содержание понятий, отражающих предметы или явления действительности в их существенных признаках.

В интеллектуальной традиции абстрактное обычно противопоставлялось конкретному как мысль, содержание которой отвлечённо, абстрагировано от конкретного как действительности, выступающей в непосредственном восприятии в полноте и целостности своего существования. Это традиционное понимание соотношения абстрактного и конкретного имеет свои основания в том, что в мышлении любой понятийный образ действительности, каким бы совершенным и развитым он ни был, не может до конца исчерпать действительности во всей её полноте и глубине. Поэтому содержание мысли всегда выступает как нечто абстрактное по отношению к конкретному того объекта, который данная мысль отражает, не совпадая с ним в то же время полностью. Однако концептуалистическая интерпретация абстрактного и конкретного, рассматривая конкретное как исключительную прерогативу непосредственного (чувственного) восприятия, принижает познавательные возможности теоретического мышления и сводит абстрактное к «абстрактно-всеобщему», как называл его Г. В. Ф. Гегель, к общему представлению. Диалектическая традиция в исследовании познания отвергает сведение абстрактного лишь к абстрактно-всеобщему в указанном выше смысле, а конкретное — к конкретности непосредственного восприятия, полагая, что чувственно данное конкретное отнюдь не является пределом познавательных возможностей и что мышление, не переставая быть опосредствованным абстракциями освоением действительности, способно воспроизводить предмет в его конкретности. Эта способность к более глубокому и полному пониманию в мышлении по сравнению с чувственным представлением реализуется и обеспечивается благодаря диалектике процесса развития понятийных средств, используемых мышлением. Этот процесс характеризуется в диалектической традиции исследования мышления как

восхождение от абстрактного к конкретному
(см. Метод восхождения от абстрактного к конкретному), как процесс углубления и развития понятийного содержания. Категория абстрактного характеризует при этом односторонность, неполноту воспроизведения предмета в мысли, тогда как категория конкретного — воспроизведение мыслью предмета по возможности в его целостности и полноте. В этом смысле представление о восхождении от абстрактного к конкретному характеризует общую принципиальную направленность познавательного процесса от менее содержательного знания к более содержательному.

Впервые концепция абстрактного и конкретного как степеней развитости мысленного содержания была развита в диалектической традиции Гегелем на идеалистической основе. Учение Гегеля о конкретности понятия органически связано со всём контекстом его представлений о мышлении, которое понимается как спонтанная способность развития духа. Оно не заимствует свои результаты из внешнего источника, из «опыта», из «созерцания», а развивает своё собственное идеальное содержание. Это имманентное мышлению идеальное содержание возникает тогда, когда мышление делает своим предметом имеющиеся абстракции, наличные «определения мысли» и, критически осмысляя их, преодолевает их «конечность», узость, односторонность, неполноту, вырабатывая то, что Гегель называет «конкретным понятием». В конкретном понятии, схватывающем «единство в многообразии» и «многообразие в единстве», всеобщее выступает уже не как абстрактно-всеобщее, отвлечённое от особенного и единичного, а как конкретно-всеобщее, которое «проникает собой и заключает в себе всё особенное». Это конкретное понятие является понятием разума, и его следует отличать от рассудочных определений мысли, не достойных, как полагает Гегель, имени собственно понятия и выражающих лишь абстрактную всеобщность. При этом для Гегеля, в соответствии с его идеалистическим принципом тождества мысли и бытия, развитие мысленного содержания, построение конкретного понятия совпадало с развитием конкретного в объективной действительности. Категории абстрактного и конкретного, характеризовавшие степень развитости познавательного содержания, истолковывались при таком подходе как свойства самой реальности (отношение абстрактного и конкретного Гегель сравнивает, например, с отношением почки и плода, жёлудя и дуба).

К. Маркс, отправляясь от гегелевской традиции понимания абстрактного и конкретного, применяет эти категории для характеристики собственно познавательной деятельности. Отвергая идеалистическую интерпретацию категорий абстрактного и конкретного, Маркс рассматривает их, как и Гегель, в диалектической взаимосвязи, а достижение конкретного знания — как процесс восхождения от абстрактного к конкретному, которое приводит к более полному, глубокому и целостному познанию действительности. Если категория абстрактного выражает неполноту, односторонность и отвлечённость воспроизведения предмета в мышлении, то конкретное стремится воспроизвести его в достижимой полноте и целостности. В противоположность Гегелю, Маркс указывает, что «метод восхождения от абстрактного к конкретному есть лишь тот способ, при помощи которого мышление усваивает себе конкретное, воспроизводит его как духовно-конкретное. Однако это ни в коем случае не есть процесс возникновения самого конкретного». На аналитической стадии исследования создаются отдельные абстракции, возникают определённые понятия и суждения в форме гипотез, законов, которые на синтетической стадии объединяются в теоретические системы, концепции и научные дисциплины. Диалектическая концепция абстрактного и конкретного как характеристика степени развитости полноты и глубины научно-теоретической мысли, богатства её содержания, её приближённости к реальному предмету в общем и целом, таким образом, соответствует современным философско-методологическим представлениям о развёртывании

теоретических систем, когда исходная фундаментальная схема связи абстрактных идеализированных объектов приобретает более конкретное содержание (см. Методы научного познания). С современной системной точки зрения метод восхождения от абстрактного к конкретному представляет собой способ построения системного теоретического знания, в котором отдельные его элементы — понятия, суждения, законы и даже теории объединяются в единую, целостную систему с помощью разных форм логических взаимосвязей. Все понятия в такой системе определяются посредством логических правил определения, а все утверждения и факты выводятся как логические следствия из небольшого числа аксиом, основных законов и принципов. Типичным примером такой системы является
научная теория
(см. Теория).

Значение, Определение, Предложения . Что такое абстрактное понятие

Иногда собственность это абстрактное понятие…
Абстрактное понятие Брахмана преобладает в ведических текстах, особенно в Упанишадах; в то время как божество Брахма встречается в Ведах и Упанишадах в незначительном количестве.
Во-первых, существует универсальная истина, например, абстрактное понятие кровати.
Предмет изображения не обязательно должен быть реальным; это может быть абстрактное понятие, такое как график, функция или воображаемая сущность.
Некоторые из таких двустиший были дифразизмами, условными метафорами, в которых абстрактное понятие выражалось метафорически с помощью двух более конкретных понятий.
Хотя время рассматривается как абстрактное понятие, появляется все больше свидетельств того, что время концептуализируется в сознании в терминах пространства.
Другие хиропрактики рассматривают подвывих как более абстрактное понятие, чем медицинское состояние.
Неоклассические экономисты создали бесконечно абстрактное понятие homo economicus, следуя той же самой процедуре.
В математике, особенно в топологии, открытое множество-это абстрактное понятие, обобщающее идею открытого интервала в реальной прямой.
Абстрактное понятие отрицательных чисел было признано в Китае еще в 100-50 годах до нашей эры.
Другие результаты
К тому же, если привлекательность и включенность сами по себе довольно очевидны, то предоставление возможностей — понятие более абстрактное.
Понятие может быть определено как ментальное представление, как познавательная способность, как абстрактный объект и т. д.
Ислам признает понятие ангелов как антропоморфное, так и абстрактное.
Как это делают математики, понятие абстрактной структуры само по себе было абстрагировано и привело к теории категорий.
Абстракция-это основное понятие абстрактной интерпретации.
Это понятие не столь абстрактно, как определение области исследования. Его определение может быть описательным.
Наблюдая за движением звезд, он выводит понятие времени, первую абстрактную идею, завоеванную из тьмы хаоса.
Это понятие впервые возникло в математике, а затем было обобщено в более абстрактной постановке теории порядка.
Голод для него был абстрактным понятием; у него всегда было достаточно еды.
За квартиру Коля не платил. В диком поселке не было управдома, и квартирная плата была там понятием абстрактным.
Свобода не была для Трейси простым абстрактным понятием. Это нечто осязаемое, физическое, чем можно восхищаться и смаковать.
Данные часто считаются наименее абстрактным понятием, информация-наименее абстрактным, а знание-наиболее абстрактным.
Хотя сама граница является абстрактным понятием, ее часто можно увидеть по различиям в землепользовании с обеих сторон.
Бывали случаи, когда он чувствовал дыхание смерти, и все же в пору беззаботной юности Билл думал о ней почти как об абстрактном понятии, вряд ли имеющем к нему отношение.
В общем, прото-Эламский состоит из абстрактных понятий, но мне удалось расшифровать одну фразу из пометок Метатрона.
Религия была для нее рядом абстрактных понятий, отчасти заимствованных у Юн-Сана, отчасти выработанных ею самой.
Олицетворение абстрактных понятий характерно для греков.
Многие аллегории используют персонификации абстрактных понятий.
Или это процесс перевода абстрактных понятий в наблюдаемые и измеримые величины?
Эта проблема может быть решена путем предоставления примеров вместо абстрактных понятий или инструкций.

Конкретные и абстрактные понятия Логика. Как стать умным Мои статьи Отдельные статьи Михаила Литвака

« Назад

21.08.2020 15:30

Как вы понимаете слово «конкретный»? Что вы отвечаете, когда вам говорят «скажи конкретнее»? Что вы ждете от собеседника, когда просите сказать конкретнее? Вы просите дать подробности. Например, когда вам говорят: «Мне было тяжело» не очень понятно: то ли в желудке была тяжесть, то ли мешок пятидесятикилограммовый с картошкой нес, то ли тоскливое настроение было. Хочется спросить: «Что конкретно было тяжелого?» Другой пример: «встреча была продолжительной». «Конкретно, сколько она длилась?»

Получается, что, когда человек дает нам один признак, из него невозможно представить полную картину события. По фразам «я испытывал тяжесть» и «встреча была продолжительной» я могу много чего представить! Что человек в одиночку пытался сдвинуть трактор или просидел на совещании 14 часов. Но где гарантия, что представленное мной событие совпадет с реальным?

Таким образом, когда мы просим сказать конкретнее, что мы подразумеваем в логическом смысле? Правильно, добавить признаков. Формулируем:

конкретные понятия — это понятия, которые имеют два и более признака (например: дом, компьютер, гроза, оттепель и т. д.).

А что такое «абстрактный»? Отвлеченный, обобщенный.

Абстрактные понятия — это те, которые отражают один, отвлеченный от остальных, признак предмета или явления (например: белизна, тяжесть, продолжительность).

Существуют ли они в природе сами по себе? Нет. А как они проявляются? Белизну мы видим в извести, в белой рубашке, в листе бумаги, свежевыпавшем снеге. Тяжесть ощущаем в камне, в теле человека, продолжительность мыслим в жизни, в каком-то событии. То есть, используя абстрактное понятие, мы думаем об одном признаке отдельно от самого предмета.

А скажите, такие понятия, как тождество, неравенство, сходство, содержат сколько признаков? Только один – отношение двух данных вещей или понятий, поэтому данные понятия тоже абстрактные. А что мы должны сделать, чтобы выявить отношение предметов? Мы должны их сопоставить.

Сопоставление – одна из важнейших операций мышления. По скольким признакам мы сопоставляем объекты в один момент времени? По одному или по многим? По одному, даже если мы сопоставляем предметы по нескольким признакам, то мы это делаем по очереди. Например, «сегодня погода лучше, чем вчера». Но чтобы сделать общий вывод о погоде, сначала мы абстрагируемся отдельно на каждом из признаков: температура, ветер, влажность, солнечность.

Почему людям часто бывает трудно говорить конкретно? Во-первых, нет мыслительного навыка. А ещё пытаются обмануть партнера, ввести в заблуждение, преувеличивая свои достоинства. А когда один не рассказывает, а другой не выясняет, чем это в итоге заканчивается? Полным разочарованием и огромной потерей времени.

Абстрагирование помогает нам в процессе обучения. У каждого предмета или явления много свойств. А когда мы изучаем предмет, то нас все ли свойства интересуют? Нет, как правило, одно или несколько. Например, психический процесс един, но его поделили на шесть этапов (восприятие, мышление, память, эмоции, воля, сознание).

Так удобнее изучать. Мы всегда знаем, что предмет или явление отдельно не существует, но сейчас нам нужно их рассмотреть отдельно, при этом мы понимаем, что есть и другие свойства и связи.

Как происходит тренировка абстрагирования? Многократным осознанным вычленением одной и той же причины, казалось бы, разных явлений.

Например, коллега рассказала, что у нее не ладятся отношения с партнером. Она просто поделилась, а я полезла с советом – тогда, когда она меня не просила! Я поймала себя на избавительстве. Муж пожаловался на самочувствие, и я ринулась звонить врачу и узнавать про анализы — опять отследила избавительство. Дочь сказала, что хочет пить, и я пошла наливать для нее воду — опять оно, избавительство. Во всех случаях «одна и та же Марфа, только то в платочке, то в тюбетейке, то в капюшоне». Понятно, куда уходит основная часть моей энергии и что с этим делать: прекратить предлагать свои услуги, получше заниматься своими делами. Получается, что умение абстрагировать напрямую улучшает качество жизни. (H. E.)

Часто люди, которые приходят на наши психологические группы, в них не задерживаются. Им кажется, что мы занимаемся мелочами. «Как поговорить с начальником о повышении зарплаты, как перестать злиться на ребенка, как правильно ответить навязчивым родителям» и т. п. — «Да зачем мне все это, когда я давно уже руковожу предприятием, и мне хотелось бы обсуждать глобальные вопросы! А уж с детьми и родителями я как-нибудь разберусь и без вас».

Однако во всяком общении нами управляют одни и те же алгоритмы отношения. Если я делю людей на мелких и поважнее, то это всегда ими чувствуется. Если я не доверяю людям, то фразы: «А вы уверены? Это точно?» — прозвучат и на решающих переговорах и могут загубить все дело. И я так никогда и не узнаю, почему страдаю от одиночества и в очередной раз лишился интересного проекта.

Мусор надо убирать из всех пыльных углов души одновременно. И очень удобно начинать с повседневных отношений. Но когда абстрагировать не могут, этой системной связи не видят.

На навыках абстрагирования и конкретизации построена вся работа психолога-тренера. Он сразу видит общие закономерности в сценарии клиента, но просит дать конкретику, ибо только через осознание повторяемости проблемы человек способен воспринимать общую идею своего жизненного сценария. И выход из сценария возможен только постепенный, когда шаг за шагом, одна за другой разрешаются многие конкретные ситуации. Тот, кто открывается до деталей, тому можно помочь.

Мы все неосознаваемо используем абстрагирование, только с разными результатами. Мы ужe сказали, что это зависит от умения выделять существенное, не смешивать признаки, а также от его психологического устройства. В одной и той же ситуации кто-то увидит тождество одних признаков, а кто-то — неравенство других. Например, есть два апельсина и два банана. Я сопоставлю апельсины и бананы по штукам и скажу, что их одинаково. А диетолог сравнит их по содержанию витамина С и скажет, что в двух апельсинах больше витамина С, чем в двух бананах. Для меня важны штуки, а для диетолога — содержание витамина С. Кто-то в упавшем яблоке увидит возможность подкрепиться, а Ньютон увидел проявление закона тяготения. Одни в моих работах видят «примитивное, ну может быть забавное, изложение прописных истин», а другие — систему методик для изменения своей личности. Когда встречаются два человека, то один может увидеть, что они схожи по образованию, а второй — что отличны по материальному положению. И тот, который обращает внимание на отличие вместо сходств, все время теряет бесценные контакты.

Еще одна психологическая проблема, связанная с понятием абстрагирования: мы всегда оцениваем людей, вещи, явления, которые встречаем, и выражаем субъективное отношение к предмету или явлению. Давайте подумаем, сколько признаков содержит понятие, отражающее нашу оценку в следующих высказываниях: «интересная книга», «скучная лекция», «молодой человек»? Один. А как вы себе представляете такие понятия, как «красивая девушка», «трудная задача», «Вкусное блюдо», «Высокая зарплата»? Каждый — свое. То есть для выражения отношения к конкретному явлению мы используем абстрактные понятия.

Если человек формирует свое мнение о конкретных явлениях посредством абстрактных понятий, особенно чужих, то он всю жизнь будет пребывать в заблуждении и нуждаться в подсказке со стороны.

Встречали вы такие семейные пары, где успешные умные мужчины выбирали себе глупых жен с яркой артистической внешностью? Заводили от них хорошеньких детишек, а года через два начинали искать интерес на стороне. А почему такое происходит? Как вы думаете? Потому что выбор сделан по абстрактному признаку «красивая», без учета существенной конкретики. А если б они понимали, что красота — это не внешняя абстракция, а конкретный набор личностных признаков, то тогда могли бы избежать миллионных убытков и разбитых сердец. (Т. Ш.)

Где ещё не место абстрактным субъективным понятиям? В деловом взаимодействии – в законодательстве, делопроизводстве, договорных взаимоотношениях. Например, использование эмоциональных оценочных понятий в законе может привести к наказанию невиновных или оправданию виновного. А что будет, если о витамине С сказать только, что он полезен, и не указать дозировку? Вместо пользы будет вред. Как тут не вспомнить психолога У. Джемса с его выражением о том, что «эмоции придут, уйдут, к делу не имеют никакого отношения».

С другой стороны, можем мы совсем отказаться от терминов, отражающих наше субъективное отношение? Что произойдет, если напрочь убрать их из языка? Исчезнет индивидуальность. Разве существовала бы художествен ная литература без живых авторских образов? Что такое литературный образ с точки зрения логики? То же самое абстрактное понятие. Помните описание Чичикова из гоголевских «Мертвых душ»? «В бричке сидел господин не красавец, но и не дурной наружности, не слишком толст, не слишком тонок, нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так чтобы слишком молод». Что сделал автор? Гоголь как бы поставил зеркало, в котором читатель может увидеть свое отражение. Таким образом, художественная литература и другое творчество — это то место, где использование абстрактных понятий является способом общения с читателем, вовлечения его в творческий процесс.

Напрактиковаться лучше всего на абстрагировании и конкретизации получается в работе. Рост квалификации — это не что иное, как умение по меньшему числу признаков определить суть и задать такие вопросы, которые дадут сразу информацию о существенном.

Умение абстрагировать я регулярно использовал в своей работе. Например, на одном моём семинаре в Санкт-Петербурге был случай, когда человек сел за пределами общего круга. Я пригласил его пересесть, а затем поинтересовался, что изменилось в восприятии. Человек ответил, что ничего не изменилось. И по этому одному признаку я выдвинул гипотезу: либо снижена сензитивность — чувства не срабатывают (какая-то проблема оттягивает все внимание, и человек неточно воспринимает реальность), либо врет, и тогда он не искренний человек. Потому что по законам природы: чем ближе, тем воздействие сильнее. А он сел подальше, значит, ждет негатива. Когда я жду от людей чего-то хорошего, то стараюсь быть к ним по ближе. Получается, этот слушатель изначально пришел с негативным отношением. А раз плохого мнения о других, значит, возможно, проецирует свои отрицательные качества. Потом я задал еще 2-3 вопроса для проявления существенных свойств — и понятно, кто к нам пришел.

Когда нам важно узнать, кто перед нами, при первом знакомстве или когда ввязались в общие дела? Зачем съедать «пуд соли», когда можно развить мышление?

 

 

(статья из книги «Логика и жизнь», которую я написал в соавторстве с Натальей Епифанцевой и Татьяной Шафрановой)

 

Читайте также:

Определение понятий

Деление понятий и классификация категорий

Формы мышления

Книги и аудиозаписи по теме:

Логика и жизнь. Учебное пособие

Как узнать и изменить свою судьбу

Аудиозапись семинара «Актуальные проблемы вашей жизни»

Категории статей

Физическое, абстрактное, понятие / Блог ведет Владимир Цивин / Русский пионер

Все грани в природе условны, относительны, подвижны, выражают приближение нашего ума к познанию материи,- но это нисколько не доказывает, чтобы природа, материя сама была символом, условным знаком, т.е. продуктом нашего ума.
                                                                                            В.И. Ленин
Закон не может быть точным хотя бы потому, что понятия, с помощью которых мы его формулируем, могут развиваться и в будущем оказаться недостаточными. На дне любого тезиса и любого доказательства остаются следы догмата непогрешимости.

                                                                                            А. Эйнштейн
Кто лучше знает геометрию – свет или мы?
                                                                                            Ж. Лошак
 
Смысл этих высказываний В.И. Ленина, А. Эйнштейна и Ж. Лошака в том, что в природе, с одной стороны, физически существуют только конкретности (индивиды), а, с другой стороны, все конкретности объединяются в многоуровневые классы, виды и т.п. по каким-либо общим признакам, которые также существуют, несмотря на свою абстрактность. Ибо, например, даже не видя перед собой в данном месте и в данный момент времени ни одного животного, мы можем утверждать, что животные как таковые существуют. Точно так же существуют плоды, хотя плод как таковой сорвать нельзя. То же самое можно сказать и об абстрактных физических понятиях, начиная с понятий пространства и времени. Так, например, можно считать, что существует неподвижное пустое пространство, несмотря на то, что физически оно неуловимо. Поэтому, в самом общем смысле, основная заслуга Эйнштейна в том, что он, с одной стороны, сделал физику еще более абстрактной (геометризация силы), а, с другой стороны, еще более конкретной, взяв за абсолютную основу физическую скорость света (физикализация пространства и времени). В этом и состоит диалектика абстрактного и конкретного. Иначе говоря, если у Ньютона время и пространство измеряемы часами и линейками независимо друг от друга, то у Эйнштейна измеряется их отношение, выраженное в скорости сигнала.
Ни одна философия не обходится без первоначального понятия, равносильного по своей сути понятию Бога, будь то понятия природы, материи, идеи, субстанции и т.п. Отсюда триада <явление, сущность, понятие>, необходима для любой физической теории, тем более фундаментальной. А одним из самых фундаментальных общенаучных понятий, ставшим не только абстрактным, но и физическим, является понятие пространства. Оно применяется практически во всех науках, имеет множество различных значений и смыслов, поэтому можно сказать является одним из исходных для всего научного знания.
При этом понятие физического пространства отличается, как от чисто абстрактного, так и от геометрического и математического, лишь своими отношениями со связанными с ним абстрактными понятиями. Например, в отличие от геометрического пространства, связанного с абстрактными понятиями точка, прямая, плоскость и т.п., физическое пространство связано с такими абстрактными понятиями как время, масса, энергия, движение и т.п. А математическое пространство связано с понятиями элемент, множество, отношение, переменная, аргумент, функция и т.п.
Такие же абстрактные понятия как количество, качество, мера, являясь философскими понятиями, тесно связаны с наиболее общей абстракцией пространства как количества некоторого качества. При этом во всех своих видах пространства состоят из точек, которые могут быть, как телесными, так и пустыми и между которыми может быть, как соприкосновение, так и расстояние. Причем, расстояние может быть сведено к точке, а точка к расстоянию. А также произведены различные симметричные преобразования. Поэтому в этой главе, рассматривая понятие пространства, мы будем понимать его не только как физическое и геометрическое, но прежде всего как абстрактное понятие, т.е. не столько его количественный, сколько логический смысл. Ибо первоначально оно есть абстракция лишь геометрической формы тела, но затем в него уже начинают входить и физические свойства тел, например, такие как внешнее и внутреннее движение, что и приводит к физическим понятиям пространства и времени.
В этом смысле, заметим, что математика, как и физика, в отличие от философии, имеет дело с диалектикой качества и количества, не исследуя эти категории сами по себе. Между тем, эти понятия тоже могут быть особым отделом математики и физики (алгеброй диалектики), подобно алгебре логики и движения. Например, все операции над качеством можно, подобно векторным операциям, разделить на три вида, в зависимости от того что они изменяют: лишь количество, лишь качество, или и количество и качество одновременно.
Отсюда возможны: количество качеств, количество как качество, равенство или различие двух качеств, равенство и различие как качества, а также другие отношения между качествами, понятие уровня и переходы с уровня на уровень, абстракции различных уровней, взаимопереходы и опосредование противоположностей. Так, например, в общем случае, физический принцип относительности есть эквивалентность относительно друг друга (возможность перехода друг в друга) двух противоположностей как членов единой диады, разделенных в пространстве некоторого смысла. Отсюда принцип их синтеза в третьем члене триады, порождающий новое понятие движения. Так, говоря о движении в пространстве, физика, по сути, делает пространство субстанциональным, а время реляционным. И, наоборот, говоря о движении во времени, делает время субстанциональным, а пространство реляционным. Поэтому при замене пространства и времени друг на друга физические уравнения не изменяться. Что есть особый вид фундаментальной симметрии, связанный с двойственностью пространства и времени.
В чем проявляется важность фундаментальных понятий, благодаря которым лишь и возможно рождение фундаментальных теорий. Так, например, квантовая теория появилась на основе понятий, введенных Планком, Эйнштейном и Бором. Точно так же процесс арифметического счета (количественный натуральный ряд) есть простейшая модель модусного (качественного) натурального ряда, операции модусной арифметики которого обобщают количественный ряд и количественную арифметику. Отсюда же геометрический ряд качеств <точка, прямая, плоскость> порождает, по аналогии с количественным рядом, практически все другие ряды понятий наук, в соответствие с триадой <физическое, абстрактное, научное>. Но, хотя разделение на физическое и абстрактное пространства относительно, всё же, подобно разделению на математику и физику, имеет смысл вначале рассмотреть их раздельно, начиная с понятия абстрактного понятия пространства как такового. И, более того, просто с абстрактного понятия, каким является любое научное понятие.
При этом нельзя обойтись без философии, которая по всеобщности своих абстрактных понятий близка, как к математике, так и к физике. Поэтому, по аналогии с геометрией, можно предположить, что существует много различных философий, отличающихся друг от друга только набором аксиом. И в зависимости от того, с какими проявлениями единой реальности мы имеем дело, истинной оказывается та или другая философия. Отсюда следует возможность с помощью принципа ортофизичности свести всеобщие философские, математические и физические понятия в одну взаимосвязанную систему, поскольку и те и другие необходимы для построения абстрактных моделей мира и тесно взаимосвязаны друг с другом. Так, например, абстрактное математическое понятие множества определяется как совокупность различных элементов, имеющих общее свойство, что соответствует формально-логическому пониманию конкретного. А конкретное физическое единство наоборот определяется как совокупность различных свойств, что соответствует диалектическому пониманию конкретного. Синтез этих противоположных пониманий как синтез абстрактного и конкретного и есть истина.
  Так, например, по словам Ф. Вильчека: «Мы говорим, что у пространства есть метрика, когда можно сказать, каково расстояние между двумя очень близкими точками. Сама метрика – это секретный соус, который превращает набор точек в структуру, имеющую размер и форму. А математическое понятие метрики — это абстрактный механизм, который заполняет пространство (или пространство-время), т.е. абстрактное поле. Среди других полей существуют: электрические поля, магнитные поля и поле скоростей в массе воды. В этих случаях и многих других мы обнаруживаем, что поля – важные элементы реальности. Они танцуют под музыку динамических уравнений, испытывают влияние материи и, в свою очередь, влияют на поведение материи. Мы можем сказать – не строго, но вполне справедливо, – что они физически существуют. Эйнштейн в его общей теорииотносительности постулировал, что метрика пространства-времени, так же как и эти другие поля, представляет собой физическую сущность, имеющую собственную жизнь. Мы называем ее метрическим флюидом или также гравитационным флюидом ввиду той роли, которую она играет в общей теории относительности». Но, если метрический флюид эквивалентен физическому гравитационному флюиду, то значит, физическое расстояние может быть обусловлено только наличием массы в физическом пространстве-времени, которая, создавая потенциал между точками, только и может превратить абстрактную длину в абстрактном пространстве-времени в физическое расстояние, которое может искривляться и оказывать обратное воздействие на движение масс. Поэтому в синтезе абстрактного и конкретного в физическом понятии метрики и состоит секрет этого соуса.
Например, можно заметить, что определение Эйнштейном абсолютности скорости света подобно определениям Ньютона абсолютных пространства и времени: «Абсолютное пространство по самой своей сущности, безотносительно к чему бы то ни было внешнему, остается всегда одинаковым и неподвижным» и «Абсолютное, истинное математическое время само по себе и по самой своей сущности, без всякого отношения к чему-либо внешнему, протекает равномерно и иначе называется длительностью». Единственным отличием является то, что слова: «само по себе и по самой своей сущности» Эйнштейн, синтезировав абсолютные пространство и время Ньютона в абсолютной скорости света, конкретизировал ее как равномерную скорость в абсолютно пустом пространстве-времени. Тем самым, как и Ньютон, отделив абсолютное от относительного, но сохранив отношения между ними. Откуда следует, что абсолютным можно постулировать и другое соотношение соотношения между абсолютными пространством и временем. Например, не дифференциальную скорость s/t, а интегральную st, в результате чего взаимоотношения между относительными пространством и временем будут противоположны тому, что у Эйнштейна, т.е. время будет не замедляться, а ускоряться, а пространство не сжиматься, а расширяться.
Таким образом, говоря об абстрактном и физическом, надо всегда помнить о том, что общего не бывает без особенного, духа без материи, абсолютного без относительного и т.п., как и наоборот. А значит, обе крайности, отрывающие эти противоположности друг от друга, могут иметь смысл только как абстрактные частные случаи их общего физического синтеза в природе и логического синтеза в понятии, в соответствие с триадой <физическое, абстрактное, понятие>. Да и сами абстрактное и физическое как противоположности также относительны, ибо, по словам В.И. Ленина: «Сущность вещей или субстанция тоже относительны; они выражают только углубление человеческого познания объектов, и если вчера это углубление не шло дальше атома, сегодня – дальше электрона и эфира, то диалектический материализм настаивает на временном, относительном, приблизительном характере всех этих вех познания природы прогрессирующей наукой человека». И это предвидение дальнейшего развития физики только благодаря использованию диалектики, было сделано в 1908 г., когда теория относительности Эйнштейна еще не была широко известна.

Конкретные и абстрактные понятия

Конкретными называются понятия, в которых отражены одноэлементные или многоэлементные классы предметов (как материальные, так и идеальные). К их числу относятся понятия: «дом», «свидетель», «землетрясение», «поэма В.В. Маяковского «Хорошо!»

Абстрактными называются те понятия, в которых мыслится не целый предмет, а какой-либо из признаков предмета (например, «белизна», «несправедливость», «честность»).

      1. Относительные и безотносительные понятия

Относительные — такие понятия, в которых мыслятся предметы, существование одного из которых предполагает существование другого («дети» — «родители», «ученик» — учитель», «начальник» — «подчинённый»).

Безотносительные — такие понятия, в которых мыслятся предметы. Существующие самостоятельно, вне зависимости от другого («дом», «человек», «доменная печь»).

      1. Положительные и отрицательные понятия

Положительные понятия характеризуют в предмете наличие того или иного качества или отношения. Например, грамотный человек, алчность, отстающий ученик, красивый поступок.

Если частица «не» или «без» («бес») слилась со словом, и слово без них не употребляется (например, «ненастье», «бесчинство», «безупречность», «неряха»), то понятия, выраженные такими словами, также называются положительными.

Отрицательными называются те понятия, которые означают, что указанное качество отсутствуют в предметах (например, «неграмотный человек», «некрасивый поступок», «бескорыстная помощь»).

      1. Собирательное и несобирательные понятия

Собирательные называются понятия, в которых группа однородных предметов мыслится как единое целое (например, «полк», «стадо», «стая»). Проверяем так. Об одном дереве мы не можем сказать, что это лес; один корабль не является флотом. Собирательные понятия бывают общими (например, «роща», «студенческий строительный отряд») и единичными(«созвездие Большая Медведица», «Российская государственная библиотека»).

Содержание несобирательного понятия можно отнести к каждому предмету данного класса, мыслимого в понятии («ручка», «река», «игрушка»).

Приведём примеры полной логической характеристики некоторых понятий.

«Коллектив» — общее, конкретное, безотносительное, положительное, несобирательное.

«Недобросовестность» — общее, абстрактное, безотносительное, отрицательное, несобирательное.

«Стихотворение» — общее, конкретное, безотносительное, положительное, несобирательное.

    1. Отношения между понятиями

Предметы мира находятся друг с другом во взаимосвязи и взаимообусловленности. Поэтому и понятия, отражающие предметы мира, также находятся в определённых отношениях. Далёкие друг от друга по своему содержанию понятия, не имеющие общих признаков, называются несравнимыми (например, халатность и нитка). Остальные понятия называются сравнимыми.

Сравнимые понятия делятся на совместимые (объёмы этих понятий совпадают полностью или частично) и несовместимые, объёмы которых не совпадают ни водном элементе.

Абстрактные понятия в языке — головная боль для учёных – Linguis

Несмотря на множество исследований и всевозможных научных работ, мы по-прежнему не понимаем основные принципы работы языка. Например, как язык работает при формировании смысла всевозможных абстрактных понятий. А ведь именно их описывают 70% слов, которые мы используем в повседневной речи.

Конкретные и абстрактные понятия различаются во многих смыслах. Чтобы понять эту разницу, достаточно задать в Google такие слова, как «банан» и «свобода» и сравнить полученные изображения. Для «банана» вы получаете изображения, которые очень похожи друг на друга. А вот для «свободы» поисковике выдаст очень разные типы картинок, которые зачастую имеют мало общего.


Или представьте себе, что прилетел инопланетянин и хочет изучить ваш язык. Вы могли бы просто показать ему банан, а затем написать слово «банан» и тем самым создать прочную связь а памяти пришельца. Но вот как «на пальцах» объяснить значение слова «свобода»?Разница между конкретными и абстрактными понятиями была неоднократно исследована. Учёные доказали, что конкретные концепции гораздо легче изучаются и запоминаются, чем абстрактные. Клинические исследования, проведённые с пациентами имеющими повреждения в определённых областях мозга, показывают, что некоторые люди теряют способность понимать и вспоминать абстрактные концепции, но не конкретные. Это объясняется тем, что абстрактные и конкретные концепции обрабатываются в разных, хотя и перекрывающихся областях мозга. Иными словами, существует множество общих описаний, но нет окончательного понимания принципов.

Так, считается, что наш повседневный опыт формирует смысл понятий. Для конкретных понятий это работает достаточно хорошо: цвета, формы, текстуры, ароматы, звуки и все остальное, что мы воспринимаем через органы чувств, способствуют формированию значения конкретных понятий. Но какой цвет или форму имеет «свобода»? Какой вид опыта может представить смысл «свободы»? Ну а если наши телесные переживания не вносят непосредственного вклада в определение смысла абстрактных понятий, то как мы вообще их понимаем? А ведь в разных языках иные абстрактные понятия, несмотря на кажущуюся схожесть, могут содержать в себе различные мелкие нюансы, улавливаемые порой только носителями.

При этом, благодаря языку мы можем передавать сложнейшие понятия и тонкие оттенки смысла. И слова — это не просто ярлыки, которые мы навешиваем на понятия и идеи, которые объединяются на более глубоком когнитивном уровне. Слова создают смысл и позволяют нам формировать, комбинировать и разрабатывать сложные мысли, которые иначе невозможно было бы обрабатывать.


Существует несколько основных направлений, приверженцы которых по-разному объясняют возникновение различных концепций. Но нужно признать, что до окончательной разгадки нам всё ещё очень далеко. Впрочем, несмотря на все загадки и тайны языка, мы прекрасно можем использовать его в нашей повседневной жизни. Тут можно привести аналогию — для того чтобы свободно пользоваться компьютером, не нужно знать о принципах работы микропроцессора (более того, можно даже не знать о его существовании).

И можно смело сделать вывод о том, что изучение иностранных языков позволяет нам значительно расширить возможности нашего мозга, научить его воспринимать образы, о существовании которых мы ранее даже не подозревали. Это великолепная физкультура для мозга, которая будет исключительно полезна в любом возрасте.


Читай также:

11 интересных фактов о португальском языке
12 интересных фактов о корейском языке
12 интересных фактов о нидерландском языке

Пятимесячные младенцы соотнесли абстрактные понятия с символьной репрезентацией

Claire Kabdebon & Ghislaine Dehaene-Lambertz / PNAS, 2019

Французские ученые выяснили, что уже в возрасте пяти месяцев — до того, как появляется способность говорить, — ребенок может выстраивать связи между абстрактными понятиями и конкретными символьными обозначениями, причем как визуальными, так и звуковыми. Для этого они обучили младенцев соотносить сочетания различных слогов с изображениями и словами и измерили активность их мозга в процессе обработки знакомых и незнакомых для них сочетаний. Статья опубликована в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Концепты в человеческой системе восприятия делятся на конкретные и абстрактные, и если конкретными понятиями манипулировать довольно легко, то с абстрактными все не так просто. К примеру, есть банан: он желтый, вытянутый и сладкий на вкус — конкретный объект. Один раз выучив, что такое банан и как он выглядит, ребенок без проблем научится его определять. Есть и другие понятия, абстрактные: например, музыка, время или любовь. Каждый из этих концептов нельзя представить в виде какого-то конкретного объекта, но можно выразить символически, а самая структурированная символическая система — это человеческий язык. Скажем, абстрактное понятие любви можно описать с помощью метафор вроде «бабочки в животе», а музыку — разделить на ноты, присвоив каждой специальный символ.

Нетрудно предположить, что подобная достаточно сложная концептуальная система может выстроиться только в том случае, если ребенок уже умеет говорить и понимать речь. Тем не менее, для самого владения речью концептуальная система уже должна работать: ребенок, произнося свое первое слово, уже понимает, что это слово означает. Клэр Кабдебон (Claire Kabdebon) и Жислен Деан-Ламбертц (Ghislaine Dehaene-Lambertz) из Университета Париж-Сакле решили проверить, могут ли младенцы (всего в исследовании приняли участие 150 детей) выстраивать связь между каким-либо концептом с одной стороны и его символьным обозначением — с другой.

Ученые составили словарь из слогов, фонологически характерных для родного языка матерей младенцев — французского. Эти слоги были разделены на две группы в зависимости от расположения в них гласных и согласных. Получившиеся из таких слогов слова, в свою очередь, подразделялись на три группы в зависимости от расположения этих слогов: AAB, ABA и ABB. 

В фазу обучения до начала самих экспериментов ребенка научили связывать определенную последовательность слогов в «словах» с объектом: например, слову в форме AAB соответствовало изображение рыбки, а слову в форме ABA — изображение львенка. Во втором эксперименте вместо львенка ученые использовали символьную репрезентацию в виде псевдослова, состоявшего из одного слога.

Схема презентации стимулов в трех экспериментах. Моргающие глаза использовались для фиксации взгляда ребенка на экране

Claire Kabdebon & Ghislaine Dehaene-Lambertz / PNAS, 2019

В качестве основного показателя понимания ребенка связи между символическим обозначением и сочетанием слогов ученые с помощью электроэнцефалографии измерили поздние вызванные потенциалы головного мозга — электрическая реакция в ответ на стимул. Ученые предположили, что при обработке стимулов возникнет разница потенциалов. Другими словами, активность мозга при обработке знакомой пары концепт-символ будет отличаться от обработки незнакомой пары: пара AAB вместе с изображением львенка, предположительно, вызовет у ребенка удивление, и активность его мозга на энцефалограмме будет другой. В качестве нейтрального (контрольного) условия ученые использовали незнакомое для детей «слово» — сочетание слогов в формате ABB.

Ученые выяснили, что активность мозга младенцев при обработке знакомых и незнакомых стимулов действительно отличается: причем это было заметно как в первом эксперименте, в котором использовались только картинки, так и во втором, где символьная репрезентация была в различной модальности (не только картинки, но и слова). Более того, различие вызванных потенциалов наблюдалось и в третьем эксперименте: в нем младенцам необходимо было выстроить обратную картину, соотнеся не понятие с его символьным обозначением, а наоборот.

Эксперимент 1: разница вызванных потенциалов после презентации стимула (серым цветом) в знакомом, незнакомом и нейтральном условии

Claire Kabdebon & Ghislaine Dehaene-Lambertz / PNAS, 2019

Эксперимент 2: разница вызванных потенциалов после презентации стимула (серым цветом) в знакомом, незнакомом и нейтральном условии

Claire Kabdebon & Ghislaine Dehaene-Lambertz / PNAS, 2019

Эксперимент 3: разница вызванных потенциалов после презентации стимула (серым цветом) в знакомом и незнакомом условиях

Claire Kabdebon & Ghislaine Dehaene-Lambertz / PNAS, 2019

Авторы работы, таким образом, показали, что еще до того, как дети учатся говорить, они формируют способность связывать достаточно сложные концепты реального мира с их символьной репрезентацией. Более того, то, что дети смогли соотнести абстрактное понятие с несколькими модальностями так же говорит о том, что подобная концептуальная система достаточно гибка — как и у взрослых. При описании абстрактных и конкретных объектов мира вокруг человек может пользоваться самыми разными средствами передачи информации: так, у банана есть вкус и цвет (то есть банан воспринимается минимум через две модальности — вкусовую и зрительную), а любовь можно как описать словами, так и почувствовать. Более того, ребенок также может и восстановить обратную картину символ — понятие, что говорит о том, что его концептуальная система — уже в пятимесячном возрасте — не только гибка, но и стабильна.

Пятимесячные дети часто становятся объектами исследований, посвященных формированию языковых и концептуальных моделей до формирования самой способности говорить. Например, недавно ученые выяснили, что в этом возрасте дети умеют распознавать языковую рекурсию.

Елизавета Ивтушок

Что такое абстрактное понятие? Определение и пример

Что такое абстрактное понятие? Абстрактные понятия трудно понять. Мы все знаем, что важно уметь эффективно общаться, но абстрактные термины могут сделать это очень сложным.

что такое абстрактное понятие

Лучший способ узнать об абстрактных словах — на примере. В этой статье вы узнаете значение нескольких нарицательных абстрактных существительных и объясните, как они используются в повседневном языке. Если вам нужно больше примеров, ознакомьтесь с нашим списком конкретной лексики здесь!

Что такое абстрактное понятие?

Что такое абстрактное понятие?

Мы утверждаем, что абстрактные понятия не лишены физических или перцептивных референтов, потому что они содержат ситуационное знание.Многие люди узнали новое слово, а затем смогли использовать его в своей повседневной жизни, что является примером того, что конкретная / перцептивная информация для этого типа концепции. Можно также без проблем узнать о различных аспектах из книг или других подобных ресурсов. но когда мы пытаемся объяснить что-то сложное только с помощью текста, не показывая картинки рядом с тем, что вы читаете, всегда будет возникать некоторая путаница.

Чтобы понимать абстрактные понятия, вам нужно нечто большее, чем просто знание языка, описывающего ситуации и события.Понимание людей также включает в себя сенсорную информацию, а также то, что они испытали в реальной жизни с теми типами тем, для которых эти слова актуальны.

Абстракция и концепция — в чем разница?

Разница между абстрактным и концептом заключается в том, что абстрактную идею можно выразить одним словом, тогда как концептуализированное понятие требует большего, чем просто понимание. Примером этого может быть предложение «Летнее время означает время в бассейне!» Хотя нам всем нравится проводить время у водоемов в эти теплые месяцы, больше ничего не происходит, что делает его менее интересным, потому что вы ничего не знаете о том, как люди проводят выходные дни.Этот отрывок можно было бы лучше прочитать следующим образом: Летний сезон собирает семьи, которые ищут развлечения на свежем воздухе, такие как плавание или просто совместный отдых под солнечными лучами, когда они не ловят рыбу на местных озерах/водохранилищах.

Что такое примеры абстрактных понятий?

Когда вы смотрите на предметы перед вашими глазами, необязательно, чтобы все они были пронумерованы от одного до четырех. Вы можете увидеть десять элементов, если есть два одинаковых, и еще восемь, которые отличаются друг от друга настолько, что мы замечаем их как отдельные объекты.Если бы кто-то спросил нас, какое число присутствует в этих группах, я бы сказал, что это то, что первым привлечет мое внимание, не принимая во внимание мнения других о том, сколько различных категорий существует в этой конкретной группе — мыслите нестандартно!

То есть четыре не является свойством объектов, которые вы видите. Скорее это абстрактная концепция, которая применяется при восприятии сенсорных образов (цвета, звуки, ароматы, запахи и чувства). Идея придает числовое значение любому образу, который ваши чувства предстают перед ними, чтобы это «абстрактное» знание могло быть понято кем-то другим, кто знает о его применении к этим конкретным телесным переживаниям.

Термин «четыре» не может относиться к чему-то физическому, потому что нет никаких материальных сущностей, где они вступают в игру; вместо этого — поскольку реальность состоит только из ощущений.

Является ли счастье абстрактным понятием?

Является ли счастье абстрактным понятием?

Счастье — понятие абстрактное, но его можно измерить. Все дело в том, что мы чувствуем и какие у нас мысли внутри нас; это включает как психическое состояние, так и физические ощущения, такие как голод или жажда (Suikkanen 2011).В последнее время больше внимания уделяется выяснению того, кто счастлив, с помощью некоторых исследований, проведенных правительственными чиновниками по всей Австралии и посвященных уровню счастья среди их собственного населения.

Динамика домохозяйств, доходов и труда в Австралии (HILDA) проводит анкетный опрос, в основном касающийся жизни жителей Австралии. Он фокусируется на счастье, основанном на их полевой работе, с доказательствами, чтобы показать, например, как оно по-разному влияет на разные демографические данные; одни и те же домохозяйства или отдельные лица будут иметь разные уровни в зависимости от того, удовлетворены они или нет.

Деньги — абстрактное понятие?

Деньги — это домашнее животное, их можно определить чем угодно. Миллиарды наличными могут быть бесполезны для котенка, но их ценность существует только в том случае, если их рассматривать в перспективе с другими вещами, имеющими такое же или меньшее значение для нас, людей, которые понимают, насколько важна эта концептуальная конструкция, называемая «стоимостью»!

Деньги были созданы из ничего (отсюда и название), но что значит «стоимость»? Это слово использовалось еще до того, как появилось человечество, поэтому должна существовать какая-то логика, объясняющая, почему одни вещи имеют больший вес, чем другие, и, конечно же, со временем люди согласились с его определением: ценность естественным образом возникает в нашем сознании на основе прошлого опыта, который позволять им все виды свобод, одновременно ведя жизни.

Абстрактное мышление

Абстрактное мышление более творческое, чем конкретное. Он включает в себя рассмотрение символических, концептуальных и абстрактных идей, которые могут не основываться на специфике настоящего или здесь-и-сейчас. Например: «Есть три собаки». Утверждение, основанное на таком типе мысли, с меньшей вероятностью вызовет интерес, потому что оно не дает никакой новой информации по сравнению с чем-то вроде «Мимо только что прошел ребенок!» который вполне может принадлежать кому-то другому в какой-то момент! По мере взросления люди нуждаются в повышенном уровне абстракции, чтобы не слишком привязываться/зависеть от определенных аспектов нашей жизни.

Как объяснить абстрактные понятия?

Как объяснить абстрактные понятия?

Способность идентифицировать, понимать и передавать абстрактные понятия является основополагающим элементом человеческого интеллекта. Часто думают, что все такие идеи являются воображаемыми, потому что они не могут быть задокументированы доказательствами в физическом мире, но это сложнее, поскольку некоторые истины могут существовать за пределами нашего текущего понимания или восприятия.

Характеристика «абстрактного понятия» для психологии

Целью этой характеристики является определение понятия или идеи.Это описание фиксирует то, что нас больше всего интересует в определенных понятиях, т. е. свойства, которые делают абстрактные понятия интересными для изучения, в котором находятся эти умы. Это позволит психологам более четко определять хотя бы парадигматические случаи, когда некоторые слова могут учитывать лексическую неоднозначность, не смешивая конкретность с общностью, сложностью и т. д.

Концепции являются абстрактными, если они применяются к событиям, действиям и свойствам, которые не имеют общих диагностических признаков. Разумно, что представления этих понятий было бы недостаточно, поскольку некоторые мыслительные операции могут нуждаться или требовать дополнительной информации, чтобы мы, люди, понимали, о чем мы думаем!

Другими словами, цель состоит в том, чтобы дать теоретически мотивированную характеристику того, что происходит в психологии, которая будет полезна для принципиального выбора парадигмальных случаев и формулирования лучших текстов инструкций.С этой точки зрения он обеспечивает обоснование при выборе стимулов или ином планировании исследований в отношении методологии; эти объяснения могут дать представление о том, почему определенные решения были приняты на этапах проектирования

 

Абстрактные понятия трудно понять, потому что они не имеют физической формы. Вы можете сделать абстрактные мысли более понятными, дав им визуальное представление. Абстрактные идеи легче понять, если вы предоставите людям конкретные примеры, которые помогут проиллюстрировать, что они означают в реальном мире.

 

Смотрите больше статей в категории: Цифровой

Абстрактное понятие – обзор

4 Обсуждение

Мы начали эту главу с вопроса о том, как абстрактные понятия могут быть основаны на сенсомоторной обработке. Были предложены две обоснованные точки зрения; репрезентация конкретными ситуациями и концептуальный метафорический взгляд. В то время как лишь несколько исследований исследовали идею о том, что абстрактные понятия представлены конкретными ситуациями, гораздо больше изучалась роль метафор или схем образов.Как показывают рассмотренные выше данные, схемы изображений актуальны для абстрактных понятий. Схемы изображений активируются быстро и автоматически, даже когда люди выполняют простые недвусмысленные задачи, не связанные с метафорическим языком. Установив, что образные схемы играют роль, мы должны теперь обратиться к вопросу о том, что это за роль. Одной из больших проблем применения теории концептуальных метафор к ментальной репрезентации является прояснение процесса сопоставления схем изображений с абстрактными понятиями.Это оказывается нетривиально. Одна из основных проблем заключается в том, что концепция схем изображений до сих пор окутана тайной, и этот термин используется для обозначения совсем других вещей. Hampe (2005; см. также Gibbs, 2005), например, отметил, что не существует набора четких критериев, отличающих схемы изображений от других типов мысленных представлений. Гиббс (2006) описал схемы изображений как воплощенные, но в то же время абстрагированные от модально-специфической сенсорной активации, тогда как Грэди (2005) определил схемы изображений как ментальные репрезентации конкретного сенсорного опыта.Додж и Лакофф (2005) утверждали, что схемы образов — это категории переживаний, для которых используются одни и те же слова (например, high используется для пространственного положения, количества, силы, божественности и т. д.). Однако Мандлер (2005) рассматривал схемы изображений как самые ранние понятия, которые усваиваются младенцами. Эти образные схемы не обладают перцептивными свойствами, но в то же время являются довербальными. Гентнер (2003) утверждал, что схемы изображений скорее абстрактны, чем конкретны. Хотя этот краткий обзор представлений не является исчерпывающим, он показывает, что идея схемы изображения не определена должным образом.

Единственная вещь, с которой исследователи, похоже, согласны, это то, что схемы образов применимы к воплощенным переживаниям в различных сенсорных модальностях. Затем эти схемы изображений могут быть расширены до более абстрактных понятий. Таким образом, схемы изображений отражают общность между различными, повторяющимися переживаниями в разных областях и модальностях. Пространственный компонент является важным аспектом схем изображений. Например, схемы изображений вверх-вниз , источник-путь-цель , контейнер и расстояние схемы изображения относятся к пространственному опыту, независимо от того, является ли он визуальным, тактильным или двигательным.Таким образом, схемы изображений могут быть важны для связывания восприятия различных модальностей и действия вместе. Например, чтобы иметь связные переживания вертикальности, схема изображения связывает визуальные переживания, проприоцептивные переживания и двигательные действия, так что представление визуальной вертикальной ориентации может быть похоже на представление чувства вертикальной ориентации и представление действия в вертикальные ориентации (аналогично идее кодирования событий, Hommel, 2004).Таким образом, схемы изображений могут быть скелетными, обеспечивая базовую структуру, к которой плоть (конкретные детали восприятия, валентность и т. д.) добавляется с помощью определенного значения и контекста (например, Gibbs, 2006; Johnson, 2005).

С этой точки зрения схемы образов не тождественны конкретным понятиям, потому что им недостает перцептивной детализации последних. Скорее, их можно рассматривать как признаки, обеспечивающие элемент структуры как конкретных, так и абстрактных понятий. Переживание вертикальности в определенной модальности может реактивировать предыдущий опыт вертикальности в других модальностях.Мы можем даже распространить этот механизм на язык. Слова, относящиеся к вертикальности, могут быть привязаны к физическому опыту вертикальности, потому что они используются в одной и той же ситуации. Таким образом, схемы изображений могут отражать ассоциации между словами и переживаниями в различных модальностях.

Однако остается важный вопрос о происхождении связи между схемами образов и абстрактными понятиями. Это может быть проблема курицы и яйца. Связь между схемой образа и абстрактным понятием может быть сформирована во время раннего опыта, в котором эти две области объединяются (Johnson, 1997).Например, ранний опыт власти обычно включает восприятие вертикальности, например, когда ребенок смотрит на более сильного взрослого или более высокого ребенка. Эти частые переживания могут лежать в основе отношения между схемой образа вверх-вниз и властью. С другой стороны, метафорический язык может активировать репрезентации физических переживаний, которые затем создают связь между конкретными и абстрактными областями. Например, такие выражения, как высокая мощность или низкий статус , могли активировать конкретную вертикальную симуляцию, что привело к представлениям, в которых сила и вертикаль были объединены.Хотя эта точка зрения не объясняет историческое происхождение метафорических выражений, для отдельных людей она может работать, потому что они подвергаются воздействию метафорического языка в процессе развития. Третья возможность состоит в том, что схема изображения и абстрактное понятие имеют совершенно разные репрезентации, и люди могут создавать метафорическое отображение на лету как аналогию или концептуальную смесь.

Однако для полного представления абстрактных понятий схем изображений недостаточно. Тот факт, что схема вверх-вниз может быть сопоставлена ​​с несколькими различными понятиями, такими как мощность , валентность , божественность и количество , показывает, что для различения этих понятий требуется больше признаков, как и понятий кровь, яблоко, светофор, и ковер имеют общий признак красный, , но этого признака недостаточно для представления этих разных понятий.Схема изображения вверх-вниз , например, указывает на то, что все понятия имеют некоторую шкалу, по которой можно сравнивать вещи (например, сильное против бессильного), но для полного понимания требуется больше.

Ситуации или события могут предоставить такую ​​дополнительную репрезентативную силу. Репрезентации конкретных ситуаций и событий могут обеспечивать полный спектр перцептивных, двигательных и аффективных переживаний (Barsalou & Wiemer-Hastings, 2005). За исключением психологических экспериментов с использованием отдельных слов, абстрактные понятия почти никогда не обрабатываются изолированно.Скорее, такое понятие, как власть, представлено потому, что существует определенная сущность (например, мать, босс, страна), которая имеет власть над другой конкретной сущностью (например, ребенком, работником, другой страной), заставляя ее выполнять определенные действия (например, убирать). встань, напиши отчет, урежь бюджет). Схемы изображений обеспечивают схожую структуру для таких разнообразных ситуаций, но фактические детали обеспечивают смысл. В связи с этим схемы изображений не являются окончательным решением проблемы обоснования абстрактных понятий. Широкое распространение схем изображений при обработке абстрактных понятий показывает, что сходство между конкретными и абстрактными областями имеет решающее значение для понимания.Однако полное обоснование абстрактных понятий сенсомоторным опытом требует дополнительного шага. Скорее всего, такое обоснование обеспечивают богатые перцептивные, моторные и оценочные детали конкретных ситуаций.

Резюме, конкретные, общие и специальные термины

Введение

Язык может быть нашим самым мощным инструментом. Мы используем его, чтобы понять наш мир через слушать и читать, а также сообщать о своих чувствах, потребностях и желаниях через говорить и писать.Обладая хорошими языковыми навыками, у нас гораздо больше шансов понимать и быть понятым, а также получать то, что мы хотим и в чем нуждаемся, от окружающих нас.

Существует много способов маркировать или классифицировать язык, поскольку мы учимся лучше контролировать оно — по уровням, таким как формальный, неформальный, разговорный или сленговый; по тонам, такие как жесткие, напыщенный, разговорчивый, дружелюбный, прямой, безличный; даже по функциям, таким как существительное, глагол, прилагательное. Я хочу познакомить вас с мощным способом классификации язык — по уровням абстракции, или конкретности, или общности, или специфичности (любой из этих четырех терминов на самом деле подразумевает другие).

Подход к языку в этих терминах ценен, потому что он помогает нам понять, что типы языка с большей вероятностью будут поняты, а какие с большей вероятностью будут неправильно понятый. Чем более абстрактным или общим является ваш язык, тем более неясным и скучным это будет. Чем конкретнее и конкретнее ваш язык, тем яснее и ярче он будет. будет.

Давайте посмотрим на эти разные типы языка.

Абстрактные и конкретные термины

Абстрактные термины относятся к идеям или понятиям; у них нет физических референтов.

[Остановитесь прямо здесь и перечитайте это определение. Многие читатели сочтут его расплывчатым и скучный. Даже если вы находите это интересным, может быть трудно определить смысл. Делать значение этого абстрактного языка более ясно, нам нужны некоторые примеры.]

Примеры абстрактных терминов включают любовь, успех, свободу, добро, мораль, демократию , и любой -изм (шовинизм, коммунизм, феминизм, расизм, сексизм ). Эти термины довольно распространены и знакомы, и поскольку мы узнаем их, мы можем вообразить, что мы понять их — но на самом деле мы не можем, потому что значения не будут оставаться на месте.

Возьмите любовь в качестве примера. Вы слышали и использовали это слово с трехлетнего возраста. или четыре года. Значит ли это для вас сейчас то, что значило для вас, когда вам было пять лет? когда тебе было десять? когда тебе было четырнадцать (!)? Я уверен, вы разделите мою уверенность в том, что слово меняет значение, когда мы женимся, когда мы разводимся, когда у нас появляются дети, когда мы оглядываемся назад на потерянных родителей или супругов или детей. Слово остается прежним, но смысл сохраняется меняется.

Если я скажу: «Любовь — это хорошо», вы, вероятно, подумаете, что понимаете и будете склонен со мной согласиться.Однако вы можете передумать, если понимаете, что я имею в виду, что «проституция должна быть легализована» [черт возьми, любовь хороша!].

Как насчет свободы ? Это слово достаточно знакомо, но когда я говорю: «Я хочу свобода», о чем я говорю? развод? самозанятость? летние каникулы? погашенные долги? моя собственная машина? штаны посвободнее? Смысл свободы не останется еще. Посмотрите на другие примеры, которые я вам привел, и вы увидите такие же проблемы.

Означает ли это, что мы не должны использовать абстрактные термины? Нет, нам нужны абстрактные термины.Мы должны говорить об идеях и концепциях, и нам нужны термины, которые их представляют. Но мы должны понять, насколько неточны их значения, как легко они могут быть разными понятно, и какими утомительными и скучными могут быть длинные цепочки абстрактных терминов. Абстрактные термины полезны и необходимы, когда мы хотим назвать идеи (как мы это делаем в тезисах и некоторые предложения темы абзаца), но они вряд ли прояснят суть или интересны сами по себе.

Конкретные условия относятся к объектам или событиям, доступным для органов чувств.[Это прямо противоположно абстрактные термины , которые называют вещи, которые не доступны чувствам.] Примеры конкретных терминов включают ложка, стол, бархатный глаз пластырь, носовое кольцо, синусовая маска, зеленая, горячая, прогулочная . Поскольку эти термины относятся к объекты или события, которые мы можем видеть, слышать, ощущать, пробовать на вкус или обонять, их значение очень стабильный. Если вы спросите меня, что я имею в виду под словом ложка , я могу взять ложку и покажи это тебе.[Я не могу взять свободу и показать вам или указать на маленькая демократия ползет по подоконнику. Я могу измерить песок и кислород вес и объем, но я не могу собрать фунт ответственность или литр мораль возмущение. ]

В то время как абстрактные термины, такие как любовь , меняют значение со временем и обстоятельствами, конкретные термины, такие как ложка , остаются почти такими же. Ложка и для горячего и щенок сейчас значат для вас почти то же самое, что и когда вам было четыре года.

Вы можете подумать, что понимаете и соглашаетесь со мной, когда я говорю: «Мы все хотим успеха». Но, конечно же, мы не все хотим одного и того же. Успех означает разные каждому из нас, и вы не можете быть уверены в том, что я имею в виду под этим абстрактным термином. На С другой стороны, если я скажу: «Я хочу золотой «Ролекс» на запястье и «Мерседес» в дорога», вы точно знаете, что я имею в виду (и вы знаете, хотите ли вы того же вещи или разные вещи). Вы видите, что конкретные термины более четкие и более интересно, чем абстрактные термины?

Если бы вы были политиком, вы бы предпочли абстрактные термины конкретным терминам.«Мы направим все наши значительные ресурсы на удовлетворение потребностей наших избирателей» звучит гораздо лучше, чем «Я потрачу 10 миллионов долларов ваших налогов на новое шоссе, которое поможет моему крупнейшему участнику кампании». Но ваша цель как писатель должен не скрывать ваши истинные смыслы, а делать их ясными, так что вы будете работать, чтобы использовать меньше абстрактных терминов и больше конкретных терминов.


Общие и специальные условия

Общие термины и частные термины не являются противоположностями, как абстрактные и конкретные термины; вместо этого они являются разными концами ряда терминов. Общие термины относятся к группам; конкретный Термины относятся к отдельным лицам, но между ними есть место. Давайте посмотрим на примере.

Мебель — общий термин; он включает в себя множество различных элементов. Если я попросить вас сформировать образ мебели, сделать это будет непросто. ты видишь отдел? выставочный зал магазина? столовая? офис? Даже если вы можете создать четкое изображение в как вы думаете, насколько вероятно, что другой читатель сформирует очень похожий образ? Мебель это конкретный термин (он относится к чему-то, что мы можем видеть и чувствовать), но его значение все еще трудно определить, потому что группа очень большая.Вы испытываете положительные или отрицательные чувства к мебель ? Опять же, трудно разработать большую реакцию, потому что группа, представленная этим общим термином, слишком велика.

Мы можем уменьшить группу, используя менее общий термин стул . Это все еще довольно общий (то есть он по-прежнему относится к группе, а не к отдельному человеку), но легче представить стул, чем мебель .

Сдвиг рядом с Кресло-качалка. Теперь изображение становится четче и проще сформировать отношение к предмету. Образы, которые мы формируем, скорее всего, очень похожи. и у всех нас, вероятно, будут схожие ассоциации (комфорт, расслабление, спокойствие), поэтому этот менее общий или более конкретный термин более ясно передает информацию, чем более общий или менее конкретные термины перед ним.

Мы можем становиться все более и более конкретными. Это может быть кресло-качалка La-Z-Boy . Это может быть зеленое бархатное кресло-качалка La-Z-Boy .Это может быть лаймово-зеленый бархат . Кресло-качалка La-Z-Boy с ожогом от сигареты на левой руке и измельченным желе пончик вдавлен в задний край подушки сиденья. К тому времени, как мы доберемся до последнее описание, мы, конечно, достигли человека, один стул. Обратите внимание, как легко состоит в том, чтобы визуализировать этот стул и то, какое отношение мы можем к нему сформировать.

Чем больше вы полагаетесь на общие термины, тем более расплывчатым и расплывчатым будет ваше письмо. тупой. Однако по мере того, как ваш язык становится более конкретным, ваши значения становятся более ясными и понятными. ваше письмо становится более интересным.

Означает ли это, что вам нужно напичкать текст множеством подробных описаний? Нет. Во-первых, вам не всегда нужны модификаторы для идентификации личности: Билл Клинтон и Мать Тереза ​​ — это особенности; так же как и Camaro Боба и бородавка на Подбородок Зельды . Во-вторых, не все должно быть индивидуально: иногда нужно знаем, что Фред сидел в кресле, но нам все равно, как это кресло выглядело.


Подведение итогов

Если вы вспомните то, что только что прочитали, скорее всего, вы легко вспомните и конечно, понимаю золотой «Ролекс», «Мерседес» и светло-зеленый «Ла-Зи-Бой». кресло-качалка.Их значения ясны, и они несут с собой образы (нам легче вспоминать вещи, связанные с чувственным впечатлением, поэтому легче помнить, как научиться кататься на велосипеде или плавать, чем помнить об обучении причины Гражданской войны).

Мы воспринимаем мир в первую очередь и наиболее ярко через наши чувства. С самого начала, мы чувствуем горячее, холодное, мягкое, грубое, громкое. Наши ранние слова все конкретны: нос, рука, ухо, чашка, мама. Мы учим конкретные термины: «Где рот ребенка?» «Где детской ножке?», а не «Где детская демократия?» Почему мы обращаемся к абстракции и обобщения, когда мы пишем?

Я думаю, отчасти это связано с тем, что мы пытаемся предложить идеи или выводы.мы работали им тяжело, мы гордимся ими, это то, чем мы хотим поделиться. После того, как Мэри скажет вам что ты ее лучший друг, ты слышишь, как она говорит Маргарет, что действительно ненавидит тебя. Миссис. Уорнер обещает доплатить вам за то, что вы сгребете ее газон после стрижки, но когда вы закончила, она говорит, что это должно быть частью первоначальной цены, и она не даст вам обещанные деньги. Твой папа обещает забрать тебя в четыре часа, но оставляет стоять как дурак на углу до шести.Ваш босс обещает вам повышение, а затем дает вместо этого племяннику своего босса. Из этого и более конкретного опыта вы узнаете, что нельзя всегда всем доверять. Рассказываете ли вы своему ребенку эти истории? Скорее ты просто скажите ребенку: «Нельзя всегда всем доверять».

Потребовалось много конкретного опыта, чтобы преподать вам этот урок, но вы пытаетесь передать его несколькими общими словами. Вы можете думать, что поступаете правильно, отдавая ребенок урок без боли вы прошли.Но боль преподает урок, а не общие условия. «Нельзя всегда доверять всем» может быть хорошей основной идеей для эссе или параграфа, и это может быть все, что вы хотите, чтобы ваш ребенок или ваш читатель понять, но если вы хотите сделать этот урок ясным, вам придется дать своему ребенку или читатель конкретный, конкретный опыт.

Какие принципы, обсуждаемые на этой странице, действуют в следующем отрывке из эссе Джеффа Биггера В поисках Эль Чапареке ?

ЭТО БЫЛ ДЕНЬ Стены каньона Кусараре, индейской деревни тараумара, спрятанной в Сьерра-Мадрес штата Чиуауа на севере Мексики, расцвели женщинами в разноцветных юбках, легионами детей, преследуемых собаками, мужчинами в белых рубашках и сомбреро, все каскадом по тонким, как карандаш, дорожкам к площади.Женщины — шевелящиеся младенцы, оседланные на спинах в ребозо, — сидели группами у стен миссии, часами не говоря ни слова, попивая раз в неделю кока-колу, наблюдая, как верующие идут на мессу, молодые люди стреляют в обручи, а мужчины постарше слонялись вокруг скамеек. в задней части площади, ожидая еженедельного собрания местного кооператива под открытым небом. Свиньи бродили по дороге в праздном веселье, а собаки дрались по команде возле маленького магазина.

Вы можете проверить этот принцип в учебниках, которые вы читаете, и в лекциях, которые вы слушаете к.Если вы чувствуете скуку или замешательство, скорее всего, вы получаете обобщения и абстракции. [Это почти неизбежно — цель текстов и учителей состоит в том, чтобы дать вам общие принципы!] Вы обнаружите, что ваш интерес и ваше понимание возрастают. когда автор или учитель начинает предлагать конкретику. Один из самых полезных вопросов вам может спросить неясную презентацию ( включая вашу собственную ) это: «Можете ли вы дать мне пример?»

Ваше письмо (будь то эссе, письмо, меморандум, отчет, реклама или резюме) будут более четкими, интересными и лучше запоминающимися, если они преобладают конкретные и специфические термины, и если он сохраняет абстрактные и общие термины для минимум.Продолжайте использовать абстрактные и общие термины в своем тезисе и Тематические предложения. Но сделайте развитие конкретным и конкретным.


Последнее примечание, указывающее куда-то еще

Иногда учащиеся думают, что это обсуждение типов языка касается словарного запаса, но это не так. Вам не нужен причудливый словарный запас, чтобы придумать изогнутую ложку или хромать собака или Мэри сказала Маргарет, что ненавидит меня . И дело не в воображении.Если вы пришли к какому-либо обоснованному заключению, вы, должно быть, имели, читали или слышал о соответствующем опыте. Поиск конкретных деталей не требует большого словарный запас или живое воображение, просто готовность вспомнить то, что вы уже знаете. Если вы действительно не можете найти какие-либо примеры или подробности, подтверждающие ваш общий вывод, скорее всего, вы действительно не знаете, о чем говорите (и мы все виноваты в этом). больше, чем мы готовы признать).

Где появляются эти конкретные особенности в процессе письма? Вы должны собрать много конкретных особенностей на этапах до написания изобретения и открытия. Если вы иметь под рукой много конкретных деталей до вы организуете или составляете проект, вы, вероятно, думать и писать легче и точнее. Хорошо писать легче, когда ты ближе к пониманию того, о чем вы говорите.

Вы, безусловно, придумаете больше конкретных деталей по мере того, как будете составлять черновик, и больше, когда будете пересматривайте и, возможно, еще больше по мере редактирования. Но ты станешь лучшим писателем, если сможешь собрать некоторые конкретные детали в самом начале.

После того, как вы прочитали и обдумали этот материал, у вас должно сложиться достаточно ясное представление о том, что такое конкретные особенности и зачем они вам нужны.Вашим следующим шагом будет упражняться.

границ | Семантическое содержание абстрактных понятий: исследование списка свойств 296 абстрактных слов

Введение

Исследование концептуального знания является важной темой когнитивной психологии и когнитивной науки в целом. Основные способности человека, такие как решение проблем, планирование действий, распознавание объектов, общение и речь, в решающей степени зависят от концептуальных знаний, хранящихся в семантической долговременной памяти (Tulving, 1972; Humphreys et al., 1988; Кифер и Пулвермюллер, 2012). Существует соглашение о том, что понятия являются основными единицами познания. Понятия определяются как ментальные сущности, которые обеспечивают фактическое знание путем интеграции наших сенсорных и двигательных переживаний с окружающей средой в категориальной форме (Хамфрис и др., 1988; Кифер и Пулвермюллер, 2012). Они относятся к конкретным объектам, а также к референтам, которые не поддаются непосредственному наблюдению, таким как психические или эмоциональные состояния, абстрактные идеи, социальные констелляции и научные теории.Главный вопрос в этой связи касается роли модально-специфических систем в репрезентации концептуального знания.

Традиционные модели семантической памяти предполагают, что понятия представлены в амодальном, символическом формате, отличном от сенсорных и моторных систем (Коллинз и Лофтус, 1975; Андерсон, 1978; Пилишин, 1980; Фодор, 2001; Махон и Карамазза, 2009). Преимущество этих моделей заключается в том, что они естественным образом объясняют представление всех понятий, поскольку амодальный и символьный код очень мощен с точки зрения вычислительной мощности (Rogers et al., 2004; Паттерсон и др., 2007). Это становится особенно очевидным при рассмотрении абстрактных понятий, у которых по определению нет четкого физического референта. На первый взгляд, абстрактные понятия не опираются на сенсорную, моторную или другую модально-специфическую информацию, так что их репрезентация может быть вполне естественно объяснена в рамках амодальной теоретической основы. На нейронном уровне в качестве центральных коррелятов концептуальной репрезентации были предложены передняя (Patterson et al., 2007; Visser et al., 2010) и задняя (Gold et al., 2006; Hoffman et al., 2012) височная кора. , служащие амодальными семантическими центрами.Такие амодальные теории предполагают, что сенсорная и моторная системы мозга не участвуют причинно в извлечении концептуальной информации, а скорее рассматриваются как эпифеномен (McClelland and Rogers, 2003).

Более современные теории воплощенного или обоснованного познания (Галлезе и Лакофф, 2005; Пулвермюллер, 2005; Барсалу, 2008; Борги и Чиматти, 2009; Куста и др., 2009; Луверсе, 2011; Метеярд и др., 2012; Кифер и Барсалу). , 2013), напротив, предполагают, что концепты в основном представлены в различных областях, специфичных для модальности.Эти теории постулируют, что концептуальные признаки представлены скоплениями клеток, распределенными по сенсорным, моторным, интроспективным и эмоциональным областям мозга. В соответствии с теорией Хебба (Hebb, 1949), эти функциональные нейронные сети возникают в результате одновременной активации уже существующих локальных и распределенных клеточных сборок в модально-специфических областях (Pulvermuller and Fadiga, 2010). Следовательно, концептуальное знание сильно зависит от индивидуального опыта (Kiefer et al., 2007; Beilock et al., 2008; Лайонс и др., 2010; Виллемс и др., 2010 г.; Хениг и др., 2011). Предполагается, что эти специфические для модальности области функционально способствуют концептуальному пониманию (Pulvermüller, 2005). Согласно недавно появившимся гибридным моделям, концептуальные знания являются результатом обработки в мозговых цепях, специфичных для модальности, которые взаимодействуют с узлами мультимодальных соединений (Kiefer and Pulvermuller, 2012; Garagnani and Pulvermuller, 2016). Считается, что последние служат общему семантическому связыванию и интеграции.

Исследования, поддерживающие теории обоснованного познания, в основном изучали представление конкретных понятий, таких как «молоток» или «звенеть» (обзоры см.: Kiefer and Pulvermüller, 2012; Meteyard et al., 2012; Kiefer and Barsalou, 2013; для расширения от обоснованных теорий познания к абстрактным понятиям, см. ниже). Несколько исследований с использованием методов функциональной нейровизуализации показали, что обработка действий (например, Hoenig et al., 2008), зрительных (Simmons et al., 2007), вкусовых (например, Barros-Loscertales et al., 2012), обонятельные (Gonzalez et al., 2006) и связанные со звуком (Kiefer et al., 2008) концепции вызывают активацию в соответствующих модально-специфических областях мозга. Аналогичные результаты свидетельствуют в пользу обоснованных теорий познания, полученных с помощью электрофизиологической (например, Trumpp et al., 2014), поведенческой (например, Garcia and Ibanez, 2016), нейропсихологической (например, Trumpp et al., 2013) и транскраниальной магнитной стимуляции (TMS) (например, Pulvermüller et al., 2005).

В то время как обоснование концепций конкретных объектов в сенсорной и двигательной системах хорошо задокументировано, само существование абстрактных концепций, таких как «красота», «свобода» и «справедливость», представляет собой серьезную проблему для основы обоснованного познания.Абстрактные понятия характеризуются отсутствием уникальных физических характеристик, таких как форма, цвет и текстура, и, следовательно, не имеют ясно воспринимаемого референта (Crystal, 2004). Поскольку отсутствует четкий физический референт, который можно было бы воспринять нашими органами чувств (Paivio, 1986), подходы к обоснованному познанию должны быть расширены для учета репрезентаций абстрактных понятий. С этой целью усовершенствованные подходы обоснованного познания к абстрактным концепциям, таким как учетная запись аффективного воплощения (AEA; Kousta et al., 2009), были разработаны теория языка и ситуативного моделирования (LASS; Barsalou et al., 2008) и слова как подход к социальным инструментам (WAT; Borghi and Binkofski, 2014) (сходные подходы см. также в Louwerse, 2011; Коннелл и Лайнотт, 2012, 2014). Они подчеркивают важность лингвистического (Barsalou et al., 2008; Kousta et al., 2009; Borghi and Binkofski, 2014), социального (Borghi and Binkofski, 2014), интроспективного (Kiefer and Barsalou, 2013) и аффективного (Kousta et al., 2009) эмпирическая информация для представления абстрактных понятий в дополнение к сенсомоторной информации (см. Connell, 2018), которая используется посредством метафорических отношений с конкретными понятиями, как указано в теории концептуальных метафор (Lakoff and Johnson, 1980) .Значение социальной, аффективной и интроспективной информации можно проиллюстрировать при рассмотрении понятий «свобода» и «справедливость». Размышление о свободе может имитировать эмпирическую информацию, которую человек собрал в движении хиппи в 1960-х годах, чувствуя себя свободным и, возможно, немного мятежным (аффективный и интроспективный аспекты), протестуя с единомышленниками против социальных потрясений (социальный аспект). С другой стороны, размышления о справедливости могут вызвать информацию о судебном заседании с участием двух противоборствующих сторон (например,г., хиппи против полицейских; социальный аспект), где победившая сторона впадает в прилив победы, а проигравшая сторона чувствует себя потрясенной и разоренной (аффективный и интроспективный аспекты).

Исходя из этих соображений, четкое разграничение между конкретными и абстрактными понятиями, предложенное, например, Пайвио (1986) в его теории двойного кода, по меньшей мере сомнительно (см. также Wiemer-Hastings et al., 2001; Connell and Lynott, 2012): Пайвио предположил, что абстрактные понятия хранятся только в словесно-символическом коде, тогда как конкретные понятия опираются как на зрительно-воображаемый, так и на словесно-символический код.В соответствии с рассуждениями Пайвио совсем недавно утверждалось, что абстрактные понятия требуют амодальных, словесно-символических представлений (Mahon and Caramazza, 2009).

Однако это представление о строгой дихотомии между конкретными и абстрактными понятиями с абстрактными понятиями, основанными только на словесно-символических представлениях, было оспорено (Wiemer-Hastings and Xu, 2005). Абстрактные понятия часто активировали языковые области левого полушария в исследованиях нейровизуализации (Desai et al., 2011; Sakreida et al., 2013), что свидетельствует об относительно большей значимости словесных ассоциаций для этой концептуальной категории. Однако активность внутри сенсомоторной системы также была получена как для абстрактных, так и для конкретных слов (Pexman et al., 2007), что указывает на то, что абстрактные понятия также зависят от сенсорной и моторной информации.

Другие исследования также показали, что конкретные и абстрактные понятия скорее различаются по своему ситуационному содержанию, чем по формату представления (Wiemer-Hastings and Xu, 2005).Хотя бимодальное распределение оценок конкретности указывало на разделение абстрактных и конкретных понятий на две большие группы, внутри этих групп также наблюдалась большая дисперсия (Wiemer-Hastings et al., 2001). Кроме того, аспекты, основанные на самоанализе, определяли рейтинги абстрактности. Роль внутренних состояний для значения абстрактных понятий была подтверждена в дальнейшем исследовании списка свойств Барсалу и Вимер-Хастингс (2005). Участников их исследования попросили создать ассоциации в отношении абстрактного (например,г., «свобода»), конкретные (например, «автомобиль») и промежуточные (например, «ферма») понятия. Конкретные понятия вызывали свойства, связанные с объектами, местами и поведением в ситуациях, тогда как абстрактные понятия в основном ассоциировались с самоанализом, психическими состояниями и социальными аспектами ситуаций с промежуточными понятиями, лежащими между ними. Более поздние исследования с использованием оценок и последующего иерархического кластерного анализа для большого набора конкретных и абстрактных слов также показали, что абстрактные понятия более тесно связаны с эмоциями, социальным познанием, внутренними и психическими состояниями, чем конкретные понятия (Troche et al., 2014, 2017; Биндер и др., 2016). На участие интроспекции и внутренних состояний в обработке абстрактных понятий указывает также нейровизуализирующая работа. Например, Уилсон-Менденхолл и соавт. (2013) продемонстрировали своим участникам абстрактную концепцию «убедить» во время задачи на сопоставление концепции и сцены, где активизировались области мозга, лежащие в основе психических состояний и социального взаимодействия.

Помимо интроспекции, социальных аспектов и словесных ассоциаций, семантическое содержание абстрактных понятий, по-видимому, также зависит от сенсорной и моторной систем, подобно понятиям конкретных объектов, хотя, возможно, и в несколько меньшей степени (Barsalou and Wiemer-Hastings, 2005). ; Трош и др., 2014, 2017; Биндер и др., 2016). Исследования, дающие оценки модальности для конкретных и абстрактных понятий, показали связь сенсорного опыта со всеми понятиями, независимо от того, классифицируются ли они как абстрактные или конкретные (Lynott and Connell, 2009, 2013; van Dantzig et al., 2011). Поведенческие исследования, изучающие «эффект совместимости действия-предложения» (Glenberg and Kaschak, 2002; Glenberg et al., 2008), показали вклад двигательной системы в понимание абстрактных понятий, когда участники обрабатывали их в рамках предложений.Нейровизуализационные исследования также продемонстрировали участие сенсорной и двигательной систем мозга во время обработки слов абстрактных эмоций, подобных словам действия, связанным с лицом и рукой (Moseley et al., 2012; см. также Dreyer et al., 2015; Vukovic et al. , 2017) или при обработке физических понятий (например, «частота») аналогично выполнению ритмических движений (Mason and Just, 2016).

В совокупности исследования поведения и нейровизуализации показали, что абстрактные понятия зависят не только от вербальной системы (Wang et al., 2010), но и на множестве модальных систем, включающих восприятие, действие, эмоции и внутренние состояния. Хотя многие исследования рассматривали абстрактные понятия как недифференцированную концептуальную категорию, определяемую исключительно отсутствием воспринимаемого физического референта, и противопоставляли их как единый класс конкретным понятиям (см. Wang et al., 2010), семантическое содержание абстрактных понятий может быть намного богаче и крайне неоднородны (Wiemer-Hastings et al., 2001). Например, были обнаружены дифференциальные паттерны концептуальных отношений для абстрактных эмоциональных и неэмоциональных понятий (Barca et al., 2017). Это может объяснить, почему исследования нейровизуализации, рассмотренные выше, выявили противоречивые области мозга, участвующие в обработке абстрактных понятий.

Учитывая возможную гетерогенность абстрактных понятий, в настоящем исследовании мы охарактеризовали семантическое содержание большого набора из 296 абстрактных понятий, используя списки свойств. Мы определили относительный вклад модальных сенсорных, моторных, интроспективных или социальных свойств в семантическое содержание абстрактных понятий, помимо словесных ассоциаций.Настоящая работа преследовала две цели: (i) хотя наше исследование списка свойств формально не позволяет проверять конкурирующие теории представления абстрактных понятий, тем не менее, результаты нашего исследования информативны: наличие модальных свойств в списках участников было бы важной предпосылкой обоснованности теорий познания. (ii) Полученные списки свойств для большого набора абстрактных понятий должны обеспечивать оценку состава их семантических признаков.Списки свойств предоставляют информацию о неоднородности типов объектов в разных концепциях и позволяют определить возможные подкатегории. Результаты представлены в качестве дополнительного материала (см. Дополнительный набор данных S1), который, таким образом, может служить ориентиром для будущей поведенческой и нейровизуализационной работы, исследующей представление абстрактных понятий.

Чтобы оценить семантическое содержание абстрактных понятий, мы использовали задачу генерации свойств, аналогичную Barsalou and Wiemer-Hastings (2005).Участников попросили записать свойства, такие как особенности, ситуации и ассоциации, которые приходят на ум, для 296 абстрактных понятий. Эти свойства были классифицированы с помощью схемы кодирования, делающей возможной классификацию на модально-специфическое и вербальное содержание, а именно на сенсомоторные характеристики, характеристики, описывающие социальные констелляции, внутренние состояния и эмоции, а также вербальные ассоциации. Эти 296 понятий были дополнительно оценены в отношении их знакомости и конкретности/абстрактности в двух рейтингах.Частота леммы и длина слова также были частью анализа. Иерархический кластерный анализ использовался, чтобы пролить свет на неоднородность абстрактных понятий. В соответствии с вышеупомянутыми теориями основы обоснованного познания мы выдвинули гипотезу о том, что абстрактные понятия основаны на различных модальных системах, как это уже было показано в отношении социальной, аффективной и интроспективной эмпирической информации. Кроме того, мы ожидали, что абстрактные понятия также основаны на сенсомоторной системе, на что указывает значительный процент генерируемых сенсомоторных свойств в задаче на генерацию свойств.Наконец, мы предположили, что абстрактные понятия можно разделить на несколько подкатегорий в зависимости от релевантности понятийных признаков, аналогичных конкретным.

Материалы и методы

Участники

Шестьдесят здоровых добровольцев ( M возраст = 22,4 года, диапазон = 18–46 лет, 44 женщины) из Ульмского университета участвовали в задаче по генерации свойств. Все участники были носителями немецкого языка (двое участников выросли двуязычными) без каких-либо психических или неврологических расстройств в анамнезе.Еще 30 здоровых носителей немецкого языка, которые не участвовали в задании на формирование свойств, приняли участие в двух рейтингах: 15 из этих испытуемых ( M возраст = 24,6 года, диапазон = 19–49 лет, 10 женщин) участвовали в первом рейтинге, во втором рейтинге приняли участие еще 15 испытуемых ( М возраст = 27,0 лет, диапазон = 23 – 32 года, 10 женщин). Субъекты дали письменное информированное согласие и получили восемь евро за участие в задаче по созданию собственности и учебные кредиты за участие в рейтинговых исследованиях соответственно.Процедура исследования была одобрена Этическим комитетом Ульмского университета.

Стимулы

Триста слов-стимулов были выбраны из немецкого словаря (Scholze-Stubenrecht, 2009) на основе операционального определения абстрактных понятий (Paivio, 1986; Crystal, 2004): Абстрактные понятия не относятся к объектам, которые могут быть непосредственно воспринимаются нашими чувствами и, следовательно, не имеют ясно воспринимаемого референта. Чтобы избежать каких-либо эффектов, связанных с категорией слов, мы решили выбрать только абстрактные существительные.Слова, которые были слишком конкретными и редко употребляемыми в просторечии, а также иностранные слова, религиозные понятия и научные понятия, не были включены. Чтобы избежать чрезмерной рабочей нагрузки в задаче генерации свойств, 300 абстрактных слов были случайным образом распределены по одному из шести вопросников, содержащих по 50 слов в каждом. Чтобы еще больше избежать эффектов последовательности, страницы в шести вопросниках были рандомизированы пять раз. Следовательно, свойства для каждого абстрактного слова были сгенерированы 10 испытуемыми. Четыре слова из 300 впоследствии были исключены, потому что три из них («Pech» — «невезение»/«шаг», «Vorstellung» — «воображение»/«шоу», «Einstellung» — «отношение»/«установка»). ) оказались неоднозначными, а одно из них («лахен» — «смех») оказалось слишком конкретным.Таким образом, всего в анализ было включено 296 абстрактных слов.

Процедура

Задача создания свойств

Участники были проинформированы о том, что исследование исследует генерацию слов. Инструкция была максимально открытой, чтобы не направлять ответы в какую-либо сторону. Испытуемых просили генерировать и записывать ассоциации, свойства или ситуации, которые приходят им в голову, когда они думают о представленных словах, как можно спонтаннее, но без каких-либо временных ограничений.Участникам также было предложено записать около четырех свойств и избегать синонимов для соответствующих терминов. Если на ум не приходило какое-либо свойство/ситуация, участникам предлагалось пропустить это конкретное слово. В рамках инструкции испытуемым давали два слова (например, «галлюцинация») и потенциальные свойства (например, «красочный», «громкий», «слышание голосов») в качестве примеров, которые не были частью реальных словесных стимулов.

Рейтинги

Участников попросили оценить 300 абстрактных и 77 конкретных слов с точки зрения знакомства и конкретности/абстрактности (также были получены оценки валентности и возбуждения).Однако они рассматривались для использования в будущих исследованиях и, следовательно, здесь не анализировались). Знакомство оценивалось по 6-балльной шкале Лайкерта на основе двух полюсов «низкое знакомство» и «высокое знакомство», где более высокие баллы указывали на более высокое знакомство. Инструкции просили испытуемых принять решение на основе того, часто ли они используют, видят или слышат названные понятия, или этот термин встречается довольно редко. Аналогичная шкала с полюсами «абстрактный» и «конкретный» использовалась в отношении конкретности/абстрактности, причем более высокие баллы указывали на более высокую конкретность.Испытуемые руководствовались классическим определением абстрактности, согласно которому названные понятия с отсутствием воспринимаемых физических признаков должны получать оценки высокой абстрактности (т. е. низкие баллы конкретности), а термины, относящиеся к воспринимаемым объектам, лицам или материалам, должны оцениваться высокой конкретностью. баллы. Письменные инструкции предоставили испытуемым три примера и потенциальные оценки для каждого (например, «радость», высокая осведомленность, высокая абстрактность; не используется в критических оценках).Испытуемых просили оценивать слова как можно спонтанно.

Рейтинги были получены в двух отдельных выборках, чтобы уменьшить количество оценок по каждому предмету. В первом примере участники оценили 190 абстрактных и 49 конкретных слов в анкете, написанной карандашом. Во втором примере оценивались оставшиеся 110 абстрактных и 28 конкретных слов. Для большей практичности использовалась онлайн-анкета. Конкретные слова (например, «стол», «осел») были включены в анкеты, чтобы избежать смещения ответов (соотношение абстрактных и конкретных слов в обоих рейтинговых исследованиях было примерно равным [∼ 1:4]).

Анализ данных

Схема кодирования данных

Схема кодирования, заимствованная из Barsalou and Wiemer-Hastings (2005), была разработана для качественного анализа сгенерированных свойств и отнесения этих свойств к одной из пяти основных категорий. Категории и их определения следующие:

(I) Сенсомоторная функция : Функция, которую можно воспринять нашими органами чувств. Он описывает значение абстрактного понятия, или абстрактное понятие может быть применено к этому признаку.Для более тщательного изучения характерной для модальности природы абстрактных понятий категория «сенсомоторная характеристика» была дополнительно разделена на семь подкатегорий: зрительная (например, «красочная живопись» для «творчества»), акустическая (например, «громкая» для «аргумент»), двигательный (например, «обнять» для «сочувствия»), тактильный (например, «пушистый» для «комфорта»), обонятельный (например, «серный» для «отвращения»), вкусовой (например, «горький» вместо «отвращения») и интероцептивный (например, «боль в животе» вместо «голод»).

(II) Социальная констелляция : характеристика или ситуация, описывающая сосуществование разных людей или предполагающая взаимодействие по крайней мере между двумя разными людьми, например.г., «друзья» для «симпатии».

(III) Внутреннее состояние и эмоция : характеристика или ситуация, отражающая внутренние когнитивные процессы (например, мотивация, эмоция, воля). Также черта или ситуация, описывающая характер человека и предполагающая оценку соответствующего абстрактного понятия, например, «радость» вместо «сочувствия».

(IV) Ассоциация : характеристика или ситуация, которая не описывает абстрактное понятие, но тематически или символически связана с ним.Эта особенность напрямую не способствует пониманию абстрактного понятия, например, «солнце» для «симпатии».

(V) Другое абстрактное понятие : абстрактный признак, описывающий абстрактное понятие или к которому может быть применено абстрактное понятие. В эту категорию также входят все термины, идентичные одному из других слов, использованных в анкете, например, «карма» для «симпатии».

Таким образом, ответы испытуемых были разделены на одиннадцать категорий.Возможно двойное кодирование (например, «рисовать» как зрительно-двигательный признак «таланта»).

Два независимых кодировщика использовали вышеупомянутую схему кодирования для классификации сгенерированных свойств. Кодировщиков обучали достигать высокой надежности и поддерживать как можно более низкую межиндивидуальную дисперсию (см. Barsalou and Wiemer-Hastings, 2005; Barca et al., 2017; Trumpp and Kiefer, 2018, где описаны аналогичные процедуры кодирования). Два кодера отличались от авторов и наивно относились к цели исследования.Они видели абстрактное слово при кодировании каждого свойства, чтобы решить, отражает ли сгенерированный признак словесную ассоциацию или семантическое свойство соответствующего понятия. Межэкспертная надежность (см. аналогичный метод анализа надежности в Barsalou and Wiemer-Hastings, 2005) с точки зрения совместной вероятности согласия составила 76,79 %.

Статистический анализ

Данные анализировались с использованием пакетов RStudio (версия 1.0.153; RStudio-Team, 2015 г.) и R (R-Core-Team, 2017 г.) «ez» (Lawrence, 2016 г.), «car» (Fox and Weisberg, 2011 г.), «кластер» (Maechler et al., 2017) и «NbClust» (Charrad et al., 2014). После того, как кодирование было завершено, относительная частота была рассчитана для каждого типа признака по понятию в каждом субъекте (например, участник сообщил о четырех свойствах для определенного понятия: два двигательных признака, один зрительный признак и одна ассоциация. Таким образом, относительная частота для для двигательных функций было 2/4 = 0,5, для зрительных функций и ассоциаций 1/4 = 0,25 каждая). На втором этапе относительные частоты для каждого типа признаков и понятий усреднялись по всем субъектам.

Чтобы выявить существенные различия относительной частоты сгенерированных признаков между категориями, был проведен одномерный дисперсионный анализ с повторными измерениями. Уровень значимости был определен как p < 0,05. Когда были указаны значительные различия между категориями, было проведено апостериорных тестов ( апостериорных тестов Бонферрони ). Поскольку мы предполагали (на основании упомянутых выше теорий), что обе категории «ассоциация» и «другое абстрактное понятие» отражают словесные ассоциации, эти категории были объединены в вышестоящую категорию «словесная ассоциация».Первый анализ рассматривал категорию «сенсомоторный признак» в целом и, таким образом, состоял из четырех уровней факторов: «сенсомоторный признак», «социальная констелляция», «внутреннее состояние/эмоция» и «вербальная ассоциация». Для дальнейшего детального изучения распределения сенсомоторных признаков был проведен второй анализ, в котором сравнивались семь конкретных сенсомоторных признаков.

Тест Уэлча t использовался для сравнения оценок конкретности/абстрактности и знакомства конкретных и абстрактных понятий.Этот анализ также имел целью подтвердить выбор наших стимулов, показав, что выбранные нами абстрактные понятия действительно были оценены как абстрактные. Тест Уэлча t был выбран из-за разного количества стимулов в каждой категории слов. Тест Левена также показал, что предположение об однородности дисперсий не выполняется.

Дополнительный корреляционный анализ (Pearson’s r ) был проведен для изучения возможных взаимосвязей между рейтингами конкретности/абстрактности и сгенерированными характеристиками, рейтингами знакомства и, в конечном счете, частотностью лемм (полученных из немецкой лексической базы данных dlexDB; Heister et al., 2011) и длину слова (количество букв). Последующий регрессионный анализ с рейтингами конкретности/абстрактности в качестве зависимой переменной был направлен на то, чтобы ответить на вопросы, что представляет собой абстрактность и как можно объяснить наблюдаемую неоднородность в рейтингах конкретности/абстрактности.

Для дальнейшего выявления возможных однородных подгрупп абстрактных понятий с различными профилями сгенерированных функций был проведен иерархический кластерный анализ (см. Дополнительные данные S2, S3 для R-скрипта нашего кластерного анализа и соответствующего набора данных).Иерархический кластерный анализ использовался для создания внутренне однородных кластеров с максимальной изменчивостью между кластерами. Кластерный анализ 1 был основан на четырех переменных кластеризации: «сенсомоторная характеристика», «социальная констелляция», «внутреннее состояние/эмоция» и «вербальная ассоциация». Кластерный анализ 2 был основан на семи конкретных сенсомоторных характеристиках (например, визуальных, связанных с моторикой и т. д.) для более детального изучения структуры данных. Кластерный анализ проводился на основе евклидовых расстояний как меры расстояний между кластерами.Для выявления и последующего удаления выбросов использовался метод однозвенной кластеризации. Метод одиночной связи, который основан на минимальных расстояниях между кластерами и имеет тенденцию создавать эффекты цепочки, очень чувствителен к наличию выбросов, поскольку объекты с крайними отличиями от всех других объектов сходятся последними. Следовательно, визуальный осмотр полученной дендрограммы можно использовать в качестве инструмента для удаления выбросов (Steinbach et al., 2004). После исключения выбросов к данным был применен метод Уорда (1963), который минимизирует внутригрупповую дисперсию на основе критерия суммы квадратов (Мурта и Лежандр, 2014).Поскольку общепринятого метода определения оптимального количества кластеров не существует, мы приняли во внимание теоретический, визуальный (просмотр дендрограмм и «тест локтя») и статистический (на основе пакета «NbClust» в R 3.4). .1.: пакет, содержащий 26 индексов, таких как индекс Калински и Харабаша и индекс Силуэта; Charrad et al., 2014).

Мы не проводили дополнительный факторный анализ, поскольку были заинтересованы в поиске различных подкатегорий абстрактных понятий, характеризуемых многомерным пространством признаков, а не в уменьшении числа основных измерений признаков.

Результаты

В среднем было сгенерировано 3,37 свойства на слово, что свидетельствует о том, что участники следовали инструкциям.

Анализ 1 – Обзор

Первый анализ включал четыре категории: «сенсомоторные признаки» (СМ), «социальные констелляции» (СК), «внутреннее состояние/эмоции» (ВС/Э) и «вербальные ассоциации» (ВА). На рис. 1 показаны соответствующие описательные статистические данные и соответствующие диаграммы. На описательном уровне участники генерировали наибольшее количество признаков в категории «сенсомоторные признаки» ( M = 0.337), за которыми следуют категории «внутреннее состояние/эмоция» ( М = 0,325), «вербальная ассоциация» ( М = 0,260) и «социальная констелляция» ( М = 0,078). Одномерный дисперсионный анализ с повторными измерениями показал, что относительная частота генерируемых признаков значительно различается между категориями [ F (3885) = 161,19, p < 0,001; p -значение с поправкой на теплицу – Гейссера]. Апостериорное сравнение с использованием тестов Бонферрони выявило значительные различия между всеми условиями (все p s < 0.001).

РИСУНОК 1. Описательная статистика анализа 1 и соответствующие диаграммы. М = среднее; SD = стандартное отклонение; x 0,1/0,9 = первый и девятый децили. SM = сенсомоторная особенность; IS/E = внутреннее состояние/эмоция; SC = социальное созвездие; ВА = словесная ассоциация. Ex High /Ex Low изображает примерные абстрактные концепции с высокой/низкой долей сгенерированных признаков в соответствующих категориях.

Как видно на диаграммах (рис. 1), диапазоны внутри категорий были довольно большими, отражая довольно разнородное формирование свойств. Это становится особенно очевидным при рассмотрении категории «сенсомоторные функции», где испытуемые генерировали от 0,0 до 91,6% сенсомоторных функций на слово. Аналогичная картина результатов наблюдалась и в отношении других категорий (диапазон 90 314 внутренних состояний/эмоций 90 315 = 0,00–0,783, диапазон 90 314 социальных констелляций 90 315 = 0.00 – 0,521, диапазон словесных ассоциаций = 0,00 – 0,715). Рисунок 1 (нижняя часть) дает обзор примеров, отражающих довольно высокую или довольно низкую долю сгенерированных признаков в соответствующих категориях.

Анализ 2 – Распределение сенсомоторных признаков в деталях

Второй анализ включал семь специфических для модальности подкатегорий: «визуальная», «акустическая», «двигательная», «тактильная», «обонятельная», «вкусовая» и «интероцептивная». Описательная статистика и соответствующие диаграммы показаны на рисунке 2.На описательном уровне самые высокие относительные частоты были получены в категориях «визуальная» ( M = 0,148) и «двигательная» ( M = 0,131), за которой следует акустическая категория ( M = 0,029). Все остальные ( M Tactile = 0,007, м Обонный 9 = 0,003, м Густота 9 = 0,006, м Интерметра = 0,013) Играли только предельную роль в генерации свойств. .Относительные частоты значительно различались между подкатегориями, как показано вторым одномерным повторным измерением ANOVA [ F (6,1770) = 346,34, p <0,001; p -значение с поправкой на теплицу – Гейссера]. Апостериорные тесты Бонферрони показали, что относительная частота не отличалась между категориями «зрение» и «связанные с моторикой» ( p = 1,00), а также между категориями «тактильная», «вкусовая» и «обонятельная» (все ). р с > 0.10). Все остальные сравнения были статистически значимыми (все p с <0,05).

РИСУНОК 2. Описательная статистика анализа 2 и соответствующие диаграммы. М = среднее; SD = стандартное отклонение; x 0,1/0,9 = первый и девятый децили. Ex High /Ex Low изображает примерные абстрактные концепции с высокой/низкой долей сгенерированных признаков в соответствующих категориях.

Анализ диаграмм на рис. 2 также показывает, что диапазоны внутри отдельных категорий были относительно большими.В частности, категории «визуальные», «двигательные» и «акустические» показали широкий диапазон (диапазон зрительных = 0,00–0,569, диапазон моторных = 0,00–0,693, диапазон акустических = 0,00–0,248). . Примеры, отражающие довольно высокую или довольно низкую долю генерируемых признаков в этих категориях, показаны в нижней части рисунка 2.

Сравнение конкретных и абстрактных понятий

Для подтверждения того, что выбранные нами абстрактные понятия действительно были абстрактными, абстрактные и конкретные понятия сравнивались в отношении оценок конкретности/абстрактности.Данные по конкретным понятиям были получены из двух рейтингов, в которых конкретные понятия служили наполнителями. В этих рейтинговых исследованиях помимо конкретности/абстрактности также были доступны рейтинги знакомства. Тест Уэлча t показал, что оценки конкретности/абстрактности (соответствующие описательные статистические данные см. в таблице 1) значительно различаются между двумя классами понятий [ t (83,2) = -51, p < 0,001]. Абстрактные понятия ( M = 2,55; SD = 0.53; диапазон = 1,33–4,27) были оценены значительно более абстрактно, чем конкретные понятия ( M = 5,72; SD = 0,38; диапазон = 3,80–6,00). При взгляде на квантили заметно, что оценки конкретности/абстрактности были гораздо более неоднородными в пределах абстрактных понятий, чем в конкретных понятиях. Что касается конкретных понятий, то 90% значений находились в диапазоне от 5,40 до 5,95, в то время как 90% оценок, касающихся абстрактных понятий, находились в гораздо более широком интервале между 1.93 и 3.27. Принимая это во внимание, неудивительно, что класс абстрактных понятий дал несколько изолированных выбросов (x¯ ± 2σ) в отношении оценок их конкретности/абстрактности. Такие понятия, как «жажда» ( М = 4,27), «работа» ( М = 4,13) и «убийство» ( М = 4,07) оценивались относительно конкретно, тогда как такие понятия, как «фантазия» ( М = 1,33), «честь» ( М = 1,40) и «чудо» ( М = 1,40) оценивались довольно абстрактно.

ТАБЛИЦА 1. Описательная статистика рейтингов конкретности/абстрактности и знакомства для абстрактных и конкретных понятий.

В то время как оценки конкретности/абстрактности сильно различались, оценки знакомства не показали существенных различий [ t (60,2) = 0,551, p = 0,584]. Абстрактные понятия были оценены в среднем M = 4,46 ( SD = 0,73; диапазон = 2,47–5,80), конкретные понятия получили средний рейтинг M = 4.39 ( SD = 0,86; диапазон = 1,73 – 5,80).

Корреляционный и регрессионный анализ

Чтобы объяснить наблюдаемый диапазон в пределах класса абстрактных понятий и исследовать возможные связи между оценками конкретности/абстрактности и другими переменными, был проведен корреляционный анализ. Значимые корреляции внутри вышестоящих категорий наблюдались между оценками конкретности/абстрактности и относительной частотой категорий «сенсомоторная особенность» и «внутреннее состояние/эмоция», оценками знакомства и частотой лемм соответственно (таблица 2А; все p с < 0.01).

ТАБЛИЦА 2А. Результаты корреляционного анализа абстрактных понятий с вышестоящими категориями.

В семи модально-специфических подкатегориях были обнаружены значимые положительные корреляции между оценками конкретности/абстрактности и относительной частотой категорий «зрительных», «моторных», «обонятельных», «вкусовых» и «интероцептивных» признаков (таблица 2B). ; все р с < 0,05).

ТАБЛИЦА 2B. Результаты корреляционного анализа абстрактных понятий с модально-специфичными подкатегориями.

Чтобы более точно изучить направление взаимосвязи, был проведен первый множественный линейный регрессионный анализ — на основе вышеупомянутого корреляционного анализа — для прогнозирования оценок конкретности/абстрактности на основе относительной частоты «сенсомоторных признаков» и «внутренних категории «состояние/эмоция», рейтинг знакомства и частота леммы (таблица 3A).Было найдено значимое уравнение регрессии [ F (4,291) = 34,3, p < 0,001] со скорректированным R 2 равным 0,311. Относительная частота категорий «сенсомоторный признак» [ β = 0,280, t (291) = 4,97, p < 0,001] и «внутреннее состояние/эмоция» [ β = -0,228, t 3 ( t 3 () 291) = -4,04, p < 0,001], а также рейтинги знакомства [ β = 0,330, t (291) = 6.49, p <0,001] были идентифицированы как значимые предикторы оценок конкретности/абстрактности. Относительная частота категории «сенсомоторная особенность» и рейтинги знакомства имели значительные положительные регрессионные веса, указывая на то, что слова с более высокими баллами по этим шкалам, как ожидается, будут оценены как более конкретные после учета других переменных в модели. Относительная частота категории «внутреннее состояние/эмоция» имела значительный отрицательный вес, указывая на то, что после учета других переменных те понятия с более высокой долей характеристик «внутреннее состояние/эмоция» должны были быть оценены как более абстрактные.Частота леммы не учитывала значительную часть дисперсии после учета других переменных ( p = 0,115).

ТАБЛИЦА 3А. Результаты множественного линейного регрессионного анализа для абстрактных понятий с конкретностью/абстрактностью в качестве зависимой переменной и относительной частотой категорий «сенсомоторный признак» и «внутреннее состояние/эмоция», рейтингами знакомства и частотой леммы в качестве предикторов.

Аналогичным образом был проведен второй множественный линейный регрессионный анализ, в котором высшая категория «сенсомоторная характеристика» была заменена в качестве предиктора более мелкозернистыми подкатегориями «визуальная», «моторная», «обонятельная», «вкусовая» и «интероцептивная». », был проведен для прогнозирования оценок конкретности/абстрактности (таблица 3B).Снова было найдено значимое уравнение регрессии [ F (8,287) = 18,2, p < 0,001], с скорректированным R 2 равным 0,318. Относительная частота категорий «двигательный» [ β = 0,164, t (287) = 3,20, p < 0,01], «вкусовой» [ β = 0,141, t (287) 2,17, p < 0,05], «интероцептивный» [ β = 0,158, t (287) = 2,99, p < 0,01] и «внутреннее состояние/эмоция» [ β = -0,0313265, t (287) = -4,44, p < 0,001], а также рейтинги знакомства [ β = 0,322, t (287) = 6,26, p

< 0,00] оценок конкретности/абстрактности. Визуальные признаки как предиктор конкретности/абстрактности просто не достигли значимости ( p = 0,051). Относительная частота «двигательных», «вкусовых», «интероцептивных» и «визуальных» подкатегорий, а также оценки знакомства имели значительные положительные регрессионные веса, указывая на то, что слова с более высокими баллами по этим шкалам, как ожидается, будут оценены как более конкретные.Опять же, относительная частота категории «внутреннее состояние/эмоция» имела значительный отрицательный вес, указывая на то, что те понятия с более высокой долей характеристик «внутреннее состояние/эмоция» должны были оцениваться как более абстрактные. Частота леммы и здесь не учитывала значительной части дисперсии ( p = 0,093).

ТАБЛИЦА 3B. Результаты множественного линейного регрессионного анализа для абстрактных понятий с конкретностью/абстрактностью в качестве зависимой переменной и относительной частотой «зрительных», «двигательных», «обонятельных», «вкусовых», «интероцептивных» и «внутренних состояний/эмоций» категории, рейтинги знакомства и частота появления лемм в качестве предикторов.

Иерархический кластерный анализ

Кластерный анализ 1

Кластерный анализ 1 был основан на четырех переменных кластеризации: «сенсомоторная характеристика», «социальная констелляция», «внутреннее состояние/эмоция» и «вербальная ассоциация». Метод кластеризации с одной связью привел к исключению десяти выбросов. На рис. 3А показана дендрограмма, основанная на последующем кластерном анализе методом Уорда. Структура дендрограммы, а также «тест локтя» (дополнительный рисунок S1) показали, что оптимальное количество кластеров составляет 90 312 k 90 313 = 3.Кроме того, большинство критериев функции «NbClust» (7 из 26; по 90 312 к 90 313 = 2 и 90 312 к 90 313 = 5 кластеров) говорили в пользу трехкластерного решения.

РИСУНОК 3. Результаты кластерного анализа 1. (A) Дендрограмма, визуализирующая кластерное решение k = 3. Различные кластеры отмечены разными цветами. (B) Блок-схемы, изображающие сгенерированные признаки по кластерам (SM = сенсомоторный признак; IS/E = внутреннее состояние/эмоция; SC = социальная констелляция; VA = вербальная ассоциация).

На рисунке 3B показаны диаграммы сгенерированных функций для каждого кластера. Кластер 1, самый крупный кластер ( n = 131), характеризовался относительно высокой долей сенсомоторных признаков ( М = 0,459, ДИ 0,95 = [0,438;0,480]). Признаки категории «социальная констелляция» играли в этом кластере лишь подчиненную роль ( М = 0,041, ДИ 0,95 = [0,034;0,049]), тогда как свойства как «внутреннего состояния/эмоции» ( М = 0.257; ДИ 0,95 = [0,239;0,275]) и категории «вербальная ассоциация» ( M = 0,243; ДИ 0,95 = [0,223;0,263]). Абстрактными понятиями в этом кластере являются, например, «наблюдение», «понимание» и «фитнес».

Характерным для Кластера 2, содержащего n = 113 абстрактных понятий, была большая часть сгенерированных признаков категории «внутреннее состояние/эмоция» ( M = 0.437; ДИ 0,95 = [0,411;0,463]). Кроме того, по сравнению с двумя другими кластерами, в этом кластере было более чем в два раза больше свойств, генерируемых в категории «социальное созвездие» ( M = 0,115; ДИ 0,95 = [0,095;0,134]). Если сенсомоторные признаки ( М = 0,255; ДИ 0,95 = [0,240;0,271]) формировались на среднем уровне, то вербальные ассоциации ( М = 0,193; ДИ 0,313 0,95176;0,210]) играли маргинальную роль. Типичными примерами в этом кластере являются «кошмар», «аргумент» и «критика».

Совершенно иная ситуация с кластером 3, самым маленьким кластером ( n = 42), в котором вербальные ассоциации были явно на переднем плане ( М = 0,508; ДИ 0,95 = [0,479;0,537]). Как и в Кластере 1, признаки в категории «социальное созвездие» были подчиненными ( М = 0,049; ДИ 0,95 = [0,0.033;0,065]). Хотя категории «сенсомоторный признак» ( М = 0,188; ДИ 0,95 = [0,167;0,209]) и «внутреннее состояние/эмоция» ( М = 0,255; ;0,290]) сформированы на промежуточном уровне, они играют здесь наименее важную роль по сравнению с остальными кластерами. «Настоящее», «теория» и «достоинство» являются примерами в этом кластере.

Кластерный анализ 2

Кластерный анализ 2 включал семь специфических для модальности подкатегорий: «визуальная», «акустическая», «двигательная», «тактильная», «обонятельная», «вкусовая» и «интероцептивная».Десять выбросов были идентифицированы методом кластеризации одиночной связи. Остальные 286 абстрактных понятий были впоследствии проанализированы с использованием метода Уорда (результирующая дендрограмма представлена ​​на рисунке 4А). Структура дендрограммы, «тест локтя» (дополнительный рисунок S2), а также большинство критериев функции «NbClust» (15 из 26; по k = 2 и k = 5 кластеров) говорят в в пользу кластерного решения k = 3.

РИСУНОК 4. Результаты кластерного анализа 2. (A) Дендрограмма, визуализирующая кластерное решение k = 3. Различные кластеры отмечены разными цветами. (B) Блок-схемы, изображающие сгенерированные признаки для каждого кластера (vis = визуальный; acou = акустический; mot = двигательный; tac = тактильный; olf = обонятельный; gus = вкусовой; int = интероцептивный).

Изучение рисунка 4B показывает, что три кластера почти не различаются по акустическим, тактильным, обонятельным, вкусовым и интероцептивным характеристикам.Эти категории играли в кластерах довольно подчиненную роль. Учитывая, что эти признаки в целом генерировались реже (см. пункт «Анализ 2»), это не очень удивительно. Категории, отличающие кластеры, были «визуальные» и «двигательные».

Кластер А, который был наименьшим кластером с n = 49 абстрактных понятий, характеризовался большой долей двигательных признаков ( M = 0,279; ДИ 0,95 = [0.254;0,305]), наибольшая доля среди трех кластеров. Зрительные признаки генерировались реже ( M = 0,146; ДИ 0,95 = [0,128;0,163]). Типичными примерами в этом кластере являются «фитнес», «борьба» и «производительность».

Для кластера B, безусловно, самый большой кластер ( n = 175), визуальный ( M = 0,092; ДИ 0,95 = [0,084; 0,100]) и двигательный ( M 3 = 0,092; ДИ 0,95 = [0.093;0,111]) признаки генерировались примерно одинаково, хотя и на промежуточном уровне. Абстрактными понятиями в этом кластере являются, например, «опыт», «вызов» и «юмор».

Признаковая структура кластера C ( n = 62) выглядела почти как зеркально перевернутая версия кластера A. Он характеризовался наибольшей долей сгенерированных признаков в категории «визуальные» по сравнению с другими кластерами ( M = 0,289; ДИ 0,95 = [0,270;0.308]). Признаки категории «двигательные» ( М = 0,092; ДИ 0,95 = [0,078;0,107]), с другой стороны, формировались на промежуточном уровне. «Наблюдение», «тщеславие» и «красота» являются примерами в этом кластере.

Обсуждение

В настоящем исследовании изучалось семантическое содержание 296 абстрактных понятий с использованием задачи генерации свойств, аналогичной предложенной Барсалу и Вимер-Хастингс (2005). Квинтэссенцией наших результатов является то, что абстрактные понятия неоднородны, как показали наш описательный и кластерный анализы.Таким образом, наше исследование расширяет предыдущую работу по семантическому содержанию абстрактных понятий (Lynott and Connell, 2009, 2013; van Dantzig et al., 2011; Troche et al., 2014, 2017; Binder et al., 2016), показывая, что различные кластеры абстрактных понятий можно выделить по их определенному семантическому признаковому составу.

Участники создали значительное количество свойств во всех категориях объектов. Распределение наблюдаемых свойств хорошо вписывается в картину предыдущих работ по изучению репрезентации абстрактных понятий.Наши результаты показывают, что социальные (Carpenter et al., 1998; Bergelson and Swingley, 2013; Borghi et al., 2017) и эмоциональные/интроспективные черты (Wiemer-Hastings et al., 2001; Kousta et al., 2011; Vigliocco et al. al., 2014), а также вербальные ассоциации (Simmons et al., 2008; Wang et al., 2010; Recchia and Jones, 2012) играют решающую роль в обработке абстрактных понятий, как показано в предыдущих исследованиях поведения, развития, мозга. визуализации и исследования пациентов (Kiefer and Pulvermüller, 2012; Meteyard et al., 2012; Борги и др., 2017). Точно так же недавние рейтинговые исследования, нацеленные на семантическое содержание конкретных и абстрактных понятий, также показали особую значимость социальных, эмоциональных и интроспективных характеристик для формирования семантического содержания абстрактных понятий (Troche et al., 2014, 2017; Binder et al., 2016). ). В количественном отношении важнейшую роль в нашем исследовании играли сенсомоторные признаки. Это весьма примечательно, учитывая, что считается, что сенсомоторные особенности связаны только с конкретными понятиями, а не с абстрактными понятиями (Wang et al., 2010). Однако более поздние исследования указывают на значимость сенсорной и двигательной системы даже при репрезентации абстрактных понятий (Lynott and Connell, 2009, 2013; Moseley et al., 2012; Troche et al., 2014, 2017; Dreyer et al. ., 2015; Binder et al., 2016; Mason and Just, 2016; Vukovic et al., 2017). Важность сенсомоторных особенностей становится очевидной, если подумать, например, об абстрактном понятии «красота», где, по крайней мере в западном обществе, визуальные свойства играют ключевую роль в концептуальной репрезентации.

Кроме того, кластерный анализ продемонстрировал, что класс абстрактных понятий характеризуется многомерным пространством признаков с дифференциальными доминирующими свойствами (Troche et al., 2014, 2017), как указано в последних теориях концептуального познания (Binder et al., 2016). Подобно конкретным понятиям, абстрактные понятия можно разделить на различные подкатегории в соответствии с преобладанием определенных концептуальных признаков, хотя число подкатегорий кажется более ограниченным, вероятно, потому, что некоторые признаки менее доминируют в абстрактных понятиях (например,г., обонятельные или вкусовые особенности). Подкатегории, найденные с помощью Кластерного анализа 1, соответствуют уточненным обоснованным теориям познания, подчеркивающим роль социальных, эмоциональных и интроспективных признаков, а также вербальных ассоциаций: /эмоция» и «социальное созвездие», совместимо с предположениями, сделанными Барсалу и Вимер-Хастингс (2005); Виглиокко и др. (2014) и Борги и Бинкофски (2014), все теории подчеркивают важность эмоциональных, интроспективных и/или социальных особенностей в представлении абстрактных понятий.Кластер 3, в котором доминировали черты категории «вербальная ассоциация», также можно согласовать с такими теориями, как WAT (Borghi and Binkofski, 2014) и LASS (Barsalou et al., 2008), которые подчеркивают роль лингвистического опыта. Информация. Кроме того, Кластер 1 показал, что сенсорные и двигательные функции также играют решающую роль в представлении абстрактных понятий. Кластерный анализ 2 показал, что в категории сенсомоторных признаков зрительные и двигательные признаки тесно связаны (Jeannerod, 1999), как это уже сообщалось в случае конкретных понятий (Tyler and Moss, 2001).Поскольку мы не проводили аналогичный иерархический кластерный анализ с конкретными понятиями, сравнение абстрактных и конкретных понятий и возможных результирующих кластеров должно оставаться спекулятивным. Основываясь на предыдущих результатах (Barsalou and Wiemer-Hastings, 2005; Wang et al., 2010; Troche et al., 2014, 2017; Trumpp and Kiefer, 2018), вполне вероятно, что кластерные характеристики абстрактных и конкретных понятий отличается. Кластеры внутри конкретного класса понятий могут характеризоваться еще большей долей сенсомоторных признаков, тогда как социальные, эмоциональные и интроспективные признаки, а также вербальные ассоциации могут играть менее важную роль (Trumpp, Kiefer, 2018).Окончательный ответ на этот вопрос могут дать будущие исследования, непосредственно сравнивающие кластерный анализ абстрактных и конкретных понятий.

Результаты рейтингов подтвердили абстрактность выбранных абстрактных слов. Выбранные абстрактные понятия действительно оценивались более абстрактно, чем конкретные понятия, и в то же время они в целом не были более незнакомыми. Подобно Wiemer-Hastings et al. (2001), мы обнаружили бимодальное распределение оценок конкретности, образующее два почти различных паттерна, локализованных над конкретным и абстрактным центром шкалы соответственно.Однако мы также наблюдали большие различия в этих паттернах, что ослабляло строгую дихотомическую точку зрения классических подходов (например, Paivio, 1986). В частности, оценки конкретности/абстрактности абстрактных понятий показали относительно большую дисперсию. Этот большой разброс абстрактных понятий можно частично объяснить их семантическим содержанием и знакомостью (см. также Troche et al., 2014, 2017; Binder et al., 2016). В рамках абстрактных понятий рейтинг знакомства был ниже, чем менее конкретными были эти понятия.Возможно, это связано с тем, что самые абстрактные понятия, вроде бойкота, играют в повседневной жизни лишь подчиненную роль. Как следствие, менее частое использование этих понятий может снизить вероятность ситуативных сенсорных и моторных переживаний, что приведет к более высокой оценке абстрактности. В соответствии с более ранними выводами Wiemer-Hastings et al. (2001), но, основываясь на гораздо большей выборке абстрактных понятий, мы обнаружили, что эмоциональные/интроспективные особенности были связаны с более высокими оценками абстрактности, в то время как более высокие оценки конкретности, скорее всего, шли рука об руку с высокой долей сенсомоторных характеристик и высокой рейтинг знакомства (см. также Troche et al., 2014, 2017). Это дифференциальное отношение сенсомоторных и эмоционально-интроспективных признаков к конкретности/абстрактности становится особенно очевидным при рассмотрении двух абстрактных понятий «ожидание» (эмоциональное/интроспективное) и «пригодность» (сенсомоторное). В то время как размышления о значении слова «ожидание» сопровождаются множеством возможных контекстов и ситуационных компонентов, менее абстрактная сущность «пригодность» гораздо сильнее связана с конкретной контекстной информацией, что делает ее относительно более конкретной (см. также Schwanenflugel and Shoben, 1983; Schwanenflugel et al., 1992; Шваненфлюгель и Акин, 1994). При отдельном рассмотрении различных сенсомоторных характеристик двигательные, вкусовые и интероцептивные характеристики были в значительной степени связаны с конкретностью. Связь между визуальными признаками и конкретностью просто не достигла общепринятого уровня значимости ( p = 0,051). Обратите внимание, однако, что было высказано несколько опасений относительно традиционных подходов к сбору рейтингов конкретности/абстрактности. Коннелл и Лайнотт (2012), например, отмечают, что оценки конкретности/абстрактности могут быть смещены из-за неблагоприятных указаний, что приводит к различным критериям принятия решений на двух полюсах шкалы — «конкретном» и «абстрактном» (т.г., чрезмерное внимание к зрению при игнорировании других модальностей).

Хотя настоящее исследование списка свойств формально не позволяет проверить конкурирующие теории формата представления абстрактных понятий, наши результаты трудно согласовать с теориями, утверждающими, что абстрактные понятия основаны исключительно на словесно-символическом коде, подобно тому, как Paivio (1986) Dual Теория кода делает. Если бы предположения теории двойного кода были верны, мы бы ожидали гораздо более высокой доли словесных ассоциаций в нашем исследовании.Хотя кластер 3 из кластерного анализа 1 совместим с предположением Пайвио, остальные два кластера, характеризующиеся доминирующими модальными признаками, явно противоречат ему. Кроме того, большая дисперсия генерируемых свойств также говорит против теории Пайвио (1986), хотя частота словесных ассоциаций может быть несколько недооценена в нашей задаче на генерацию свойств, инструкция которой подчеркивала семантические свойства понятий, а также ассоциации. Широкое разнообразие списков участников скорее согласуется с усовершенствованными обоснованными теориями познания, показывая, что семантическое содержание абстрактных понятий, как и у конкретных понятий, включает интроспективные, аффективные, социальные, сенсорные и двигательные характеристики.Таким образом, наши результаты согласуются с такими теориями, как LASS (Barsalou et al., 2008), AEA (Kousta et al., 2009), WAT (Borghi and Cimatti, 2009) и гипотезой взаимозависимости символов Louwerse (2011), которые подчеркивают важность лингвистической, социальной, интроспективной и аффективной эмпирической информации для представления абстрактных понятий. Наши результаты, конечно, не обязательно подразумевают, что обнаруженные здесь типы модальных признаков также представлены в соответствующих модальных областях мозга, как утверждают теории обоснованного познания.Тем не менее, наши результаты представляют собой важную предпосылку для дальнейших проверок обоснованности концепции обоснованного познания.

На основании полученных результатов мы предлагаем для будущих исследований отказаться от традиционного подхода (Paivio, 1986) рассмотрения абстрактных понятий как недифференцированной концептуальной категории и противопоставить их конкретным понятиям. Вместо этого мы показываем, что абстрактные понятия имеют богатое и разнородное семантическое содержание с акцентом на различные категории признаков.Поэтому мы предполагаем, что сравнение четко определенных подкатегорий абстрактных понятий, как показано в настоящем кластерном анализе, более подходит для исследования обработки абстрактных понятий на поведенческом или нейронном уровне (Wilson-Mendenhall et al., 2012, 2013). ; Барка и др., 2017). Например, сравнение абстрактных понятий, связанных со зрением и моторикой, могло бы прояснить, в какой степени двигательная и зрительная системы участвуют в репрезентации этих абстрактных понятий. Дальнейшие исследования изображений могут пролить свет на нейронные корреляты концептуальной обработки с использованием настоящих результатов для их выбора стимулов (см. Дополнительный набор данных S1), в то время как исследования пациентов с поражением головного мозга и с ТМС позволят сделать выводы о том, какие доминирующие черты функционально важны для конкретных подкатегорий. абстрактных понятий.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Комитета по этике Ульмского университета с письменного информированного согласия всех испытуемых. Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол был одобрен Этическим комитетом Ульмского университета.

Вклад авторов

MH, NT и MK планировали дизайн исследования. NT и MK руководили исследованием. MH выполнил сбор данных, проанализировал данные и написал первый черновик статьи.MH, MK и NT отредактировали рукопись. Все авторы одобрили окончательный вариант рукописи.

Финансирование

Это исследование было поддержано грантами Немецкого исследовательского фонда (DFG) для MK (Ki 804/7-1). Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы благодарим Джолин Майер за помощь в сборе данных. Кроме того, мы благодарим Джолин Майер и Марго Попп за их помощь в кодировании данных.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2018.01748/full#supplementary-material

.

Сноски

  1. http://www.unipark.com/

Каталожные номера

Андерсон, Дж.Р. (1978). Аргументы относительно репрезентаций ментальных образов. Психология. Ред. 85, 249–277. doi: 10.1037//0033-295x.85.4.249

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Барка, Л., Маццука, К., и Борги, А. М. (2017). Злоупотребление соской и концептуальные отношения абстрактных и эмоциональных понятий. Фронт. Психол. 8:2014. doi: 10.3389/fpsyg.2017.02014

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Баррос-Лоссерталес, А., Gonzalez, J., Pulvermüller, F., Ventura-Campos, N., Bustamante, J.C., Costumero, V., et al. (2012). Чтение соли активирует вкусовые области мозга: МРТ свидетельствует о семантическом заземлении в новой сенсорной модальности. Церебр. Кора 22, 2554–2563. doi: 10.1093/cercor/bhr324

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Барсалу, Л.В., Сантос, А., Симмонс, В.К., и Уилсон-Менденхолл, К.Д. (2008). «Язык и симуляция в концептуальной обработке», в «Символы, воплощение и значение », под редакцией М.Де Вега, А. М. Гленберг и А. К. Грессер (Оксфорд: издательство Оксфордского университета).

Академия Google

Барсалу, Л. В., и Вимер-Гастингс, К. (2005). «Расположение абстрактных понятий», в Grounding Cognition. Роль восприятия и действия в памяти, языке и мышлении , редакторы Д. Печер и Р. А. Цваан (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 129–163. дои: 10.1017/CBO9780511499968.007

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бейлок, С.Л., Лайонс И.М., Маттарелла-Микке А., Нусбаум Х.К. и Смолл С.Л. (2008). Спортивный опыт меняет нейронную обработку языка действий. Проц. Натл. акад. науч. США 105, 13269–13273. doi: 10.1073/pnas.0803424105

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Биндер, Дж. Р., Конант, Л. Л., Хамфрис, С. Дж., Фернандино, Л., Саймонс, С. Б., Агилар, М., и соавт. (2016). На пути к компонентному семантическому представлению на основе мозга. Когнит.Нейропсихология. 33, 130–174. дои: 10.1080/02643294.2016.1147426

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Борги, А. М., и Бинкофски, Ф. (2014). Слова как социальные инструменты: воплощенный взгляд на абстрактные понятия. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer. дои: 10.1007/978-1-4614-9539-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Борги А.М., Бинкофски Ф., Кастельфранки К., Чиматти Ф., Скоролли К. и Туммолини Л. (2017). Проблема абстрактных понятий. Психология. бул. 143, 263–292. дои: 10.1037/bul0000089

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Борги, А. М., и Чиматти, Ф. (2009). «Слова как инструменты и проблема значений абстрактных слов», в Proceedings of the Annual Conference Cogentive Science Society , редакторы Н. Таатген и Х. Ван Рейн (Амстердам: Общество когнитивных наук), 2304–2309.

Академия Google

Карпентер М., Наджелл К., Томаселло М., Баттерворт Г.и Мур, К. (1998). Социальное познание, совместное внимание и коммуникативная компетентность в возрасте от 9 до 15 месяцев. моногр. соц. Рез. Детский Дев. 63, i–iv, 1–174. дои: 10.2307/1166214

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Чаррад, М., Газзали, Н., Буато, В., и Никнафс, А. (2014). Nbclust: пакет r для определения соответствующего количества кластеров в наборе данных. J. Стат. ПО 61, 1–36. дои: 10.18637/jss.v061.i06

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Коллинз, А.М. и Лофтус, Э. Ф. (1975). Теория распространения-активации семантической обработки. Психология. Ред. 82, 407–428. doi: 10.1037/0033-295X.82.6.407

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Коннелл, Л. (2018). Что лейблы когда-либо сделали для нас? Языковой ярлык в концептуальной обработке. Ланг. Познан. Неврологи. doi: 10.1080/23273798.2018.1471512

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Коннелл, Л., и Лайнотт, Д. (2012).Сила перцептивного опыта предсказывает производительность обработки текста лучше, чем конкретность или образность. Познание 125, 452–465. doi: 10.1016/j.cognition.2012.07.010

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кристалл, Д. (2004). Кембриджская энциклопедия английского языка. Штутгарт: Эрнст Клетт Шпрахен.

Академия Google

Десаи, Р. Х., Биндер, Дж. Р., Конант, Л. Л., Мано, К. Р., и Зайденберг, М.С. (2011). Нейронная карьера сенсомоторных метафор. Дж. Когнит. Неврологи. 23, 2376–2386. doi: 10.1162/jocn.2010.21596

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дрейер, Ф. Р., Фрей, Д., Арана, С., Фон Зальдерн, С., Пихт, Т., Вайкоци, П., и др. (2015). Нужна ли двигательная система для обработки слов о действиях и абстрактных эмоциях? Признаки очагового поражения головного мозга. Фронт. Психол. 6:1661. doi: 10.3389/fpsyg.2015.01661

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Фодор, Дж.А. (2001). Разум так не работает. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Академия Google

Фокс, Дж., и Вайсберг, Дж. (2011). Компаньон {R} для прикладной регрессии , 2-е изд. Тысяча дубов, Калифорния: Sage.

Академия Google

Галлезе, В., и Лакофф, Г. (2005). Понятия мозга: роль сенсомоторной системы в концептуальном знании. Когнит. Нейропсихология. 22, 455–479. дои: 10.1080/026432000310

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Гараньяни, М.и Пулвермюллер, Ф. (2016). Концептуальное обоснование языка в действии и восприятии: нейрокомпьютерная модель возникновения категориальной специфичности и семантических центров. евро. Дж. Нейроски. 43, 721–737. doi: 10.1111/ejn.13145

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Гарсия, А. М., и Ибанез, А. (2016). Руки печатают то, что делают руки: динамика семантической интеграции действия при производстве письменных глаголов. Познание 149, 56–66.doi: 10.1016/j.cognition.2016.01.011

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Гленберг, А. М., и Кащак, М. П. (2002). Язык заземления в действии. Психон. Бык. Ред. 9, 558–565. дои: 10.3758/Bf03196313

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гленберг А. М., Сато М., Каттанео Л., Риджио Л., Палумбо Д. и Буччино Г. (2008). Обработка абстрактного языка модулирует активность двигательной системы. QJ Exp.Психол. 61, 905–919. дои: 10.1080/17470210701625550

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Голд Б.Т., Балота Д.А., Джонс С.Дж., Пауэлл Д.К., Смит С.Д. и Андерсен А.Х. (2006). Диссоциация автоматической и стратегической лексико-семантики: функциональная магнитно-резонансная томография свидетельствует о различной роли нескольких лобно-височных областей. J. Neurosci. 26, 6523–6532. doi: 10.1523/Jneurosci.0808-06.2006

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Гонсалес, Дж., Barros-Loscertales, A., Pulvermüller, F., Meseguer, V., Sanjuan, A., Belloch, V., et al. (2006). Чтение корицы активирует обонятельные области мозга. НейроИзображение 32, 906–912. doi: 10.1016/j.neuroimage.2006.03.037

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хебб, Д. О. (1949). Организация поведения. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley & Sons.

Академия Google

Хейстер, Дж., Вюрцнер, К.-М., Бубензер, Дж., Поль, Э., Hanneforth, T., Geyken, A., et al. (2011). dlexDB — основной лексический банк данных для психологических и лингвистических исследований. Психология. Рундш. 62, 10–20. дои: 10.1026/0033-3042/a000029

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки

Хениг, К., Мюллер, К., Хернбергер, Б., Сим, Э. Дж., Спитцер, М., Эрет, Г., и соавт. (2011). Нейропластичность семантических представлений о музыкальных инструментах у профессиональных музыкантов. НейроИзображение 56, 1714–1725.doi: 10.1016/j.neuroimage.2011.02.065

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хениг, К., Сим, Э. Дж., Бочев, В., Херрнбергер, Б., и Кифер, М. (2008). Концептуальная гибкость человеческого мозга: динамический набор семантических карт из зрительных, двигательных и связанных с движением областей. Дж. Когнит. Неврологи. 20, 1799–1814 гг. doi: 10.1162/jocn.2008.20123

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хоффман П., Побрич Г., Дрейксмит, М., и Лэмбон Ральф, Массачусетс (2012). Задняя средняя височная извилина участвует в вербальном и невербальном семантическом познании: данные rTMS. Афазиология 26, 1119–1130. дои: 10.1080/02687038.2011.608838

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хамфрис Г.В., Риддох М.Дж. и Куинлан П.Т. (1988). Каскадные процессы идентификации изображений. Когнит. Нейропсихология. 5, 67–103. дои: 10.1080/02643298808252927

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Жаннерод, М.(1999). Зрительно-моторные каналы: их интеграция в целенаправленное схватывание. Гул. двигаться. науч. 18, 201–218. doi: 10.1016/S0167-9457(99)00008-1

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кифер, М., и Барсалу, Л.В. (2013). «Основание человеческой концептуальной системы на восприятии, действии и внутренних состояниях», в «Наука действия: основы новой дисциплины », под редакцией В. Принца, М. Бейсерта и А. Хервига (Кембридж, Массачусетс: MIT Press).

Академия Google

Кифер, М.и Пулвермюллер, Ф. (2012). Концептуальные представления в уме и мозге: теоретические разработки, текущие данные и будущие направления. Кортекс 48, 805–825. doi: 10.1016/j.cortex.2011.04.006

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кифер, М., Сим, Э. Дж., Хернбергер, Б., Гроте, Дж., и Хениг, К. (2008). Звук понятий: четыре маркера связи между слуховой и концептуальной системами мозга. J. Neurosci. 28, 12224–12230.doi: 10.1523/Jneurosci.3579-08.2008

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кифер М., Сим Э. Дж., Либих С., Хаук О. и Танака Дж. (2007). Зависимая от опыта пластичность концептуальных представлений в сенсомоторных областях человека. Дж. Когнит. Неврологи. 19, 525–542. doi: 10.1162/jocn.2007.19.3.525

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Куста, С. Т., Вильокко, Г., Винсон, Д. П., Эндрюс, М.и Дель Кампо, Э. (2011). Представление абстрактных слов: почему важны эмоции. Дж. Экспл. Психол. Быт. 140, 14–34. DOI: 10.1037/a0021446

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Куста С.Т., Виглиокко Г., Винсон Д. и Эндрюс М. (2009). «Счастье — это абстрактное слово. Роль аффекта в представлении абстрактных знаний», в Proceedins Annual Conference Cognitive Science Society , редакторы Н. Таатген и Х. Ван Рейн (Амстердам: Общество когнитивных наук).

Академия Google

Лакофф Г. и Джонсон М. (1980). Метафоры, которыми мы живем. Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press.

Академия Google

Лайнотт, Д., и Коннелл, Л. (2013). Нормы исключительности модальности для 400 существительных: связь между перцептивным опытом и поверхностной формой слова. Поведение. Рез. Методы 45, 516–526. doi: 10.3758/s13428-012-0267-0

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Лайонс, И.М., Маттарелла-Микке А., Чеслак М., Нусбаум Х.К., Смолл С.Л. и Бейлок С.Л. (2010). Роль личного опыта в нейронной обработке языка, связанного с действием. Брэйн Ланг. 112, 214–222. doi: 10.1016/j.bandl.2009.05.006

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Махон, Б.З., и Карамазза, А. (2009). Понятия и категории: когнитивная нейропсихологическая перспектива. Энн. Преподобный Психолог. 60, 27–51. дои: 10.1146/annurev.psych.60.110707.163532

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Метеярд, Л., Куадрадо, С.Р., Бахрами, Б., и Вильокко, Г. (2012). Достижение совершеннолетия: обзор воплощения и нейронаука семантики. Кортекс 48, 788–804. doi: 10.1016/j.cortex.2010.11.002

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мозли Р., Карота Ф., Хаук О., Мор Б. и Пулвермюллер Ф. (2012). Роль двигательной системы в связывании абстрактного эмоционального значения. Церебр. Кора 22, 1634–1647. doi: 10.1093/cercor/bhr238

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Муртаг, Ф., и Лежандр, П. (2014). Метод иерархической агломерационной кластеризации Уорда: какие алгоритмы реализуют критерий Уорда? J.Класс. 31, 274–295. doi: 10.1007/s00357-014-9161-z

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пайвио, А. (1986). Ментальные представления: подход двойного кодирования. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Паттерсон, К., Нестор, П.Дж., и Роджерс, Т.Т. (2007). Откуда ты знаешь, что ты знаешь? Представление семантических знаний в мозгу человека. Нац. Преподобный Нейроски. 8, 976–987. doi: 10.1038/nrn2277

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Пексман, П. М., Харгривз, И. С., Эдвардс, Дж. Д., Генри, Л. К., и Гудиер, Б. Г. (2007). Нейронные корреляты конкретности в семантической категоризации. Дж.Когнит. Неврологи. 19, 1407–1419. doi: 10.1162/jocn.2007.19.8.1407

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Пульвермюллер Ф., Хаук О., Никулин В. В. и Ильмониеми Р. Дж. (2005). Функциональные связи между двигательной и языковой системами. евро. Дж. Нейроски. 21, 793–797. doi: 10.1111/j.1460-9568.2005.03900.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Пилишин З.В. (1980). Вычисление и познание — Вопросы основ когнитивной науки. Поведение. наук о мозге. 3, 111–132. дои: 10.1017/S0140525x00002053

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

R-Core-Team (2017). R: Язык и среда для статистических вычислений. Вена: Фонд статистических вычислений R.

Академия Google

Роджерс, Т. Т., Ламбон Ральф, М. А., Гаррард, П., Бозеат, С., Макклелланд, Дж. Л., Ходжес, Дж. Р., и соавт. (2004). Структура и ухудшение семантической памяти: нейропсихологическое и компьютерное исследование. Психология. Ред. 111, 205–235. doi: 10.1037/0033-295X.111.1.205

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Команда RStudio (2015). RStudio: интегрированная разработка. Бостон, Массачусетс: Rstudio, Inc.

Сакрейда, К., Скоролли, К., Менц, М.М., Хейм, С., Борги, А.М., и Бинкофски, Ф. (2013). Воплощены ли слова абстрактного действия? ФМРТ-исследование на стыке языка и двигательного познания. Фронт. Гум. Неврологи. 7:125. doi: 10.3389/Fnhum.2013.00125

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шольце-Штубенрехт, В. (2009). Duden: Die deutsche Rechtschreibung. Мангейм: Библиографический институт.

Академия Google

Schwanenflugel, P.J., Akin, C., and Luh, WM (1992). Доступность контекста и запоминание абстрактных и конкретных слов. Мем. Когнит. 20, 96–104. дои: 10.3758/Bf03208259

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шваненфлюгель, П.Дж. и Акин, CE (1994). Тенденции развития лексических решений для абстрактных и конкретных слов. Читать. Рез. Q. 29, 251–264. дои: 10.2307/747876

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Schwanenflugel, P.J., and Shoben, E.J. (1983). Дифференциальные эффекты контекста в понимании абстрактных и конкретных словесных материалов. Дж. Экспл. Психол. Учить. Мем. Когнит. 9, 82–102. дои: 10.1037/0278-7393.9.1.82

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Симмонс, В.К., Хаманн С.Б., Харенски С.Л., Ху Х.П. и Барсалу Л.В. (2008). Свидетельство фМРТ для словесных ассоциаций и ситуативного моделирования при концептуальной обработке. J. Physiol. Париж 102, 106–119. doi: 10.1016/j.jphysparis.2008.03.014

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Симмонс, В.К., Рамджи, В., Бошан, М.С., Макрей, К., Мартин, А., и Барсалу, Л.В. (2007). Общий нейронный субстрат для восприятия и знания о цвете. Нейропсихология 45, 2802–2810.doi: 10.1016/j.neuropsychologia.2007.05.002

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Стейнбах, М., Эртоз, Л., и Кумар, В. (2004). «Проблемы кластеризации многомерных данных», в New Directions in Statistical Physics. Эконофизика, биоинформатика и распознавание образов , изд. LT Wille (Берлин: Springer).

Академия Google

Трош, Дж., Кратч, С., и Рейли, Дж. (2014). Группировка, иерархическая организация и топография абстрактных и конкретных существительных. Фронт. Психол. 5:360. doi: 10.3389/Fpsyg.2014.00360

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Трош, Дж., Кратч, С.Дж., и Рейли, Дж. (2017). Определение концептуальной топографии конкретности слов: кластеризация свойств эмоций, ощущений и величин среди 750 английских слов. Фронт. Психол. 8:1787. doi: 10.3389/Fpsyg.2017.01787

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Трампп, Н.М. и Кифер М. (2018). Функциональная реорганизация концептуальной системы мозга после глухоты в раннем детстве. PLoS One 13:e0198894. doi: 10.1371/journal.pone.0198894

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Трампп Н.М., Клизе Д., Хениг К., Хаармайер Т. и Кифер М. (2013). Потеря звуковых понятий: повреждение слуховой ассоциативной коры ухудшает обработку звуковых понятий. Кортекс 49, 474–486.doi: 10.1016/j.cortex.2012.02.002

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Трампп Н.М., Трауб Ф., Пулвермюллер Ф. и Кифер М. (2014). Бессознательная автоматическая активация мозгом акустических и связанных с действием концептуальных признаков во время прайминга замаскированного повторения. Дж. Когнит. Неврологи. 26, 352–364. дои: 10.1162/jocn_a_00473

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Тульвинг, Э. (1972). «Эпизодическая и семантическая память», в Organization of Memory , eds E.Талвинг и В. Дональдсон (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Academic Press), 381–403.

Академия Google

Тайлер Л.К. и Мосс Х.Е. (2001). На пути к распределенному учету концептуальных знаний. Тренды Cognit. науч. 5, 244–252. doi: 10.1016/S1364-6613(00)01651-X

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Урбан, Д., и Майерл, Дж. (2006). Регрессионный анализ: теория, техника и анализ. Висбаден: VS Verlag für Sozialwissenschaften.

ван Данциг, С., Коуэлл, Р. А., Зеленберг, Р., и Печер, Д. (2011). Острый образ или острый нож: нормы модальности-исключительности 774 единиц понятия-свойства. Поведение. Рез. Методы 43, 145–154. doi: 10.3758/s13428-010-0038-8

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Vigliocco, G., Kousta, S.T., Della Rosa, P.A., Vinson, D.P., Tettamanti, M., Devlin, J.T., et al. (2014). Нейронное представление абстрактных слов: роль эмоций. Церебр.Кортекс 24, 1767–1777 гг. doi: 10.1093/cercor/bht025

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Виссер, М., Джеффрис, Э., и Ламбон Ральф, Массачусетс (2010). Семантическая обработка в передних височных долях: метаанализ литературы по функциональной нейровизуализации. Дж. Когнит. Неврологи. 22, 1083–1094. doi: 10.1162/jocn.2009.21309

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Вукович Н., Феурра М., Шпектор А., Мячиков А. и Штыров Ю. (2017). Первичная моторная кора функционально способствует пониманию языка: онлайн-исследование rTMS. Нейропсихология 96, 222–229. doi: 10.1016/j.neuropsychologia.2017.01.025

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ван Дж., Кондер Дж. А., Блитцер Д. Н. и Шинкарева С. В. (2010). Нейронное представление абстрактных и конкретных понятий: метаанализ исследований нейровизуализации. Гул. Карта мозга. 31, 1459–1468.doi: 10.1002/hbm.20950

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Уорд, Дж. Х. (1963). Иерархическая группировка для оптимизации целевой функции. Дж. Ам. Стат. доц. 58, 236–244. дои: 10.2307/2282967

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Wiemer-Hastings, K., Krug, J., and Xu, X. (2001). «Образы, доступность контекста, контекстуальные ограничения и абстрактность», в материалах прошлой конференции — Общество когнитивных наук , под редакцией Дж.Д. Мур и К. Стеннинг. (Эдингбург: Lawrence Erlbaum Associates).

Академия Google

Виллемс, Р. М., Хагоорт, П., и Касасанто, Д. (2010). Специфические для тела представления глаголов действия: нейронные данные от правшей и левшей. Психология. науч. 21, 67–74. дои: 10.1177/0956797609354072

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Уилсон-Менденхолл, К.Д., Барретт, Л.Ф., Симмонс, В.К., и Барсалу, Л.В. (2012).Заземление эмоций в ситуативной концептуализации. Нейропсихология 49, 1105–1127. doi: 10.1016/j.neuropsychologia.2010.12.032

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Уилсон-Менденхолл, К.Д., Симмонс, В.К., Мартин, А., и Барсалу, Л.В. (2013). Контекстная обработка абстрактных понятий выявляет нейронные репрезентации неязыкового семантического содержания. Дж. Когнит. Неврологи. 25, 920–935. дои: 10.1162/jocn_a_00361

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

когда, как, где, что и почему?

За последние два десятилетия все больше демонстраций того, что сенсорная и моторная (или воплощенная ) информация является функциональной частью концептуального знания (для обсуждения см. Matheson & Barsalou, 2018).Большая часть этих данных исходит от взрослых, но роль сенсорной и моторной информации в концептуальных знаниях также согласуется с доказательствами того, что концептуальные системы маленьких детей приобретаются и организуются посредством их сенсорного и моторного опыта (для обзора см. Wellsby & Pexman, 2014). .

В то же время очевидно, что не все концептуальные знания могут быть непосредственно отнесены к простому сенсорному или моторному входу. На одном конце спектра находится множество понятий, не имеющих явных сенсорных или моторных коррелятов (например,грамм. концепт концепт ). Но есть и промежуточные случаи, такие как концепт радость, , которые не только больше коррелируют с внутренними телесными состояниями, чем с внешней сенсорной информацией, но эти внутренние сенсорные корреляты могут значительно различаться (рассмотрите бурную радость против спокойной радости; для обзора , см. Winkielman, Coulson, & Niedenthal, 2018). На самом деле, даже концепт собака, в той мере, в какой он соответствует животным самых разнообразных форм и размеров, вероятно, должен иметь относительно нечеткую сенсомоторную репрезентацию (обсуждение см. в Barsalou, 1999).Кроме того, есть свидетельства того, что компетентные пользователи языка могут извлекать (по крайней мере, некоторое) значение из языка, не полагаясь непосредственно на сенсорные и моторные системы (для обсуждения см. Louwerse, 2011). По этим причинам концептуальное знание должно быть чем-то большим, чем просто сенсомоторным — кажется, что оно также включает некоторую «абстракцию» от прямой сенсорной или моторной информации.

В этой статье мы используем термин абстракция для обозначения процесса, который поддерживается чувствительностью к статистическим закономерностям в нашей среде (т.грамм. закономерности сенсорного ввода и наши моторные реакции на этот ввод), позволяет нам формировать и хранить (или, в моделях, основанных на образцах/воспроизведении, позволяет нам вычислять при извлечении) семантическую информацию, полученную из нашего опыта. Посредством этого процесса абстрагирования мы объединяем отдельные эпизоды прямого сенсорного или двигательного опыта, так что то, что является наиболее общим в нашем опыте с данным объектом или событием, становится заметным, а идиосинкразические свойства, такие как лист, прилипший к шерсти вашей собаки, мало что несут в себе. масса.Именно с помощью такого рода абстракции мы можем различать, что общего у различных объектов и событий, и группировать их вместе в понятия. Мы используем термин , абстрагированный , для обозначения концептуального знания (которое является динамическим в том смысле, что оно постоянно обновляется посредством опыта), которое является результатом этого процесса абстрагирования. Мы предпочитаем здесь термин , абстрагированный от , потому что он подчеркивает, что существовал некий процесс, действовавший на протяжении всего опыта, из которого возникло знание.

Как предполагалось ранее, возможно, все концептуальные знания можно в некотором смысле описать как абстрагированные. Поэтому мы используем этот термин дифференцированно, имея в виду знание, которое является «более абстрактным» (например, знание о том, что такое животное ) и «менее абстрактным» (например, знание о том, что такое собака , или даже о знании ). кто такая конкретная собака, Зои ). Мы используем термин абстрактный для обозначения знания, которое не имеет какой-либо очевидной сенсорной или моторной основы (т.грамм. знание о понятиях понятие или истина ) – и поэтому, на наш взгляд, может быть достигнуто только путем сильной опоры на язык или на абстрагирование различных эпизодов опыта. Таким образом, мы считаем абстрактное знание концептуальным знанием из более абстрактного конца континуума. Абстрактные понятия состоят преимущественно из абстрактных знаний, но могут иметь сенсомоторные корреляты (например, понятие радость ; соответствующее обсуждение см. в Barsalou, Dutriaux, & Scheepers, 2018).

Но зачем вообще нужны понятия? То есть, в чем польза (через процесс абстракции) развития этого концептуального знания? Большинство людей, изучающих концепции, согласятся с тем, что концепции позволяют нам осмысливать и организовывать мир — они позволяют нам, когда мы сталкиваемся с чем-то новым, не изучать с нуля, что оно делает, как мы должны взаимодействовать с ним и как оно происходит. может измениться. В этом смысле наличие понятий дает нам возможность обобщать , что мы определяем здесь как способность применять полученные знания в новых ситуациях.Таким образом, когда мы используем понятия, чтобы сделать выводы или предсказать, что произойдет, когда мы столкнемся с чем-то новым (например, с любым новым экземпляром собаки, листа или карандаша), мы обобщаем (эти определения обобщения и абстракции следуют соглашения в литературе по статистическому обучению; см. Altmann, 2017). 1 Понятия абстракции и обобщения неоднократно повторяются в этом специальном выпуске. Это уместно, потому что (1) у нас есть концепции для того, чтобы их использовать, и (2) не может быть никакого обобщения без предварительного развития/абстрагирования знаний, которые мы используем для обобщений.

То, что мы используем понятия для организации мира, относится к понятию различных уровней абстракции , т. е. различий в степени детализации или точности, где чем меньше деталей, тем выше уровень абстракции/более абстрагировано концепция (например, golddoodle против собаки против животного ). Идея состоит в том, что процесс абстракции (как описано выше) может создавать эти разные уровни абстракции (обсуждение этой взаимосвязи см. в Burgoon, Henderson, & Markman, 2013).То есть все абстракции сводят к минимуму идиосинкразические детали переживаний, из которых они получены (лист на шерсти моей голдендудль и даже длина ее шерсти вряд ли станут важными частями моего абстрактного концепта собаки ). Но мы можем выполнить еще большую абстракцию, чтобы создать концепт животного , который не содержит подробностей о размере или форме существа. На самом деле разные уровни иерархического описания семантического знания (напр.грамм. Collins & Quillian, 1969) можно рассматривать как степени абстракции, с вышестоящими (то есть более инклюзивными) уровнями, соответствующими большей абстракции, и подчиненными уровнями, соответствующими меньшей (Rosch, 1978). И поскольку этим более абстрактным представлениям о конкретных вещах (например, животное ) не хватает четких сенсорных или двигательных коррелятов, они подобны абстрактным понятиям, определенным выше. 2

Основные вопросы, обсуждаемые в этом спецвыпуске, сосредоточены именно на этом центральном свойстве понятий — что все понятия, даже конкретные (напр.грамм. собака ) требуют абстрагирования от своих сенсомоторных коррелятов. Этот процесс абстракции является сущностью концептуальной структуры. Именно с этой точки зрения статьи в этом специальном выпуске спрашивают:

  1. Учитывая, что понятийные системы маленьких детей приобретаются и организуются через их сенсорный и двигательный опыт, когда и как во время развития происходит отвлечение от непосредственного опыта? (Sheya & Smith, 2018; Pexman, 2017; Sloutsky & Deng, 2017; Gentner & Asmuth, 2017)?

  2. Какова роль языка и, в частности, ярлыка концепта в абстракции (Pexman, 2017; Sloutsky & Deng, 2017; Gentner & Asmuth, 2017; Connell, 2018; 2018; Дэвис и Йи, 2018)?

  3. Как мы можем обобщить (применить) это абстрактное знание (Sheya & Smith, 2018; Pexman, 2017; Gentner & Asmuth, 2017; Connell, 2018; Lupyan & Lewis, 2017; Jones, 2018; Davis & Yee, 2018)?

  4. Что лежит в основе нейробиологии, которая поддерживает абстракцию и обобщение – как/где такие процессы основаны на функционировании мозга (Sheya & Smith, 2018; Gentner & Asmuth, 2017; Jones, 2018; Davis & Yee, 2018)?

  5. Каким образом абстрактные понятия (например,грамм. истина и справедливость ), которые кажутся лишенными физического и перцептивного воплощения, выучены и представлены (Pexman, 2017; Gentner & Asmuth, 2017; Connell, 2018; Lupyan & Lewis, 2017; Davis & Yee, 2018) ?

Шейя и Смит (2018) начинают с утверждения о важности взаимодействия между телом и окружающей средой для когнитивного и, следовательно, концептуального развития. Они подчеркивают несколько способов изменения сенсорной информации ребенка в соответствии с его действиями.Например, они отмечают, что, наблюдая за движением руки, входные данные в зрительные области мозга могут быть связаны с выходными данными из двигательных областей, связывая активность в этих областях. Они утверждают, что такие сенсорные и моторные связи будут влиять на функциональную связность мозга младенца в краткосрочной перспективе, а также могут, при повторяющихся случаях в долгосрочной перспективе, влиять на анатомическую связность (обсуждение по теме см. в Pulvermüller, 2018). Более того, по мере того, как младенец растет, входные данные для его перцептивной и моторной систем меняются (т.грамм. то, чего она может достичь и увидеть, меняется), что, в свою очередь, влияет на ее поведение. Таким образом, конкретный ребенок и его конкретная среда структурируют друг друга. Перспектива развития Шейи и Смита ясно показывает, что познание возникает в результате взаимодействия ввода и восприятия (см. также Lupyan & Lewis, 2017; Pexman, 2017). Такого рода ассоциации между когнитивными способностями и последующие функциональные и структурные изменения позволяют развивать концептуальное знание.

Подхватывая многие из этих нитей развития, Пексман (2017) напрямую связывает их с концептуальными представлениями.Например, Пексман предполагает, что концептуальные представления детей изменяются по мере того, как их физическое развитие приводит к изменениям в том, как они взаимодействуют с объектами. Более того, она анализирует теории и данные, свидетельствующие о том, что на протяжении жизни происходят изменения в степени, в которой сенсорная или моторная информация поддерживает концептуальный доступ к некоторым задачам. В частности, для некоторых задач концептуализации роль сенсомоторной информации может быть более заметной для детей, чем для взрослых. Это изменение в развитии может быть связано с тем, что метки объектов играют большую роль в концептуальных представлениях по мере развития, например.грамм. по мере развития детской речи они могут больше полагаться на ярлыки, помогающие им определить, что является общим в разных ситуациях (другими словами, ярлыки способствуют развитию абстракции в разных ситуациях).

Pexman (2017) также делает интригующее заявление о том, что изучение развития может пролить свет на то, как в сенсомоторной основе могут быть представлены абстрактные понятия, такие как истина . Она отмечает, что если, как предполагают другие авторы, абстрактные понятия основываются на языке, эмоциях и/или метафорах (см. также Gentner & Asmuth, 2017), то детские абстрактные понятия (и их опора на эти системы) обязательно будут меняться по мере того, как развиваются их системы языка, эмоций и понимания метафор.Другими словами, абстрактные понятия могут опираться на разные системы, частично зависящие от фазы развития ребенка. В целом, подчеркивая влияние когнитивного развития на развитие понятий, Пексман подчеркивает, что понятия динамичны и зависят от контекста.

Слуцкий и Денг (2017) также обсуждают концептуальное развитие, но сосредотачиваются на роли языка. С их точки зрения, ярлыки — это больше, чем просто часть концептуального представления — Слуцкий и Денг скорее определяют понятия как 90 312 лексикализованных 90 313 классов сущностей.Они предполагают, что лексикализация, т. е. наличие ярлыка для понятия, особенно важно, поскольку оно позволяет приобретать знания об этом понятии с помощью языка. Однако они отмечают, что в то время как некоторые понятия возникают «сверху вниз» (т. е. через язык) и обосновываются позже (например, зародыш ), другие возникают «снизу вверх» (т. е. через взаимодействие с world) и лишь позже становятся лексикализованными. Приобретение восходящих концепций сдерживается соображениями опыта и развития — они, как правило, являются объектами, которые младенец обычно испытывает и на которые можно воздействовать (см. также Pexman, 2017; Sheya & Smith, 2018).

На то, насколько легко усваиваются понятия восходящим или нисходящим образом, может также влиять еще одно измерение, по которому, согласно Sloutsky and Deng (2017), различаются категории: степень, в которой члены категории имеют коррелированные черты. В плотных категориях есть элементы со многими взаимосвязанными функциями (например, гоночные автомобили), в то время как в разреженных категориях есть элементы с несколькими общими соответствующими характеристиками (например, красные вещи). Таким образом, плотные категории можно изучать, обобщая принадлежность к вещам, которые в целом очень похожи в восприятии, но изучение разреженных категорий, по-видимому, требует способности выборочно обращать внимание только на конкретные, релевантные функции.А поскольку способность к выборочному посещению постепенно развивается на протяжении всего детства, для развития способности изучать разрозненные категории также требуется время. Слуцкий и Денг описывают доказательства того, что это правда, а также предполагают, что избирательное внимание позволяет нам сосредоточиться на одной конкретной особенности — метке, которая, вероятно, будет особенно предсказывать, какими будут другие характеристики объекта.

Но язык делает больше, чем просто маркирует объекты — язык в контексте также может помочь учащимся сделать вывод о различных аспектах значения слова, когда его референт отсутствует и его значение неизвестно (см. также Connell, 2018).Слуцкий и Денг (2017) описывают феномен, основанный на языковом опыте, когда дети предпочитают группировать вещи на основе тематических отношений (т. е. совпадения), например, группируя обезьяна и банан , в то время как взрослые, по-видимому, предпочитают группировать вещи на основе таксономических (т.е. категориальных) отношений, например группировать обезьяна и собака . В частности, они предполагают, что простое совпадение слов (на лингвистическом языке, 90 312 синтагматических 90 313 отношений) поддерживает изучение тематических отношений, и только после длительного опыта работы с языком учащиеся накапливают достаточно информации, чтобы развить чувствительность к тому, когда слова играют роль. одинаковые роли в предложениях (т.е. парадигматических отношений ), который поддерживает изучение таксономических отношений. Так, Слуцкий и Денг утверждают, что концептуальное развитие «значительно усиливается (если не трансформируется) языком … »

Гентнер и Асмут (2017) обсуждают тесно связанное понятие — важность языка для изучения абстрактных реляционных понятий, таких как причина и согласны, или даже более простые термины, такие как высокий, и выше. Такие реляционные понятия важны для познания — к ним относятся не только большинство глаголов и предлогов, но и многие существительные (напр.грамм. ответ, гол, якорь, брат ) . Гентнер и Асмут отмечают, что изучение реляционных понятий только на основе нелингвистического опыта (или того, что Слуцкий и Денг [2017] назвали бы методом «снизу вверх») является сложной задачей, поскольку отношения не очевидны в мире. Поэтому полезно иметь ярлык, чтобы направлять внимание на общие черты между вещами (связанные комментарии к ярлыкам см. также в Davis & Yee, 2018; Lupyan & Lewis, 2017; Pexman, 2017; Sloutsky & Deng, 2017).

Возникают самые абстрактные реляционные понятия, Гентнер и Асмут (2017) предлагают, по аналогии с более конкретными понятиями, процесс, который они называют карьерой метафоры. Например, абстрактное относительное значение якоря (все, что мешает чему-то еще двигаться в нежелательном направлении) могло возникнуть в результате обработки образного языка, такого как «их религия подобна якорю». Идея состоит в том, что обработка такого образного языка включает в себя сосредоточение внимания на характеристиках, которые, например.грамм. конкретная концепция якорь и религия имеют общее (т. е. выполнение структурного выравнивания на двух представлениях), что делает эти общие характеристики более заметными. Таким образом, повторный опыт с таким языком позволяет нам постепенно абстрагироваться от значения метафоры, поскольку общая реляционная структура становится более заметной, чем неразделенные конкретные черты. Таким образом, отчет Гентнера и Асмута помогает объяснить, как метафорический язык может обеспечить путь для возникновения более абстрактных понятий из более конкретных, воплощенных понятий.

Общим для всех четырех вкладов, посвященных развитию понятий, является то, что понятия меняются по мере изменения входных данных для дочернего элемента. Тем не менее стоит признать, что, хотя они подчеркивают изменения в младенчестве и детстве, все точки зрения в этих вкладах совместимы с аналогичными изменениями, происходящими во взрослом возрасте (ни один из них не предполагает, что после детства концепции становятся фиксированными). Другими словами, учитывая, что даже во взрослом возрасте входные данные, которые мы получаем, меняются по мере изменения нашего опыта как в долгосрочной, так и в краткосрочной перспективе (т.грамм. через изменения в нашей культурной, физической или телесной среде, или в наших знаниях или целях), наши концепции также должны продолжать меняться (недавние свидетельства концептуальной эволюции из-за изменений в теле и знаниях, соответственно, см. Chrysikou, Casasanto, & Thompson-Schill, 2017; и Clarke, Pell, Ranganath, & Tyler, 2016; обзор см. в Yee & Thompson-Schill, 2016).

Точно так же акцент этих авторов на важности входных данных согласуется с идеей о том, что понятия также могут различаться у индивидуумов из-за различий в опыте (например,грамм. из-за различий в культурной, физической или телесной среде, или в наших знаниях или целях; например Хоффман, Макклелланд, Ральф и Мэтью, 2018 г .; обзоры см. в Casasanto & Lupyan, 2015; Йи, Джонс и Макрей, 2018 г.). Такая основанная на опыте изменчивость внутри и между индивидуумами фактически является неизбежным следствием телесной или сенсомоторной теории понятий (например, Allport, 1985; Barsalou, 1999; обсуждение см. в Prinz, 2002; описание и описание). реализация, соответственно, механизма, который будет производить такую ​​изменчивость [рекуррентная архитектура, основанная на простой рекуррентной сети Элмана (1990)] см. Yee & Thompson-Schill, 2016 и Hoffman et al., 2018).

Переходя к взрослым, вклад Коннелла (2018) касается еще одного аспекта концептуальной изменчивости. Она предполагает, что в некоторых обстоятельствах, когда мы активируем конкретное понятие, мы не сильно активируем сенсомоторное знание, которое у нас есть об этом понятии. Другими словами, Коннелл предполагает, что, когда задача не требует полной активации понятия (например, когда задача состоит в том, чтобы просто решить, связана ли машина с парком ), мы можем полагаться на информацию, полученную из языка, а не чем моделирование всех наших основанных на опыте знаний об этом.Одна из причин этого, предполагает Коннелл, заключается в том, что лингвистически полученная информация обычно может быть активирована быстрее и с меньшими усилиями, чем смоделированная (то есть воплощенная или обоснованная) информация. Таким образом, если позволяет задача, мы можем в большей степени полагаться на (дешевую в вычислительном отношении) лингвистическую информацию, когда ресурсы ограничены или мотивация низка. Это работает отчасти потому, что мы используем язык, чтобы говорить о мире, и поэтому информация, которую мы получаем о понятиях из статистики распределения языка, будет включать большую часть информации, которую мы получаем из статистики распределения мира.Однако

Connell (2018) также предполагает, что лингвистическая информация может быть не просто более дешевым и несовершенным заменителем сенсомоторной информации, а также нести уникальную информацию (см. также Davis & Yee, 2018; Gentner & Asmuth, 2017; Lupyan & Lewis). , 2017; Pexman, 2017; Sloutsky & Deng, 2017). Например, Коннелл указывает, что, поскольку мы используем язык не только для описания мира, но и для того, чтобы «задавать вопросы, анализировать, интерпретировать, абстрагировать и предсказывать его»…, лингвистическая информация может охватывать качественно иные аспекты концептуальной информации», чем смоделированная информация — аспекты. что может быть особенно важно для абстрактных понятий.

Задача будущих исследований состоит в том, чтобы определить, какие аспекты языка могут быть особенно актуальны для абстрактных понятий (для обсуждения см. Dove, 2018, 2019; Pulvermüller, 2013). Некоторые кандидаты включают, что изучение абстрактных понятий, относящихся к психическим состояниям или социальным ситуациям, может быть затруднено без получения их словесных объяснений (например, Borghi & Binkofski, 2014). Другая возможность заключается в том, что для понимания абстрактных понятий требуется интегрировать информацию в более широком пространственно-временном окне, чем для понимания конкретных понятий (т.грамм. рассмотрим стул против демократия – первое можно распознать здесь и сейчас, тогда как последнее требует наблюдения за всем обществом в течение длительного периода времени; см. также Barsalou, 1999; Davis, Altmann, & Yee, 2019), и этот язык поддерживает требования к памяти и вниманию, необходимые для интеграции информации в такие большие окна.

Как и большинство других авторов, Лупиан и Льюис (2017) также выделяют некоторые механизмы, с помощью которых язык может формировать наши концептуальные знания. 3 Они предполагают, что слова не только активируют воплощенные (или, в терминах Коннелла [2018], расположенные ) ментальные состояния, но они также помогают создавать эти ментальные состояния. Например, они указывают, что распределенных моделей семантики, которые черпают все свои знания из статистики распределения слов в больших языковых корпусах, могут не только извлекать сходство пар слов, но также, «вычисляя вектор направления между одно слово … и другое, а затем переводя его в другое слово, усвоенные репрезентации сети способны формировать своего рода рассуждения по аналогии» (см. также Gentner & Asmuth, 2017).Важно, однако, то, что этот подвиг не следует воспринимать как доказательство того, что опыт мира не нужен для концептуального знания, поскольку язык, который входит в эти модели, конечно же, исходит от людей, чей язык включает информацию об их сенсорном опыте в мире. см. также Connell, 2018).

Еще одна важная роль языка, как предполагают Lupyan and Lewis (2017), заключается в том, что применение вербального ярлыка к перцептивному представлению может подчеркнуть особенности этого представления, которые особенно важны для категории, и отделить (или облегчить абстракцию) представление. от нерелевантных аспектов конкретного опыта (см. также Connell, 2018; Davis & Yee, 2018; Gentner & Asmuth, 2017; Pexman, 2017; Sloutsky & Deng, 2017).Они утверждают, что это работает, потому что в большинстве случаев ярлыки совершенно «немотивированы» (то есть произвольны) в том смысле, что ярлык отделен от сенсомоторных коррелятов понятия. Таким образом, ярлык является «неопределенным» в отличие от других характеристик понятия (т. е. то, что вы слышите о чем-то, описываемом как «собака», является неопределенным, поскольку оно не говорит вам о размере или форме собаки), и эта неопределенность продвигает (или отражает, в зависимости от точки зрения) абстракцию над идиосинкразической изменчивостью в конкретных случаях опыта.

Хотя Лупиан и Льюис (2017) не обсуждают это явно, еще одним важным аспектом метки является то, что, в отличие от других функций, она неизменна. Эта инвариантность не только позволяет ему обладать свойством неопределенности Лупиана и Льюиса, но также может способствовать его способности действовать как своего рода хаб или точка привязки, вокруг которой могут сливаться другие коррелированные функции — интуиция подсказывает, что это должно быть проще. привязывать переменные признаки к инвариантным, чем привязывать переменные признаки к другим переменным признакам.

В этой последней роли метка сама по себе не содержит никакой семантической информации. Однако в качестве еще одного доказательства того, что языковая структура может фиксировать важную семантическую информацию, Джонс (2018) указывает, что вычислительные модели, которые «изучают» (или производят) распределенные представления значения слова на основе статистической избыточности, которая появляется в очень больших корпусах (т. е. модели распределения ) были чрезвычайно успешными в подгонке аспектов человеческого поведения, например ответы на семантическое прайминг или задачи на ассоциации слов.Любопытно, что многие из этих моделей извлекают значение слова посредством процесса абстракции (обычно называемого уменьшением размерности ), посредством которого обрабатывается большой корпус текста, идентифицируются и сохраняются наиболее устойчивые измерения слова, а другая информация отбрасывается. Однако этот процесс уменьшения размерности имеет ограничения. Джонс предполагает, что наиболее проблематично то, что литература по категоризации людей предполагает, что информация об отдельных эпизодах не отбрасывается, а сохраняется. 4 По этой причине, как предполагает Джонс, семантические модели распределения на основе образцов (также называемые моделями поиска или моделями памяти ) могут лучше подходить для человеческой деятельности — в этих моделях все экземпляры сохраняются и сохраняются. (подвергается деградации из-за шума и затухания), а эффекты прототипа или абстракции являются возникающими артефактами процесса поиска, работающего с этой хранимой информацией. Успех этих моделей в подгонке человеческой деятельности ставит под сомнение необходимость отдельного (абстрактного) хранилища семантической памяти.Важно, однако, то, что идея о том, что не может быть отдельных хранилищ семантической и эпизодической памяти, не означает, что не существует семантического знания о понятиях — вместо этого, согласно этим моделям, семантическая память представляет собой процесс, а не структуру.

Подчеркивая роль эпизодической информации в семантической памяти, вклад Джонса (2018) подчеркивает важный момент: хотя в этом специальном выпуске повторяется тема того, что процесс абстракции важен, ни один из вкладов не предполагает, что во время этого процесса отдельные экземпляры полностью отброшены.Более того, взгляды на семантическую память как на основанную на опыте и зависящую от контекста затрудняют осмысленное разграничение понятий от контекстов, в которых они встречаются (недавнее обсуждение см. в Casasanto & Lupyan, 2015; Connell & Lynott, 2014; Lebois, Wilson-Mendenhall). , & Barsalou, 2015; Yee & Thompson-Schill, 2016). Таким образом, многие современные взгляды на семантическую память хорошо согласуются с моделями семантических знаний, основанными на образцах/поиске.

Наконец, вклад Дэвиса и Йи (2018) предполагает, что теоретические подходы к концептуальной репрезентации могут быть основаны на рассмотрении того, как такие репрезентации (и процессы, которые способствуют их развитию и развертыванию) могут быть ограничены нейробиологией мозга.Их вклад сосредоточен на двух типах обобщения — обобщении, основанном на таксономическом (или категориальном) сходстве, и обобщении, основанном на тематическом (или основанном на событиях) сходстве. Они предлагают почему две области мозга, которые, как предполагалось, поддерживают таксономическое и тематическое обобщение, то есть передняя височная доля и угловая извилина, соответственно, способны это делать.

В частности, Дэвис и Йи (2018) предполагают, что тесная реципрокная связь угловой извилины с задней частью гиппокампа поддерживает ее чувствительность к пространственным и временным эпизодическим деталям (т.е. событийная структура), из которых обобщаются тематические отношения. Они также предполагают, что одним из факторов, который позволяет передней височной доле поддерживать таксономическое обобщение, является ее связь с лобными речевыми областями, которые поддерживают поиск меток, которые играют несколько ролей в поддержке таксономического обобщения. Наконец, они предполагают, что статистические абстракции, которые сопоставляют отдельные эпизоды с накопленным опытом, могут быть одинаковыми для тематических и таксономических обобщений, но абстракции, поддерживающие тематические обобщения, выводятся из более широких пространственно-временных окон, чем таксономические (эта идея также упоминается в Hoffman et al. др., 2018; соответствующее обсуждение см. в Mirman, Landrigan, & Britt, 2017).

Однако потенциально важный вопрос, который Дэвис и Йи (2018) лишь кратко обсуждают, заключается в том, может ли роль, которую метки играют для концептуальной обработки, различаться в зависимости от уровня абстракции концепции. Метки могут играть особенно важную роль для , объединяющего в таксономические категории (особенно во время разработки) на более высоких уровнях абстракции и для абстрактных понятий и отношений (см. также Connell, 2018; Davis & Yee, 2018; Gentner & Asmuth, 2017). ; Jones, 2018; Lupyan & Lewis, 2017; Pexman, 2017; Sloutsky & Deng, 2017), в то время как метки могут помочь в разделении вещей на более низких уровнях абстракции (см. также Davis & Yee, 2018).Например, для вышестоящих категорий, таких как животное или инструмент , и для абстрактных понятий, таких как причинно-следственная связь (понятия, для которых может потребоваться интеграция нескольких признаков или контекстов для выявления общих черт между экземплярами) метки могут быть необходимы в что без них общие черты остались бы незамеченными (обзор развития см. в Markman, 1990). Напротив, для подчиненных категорий, где существует очень высокий уровень перцептивного сходства среди экземпляров, ярлыки могут играть совершенно другую роль — вместо того, чтобы подчеркивать общие черты среди экземпляров, ярлыки подчиненного уровня (т.грамм. добавление названия модели к автомобилю) может предоставить дополнительный отличительный признак, который может помочь различать очень похожие объекты (например, Gilbert, Regier, Kay, & Ivry, 2006).

Соответственно, возможно, что одной из причин того, что категории вышестоящего и подчиненного уровней, как правило, развиваются позже, чем категории базового уровня 5 , является то, что эти уровни особенно зависят от способности сосредоточиться на конкретных аспектах представления, включая ярлык, и что эта способность зависит от префронтальной коры, области мозга, которая развивается дольше всего (для обсуждения см. Sloutsky, 2010).Будет интересно выяснить, действительно ли развитие префронтальной коры влияет на то, в какой степени дети полагаются на ярлыки, а не на сенсомоторную информацию при изучении новых семантических знаний.

Важно отметить, что как на вышестоящем, так и на подчиненном уровне один и тот же механизм лежит в основе способности метки выполнять разные роли. На обоих уровнях ярлык «создает для учащегося новую область воспринимаемых объектов (связанных тегов или ярлыков), на которые можно нацелить его более базовые способности статистического и ассоциативного обучения.(стр. 371; Clark, 2006) — разница просто заключается в статистике, связанной с ярлыком на разных уровнях.

Чувствительность учащегося к статистическим закономерностям также может помочь нам понять связь между тематическими и таксономическими отношениями: если использовать пример, касающийся языковой структуры (Elman, 1990; см. также Sloutsky & Deng, 2017), существительные есть существительные ( т.е. являются членами таксономической категории существительных ), потому что они стоят перед глаголами и потенциально идут после определителей и прилагательных.Точно так же прилагательные являются таксономической категорией, определяемой тем, что они идут после определителей и перед существительными (это чрезмерное упрощение, но оно имеет смысл). А отношения между существительными, глаголами и прилагательными по существу являются тематическими отношениями (в лингвистических терминах отношения между существительными и глаголами в предложении определяют тематическую структуру этого предложения). Здесь следует понять, что вещи являются членами таксономической категории в силу того, что разделяют виды вещей, с которыми они могут встречаться вместе.И, конечно же, обратная сторона этой же медали состоит в том, что именно эти совпадения определяют тематические отношения, в которые может вступать каждый член категории (и, следовательно, они определяют обобщения, которые могут быть сделаны на основе о членстве в категории).

Но откуда ребенку знать, когда он формирует совокупность знаний о понятии, каков диапазон возможных совпадений (или, точнее, контекстуальных случайностей)? Здесь язык может сыграть еще одну роль.В качестве заменителя опыта ярлыки могут быть важны именно потому, что без них у нас нет возможности испытать весь спектр совпадений — диапазон контекстов — необходимых для создания нюансов категории (обсуждение см. Louwerse, 2018; см. также Connell, 2018; Lupyan & Lewis, 2017; Sloutsky & Deng, 2017) Это может быть особенно верно для абстрактных реляционных понятий, например вызывает (см. также Gentner & Asmuth, 2017). А для категорий, у которых мало экземпляров, ярлыки в контексте могут помочь компенсировать эту разреженность, 6 в крайнем случае создавая для дочерних категорий вещей, для которых нет реальных экземпляров (например, 6 ).грамм. феи).

Таким образом, для ребенка язык может вмешаться и помочь заполнить пустоту, возникающую из-за отсутствия опыта во всех этих контекстах. Поэтому неудивительно, что концептуальное развитие идет в ногу с языковым развитием и даже когнитивным развитием. Концептуальное знание — это, среди прочего, знание контекстов, в которых происходят события, и существуют разные пути к получению этих знаний — в частности, ярлыки и язык в целом могут быть важной временной задержкой во время разработки.Поэтому не случайно так много в этом Спецвыпуске об абстракциях и понятиях посвящено развитию и языку.

«Является ли феминизм абстрактной концепцией, если вас снимают в душе, потому что какой-то мужчина получает удовольствие от этого?»

Кто-то может не подумать, что права женщин являются неотложной проблемой в Сингапуре. Женщины, в конце концов, пользуются многими привилегиями, которых нет у их коллег в других странах: они могут голосовать, они имеют право выходить на работу и оставаться дома, как им заблагорассудится.Они представлены в некоторых из высших эшелонов управления. Они могут ходить по улицам ночью с относительной уверенностью.

Но гораздо меньше говорится о коварных аспектах, которые продолжают досаждать женщинам в Сингапуре. Женщина того же уровня образования и должности, что и мужчина, по-прежнему зарабатывает на 6 процентов меньше, чем он, и ожидание домашнего ухода часто ложится на женщину — независимо от того, насколько она успешна или высокопоставлена.

И следует кое-что сказать о случаях вуайеризма, которые попали в заголовки газет в последнее время; часто единственное, что беспокоит больше, чем эти случаи, — это реакция сообщества на них.Обвинение жертвы является распространенным рефреном: по оценкам некоммерческой организации Aware, 1 из 10 респондентов считает, что эти женщины «просят об этом».

Президент Маргарет Томас, член-учредитель организации, считает, что больше сингапурцев должны начать разделять идею феминизма и прав женщин.

«Феминизм — это, по сути, вера в то, что пол не должен быть причиной для какой-либо дискриминации», — говорит она.

Поскольку в этом году Aware отмечает свое 35-летие, Томас оглядывается на состояние прав женщин в Сингапуре и рассказывает нам, почему еще многое предстоит сделать.

Томас, один из основателей организации, произносит речь на прошлогоднем ежегодном балу осведомленности.
(Изображение: Studiokel Photography)

Как далеко продвинулся Сингапур с точки зрения прав женщин с момента основания Aware?

Мы добились прогресса в некоторых областях. В 1985 году женщин-парламентариев было всего три — сегодня около четверти всех депутатов составляют женщины. До 2009 года у нас не было женщин-министров, сейчас их три. И, конечно же, у нас есть женщина-президент.У нас больше женщин на руководящих должностях в корпорациях, на государственной службе, в бизнесе и так далее. Гендерный разрыв в оплате труда сократился. Раньше она составляла около 30 процентов, а теперь составляет около 6 процентов.

Итак, мы добились определенного прогресса в достижении гендерного равенства. Но пробелы все же есть — в распределении по профессиям, заработной плате, руководящих должностях. И что наиболее вопиюще, несмотря на весь прогресс, достигнутый женщинами, они по-прежнему являются главными опекунами.

Номинации на премию «Оскар» в этом году доказывают, что Голливуду просто не хватает белых мужчин , даже если ее работа такая же или даже более важная, чем работа ее мужа.Для обеспечения этого ухода женщины работают неполный рабочий день или перестают работать. В Сингапуре это означает, что у них нет зарплаты или они имеют пониженный доход, поэтому их счета CPF на старость меньше.

Это реальная проблема, которую нужно решать более энергично.

Как, по вашему мнению, сингапурцы относятся к концепции феминизма? Как вы думаете, воспринимают ли они это всерьез или считают это концептуальной вещью, не имеющей отношения к делу?

Является ли феминизм концептуальным или абстрактным, если вам платят меньше, чем вашему коллеге-мужчине, выполняющему ту же работу, что и вы? Если именно вы, а не ваш муж, берет отпуск или отпуск по уходу за ребенком или пожилым родителем? Если вы сталкиваетесь с сексуальными домогательствами на работе, потому что некоторые мужчины думают, что имеют право говорить и делать с женщинами все, что хотят? Или если вас снимают в душе или когда вы едете на эскалаторе, потому что какой-то мужчина получает от этого удовольствие?

Список можно продолжать бесконечно.«Права женщин» и гендерное равенство не являются абстрактными понятиями. Они являются повседневной проблемой для многих женщин.

Как нам применить это на практике и изменить способ работы?

Требуется время — и много сознательных усилий — чтобы изменить мышление, привычки и рефлексы. Патриархальные системы и сигналы широко распространены. Средства массовой информации по-прежнему полны стереотипных «женских» и «мужских» ролей. Повсюду вокруг нас продолжают существовать предположения и предположения о том, что делают девочки и женщины и что делают мальчики и мужчины.

Как нам постепенно стереть эти ограничивающие стереотипы? Мы просто должны продолжать отбиваться от них. Я хотел бы, чтобы гендерное равенство было включено в школьные программы с самого начала в дошкольных учреждениях и детских садах.

Вы захотите прочитать это

Разыскивается: больше женщин на вершине

Многие люди ошибочно полагают, что Aware касается только прав женщин. Как бы вы описали работу, которую выполняет Aware?  

Миссия

Aware — достижение гендерного равенства — общества, в котором пол — это просто еще одна грань человека, а не фактор, ведущий к неравным возможностям, домогательствам и дискриминации, сексуальным посягательствам, домашнему насилию.

В какой момент, по вашему мнению, Сингапур достиг этой цели — и что, по вашему мнению, необходимо сделать, чтобы мы достигли этого этапа?  

Когда подобный вопрос больше не задают.

В Сингапуре сократился гендерный разрыв. Молодое поколение сингапурцев менее фиксировано в своих представлениях о своей роли как женщины и мужчины.

Но игровое поле по-прежнему неравномерно. Женщинам по-прежнему приходится сталкиваться с препятствиями, такими как обязанности по уходу дома, сексуальные домогательства и стеклянный потолок на рабочем месте.

Чтобы привести нас к истинному гендерному равенству, важным шагом является закрепление этой концепции в нашей Конституции.

Наша Конституция гласит, что «в любом законе не допускается дискриминация граждан Сингапура только на основании религии, расы, происхождения или места рождения». Мы должны добавить «гендер» в этот список, чтобы как нация мы были привержены стремлению и практике гендерного равенства.

Aware отмечает свое 35-летие сбором средств Superwomen in Concert 10 апреля.Для билетов и более подробной информации посетите эту ссылку .

Эта история является частью статьи A Magazine о выдающихся женщинах, приуроченной к Международному женскому дню.

Преподавание абстрактных понятий с доктором Масудом Ардакани

Применяя индуктивное обучение понятиям и опираясь на предварительные знания студентов, д-р Ардакани обучает абстрактным понятиям, сначала представляя конкретные примеры нового понятия, а затем вводя понятие и связанные с ним уравнения.


«Давайте начнем с нескольких простых примеров, вещей, которые ученики могут делать на основе имеющихся знаний. А потом, после этих примеров, мы просто скажем: «О, кстати, у этого есть имя.»
-Масуд Ардакани


Что вдохновляет вас в обучении?
Моя философия преподавания основана на четырех основных предположениях о том, как люди учатся:

С1. Люди лучше всего учатся, выстраивая отношения между новой информацией и имеющимися у них знаниями.Хорошо спланированная лекция должна строить эти отношения.

С2. Интерес необходим для обучения, и его можно вызвать, пробуждая любопытство учащихся и предоставляя ссылки на современные отрасли и технологии, а также на историю.

С3. Люди учатся лучше всего, когда они являются активными участниками процесса обучения (обучение на практике, а не на слушании).

С4. Процесс обучения требует безопасных условий. Студентам следует бросать вызов, но не угрожать.

Чтобы помочь моим ученикам сформировать прочную связь между новыми и существующими знаниями (P1), в течение последних 10 лет я работаю над техникой, которую я называю «Пример перед концепцией». Основная идея состоит в том, что примеры должны предшествовать формальным определениям и математическим выводам. Примеры до концепции служат цели создания основы для новой теории на основе существующих знаний и/или интуиции учащихся. Строгие определения теперь могут эффективно усваиваться учащимися. На самом деле, во многих случаях учащиеся участвуют в формулировании этих новых определений (P3) и в некотором роде овладевают новой концепцией.Учащиеся, владеющие идеей, более заинтересованы в ее полном потенциале и больше заинтересованы в ее развитии (P2). Дальнейшие примеры, которые расширяют и завершают новые концепции, теперь могут быть довольно сложными (P4).

Еще один метод, который я использую для повышения вовлеченности учащихся в процесс обучения, — это еженедельные викторины. С помощью еженедельных викторин я гарантирую, что студенты учатся на практике (P3) и что они хорошо владеют материалом для эффективного участия в моей практике «Пример перед концепцией» (P1).Чтобы обогатить их обучение на практике, я разработал значительное количество дополнительных задач, которыми делюсь со студентами. Некоторые из этих задач предназначены для того, чтобы учащиеся шаг за шагом проходили материал, а некоторые выводят их знания на новый уровень.

Учитывая большую нагрузку на наших учащихся, добавление еженедельных викторин может вызвать стресс у учащихся. Чтобы избежать этого, я делюсь со своим учеником основными моментами своей философии преподавания и объясняю, почему присутствует каждый компонент курса и как он помогает нам достичь наших целей преподавания/обучения (P4).Я также стараюсь поддерживать дружеские отношения со своим учеником, чтобы косвенно помочь ему чувствовать себя в большей безопасности. На всех своих занятиях я провожу промежуточную оценку преподавания, чтобы собрать отзывы студентов о моем преподавании. Хотя основная цель этой практики — улучшить мое преподавание, она также помогает учащимся чувствовать себя в безопасности. Я обсуждаю с ними результаты промежуточных оценок и, при необходимости, соответствующим образом корректирую свое преподавание. Если я не согласен с некоторыми предложениями, я объясняю свои причины. За последние 10 лет я многому научился благодаря отзывам студентов и уверен, что продолжу учиться у них в будущем.



«Теперь студенты очень хорошо связаны с идеей, потому что они являются частью формирования этой идеи. […] Они действительно видят следующий шаг, иногда даже до того, как я говорю им, что это за следующий шаг.»
-Масуд Ардакани


О докторе Масуде Ардакани
Масуд Ардакани получил степень бакалавра наук. степень Исфаханского технологического университета в 1994 году, степень магистра наук. степень Тегеранского университета в 1997 г. и докторскую степень. степень Университета Торонто в 2004 году, все в области электротехники.Он был научным сотрудником в Университете Торонто с 2004 по 2005 год. В 2005 году он поступил на работу в Университет Альберты, где в настоящее время является профессором электротехники и вычислительной техники. Его научные интересы лежат в общей области теории информации. Доктор Ардакани является помощником редактора журнала IEEE Transactions on Communications, а также помощником редактора журнала IEEE Transactions on Wireless Communications и старшим редактором IEEE Communication Letters.

Награды
Д-р Ардакани является лауреатом нескольких престижных наград за исследования и преподавание, в том числе премии Альберты за изобретательность нового факультета и премии Резерфорда за выдающиеся достижения в обучении студентов.

Хотите узнать больше о принципах обучения?
Амин Т. Г. и Леврини О. (ред.). (2018). Сходящиеся взгляды на концептуальные изменения: отображение новой парадигмы в науках об обучении. Нью-Йорк: Рутледж.

Восниаду, С.(Ред.) (2013). Международный справочник по исследованиям концептуальных изменений. Нью-Йорк: Рутледж.

Виггинс, Г., и Мактай, Дж. (2005). Понимание по замыслу (2-е изд.). Александрия, Вирджиния: Ассоциация надзора и разработки учебных программ.

Обучение концептуальному пониманию

Учебный дизайн: разработка курсов и заданий, способствующих глубокому пониманию основных понятий

Пороговые концепции: порталы к новым способам мышления

Учебная яма

.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts