Активность в психологии это определение: Понятие активности

Содержание

Активность в психологии

Понятие активности

Активность как категория затрагивается в различных сферах научной мысли. Однако полного ее освещения нет ни в одной из них.

Определение 1

Активность – это универсальное свойство, которое характерно для всего живого.

Различные концепции по-разному соотносят активность с другими процессами. В ряде случаев она рассматривается как составляющая поведения.

Определение 2

Активность личности – это способность человека к осуществлению общественно значимых преобразований в мире на основе присвоения богатств материальной и духовной культуры, которая проявляется в творчестве, волевых актах, общении.

Согласно позиции других авторов, активность сопоставляется с деятельностью. Сторонники третьей точки зрения рассматривают активность опираясь на ее составные элементы.
В психологии активность рассматривается как отображение трех явлений:

  1. Деятельность индивида.
  2. Противоположность пассивности (не только непосредственно сама деятельность, а также желание ее реализовать и готовность к этому).
  3. Инициативность.

Соотнесение активности с категорией деятельности

Широкое распространение получила теория В.А. Петровского, который рассматривал личность как подлинный субъект активности. В процесс становления деятельности автор выделяет три последовательных этапа:

  1. 1-й этап — функционирование особи как предпосылка деятельности. На данном этапе функционирование предполагает простейшее проявление жизни, то есть возможность непосредственного взаимодействия субъекта с его окружением.
  2. 2-й этап — деятельность выступает как условие выживания субъекта. С помощью той или иной деятельности субъект может достичь необходимый предмет, который ранее был недоступен, но необходим для функционирования.
  3. 3-й этап — активность как высшая форма развития деятельности. Процесс развития человека сопровождается возникновением новых, вспомогательных форм взаимодействия с миром. Они направлены на обеспечение и поддержание самой возможности деятельности субъекта.

Признаки активности

Анализ различных концепций позволяет выделить некоторые существенные признаки активности личности. Согласно им активность выступает как:

  • форма деятельности, отображающая единство активности и деятельности;
  • деятельность, отражающая индивидуальность опыта человека;
  • личностно значимая деятельность, проявляющаяся в форме самовыражения, самоутверждения человека с одной стороны и рассмотрении человека, как продукта активного и инициативного взаимодействия с окружающей социальной средой — с другой;
  • деятельность, направленная на преобразование окружающего мира;
  • качество личности, личностного образования, которое проявляется во внутренней готовности к целенаправленному взаимодействию с окружающей средой.

Компоненты активности

Рассматривая активность как форму деятельности следует отметить ее составляющие, которые схожи с процессом деятельности. К ним относятся:

  • цель или целенаправленность,
  • мотивация,
  • способы и приёмы, с помощью которых осуществляется деятельность,
  • осознанность и эмоции.

Замечание 1

Цель подразумевает направленность на что-то, то есть наличие смыслообразующей составляющей. Любая деятельность человека подразумевает наличие мотивов: внешних и внутренних. Они определяют направление активности, превращаясь в ее цель. Однако, некоторые мотивы человеком не осознаются. Как правило, они появляются в виде эмоций. Последние связаны с различными событиями в жизни человека и всегда характеризуют отношение к ним. Способы и приемы осуществления деятельности позволят составить схему действий для реализации поставленной цели.

Активность личности | Понятия и категории

АКТИВНОСТЬ ЛИЧНОСТИ (от лат. activus — деятельный) — деятельное отношение личности к миру, способность производить общественно значимые преобразования материальной и духовной среды на основе освоения исторического опыта человечества; проявляется в творческой деятельности, волевых актах, общении. Формируется под воздействием среды и воспитания. Активность надситуативная (неадаптивная) — способность человека подниматься над уровнем требований ситуации, ставить цели, избыточные с точки зрения основной задачи, преодолевая внешние и внутренние ограничения деятельности; предполагает существование мотивации, суть которой заключается в самой притягательности действий с непредрешенным исходом. Человеку известно, что выбор, который он собирается сделать, будет оплачен, возможно, разочарованием или срывом, но это не отталкивает, а еще сильнее стимулирует к действию. Интенсивно разрабатывается психологом В. А. Петровским. Активность надситуативная выступает в явлениях творчества, познавательной (интеллектуальной) активности, «бескорыстного» риска, сверхнормативной активности. В процессе воспитания необходимо стимулировать такую активность у детей и подростков и поощрять ее проявления.

Активность познавательная — деятельное состояние личности, которое характеризуется стремлением к учению, умственному напряжению и проявлению волевых усилий в процессе овладения знаниями. Физиологической основой активности познавательной является рассогласование между сегодняшней ситуацией и прошлым опытом. Различают три уровня активности познавательной — воспроизводящая, интерпретирующая, творческая. Активность общественная — деятельное отношение человека к жизни общества, в к-ром он выступает как инициативный носитель и проводник или разрушитель норм, принципов и идеалов этого общества или определенного класса; сложное морально-волевое качество личности. Предполагает наличие интереса к общественной работе и организаторских умений, ответственность при выполнении поручений, инициативность, исполнительность, требовательность к себе и готовность помочь др. при выполнении общественных заданий.

Активность социальная — родовое понятие относительно видовых: общественно-политической, трудовой, познавательной и др. Активность социальная реализуется в виде социально полезных действий, под влиянием мотивов и стимулов, в основе которых лежат общественно значимые потребности. Субъектом — носителем активности социальной выступает человек, социальная группа и др. общности. Как общественное свойство личности активность социальная развивается через систему связей человека с окружающей социальной средой в процессе познания, деятельности и общения. Являясь динамичным образованием, активность социальная может иметь различную степень проявления. Тот или иной уровень активности социальной зависит от соотношения между социальными обязанностями личности в общественно значимой деятельности и субъективными установками на деятельность.

Коджаспирова Г. М., Коджаспиров А. Ю. Педагогический словарь: Для студ. высш. и сред. пед. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2001, с. 8-9.

Деятельность и активность как условия развития личности

Определение 1

Деятельность – это основной показатель развития человека как личности. Это основной критерий его существования как социального существа. Работа в одном направлении, осложнение деятельности и ее улучшение – это условия для развития личности и нервной системы человека.

При решении воспитательных проблем затрагиваются психологические закономерности и скорость человеческой деятельности. Во время воспитательной работы стоит учитывать характер разных видов труда, их особенности, смысл, содержание и объем.

Понятие деятельности

Понятие личности и работы в отечественной психологии – это связанные явления. Современная психология базируется на идеях о функциональном нраве отражения, о появлении сознания из трудовой работы, о главной роли труда в поведении и деятельности человека. Источник активности – это потребности. Именно они выступают толчком для человека, чтобы он начал поиск средств для удовлетворения, что и влечет активную деятельность.

По появлению потребности разделяются на естественные и культурные и характеризуются такими показателями:

  • Потребности имеют собственный предмет;
  • Содержание зависит от критериев и способов удовлетворения потребности;
  • Они отражаются;
  • Выражается в мотивах, побуждающих к работе.

Мотивы деятельности

Развитие деятельности формирует виды и формы, которые потом соединяются и соподчиняются. Самые популярные виды – игра, труд, учение. Устанавливается иерархическое соотношение мотивов, побуждающих разную работу. Единая система мотивов составляет эмоциональную часть личности.

Однообразные мотивы могут по-разному проявляться в поведении. А вот разные мотивы могут носить одинаковые внешние формы в поведении.

Пример 1

Участие в общественных работах побуждает соперничество, желание быть первым среди друзей. Но может быть и желание принести выгоду всему классу. Мотивы ребенка формируют разные свойства личности – индивидуализм или коллективизм.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Поведение зачастую формируется несколькими мотивами, разными по содержанию и строению. Они бывают ведущими и подчиненными. Мотивационная сфера личности меняет ведущие мотивы, создавая более высокие нравственные поводы. Целенаправленная организация деятельности гарантируется переменами соотношения мотивов и их иерархией. Поэтому в психологии и существует понятие системы стимулов и мотивации.

В школьном возрасте дети часто участвуют в разной деятельности. Они характеризуются не только конкретным составом разных видом, но и ведущей работой. В ней проявляются, создаются и перестраиваются психологические процессы. Например, при учебе – это теоретическое мышление, а в играх – фантазия. От этих процессов зависят ключевые психические изменения на протяжении всего развития ребенка.

Российский психолог Леонтьев утверждал, что одни виды деятельности отыгрывают главные роли в развитии, а остальные – подчиненные. Поэтому развитие психики стоит рассматриваться в зависимости от ведущей деятельности:

  • В дошкольном возрасте основная работа – это игра. У ребенка расширяется кругозор, развиваются умственные возможности, создаются черты характера и нравственные свойства. Рядом с игрой стоит трудовая активность. Взрослые обучают ребенка самообслуживанию, дают начальные умения и навыки, формируют нравственно-волевые качества. В зависимости от возраста малыша всё его окружение объединяет игру и трудовые занятия;
  • В школе на смену игре приходит учение. Оно еще больше расширяет кругозор, создаются мнения. Во время учебного процесса ребенок овладевает методами учения и узнает многое не только от учителя, но и из книг, общения со старшими детьми;
  • Самостоятельная работа развивает познавательную активность ребенка;
  • В школьные годы трудовая деятельность становится более важной.

Значение активности

Определение 2

Активность – это общая черта для живых существ, их личная динамика. Она служит источником улучшения и поддержания жизненно важных связей со средой. Жизнедеятельность организма – это не только нормальные отношения с окружением, а ее преодоление. Активность строится с вероятным прогнозом развития событий в среде и расположения в ней организма.

В психологии активность и деятельность соотносятся друг с другом. Обнаруживаются динамические условия ее развития, воплощения и видоизменения, как черта ее движения. Активность характеризуют:

  • Обусловленность исполняемых действий, спецификой внутренних состояний субъекта в момент действия – в отличие от реактивности, когда действия обусловлены предыдущей ситуацией;
  • Произвольность – проявляется в цели субъекта;
  • Надситуативность – выводится за пределы первоначальной цели;
  • Значительная устойчивость деятельности в отношении принятой цели.

Еще в материнской утробе ребенок реагирует на внешние действия. Его активность проявляется в движениях, указывающих на жизнь. Эти процессы заставляют организм работать, действовать, усиливаться и оздоровляться. Без активной деятельности полноценной жизни не будет, развитие человека и становление его как личности также невозможно.

Активность не характеризуется только в движении. Она проявляется еще в познании мира, расширении кругозора знаний, умений и навыков. Сложно научить человека чему-либо, если он сам не хочет заниматься. Осознанная работа формирует личность, обогащает ее и развивает.

Познавательная активность проявляется в жизнеобеспечивающих факторах, так как помогает сориентироваться ребенку в новом мире. Эмоциональная активность – это грань оживления личности. Многое ребенок узнает из чувств, а не сознаний. Он откликается на действия. Психологическая активность дает информацию миру о состоянии. Именно эта инициативность позволяет ребенку работать с предметами.

Активность – это важное условие и предпосылка для развития, часть жизненных процессов организма. Их результатом выступает общий прогресс развития. Деятельность – это успешная социальная адаптация. Она помогает человеку определить свое место в обществе и окружающей среде.

Активность как ценное качество самоопределяющейся личности

Библиографическое описание:

Канаева, Н. А. Активность как ценное качество самоопределяющейся личности / Н. А. Канаева. — Текст : непосредственный // Психологические науки: теория и практика : материалы I Междунар. науч. конф. (г. Москва, февраль 2012 г.). — Москва : Буки-Веди, 2012. — С. 102-104. — URL: https://moluch.ru/conf/psy/archive/33/1856/ (дата обращения: 11.04.2021).

Проблема активности личности не является
принципиально новой для психологической науки, однако её актуальность
не вызывает сомнений.


Наряду с биологическими и социальными факторами чрезвычайно важное
значение имеет активность самой личности. Именно активность
обеспечивает взаимодействие с окружающим миром, приспособление к
окружающей среде и её изменение, стимулирует участие личности в жизни
и деятельности [2, с. 67].


Активность личности характеризуется целенаправленностью, мотивацией,
осознанностью, эмоциональностью, инициативностью и ситуативностью.


Активность соотносится с деятельностью, обнаруживает её динамичность,
движение. Человеческая активность есть важнейшее качество личности,
способность изменять окружающую действительность в соответствии с
собственными потребностями, взглядами и целями (А.В. Петровский, М.Г.
Ярошевский).


По сути, любое психологическое образование личности, любые
физиологические, психологические и социальные проявления человека
связаны с феноменом активности. Изучение природы, механизмов
зарождения, развития и проявления активности человека имеет
исключительно важное значение для того, чтобы найти эффективные
средства и пути, способствующие формированию активности личности,
направленной на улучшении собственного благосостояния и благополучия
общества.


Впервые вопрос об активности личности был поставлен австрийским
психиатром З.Фрейдом – основоположником теории и практики
психоанализа. Основные положения этой теории сводятся к следующему:
источником активности человека являются инстинктивные побуждения,
данные ему от рождения, передающиеся по наследству. Это мир
инстинктов, биологических и физиологических побуждений, влечений,
бессознательных импульсов, природа которых, по мысли Фрейда,
неизвестна и непознаваема. В основе его учения лежит биологическое
начало в человеке[2, с.68].


Способность активно «выстраивать» собственное бытие, быть
его субъектом, признаётся одной из центральных характеристик человека
в рамках различных исследовательских направлений. Начиная с 80-х
годов, в отечественной психологии значительно возрастает интерес к
исследованиям проблемы активности. Изучается структура, динамика
различных видов активности – познавательной, интеллектуальной,
волевой активности, установки и активности (Лисина, 1982; Матюшкин,
1982). Исследования активности в системе её проявлений прослеживаются
в интегративных концепциях индивидуальности человека (Ананьев, 1977;
Абульханова, 1999), а также в психологии субъекта (Брушлинский,
1994)[6, с.3].


Разрабатывая проблему активности, современная психология опирается на
идею об активном характере отражения, о происхождении –
сознания из трудовой деятельности, о его ведущей роли в поведении и
деятельности человека.


В психологии имеется богатый опыт теоретического и экспериментального
изучения активности, который может стать основой современного
рассмотрения проблемы внутренней активности личности.


Активность соотносится с такими понятиями, как «мотив»,
«воля», «действие». Рассуждая о соотношении
понятий «активность» и «мотив», К.К.
Абульханова-Славская отмечает: «Из арсенала внутренних
характеристик личности особую роль в активности играют её мотивы…
Активность, охватывая всю сферу социально-психологических
взаимодействий личности, «представлена « совокупностью
мотивов… В активности всегда представлена иерархия мотивов, их
«первоочерёдность». А.Н.Леонтьев связывает активность с
целенаправленным поведением и отмечает, сто осознаваемой она
становится в результате « сдвига мотива на цель».


Исследования П.К. Анохина, И.А. Бернштейна подтверждают концепцию,
согласно которой поведение человека понимается как изначально
активное, а сам человек наделён способностью к сознательному выбору
его форм.

Воля понимается как особая форма активности
человека, включающая сознательную регуляцию. Подчёркивая особую роль
воли в мотивационных процессах, С.Л. Рубинштейн писал: «В
действительности всякое подлинно волевое действие является
избирательным актом, включающим сознательный выбор и решение»[4,
с.253].


Рассматривая соотношение «активности» и «деятельности»
выделим два подхода. Один из них (А.Н. Леонтьев) рассматривает
активность в рамках деятельности – как внутреннюю предпосылку
её самодвижения. При этом категория деятельности редуцирует иные
формы активности. Другой (С.Л. Рубинштейн) рассматривает активность
как генеральную характеристику субъекта, как посредника между
деяниями личности и требованиями общества, как характеристику
взаимодействия систем или явлений, раскрывающую их способность к
самодвижению, самоизменению и саморазвитию. Вместе с тем зачастую
одни и те же авторы используют одно и то же понятие в «широком»
и «узком» планах, меняя их логический объём и определяя
одну категорию через другую. Исходя из этого, активность
рассматривается в двух основных планах:

1) человек проявляет активность, в этом случае на
первый план выходит качественная сторона данного феномена: формы и
способы взаимодействия субъекта с миром, среди которых С.Л.
Рубинштейн и А.В. Брушлинский называют предметную деятельность,
познание, общение, созерцание и поведение;

2) человек «действует активно», и в этом
случае акцент в понимании активности субъекта смещается к мере
взаимодействия, к тому, как и насколько субъект проявляет активность
в деятельности, познании, общении. Данный аспект акцентирует его
количественную сторону феномена[5, с.8].


В процессе постоянной связи с внешним миром человек выступает в
качестве активной стороны взаимодействия. Только в ранней юности
благодаря новой ситуации развития актуализируется проблема
самоопределения и профессионального становления, определяющая помыслы
и переживания личности[6, с.9].


Разделение активности на внешнюю и внутреннюю носит условный
характер, но это разделение позволяет рассмотреть вопрос о видах
активности, которая по-разному может проявляться у тех или иных
самоопределяющихся людей. Внешняя активность носит адаптивный
характер, является отчуждённой, личностно-пассивной, в то время как
внутренняя активность инициативна, способствует личностному развитию
и продуктивна в высшем смысле этого слова.


Согласно исследованиям В.А. Петровского и А.Г. Асмолова можно
выделить: надситуативную активность – готовность человека не
только самостоятельно и осознанно совершать различные действия и
поступки, но и стремится к новому, незапланированному в рамках уже
осуществляемой деятельности, а также неадаптивную активность –
готовность не только следовать к намеченной цели, но и конструировать
новые, более интересные цели и смыслы уже в процессе своей
деятельности[4, с.254].


Понятие «самоопределение» предполагает самостоятельность
человека, где важную роль играет внутренняя активность
самоопределяющейся личности. Само слово самоопределение означает
активный поиск возможного развития личности, формирование себя как
коллективного участника сообщества профессионалов. Это не
кратковременное явление, а длительный процесс самопознания и
саморазвития, неотъемлемый элемент становления
специалиста-профессионала.


Важное значение профессиональное самоопределение имеет уже в школьные
годы, особенно в старших классах. У старшеклассников в течение
предшествующих лет развития складывается определённое отношение к
различным областям труда, представление о ряде профессий, оценка
своих возможностей и способностей. Подросток уже может
ориентироваться в социально-экономических ситуациях, способен
перебирать альтернативные варианты выбора профессии. На основе этого
у него формируется состояние внутренней готовности к вступлению на
путь профессионального обучения и дальнейшего личностного развития.


Профессиональное самоопределение уместно понимать как деятельность
человека, принимающего то или иное решение в зависимости от его
развития как субъекта труда. Таким образом, заключительным циклом
профессионального самоопределения является его личностный
профессиональный жизненный план (профессиональный старт).


Необходимым результатом деятельности по профессиональному
самоопределению должно стать отчётливое осознание факта, что
«профессию выбрал сам»[1, с. 57].


Следует также отметить, что многое зависит от самой личности, от её
отношения к профессиональному труду. Развитию специалиста
способствует его профессиональный потенциал, который включает в себя
образование, профессиональные знания и умения, общие и специальные
способности, социально значимые и профессионально важные качества.
Реализация потенциала зависит от многих факторов: биологической
организации человека, социальной ситуации, характера профессиональной
деятельности, активности личности, характера профессиональной
деятельности, активности личности, её потребности в саморазвитии и
самоактуализации. В профессиональном самоопределении большое значение
также имеют социально-экономические условия,
социально-профессиональные группы и активность самой личности.
Субъективная активность человека определяется системой устойчиво
доминирующих потребностей, мотивов, интересов, ориентаций, о чём
упоминалось выше.


Движущими силами развития специалиста являются противоречия между
усложняющимися требованиями профессионального труда и индивидуальным
стилем, опытом и способностями. Основная движущая сила развития
профессионала – внутриличностное противоречие между
«Я-действующим» и «Я-отражённым». Переживания
этого противоречия побуждает профессионала к поиску новых способов
самоосуществления.

Вместе с тем ядром профессионального становления
можно считать взаимодействие личности в профессии. В процессе
освоения профессии и особенно выполнения профессиональной
деятельности происходят структурные изменения и в личности работника,
и в структуре самой деятельности, то есть профессионализация личности
приводит к изменению характера и содержания профессии[3, с.35].


В связи с вышеизложенным, мы можем подчеркнуть, что активность
сопровождает человека на протяжении всей его жизни. Личность
формируется в процессе активного взаимодействия с окружающим миром.
Именно активность направляет личность на поиск своего места в мире,
что отчётливо проявляется в решении вопроса о выборе профессии.
Активность направлена на социально-профессиональную адаптацию –
освоение системы взаимоотношений в коллективе, новой социальной роли,
приобретения профессионального опыта и в дальнейшем самостоятельное
выполнение профессионального труда.

Литература:


  1. Батаршев А.В. Учебно-профессиональная мотивация молодёжи. –
    М.: Издат.центр «Академия», 2009. – 192с.


  2. Гамезо М.В., Домашенко И.А. Атлас по психологии. – М.:
    Педагогическое общество России, 2006. – 276с.


  3. Зеер Э.Ф.Психология профессий. – М.: Академический Проект,
    2005. – 336с.


  4. Пряжникова Е.Ю. Профориентация. – М.: Изд.центр «Академия»,
    2005. – 496с.


  5. Рослякова Е.Ю. Взаимосвязь видов активности субъекта
    жизнедеятельности в ранней юности// автореф.дис….канд.психол.наук.
    Ярославль, 2009. – 24с.


  6. Шавир П.А. Психология профессионального самоопределения в ранней
    юности. – М, 1981.

Основные термины (генерируются автоматически): активность, профессиональное самоопределение, активность личности, профессиональная деятельность, профессиональный труд, самая личность, внутренняя активность, деятельность человека, профессиональное становление, сознательный выбор.

69. ПОНЯТИЕ АКТИВНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ. ИНСТРУМЕНТАЛЬНАЯ ОСНОВА АКТИВНОСТИ

69. ПОНЯТИЕ АКТИВНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ. ИНСТРУМЕНТАЛЬНАЯ ОСНОВА АКТИВНОСТИ

«Быть субъектом» – значит воспроизводить себя, быть причиной своего существования в мире.

Активность как деятельное состояние субъекта детерминирована изнутри, со стороны его отношений к миру, и реализуется вовне – в процессах поведения.

Процесс осуществления деятельности предполагает использование человеком определенных средств в виде всевозможных приспособлений, инструментов, орудий. Циркуль, кисть, компьютер, слово, сказанное врачом пациенту или учителем ученику, – все это примеры в широком смысле инструментов активности. Органы человеческого тела также относятся к категории таких средств: в конечном счете все операции, осуществляемые вовне, связаны с двигательной активностью самого индивида.

Едва ли можно переоценить важность процесса овладения средствами осуществления деятельности. В некоторых психологических концепциях развитие «инструментария» отношения человека к миру отождествляется с процессами социализации – превращением индивида как природного существа в существо социальное. Как бы ни относиться к подобному взгляду, очевидно, что развитие личности немыслимо вне овладения человеком социально выработанными средствами осуществления деятельности.


При использовании тех или иных инструментов человек продуманно или автоматически опирается на имеющиеся у него представления о том, как действовать с ними, как применять их. Каждое из таких представлений может рассматриваться как внутренняя образующая действий, совершаемых во внешнем плане. Совокупность таких внутренних образующих характеризует то, что может быть названо инструментальной основой деятельности. Другим именем для обозначения инструментальной основы деятельности является часто используемое в последнее время слово «компетентность»; а это понятие, в свою очередь, в большинстве работ педагогической ориентации раскрывается как «знания», «умения», «навыки».

Знания в этом ряду не сводятся просто к сведениям о мире, они выступают здесь в своем функциональном аспекте, как предназначенные для чего-то, служащие чему-то. Тот же, по существу, смысл придается термину «функциональная грамотность», что означает способность людей ориентироваться в системе социальных отношений, действовать согласно обстоятельствам во всевозможных жизненных ситуациях. Знания как часть инструментальной основы активности тесно взаимосвязаны с навыками.

Навыки – это освоенные до степени автоматизма способы употребления определенных средств деятельности – внешних орудий или органов собственного тела как проводников активности.

На основе знаний и навыков складывается фонд умений человека. К умениям относится освоенная человеком система приемов сознательного построения результативного действия. В отличие от навыков, каждый из которых образован серией автоматически следующих друг за другом «команд», обусловленных знаниями человека, умения проявляются в осознанном использовании человеком определенных «команд». В результате этих «команд» нередко извлекаются весьма сложные навыки, комбинация которых ведет к достижению цели.







Данный текст является ознакомительным фрагментом.




Продолжение на ЛитРес








ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Патология психической деятельности при шизофрении: мотивация, общение, познание››

Глава V

СНИЖЕНИЕ ПСИХИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ ПРИ ШИЗОФРЕНИИ И РЕДУКЦИЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА: СИНОНИМЫ ЛИ ЭТО?

Как отмечалось выше, нарушения познавательной деятельности, входящие в структуру психологического синдрома шизофренического дефекта, определяются как преморбидными, предиспозиционными факторами, так и факторами, связанными с движением шизофренического процесса. С прогредиентностью процесса и углублением формирующегося дефекта связаны такие характеристики познавательной деятельности, как снижение продуктивности и уровня обобщения, уменьшение контекстной обусловленности речевого процесса, распад смысловой структуры слов. Все эти нарушения имеют самое прямое отношение к такой важной характеристике познавательной деятельности, как снижение психической активности.

В психиатрии издавна понятие «снижение психической активности» широко используется для обозначения определенной клинической реальности, хотя до сих пор полного определения этого понятия не дано.

Впервые о снижении психической активности писал еще Берце [169]: характеризуя присущую больным шизофренией ее «первичную недостаточность», он использовал понятие психической активности, введенное Ф. Брентано, философом и одним из основателей идеалистической по своей сути «понимающей психологии» (в отличие от «объясняющей», экспериментальной психологии). Психическая активность рассматривалась Брентано как непременный признак сознания. Сознание, по Брентано, направлено на объект («интенция»), однако под объектом в данном случае подразумевался не предмет или явление внешнего мира, объективной действительности, а объект идеальный, феномен самого сознания. В связи с этим основным методом исследования явлений психической жизни был провозглашен «понимающий» метод, а эксперимент как метод исследования отвергался.

Положения «понимающей» психологии явились теоретическим базисом концепции Берце об основном нарушении при шизофрении. Он рассматривал активность психики, тонус сознания как имманентные свойства духа, определяющие протекание всех психических функций. Основное нарушение при шизофрении — «снижение психической активности», изменение «интенциональности Я», приводящее к «гипотонии сознания»,— проявляется в снижении психических функций и может быть познано чисто интуитивным («понимающим») способом.

Для характеристики снижения психической активности использовались и другие термины: так, Майер-Гросс [209] писал об «обеднении психическими импульсами», Janzarik [169] — о «динамическом опустошении» у больных шизофренией. Последователь Берце, К. Конрад, исходя из физиологических энергетических концепций, снижение психической активности определил как редукцию энергетического потенциала (РЭП), отождествив, таким образом, понятия активность и энергия [179]. Конрад, как и Берце, пытался вывести шизофреническую симптоматику из одного основания, в данном случае дефицита энергии, снижения энергетического потенциала.

Среди сторонников энергетической концепции были и психологи. Так, Е. Холт писал: «Если верно, что энергия бензина или другого горючего приводит в действие мотор машины, не менее верно и то, что именно энергия поглощаемой пищи приводит в действие тем или иным способом организм человека. Пока психология не признает связи между активностью животного и человека и поглощаемой ими пищей, проблема мотивации останется для нее камнем преткновения» [193]. Однако, несмотря на большое количество экспериментов, проведенных и на животных, и на человеке, «сравнение организма с мотором, а психической активности с энергией осталось только яркой метафорой». Как тонко подмечают П. Фресс и Ж. Пиаже [150], «в отличие от мотора, который приводится в действие бензином, активность организма вызывается как раз отсутствием пищи».

В последние годы в связи с изучением течения и исходов шизофрении с разработкой психопатологической характеристики и определением природы наблюдающихся при этом заболевании резидуальных исходных состояний проблема снижения психической активности разрабатывается Г. Хубером и его сотрудниками. Хубер, выделяя резидуальные явления разной степени выраженности (минимальные, легкие и значительные), подразделяет их на «характерные» и «нехарактерные». «Нехарактерные», или чистые дефектные, изменения, отмечаемые, как правило, после шизофренических приступов или при малопрогредиентном шизофреническом процессе, проявляются «чистой адинамической недостаточностью»: снижением энергетического уровня личности и психического потенциала, спонтанности, «отсутствием целенаправленности и волевой эмоциональной регуляции», астеническими жалобами [195]. Хубер считает картину чистого дефекта в нозологическом отношении не специфической и не отличимой, например, от остаточных явлений после легких органических поражений или неврозов. «Нехарактерный» дефект рассматривается Хубером как существенное доказательство биологической сущности шизофренического процесса. Но в то же время этот дефект как дефицитарное изменение психической активности и познавательной деятельности по своей природе связан с шизофренией и является скорее последствием болезни, чем выражением предшествующей дефицитарности, лишь выявляемой болезнью. Таким образом, Хубер выделяет конституциональные особенности больных — «почву определенной предрасполагающей конституции» — и негативные проявления самой болезни.

Концепция Хубера о чистом, «нехарактерном» дефекте подкрепляется данными, полученными в экспериментально-психологических исследованиях Л. Зюльвольд [236; 237]. Полагая, что в основе дефекта лежит нарушение познавательных процессов, она использовала широкий круг методик, направленных как на изучение изменений процессов памяти, мышления, внимания (тексты Бентона, Векслера-Намбурга), так и некоторых характеристик психомоторной деятельности; в частности, ею определялось время реакции на звук, свет и комбинированные сигналы. Полученные в исследовании данные позволили автору сделать вывод о том, что «при чистых и смешанных остаточных явлениях дефекта отмечается выраженное замедление сенсомоторных процессов, снижение скорости реакции и ослабление способности концентрации при интенсивных нагрузках». Отмеченные у дефектных больных шизофренией нарушения, подчеркивает Зюльвольд, могут «одинаковым способом» проявиться и при органических психосиндромах и психастениях. Однако, замечает она, такое феноменологическое сходство может обнаруживаться при исследовании анализируемых процессов в статике, но не в динамике2. Кроме того, общность картины изменений познавательной деятельности у больных шизофренией и больных с некоторыми психоорганическими синдромами может быть обусловлена спецификой подбора используемых в работе тестов, основанного на общеметодологических принципах ее исследования, в первую очередь ею анализировались динамические характеристики психической деятельности у больных шизофренией с выраженным дефектом. Снижение психической активности, проявляющееся в нарушении динамических характеристик деятельности, оценивается Хубером как следствие течения шизофренического процесса, при этом фармакотерапия, лечение нейролептиками, по его мнению, не вносит в картину болезни ничего принципиально нового, а лишь усиливает «всегда существующие и присущие болезни тенденции течения». Тем не менее работы Л. Зюльвольд, основывающиеся на концепциях Г. Хубера, показали на материале исследования больных шизофренией с дефектом возможность экспериментального изучения связи снижения психической активности с особенностями протекания познавательной деятельности.

Проблема снижения психической активности у больных шизофренией занимает важное место и в советской психиатрии, и в патопсихологии. Так, снижение психической активности оценивается как один из важнейших негативных симптомов, хотя, как пишет А. В. Снежневский, «нет данных об абсолютной нозологической специфичности негативных расстройств» [139]. Р. А. Наджаров указывает на изменения психической активности при разных формах шизофрении, отмечая, что при вялом течении снижение психической активности, «падение психической продуктивности» выражено не столь резко, как при более прогредиентном течении заболевания [96].

В монографии Д. Е. Мелехова [86] снижение психической активности и обусловленные ею нарушения психической деятельности отмечаются как характерные симптомы различных типов, дефектных состояний и специально выделяется «синдром лабильности волевого усилия и дезорганизации целенаправленной активности». Автор пишет о целой шкале нарушений активности, начиная от выраженной лабильности, неустойчивости волевого усилия, когда еще возможна компенсация, и кончая полной дезорганизацией поведения. Как специфическую черту шизофренического слабоумия рассматривал утрату или резкое ослабление спонтанности А. О. Эдельштейн [164]. О снижении общей активности и инициативы, продуктивности психической деятельности, потере активности воли писали В. М. Морозов, В. Н. Фаворина, В. А. Концевой, В. Ю. Воробьев и многие другие.

Экспериментально связь «более или менее выраженного понижения интеллектуальной активности» с изменениями мыслительного процесса у больных шизофренией со стойким дефектом изучалась М. П. Кононовой [62]. Б. В. Зейгарник отмечала, что у больных «клинические формы изменений личности… могут проявиться… в виде нарушений активности (спонтанности)» [47].

Таким образом, снижение психической активности является «обязательным» симптомом шизофренического дефекта [145] и одним из наиболее значимых критериев при определении тяжести негативных изменений. Оно четко фиксируется на клиническом уровне: отмечаются изменения двигательной, умственной, социальной (общение) активности, что дает возможность получить определенную клиническую квалификацию исследуемых больных. Однако такой подход к изучению снижения психической активности является достаточно глобальным, недифференцированным, не позволяющим выделить те ее аспекты, которые являются характерными, специфичными для шизофренической патологии..

В современной психологии проблема активности является одной из центральных: в связи с задачами активизации и повышения результативности всех видов деятельности человека возросший в последние годы интерес к этой проблеме привел к разработке как более дифференцированных подходов к ее изучению, так и методических приемов исследования. И хотя до сих пор, как отмечает В. А. Петровский [108. С. 5], «представление об активности… входившее явно или неявно во все без исключения психические концепции, не зафиксировано в форме достаточно дифференцированной научной категории», был проведен широкий круг исследований «интеллектуальной» (В. Н. Пушкин, Д. Б. Богоявленская), волевой (Н. Д. Левитов, В. И. Селиванов), спонтанной, или «надситуативной» (В. А. Петровский), активности, разрабатывались проблемы нейрофизиологических ее основ (Н. С. Лейтес, В. Д. Небылицын и др.). В пато- и нейропсихологии были получены данные об изменении психической активности у больных разных нозологии (А. Р. Лурия, Б. В. Зейгарник). Изучались, таким образом, ее различные виды и аспекты.

В самом общем виде под психической активностью «следует понимать меру взаимодействия субъекта с окружающей действительностью»: активность, в том числе и психическая, рассматривается как внутреннее условие взаимодействия субъекта со средой и вместе с тем как качественная и количественная мера этого взаимодействия [79]. В. Д. Небылицын [97] выделил три плана, в которых реализуется обусловливаемая внутренними потребностями активность,— умственной деятельности, двигательной (в том числе и речедвигательной) и социальной (общение) деятельности. Содержательная, качественная сторона активности как личностной характеристики определяется комплексом мотивов, установок, побуждений, интересов, определяющих совершение тех или иных действий. Процессуальная сторона активности отражает формальные параметры совершаемой деятельности, определяя «картину динамических особенностей поведения индивида, образующих непрерывный континуум от вялости, инертности и пассивного созерцательства до высших степеней энергии».

В структуре активности были выделены три основных аспекта: скоростной, отражающий индивидуальный темп совершения действий и определяющий скорость протекания поведенческих актов; эргический, связанный с потребностью индивида в напряженной деятельности, и вариационный, проявляющийся в стремлении к разнообразию деятельности и новизне. Эти относительно независимые характеристики активности взаимодействуют друг с другом, определяя успешность деятельности [20].

Таким образом, возросший в последние годы в общей психологии интерес к проблемам психической активности привел к разработке как более дифференцированного подхода к ее изучению, так и методических приемов исследования психической активности, рассматриваемой как совокупность обусловленных потребностями субъекта факторов, обеспечивающих становление, реализацию и регуляцию деятельности.

Рассматривая активность как меру деятельности, действий, можно выделить те их виды, в которых активность должна проявляться максимально: это волевые и спонтанные действия.

Поскольку «все специфически человеческие действия являются волевыми — все они сознательные, целенаправленные действия, все они включают целеустремленность и сознательное регулирование хода действий в соответствии с целью», С.  Л. Рубинштейн [122] наряду с этим понятием волевого действия в широком смысле ввел и другое, более узкое: в этом смысле волевое действие понимается как действие, «совершающееся в условиях конфликта внутренне противоречивых тенденций, обнаруживающихся между желательной целью и… трудностями, с которыми в силу объективных внешних условий связана ее реализация» [122. С. 512]. Это второе понятие подчеркивает специфику волевого действия как направленного на преодоление разного рода — внешних и внутренних — препятствий, что требует определенных волевых усилий. Субъективно волевые действия характеризуются способностью и возможностью преодоления этих препятствий, т. е. связаны с необходимостью усиления деятельности, применения добавочной активности. Это изменение активности может быть количественным (по силе проявления) и качественным (по содержанию, направленности). Таким образом, реализация волевого действия связана с волевым усилием, волевой активностью, которая «есть высшая форма психической активности, поскольку особенности ситуации, конфликт между мотивами, наличие внешних препятствий оказывает наибольшее сопротивление личности и требует от нее мобилизации инициативных усилий, постоянной сознательной саморегуляции поведения» [130. С. 104].

Второй вид действий, в которых также отмечается избыточность психической активности,— спонтанные действия. К спонтанным действиям в психологии относят такие действия, которые не определяются прямо экспериментальной ситуацией и требованиями экспериментатора, выходят за рамки исходных требований задания, а продолжение деятельности испытуемого происходит без побуждения со стороны внешних и внутренних оценочных стимулов и связано, таким образом, со спонтанной (или надситуативной) активностью [108]. (В принятом в психиатрии определении спонтанных действий указывается на их «самопроизводность» — они совершаются без «какого-либо влияния или воздействия извне», т. е. подчеркивается отсутствие лишь внешней стимуляции [147а]. )

Волевая и спонтанная активность — именно те виды психической активности, изменения которых в различных проявлениях у больных шизофренией на клиническом уровне отмечаются психиатрами в первую очередь. В связи с этим нам представлялась целесообразной попытка изучения связи изменения этих видов активности с особенностями психической деятельности этих больных..

Все вышесказанное определило возможности постановки экспериментального исследования изменений психической деятельности у больных шизофренией, обусловленных снижением психической активности, их нарастанием по мере углубления дефекта, т. е. в динамике.

Очевидно, что в психологическом исследовании оценка психической активности не может быть произведена непосредственно: об изменениях ее уровня можно судить по выполнению испытуемым имеющей смысл, целенаправленной деятельности, на основе анализа ее структуры, условий протекания и получаемых результатов.

Исходя из этих положений, было проведено исследование, направленное на изучение изменений познавательной деятельности больных шизофренией (памяти, мышления, внимания), а также некоторых мотивационно-волевых особенностей личности, существенно определяемых снижением психической активности. Соответственно в целях работы были созданы специальные комплексы методик.

Важным условием, определившим разработку конкретных форм эксперимента, явилось то, что они были предназначены для исследования больных с разной степенью выраженности дефекта, должны быть доступны для них. Возможность выполнения задания больными разных групп могла быть достигнута, кроме того, при неизменной структуре деятельности, за счет изменения некоторых ее «внешних» условий, например сокращения объема запоминаемого, использования подсказки при решении мыслительных задач, увеличения времени выполнения задания и т. п. (безусловно, при анализе результатов необходимо было учитывать роль этих дополнительных факторов).

Целями работы определялся и подбор испытуемых: наряду с контрольной группой здоровых (35 человек) исследовались больные непрерывной и шубообразной шизофренией с вялым и среднепрогредиентным темпом течения заболевания (105 человек), характеризующиеся разной степенью выраженности дефекта, для определения которой использовалась шкала тяжести негативных расстройств, предложенная А.  В. Снежневским [136; 139].

Исследование проводилось на моделях двух видов познавательных процессов: внимания, являющегося «прямым» выражением психической активности, и памяти.

Известно, что в чистом виде внимание не наблюдается: оно характеризует динамику протекания таких процессов, как восприятие, мышление, память и другие, и является одним из условий регуляции психической деятельности. В двух методиках на исследование внимания были использованы ситуации, требующие от испытуемого в ходе выполнения интеллектуальной деятельности длительного и устойчивого произвольного внимания. Это были методики «длительного сосредоточения» — счет с переключением и методика «парных цифр».

Первая методика, предложенная К. К. Платоновым, широко используется для оценки возможностей переключения внимания — испытуемый должен последовательно, двумя разными способами выполнять операцию сложения однозначных чисел. Методика позволяет получить динамические характеристики произвольного внимания — его устойчивости, переключаемости, а также продуктивности деятельности испытуемых, количественную и качественную оценки допускаемых ошибок (ошибок счета и способа деятельности), упражняемости (повышение результатов во второй части исследования).

Вторая методика — методика «парных цифр» Ш. Виттенборна, задание которой представляется более сложным: испытуемый должен сравнить два называемых экспериментатором числа, оценив их отношения одним из трех показателей:

  1. знаком +, если первая цифра была больше второй;

  2. знаком —, если первая цифра меньше второй и вторая — нечетная;

  3. знаком 0, если первая цифра меньше второй, но вторая — четная. (Предварительно с каждым испытуемым проводится обучающая серия экспериментов)

Таким образом, выполнение этого задания требовало высокого уровня внимания произвольной регуляции деятельности — на основе анализа достаточно сложной инструкции от испытуемого требовалось построить стратегию своих действий и удерживать ее на протяжении всего исследования.

Полученные результаты представлены в табл. 35.

Таблица 35. Результаты исследования произвольного внимания (методики «Сложение чисел с переключением» и «Парные цифры»)

I методика

II методика

Число операций

Без ошибок, число испытуемых

Ошибки

Среднее время, мин

Без ошибок, % испытуемых

Средняя величина ошибок

«счета»

«способа»

% испытуемых

Средняя величина

% испытуемых

(PDF) Ведущая деятельность в психологии развития: понятие и принцип

Н.Н. Вересов

78

Вот как писал об этом сам Д.Б. Эльконин:

«Все три эпохи – раннего детства, детства, под

росткового возраста – построены по одному и

тому же принципу и состоят из закономерно

связанных двух периодов. Переход от одной

эпохи к следующей происходит при возникно

вении несоответствия между операционально

техническими возможностями ребенка и зада

чами и мотивами деятельности, на основе кото

рых они сформировались» [14, с. 14].

Таков, если так можно выразиться, «каркас»

возрастной периодизации Д.Б. Эльконина. Он

тогенез сознания рассматривается как процесс

непрерывной смены деятельностей внутри сис

темы «ребенок – общество», причем на каждом

возрастном этапе выделяется ведущая дея

тельность, с усвоением которой связаны глав

нейшие психологические новообразования дан

ного возраста.

Вместе с тем при внимательном прочтении

статьи, при взгляде, так сказать, «незамылен

ным» глазом возникает ряд вопросов, о кото

рых есть смысл поговорить. Рискуя попасть

под огонь критики, скажу тем не менее, что на

первый взгляд кажется, что знаменитая перио

дизация Д.Б. Эльконина не свободна от проти

воречий.

Первый круг возможных вопросов может

быть таким. Говоря, что в основе периодизации

психического развития лежит принцип ведущей

деятельности (и ссылаясь при этом на А.Н. Ле

онтьева), автор, однако, не выдерживает этот

принцип последовательно. По крайней мере

два периода в развитии ребенка определяются

видами межличностного общения: в младенче

стве (от рождения до одного года) ведущей

деятельностью является непосредственноэмо

циональное общение [там же, с. 15], в подрост

ковом же возрасте – «деятельность общения,

заключающаяся в построении отношений с то

варищами на основе определенных морально

этических норм» [там же, с. 17]. Правда, как

пишет Д.И. Фельдштейн, «в дальнейшем

Д.Б. Эльконин согласился с нашими выводами

о том, что ведущей деятельностью в подростко

вом возрасте является развернутая социально

признаваемая и социально одобряемая дея

тельность» [11, с. 109]. Пусть так (хотя на этот

счет у меня есть большие сомнения), но, как ни

крути, непосредственноэмоциональное обще

ние в младенчестве деятельностью (даже не ве

дущей деятельностью, а просто деятельностью

в смысле А. Н. Леонтьева) назвать трудно.

Можно, конечно, сослаться на то, что общение

есть особый вид деятельности, но это мало ко

го убеждает, хотя бы потому, что ведущая дея

тельность (по А.Н. Леонтьеву) имеет опреде

ленную структуру (задачи, действия, операции

и т. д.). И даже ссылки на некую особую пред

метность непосредственноэмоционального

общения младенца со взрослым выглядят

либо сильным преувеличением, либо большой

натяжкой.

Можно спросить и о том, почему в периоди

зации выделены именно эти виды деятельнос

ти и именно в таком порядке, в этой последова

тельности, и именно в этих возрастных преде

лах. Разве так уж нелепо допустить, что игро

вая деятельность, возникнув однажды, может

остаться деятельностью ведущей на всю после

дующую жизнь, – с этим могли бы согласиться

не только многие актеры, но и, к примеру

У. Шекспир, сказавший, что весь мир – театр…

А почему бы не допустить, что формирование

учебной деятельности (как ведущей деятель

ности) возможно не только в младшем школь

ном возрасте, но и позже, во всяком случае нет

никаких оснований утверждать, что это невоз

можно принципиально. И наконец, возвраща

ясь к периоду младенчества, мне представляет

ся не безосновательной гипотеза о том, что

первой деятельностью, которой овладевает

младенец, является деятельность ребенка по…

управлению поведением взрослого, которая

осуществляется с помощью порождаемых са

мим ребенком знаковых средств [7, с. 414].

Между прочим, совершенно неожиданно (и бо

лее всего неожиданно для психологов) эта

мысль была элегантно и вместе с тем глубоко

обоснована философскоантропологически [9].

Первая, исходная деятельность в социогенезе

есть деятельность управления, ибо без этого го

ворить о деятельности целенаправленной и

произвольной (т. е. свободной) вообще бес

смысленно [9]. Не знаю, согласился бы с этим

Д.Б. Эльконин, напомню лишь, что сам он не

однократно высказывал мысль о том, что не

столько семья социализирует ребенка, сколько

он сам социализирует окружающих его людей,

пытаясь этим сконструировать удобный и при

ятный для себя мир. И это, кстати сказать,

сближает его с позицией Д. Винникота [19] –

исследователя, весьма далекого от теории

деятельности.

Итак, на первый взгляд кажется, что в пери

одизации Д.Б. Эльконина можно заметить не

Теория деятельности | Психология Вики

Оценка |
Биопсихология |
Сравнительный |
Познавательная |
Развивающий |
Язык |
Индивидуальные различия |
Личность |
Философия |
Социальные |
Методы |
Статистика |
Клиническая |
Образовательная |
Промышленное |
Профессиональные товары |
Мировая психология |


Психология образования:
Оценка ·
Вопросы ·
Теория и исследования ·
Техники ·
Техники X предмет ·
Special Ed. ·
Пастораль


Теория деятельности (AT) — это советская психологическая мета-теория, парадигма или концепция, уходящая корнями в социокультурный подход.Его основателями были Алексей Николаевич Леонтьев и С. Л. Рубинштейн (1889-1960). Он стал одним из основных психологических подходов в бывшем СССР, широко использовавшимся как в теоретической, так и в прикладной психологии, в таких областях, как образование, обучение, эргономика и психология труда.

История теории деятельности [править | править источник]

Истоки теории деятельности можно проследить до нескольких источников, которые впоследствии привели к появлению различных взаимодополняющих и взаимосвязанных направлений развития.В этом отчете мы сосредоточимся на двух наиболее важных из этих направлений. Первый связан с Московским институтом психологии и, в частности, с тройкой молодых и одаренных исследователей, Львом Семеновичем Выготским (1896–1934), Александром Романовичем Лурией (1902–77) и Алексеем Николаевичем Леонтьевым (1903–79). ). Выготский основал культурно-историческую психологию — важное направление деятельностного подхода; Леонтьев, один из основных основоположников теории деятельности, продолжал и выступал против работы Выготского.Формулировка Леонтьева общей теории деятельности в настоящее время является наиболее влиятельной в постсоветских разработках в области AT, которые в основном касались социально-научных и организационных, а не психологических исследований.

Вторая важная линия развития AT включает в себя таких ученых, как П. К. Анохин (1898–1974) и Н. А. Бернштейн (1896–1966), более непосредственно связанных с нейрофизиологической основой деятельности; его основание связано с советским философом психологии С.Л. Рубинштейн (1889-1960). Эта работа была впоследствии развита такими исследователями, как Пушкин, Зинченко и Гордеева, Пономаренко, Зараковский и другими, что в настоящее время наиболее известно благодаря работам по теории системно-структурной деятельности, проводимым Г.З. Бедным и его сотрудниками.

Выготский [править | править источник]

Вереникина обсуждает вклад Выготского, начиная с замечания, что «жизненная цель Выготского заключалась в создании психологии, адекватной для исследования сознания.Он заявил, что сознание
конструируется через взаимодействия субъекта с миром и является атрибутом отношений между субъектом и объектом ». Выготский также дал« концепцию опосредствования элементарного
(естественные) психические процессы с помощью психологических инструментов (искусственные устройства для овладения психическими процессами) и интернализации ». Выготский дал первоначальный импульс развитию теории деятельности, представив
понятие инструмент как форма «опосредованного действия», которое «внешне ориентировано [и] должно приводить к изменениям в объектах».Лурия объясняет это: «Выготский предположил, что высшие психические процессы имеют социальное происхождение … он предположил, что простейшую форму [сознательного] поведения человека можно найти в использовании инструментов или знаков, когда инструмент (или знак) может Вместо элементарной схемы S R S » для стимула, « R » для рефлекса) он предложил новую схему S x R ), где S обозначает стимул, x обозначает средство (инструмент или знак) и R обозначает рефлекс. »

Таким образом, продолжает Лурия, объяснение сложных явлений, таких как человеческая деятельность, «должно заключаться не в ее сведении к отдельным элементам, а, скорее, в ее включении в обширную сеть существенных
связи.»

Леонтьев [править | править источник]

После ранней смерти Выготского Леонтьев возглавил исследовательскую группу по теории деятельности и существенно расширил ее рамки. В этой статье можно лишь кратко рассмотреть работы Леонтьева.
взносы. Многие из изложенных ниже особенностей теории деятельности заимствованы, по крайней мере в своей первоначальной форме, из работ Леонтьева.Леонтьев впервые исследовал психологию животных, глядя на
можно сказать, в какой степени у животных есть умственные процессы. Он пришел к выводу, что рефлексионизм Павлова не был достаточным объяснением поведения животных и что животные имеют активное отношение к реальности, что он назвал активностью . В частности, поведение высших приматов, таких как шимпанзе, можно объяснить только созданием обезьянами многоэтапных планов с помощью инструментов.

Леонтьев затем перешел к людям и указал, что люди совершают «действия», которые сами по себе не удовлетворяют потребность, но способствуют ее окончательному удовлетворению.Часто эти действия имеют смысл только в социальном контексте совместной работы. Это привело его к различию между действиями , которые удовлетворяют потребность, и действиями , которые составляют действия.

Леонтьев также утверждал, что деятельность, в которой участвует человек, отражается в его умственной деятельности, то есть (как он выражается) материальная реальность «представляется» сознанию, но только в его сознании.
жизненное значение или значение.

Запад [править | править источник]

Теория активности, за исключением нескольких публикаций в западных журналах, оставалась неизвестной за пределами Советского Союза до середины 1980-х годов, когда ее подхватили скандинавские исследователи. (Первая международная конференция по теории деятельности проводилась только в 1986 году. Самая ранняя несоветская статья, процитированная Нарди, — это статья Юрьё Энгестрома 1987 года: «Обучение путем расширения»). Это привело к переформулировке теории деятельности. Куутти отмечает, что термин «теория деятельности» «может использоваться в двух смыслах: относящийся к изначальной советской традиции … или относящийся к международному многоголосому сообществу, применяющему оригинальные идеи и развивающемуся в дальнейшем».

Некоторые изменения являются систематизацией работ Леонтьева.Хотя изложение Леонтьева ясное и хорошо структурированное, оно не так хорошо структурировано, как формулировка Юрьё Энгестрома. Каптелинин отмечает, что Энгестрём «предложил схему деятельности, отличную от схемы Леонтьева;
содержит три взаимодействующих сущности — индивида, объекта и сообщества — вместо двух компонентов — индивида и объекта — в исходной схеме [Леонтьева] ».

Были внесены некоторые изменения, по-видимому, за счет заимствования понятий из теории взаимодействия человека с компьютером.Например, введено понятие правил , которого нет у Леонтьева. Так же
понятие коллективного субъекта было введено в 1970-1980-е годы (Леонтьев называет «совместную трудовую деятельность», но в качестве субъектов деятельности выступает только индивид, а не группы).

Теория деятельности и информационные системы [править | править источник]

Применение теории деятельности к информационным системам основано на работах Бонни Нарди и Кари Куутти. Работа Куутти рассматривается ниже.Подход Нарди, вкратце, следующий: Нарди увидел
теория деятельности как «… мощный и проясняющий описательный инструмент, а не строго прогностическая теория. Цель теории деятельности — понять единство сознания и деятельности … Теоретики деятельности утверждают, что сознание — это не набор дискретных бестелесных когнитивных действия (принятие решений, классификация, запоминание), и, конечно же, это не мозг; скорее, сознание находится в повседневной практике: вы — то, что вы делаете. Нарди также утверждала, что «теория деятельности предлагает сильное понятие посредничества — весь человеческий опыт формируется инструментами и знаковыми системами, которые мы используем». Кроме того, она определяет «некоторые из основных проблем теории деятельности: [as]
сознание, асимметричные отношения между людьми и вещами и роль артефактов в повседневной жизни ». Она объяснила, что« основной принцип теории деятельности состоит в том, что понятие сознания является центральным для описания деятельности. Выготский описал сознание как явление, объединяющее внимание, намерение, память, рассуждение и речь… »и« Теория деятельности с ее
акцент на важности мотива и сознания, которые принадлежат только людям, рассматривает людей и вещи как фундаментально разные. Люди не сводятся к «узлам» или «агентам» в системе;
«обработка информации» не рассматривается как нечто, что можно одинаково моделировать для людей и машин ».

Нарди утверждал, что область взаимодействия человека и компьютера «в значительной степени игнорирует изучение артефактов, настаивая на ментальных репрезентациях как на надлежащем месте изучения», а теория деятельности является
рассматривается как способ устранения этого дефицита.

В более поздней работе Нарди и др. , сравнивая теорию деятельности с когнитивной наукой, утверждают, что «теория деятельности — это прежде всего социальная теория сознания» и, следовательно, «… теория деятельности хочет дать определение сознанию, т. Е. все умственное функционирование, включая
запоминание, принятие решений, классификация, обобщение, абстрагирование и т. д. как продукт нашего социального взаимодействия с другими людьми и использования нами инструментов ». Для теоретиков деятельности« сознание », кажется, относится к любому психическому функционированию, тогда как большинство других подходов к Психология различает сознательные функции от бессознательных.

Объяснение теории деятельности [править | править источник]

В этом разделе представлено краткое введение в теорию деятельности и некоторые краткие комментарии о человеческом творчестве в теории деятельности и о значении теории деятельности для неявного знания и обучения.

Действия [править | править источник]

Теория деятельности начинается с понятия деятельности. Деятельность рассматривается как система человеческого «действия», посредством которой субъект работает над объектом, чтобы получить желаемый результат.Для этого субъект использует инструменты, которые могут быть внешними (например, топор, компьютер) или внутренними (например, план). В качестве иллюстрации, действие может быть работой автоматизированного центра обработки вызовов. Как мы увидим позже, многие субъекты могут быть вовлечены в деятельность, и каждый субъект может иметь один или несколько мотивов (например, улучшение управления поставками, продвижение по службе или получение контроля над жизненно важным источником власти в организации). Простым примером деятельности в центре обработки вызовов может быть телефонный оператор (субъект), который изменяет учетную запись (объект) клиента так, чтобы данные биллинга были правильными (результат), используя графический интерфейс к базе данных (инструмент).

Куутти формулирует теорию деятельности в терминах структуры деятельности. «Деятельность — это форма действий, направленных на объект, и действия отличаются друг от друга в соответствии с
своим объектам. Преобразование объекта в результат мотивирует существование деятельности. Объект может быть материальным, но может быть и менее осязаемым ».

Куутти затем добавляет третий термин, инструмент, который «выступает посредником» между деятельностью и объектом. «Этот инструмент одновременно и разрешает, и ограничивает: он расширяет возможности субъекта в
процесс трансформации с исторически накопленным опытом и навыками, «кристаллизовавшимися» в нем, но он также ограничивает взаимодействие с точки зрения конкретного инструмента или инструмента; другие потенциальные особенности объекта остаются невидимыми для субъекта… ».

Как замечает Вереникина, орудия труда — это «социальные объекты с определенными режимами работы, которые социально развиваются в процессе труда и возможны только потому, что они соответствуют целям общества.
практические действия ».

Уровни теории деятельности [править | править источник]

Деятельность моделируется как трехуровневая иерархия. Куутти схематизирует процессы в теории деятельности как трехуровневую систему.

Вереникина перефразирует Леонтьева, пояснив, что «несовпадение действий и операций… появляется в действиях с инструментами, то есть материальными объектами, которые кристаллизуются
операции, а не действия или цели. Если перед человеком стоит конкретная цель, например, разобрать машину, он должен использовать множество операций; не имеет значения, как человек
операции были изучены, потому что формулировка операции отличается от формулировки цели, которая инициировала действие ».

Уровни активности также характеризуются своими целями: «Деятельность ориентирована на мотивы, то есть на объекты, которые сами по себе побуждают.Каждый мотив — это объект, материальный или идеальный, который удовлетворяет потребность. Действия — это процессы, функционально подчиненные деятельности; они направлены на конкретные осознанные цели … Действия реализуются посредством операций, которые
определяется фактическими условиями деятельности ».

Энгестрем разработал расширенную модель деятельности, которая добавляет еще один компонент, сообщество («те, кто разделяет один и тот же объект»), а затем добавляет правила для посредничества между субъектом и сообществом, а также разделение труда для посредничества между объектом и сообществом. .

Куутти утверждает, что «Эти три класса следует понимать широко. Инструмент может быть любым, что используется в процессе трансформации, включая как материальные инструменты, так и инструменты для мышления. Правила
охватывают как явные, так и неявные нормы, соглашения и социальные отношения внутри сообщества. Разделение труда относится к явной и неявной организации сообщества в отношении
процесс трансформации объекта в результат ».

Теория деятельности, таким образом, включает понятие о том, что деятельность осуществляется в социальном контексте или, в частности, в сообществе. Таким образом, вид деятельности вписывается в контекст:
устанавливается двумя результирующими понятиями:

  • правила: они явные и неявные и определяют, как субъекты должны вписываться в сообщество;
  • разделение труда: описывает, как объект деятельности относится к сообществу.

Внутренний план действий [править | править источник]

Теория деятельности предоставляет ряд полезных концепций, которые можно использовать для устранения недостатка выражения для «мягких» факторов, которые неадекватно представлены в большинстве структур моделирования процессов.Одно из таких понятий — внутренний план действия. Теория деятельности признает, что каждая деятельность происходит в двух планах: внешнем и внутреннем. Внешний план представляет объективные компоненты действия, а внутренний план представляет субъективные компоненты действия. Каптелинин определяет внутренний план действий как «человеческую способность выполнять манипуляции с внутренним представлением внешних объектов перед тем, как начать действия с этими объектами в реальности.”

Подробнее см. Вереникина.

Рассмотренные выше концепции мотивов, целей и условий также способствуют моделированию мягких факторов. Один из принципов теории деятельности состоит в том, что многие виды деятельности имеют множественную мотивацию («полимотивацию»). Например, программист при написании программы может преследовать цели, согласованные с несколькими мотивами, такими как увеличение его или ее годового бонуса, получение соответствующего профессионального опыта и содействие достижению целей организации.

Теория деятельности далее утверждает, что субъекты группируются в сообщества, причем правила служат посредниками между субъектом и сообществом, а разделение труда — между объектом и сообществом. Предмет
может быть частью нескольких сообществ, а само сообщество может быть частью других сообществ.

Творчество человека [править | править источник]

Творчество человека играет важную роль в теории деятельности, согласно которой «люди . .. по сути своей творческие существа» в «творческом, непредсказуемом характере».Тихомиров также анализирует важность творческой деятельности , сравнивая ее с рутинной деятельностью , и отмечает важный сдвиг, вызванный компьютеризацией в балансе в сторону творческой деятельности.

Обучение и неявное знание [править | править источник]

Теория деятельности предлагает интересный подход к трудным задачам обучения и, в частности, неявного знания . Обучение было излюбленным предметом теоретиков менеджмента, но часто его представляли абстрактно, отдельно от рабочих процессов, к которым должно применяться обучение.Теория деятельности предлагает потенциальную коррекцию этой тенденции. Например, обзор Энгестремом работы Нонака по созданию знаний предлагает усовершенствования, основанные на теории деятельности, в частности, предполагая, что процесс организационного обучения включает предварительные этапы формирования цели и проблемы, которых нет в Нонака. Ломпшер, вместо того чтобы рассматривать обучение как передачу , видит формирование целей обучения и
понимание студентами того, что им необходимо усвоить, как ключ к формированию учебной деятельности.

Особое значение для изучения обучения в организациях имеет проблема неявных знаний , которые, по словам Нонака, «являются сугубо личными и трудно формализованными, что затрудняет общение с другими или делиться ими с другими». Леонтьева
Операция дает важное понимание этой проблемы. Кроме того, ключевая идея интернализации была первоначально представлена ​​Выготским как «внутренняя реконструкция внешней операции».Впоследствии интернализация стала ключевым термином теории неявного знания и была определена как «процесс воплощения явного знания в неявное знание». Интернализация была описана Энгестремом как «ключевой психологический
механизм », открытый Выготским, и далее обсуждается Вереникиной.

Разработка программного обеспечения [править | править источник]

Теория деятельности применяется для решения сложных неуловимых проблем проектирования. Для получения дополнительных сведений см. Computer Supported Cooperative Work Special Issue on Activity Theory and the Practice of Design .

  • Леонтьев А.А. Проблемы развития психики . Английский перевод, Прогресс Пресс, 1981, Москва. (Русский оригинал 1947 г.).
  • Нарди, Бонни А. (ред.) . Контекст и сознание: теория деятельности и взаимодействие человека и компьютера. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, 1996.
  • Вереникина И. «Культурно-историческая психология и теория деятельности». В Хасан, Х., Гулд, Э. и Хайленд, П. (ред.) Информационные системы и теория деятельности: инструменты в контексте , 7–18.Университет Вуллонгонг Press, 1998 г., Вуллонгонг.
  • Дэвид Ф. Редмайлс (ред.). Совместная работа с компьютерной поддержкой (CSCW), специальный выпуск по теории деятельности и практике проектирования . 11 (1-2), 2002. См. Также Теорию деятельности и практику дизайна.

de: Tätigkeitstheorie
fr: Théorie de l’activité

Теория деятельности | Психология Вики

Оценка |
Биопсихология |
Сравнительный |
Познавательная |
Развивающий |
Язык |
Индивидуальные различия |
Личность |
Философия |
Социальные |
Методы |
Статистика |
Клиническая |
Образовательная |
Промышленное |
Профессиональные товары |
Мировая психология |


Психология образования:
Оценка ·
Вопросы ·
Теория и исследования ·
Техники ·
Техники X предмет ·
Special Ed.·
Пастораль


Теория деятельности (AT) — это советская психологическая мета-теория, парадигма или концепция, уходящая корнями в социокультурный подход. Его основателями были Алексей Николаевич Леонтьев и С. Л. Рубинштейн (1889-1960). Он стал одним из основных психологических подходов в бывшем СССР, широко использовавшимся как в теоретической, так и в прикладной психологии, в таких областях, как образование, обучение, эргономика и психология труда.

История теории деятельности [править | править источник]

Истоки теории деятельности можно проследить до нескольких источников, которые впоследствии привели к появлению различных взаимодополняющих и взаимосвязанных направлений развития. В этом отчете мы сосредоточимся на двух наиболее важных из этих направлений. Первый связан с Московским институтом психологии и, в частности, с тройкой молодых и одаренных исследователей, Львом Семеновичем Выготским (1896–1934), Александром Романовичем Лурией (1902–77) и Алексеем Николаевичем Леонтьевым (1903–79). ). Выготский основал культурно-историческую психологию — важное направление деятельностного подхода; Леонтьев, один из основных основоположников теории деятельности, продолжал и выступал против работы Выготского.Формулировка Леонтьева общей теории деятельности в настоящее время является наиболее влиятельной в постсоветских разработках в области AT, которые в основном касались социально-научных и организационных, а не психологических исследований.

Вторая важная линия развития AT включает в себя таких ученых, как П. К. Анохин (1898–1974) и Н. А. Бернштейн (1896–1966), более непосредственно связанных с нейрофизиологической основой деятельности; его основание связано с советским философом психологии С.Л. Рубинштейн (1889-1960). Эта работа была впоследствии развита такими исследователями, как Пушкин, Зинченко и Гордеева, Пономаренко, Зараковский и другими, что в настоящее время наиболее известно благодаря работам по теории системно-структурной деятельности, проводимым Г.З. Бедным и его сотрудниками.

Выготский [править | править источник]

Вереникина обсуждает вклад Выготского, начиная с замечания, что «жизненная цель Выготского заключалась в создании психологии, адекватной для исследования сознания.Он заявил, что сознание
конструируется через взаимодействия субъекта с миром и является атрибутом отношений между субъектом и объектом ». Выготский также дал« концепцию опосредствования элементарного
(естественные) психические процессы с помощью психологических инструментов (искусственные устройства для овладения психическими процессами) и интернализации ». Выготский дал первоначальный импульс развитию теории деятельности, представив
понятие инструмент как форма «опосредованного действия», которое «внешне ориентировано [и] должно приводить к изменениям в объектах». Лурия объясняет это: «Выготский предположил, что высшие психические процессы имеют социальное происхождение … он предположил, что простейшую форму [сознательного] поведения человека можно найти в использовании инструментов или знаков, когда инструмент (или знак) может Вместо элементарной схемы S R S » для стимула, « R » для рефлекса) он предложил новую схему S x R ), где S обозначает стимул, x обозначает средство (инструмент или знак) и R обозначает рефлекс.»

Таким образом, продолжает Лурия, объяснение сложных явлений, таких как человеческая деятельность, «должно заключаться не в ее сведении к отдельным элементам, а, скорее, в ее включении в обширную сеть существенных
связи.»

Леонтьев [править | править источник]

После ранней смерти Выготского Леонтьев возглавил исследовательскую группу по теории деятельности и существенно расширил ее рамки. В этой статье можно лишь кратко рассмотреть работы Леонтьева.
взносы. Многие из изложенных ниже особенностей теории деятельности заимствованы, по крайней мере в своей первоначальной форме, из работ Леонтьева.Леонтьев впервые исследовал психологию животных, глядя на
можно сказать, в какой степени у животных есть умственные процессы. Он пришел к выводу, что рефлексионизм Павлова не был достаточным объяснением поведения животных и что животные имеют активное отношение к реальности, что он назвал активностью . В частности, поведение высших приматов, таких как шимпанзе, можно объяснить только созданием обезьянами многоэтапных планов с помощью инструментов.

Леонтьев затем перешел к людям и указал, что люди совершают «действия», которые сами по себе не удовлетворяют потребность, но способствуют ее окончательному удовлетворению.Часто эти действия имеют смысл только в социальном контексте совместной работы. Это привело его к различию между действиями , которые удовлетворяют потребность, и действиями , которые составляют действия.

Леонтьев также утверждал, что деятельность, в которой участвует человек, отражается в его умственной деятельности, то есть (как он выражается) материальная реальность «представляется» сознанию, но только в его сознании.
жизненное значение или значение.

Запад [править | править источник]

Теория активности, за исключением нескольких публикаций в западных журналах, оставалась неизвестной за пределами Советского Союза до середины 1980-х годов, когда ее подхватили скандинавские исследователи.(Первая международная конференция по теории деятельности проводилась только в 1986 году. Самая ранняя несоветская статья, процитированная Нарди, — это статья Юрьё Энгестрома 1987 года: «Обучение путем расширения»). Это привело к переформулировке теории деятельности. Куутти отмечает, что термин «теория деятельности» «может использоваться в двух смыслах: относящийся к изначальной советской традиции … или относящийся к международному многоголосому сообществу, применяющему оригинальные идеи и развивающемуся в дальнейшем».

Некоторые изменения являются систематизацией работ Леонтьева.Хотя изложение Леонтьева ясное и хорошо структурированное, оно не так хорошо структурировано, как формулировка Юрьё Энгестрома. Каптелинин отмечает, что Энгестрём «предложил схему деятельности, отличную от схемы Леонтьева;
содержит три взаимодействующих сущности — индивида, объекта и сообщества — вместо двух компонентов — индивида и объекта — в исходной схеме [Леонтьева] ».

Были внесены некоторые изменения, по-видимому, за счет заимствования понятий из теории взаимодействия человека с компьютером.Например, введено понятие правил , которого нет у Леонтьева. Так же
понятие коллективного субъекта было введено в 1970-1980-е годы (Леонтьев называет «совместную трудовую деятельность», но в качестве субъектов деятельности выступает только индивид, а не группы).

Теория деятельности и информационные системы [править | править источник]

Применение теории деятельности к информационным системам основано на работах Бонни Нарди и Кари Куутти. Работа Куутти рассматривается ниже.Подход Нарди, вкратце, следующий: Нарди увидел
теория деятельности как «… мощный и проясняющий описательный инструмент, а не строго прогностическая теория. Цель теории деятельности — понять единство сознания и деятельности … Теоретики деятельности утверждают, что сознание — это не набор дискретных бестелесных когнитивных действия (принятие решений, классификация, запоминание), и, конечно же, это не мозг; скорее, сознание находится в повседневной практике: вы — то, что вы делаете.Нарди также утверждала, что «теория деятельности предлагает сильное понятие посредничества — весь человеческий опыт формируется инструментами и знаковыми системами, которые мы используем». Кроме того, она определяет «некоторые из основных проблем теории деятельности: [as]
сознание, асимметричные отношения между людьми и вещами и роль артефактов в повседневной жизни ». Она объяснила, что« основной принцип теории деятельности состоит в том, что понятие сознания является центральным для описания деятельности. Выготский описал сознание как явление, объединяющее внимание, намерение, память, рассуждение и речь… »и« Теория деятельности с ее
акцент на важности мотива и сознания, которые принадлежат только людям, рассматривает людей и вещи как фундаментально разные. Люди не сводятся к «узлам» или «агентам» в системе;
«обработка информации» не рассматривается как нечто, что можно одинаково моделировать для людей и машин ».

Нарди утверждал, что область взаимодействия человека и компьютера «в значительной степени игнорирует изучение артефактов, настаивая на ментальных репрезентациях как на надлежащем месте изучения», а теория деятельности является
рассматривается как способ устранения этого дефицита.

В более поздней работе Нарди и др. , сравнивая теорию деятельности с когнитивной наукой, утверждают, что «теория деятельности — это прежде всего социальная теория сознания» и, следовательно, «… теория деятельности хочет дать определение сознанию, т. Е. все умственное функционирование, включая
запоминание, принятие решений, классификация, обобщение, абстрагирование и т. д. как продукт нашего социального взаимодействия с другими людьми и использования нами инструментов ». Для теоретиков деятельности« сознание », кажется, относится к любому психическому функционированию, тогда как большинство других подходов к Психология различает сознательные функции от бессознательных.

Объяснение теории деятельности [править | править источник]

В этом разделе представлено краткое введение в теорию деятельности и некоторые краткие комментарии о человеческом творчестве в теории деятельности и о значении теории деятельности для неявного знания и обучения.

Действия [править | править источник]

Теория деятельности начинается с понятия деятельности. Деятельность рассматривается как система человеческого «действия», посредством которой субъект работает над объектом, чтобы получить желаемый результат.Для этого субъект использует инструменты, которые могут быть внешними (например, топор, компьютер) или внутренними (например, план). В качестве иллюстрации, действие может быть работой автоматизированного центра обработки вызовов. Как мы увидим позже, многие субъекты могут быть вовлечены в деятельность, и каждый субъект может иметь один или несколько мотивов (например, улучшение управления поставками, продвижение по службе или получение контроля над жизненно важным источником власти в организации). Простым примером деятельности в центре обработки вызовов может быть телефонный оператор (субъект), который изменяет учетную запись (объект) клиента так, чтобы данные биллинга были правильными (результат), используя графический интерфейс к базе данных (инструмент).

Куутти формулирует теорию деятельности в терминах структуры деятельности. «Деятельность — это форма действий, направленных на объект, и действия отличаются друг от друга в соответствии с
своим объектам. Преобразование объекта в результат мотивирует существование деятельности. Объект может быть материальным, но может быть и менее осязаемым ».

Куутти затем добавляет третий термин, инструмент, который «выступает посредником» между деятельностью и объектом. «Этот инструмент одновременно и разрешает, и ограничивает: он расширяет возможности субъекта в
процесс трансформации с исторически накопленным опытом и навыками, «кристаллизовавшимися» в нем, но он также ограничивает взаимодействие с точки зрения конкретного инструмента или инструмента; другие потенциальные особенности объекта остаются невидимыми для субъекта… ».

Как замечает Вереникина, орудия труда — это «социальные объекты с определенными режимами работы, которые социально развиваются в процессе труда и возможны только потому, что они соответствуют целям общества.
практические действия ».

Уровни теории деятельности [править | править источник]

Деятельность моделируется как трехуровневая иерархия. Куутти схематизирует процессы в теории деятельности как трехуровневую систему.

Вереникина перефразирует Леонтьева, пояснив, что «несовпадение действий и операций… появляется в действиях с инструментами, то есть материальными объектами, которые кристаллизуются
операции, а не действия или цели. Если перед человеком стоит конкретная цель, например, разобрать машину, он должен использовать множество операций; не имеет значения, как человек
операции были изучены, потому что формулировка операции отличается от формулировки цели, которая инициировала действие ».

Уровни активности также характеризуются своими целями: «Деятельность ориентирована на мотивы, то есть на объекты, которые сами по себе побуждают.Каждый мотив — это объект, материальный или идеальный, который удовлетворяет потребность. Действия — это процессы, функционально подчиненные деятельности; они направлены на конкретные осознанные цели … Действия реализуются посредством операций, которые
определяется фактическими условиями деятельности ».

Энгестрем разработал расширенную модель деятельности, которая добавляет еще один компонент, сообщество («те, кто разделяет один и тот же объект»), а затем добавляет правила для посредничества между субъектом и сообществом, а также разделение труда для посредничества между объектом и сообществом. .

Куутти утверждает, что «Эти три класса следует понимать широко. Инструмент может быть любым, что используется в процессе трансформации, включая как материальные инструменты, так и инструменты для мышления. Правила
охватывают как явные, так и неявные нормы, соглашения и социальные отношения внутри сообщества. Разделение труда относится к явной и неявной организации сообщества в отношении
процесс трансформации объекта в результат ».

Теория деятельности, таким образом, включает понятие о том, что деятельность осуществляется в социальном контексте или, в частности, в сообществе.Таким образом, вид деятельности вписывается в контекст:
устанавливается двумя результирующими понятиями:

  • правила: они явные и неявные и определяют, как субъекты должны вписываться в сообщество;
  • разделение труда: описывает, как объект деятельности относится к сообществу.

Внутренний план действий [править | править источник]

Теория деятельности предоставляет ряд полезных концепций, которые можно использовать для устранения недостатка выражения для «мягких» факторов, которые неадекватно представлены в большинстве структур моделирования процессов.Одно из таких понятий — внутренний план действия. Теория деятельности признает, что каждая деятельность происходит в двух планах: внешнем и внутреннем. Внешний план представляет объективные компоненты действия, а внутренний план представляет субъективные компоненты действия. Каптелинин определяет внутренний план действий как «человеческую способность выполнять манипуляции с внутренним представлением внешних объектов перед тем, как начать действия с этими объектами в реальности.”

Подробнее см. Вереникина.

Рассмотренные выше концепции мотивов, целей и условий также способствуют моделированию мягких факторов. Один из принципов теории деятельности состоит в том, что многие виды деятельности имеют множественную мотивацию («полимотивацию»). Например, программист при написании программы может преследовать цели, согласованные с несколькими мотивами, такими как увеличение его или ее годового бонуса, получение соответствующего профессионального опыта и содействие достижению целей организации.

Теория деятельности далее утверждает, что субъекты группируются в сообщества, причем правила служат посредниками между субъектом и сообществом, а разделение труда — между объектом и сообществом. Предмет
может быть частью нескольких сообществ, а само сообщество может быть частью других сообществ.

Творчество человека [править | править источник]

Творчество человека играет важную роль в теории деятельности, согласно которой «люди … по сути своей творческие существа» в «творческом, непредсказуемом характере».Тихомиров также анализирует важность творческой деятельности , сравнивая ее с рутинной деятельностью , и отмечает важный сдвиг, вызванный компьютеризацией в балансе в сторону творческой деятельности.

Обучение и неявное знание [править | править источник]

Теория деятельности предлагает интересный подход к трудным задачам обучения и, в частности, неявного знания . Обучение было излюбленным предметом теоретиков менеджмента, но часто его представляли абстрактно, отдельно от рабочих процессов, к которым должно применяться обучение.Теория деятельности предлагает потенциальную коррекцию этой тенденции. Например, обзор Энгестремом работы Нонака по созданию знаний предлагает усовершенствования, основанные на теории деятельности, в частности, предполагая, что процесс организационного обучения включает предварительные этапы формирования цели и проблемы, которых нет в Нонака. Ломпшер, вместо того чтобы рассматривать обучение как передачу , видит формирование целей обучения и
понимание студентами того, что им необходимо усвоить, как ключ к формированию учебной деятельности.

Особое значение для изучения обучения в организациях имеет проблема неявных знаний , которые, по словам Нонака, «являются сугубо личными и трудно формализованными, что затрудняет общение с другими или делиться ими с другими». Леонтьева
Операция дает важное понимание этой проблемы. Кроме того, ключевая идея интернализации была первоначально представлена ​​Выготским как «внутренняя реконструкция внешней операции». Впоследствии интернализация стала ключевым термином теории неявного знания и была определена как «процесс воплощения явного знания в неявное знание». Интернализация была описана Энгестремом как «ключевой психологический
механизм », открытый Выготским, и далее обсуждается Вереникиной.

Разработка программного обеспечения [править | править источник]

Теория деятельности применяется для решения сложных неуловимых проблем проектирования. Для получения дополнительных сведений см. Computer Supported Cooperative Work Special Issue on Activity Theory and the Practice of Design .

  • Леонтьев А.А. Проблемы развития психики . Английский перевод, Прогресс Пресс, 1981, Москва. (Русский оригинал 1947 г.).
  • Нарди, Бонни А. (ред.) . Контекст и сознание: теория деятельности и взаимодействие человека и компьютера. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, 1996.
  • Вереникина И. «Культурно-историческая психология и теория деятельности». В Хасан, Х., Гулд, Э. и Хайленд, П. (ред.) Информационные системы и теория деятельности: инструменты в контексте , 7–18.Университет Вуллонгонг Press, 1998 г., Вуллонгонг.
  • Дэвид Ф. Редмайлс (ред.). Совместная работа с компьютерной поддержкой (CSCW), специальный выпуск по теории деятельности и практике проектирования . 11 (1-2), 2002. См. Также Теорию деятельности и практику дизайна.

de: Tätigkeitstheorie
fr: Théorie de l’activité

Теория деятельности | Психология Вики

Оценка |
Биопсихология |
Сравнительный |
Познавательная |
Развивающий |
Язык |
Индивидуальные различия |
Личность |
Философия |
Социальные |
Методы |
Статистика |
Клиническая |
Образовательная |
Промышленное |
Профессиональные товары |
Мировая психология |


Психология образования:
Оценка ·
Вопросы ·
Теория и исследования ·
Техники ·
Техники X предмет ·
Special Ed.·
Пастораль


Теория деятельности (AT) — это советская психологическая мета-теория, парадигма или концепция, уходящая корнями в социокультурный подход. Его основателями были Алексей Николаевич Леонтьев и С. Л. Рубинштейн (1889-1960). Он стал одним из основных психологических подходов в бывшем СССР, широко использовавшимся как в теоретической, так и в прикладной психологии, в таких областях, как образование, обучение, эргономика и психология труда.

История теории деятельности [править | править источник]

Истоки теории деятельности можно проследить до нескольких источников, которые впоследствии привели к появлению различных взаимодополняющих и взаимосвязанных направлений развития.В этом отчете мы сосредоточимся на двух наиболее важных из этих направлений. Первый связан с Московским институтом психологии и, в частности, с тройкой молодых и одаренных исследователей, Львом Семеновичем Выготским (1896–1934), Александром Романовичем Лурией (1902–77) и Алексеем Николаевичем Леонтьевым (1903–79). ). Выготский основал культурно-историческую психологию — важное направление деятельностного подхода; Леонтьев, один из основных основоположников теории деятельности, продолжал и выступал против работы Выготского.Формулировка Леонтьева общей теории деятельности в настоящее время является наиболее влиятельной в постсоветских разработках в области AT, которые в основном касались социально-научных и организационных, а не психологических исследований.

Вторая важная линия развития AT включает в себя таких ученых, как П. К. Анохин (1898–1974) и Н. А. Бернштейн (1896–1966), более непосредственно связанных с нейрофизиологической основой деятельности; его основание связано с советским философом психологии С.Л. Рубинштейн (1889-1960). Эта работа была впоследствии развита такими исследователями, как Пушкин, Зинченко и Гордеева, Пономаренко, Зараковский и другими, что в настоящее время наиболее известно благодаря работам по теории системно-структурной деятельности, проводимым Г.З. Бедным и его сотрудниками.

Выготский [править | править источник]

Вереникина обсуждает вклад Выготского, начиная с замечания, что «жизненная цель Выготского заключалась в создании психологии, адекватной для исследования сознания. Он заявил, что сознание
конструируется через взаимодействия субъекта с миром и является атрибутом отношений между субъектом и объектом ». Выготский также дал« концепцию опосредствования элементарного
(естественные) психические процессы с помощью психологических инструментов (искусственные устройства для овладения психическими процессами) и интернализации ». Выготский дал первоначальный импульс развитию теории деятельности, представив
понятие инструмент как форма «опосредованного действия», которое «внешне ориентировано [и] должно приводить к изменениям в объектах».Лурия объясняет это: «Выготский предположил, что высшие психические процессы имеют социальное происхождение … он предположил, что простейшую форму [сознательного] поведения человека можно найти в использовании инструментов или знаков, когда инструмент (или знак) может Вместо элементарной схемы S R S » для стимула, « R » для рефлекса) он предложил новую схему S x R ), где S обозначает стимул, x обозначает средство (инструмент или знак) и R обозначает рефлекс.»

Таким образом, продолжает Лурия, объяснение сложных явлений, таких как человеческая деятельность, «должно заключаться не в ее сведении к отдельным элементам, а, скорее, в ее включении в обширную сеть существенных
связи.»

Леонтьев [править | править источник]

После ранней смерти Выготского Леонтьев возглавил исследовательскую группу по теории деятельности и существенно расширил ее рамки. В этой статье можно лишь кратко рассмотреть работы Леонтьева.
взносы. Многие из изложенных ниже особенностей теории деятельности заимствованы, по крайней мере в своей первоначальной форме, из работ Леонтьева.Леонтьев впервые исследовал психологию животных, глядя на
можно сказать, в какой степени у животных есть умственные процессы. Он пришел к выводу, что рефлексионизм Павлова не был достаточным объяснением поведения животных и что животные имеют активное отношение к реальности, что он назвал активностью . В частности, поведение высших приматов, таких как шимпанзе, можно объяснить только созданием обезьянами многоэтапных планов с помощью инструментов.

Леонтьев затем перешел к людям и указал, что люди совершают «действия», которые сами по себе не удовлетворяют потребность, но способствуют ее окончательному удовлетворению.Часто эти действия имеют смысл только в социальном контексте совместной работы. Это привело его к различию между действиями , которые удовлетворяют потребность, и действиями , которые составляют действия.

Леонтьев также утверждал, что деятельность, в которой участвует человек, отражается в его умственной деятельности, то есть (как он выражается) материальная реальность «представляется» сознанию, но только в его сознании.
жизненное значение или значение.

Запад [править | править источник]

Теория активности, за исключением нескольких публикаций в западных журналах, оставалась неизвестной за пределами Советского Союза до середины 1980-х годов, когда ее подхватили скандинавские исследователи.(Первая международная конференция по теории деятельности проводилась только в 1986 году. Самая ранняя несоветская статья, процитированная Нарди, — это статья Юрьё Энгестрома 1987 года: «Обучение путем расширения»). Это привело к переформулировке теории деятельности. Куутти отмечает, что термин «теория деятельности» «может использоваться в двух смыслах: относящийся к изначальной советской традиции … или относящийся к международному многоголосому сообществу, применяющему оригинальные идеи и развивающемуся в дальнейшем».

Некоторые изменения являются систематизацией работ Леонтьева.Хотя изложение Леонтьева ясное и хорошо структурированное, оно не так хорошо структурировано, как формулировка Юрьё Энгестрома. Каптелинин отмечает, что Энгестрём «предложил схему деятельности, отличную от схемы Леонтьева;
содержит три взаимодействующих сущности — индивида, объекта и сообщества — вместо двух компонентов — индивида и объекта — в исходной схеме [Леонтьева] ».

Были внесены некоторые изменения, по-видимому, за счет заимствования понятий из теории взаимодействия человека с компьютером.Например, введено понятие правил , которого нет у Леонтьева. Так же
понятие коллективного субъекта было введено в 1970-1980-е годы (Леонтьев называет «совместную трудовую деятельность», но в качестве субъектов деятельности выступает только индивид, а не группы).

Теория деятельности и информационные системы [править | править источник]

Применение теории деятельности к информационным системам основано на работах Бонни Нарди и Кари Куутти. Работа Куутти рассматривается ниже.Подход Нарди, вкратце, следующий: Нарди увидел
теория деятельности как «… мощный и проясняющий описательный инструмент, а не строго прогностическая теория. Цель теории деятельности — понять единство сознания и деятельности … Теоретики деятельности утверждают, что сознание — это не набор дискретных бестелесных когнитивных действия (принятие решений, классификация, запоминание), и, конечно же, это не мозг; скорее, сознание находится в повседневной практике: вы — то, что вы делаете.Нарди также утверждала, что «теория деятельности предлагает сильное понятие посредничества — весь человеческий опыт формируется инструментами и знаковыми системами, которые мы используем». Кроме того, она определяет «некоторые из основных проблем теории деятельности: [as]
сознание, асимметричные отношения между людьми и вещами и роль артефактов в повседневной жизни ». Она объяснила, что« основной принцип теории деятельности состоит в том, что понятие сознания является центральным для описания деятельности. Выготский описал сознание как явление, объединяющее внимание, намерение, память, рассуждение и речь… »и« Теория деятельности с ее
акцент на важности мотива и сознания, которые принадлежат только людям, рассматривает людей и вещи как фундаментально разные. Люди не сводятся к «узлам» или «агентам» в системе;
«обработка информации» не рассматривается как нечто, что можно одинаково моделировать для людей и машин ».

Нарди утверждал, что область взаимодействия человека и компьютера «в значительной степени игнорирует изучение артефактов, настаивая на ментальных репрезентациях как на надлежащем месте изучения», а теория деятельности является
рассматривается как способ устранения этого дефицита.

В более поздней работе Нарди и др. , сравнивая теорию деятельности с когнитивной наукой, утверждают, что «теория деятельности — это прежде всего социальная теория сознания» и, следовательно, «… теория деятельности хочет дать определение сознанию, т. Е. все умственное функционирование, включая
запоминание, принятие решений, классификация, обобщение, абстрагирование и т. д. как продукт нашего социального взаимодействия с другими людьми и использования нами инструментов ». Для теоретиков деятельности« сознание », кажется, относится к любому психическому функционированию, тогда как большинство других подходов к Психология различает сознательные функции от бессознательных.

Объяснение теории деятельности [править | править источник]

В этом разделе представлено краткое введение в теорию деятельности и некоторые краткие комментарии о человеческом творчестве в теории деятельности и о значении теории деятельности для неявного знания и обучения.

Действия [править | править источник]

Теория деятельности начинается с понятия деятельности. Деятельность рассматривается как система человеческого «действия», посредством которой субъект работает над объектом, чтобы получить желаемый результат.Для этого субъект использует инструменты, которые могут быть внешними (например, топор, компьютер) или внутренними (например, план). В качестве иллюстрации, действие может быть работой автоматизированного центра обработки вызовов. Как мы увидим позже, многие субъекты могут быть вовлечены в деятельность, и каждый субъект может иметь один или несколько мотивов (например, улучшение управления поставками, продвижение по службе или получение контроля над жизненно важным источником власти в организации). Простым примером деятельности в центре обработки вызовов может быть телефонный оператор (субъект), который изменяет учетную запись (объект) клиента так, чтобы данные биллинга были правильными (результат), используя графический интерфейс к базе данных (инструмент).

Куутти формулирует теорию деятельности в терминах структуры деятельности. «Деятельность — это форма действий, направленных на объект, и действия отличаются друг от друга в соответствии с
своим объектам. Преобразование объекта в результат мотивирует существование деятельности. Объект может быть материальным, но может быть и менее осязаемым ».

Куутти затем добавляет третий термин, инструмент, который «выступает посредником» между деятельностью и объектом. «Этот инструмент одновременно и разрешает, и ограничивает: он расширяет возможности субъекта в
процесс трансформации с исторически накопленным опытом и навыками, «кристаллизовавшимися» в нем, но он также ограничивает взаимодействие с точки зрения конкретного инструмента или инструмента; другие потенциальные особенности объекта остаются невидимыми для субъекта… ».

Как замечает Вереникина, орудия труда — это «социальные объекты с определенными режимами работы, которые социально развиваются в процессе труда и возможны только потому, что они соответствуют целям общества.
практические действия ».

Уровни теории деятельности [править | править источник]

Деятельность моделируется как трехуровневая иерархия. Куутти схематизирует процессы в теории деятельности как трехуровневую систему.

Вереникина перефразирует Леонтьева, пояснив, что «несовпадение действий и операций… появляется в действиях с инструментами, то есть материальными объектами, которые кристаллизуются
операции, а не действия или цели. Если перед человеком стоит конкретная цель, например, разобрать машину, он должен использовать множество операций; не имеет значения, как человек
операции были изучены, потому что формулировка операции отличается от формулировки цели, которая инициировала действие ».

Уровни активности также характеризуются своими целями: «Деятельность ориентирована на мотивы, то есть на объекты, которые сами по себе побуждают.Каждый мотив — это объект, материальный или идеальный, который удовлетворяет потребность. Действия — это процессы, функционально подчиненные деятельности; они направлены на конкретные осознанные цели … Действия реализуются посредством операций, которые
определяется фактическими условиями деятельности ».

Энгестрем разработал расширенную модель деятельности, которая добавляет еще один компонент, сообщество («те, кто разделяет один и тот же объект»), а затем добавляет правила для посредничества между субъектом и сообществом, а также разделение труда для посредничества между объектом и сообществом. .

Куутти утверждает, что «Эти три класса следует понимать широко. Инструмент может быть любым, что используется в процессе трансформации, включая как материальные инструменты, так и инструменты для мышления. Правила
охватывают как явные, так и неявные нормы, соглашения и социальные отношения внутри сообщества. Разделение труда относится к явной и неявной организации сообщества в отношении
процесс трансформации объекта в результат ».

Теория деятельности, таким образом, включает понятие о том, что деятельность осуществляется в социальном контексте или, в частности, в сообществе.Таким образом, вид деятельности вписывается в контекст:
устанавливается двумя результирующими понятиями:

  • правила: они явные и неявные и определяют, как субъекты должны вписываться в сообщество;
  • разделение труда: описывает, как объект деятельности относится к сообществу.

Внутренний план действий [править | править источник]

Теория деятельности предоставляет ряд полезных концепций, которые можно использовать для устранения недостатка выражения для «мягких» факторов, которые неадекватно представлены в большинстве структур моделирования процессов.Одно из таких понятий — внутренний план действия. Теория деятельности признает, что каждая деятельность происходит в двух планах: внешнем и внутреннем. Внешний план представляет объективные компоненты действия, а внутренний план представляет субъективные компоненты действия. Каптелинин определяет внутренний план действий как «человеческую способность выполнять манипуляции с внутренним представлением внешних объектов перед тем, как начать действия с этими объектами в реальности.”

Подробнее см. Вереникина.

Рассмотренные выше концепции мотивов, целей и условий также способствуют моделированию мягких факторов. Один из принципов теории деятельности состоит в том, что многие виды деятельности имеют множественную мотивацию («полимотивацию»). Например, программист при написании программы может преследовать цели, согласованные с несколькими мотивами, такими как увеличение его или ее годового бонуса, получение соответствующего профессионального опыта и содействие достижению целей организации.

Теория деятельности далее утверждает, что субъекты группируются в сообщества, причем правила служат посредниками между субъектом и сообществом, а разделение труда — между объектом и сообществом. Предмет
может быть частью нескольких сообществ, а само сообщество может быть частью других сообществ.

Творчество человека [править | править источник]

Творчество человека играет важную роль в теории деятельности, согласно которой «люди … по сути своей творческие существа» в «творческом, непредсказуемом характере».Тихомиров также анализирует важность творческой деятельности , сравнивая ее с рутинной деятельностью , и отмечает важный сдвиг, вызванный компьютеризацией в балансе в сторону творческой деятельности.

Обучение и неявное знание [править | править источник]

Теория деятельности предлагает интересный подход к трудным задачам обучения и, в частности, неявного знания . Обучение было излюбленным предметом теоретиков менеджмента, но часто его представляли абстрактно, отдельно от рабочих процессов, к которым должно применяться обучение.Теория деятельности предлагает потенциальную коррекцию этой тенденции. Например, обзор Энгестремом работы Нонака по созданию знаний предлагает усовершенствования, основанные на теории деятельности, в частности, предполагая, что процесс организационного обучения включает предварительные этапы формирования цели и проблемы, которых нет в Нонака. Ломпшер, вместо того чтобы рассматривать обучение как передачу , видит формирование целей обучения и
понимание студентами того, что им необходимо усвоить, как ключ к формированию учебной деятельности.

Особое значение для изучения обучения в организациях имеет проблема неявных знаний , которые, по словам Нонака, «являются сугубо личными и трудно формализованными, что затрудняет общение с другими или делиться ими с другими». Леонтьева
Операция дает важное понимание этой проблемы. Кроме того, ключевая идея интернализации была первоначально представлена ​​Выготским как «внутренняя реконструкция внешней операции».Впоследствии интернализация стала ключевым термином теории неявного знания и была определена как «процесс воплощения явного знания в неявное знание». Интернализация была описана Энгестремом как «ключевой психологический
механизм », открытый Выготским, и далее обсуждается Вереникиной.

Разработка программного обеспечения [править | править источник]

Теория деятельности применяется для решения сложных неуловимых проблем проектирования. Для получения дополнительных сведений см. Computer Supported Cooperative Work Special Issue on Activity Theory and the Practice of Design .

  • Леонтьев А.А. Проблемы развития психики . Английский перевод, Прогресс Пресс, 1981, Москва. (Русский оригинал 1947 г.).
  • Нарди, Бонни А. (ред.) . Контекст и сознание: теория деятельности и взаимодействие человека и компьютера. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, 1996.
  • Вереникина И. «Культурно-историческая психология и теория деятельности». В Хасан, Х., Гулд, Э. и Хайленд, П. (ред.) Информационные системы и теория деятельности: инструменты в контексте , 7–18.Университет Вуллонгонг Press, 1998 г., Вуллонгонг.
  • Дэвид Ф. Редмайлс (ред.). Совместная работа с компьютерной поддержкой (CSCW), специальный выпуск по теории деятельности и практике проектирования . 11 (1-2), 2002. См. Также Теорию деятельности и практику дизайна.

de: Tätigkeitstheorie
fr: Théorie de l’activité

Теория деятельности | Психология Вики

Оценка |
Биопсихология |
Сравнительный |
Познавательная |
Развивающий |
Язык |
Индивидуальные различия |
Личность |
Философия |
Социальные |
Методы |
Статистика |
Клиническая |
Образовательная |
Промышленное |
Профессиональные товары |
Мировая психология |


Психология образования:
Оценка ·
Вопросы ·
Теория и исследования ·
Техники ·
Техники X предмет ·
Special Ed.·
Пастораль


Теория деятельности (AT) — это советская психологическая мета-теория, парадигма или концепция, уходящая корнями в социокультурный подход. Его основателями были Алексей Николаевич Леонтьев и С. Л. Рубинштейн (1889-1960). Он стал одним из основных психологических подходов в бывшем СССР, широко использовавшимся как в теоретической, так и в прикладной психологии, в таких областях, как образование, обучение, эргономика и психология труда.

История теории деятельности [править | править источник]

Истоки теории деятельности можно проследить до нескольких источников, которые впоследствии привели к появлению различных взаимодополняющих и взаимосвязанных направлений развития.В этом отчете мы сосредоточимся на двух наиболее важных из этих направлений. Первый связан с Московским институтом психологии и, в частности, с тройкой молодых и одаренных исследователей, Львом Семеновичем Выготским (1896–1934), Александром Романовичем Лурией (1902–77) и Алексеем Николаевичем Леонтьевым (1903–79). ). Выготский основал культурно-историческую психологию — важное направление деятельностного подхода; Леонтьев, один из основных основоположников теории деятельности, продолжал и выступал против работы Выготского.Формулировка Леонтьева общей теории деятельности в настоящее время является наиболее влиятельной в постсоветских разработках в области AT, которые в основном касались социально-научных и организационных, а не психологических исследований.

Вторая важная линия развития AT включает в себя таких ученых, как П. К. Анохин (1898–1974) и Н. А. Бернштейн (1896–1966), более непосредственно связанных с нейрофизиологической основой деятельности; его основание связано с советским философом психологии С.Л. Рубинштейн (1889-1960). Эта работа была впоследствии развита такими исследователями, как Пушкин, Зинченко и Гордеева, Пономаренко, Зараковский и другими, что в настоящее время наиболее известно благодаря работам по теории системно-структурной деятельности, проводимым Г.З. Бедным и его сотрудниками.

Выготский [править | править источник]

Вереникина обсуждает вклад Выготского, начиная с замечания, что «жизненная цель Выготского заключалась в создании психологии, адекватной для исследования сознания.Он заявил, что сознание
конструируется через взаимодействия субъекта с миром и является атрибутом отношений между субъектом и объектом ». Выготский также дал« концепцию опосредствования элементарного
(естественные) психические процессы с помощью психологических инструментов (искусственные устройства для овладения психическими процессами) и интернализации ». Выготский дал первоначальный импульс развитию теории деятельности, представив
понятие инструмент как форма «опосредованного действия», которое «внешне ориентировано [и] должно приводить к изменениям в объектах».Лурия объясняет это: «Выготский предположил, что высшие психические процессы имеют социальное происхождение … он предположил, что простейшую форму [сознательного] поведения человека можно найти в использовании инструментов или знаков, когда инструмент (или знак) может Вместо элементарной схемы S R S » для стимула, « R » для рефлекса) он предложил новую схему S x R ), где S обозначает стимул, x обозначает средство (инструмент или знак) и R обозначает рефлекс.»

Таким образом, продолжает Лурия, объяснение сложных явлений, таких как человеческая деятельность, «должно заключаться не в ее сведении к отдельным элементам, а, скорее, в ее включении в обширную сеть существенных
связи.»

Леонтьев [править | править источник]

После ранней смерти Выготского Леонтьев возглавил исследовательскую группу по теории деятельности и существенно расширил ее рамки. В этой статье можно лишь кратко рассмотреть работы Леонтьева.
взносы. Многие из изложенных ниже особенностей теории деятельности заимствованы, по крайней мере в своей первоначальной форме, из работ Леонтьева.Леонтьев впервые исследовал психологию животных, глядя на
можно сказать, в какой степени у животных есть умственные процессы. Он пришел к выводу, что рефлексионизм Павлова не был достаточным объяснением поведения животных и что животные имеют активное отношение к реальности, что он назвал активностью . В частности, поведение высших приматов, таких как шимпанзе, можно объяснить только созданием обезьянами многоэтапных планов с помощью инструментов.

Леонтьев затем перешел к людям и указал, что люди совершают «действия», которые сами по себе не удовлетворяют потребность, но способствуют ее окончательному удовлетворению.Часто эти действия имеют смысл только в социальном контексте совместной работы. Это привело его к различию между действиями , которые удовлетворяют потребность, и действиями , которые составляют действия.

Леонтьев также утверждал, что деятельность, в которой участвует человек, отражается в его умственной деятельности, то есть (как он выражается) материальная реальность «представляется» сознанию, но только в его сознании.
жизненное значение или значение.

Запад [править | править источник]

Теория активности, за исключением нескольких публикаций в западных журналах, оставалась неизвестной за пределами Советского Союза до середины 1980-х годов, когда ее подхватили скандинавские исследователи.(Первая международная конференция по теории деятельности проводилась только в 1986 году. Самая ранняя несоветская статья, процитированная Нарди, — это статья Юрьё Энгестрома 1987 года: «Обучение путем расширения»). Это привело к переформулировке теории деятельности. Куутти отмечает, что термин «теория деятельности» «может использоваться в двух смыслах: относящийся к изначальной советской традиции … или относящийся к международному многоголосому сообществу, применяющему оригинальные идеи и развивающемуся в дальнейшем».

Некоторые изменения являются систематизацией работ Леонтьева.Хотя изложение Леонтьева ясное и хорошо структурированное, оно не так хорошо структурировано, как формулировка Юрьё Энгестрома. Каптелинин отмечает, что Энгестрём «предложил схему деятельности, отличную от схемы Леонтьева;
содержит три взаимодействующих сущности — индивида, объекта и сообщества — вместо двух компонентов — индивида и объекта — в исходной схеме [Леонтьева] ».

Были внесены некоторые изменения, по-видимому, за счет заимствования понятий из теории взаимодействия человека с компьютером.Например, введено понятие правил , которого нет у Леонтьева. Так же
понятие коллективного субъекта было введено в 1970-1980-е годы (Леонтьев называет «совместную трудовую деятельность», но в качестве субъектов деятельности выступает только индивид, а не группы).

Теория деятельности и информационные системы [править | править источник]

Применение теории деятельности к информационным системам основано на работах Бонни Нарди и Кари Куутти. Работа Куутти рассматривается ниже.Подход Нарди, вкратце, следующий: Нарди увидел
теория деятельности как «… мощный и проясняющий описательный инструмент, а не строго прогностическая теория. Цель теории деятельности — понять единство сознания и деятельности … Теоретики деятельности утверждают, что сознание — это не набор дискретных бестелесных когнитивных действия (принятие решений, классификация, запоминание), и, конечно же, это не мозг; скорее, сознание находится в повседневной практике: вы — то, что вы делаете.Нарди также утверждала, что «теория деятельности предлагает сильное понятие посредничества — весь человеческий опыт формируется инструментами и знаковыми системами, которые мы используем». Кроме того, она определяет «некоторые из основных проблем теории деятельности: [as]
сознание, асимметричные отношения между людьми и вещами и роль артефактов в повседневной жизни ». Она объяснила, что« основной принцип теории деятельности состоит в том, что понятие сознания является центральным для описания деятельности. Выготский описал сознание как явление, объединяющее внимание, намерение, память, рассуждение и речь… »и« Теория деятельности с ее
акцент на важности мотива и сознания, которые принадлежат только людям, рассматривает людей и вещи как фундаментально разные. Люди не сводятся к «узлам» или «агентам» в системе;
«обработка информации» не рассматривается как нечто, что можно одинаково моделировать для людей и машин ».

Нарди утверждал, что область взаимодействия человека и компьютера «в значительной степени игнорирует изучение артефактов, настаивая на ментальных репрезентациях как на надлежащем месте изучения», а теория деятельности является
рассматривается как способ устранения этого дефицита.

В более поздней работе Нарди и др. , сравнивая теорию деятельности с когнитивной наукой, утверждают, что «теория деятельности — это прежде всего социальная теория сознания» и, следовательно, «… теория деятельности хочет дать определение сознанию, т. Е. все умственное функционирование, включая
запоминание, принятие решений, классификация, обобщение, абстрагирование и т. д. как продукт нашего социального взаимодействия с другими людьми и использования нами инструментов ». Для теоретиков деятельности« сознание », кажется, относится к любому психическому функционированию, тогда как большинство других подходов к Психология различает сознательные функции от бессознательных.

Объяснение теории деятельности [править | править источник]

В этом разделе представлено краткое введение в теорию деятельности и некоторые краткие комментарии о человеческом творчестве в теории деятельности и о значении теории деятельности для неявного знания и обучения.

Действия [править | править источник]

Теория деятельности начинается с понятия деятельности. Деятельность рассматривается как система человеческого «действия», посредством которой субъект работает над объектом, чтобы получить желаемый результат.Для этого субъект использует инструменты, которые могут быть внешними (например, топор, компьютер) или внутренними (например, план). В качестве иллюстрации, действие может быть работой автоматизированного центра обработки вызовов. Как мы увидим позже, многие субъекты могут быть вовлечены в деятельность, и каждый субъект может иметь один или несколько мотивов (например, улучшение управления поставками, продвижение по службе или получение контроля над жизненно важным источником власти в организации). Простым примером деятельности в центре обработки вызовов может быть телефонный оператор (субъект), который изменяет учетную запись (объект) клиента так, чтобы данные биллинга были правильными (результат), используя графический интерфейс к базе данных (инструмент).

Куутти формулирует теорию деятельности в терминах структуры деятельности. «Деятельность — это форма действий, направленных на объект, и действия отличаются друг от друга в соответствии с
своим объектам. Преобразование объекта в результат мотивирует существование деятельности. Объект может быть материальным, но может быть и менее осязаемым ».

Куутти затем добавляет третий термин, инструмент, который «выступает посредником» между деятельностью и объектом. «Этот инструмент одновременно и разрешает, и ограничивает: он расширяет возможности субъекта в
процесс трансформации с исторически накопленным опытом и навыками, «кристаллизовавшимися» в нем, но он также ограничивает взаимодействие с точки зрения конкретного инструмента или инструмента; другие потенциальные особенности объекта остаются невидимыми для субъекта… ».

Как замечает Вереникина, орудия труда — это «социальные объекты с определенными режимами работы, которые социально развиваются в процессе труда и возможны только потому, что они соответствуют целям общества.
практические действия ».

Уровни теории деятельности [править | править источник]

Деятельность моделируется как трехуровневая иерархия. Куутти схематизирует процессы в теории деятельности как трехуровневую систему.

Вереникина перефразирует Леонтьева, пояснив, что «несовпадение действий и операций… появляется в действиях с инструментами, то есть материальными объектами, которые кристаллизуются
операции, а не действия или цели. Если перед человеком стоит конкретная цель, например, разобрать машину, он должен использовать множество операций; не имеет значения, как человек
операции были изучены, потому что формулировка операции отличается от формулировки цели, которая инициировала действие ».

Уровни активности также характеризуются своими целями: «Деятельность ориентирована на мотивы, то есть на объекты, которые сами по себе побуждают.Каждый мотив — это объект, материальный или идеальный, который удовлетворяет потребность. Действия — это процессы, функционально подчиненные деятельности; они направлены на конкретные осознанные цели … Действия реализуются посредством операций, которые
определяется фактическими условиями деятельности ».

Энгестрем разработал расширенную модель деятельности, которая добавляет еще один компонент, сообщество («те, кто разделяет один и тот же объект»), а затем добавляет правила для посредничества между субъектом и сообществом, а также разделение труда для посредничества между объектом и сообществом. .

Куутти утверждает, что «Эти три класса следует понимать широко. Инструмент может быть любым, что используется в процессе трансформации, включая как материальные инструменты, так и инструменты для мышления. Правила
охватывают как явные, так и неявные нормы, соглашения и социальные отношения внутри сообщества. Разделение труда относится к явной и неявной организации сообщества в отношении
процесс трансформации объекта в результат ».

Теория деятельности, таким образом, включает понятие о том, что деятельность осуществляется в социальном контексте или, в частности, в сообществе.Таким образом, вид деятельности вписывается в контекст:
устанавливается двумя результирующими понятиями:

  • правила: они явные и неявные и определяют, как субъекты должны вписываться в сообщество;
  • разделение труда: описывает, как объект деятельности относится к сообществу.

Внутренний план действий [править | править источник]

Теория деятельности предоставляет ряд полезных концепций, которые можно использовать для устранения недостатка выражения для «мягких» факторов, которые неадекватно представлены в большинстве структур моделирования процессов.Одно из таких понятий — внутренний план действия. Теория деятельности признает, что каждая деятельность происходит в двух планах: внешнем и внутреннем. Внешний план представляет объективные компоненты действия, а внутренний план представляет субъективные компоненты действия. Каптелинин определяет внутренний план действий как «человеческую способность выполнять манипуляции с внутренним представлением внешних объектов перед тем, как начать действия с этими объектами в реальности.”

Подробнее см. Вереникина.

Рассмотренные выше концепции мотивов, целей и условий также способствуют моделированию мягких факторов. Один из принципов теории деятельности состоит в том, что многие виды деятельности имеют множественную мотивацию («полимотивацию»). Например, программист при написании программы может преследовать цели, согласованные с несколькими мотивами, такими как увеличение его или ее годового бонуса, получение соответствующего профессионального опыта и содействие достижению целей организации.

Теория деятельности далее утверждает, что субъекты группируются в сообщества, причем правила служат посредниками между субъектом и сообществом, а разделение труда — между объектом и сообществом. Предмет
может быть частью нескольких сообществ, а само сообщество может быть частью других сообществ.

Творчество человека [править | править источник]

Творчество человека играет важную роль в теории деятельности, согласно которой «люди … по сути своей творческие существа» в «творческом, непредсказуемом характере».Тихомиров также анализирует важность творческой деятельности , сравнивая ее с рутинной деятельностью , и отмечает важный сдвиг, вызванный компьютеризацией в балансе в сторону творческой деятельности.

Обучение и неявное знание [править | править источник]

Теория деятельности предлагает интересный подход к трудным задачам обучения и, в частности, неявного знания . Обучение было излюбленным предметом теоретиков менеджмента, но часто его представляли абстрактно, отдельно от рабочих процессов, к которым должно применяться обучение.Теория деятельности предлагает потенциальную коррекцию этой тенденции. Например, обзор Энгестремом работы Нонака по созданию знаний предлагает усовершенствования, основанные на теории деятельности, в частности, предполагая, что процесс организационного обучения включает предварительные этапы формирования цели и проблемы, которых нет в Нонака. Ломпшер, вместо того чтобы рассматривать обучение как передачу , видит формирование целей обучения и
понимание студентами того, что им необходимо усвоить, как ключ к формированию учебной деятельности.

Особое значение для изучения обучения в организациях имеет проблема неявных знаний , которые, по словам Нонака, «являются сугубо личными и трудно формализованными, что затрудняет общение с другими или делиться ими с другими». Леонтьева
Операция дает важное понимание этой проблемы. Кроме того, ключевая идея интернализации была первоначально представлена ​​Выготским как «внутренняя реконструкция внешней операции».Впоследствии интернализация стала ключевым термином теории неявного знания и была определена как «процесс воплощения явного знания в неявное знание». Интернализация была описана Энгестремом как «ключевой психологический
механизм », открытый Выготским, и далее обсуждается Вереникиной.

Разработка программного обеспечения [править | править источник]

Теория деятельности применяется для решения сложных неуловимых проблем проектирования. Для получения дополнительных сведений см. Computer Supported Cooperative Work Special Issue on Activity Theory and the Practice of Design .

  • Леонтьев А.А. Проблемы развития психики . Английский перевод, Прогресс Пресс, 1981, Москва. (Русский оригинал 1947 г.).
  • Нарди, Бонни А. (ред.) . Контекст и сознание: теория деятельности и взаимодействие человека и компьютера. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, 1996.
  • Вереникина И. «Культурно-историческая психология и теория деятельности». В Хасан, Х., Гулд, Э. и Хайленд, П. (ред.) Информационные системы и теория деятельности: инструменты в контексте , 7–18.Университет Вуллонгонг Press, 1998 г., Вуллонгонг.
  • Дэвид Ф. Редмайлс (ред.). Совместная работа с компьютерной поддержкой (CSCW), специальный выпуск по теории деятельности и практике проектирования . 11 (1-2), 2002. См. Также Теорию деятельности и практику дизайна.

de: Tätigkeitstheorie
fr: Théorie de l’activité

определение теории деятельности | Социологический словарь открытого образования

Определение теории деятельности

( существительное ) Теория, утверждающая, что для того, чтобы чувствовать удовлетворение и получать удовольствие от жизни, пожилые люди должны оставаться вовлеченными, чтобы поддерживать значимую деятельность и заменять роли или статусы, утраченные из-за возраста.

Пример теории деятельности

Теория деятельности Произношение

Руководство по использованию произношения

Силлабификация: ac · tiv · i · ty the · o · ry

Audio Произношение

Phonetic Spelling

  • American English — / ak -tIv-uh-tee thEE-uhr-ree /
  • Британский английский — / ak-tIv-i-tee thIUH-ree /

Международный фонетический алфавит

  • Американский английский — / ækˈtɪvəti ˈθɪəri
  • британский английский —

    / ækˈtɪvɪti ˈθɪəri /

Примечания по использованию

Видео по теме

Дополнительная информация

  • Ресурсы по старению и социальной геронтологии — книги, журналы и полезные ссылки
  • «Теория» — Интернет-словарь этимологии: etymonline.com
  • Havighurst, Robert J., and Bernice L. Neugarten. 1967. Общество и образование . Бостон: Аллин и Бэкон.
  • Лимон, Б. У., В. Л. Бенгтсон и Дж. А. Петерсон. 1972. «Исследование теории активности старения: типы активности и удовлетворенность жизнью среди приезжих в пенсионное сообщество». Геронтологический журнал 27 (4): 511–23. DOI: 10.1093 / geronj / 27.4.511.
  • Нойгартен, Бернис Л. 1964. Личность в среднем и позднем периоде жизни: эмпирические исследования .Нью-Йорк: Atherton Press.
  • Нойгартен, Бернис Л. 1968. Средний возраст и старение: Читатель по социальной психологии . Чикаго: Издательство Чикагского университета.
  • Кваданьо, Джилл С. 2017. Старение и жизненный путь: Введение в социальную геронтологию . 7-е изд. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Связанные термины


Консультации по работам

Гриффитс, Хизер, Натан Кейрнс, Эрик Страйер, Сьюзен Коди-Ридзевски, Гейл Скарамуццо, Томми Сэдлер, Салли Вайан, Джефф Брай, Фэй Джонс.2016. Введение в социологию 2e . Хьюстон, Техас: OpenStax.

Хенслин, Джеймс М. 2012. Социология: практический подход . 10-е изд. Бостон: Аллин и Бэкон.

Кендалл, Диана. 2011. Социология в наше время . 8-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Macionis, John. 2012. Социология . 14-е изд. Бостон: Пирсон.

Равелли, Брюс и Мишель Уэббер. 2016. Изучение социологии: канадская перспектива .3-е изд. Торонто: Пирсон.

Томпсон, Уильям Э. и Джозеф В. Хики. 2012. Общество в фокусе: введение в социологию . 7-е изд. Бостон: Аллин и Бэкон.

Тишлер, Генри Л. 2011. Введение в социологию . 10-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Приведите определение теории деятельности

ASA — Американская социологическая ассоциация (5-е издание)

Bell, Kenton, ed. 2013. «Теория деятельности». В Социологический словарь открытого образования .Проверено 11 апреля 2021 г. (https://sociologydictionary.org/activity-theory/).

APA — Американская психологическая ассоциация (6-е издание)

теория деятельности. (2013). В К. Белл (ред.), Социологический словарь открытого образования . Взято с https://sociologydictionary.org/activity-theory/

Chicago / Turabian: Author-Date — Chicago Manual of Style (16-е издание)

Bell, Kenton, ed. 2013. «Теория деятельности». В Социологический словарь открытого образования .По состоянию на 11 апреля 2021 г. https://sociologydictionary.org/activity-theory/.

MLA — Ассоциация современного языка (7-е издание)

«Теория деятельности». Социологический словарь открытого образования . Эд. Кентон Белл. 2013. Интернет. 11 апреля 2021 г. .

Что такое поток в психологии? Определение и 10+ действий для стимулирования потока

Вы когда-нибудь были полностью погружены в задачу?

Не обращает внимания на внешний мир, сосредоточен только на собственном прогрессе и на том, что происходит прямо здесь и сейчас?

Может быть, вы занимались чем-то, что любите, например, играли музыку или занимались определенным видом спорта, прежде чем сообразили, что время полностью прошло мимо вас?

Если вы ответили утвердительно на любой из этих вопросов, вероятно, вы находились в состоянии Flow.

Flow — одно из самых приятных состояний жизни, которое полностью окутывает нас настоящим и помогает нам быть более творческими, продуктивными и счастливыми. Здесь вы найдете некоторую информацию об истоках концепции потока, ее важной роли в позитиве и ее значении как для отдельных лиц, так и для групп.

Мы рассмотрим различные способы измерения потока, а также некоторые действия и способы активировать собственное состояние потока.

Прежде чем вы продолжите читать, мы подумали, что вы могли бы бесплатно загрузить наши 3 упражнения по позитивной психологии . Эти научно обоснованные упражнения исследуют фундаментальные аспекты позитивной психологии, включая сильные стороны, ценности и сострадание к себе, и дадут вам инструменты для улучшения благополучия ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Вы можете бесплатно скачать PDF здесь.

Что такое понятие и значение потока?

Psychological Flow фиксирует позитивное психическое состояние, когда вы полностью поглощены, сосредоточены и вовлечены в свою деятельность в определенный момент времени, а также получаете удовольствие от участия в этой деятельности.Возможно, состояние потока, в просторечии называемое «в зоне», лучше всего описал один из участников, опрошенных на самых ранних этапах «исследования потока» (Csikszentmihalyi and Csikszentmihalyi, 1988: 195):

«Мои мысли не блуждают. Я ни о чем другом не думаю. Я полностью вовлечен в то, что делаю. Мое тело чувствует себя хорошо. Кажется, я ничего не слышу. Кажется, что мир отрезан от меня. Я меньше осознаю себя и свои проблемы ».

Михай Чиксентмихайи, позитивный психолог, которому приписывают популяризацию концепции потока, предлагает другое определение психического состояния «нахождения в потоке» в своем интервью журналу Wired:

«… быть полностью вовлеченным в деятельность ради самой деятельности.Эго отпадает. Время летит. Каждое действие, движение и мысль неизбежно следует из предыдущего, как джаз. Вовлечено все ваше существо, и вы максимально используете свои навыки ».

Если это что-то похожее на другие психические состояния, например, те, которые могут облегчить медитация или йога, может быть интересно отметить, что подобные идеи встречаются в буддийской, даосской и индуистской литературе. Короче говоря, Flow можно представить как (Csikszentmihalyi and Csikszentmihalyi, 1988: 36):

«целостное ощущение, которое люди испытывают, когда действуют с полной вовлеченностью.”

Теория и психология потока

Теория потока заинтересовала исследователей позитивной психологии Якоба Гетцельса и Михали Чиксентмихайи, когда они изучали творческий процесс в 60-е годы (Getzels & Csikszentmihalyi, 1976).

Наблюдая за работой художника, Чиксентмихайи был заинтригован их целеустремленностью, уникальностью и настойчивостью продолжать рисовать, несмотря на дискомфорт, усталость или голод.Однако, закончив картину, художник полностью перестал проявлять интерес к завершенной работе.

Csikszentmihalyi (1975) затем направил свои исследования в другие области, рассматривая обстоятельства и субъективную природу этого связанного с удовольствием феномена у танцоров и шахматистов, и это лишь некоторые из них. Стало очевидно, что состояние потока было вызвано по крайней мере двумя ключевыми вещами: целями и обратной связью.

Во-первых, оптимальное состояние потока создавалось, когда люди решали проблемы, которые, по их мнению, находились на уровне, необходимом для их навыков.Другими словами, ни слишком сложно, ни слишком легко, чтобы быть скучным.

Во-вторых, у них были недвусмысленные краткосрочные цели и они мгновенно получали отзывы о своем прогрессе. Это последнее условие позволило им осознать свой прогресс и соответственно изменить свои целенаправленные действия.

На протяжении всего этого времени люди описывали пребывание «в потоке» как очень приятное занятие. Им нравилось контролировать выполнение задачи, в основном благодаря постоянной обратной связи, которую они получали. В конце концов, они обнаружили, что все, что они делали, приносит им большую выгоду (Ставру и др., 2015).

Поток и позитивная психология

Естественно, следующей точкой интереса для позитивных психологов стало то, как можно создать, контролировать и понять Поток по отношению к другим аспектам личности, которые позволяют нам процветать.

Flow стал увлекательным для позитивных психологов, которые уже смотрели на производительность, ориентацию на цели, креативность, внимание и, конечно же, эмоции. Лишь немного позже эта концепция стала более популярной среди таких исследователей, как Deci и Ryan (1985), которые интересовались потоком внутри внутренней мотивации.

Что наиболее важно, это считается огромной частью улучшения нашего человеческого опыта, поскольку он играет значительную роль в жизни (Селигман, 2002: 249). Жизнь, в которой мы используем наши достоинства и сильные стороны для «чего-то гораздо большего», чем мы есть, и где мы тратим меньше времени на беспокойство о неаутентичном и приземленном. Где нас меньше раздражает скука из-за слишком простого или подавляет разочарование из-за слишком сложного.

Понимание того, как войти в состояние потока и поддерживать его, поэтому рассматривается как отличный способ получить удовольствие от деятельности, которой мы занимаемся.

Работа Михая Чиксентмихайи

Csikszentmihalyi часто описывает Flow как autotelic . Опыт autotelic довольно просто описывает деятельность, которая является приятной, доставляющей удовольствие и внутренне мотивирующей.

Возможно, будет немного легче понять, как основополагающая работа Чиксентмихайи повлияла на область позитивной психологии, если мы рассмотрим девять различных измерений, составляющих эту концепцию.

Универсальные факторы потока, согласно исследованиям Csikszentmihalyi (1990; Nakamura and Csikszentmihalyi, 2002), включают:

  1. Баланс между вызовом и навыками;
  2. Слияние действия и осознания;
  3. Четкие цели;
  4. Однозначный отзыв;
  5. Концентрация на текущей задаче;
  6. Чувство контроля;
  7. Потеря самосознания;
  8. Преобразование времени; и
  9. Опыт Autotelic.

В оставшейся части статьи мы рассмотрим их подробнее, а также некоторые триггеры состояния потока, которые помогают поместить их в контекст.

Поток: Психология оптимального опыта (книга)

В популярной книге Чиксентмихайи состояние потока включает в себя значимые моменты жизни, которые делают ее достойной жизни:

«Вы знаете, что то, что вам нужно сделать, возможно, даже если это сложно, и чувство времени исчезает. Вы забываете о себе. Вы чувствуете себя частью чего-то большего »

Используя различные тематические исследования, Михали рассматривает способы, с помощью которых мы можем войти в Flow и максимально использовать его — как работники, так и отдельные лица.Конечная цель? Чтобы обогатить нашу жизнь, занимаясь любимым делом. Вместо того, чтобы зацикливаться на скуке или разочаровываться из-за чрезмерно сложных задач, занятия тем, что нам больше всего нравится в зоне потока, помогает нам проникнуться большим смыслом жизни.

Csikszentmihalyi также дает нам множество примеров того, как люди используют Flow, чтобы упорядочить наш сознательный разум, давая нам ощущение того, что мы контролируем наше внутреннее счастье. Управляя своим собственным оптимальным опытом, мы достигаем своего рода мастерства.

Его книгу, безусловно, стоит прочитать, она предлагает понимание того, как мы можем поощрять Flow различными способами в нашей жизни. Это дает нам отличные идеи относительно выявления и использования возможностей Flow в нашей повседневной работе, а также использования его для достижения наших более широких амбиций.

Диаграмма состояния потока и шкала

Диаграмма состояния потока Чиксентмихайи

Диаграмма состояния потока Михая Чиксентмихайи (не путать с обычной блок-схемой) основана на его многолетних исследованиях, которые, как уже отмечалось, начались еще в 60-х годах.Иногда называемая моделью потока , восемь различных зон изображены, как показано ниже.

Ключевые параметры, которые следует здесь рассмотреть, как мы уже упоминали, можно увидеть на осях диаграммы из книги Чиксентмихайи (1998) Finding Flow — воспринимаемый баланс (или соотношение) между вызовом и навыками. Когда они оба находятся на оптимальном высоком уровне, условия идеальны для перехода в состояние потока.

Источник: Csikszentmihalyi (1998)

Шкала состояния потока Чиксентмихайи

Шкала состояния потока (FSS) чаще всего используется в академических исследованиях и в спортивной психологии (Jackson & Marsh, 1996).Инструмент из 36 пунктов измеряет девять измерений потока по девяти шкалам из четырех пунктов; они имеют прямое отношение к тем измерениям, которые были определены и описаны в более ранней работе Чиксентмихайи (1990).

Шкалы состоят из вопросов по 5-балльной шкале Лайкерта и, как правило, вводятся либо путем запроса участника вспомнить конкретный опыт Потока, либо как оценок потока после события . Некоторые образцы элементов показаны ниже. Сами шкалы Лайкерта являются стандартными и единообразными на протяжении всего теста, от Полностью не согласен (1) до Полностью согласен (5) (Jackson & Marsh, 1996).

  1. Мне бросили вызов, но я верил, что мои навыки позволят мне справиться с этим.
  2. Мое внимание было полностью сосредоточено на том, что я делал.
  3. Мне очень понравилось.
  4. Не было никаких усилий, чтобы сосредоточить внимание на происходящем.
  5. Я чувствовал, что достаточно компетентен, чтобы соответствовать высоким требованиям ситуации.
  6. Меня не волновало, как я себя представляю.
  7. Задача и мои навыки были на одинаково высоком уровне.
  8. Я делал вещи спонтанно и автоматически, не думая.
  9. Временами казалось, что все происходит в замедленном темпе.

С момента своей первоначальной конструкции прибор был адаптирован для повышения его способности измерять определенные размеры, что привело к более короткому FSS-2 и шкале Dispositional Flow-2 (DFS-2) (Jackson & Eklund, 2002).

Все три шкалы, которые мы рассмотрели, достаточно хорошо работают как психометрически надежные инструменты — два исключения из этого относятся к более низкой внутренней согласованности подшкал самосознания и времен в кратких тестах (Marsh & Джексон, 1999; Джексон и др., 2008).

Взгляд на поток и счастье

Как психологическое, так и субъективное благополучие были эмпирически связаны со временем многочисленными исследователями (например, Bryce & Haworth, 2002; Heo et al., 2010). По самой своей природе Поток также связан с понижением (или потерей) самосознания, предполагая, что он, по крайней мере, связан со счастьем — если не средством ощущения положительных эмоций.

Действительно, счастье и чувство награды связаны с автотелическим опытом пребывания в состоянии Потока, хотя отдельные действия, в которых мы все участвуем, чтобы войти в само состояние, различны.

Исследование опыта потока

До сих пор мы довольно кратко рассмотрели, как концепция потока использовалась с другими теоретическими основами для улучшения нашего понимания этой концепции. Здесь мы немного рассмотрим, как исследования опыта Flow сыграли роль в других областях, а также об особенно интересном воспринимаемом «пробеле» в литературе — представлении Чиксентмихайи об автотелической личности.

Поток Опыт онлайн

Неудивительно, что концепция Flow завоевала популярность среди маркетологов, рекламодателей, преподавателей, дизайнеров игр и других людей, работающих в областях, которые сильно связаны с User Experience (UX).В большинстве случаев это было связано с опытом пользователей Flow в Интернете.

Хоффман и Новак (1996: 57) зашли так далеко, что предположили, что «Поток — это« клей », удерживающий потребителя в гипермедийной компьютерно-опосредованной среде» .

Вот некоторые интересные примеры разнообразных находок.

Исследование веб-программ обучения, проведенное в 2007 году, в котором Чой и его коллеги обнаружили положительную взаимосвязь между участниками, испытывающими Flow, и результатами их обучения;

Эмпирическое исследование Хоффмана и Новака (1996) о том, как опыт Flow может положительно влиять на отношение и поведенческие намерения пользователей Интернета в онлайн-маркетинге.Было также высказано предположение, что опыт Flow увеличивает воспринимаемый контроль пользователей над своим покупательским поведением;

Киили (2005), в котором комментируется вполне реальная возможность разработки образовательных компьютерных игр, которые облегчают процесс обучения Flow для улучшения обучения и отношения игроков — «экспериментальная игровая модель»; и

Исследование Ретти (2001) о том, что она называет «Интернет-потоком», в котором используется метод выборки опыта для более тщательного изучения роли различных факторов, таких как скорость загрузки, баннерная реклама и т. Д., На поведение потребителей.

Все эти блестящие исследования — отличное дальнейшее чтение для терапевтов, желающих глубже понять опыт Flow и его приложения 21-го века. Они также являются прекрасными примерами того, как концепция Чиксентмихайи (1975) продолжает помогать нам понять наше собственное стремление к счастью, целенаправленное и исследовательское поведение на повседневной основе.

Опыт потока и социальные взаимодействия

Еще одна интересная область исследования опыта Потока касается нашего положительного субъективного опыта на межличностном уровне (Magyaródi & Olah, 2017).В этом относительно новом исследовании использовался вопросник о состоянии потока — еще одна мера ощущения потока — для раскрытия понимания опыта потока в совместной совместной деятельности.

Результаты показывают, что «социальный» поток действительно может повысить интенсивность самого опыта: участники, координирующие свою деятельность вместе, стали более поглощенными поставленной задачей. Авторы утверждают, что эти результаты могут иметь значение для нашего социального развития.

Самостоятельная личность

Понятие об автотелической личности часто используется для объяснения разнообразных способностей разных людей испытывать поток на работе, или в целом.По сравнению с некоторыми другими приложениями концепции потока, она реже встречается в академической литературе — по крайней мере, в эмпирических исследованиях.

Аутотелическая личность описывает склонность людей заниматься деятельностью по причинам, связанным с внутренней мотивацией. Другими словами, они могут получать больше удовольствия от самой задачи, чем от преследования будущей цели, и им легче сосредоточиться «без усилий» на текущей задаче (Csikszentmihalyi, 2002; Engeser and Rheinberg, 2008).

Они также могут быть более способными к саморегулированию, как показывают некоторые исследования (Keller and Blomann, 2008).

Мозговые волны и нейробиология

Интерес к нейробиологии, лежащей в основе Flow, начал расти совсем недавно, отчасти благодаря нейрокогнитивному исследователю Арне Дитриху. Возможно, одним из наиболее легко понятных открытий, сделанных с точки зрения непрофессионала, является то, что физическая активность дает небольшой отдых «сфокусированным» областям мозга.

Затем разрешается брать на себя другие области, которые временно освобождают нас от таких процессов, как самосознание и разговор с самим собой, и приводят нас в более расслабленное и творческое состояние (Dietrich, 2004).

С научной точки зрения, это преходящая гипофронтальность и относится к менее задействованной префронтальной коре. Поскольку наша префронтальная кора отвечает за высшие когнитивные процессы, включая саморефлексию, аналитическое мышление и другие способности метасознания, наша неявная система может играть большую роль. В результате происходит легкая обработка информации, и мы входим в очень желаемое состояние потока.

Как войти в состояние потока сознания

Войти в состояние «Поток» можно несколькими способами.У всех разные триггеры и разные занятия, которые им нравятся. В следующих нескольких разделах мы рассмотрим различные действия, которые обычно связаны с состоянием потока, и некоторые триггеры, с которыми вы, возможно, уже знакомы из прошлого опыта.

10+ действий, помогающих достичь состояния потока

Хорошая новость в том, что иногда достичь состояния потока так же просто, как заниматься любимым делом. Выберите занятие, которое вам нравится, от виндсерфинга или верховой езды до сочинения музыки или танцев.Примеры вопросов:

Я больше всего ценю расход, потому что он…

  1. Вдохновляет меня на творческое решение задач;
  2. Позволяет мне почувствовать себя единым целым со всем, что происходит;
  3. — это единственный раз, когда я могу выключить свой список дел;
  4. Позвольте мне поделиться удивительными моментами с другими.

Чаще всего попадаю в Flow…

  1. В одиночку или с плотной командой, которая может не отставать;
  2. С людьми, чтобы мы могли зарабатывать энергию друг друга;
  3. Когда я один, я могу глубоко сосредоточиться;
  4. В безмятежной обстановке, где я чувствую связь с чем-то большим, чем я сам.

Я нахожу поток, когда…

  1. Мое сердце бьется, адреналин накачивается, и настало время сделать или сломать;
  2. Мы все поглощены моментом вместе и чувствуем связь с чем-то большим, чем мы сами;
  3. Все прекрасно и без усилий — все происходит идеально;
  4. Проходят часы, и я теряюсь в работе и придумываю что-то удивительное.

Это действие приведет вас к большему количеству действий, которые вы можете предпринять для достижения состояния потока, открыв свой «профиль потока».Ниже приведены несколько примеров профилей.

Hard Charger — в этом случае ваша деятельность будет включать:
«… приключенческий спорт. Катание на лыжах, сноуборде, серфинге, прыжках с парашютом, катание на горных велосипедах, ММА, скалолазание, гонки и пейнтбол — все это обеспечивает желаемую интенсивность. Вы предпочитаете нетрадиционные, нестандартные путешествия. Маршруты вас интересуют меньше, чем культурное погружение ».

Flow Goer — ваша деятельность может включать в себя такие вещи, как медитация , йога и ретриты, экстатические танцы и другие виды деятельности, связанные с поиском души.

Deep Thinker — достижение состояния потока часто связано с такими действиями, как подзарядка от занятий, садоводство, походы, игра на музыкальном инструменте и размышления .

В проекте Flow Genome можно найти больше профилей Flow, а также десятки идей для действий, в которых вы можете принять участие.

Мы также включили некоторые из самых популярных физических нагрузок ниже:

  • Yoga — контролируемое дыхание и тихая обстановка — отличные условия для сосредоточения ваших мыслей на том, что вы делаете в настоящем, здесь и сейчас.Некоторые считают, что при правильном соотношении задач и навыков в плане баланса и растяжки йога очень способствует достижению состояния потока;
  • Плавание — если вы любите более интенсивные физические нагрузки, плавание позволит вам сосредоточиться на технике и дыхании. К тому же, когда вы физически находитесь в воде, вас мало что отвлекает;
  • Бег — уровни сложности очень просто установить во время бега, что позволяет вам найти идеальный баланс со своими способностями для достижения состояния потока.Если вы обнаружите, что иногда склонны «разговаривать с самим собой» во время бега или обдумывать вещи, может помочь послушать музыку или хорошую аудиокнигу; и
  • Скалолазание — это занятие довольно часто упоминалось в более ранних исследованиях Чиксентмихайи и других, благодаря его способности гибко сочетать физические нагрузки и концентрацию внимания.

Дополнительные сведения о действиях потока см. В разделе «Вызвать состояние потока с помощью этих 11 действий и упражнений»

17 Триггеров состояния потока, вызывающих поток

Фото Джессики Девнани из Burst

Так что же такое «триггер состояния потока»? Несколько лет назад соучредитель Flow Genome Project Стивен Котлер опубликовал блестящую статью в Harvard Business Review.

В своем проницательном комментарии о потоке в организации он поделился 17 триггерами состояния потока из своей книги The Rise of Superman: Decoding the Science of Ultimate Human Performance .

Вкратце, триггеры потока — это условия (как их часто описывает Чиксентмихайи), которые облегчают переход в состояние потока. Эти триггеры состояния потока могут быть одного из четырех типов: психологический, экологический, социальный или творческий.

Психологические триггеры

Следующие четыре стратегии являются внутренними и работают, фокусируя наше внимание на настоящем; что прямо перед нами или чем мы занимаемся.Для всех перечисленных выше действий по достижению состояния потока наличие этих триггеров определенно может помочь процессу. В их числе:

  1. Интенсивная концентрация — Когда мы сосредоточены с безраздельным вниманием на определенной задаче. Мы не занимаемся делами с другими. Как художник Чиксентмихайи, мы одиноки.
  2. Ясность цели — многочисленные исследования, о которых мы уже упоминали (и весь более широкий диапазон), подтверждают идею о том, что цель, над которой мы работаем, должна быть недвусмысленной.По словам Котлера, это означает, что поставленная задача должна быть четко очерчена, чтобы наши умы могли оставаться сосредоточенными на текущем моменте и действии. Вместо того, чтобы гадать, каким может быть следующий шаг.
  3. Немедленная обратная связь — Как говорит Котлер: «Четкие цели говорят нам, что мы делаем; немедленная обратная связь подсказывает нам, как это сделать лучше ». Мгновенная обратная связь также выравнивает нашу осведомленность и внимание, согласно ранним определениям природы состояния потока Чиксентмихайи.
  4. Соотношение задач и навыков — слишком сложные задачи могут заставить нас чувствовать себя подавленными, неподготовленными для их решения и тревожными.С другой стороны, слишком простая задача может вызвать скуку. Котлер считает, что для запуска потока цель должна находиться на полпути между этими двумя крайностями.

Триггеры окружающей среды

В отличие от четырех психологических триггеров, которые мы рассмотрели выше, триггеры среды — это аспекты нашего окружения, которые помогают нам войти в состояние потока.

  1. Высокие последствия — Наша концентрация и внимание инстинктивно повышаются, когда мы чувствуем опасность в окружающей среде.Это субъективная и предполагаемая угроза, для некоторых это может быть публичное выступление или обращение к другому человеку. По словам Котлера, для спортсменов-экстремалов это может быть более непосредственная физическая опасность.
  2. Богатая среда — Когда мы находимся в новой, сложной, динамичной или непредсказуемой среде, наша концентрация и внимание усиливаются. Что касается сложности окружающей среды, это переключает наше внимание на различную информацию, направляемую нам на пути.
  3. Глубокое воплощение — Здесь Котлер имеет в виду полное физическое осознание, и когда мы кратко обсуждаем Поток в спортивной психологии, это может иметь больше смысла.Вкратце, это связано с нашим чувством контроля над своей физической работоспособностью и связью между этим воспринимаемым контролем и достижением цели.

Социальные триггеры

Социальные триггеры имеют большое значение, если мы пытаемся создать больший групповой поток . Некоторые практические приложения могут включать командные виды спорта и динамику рабочих групп.

  1. Серьезная концентрация — мы не одиноки для этого типа Потока, скорее нам нужно сосредоточиться как команда на настоящем, чтобы исключить посторонние отвлекающие факторы.
  2. Четкие общие цели — хотя Котлер ранее упоминал четкую цель как психологический триггер, это имеет значение для того, как мы общаемся в группах.
  3. Хорошее общение — обращать внимание на то, что другие вносят в групповые обсуждения, и опираться на них.
  4. Знакомство — это относится к коллективному языку внутри группы, выходит за рамки вербального выражения и включает невербальные сигналы. Легко увидеть, как это может быть тесно связано с организационной культурой в рабочем контексте.
  5. Равное участие и уровень квалификации — на рабочем месте это означает, что разные участники должны играть равную роль в выполнении проекта. Это связано с идеей о том, что определенное соотношение задач и навыков идеально подходит для членов группы, которые аналогичным образом подготовлены для решения этой задачи.
  6. Risk — сильная параллель для этого с триггером «Rich Environments» для частных лиц. Котлер прекрасно связывает это с идеей о том, что инновации и риск идут рука об руку.
  7. Чувство контроля — без возможности связать наши групповые действия с коллективной целью искры внутренней мотивации не возникает. Мы также не будем чувствовать себя достаточно подготовленными для выполнения задач, которые кажутся слишком сложными.
  8. Внимательно слушайте — то, что говорится здесь и сейчас.
  9. Всегда говори «да» — по словам Котлера, «взаимодействие должно быть скорее аддитивным, чем аргументированным», поскольку это одновременно создает импульс и поддерживает дух сотрудничества.

Творческие триггеры

  1. Творчество — Котлер раскрывает эту концепцию в распознавании образов и принятии риска. Подумайте, как знаменитое яблоко упало на голову Ньютону, прежде чем он смело предложил концепцию гравитации, чтобы лучше понять, что он обсуждает. Поток запускает творчество, которое запускает поток и т. Д. В эффекте домино.

Медитация и поток

Медитация и Поток имеют много общего — потеря самосознания и, если все сделано правильно, различное чувство времени и нашего окружения.Тренер и мастер боевых искусств Стейси Немур поделилась некоторыми советами по использованию медитации для перехода в состояние потока в своей превосходной статье в Huffington Post, некоторые примеры включают:

  1. Расслабьте глаза и сосредоточьтесь на своем дыхании во время занятий спортом или деятельностью, которые вы выбрали. « Почувствуйте, как тело следует, это очистит и успокоит разум и тело », — пишет она.
  2. Убирайтесь со своего пути — чтобы запрограммировать успех, — говорит Немур, — важно «слиться со своими высшими представлениями о себе» .Медитация может помочь нам объединить наш разум, тело и дух в этом действительно сфокусированном состоянии Потока, в котором мы настроены на наши цели. И, конечно же, чувство контроля над нашими навыками для их достижения.
  3. Подключитесь к своей полной творческой силе — с практикой медитация позволяет нам переходить в измененное состояние сознания, когда мы этого хотим. Это та же самая постоянная практика, с которой будут знакомы спортсмены: по мере того, как мы получаем больше опыта в тренировках или аналогичных занятиях, мы можем научиться отключать отвлекающие факторы, как внутренние, так и внешние.

Важность потока на рабочем месте

Фото Брюса Марса из Pexels

На рабочем месте Flow имеет огромное значение для производительности. Все мы слышали старую поговорку «Выберите работу, которую любите, и вы не будете работать ни дня в своей жизни» .

Однако в реальности 21 века отвлекающих факторов предостаточно. От гудящих телефонов до постоянных уведомлений по электронной почте, мы гораздо лучше подготовлены, чтобы сосредоточиться на текущих задачах и наслаждаться ими, если мы можем войти в состояние потока.

Если углубиться в статью Котлера HBR, можно сказать, что Flow может иметь много преимуществ на рабочем месте — начиная с более быстрого обучения.

Ссылаясь на военное исследование DARPA, он указывает на то, что снайперы, которые тренировались в состоянии потока, достигли экспертного уровня в два раза быстрее. С организационной точки зрения это имеет огромное потенциальное влияние на структурирование и создание рабочей среды, которая может способствовать более эффективному обучению и развитию.

На рабочем месте Flow даже влияет на то, как мы применяем наш подход к инновациям.Это также связано с концепцией более быстрого обучения. Поскольку вход в состояние потока и достижение его тесно связано с нашим осознанием , пребывание «в потоке» может помочь нам смягчить воздействие этих постоянных отвлекающих факторов на наше творчество.

Цитируя Джона Хейгела из Центра корпоративного роста Deloitte для Edge, Котлер указывает, как попадание в зону может помочь нам взять эти различные потоки информации и использовать их творчески:

«Поток позволяет вам усваивать эту информацию, синтезировать ее и интегрировать.Это движет творческим процессом. Итак, пока все остальные отвлекаются, люди в потоке приспосабливаются — они используют состояние, чтобы вывести производительность на новый уровень ».

Взгляд на поток в спорте и тренировках

Когда дело доходит до спорта и тренировок, наше понимание психического состояния, проблем и наших достижений взаимосвязаны, когда мы вместе используем теорию потока и теорию ориентации на цель.

В ответ на кажущееся чрезмерное внимание негативным аспектам жизненного опыта спортсменов, таким как стресс и тревога, все больше спортивных психологов обращают внимание на позитивные состояния, которые могут улучшить результаты (Stavrou et al., 2015). И Flow — один из них.

При всестороннем рассмотрении прогностических аспектов влияния Flow на спортивные результаты Джексон и его коллеги (2001) обнаружили, что два фактора особенно важны. Это был баланс между воспринимаемой сложностью спортивной задачи и воспринимаемым набором навыков спортсмена и наличием четких, однозначных целей.

Когда дело дошло до спортсменов, получающих удовольствие от самого спорта, было важно, чтобы спортсмены полностью погрузились в автотелический опыт соревнований, чтобы усилить это удовольствие.

Ставру и его коллеги (2015) эмпирическое исследование, основанное на вопроснике, изучали фокусировку спортсменов на задачах и поток, чтобы понять их чувство контроля над усилиями и результатами (Камминг и Холл, 2004). В конечном итоге у спортсменов, ориентированных на выполнение конкретных задач, больше шансов получить более положительный опыт с точки зрения факторов потока — большую концентрацию и чувство контроля над деятельностью.

3 рекомендуемых видео на YouTube

Михай Чиксентмихайи: Поток, секрет счастья

Csikszentmihalyi делает доклад на TED о потоке, счастье и о том, как достичь этого состояния можно намного проще с практикой.

Сила потока

Выступление на TEDx тренера и фасилитатора Аннетт Гудде.

Flow — самое захватывающее состояние на Земле

Котлер рассказывает в очень коротком видео о «темной» стороне Flow, которое предлагает интересный альтернативный подход к психическому состоянию.

4 Книжные рекомендации

  • Поиск потока: психология взаимодействия с повседневной жизнью Михай Чиксентмихайи (Amazon) — отличная книга, но ее нелегко прочитать, от позитивного психолога, популяризировавшего термин Поток в 1975 году.
  • Поток и основы позитивной психологии: собрание сочинений Михая Чиксентмихайи Михали Чиксентмихайи (Amazon) — хороший обзор развития концепции, теории потока и ее разветвления в различных областях позитивной психологии.
  • The Rise of Superman: Decoding the Science of Ultimate Human Performance Стивен Котлер (Amazon) — в этой книге журналист и писатель Стивен Котлер рассматривает способы, с помощью которых спортсмены-экстремалы используют Flow, чтобы достичь новых уровней, когда это произойдет. к производительности и опыту.Что еще более интересно, он обсуждает, как они могут вызвать эти состояния потока с помощью триггеров, которые мы рассмотрели ранее.
  • Flow Experience: эмпирические исследования и приложения , редакторы: Хармат, Эрстед Андерсен, Уллен, Райт и Садло. (Спрингер) — вот хорошая статья для тех, кто хочет больше узнать о состоянии нейробиологических исследований, стоящих за Flow. Это определенно для тех, кто предпочитает академические исследования, поскольку представляет собой серию журнальных статей, в которых рассматривается все, от Flow в беге до его роли в творчестве и не только.

Сообщение о возвращении домой

Сегодня мы рассмотрели концепцию потока, его развитие как область интересов в позитивной психологии и его более широкие потенциальные последствия для осмысленной жизни. Учитывая его признанный потенциал в помощи нам в достижении наших более крупных целей, будь то творческие или связанные со спортом, мы также включили некоторые действия, которые могут помочь вам определить, как лучше всего достичь состояния потока.

Что вы думаете о Flow? Вы придумали какие-либо эффективные способы достичь Flow или помочь своим клиентам сделать то же самое?

Надеемся, вам понравилась эта статья.Не забудьте скачать наши 3 упражнения по позитивной психологии бесплатно.

Если вы желаете большего, наш набор материалов по позитивной психологии © содержит более 300 научно обоснованных упражнений по позитивной психологии, интервенций, анкет и оценок, которые практикующие могут использовать в своей терапии, коучинге или на рабочем месте.

    ,

  • Bryce, J., & Haworth, J. (2002). Благополучие и поток в выборке офисных служащих мужского и женского пола. Leisure Studies, 21 (3-4) , стр. 249-263.
  • Choi, D.H, Kim, J., & Kim, S.H. (2007). Обучение ERP с помощью электронной системы обучения на базе Интернета: перспектива теории потока. Международный журнал исследований человека и компьютера, 65 , стр 223–43.
  • Csikszentmihalyi, M. (1975). За гранью скуки и беспокойства . Сан-Франциско: Джосси-Басс.
  • Csikszentmihalyi, M. (1990). Поток: психология оптимального опыта. Journal of Leisure Research, 24 (1) , pp.93–94.
  • Чиксентмихайи, М.(1998). Finding Flow: Психология взаимодействия с повседневной жизнью . Нью-Йорк: Основные книги.
  • Csikszentmihalyi, M., & Csikszentmihalyi, I. S. (Eds.). (1988). Оптимальный опыт: Психологические исследования потока в сознании. Издательство Кембриджского университета.
  • Камминг, Дж. И Холл, К. (2004). Взаимосвязь между ориентацией на цель и самоэффективностью при выполнении упражнений. Журнал прикладной социальной психологии, 34 (4) , стр. 747–763.
  • Дитрих, А.(2004). Нейрокогнитивные механизмы, лежащие в основе восприятия потока. Сознание и познание, 13 (4) , стр. 746-761.
  • Engeser, S., & Rheinberg, F. (2008). Поток, производительность и модераторы баланса между вызовом и навыками. Мотивация и эмоции, 32 (3) , стр 158-172.
  • Flow Genome Project (2018). Викторина по профилю потока. Получено с: https://www.flowgenomeproject.com/flow-profile
  • .

  • Гейлланд Дж. (1996). Плывите по течению. Получено с https: // www.wired.com/1996/09/czik/
  • Getzels, J. & Csikszentmihalyi, M. (1976). Творческое видение . Нью-Йорк: Вили.
  • Хео, Дж., Ли, Ю., Маккормик, Б. П., и Педерсен, П. М. (2010). Ежедневный опыт серьезного досуга, потока и субъективного благополучия пожилых людей. Leisure Studies, 29 (2) , стр. 207-225.
  • Хоффман Д.Л. и Новак Т.П. (1996). Маркетинг в гипермедийных компьютерных средах: концептуальные основы. Journal of Marketing, 60 (июль), стр.50–68.
  • Джексон, С. А., и Марш, Х. У. (1996). Разработка и проверка шкалы для измерения оптимального опыта: Шкала состояния потока. Журнал психологии спорта и физических упражнений, 18 (1) , стр.17-35.
  • Джексон, С.А., & Эклунд, Р.С. (2002). Оценка потока при физической активности: шкала состояния потока — 2 и шкала распределения потока — 2. Journal of Sport and Exercise Psychology, 24 (2) , pp.133-150.
  • Джексон, С.А., Томас, П.Р., Марш, Х.W., & Smethurst, C.J. (2001). Взаимосвязь между потоком, самооценкой, психологическими навыками и производительностью. Журнал прикладной спортивной психологии, 13 (2) , стр. 129-153.
  • Джексон, С. А., Мартин, А. Дж., И Эклунд, Р. С. (2008). Длинные и краткие меры потока: достоверность конструкции FSS-2, DFS-2 и новых кратких аналогов. Journal of Sport and Exercise Psychology, 30 (5) , стр. 561-587.
  • Келлер Дж. И Бломанн Ф. (2008). Локус контроля и поток опыта: экспериментальный анализ. Европейский журнал личности: опубликовано для Европейской ассоциации психологии личности, 22 (7) , стр. 589-607.
  • Киили, К. (2005). Обучение на основе цифровых игр: к экспериментальной игровой модели. Интернет и высшее образование, 8 (1) , стр. 13-24.
  • Котлер С. (2014). Восстание Супермена: Расшифровка науки о высших возможностях человека . Лондон: Quercus Editions Ltd.
  • Котлер С. (2014). 17 триггеров потока .Получено с: https://www.slideshare.net/StevenKotler/17-flow-triggers/
  • .

  • Котлер С. (2014). Создайте рабочую среду, которая способствует развитию Flow . Получено с https://hbr.org/2014/05/create-a-work-environment-that-fosters-flow
  • .

  • Magyaródi, T., & Oláh, A. (2017). Влияние социального взаимодействия на опыт потока. Международный журнал психологии и анализа поведения, 3 (126) , стр. 1-5.
  • Marsh, H. W. & Jackson, S.A. (1999).Поток опыта в спорте: построение проверки многомерного, иерархического состояния и реакции черт. Моделирование структурных уравнений, 6 , стр. 343-371.
  • Монета, Г. Б. (2012). Об измерении и концептуализации потока. В Engeser, S. Достижения в исследовании потоков (стр. 23-50) . Спрингер, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк.
  • Немур, С. (2013). Зона: используйте дыхание, позу и страсть, чтобы войти в состояние потока . Получено с: https: // www.huffpost.com/entry/meditation-practice_b_4133875
  • Николлс, Дж. Г. (1984). Мотивация достижения: представления о способностях, субъективном опыте, выборе задачи и производительности. Психологический обзор, 91 (3) , стр. 328.
  • Ретти Р. (2001). Исследование потока во время использования Интернета. Интернет-исследования, 11 (2) , стр.103-113.
  • Селигман, М. Э. П. (2002). Подлинное счастье: использование новой позитивной психологии для реализации вашего потенциала для длительного удовлетворения .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.
  • Ставру, Н. А., Психунтаки, М., Георгиадис, Э., Картеролиотис, К., и Зервас, Ю. (2015). Теория потока — теория ориентации на цель: положительный опыт связан с ориентацией спортсмена на цель. Границы в психологии, 6 , с. 1499.

Активность как ключевая концепция культурной психологии

Активность как ключевая концепция культурной психологии
Вернуться на домашнюю страницу доктора Ратнера

Деятельность как ключевая концепция культурной психологии

Карл Ратнер

Аннотация

В данной статье сформулирована концепция культуры как практической, социально организованной человеческой деятельности.Культура — это не просто общие концептуальные представления, как полагают многие культурные психологи. Подробно исследуется способ, которым культурная деятельность организует психологические функции. Также описывается взаимное влияние психологических функций на культуру.

Ключевые слова: культурная психология, деятельность, диалектика, практика, социальная структура

1


Деятельность как ключевая концепция культурной психологии

Многие исследователи культурной психологии рассматривают культуру как общие концепции и понимание вещей.Эти социальные концепции рассматриваются как формирующие психологические процессы. С этой точки зрения и культура, и психологические процессы являются ментальными. Отношения между культурой и психологией — это взаимодействие психических процессов. Эта точка зрения доминирует в работах по культурной психологии, таких как Harre (1986), Kleinman & Good (1985), Lutz (1988), Shweder (1990), Shweder & LeVine (1984), Shweder & Sullivan (1993).

Например, в своей определяющей статье «Психология культуры á-á Что это такое?» Шведер (1990) помещает поиск смысла — или «интенциональность» — в суть культуры.Он говорит, что «Социокультурная среда — это интенциональный мир» (стр. 2, 25, 26). Культура — это, по сути, мир значений, которые люди наделяют вещами. Этот символический взгляд на культуру соответствует идее Московичи (1984, 1988) о социальных репрезентациях, которая происходит от идеи Дюркгейма (1915/1995) о коллективных репрезентациях.

Упомянутые выше культурные психологи утверждают, что коллективно сформированные культурные значения / концепции лежат в основе психологических функций. Например, говорят, что то, как мы концептуализируем или понимаем событие, определяет нашу эмоциональную реакцию на него.Мы сердимся, потому что интерпретируем чьи-то действия как намеренное нанесение вреда. Интерпретирующая концепция «умышленное намерение причинить вред» — это социальная конструкция. Это широко принято в западном обществе как способ понять поведение. Однако в некоторых обществах эта социальная концепция отсутствует. Они интерпретируют вредное действие как отражение судьбы или воли бога. В этих обществах вредные действия не считаются виной преступника и не вызывают гнева (см. Evans-Pritchard, 1937/1977 для примера такого общества).

Психологи-культурологи обычно объясняют восприятие аналогичными терминами: восприятие расстояния, размера, веса, цвета и движения зависит от сигналов, значимость которых определяется социально. Культуры, которые имеют разное понимание сигналов, имеют разный опыт восприятия. Например, Лурия (1976) обнаружил, что узбекские крестьяне воспринимали определенные цвета как несходные (не классифицируемые вместе), тогда как администраторы и учителя воспринимали эти цвета как похожие. Лурия объяснил, что у этих двух групп разное представление о цвете.Крестьяне считали цвет неразрывно связанным с предметами, тогда как учителя считали цвет абстрактным свойством. Крестьяне воспринимали цвет «свиного навоза» как отличный от «коровьего навоза», потому что два объекта, в которых наследуются цвета, были разными. Учителя абстрагировали коричневый цвет от предметов и объединили два оттенка коричневого.

Shweder & Bourne (1984) утверждают, что культурные концепции определяют способ, которым люди воспринимают личность человека.Ория в Индии описывают личность в конкретных терминах, таких как «он выкрикивает проклятия на своих соседей», в то время как американцы используют не зависящие от контекста черты, такие как «она агрессивна». «Разница, — заключают Шведер и Борн, — не имеет ничего общего с образованием,

2


грамотность, социально-экономический статус или язык. Кажется, это культурный феномен, и, возможно, мы должны попытаться понять его как культурный феномен »(стр. 187). Культурный феномен, объясняющий разницу в атрибуции личности между Орияс и американцами, — это метафоры, которые люди используют для думать о вещах (стр.189). Ории придерживаются целостной, органичной метафоры, которая рассматривает людей как привязанных к определенному контексту. Вот почему они воспринимают атрибуты личности как связанные с контекстом — «проклятие соседа». Американцы, напротив, придерживаются индивидуалистической метафоры, которая рассматривает людей как монады вне контекста. Для американцев личность — это общий атрибут личности. Он выходит за рамки контекстов. Вот почему американец будет считать кого-то агрессивным без дальнейших уточнений.

Психологи-культурологи также утверждают, что память о прошлом событии структурирована социальным значением, которое оно имеет. Социальные определения событий образуют шаблоны, которые структурируют наше воспоминание. Психологические дисфункции также организуются социальными концепциями. Расстройства зависят от понимания людьми несчастья, их ожиданий относительно получения поддержки и решения проблемы, их ощущения себя и образа тела, а также их представлений о том, как справиться со стрессом.Все эти компоненты дисфункции структурированы социальными концепциями (Ratner, 1991, стр. 264_278; Sass, 1992, стр. 355_373). Согласно Лакоффу (1993) сны также включают в себя культурные ценности.

Этот менталистский подход к культурной психологии был жизненно важен для объяснения формирующего воздействия культурных концепций на психологические феномены. Однако менталистский взгляд упускает из виду другие важные аспекты культуры, которые имеют отношение к психологическим явлениям. Культурные психологи обычно не обсуждают конкретные социальные структуры, в которых формируются значения.Эти авторы могут полагать, что социальные структуры обусловливают концепции, но они редко формулируют этот факт. В области культурной психологии чрезвычайно редко можно найти конкретное обсуждение культуры, которое описывает принципы владения, производства и распределения ресурсов; структура классов; разделение труда между видами деятельности; или принципы, которые управляют действиями в конкретных социальных институтах. Еще менее часто можно встретить культурных психологов, которые осмысленно связывают эти особенности социальной системы с психологическими явлениями (см.Ratner, 1993 для примеров этой неудачи). Таким образом, концепции и психологические феномены кажутся оторванными от практических вопросов. Они кажутся не обусловленными социальными отношениями, социальной динамикой, материальными, технологическими и интеллектуальными ресурсами.

Это, безусловно, то впечатление, которое Шведер производит в своей статье 1990 года. Хотя он признает, что значения объективизируются в объектах и ​​поведении, и что эти объективации оказывают некоторое влияние на нашу психологию, он никогда не обсуждает эти объективации подробно.Он никогда не упоминает, что на значения и их объективации влияют определенные формы собственности и контроля над ресурсами, властные отношения, права и обязанности, формы правления или классовая структура. Шведер также не ценит тот факт, что концепции имеют социальную функцию в том смысле, что они направлены на стимулирование и укрепление практического, институционализированного поведения. Шведер настолько озабочен ментальной, символической, концептуальной, интенциональной природой человеческой культуры, что мало что может сказать о практических целях, последствиях и обусловленности концепций.

3


Менталистический взгляд на культуру появляется во многих недавних статьях в журнале «Культура и психология». Хотя Верч заявляет на странице 81 первого тома, что фундаментальная цель социокультурного исследования состоит в выяснении взаимосвязи между психическим функционированием человека и культурными, институциональными и историческими условиями, он и другие авторы мало понимают эту взаимосвязь. В высшей степени абстрактные дискуссии о взаимодействии психологии, инструментов и культурных контекстов вытесняют конкретику о конкретных социальных системах и влиянии их классовой структуры, разделения труда, форм собственности, институциональных практик и культурных технологий на психологические процессы.В качестве примера можно привести статьи об эмоциях в т. 1. С. 227_298. Ни одна из этих статей не связывает эмоции с социальными структурами.

Holy (1990, стр. 265) критиковал эту интеллектуалистскую ориентацию следующим образом: «Вместо концептуализации культуры как« образа жизни в сообществе — регулярно повторяющихся действий, материальных и социальных условий »… культура все чаще рассматривается как система идей … Это сужение понятия культуры сопровождалось заметным сдвигом интереса к антропологии с социальной структуры — системы социальных отношений или системы действия — к культуре.«

Томпсон аналогичным образом осуждает символическую концепцию культуры в работе Клиффорда Гирца. Гирц, говорит Томпсон

уделяет недостаточное внимание проблемам власти и социальных конфликтов. Культурные феномены рассматриваются прежде всего как значимые конструкции, как символические формы … Но культурные феномены также встроены в отношения власти и конфликта. Повседневные высказывания и действия, а также более сложные явления, такие как ритуалы, фестивали или произведения искусства, всегда производятся или разыгрываются в определенных социально-исторических обстоятельствах конкретными людьми, опирающимися на определенные ресурсы и наделенными различной степенью власти и авторитета. …. Таким образом, культурные феномены можно рассматривать как выражение властных отношений, служащих в определенных обстоятельствах для поддержания или разрушения властных отношений … Символическая концепция культуры, особенно разработанная в трудах Гирца, не дает достаточное внимание к проблемам власти и конфликта и, в более общем плане, к структурированным социальным контекстам, в которых культурные феномены производятся, передаются и принимаются (Thompson, 1990, p. 134_135).

Критика менталистских тенденций в культурной психологии не означает обесценивания этого подхода.Культурные психологи этого убеждения заслуживают похвалы за исправление преобладающего предубеждения в психологии, согласно которому психологические явления происходят из внутрииндивидуальных процессов. Культурные психологи правы, подчеркивая, что культурные представления о вещах, людях и жизни в целом стимулируют и организуют психологические явления. Однако это только половина дела. Эти концепции основаны на практических представлениях о том, как организовать конкретную общественную жизнь.

4


Важность практической социальной деятельности для психологических явлений

Культура — это больше, чем общие представления о значении вещей.Культура также заключается в том, как люди воспитывают детей, обучают население, производят товары и услуги, разрабатывают и проводят в жизнь социальную политику. Культура также включает в себя распределение прав, привилегий, возможностей, обязанностей и богатства между различными группами людей. Кроме того, культура включает разделение труда, которое объединяет или отделяет различные виды деятельности друг от друга (например, объединяет искусство и образование с работой или разделяет их на отдельные области). Эти аспекты культуры, несомненно, влияют на психологию людей.Они относятся к сфере культурной психологии. Я хотел бы предложить пересмотренную концепцию культурной психологии, которая включает отношения между психологией, этими важными игнорируемыми аспектами культуры и культурными концепциями.

Центральный принцип пересмотренной культурной психологии состоит в том, что психологические функции формируются по мере того, как люди участвуют в практической социальной деятельности. Эти практические социальные действия включают владение, производство и распространение товаров; создание семей; образование; играет; управляющий; исследование и понимание мира; производство произведений искусства; лечение болезни; разрешение споров; и построение религии.

Эти действия являются социальными во многих важных отношениях. Их методы работы планируются и вводятся в действие людьми согласованно друг с другом. Дюркгейм выразил это коллективное качество социальной жизни следующим образом:

Общество — это не просто сумма индивидов, а система, образованная их ассоциацией, представляющая конкретную реальность, имеющую свои собственные характеристики. Без сомнения, коллективная жизнь не может быть произведена, если индивидуальные сознания не даны; но этого необходимого условия недостаточно.Далее необходимо, чтобы эти сознания были связаны, объединены и объединены определенным образом; именно из этой комбинации возникает социальная жизнь, и, как следствие, именно эта комбинация объясняет ее. Агрегируя, взаимопроникая, сливаясь, индивидуальные умы рождают психическое существо, если хотите, но которое составляет психическую индивидуальность нового типа. Следовательно, именно в природе этой индивидуальности, а не в ее составных единицах, следует приступить к поиску решающих и определяющих причин фактов, которые она порождает.Группа думает, чувствует и действует совершенно иначе, чем ее члены, будь они изолированы. Если затем начать с последнего, он не сможет понять, что происходит в группе. Одним словом, в случае психологии и социологии наблюдается такой же разрыв преемственности, как между биологией и физико-химическими науками. Соответственно, всякий раз, когда социальный феномен напрямую объясняется психологическим феноменом, можно быть уверенным, что это объяснение ложно. (Дюркгейм, 1895/1938, стр.103-104)

Социальные действия также подвергаются социальным санкциям и принуждению, чтобы минимизировать отклонение от социальной модели (Дюркгейм, 1895/1938, стр. 1_13). Более того, социальные действия социально организованы в определенное разделение труда (одни социальные системы объединяют работу с семейной жизнью, в то время как другие системы различают и противопоставляют их). Деятельность в одной области влияет на другие области, так что существует динамика между секторами социальной структуры. Социальная деятельность также требует различных вознаграждений, прав, обязанностей и возможностей.Социальная деятельность распределяется между определенными категориями людей в соответствии с социальными решениями, критериями и потребностями. Наконец, в социальной деятельности обычно используются инструменты или инструменты, которые являются социальными продуктами и воплощают в себе социальные концепции.

5


Психологические явления становятся культурными не потому, что они являются общими для нескольких людей или стимулируются межличностным взаимодействием. Важнее всего то, что психологические феномены основаны на практической деятельности, организованной в определенной, конкретной социальной системе.Соответственно, психологические явления, такие как отношения, эмоции, характеристики личности, взгляды на восприятие, формы рассуждений и памяти, потребности и мотивы — все несут на себе печать определенной экономической, образовательной, политической, религиозной, научной, медицинской и семейной деятельности. Конечно, одни виды деятельности имеют большее значение для определенных психологических явлений, чем другие. Выявление конкретных культурных влияний на отдельные явления — задача психологов-культурологов.

Зависимость психологических явлений от практической социальной деятельности известна как praxis, или Tatigkeit по-немецки, или deyatelnost по-русски.Эта концепция имеет давнюю интеллектуальную традицию. Маркс и Энгельс развили его как главный принцип своего материалистического мировоззрения. Предпосылки, из которых Маркс и Энгельс начали свою систему, — это «реальные индивиды, их деятельность и материальные условия, в которых они живут, как те, которые они находят уже существующими, так и созданные в результате их деятельности» (Marx & Engels, 1946/1964, стр.31). Маркс и Энгельс утверждали, что формы сознания основаны на определенной социальной деятельности. Подчеркивая центральное значение производственной деятельности для сознания, авторы утверждали: «люди, развивая свое материальное производство и свои материальные связи, изменяются вместе с этим…. их мышление и продукты его мышления «(там же, стр. 38). Конечно, неэкономическая деятельность, такая как образование и семейные взаимодействия, также стимулирует психологические явления. Маркс и Энгельс критиковали интеллектуалистские взгляды на сознание, которые неверно истолковывали ментальные феномены как автономные творения, не зависящие от практической деятельности.

Дьюи так же подчеркивал важность практической деятельности для психологических функций.

Аперцептивные массы и ассоциативные тракты по необходимости соответствуют доминирующим видам деятельности.Профессии определяют основные способы удовлетворения, стандарты успеха и неудачи. Следовательно, они предоставляют рабочие классификации и определения стоимости; они контролируют процессы желания. Более того, они определяют набор объектов и отношений, которые являются важными, и тем самым обеспечивают содержание или материал внимания, а также качества, которые имеют интересное значение. Направления, данные психической жизни, таким образом, распространяются на эмоциональные и интеллектуальные характеристики. Группа профессиональных занятий настолько фундаментальна и распространена, что представляет собой схему или образец структурной организации умственных черт.Профессии объединяют особые элементы в функциональное целое (Dewey, 1902, стр. 219_220). *

* Йост (1995) утверждает, что Витгенштейн придерживался аналогичного практического взгляда на психологию. Согласно Йосту, Витгенштейн утверждал, что значение психологической концепции зависит от ее функциональной роли в обществе. Таким образом, Йост цитирует заявление Витгенштейна о том, что «понятие боли характеризуется своей особой функцией в нашей жизни». Витгенштейн утверждал, что психологические концепции определены в language_games, однако language_games не являются чисто семейотическими.Они основаны на жизнедеятельности. Как писал Витгенштейн, «термин« языковая игра »предназначен для того, чтобы привлечь внимание к тому факту, что говорение на языке является частью деятельности или формы жизни». Более того, Витгенштейн признавал, что жизненная деятельность — это коллективное поведение. Таким образом, социально организованная деятельность является толчком для языковых и психологических концепций.

Van der Merwe & Voestermans (1995, стр. 33_34) подтверждают интерпретацию Йоста. Они утверждают, что «отличительные« глубинные грамматики »или наборы правил использования наших языковых игр являются результатом, согласно Витгенштейну, различных способов и форм нашего восприятия мира… «

6


Бурдье разработал теорию практики, которая аналогично рассматривает практическую социально организованную деятельность как основу психических функций. Например, современная концепция искусства ради искусства является продуктом социальной организации художественной деятельности как специализированной области, которая отличается от других областей, таких как работа. «Построение искусства как искусства неотделимо от конституирования относительно автономного художественного поля» (Бурдье, 1990, стр.113). Достижения естествознания также связаны с тем фактом, что наука — это социальная область, которой общество в определенный исторический момент предоставило высокую степень автономии для решения своих собственных вопросов. Другими словами, независимость научного мышления зависит от общественного разделения труда (Бурдье, 1975, с. 36).

Концепция умственной деятельности, вдохновляемой практической социальной деятельностью, также поддерживалась Выготским, Луриа, Леонтьевым и другими российскими и немецкими психологами.Хотя эти теоретики деятельности никоим образом не едины в едином мировоззрении (Van der Veer & Valsiner, 1991, pp. 185-186, 289-292), они согласны с тем, что — социальная организация деятельности и культурные инструменты, которые используются для осуществления, стимулирования и организации психологических явлений. (Этот общий акцент — единственный аспект деятельности, который мы здесь рассмотрим. Другие принципы учения выходят за рамки нашего обсуждения.) Таким образом, Леонтьев констатировал, что «структура человеческого сознания закономерно связана со структурой. своей деятельности »(1981, с.231; Леонтьев, 1979). Лурия аналогичным образом выразил суть теории деятельности.

Когнитивные процессы (такие как восприятие и память, абстракция и обобщение, рассуждение и решение проблем) не являются независимыми и неизменными «способностями» или «функциями» человеческого сознания; это процессы, происходящие в конкретной практической деятельности и формирующиеся в рамках этой деятельности (Лурия, 1971, с. 266).

Как показывает Миник в прекрасной статье, Выготский утверждал, что различные виды деятельности, такие как наука, обучение, искусство и чтение, стимулируют уникальные виды мышления.Действия не выражают заранее сформированных естественных когнитивных, эмоциональных или личностных характеристик человека. Напротив, художественная, литературная, научная и образовательная деятельность порождает психологические функции. Конкретные социальные отношения и культурные технологии, присущие этой деятельности, организуют психологические процессы человека (Minick, 1990, стр. 167).

7


Выготский показал важность активности в психологическом развитии ребенка.Например, в игре ребенок использует один предмет для представления другого. Ребенок хочет заниматься взрослыми занятиями со взрослыми предметами. Будучи неспособной к взрослой активности, она находит замену, с которой может справиться. В игровой деятельности ребенок воображает, что его предметы имеют то же значение, что и предметы взрослых, несмотря на их различную физическую форму. Другими словами, игровая деятельность стимулирует отделение значения от объектов и перенос значения с одного объекта на другой (Minick, 1990, стр.175_177). *

.

Пеэтер Тулвисте, эстонский теоретик деятельности, отмечает, что такие виды деятельности, как наука и искусство, в основном формируют то, как, например, человек думает о Луне. Разные виды деятельности требуют разных типов психологических процессов и порождают их. В то же время, по мере сохранения прежних форм деятельности, которые играют определенную роль в культуре, соответствующие им « старые » типы мышления сохраняются и продолжают функционировать (Tulviste, 1991, с.56_60, 69).

Мистри и Рогофф (1994, с. 140) применяют теорию деятельности к памяти. Они объясняют, что процессы памяти — это навыки запоминания, которые «развиваются с целью решения практических задач и привязаны к знакомым задачам и практикам, в которых происходит запоминание». Память — это не механический процесс, который извлекает информацию в соответствии с естественными механизмами. Скорее, «Воспоминание — это деятельность, которая определяется с точки зрения значения задачи и ее материалов для людей, которые помнят, а также с точки зрения ее функции в социальной и культурной системе» (там же., п. 141)

* Выготский критиковал Пиаже за пренебрежение влиянием социально организованной деятельности на познавательные процессы ребенка. Когда Пиаже упоминает важность социальных отношений для когнитивного развития, он рассматривает только общие социальные взаимодействия, а не конкретную социальную деятельность. То есть Пиаже говорит о социальной потребности делиться мыслями других людей и о том, как общение заставляет ребенка рассуждать логически. Однако Пиаже не указывает социальную организацию швейцарского детского сада в отличие от российского детского сада или в отличие от трудовой деятельности, которая занимает жизнь необразованных детей.

Чего не хватает, так это практической деятельности ребенка. Это фундаментально. Даже социализация детского мышления анализируется Пиаже вне контекста практики. Он изолирован от [социальной] реальности и рассматривается как чистое взаимодействие или общение умов. Именно такая социализация, по мнению Пиаже, ведет к развитию мысли … (Выготский, 1987, с. 87-88)

Выготский противопоставил ленинский взгляд на истоки логики взглядам Пиаже.Ленин сказал: «Человеческая практика, повторяемая миллиард раз, закрепляет логические фигуры в его сознании» (там же, с. 88).

8


Теория деятельности важна для культурной психологии, потому что она расширяет культуру от области концепций до деятельности, которая организована в определенной социально-технологической системе. Именно такая деятельность способствует развитию психологических явлений. Теоретики деятельности не всегда придерживаются этой концепции деятельности. Например, в вышеприведенных примерах игровая деятельность, искусство и наука упоминаются в общих чертах без указания на то, что эти виды деятельности и психологические функции организованы по-разному в феодальных, капиталистических или охотничьих и собирательских обществах.Способ, которым инструменты опосредуют психологические процессы, также часто описывается в общих чертах, не обращая внимания на технические и социальные особенности конкретных инструментов. Этот абстрактный подход к деятельности упускает из виду важные истоки и характеристики психологических явлений, которые происходят из социально-технологических систем.

Несмотря на весь акцент на социально-историческом происхождении психологических функций, Выготский и Лурия обычно не обсуждали конкретные социально-технологические системы применительно к психологии.Например, в своем «Экспериментальном исследовании формирования понятий» Выготский утверждал, что общественная жизнь важна для развития концептуального мышления в подростковом возрасте. Однако вместо анализа социальных требований и действий, которые происходят в подростковом возрасте, он постулировал, что новое абстрактное употребление слов в подростковом возрасте порождает формирование понятий (Выготский, 1987, с. 131, 160). Выготский никогда не указывал на социальную основу этого нового употребления слов. Таким образом, его социальный анализ свелся к семейотическому анализу, который упускал из виду реальный мир социальной практики.

Отчет Лурии о кросс-культурных исследованиях в Узбекистане (Лурия, 1976). аналогично никогда не упоминаются какие-либо социальные причины полученных психологических различий между этническими группами. Лурия приписывает эти различия различным концепциям цвета, формы и личности, но он не обосновывает эти концепции или психологические функции конкретной социальной системой практической деятельности.

С другой стороны, исследование, которое действительно описывает конкретную социальную организацию деятельности, проливает свет на культурный характер психологических феноменов.Такое исследование показывает, что черты характера мужчин и женщин обусловлены деятельностью, которую мужчины и женщины проводят в обществе. Там, где гендерные роли различимы, мужские и женские черты личности соответственно расходятся. Например, жесткое гендерное разделение труда в викторианские времена привело к тому, что многие городские мужчины из среднего класса стали практичными, амбициозными и напористыми во многих сферах жизни, в то время как их коллеги-женщины, как правило, были застенчивыми, косвенными (внушающими подозрения), зависимыми и заботливыми.В обществах, где мужчины и женщины занимаются схожей деятельностью, они обладают схожими личностными чертами. Более того, когда мужчины занимаются деятельностью, которую общество обычно наделяет женщинами, они перенимают черты личности, характерные для женщин в этом обществе (Ratner, 1991, стр. 156_157, 214-217; Whitehead, 1981).

9


Исследования также выявили социальные основы абстрактного и конкретного мышления. Абстрактное мышление рассматривает детали отдельно от конкретного контекста, тогда как конкретное мышление рассматривает каждую деталь как неотъемлемую часть определенного контекста.Абстрактному мышлению способствует коммерция и формальное образование. Формальное образование удалено из повседневной жизни и поэтому поощряет мышление, которое не связано с конкретными действиями. Торговля осуществляется путем обмена товарами в соответствии с некоторым критерием их ценности. Стоимость товаров — это абстракция от их конкретных качеств. Стоимость муки, обуви и дерева, позволяющая их справедливый обмен, не имеет ничего общего с их конкретными свойствами или использованием. Таким образом, коммерческий обмен побуждает людей отвлекать черты вещей от их конкретной сущности.Общества, в которых образование интегрировано в повседневную жизнь и где товары потребляются напрямую, а не продаются и обмениваются, поощряют представление о вещах как о конкретных объектах (Ratner, 1991, стр. 96-100).

Эмоции также создаются и поддерживают культурную деятельность. Мы учимся культивировать и выражать различные эмоции в различных сферах деятельности, таких как общение с членами семьи или друзьями, учеба в школе, работа, посещение религиозных служб. В нашем обществе уместно выражать гнев родственникам или друзьям, но на работе это неуместно.Стернс (1989, стр. 249) сообщает, что промышленные менеджеры предприняли целенаправленные усилия, чтобы направить гнев в соответствии с буржуазными рабочими нормами: «Специалисты по персоналу среднего класса, такие как Фредерик Тейлор или Элтон Мэйо, были действительно потрясены количеством открытого гнева, которое они найдены среди рабочих … Поэтому они изменили свои собственные первоначальные планы … чтобы встроить явные попытки изгнать гнев с рабочего места «. Эта преднамеренная социальная организация гнева установила нормы выражения эмоций, вознаграждение за соблюдение норм и санкции за неповиновение.Выражение эмоций также было интегрировано в властные отношения в работе, поскольку менеджеры могли свободно выражать гнев по отношению к сотрудникам, хотя обратное было запрещено. Вина также была организована социальной активностью. Социальная активность консьюмеризма подавляла чувство вины. Стернс (1989, с. 252) объясняет, что «появление нового акцента на потребительство к 1920-м годам сыграло против продолжающегося акцента на вине, поскольку идея удовольствия получила общепризнанное признание».

Ревность — это еще одна эмоция, которая отражает (и укрепляет) культурную деятельность.В частности, индивидуальный контроль над собственностью, продуктами и людьми способствует собственничеству, которое является основой ревности. Ревность побуждает нас поддерживать исключительные отношения с вещами и людьми. Это побуждает нас бороться с угрозами этим исключительным отношениям. Напротив, коллективная собственность и совместное использование сводят к минимуму чувство собственности и ревность. Таким образом, ревность редко встречается среди народа ньинба в Непале, практикующего полиандрию, когда одна женщина выходит замуж за всех братьев из другой семьи. Согласно современным антропологическим исследованиям (Levine, 1988; Ingoldsby, 1995), все братья имеют интимные отношения с общей женой без каких-либо признаков ревности.Ревность разрушила бы этот групповой брак, который является функциональной адаптацией к экономическому давлению. Земля бесплодна, и требуется много труда, чтобы сделать ее продуктивной. В этом плане помогают несколько мужей. Кроме того, мужчины часто бывают вдали от дома в торговых экспедициях, а присутствие других мужей обеспечивает жене постоянную поддержку. Групповой брак также способствует снижению рождаемости в этом бедном ресурсами регионе, поскольку беременность одной жены лишает нескольких мужчин возможностей для воспроизводства.Эмоциональное принятие множественных интимных отношений укрепляет семейную практику полиандрии, которая является функциональной для экономической системы Ньинба. В более широком смысле, деятельность в любой сфере жизни, требующая совместного использования ресурсов, предотвратит формирование ревности в этой сфере.

10


Даже универсальные эмоции, такие как грусть, по-разному организуются в разных культурных мероприятиях. Согласно Обейесекере (1985), с печалью в Шри-Ланке борются в буддийских религиозных учреждениях.Обряды, ритуалы, религиозные авторитеты и групповые санкции в отношении мышления, чувств и действий — все это определяет способ переживания печали. Буддизм принимает факт страдания и печали как общую судьбу каждого. Поэтому безнадежность обычна, ожидаема, понятна и разделяется. На самом деле, буддийские религиозные обычаи трактуют печаль как облагораживающую, потому что она свидетельствует о том, что человек — обычный человек, страдающий от общих жизненных проблем. Буддизм также предусматривает социальные ритуалы медитации для преодоления печали.Все эти буддийские религиозные практики смягчают печаль и предотвращают ее перерождение в болезненную депрессию. Печаль в западных обществах имеет совсем другое качество из-за разной социальной организации. Западная грусть — это обычно уединенный опыт вне организованной культурной деятельности. Западная печаль — это девиантное состояние, которое противоречит нашей оптимистической системе ценностей, ориентированной на удовольствие. Печаль также препятствует динамичности, достижению поведения, которое является центральным для нашего общества. Как уединенное, девиантное состояние, печаль — это непонятное, свободно плавающее и, казалось бы, бесконечное переживание.Как таковая, она легко приводит к клинической депрессии.

Я утверждаю, что неосознавание или бессознательность также является функцией социальной активности. В недавней публикации (Ratner, 1994) я объяснил, что бессознательное состояние вызвано определенными социальными ценностями, проистекающими из культурных практик. Определенные социальные ценности структурируют восприятие таким образом, чтобы не замечать определенные аспекты себя и других людей. Я проанализировал человека, который не подозревал о различных недостатках своего характера. Его неосведомленность отчасти объяснялась принятием конкурентных ценностей, которые привели к восприятию себя как превосходящего других.Понимание и восприятие себя как высшего человека ослепило его от его слабостей. Соревновательные ценности, которые структурировали его познание и восприятие, основаны на преобладающей конкурентной деятельности нашего общества. Таким образом, соревновательная практика была основным источником его бессознательности.

Бурдье аналогичным образом осознавал социальную основу бессознательного. Он отметил коварный факт, что социальная деятельность большинства обществ порождает концепции, которые мистифицируют социальную реальность.Бурдье (1980/1990, стр. 122) резко заявил об этом, когда сказал, что «акты познания, которые подразумеваются в непризнании … являются частью социальной реальности, и социально конституируемая субъективность, которая их производит, [также] принадлежит объективной [социальная] реальность «. Бурдье утверждает, что классовые общества особенно склонны создавать мистифицирующие концепции. Когда социальная деятельность организована таким образом, чтобы непропорционально распределять собственность и контроль над ресурсами, а также богатство, статус, политическую власть, доступ к образованию, здравоохранению и развлечениям для небольшой группы людей, социальные концепции, которые исходят от эта структура мешает достоверному пониманию социальных явлений.В резком заявлении Бурдье сказал: «Непонимание реальности классовых отношений является неотъемлемой частью реальности этих отношений» (Бурдье, 1980/1990, стр. 136).

11


Позиция Бурдье основана на социальном объяснении мистифицирующих понятий Марксом. В «Немецкой идеологии» Маркс и Энгельс (1846/1964, стр. 37) утверждали, что «если во всей идеологии люди и их обстоятельства оказываются перевернутыми, как в камере-обскуре, это явление возникает в такой же степени из их исторической жизни — процессы, как инверсия объектов на сетчатке, от их физических жизненных процессов.Маркс проводил этот анализ в своем анализе овеществления. Он сказал, что тенденция овеществлять человеческую деятельность — неверно истолковывать ее как бесчеловечные, естественные, неизменные процессы и продукты — коренится в товарном обмене. В коммерческом обмене стоимость продуктов является первичным. Люди определяются с точки зрения ценности продуктов, которыми они обмениваются. Даже сам рабочий измеряется как ценность. Таким образом, человеческие качества подчинены абстрактной, количественной ценности. Когда люди рассматриваются как носители ценности, они взаимозаменяемы с вещами и человеческий элемент затемнен.Обмен ценностями, кажется, обретает самостоятельную жизнь, независимую от людей. Таким образом, определение человеческих явлений как автономных, естественных вещей вызвано природой буржуазной экономической деятельности (Рубин, 1928/1972).

Если мистифицирующие концепции уходят корнями в социальную практику, они могут быть устранены только в том случае, если социальная практика трансформируется. Как выразился Маркс, «Отмена религии как иллюзорного счастья людей — это требование их настоящего счастья. Призыв отказаться от своих иллюзий относительно своего положения — это призыв отказаться от состояния, которое требует иллюзий» (Маркс, 1844/1975 , п.176).

Приведенные выше примеры показывают, что психологические явления основаны на конкретной практической социальной деятельности. Они формируются по мере того, как люди участвуют в общественной деятельности, они воплощают в себе черты этой деятельности и обычно усиливают эту деятельность. Социальная деятельность глубоко структурирует психологические явления. *

* Активность настолько сильно меняет качество психологических явлений, что они локализуются в различных областях коры головного мозга в зависимости от того, с какой деятельностью они связаны.Визуально-пространственное восприятие, которое обычно локализовано в правом полушарии, относится к левому полушарию глухих людей, использующих язык жестов. Причина, по-видимому, в том, что люди с нормальным слухом различают активность зрительно-пространственного восприятия от языка и обрабатывают их в разных полушариях. Однако глухие люди используют зрительно-пространственное восприятие в своей языковой деятельности жестов и поэтому представляют их обоих вместе в языковых центрах левого полушария (Ратнер, 1991, стр.232).

Аналогичная разница в локализации наблюдается у японцев и американцев. Цунода (1979) обнаружил, что гласные локализованы в невербальном правом полушарии западного мозга, в то время как они локализованы в вербальном левом полушарии мозга японцев. Такое же различие в локализации имеет место для жужжания, смеха, криков, вздохов, звуков, издаваемых животными и насекомыми, а также для традиционной японской инструментальной музыки. Все они локализованы в правом полушарии западных людей и левом полушарии японцев.То, что эти эффекты носят культурный, а не генетический характер, демонстрируется тем фактом, что американцы, выросшие в Японии, свидетельствуют о японском образце.

Леонтьев (1979, с. 67_68) был прав, утверждая, что механизмы и функции мозга являются продуктом объективной деятельности.

Конкретный социальный характер психологических явлений

Формирование в горниле культурной деятельности придает психологическим феноменам особое, конкретное качество. Печаль, стыд, гнев, любовь, сексуальность, восприятие, память, рассуждение, самооценка и психологические дисфункции опосредуются и модулируются культурной деятельностью способом, который будет описан ниже.Это не абстрактные универсалии. Печаль — это не просто дисфория; у него есть конкретное качество, которое меняется в зависимости от культурной деятельности. Печаль можно ожидать, принимать и облагораживать, или она может быть неожиданной, пугающей и выводящей из строя. Точно так же беспокойство может быть когнитивной озабоченностью, когда мысли непроизвольно повторяются в уме, или это может быть слабое чувство в сердце без когнитивного представления. Память — это не просто поиск сохраненной информации; он извлекает определенные виды информации определенными способами в определенных ситуациях.Гомосексуализм в Древней Греции, среди американских индейцев 18 века, а современные западные мужчины представляют собой существенно иное социально-психологическое явление (Whitehead, 1981). Культурные психологи выявляют конкретные культурные качества, которые упускают из виду другие психологические подходы. *

Там, где психологи используют общие термины, такие как избегание конфликтов, культурные психологи определяют конкретные социальные концепции, которые побуждают людей поддерживать гармонию. Люди могут искренне желать доставить удовольствие другим людям; они могут истолковывать конфликт как опасный или постыдный; они могут полагать, что конфликт не решит проблемы, поэтому бороться бессмысленно; или они могут ценить приглушенное, косвенное выражение мнения, которое предотвращает столкновения.Эти разные причины избегания конфликта придают этому поведению совершенно разные психологические качества и значимость. Культурный психолог хотел бы понять конкретные мотивы, ценности, страхи и ожидания, которые представляют собой избегание конфликта. Точно так же за общим термином «упрямство» скрываются различные психологические феномены, отражающие различные культурные ценности. Люди могут быть упрямыми, чтобы сохранить свою независимость от влияния других людей, или потому, что они считают, что их позиция морально оправдана и не должна подвергаться компромиссу, или потому, что условия, которые они придерживаются для изменения своего взгляда, например, равное изменение по сравнению с другим человеком — не встречены.

* Fabrega, et al. (1988, с. 155) описывают, каким образом многочисленные асоциальные точки зрения упускают из виду культурный характер психологической дисфункции:

Феноменологический, психоаналитический, бихевиористский и биологический психиатр — все действуют как «декультурирующие агенты». Они сводят персонализированные и культурно контекстуализированные поведенческие данные о личном заболевании к категориям и рубрикам, которые не учитывают культурную окраску рассказа пациента … Таким образом, феноменолог ищет такие вещи, как изменения в форме и структуре опыта; психоаналитик для выражения бессознательных конфликтов, профиля защиты эго, контроля над импульсами; бихевиорист — для стимулов, действующих как подкрепление, и для типов подкрепляющего расписания, которые способствуют дезадаптивному поведению; и биолога по любому из предшествующих плюс аспектов поведения, которые отражают…функции мозга.

12


Культурные психологи хотят разъяснить конкретную культурную психологию упрямства.

Абстрактные социально-психологические термины скрывают культурно специфические ценности и психологические процессы (см. Williams, 1977, стр. 136_137). *

Bourdieu, et al. (1990, стр. 16, 19) подчеркивают контраст между традиционными абстрактными описаниями опыта и культурно конкретными описаниями. Обсуждая фотографию, Бурдье отвергает абстрактное представление о том, что фотография выражает чувства, самореализацию и удержание времени, заново переживая моменты прошлого.Сведение фотографии к универсальным, естественным, абстрактным мотивам затемняет тот факт, что выбор людьми фотографических инструментов, объектов для фотографирования, поводов для съемки, значения, которое имеет съемка и просмотр фотографий, и удовлетворение, которое они производят, все обусловлено социальными факторами. ценности, связанные с определенным социально-экономическим классом. **

* Культурная специфика психологических явлений представляет серьезную трудность для перевода. Кэтрин Лутц описывает несоизмеримость терминов эмоций на английском языке и народа ифалук в Новой Гвинее:

Хотя термин «песня» Ифалук можно перевести как «гнев», поскольку сценарии, которые вызывают и песня, и «гнев», и использование этих терминов в социальном взаимодействии демонстрируют некоторые общие черты, сцены, вызываемые каждой из них, расходятся. важными способами.В частности, термин «песня» вызывает у слушателя Ифалука гораздо более яркую и недвусмысленную сцену морального проступка со стороны одного человека и морального осуждения этого нарушения со стороны того, кто исполняет песню (Lutz, 1988, с. 10; ср. Филлипс, 1959)

** Mauro, Sato, & Tucker (1992) свели эмоции к абстрактным когнитивным оценкам с тем же неудачным результатом. Авторы стремились определить когнитивные оценки, лежащие в основе общих эмоций в различных культурах. Когнитивные оценки включали: сколько внимания человек уделяет ситуации, насколько ситуация предсказуема, насколько он уверен в том, чтобы с ней справиться, сколько усилий, по его мнению, необходимо приложить в этой ситуации, насколько она приятна, в какой степени кто-то другой контролирует ситуацию, а также ее важность, сложность и справедливость.Исследователи оценили степень, в которой любое из этих познаний связано с 16 эмоциями в США, Гонконге, Японии и Китае.

Эти познания абстрактны в том смысле, что они бессодержательны. Они игнорируют то, что доставляет удовольствие в ситуации, способ, которым человек справляется с ситуацией, и способы, которыми ситуация предсказуема, важна, трудна или справедлива. Удовольствие от победы в напряженном спортивном состязании совершенно не похоже на удовольствие, которое испытываешь, любуясь красивым произведением искусства.Эти различные качества приятности являются ключевыми для эмоций, но авторы не принимают их во внимание.

Авторы сводят эмоции к комбинациям абстрактных, бессодержательных оценок. Они обнаружили, например, что гнев порождается оценкой ситуации как крайне неприятной, непредсказуемой и непонятной, контролируемой кем-то другим, требующей усилий, но не внимания и минимально справедливой (Мауро и др., Стр. 309, таблица 7). ). Однако эти абстракции не вызывают конкретного гнева.В основе гнева лежит оценка того, что кто-то намеренно причиняет вред жертве и мог бы поступить иначе. Интерпретация чьих-либо действий с точки зрения этой культурно сформированной веры в личную волю и ответственность — вот что побуждает нас злиться (Ratner, 1991, стр. 77_79). Это конкретное представление о мотивах поступка нельзя заменить абстрактными оценками непредсказуемости, неприятности и несправедливости поведения.

13


Теоретики деятельности утверждают, что социальная активность не только определяет содержание психологических явлений.Деятельность также обусловливает определенные области (или области) жизни, в которых используется психологический феномен (Bourdieu & Wacquant, 1992, стр. 94-114; Bourdieu, 1993a, стр. 72-77; Anheier, et al., 1995). . Эмоции, мотивы, потребности, личностные качества и когнитивные процессы, связанные с семейной жизнью, могут сильно отличаться от тех, которые связаны с работой. Психологические явления не обязательно используются однородно во всех сферах жизни. Выготский, Леви-Брюль и Майкл Коул подчеркивали эту «неоднородность мышления».«Силлогистические рассуждения и механическое запоминание можно преподавать в школе, но они могут иметь мало применимости за пределами этой области. Психологические явления будут обобщаться в той степени, в которой одно действие продолжается в нескольких социальных областях. Таким образом, если работа требует силлогистических рассуждений или механического запоминания, то академические навыки, полученные в школе, распространятся на работу.

Явление, которое действительно происходит в нескольких социальных областях, может модулироваться конкретными действиями в этих областях.Например, в то время как люди из различных социальных сфер могут все приобрести некоторую математическую компетенцию, особенности разнообразной социальной деятельности внесут в нее свои вариации. Крестьяне Оксапмина обладают ограниченными математическими способностями. Они могут складывать, но не вычитать. С другой стороны, трейдеры Оксапмина одинаково хорошо разбираются в обеих математических операциях. Их коммерческая деятельность побуждает их учиться обратимости математических операций, тогда как жизнедеятельность крестьян — нет. Точно так же жители деревень в Либерии и Новой Гвинее, которые обычно весьма неточны в измерениях и количественной оценке, свидетельствуют о точных количественных концепциях и расчетах в коммерческих сделках (Ratner, 1991, стр.98_103, 109_111).

Культурная психология подчеркивает особое психологическое качество или характер, связанный с определенной культурной деятельностью. Общие абстрактные описания явлений затемняют их зависимость от конкретной деятельности.

Диалектическая связь между деятельностью и психологией

Чтобы по-настоящему понять зависимость психологических явлений от социальной активности, необходимо очертить процесс, посредством которого деятельность формирует психологию.Этот формирующий процесс раскрывает специфические аспекты деятельности, порождающие психологию. Формирующий процесс также проливает свет на полную взаимную связь между деятельностью и психологией.

14


Социальная активность по-разному формируется психологически на разных этапах общественной жизни. Первый этап включает в себя воображение и планирование социальной деятельности. * Ограниченные интеллектуальными, физическими и социальными ресурсами, люди коллективно разрабатывают новые стратегии о том, как работать, учиться, распределять товары, отдыхать, растить детей, лечить болезни, разрешать споры и формировать правительства. .Эти концепции предварительно определяют, как должно происходить поведение в каждой области, какие квалификации должны быть необходимы для того, чтобы стать лидером в каждой области, стиль (-ы) лидерства, который будет преобладать (например, демократический или авторитарный), дифференциация или интеграция. деятельности друг с другом, награды, присуждаемые за различные виды поведения, а также то, как люди и природа должны пониматься, цениться и обращаться с ними. Борьба за формулирование этих концепций требует поддержки восприятий, эмоций, мотивов, воображения, личностных черт, форм рассуждений и памяти, самооценки и языка.Новые социальные концепции и соответствующие им новые восприятия, эмоции, рассуждения, память и т. Д. Образуют психологическую систему, которая в конечном итоге ориентирована на практическую деятельность.

В рамках этой психологической системы концепции являются ключевым элементом. Они составляют основу деятельности и психологических явлений. С одной стороны, концепции формулируют способ социальной организации объектов, событий, людей и поведения. С другой стороны, концепции управляют эмоциями, логическими рассуждениями, восприятием того, как вещи появляются, мотивами и потребностями, как и что мы помним, а также типом личностных качеств, которыми мы обладаем.Выготский (1931/1991, с. 88) отмечал посредническую функцию понятий между деятельностью и психологией. По его словам, жизненные проблемы «приводят к развитию центральной и ведущей функции всего умственного развития, к формированию концепций, и на основе формирования концепций возникает ряд совершенно новых психических функций: восприятие, память, внимание. , [и т. д.] реконструируются на этой новой основе [и] объединяются в новую структуру »(ср. Ratner, 1991, 1994).

Концепция габитуса Бурдье перекликается с формулировкой Выготского.Бурдье утверждает, что восприятие, мышление, эмоции, мотивы, потребности, воображение и поведение руководствуются социально сформированным набором представлений. Социально конституируемый набор представлений, составляющих ядро ​​нашей культурной психологии, называется габитусом — термином, который Бурдье позаимствовал у Марселя Мосса. По словам Бурдье, габитус — это социально структурированная, структурирующая структура: это структура представлений о природе вещей, которая структурирует психологические явления и которая сама структурируется социальными практиками.Габитус является социальным продуктом в том смысле, что его предрасположенности надолго насаждаются возможностями и невозможностями, свободами и потребностями, возможностями и запретами, вписанными в объективные условия (Bourdieu, 1977, chap.2; 1990a, pp. 76_86; 1990b, chap. 3).

* В известной фразе Маркс утверждал, что человеческий труд предопределен в уме, в отличие от поведения животных, которое непосредственно порождается биологическими механизмами: «худшего архитектора от лучших пчел отличает то, что архитектор поднимает свою структуру в воображении, прежде чем возводит ее в реальности…. Он не только изменяет форму материала, над которым работает, но также реализует свою собственную цель … »(Маркс, 1887/1961, стр. 178).

15


Повторить, на концептуальном этапе планирования социальной жизни, практические идеи о том, как социально организовать поведение и как понимать людей и природу, дать толчок психологическим явлениям. Люди не конструируют и не реконструируют случайным образом свои личности, эмоции, потребности, восприятия и способы рассуждений.Они делают это для того, чтобы разработать и поддерживать практическую общественную деятельность. Культурные психологи правы, подчеркивая, что представления о вещах, людях и жизни в целом стимулируют и организуют психологические явления. Однако это только половина дела. Эти концепции основаны на практических представлениях о том, как организовать конкретную общественную жизнь.

Как стимул для психологических явлений, социальная активность является причиной в понимании Аристотеля «конечной причины». Социальная деятельность вызывает психологические явления в том смысле, что она вызывает их и является их целью или raison d’etre (ср.Ратнер, 1991, стр. 30). В качестве конечной причины социальная активность является конечной точкой или целью, а не установленным фактором. Поступательное развитие деятельности порождает психологические явления. Конечная причина — это причина из будущего в том смысле, что ее движение вперед вызывает психологические явления.

Когда социальная деятельность институционализирована как нормативная практика, наступает следующий этап социальной жизни, и отношение между деятельностью и психологией несколько меняется.В отличие от чисто концептуального структурирования, которое происходит на этапе планирования социальной жизни, институционализированная деятельность несет в себе вес нормативных практик, властных отношений, законов, политики, вознаграждений и наказаний, возможностей, а также стилей архитектуры, видов транспорта и т. Д. организация физического пространства и множество моделей соответствующих психологических реакций на структурирование психологических явлений. Выше мы видели, что бизнес-менеджеры контролировали эмоциональные реакции сотрудников, а реклама моделировала импульсивное, гедонистическое поведение без чувства вины.

Формирование психологии устоявшимися институтами намного прочнее и глубже, чем формирование посредством зарождающихся концепций, которое происходит на стадии планирования социальной жизни. На подготовительном этапе, когда культурные мероприятия предусмотрены, но еще не реализованы, зарождающиеся мотивы, восприятия, потребности, процессы мышления и памяти являются рудиментарными и информативными. На более поздней стадии эти явления становятся более четкими и существенными. (Мотивы, личностные черты, эмоции, потребности и восприятия, которые люди представляют, но не могут закрепить в практической, организованной социальной деятельности, остаются невыразимыми, нестабильными наклонностями.Например, пожелания родителей о том, чтобы дети были более мотивированными, внимательными, логичными, самоконтролируемыми или самоуверенными, бессмысленны, если они не связаны с реформами в образовательной, семейной и экономической деятельности.) Психологические явления также становятся само собой разумеющимся, потому что институционализированная социальная деятельность становится само собой разумеющимся как упорная реальность. Институционализированная деятельность не заменяет концептуального структурирования психологии. Он дополняет эту структуризацию. Институционализированная деятельность продолжает порождать концептуальные основы психологических явлений в форме инструкций, увещеваний и объяснений.Однако они дополняются и подкрепляются всем образом жизни.

16


Хотя деятельность формирует психологию указанными выше способами, психологические явления не следует рассматривать как пассивные побочные продукты деятельности. Психология — это динамичный член во взаимосвязи с деятельностью. В концептуальной фазе планирования социальной активности деятельность еще не развита, и ее развитие требует поддержки со стороны психологических феноменов, которые она вызывает. Следовательно, психологические явления, которые вызывает деятельность, взаимно способствуют деятельности.Деятельность не могла стать институционализированной, если она не подкреплялась новыми личностными чертами, эмоциями, потребностями, мотивами, процессами восприятия, рассуждения и памяти. Культурная деятельность не становится полностью сформированной, а затем порождает психологические явления. Не существует полноценной экономической, политической, образовательной, научной или религиозной деятельности, лишенной мышления, чувств, восприятия, намерения и мотивации. Как говорили Маркс и Энгельс, материальное производство развивается вместе с мышлением и продуктами мышления.

После того, как деятельность институционализирована, психологические феномены продолжают ей способствовать. Явления — это защитная сила, которая стабилизирует деятельность от изменений. Установленные психологические феномены обеспечивают субъективные мотивы, потребности, восприятия, эмоции, рассуждения и личностные черты, которые увековечивают существующую культурную деятельность (Bourdieu & Wacquant, 1992, p. 140; Thompson, 1990, pp. 137_153).

Психологические явления способствуют культурной активности еще одним способом: они могут стимулировать новую социальную активность.Потребность в успехе или признании, такие эмоции, как разочарование, разочарование, гнев, ревность и гордость, а также вера в патриотизм и равенство могут побуждать людей к осмыслению и внедрению новых культурных мероприятий.

Отношения между деятельностью и психологией аналогичны (хотя и не идентичны) отношениям между языком и мышлением. Цель общения с помощью языка стимулирует формирование элементарных идей. В этом смысле язык — это последняя причина мышления.Более того, как только языковая система формализуется, она закрепляет элементарные идеи. (Идеи, не объективированные в языке, являются рудиментарными, неопределенными и нестабильными. См. Ратнер, 1991, стр. 36_37). В этом случае формализованный язык действует как эффективная причина для формирования будущих идей. И наоборот, язык видится мыслями (какими бы незавершенными они ни были). Более того, его можно развить только в том случае, если мысли станут более определенными. Таким образом, хотя язык вызывает мысль, он взаимно формируется мыслью.

Взаимозависимость и взаимное влияние языковой мысли, деятельности и психологических явлений — это диалектическая связь. С диалектической точки зрения деятельность и психологические явления являются взаимозависимыми, взаимопроникающими моментами одного отношения. Это элементы общего единства. Это не отдельные, независимые факторы, которые «взаимодействуют». Скорее, каждое из них несет в себе другое, и на его качество влияет другое. Это диалектическое отношение называется внутренним или качественным отношением, потому что качество каждого момента зависит от качества других.Когда меняется один момент, меняется и другой.

17


Эту диалектическую концептуализацию наиболее сильно продвинул Гегель. Дьюи также защищал это в своих ранних работах. В психологии Курт Левин (1935) поддерживал диалектику под термином «галилеевское мышление», которое он противопоставлял «аристотелевской» концепции независимых феноменов, обладающих эндемическими фиксированными свойствами. Оллман (1993, стр. 12) дает полезное современное объяснение диалектики: «В отличие от недиалектического исследования, когда человек начинает с какой-то малой части и через установление ее связей пытается реконструировать более широкое целое, диалектическое исследование начинается с целого, системы или той ее части, которую понимают, а затем переходит к изучению части, чтобы увидеть, где она подходит и как функционирует, что в конечном итоге приводит к более полному пониманию целого, с которого человек начал.«

Культурная деятельность и психологические явления зависят друг от друга и поддерживают друг друга. Между ними нет резкого разделения, потому что они переплетены друг с другом. Отношения похожи на спираль, где каждый переходит в другой и опирается на него. Психологические феномены — это субъективные процессы практической культурной деятельности, а культурная деятельность — это практическая, объективированная сторона психологических феноменов, составляющих организованную социальную жизнь. В этих отношениях практическая деятельность может быть более важным моментом, потому что она вдохновляет и организует психологические явления.Однако деятельность никогда не отрывается от психологических явлений.

Конструирование психологических феноменов и культурной деятельности как неразрывно связанных между собой означает, что акцент на одном из этих моментов неполон. Выделение одного момента на передний план означает лишь то, что другой отходит на задний план; он не перестает существовать. Мы можем абстрагироваться и исследовать тот или иной момент. Однако не следует обманываться, полагая, что он существует как независимый фактор.

Хотя деятельность и психология неразрывно связаны, расхождения между ними также неизбежны.Диалектическая концепция единства — это дифференцированное единство различных моментов. Противоречие между неразрывно связанными отдельными моментами порождает динамику между ними, в которой каждый может изменять другой.

Одно из таких противоречий возникает, когда культурная деятельность не удовлетворяет сформированные культурой психологические потребности, ожидания, мотивы, рассуждения, самооценку и личностные черты. Если взять упрощенный пример, экономический спад противоречит желаниям людей (к успеху), их потребностям (например,g., для потребительских товаров), их самооценку (которая зависит от владения этими товарами, чтобы чувствовать себя адекватно), их воспоминания (о лучших временах) и их логические рассуждения («Я много работаю, но ничего не добиваюсь. не имеет смысла «). Это нарушение психологических явлений может стимулировать людей к формулированию новых представлений о более удовлетворительной социальной деятельности. В этом случае психологические явления стимулировали бы новые социальные концепции, которые институционализировали бы новую деятельность. (Конечно, люди могут реагировать по-разному.Их индивидуалистическая самооценка может побудить их просто больше стараться добиться успеха самостоятельно, чем думать о новой социальной деятельности. Их логическое обоснование может привести к выводу, что текущий экономический кризис является частью экономического цикла, который вскоре изменит направление на противоположное. Или люди могут рассуждать, что другие социальные формации были опробованы и потерпели неудачу, поэтому нет смысла рассматривать альтернативные виды социальной деятельности.

18


Другой случай, когда деятельность и психология противоречат друг другу, — это когда культурные концепции и соответствующие психологические явления отделяются от одной социальной деятельности и переносятся в другую деятельность.Смещенные психологические феномены могут изменить сферу деятельности, в которую они входят. Например, в дружбе и семейной жизни люди могут принять ценности, потребности, мотивы, восприятия, рассуждения, самооценку и импульсивность, которые характерны для экономического потребительства. Подобным образом христиане могут исказить свои религиозные принципы, приняв экономические ценности материализма, конкуренции и немедленного удовлетворения. Художественные концепции пространства и цвета могут основываться на экономических и научных концепциях.И наоборот, люди могут переносить сострадание, терпение, альтруизм и честность из семьи в бизнес; или они могут включать художественную чувствительность при проектировании рабочих условий. Романтические потребности и фантазии могут изменить характер работы или учебы.

Хотя некоторая передача психологических явлений из одной социальной области в другую может быть спонтанной, большая часть этого спровоцирована группами давления, которые побуждают население подчиняться. Эти группы осознают, что психологические явления влияют на социальную активность, и они распространяют психологические явления как средство преобразования социальной деятельности в различных областях.Например, бизнес-менеджеры используют рекламу и средства массовой информации, которые они контролируют, для продвижения коммерческих мотивов, потребностей, ценностей, рассуждений, восприятия, эмоций и личностных качеств в обществе. Как только психология людей изменится, их деятельность во многих социальных сферах станет более коммерческой. Лич (1993) продемонстрировал, как корпоративные капиталисты систематически пропагандировали дух потребления (который включал нарциссизм, материализм и гедонизм) в различные социальные области.«С 1890-х годов американский корпоративный бизнес в союзе с ключевыми институтами начал преобразование американского общества в общество, озабоченное потреблением, комфортом и физическим благополучием, роскошью, расходами и приобретениями …» (стр. . xiii). Эта культура не была спонтанно произведена населением. «В самом деле, культура потребительского капитализма, возможно, была одной из самых несогласованных публичных культур, когда-либо созданных … Она была создана не« людьми », а коммерческими группами в сотрудничестве с другими элитами, которые довольны и привержены делу… накопление капитала в постоянно возрастающей шкале »(стр. xv).

Заключение

Наша интеграция деятельности в культурную психологию имеет несколько преимуществ.

1) Разъясняет, что такое культура. Культура не является ни расплывчатым абстрактным «социальным контекстом», ни просто разделяемыми семейотическими или символическими процессами. Культура включает в себя социальные концепции, но также и конкретные социальные институты, которые организованы в виде разделения труда и регулируются определенными принципами поведения, формами контроля и власти, распределением возможностей, вознаграждений и наказаний.2) Наша формулировка формулирует процесс, посредством которого социальная деятельность порождает психологические явления. Деятельность выступает как конечная причина и как действенная причина психологии. Он производит концепции, которые стимулируют и организуют психологические явления; оно также становится институционализированным как структурированное нормативное поведение, которое заставляет психологические явления приобретать определенные характеристики как нечто само собой разумеющееся.

3) Диалектическая формулировка культурной психологии признает взаимное влияние психологических явлений на социальную активность.

4) Диалектическое понятие деятельности подчеркивает человеческое построение социальных систем и институтов. Наша формулировка признает институционализацию социальной жизни, а также тот факт, что она институционализирована. Мы избегаем превращения социальных структур и институтов в безжизненные сущности, которые механически определяют психологию индивидов. Мы объясняем происхождение социальных институтов вместо того, чтобы считать их данностью. *

5) Наша диалектическая формулировка признает способность людей изменять свою культуру и психологию.Признание того, что люди конструируют свою психологию, конструируя свою социальную активность, дает им возможность изменять свою психологию, трансформируя свою социальную активность. Интеллектуалистский взгляд на психологию культуры ведет к отстаиванию психологических изменений помимо социально-экономических и политических изменений. С этой точки зрения, психологическое изменение может быть достигнуто путем простого изменения своих представлений или взглядов. Нет необходимости изменять социальные институты или условия, поскольку они не связаны с культурными психологическими явлениями.

6) Наша формулировка культурной психологии объединяет человеческий фактор, разум, поведение и культуру. Все эти факторы рассматриваются как качественно связанные в том смысле, что их качества взаимопроникают и образуют общие связи. Социальная активность находится в психологических явлениях, а психологические явления — в практической социальной деятельности. Культура — это институционализированное практическое поведение, но это также концепции и ценности, психологические явления и цели человека. Точно так же психологические феномены включают в себя особую сферу разнообразных модальностей (чувств, восприятий, мыслей, воспоминаний, потребностей), но они также концептуальны, «формируются и способствуют практической социальной деятельности.Деятельность и психологические явления — это разные формы общей среды; они не отдельные сущности. Их единство — вот что объясняет их способность влиять друг на друга. Они влияют друг на друга через общую среду.

7) Наша формулировка признает различия между практической социальной деятельностью, концепциями и психологическими явлениями. Эта несводимость одного к другому означает, что они имеют разные функции, различную важность в разное время и требуют особого анализа.Однако различия не являются абсолютными и должны диалектически истолковываться как различия в единстве.

* Работы Маркса ценны для тщательного анализа институционализированных социальных институтов без их подтверждения. Маркс признал, что экономическое производство инициируется, планируется и регулируется человеческим сознанием. Он сказал, что «труд — это, прежде всего, процесс, в котором участвуют и человек, и природа, и в котором человек по своей собственной воле запускает, регулирует и контролирует материальные реакции между собой и природой» ((Marx, 1887). / 1961, с.177).

19


Я хотел бы поблагодарить Яана Валсинера и Бонни Нарди за их ценные комментарии к более раннему черновику этой статьи. Также были полезны мнения рецензентов, запрошенные организацией «Культура и психология». Некоторые идеи в этой статье были уточнены, когда автор находился в Нидерландах благодаря гранту B56-416 от голландского NWO. Наконец, я благодарен участникам семинара по символическим системам в Стэнфордском университете, которые прочитали и обсудили эту статью.

Список литературы

Анхейер, Х., Герхардс, Дж. И Ромо, Ф. (1995). Формы капитала и социальной структуры в культурных областях: изучение социальной топографии Бурдье. Американский журнал социологии, 100, 859-903. PP

Бурдье П. (1975). Специфика научного направления и социальные условия развития разума. Информация о социальных науках, 14, 1947.

Бурдье П. (1980/1990). Логика практики. Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета.

Бурдье П. (1984/1993). Под вопросом социология. Парк Ньюбери: ок. Мудрец.

Бурдье П., Болтански Л., Кастель Р., Шамборедон Дж., Шнаппер Д. (1965/1990). Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета.

Bourdieu, P., & Wacquant, L. (1992). Приглашение в рефлексивную социологию. Чикаго: Университет Чикаго Пресс.

Чан, Д. (1990). Значение депрессии: китайские словесные ассоциации. Психология, 33, 191–196.pp

Дьюи, Дж. (1902). Толкование дикаря. Психологическое обозрение, 9, 217-230.

Дюркгейм, Э. (1938). Правила социологического метода. Нью-Йорк: Свободная пресса. (Первоначально опубликовано в 1895 г.).

Дюркгейм Э. (1995). Элементарные формы религиозной жизни. Нью-Йорк: Свободная пресса. (Первоначально опубликовано в 1915 г.)

Эванс-Причард, Э. (1977). Колдовство, оракулы и магия среди азанде. Оксфорд: Кларендон. (Первоначально опубликовано в 1937 г.)

Фабрега, Х., Mezzich, J., & Mezzich, A. (1988). Расстройство адаптации как нозологическая сущность в DSM-III. В J. Mezzich & M. Von Cranach (Eds.), Международная классификация психиатрии: Единство и разнообразие (стр. 153-165). Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Харре Р. (1986). Социальная конструкция эмоций. Нью-Йорк: Блэквелл.

20


Холи, Л. (1990). Культура, познание и практическое взаимодействие. Культурная динамика, 265-285.

Инголдсби, Б.(1995). Брачный состав. В Б. Инголдсби и С. Смит (ред.), Семьи в мультикультурной перспективе (стр. 117-137). Нью-Йорк: Guilford Press.

Йост, Дж. (1995). К витгенштейновской социальной психологии человеческого развития. Теория и психология, 5, 5-26.

Клейнман А. и Гуд Б. (1985), Культура и депрессия: исследования в области антропологии и межкультурной психиатрии аффекта и расстройства. Беркли: Калифорнийский университет Press.

Лакофф, Г. (1993).Как метафора структурирует сновидения: теория концептуальной метафоры применяется к анализу сновидений. Сновидения, 3, 77-98.

Выщелачивание, Вт. (1993). Страна желаний: торговцы, власть и рост новой американской культуры. Нью-Йорк: Пантеон.

Леонтьев А. (1979). Проблема деятельности в психологии. В книге Дж. Верча (ред.), Концепция деятельности в советской психологии (стр. 37c71). Армонк, Нью-Йорк: издательство Sharpe.

Леонтьев А. (1981). Проблемы развития ума.Москва: Прогресс.

Левин, Н. (1988). Динамика полиандрии. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Левин, К. (1935). Конфликт между аристотелевским и галилеевским способами мышления в современной психологии. В К. Левин, Динамическая теория личности (стр. 1-42). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Лурия А. Р. (1971). К проблеме исторической природы психологических процессов. Международный журнал психологии, 6, 259-272.

Лурия, А.Р. (1976). Когнитивное развитие: его культурные и социальные основы. Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

Лутц, К. (1988). Неестественные эмоции. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Маркс К. (1961). Капитал (т. 1). Москва: Издательство Прогресс. (Первоначально опубликовано в 1887 г.)

Маркс К. (1975). Критика философии права Гегеля: Введение. У К. Маркса, Ф. Энгельса, Собрание сочинений (т. 3, с. 175-187). Нью-Йорк: Международные издательства. (Первоначально опубликовано в 1844 г.).

21


Маркс К. и Энгельс Ф. (1964). Немецкая идеология. Москва: Прогресс. (Первоначально написано 1846 г.)

Мауро Р., Сато К. и Такер Дж. (1992). Роль оценки в человеческих эмоциях: межкультурное исследование. Журнал личности и социальной психологии, 62, 301-317.

Миник, Н. (1990). Разум и деятельность в творчестве Выготского: расширенная система координат. Культурная динамика, 2, 162-187.

Мистри, Дж., И Рогофф, Б.(1994). Воспоминание в культурном контексте. В У. Лоннер и Р. Малпасс (ред.), Психология и культура (стр. 139–144). Бостон: Аллин и Бэкон.

Московичи, С. (1984). Феномен социальных представлений. В Р. Фарр и С. Московичи (ред.), Социальные представления (стр. 3c69). Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Московичи, С. (1988). Примечания к описанию социальных представлений. Европейский журнал социальной психологии, 18, 211-250.

beyesekere, G.(1985). Депрессия, буддизм и работа культуры в Шри-Ланке. В A. Kleinman & B. Good (Eds.), Культура и депрессия: Исследования в области антропологии и межкультурной психиатрии аффекта и расстройства (стр. 134-152). Беркли: Калифорнийский университет Press.

Оллман Б. (1993). Диалектические исследования. Нью-Йорк: Рутледж

Филлипс, Х. (1959). Проблемы перевода и смысла в полевых работах. Человеческая организация, 18, 184–192.

Ратнер, К. (1991).Социально-историческая психология Выготского и ее современные приложения. Нью-Йорк: Пленум.

Ратнер, К. (1993). Обзор Д’Андрада и Штрауса, Человеческие мотивы и культурные модели. Журнал разума и поведения, 14, 89-94.

Ратнер, К. (1994). Бессознательное: взгляд из социально-исторической психологии. Журнал разума и поведения, 15, 323c342.

Рубин И.И. (1972). Очерки теории стоимости Маркса. Детройт: черное и красное. (Первоначально опубликовано в 1928 г.)

Сасс, Л.(1992). Безумие и модернизм: безумие в свете современного искусства, литературы и мысли. Нью-Йорк: Основные книги.

22


Шведер Р. (1990). Культурная психология что это? В J. Stigler, R. Shweder, & G. Хердт (ред.), Культурная психология: Очерки сравнительного человеческого развития (стр. 1-43). Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Шведер Р. и Борн Э. (1984). Меняется ли представление о человеке в зависимости от культуры? В Р. Шведере и Р. Левине (ред.), Теория культуры: Очерки разума, себя и эмоций (стр. 158–199). Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Шведер Р. и Левин Р. (1984). Теория культуры: очерки разума, себя и эмоций. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Шведер Р. и Салливан М. (1993). Культурная психология: кому это нужно? Ежегодный обзор психологии, 44, стр. 497-523.

Стернс, П. (1989). Подавление неприятных эмоций: развитие американского стиля двадцатого века.В A. Barnes & P. ​​Stearns (Eds.), Социальная история и проблемы человеческого сознания (стр. 230c261). Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

Томпсон, Дж. Б. (1990). Идеология и современная культура: критическая социальная теория в эпоху массовой коммуникации.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts