Амбивалентность эмоций: Амбивалентность. Что такое «Амбивалентность»? Понятие и определение термина «Амбивалентность» – Глоссарий

Содержание

Что такое амбивалентность и почему мы испытываем противоречивые чувства

Многие люди, а особенно девушки, хоть иногда, но сталкивались с неоднозначным проявлением чувств к другому человеку. Хочется больше времени проводить рядом, но рядом быть невозможно — начинаются ссоры и разборки. Ощущение «люблю и ненавижу» — это чувство, которое в психологии называется «амбивалентность».

В этой статье мы расскажем, что такое амбивалентные чувства, какая бывает амбивалентность и как справиться с противоречивыми чувствами.

Что такое амбивалентное отношение

Понятие «амбивалентность» произошло от латинских слов «ambi»,, что означает двойное, двойственное и «valentia» — сила. То есть буквальный перевод — «двойная сила, двойственное ощущение».

То есть, говоря простыми словами, это двойственное отношение к объекту. Двоякое проявление эмоций как позитивных, так и негативных, которые имеют одинаковую степень проявления.

Чтобы говорить именно про амбивалентность, надо чтобы одна и та же причина, момент или фактор вызывал двоякое отношение и неоднозначные чувства.

Пример ситуации. При прыжке с тарзанки вы чувствуете одновременно страх и эйфорию — это амбивалентность. Вы едите устриц — их вкус у вас вызывает отвращение и одновременно наслаждение — это тоже амбивалентные эмоции. Но если вам нравится ваша работа из-за близости к дому, но вам не нравится то, что вы делаете — это уже не двоякие чувства.

Для психически здоровой личности амбивалентность не представляет опасности — он может принять решение и сделать выбор. Но для мнительных, внушаемых и тревожных людей амбивалентность чувств будет приносить дискомфорт, страх, сомнения. Если такое случается, надо обращаться за помощью к психологу.

Запишитесь на онлайн-консультацию, если у вас снижена самооценка, вы не чувствуете уверенность, вам сложно принимать решения, у вас есть страх будущего.

Это могут быть симптомы амбивалентности. Наши психологи помогут вам выйти из непростой ситуации, разрешить волнующий вас вопрос и сохранить свою нервную систему.

Амбивалентный подход в разных сферах

Психология и психиатрия разделяют амбивалентные чувства на несколько категорий, По сути, разделяя их на сферы жизни:

Виды амбивалентности

Характеристика

Эмоциональная амбивалентность

Двойственность эмоций, чувств и мышления. Чаще всего проявляется в романтических отношениях и привязанности. В эту же категорию может входить и сексуальная амбивалентность.

Волевая двойственность

Также называется термином «амбитендентность».

Когда человек имеет противоположные цели и не может определиться.

Интеллектуальная двойственность

У человека есть несколько разноплановых идей и он не может принять решение, какую из них воплощать в жизнь.

Социальная амбивалентность

Двойное поведение, основанное на общепринятых «правилах» и «законах» отдельно взятой группы людей. Например, если человек посещает церковь, но утверждает, что не верит в Бога.

Причины амбивалентного состояния

Специалисты сходятся во мнении, что спровоцировать амбивалентные переживания и аналогичное поведение могут несколько факторов:

  • алкогольная и наркотическая зависимость
  • употребление психотропных препаратов
  • депрессия
  • низкая самооценка
  • инфантилизм
  • сильный стресс
  • эпизоды насилия и абьюзивные отношения
  • чрезмерная критика

Многие факторы, влияющие на двойственность поведения взрослого человека, возникают еще в детстве и закрепляются в подсознании.

Двойственный характер личности не дает ничего хорошего как самому человеку, так и окружающим. Сомнения, дискомфорт, страх, как последствия амбивалентности, приводят к неврозам.

В психиатрии амбивалентность не является самостоятельным расстройством психики. Она часто проявляется при различных психических заболеваниях:

  • шизофрении
  • ОКР (обсессивно-компульсивном расстройстве)
  • психозах
  • различных фобиях
  • панических атаках

Запишитесь на онлайн-консультацию, если вы или ваш ребенок испытали сильный стресс или находились в состоянии депрессии. Наши психологи проведут консультацию по телефону и помогут найти причину психического расстройства, расскажут, как повысить самооценку, научиться принимать решения и избежать серьезных проблем со здоровьем.

Коррекция состояния

Так как амбивалентность это причина более серьезных психических расстройств, то, значит, лечить ее нужно исходя из заболевания, вызвавшего такое состояние. Определить, какое именно психическое расстройство «настигло» пациента может только специализированный врач — психотерапевт или психиатр. Самостоятельно диагностировать у себя патологию психики не получится.

Специалист учитывает индивидуальные особенности каждого человека, собирает анамнез, проводит беседу и назначает, как правило, комплексную терапию.

Из лекарственных препаратов назначаются нейролептики, антидепрессанты, транквилизаторы, седативные, снотворные и препараты из группы ноотропов.

Кроме медикаментозного лечения, амбивалентам помогает и терапия с психологом. Это могут быть личные беседы, групповые терапевтические занятия, специальные тренинги и курсы.

Важно! Постоянное ощущение тревоги, переживания, депрессивный настрой мешают человеку принимать взвешенные и осознанные решения. Поэтому из такого состояния нужно выходить как можно скорее, чтобы оно не привело к психическим расстройствам и амбивалентности.

Частые вопросы

Что означает амбивалентность?

+

Определение этого понятия мы привели в самом начале статьи — это двойственное чувство, противоречие переживаний, ощущений и эмоций по отношению к какому-либо объекту (человеку, предмету, явлению).

Каковы причины развития двойственности у детей?

+

Двойственное поведение у детей развивается из-за нехватки родительской любви, заботы, внимания. Также у чрезмерно опекающих родителей или слишком требовательных, дети вырастают с двойственным отношением.

Навязчивая привязанность и ненависть — это амбивалентность?

+

Да, если такие эмоции возникают в отношении одного человека, то это двойственные чувства. Обратитесь к психологу, чтобы скорректировать ваше поведение.

Как проявляется двойственность в поведении?

+

Человек поступает не так, как озвучивает, он противоречивый, растерянный, конфликтный, невротичный, апатичный, заторможенный.

Чем опасна двойственность?

+

Она может приводить к алкогольной, наркотической и табачной зависимостям, сильным стрессам, соматическим расстройствам и психическим заболеваниям, а также к увлечениям различными оккультными практиками и увлечениям.

Заключение эксперта

Значение амбивалентности – противоречие и двойственность. В норме такие ощущения испытывает почти каждый человек в отношении одного объекта или события. Если ощущение двойственности имеет кратковременный характер, то беспокоиться не о чем. Но если противоположные эмоции мешают вашей нормальной жизни, приносят тревогу, сказываются на психоэмоциональном здоровье, то нужно обращаться за помощью к психологу.

Публикуем только проверенную информацию

Автор статьи

Монахова Альбина Петровна клинический психолог

Стаж 17 лет

Консультаций 1439

Статей 218

Специалист в области клинической психологии. Помощь в поиске инструментов для самореализации, проработка убеждений, страхов и тревог. Работа с самоотношением, внутренними границами, понимание взаимодействия с социумом через осознанные личностные изменения.

  • 2007 — 2008 год МУЗ Детская поликлиника №4 — педагог психолог
  • 2008 — 2009 ООО Здоровая страна — клинический психолог
  • 2009 — 2021 год Республиканский наркологический диспансер — психолог
  • 2012 — 2013 год Профессиональная медицина — психолог
  • 2013 — 2015 год ООО Возрождение — психолог
  • 2019 по настоящее время ООО Теледоктор24 — психолог

Что такое амбивалентность и почему мы испытываем противоречивые чувства

Многие люди, а особенно девушки, хоть иногда, но сталкивались с неоднозначным проявлением чувств к другому человеку. Хочется больше времени проводить рядом, но рядом быть невозможно — начинаются ссоры и разборки. Ощущение «люблю и ненавижу» — это чувство, которое в психологии называется «амбивалентность».

В этой статье мы расскажем, что такое амбивалентные чувства, какая бывает амбивалентность и как справиться с противоречивыми чувствами.

Что такое амбивалентное отношение

Понятие «амбивалентность» произошло от латинских слов «ambi»,, что означает двойное, двойственное и «valentia» — сила. То есть буквальный перевод — «двойная сила, двойственное ощущение».

То есть, говоря простыми словами, это двойственное отношение к объекту. Двоякое проявление эмоций как позитивных, так и негативных, которые имеют одинаковую степень проявления.

Чтобы говорить именно про амбивалентность, надо чтобы одна и та же причина, момент или фактор вызывал двоякое отношение и неоднозначные чувства.

Пример ситуации. При прыжке с тарзанки вы чувствуете одновременно страх и эйфорию — это амбивалентность. Вы едите устриц — их вкус у вас вызывает отвращение и одновременно наслаждение — это тоже амбивалентные эмоции. Но если вам нравится ваша работа из-за близости к дому, но вам не нравится то, что вы делаете — это уже не двоякие чувства.

Для психически здоровой личности амбивалентность не представляет опасности — он может принять решение и сделать выбор. Но для мнительных, внушаемых и тревожных людей амбивалентность чувств будет приносить дискомфорт, страх, сомнения. Если такое случается, надо обращаться за помощью к психологу.

Запишитесь на онлайн-консультацию, если у вас снижена самооценка, вы не чувствуете уверенность, вам сложно принимать решения, у вас есть страх будущего. Это могут быть симптомы амбивалентности. Наши психологи помогут вам выйти из непростой ситуации, разрешить волнующий вас вопрос и сохранить свою нервную систему.

Амбивалентный подход в разных сферах

Психология и психиатрия разделяют амбивалентные чувства на несколько категорий, По сути, разделяя их на сферы жизни:

Виды амбивалентности

Характеристика

Эмоциональная амбивалентность

Двойственность эмоций, чувств и мышления. Чаще всего проявляется в романтических отношениях и привязанности. В эту же категорию может входить и сексуальная амбивалентность.

Волевая двойственность

Также называется термином «амбитендентность». Когда человек имеет противоположные цели и не может определиться.

Интеллектуальная двойственность

У человека есть несколько разноплановых идей и он не может принять решение, какую из них воплощать в жизнь.

Социальная амбивалентность

Двойное поведение, основанное на общепринятых «правилах» и «законах» отдельно взятой группы людей. Например, если человек посещает церковь, но утверждает, что не верит в Бога.

Причины амбивалентного состояния

Специалисты сходятся во мнении, что спровоцировать амбивалентные переживания и аналогичное поведение могут несколько факторов:

  • алкогольная и наркотическая зависимость
  • употребление психотропных препаратов
  • депрессия
  • низкая самооценка
  • инфантилизм
  • сильный стресс
  • эпизоды насилия и абьюзивные отношения
  • чрезмерная критика

Многие факторы, влияющие на двойственность поведения взрослого человека, возникают еще в детстве и закрепляются в подсознании.

Двойственный характер личности не дает ничего хорошего как самому человеку, так и окружающим. Сомнения, дискомфорт, страх, как последствия амбивалентности, приводят к неврозам.

В психиатрии амбивалентность не является самостоятельным расстройством психики. Она часто проявляется при различных психических заболеваниях:

  • шизофрении
  • ОКР (обсессивно-компульсивном расстройстве)
  • психозах
  • различных фобиях
  • панических атаках

Запишитесь на онлайн-консультацию, если вы или ваш ребенок испытали сильный стресс или находились в состоянии депрессии. Наши психологи проведут консультацию по телефону и помогут найти причину психического расстройства, расскажут, как повысить самооценку, научиться принимать решения и избежать серьезных проблем со здоровьем.

Коррекция состояния

Так как амбивалентность это причина более серьезных психических расстройств, то, значит, лечить ее нужно исходя из заболевания, вызвавшего такое состояние. Определить, какое именно психическое расстройство «настигло» пациента может только специализированный врач — психотерапевт или психиатр. Самостоятельно диагностировать у себя патологию психики не получится.

Специалист учитывает индивидуальные особенности каждого человека, собирает анамнез, проводит беседу и назначает, как правило, комплексную терапию.

Из лекарственных препаратов назначаются нейролептики, антидепрессанты, транквилизаторы, седативные, снотворные и препараты из группы ноотропов.

Кроме медикаментозного лечения, амбивалентам помогает и терапия с психологом. Это могут быть личные беседы, групповые терапевтические занятия, специальные тренинги и курсы.

Важно! Постоянное ощущение тревоги, переживания, депрессивный настрой мешают человеку принимать взвешенные и осознанные решения. Поэтому из такого состояния нужно выходить как можно скорее, чтобы оно не привело к психическим расстройствам и амбивалентности.

Частые вопросы

Что означает амбивалентность?

+

Определение этого понятия мы привели в самом начале статьи — это двойственное чувство, противоречие переживаний, ощущений и эмоций по отношению к какому-либо объекту (человеку, предмету, явлению).

Каковы причины развития двойственности у детей?

+

Двойственное поведение у детей развивается из-за нехватки родительской любви, заботы, внимания. Также у чрезмерно опекающих родителей или слишком требовательных, дети вырастают с двойственным отношением.

Навязчивая привязанность и ненависть — это амбивалентность?

+

Да, если такие эмоции возникают в отношении одного человека, то это двойственные чувства. Обратитесь к психологу, чтобы скорректировать ваше поведение.

Как проявляется двойственность в поведении?

+

Человек поступает не так, как озвучивает, он противоречивый, растерянный, конфликтный, невротичный, апатичный, заторможенный.

Чем опасна двойственность?

+

Она может приводить к алкогольной, наркотической и табачной зависимостям, сильным стрессам, соматическим расстройствам и психическим заболеваниям, а также к увлечениям различными оккультными практиками и увлечениям.

Заключение эксперта

Значение амбивалентности – противоречие и двойственность. В норме такие ощущения испытывает почти каждый человек в отношении одного объекта или события. Если ощущение двойственности имеет кратковременный характер, то беспокоиться не о чем. Но если противоположные эмоции мешают вашей нормальной жизни, приносят тревогу, сказываются на психоэмоциональном здоровье, то нужно обращаться за помощью к психологу.

Публикуем только проверенную информацию

Автор статьи

Монахова Альбина Петровна клинический психолог

Стаж 17 лет

Консультаций 1439

Статей 218

Специалист в области клинической психологии. Помощь в поиске инструментов для самореализации, проработка убеждений, страхов и тревог. Работа с самоотношением, внутренними границами, понимание взаимодействия с социумом через осознанные личностные изменения.

  • 2007 — 2008 год МУЗ Детская поликлиника №4 — педагог психолог
  • 2008 — 2009 ООО Здоровая страна — клинический психолог
  • 2009 — 2021 год Республиканский наркологический диспансер — психолог
  • 2012 — 2013 год Профессиональная медицина — психолог
  • 2013 — 2015 год ООО Возрождение — психолог
  • 2019 по настоящее время ООО Теледоктор24 — психолог

Что такое амбивалентность и почему мы испытываем противоречивые чувства

Многие люди, а особенно девушки, хоть иногда, но сталкивались с неоднозначным проявлением чувств к другому человеку. Хочется больше времени проводить рядом, но рядом быть невозможно — начинаются ссоры и разборки. Ощущение «люблю и ненавижу» — это чувство, которое в психологии называется «амбивалентность».

В этой статье мы расскажем, что такое амбивалентные чувства, какая бывает амбивалентность и как справиться с противоречивыми чувствами.

Что такое амбивалентное отношение

Понятие «амбивалентность» произошло от латинских слов «ambi»,, что означает двойное, двойственное и «valentia» — сила. То есть буквальный перевод — «двойная сила, двойственное ощущение».

То есть, говоря простыми словами, это двойственное отношение к объекту. Двоякое проявление эмоций как позитивных, так и негативных, которые имеют одинаковую степень проявления.

Чтобы говорить именно про амбивалентность, надо чтобы одна и та же причина, момент или фактор вызывал двоякое отношение и неоднозначные чувства.

Пример ситуации. При прыжке с тарзанки вы чувствуете одновременно страх и эйфорию — это амбивалентность. Вы едите устриц — их вкус у вас вызывает отвращение и одновременно наслаждение — это тоже амбивалентные эмоции. Но если вам нравится ваша работа из-за близости к дому, но вам не нравится то, что вы делаете — это уже не двоякие чувства.

Для психически здоровой личности амбивалентность не представляет опасности — он может принять решение и сделать выбор. Но для мнительных, внушаемых и тревожных людей амбивалентность чувств будет приносить дискомфорт, страх, сомнения. Если такое случается, надо обращаться за помощью к психологу.

Запишитесь на онлайн-консультацию, если у вас снижена самооценка, вы не чувствуете уверенность, вам сложно принимать решения, у вас есть страх будущего. Это могут быть симптомы амбивалентности. Наши психологи помогут вам выйти из непростой ситуации, разрешить волнующий вас вопрос и сохранить свою нервную систему.

Амбивалентный подход в разных сферах

Психология и психиатрия разделяют амбивалентные чувства на несколько категорий, По сути, разделяя их на сферы жизни:

Виды амбивалентности

Характеристика

Эмоциональная амбивалентность

Двойственность эмоций, чувств и мышления. Чаще всего проявляется в романтических отношениях и привязанности. В эту же категорию может входить и сексуальная амбивалентность.

Волевая двойственность

Также называется термином «амбитендентность». Когда человек имеет противоположные цели и не может определиться.

Интеллектуальная двойственность

У человека есть несколько разноплановых идей и он не может принять решение, какую из них воплощать в жизнь.

Социальная амбивалентность

Двойное поведение, основанное на общепринятых «правилах» и «законах» отдельно взятой группы людей. Например, если человек посещает церковь, но утверждает, что не верит в Бога.

Причины амбивалентного состояния

Специалисты сходятся во мнении, что спровоцировать амбивалентные переживания и аналогичное поведение могут несколько факторов:

  • алкогольная и наркотическая зависимость
  • употребление психотропных препаратов
  • депрессия
  • низкая самооценка
  • инфантилизм
  • сильный стресс
  • эпизоды насилия и абьюзивные отношения
  • чрезмерная критика

Многие факторы, влияющие на двойственность поведения взрослого человека, возникают еще в детстве и закрепляются в подсознании.

Двойственный характер личности не дает ничего хорошего как самому человеку, так и окружающим. Сомнения, дискомфорт, страх, как последствия амбивалентности, приводят к неврозам.

В психиатрии амбивалентность не является самостоятельным расстройством психики. Она часто проявляется при различных психических заболеваниях:

  • шизофрении
  • ОКР (обсессивно-компульсивном расстройстве)
  • психозах
  • различных фобиях
  • панических атаках

Запишитесь на онлайн-консультацию, если вы или ваш ребенок испытали сильный стресс или находились в состоянии депрессии. Наши психологи проведут консультацию по телефону и помогут найти причину психического расстройства, расскажут, как повысить самооценку, научиться принимать решения и избежать серьезных проблем со здоровьем.

Коррекция состояния

Так как амбивалентность это причина более серьезных психических расстройств, то, значит, лечить ее нужно исходя из заболевания, вызвавшего такое состояние. Определить, какое именно психическое расстройство «настигло» пациента может только специализированный врач — психотерапевт или психиатр. Самостоятельно диагностировать у себя патологию психики не получится.

Специалист учитывает индивидуальные особенности каждого человека, собирает анамнез, проводит беседу и назначает, как правило, комплексную терапию.

Из лекарственных препаратов назначаются нейролептики, антидепрессанты, транквилизаторы, седативные, снотворные и препараты из группы ноотропов.

Кроме медикаментозного лечения, амбивалентам помогает и терапия с психологом. Это могут быть личные беседы, групповые терапевтические занятия, специальные тренинги и курсы.

Важно! Постоянное ощущение тревоги, переживания, депрессивный настрой мешают человеку принимать взвешенные и осознанные решения. Поэтому из такого состояния нужно выходить как можно скорее, чтобы оно не привело к психическим расстройствам и амбивалентности.

Частые вопросы

Что означает амбивалентность?

+

Определение этого понятия мы привели в самом начале статьи — это двойственное чувство, противоречие переживаний, ощущений и эмоций по отношению к какому-либо объекту (человеку, предмету, явлению).

Каковы причины развития двойственности у детей?

+

Двойственное поведение у детей развивается из-за нехватки родительской любви, заботы, внимания. Также у чрезмерно опекающих родителей или слишком требовательных, дети вырастают с двойственным отношением.

Навязчивая привязанность и ненависть — это амбивалентность?

+

Да, если такие эмоции возникают в отношении одного человека, то это двойственные чувства. Обратитесь к психологу, чтобы скорректировать ваше поведение.

Как проявляется двойственность в поведении?

+

Человек поступает не так, как озвучивает, он противоречивый, растерянный, конфликтный, невротичный, апатичный, заторможенный.

Чем опасна двойственность?

+

Она может приводить к алкогольной, наркотической и табачной зависимостям, сильным стрессам, соматическим расстройствам и психическим заболеваниям, а также к увлечениям различными оккультными практиками и увлечениям.

Заключение эксперта

Значение амбивалентности – противоречие и двойственность. В норме такие ощущения испытывает почти каждый человек в отношении одного объекта или события. Если ощущение двойственности имеет кратковременный характер, то беспокоиться не о чем. Но если противоположные эмоции мешают вашей нормальной жизни, приносят тревогу, сказываются на психоэмоциональном здоровье, то нужно обращаться за помощью к психологу.

Публикуем только проверенную информацию

Автор статьи

Монахова Альбина Петровна клинический психолог

Стаж 17 лет

Консультаций 1439

Статей 218

Специалист в области клинической психологии. Помощь в поиске инструментов для самореализации, проработка убеждений, страхов и тревог. Работа с самоотношением, внутренними границами, понимание взаимодействия с социумом через осознанные личностные изменения.

  • 2007 — 2008 год МУЗ Детская поликлиника №4 — педагог психолог
  • 2008 — 2009 ООО Здоровая страна — клинический психолог
  • 2009 — 2021 год Республиканский наркологический диспансер — психолог
  • 2012 — 2013 год Профессиональная медицина — психолог
  • 2013 — 2015 год ООО Возрождение — психолог
  • 2019 по настоящее время ООО Теледоктор24 — психолог

«Что такое амбивалентность?» – Яндекс.Кью — Общие дети, г. Воронеж

Содержание

Амбивалентность. Что такое «Амбивалентность»? Понятие и определение термина «Амбивалентность» – Глоссарий

Амбивалентность (от лат. ambo – оба + valentia – сила): двойственное отношение человека к чему-либо. Чаще всего речь идет о двойственности переживания, которое претерпевает человек, испытывая противоречивые чувства к одному и тому же объекту. Этот термин сформулировал и ввел в употребление швейцарский психиатр Эйген Блейлер. Он считал амбивалентность основным симптомом шизофрении.

Амбивалентность по Блейлеру делится на три вида. Первый вид – эмоциональная амбивалентность. Это внутренне противоречивое эмоциональное состояние или переживание, которое связано с двойственным отношением к человеку, предмету, явлению и которое человек одновременно и принимает, и отвергает. Примером эмоциональной амбивалентности может послужить ревность одного человека к другому: амбивалентность здесь выражается в том, что «ревнующий» испытывает одновременно любовь и ненависть по отношению к близкому человеку. Второй вид амбивалентности – волевая (она же мотивационная), которая выражается в вечном колебании между двумя противоположными решениями. Зачастую это приводит к тому, что человек, не в силах выбрать какой-либо один вариант, в итоге отказывается от принятия решения вообще.

Последний тип – интеллектуальная амбивалентность. В этом случае в рассуждениях человека характерно чередование диаметрально противоположных и противоречащих друг другу идей.

Зигмунд Фрейд считал, что амбивалентность – это более широкий термин, означающий изначальное сосуществование присущих человеку противоположных глубинных побуждений, самыми фундаментальными из которых являются влечение к жизни и влечение к смерти.

В современной психологии есть два понимания амбивалентности:

1. В психоанализе амбивалентность – это сложная гамма чувств, которую человек испытывает к кому-либо. Предполагается, что амбивалентность нормальна по отношению к тем, чью роль в жизни человека нельзя определить однозначно. Если же чувства только положительные или только отрицательные (то есть – однополярны), то это считается проявлением идеализации и обесценивания. В таком случае предполагается, что чувства человека изначально амбивалентны, но он этого не осознает.

2. В клинической психологии и психиатрии под амбивалентностью понимается то, что в психоанализе называется «расщеплением Эго», то есть – полярная смена отношения пациента к кому-либо/чему-либо. Одно и то же явление или человек утром может вызывать только отрицательные, днем – положительные, а вечером – снова только отрицательные эмоции.

Амбивалентность — Значение и примеры

Знакомо ли вам понятие амбивалентности? Если нет, то читайте дальше, если да, — то смотрите другие умные слова и их значения.

Что такое амбивалентность

Амбивалентность происходит от латинских слов ambo — «оба» и valentia — «сила». Иначе говоря, это две силы.

Надо заметить, что амбивалентность в психологии обозначает двойственность чувств в отношении к одному и тому же объекту. Причем эти чувства противоположные.

Например, бывают люди, которые вызывают у нас и симпатию и неприязнь одновременно. Это сложное чувство амбивалентности, и возникать оно может у всех людей.

Но если оно часто проявляется в отношении многих вещей, считается, что человек имеет признаки шизофрении.

Интересен факт, что термин амбивалентности введен в психологию швейцарским психиатром Эйгеном Блейлеромю. Он выделял три типа амбивалентности:

  1. Эмоциональную: переживание двух противоречивых чувств в отношении одного и того же объекта.
  2. Волевую: невозможность решиться на конкретный шаг и постоянное колебание между двумя вариантами решения.
  3. Интеллектуальную: постоянное чередование взаимоисключающих идей в рассуждениях.

Как запомнить слово амбивалентность и потом с умным видом применять его на практике? Очень просто. Для начала попробуйте пару раз употребить его в своей речи.

Например, ваша знакомая неравнодушна к молодому человеку, но постоянно говорит, что она просто терпеть его не может. Как-бы невзначай подмигивая и лукаво улыбаясь, скажите ей:

— Да у вас, голубушка, скрытая амбивалентность!

В контексте с понятием, описанным в данной статье, часто используют и другой термин. Читайте о том, что такое когнитивный диссонанс.

Любите умные слова и интересные факты обо всем на свете? Подписывайтесь на InteresnyeFakty.org — с нами скучать не придется!

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Интересные факты:

Семь эмоций, которых больше нет

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В прошлом эмоции чаще были связаны с определенным временем или местом.

Человеческие эмоции традиционно считаются чем-то вечным, одинаковым для всех людей.

Однако они разнятся от места к месту (например, чисто немецкое Schadenfreude, а по-нашему «злорадство»), а высоколобые ученые регулярно обнаруживают новые, чему свидетельством миллионная армия страдающих «синдромом упущенной выгоды» (Fear of Missing Out, иначе говоря — боязнь пропустить что-то чрезвычайно важное в «Твиттерах» и «Фейсбуках» бесчисленных друзей, большинство из которых ты и в глаза никогда не видел).

Более того, как сами эмоции, так и то, как мы их испытываем, воспринимаем и обсуждаем, с течением времени могут меняться.

Би-би-си побеседовала с доктором Сарой Чейни из Центра истории эмоций и выбрала несколько наиболее ярких примеров.

1. Ацедия

Ацедия — это весьма специфическое переживание, свойственное отдельному классу людей Средневековья: монахам, живущим в монастырях.

В списке восьми смертных страстей средневековые богословы поместили ацедию на шестое место. Ее частенько вызывает духовный кризис, а страдающие ацедией испытывают лень, уныние, вялость, а превыше всего — желание как можно скорее распрощаться со «святой жизнью».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Ацедией страдали исключительно монахи в монастырях

«В наши дни это посчитали бы чем-то похожим на депрессию, — говорит Сара Чейни. — Но ацедия была прочно связана именно с духовным кризисом и монастырской жизнью».

Похоже, эти проблемы всерьез заботили настоятелей средневековых монастырей, которых приводила в отчаяние сопровождающая ацедию лень.

С течением времени ацедия все больше воспринималась как синоним лености — одного из смертных грехов.

2. Неистовство

«Это еще один хороший пример эмоций, свойственных средневековью, — объясняет Сара Чейни. — Сродни гневу, но более узкий термин по сравнению с тем, как мы описываем гнев сегодня. Некто, пребывающий в неистовстве, также сильно возбужден, временами впадает в приступы ярости, мечется взад-вперед и в целом производит много шума».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Безумие сопровождалось физическим возбуждением: невозможно было оставаться на месте

Скажем так: тихо сидеть на стуле в приступе неистовства не выйдет. Эта конкретная эмоция диссонирует с нашими современными представлениями об эмоциях как о чем-то сугубо внутреннем, что можно спрятать, если хорошо постараться. К средневековому неистовству это никак не применимо.

«Словарь, применявшийся людьми того времени для описания своих ощущений, означает, что испытать похожие эмоции нам сегодня недоступно», — говорит Чейни. Многие эмоции настолько привязаны к географии и историческому периоду, что испытать их сегодня невозможно.

3. Меланхолия

Сегодня мы называем меланхолией чувство тихой, печальной задумчивости. «В прошлом все было по-другому, — говорит Сара Чейни. — На заре современного периода истории меланхолия воспринималась как физический недуг, зачастую сопровождающийся страхом».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Меланхолия считалась признаком переизбытка черной желчи

До XVI века считалось, что человеческое здоровье определяет баланс четырех жизненных соков: крови, слизи, черной и желтой желчи. Меланхолии соответствовал переизбыток черной желчи.

«В то время одним из симптомов меланхолии был страх. В отдельных случаях люди даже боялись двигаться, поскольку им казалось, что они сделаны из стекла и могут разбиться», — говорит Сара Чейни.

Например, французский король Карл VI страдал именно этим расстройством настолько, что приказал вшить в свою одежду железные стержни — чтобы случайно не разбиться вдребезги.

4. Ностальгия

Ностальгия — еще одна эмоция, значение которой изменилось со временем.

«Сегодня мы часто используем это слово в разговорах, но когда оно появилось, ностальгия обозначала физическую болезнь, — рассказывает доктор Чейни. — Это была болезнь моряков XVIII века: что-то связанное с тягой к дому и ощущение, что дома что-то произошло, пока они в море».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Ностальгия — болезнь моряков, тоскующих по суше и дому

В отличие от современной, ностальгия трехсотлетней давности имела и физические симптомы. Ностальгирующие моряки ощущали усталость, апатию, страдали от загадочных болей и не могли выполнять свою работу.

В особо острых случаях ностальгия могла закончиться смертельным исходом. Согласитесь, совсем не то же самое, что наша сегодняшняя тоска по «старым добрым временам».

5. Военный невроз

Это расстройство, которое, в частности, испытывали солдаты в траншеях Первой мировой под постоянным артиллерийским обстрелом.

Как и некоторые другие эмоциональные переживания, военный невроз находится на стыке эмоций и физической болезни в том, что касается его восприятия и лечения.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Страдавшие военным неврозом солдаты иногда теряли зрение и слух без визимых причин

«Страдавшие от невроза испытывали странные спазмы и зачастую теряли слух и зрение, на вид без всяких внешних повреждений или травм, — объясняет Сара Чейни. — В начале войны считалось, что это следствие нахождения на передовой, слишком близко от разрывов снарядов, которые физически сотрясали мозг. Но позже было принято думать, что это следствие эмоциональных переживаний».

6. Ипохондрический синдром

К XIX веку ипохондрия тоже стала напрямую ассоциироваться с эмоциональным состоянием.

«В общих чертах ипохондрия была мужской версией того, что доктора Викторианской эпохи называли «истерией», — объясняет Чейни. — Считалось, что она вызывает усталость, боли и проблемы с пищеварением. В XVII и XVIII веке полагали, что ипохондрию вызывает больная селезенка, но потом стали считать, что в ней виноваты нервы».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

К некоторым эмоциям относились как к болезням

Викторианские врачи считали, что эти симптомы вызывал ипохондрический синдром, то есть навязчивое беспокойство о состоянии собственного тела. Так что, хотя речь шла о физических симптомах, дух и эмоции тоже считались пострадавшими.

7. Нравственное помешательство

Сам термин был изобретен доктором Джеймсом Коулсом Причардом в 1835 году.

«Практически он означает «эмоциональное сумасшествие», — говорит Сара Чейни. — Дело в том, что долгое время термины «нравственный», «моральный» означали «психологический», «эмоциональный», и в то же время применялись в том же смысле, что и сейчас, что создавало определенную путаницу».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«Нравственным помешательством» назывался широкий список болезней и эмоциональных состояний

Пациенты, которых доктор Причард считал «нравственно помешанными», вели себя странно и хаотично в отсутствие ярких признаков психических отклонений.

«Причард считал, что значительное количество пациентов в принципе могли функционировать как обычные люди, но при этом не могли контролировать свои эмоции или неожиданно совершали преступления», — объясняет Чейни.

Например, клептомания среди образованных высокородных женщин считалась «нравственным помешательством», поскольку предполагалась, что этим женщинам незачем красть. «Это был собирательный термин для всех чрезмерно ярких эмоций, и зачастую применялся к неуправляемым детям», — добавляет Сара Чейни.

Слово АМБИВАЛЕНТНЫЙ — Что такое АМБИВАЛЕНТНЫЙ?

Слово состоит из 13 букв: первая а, вторая м, третья б, четвёртая и, пятая в, шестая а, седьмая л, восьмая е, девятая н, десятая т, одиннадцатая н, двенадцатая ы, последняя й,

Слово амбивалентный английскими буквами(транслитом) — ambivalentnyi

Значения слова амбивалентный.

Что такое амбивалентный?

Амбивалентный

Амбивалентный подход в воспитании (от латинского ambo — оба; valentia — сила) сочетание противоположных методов и приемов в воздействии на детей, в организации их жизни.

Новокшонова Г.А. Словарь социального педагога. — 2000

АМБИВАЛЕНТНЫЙ [см. амбивалентность] — 1) двойственный, характеризующийся одновременным проявлением противоположных качеств; 2) совмещающий в себе противоположные значения

Дудьев В.П. Психомоторика. — 2008

Амбивалентность

АМБИВАЛЕНТНОСТЬ – противоположность установок, чувств, импульсов и эмоций, направленных на один и тот же объект. Данное понятие введено в научный оборот швейцарским психиатром Э. Блейлером (1857–1939) применительно к шизофрении…Если же возникает конфликт, то он, по мнению З. Фрейда, разрешается благодаря тому, что ребенок меняет объект и переносит одно из амбивалентных душевных движений на другое лицо. .

Словарь-справочник по психоанализу. — 2010

АМБИВАЛЕНТНОСТЬ (ambivalence) Термин введен Юджином Блейлером, чтобы отразить сосуществование противоречивых ИМПУЛЬСОВ и ЭМОЦИЙ, направленных на один и тот же объект.В рассказе о яйце кюре не был амбивалентен по отношению к яйцу, хотя не исключено, что он был амбивалентен по отношению к епископу. Хотя амбивалентность порождается невротическим…

Критический словарь психоанализа

Амбивале́нтность (от лат. ambo — «оба» и лат. valentia — «сила») — двойственность отношения к чему-либо, в особенности — двойственность переживания, выражающаяся в том, что один объект вызывает у человека одновременно два противоположных чувства….интерпретируется скорее как проявление идеализации или обесценивания, то есть предполагается, что чувства на самом деле скорее всего амбивалентны, но индивид этого не осознаёт.

ru.wikipedia.org

Амбивалентное отношение (амбивалентность)

Амбивалентное отношение (амбивалентность) (отгреч. amphi — вокруг, около, с обеих сторон, двойственное лат. valentia — сила) — двойственное, противоречивое отношение субъекта к объекту…

Гамезо М.В. Словарь по педагогической психологии. — 2001

Мышление амбивалентное

Мышление амбивалентное (лат. ambi — с обеих сторон, valens — сила) — термин E Bleuler (1911), обозначает одновременное сосуществование противоположных и взаимоисключающих друг друга мыслей или направлений умственной деятельности.

vocabulary.ru

Мышление амбивалентное — (лат. ambi — с обеих сторон, valens — сила) — термин E Bleuler (1911), обозначает одновременное сосуществование противоположных и взаимоисключающих друг друга мыслей или направлений умственной деятельности.

Жмуров В.А. Большой толковый словарь терминов по психиатрии

Мышление амбивалентное — характеризуется одновременным сосуществованием взаимоисключающих, противоположных тенденций, противоречащих друг другу мыслей.

Карманов А. Психологический словарь

Тревожный/амбивалентный тип привязанности

Тревожный/амбивалентный тип привязанности — (anxiosus/ambivatent attachment style) – тип привязанности, характеризующийся озабоченностью, что другие не ответят на желание близости, приводит к повышенному уровню тревоги.

Жмуров В.А. Большой толковый словарь терминов по психиатрии

Тревожный/амбивалентный тип привязанности (anxiosus/ambivatent attachment style) – тип привязанности, характеризующийся озабоченностью, что другие не ответят на желание близости, и приводящий к повышенному уровню тревоги.

vocabulary.ru

Русский язык

Амбивале́нтный; кр. ф. -тен, -тна.

Орфографический словарь. — 2004

  1. амбар
  2. амба
  3. амбивалентность
  4. амбивалентный
  5. амбидентный
  6. амбиполярный
  7. амбистома

Любовь и ненависть «в одном флаконе»

Татьяна Ткачук: Приблизительно столетие назад швейцарский психиатр Блейлер, работавший в Цюрихе и писавший в соавторстве с Зигмундом Фрейдом, ввел термин «амбивалентность чувств» — то есть двойственность в отношении к человеку или явлению, одновременное его принятие и отвержение. Блейлер полагал, что если противоречивые чувства сменяют друг друга немотивированно быстро – мы имеем дело с шизофреником. А вот его коллега Фрейд считал, что любовь и ненависть одновременно – это врожденное свойство любой человеческой натуры, и лишь когда оно слишком ярко выражено, это свидетельствует о невротическом складе психики.

О том, как уживаются любовь и ненависть «в одном флаконе», сегодня говорят философ, психолог, ректор Института психоанализа и социального управления профессор Павел Семенович Гуревич и системный семейный психотерапевт, член Европейской Ассоциации психотерапевтов Ольга Березкина.

Давайте сразу начнем с того, о чем спорили Фрейд и Блейлер: на ваш взгляд, способность испытывать амбивалентные чувства – то есть, двойственные чувства – говорит о том, что человек, мягко скажем, неуравновешен, а если еще конкретнее – болен? Павел Семенович…

Павел Гуревич

Павел Гуревич: Я полагаю, что Блейлер, который больше всего работал с людьми с пограничной психикой, полагал, что сама двойственность чувств выражает расщепленность сознания, — поэтому это является свидетельством патологии. А у Фрейда совсем другая трактовка. Он считает, что это наше антропологическое свойство. Чувства животных всегда одновалентны. А вот у человека есть такая странность: в изнанке любого чувства — будь то любовь, будь то страх или бесстрашие – всегда таится противоположность этому чувству. Поэтому я присоединяюсь к точке зрения Фрейда.

Татьяна Ткачук: Вы ближе к Фрейду?

Павел Гуревич: Да. Я полагаю, что можно очень легко проследить, как каждый человек демонстрирует эту полярность чувствований.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович.

Ольга, каков ваш взгляд?

Ольга Березкина

Ольга Березкина: Ну, на самом деле, я тоже согласна с Фрейдом. Более того, проблема возникает не оттого, что человек демонстрирует полярные чувства, а с их осознанием. Потому что существуют некие запреты. Например: «Ты должен этого человека любить, если ты любишь». Если ты вдруг чувствуешь, что ты его вот в эту данную секунду не любишь, он тебя безумно раздражает, или еще с ним что-то такое происходит, то ты можешь себя казнить, и осознавать это очень сложно. Причем, очень часто люди, которых мы действительно любим, делают нам очень больно, но мы все равно, типа, не должны на них злиться. И это, наверное, основная проблема, которая ведет ко всяким психологическим бедам, вплоть до патологических расстройств и заболеваний.

Татьяна Ткачук: Но, в принципе, вы тоже согласны с тем, что если человек такие противоречивые чувства испытывает, ему не надо, услышав сейчас наш эфир, сразу обеспокоиться необходимостью бежать к психиатру и как-то исследовать свою психику. То есть это, в общем, нормально. Другой вопрос – как ты к этому относишься, и что с этим делать, да?

Ольга Березкина: Да. Более того, я могу поспорить с Павлом Семеновичем, потому что и животные испытывают противоречивые чувства. Вот, например, собака, которая кормит щенков, она их, с одной стороны, безумно любит и кормит, но когда они ее кусают, она говорит «гав».

Татьяна Ткачук: Да, она защищает себя. И иногда даже на третий день собаки стряхивают с себя этих несчастных малюсеньких щенков и «говорят»: «Хватит! Кормите сами, как хотите», — и уходят.

Ольга Березкина: «Хотя бы полчасика подождите».

Татьяна Ткачук: Спасибо. Павел Семенович, прошу.

Павел Гуревич: Я думаю, что, в общем, приписывание амбивалентности чувств для животных – это чисто человеческий взгляд, когда мы, по меркам человеческой психики, оцениваем поведение животных.

Татьяна Ткачук: Но так делают все «собачники», скажу вам по секрету…

Павел Гуревич: Ради Бога! Но все-таки специфика человеческих чувствований состоит в том, что всегда они имеют в своей изнанке противоположность. И на уровне здравого смысла… Я хотел бы это пояснить, ну, скажем, Катуллом, римским поэтом, V век до нашей эры: «Я ненавижу и люблю. «Почему?», – ты спросишь, быть может. Не знаю, но так чувствую я». То есть, если бы мы приписали Фрейду только одно открытие – что каждое чувство может смениться противоположным, то есть, вот есть верность, и есть предательство, есть любовь, и есть ненависть, — то тогда Фрейд был бы малоинтересен. Вот именно парадокс заключается в том, что эти два чувствования, как вы правильно сказали, «в одном флаконе» в человеке. Он любит, и в то же время – ненавидит.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович.

Социологи, исследуя стереотипы поведения современной женщины, в числе множества других вопросов задавали и такой вопрос: «Можно ли любить и ненавидеть одновременно?». Меня немного удивили их выводы: те женщины, кто на этот вопрос ответил «нет» — то есть, нельзя любить и ненавидеть одновременно, — продемонстрировали, по мнению социологов, косность, отсутствие гибкости во взглядах, суждениях и стереотипах поведения.

Ольга, неужели для того, чтобы тебя не сочли косным и негибким, обязательно нужно хоть чуть-чуть да хотеть задушить того, кого любишь ты любишь?

Ольга Березкина: Ну, в принципе, да, иногда бывает. Не то, что ты все время испытываешь безумную любовь и безумную ненависть, но иногда ты, действительно, испытываешь эти чувства одновременно. Вот представьте: тебя схватили в объятия и крепко-крепко и долго держат. В какой-то момент тебе хочется вздохнуть, и ты эти объятия уже должен разжать. Я имею в виду не обязательно сильные объятия, а эмоциональные, психологические. Человек с трудом выдерживает (ну, в зависимости от человека) очень близкие отношения долго, и он должен себя как-то от них, от очень близких отношений, от растворения в другом, иногда защитить.

Татьяна Ткачук: То есть, Павел Семенович, иными словами, если любовь не имеет вот такой окраски… То есть, если объятия не хочется скинуть с себя и не хочется «приправить перчиком» такую вот любовь, то это говорит о том, что, в общем, чувство более примитивное, правильно я понимаю?

Павел Гуревич: Вряд ли. Вы знаете, вот на уровне бытовой лексики мы часто слышим такие фразы: «Я так его люблю, что просто убила бы его!». Вот вам и весь фокус! То есть, одновременно эти чувства испытывает каждый человек. Он может быть славным, бесстрашным, но в душе его гнездится страх. И это так причудливо сочетается в наших человеческих чувствах, что, например, когда во французском фильме рассказывают о том, как мужчина и женщина разводятся, и их адвокаты спрашивают друг друга… Один задает вопрос: «Неужели эти люди когда-то любили друг друга?!..», — другой отвечает: «Еще как любили! Иначе откуда эта ненависть?..».

То есть, я не склонен рассматривать проявление двойственности как выражение патологии или примитивности. Другое дело, что дальше, наверное, наше изложение, наш разговор затронет тему и в невротическом варианте, когда вот эта двойственность проявляется более рельефно. Но это уже другая плоскость темы.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович.

И прошу вас, Ольга, вы хотели что-то добавить к тому, о чем говорил Павел Семенович.

Ольга Березкина: Я хотела бы обратить внимание еще на один аспект чувств, которые расположены на шкале «любовь – ненависть». Я это воспринимаю, действительно, как некую шкалу. Одно и то же чувство, окрашенное по-разному. Если человек кого-то очень любит и думает все время о нем, он находится с ним в близких отношениях. Если он кого-то также сильно ненавидит, то он вкладывает туда столько же эмоциональной энергии, и тоже находится в этих близких отношениях. Фактически это говорит о том, что люди безумно связаны и друг для друга очень много значат.

Татьяна Ткачук: Или один для другого? Это ведь может быть не взаимно.

Ольга Березкина: Может быть не взаимно. Но обычно настоящее чувство взаимно.

Татьяна Ткачук: Ну, мы поговорим о взаимности и невзаимности в контексте этой программы чуть позднее.

А сейчас я хотела бы задать такой вопрос. Амбивалентность чувств, ну, в самом ярком проявлении (это то, о чем сейчас говорила Ольга) – сочетание любви и ненависти – проявляется, на самом деле, в самых разных взаимоотношениях – взаимоотношениях мужчины и женщины, матери и ребенка, подростка и учителя, подростка с его друзьями.

Павел Семенович, вот права ли я, полагая, что в тех отношениях, которые мы не выбираем, которые являются данностью для нас, вот которые даются один раз и на всю жизнь, то есть я имею ввиду, конечно, пары «родитель – ребенок» – вот такие любовь и ненависть могут цвести одновременно ярче всего?

Павел Гуревич: Я думаю, что да. Потому что об этом достаточно ясно свидетельствует криминальная хроника. Самые большие преступления обычно совершаются в семье, между людьми, которые, казалось бы, повязаны самыми глубокими и нежными чувствами.

Татьяна Ткачук: Должны быть повязаны.

Павел Гуревич: Да, должны быть повязаны. Но, на самом деле, происходит быстрая смена. Но я еще раз подчеркиваю, что речь идет не о смене состояний, а о том, что каждая любовь содержит в себе початок ненависти. Это очень полезно знать каждому человеку, родственникам. Потому что иногда думают: «Если есть любовь, то исключена ненависть. Если мама нежно относится к своему ребенку, то ненависти быть не должно». Или если ребенок по определению любит своих родителей, то он не будет беседовать с киллерами… Вот недавно в какой-то передаче я слышал. Девочка заказывает киллеру убийство своих родителей, которые запрещают ей ходить на дискотеку. И при этом, когда ее спрашивают: «А как бы вы хотели, чтобы состоялась эта смерть? Вы хотите, чтобы их зарезали, удушили?», — она сказала: «Это все равно. Но чтобы было не очень больно».

Татьяна Ткачук: Да… Ну, и потом вот этот подростковый бунт, когда начинаются первые конфликты с родителями, и первые серьезные конфликты, когда подросток первый раз пишет в свой дневник, пугаясь сам этих слов: «Я ненавижу свою мать!», — это одно из самых ярких, наверное, проявлений того, о чем мы говорим.

Ольга, прошу.

Ольга Березкина: Я хочу обратить внимание на то, что эти отношения в паре «родитель – ребенок», конечно, там чувства самые сильные вначале, потому что они жизненно важны и для ребенка, и для матери, даже биологически. Но если взрослый человек говорит, что он ненавидит своих родителей, это означает, что он недостаточно зрелый. Потому что по мере взросления, после прохождения этого подросткового возраста чувства должны становиться спокойнее – человек становится более эмоционально независимым. И если он испытывает по-прежнему такие бешеные чувства к своим родителям…

Татьяна Ткачук: …значит, не произошла сепарация.

Ольга Березкина: Правильно, да. Хотя вы мне говорили, что не надо терминов употреблять (смеется)

Татьяна Ткачук: Я прошу прощения… (смеется)

Мы принимаем первые звонки. Сергей из Москвы дозвонился. Сергей, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Я врач по специальности. И мне кажется, что конфликт возникает не из-за наличия вот этих противоположностей, а тогда, когда некий механизм взвешивания вот этих противоположностей устает, перенапрягается. Вот мне так кажется. Спасибо.

Татьяна Ткачук: «Механизм взвешивания противоположностей» — мне кажется, это близко к тому, о чем говорила Ольга в начале программы, что важен не сам конфликт чувств, а то, как мы осознаем этот конфликт.

Ольга, прошу – несколько слов.

Ольга Березкина: Что это значит – «механизм взвешивания»? Он у зрелого человека должен сформироваться, когда один и тот же человек воспринимается как плохой и как хороший. И это нормально – это один и тот же человек. Это некая психологическая работа, которую совершает каждый человек, взрослея. И у меня есть много таких случаев. Если он вдруг осознает, что он страшно не любит свою маму, а должен любить (я говорю уже о взрослых людях, со своими детьми), то люди очень часто болеют – у них плохо с сердцем становится или какая-то другая патология. Они себя, таким образом, наказывают. Если же ты понимаешь, что тебе что-то в маме не нравится, но ты все равно к ней относишься нормально, или она не та самая гадина, из-за которой у тебя не сложилась вся жизнь, а тебе 40 лет, вместо того, чтобы что-то делать, можно бесконечно… Знаете, люди почитают психоаналитические статьи сами – и теперь понимают, почему у них в жизни так все плохо, и очень сильные такие чувства испытывают.

Татьяна Ткачук: Главное – найти виноватого, а дальше уже по отношению к этому виноватому развить целый спектр негативных чувств.

Ольга Березкина: Ну да.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга.

Еще звонок принимаем. Александр Иванович из Московской области, добрый день.

Слушатель: Добрый день, уважаемые господа. У вас такая передача, претендующая на серьезный научный уровень. Поэтому надо определиться. Ведь на Западе слова «любовь» нет. Там эти отношения опустили до скотского уровня и обозвали «сексом». Что вы имеете в виду под любовью и под сексом? В чем (хотя бы в двух-трех словах) их принципиальная разница? И что вы имеете в виду, когда говорите «это секс и ненависть» либо «любовь и ненависть»? Тут надо четко определиться. Потому что произошло смешение понятий. Это первое.

Второе. Пример из другой области…

Татьяна Ткачук: Александр Иванович, давайте мы на первый вопрос сразу вам ответим, а потом вы второй вопрос зададите.

Павел Семенович, можно было бы попросить нашего слушателя объяснить, что он имеет в виду под словом «Запад», потому что это очень обширное понятие. Насколько я помню, во всех языках «любовь» и «секс» называются разными словами, для этого есть разные слова.

Павел Гуревич: Безусловно.

Татьяна Ткачук: Ну, прошу – несколько слов буквально, и мы передадим слово слушателю.

Павел Гуревич: Дело в том, что, конечно, «сексуальная революция» прошла в европейских странах. Но мы сегодня видим уже некоторое противостояние этой революции. Опять в моде любовные отношения, нежные, семейные, румянец на щеках. К чему же так обобщать?..

Татьяна Ткачук: Другое дело, что, может быть, наш слушатель клонит к тому, я так думаю, что, наверное, в страсти наиболее ярко проявляется амбивалентность человеческих эмоций.

Павел Гуревич: Наверное, да.

Татьяна Ткачук: Но мы чуть позже об этом поговорим.

Александр Иванович, задавайте свой второй вопрос.

Слушатель: Это не вопрос, а комментарий. Например, Мейерхольд, великий русский режиссер, он выбирал только то, что он искренне, истинно любил – те пьесы. И работая над этой пьесой, он доводил и коллектив, и себя до изнеможения. И когда его спрашивали близкие люди: «Как дела с вашей пьесой?», — он говорил: «Эта сволочь-пьеса меня уложит в гроб». То есть, любовь и ненависть – это когда кто-то любит человека, и он хочет, чтобы этот человек был у него навечно, он хочет, чтобы это была, в конце концов, его собственность. Пример – гарем. Вот посадить его, чтобы не было страха, что это уйдет. А это, естественно, как говорится, у одного вызывает страсть, а у другого – ненависть. А по поводу того, что…

Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр Иванович. Теперь уже мы вас прервем, потому что у нас еще один слушатель на линии. А потом мы прокомментируем ваше мнение.

Валентин из Рязани, прошу вас. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Первый вопрос. Может ли быть сильное чувство без эмоций, скажем, ненависть и любовь, так сказать, на уровне головы?

Татьяна Ткачук: А как это – чувство без эмоций? Это тогда уже не чувство.

Слушатель: Я поэтому и спросил. И второй вопрос. Вот если психология берется лечить психические заболевания, то по определению она может справляться, видимо, и с чувствами, если она берет на себя такие обязанности. Спасибо.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Валентин.

Ну, что касается звонка предыдущего слушателя. Я думаю, что с Мейерхольдом – это блестящий пример, который полностью комментирует то, о чем мы сейчас в студии говорим. Что касается гарема… ну, там была другая тема затронута – тема страха потерять. Мне кажется, что это чуть-чуть в другую сторону.

Теперь два вопроса. Первый вопрос – «чувство без эмоций». И второй… Немножко упустила я формулировку вопроса, но мне кажется, психиатрия занимается психическими заболеваниями, а не психология. Ольга, прошу.

Ольга Березкина: Что касается чувств и их осознания – это связано очень сильно с той средой, в которой человек рос, и как он учился свои чувства опознавать, не бояться и как к ним относиться. Многие люди так боятся чувств, любых чувств, что когда они их осознают, то им становится плохо. Им легче рассуждать. То есть такая защита, что «любовь – это тогда, когда я…», и так далее. В принципе, каждый человек пытается как-то с чувствами справиться, их осознавая. Это один из первых шагов.

Татьяна Ткачук: Но ведь еще есть такой тип людей, у которых понятия любви подменяются какими-то другими понятиями. То есть, любовь к родителям – это, прежде всего, чувство долга и какие-то обязанности по отношению к ним. Любовь к ребенку – это желание воспитать по какой-то системе. Но вот, видимо, слушатель говорил об отсутствии какого-то тепла и каких-то сильных всплесков эмоциональных.

Ольга Березкина: Может быть, и об этом он говорил. Но, в принципе, люди все равно испытывают эмоции, потому что они живые, и это – физиологический процесс. Другое дело, что они с ними делают, с этими эмоциями.

А что касается того, как они выражают свою любовь… Они могут выражать ее как угодно, даже деньгами, если они по-другому не могут. Понимаете? Или вниманием. Просто люди разные, и они по-разному выражают свою любовь. Есть такие пары, которые всю жизнь так ругаются – и это составляет смысл их любви и смысл их жизни. И при этом их разорвать невозможно. Как только они куда-то разъезжаются на час – они тут же друг к другу стремятся.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга.

Павел Семенович, а как вообще амбивалентность чувств, двойственность, о которой мы сегодня говорим, связана с типом личности?

Павел Гуревич: Ну, я думаю, что, действительно, можно выделить некоторые типы личности, которые в большей степени подвержены этой двойственности. Скажем, истерический характер, безусловно. Настасья Филипповна или какой-то другой персонаж ярче выражает этот переход от одного состояния к другому. А если мы возьмем, скажем, человека мыслительного типа, то страстность его натуры выражена меньше. Вот я так понял вопрос нашего радиослушателя, что чувства могут быть без эмоций. То есть, на самом деле, если это – эмоции, то это страсть. Страсть – это то, что выделяет человека и возвышает над животным миром. Потому что это другая система ориентаций для человека, которых нет у животных.

Татьяна Ткачук: Говорят, что у дельфинов есть…

Павел Гуревич: Возможно. Властолюбие, корыстолюбие, любовь, преданность, верность, фанатизм – вот это все мир наполненных, полнокровных человеческих чувств. И если мы имеем дело с эмоциональным человеком, то, конечно, он больше подвержен демонстрации этой полярности. Истерический тип, наверное, больше подвержен этому.

Но если мы говорим о патологических состояниях, то там, конечно, прав Блейлер, который накопил достаточный эмпирический материал, когда он видел эту расщепленность.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович.

Еще примем один звонок. Георгий из Московской области, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Огромное спасибо за передачу. У меня такой вопрос. Почему бы не перейти к сути – политкорректность цивилизации, которая после «рок-революции» наступила? Это было открытием для бизнес-владык, что политкорректность, воспитанная рок-Митрофанушками, она… новый лозунг: «Митрофанушки всех стран, объединяйтесь!».

Татьяна Ткачук: Георгий, готова Ольга вам отвечать.

Ольга, пожалуйста.

Ольга Березкина: Я думаю, что политкорректность – это тот способ, которым в определенных культурах скрывают негативные чувства. И если в этом покопаться, то, обычно, это такой способ культурный – скрыть негативные чувства к кому-то, это культурное явление.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга.

Больше всего тема «любви — ненависти» обсуждается, как я выяснила, готовясь к этой программе, на различных интернет-форумах, а их буквально сотни. То есть, практически во всех городах России, от малых до великих, в женских и мужских (что меня удивило!) чатах, — споры кипят нешуточные. Вот несколько мнений пишущих: «Ненависть может быть к любимому в двух случаях: если любишь безответно, и если простить что-то глобальное не можешь». И тут же этому человеку возражают: «Нет, это уже не высшая любовь, потому что в ненависти всегда есть эгоизм, а высшей любви он неизвестен». «Если спутницей любви становится боль, то ненавидишь именно эту боль, а не человека, которого любишь». И последнее высказывание, мужчина пишет: «Несмотря на всю шизоидность моей натуры, не раздвоиться мне настолько, чтобы ненавидеть того, кого я хоть как-то люблю. Господа, вы путаете ненависть с раздражением, обидой, завистью – с настоящей же ненавистью любовь не совместима никак и никогда».

Ольга, прошу ваш комментарий, если какая-то реплика вас зацепила.

Ольга Березкина: На самом деле, мне понравилась последняя реплика. Потому что, действительно, вот такие очень сильные чувства – любовь и ненависть одновременно – испытывают, наверное… Все равно они сменяются, вот в этот момент одно чувство не осознается. Действительно, не очень уравновешенные люди, которые… Вот Павел Семенович сказал, что они пограничные, но у меня немножко другая терминология. Обычно эти чувства, кстати говоря, если истерическая личность, они не очень глубокие, поэтому они очень быстро сменяются.

Татьяна Ткачук: То есть, и то, и то поверхностное, получается?

Ольга Березкина: Ну, в общем, мне кажется, что в значительной степени… Конечно, люди разные, но вот истерической личности свойственно не очень… Я понимаю, что вы со мной не согласны. Но я высказываю свое мнение.

Татьяна Ткачук: Ольга, а я вот сразу Павла Семеновича спрошу. Павел Семенович, тогда, действительно, может быть, мы говорим об обиде, о зависти, о раздражении (Ольга часто сегодня это слово упоминала – «раздражает человек»), может быть, это не ненависть, на самом деле?

Павел Гуревич: Ради Бога, можно говорить о том, что любящие ссорятся, можно говорить о том, что они эгоистичны. Но я лично считаю, опираясь на собственную клиническую практику, что чем глубже любовь, тем больше в ней заложено противоположностей. Каждый любящий человек должен быть готов к тому, что его любовь может обернуться изнанкой.

Татьяна Ткачук: Павел Семенович, а вот что это значит – «любовь может обернуться изнанкой»? То есть, может обернуться, а может и не обернуться? Кто или что этот конфликт провоцирует? Это ведь внутренний конфликт личности некий…

Павел Гуревич: Да, это внутренний конфликт. Но для того, чтобы выразить существо этого конфликта, нужна конкретность. Вот о чем идет речь. В одном случае, как я уже пытался вспомнить «Демона» Лермонтова, который любит Тамару, и объясняя свои чувства – глазами, конечно, романтического поэта Лермонтова: «В любви, как в злобе, верь, Тамара, я неизменен и велик…». То есть, речь не идет о том, что «немножко любил» и «немножко ненавидел».

Татьяна Ткачук: То есть, если велик, то во всем – и в том, и в том.

Павел Гуревич: Если велик, то во всем! И чем больше чувство любви, тем больше разного рода предостережений должно быть. Когда говорят: «Я тебя безумно люблю!», — то это может немножечко и насторожить. Потому что тогда надо очень бережно…

Татьяна Ткачук: Но это же идиома. Ведь люди же не вкладывают прямой смысл в эти слова, а особенно, если чувство взаимное.

Павел Гуревич: Да, это идиома, а чувства-то реальные существуют.

Татьяна Ткачук: Ольга, прошу.

Ольга Березкина: Каждое слово, оно, действительно, отражает значительно глубже нашу психологию, чем нам кажется. Вот мы говорим, что безумно любим, то есть, действительно, теряем разум. А вообще, я слышала такое определение психиатров, что такое любовь – это невроз навязчивых состояний.

Татьяна Ткачук: Да-да, в этой студии это тоже звучало не раз…

Звонок принимаем. Алексей Петрович из Москвы. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Вот вы сказали очень хорошо по поводу отношений взрослых детей и родителей: «Она – гадина, из-за которой не сложилась жизнь», — а тебе 40 лет. Но эта ситуация не заканчивается этим, она развивается и дальше. То есть, стремление наказать родителей за то, что они сделали в детстве, за то, что они заставляли тебя ходить, скажем, в немецкую школу (или в английскую школу), в музыкальную школу, на спортивное плавание и так далее.

Татьяна Ткачук: Отыграться, да?

Слушатель: Да. А потом отвергается это все. Скажем, если учился в немецкой школе – немецкий язык забрасывается, учится английский язык, а к немецкому не прикасаются. К музыкальному инструменту не прикасаются.

А что касается родителей, то наказывать их можно, например, так. Раза три выбросить библиотеки или выбросить три пишущих машинки, потому что, скажем, один из родителей занимается творчеством. Вот такие моменты. И в то же самое время…

Татьяна Ткачук: Алексей Петрович, а вы нас хотите спросить что-то –это нормально или нет?

Слушатель: Я просто говорю, что вы остановились, но по моим жизненным наблюдениям, этот процесс продолжается еще в другом русле.

Татьяна Ткачук: То есть, происходит некое сведение счетов с родителями за то, что было в детстве?

Слушатель: Да, сведение счетов. И я согласен, что взросления нет. Потому что человеку 38 лет, а он продолжает играть в компьютерные игры, показывать свою ненависть к родителям, хотя одновременно и с заботой, но забота – скорее всего, показать, что они от него зависят материально.

Татьяна Ткачук: Понятно, Алексей Петрович. Я просто добавлю сюда как бы другую сторону медали. Вот очень сложные отношения родителей к выросшим детям, в которых смешивается и какое-то разочарование, потому что не все получилось, и какое-то отчаяние, потому что ребенок вырос, и вдруг тебе кажется, что ты ему не нужен уже больше совсем. Ведь это тоже очень противоречивые чувства, и они тоже могут долго длиться. Уже этому ребенку, может быть, в свою очередь, 35-40 лет, а мать (или отец) может переживать очень сложные чувства по отношению к тому, кого растил с пеленок, и который казался до какого-то момента таким понятным, теплым, родным и простым, а потом оказался совсем непростым.

Ольга, прошу… Вот такое продление на всю жизнь неких сложных эмоций…

Ольга Березкина: Я могу сказать, что я таким людям очень сочувствую. Причем, я сочувствую как родителям, так и детям. Потому что вот то, что этот… Я так представила, у меня такая фантазия есть, что это родитель рассказывает о своем ребенке или о ребенке своих знакомых. И смысл жизни обоих родителей и детей до 38 лет, он в борьбе. Они друг от друга не могут отступиться. Причем, не только ребенок, но и родители. Понимаете, они же должны жить какой-то другой жизнью. А они же его все время тюкают, наверняка, все время ему что-то говорят. Это об очень глубоких отношениях, которые патологичны сами по себе, потому что, ну, в 38 лет нельзя так друг к другу относиться. Скорее всего, этот человек никогда не заведет семью…

Татьяна Ткачук: Вот смотрите, мы все время сами себе противоречим. С одной стороны, мы уже 40 минут в студии говорим о том, что никакой патологии в этом нет, что свойственно это всем людям, что мы с этим рождаемся. Вы оба склонились к точке зрения Фрейда, а не его швейцарского коллеги. И в то же время каждый раз, когда мы рассматриваем какие-то конкретные примеры, звучат слова, что это значит, что не произошло сепарации, то есть отделения вовремя от родителей, что отношения патологические, что вам таких людей жалко…

Павел Семенович, я такой вопрос задам. Вот в паре «мать — ребенок» мать может испытывать какие-то сиюминутные гнев и раздражение по отношению к ребенку, но это всегда происходит на фоне любви и беспокойства за его судьбу, за его здоровье. В паре «мужчина — женщина» один из партнеров может испытывать и гнев, и стыд, и досаду, но на фоне зачастую обожания и преклонения перед партнером. Всегда ли одна из этих противоречивых эмоций – устойчива, и она как бы является базисной, а вторая – ситуативна, она мелькает молнией на небе и исчезает? Или же они могут быть совершенно равноправны, и обе быть базисными?

Павел Гуревич: Они не ситуативны. И если вы мне позволите, то давайте вернемся к ситуации, когда Фрейду понадобилось слово «двойственность», «амбивалентность». Имеется в виду работа «История маленького Ганса». Фрейд показывает сложный замес этих чувствований на материале 5-летнего ребенка, который желает устранить своего любимого отца и занять его место. То есть, когда вы задаете вопрос – является ли это нормой или патологией? – то, на самом деле, с одной стороны, это – норма, потому что это обычная ситуация, комплекс Эдипа, который существует во всех культурах, и это родовая судьба каждого человека…

Татьяна Ткачук: Это психоаналитик в вас сейчас заговорил…

Павел Гуревич: Да. А с другой стороны, конечно, это кажется патологией. Потому что все зависит от того, как мы рассматриваем этого ребенка. Если мы рассматриваем его руссоистски, о чем мы все время… Вот так мне как-то показалось, что у нас представлена такая благостная интонация: «Ребенок должен, родитель должен испытывать полноценные чувства». А ведь на самом деле каждый проходит через этот Эдипов комплекс. И поэтому, с другой стороны, это кажется абсолютно болезненным процессом, абсолютно патологичным. То есть, я бы это таким образом выразил: да, это антропологическая данность, да, это качество человека, но кто сказал, что человек – это идеальное существо?..

Татьяна Ткачук: Любопытный ход! Вот этого я от вас не ожидала.

Звонки примем. Олег из Москвы, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Здесь приводился пример (кажется, в предыдущем звонке) огромной нагрузки на ребенка, и вследствие этого – недовольство родителями. Но, по-моему, это вообще частный случай любой нагрузки на человека влюбленного. Потому что если человек не просто кого-то соблазнил, а именно влюблен, то он уважает свой объект любви. И ему кажется, что он недостоин его, и что его успехи недостаточны. И таким образом, это вызывает стресс, огромную нагрузку психологическую. И в сущности, это связано не с тем, что человека любимого ты ненавидишь, а ты ненавидишь те усилия, которые, как тебе кажется, ты должен приложить, чтобы быть его достойным.

Татьяна Ткачук: Вы знаете, Олег, мне кажется, что там даже более сложный механизм. Ты ведь встаешь на цыпочки для того, чтобы быть выше, красивее, лучше, достойнее, и какое-то время ты ходишь на этих цыпочках, пока ты получаешь как бы за это, как тебе кажется, внимание своего партнера. Но на цыпочках долго ходить невозможно, и рано или поздно ты встанешь на всю стопу. И вот в этот момент ты будешь ненавидеть подспудно человека, который заставил тебя столько времени в столь уродской и в столь неестественной позе проходить.

Продолжайте вашу мысль. Извините, что прервала.

Слушатель: То есть, значит, я правильно понимаю, что, на самом деле, ненависть не к объекту, а к тем усилиям и к тем разочарованиям, возможно, которые связаны с процессом любви.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Олег. Вот на форуме (я приводила одну из цитат) человек утверждает, что это — ненависть к боли, которую любовь вызывает. В общем, примерно близко. Павел Семенович, так все-таки ненависть к объекту или к тому, что с тобой с самим происходит, когда ты находишься в состоянии любви к этому объекту?

Павел Гуревич: Нет, я все-таки продолжаю настаивать на том…

Татьяна Ткачук: Настаивать на своем.

Павел Гуревич: …что это глубинное, трудноутолимое чувство, труднонасыщаемое чувство. И тщетно искать здесь педагогический аспект. Потому что вот любил ли Алеко Земфиру? Да, конечно, любил. А открылась ли она ему в том, что она любит другого человека? Да, открылась. А зачем он ее убил? Он мог и не убивать ее.

Вот почему так бывает, что в семье, где существуют благостные отношения, на самом деле вдруг совершается бытовое преступление, люди убивают друг друга? И не потому, что это некое поверхностное чувство, а глубинное чувство, на чем я и настаиваю.

Татьяна Ткачук: Спасибо. Ольга…

Ольга Березкина: Я хочу все-таки… я начинаю уже спорить с Павлом Семеновичем. Потому что если в семье все время благостные отношения, то, значит, все конфликты и все отрицательные чувства, они вытесняются. И в какой-то момент человек не знает, что делать с собственной агрессией, со своими чувствами. И в какой-то момент они просто выходят, как платину прорывает, из-под контроля. И человек, в принципе, способен справиться и со своей любовью, и со своей ненавистью, ну, заплатив какую-то цену.

Павел Гуревич: Я не понял, а в чем спор-то? Да, конечно, чувства накапливаются и дают исход, безусловно.

Ольга Березкина: Это связано с тем, какие отношения в семье, и как в семье, где он усваивает, обращаются с чувствами.

Павел Гуревич: Конечно. Там существует особая эмпирика, существуют особые социальные условия, поэтому, может быть, ненависть к человеку – это, может быть, ненависть к боли, разочарование по поводу того, что не получилось так, как хотелось. Но это всегда органика.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович. Спасибо, Ольга.

И нам дозвонился Сергей из Москвы. Сергей, добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Хотел бы напомнить вам один физический принцип: если есть два тела (или два заряда, например), то на дальних расстояниях они притягиваются, но если мы их близко-близко сдвинем, то они будут отталкиваться, будут включены силы отталкивания. Так вот, оптимальное состояние двух тел — когда они одинаково притягиваются и одинаково отталкиваются. И для этого нужна дистанция, то есть, пространство некое, у каждого должно быть личное пространство. Это первый мой комментарий…

Татьяна Ткачук: То есть, вы против слияния полного, да?

Слушатель: Да.

Татьяна Ткачук: …которое неизбежно приведет к отторжению, к отталкиванию.

Слушатель: Конечно.

Татьяна Ткачук: Давайте второй тезис.

Слушатель: Зашла речь о великовозрастных «детях», и тут, мне кажется, вы не учитываете или забыли о специфике нашей страны. То есть, все наши перипетии советские, постсоветские, все сложности наших десятилетий, все они успешно преодолевались только семьей. И это уже у нас в генах, что ни партия, ни власть, ни государство не даст человеку того… и не даст способности выживать, кроме как семья, внутрисемейные отношения. И войну так пережили. И поэтому мои бабушка с дедушкой пестовали мою маму, и также это распространяется, например, и на наше поколение.

Татьяна Ткачук: Ну, Сергей, это очень спорный вопрос. А как же кризис традиционного понятия «семья» сегодняшний, растущее число разводов?.. С одной стороны, вы правы, конечно, а с другой стороны, все немножко сложнее, чем ваш взгляд такой.

Слушатель: Мне кажется, что как раз ушли вот эти прежние установки, и они как-то разрушаются, но если бы они, может быть, были бы более мудрыми, более гибкими, то, как в Италии, как во всех романских, латинских странах, был бы культ семьи, который помог бы и нам пережить эти времена.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей. Поняла идею. Вот не думаю я, не будучи психологом все-таки сама по образованию, что даже если бы семья была крепка как никогда, то это сняло бы проблему того, о чем мы сегодня говорим. Потому что проблема-то коренится в психике конкретного человека, каждого из нас с вами. Но, тем не менее, Ольге передаю слово.

Ольга, ваш комментарий.

Ольга Березкина: Хочу сказать, что такие не выросшие «дети» есть не только у нас, а в той же Италии и в Америке есть, и так далее. И это не говорит о том, что это хорошо или плохо, то, насколько крепка семья в какой-то момент. Во-первых, надо понять, что люди имеют в виду под крепостью семьи. Она может быть внешне крепка, а внутри там могут быть всякие скандалы, и при этом они тоже очень крепкие.

Я бы хотела немножко вернуться к тому комментарию, когда притягиваются и отталкиваются…

Татьяна Ткачук: …плюсы и минусы на расстоянии и вблизи.

Ольга Березкина: Действительно, что у каждого человека есть оптимально комфортная ему в данный момент эмоциональная дистанция. И если ему эту дистанцию в данный момент пережать, ну, например, слишком близкие отношения – это зависит тоже от истории его и от особенностей его психического строения, — он не может выдерживать, он пытается вырваться. Вы же знаете, что есть безумное количество пар влюбленных, когда один убегает, а другой его преследует, а потом это может точно так же поменяться. Потому что это спектр – от любви до ненависти и от далеких расстояний до близких расстояний. Поэтому мне кажется, что и норма, и патология, она тоже лежит где-то на этом спектре. Это не дискретно.

Татьяна Ткачук: Спасибо.

Принимаем еще звонок. Любовь Николаевна из Московской области, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Я бы хотела сказать еще вот о чем. Вот любовь и ненависть, они зависят еще и не от самого человека, а от объекта, на который это распространяется. Например, моя мама была добрым и умным человеком, и поэтому у меня никогда не было к ней никаких двойственных чувств. А также и окружающие меня люди. Если человек умный и добрый, то у меня к нему нет двойственных чувств никогда.

Татьяна Ткачук: Любовь Николаевна, спасибо вам за звонок. Я уже поняла вашу мысль. Очень важный момент, на самом деле, вы затронули.

Павел Семенович, сейчас буду вас пытать. Вот смотрите: Фрейд объяснял, что амбивалентность чувств развивается там, где мы имеем дело со сложным объектом, чьи отдельные особенности, как он писал, по-разному влияют на наши потребности и ценности. Скажем, можно любить человека за доброту и ненавидеть его за вспыльчивость. В то же время он утверждал, что в любой сильной привязанности за нежной любовью кроется враждебность, и проявляется она именно к самым любимым лицам, в тех случаях, где ее меньше всего можно было бы ожидать…

Я вот до конца не могу понять: все-таки любой ли человек может вызвать у меня вспышку любви и ненависти одновременно, или только какой-то конкретный, какого-то особого склада характера и личности, какой-то особо сложный человек? То есть, в конце концов, от него это зависит или от меня, от особенностей его психики или от моих особенностей психики?

Павел Гуревич: Мы все время говорим об одном и том же – мы говорим об антропологической природе человека, о том, каков он, этот человек. Мы пытаемся создать некоторый силуэт этого человека, у которого, действительно, существует двойственность чувств. Храбрый полководец, как писал Иосиф Бродский, который одержал массу побед, возвращается в столицу в страшном страхе. Что здесь – ситуативный страх, страх перед объектом, перед Сталиным, или это все-таки какой-то дефект его смелости? Если этот человек смелый по определению, то он должен войти в столицу тоже мужественным, а он боится. Такова природа человека.

Поэтому я каждый раз, когда мы возвращались к этому вопросу, пытался сказать о том, что Фрейд показывает, прежде всего, как мы обнаруживаем наши чувствования.

Татьяна Ткачук: Павел Семенович, извините, вот прерву вас сейчас. То есть, если вернуться к звонку слушательницы, независимо от того, какая мама – добрая, простая, заботливая, ласковая, не вызывает она сложных чувств у слушательницы. И слушательница говорит о том, что, на ее взгляд, это зависит очень от того, какие люди нас окружают. А вы все-таки считаете, что это не зависит от того, с кем мы имеем дело, а это зависит только от нас, только от нашей психики, от нашей антропологической такой особенности?

Павел Гуревич: Весь фокус в том, что когда человек говорит о том, что у него нет этой двойственности, то в ходе клинического анализа она все-таки обнаруживается.

Татьяна Ткачук: Вот тут большой вопрос: стоит ли ее обнаруживать, если сам человек ее не чувствует и не страдает от этого?

Павел Гуревич: Нет, это не увлечение психиатра, который вытаскивает эту двойственность, а это по жизни так получается. Когда мы говорим: «Испытывали ли вы ненависть к своей маме?», — «Что вы, как можно?!.. Моя мама чудная, великолепная!». А почему же совершается такое количество преступлений?.. Почему, например, — вот мы затронули тему сепарации, — французы ругают нас за то, что у нас дети живут с родителями? Они говорят: «Это доэдипальное состояние. Вы должны отделить детей. Они должны жить отдельно». К вопросу о дистанции, притяжении и отталкивании.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович. Ольга, прошу.

Ольга Березкина: В общем-то, в принципе, наверное, я согласна, прежде всего, с тем, что взрослые дети должны жить отдельно, если есть для этого условия. Потому что они тогда смогут сформироваться так, чтобы как-то по-своему начать свою жизнь. Не потому, что мама так считала…

Татьяна Ткачук: Это другая тема. Ольга, не уходите от темы.

Ольга Березкина: Хорошо. А что касается того, от чего зависит, вызывает у нас любовь или ненависть какой-то человек, то чаще всего это, во-первых, зависит от того, в насколько близких эмоциональных отношениях мы с ними находимся. Потому что сильные чувства вызывают у нас те люди, к которым мы по каким-то причинам (которые мы сейчас не будем рассматривать) находимся в близких эмоциональных отношениях, они для нас эмоционально очень много чего значат.

Татьяна Ткачук: И тогда не важно – простой человек или сложный сам по себе, по своему…

Ольга Березкина: Я в своей жизни ни разу простого человека не встречала. Понимаете? Другое дело, что самые сильные чувства человек испытывает, когда он маленький, и он пытается овладеть окружающим миром, окружающими чувствами. И часто у него может вызвать необоснованно, казалось бы, безумное чувство какой-то человек, который мимо него прошел и что-то сказал. Если это начать исследовать, то выяснится, что он похож на его старшего брата, который чего-то у него в детстве отобрал. Или так всегда делала тетя, которая его унижала, когда к нему приезжала в гости. А при этом это некая проекция чувств.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга.

И последний вопрос успею вам обоим задать. Конфликтные эмоции, взаимодействуя между собой, они друг друга изменяют? То есть, примитивно говоря, становится ли моя любовь меньше, хуже и слабее оттого, что иногда к ней примешивается ненависть?

Павел Гуревич: Ну, разумеется. Хотя я бы все-таки позволил себе двоякий ответ. В некоторых случаях замес ненависти усиливает любовь, а в некоторых – ослабляет это чувство.

Татьяна Ткачук: Но влияние происходит, безусловно, да?

Павел Гуревич: Безусловно.

Татьяна Ткачук: Ольга, каков ваш взгляд?

Ольга Березкина: Чувства вообще эволюционируют. Человек меняется… И то, как мы любим маму, когда нам 3 года, и то, как мы ее любим, когда нам 16 лет, и то, когда мы ее любим, когда нам 50 лет, — это разные чувства. Поэтому, естественно, что любовь и ненависть…

Татьяна Ткачук: Кстати, видимо, и пропорция любви и ненависти может меняться?

Ольга Березкина: Ну, вот мы же взяли, что есть любовь, и есть ненависть. На самом деле, если мы будем рассматривать эти чувства, то в них тоже есть куча всяких аспектов разных. Пропорции любви… Ну, нельзя сказать, что наше отношение к человеку – это смесь любви и ненависти, такой коктейль. В нем есть много чего другого.

Татьяна Ткачук: Ну, и слава Богу. У нас есть еще много эфиров впереди, чтобы о другом тоже успеть поговорить. Но, к сожалению, сегодня подошло к концу наше время.

Если чувствуешь ненависть – значит, не любишь. Если любишь – значит, не можешь ненавидеть. Это – только на первый взгляд… Почему-то многие литературные герои известных писателей в тот или иной сложный момент своей жизни размышляли именно на эту тему: как это возможно – отвращение и удовольствие одновременно? Похоже, не зря об амбивалентности наших чувств написаны целые трактаты психологами и психиатрами. Потому что, как мы выяснили еще раз сегодня в течение этой программы, простыми созданиями нас с вами никак не назовешь…

Я благодарю за участие в эфире философа, психоаналитика Павла Гурев ича и семейного психотерапевта Ольгу Березкину.


книги

ПостНаука публикует отрывок из книги «История эмоций». В ней историк Ян Плампер рассказывает о противостоянии социально-конструктивистских и универсалистских теорий эмоций. Перевод с немецкого Кирилла Левинсона.

В одном из самых популярных англоязычных учебников по психологии эмоций сказано коротко и ясно: «Теории эмоций как таковой Зигмунд Фрейд не создал»[1]. Но сразу возникают вопросы: а разве психические заболевания, такие как неврозы и психозы, — это не эмоциональные патологии? Разве страх (в отличие от боязни, направленной на конкретный объект) не представляет собой лишенное цели и диффузное, а потому опасное чувство, беснующееся в душе человека? Разве концепция травмы не основана на представлении о дисфункции эмоционального аппарата? И разве сочинения Фрейда по теории культуры не связаны самым тесным образом с эмоциями — например, когда речь идет о «недовольстве в культуре»?

Как ни парадоксально, хотя эмоции играют важнейшую роль в центральных областях психоаналитической мысли, теория чувств в психоанализе отсутствует. К объяснению этого парадокса мы подойдем через случай Катарины — один из самых известных в «Исследованиях истерии» Фрейда (1895).

Однажды, отдыхая в Альпах, Фрейд зашел подкрепиться и отдохнуть в горный приют. Молодая подавальщица Катарина быстро выяснила, что он врач, и спросила его, не может ли он помочь ей: она страдала по временам удушьем и приступами страха:

Мне всегда кажется, что сейчас я умру, а вообще-то я не робкого десятка, я повсюду одна хожу, в погреб и вниз по всей горе, но как со мной случается такое, мне в тот день повсюду становится страшно, все чудится, будто кто-то у меня за спиной стоит и вот-вот меня схватит[2].

Первый диагноз Фрейда: «Это и впрямь был приступ страха с выраженными признаками истерической ауры или, лучше сказать, истерический приступ, содержанием которого был страх». Но это было лишь поверхностное описание, за которым должно было скрываться нечто большее. «Не было ли в нем какого-нибудь иного содержания?» — спрашивал себя Фрейд[3]. Здесь уже проступают контуры объяснения того, почему в психоанализе эмоции парадоксальным образом одновременно отсутствуют и присутствуют: чувства возникают часто, но они являются лишь эпифеноменами более глубинных психических процессов.

Дальше Катарина рассказала, что во время приступов страха она всегда видела страшное мужское лицо, которое она, однако, не могла опознать. Фрейд пишет, что обычно он в таком случае использовал бы гипноз, но, находясь в горном приюте, был вынужден ограничиться расспросами. «Оставалось лишь положиться на удачу. Ведь мне столь часто приходилось констатировать, что страх у юных девушек возникает вследствие ужаса, который охватывает девственницу при первом знакомстве с миром сексуальности»[4]. Поэтому он сказал Катарине, что, по его предположению, эти приступы страха начались после того, как она пережила что-то неловкое, — при этом он имел в виду область сексуальности.

Внезапно девушка вспомнила, что она через окно увидела собственного дядю, лежавшего на ее двоюродной сестре Франциске. Тогда она не поняла, что происходит, но ей в первый раз стало трудно дышать. Через пару дней у нее начались приступы рвоты, тетя это заметила и стала приставать с расспросами. Катарина все ей рассказала, тетя призвала дядю к ответу, Франциска забеременела от дяди, был скандал, закончившийся разводом. В конце концов тетя с Катариной переехала и приобрела тот трактир, в котором девушка теперь работала и в который венский врач зашел во время своей прогулки.

Рассказав о разводе тети, пишет далее Фрейд, Катарина «к моему удивлению, меняет тему разговора и излагает поочередно несколько историй, в которых воскрешаются события, произошедшие за два-три года до травматического эпизода»[5]. Все эти рассказы касались сексуальных посягательств на нее со стороны ее дяди. Впервые это произошло, когда Катарине было 14 лет:

Однажды зимой они вдвоем спустились в долину и остановились на ночлег в тамошнем трактире. Он остался пить и играть в карты в зале, ее клонило ко сну, и она рано удалилась в предназначенную для обоих комнату на этаже. Она еще не успела крепко заснуть к тому моменту, когда он вошел, затем снова заснула, но неожиданно проснулась от того, что «почуяла его тело» в постели. Она вскочила и принялась укорять его. «Что это вы задумали, дядя? Почему это вы не в своей постели?» Он попытался ее уломать: «Перестань, дуреха, угомонись, ты и сама не знаешь, как это хорошо». — «Мне ничего хорошего от вас не надо, вы мне спать не даете».

Она держалась поближе к двери, готовая выбежать в коридор, пока он не успокоился и сам не уснул. После этого она легла на свою кровать и проспала до утра. Судя по описанному ею способу защиты, она не вполне догадывалась, что его домогательства носили сексуальный характер; когда я спросил, понимала ли она, что именно он собирался с ней сделать, она ответила, что поняла это лишь гораздо позднее. Тогда она возмутилась, поскольку ей просто не понравилось, что ее потревожили посреди ночи, а еще «потому, что так делать нельзя»[6].

Эти возвращенные воспоминания, казалось, исцелили Катарину: «Закончив рассказ и об этих воспоминаниях, она умолкает. Ее словно подменили, угрюмое и страдальческое выражение лица приобрело живость, взгляд прояснился, она выговорилась и облегчила душу»[7]. Фрейд считал, что разгадка заключалась в связи между эпизодом с Франциской и имевшим место ранее сексуальным домогательством дяди к самой Катарине: ведь, когда Катарина увидела дядю осуществляющим половой акт с Франциской, осознание той угрозы, которой подвергалась в свое время она сама, буквально пережало ей дыхание. Оставалось теперь только узнать, что это было за страшное лицо, регулярно сопровождавшее ее приступы страха. Но и эта загадка разрешилась, когда Катарина сказала:

Да, теперь я помню, это лицо дяди, теперь я его узнаю, но оно не такое, каким было тогда. Позднее, когда начались все эти ссоры, тогда дядя ужасно разозлился на меня; он все время говорил, будто я во всем виновата; дескать, если бы я не проболталась, то дело бы не дошло до развода; он все время грозился, что проучит меня; однажды увидал меня издали, лицо его искривилось от злобы, и он начал наступать на меня, подняв руку. Я всегда от него убегала и очень боялась, что он меня где-нибудь подстережет и схватит. Лицо, которое мне теперь постоянно является, это его лицо, каким оно было в тот момент, когда он злился[8].

Свой эпикриз этого случая Фрейд завершает следующими словами:

Страх, изводивший Катарину во время приступов, является истерическим, то есть воспроизводит тот страх, который возникал у нее всякий раз при сексуальной травме. Здесь я не стану разъяснять сущность процесса, который, судя по многим моим клиническим наблюдениям, развивается непременно и заключается в том, что первые догадки о существовании сексуальных отношений вызывают у девственниц чувство страха.

В 1924 году, около четверти века спустя, он добавил примечание:

Спустя столько лет я решаюсь раскрыть то, что сохранил тогда в тайне, и сообщаю, что Катарина была не племянницей, а дочерью трактирщицы, таким образом, девушка пострадала от сексуальных домогательств со стороны собственного отца[9].

Это придает описанным приступам страха — сегодня их назвали бы «паническими атаками» — особый драматизм. Случай Катарины, как кажется, доказывает, что, хотя на первый взгляд психоанализ постоянно кружит вокруг эмоций, они никогда не включаются в объяснения и что на главном уровне интерпретации причин расстройства Фрейд всегда ведет речь о сексуальности.

Конечно же, это недостаточное объяснение. Историк Уффа Йенсен (*1969) показал, во-первых, что в психоанализе эмоции играют роль «важнейших дорожных указателей» при поиске психических процессов, лежащих в подоплеке расстройства, а во-вторых — что «через всю жизнь и работу Фрейда проходят две красные нити», а именно — «амбивалентность чувств и состояние страха»[10].

Незавершенная и сложная теория «аффектов» раннего Фрейда на самом деле была, по утверждению Йенсена, более механистической и биологистской, чем его позднейшие идеи о страхе, о роли эмоций в психическом развитии ребенка и о связи между эмоциями и культурой. Возьмем для примера лишь один аспект ранней теории аффектов: Фрейд считал, что существует некое экономическое равновесие между влечениями (Trieb), недифференцированными аффектами (без разграничения на страх, ненависть или любовь) и дифференцированными ощущениями. В 1915 году он писал в работе «Вытеснение»:

Количественный фактор коррелята влечения может постигнуть троякая участь, как это показывает короткий обзор психоаналитического опыта: влечение может быть совершенно подавлено, так что нельзя найти никаких его признаков, или оно проявляется как качественно окрашенный аффект, или же оно превращается в страх[11].

Здесь перед нами треугольник из влечений, аффектов и одного конкретного чувства. «Аффективное состояние, — пишет Йенсен, — состояло из определенного количества энергии, которая в психическом аппарате подчинялась своего рода закону сохранения энергии». И далее: «Аффект пробивался сквозь неполное вытеснение в форме искажения или перемещения из бессознательного в сознание и в таком виде мог ощущаться как эмоция»[12].

Как мы помним, отголосок этой Фрейдовой теории аффектов встречается нам у Норберта Элиаса. Он говорил об «экономике аффектов» (Affekthaushalt) и обвинял современность в том, что выражение чувств, которые в Средневековье еще можно было не фильтровать, она обложила всякими табу и поэтому теперь эмоции в лучшем случае разрешается переживать в эрзац-жизни, которой является спорт, а в худшем приходится подавлять, что ведет к неврозам, навязчивым состояниям и другим расстройствам.

Йенсен объясняет биологизм и механицизм этой теории Фрейда тремя факторами: влиянием, которое на него в ранний период оказала физиология, интернализацией буржуазно-маскулинных ценностей, таких как рационализм, понимаемый как эмоциональный контроль, и чрезмерным сциентизмом, который служил своего рода защитой от обвинений в ненаучности, — ведь с ними приходилось сталкиваться тем, кто изучал эмоции вообще, и психоаналитикам в частности.

Амбивалентность чувств, констатированная Йенсеном у Фрейда как одна из двух красных нитей, обнаруживается, например, когда речь идет о людях, страдающих неврозом навязчивых состояний, которые одно чувство (например, любовь) допускают, а другое, соприсутствующее (например, ненависть), вытесняют, что приводит их к навязчивым действиям. Но амбивалентность чувств имела для Фрейда еще и личное, биографическое измерение: в детстве, как он позже вспоминал, для него был референтным лицом его племянник, который был на год старше и которого он боготворил, но одновременно и ненавидел за превосходство:

Все мои позднейшие друзья воплощали для меня в известном смысле этого первого друга-врага. Близкий друг и ненавистный враг были всегда необходимыми объектами моего чувства; я бессознательно старался постоянно вновь находить себе их, и детский идеал нередко осуществлялся в такой даже мере, что друг и враг сливались в одном лице[13].

Вторая красная нить, о которой пишет Йенсен, — это нарастающая важность страха (нем. Angst в современной российской специальной литературе часто переводится как «тревога», однако в целях сохранения единства обсуждаемого предмета в настоящем издании оно везде переведено как «страх». — Примеч. пер.) в мышлении Фрейда. «Как бы там ни было, — говорится в 25-й лекции по введению в психоанализ, — несомненно, что проблема страха — узловой пункт, в котором сходятся самые различные и самые важные вопросы, тайна, решение которой должно пролить яркий свет на всю нашу душевную жизнь»[14].

Как только Фрейд высвободил концепцию страха из железной клетки своих прежних идей об «экономике аффекта», он сразу наметил теорию первого страха — того, что испытывает ребенок при рождении. Причина этого первого страха, который становится прообразом для всех последующих страхов, — «невероятное повышение возбуждения вследствие прекращения обновления крови (внутреннего дыхания)» в момент рождения: «Название „страх“ (Angst) — angustiae, теснота, теснина (Enge) — выделяет признак стеснения дыхания, которое тогда было следствием реальной ситуации и теперь почти постоянно воспроизводится в аффекте»[15]. Все страхи в дальнейшем развитии индивида могут быть объяснены этой первой ситуацией.

Фрейд подчеркивал, что «при обезличении родительской инстанции, внушающей страх кастрации, опасность становится более неопределенной. Страх кастрации развивается в страх перед совестью, в социальный страх. Теперь уже не легко указать, какие опасения связаны со страхом»[16].

По Фрейду, страх расположен на уровне Эго, и оттуда он оказывает воздействие на супер-эго, в силу чего, как пишет Йенсен, представляет собой «главное культуротворящее чувство»[17]. В стремлении к индивидуальному благополучию Эго рассылает сигналы страха, которые обеспечивают мораль, а также мощные надындивидуальные, коллективные, общественные культурные свершения. «В нарушениях развития, проявляющихся на уровне индивида как симптомы, можно было разглядеть то, что движет культурой: чувство, рациональное совладание с которым должно было стать задачей каждого человека в отдельности и всех вместе»[18].

В рамках настоящей работы было бы невозможно определить роль и место эмоций во всех разветвлениях, дальнейших разработках и ревизиях психоанализа, имевших место после Фрейда. Но для того чтобы было понятно, как много в этой области меняется, рассмотрим вкратце два примера.

Во-первых, в последнее время активно развивается такая область, как нейропсихоанализ, в котором концепция эмоций, принятая в нейронауке, сочетается с психоаналитическими концепциями. Так, например, психиатр и невролог Йорам Йовелл (*1958) сочетает фрейдовскую теорию влечений с теорией эмоциональных командных систем (ECS), разработанной нейробиологом Яаком Панксеппом (который в 1998 году ввел понятие «эмоциональная нейронаука»), и на этой основе строит нейропсихоаналитическую модель любви[19].

ECS — это универсальные нейрохимические процессы, которые повышают выживаемость, то есть имеют функциональное эволюционное биологическое значение. Такие ECS, как «поиск», «боязнь», «ярость» и «желание», протекают в самых глубоких, палеокортикальных зонах, расположенных внутри и вокруг ствола головного мозга. Эти ECS отвечают в организме человека и животных за универсальные базовые виды деятельности, такие как реагирование на угрозы и размножение. Выше, но все еще в субкортикальных зонах, разворачиваются другие ECS («паника», «забота», «игра»), которые регулируют простейшее социальное поведение; сюда же относятся социальные связи и страх разлуки.

Сам Панксепп выступал против объединения его концепции с теорией влечений и указывал на то, что ECS слишком многообразны и потому не могут соответствовать фрейдовскому либидо или самовлечению, или половому влечению; тем не менее процесс породнения этих двух теорий в нейропсихоанализе в настоящее время идет вовсю[20].

Йовелл пытается именно на материале романтической любви, которая является направленной (любят кого-то) и культурно контингентной (многим культурам понятие романтической любви неведомо), связать ECS с теорией влечений, или, лучше сказать, он стремится переписать Фрейда, внеся в него коррективы, основанные на теории ECS. Каким-то лежащим в основе всего обобщенным либидинозным влечением, по мнению Йовелла, романтической любви не объяснить. Это можно сделать, только объединив различные ECS: ECS «поиск» (ближе всего к либидо) плюс ECS «паника» и ECS «забота» (они более всего соответствуют аппетитивным влечениям).

Два последних элемента обеспечивают страх разлуки и привязанность, то есть специфические признаки романтической любви. «В любом случае теория влечений теперь может быть пересмотрена с учетом роли нелибидинозных инстинктивных/эмоциональных систем, таких как система привязанности. И тогда она может послужить полезным связующим звеном между психоанализом и когнитивными и аффективными нейронауками в их совместном стремлении изучить и понять романтическую любовь»[21]. Это, как пишут Фелисити Каллард и Константина Папулиас в своем исследовании по истории науки, возможно только при таком особом нейрологическом прочтении Фрейда, которое интерпретирует либидинозное влечение функционально c позиций эволюционной биологии, — а это прочтение, можно было бы добавить от себя, как нельзя более удалено от обыденных представлений о романтической любви[22].

Во-вторых, сегодня в психотерапевтической практике (в том числе и в той, которая обнаруживает влияние психоанализа) при работе с психическими травмами и другими эмоциональными заболеваниями все больше делается ставка на исцеляющую силу рассказа. Цель заключается не в том, чтобы, как в раннем психоанализе, добраться до происхождения травмы и выяснить, чем она была вызвана. Терапевт надеется не на вербализацию ужасных и потому вытесненных в подсознание переживаний: терапевтический эффект сулит скорее именно сам характер повествования. Ведь рассказ обладает итеративной, перформативной силой, которая сводит фрагментарные воспоминания в единое целое. Кроме того, повествование обеспечивает дистанцию по отношению к ужасному событию. Через повествование эмоции деактуализируются или как бы превращаются в «обезвреженные» мины[23].

Некоторые психотерапевтические методики предполагают поэтапный процесс, в котором уже даже называние чувств обладает исцеляющим эффектом. Например, нарративная психотерапия основывается на установленном нейронаукой факте, что «не только опознание эмоции как таковое, но и называние аффекта [affect-labeling] прерывает аффективные реакции и снижает ту активность в лимбической системе, которая иначе имела бы место при отрицательных переживаниях»[24]. Но в конечном счете повествование играет и здесь решающую роль:

Основная цель терапии заключается в построении связной […] репрезентации последовательности событий, пережитых пациентом. […] Этот процесс обеспечивает возможность привыкания и с течением времени уменьшает реакцию страха. Задача терапевта состоит в том, чтобы способствовать воскрешению болезненных воспоминаний и не давать пациенту реализовывать выученные стратегии избегания или прерывания этих воспоминаний и телесных ощущений. […] Пациент в ходе этого процесса освоится и привыкнет вспоминать эти события без сильных эмоциональных реакций[25].



[1] Keltner D., Oatley K., Jenkins J. M. Understanding Emotions. P. 7.

[2] Freud S. Studien über Hysterie // Idem. Gesammelte Werke. Bd. 1. L., 1952. S. 185–186. [Здесь и далее цитаты из описания случая «Катарина» приводятся по рус. изд.: Фрейд З., Брейер Й. Исследования истерии / Пер. С. Панкова. СПб., 2005. С. 69.

[3] Freud S. Studien über Hysterie // Idem. Gesammelte Werke. Bd. 1. L., 1952. S. 185–186. [Здесь и далее цитаты из описания случая «Катарина» приводятся по рус. изд.: Фрейд З., Брейер Й. Исследования истерии / Пер. С. Панкова. СПб., 2005. С. 69.

[4] Freud S. Studien über Hysterie // Idem. Gesammelte Werke. Bd. 1. L., 1952. S. 185–186. [Здесь и далее цитаты из описания случая «Катарина» приводятся по рус. изд.: Фрейд З., Брейер Й. Исследования истерии / Пер. С. Панкова. СПб., 2005. С. 69.

[5] Freud S. Studien über Hysterie // Idem. Gesammelte Werke. Bd. 1. L., 1952. S. 185–186. [Здесь и далее цитаты из описания случая «Катарина» приводятся по рус. изд.: Фрейд З., Брейер Й. Исследования истерии / Пер. С. Панкова. СПб., 2005. С. 70.

[6] Фрейд З., Брейер Й. Исследования истерии. С. 71

[7] Фрейд З., Брейер Й. Исследования истерии. С. 71

[8] Фрейд З., Брейер Й. Исследования истерии. С. 72

[9] Фрейд З., Брейер Й. Исследования истерии. С. 73. Примеч. 59.

[10] Jensen U. Freuds unheimliche Gefühle: Zur Rolle von Emotionen in der Freudschen Psychoanalyse // Jensen U., Morat D. (Hg.) Rationalisierungen des Gefühls: Zum Verhältnis von Wissenschaft und Emotionen 1880–1930. München, 2008. S. 135–152, здесь S. 141, 138. См. также Wegener M. Warum die Psychoanalyse keine Gefühlstheorie hat // Fehr J., Folkers G. (Hg.) Gefühle zeigen: Manifestationsformen emotionaler Prozesse. Zürich, 2009. S. 143–162; Chodorow N.J. The Power of Feelings: Personal Meaning in Psychoanalysis, Gender, and Culture. New Haven, 1999.

[11] Freud S. Die Verdrängung // Idem. Gesammelte Werke. Bd. 10. 7. Ausg., L., 1981. S. 255–256. [Цит. по рус. изд.: Фрейд З. Вытеснение // Idem. Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа: Сборник. СПб., 1998. С. 108–123, здесь С. 116.

[12] Jensen U. Freuds unheimliche Gefühle. S. 142.

[13] Freud S. Die Traumdeutung // Idem. Gesammelte Werke. Bd. 2./3. 3. Ausg. L., 1961. S. 487. [Цит. по рус. изд. : Фрейд З. Толкование сновидений. М., 1997. С. 138.

[14] Freud S. Vorlesungen zur Einführung in die Psychoanalyse // Idem. Gesammelte Werke. Bd. 11. 8. Ausg. L., 1986. S. 408. [Цит. по рус. изд.: Фрейд З. Введение в психоанализ: Лекции. М., 1989. С. 139.

[15] Фрейд З. Введение в психоанализ. С. 143.

[16] Freud S. Hemmung, Symptom und Angst // Idem. Gesammelte Werke. Bd. 14. 5. Ausg. L., 1976. S. 170. [Цит. по рус. изд.: Фрейд З. Торможение, симптом, страх // Энциклопедия глубинной психологии. Т. 1: Зигмунд Фрейд: жизнь, работа, наследие. М., 1998. С. 520–532, здесь с. 528. В целях сохранения единства обсуждаемого предмета цитаты даются по тому русскому изданию, в котором слово «Angst» последовательно переводится как «страх», а не как «тревога» в одних случаях и «страх» в других. — Примеч. пер.

[17] Jensen U. Freuds unheimliche Gefühle. S. 151.

[18] Jensen U. Freuds unheimliche Gefühle. S. 151.

[19] 3 Yovell Y. Is There a Drive to Love? // Neuro-Psychoanalysis. 2008. No 10/2. P. 117–144; Panksepp J. Affective Neuroscience: The Foundations of Human and Animal Emotions. N.Y., 1998. Здесь я опираюсь на Papoulias C., Callard F.J. The Rehabilitation of the Drive in Neuropsychoanalysis: From Sexuality to Self-Preservation // Kirchhoff C., Scharbert G. (Hg.) Freuds Referenzen. Berlin, 2012. S. 189–215. О нейропсихоанализе см. также Guttmann G., Scholz-Strasser I. (Hg.) Freud and the Neurosciences: From Brain Research to the Unconscious. Vienna, 1998; Solms M., Nersessian E. Freud’s Theory of Affect: Questions for Neuroscience // Neuro-Psychoanalysis. 1999. No 1/1. P. 5–14; Kandel E. R. Psychiatry, Psychoanalysis, and the New Biology of Mind. Washington, DC, 2005.

[20] Papoulias C., Callard F. J. Rehabilitation of the Drive in Neuropsychoanalysis. P. 196–197.

[21] Yovell Y. Is There a Drive to Love? P. 140–141.

[22] Papoulias C., Callard F. J. Rehabilitation of the Drive in Neuropsychoanalysis. P. 203.

[23] См., например, работы Тильмана Хабермаса: Habermas T. , Meier M., Mukhtar B. Are Specific Emotions Narrated Differently? // Emotion. 2009. No 9/6. P. 751–762; Habermas T., Diel V. The Emotional Impact of Loss Narratives: Event Severity and Narrative Perspectives // Emotion. 2010. No 10/10. P. 312–323; Habermas T., Berger N. Retelling Everyday Emotional Events: Condensation, Distancing, and Closure // Cognition and Emotion. 2011. No 25/2. P. 206–219.

[24] Schauer M., Neuner F., Elbert T. Narrative Exposure Therapy: A Short-Term Treatment for Traumatic Stress Disorders. 2nd rev. and enl. edn. Cambridge, MA, 2011. P. 32.

[25] Schauer M., Neuner F., Elbert T. Narrative Exposure Therapy: A Short-Term Treatment for Traumatic Stress Disorders. 2nd rev. and enl. edn. Cambridge, MA, 2011. P. 32.

(PDF) АМБИВАЛЕНТНАЯ СУЩНОСТЬ ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ

10.02.00 Языкознание 93

через сочетаемостный потенциал этой (любой) лексемы. Например, боязнь смерти как в момент переживания

«сейчас», так и в перспективной проекции, как одна из причин возникновения ужаса, в примере (1) выражена

главным предложением в сложноподчиненной модели you’ll die (ты умрешь). Степень эмоциональной

напряженности и интенсивности переживания, выражающаяся в физических и физиологических проявлениях,

также оказывается эксплицированной: squeezing the breath from me (выжимает дух), pressing down on me

(давит на меня). В вербализации степень интенсивности испытываемой эмоции может выражаться помимо

нейтральных словосочетаний при помощи стилистических приемов. Так, в примере (1) это использование ме-

тафоры. Так как метафора – это троп, основанный на сравнении и ассоциации по сходству [6, с. 133-153],

ее анализ позволяет глубже понять степень интенсивности и характер проявленности эмоции. Толковые

словари определяют содержательное наполнение глаголов «press down» и «squeeze» следующим образом:

*press down – to act upon through steady pushing or thrusting force exerted in contact, to squeeze with appa-

ratus or instruments to a desired density, smoothness, or shape [33].

*Squeeze – to press together the parts, to exert pressure especially on opposite sides [Ibidem].

Выявленная степень силы эмоционального состояния в системно-семантическом плане позволяет со-

здать целостную картину переживания, передающую высоту внутреннего напряжения, ужаса, который ис-

пытывает героиня, – ужаса, обладающего огромной силой (force) и давлением (pressure), эмоции, которая,

как в цепной реакции, способна порождать другие состояния, побуждать к действию, контролировать сте-

пень воздействия (to a desired density).

В лингвистике хорошо известно явление опредмечивания признаковых значений. Например, далекий –

даль, тяжелый – тяжесть, красивый – красота. Равным образом система языка позволяет осуществлять такой

переход в рамках «от признаковости – к предметности» и в отношении эмоциональных состояний (тем более

что это состояния): ненавистный, ненавидеть – ненависть, презренный, презирать – презрение, злой, злиться –

злость. Рассмотрим это явление на примере эмоции «ненависть». Ненависть – это саморазрушающая эмоция,

в своей высшей степени направленная на уничтожение объекта ненависти и вызывающая неконтролируе-

мость и необдуманность действий [13].

(2) Hatred. Something almost as physical as walls, pianos or nurses. She could almost touch the destructive

energy leaking out of her body [29, p. 67]. / Ненависть. Нечто столь же реальное, как эти стены, как пианино

в холле, как здешний медперсонал. Она почти осязала разрушительную энергию, исходящую от ее тела [11].

В данном случае номинация эмоционального состояния осуществляется именем существительным,

то есть лексической единицей, соотносимой с предметным содержанием. Отличие выражения эмоции пре-

дикатными (прилагательное, наречие, глагол) и именными лексемами заключается, по-видимому, в том, что

имена передают значение более устойчивого, стабильного, в ряде случаев ингерентного состояния, в то вре-

мя как предикаты выражают признак непостоянный. Именная номинация эмоции придает ей более жесткую,

интенсивную, более ощутимо обжигающую окраску. Эмоциональная боль приравнивается к боли физиче-

ской. Состояние еще более подчеркивается метафорой, указывающей на интенсивность переживания, –

the destructive energy leaking out (разрушительная энергия, исходящая из тела). Семантика глагола в мета-

форическом выражении показывает, что негативная эмоция, разрушая внутренний баланс индивида, может

распространяться на окружение, также негативно воздействуя на него:

*to leak out – to let something (such as a liquid or gas) in or out through a hole in a surface, to escape through

an opening [33].

Для полноты картины приведем еще один пример:

(3) But she could feel the possibility of fury worse than anything she’d ever experienced, a simmering vat of anger

that could explode like a fireball, destroying everything in its vicinity [35, p. 25]. / Но она ощущала приближение

такой ярости, какой не испытывала никогда в жизни. Она превращалась в бурлящий котел гнева, способный

взорваться огненным шаром и разрушить все в пределах досягаемости [14].

Содержание лексической единицы anger (злость) определяется сопоставительным дефиниционным ана-

лизом данных нескольких словарей:

*anger – a strong feeling of being upset or annoyed because of something wrong or bad [33];

– a strong feeling of displeasure or rage; wrath [30];

– a strong feeling that makes you want to hurt someone [27].

В приведенных определениях выявляются несколько идентичных составляющих: a strong feeling (сильное

чувство), displeasure (недовольство). Следует также отметить, что из трех приведенных примеров в двух

случаях деструктивная, негативная характеристика отрицательных эмоций (потому они и квалифицируются

как отрицательные) поддерживается контекстуально, прямой номинацией признака: destructive.

Лексическая единица anger (злость) образует ядро семантического поля. Обращение к словарю синони-

мов позволяет выявить наполнение полевой структуры. По данным словаря Роже, синонимичный ряд для

лексемы anger составляют displeasure, indignation, temper, outrage, rage, wrath. Одним из синонимов являет-

ся слово fury (ярость), которое также используется в примере (3) для выражения эмоционального состояния:

*fury – unrestrained or violent anger [30];

– intense, disordered, and often destructive rage [33].

Согласно словарным дефинициям, fury – более сильная эмоция из трех рассмотренных.

Степень интенсивности эмоций может быть представлена в виде следующей схемы, где точкой отсчета

является слово anger, а движение вверх определяет возрастание степени интенсивности.

Двойственные эмоции: что такое и как их измерить

Говорить об эмоциях — сложная задача, но если речь идет о амбивалентных эмоциях , все становится еще сложнее. Когда мы говорим об эмоциональной амбивалентности, мы имеем в виду состояние, в котором человек одновременно испытывает эмоции разной валентности, положительные и отрицательные эмоции по отношению к человеку или объекту одновременно.

В ситуации эмоциональной амбивалентности человек может испытывать противоречивые и противоположные эмоции, такие как счастье-печаль или уверенность-страх.Таким образом, включены базовые и продвинутые эмоции. Но в каких ситуациях воспроизводятся амбивалентные эмоции?

Приведем несколько примеров…

  1. Люди могут испытывать любовь и ненависть к одному человеку одновременно. Мы можем очень сильно любить кого-то и в то же время после печального события испытывать определенное отвержение.
  2. Перед вручением приза или результатом чего-то важного для нас мы можем чувствовать ожидание получить то, что хотим, и в то же время опасаться, что все пойдет не так, как мы ожидали.
  3. Представьте, что вы и ваш лучший друг покупаете лотерею, и выигрышный номер принадлежит ему. Вы будете испытывать радость за друга, но в то же время и грусть из-за того, что не выиграли.

«Мне нравится поэтическая амбивалентность шрама, в котором есть два послания: здесь больно, здесь заживает» — Луи Мадейра

Этот тип амбивалентных эмоций — это то, что каждый может испытать в определенное время и представляет собой проблему как на психологическом, так и на физическом уровне.Для многих исследователей амбивалентность всегда ассоциировалась с эмоциональной слабостью, поскольку она может вызывать внутренние конфликты у испытуемого. Часто амбивалентность — это бессознательный метод защиты, к которому мы обращаемся, чтобы защитить себя. Например, чтобы минимизировать ущерб от отказа. Кристиан Уиллер, исследователь поведения потребителей из Stanford , является одним из авторов, отстаивающих необходимость намеренного прибегать к амбивалентности.

Другие авторы, такие как Фонг, посредством исследований с реальными испытуемыми показали, что люди, испытывающие амбивалентные эмоции, лучше справляются с творческими задачами и, столкнувшись с ситуацией амбивалентности, их суждения и оценки имеют тенденцию быть более точными.Кроме того, люди, которые сталкиваются с подобными ситуациями, легче учатся противостоять негативным и травмирующим событиям.

Как обнаруживаются амбивалентные эмоции?

Обычно люди, у которых перед событием развиваются амбивалентные эмоции, говорят о «смешанных чувствах» или с трудом могут объяснить смесь отрицательной и положительной валентностей, в которой они находятся. Выразить этот факт так же сложно, как и измерить его.

Такие авторы, как Экман, Фризен или Плутчик, говорили о способности лица выражать мышцами более одной эмоции, так что с помощью распознавания эмоций на лице мы могли узнать эмоции, которые испытывает субъект.Этот тип инструментов анализа позволяет не только узнать эмоции в режиме реального времени, но и определить, какие из них преобладают. Что-то действительно интересное, если говорить об амбивалентности.

Источник: Emotion Research Lab

С помощью программного обеспечения для распознавания лиц, такого как Emotion Resarch Lab, вы можете анализировать в реальном времени эмоции, которые испытывает человек, и, следовательно, это будет один из самых точных инструментов для оценки амбивалентных эмоций и того, какая из них может быть преобладающей.

То же самое происходит с анализом тональности текста.Существуют определенные выражения, такие как «В данный момент я не знаю, люблю ли я тебя или ненавижу» или «Я рад за тебя, но мне также жаль его», которые выражают эмоциональную амбивалентность. С помощью инструментов анализа мы можем измерить значимость и интенсивность ключевых слов в каждом предложении и узнать, какая эмоция может преобладать, даже если объект анализа содержит небольшой текст.

«Как грустно было любить и ненавидеть одновременно!» — Толстой

Зачем измерять двойственные эмоции?

Знание эмоциональных процессов, даже если они амбивалентны, может быть очень конструктивным.Психологически это может помочь нам понять, как люди относятся к различным событиям и как они развиваются. Это также может быть полезно для выявления расстройств личности или того, как склонность к позитиву или негативу может в большей или меньшей степени помочь справиться с травмирующими ситуациями.

На уровне маркетинга он позволяет измерять суждения и мнения о продуктах, рекламных кампаниях, музыке, фильмах… и знать сложность эмоций, которые они пробуждают. Это также позволяет нам анализировать на культурном уровне реакцию на различные события и события.

Все это должно быть связано с технологиями при разработке все более персонализированных инструментов и помощников. Если бы личный помощник, такой как Siri, Alexa, Google Assistant или Cortana, мог измерять амбивалентные эмоции, что я мог бы сделать с этими данными? Во-первых, если бы они могли измерить базовые эмоции, возможности были бы безграничны, но в случае эмоциональной амбивалентности это также было бы очень ценным ресурсом.

Хотя включение распознавания лиц приходит к нашим помощникам, преобразование голосовых команд в текст или использование слов может обнаружить такую ​​амбивалентность.Помощник может распознать модели поведения перед определенными ответами или событиями и оценить, является ли это проблемой личности. Он также может учитывать реакции в процессе поиска или повседневные действия, чтобы знать вкусы и реакции, вызванные продуктами, фильмами и т. Д., И, таким образом, создавать рекомендации. Просто для идей…

Tagged Affective Computing, Амбивалентные эмоции, анализ эмоций, эмоциональная амбивалентность, эмоциональные слова, эмоции, распознавание лиц, лингвистический анализ

Ценность эмоциональной амбивалентности | Новости Статья


Эмоциональная амбивалентность — это особенно сложная эмоция, характеризующаяся напряжением и конфликтом, который возникает, когда кто-то испытывает одновременно положительные и отрицательные эмоции.

Вы можете подумать, что выражение эмоциональной амбивалентности во время переговоров — это слабость. И вы были бы правы — если переговоры ведутся с нулевой суммой, единственный способ выиграть — это проиграть партнеру. В таких переговорных ситуациях выражение амбивалентности может побудить других воспользоваться преимуществом. Но на некоторых переговорах демонстрация эмоциональной амбивалентности может оказаться преимуществом.

Согласно новому исследованию, проведенному Наоми Б. Ротман, доцентом кафедры менеджмента и организационного поведения в Lehigh, выражение эмоциональной амбивалентности в переговорах может быть продуктивной тактикой влияния — больше, чем гнев или нейтралитет — и может привести к лучшим результатам. для всех.

Однако, чтобы амбивалентность была плодотворной, переговоры должны проходить в «кооперативном» контексте, в котором можно совершать сделки и расширять ресурсы, которые приводят к беспроигрышному результату: например, разговор между кандидат на работу и потенциальный работодатель, который рассматривается как имеющий потенциал роста для обеих сторон.

Ротман и ее коллега Грегори Норткрафт, заместитель декана факультета Колледжа бизнеса и экономики Университета Иллинойса, опубликовали свои выводы в новом документе под названием «Раскрытие интегративного потенциала: выраженная эмоциональная амбивалентность и результаты переговоров» в выпуск журнала «Организационное поведение и процессы принятия решений» за январь 2015 г.

Хотя количество исследований простых эмоций, таких как счастье или гнев, и их влияния на результаты переговоров, растет, работа Ротман и ее коллег является одной из первых, кто изучает влияние сложных эмоций на результаты переговоров.

Авторы предполагают, что выражение амбивалентности полезно, потому что оно побуждает к напористому (не уступчивому) поведению партнеров по переговорам. Такое напористое поведение имеет решающее значение для увеличения пирога на переговорах, поскольку оно помогает участникам переговоров избегать односторонних уступок и компромиссов, предусматривающих разделение разногласий, и вместо этого поощряет решение проблем, которое способствует обнаружению и разработке соглашений, которые объединяют желания обеих сторон

Объединение сотрудничества и напористость создает «золотую середину» переговоров — и это выражение эмоциональной амбивалентности, которая позволяет переговорщикам достичь ее.

«Одним из наиболее важных выводов наших результатов является то, что, хотя многие предполагают, что выражение эмоциональной амбивалентности во время переговоров означает слабость и, следовательно, сделает человека уязвимым для нападения — возможно, потому, что это сигнализирует о неуверенности. Наши результаты показывают, что коленная реакция людей на подавление амбивалентности может быть ошибочной », — сказал Ротман.

Она добавила: «Результаты могут побудить бизнес-менеджеров и лидеров подумать о создании совместной рабочей среды и затем выразить свою эмоциональную амбивалентность, чтобы выразить открытость к вкладу и поощрить взаимовыгодное решение проблем.”

По рассказу Лори Фридман

Опубликовано:

12 декабря 2014 г., пятница

Амбивалентность — значение, использование, примеры

прилагательное


Использование

При принятии решений полезно все обдумать и занять твердую позицию. В конце концов, трудно действовать в соответствии с чем-либо или быть уверенным в своем выборе, если мы не уверены, что мы на самом деле чувствуем. Однако принять решение становится еще труднее, когда мы видим обе стороны спора или чувствуем сразу два разных пути. Наличие амбивалентных склонностей к теме, ситуации или даже человеку может создать впечатление, что при формировании плана действий нет правильных вариантов. Одно из решений проблемы амбивалентности — дать нашим противоречивым чувствам время разобраться. Если они этого не сделают, ну … решение не принимать решения — это технически выбор.

Амбивалентность характеризует человека как человека, одновременно придерживающегося противоречивых взглядов или чувств, либо как человека, чередующегося или колеблющегося между ними.Амбивалентность предполагает наличие склонности к чему-то, что может прямо противоречить или противоречить друг другу. Если бы ваши две любимые команды сражались друг против друга, вы могли бы быть неоднозначно относительно того, какая из них преобладает. В этом случае у вас были бы веские причины для поддержки каждой стороны, и вы могли бы быть эмоционально вложены в обе команды, что затруднило бы вам определение, какая из них, как вы надеетесь, выиграет игру. Все, что относится к чувствам, включая идеи, точки зрения или отношения, может быть описано как амбивалентное , если они не согласны по одному и тому же вопросу, но принадлежат одному и тому же человеку или группе.Если вы одними способами поддерживаете расходы местного правительства на программы социального обеспечения, но противодействуете им другими, можно сказать, что у вас есть амбивалентный взгляд на социальные расходы , или амбивалентный взгляд на их поддержку.

Хотя слово амбивалентное часто используется как синоним нерешительного или апатичного, есть ключевые элементы, которые отличают его от любого из этих терминов. Хотя часто бывает трудно решить, когда вы испытываете смешанные чувства по поводу имеющегося выбора, то, что амбивалентен , просто означает, что вы видите достоинства любой из альтернатив.Хотя амбивалентность часто приводит к нерешительности, это не обязательно предполагает ее; Иногда вы можете сделать выбор просто по необходимости или потому, что у человека, которому вы доверяете, более определенное мнение. Амбивалентное отношение к также не совсем похоже на апатичное отношение к , поскольку, хотя первое включает диссонирующие чувства по отношению к двум или более результатам, второе влечет за собой полное отсутствие настоящих чувств по этому поводу. Рассмотрим случай, когда две ваши любимые спортивные команды противостоят друг другу.Возможно, вы не найдете достаточно причин, чтобы поддерживать одну команду, а не другую, но вам, вероятно, понравится наблюдать, как они соревнуются. Если бы вы равнодушно относились к обеим командам, вы бы вообще не заботились об игре, чтобы посмотреть ее. Неважно, к чему вы относитесь амбивалентно , ваши чувства по этому поводу совсем не сдержанные.

Пример: Она была амбивалентна по поводу просмотра нового фильма Star Trek , так как ей нравился оригинальный сериал, но обычно она ненавидела римейки.

Пример: По мере того, как налоговая реформа становилась все более спорным вопросом, наш конгрессмен больше не мог позволить себе публично амбивалентно к ней.

Пример: В своем эссе учащийся отстаивал обе стороны, придавая своему письму амбивалентный тон .


Слово амбивалентное , которое вошло в английский язык в 1916 году, первоначально использовалось в области психологии для обозначения противоположных эмоций или состояний ума. Ambivalency был адаптирован из уже устаревшего английского слова ambivalency , которое означало «состояние наличия противоречивых эмоций или точек зрения», и с тех пор заменено современным словом ambivalence .

Вдохновение для амбивалентности , Ambivalenz , было введено швейцарским психологом Ойгеном Блейлером в 1910 году, чтобы имитировать форму немецкого Equivalenz (или äquivalenz ), что означает «эквивалентность» или «тождество». Ambivalenz образовался от латинского префикса ambi- , что означает «оба» и происходит от протоиндоевропейского (PIE) слова ambhi и латинского valentia , что означает «сила» или « сила духа »и взятый из латинского глагола valere , что означает« иметь силу ». Это означает, что вы можете думать о амбивалентном как о буквально означающем «чувствовать или сильно тянуть в обе стороны». Valere , который также является источником английских слов valor и valiant , в конечном итоге происходит от протоиндоевропейского wal с тем же значением.

Ambivalent также не единственное английское слово, в котором используется латинский префикс ambi -. Амбидекстр означает «одинаково силен или опытен обеими руками или ногами», в то время как неоднозначный означает «неопределенный» или «интерпретируемый двумя или более способами».

Если вы думаете о земноводных («животные, которые могут жить на суше и воде»), корень ПИРОГА ambhi также дал начало греческому слову amphi («оба, вокруг»), что привело к словам как амфибия , амфитеатр и т. д.

Амбивалентность: Амбивалентность — это качество или состояние наличия противоречивых чувств к чему-либо.

Пример: Генри был печально известен среди своих друзей из-за своей двойственности относительно того, где поесть, поэтому они не просили его выйти из тупика в выборе ресторана.

Пример: Моя амбивалентность к моей невестке означала, что я был дружелюбен с ней в одни дни, но холоден к ней в другие.

Амбивалентно: Форма наречия используется, когда действие совершается таким образом, который не предполагает какого-либо предпочтения или противоречивых наклонностей к чему-либо. Реже амбивалентно может характеризовать прилагательное или другое наречие как возникающее из состояния смешанных чувств по поводу чего-либо или связанное с ним.

Пример: Она двусмысленно бродила по по городским улицам во время дневной прогулки, идя туда, куда ее приводил случай.

Пример: Мы были амбивалентно, открыты для обеих сторон дискуссии.

Пример: Он отпраздновал свое продвижение по службе амбивалентно , так как он был счастлив зарабатывать больше денег, но опасался повышенной ответственности.

Неоднозначный: Из-за схожего написания, амбивалентный и неоднозначный иногда путают. Оба включают префикс ambi -, что на латыни означает «оба.Однако у этих слов разные значения, и они не могут использоваться взаимозаменяемо. Амбивалентный означает «испытывать смешанные или противоречивые чувства по поводу чего-либо». Если у вас амбивалентный , вы чувствуете обе стороны. Неоднозначное значение , с другой стороны, означает «неясно из-за наличия нескольких значений». Трудно понять что-то двусмысленное , потому что есть два или более способа интерпретировать это, и нет способа узнать, какой из них правильный. Если кто-то говорит, что у вас двусмысленных чувства или взгляда, это означает, что он не уверен, что вы на самом деле думаете (и не то, что вы не можете принять решение).

Из книги Леонарда Корена Ваби-Саби: для художников, дизайнеров, поэтов и философов :

Красоту можно увести из уродства. Ваби-саби — это амбивалентность об отделении красоты от не-красоты или уродства. Красота ваби-саби в одном отношении — это условие примирения с тем, что вы считаете уродливым. Ваби-саби предполагает, что красота — это динамическое событие, которое происходит между вами и чем-то еще. Красота может возникнуть спонтанно в любой момент при определенных обстоятельствах, контексте или точке зрения.Таким образом, красота — это измененное состояние сознания, необыкновенный момент поэзии и грации.

В этом поучительном отрывке Корен размышляет о том, что японская художественная эстетика ваби-саби является такой элегантной формой искусства, потому что она одновременно заинтересована и не заинтересована в удовлетворении стремления наблюдателя к красоте — другими словами, она амбивалентна по отношению к внешнему виду. явно красиво. Вместо этого ваби-саби оставляет восприятие красоты в якобы простых или даже неприглядных частях на усмотрение наблюдателей, которые должны сами найти его.

Из Харуки Мураками «О чем я говорю, когда говорю о беге»:

Густое облако накрыло меня прямо с океана, и некоторое время шел легкий дождь, но затем, как если бы он вспомнил: «О, мне нужно сделать кое-какие дела!», Оно ускользнуло прочь. даже взгляд назад. А потом беспощадное солнце вернулось, опалив землю. Это очень понятный прогноз погоды. В этом нет ничего непонятного или амбивалентного , ни капли метафоры или символического.

Мураками использует амбивалентный в переносном смысле, чтобы подчеркнуть простоту яркой солнечной погоды. В отличие от чего-то амбивалентного , он прост. Он не представляет никаких противоречий и не вызывает смешанных чувств, а ведет себя только одним образом.

  • Амбивалентное состояние амбивалентно между двумя представлениями

  • симметричный человек амбивалентный о том, какой рукой писать с помощью

  • 2 вещи могут казаться эквивалентами , если вы амбивалентны

  • Амфибия амбивалентно — находится на суше или в воде


Раскройте в себе лингвиста! Каково ваше собственное толкование амбивалентного . Вы использовали амбивалентный в игре? Приведите пример предложения или литературную цитату.

Амбивалентность | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·



Амбивалентность — это состояние, когда эмоции, мысли или действия противоречат друг другу, когда они связаны с объектом, идеей или человеком (например, чувство одновременно любви и ненависти к кому-то или чему-то).Этот термин также обычно используется для обозначения ситуаций, когда испытываются «смешанные чувства» более общего вида или когда человек испытывает неуверенность или нерешительность в отношении чего-либо.

Амбивалентность в психоанализе [править | править источник]

В психоаналитической терминологии, однако, применяется более точное определение: термин (введенный в дисциплину Блейлером в 1911 году) относится к лежащей в основе эмоциональной установке, в которой сосуществующие противоречивые импульсы (обычно любовь и ненависть) происходят из общий источник и, таким образом, считаются взаимозависимыми .Более того, когда этот термин используется в этом психоаналитическом смысле, обычно не следует ожидать, что человек, воплощающий эту «амбивалентность», на самом деле почувствует обе две противоречивые эмоции как таковые: за исключением обсессивного невроза, когда обе стороны воспринимаются как более сильные. или менее «уравновешен» в сознании, та или иная из конфликтующих сторон обычно вытесняется. (Так, например, «любовь» анализанда к своему отцу может быть вполне сознательно пережита и открыто выражаться — в то время как его «ненависть» к тому же объекту может сильно подавляться и выражаться только косвенно и, таким образом, проявляться только в анализе).

Еще одно важное различие состоит в том, что в то время как психоаналитическое понятие «амбивалентности» рассматривает ее как порожденную всеми невротическими конфликтами, повседневные «смешанные чувства» человека могут легко быть основаны на вполне реалистичной оценке несовершенной, непоследовательной или противоречивой природы. рассматриваемой вещи.

Интеллектуальная амбивалентность [править | править источник]

Интеллектуальная амбивалентность относится к неспособности или нежеланию связать себя с определенным ответом, позицией или заключением в мыслях («да или нет»), как правило, либо потому, что определенной позиции намеренно избегают или уклоняют от нее по каким-то личным мотивам, либо потому что отсутствуют достаточные основания (логические или экспериментальные доказательства), подтверждающие определенную позицию.Преобразование интеллектуальной амбивалентности в определенную позицию часто является задачей критики или критики. Основная проблема интеллектуальной амбивалентности заключается в том, что она не дает четкого руководства или ориентации для действий и лидерства. Трудно действовать или руководить на основе того, что что-то «может быть, а может и не быть», что что-то «может быть, а может и не быть хорошей идеей» и т. Д. Чтобы действовать или руководить, необходимы определенные идеи, а не неопределенность который лишает возможности делать выбор и принимать решения.Таким образом, часто случается, что кто-то на руководящей должности делает вид, что очень «определен» в отношении проблемы, потому что функция требует ее , даже если он или она на самом деле неоднозначно относятся к проблеме.

Эротическая амбивалентность [править | править источник]

Эротическая амбивалентность относится к состоянию, когда вы одновременно испытываете сексуальное влечение к кому-то или что-то и отталкиваетесь от него — или, в более общем смысле, неопределенное в отношении того, что вас сексуально привлекает или отталкивает.Это не обязательно должен быть симптом невроза, это может быть просто вопрос незнания, непринятия решения, личных характеристик, смешанных предпочтений или чувства неуверенности. Подобная амбивалентность может в некоторых обстоятельствах сама по себе быть источником влечения или отталкивания, поскольку придает эротическому поведению непредсказуемый или таинственно неуловимый аспект.


Книги [править | править источник]
статей [править | править источник]
Книги [править | править источник]
статей [править | править источник]

Проблема с двойственными эмоциями в JSTOR

Abstract

Смешанные или двойственные эмоции давно интересовали философов.Я анализирую различные предполагаемые случаи эмоциональной амбивалентности и прихожу к выводу, что предполагаемая «психологическая проблема», окружающая их, допускает решение. Однако эту проблему часто объединяли с «моральной проблемой» — как следует морально реагировать на такую ​​амбивалентность — которая остается активной даже после того, как психологическая проблема решена. Я обсуждаю, как моральная проблема сильнее всего сказывается на этике добродетели, старой и новой. Я различаю партикуляристскую и универсальную (аристотелевскую) этику добродетели и обращаю на нее особое внимание.После критического обсуждения предыдущих попыток аристотелевского решения «моральной проблемы» Макдауэлла, Старка и Карра, я обращаю особое внимание на роль фонезиса как метаэмоции второго порядка и посредника, и рассматриваю, как это может предложить выход. из тупика. Наконец, я сделаю несколько заключительных замечаний об идее конструктивного разделения разума.

Информация о журнале

Philosophy, журнал Королевского института философии, издается издательством Cambridge University Press ежеквартально в январе, апреле, июле и октябре.Редакционная политика журнала преследует цели Института: способствовать изучению философии во всех ее отраслях: логике, метафизике, эпистемологии, этике, эстетике, социальной и политической философии и философии религии, науки, истории, языка, ум и образование. Ожидается, что авторы будут избегать ненужных технических деталей.

Информация об издателе

Cambridge University Press (www.cambridge.org) — издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих исследовательских институтов мира и лауреата 81 Нобелевской премии.В соответствии со своим уставом издательство Cambridge University Press стремится максимально широко распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах. Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых академических журналов по широкому кругу предметных областей в печатном виде и в Интернете. Многие из этих журналов являются ведущими научными публикациями в своих областях, и вместе они образуют одну из самых ценных и всеобъемлющих исследовательских работ, доступных сегодня.Для получения дополнительной информации посетите http://journals.cambridge.org.

Здорова ли амбивалентность? У исследователей смешанные чувства

Иногда мы культивируем амбивалентность как форму самозащиты. | Reuters / Пол Ханна

Осознаем мы это или нет, но большинство из нас рассматривает амбивалентность как образ мышления, которого следует избегать. Десятилетия исследований показали, что сохранение как отрицательного, так и положительного отношения к чему-либо вызывает у нас дискомфорт и тревогу.Чаще всего амбивалентность рассматривается как слабость, вызывающая ненужный конфликт.

Вот почему большинство людей стремятся разрешить свои двойственные чувства и занять ту или иную позицию. Это особенно верно, когда речь идет об эмоционально окрашенных вопросах, таких как аборты и смертная казнь — у нас есть естественная тенденция избегать контраргументов.

Однако бывают времена, когда мы подсознательно создаем и принимаем амбивалентность, пытаясь защитить себя.Когда мы чего-то очень сильно хотим, но боимся, что не получим этого — скажем, дома мечты или новой работы — мы защищаем свое эго от будущих разочарований, преуменьшая положительные стороны желаемого объекта и сосредотачиваясь на его потенциальных недостатках. Мы говорим себе, что дом мечты на самом деле может быть слишком большим или что работа вашей мечты может быть слишком напряженной.

Социальный психолог Кристиан Уилер, профессор Стэнфордской высшей школы бизнеса, и Тали Райх, профессор Йельской школы менеджмента, недавно задались целью понять, что нужно для нас, чтобы целенаправленно принять амбивалентность — отношение, к которому мы, естественно, склонны. рассматривать как отвращение.

«Мы верили, что для того, чтобы кто-то прошел через умственную гимнастику, необходимую для развития амбивалентности, это должно быть что-то действительно важное для него», — говорит Уиллер.

Искусство саботажа

Уиллер и Райх предположили, что люди культивируют амбивалентность, чтобы защитить свои чувства перед лицом неопределенности, подобно тому, как люди иногда саботируют себя, сильно выпивая, откладывая дела на потом или прикладывая минимальные усилия — с подсознательной целью сохранить лицо, если они этого не делают. не получится.

Чтобы проверить свою гипотезу, Уиллер и Райх разработали шесть исследований, в которых манипулировали амбивалентностью людей с помощью ряда вымышленных и реальных сценариев. Результаты были опубликованы в статье «Хорошо и плохо от амбивалентности: желание амбивалентности в условиях неопределенности результата», опубликованной в апреле в журнале Journal of Personality and Social Psychology .

В одном исследовании около 240 человек были убеждены, что они принимают участие в исследовании роли воображения и визуализации в восприятии, тогда как они фактически участвовали в исследовании амбивалентности.Их попросили представить, что они старшеклассники, которые подали заявление в лучший университет, который они посетили и который они любили. Хотя они подавали документы в другие школы, они действительно хотели именно этого. В воображаемом сценарии их шансы на попадание также оценивались — 10%, 50% или 90%. Кроме того, участникам были предоставлены результаты опроса U. S. News & World Report , в котором сравнивались их школа первого выбора и их резервная школа в таких областях, как зарплата после окончания учебы, плата за обучение и средний рейтинг учителей.

Затем участники узнали о результатах своих заявок. Некоторым было отказано, а некоторые были приняты школой по первому выбору, но всем сказали, что они получили эту новость через месяц после того, как узнали, что их приняли в резервную школу. Затем участники ответили на вопросы о своем видении ситуации и самих себя.

Как и подозревали Уиллер и Райх, те, у кого есть 50% шанс попасть в свою лучшую школу — те, кто больше всего не уверен в исходе — также относились к этому наиболее двойственно.

Защита от отказа

В другом исследовании (также называемом исследованием техники визуализации и воображения) участникам было предложено представить, что они покупают свой первый дом. На этот раз исследователи манипулировали уровнем амбивалентности, либо преувеличивая, либо преуменьшая положительные аспекты желаемого дома — его размер, задний двор, окрестности, вид. Участники заполнили анкету, в которой измерялось их двойственное отношение к дому, вероятность того, что они сделают предложение, и какой процент от запрашиваемой цены они были готовы предложить по шкале от 50% до 150%.

Цитата

Ambivalence чем-то напоминает страховой полис. Это хорошо, когда вам это нужно, но за это приходится платить.

Атрибуция

Кристиан Уиллер

Те, у кого была небольшая амбивалентность, которые получили дом, как правило, относились к нему лучше, чем те, кто получил дом, но имел много двойственного отношения к нему, показывая, что меньше вложения в результат, если он окажется, обходится дорого. Вы хотели.«Хотя амбивалентность может помочь защитить нас от отказа, если мы амбивалентны и получаем то, что хотим, тогда мы не чувствуем в этом особого удовлетворения», — говорит Уилер.

В дополнительном исследовании студентов, приближавшихся к выпуску колледжа и прошедших собеседование при приеме на работу, попросили назвать компанию и название работы, которую они больше всего хотели бы. Затем они заполнили опрос, в котором спрашивали, насколько вероятно, что они думают, что получат предложение, и каково их отношение к нему. Как только они были уведомлены о предложениях работы, студенты заполнили вторую анкету, в которой измерялось, насколько хорошо они себя чувствовали с учетом результатов.

«Это была реальная жизнь, поэтому мы не могли повлиять на то, получат ли эти студенты работу, но мы обнаружили, что люди, наиболее неуверенные в своих шансах получить предложение о работе, также относились к этому весьма неоднозначно», — говорит Уиллер. «Но эта двойственность также навредила их представлению о себе, когда они получили работу, которую хотели».

Уиллер и Райх были удивлены, обнаружив, что двойственность может сделать вещи, которые мы хотим, менее желанными, как только мы их получим. «Это немного похоже на страховой полис, — говорит Уиллер.«Это хорошо, когда вам это нужно, но за это приходится платить. Вы порождаете эти чувства по отношению к чему-то, и это меняет ваше представление о себе и о результате ».

Риск возникновения амбивалентности?

Поскольку амбивалентность может служить средством самозащиты, Уиллер предполагает, что она потенциально может снизить наше отвращение к риску, что часто требуется для достижения высоких результатов.

Например, страх быть отвергнутым — особенно для тех, кто ищет работу — часто мешает человеку договориться о более высокой начальной зарплате, даже несмотря на то, что переговоры, как было показано, приводят к среднему ежегодному увеличению заработной платы на 5000 долларов.В такой ситуации человек, у которого возникли противоречия в отношении получения этой работы, может быть больше шансов рискнуть и попросить повышения зарплаты.

«Амбивалентность дает нам эту эмоциональную преграду, поэтому она может заставить нас рискнуть», — говорит Уиллер. «И хорошо известно, что люди склонны больше избегать риска, чем следовало бы. В зависимости от ситуации готовность пойти на больший риск может привести к лучшим результатам ».

Конфликтные чувства вызывают дискомфорт и творчество.

Расскажите мне свою позицию по разоблачению слежки правительства АНБ. Вы верите, что Эдвард Сноуден — тихий герой, выполнивший жизненно важную общественную службу? Или вы думаете, что он предатель, нарушивший самую торжественную клятву?

У вас могут быть небольшие проблемы с ответом. Однако у некоторых из нас возникнет искушение ответить «да» на оба вопроса. Подобно квантовой частице, мы оказываемся в двух положениях сразу: Сноуден — информатор и подхалим. Мы также можем быть как за, так и против смертной казни, или за выбор и против абортов.Если надавить, мы можем согласиться на ту или иную сторону этих дебатов. Но мы будем чувствовать себя ужасно из-за этого.

Амбивалентность относится к состоянию одновременного переживания противоречивых убеждений или чувств. Префикс ambi означает и ; суффикс валентность происходит от латинского слова сила и относится к чувству влечения или отвращения к чему-либо.Кто-то может чувствовать положительную или отрицательную валентность. Или оба.

Амбивалентность — это не то же самое, что безразличие, с которым ее часто путают. Кто-то в амбивалентном состоянии ума переживает избытка мнения, а не его отсутствие. Амбивалентный человек может очень сильно относиться к рассматриваемому предмету, не достигнув по нему какой-либо последовательной точки зрения.

На самом деле, все мы в разные моменты амбивалентны. Вы почти наверняка знаете, каково это — чувствовать себя неспособным примирить противоречивые мысли: быть двумя мыслями или испытывать смешанные эмоции. Ф. Скотт Фицджеральд считал, что способность к амбивалентности указывает на интеллектуальные способности: «Тест первоклассного интеллекта — это способность одновременно удерживать в уме две противоположные идеи и при этом сохранять способность действовать». Фрейд считал эмоциональную амбивалентность неотъемлемой частью человеческого состояния.

Современные социологи обнаружили, что с амбивалентностью труднее мириться. Они увлечены категоризацией и склонны предполагать, что человек верит A или B, счастлив, или грустен.Долгое время амбивалентность считалась не более чем ошибкой измерения. Но в последние годы ученые стали более серьезно относиться к нашим серым зонам.

Френк ван Харревельд из Лаборатории неопределенности Амстердамского университета представил голландским студентам информацию о принятии спорного закона о занятости в Нидерландах. Одна группа зачитала брифинг, в котором приводились веские аргументы против закона, в то время как другая получила брифинг, в котором оба случая были равны, что является стандартным экспериментальным методом индукции состояния амбивалентности.

Затем участникам сказали, что им будет предложено выбрать позицию, и им дали несколько минут, чтобы подумать над этим. Все это время электроды, прикрепленные к их головам, измеряли влажность их кожи. Ван Харревельд обнаружил, что ученики в амбивалентном состоянии испытывали глубокий дискомфорт при выборе точки зрения и что этот дискомфорт усиливался только после того, как они ее приняли. Они буквально вспотели своим решением. Ван Харревельд объяснил мне, что для амбивалентного человека принятие должности, даже если решение не имеет последствий, неизбежно болезненно: «Если вы верите сразу в две вещи и вы вынуждены отказаться от одной, то вы откажетесь от нее. испытывать чувство потери.”

Другой член Лаборатории неопределенности, Айрис Шнайдер, отметила, что наши метафоры амбивалентности уходят корнями в тело: мы говорим «с одной стороны, с другой стороны», и мы «колеблемся» или «чувствуем себя разорванными» перед тем, как « занять позицию ». Шнайдер проверила свою гипотезу о том, что это больше, чем просто фигуры речи. Она представила студентам две разные версии газетной статьи о противоречивой политике. Одна группа прочитала о нем положительно, а другая — о его плюсах и минусах.

Затем участников попросили обдумать свою точку зрения на проблему, стоя на доске баланса Wii. Люди, которые испытывали амбивалентность, двигались из стороны в сторону больше, чем те, кто не испытывал. Еще более поразительно то, что этот эффект работал в обратном направлении. В отдельном эксперименте Шнайдер использовал неустойчивую доску, чтобы люди двигались из стороны в сторону, размышляя над сложной проблемой. Они были более склонны к амбивалентности, чем люди, которые стояли или двигались вверх и вниз.

Как правило, нам нравится, чтобы наши мысли и чувства были в гармонии друг с другом, и когда наши внутренние звезды не могут выровняться, мы ищем способы их добиться. Теория когнитивного диссонанса предполагает, что, когда человек ощущает несоответствие между тем, во что он верит (курение вызывает рак), и тем, что он делает (курит), он найдет способ, каким бы невероятным он ни был, разрешения разногласий («Я курю, чтобы связаться своим творчеством »).

Амбивалентность — это не столько противоречие между поведением и установкой, сколько противоречие между установками . Это ментальный беспорядок, который существовал до того, как вас заставили привязаться к воззрению. Мы можем вполне спокойно с этим справиться до тех пор, пока не появится решение, после чего мы используем одну из трех стратегий, чтобы справиться с неприятным, противоречивым ощущением. Мы откладываем на потом, откладывая момент принятия обязательств, или каким-то образом убеждаем себя, что действительно верим в ту или иную сторону, даже если это связано с определенной степенью самообмана и искажения доказательств, или, что еще более тонко, мы устраняем нашу потребность. наверняка к чему-то другому.

Когда Ван Харревельд показывал «снежные картинки» — смутно нарисованные картинки, которые могут содержать или не содержать скрытый узор или фигуру — людям, испытывающим амбивалентность, он обнаружил, что они с большей вероятностью, чем многие другие, распознают закономерности, даже если их не было. т любой. Кроме того, они с большей вероятностью выражали твердую веру в Бога. Эксперты по взаимоотношениям обнаружили аналогичную динамику, называемую «расщеплением»: люди, испытывающие высокую степень эмоциональной амбивалентности по отношению к своему партнеру, часто справляются с этим, создавая антипатию к какой-то несчастной третьей стороне (тещи могут быть невинными жертвами).

Амбивалентность применима как к сердечным делам, так и к нашим убеждениям. Джефф Ларсен из Университета Теннесси проделал большую работу, чтобы продемонстрировать, что люди могут испытывать смешанные эмоции, что некоторым из его коллег-психологов было странно трудно принять. Он спросил у кинозрителей об их настроении, прежде чем пойти на просмотр Life Is Beautiful , фильм о взаимоотношениях отца и сына, в котором также рассказывается о Холокосте. Большинство сказали, что чувствуют себя счастливыми, в то время как некоторые, возможно, которых тащили в театр их партнеры, сообщили, что им грустно.Но на выходе 44 процента сообщили, что чувствуют себя одновременно счастливыми и грустными.

Ларсен сказал мне, что способность испытывать эмоциональную амбивалентность — это функция зрелости. После того, как Русалочка выходит замуж за своего принца, но прощается с отцом, большинство 11-летних девочек сообщают о смешанных эмоциях, но не 6-летние. Один маленький ребенок отверг идею смешанных эмоций с безупречной логикой: «Нельзя одновременно двигать ртом вверх и вниз».

Нигде наша проблема с амбивалентностью не проявляется более очевидной, чем в современном политическом дискурсе, который полностью игнорирует возможность амбивалентности. Самые острые и вызывающие самые разногласия из сегодняшних политических вопросов трудны не только потому, что есть люди по обе стороны от дебатов, но и потому, что они разделяют людей внутри, приводя к конфликту между нашими основными убеждениями. Но амбивалентность — это темная тема политических дебатов: наши обычные измерительные приборы не могут ее обнаружить.

Политики стремятся, чтобы их считали сильными и твердыми во взглядах, в то время как социологам трудно обнаружить амбивалентность среди избирателей, поскольку она регистрируется только как безразличие по их пятибалльной шкале.Стивен Крейг, профессор политологии Университета Флориды и редактор сборника эссе об амбивалентности, подозревает, что по такой проблеме, как аборты, мнения людей гораздо менее однозначны, чем кажется. «Многие люди испытывают смешанные чувства по этому поводу», — сказал он мне. «Это не принимается во внимание ни политиками, ни социологами».

Демократы и республиканцы предоставляют общественности более идеологически дифференцированный выбор, чем когда-либо прежде, вынуждая избирателей выбирать между поляризованными позициями.Но на удивление мало свидетельств того, что отношения избирателей отражают это расхождение.

Вопросы, по которым избиратели, как представляется, глубоко разошлись, могут вызывать большую двойственность, чем кажется на первый взгляд. Возьмите однополые браки. Многие американцы, которые верили в право каждого жениться на том, кого хотят, до недавнего времени были против того, чтобы геи поступали так, — противоречие, полное двойственности. Затем, когда стало ясно, в каком направлении движется общество, чему способствовали заявления Белого дома, наступил переломный момент, и общественное мнение решительно повернулось в его пользу.«За всю свою жизнь я никогда не видел, чтобы мнения по какому-либо вопросу менялись так быстро, — говорит Крейг. Это не результат того, что люди переключались с одного твердо придерживаемого взгляда на другой, более вероятно, что мы стали свидетелями разрешения многих противоречий.

Мы живем в обществе, в котором повсюду множатся мнения, варианты и информация, а двойственность растет. Убедительные аргументы доступны с обеих сторон почти при любом выборе. Что я должен думать или чувствовать о фаст-фуде, ядерной энергии или эвтаназии? Какие из этих 15 марок зубной пасты я предпочитаю и почему?

Тем не менее, поскольку она остается неизмеримой и необнаруженной, амбивалентность недооценивается. Неуверенность интерпретируется как слабость, даже если уверенность ведет нас к войнам и финансовым кризисам. Facebook превращает наши аналоговые эмоции в бинарные оппозиции: вам что-то «нравится» или нет. Книги по менеджменту ценят решительность; книги по самопомощи повелевают нам быть счастливыми; политики склоняются в ту или иную сторону. Амбиваленты попали в ловушку культуры, которая ценит унивалентность.

Если мы хотим найти способ выйти из нынешних тупиковых ситуаций, нам нужно немного больше уважать двойственность.В конце концов, амбивалентная чувствительность — творческая. Кристина Тинг Фонг, профессор менеджмента Вашингтонского университета, вызвала двойственное отношение в группе студентов колледжа, заставив их написать о сложных эмоциональных переживаниях из своей жизни. Затем она попросила их пройти обычно используемый тест на творчество, который включает установление связей между, казалось бы, несвязанными словами. Ее амбивалентные субъекты были значительно более креативными, чем участники контрольной группы. Когда вы находитесь в состоянии ума, в котором вещи не разделены на свои обычные категории, вы с большей вероятностью увидите новые возможности.

Не пора ли нам выступить за амбивалентность как за действительный и необходимый способ познания мира?

Опять же, может, это ужасная идея.

.

Амбивалентность эмоций.

Одновременное существование противоречивых по отношению к событию, объекту эмоций. При шизофрении.

+ Неадекватность эмоций — противоречие по знаку по отношению к значимости ситуации. При шизофрении.

+ Нарушение эмоциональной реактивности:

  1. Паталогический аффект – бурно протекающие эмоции гнева, ярости, ужаса при котором наступает сужение сознания (сумеречное состояние сознания). После аффекта наступает разрядка, и он завершается амнезией (частичной или полной). При органическом поражении головного мозга.

  2. Апатия – отсутствие эмоций, равнодушное отношение к самому себе / близким, вялость побуждений. При тяжёлой астении, шизофрении, общем поражении мозга.

  3. Эмоциональная тупость – бедность эмоций, отсутствие отклика на событие.

  4. Повышенная эмоциональная лабильность – повышение скорости смены положений на отрицательные эмоции и наоборот.

  5. Взрывчивость (эксплозивность) – это недержание эмоций, склонность к гневным, раздраженным и разрушительным действиям, при этом эмоции неадекватны ситуации.

  6. Тугоподвижность эмоций — неспособность переключаться с одной эмоции на другую, застревание. При эпилепсии.

Воля – способность контролировать свои действия, при этом подавляя непосредственные желания.

Расстройства воли наблюдаются при шизофрении, общем повреждении головного мозга.

  1. Ослабление волевой активности

+ Абулия – полное исчезновение всякой волевой деятельности

+ Ступор – двигательное оцепенение с повышением тонуса: больной в позе эмбриона, мутизм (отказ от внешней речи), отсутствие навыков опрятности.

У детей бывает редко. Наблюдается удержание какой-либо позы.

  1. Патологическое усиление волевой активности:

+ Гипербулия – повышение волевой активности, которое сопровождается расторможенным поведением, усилением влечений, гиперсексуальностью

+ Двигательное возбуждение – неумолимое стремление к движению, при этом действия могут быть нецелесообразными

+ Кататоническое возбуждение – больные повторяют стереотипные бесполезные движения

  1. Извращения волевой активности:

+ эхопраксия – больной копирует поведение и жесты окружающих

+ эхолалия – повторение фраз

+ мутизм – отказ от использования внешней речи

+ стереотипия – стереотипное повторение движений

+ кататолепсия (восковая гибкость) — сохранение позы, которую больному легко придают

+ патология внушаемости – беспрекословное подчинение требованиям окружающих

Характеристика некоторых психиатрических заболеваний и отклонений

Аутизм

Термин был введён психиатром Э. Блейером, для обозначения мышления, оторванного от реальности. Впервые аутизм у детей описал в 1843 г. – Лео Каннер (назвал «РДА»). То, что он описал в последствии было названо синдром Каннера. В настоящее время термин аутизм объединяет несколько расстройств «расстройства аутистического спектра» (РАС).

F84.0 – детский аутизм (РДА = синдром Каннера)

F84.1 – атипичный аутизм (при котором хоть 1 признак РДА отсутствует), интеллект может быть любого уровня.

F84.2 – синдром Ретта

F84.3 – синдром Аспергера

Синдром Аспергера в отличие от синдрома Каннера как правило не сопровождается интеллектуальной недостаточностью, при С Каннера может быть как УО, так и отставание в рамах ЗПР, так и низкая норма или любой другой уровень интеллектуального развития.

При синдроме Аспергера лучше зрительный контакт и ребёнок активнее пользуется речью в общении и познании. При С Аспергера тоже как РДА есть нарушения коммуникации, также нарушается эмоциональный контакт, но они менее выражены.

Синдром Ретта – встречается у девочек, мальчики умирают в период беременности. На фоне нормального или несколько задержанного двигательного и речевого развития около 30 месяца проявляют признаки отрешённости, начинают регрессировать.

Симптомы расстройств аутистического спектра:

  1. Нарушения сенситивного взаимодействия с миром.

Малая активность в общении.

Малая активность в контактах с информацией (Информация запоминается механически, целыми блоками, при этом использоваться она может только в узких ограниченных условиях).

  1. Аномальность реакций на сигналы окружающей среды

Как правило, речь идёт о сверх чувствительности к звуку, свету, цвету, запаху, прикосновениям. Однако к одним сигналам ребёнок может быть сверх чувствителен, а к другим пассивен.

  1. Отрешённость от мира, нарушение коммуникации

В более лёгких случаях, есть страх перед контактами, трудности формирования навыков общения. Особенно страдают эмоциональная сторона общения. Постепенно ребёнок привыкает к своему окружению, но эти контакты всё равно ограничены.

  1. Стремление к постоянству, стереотипность в поведении

Контакт с миром ограничен, он бессознательно желает восполнить недостающую информацию от мира или приводить себя в тонус. Так возникает аутостимуляция, она служит двум целям:

+ помогает восполнить недостаток информации

+ вводит ребёнка в привычную для него ситуацию, в которой снижено чувство дискомфорта

Стереотипии:

+ движения

+ действия с предметами

+ эхолалии

+ стереотипные игры

  1. Нарушение целенаправленности поведения

В более тяжёлых случаях – «полевое» поведение: определяется не потребностью ребёнка или просьбой взрослого, а функцией предмета, попавшего в поле восприятия

В более лёгких случаях речь идёт о плохой способности ставить цель, удерживать и достигать её.

  1. Особые эмоциональные и поведенческие нарушения

Склонность к большому количеству страхов (невротичных и бредоподобных)

Негативизм – протестность поведения

Агрессия (направленная на один предмет или генерализованная) и самоагрессия

Часто самоагрессия проявляется из аутостимуляции, когда ситуация для ребёнка становится всё более дискомфортной и аутостимуляция не помогает

По тяжести дефекта и сложности адаптации:

  1. Группа детей, которые почти не имеют взаимодействия с миром, не имеют внешней речи

  2. Контакты с миром более активны, но эти контакты стереотипны, примитивны. Речь примитивна, из штампов и эхолалий, отказ от личных местоимений первого лица, глаголы в часто инфинитивах. У этих детей больше всего стереотипий и страхов.

  3. Формы контакта с миром более развёрнутые, могут иметь речь, но используют в узких ситуациях. Могут показывать стереотипные интересы.

  4. Доступна произвольная регуляция поведения, но есть задержка в развитии речи и социальном развитии. В общении застенчивы, тормозимы, опираются на мнение определённых людей. Не гибки. Костно следуют сформированным нормам поведения.

Психопатии

Психопатии следует отличать от акцентуализации характера. Акцентуацизация – выраженное проявление какой-либо черты характера в пределах нормы. Акцентуализация не является психиатрическим диагнозом. Психопатия – это патология характера, диагноз психиатрический.

Признаки:

— тотальность проявления – выраженная черта характера, проявляется во всех сферах жизни, в обычных и стрессовых ситуациях;

— стабильность черты – однажды проявившись, черта не исчезает со временем; — всегда есть признаки социальной дизадаптации.

Формы психопатий

+ Конституциональная (ядерная) психопатия: обусловлена наследственными факторами.

+ Приобретённая психопатия (психопатическое развитие): обусловлена неблагоприятными условиями среды.

+ Органическая психопатия: обусловлена органическим поражением головного мозга в ранний период развития (до 3 лет).

Классификация типов акцентуализации и психопатии по А. Е. Личко

Классификация предложена на основе классификации психопатий взрослых П.Б.Ганушкина и Р.Е.Сухаревой, а также на основе типов акцентуализации К.Леонгарда.

Личко даёт описание проявлений психопатий в подростковом и детском возрасте.

  1. Гипертимный.

Повышенный фон настроения.

С детства такие дети подвижные, шумные, очень общительные, недисциплинированные, конфликтные; когда кто-то хочет подавить их желания и дисциплинировать, возникают вспышки гнева. Отношение такого подростка к своему будущему очень оптимистичное, отношение к себе завышено. Склонен к алкоголизации.

  1. Циклоидный.

Бывает только в рамках акцентуализации.

Цикличные изменения настроения.

Положительный фон меняется на отрицательный и наоборот. Такие циклы длятся у типичных 1-2 недели, у лабильных 2-3 дня. В сниженной фазе испытывают тоску, вялость, раздражительность, сонливость. В повышенной фазе активны, мотивированы к деятельности, люди не раздражают, будущее кажется радужным.

  1. Лабильный.

Чаще в рамках акцентуализации, редко переходит в психопатию.

Быстрая, частая изменчивость настроения, при этом поводы для изменения бывают незначительными.

Эти изменения могут проходить в течении одного часа. При повышенном настроении наблюдается положительное отношение к себе и к своему будущему, на отрицательном фоне – противоположное.

  1. Астеноневратический.

Бывает только в рамках акцентуализации.

На фоне этой акцентуализации высок риск развития невроза.

Повышенная утомляемость (при любых видах деятельности), склонность к ипохондрии (стремление искать у себя болезни, прислушиваться к ощущениям и охотная готовность всегда лечиться), раздражительность: вспышки гнева по незначительным поводам, после них могут быть раскаянья и слёзы.

  1. Сензитивный.

Повышенная чувствительность ко всему, что вызывает положительные/отрицательные эмоции, чувство неполноценности, много социальных проблем, большое количество страхов.

  1. Психастенический.

Чрезмерная скрупулёзность в делах, привязанность к близкому, склонность к мучительному самокопанию и к анализу поведения других людей, повышенная моральная ответственность (педантичность), много страхов, может быть противоречивость в личности (когда-то нерешительный, когда-то самоуверенный), часто сомневается в правильности своих действий, что способствует формированию навязчивых идей и тиков.

  1. Шизоидный.

Часто соотносится с синдромом Аспергера.

Замкнутость, отгороженность от мира, нежелание общаться, при этом ускорение интеллектуального развития.

В подростковом возрасте – черты усиливаются, подросток уходит в мир своих фантазий, в которых он получает то, чего не может получить в реальности.

В тяжелых случаях стремление полностью отгородиться от людей и жить только в «своём» мире.

  1. Эпилептоидный.

Склонность к десфорации (гнев), при этом это настроение не исчезает быстро, расстройство влечений (садистские склонности – мучает животных, исподтишка дразнится, бьёт младших, в подростковом возрасте – садистский оттенок сексуальных контактов), склонность получать сексуальное удовольствие от самоудавливания, особая склонность к алкоголизации, потребность пить до отключения сознания. Яркая скрупулёзность в делах, аккуратность (до почерка), требование дисциплины от других, стремление влавствовать.

  1. Истероидный.

Ненастная жажда внимания, восхищения, уважения.

Если не получает положительное внимание, достигает внимания к своим отрицательным поступкам. У подростка может быть вызывающее поведение, алкоголизация, противоправное поведение. Успехи в учёбе и других делах определяются тем, ставят ли его в пример другим. Склонность к суицидальным действиям.

  1. Неустойчивый.

Если лабильный неустойчив в своих эмоциях, то неустойчивый – в волевых проявлениях (поведение).

Слабоволие.

Прыгает с интереса на интерес, буквально следует мнению/давлению сильного сверстника/социального окружения. Склонен к алкоголизации, токсикомании, наркомании. Ранний сексуальный опыт, извращённые сексуальные контакты.

  1. Конформный.

Только в рамках акцентуализации.

Слепое следование (некритичное) мнению, моде, образцам поведения других людей, что определяет высокий риск алкоголизации и наркомании.

  1. Смешанный.

Часто переходит в психопатии. Совмещение двух, например: гипертимно-неустойчивый, лабильно-сенситивный, эпилепотоидно-истероидный.

Шизофрения (Исаев, Демьянов)

Одним из самых сложных по психопатологической картине заболеваний является шизофрения. Эта болезнь может начинаться от раннего до позднего периода жизни. Она сопровождается в первую очередь характерными нарушениями мышления, эмоций и воли, приводит к специфическому дефекту психики и личности в целом, протекая непрерывно или приступообразно в течение многих лет.

Шизофрения – хронически текущее прогредиентное психическое заболевание, характеризующееся диссоциотивностью психических функций, т.е. утрата единства психических процессов с быстро или медленно развивающимися изменениями личности особого типа: аутизм (прогрессирующая интровертированность), эмоциональное оскуднение (уплощение), снижение активности (падение энергетического потенциала), разнообразные продуктивными психопатологическими расстройствами (галлюцинации, бред, аффективные нарушения и тд).

Первый признак шизофрении – заключается в том, что она имеет начало и течение.

Второй признак – развитие стойких изменений психики после периода выраженных и меняющихся по своей интенсивности симптомов. Для шизофрении характерны не сами изменения психики, а их своеобразие.

+ Утрата единства психических процессов обнаруживается в форме разнообразных расстройств: нарушения естественно-логического строя мышления, выпадения руководящих целевых представлений в речевом потоке, оторванность высказываний от содержания ситуации, несоответствие эмоций высказываниям и поведению.

+ Аутизм представляет оторванность и отгороженность от реальности, погружение в мир собственных внутренних переживаний. Больной в своих переживаниях своеобразно инкапсулируется от внешнего мира. У одних больных аутизм появляется в пассивности, при этом больной не проявляет участия в делах окружающих. Другие погружены в бредовые переживания и не могут вести себя так, чтобы это соответствовало окружающей реальности.

+ Эмоциональное уплощение характеризуется утратой интереса к прежним увлечениям, привязанностям, поддержанию приличного внешнего вида, выполнению необходимых гигиенических процедур, в безразличности и инертности к жизненным побуждениям.

+ Снижение активности – отсутствие инициативы и побуждений к деятельности, снижение воли.

Третий признак – продуктивные психопатологические расстройства – непостоянны.

Наиболее часто встречаются галлюцинации, бредовые идеи, кататонические расстройства.

Смешанные чувства: почему не стоит культивировать в организации только позитивный настрой

Смешанные чувства: почему не стоит культивировать в организации только позитивный настрой | Большие Идеи Управление персоналом
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»
Брианна Баркер Каза , Кейт Уолш , Ротман Наоми , Шимул Мелвани
Фото: William Whitehurst/Getty Images

Многих в период пандемии COVID-19 все вокруг угнетает, другие же находятся в более сложном состоянии эмоциональной амбивалентности, одновременно испытывая положительные и отрицательные эмоции. Именно так называется состояние, когда мы как будто «разрываемся» между неоднозначными переживаниями. Например, кто-то испытывает противоречивые чувства по поводу возвращения в офис или сталкивается с чем-то подобным, когда коллеги задают вопрос «Как дела?» во время встречи в Zoom. Переживая очередной этап затянувшейся пандемии и связанную с ней неопределенность, многие работники испытывают, пожалуй, самые сложные эмоции в своей жизни.

Но мы не всегда на людях выражаем то, что переживаем внутри. Люди часто не решаются поделиться амбивалентными эмоциями с коллегами, опасаясь, что испортят им настроение или будут выглядеть эмоционально уязвимыми — как будто это уже не так. К сожалению, нельзя сказать, что эти страхи полностью необоснованны. В ситуациях конкуренции часто ценятся решительность и уверенность в себе. Если вы говорите об эмоциональных противоречиях, то сигнализируете о прямо противоположном и позволяете другим воспользоваться ситуацией. Многие лидеры считают, что на работе безопаснее и правильнее выражать положительные эмоции. Довольный человек кажется уверенным и компетентным, а людям нравится быть рядом с позитивными и довольными коллегами.

Но последние исследования показывают, что для лидера постоянно быть позитивным не лучший подход. Например, поделившись двойственными чувствами в отношенияхсотрудничества, можно найти способ решения проблем, от которого выиграют все. Мы говорили с менеджером компании, входящей в список Fortune 500, он рассказал, что был очень рад, когда их управляющий директор открыто поделился своими неоднозначными эмоциями по поводу возвращения в офис. Они в итоге придумали гибкие планы, подходящие для них самих, их команд и компании.

Чувства этого менеджера вполне объяснимы: данные подсказывают, что, испытывая двойственные эмоции, люди становятся более креативными, восприимчивыми к советам и лучше адаптируются. С другой стороны, продвижение культуры счастья, насаждаемой в обществе и предполагающей, что никто не должен испытывать отрицательных эмоций, может провоцировать навязчивые мысли и переживания, чувство одиночества и общее ухудшение эмоционального состояния.

В последние два года мы следили за появлением и развитием в Instagram* нескольких групп поддержки, например, для работающих матерей или других подобных сообществ. В рамках этого продолжающегося исследовательского проекта мы отмечаем, что эмоциональный тон подобных страниц бывает разным (например, позитивным или эмоционально амбивалентным) и что группы, имеющие эмоционально амбивалентный тон, оказываются мощным ресурсом перед лицом трудностей. С помощью ПО для анализа текстов мы анализировали публикации и ответы на них и обнаружили, что публикации, помеченные ПО как выражающие эмоциональную амбивалентность, ассоциируются с более высоким уровнем позитивного вовлечения, полезных идей и внимания к настоящему. Сейчас мы изучаем, влияют ли эти публичные выражения смешанных эмоций — руководителями и членами коллективов — на искренность и осознанность поведения, помогающие лучше справляться с проблемами и трудностями жизни.

По мере того как организации разрабатывают методы работы, лучше учитывающие коллективные потребности нашего общества, важно, чтобы лидеры адаптировали и развивали ожидания, структуры и системы вознаграждений так, чтобы они поддерживали все более сложную с точки зрения эмоций жизнь сотрудников. Опираясь на идеи, полученные в нашем предыдущем и продолжающемся исследовании, мы предлагаем шесть важных уроков лидерства, чтобы поддержать эмоциональную амбивалентность и воспользоваться ее преимуществами для установления «новой нормы» во второй половине 2021 года.

Культивируйте опыт эмоциональной амбивалентности

Перед лицом неопределенного будущего многие сотрудники уже, возможно, стараются относиться к ситуации двойственно — это послужит им эмоциональной страховкой в случае, если они столкнутся с неудачами и препятствиями. Наше исследование показывает, что эмоциональная амбивалентность также способствует лучшей адаптации, так как помогает более гибко оценивать обстоятельства и придумывать альтернативные способы решения проблем.

Руководители могут использовать подход, вдохновленный методом мотивационных интервью, чтобы помочь сотрудникам изучить как положительные, так и отрицательные стороны ситуации. Во время встреч один на один задавайте наводящие вопросы, чтобы выявить смешанные эмоции сотрудников и способствовать гибкому мышлению. Например: «Фрэнсис, назови одну вещь, которая радует тебя в связи с внедрением продукта, и одну, которая заставляет нервничать».

Покажите, что смешанные эмоции — это нормально

Руководители могут скорее стремиться помочь сотрудникам справиться с амбивалентностью и стать более позитивными, однако более эффективно будет помочь им обозначить свою амбивалентность, чтобы воспользоваться ее преимуществами. Это продемонстрирует сотрудникам, что испытывать и проявлять смешанные эмоции — это приемлемая и одобряемая реакция на события, происходящие на работе и в жизни, и ее не нужно стыдиться. Слушайте с сочувствием, уважением и не осуждайте: так вы поможете сотрудникам не только лучше осознать свои двойственные чувства, но и терпимее относиться к ним. Не менее важны выражение лица, мимика и жесты, вы можете проявить чуткость, показать, что двойственные эмоции имеют значение, и избежать токсичной позитивности.

Искренне служите примером эмоциональной амбивалентности

Научные исследования показывают, что эмоциональная схожесть может смягчать стресс перед лицом воспринимаемой угрозы. Это значит, что делясь собственным опытом с сотрудниками, испытывающими неоднозначные эмоции, вы можете эффективно уменьшить их реакции стресса. Кроме того, если вы будете служить примером эмоциональной амбивалентности, это поможет сотрудникам увидеть в вас такого же человека, как они сами, и они не будут чувствовать себя «не такими, как все». Покойный Арне Соренсон, бывший президент и CEO компании Marriott, в своем обращении к сотрудникам в разгар пандемии выразил свою обеспокоенность и надежду на лучшее, и это был очень убедительный жест и пример проявления неоднозначных эмоций.

Эмоциональную амбивалентность можно демонстрировать и на совещаниях. Тогда она будет восприниматься как норма, сотрудники будут понимать, что их видят, уважают, поддерживают, что они не одиноки. Но будьте осторожны и не заходите слишком далеко: если сотрудники не испытывают эмоциональной амбивалентности сами и сильно зависят от лидера в плане материальных ресурсов, демонстрация амбивалентности может сигнализировать о неопределенности и негативно сказываться на их вовлеченности в рабочие задачи.

Используйте культурный символизм

Культурные символы эмоциональной амбивалентности могут транслироваться как через истории, рассказываемые в организации, так и через физическое пространство. Например, менеджер одной из компаний, входящих в Fortune 500, рассказал о гибком решении, касающемся возвращения в офис, к которому пришла его группа, когда он и его управляющий директор поделились своими противоречивыми чувствами. Можно использовать и пересказывать подобную историю, и она может стать поворотной точкой в организационном нарративе и поможет закрепить амбивалентность в качестве культурной ценности.

советуем прочитать

Готовы ли вы «продать» идею»?

Джон Коттер

Чему могут научиться гибридные команды у консалтинговых компаний

Николас Лавгроув

Раскрыть потенциал каждого

Болинджер Александр,  Боннер Брайн

Результаты конкурса «Лидерский минимум» (1. 09. 2010 – 31.10.2010)

* деятельность на территории РФ запрещена

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи

советуем прочитать

Уязвимые

Удаленка навсегда: готова ли к ней ваша организация?

Линдред Грир,  Максим Сыч

Почему языком инноваций стал английский, а не китайский

Билл Фишер

Подобное подобным

Елена Евграфова

Амбивалентность. Худший психологический яд. | by Chrysa Chrysou

Как амбивалентные отношения влияют на наше здоровье и как с ними справляться.

Изображение создано автором.

Великий философ-стоик Эпиктет сказал в своем «Руководстве по жизни»:

«Избегайте брататься с людьми, которые не разделяют ваши ценности. Длительное общение с людьми с ложными идеями может только запятнать ваше мышление…»

Сколько в нашей жизни людей, которые затмевают наше мышление и ведут себя токсично, и почему в некоторых случаях мы позволяем им поддерживать с нами близкие отношения? Почему так сложно разорвать с ними связь и установить границы… В большинстве случаев ответ — Амбивалентность!

Я не буду говорить об амбивалентности как о части психологического расстройства, а как об эмоциональном состоянии смешанных чувств к кому-либо. В сегодняшней статье я поделюсь с вами своим мини-исследованием об амбивалентных отношениях, о том, как они влияют на наше физическое и психическое здоровье и что мы можем сделать, чтобы справиться с ними, чтобы восстановить отношения с собой и другими. Кроме того, огромная часть этого обновления состоит в том, чтобы переопределить себя, установить более прочные основы и понять причины и результаты этого эмоционального состояния.

Ученые говорят, что люди, у которых более амбивалентные отношения, чаще болеют, менее счастливы и не так сильно любят свою работу или свою жизнь… мы также знаем, что амбивалентность способствует возникновению физических симптомов, связанных со стрессом. Калеб Зиферт, доктор философии (адъюнкт-профессор психологии Мичиганского университета в Дирборне) разработал со своими студентами 3 исследования, направленных на изучение того, как отношения могут влиять на стресс и способность привязанности к зависимости от здоровья. Первое исследование было проведено на 483 студентах и ​​показало, что амбивалентность привязанности является наиболее значимым уникальным предиктором физических симптомов, связанных со стрессом. Это показывает, что простое беспокойство таким образом значительно увеличивает ваш уровень стресса. Во втором исследовании они сделали то же самое, но на этот раз они использовали выборку сообщества из 69 человек.6 взрослых и изучали не только здоровую зависимость, но и интимное поведение, как часто люди обращаются за поддержкой к своему основному партнеру. В этом исследовании они обнаружили аналогичную картину результатов первого исследования, но на этот раз все было выше. Чем более ненадежной была их привязанность, тем больше физических симптомов и боли они испытывали. И они также обнаружили, что тревога и амбивалентность — это уникальные пути. Амбивалентность ведет непосредственно к стрессу, а также вызывает боязнь близости.

Третье исследование было проведено на новой выборке из 713 взрослых, и на этот раз они рассматривали межличностные отношения в более широком смысле как уникальные пути к симптомам и боли, связанным со стрессом. Это исследование снова показало, что амбивалентность вызывает стресс и что людям с амбивалентными отношениями трудно установить границы, что увеличивает их стресс и физическую боль. Они также с большей вероятностью изолируют себя от других людей и ограничивают доступ к социальной поддержке, что усугубляет боль.

Фото Гаспара Ухаса на Unsplash

Таким образом, мы узнали, что амбивалентность и взаимодействие с людьми таким проблематичным образом вызывает физическую боль и значительно повышает уровень стресса. Мы также знаем, что у людей, которые более подвержены стрессу, естественные клетки-киллеры не работают, у них меньше эритроцитов и повышен уровень кортизола, что снижает иммунные функции.

Итак, амбивалентность работает в нашей системе как спусковой крючок для высвобождения яда, вызывающего у нас проблемы со здоровьем и боль. И, несмотря на все это и по абсурдной причине, большинство из нас все еще следуют этой сумасшедшей петле, которая отстой. Так почему же это происходит и где решение?

Что ж, Рик Рейнольдс (LCSW) снял очень интересное видео об амбивалентности и сказал гениальную вещь:

«с одной стороны разума происходит действие и что-то меняется, а с другой, есть привычка поддерживать старое поведение, статус-кво, и когда вы находитесь в этом месте, наступает паралич».

Итак, что вызывает этот паралич… Если мы проанализируем это и посмотрим глубже, то причина, по которой мы застыли и не можем действовать в соответствии с решением, касающимся наших отношений или чего-то двойственного в нашей жизни, — это страх перед принятием этого решения. Этот страх парализует нас по трем конкретным причинам.

Во-первых, наш мозг запрограммирован поддерживать старый статус-кво, привычку. Большую часть времени, когда мы сохраняем амбивалентные отношения в нашей жизни, это происходит потому, что мы привыкли иметь такие отношения с самого раннего возраста с нашими родителями или родственниками. А иногда это происходит потому, что отношения с другим человеком когда-то начинались как нечто прекрасное и с годами превратились во что-то амбивалентное и ядовитое. Но этот человек занял место рутины в нашем мозгу, и тогда отношения стали привычкой. А человеческий мозг любит привычки и воспринимает изменения как риск, а чтобы защитить нас от риска, вырабатывает кортизол, гормон стресса.

Во-вторых , мысль о принятии этого решения немедленно активирует страх сожаления. И это вопрос ответственности, зрелости и самосознания. Если вы достаточно зрелы, чтобы узнать себя, узнать и признать, чего вы действительно хотите, тогда вы сможете доверять себе в том, что хорошо для вас, и принять это решение без каких-либо сомнений. Говорить «что, если» и отвергать ответственность за свои решения и действия только способствует беспокойству и страданиям. В некотором смысле такое состояние ума заставляет нас заключать в тюрьму нашу потребность создавать отношения, которые выражают то, кто мы есть.

Фото Alex Shute на Unsplash

В-третьих , страх вины. Говоря об этом решении держаться на расстоянии или прекратить контакт с человеком, с которым вы испытываете амбивалентность, вы чувствуете себя плохим парнем, а он/она — жертвой. Иногда вы чувствуете необходимость извиниться за это или даже то, что вы не правы, поступая таким образом. В других случаях вы чувствуете, что, сохраняя дистанцию, вы предаете все хорошие моменты и чувства, которые у вас были друг с другом. Но вы забываете, что все эти противоречивые чувства по отношению к этому человеку и его/ее поведению бросают тень на ваше мышление, и если нет шанса измениться, оно того не стоит. И, конечно, очень хорошо быть хорошим парнем, но мы должны помнить, что огромная часть семени вины заложена высокими ожиданиями общества. Каждый — плохой парень в чьей-то истории, и если плохая вещь, которую вы сделали, — это создание границ от людей, которые вредят вашему психическому и физическому здоровью, то это нормально.

Жалоба на ситуацию или отношения не решит проблему. Со временем ситуация станет только хуже, поэтому принимайте меры и решайте проблему немедленно и перестаньте бояться реакции другого человека или чувства вины. Чувство эмоциональной амбивалентности с кем-то создает для вас только ограничения. Это может заставить вас чувствовать себя сбитым с толку и испытывать недостаток самосознания, уверенности и ясности.

Итак, в следующий раз, когда вы почувствуете этот страх перед решением сохранить такого друга в своей жизни, я хочу, чтобы вы задали себе эти вопросы. Радуется ли мой друг моему счастью? Поддерживает ли мой друг меня в моих успехах и неудачах? И являются ли эти отношения продуктивными и правдивыми для обеих сторон?

В конце концов, эмоциональная амбивалентность — это страх принять правду и что-то с этим сделать. Когда вы начнете принимать эту истину, вы поймете, что некоторые из ваших друзей — враги, и они не заслуживают вашего времени и энергии на том уровне, на котором вы не должны медлить и бояться решений. Они убийцы мечты, которые сомневаются в вашем успехе, они сомневаются в успехе и думают обо всех негативах. Они будут рядом с вашим несчастьем только для того, чтобы чувствовать себя лучше, но никогда не будут рядом, чтобы поддержать вас. Иногда они заставляют вас чувствовать себя особенными, а иногда становятся осуждающими, может быть, даже злонамеренными, и используют вас для всего, чего хотят и в чем нуждаются.

Photo by Sixteen Miles Out на Unsplash

Отличный инструмент, который вы можете использовать, чтобы лучше понять свои эмоции, свои желания и организовать свои мысли, — начать вести дневник. Начните писать о том, что вы чувствуете, в каждой детали, о своих мыслях о ваших отношениях и о том, что вас радует или расстраивает. Раз в две недели читайте свои предыдущие работы и записывайте, что вы думаете о вещах, написанных вами в качестве внешнего наблюдателя. Вы будете поражены тем, что начнете понимать о себе и своих отношениях. Время от времени вам придется признать и принять правду, и когда вы это сделаете, вам будет легче действовать в соответствии с ней и справляться с миром с лучшей точки зрения.

Стоицизм учит нас видеть людей такими, какие они есть, а не такими, какими мы хотим их видеть, потому что наши ожидания глубоко влияют на наши эмоции. А когда вы познаете себя и свои эмоции, вы сможете управлять своими ожиданиями, своими страхами и не только принять жестокую правду, как она есть, но и сделать ее своим союзником.

Для получения дополнительных статей, подобных этой, следуйте за мной здесь 🙂 :

Chrysa Chrysou — Medium

Как бороться с ядовитыми мнениями (3 превосходных философских инструмента) Дорогой читатель, Добро пожаловать в мой философский круг.

medium.com

Как справляться со сложными эмоциями — The Thirlby

Сегодня мы собрались здесь, чтобы обсудить сложное состояние одновременного переживания множества сильных эмоций: амбивалентность. Есть много вещей, к которым мы относимся по-разному, и они часто имеют общие темы: такие вещи, как еда, деньги, секс, наши родные семьи, старение и подобные универсальные, но нерешенные темы. ( Также, пожалуйста, сделайте себе одолжение и окунитесь в великолепие джемов Ареты Франклин, в честь которых назван этот пост в блоге. )

Амбивалентность: Принятие сложности

Итак: амбивалентность, по определению, это наличие двух потенциально противоречивых чувств по поводу одной вещи. Многие из нас предпочли бы простоту наличия одного чувства по поводу чего-либо за раз.

Амбивалентность — признак сложности! Это также естественный результат долголетия или нескольких видов инвестиций в одну организацию. Это не хорошо и не плохо, просто часто один следует за другим.

Амбивалентность также является естественным состоянием, к которому мы движемся, когда думаем о каких-то изменениях в жизни.

Несколько фактов об изменениях: люди движутся к изменениям, когда они к этому готовы и получают поддержку. Вы не можете заставить измениться кого-то, кто этого не хочет. Стадии обычно выглядят так: предварительное обдумывание, обдумывание, подготовка, действие, поддержание.

Вот где возникают качели

В этом конкретном случае приближения перемен амбивалентность приобретает особенно бинарное качество. Эмоциональная сложность амбивалентности часто разбивалась на необходимость принять решение: двигаться к переменам или нет. В этом случае я часто говорю людям, что амбивалентность похожа на качели.

Если мы попадаем на одну половину качелей (изменение), остается только другая половина (без изменений). ». Друг может СИЛЬНО упасть на одну сторону качелей, в духе заботы о вас. Учитывая, что люди упрямы, это глубоко заложено в человеческой природе, что, если вы амбивалентны, и ваш друг сильно надеется, что вы переедете в Амстердам/бросите курить/поступите в аспирантуру, у вас остается единственный вариант сопротивляться любому. из тех вещей. Внешнее давление не устраняет амбивалентность.

Тяжелое бремя нормативности

Иногда бывает так, что одна половина качелей имеет вес, потому что это решение или поведение полностью подтверждается внешними обстоятельствами/сверхкультурой. Это может выглядеть так:

Вы женаты на ком-то, кто хорош, но вы думаете о расторжении брака по причинам, не связанным с его приятностью. На стороне «остаться» будет вес, потому что существует культурный императив вступить в брак и оставаться в браке.

Вы сидели на диете большую часть своей жизни, но в последнее время изменили свое отношение к еде и немного прибавили в весе. Вы чувствуете себя лучше, но испытываете давление, чтобы вернуться к состоянию «управления» своим весом из-за культурного императива худобы.

Такие вещи — некоторые решения имеют взвешенное давление или подтверждение, которое коренится не в вашем собственном благополучии, а в различных культурных императивах, которые не имеют ничего общего с вашим счастьем. Признание культурного давления, которое вы испытываете в связи с собственной амбивалентностью (« должны быть мощными ) может ослабить давление вокруг этих решений.

Как поддерживать амбивалентных людей

Держитесь подальше от качелей и не говорите им, что делать. Подтвердите их противоречивые чувства. Оставайтесь в отношениях с ними, пока они находятся во внутреннем конфликте. Не вступайте в конфликт, если они пытаются перенести конфликт на ваше взаимодействие. Это мой лучший совет по этому вопросу, который у меня есть.

Как разрешить собственную амбивалентность

Во-первых, некоторая амбивалентность неразрешима. Вы можете любить свою маму, и она, возможно, не защищала вас, когда вы были маленькими, и то и другое может быть правдой.

Иногда это неразрешимо, потому что мы жаждем чего-то, что мы не можем изменить. Мы тоскуем по детству, которого у нас не было, и оплакиваем то, что у нас было. Нам стыдно, что мы не подали заявку на эту желанную работу, но мы также знаем, что на самом деле мы этого не хотели.

Сложность амбивалентности в том, что она задействует ту часть нашего мозга, которая любит двойственность и дихотомию: есть только два варианта! Один хороший, другой плохой! Только вы можете решить!

Часто границы более мягкие. Иногда амбивалентность является результатом очень похожего выбора. В других случаях влияние чувства стыда за наш предпочтительный выбор. Фактический желаемый результат часто ближе к середине, чем либо/или. Доверьтесь третьему варианту.

Если вам нужна помощь в поиске двери №3, позвоните мне.

Об авторе

Мария Тернер-Карни имеет степень бакалавра в области медиа-исследований и развития квир-идентичности в Fairhaven College. Она получила степень магистра социальной работы со специализацией в области психического здоровья в Вашингтонском университете. Ее опыт работы включает психическое здоровье ЛГБТК; работа в движении против насилия; знакомства и насилие в семье; снижение вреда; ведение случаев психического здоровья; хроническое психическое заболевание; межпоколенческие отношения; и управление хроническими заболеваниями. Ее практика находится в Сиэтле, штат Вашингтон, где вы можете заказать здесь . Вы можете следить за ней в Instagram здесь . Эта статья изначально была опубликована в блоге Марии.

Амбивалентность — IResearchNet

Амбивалентность Определение

Людям нравятся одни вещи, но не нравятся другие, они любят одних людей, но ненавидят других, иногда чувствуют себя счастливыми, а иногда грустными. С этой точки зрения чувства — обычно называемые аффектами, которые включают в себя такие явления, как отношения, эмоции и настроения, — действуют почти так же, как температура. Точно так же, как температура падает в простом измерении от горячего к холодному, точно так же влияет падение в простом измерении в диапазоне от положительного к отрицательному.

Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что аффект может быть более сложным, чем кажется на первый взгляд. Подумайте о своем отношении к мороженому. Вам может нравиться мороженое, потому что оно приятное на вкус, но также и не нравиться мороженое, потому что прекрасный вкус достигается за счет огромного количества жира, сахара и калорий. Если да, то у вас будет то, что социальные психологи называют амбивалентным отношением к мороженому. То есть вы чувствуете себя хорошо и плохо по этому поводу, а не просто хорошо или плохо. Многие люди неоднозначно относятся не только к нездоровой пище, но и к брокколи и другим полезным продуктам. Точно так же многие люди неоднозначно относятся к такому нездоровому поведению, как курение, а также к такому здоровому поведению, как физические упражнения. Как знают люди, которые описывают себя как имеющие отношения любви/ненависти, другие люди также могут быть распространенным источником амбивалентности. Например, многие люди неоднозначно относятся к президентам США Биллу Клинтону или Джорджу Бушу-младшему. Возможно, люди двойственно относятся к политикам, потому что они двойственно относятся к социальным вопросам, которые обсуждают политики. В дополнение к несогласию друг с другом по таким тревожным вопросам, как легализация абортов, смертная казнь и гражданские права, люди часто не соглашаются сами с собой.

Подобные примеры амбивалентности предполагают, что аналогию между температурой и аффектом можно проводить лишь до определенной степени. Жидкости не могут одновременно замерзнуть и закипеть, но оказывается, что люди могут испытывать и хорошее, и плохое отношение к одному и тому же объекту. Согласно модели оценочного пространства Джона Качиоппо и Гэри Бернтсона, один из выводов состоит в том, что лучше думать о положительном и отрицательном аффекте как о отдельных измерениях, а не о противоположных концах одного измерения, варьирующегося от положительного к отрицательному. С этой точки зрения люди могут одновременно ощущать любой паттерн положительного и отрицательного аффекта, в том числе высокий уровень того и другого.

Амбивалентность установок

Современный интерес к амбивалентности проистекает из постоянных усилий социальных психологов понять природу установок, которые относятся к мнениям людей о людях, идеях и вещах. Социальные психологи уже давно измеряют отношение, прося людей указать, как они относятся к объектам отношения (например, к мороженому) по шкале с вариантами, варьирующимися от очень хороших до очень плохих. В своей главе об измерении отношения в Справочнике по социальной психологии 1968 года Уильям Скотт указал, что ответы в середине шкалы биполярного отношения трудно интерпретировать. Хотя обычно предполагается, что они отражают отсутствие положительных или отрицательных чувств (т. е. безразличие), Скотт указал, что такие реакции на самом деле могут отражать амбивалентность или наличие как положительного, так и отрицательного аффекта.

Амбивалентность по отношению к социальным категориям

Исследования показали, что стереотипы и отношение к расовым группам и другим социальным категориям часто амбивалентны. Например, многие белые американцы двойственно относятся к афроамериканцам. Эти амбивалентные расисты сочувствуют чернокожим за то, что им было отказано в возможностях, предоставляемых другим американцам, но также пренебрежительно относятся к чернокожим, потому что они считают чернокожих неспособными поддержать протестантскую трудовую этику. Питер Глик и Сьюзен Фиске исследовали мужской амбивалентный сексизм, который иллюстрируется поговоркой: «Женщины — вы не можете жить с ними, и вы не можете жить без них». Доброжелательный сексизм включает своего рода защитный патернализм, при котором мужчины считают своим долгом заботиться о женщинах. Напротив, враждебный сексизм включает в себя доминантный патернализм, при котором мужчины выступают против вступления женщин в профессии, в которых доминируют мужчины, и критикуют смелых, напористых женщин, даже если они восхваляют смелых, напористых мужчин. Совсем недавно Глик и Фиске продемонстрировали, что стереотипы о социальных группах обычно представляют собой компромисс между восприятием теплоты и компетентности. В то время как домохозяйки считаются заботливыми, но некомпетентными, например, богатые люди считаются трудолюбивыми, но холодными.

Измерение амбивалентности

В начале 1970-х годов Мартину Каплану удалось отличить амбивалентное отношение от безразличного, модифицировав традиционные одномерные биполярные шкалы отношения. Вместо того, чтобы просить людей оценить, насколько хорошо или плохо они относятся к объектам отношения, Каплан попросил их оценить, насколько хорошо и плохо они относятся к объекту отношения по двум отдельным шкалам. Каплан количественно определил степень амбивалентности как меньшую из двух оценок. В его формуле люди, которые относятся исключительно положительно (положительно = 5, отрицательно = 0), исключительно отрицательно (0, 5) или безразлично (0, 0) к какому-либо объекту установки, не испытывают амбивалентности. С другой стороны, люди, испытывающие некоторую комбинацию положительных и отрицательных чувств, испытывают некоторый уровень амбивалентности в зависимости от точного сочетания этих положительных и отрицательных оценок. Например, если два человека чувствуют себя очень позитивно, но один чувствует себя умеренно негативно (5,3), а другой лишь слегка негативно (5,1), первый количественно оценивается как имеющий большую амбивалентность.

Чувство двойственности

Двойственное отношение к одному и тому же часто заставляет людей разрываться между ними. Действительно, последующие исследователи обнаружили, что амбивалентность, измеренная по формуле Каплана, коррелирует с оценками напряженности, конфликта и других неприятных эмоций. Интересно, однако, что корреляции имеют тенденцию быть относительно слабыми. Таким образом, наличие как положительных, так и отрицательных реакций не обязательно приводит к чувству конфликта. Исследования выявили ряд причин слабой корреляции. Одна из причин заключается в том, что чувство конфликта является не только результатом амбивалентных положительных и отрицательных реакций. В частности, люди иногда чувствуют конфликт, даже если у них нет амбивалентных положительных и отрицательных реакций, потому что они придерживаются установок, которые расходятся с установками важных для них людей. Например, учащиеся, которые резко выступают против учебы (и не поддерживают ее вообще), могут, тем не менее, испытывать конфликт, если их родители любят, чтобы они учились. Таким образом, амбивалентность является не только внутриличностным явлением (т. е. явлением, происходящим внутри одного человека), но и межличностным явлением (т. е. явлением, происходящим между людьми). Другая причина слабой корреляции заключается в том, что амбивалентные положительные и отрицательные реакции людей на объект установки вызывают чувство конфликта только тогда, когда смешанные реакции сразу приходят на ум, что не всегда так.

Роль личности

Существуют также устойчивые индивидуальные различия или личностные характеристики, которые играют роль в амбивалентности установок. На самом деле, третья причина низкой корреляции между амбивалентными положительными и отрицательными реакциями и переживанием конфликта связана с тем фактом, что у одних людей стремление к постоянству слабее, чем у других. Как оказалось, Меган Томпсон и Марк Занна продемонстрировали, что этих людей не особенно беспокоит то, что одно и то же воспринимается как хорошо, так и плохо. Возможно, это объясняет, почему эти люди склонны к двойственному отношению к различным социальным проблемам, включая финансируемые государством аборты, эвтаназию (то есть «убийство из милосердия») и смертную казнь. Кроме того, люди, которым нравится думать, как правило, имеют менее амбивалентное отношение, по-видимому, потому, что им удается просеять и в конечном итоге понять противоречивые доказательства в пользу и против разных позиций по сложным вопросам.

Последствия амбивалентности установок

Амбивалентность по-разному влияет на то, как действуют установки. Отношения важны для социальной психологии, в значительной степени потому, что они помогают предсказать поведение. Если социальные психологи знают, что кто-то отрицательно относится, например, к смертной казни, они могут с некоторой уверенностью предсказать, что этот человек проголосует за запрет смертной казни, если ему представится такая возможность. Однако по сравнению с другими установками амбивалентные установки не очень хорошо предсказывают поведение. Кроме того, амбивалентные установки менее стабильны во времени, чем другие установки. Таким образом, если спросить об их отношении к смертной казни в один месяц и еще раз в следующем, люди, которые амбивалентно относятся к смертной казни, с меньшей вероятностью, чем другие, сообщат о том же отношении.

Амбивалентность также влияет на то, насколько люди меняют свое мнение перед лицом рекламы и других убедительных призывов, сообщений, разработанных одним человеком или группой людей для изменения отношения других людей. Например, Грегори Майо и его коллеги обнаружили, что, когда людям предъявляют убедительное сообщение, касающееся вопросов, в отношении которых они двойственны, они обращают особенно пристальное внимание на то, является ли сообщение убедительным аргументом или нет. Таким образом, они, как правило, более склонны к убеждению сильными аргументами, чем люди с неамбивалентными установками, но менее убедительны и к слабым аргументам. Одно из объяснений этого вывода состоит в том, что люди с амбивалентными установками более тщательно изучают убедительные сообщения в надежде, что сообщение будет содержать новую информацию, которая поможет им разрешить их амбивалентность. Похоже, что люди с амбивалентными установками также чаще меняют свои установки, чтобы привести их в соответствие с установками своих сверстников. Возникшая картина такова, что когда люди чувствуют амбивалентность, они сделают все возможное, чтобы принять решение, будь то тяжелая работа по обращению пристального внимания на убедительные сообщения или более легкая работа по обращению к своим сверстникам за советом.

Смешанные эмоции

Современная работа по амбивалентности установок недавно подтолкнула к исследованию эмоциональной амбивалентности. В то время как установки представляют собой аффективные реакции на какой-либо объект, например смертную казнь или политическую фигуру, эмоции представляют собственное текущее аффективное состояние.

Большинство людей хотя бы иногда испытывают такие положительные эмоции, как счастье, волнение и расслабление, и такие отрицательные эмоции, как печаль, гнев и страх, и это лишь некоторые из них. Исследования амбивалентности установок ясно показывают, что иногда люди могут испытывать и хорошее, и плохое отношение к одному и тому же объекту, но это не означает, что люди могут одновременно испытывать такие, казалось бы, противоположные эмоции, как радость и печаль. Действительно, одна известная модель эмоций утверждает, что счастье и печаль исключают друг друга. Напротив, модель оценочного пространства Джона Качиоппо и Гэри Бернтсона утверждает, что люди иногда могут испытывать смешанные эмоции.

Исторический спор

Это разногласие представляет собой последнюю главу в долгом споре о существовании смешанных эмоций. Сократ предположил, что, например, трагические пьесы вызывают смешанные эмоции, вызывая удовольствие посреди слез. Столетия спустя Дэвид Юм выступал за смешанные эмоции, но шотландский философ Александр Бейн выступал против смешанных эмоций. В первые два десятилетия 20-го века ученики Вильгельма Вундта, Германа Эббингауза и других новаторских психологов провели более дюжины экспериментов в надежде собрать данные, которые дадут ответ на вопрос о смешанных эмоциях. В иллюстративном исследовании наблюдатели описывали, как они себя чувствовали после просмотра пар приятных и неприятных фотографий, которые чередовались более 100 раз в минуту. Тем не менее исследователи не смогли договориться о том, как интерпретировать описания своих чувств наблюдателями. В результате эта ранняя литература была в значительной степени забыта.

Современные данные о смешанных эмоциях

Частично благодаря разработке более достоверных измерений эмоций исследователи недавно смогли вновь поднять вопрос о смешанных эмоциях. Вопрос далек от решения, но недавние данные свидетельствуют о том, что люди могут одновременно чувствовать себя и счастливыми, и грустными. В исследовании, проведенном Джеффом Ларсеном и его коллегами, кинозрители сообщали, испытывали ли они радость, грусть и множество других эмоций до или после просмотра трагикомического 19 фильма.98 Итальянский фильм «Жизнь прекрасна», в котором показаны попытки отца сохранить жизнь своему сыну, не подозревая об их бедственном положении во время заключения в концентрационном лагере времен Второй мировой войны. До фильма почти все чувствовали себя счастливыми или грустными, но не тем и другим одновременно. Однако после просмотра фильма половина опрошенных чувствовали себя и счастливыми, и грустными. В аналогичных исследованиях студенты колледжей чаще чувствовали себя счастливыми и грустными сразу после выпуска или сдачи ключа от общежития, чем в обычные дни в кампусе.

В другом исследовании люди играли в различные компьютеризированные карточные игры, в которых у них была возможность выиграть одну из двух сумм денег, например, 12 или 5 долларов. Выигрыш 12 долларов вместо 5 заставил людей чувствовать себя хорошо, а вовсе не плохо. Однако, выиграв 5 долларов вместо 12, люди чувствовали себя как хорошо, так и плохо. Эти результаты можно рассматривать как разочаровывающие выигрыши: выигрыш в 5 долларов приносит удовольствие, но также вызывает разочарование, если была возможность выиграть еще больше.

Смешанные эмоции у детей

Специалисты по психологии развития изучали развитие у детей понимания смешанных эмоций. В одном исследовании дети слушали историю о ребенке, который получил нового котенка взамен сбежавшего. Во время последующего интервью 4- и 5-летние дети отвергли мнение о том, что ребенок будет одновременно и рад, и опечален новым котенком. Однако дети постарше думали, что ребенок будет испытывать смешанные эмоции. В аналогичном исследовании детей опрашивали об их эмоциях после просмотра отрывка из анимационного фильма «Русалочка», в котором русалка должна навсегда попрощаться со своим отцом после того, как вышла замуж за человека. Дети старшего возраста чаще испытывали смешанные эмоции счастья и печали, чем дети младшего возраста. Взятые вместе, результаты этих исследований показывают, что как понимание, так и переживание смешанных эмоций представляют собой вехи развития.

Последствия смешанных эмоций

На сегодняшний день мало исследований изучали последствия смешанных эмоций. Одним заметным исключением является свидетельство того, что американцы европейского происхождения находят рекламу, вызывающую смешанные эмоции, более неприятной, чем

американцев азиатского происхождения, которые, как правило, более склонны иметь дело с противоречивой информацией. В результате реклама также была менее убедительной для американцев европейского происхождения, чем для американцев азиатского происхождения. Среди американцев европейского происхождения более молодые люди находят смешанные эмоциональные рекламные объявления более неприятными, чем пожилые люди, что позволяет предположить, что влияние возраста на смешанные эмоции, продемонстрированное психологами, занимающимися вопросами развития, распространяется далеко за пределы детства.

Заключение

Люди, вероятно, чувствуют себя хорошо или плохо по поводу большинства вещей и большую часть времени счастливы или опечалены. В самом деле, оказывается, что амбивалентность — относительно редкое явление. Тем не менее, это особенно интригующее явление, потому что оно дает нам уникальное представление о том, как работает аффект. Может показаться, что чувства распределяются по простому измерению, варьирующемуся от хорошего к плохому, но свидетельство амбивалентности предполагает, что положительный и отрицательный аффект на самом деле являются отдельными процессами, которые могут испытываться одновременно.

Ссылки:

  1. Качиоппо, Дж. Т., и Бернтсон, Г. Г. (1994). Взаимосвязь между установками и оценочным пространством: критический обзор с акцентом на разделимость положительных и отрицательных субстратов. Психологический бюллетень, 115, 401-423.
  2. Глик, П., и Фиске, С. (2001). Амбивалентный союз: враждебный и доброжелательный сексизм как дополнительные оправдания гендерного неравенства. Американский психолог, 56, 109–118.
  3. Йонас, К., Бромер, П., и Дил, М. (2000). Позиционная амбивалентность. Европейский обзор социальной психологии, 11, 35-74.
  4. Ларсен, Дж. Т., Макгроу, А. П., и Качиоппо, Дж. Т. (2001). Могут ли люди чувствовать радость и печаль одновременно? Журнал личности и социальной психологии, 81, 684-696.
  5. Ларсен, Дж. Т., Макгроу, А. П., Меллерс, Б. А., и Качиоппо, Дж. Т. (2004). Агония победы и трепет поражения: смешанные эмоциональные реакции на разочаровывающие победы и облегчение потерь. Психологическая наука, 15, 325-330.
  6. Пристер, Дж. Р., и Петти, Р. Э. (1996). Модель постепенного порога амбивалентности: связь положительных и отрицательных оснований отношения к субъективной амбивалентности. Журнал личности и социальной психологии, 71, 431–149..
  7. Томпсон, М.М., Занна, М.П., ​​и Гриффин, Д.В. (1995). Давайте не будем безразличны к (установочной) амбивалентности. В RE Petty & JA Krosnick (Eds.), Сила отношения: Предыстория и последствия (стр. 361–386). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Аффективная амбивалентность: противоречивые эмоции и чувства

6 минут

Испытываете ли вы одновременно противоположные эмоции, такие как любовь и ненависть? Вы не понимаете, почему это происходит с вами? Ну, мы здесь, чтобы сказать вам, что чувство этой аффективной амбивалентности является частью сложности человеческого бытия.

Последнее обновление: 14 марта 2021 г.

В какой-то момент жизни мы все страдали от аффективной амбивалентности, поскольку мы сложные существа, полные эмоций, чувств и противоречий. Это состояние, в котором можно испытывать радость и печаль одновременно, а также любить и ненавидеть человека одновременно.

Вы когда-нибудь любили кого-то и чувствовали огромную обиду за то, как они обращались с вами? Испытывали ли вы когда-нибудь радость при виде родственника, но некоторую печаль из-за его поведения?

Аффективная амбивалентность является частью эмоционального спектра человека. Когда мы правильно уравновешиваем, мы можем считать амбивалентность адаптивной.

Это связано с тем, что переживание противоположных эмоций может действительно помочь вам принять решение относительно определенных вопросов или сомнений, которые могут у вас возникнуть, а также справиться с ситуациями, порождающими конфликты. Однако жизнь, полная противоречий и сомнений, порождает страдание и дискомфорт.

Так что же заставляет вас чувствовать аффективную амбивалентность? Каково происхождение этих противоположных эмоций? Знаете ли вы причины, которые заставляют вас так себя чувствовать? Влияют ли на вас семейные модели и опыт? Эти вопросы подчеркивают огромную эмоциональную сложность человеческих существ, как это было подчеркнуто Дэниелом Гоулманом в его теории эмоционального интеллекта.

Концепция амбивалентности

Блейер был первым, кто использовал этот термин в 1911 году для обозначения состояния ума, в котором сосуществуют две противоположные эмоции, такие как любовь и ненависть.

Амбивалентность определяется как состояние противоречивых эмоций, когда мы испытываем противоположные по своей природе мысли и эмоции. Эта амбивалентность ощущается довольно неприятно, когда вы одновременно воспринимаете две противоречивые эмоции.

Откуда берется аффективная амбивалентность?

Мы исходим из того, что наш образ мыслей и чувств связан с нашим знанием мира и тем, как мы его воспринимаем. Серж Московичи в своей теории репрезентаций объясняет, что человеческое поведение регулируется кодом, который управляет всем, что с ним происходит. Люди придают значение всему, что они испытывают.

Точно так же, согласно системным тенденциям, то, как люди воспринимают то, что их окружает, зависит от одного существенного фактора: семьи. Семейная система бессознательно или сознательно передает определенную информацию о мире и о том, как вести себя в нем.

Короче говоря, мы можем утверждать, что наш способ отношения к эмоциям и нашим мыслям тесно связан с двумя фундаментальными элементами: семейной системой и нашими собственными убеждениями, основанными на нашем собственном знании нашего окружения.

Семейная система, ключевой фактор

Согласно Сальвадору Минучину, семья представляет собой систему, образованную сетью отношений, которые, в свою очередь, формируют другие подсистемы. Он задуман как система, которая отличается от суммы своих частей. Он проходит через жизненный цикл, развиваясь на разных стадиях и адаптируясь по ходу дела.

Каждая семья имеет неявные нормы, правила, шаблоны, ограничения и иерархии, которые определяют ее адаптацию и функциональность. Паттерн состоит из трех областей: мыслей о мире, эмоций, связанных с этими мыслями, и, наконец, поведения, являющегося результатом этих двух предыдущих областей.

Следовательно, воспитание, которое мы получаем в нашей семейной системе, внутренне передает нам определенные привычки и убеждения, к которым мы привыкаем.

Семья определяет нас

Нормальное поведение одной семьи может полностью отличаться от того, что другая семья считает нормальным. Например, одна семья всегда может есть вместе в одно и то же время, а в другой семье все едят что хотят и когда хотят, не дожидаясь друг друга.

Вы когда-нибудь замечали в чужих домах определенные узоры, которые отличаются от вашего? Мы уверены, что вы слышали, как друзья говорят о вещах, происходящих в их доме, которые были бы немыслимы в вашем.

«Я не совсем понимаю, что я хочу делать и чего от меня ожидают»

Что я действительно хочу делать? Наверняка вы когда-нибудь задавали себе этот вопрос. Точно так же вы задаетесь вопросом, чего они ожидают от вас. На протяжении всей жизни вы приобретаете знания о мире и принимаете соответствующие решения. Некоторые примеры этого: кем вы хотите быть, где вы хотите жить и кого вы хотите любить.

Конфликт возникает, когда то, что вы хотите, противоречит предвзятым представлениям или стереотипам вашей семьи. То, что вы считали правильным, может уже не быть таковым. Кроме того, вы больше не верите некоторым вещам, которые вдалбливали вам ваши родные.

С одной стороны, вы чувствуете, что должны это делать, а с другой стороны, часть вас говорит не делать этого, и вы чувствуете, что живете во лжи.

Жизнь в состоянии постоянного противоречия

Противоречия парализуют вас и вызывают сильный эмоциональный дискомфорт. Чувство амбивалентности изменяет ваш психологический баланс. Износ, который он производит, подавляет вас, и вы не знаете, куда повернуть, одолев свои чувства. Это постоянное состояние нерешительности утомляет вас и влияет на вашу самооценку и душевное состояние.

Жизнь полна решений, и вполне нормально испытывать страх и стресс, сталкиваясь с ними. Однако, когда это беспокойство захлестывает ваши эмоции, вы просто не знаете, что делать.

Что делать, если вы оказались в состоянии аффективной амбивалентности

  • Остановитесь на мгновение. Вам нужно прислушаться к себе, чтобы понять, что с вами происходит и что заставляет вас так себя чувствовать? В какой ситуации вы находитесь?
  • Спросите себя, откуда берутся эти сомнения. Размышление о происхождении этих сомнений может стать ключом к их прояснению.
  • Осознайте реальность вашей ситуации и какие решения были бы для вас лучшими.
  • Проанализируйте, чего вы хотите и чего не хотите. Осознание того, что с вами происходит, — лучший способ определить и принять определенные ситуации.
  • Управляйте своими эмоциями и попытайтесь идентифицировать их. Что ты чувствуешь? Что вы делаете с эмоциями, которые испытываете? Определите свои эмоции, чтобы направить их в правильное русло, так как неправильное управление ими превращает муху слона. Все будет казаться хуже, чем есть на самом деле.
  • Выражайте свои чувства  и ищите помощи у окружающих. Расскажите им, что с вами происходит. Если вы поделитесь тем, что вас беспокоит, это поможет высвободить всю тоску, которую вы испытываете, и рассеет многие сомнения.

Как сказал Гоулман: « Каждая эмоция предрасполагает нас действовать по-своему; каждый из них указывает нам направление, которое в прошлом позволяло нам адекватно решать бесчисленные проблемы, которым подвергалось наше человеческое существование ».

Вот почему даже к аффективной амбивалентности нужно прислушиваться и управлять ею.

Это может вас заинтересовать…

Амбивалентность играет ключевую роль в том, как привлекательные альтернативы влияют на романтические отношения. Новое исследование показывает, что привлекательные альтернативы, вызывающие сильное чувство желания, связаны со смешанными и противоречивыми чувствами по отношению к партнеру. Но исследование, опубликованное в

Эмоция также предполагает, что простое наличие привлекательных альтернатив в жизни не вызывает беспокойства.

«Романтические отношения могут быть замечательными, но они также могут быть трудными и временами бурными», — говорит автор исследования Джулия Зопполат, кандидат наук в Амстердамском университете Врие. «Неудивительно, что люди могут и часто испытывают смешанные и противоречивые чувства по отношению к своему партнеру, или то, что мы называем амбивалентностью».

«Хотя это и распространенное явление, оно недостаточно изучено, а причины и последствия этих смешанных эмоций еще недостаточно изучены. Поэтому для меня и моих коллег было важно уловить эти смешанные эмоции и понять, что делает эти эмоции более или менее сильными. Поступая так, мы можем лучше понять эмоциональную сложность, которую большинство людей испытывает в своих отношениях».

Исследователи использовали онлайн-платформу Prolific и онлайн-платформу для студентов голландского университета, чтобы набрать 1021 участника. Из этой первоначальной выборки 658 гетеросексуалов указали, что у них есть привлекательная альтернатива в жизни, и были включены в исследование. Участникам случайным образом было предложено либо подумать о привлекательной альтернативе, либо подумать о друге своего пола. Затем они написали краткое изложение того, что им понравилось в целевом человеке.

Участники, которые писали о своей привлекательной альтернативе, как правило, сообщали о большем желании иметь привлекательную альтернативу по сравнению с теми, кто писал о своем друге. Кроме того, те, кто испытывал большее желание к привлекательной альтернативе, как правило, сообщали о более смешанных чувствах к своему нынешнему партнеру. Полученные данные предоставили некоторые предварительные доказательства связи между привлекательными альтернативами и амбивалентностью.

Зопполат и ее коллеги стремились к более экологически обоснованным проверкам своей гипотезы, проводя 10-дневный ежедневный дневник со 172 молодыми людьми, состоящими в партнерстве, и второе 14-дневное ежедневное дневниковое исследование со 174 гетеросексуальными парами. Оба исследования выявили схожие результаты. Люди, которые испытывали большее желание привлекательных альтернатив в любой конкретный день, с большей вероятностью также испытывали большую амбивалентность по отношению к своему нынешнему партнеру в тот же день. Участники, которые сообщали о большей амбивалентности по отношению к своему партнеру, в свою очередь, как правило, сообщали о большем стрессе, а также о более низком уровне отношений и удовлетворенности жизнью.

Интересно, что стремление к привлекательной альтернативе сильнее ассоциировалось со смешанными чувствами по отношению к партнеру, чем простое наличие альтернатив. Количество альтернатив не было связано с амбивалентностью.

«Первый вывод: иметь привлекательные альтернативы в жизни — это нормально, но это не обязательно угроза вашим отношениям. Что действительно заставляет людей останавливаться и переоценивать вещи, так это сильное чувство желания по отношению к кому-то другому. Второй вывод заключается в том, что когда это происходит, это стрессовая ситуация», — сказал Зопполат PsyPost.

«Я бы сказал, что важно распознать этот стресс и признать, что смешанные и противоречивые чувства в этой ситуации нормальны. Это не означает, что отношения обязательно обречены, просто может потребоваться немного больше внимания, чтобы разобраться в своих чувствах и решить, каков наилучший образ действий, каким бы он ни был. Возможно, амбивалентность является сигналом того, что нужно что-то делать с текущей ситуацией, будь то вкладывать больше в отношения, чтобы увеличить положительный опыт и уменьшить амбивалентность, или выйти из отношений, если это лучше всего, или что-то еще. еще.»

Но неясно, насколько хорошо результаты распространяются на людей, состоящих в открытых или основанных на согласии немоногамных отношениях.

«Огромное предостережение заключается в том, что наши участники были частью моногамных отношений, поэтому наши результаты основаны на моногамной структуре, где ожидания эмоциональной и сексуальной верности, как правило, очень сильны. Таким образом, возникновение романтического интереса к кому-то, кроме своего нынешнего партнера, представляет угрозу для статус-кво», — объяснил Зопполат.

Тем не менее, для людей в других типах отношений, таких как консенсуальные немоногамные отношения, привлекательная альтернатива не обязательно является угрозой стабильности текущих отношений, или она не является такой же, и, следовательно, амбивалентность не может быть сработал. Было бы интересно изучить эти процессы в других типах отношений, отличных от моногамных».

Авторами исследования «Смешанные и конфликтные: роль амбивалентности в романтических отношениях в свете привлекательных альтернатив» являются Джулия Зопполат, Радди Форе, Мария Алонсо-Феррес и Франческа Ригетти.

Забор неудобный, но с него открывается лучший вид

Быть человеком… значит постоянно находиться во власти противоположных эмоций, ежедневно примирять явно конфликтующие напряжения.
– Стивен Фрай, лекция Bafta, 2010 г.

Несколько лет назад, , я только что начал новую фантастическую работу в качестве доцента в крупном университете. Я бы исследовал то, что мне нравилось; некоторые из лучших людей в моей области были дальше по коридору. Но я был в незнакомой стране, никого не знал и еще не говорил на языке. Дело было не в том, что я был несчастлив и невозбужден. Просто я был не только счастлив и взволнован, но и напуган и неуверен. Я испытывал амбивалентность.

Приятно думать о мире в черно-белом цвете. Есть хорошие парни и плохие парни; вещи, которые нам нравятся, и вещи, которые нам не нравятся. Иногда мы счастливы, а иногда нам грустно. Хотя этот простой взгляд на нашу внутреннюю жизнь заманчив, повседневный опыт говорит нам, что реальность гораздо сложнее и запутаннее; это полно противоречий. Как следствие, наши мысли и чувства часто смешиваются и противоречат друг другу, и мы чувствуем себя двойственными.

Если вы чем-то похожи на меня, вы, вероятно, сталкивались с нюансами и сложностью амбивалентности в какой-то момент своей жизни, особенно в моменты перемен и перехода, такие как выпускной, становление родителем или потеря любимого человека. Но не только вокруг этих вех обычно возникает амбивалентность. Вполне нормально испытывать двойственное отношение к физическим упражнениям и вкусной, но нездоровой пище, или к темам, которые мы видим в новостях, таким как иммиграция и изменение климата. Мы также обычно испытываем амбивалентность в наших самых важных отношениях, таких как наши родители, наши романтические партнеры, наши коллеги и заклятые враги.

Несмотря на то, что амбивалентность является обычным явлением, как понятие ее часто неправильно понимают. Это не значит, что вам на что-то наплевать или что вы безразличны. Амбивалентность относится к наличию сильных чувств, но в оппозиции. Вы любите своих родителей, но находите их раздражающими. Ваша успешная коллега вдохновляет вас, но вы также завидуете ей. Амбивалентность также отличается от двусмысленности. Неоднозначность — это состояние, в котором вы не понимаете смысла — вы не знаете что что-то есть; например, чтение утверждения «У меня на ужин старый друг» может вызвать чувство двусмысленности, потому что оно может иметь несколько совершенно разных значений. Испытывая амбивалентность, вы не уверены в том, что происходит: что-то совершенно ясно и положительное, и отрицательное, хорошее и плохое, приятное и неприятное, и вы это знаете.

Большинство из нас испытывает двойственное отношение к некоторым вещам, по крайней мере, иногда. Но помимо этой амбивалентности от момента к моменту, некоторые люди также постоянно более амбивалентны, чем другие, и чаще. Эти люди склонны видеть как положительные, так и отрицательные стороны во всем, и испытывают противоречия по многим темам. С психологической точки зрения, у них высока «амбивалентность черт», определяемая как склонность испытывать большую амбивалентность по большему количеству вопросов.

Может быть, вы один из этих амбивалентных людей (или, возможно, вы знаете кого-то, кто таков). Часто ли вы видите в проблеме как положительные, так и отрицательные стороны? Вы верите, что почти во всем есть плюсы и минусы? Часто ли вы чувствуете, что разрываетесь между двумя сторонами спора? Если вы постоянно отвечали на эти вопросы «да», то вы также можете быть «амбивалентным».

Помимо того, что вы думаете больше , амбивалентность также может заставить вас думать лучше

Если это вы, вам повезло. Да, это правда, что амбивалентность — это неудобное состояние. Как правило, наши эмоции служат полезным ориентиром для того, какие действия предпринять. Но когда мы амбивалентны, наши эмоции противоречивы, есть несколько вариантов действий, и прямо не ясно, что мы должны делать. Это может заставить нас чувствовать тревогу и неуверенность. Однако, хотя находиться в обычном состоянии амбивалентности нелегко, это не значит, что это плохо. На самом деле амбивалентность дает много преимуществ.

Во-первых, амбивалентность делает вас менее импульсивным. Это потому, что амбивалентность требует интеграции противоположных мыслей и идей. По определению, это более сложный процесс, чем принятие решений по темам, к которым вы так или иначе испытываете сильные чувства. Когда вы сомневаетесь в решении, вам нужно больше времени, чтобы обработать всю доступную информацию и собрать больше, если потребуется. Этот осторожный и обдуманный стиль принятия решений снижает вероятность того, что вы сделаете поспешные выводы или сделаете что-то опрометчивое, о чем можете пожалеть.

Помимо того , что вы думаете больше , амбивалентность также может заставить вас думать лучше . Это заставляет нас держать в уме несколько противоположных мыслей, идей и чувств. Чтобы справиться с этими противоречиями, разум напрягается, чтобы мыслить шире и быть более гибким. Эта когнитивная широта и гибкость, в свою очередь, помогают вам быть более непредубежденными. Вот почему, когда люди находятся в амбивалентном мышлении, они ищут больше информации и информацию, которая является более разнообразной. А из-за широты своего мышления амбивалентные люди могут устанавливать более неожиданные и более широкие связи между несвязанными элементами проблемы, что приводит к большему творчеству и инновациям.

Амбивалентное мышление также делает нас более справедливыми в наших суждениях о других. Часто, судя друг друга, мы приписываем поведение человека его личности, но не замечаем, что обстоятельства сыграли значительную роль. Однако люди с высокой амбивалентностью черт не становятся жертвами этой односторонней интерпретации. Вместо этого они учитывают как личность человека, так и обстоятельства, давая им более справедливую встряску.

Амбивалентность также делает нас более справедливыми и честными в отношении самих себя. Часто, когда мы узнаем, что выступили плохо, мы обвиняем ситуацию; тем не менее, если мы преуспеем, мы отдадим должное своим собственным усилиям. Эта предвзятость в мышлении заставляет нас чувствовать себя хорошо, но мешает нам увидеть ситуацию в полной мере, что может ухудшить нашу способность учиться и исправлять свои ошибки. Напротив, амбивалентные люди признают, что их успех (или неудача) является результатом как их усилий, так и обстоятельств, и поэтому они будут более реалистично оценивать ситуацию.

Вам может быть интересно, как можно извлечь больше пользы из амбивалентности в собственной жизни. Один из способов — научиться становиться более амбивалентным. Вы можете сделать это, составив список положительных и отрицательных сторон проблем, о которых вы думаете. Этот метод может облегчить принятие решений, но также может сбалансировать ваши взгляды на конкретный вопрос. Используйте это письменное упражнение, чтобы выработать привычку видеть важные вещи в жизни с обеих сторон: положительное и отрицательное. Приучая себя к более амбивалентному мышлению, вы сможете извлечь выгоду из большей когнитивной гибкости и меньшей предвзятости в своих идеях и решениях.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Related Posts