Что это бихевиоризм: Бихевиоризм: механизмы поведения человека | Блог РСВ

Содержание

Бихевиоризм: механизмы поведения человека | Блог РСВ

Вы никогда не задумывались, почему люди в одной и той же ситуации ведут себя по-разному, мечтают о разном, ставят цели совсем разные. Что влияет на их поступки и руководит ими? Многие научные направления уже несколько десятилетий изучают поведение человека, одним из таких является бихевиоризм. Давайте разберемся, что это за направление и какие основные теории существуют.

Бихевиоризм: определение и предмет изучения

Бихевиоризм — это направление в психологии, предметом изучения которого является поведение людей, животных посредством систематического подхода. Основная идея этого направления заключается в том, что человек ведет себя неосознанно, его поступки обуславливаются рефлексами и реакциями на триггеры окружающего мира и основаны на опыте предков. Ученые отрицали такое явление, как сознание, и утверждали, что действия человека напрямую зависят от происходящего вовне.

Психолог Джон Уотсон считается основателем бихевиоризма. Он разработал простую схему, на которой наглядно объяснил, как действует животное и человек — стимул провоцирует рефлекс. Согласно Уотсону любое поведение можно заранее предсказать и управлять им, если подобрать правильный подход к исследованию поведения. Такое доступное объяснение многим пришлось по душе. В философии также уделялось большое внимание данному направлению. Философ Джон Локк считал, что человек появляется на свет без какого-либо опыта, как чистый лист. А Томас Гоббс утверждал, что мыслящей субстанции не существует, человек является телесным существом.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно
и откройте для себя новые возможности
Начать изучение

Основные тезисы и особенности бихевиоризма

Чтобы лучше понять идеи и методы бихевиоризма, давайте рассмотрим основные положения данного направления:

  • бихевиоризм исследует поведенческие реакции всех живых существ;
  • действия человека изучаются только с помощью наблюдения за ними;
  • все психические, интеллектуальные и физиологические действия диктуются поведением;
  • все действия живых существ являются ответной реакцией на внешние триггеры;
  • если заранее определить внешний раздражитель, то можно угадать дальнейшее поведение человека;
  • точное прогнозирование поведения является основной задачей бихевиоризма;
  • можно влиять или контролировать поведение любого человека;
  • все поведенческие реакции приобретаются из опыта или достаются в наследство от предков;
  • умения разрабатываются благодаря рефлексам, способность мыслить или говорить — это приобретенные навыки;
  • на психику живого существа влияет окружение и условия жизни;
  • эмоции возникают в ответ на позитивные или негативные триггеры окружающего мира.

Идеи бихевиоризма, основанные на эмпирическом опыте, оказали большое влияние на научное общество. Но у любой теории всегда найдутся как плюсы, так и минусы. Рассмотрим их подробнее:

  • Последователи бихевиоризма исследовали только внешние реакции человека, которые представлялись возможным для наблюдения. При этом они полностью игнорировали внутренние проявления человека: психологические и физиологические процессы.
  • Ученые утверждали, что можно влиять и контролировать поведение любого живого существа. Но они исследовали только внешние простые реакции человека, для них не имели никакого значения комплексные действия личности в целом.
  • Бихевиористы не учитывали разницу между животными и людьми, их действия и поведение они исследовали по одной и той же методике.
  • При разработке механизмов поведения, ученые не изучали дополнительно важные факторы — это социум, мотивация и психический образ, которые также влияют на поступки человека.

Бихевиористы попытались охарактеризовать все действия человека через одну теорию, но такой подход не увенчался успехом. Человек — это сложное существо, которое необходимо изучать с разных сторон. В результате бихевиоризму удалось разработать внешние условия, которые способны влиять на личность и побуждать ее на определенные действия.

Если эта информация была полезна для вас, то переходите на сайт «Россия — страна возможностей». На платформе вы найдете более 100 курсов и вебинаров по маркетингу, психологии, менеджменту, финансам и другие. Используйте возможности по максимуму!

Бихевиоризм: что это в психологии?

Содержание статьи

Если в ходе ссоры с оппонентом возникает переход на личности и звучит фраза «да ты просто животное», то мы, традиционно, расцениваем ее, как попытку унизить и оскорбить. Однако, грубые слова являются реакцией человека на воздействие внешних обстоятельств.

Биологизация человека – это ключевая основа такого направления в психологии, как бихевиоризм. Его последователи намеренно отрицали пылающие чувства человека в пользу хладнокровного анализа стимулов окружающей среды и реакции на них. То есть, анализируя поведение оппонента, бихевиорист бы не принимал во внимание его эмоции.

Бихевиоризм это в истории психологии такое направление, которое призвано «окунуть» человека в его биологическую сущность и не давать его чувствам выбраться наружу. Его последователи воспринимали Homo Sapiens как животное, поведение которого поддается контролю и прогнозу.

Бихевиоризм что это такое?

Тот, кто с английским на «ты», знаком с сутью бихевиоризма еще из названия. Это направление призывает глубоко и детально изучать поведение и поведенческие реакции. С 1913 и до средины 1950-х годов данное движение доминировало и властвовало в психологии. Бихевиоризм как направление имеет четкую мысль в основе. Оно убеждено, что поведение человека можно измерить почти так же легко, как длину палки. И взгляды, и практическая деятельность бихевиористов имела одну глобальную цель – «родить» новую теорию, которая помогла бы прогнозировать поведение людей и приносить пользу обществу.

В чем же суть этого направления психологии? Исследователи полагали, что наша реакция на явления предопределяет поведение. Психическое состояние и эмоции – это бихевиоризм в психологии принимать к сведению отказывался.

Чтобы знать о человеке все и вылепить из него, как из глины, кого угодно, достаточно только систематически наблюдать за его поведением и прогнозировать реакции на разные импульсы. Поклонение биологической природе человека и попытка забыть о том, что им движут эмоции – это бихевиоризм в психологии.

Фактически, последователи этого направления считали, что действия человека не слишком отличаются от реакции животного на условные рефлексы (господин Павлов, шлем вам пламенный привет). Попытка доказать это на практике, конечно, оставила свой отпечаток на дальнейшем развитии того, что представляло собой расшифровку понятия бихевиоризм в психологии. Кроме того, она до сих пор является предметом разрушительной критики. Прежде всего, по соображениям этики.

Бихевиоризм – это в психологии…

В далеком 1913 году Джон Уотсон всколыхнул Нью-Йорк лекцией-манифестом, рассказывающем о психологии с позиции последователя бихевиоризма. Молодой и перспективный исследователь фактически отожествлял поведение животных и людей.

Направление бихевиоризм – это то, что подтолкнуло психологию к бурному развитию в ипостаси науки экспериментальной. Уотсон практически кричал: забудьте о сознании, слепцы, давайте изучать поведение человека.

Суть бихевиоризма по Уотсону можно охарактеризовать связью стимул-реакция. Сначала нужно изучить причину импульса, а затем – предсказать последствия.

Уотсон говорил о четырех классах реакций:

  • Явные реакции. Когда ты отпираешь дверь, играешь на скрипке и вообще делаешь что-то, заметное глазу, то вот тебе явный пример видимой реакции. Просто, как дважды два.
  • Скрытые реакции. Ведешь внутренний диалог в любой непонятной ситуации? Тогда вот тебе пример скрытой реакции от дядюшки Джона Уолтера.
  • Зевание, кашель и иные импульсы – это тоже бихевиоризм в психологии. Новатор Уолтер обозвал все это явными наследственными реакциями.
  • Замаскированные наследственные реакции – все то, что происходит в системе внутренней секреции, пока ты об этом и не подозреваешь.

С позиции бихевиоризма, психология – это на 100% объективная сфера естественной науки, которая может предсказывать поведение и контролировать его.

Стимулы внешней среды и твои действия в ответ на них – вот что реально формирует поведение. А все эти штуки вроде эмоций и настроения настолько субъективны, что и внимания не достойны. Бихевиоризм это в психологии утверждал. Причем, весьма красноречиво.

Бихевиоризм и роль обусловливания в нем

Уотсон предполагал, что в пределах возможностей своего тела человек может обучиться всему, что угодно. На это и направлен такой метод, как обусловливание. С позиции современной науки, оно бывает классическим и оперантным.

Классическое обусловливание предполагает, что безусловный стимул начинает ассоциироваться с безусловным, так как они изначально идут в паре.  Звучит запутано, но эксперимент Павлова все показывает и рассказывает на наглядном примере.

Оператное обусловливание сводится к системе «поощрение-наказание». Сначала человеку дают серию стимулов, которые подкрепляют желаемую реакцию, а затем наказывают за нежелательную.

Итак, в общих чертах идеальные условия для создания специалиста любого профиля. Компоненты:

  • Здоровые, развитые младенцы – 12 особей.
  • Особый мир – 1 штука.
  • Американец Джон Бродес Уотсон в единственном экземпляре.

При этом сделать нужно сущие пустяки: всего лишь вырастить здоровых младенцев в особом мире (информация взята из цитаты Уотсона).

По утверждению отца бихевиоризма, этого достаточно для того, чтобы любого человека превратить кого-угодно, от адвоката до попрошайки. И, самое главное, такой фокус можно проделать вне зависимости от таланта, наклонностей, наследственности и расовой принадлежности малыша.

Однако, Джон Уотсон не был бы исследователем 20 века, если бы не попытался приложить теорию к практике. В истории этого направления его эксперимент запечатлен под названием «Маленький Альберт».

Ударный эксперимент

Невзирая на признание теории, психологу-революционеру очень хотелось подтянуть к успеху и освоить практику. В конце 1919 года женатый исследователь в компании своей ассистентки-любовницы решился на эксперимент ребенком, которому не исполнилось и года.  По их утверждению, здорового, гармонично развитого младенца звали Альберт. Он должен был доказать, что реакции на стимулы возможны у животных и людей. Это бы позволило экспериментатрам совершить переворот в психологии.

Позднее, правда, Альберт оказался Дугласом. Но это не единственная неточность, которую допустили экспериментаторы в попытке вдохнуть жизнь в новое направление науки. На самом деле малыш не был здоровым ребенком – он страдал от гидроцефалии. Эта страшная болезнь сводится к тому, что загадочная штука мозг не работает так, как должна – в желудочковом отсеке слишком много жидкости. Заболевание вызвано генетической аномалией или инфекционными заболеваниями матери во время вынашивания плода.

Приблизимся к сути эксперимента. Сначала мальчику показывали живую белую крысу и всевозможные предметы, которые напоминали ее лишь отчасти: бороду, мех, хлопковую пряжу. Конечно, ребенок не пугался.

На второй стадии исследования малыш играл с крысой, а во время этого психолог ударял молотком по стальной ленте над его головой. Заметить происходящее Альберт не мог, поэтому пугался звука. Всего несколько повторений – и фактор страха переместился на ни в чем неповинную маленькую крысу. Кроме того, такой реакции удостоились и предметы, которые у малыша ассоциировались с крысой. Так, подопытный боялся пряжу, кролика или седую бороду.

Уотсон утверждал, что реакция закрепилась на месяц, но он может все прекратить в любой момент. Однако, малыша забрали в госпиталь – и дальнейшую его судьбу парочка Джон-Розали не проследила.

Казалось бы, успешный эксперимент. Однако, вскоре критики серьезно засомневались и в методике, и в результатах ее применения для доказательства жизнеспособности этого направления. Выяснилось, что психолог частенько повторял свой «ударный опыт», закрепляя эффект, поэтому утверждение о длительности фобии было взято с потолка. Кроме того, экспериментаторам было точно известно, когда ребенок покинет медицинское учреждение.

В общем, у эксперимента нашли такие минусы:

  • отсутствие конкретного плана и корректной структуры;
  • авторы полагались не на объективные результаты исследования, а на личные субъективные интерпретации;
  • этичность эксперимента оставалась под большим и жирным знаком вопроса.

Одна только подтасовка фактов и субъективизм стоил бы исследователю карьеры в 21 веке. Но столетие назад ключевой проблемой все-таки стало наличие ассистентки с привилегиями у женатого мужчины. Этот роман стоил ему должности в престижном университете Джона Хопкинса. Однако, пару лет спустя Джон женился на Розали и прожил с ней 15 лет, пока смерть супруги не разлучила их.

Ни одно высшее учебное заведение не соглашалось сделать Уотсона своим сотрудником. Позднее в Нью-Йорке он нашел себе применение в рекламной сфере, параллельно посещая Новую школу социальных исследований в роли лектора.

Судьбу подопытного младенца удалось проследить только пять лет назад. К разочарованию скептиков, из-за попытки представить миру новое научное направление, у него не развилась странная фобия маленьких белых пушистых предметов. Судьба мальчика оказалась трагичной – маленький Дуглас скончался в возрасте 6 лет. Это известие опубликовали в издании «American Psychologist» в 2012 году. Кроме того, по утверждению авторов статьи, Уотсон знал о состоянии мальчика и изучал информацию о его здоровье.

Как бы там ни было, направление бихевиоризм осталось в истории науки. Но в понимании Уотсона оно не существует. Современные психологи не считают поведение единственным критерием для формулирования выводов о человеке.

Направление бихевиоризм и его второе дыхание

Джон Уотсон оказался не единственным желающим исследовать только «голую» биологическую природу человека. У другого американца – Берреса Фредерика Скиннера биологизация мира людей приобрела угрожающие масштабы. Все, что влияет на поведение, он называл подкреплениями. Соответственно, культурные явления не стали исключениями.

Изучение поведения животных стало основой биологизаторской модели Скиннера. Ее по умолчанию можно назвать ограниченной. По мнению исследователя, обучение не связано с внутренней познавательной деятельностью человека. Получение новых знаний в трактовке Скиннера является всего лишь подкреплением правильных реакций.

Грубо говоря, обучение – это не сознательный процесс, а всего лишь результат дрессуры. Все психические процессы (мышление, память, мотивы) разделены на две категории. То, что нельзя назвать реакцией, Скиннер обзывал подкреплением, и наоборот.

Однако, есть в теории Скиннера и рациональное зерно. Он предлагал не контролировать поведение наказанием. В его понимании, угроза имела бы такие результаты:

  • Отрицательные эмоциональные явления. Вспомни себя, когда ты был подростком. Если мама запрещала общаться с подозрительной компанией, то ты ей врал, чтобы не получить наказание. Возвращаясь домой, когда на часах было далеко за полночь, ты беспокоился о том, что получишь по первое число. Итого, мы имеем три побочных эффекта наказания – ложь, тревогу и страх.
  • Социальные побочные явления. Публичное порицание ребенка педагогом могло бы впоследствии обернуться потерей уверенности и самоуважения.
  • Временное появление нежелательного поведения. Если риск наказания уменьшится, то желание совершить нежелательное действие перевешивает. И снова вернемся к проблемам подростков: если мама куда-то уехала и не узнает о невинных шалостях с дурной компанией, то что мешает скоротать вечерок так, как хочется?

Говоря о подкреплениях, Скиннер делил их на два типа: первичные и вторичные. К первичным можно отнести наши базовые потребности. Так, человеку нужна еда, вода, физический комфорт и способность к размножению, то есть секс. К перечню вторичных (условных) причислены такие подкрепления, как: привязанность деньги, внимание и так далее. Кроме того, секс за деньги, с позиции Скиннера, можно было бы назвать объединением вторичного подкрепления с первичным.

Более сильным последствием генерализации является социальное одобрение. Именно оно вынуждает человека в детстве получать хорошие оценки, в подростковом возрасте – вести себя прилежно и соблюдать социальные нормы, а после достижения совершеннолетия – получать престижное образование и строгать карьеру с усердием Папы Карло.

И тут наблюдается интересная картина: Джон Уолтер представил на суд коллег-психологов эксперимент, который основан на домыслах, а его последователь, Беррес Скиннер, называл теории психоанализа предположением. Он был уверен, что мотив, эмоция и влечение – это ничто, и проверить это невозможно никак, поэтому и изучения такие категории недостойны.

Поведение человека – это глина, а окружающая обстановка – гончарный круг, который и позволяет создать новое изделие. То есть, бихевиоризм – это в психологии особое направление, которое стоит фактах, которые можно измерить корректно и объективно. Чтобы изучить поведение, достаточно только умело манипулировать средой, в которой находится человек. А вот включать в анализ механизмы, которые действуют внутри человека, нет необходимости.

В результате имеем следующее: два исследователя, одно направление и немного разные подходы. Именно их наработки обеспечили бихевиоризм почетным местом в перечне факторов, влияющих на развитие науки.

Роль бихевиоризма в психологии – это то, что легко переоценить и недооценить. Проще, конечно, сказать, что этого направления просто было, а его последователи считали людей животными. Однако бихевиоризм имел и конкретный результат – превратил психологию в экспериментальную науку.

Бихевиоризм

В начале XX века логическим завершением стремления к отрицанию всей прежней психологии стало направление, утвердившее в качестве предмета психологии поведение, понятое как совокупность реакций организма, обусловленная его общением со стимулами среды, к которой он адаптируется.

Бихевиоризм определил облик американской психологии XX века. Его основатель Джон Уотсон (1878-1958) сформулировал кредо бихевиоризма: «Предметом психологии является поведение». Отсюда и название – от английского behavior – «поведение» (бихевиоризм можно перевести как поведенческая психология).

Уотсон заявил в своей книге Психология глазами бихевиориста» (1913), что психология, как ее видит представитель бихевиоризма (от англ. behavior — поведение), представляет собой чисто объективную, экспериментальную отрасль естественных наук, задачей которой является прогнозирование поведения и управление поведением.

Согласно Уотсону, нет никакой разделительной черты между человеком и животным. Термины сознание», психическое состояние», разум» должны быть решительно отброшены как несостоятельные и заменены научными терминами раздражение», реакция», формирование поведения» и т.п. В целом, психология, как наука о поведении исходит из базового принципа, выраженного формулой S—R (стимул—реакция), и должна иметь дело только с актами типа мышечных движений или действий желез внутренней секреции, которые можно объективно описать, не прибегая к философским концепциям и терминологии.

Историческим предшественником бихевиоризма был американский зоопсихолог Э. Торндайк (1874—1949), проводивший экспериментальные исследования образования навыков У животных. Торндайк постулировал ряд законов научения, включая законы эффекта (лучше запоминается действие, приносившее удовлетворение), упражнения (чем чаще ситуация повторяется, тем лучше она запоминается) и др.

Своим идейным вдохновителем Уотсон называл И. П. Павлова, давшего ясное описание условнорефлекторной деятельности как высшей в эволюционном отношении формы приспособления организма к среде. При этом особую роль играло то обстоятельство, что Павлов развивал свое учение о высшей нервной деятельности с позиций чистого» физиолога, основываясь на данных своих классических экспериментов и даже штрафовал своих сотрудников за употребление психологических терминов типа сознание».

Уотсон считал, что анализ поведения должен носить строго объективный характер и ограничиваться внешне наблюдаемыми реакциями (все, что не поддается объективной регистрации, – не подлежит изучению, т.е. мысли, сознание человека не подлежат изучению, их нельзя измерить, регистрировать).

Все, что происходит внутри человека, изучить невозможно, т.е. человек выступает как «чёрный ящик». Объективно изучать, регистрировать можно только реакции, внешние действия человека и те стимулы, ситуации, которые эти реакции обусловливают. И задача психологии заключается в том, чтобы по реакции определять вероятный стимул, а по стимулу предсказывать определенную реакцию.

И личность человека, с точки зрения бихевиоризма, не что иное, как совокупность поведенческих реакций, присущих данному человеку. Та или иная поведенческая реакция возникает на определенный стимул, ситуацию. Формула «стимул – реакция» (S – R) являлась ведущей в бихевиоризме. Закон эффекта Торндайка уточняет: связь между S и R усиливается, если есть подкрепление. Подкрепление может быть положительным (похвала, получение желаемого результата, материальное вознаграждение и т.п.) либо отрицательным (боль, наказание, неудача, критическое замечание и т.п.). Поведение человека вытекает чаще всего из ожидания положительного подкрепления, но иногда преобладает желание прежде всего избежать отрицательного подкрепления, т.е. наказания, боли и пр.

Таким образом, с позиции бихевиоризма личность – все то, чем обладает индивид, и его возможности в отношении реакции (навыки, сознательно регулируемые инстинкты, социализованные эмоции + способность пластичности, чтобы образовывать новые навыки + способность удержания, сохранения навыков) для приспособления к среде, т.е. личность – организованная и относительно устойчивая система навыков. Навыки составляют основу относительно устойчивого поведения, навыки приспособлены к жизненным ситуациям, изменение ситуации ведет к формированию новых навыков.

Человек в концепции бихевиоризма понимается прежде всего как реагирующее, действующее, обучающееся существо, запрограммированное на те или иные реакции, действия, поведение. Изменяя стимулы и подкрепления, можно программировать человека на требуемое поведение.

Бихевиоризм стали называть психологией без психики». Этот оборот предполагал, что психика идентична сознанию. Между тем, требуя устранить сознание, бихевиористы вовсе не превращали организм в лишенное психических качеств устройство. Они изменили представление об этих качествах.

Реальный вклад нового направления заключался в резком расширении изучаемой психологией области. Она отныне включала доступный внешнему объективному наблюдению, независимый от сознания стимул — реактивные отношения.

Изменились схемы психологических экспериментов. Они ставились преимущественно на животных — белых крысах. В качестве экспериментальных устройств взамен прежних физиологических аппаратов были изобретены различные типы лабиринтов и проблемных ящиков». Запускаемые в них животные научились находить из них выход.

Тема научения, приобретения навыков путем проб и ошибок стала центральной для этой школы, собравшей огромный экспериментальный материал о факторах, определяющих модификацию поведения. Материал подвергался дотошной статистической обработке. Ведь реакции животных носили не жестко предопределенный, а статистический характер.

Изменялось воззрение на законы, правящие поведением живых существ, в том числе человека, который предстал в этих опытах как большая белая крыса», ищущая свой путь в лабиринте жизни», где вероятность успеха не предопределена и царит его величество Случай.

Исключив сознание, бихевиоризм неизбежно оказался односторонним направлением. Вместе с тем он ввел в научный аппарат психологии категорию действия в качестве не только внутренней духовной (как в прежние времена), но и внешней, телесной реальности.

Бихевиоризм изменил общий строй психологического познания. Его предмет охватывал отныне построение и изменение реальных телесных действий в ответ на широкий спектр внешних вызовов.

Сторонники этого направления рассчитывали, что, опираясь на данные экспериментов, удастся объяснить любые естественные формы поведения людей, такие, например, как строительство небоскреба или игру в теннис. Основа же всего — законы научения.

Основные теории бихевиоризма

Ученый

Предмет и задачи исследования

Основные результаты

Э. Торндайк

Экспериментальное исследо­вание условий и динамики научения путем анализа спо­собов решения задачи в про­блемном ящике

Законы образования коннекций (связи),
т. е. законы научения. Метод обучения путем проб и ошибок

Д. Уотсон

Изучение поведения, анализ его формирования путем об­разования связи SR. Наблю­дение за естественным станов­лением поведения, эмоций, понятий, речи

Доказательство прижизненности образования основных знаний, умений, переживаний человека и возможности по­влиять на их содержание

Э. Толмен

Изучение деятельности систе­мы организм-среда, формиро­вание целостного, молярного подхода к проблеме поведения

Внутренняя переменная, опо­средующая связь SR, поня­тие о когнитивных картах и латентном обучении

К. Халл

Формирование гипотетико-дедуктивного подхода к изу­чению поведения, анализу факторов, влияющих на ха­рактер связи SR

Понятие первичного и вто­ричного подкрепления, закон редукции напряжения

Б. Скиннер

Разработка методов целена­правленного обучения, управ­ления и коррекции поведения. Изучение оперантного пове­дения

Законы оперантного обуче­ния, программированное обу­чение, методы коррекции по­ведения

Д. Мид

Исследование социальных взаимодействий, лежащих в основе образования «Я»

Понятие роли и системы ролей как основы личности, раскры­тие роли игры и ожиданий ок­ружающих в становлении «Я»

А. Бандура

Исследование социального научения, изучение механиз­мов формирования социаль­ного поведения и подражания, а также способов коррекции поведения

Понятие косвенного подкреп­ления, раскрытие роли модели подражания, исследование са­моэффективности, влияющей на регуляцию персонального поведения

БИХЕВИОРИЗМ — это… Что такое БИХЕВИОРИЗМ?


(от англ. behavior – поведение) – господств. направление в амер. психологии 20 в., отрицающее сознание как предмет психологии и считающее таковым поведение, под к-рым понимаются телесные реакции на стимулы. Возникновение Б. было обусловлено как социальными, так и теоретич. причинами. Нарастание идеологич. реакции в период империализма вызвало появление концепций, принижающих роль сознания. Наиболее распространенные в США разновидности махистской философии – прагматизм и неореализм – отвергли реальность не только материи, но и сознания как свойства мозга. Вместе с тем остро вставал вопрос о практич. использовании психологии с тем, чтобы поставить ее на службу капиталистич. произ-ву. На рубеже 20 в. резко обнаружилась несостоятельность интроспективной теории сознания (см. Интроспективная психология). Под влиянием эволюц. биологии возникают попытки применить объективный метод к изучению поведения животных. Одна из таких попыток принадлежала Торндайку (1898). Наблюдая реакции животных при выполнении экспериментальных задач, он пришел к выводу, что решение достигается методом «проб и ошибок», путем отбора произведенных наугад движений. Этот вывод был затем распространен на процесс учения у человека. По принципиально иному пути объективного исследования поведения животных и человека пошел, развивая идеи Сеченова, Павлов, работы к-рого оказали большое влияние на сторонников Б., хотя и были ими неправильно истолкованы в духе механицизма. На них повлияли также искания в области «объективной психологии» Бехтерева.
Такова была атмосфера, в к-рой сложилась первая программа Б. , сформулированная Уотсоном (1913). Центр. пунктом программы было требование отказаться от понятия «сознание», якобы препятствующего превращению психологии в строгую науку. Выступая на словах против идеалистич. взгляда на сознание, Б. полностью принимал этот взгляд, т.к. понимал под сознанием совокупность субъективных данных, познаваемых только тем, кто их непосредственно переживает. Отвергая сознание как реальную функцию мозга, состоящую в отражении внешнего мира, Б. выступил и против физиологии мозга, изучающей материальный субстрат психики. Открытые Павловым закономерности высшей нервной деятельности он попытался интерпретировать в терминах «стимула и реакции», т. е. внешнего раздражения и двигат. ответа на него, полностью игнорируя динамику нервно-психич. процессов, обусловливающую характер акта поведения. Павлов выступил против Б. со спец. работой «Ответ физиолога психологам» («The reply of physiologist to psychologist», «Psychol. Rev.», 1932, v. 39, No 2). Б. требует замены исторически сложившейся системы психологич. категорий новыми понятиями: ощущение он называет «дискриминаторной реакцией», мышление – «субвокальной реакцией гортани», чувство отождествляет с «висцеральной реакцией», самосознание трактует как «вербальный отчет» и т.д.
Исследователи, находившиеся под влиянием Б., внесли довольно значит. вклад в разработку конкретных вопросов психологии (в особенности проблем навыка и учения), однако получ. факты Б. интерпретирует с ложных теоретич. позиций. Так, напр., выработка навыка сводится к механич. закреплению связей в результате повторения, характер же отражения мозгом действительности полностью игнорируется. Мышление отождествляется с речью, сама же речь превращается в лишенный смыслового содержания речедвигат. акт. Б. свойственна установка на биологизацию человеч. поведения. Качеств. отличие последнего от поведения животных отрицается. Выдвигается мнение, будто всё, что есть важного в психологии, может быть в сущности исследовано путем продолжающегося теоретич. и экспериментального анализа поведения крысы в лабиринте. Исходя из гносеологии позитивизма, Б. видит задачу психологич. науки в фиксации результатов внешнего наблюдения, считая неправомерным изучение внутр. механизмов деятельности, познаваемых опосредованно.
Уже в начале 20-х гг. 20 в. начинается распад Б. на ряд направлений, сочетающих с осн. его доктриной элементы др. теорий, в частности гештальтпсихологии и фрейдизма.
Амер. психолог Э. Толмен пытался преодолеть механицизм Б. на основе своеобразной телеологич. концепции, названной им «молярным Б.» (Е. С. Tolman, Purposive behavior in animals and men, N. Y., 1932). Амер. психолог Вейс доказывал, что все психологич. факты могут быть безостаточно выражены в физико-химич. или социологич. терминах (A. A. Weiss, A theoretical basis of human behavior, 1925). Амер. психолог Г. Мид критиковал Уотсона за индивидуалистич подход к поведению и выдвинул теорию «социального Б.», согласно к-рой поведение складывается в процессе общения (G. Mead, Mind, self and society from the stand point of a social behaviorist, 1934). Само общение при этом понимается сугубо идеалистически, как «обмен жестами» (речь относится к категории вокальных жестов). В 30–40-х гг. Б. сближается с семантич. идеализмом и операционализмом. В нем все сильнее нарастает тенденция к формализации психологии, замене индуктивного исследования, свойственного раннему Б., априористич. построениями. Таков, напр., «гипотетико-дедуктивный» метод одного из наиболее влият. представителей совр. Б. – амер. психолога К. Халла, строящего науку о поведении на общих постулатах, из к-рых извлекаются дедуктивным путем выводы, предлагаемые для эмпирич. проверки (С. L. Hull, Principles of behavior; an introduction to behavior theory, 1943). Для совр. Б. характерна тенденция к максим. ограничению круга явлений, объясняемых с позиций рефлекторной теории. Так, амер. бихевиорист Скиннер объявил типичным для живых существ т.н. «оперантное» поведение, причинная обусловленность к-рого внешней стимуляцией отрицается. Ряд сторонников Б., перенеся центр тяжести с приобретенных реакций на инстинкты, психич. «гены» (Торндайк) и т.п., смыкается с расистскими теориями. В настоящее время предпринимаются попытки использовать для укрепления Б. успехи кибернетики путем объяснения закономерностей человеческого поведения принципами функционирования автоматических устройств.
Глубокие противоречия, разъедающие Б. на протяжении всей его истории, – результат порочности его методологич. филос. основы.

Лит.: Thorndike Ε. L., Animal intelligence (Animal behavior), Ν. Υ., 1911; его же, Man and his works, Camb (Mass), 1943; Watson J. B., Psychology as a behaviorist views it, «Psychol. Rev.», 1913, v. 20; Τolman Ε. С., Purposive behavior in animals and men, Ν. Υ., 1932; Mead C., Mind, self and society from the stand point of a social behavionst, Chi., 1946; Hull С. L., Principles of behavior, Ν. Υ., 1943; Павлов И. П., Ответ физиолога психологам, Полн. собр. соч., 2 изд., т. 3, кн. 2, M.–Л., 1951; Рубинштейн С. Л., Нео-бихевиоризм Тольмана, «Уч. зап. кафедры психологии Ленингр. гос. пед. ин-та им. А. И. Герцена», 1939; его же, Философия и психология, «Вопр. философии», 1957, No 1; Ярошевский Μ. Γ., Буржуазные психологи США в борьбе за ликвидацию сознания, там же, 1948, No 3.

M. Ярошевский. Куляб.


Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия.
Под редакцией Ф. В. Константинова.
1960—1970.

Бихевиоризм — это… Что такое Бихевиоризм?

Бихевиори́зм (англ. behavior — поведение) — направление в психологии человека и животных, буквально — наука о поведении. Это направление в психологии, определявшее облик американской психологии в начале 20-го века, радикально преобразовавшее всю систему представлений о психике. Его кредо выражала формула, согласно которой предметом психологии является поведение, а не сознание. Поскольку тогда было принято ставить знак равенства между психикой и сознанием (психическими считались процессы, которые начинаются и заканчиваются в сознании. ), возникла версия, будто, устраняя сознание, бихевиоризм тем самым ликвидирует психику. Основателем данного направления в психологии был американский психолог Джон Уотсон.

Важнейшими категориями бихевиоризма являются стимул, под которым понимается любое воздействие на организм со стороны среды, в том числе и данная, наличная ситуация, реакция и подкрепление, в качестве которого для человека может выступать и словесная или эмоциональная реакция окружающих людей. Субъективные переживания при этом в современном бихевиоризме не отрицаются, но ставятся в положение, подчиненное этим воздействиям.

Во второй половине 20-го века бихевиоризм был замещен когнитивной психологией, которая с тех пор доминирует в психологической науке[1]. Однако многие идеи бихевиоризма до сих пор используются в определённых направлениях психологии и психотерапии.

История

Одним из пионеров бихевиористского движения был Эдвард Торндайк. Сам он называл себя не бихевиористом, а «коннексионистом» (от англ. «connection» — связь).

То, что интеллект имеет ассоциативную природу, было известно со времен Гоббса. То, что интеллект обеспечивает успешное приспособление животного к среде, стало общепринятым после Спенсера. Но впервые именно опытами Торндайка было показано, что природа интеллекта и его функция могут быть изучены и оценены без обращения к идеям или другим явлениям сознания. Ассоциация означала уже связь не между идеями или между идеями и движениями, как в предшествующих ассоциативных теориях, а между движениями и ситуациями.

Весь процесс научения описывался в объективных терминах. Торндайк использовал идею Вена о «пробах и ошибках» как регулирующем начале поведения. Выбор этого начала имел глубокие методологические основания. Он ознаменовал переориентацию психологической мысли на новый способ детерминистского объяснения своих объектов. Хотя Дарвин специально не акцентировал роль «проб и ошибок», это понятие несомненно составляло одну из предпосылок его эволюционного учения. Поскольку возможные способы реагирования на непрестанно меняющиеся условия внешней среды не могут быть заранее предусмотрены в структуре и способах поведения организма, согласование этого поведения со средой реализуется только на вероятностной основе.

Эволюционное учение потребовало введения вероятностного фактора, действующего с такой же непреложностью, как и механическая причинность. Вероятность нельзя было больше рассматривать как субъективное понятие (результат незнания причин, по утверждению Спинозы). Принцип «проб, ошибок и случайного успеха» объясняет, согласно Торндайку, приобретение живыми существами новых форм поведения на всех уровнях развития. Преимущество этого принципа достаточно очевидно при его сопоставлении с традиционной (механической) рефлекторной схемой. Рефлекс (в его досеченовском понимании) означал фиксированное действие, ход которого определяется так же строго фиксированными в нервной системе способами. Невозможно было объяснить этим понятием адаптивность реакций организма и его обучаемость.

Торндайк принимал за исходный момент двигательного акта не внешний импульс, запускающий в ход телесную машину с предуготованными способами реагирования, а проблемную ситуацию, то есть такие внешние условия, для приспособления к которым организм не имеет готовой формулы двигательного ответа, а вынужден её построить собственными усилиями. Итак, связь «ситуация — реакция» в отличие от рефлекса (в его единственно известной Торндайку механистической трактовке) характеризовалась следующими признаками: 1) исходный пункт — проблемная ситуация; 2) организм противостоит ей как целое; 3) он активно действует в поисках выбора и 4) выучивается методом упражнения.

Прогрессивность подхода Торндайка по сравнению с подходом Дьюи и других чикагцев очевидна, ибо сознательное стремление к цели принималось ими не за феномен, который нуждается в объяснении, а за причинное начало. Но Торндайк, устранив сознательное стремление к цели, удержал идею об активных действиях организма, смысл которых состоит в решении проблемы с целью адаптации к среде.

Работы Торндайка не имели бы для психологии пионерского значения, если бы не открывали новых, собственно психологических закономерностей. Но не менее отчётливо выступает у него ограниченность бихевиористских схем в плане объяснения человеческого поведения. Регуляция человеческого поведения совершается по иному типу, чем это представляли Торндайк и все последующие сторонники так называемой объективной психологии, считавшие законы научения едиными для человека и остальных живых существ. Такой подход породил новую форму редукционизма. Присущие человеку закономерности поведения, имеющие общественно-исторические основания, сводились к биологическому уровню детерминации, и тем самым утрачивалась возможность исследовать эти закономерности в адекватных научных понятиях.

Торндайк больше чем кто бы то ни было подготовил возникновение бихевиоризма. Вместе с тем, как отмечалось, он себя бихевиористом не считал; в своих объяснениях процессов научения он пользовался понятиями, которые возникший позднее бихевиоризм потребовал изгнать из психологии. Это были понятия, относящиеся, во-первых, к сфере психического в её традиционном понимании (в частности, понятия об испытываемых организмом состояниях удовлетворённости и дискомфорта при образовании связей между двигательными реакциями и внешними ситуациями), во-вторых, к нейрофизиологии (в частности, «закон готовности», который, согласно Торндайку, предполагает изменение способности проводить импульсы). Бихевиористская теория запретила исследователю поведения обращаться и к тому, что испытывает субъект, и к физиологическим факторам.

Теоретическим лидером бихевиоризма стал Джон Бродес Уотсон. Его научная биография поучительна в том плане, что показывает, как в становлении отдельного исследователя отражаются влияния, определившие развитие основных идей направления в целом.

Девизом бихевиоризма стало понятие о поведении как объективно наблюдаемой системе реакций организма на внешние и внутренние стимулы. Это понятие зародилось в русской науке в трудах И.  М. Сеченова, И. П. Павлова и В. М. Бехтерева. Они доказали, что область психической деятельности не исчерпывается явлениями сознания субъекта, познаваемыми путем внутреннего наблюдения за ними (интроспекцией), ибо при подобной трактовке психики неизбежно расщепление организма на душу (сознание) и тело (организм как материальную систему). В результате сознание отъединялось от внешней реальности, замыкалось в кругу собственных явлений (переживаний), ставящих его вне реальной связи земных вещей и включённости в ход телесных процессов. Отвергнув подобную точку зрения, русские исследователи вышли на новаторский метод изучения взаимоотношений целостного организма со средой, опираясь на объективные методы, сам же организм трактуя в единстве его внешних (в том числе двигательных) и внутренних (в том числе субъективных) проявлений. Этот подход намечал перспективу для раскрытия факторов взаимодействия целостного организма со средой и причин, от которых зависит динамика этого взаимодействия. Предполагалось, что знание причин позволит в психологии осуществить идеал других точных наук с их девизом «предсказание и управление».

Это принципиально новое воззрение отвечало потребностям времени. Старая субъективная психология повсеместно обнажала свою несостоятельность. Это ярко продемонстрировали опыты над животными, которые были главным объектом исследований американских психологов. Рассуждения о том, что происходит в сознании животных при исполнении ими различных экспериментальных заданий, оказывались бесплодными. Уотсон пришел к убеждению, что наблюдения за состояниями сознания так же мало нужны психологу, как физику. Только отказавшись от этих внутренних наблюдений, настаивал он, психология станет точной и объективной наукой. В понимании Уотсона мышление это не более чем мысленная речь.

Находясь под влиянием позитивизма, Уотсон доказывал, будто реально только то, что можно непосредственно наблюдать. Поэтому, по его плану, всё поведение должно быть объяснено из отношений между непосредственно наблюдаемыми воздействиями физических раздражителей на организм и его так же непосредственно наблюдаемыми ответами (реакциями). Отсюда и главная формула Уотсона, воспринятая бихевиоризмом: «стимул — реакция» (S-R). Из этого явствовало, что процессы, которые происходят между членами этой формулы — будь то физиологические (нервные), будь то психические, психология должна устранить из своих гипотез и объяснений. Поскольку единственно реальными в поведении признавались различные формы телесных реакций, Уотсон заменил все традиционные представления о психических явлениях их двигательными эквивалентами.

Зависимость различных психических функций от двигательной активности была в те годы прочно установлена экспериментальной психологией. Это касалось, например, зависимости зрительного восприятия от движений глазных мышц, эмоций — от телесных изменений, мышления — от речевого аппарата и так далее.

Эти факты Уотсон использовал в качестве доказательства того, что объективные мышечные процессы могут быть достойной заменой субъективных психических актов. Исходя из такой посылки, он объяснял развитие умственной активности. Утверждалось, что человек мыслит мышцами. Речь у ребёнка возникает из неупорядоченных звуков. Когда взрослые соединяют с каким-нибудь звуком определенный объект, этот объект становится значением слова. Постепенно у ребенка внешняя речь переходит в шёпот, а затем он начинает произносить слово про себя. Такая внутренняя речь (неслышная вокализация) есть не что иное, как мышление.

Всеми реакциями, как интеллектуальными, так и эмоциональными, можно, по мнению Уотсона, управлять. Психическое развитие сводится к учению, то есть к любому приобретению знаний, умений, навыков — не только специально формируемых, но и возникающих стихийно. С этой точки зрения, научение — более широкое понятие, чем обучение, так как включает в себя и целенаправленно сформированные при обучении знания. Таким образом, исследования развития психики сводятся к исследованию формирования поведения, связей между стимулами и возникающими на их основе реакциями (S-R).

Уотсон экспериментально доказывал, что можно сформировать реакцию страха на нейтральный стимул. В его опытах детям показывали кролика, которого они брали в руки и хотели погладить, но в этот момент получали разряд электрического тока. Ребёнок испуганно бросал кролика и начинал плакать. Опыт повторялся, и на третий-четвёртый раз появление кролика даже в отдалении вызывало у большинства детей страх. После того как эта негативная эмоция закреплялась, Уотсон пытался ещё раз изменить эмоциональное отношение детей, сформировав у них интерес и любовь к кролику. В этом случае ребенку показывали кролика во время вкусной еды. В первый момент дети прекращали есть и начинали плакать. Но так как кролик не приближался к ним, оставаясь в конце комнаты, а вкусная еда (шоколадка или мороженое) была рядом, то ребенок успокаивался. После того как дети переставали реагировать плачем на появление кролика в конце комнаты, экспериментатор придвигал его все ближе и ближе к ребёнку, одновременно добавляя вкусных вещей ему на тарелку. Постепенно дети переставали обращать внимание на кролика и под конец спокойно реагировали, когда он располагался уже около их тарелки, и даже брали его на руки и старались накормить. Таким образом, доказывал Уотсон, эмоциональным поведением можно управлять.

Принцип управления поведением получил в американской психологии после работ Уотсона широкую популярность. Концепцию Уотсона (как и весь бихевиоризм) стали называть «психологией без психики». Эта оценка базировалась на мнении, будто к психическим явлениям относятся только свидетельства самого субъекта о том, что он считает происходящим в его сознании при «внутреннем наблюдении». Однако область психики значительно шире и глубже непосредственно осознаваемого. Она включает также и действия человека, его поведенческие акты, его поступки. Заслуга Уотсона в том, что он расширил сферу психического, включив в него телесные действия животных и человека. Но он добился этого дорогой ценой, отвергнув как предмет науки огромные богатства психики, несводимые к внешне наблюдаемому поведению.

В бихевиоризме неадекватно отразилась потребность в расширении предмета психологических исследований, выдвинутая логикой развития научного знания. Бихевиоризм выступил как антипод субъективной (интроспективной) концепции, сводившей психическую жизнь к «фактам сознания» и полагавшей, что за пределами этих фактов лежит чуждый психологии мир. Критики бихевиоризма в дальнейшем обвиняли его сторонников в том, что в своих выступлениях против интроспективной психологии они сами находились под влиянием созданной ею версии о сознании. Приняв эту версию за незыблемую, они полагали, что её можно либо принять, либо отвергнуть, но не преобразовать. Вместо того, чтобы взглянуть на сознание по-новому, они предпочли вообще с ним разделаться.

Эта критика справедлива, но недостаточна для понимания гносеологических корней бихевиоризма. Если даже вернуть сознанию его предметно-образное содержание, превратившееся в интроспекционизме в призрачные «субъективные явления», то и тогда нельзя объяснить ни структуру реального действия, ни его детерминацию. Как бы тесно ни были связаны между собой действие и образ, они не могут быть сведены одно к другому. Несводимость действия к его предметно-образным компонентам и была той реальной особенностью поведения, которая гипертрофированно предстала в бихевиористской схеме.

Уотсон стал наиболее популярным лидером бихевиористского движения. Но один исследователь, сколь бы ярким он ни был, бессилен создать научное направление.

Среди сподвижников Уотсона по крестовому походу против сознания выделялись крупные экспериментаторы Уильям Хантер (1886—1954) и Карл Спенсер Лешли (1890—1958). Первый изобрёл в 1914 году экспериментальную схему для изучения реакции, которую он назвал отсроченной. Обезьяне, например, давали возможность увидеть, в какой из двух ящиков положен банан. Затем между ней и ящиками ставили ширму, которую через несколько секунд убирали. Она успешно решала эту задачу, доказав, что уже животные способны к отсроченной, а не только непосредственной реакции на стимул.

Учеником Уотсона был Карл Лешли, работавший в Чикагском и Гарвардском университетах, а затем в лаборатории Иеркса по изучению приматов. Он, как и другие бихевиористы, считал, что сознание безостаточно сводится к телесной деятельности организма. Известные опыты Лешли по изучению мозговых механизмов поведения строились по следующей схеме: у животного вырабатывался какой-либо навык, а за тем удалялись различные части мозга с целью выяснить, зависит ли от них этот навык. В итоге Лешли пришёл к выводу, что мозг функционирует как целое и его различные участки эквипотенциальны, то есть равноценны, и потому с успехом могут заменять друг друга.

Всех бихевиористов объединяла убежденность в бесплодности понятия о сознании, в необходимости покончить с «ментализмом». Но единство перед общим противником — интроспективной концепцией — утрачивалось при решении конкретных научных проблем.

И в экспериментальной работе, и на уровне теории в психологии совершались изменения, приведшие к трансформации бихевиоризма. Система идей Уотсона в 30-х годах уже не была более единственным вариантом бихевиоризма.

Распад первоначальной бихевиористской программы говорил о слабости её категориального «ядра». Категория действия, односторонне трактовавшаяся в этой программе, не могла успешно разрабатываться при редукции образа и мотива. Без них само действие утрачивало свою реальную плоть. Образ событий и ситуаций, на которые всегда ориентировано действие, оказался у Уотсона низведённым до уровня физических раздражителей. Фактор мотивации либо вообще отвергался, либо выступал в виде нескольких примитивных аффектов (типа страха), к которым Уотсон вынужден был обращаться, чтобы объяснить условно-рефлекторную регуляцию эмоционального поведения. Попытки включить категории образа, мотива и психосоциального отношения в исходную бихевиористскую программу привели к её новому варианту — необихевиоризму.

1960-е годы

Развитие бихевиоризма в 60-х годах 20 века связано с именем Скиннера. Американского исследователя можно отнести к течению радикального бихевиоризма. Скиннер отвергал мыслительные механизмы и полагал, что методика выработки условного рефлекса, заключающаяся в закреплении или ослабления поведения в связи с наличием или отсутствием поощрения или наказания, может объяснить все формы человеческого поведения. Этот подход применялся американским исследователем к объяснению самых разнообразных по сложности форм поведения, начиная с процесса обучения и заканчивая социальным поведением.

Методы

Бихевиористами применялось два основных методологических подхода для исследования поведения: наблюдение в лабораторных, искусственно создаваемых и управляемых условиях, и наблюдение в естественной среде обитания.

Большинство экспериментов бихевиористы проводили на животных, затем установление закономерности реакций в ответ на воздействия окружающей среды перенесли на человека. Бихевиоризм сместил акцент экспериментальной практики психологии с исследования поведения человека на исследование поведения животных. Опыты с животными позволяли лучше осуществлять исследовательский контроль за связями среды с поведенческой реакцией на нее. Чем проще психологический и эмоциональный склад наблюдаемого существа, тем больше гарантии, что исследуемые связи не будут искажаться сопутствующими психологическими и эмоциональными компонентами. Обеспечить такую степень чистоты в эксперименте с людьми невозможно.

Позже эта методика подвергалась критике, в основном по этическим причинам (смотрите, например, гуманистический подход). Также бихевиористы полагали, что благодаря манипуляциям с внешними стимулами можно формировать у человека разные черты поведения.

В СССР

В СССР бихевиоризм, как и другие психологические направления, рассматривался как буржуазное извращение психологии. Особенно активно критиковал этот подход А. Н. Леонтьев. В основном его критика сводилась к обличению в биологизаторстве бихевиоризма, в «индивидуальной болтанке»[Что?], и к тому, что бихевиоризм, по мнению Леонтьева, отрицал роль и вообще наличие внутренних ненаблюдаемых свойств (таких, как цели, мотивы, смысл, предубеждения и прочее) в поведении и деятельности человека.

В то же время к бихевиоризму были близки возникшие в России в 1910—1920-е годы рефлексология (объективная психология) В.  М. Бехтерева, физиологическая теория условных рефлексов в поведении животных и человека И. П. Павлова, педологическая концепция активности поведения и деятельности личности А. Ф. Лазурского и М. Я. Басова[2] и объективная психология П. П. Блонского.

Развитие

Бихевиоризм положил начало возникновению и развитию различных психологических и психотерапевтических школ, таких, как необихевиоризм, когнитивная психология, поведенческая психотерапия, рационально-эмоционально-поведенческая терапия. Существует множество практических приложений бихевиористской психологической теории, в том числе и в далёких от психологии областях.

Сейчас подобные исследования продолжает наука о поведении животных и человека — этология, использующая другие методы (например, этология гораздо меньшее значение придаёт рефлексам, считая врождённое поведение более важным для изучения).

См. также

Ссылки

Примечания

  1. Kelby Mason, Chandra Sripada & Stephen Stich The Philosophy of Psychology.
  2. Басов М. Я. Общие основы педологии. — М.—Л.: ГИЗ, 1931. — 802 с.

Практическая психология. Бихевиоризм

Начну с того, что эта теория многим не нравится, поскольку никто не хочет ощущать себя собакой Павлова: звякнул звоночек — и тут же началось слюноотделение. Однако она работает. И поскольку регулируется лимбической системой, работает очень эффективно и с весьма устойчивыми результатами.

Итак, для тех, кто не знает, о чём идёт речь. Бихевиоризм — направление в психологии, сформировавшееся в конце XIX века в США как противопоставление господствовавшим тогда психологическим течениям. Ряд психологов заявили, что то, что происходит в голове человека, — чёрный ящик, поэтому давайте будем изучать только видимые проявления — поведение. Собственно, именно этим они и занялись. Современные знания об эффективном научении кого угодно чему угодно базируются во многом именно на бихевиористских и нео-бихевиористских исследованиях.

В простейшем варианте внешнее проявление поведения индивида (неважно, человека или животного) основано на петле связи Стимул – Реакция. А дальше в этот процесс включаются механизмы подкрепления, положительного или отрицательного. Кстати, даже у голубей возникают суеверия — случайным образом подкрепленные действия, не имеющие объективно ничего общего с достижением результата (такое исследование проводил Б. Скиннер).

Положительно подкрепляемые действия индивид стремится повторять, чтобы снова получить подкрепление. Отрицательно подкрепляемых, наоборот, стремится избегать. Так, например, если вам нужно отучить кота залезать на стол, в следующий раз, когда он это сделает, неожиданно уроните рядом с ним крышку (издайте неприятный громкий звук). Велика вероятность, что в следующий раз он подумает, стоит ли туда лезть. Другой вопрос, что устоявшееся поведение от однократного отрицательного подкрепления вряд ли изменится. Кроме того, если на этом самом столе кот каждый раз получает для себя вкусное положительное подкрепление, такой метод и вовсе не сработает.

Кстати, владельцы собак часто совершают одну и ту же ошибку. Если собака убежала, её долго зовут, а когда она, наконец, подходит к хозяину, начинают ругать. Получается, что отрицательно подкрепляют такие хозяева именно приход собаки, то есть добиваются прямо противоположного результата: в следующий раз собака не захочет подходить к хозяину ещё дольше. Так мы переходим к одному из важнейших постулатов: подкрепление должно производиться вовремя, то есть в момент совершения действия или сразу же после него. И никак иначе! Поскольку связывание действия и реакции на него производится не в сознании, а на подсознательном уровне.

Очень умело механизмы подкрепления используют разработчики игр, поскольку им надо «зацепить» клиентов, чтобы те не ушли к конкурентам, коих в геймдеве немало. В простейшем варианте это хлопушки, шарики, аплодисменты в случае успешного выполнения задания или прохождения уровня. Связь здесь достаточно прозрачна: если человеку игра не будет приносить удовольствия, он не захочет в неё играть. Если после каждого задания человек чувствует себя крутым, он хочет играть дальше, чтобы испытать это чувство ещё и ещё.

И, кстати, положительное подкрепление можно успешно использовать в борьбе с прокрастинацией: очень часто проблема заключается в том, чтобы начать что-то делать. Разрешите себе, например, съесть что-нибудь вкусное (именно для вас), если поделаете то, что нужно, в течение, например, 15 минут. Как правило, этого времени достаточно, чтобы осознать, что задача не так страшна, как казалось, чтобы втянуться, а положительно подкрепленное начало действия позволит проще начать делать эту (или другую) задачу в следующий раз.

Перейдём к более близкой нам сфере — обучению. Тут стоит упомянуть и ещё один принцип, помогающий достичь результата максимально быстро: прокачивайте одновременно только один навык. То есть, например, если вы хотите научиться стрелять по внезапно появляющимся в разных местах мишеням, не стоит сразу с этого начинать. Имеет смысл по-отдельности (в разные моменты времени) тренировать скорость реакции, дальность и точность попадания. При этом вовсе не обязательно сначала научиться одному, потом другому, потом третьему, можно просто разнести эти моменты на три разные занятия в течение одного и того же дня. Главное, когда вы тренируете один аспект, не смотреть на то, что другие, возможно, уже натренированные, стали хуже получаться — это нормально, их качество позже восстановится.

И, кстати, если вы вообще никогда не стреляли в цель, стоит начать со статичных мишеней на одном и том же, довольно близком, расстоянии. Здесь работает ещё один важный принцип: задача не должна быть недостижимой. Однако и на слишком лёгких задачах зависать не стоит, программа обучения всегда должна быть выстроена на несколько шагов вперёд, чтобы знать, к чему переходить, если какой-то этап даётся легче, чем вы рассчитывали.

Очень важно заканчивать занятие на получившемся моменте — это работает как положительное подкрепление для всего занятия в целом. Для этого нужно, во-первых, закончить до того, как ты устал (или обучающийся, если ты учишь кого-то), то есть не доводить до изнеможения и целого ряда неудач. Во-вторых, под конец занятия имеет смысл припасти более простое упражнение. В третьих, если вы попали в полосу неудач, лучше переключиться на принципиально другую деятельность в рамках всё того же занятия. Можно вернуться к неудачному упражнению чуть позже или, вообще, в следующий раз. И четвёртый момент, касающийся уже не каждого занятия: если вы долго-долго мучились, и оно (что бы то ни было), наконец, получилось, — остановитесь, хватит на сегодня! Это чувство «я смог» — сильнейшее положительное подкрепление. И, думаю, оно в той или иной мере знакомо всем, кто проходит Хекслет 😊

Кстати, сформированное поведение требует периодического положительного подкрепления. Ключевое слово здесь — периодического. Если делать это постоянно для уже усвоенных действий, роль подкрепления уменьшается. А вот если подкреплять поведение время от времени, оно становится более устойчивым. И, как ни странно, чем реже подкрепляешь, тем более устойчивым становится поведение. При этом, если совсем его не подкреплять, оно постепенно угасает. Главное, если хочется избавиться от нежелательного подкрепления, перестав его подкреплять, следить за систематическим соблюдением этого правила, иначе, наоборот, вместо избавления от поведения вы его ещё больше закрепите.

Всё, что описано выше, удобно использовать, когда вы хотите освоить какой-нибудь практический навык, например, научиться играть на гитаре или стрелять из лука. Однако и в интеллектуальном научении эти принципы можно использовать. Так, например, «выращивается» любовь к математике у детей на математических кружках. Дерзайте, и у вас всё получится!

Бихевиоризм как научный подход к изучению поведения — Блог Викиум

Люди по-разному общаются и ведут себя с окружающими, по-разному работают, отдыхают и по-своему реагируют на различные события. Все что касается сферы поведения человека или животных уже много лет является субъектом изучения бихевиоризма.

Бихевиоризм является научным подходом к исследованию поведения людей и животных. Всестороннее изучение данной области основано на теории о том, что поведение любого человека обусловлено рефлексами и реакциями в ответ на какие-то мотивационные обстоятельства. Кроме этого, имеет немаловажное значение личный опыт конкретного индивидуума.

Полученный опыт в процессе развития складывается из двух основных моментов – поощрения и наказания. Эти два мощных импульса будут сильно воздействовать на личность, и регулировать ее поведение в той или иной ситуации. Бихевиористы, в свою очередь, признают влияние генетической наследственности, но все-таки первостепенную роль ученые отдают многообразию факторов окружения личности. Их интересуют именно когнитивные функции – процессы в головном мозге, которые активируются при изучении окружающей среды.

Изучать и рассматривать сознание, как отдельное и независимое явление, приверженцы бихевиоризма категорически отказывались. Они считали, что оно всего лишь представляет отдельные поведенческие реакции.

Джон Уотсон проводил множественные эксперименты над людьми. Особенно его внимание было обращено к изучению поведения младенцев. Это была превосходная идея, потому что груднички являлись ничем не обремененными и неопытными субъектами. Ученому удалось выделить три главные реакции, основывающихся на базе инстинктов. Это чувства, которые широко известны каждому нормальному человеку – любовь, гнев и страх. Однако метод формирования более сложных поведенческих форм так и не был им до конца изучен.

Вслед за Уотсоном появлялось много ученых, которые делали посильный вклад в эту науку. Одним из наиболее заметных деятелей стал психолог и педагог американского происхождения Эдвард Торндайк. Он изучил и ввел такое понятие как «оперантное поведение», которое базировалось на идее развития путем многочисленных попыток и неудач. Торндайк единственный ученый у кого вышло установить, что сущность интеллекта можно выделить, не затрагивая при этом сознание.

Если характеризовать бихевиоризм со стороны психологии, то в качестве основного формирующего научного направления мы можем выделить целый список его главных положений. Их можно описать в форме следующих тезисов:

  1. Предмет анализа бихевиоризма – поведение и реакции человека или прочих животных.
  2. Поведение и поведенческие реакции подвергаются анализу с помощью наблюдения.
  3. Психологические и физические особенности жизнедеятельности индивидуума контролируются поведением.
  4. Поведение человека или животного представляет собой комплекс определенных движений на различные мотивирующие факторы.
  5. Узнав основной раздражитель, можно предсказать, какой будет ответная реакция.
  6. Прогнозирование реакций особи – фундаментальная цель бихевиоризма.
  7. Абсолютно все виды реагирования особь унаследует (безусловные рефлексы) или получает в результате личного опыта (условные рефлексы).

Самым ярким лидером бихевиоризма является Джон Уотсон. Он не боялся изучать данную область с помощью неординарных экспериментов и как можно детальнее описывал полученные результаты.

Хотя Уотсон был не единственным, кто посвятил свою жизнь бихевиоризму. Среди прочих выдающихся личностей можно отметить заслуги Уильяма Хантера. Он прославился тем, что создал в 1914 году известную всем отсроченную схему анализа реакции в поведении. Авторитетным деятелем он стал благодаря своим знаменитым экспериментам, в которых участвовали обезьяны.

Еще одним именитым ученым, состоявшим в движении бихевиористов, был Карл Лешли. Он экспериментальным образом помог выбранному животному разработать конкретный навык. Затем он ампутировал какую-то часть мозга и пытался изучить взаимосвязь между обретенным навыком и отрезанной частью. Интереснее всего ему было наблюдать за тем, как оставшаяся часть мозга начинает брать на себя и выполнять нехарактерные для нее функции.

Фундаментальным выводом, полученным с помощью множества бихевиористских исследований, можно назвать осознание человеком своих и чужих поведенческих реакций. Кроме этого, итогом такой научной деятельности стало понимание, что можно создавать обстоятельства, обуславливающие определенное поведение и действия индивида.

Подобные исследования еще раз доказывают, что мозг можно тренировать и улучшать основные когнитивные функции через специальные тренировки. Развить память, внимание, мышление помогут тренажеры Викиум: всего 10 минут занятий в день помогут научиться быстро концентрироваться, запоминать важные вещи и развить гибкость мышления.

Бихевиоризм | Просто Психология

  1. Перспективы
  2. Бихевиоризм

Бихевиористский подход

Доктор Саул МакЛеод, обновлено 2020


Бихевиоризм, также известный как поведенческая психология, представляет собой теорию обучения, которая утверждает, что все взаимодействие с окружающей средой посредством процесса, называемого кондиционированием. Таким образом, поведение — это просто реакция на раздражители окружающей среды.

Бихевиоризм касается только наблюдаемых поведенческих реакций на стимулы, поскольку их можно изучать систематическим и наблюдаемым образом.

Бихевиористское движение началось в 1913 году, когда Джон Ватсон написал статью под названием «Психология, как ее видит бихевиорист», в которой изложил ряд основных предположений относительно методологии и поведенческого анализа: environment:

Бихевиоризм подчеркивает роль факторов окружающей среды в влиянии на поведение, почти исключая врожденные или унаследованные факторы. По сути, это сосредоточение внимания на обучении.

Мы учимся новому поведению с помощью классической или оперантной обусловленности (вместе известной как «теория обучения»).

Следовательно, когда мы рождаемся, наш ум — это «tabula rasa» (чистый лист).

Психологию следует рассматривать как науку:

Теории должны подкрепляться эмпирическими данными, полученными путем тщательного и контролируемого наблюдения и измерения поведения. Уотсон (1913) заявил, что:

«Психология как бихевиорист рассматривает ее как чисто объективную экспериментальную отрасль естествознания.Его теоретическая цель -… предсказание и контроль ». (стр.158).

Компоненты теории должны быть как можно более простыми. Бихевиористы предлагают использовать операционные определения (определение переменных в терминах наблюдаемых, измеримых событий).

Бихевиоризм в первую очередь занимается наблюдаемым поведением, а не внутренними событиями, такими как мышление и эмоции:

Хотя бихевиористы часто признают существование познаний и эмоций, они предпочитают не изучать их только как наблюдаемые (т.е., внешнее) поведение можно объективно и научно измерить.

Следовательно, внутренние события, такие как мышление, следует объяснять поведенческими терминами (или вообще исключать).

Существует небольшая разница между обучением, которое происходит у людей и других животных:

Нет фундаментального (качественного) различия между поведением человека и животных. Следовательно, исследования могут проводиться как на животных, так и на людях (например, сравнительная психология).

Следовательно, крысы и голуби стали основным источником данных для бихевиористов, поскольку их среду обитания можно было легко контролировать.

Поведение является результатом реакции на стимул:

Любое поведение, независимо от его сложности, можно свести к простой ассоциации стимул-ответ). Уотсон описал цель психологии как:

«Предсказать, на данный стимул, какая реакция будет иметь место; или, учитывая реакцию, укажите, какая ситуация или стимул вызвали реакцию.'(1930, с. 11).

Типы бихевиоризма

Типы бихевиоризма

Исторически наиболее значительным различием между версиями бихевиоризма является различие между исходным «методологическим бихевиоризмом» Уотсона и формами бихевиоризма, позже вдохновленных его работами, известных под общим названием необихевиоризм (например бихевиоризм).

Методологический бихевиоризм

Методологический бихевиоризм

Статья Уотсона «Психология, как ее рассматривает бихевиорист» часто называют «манифестом бихевиориста», в котором
Уотсон (1913, стр.158) излагает принципы всех бихевиористов:

«Психология, с точки зрения бихевиористов, представляет собой чисто объективную экспериментальную отрасль естествознания. Его теоретическая цель — предсказание и контроль поведения. Самоанализ не составляет существенной части его методов, и научная ценность его данных не зависит от готовности, с которой они поддаются интерпретации в терминах сознания.

Бихевиорист, пытаясь получить единую схему реакции животных, не видит границы между человеком и животным.Поведение человека со всей его утонченностью и сложностью составляет лишь часть общей схемы исследования бихевиориста ».

Радикальный бихевиоризм

Радикальный бихевиоризм

Радикальный бихевиоризм был основан Б. Ф. Скиннером и согласился с предположением методологического бихевиоризма о том, что целью психологии должно быть предсказание и контроль поведения.

Скиннер, как и Ватсон, также признавал роль внутренних психических событий, и, хотя он согласился, что такие частные события не могут использоваться для объяснения поведения, он предложил, чтобы они объяснялись при анализе поведения.

Еще одно важное различие между методологическим и радикальным бихевиоризмом касается степени влияния факторов окружающей среды на поведение. Методологический бихевиоризм Уотсона (1913) утверждает, что ум — это tabula rasa (чистый лист) при рождении.

Напротив, радикальный бихевиоризм принимает точку зрения, что организмы рождаются с врожденным поведением, и, таким образом, признает роль генов и биологических компонентов в поведении.


История бихевиоризма

История бихевиоризма

  • Павлов (1897) опубликовал результаты эксперимента по кондиционированию после первоначального изучения пищеварения у собак.
  • Уотсон (1913) основывает школу поведенческой психологии, публикуя статью Психология, как ее рассматривает бихевиорист .
  • Уотсон и Рейнер (1920) научили сироту по имени Альберт Б. (он же Маленький Альберт) бояться белой крысы.
  • Торндайк (1905) формализовал Закон действия .
  • Скиннер (1936) написал Поведение организмов и ввел концепции оперантного обусловливания и формирования.
  • Кларк Халл (1943), Принципы поведения, был опубликован.
  • Б.Ф. Скиннер (1948) опубликовал Walden Two , в котором описал утопическое общество, основанное на принципах бихевиоризма.
  • Журнал экспериментального анализа поведения , начатый в 1958 году.
  • Хомский (1959) опубликовал свою критику бихевиоризма Скиннера « Обзор вербального поведения ».
  • Бандура (1963) издает книгу под названием Теория социальной опоры и развитие личности , в которой сочетаются как когнитивные, так и поведенческие рамки.
  • Б.Ф. Скиннер (1971) опубликовал свою книгу Beyond Freedom and Dignity , в которой утверждает, что свобода воли — это иллюзия.

Сводка по поведению

Сводка по поведению

Основные допущения

Психологию следует рассматривать как науку, которую нужно изучать с научной точки зрения.

Бихевиоризм в первую очередь занимается наблюдаемым поведением, а не внутренними событиями, такими как мышление.

Поведение является результатом реакции на стимул (т.е.е., любое поведение, каким бы сложным оно ни было, можно свести к простому стимулу-ответу).

Поведение определяется окружающей средой (например, кондиционирование, воспитание).

Сильные стороны

Бихевиористский подход дает четкие прогнозы. Это означает, что объяснения могут быть научно проверены и подтверждены доказательствами.

Приложения в реальной жизни (например, терапия)

Делает упор на объективные измерения

Множество экспериментов в поддержку теорий

Идентифицированные сравнения между животными (Павлов) и людьми (Уотсон и Рейнер — Литтл Альберт)

Ограничения

Игнорируют посреднические процессы

Игнорирует биологию (напр.g., тестостерон)

Слишком детерминированный (мало свободы воли)

Эксперименты — низкая экологическая значимость

Гуманизм — нельзя сравнивать животных с людьми

Редукционист

Проблемы и дебаты

Проблемы и дебаты

Бесплатно воля против детерминизма

Сильный детерминизм поведенческого подхода, поскольку все поведение усваивается из окружающей среды посредством классической и оперантной обусловленности. Мы — сумма нашей предыдущей обусловленности.

Более мягкий детерминизм теории подхода к социальному обучению, поскольку он признает элемент выбора в отношении того, имитировать ли мы поведение или нет.

Природа против воспитания

Бихевиоризм в значительной степени является воспитательной стороной дискуссии, поскольку он утверждает, что наше поведение определяется окружающей средой.

Теория социального обучения также находится на стороне воспитания, поскольку утверждает, что мы учимся своему поведению на примерах для подражания в нашей среде.

Бихевиористский подход предполагает, что, за исключением нескольких врожденных рефлексов и способности к обучению, всему сложному поведению учатся из окружающей среды.

Холизм против редукционизма

Бихевиористский подход и социальное обучение являются редукционистскими; они выделяют части сложного поведения для изучения.

Бихевиористы придерживаются точки зрения, что любое поведение, каким бы сложным оно ни было, можно разбить на фундаментальные процессы обусловливания.

Идиографический и номотетический

Это номотетический подход, поскольку он рассматривает все поведение, подчиняющееся одним и тем же законам обусловливания.

Однако он учитывает индивидуальные различия и объясняет их с точки зрения различий в истории обусловливания.

Научны ли используемые методы исследования?

Бихевиористский подход привнес в психологию научные методы. Были проведены лабораторные эксперименты с высоким контролем посторонних переменных.

Эти эксперименты можно было воспроизвести, а полученные данные были объективными (на которые не влияли индивидуальные суждения или мнения) и измеримыми. Это придало психологии больше доверия.

Однако бихевиористы используют эксперименты на животных, поскольку они предполагают, что люди учатся так же, как животные.

Критическая оценка

Критическая оценка

Бихевиоризм получил экспериментальное подтверждение: Павлов показал, что классическое обусловливание приводит к обучению по ассоциации. Уотсон и Райнер показали, что фобиям можно научиться с помощью классической обусловленности в эксперименте «Маленький Альберт».

Очевидным преимуществом бихевиоризма является его способность четко определять поведение и измерять изменения в поведении. Согласно закону экономности, чем меньше предположений делает теория, тем она лучше и надежнее.Поэтому бихевиоризм ищет простые объяснения человеческого поведения с очень научной точки зрения.

Однако бихевиоризм дает лишь частичное описание человеческого поведения, которое можно объективно рассмотреть. Такие важные факторы, как эмоции, ожидания, мотивация более высокого уровня, не рассматриваются и не объясняются. Принятие бихевиористского объяснения может помешать дальнейшим исследованиям с другой точки зрения, которые могут выявить важные факторы.

Многие эксперименты проводились на животных; мы разные когнитивно и физиологически, у людей разные социальные нормы и моральные ценности, которые опосредуют влияние окружающей среды, поэтому мы можем вести себя иначе, чем животные, поэтому законы и принципы, полученные в результате этих экспериментов, могут применяться больше к животным, чем к людям.

Кроме того, гуманизм (например, Карл Роджерс) отвергает научный метод использования экспериментов для измерения и контроля переменных, поскольку он создает искусственную среду и имеет низкую экологическую ценность.

Гуманистическая психология также предполагает, что люди имеют свободную волю (личную свободу воли) для принятия собственных решений в жизни и не следуют детерминированным законам науки. Гуманизм также отвергает номотетический подход бихевиоризма, поскольку они рассматривают людей как уникальные и полагают, что людей нельзя сравнивать с животными (которые не восприимчивы к характеристикам спроса).Это называется идиографическим подходом.

Психодинамический подход (Фрейд) критикует бихевиоризм, поскольку он не принимает во внимание влияние бессознательного разума на поведение, а вместо этого фокусируется на внешне наблюдаемом поведении. Фрейд также отвергает идею о том, что люди рождаются с чистого листа (tabula rasa), и утверждает, что люди рождаются с инстинктами (например, эросом и танатосом).

Биологическая психология утверждает, что любое поведение имеет физическую / органическую причину. Они подчеркивают роль природы над воспитанием.Например, на наше поведение, помимо окружающей среды, также влияют хромосомы и гормоны (тестостерон).

Когнитивная психология утверждает, что между стимулом и реакцией происходят посреднические процессы, такие как память, мышление, решение проблем и т. Д.

Несмотря на эту критику, бихевиоризм внес значительный вклад в психологию. Сюда входит понимание процессов обучения, языкового развития, морального и гендерного развития, которые были объяснены с точки зрения обусловленности.

Вклад бихевиоризма можно увидеть в некоторых его практических приложениях. Поведенческая терапия и модификация поведения представляют собой один из основных подходов к лечению аномального поведения и легко используются в клинической психологии.

Ссылка на эту статью:

Ссылка на эту статью:

McLeod, S. A. (2017, 5 февраля). Бихевиористский подход . Просто психология. https: //www.simplypsychology.org / behaviorism.html

Ссылки на стиль APA

Бандура А. и Уолтерс Р. Х. (1963). Социальное обучение и развитие личности . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.

Хомский, Н. (1959). Обзор вербального поведения Б.Ф. Скиннера. Язык, 35 (1) , 26-58.

Халл, К. Л. (1943). Принципы поведения: Введение в теорию поведения . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.

Павлов, И.П. (1897). Работа пищеварительных желез . Лондон: Гриффин.

Скиннер, Б. Ф. (1948). Уолден два. Нью-Йорк: Макмиллан.

Скиннер, Б.Ф. (1971). За пределами свободы и достоинства . Нью-Йорк: Кнопф.

Торндайк, Э. Л. (1905). Элементы психологии . Нью-Йорк: А. Г. Зайлер.

Уотсон, Дж. Б. (1913). Психология с точки зрения бихевиориста . Психологический обзор, 20 , 158-178.

Уотсон, Дж.Б. (1930). Бихевиоризм (исправленное издание). Издательство Чикагского университета.

Уотсон, Дж. Б., и Рейнер, Р. (1920). Условные эмоциональные реакции. Журнал экспериментальной психологии , 3 , 1, стр. 1–14.

Терминология

Классическая обусловленность

Классическая обусловленность относится к обучению по ассоциации и включает обусловливание врожденных телесных рефлексов новыми стимулами.

Стимул

Любая особенность окружающей среды, влияющая на поведение.Например. в опытах Павлова пища была стимулом.

Ответ

Поведение, вызванное стимулом. Например. в опытах Павлова ответом было слюноотделение.

Оперантное кондиционирование

Оперантное кондиционирование включает обучение через последствия поведения.

Положительное подкрепление

Подарить объекту то, что ему нравится. Например, Скиннер наградил своих крыс кормовыми гранулами.

Отрицательное подкрепление

Награда — в смысле устранения или избегания какого-либо отталкивающего (болезненного) стимула.Например, крысы Скиннера научились нажимать на рычаг, чтобы выключать электрический ток в клетке.

Наказание

Наложение отталкивающего или болезненного раздражителя. например, крыс Скиннера пытали электрическим током.

Теория социального обучения

Теория социального обучения утверждает, что люди учатся друг у друга посредством наблюдения, имитации и моделирования.

Эту теорию часто называют мостом между бихевиористской теорией и теорией когнитивного обучения, потому что она охватывает внимание, память и мотивацию.

Редукционизм

Редукционизм — это вера в то, что человеческое поведение можно объяснить, разбив его на более мелкие составляющие.

Редукционисты говорят, что лучший способ понять, почему мы ведем себя именно так, — это внимательно изучить самые простые части, из которых состоят наши системы, и использовать самые простые объяснения, чтобы понять, как они работают.

Бихевиоризм сводит все поведение (независимо от его сложности) к ассоциациям «стимул-реакция».

Как ссылаться на эту статью:

Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2017, 05 февраля). Бихевиористский подход . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/behaviorism.html

сообщить об этом объявлении

Бихевиоризм (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Что такое бихевиоризм?

Нужно быть осторожным со словами «изм». У них часто есть как свободные, так и
строгие значения. А иногда несколько значений каждого
тип. «Бихевиоризм» не исключение. Грубо говоря,
бихевиоризм — это установка — способ представления эмпирических
ограничения на атрибуцию психологического состояния.Строго говоря,
бихевиоризм — это доктрина — способ психологической или психологической
сама поведенческая наука.

Уилфред Селларс (1912–89), выдающийся философ, отмечал
что человек может квалифицироваться как бихевиорист, свободно или по отношению к поведению
говоря, если они настаивают на подтверждении «гипотез о
психологические события с точки зрения поведенческих критериев »(1963,
п. 22). В таком понимании бихевиорист — это тот, кто требует
поведенческие доказательства любой психологической гипотезы. Для такого
человек, нет ощутимой разницы между двумя состояниями ума
(убеждения, желания и т. д.), если нет очевидной разницы в
поведение, связанное с каждым состоянием. Рассмотрим текущее убеждение
человека, что идет дождь. Если нет разницы в его или
ее поведение между верой в то, что идет дождь, и верой в то, что
не идет дождь, нет оснований приписывать одно убеждение
а не другой. Атрибуция эмпирически пуста или
непринужденный.

Возможно, в бихевиоризме нет ничего по-настоящему захватывающего.
понял. Он возводит на трон поведенческие свидетельства, что, пожалуй, неизбежно.
предпосылка не только в психологической науке, но и в обычном дискурсе
о разуме и поведении.Каким должно быть поведенческое свидетельство
«На троне» (особенно в науке) можно обсуждать. Но интронизация
само по себе не подлежит сомнению.

Не совсем бихевиоризм учение. Это широко и энергично
обсуждали. Эта статья о доктрине, а не об отношении.
Бихевиоризм, доктрина, вызвала большое волнение среди
как защитники, так и критики. В некотором смысле это
доктрина или семейство доктрин о том, как возвести на престол поведение, а не
просто в науке психологии, но в метафизике человека и
поведение животных.

Бихевиоризм, доктрина, исповедуется во всей полноте и
полное понимание истинности следующих трех наборов утверждений.

  1. Психология — это наука о поведении. Психология — это
    не наука о внутреннем разуме — как о чем-то другом или отличном от поведения.
  2. Поведение можно описать и объяснить без дополнительных ссылок
    к ментальным событиям или внутренним психологическим процессам. Источники
    поведения являются внешними (в среде), а не внутренними (в
    в уме, в голове).
  3. В ходе развития теории в психологии, если так или иначе
    ментальные термины или концепции используются при описании или объяснении
    поведение, то либо (а) эти термины или понятия следует исключить
    и заменены поведенческими терминами или (б) они могут и должны быть
    переведены или перефразированы в поведенческие концепции.

Эти три группы требований логически различны. Причем взятые
самостоятельно каждый помогает сформировать тип
бихевиоризм. «Методологический» бихевиоризм стремится к
истинность (1).Совершается «психологический» бихевиоризм.
к истине (2). «Аналитический» бихевиоризм (также известный
как «философский» или «логический» бихевиоризм)
привержен истинности подутверждения в (3), что ментальный
термины или концепции могут и должны быть переведены на поведенческие
концепции.

Другая номенклатура иногда используется для классификации бихевиоризма.
Жорж Рей (1997, с. 96), например, классифицирует бихевиоризм как
методологический, аналитический и радикальный, где «радикальный»
это термин Рей для обозначения того, что я классифицирую как психологические
бихевиоризм.Я оставляю за собой термин «радикальный» для
психологический бихевиоризм Б. Ф. Скиннера. Скиннер использует
выражение «радикальный бихевиоризм», чтобы описать его бренд
бихевиоризм или его философия бихевиоризма (см. Skinner 1974,
п. 18). В схеме классификации, использованной в этой записи, радикальный
бихевиоризм — это подвид психологического бихевиоризма, в первую очередь,
хотя он сочетает в себе все три типа бихевиоризма (методологический,
аналитический и психологический).

2. Три типа поведения

Методологический бихевиоризм — нормативная теория научного
ведение психологии.Он утверждает, что психология должна заботиться о себе.
с поведением организмов (человеческих и нечеловеческих
животные). Психология не должна заниматься психическими состояниями или
событий или с построением внутренних счетов обработки информации
поведения. Согласно методологическому бихевиоризму, ссылка на
психические состояния, такие как убеждения или желания животного, ничего не добавляют к
что психология может и должна понять об источниках
поведение. Психические состояния — это частные сущности, которые, учитывая
необходимой гласности науки, не формируют должных объектов
эмпирическое исследование.Методологический бихевиоризм — доминирующая тема в
труды Джона Ватсона (1878–1958).

Психологический бихевиоризм — это исследовательская программа в психологии. Это
призваны объяснить поведение людей и животных с точки зрения внешних
физические стимулы, реакции, истории обучения и (наверняка
типы поведения) подкрепления. Психологический бихевиоризм — это
присутствует в работах Ивана Павлова (1849–1936), Эдварда Торндайка.
(1874–1949), а также Ватсон. Его самый полный и самый влиятельный
выражение — B.Работа Ф. Скиннера над расписаниями
армирование.

Для иллюстрации рассмотрим голодную крысу в экспериментальном
камера. Если определенное движение, например нажатие на рычаг, когда
горит свет, затем следует презентация еды, затем
вероятность того, что крыса снова нажмет на рычаг, когда голодна, и
свет горит, увеличивается. Такие презентации — подкрепления, такие
огни являются (различительными) стимулами, такие нажатия на рычаг
ответы, и такие испытания или ассоциации являются историей обучения.

Аналитический или логический бихевиоризм — это философская теория о
значение или семантика ментальных терминов или концепций. В нем говорится, что
сама идея психического состояния или состояния — это идея поведенческого
предрасположенность или семейство поведенческих тенденций, очевидных в том, как
человек ведет себя скорее в одной ситуации, чем в другой. Когда мы приписываем
убеждение, например, кому-то, мы не говорим, что он или она
в определенном внутреннем состоянии или состоянии. Вместо этого мы
характеризуя человека с точки зрения того, что он или она может сделать в
конкретные ситуации или взаимодействия с окружающей средой.Аналитический
бихевиоризм можно найти в работах Гилберта Райла (1900–76) и
более поздняя работа Людвига Витгенштейна (1889–1851) (если, возможно, не без
противоречия в интерпретации, в случае Витгенштейна). Более
недавно философ-психолог У. Т. Плейс (1924-2000)
выступал за марку аналитического бихевиоризма, ограниченного намеренным
или репрезентативные состояния ума, такие как убеждения, которые Место занял
составить тип, хотя и не единственный тип ментальности (см.
Грэм и Валентайн 2004).Возможно, вариант аналитического или
логический бихевиоризм можно также найти в работе Дэниела Деннета о
описание состояний сознания с помощью метода, который он называет
«Гетерофеноменология» (Dennett 2005, стр. 25–56). (Смотрите также
Мельсер 2004.)

3. Корни бихевиоризма

Каждый методологический, психологический и аналитический бихевиоризм имеет
исторические основы. Аналитический бихевиоризм прослеживает свою историческую
корнями к философскому движению, известному как логический позитивизм (см.
Смит 1986).Логический позитивизм предполагает, что значение
утверждения, используемые в науке, следует понимать с точки зрения экспериментальных
условия или наблюдения, подтверждающие их истинность. Этот позитивист
доктрина известна как «верификационизм». В психологии
верификационизм лежит в основе или обосновывает аналитический бихевиоризм, а именно:
утверждение, что ментальные концепции относятся к поведенческим тенденциям и так
должны быть переведены в поведенческие термины.

Аналитический бихевиоризм помогает избежать метафизической позиции, известной как субстанциальный дуализм.Вещество
дуализм — это учение о том, что ментальные состояния происходят в особом,
нефизическая ментальная субстанция (нематериальный разум). Напротив, для
аналитический бихевиоризм, вера, которая у меня есть, когда я прихожу вовремя для
визит к стоматологу в 14:00, а именно, что я назначен на прием в 14:00, — это
не свойство ментальной субстанции. Вера — это семья
тенденции моего тела. Кроме того, для аналитического бихевиориста мы
не может определить убеждение в моем прибытии независимо от этого
прибытия или других членов этой семьи тенденций.Итак, мы также
не может рассматривать это как причину прибытия. Причина и следствие, поскольку
Юм учил, концептуально отличному существованию. Полагая, что у меня есть
встреча в 14:00 не отличается от моего прибытия и поэтому не может быть частью
причинных основ прихода.

Исторические корни психологического бихевиоризма частично заключаются в
классический ассоцианизм британских эмпириков, в первую очередь Джона
Локк (1632–1704) и Дэвид Хьюм (1711–76). Согласно классической
ассоциативность, разумное поведение — продукт ассоциативного
учусь.В результате ассоциаций или пар между перцептивными
опыты или стимулы, с одной стороны, и идеи или мысли о
другой — люди и животные получают знания об окружающей их среде.
и как действовать. Ассоциации позволяют существам открывать причинно-следственные связи.
устройство мира. Ассоциацию лучше всего рассматривать как
получение знаний об отношениях между событиями. Интеллект
в поведении — признак такого знания.

Классический ассоцианизм опирался на интроспективные сущности, такие как
перцептивные переживания или стимуляции в качестве первых звеньев в
ассоциации и мысли или идеи в качестве вторых ссылок.Психологические
бихевиоризм, мотивированный экспериментальными интересами, утверждает, что
понять происхождение поведения, ссылка на стимуляцию
(переживания) следует заменить ссылкой на стимулы (физические
события в окружающей среде), и ссылка на мысли или идеи
следует исключить или заменить ссылкой на ответы
(открытое поведение, двигательное движение). Психологический бихевиоризм — это ассоцианизм без
обращение к внутренним душевным событиям.

Люди не говорят об интроспективных сущностях, мыслях,
чувства и т. д., даже если они не признаются бихевиоризмом.
или лучше всего понимать как поведенческие тенденции? Психологические
бихевиористы рассматривают практику разговоров о своих собственных состояниях
ум, и интроспективно сообщать об этих состояниях, как потенциально
полезные данные в психологических экспериментах, но не предполагающие
метафизическая субъективность или нефизическое присутствие тех
состояния.Есть разные причины, стоящие за интроспективным
отчеты, и психологи-бихевиористы принимают эти и другие элементы
интроспекции, поддающейся поведенческому анализу. (Для
дополнительное обсуждение, см. Раздел 5 этой записи). (См. Для
сравнение, метод гетерофеноменологии Деннета; Деннет 1991,
стр. 72–81)

Задача психологического бихевиоризма — указать типы
ассоциации, понять, как экологические события управляют поведением,
обнаруживать и выяснять причинные закономерности или законы или функциональные
отношения, которые управляют формированием ассоциаций, и предсказывают, как
поведение будет меняться по мере изменения окружающей среды.Слово
«Кондиционирование» обычно используется для определения процесса.
участвует в приобретении новых ассоциаций. Животные в т.н.
Эксперименты с «оперантным» условием не учатся,
например, нажимайте на рычаги. Вместо этого они узнают о
отношения между событиями в их среде, например, что
определенное поведение, нажатие на рычаг в присутствии света вызывает появление пищи.

По своим историческим основам методологический бихевиоризм разделяет
аналитический бихевиоризм влияние позитивизма.Один из главных
Целями позитивизма было объединение психологии с естествознанием.
Уотсон писал, что «психология как бихевиорист считает, что это
чисто объективная экспериментальная отрасль естествознания. Его
теоретическая цель -… предсказание и контроль »(1913 г.,
п. 158). Уотсон также писал о цели психологии следующим образом:
«Предсказать, на данный стимул, какая реакция произойдет;
или, учитывая реакцию, укажите, какая ситуация или стимул
вызвало реакцию »(1930, с. 11).

Хотя логически разные, методологические, психологические и
аналитический бихевиоризм иногда встречается в одном бихевиоризме.Скиннера
радикальный бихевиоризм сочетает в себе все три формы бихевиоризма. Это
следует аналитической критике (по крайней мере, в общих чертах) в перефразировании
ментальные термины поведенчески, когда или если они не могут быть исключены из
объяснительный дискурс. В Verbal Behavior (1957) и др.
Скиннер пытается показать, как ментальные термины можно дать поведенческим
интерпретации. В книге «О бихевиоризме» (1974) он говорит, что когда психическое
терминологию нельзя исключить, ее можно «перевести на
поведение »(стр. 18, Скиннер связывает выражение со своими собственными
двойные кавычки).

Радикальный бихевиоризм занимается поведением организмов, а не
с внутренней обработкой (если трактовать или описывать иначе, чем явное поведение). Итак, это форма методологического
бихевиоризм. Наконец, радикальный бихевиоризм понимает поведение как
отражение частотных эффектов среди стимулов, что означает, что это
форма психологического бихевиоризма.

4. Популярность бихевиоризма

Бихевиоризм того или иного рода был чрезвычайно популярным исследованием.
программа или методологическая приверженность студентов поведению из
примерно с третьего десятилетия двадцатого века до середины его
десятилетия, по крайней мере, до зарождения когнитивной науки
революция.Когнитивная наука начала развиваться примерно с 1960 по 1985 год (см. Bechtel, Abrahamsen, and Graham, 1998, стр. 15–17). В
Помимо Райла и Витгенштейна, философов, симпатизирующих
бихевиоризм включал Карнапа (1932–33), Хемпеля (1949) и Куайна.
(1960). Куайн, например, придерживался бихевиористского подхода к исследованию.
языка. Куайн утверждал, что понятие психологического или ментального
деятельности нет места в научном описании ни происхождения, ни
смысл речи. Говорить научно дисциплинированно
о значении высказывания — говорить о стимулах для
высказывание, его так называемое «стимульное значение».Хемпель (1949)
утверждал, что «все психологические утверждения, которые имеют смысл
… Могут быть переведены в утверждения, которые не включают
психологические концепции », но только концепции физического поведения.
(стр.18).

Среди психологов бихевиоризм был даже более популярен, чем среди
философы. Помимо Павлова, Скиннера, Торндайка и Ватсона,
список бихевиористов среди психологов включал, среди прочего,
Э. К. Толмен (1886–1959), К. Л. Халл (1884–52) и
Э. Р. Гатри (1886–1959).Толмен, например, писал, что
«Все, что важно в психологии… можно исследовать
по сути, благодаря постоянному экспериментальному и теоретическому анализу
детерминантов поведения крысы в ​​точке выбора в лабиринте »
(1938, с. 34).

Бихевиористы создали журналы, организовали общества и основали
программы аспирантуры по психологии, отражающие бихевиоризм. Бихевиористы
организовались в различные типы исследовательских кластеров, чьи
различия проистекают из таких факторов, как разные подходы к
кондиционирование и экспериментирование.Некоторые кластеры получили следующие названия:
«Экспериментальный анализ поведения», «поведение
анализ »,« функциональный анализ »и, конечно же,
«Радикальный бихевиоризм». Эти ярлыки иногда были
отвечает за звания ведущих обществ бихевиоризма и
журналы, в том числе Общество по улучшению поведения
Анализ (SABA) и Журнал
Экспериментальный анализ поведения (начат в 1958 г.), а также
Журнал прикладного анализа поведения (начат в 1968 году).

Бихевиоризм породил тип терапии, известный как поведенческая терапия.
(см. Римм и Мастерс 1974; Эрвин 1978).Это развитое поведение
методы лечения аутичных детей (см. Ловаас и Ньюсом
1976) и символическая экономика для лечения хронических шизофреников.
(см. Stahl and Leitenberg 1976). Это вызвало дискуссии о том, как лучше всего
понять поведение нечеловеческих животных и важность
лабораторные исследования естественных экологических проявлений поведения животных (см.
Шварц и Лейси 1982).

Бихевиоризм наткнулся на различные критические трудности с некоторыми из
свои обязательства.Одна из трудностей — заблуждение относительно эффектов
подкрепление поведением (см. Gallistel 1990). В первоначальном смысле
стимул, такой как еда, является подкреплением, только если его предъявление
увеличивает частоту ответа в виде ассоциативных
кондиционирование, известное как оперантное кондиционирование. Проблема с этим
определение состоит в том, что он определяет подкрепления как стимулы, которые изменяют
поведение. Однако презентация еды может не иметь видимых значений.
влияние на частоту отклика на еду даже в случаях
какое животное лишено пищи или голодно.Скорее, частота отклика может быть
связаны со способностью животного определять и запоминать временные
или пространственные свойства обстоятельств, в которых раздражитель (скажем,
еда). Эта и другие трудности вызвали изменения в
приверженности бихевиоризма и новые направления исследований. Один
альтернативным направлением было изучение роли краткосрочных
память как вклад в усиление так называемых
траектория поведения (см. Killeen 1994).

Еще одним камнем преткновения в случае аналитического бихевиоризма является
тот факт, что поведенческие предложения, которые предназначены для
поведенческие пересказы ментальных терминов почти всегда используют ментальные термины
сами (см. Chisholm 1957).На примере моей веры в то, что я
записаться на прием к стоматологу в 14:00, нужно также сказать о моем желании
прибыть в 14:00, иначе поведение прибытия в 14:00 не могло быть
Считайте, что я верю, что у меня назначена встреча на 14:00. Термин
«Желание» — это мысленный термин. Критики аналитического бихевиоризма обвиняют нас в том, что мы
никогда не избежать использования ментальных терминов при характеристике
значение мысленных терминов. Это говорит о том, что мысленный дискурс
не может быть вытеснен поведенческим дискурсом. По крайней мере, этого не может быть
смещен посменно.Возможно, аналитическим бихевиористам нужно
перефразировать сразу целый рой мысленных терминов, чтобы распознать
презумпция того, что присвоение любого такого мысленного термина
предполагает применение других (см. Rey 1997, p. 154–5).

5. Зачем быть бихевиористом

Зачем кому-то быть бихевиористом? Есть три основных причины
(см. также Zuriff 1985).

Первая причина носит эпистемологический или очевидный характер. Ордер или доказательства для
говоря, по крайней мере, в случае третьего лица, что животное или человек
в определенном психическом состоянии, например, обладает определенной верой, является
основано на поведении, понимаемом как наблюдаемое поведение.Более того,
концептуальное пространство или шаг между утверждениями о том, что поведение оправдывает
приписывание веры и утверждение, что вера состоит в
само поведение — короткий и в некотором смысле привлекательный шаг. Если мы
посмотрите, например, на то, как людей учат использовать ментальные концепции и
термины — такие термины, как «верить», «желать»,
и так далее — условия использования оказываются неразрывно связанными с
поведенческие тенденции при определенных обстоятельствах. Если психическое состояние
атрибуция имеет особую связь с поведением, это заманчиво
сказать, что менталитет состоит только из поведенческих тенденций.

Вторую причину можно выразить следующим образом: одно важное отличие
между менталистическим (психические состояния в голове) и ассоциативным или
обуславливающими объяснениями поведения являются менталистические описания
имеют сильные нативистские наклонности. Это правда, даже если может быть
нет ничего изначально нативистского в менталистских объяснениях (см. Cowie
1998).

Менталистические учения склонны предполагать, а иногда даже прямо
объятия (см. Fodor 1981), гипотезу о том, что разум обладает
рождение или врожденный набор процедур или внутренне представленный
правила обработки, которые используются при изучении или приобретении новых
ответы.Бихевиоризм, напротив, антинативистский. Бихевиоризм,
поэтому обращается к теоретикам, которые отрицают наличие врожденных правил
с помощью которых организмы учатся. Организмам Скиннера и Ватсона учиться
без врожденного или предварительного опыта неявных
процедуры, с помощью которых учиться. Обучение не состоит, по крайней мере,
изначально в поведении, управляемом правилами. Обучение — это то, что организмы делают в
реакция на раздражители. Для бихевиориста организм учится,
были, от ее успехов и ошибок. «Правила», — говорит
Скиннер (1984a), «получены из непредвиденных обстоятельств, которые определяют
различительные стимулы, реакции и последствия »
(п.583). (См. Также Dennett 1978).

Много современных работ в когнитивной науке на множестве известных моделей
как модели коннекционистов или параллельной распределенной обработки (PDP) кажутся
разделить антинативизм бихевиоризма в отношении обучения. Построение модели PDP требует
подход к обучению, ориентированный на реакцию, а не
управляемый правилами, и это потому, что, как и бихевиоризм, он имеет корни в
ассоцианизм (см. Bechtel 1985; сравните Graham 1991 с Maloney
1991). Являются ли модели PDP в конечном итоге или должны быть антинативистскими?
зависит от того, что считается естественными или врожденными правилами (Bechtel и
Абрахамсен 1991, стр.103–105).

Третья причина привлекательности бихевиоризма, по крайней мере, популярная
исторически связано с его пренебрежением к внутреннему психическому
или менталистическая обработка информации как объяснительные причины поведения. В
пренебрежение наиболее ярко проявляется в работе
Скиннер. Скиннер скептически относится к объяснительным ссылкам на ментальные
внутренность можно описать следующим образом.

Предположим, мы пытаемся объяснить публичное поведение человека с помощью
описание того, как они представляют, концептуализируют или думают о своей ситуации.Предполагать
они представляют или думают о своей ситуации в определенном
кстати, не как голые, как заполненные предметами без атрибутов, а как вещи, как
деревья, как люди, как моржи, стены и кошельки. Предположим, мы также говорим, что
человек никогда не просто взаимодействует со своим окружением; скорее
взаимодействует с окружающей средой, как они воспринимают, видят или представляют
Это. Так, например, думая о чем-то как о кошельке, человек
тянется к нему. Воспринимая что-то за моржа, они отступают от
Это. Считая что-то стеной, они не врезаются в нее.Так понял,
поведение — это эндогенно произведенное движение, а именно. поведение, имеющее свое
причинное происхождение внутри человека, который думает или представляет свою ситуацию в
определенным образом.

Скиннер возражал бы против таких утверждений. Он возражал бы не потому, что
считает, что глаз невиновен или что внутренняя или эндогенная активность
не происходит. Он будет возражать, потому что считает, что поведение
должны быть объяснены в терминах, которые сами по себе не предполагают
вещь, которая объясняется. Внешний (общественный)
поведение человека не объясняется обращением к внутреннему
(внутренняя обработка, познавательная деятельность) поведение человека (скажем,
его или ее классифицируя или анализируя окружающую их среду), если в этом случае
поведение человека совершенно необъяснимо.«В
возражение, — писал Скиннер, — внутренним состояниям не в том, что
их не существует, но они не актуальны в функционале
анализ »(Скиннер, 1953, стр. 35). ‘Не имеет значения’
для Скиннера означает круговой или регрессивный.

Скиннер утверждает, что, поскольку умственная деятельность — это форма поведения,
(хотя и внутренний), единственный нерегрессивный, некруговой способ объяснить
поведение — это апелляция к чему-то не поведенческому. Это не-поведенческое
что-то — стимулы окружающей среды и взаимодействия организма
с окружающей средой и подкреплением из нее.

Итак, третья причина привлекательности бихевиоризма заключается в том, что он пытается
Избегайте (как утверждается) циклических, регрессивных объяснений поведения. Он направлен на
воздерживаться от учета одного типа поведения (явного) с точки зрения
другой тип поведения (скрытый), при этом в каком-то смысле
оставление поведения необъяснимым.

Следует отметить, что взгляды Скиннера на объяснение и
предполагаемая цикличность объяснения со ссылкой на внутреннюю обработку
являются одновременно крайними и научно спорными, и многие из тех, кто
идентифицировали себя как бихевиористы, включая Гатри, Толмена и
Халл, или продолжать работать в рамках широко понимаемых традиций,
включая Киллина (1987) и Рескорла (1990), возражают против многих
что Скиннер сказал об объяснительных ссылках на внутренность.Также сам Скиннер не всегда ясно понимает свое отвращение к внутреннему миру. Насмешливое отношение Скиннера к объяснительным ссылкам на внутреннюю психику частично проистекает не только из
из опасений объяснительной замкнутости, но из его убежденности в том, что если
на языке психологии разрешено относиться к внутренним
обработки, это в некоторой степени позволяет говорить о несущественных
психические субстанции, агенты, наделенные контрпричинной свободной волей, и
маленькие человечки (гомункулы) внутри тел. Каждый из этих Скиннер берет
быть несовместимым с научным мировоззрением (см. Скиннер 1971; см.
также День 1976 г.).Наконец, необходимо отметить, что отвращение Скиннера к
объяснительные ссылки на внутреннюю сущность — это не отвращение к внутреннему ментальному
состояния или процессы как таковые. Он с готовностью признает, что существуют личные мысли и прочее.
Лица Скиннера говорят о внутренних событиях, но только при условии, что их внутреннее
рассматриваются так же, как публичное поведение или открытые ответы. Адекватный
он утверждает, что наука о поведении должна описывать происходящие события
внутри кожи организма как часть самого поведения (см.
Скиннер 1976 г.).«Насколько я понимаю, — написал он в
1984 г. в специальном выпуске журнала Behavioral and Brain Sciences, посвященном
его работа, «все, что происходит, когда мы исследуем общественный стимул,
во всех отношениях аналогично тому, что происходит, когда мы исследуем частную
один »(Скиннер 1984b, стр. 575; сравните Graham 1984,
С. 558–9).

Скиннеру нечего сказать о том, насколько внутреннее (скрытое, личное)
поведение (например, мышление, классификация и анализ) можно описать
так же, как публичное или открытое поведение.Но его идея
примерно следующим образом. Так же, как мы можем описать явное поведение или моторную
движение с точки зрения таких понятий, как стимул, реакция, обусловливание,
подкрепление и т. д., поэтому мы можем использовать те же термины в
описание внутреннего или скрытого поведения. Одна мысль или линия мысли могут укрепить
другая мысль. Акт анализа может служить стимулом для
усилие при классификации. И так далее. Чисто «менталистическая» деятельность
можно хотя бы примерно проанализировать с точки зрения поведенческих концепций —
тема, к которой мы вернемся позже в записи (в 7-м разделе).

6. Социальное мировоззрение Скиннера

Скиннер — единственная крупная фигура в истории бихевиоризма, которая
предложить социально-политическое мировоззрение, основанное на его приверженности
бихевиоризм. Скиннер построил теорию, а также повествование
картина в Walden Two (1948) того, каким было бы идеальное человеческое общество
как если бы они были разработаны в соответствии с принципами бихевиоризма (см. также Скиннер
1971). Социальное мировоззрение Скиннера иллюстрирует его отвращение к
свободе воли, гомункулам и дуализму, а также его положительным причинам
утверждая, что история взаимодействия человека с окружающей средой
контролирует свое поведение.

Одна из возможных черт человеческого поведения, которую Скиннер намеренно
отвергает, заключается в том, что люди свободно или творчески создают свою собственную среду (см.
Хомский 1971, Черный 1973). Скиннер возражает, что «это в природе
экспериментальный анализ человеческого поведения, который следует исключить
функции, ранее возложенные на свободное или автономное лицо, и передать их
один за другим к контролирующей среде »(1971, стр. 198).

Критики выдвинули несколько возражений против социальной теории Скиннера.
картина.Один из самых убедительных и, безусловно, один из самых
часто рекламируют видение Скиннера идеального человеческого общества. Это
— вопрос, который задают вымышленному основателю Walden Two, Фрейзеру,
философом Замком. Вопрос в том, что лучше
социальный или общинный способ существования человека. Frazier’s, и в нем
Скиннера, ответ на этот вопрос слишком общий и
неполный. Фрейзер / Скиннер превозносит ценности здоровья,
дружба, расслабление, отдых и так далее.Однако эти значения
вряд ли детальная основа социальной системы.

В социальной теории существует печально известная трудность определения
соответствующий уровень детализации, на котором создается план нового и идеального
общество должно быть представлено (см. Арнольд 1990, стр. 4–10). Скиннер
определяет бихевиористские принципы и стимулы к обучению, которые
он надеется уменьшить систематическую несправедливость в социальных системах. Он также
описывает несколько практик (касающихся воспитания детей и т.п.), которые
призваны способствовать человеческому счастью.Однако он предлагает только
самые туманные описания повседневной жизни Уолдена Два гражданина и
нет предложений, как лучше разрешить споры об альтернативных способах
жизни, которые на первый взгляд согласуются с принципами бихевиоризма
(см. Kane 1996, p. 203). Он мало или совсем не уделяет серьезного внимания
важнейшая общая проблема разрешения межличностных конфликтов и
к роли институциональных механизмов в разрешении конфликтов.

В эссе, опубликованном в The Behavior Analyst (1985), почти
через сорок лет после публикации Уолдена Два, Скиннер в образе
Фрейзера, попытался прояснить свою характеристику идеального человеческого
обстоятельства.Он писал, что в идеальном человеческом обществе «люди
просто естественно делать то, что им нужно делать, чтобы поддерживать себя
… И хорошо относятся друг к другу, и они, естественно, делают
сто других вещей, которые им нравится делать, потому что они не должны делать
их »(стр. 9). Однако, конечно же, люди, совершающие сотню вещей,
«получать удовольствие от занятий» означает лишь то, что Уолден Два неопределенно определен, а не то, что
его культурно установленные привычки и характер институтов
заслуга подражания.

Неполнота описания Скиннера идеального человеческого общества
или жизнь настолько широко признана, что можно задаться вопросом, действительно ли
эксперименты в жизни Уолдена Два могут дать полезные детали его
план.Был проведен не один такой социальный эксперимент.
проведенный. Пожалуй, самое интересное (отчасти потому, что сообщество
эволюционировал от своих скиннеровских корней) — это Twin Oaks
Сообщество в Вирджинии в США, которое можно исследовать косвенно
через Интернет (см. Другие Интернет-ресурсы).

7. Зачем быть противником поведения

Бихевиоризм отклоняется
когнитивные ученые, разрабатывающие сложную внутреннюю информацию
модели обработки познания. Его лабораторные или экспериментальные режимы игнорируются когнитивными этологами и экологическими психологами, убежденными, что
его методы не имеют отношения к изучению поведения животных и людей
в их естественной и социальной среде.Его традиционный родственник
безразличие к нейробиологии и уважение к окружающей среде
непредвиденных обстоятельств отвергается нейробиологами, уверенными, что прямое изучение
мозг — единственный способ понять истинные причины поведения.

Но отнюдь не исчез бихевиоризм. Прочные элементы
бихевиоризм выживает как в поведенческой терапии, так и в лабораторных условиях.
теория обучения животных (о которой подробнее ниже). В метафизике
разум тоже бихевиористские темы выживают в подходе к разуму, известному
как функционализм.Функционализм определяет состояния ума как состояния, которые
играют причинно-функциональные роли у животных или систем, в которых
они случаются. Пол Черчленд пишет о функционализме следующим образом:
«Существенная или определяющая черта любого типа психических состояний.
это набор причинно-следственных связей, которые он имеет с… телесными
поведение »(1984, с. 36). Это функционалистское понятие аналогично
к бихевиористской идее, относящейся к поведению и
отношения стимул / реакция входят централизованно и, по сути, в любую
объяснение того, что значит для существа вести себя или подчиняться, в
схема аналитического или логического бихевиоризма, к атрибуции
психические состояния.

Поклонники так называемого и широко обсуждаемого сейчас расширенного разума
Гипотеза (EMH) также имеет родство с бихевиоризмом или, по крайней мере,
со Скиннером. Определяющая гипотеза EMH заключается в том, что «психическое»
представление — это вопрос, который изливается из мозга или головы в
мир и культурная среда (Levy 2007). Представления
вещи, внешние по отношению к голове или которые имеют особую индивидуализацию
отношения с внешними устройствами или формами культурной деятельности.
Опасения Скиннера об изображении силы ментального
представление как что-то ограниченное головой (мозг, внутренний разум)
по крайней мере, в некоторой степени сродни переходу EMH к изображению репрезентативности
как экологически расширенный.

Однако элементы есть элементы. Бихевиоризм больше не
доминирующая исследовательская программа.

Почему снизилось влияние бихевиоризма? Самый глубокий и
Самая сложная причина снижения влияния бихевиоризма — это его
приверженность тезису о том, что поведение можно объяснить без
ссылка на неповеденческие и внутренние психические (когнитивные,
репрезентативная, или интерпретативная) деятельность. Поведение для Скиннера,
можно объяснить просто ссылкой на его «функционал»
(Термин Скиннера) отношение к окружающей среде или ее вариации.
к истории взаимодействия животного с окружающей средой.Нейрофизиологические и нейробиологические состояния для Скиннера,
поддерживать или реализовывать эти функциональные или причинно-следственные связи. Но они
не служат окончательными или независимыми источниками или объяснениями
поведение. Поведение, как писал Скиннер (1953), не может быть объяснено
«Находясь полностью внутри [животного]; в конце концов мы должны
обратиться к силам, действующим на организм извне ».
«Если в нашей причинно-следственной цепочке нет слабого места, так что
второе [неврологическое] звено не определяется по закону первым
[стимулы окружающей среды], или третий [поведение] вторым,
первая и третья ссылки должны быть связаны на законных основаниях.»(Стр. 35)
«Правильная информация о второй ссылке может пролить свет на это
отношения, но никоим образом не может их изменить ». (там же) Это
«Внешние переменные, поведение которых является функцией».
(там же)

Скиннер не был триумфатором в области нейробиологии. Неврология, для
он более или менее просто идентифицирует физические процессы в организме, которые
лежат в основе взаимодействия животных и окружающей среды. В нем он едет
доказательная или эпистемическая комбинация предшествующего радикального бихевиоризма
описание этих взаимодействий.«Организм», он
говорит: «не пусто, и его нельзя адекватно лечить, просто
как черный ящик »(1976, с. 233). «Что-то сделано сегодня
что влияет на поведение организма завтра »(с. 233).
Неврология описывает внутренние механизмы, которые позволяют сегодняшним
усиливающий стимул повлиять на завтрашнее поведение. Нейронный ящик
не пустой, но он не может, кроме случаев неисправности или
расстройство, чтобы отвлечь животное от прошлых моделей поведения, которые
были усилены.Он не может действовать независимо или
власть над поведением, не являющаяся экологической компенсацией.

Многим критикам бихевиоризма кажется очевидным, что как минимум
возникновение и характер поведения (особенно поведения человека)
не зависит в первую очередь от индивидуальной истории подкреплений,
хотя это фактор, но на том факте, что окружающая среда или
история обучения представлена ​​человеком и как (способ
в котором) он изображен. Тот факт, что окружающая среда
представленный мной ограничивает или сообщает функциональные или причинно-следственные связи, которые
держаться между моим поведением и окружающей средой и может из-за
анти-бихевиористской точки зрения, частично отвлечь мое поведение от его
история кондиционирования или подкрепления.Неважно, например, как
без устали и неоднократно меня подкрепляли за то, что я указывал на
есть мороженое, такая история бессильна, если я просто не вижу
потенциальный стимул как мороженое или представить себе как мороженое
или если я хочу скрыть тот факт, что что-то мороженое от
другие. Моя история кондиционирования, в узком понимании, как непредставленная
для меня поведенчески менее важен, чем окружающая среда или мои
изучение истории в том виде, в каком я ее представляю или интерпретирую.

Точно так же для многих критиков бихевиоризма, если репрезентативность
находится между средой и поведением, это означает, что Скиннер
слишком ограниченно или ограниченно в своем отношении к роли
механизмы мозга в производстве или контроле поведения.Мозг — это не просто пассивный банк памяти поведения / окружающей среды.
взаимодействия (см. Roediger and Goff 1998). Центральная нервная
система, которая в остальном поддерживает мою историю подкреплений, содержит
системы или нейровычислительные подсистемы, которые реализуют или кодируют
какое бы репрезентативное содержание или значение среда для меня не имела. это
также активный интерпретатор или семантический механизм, часто
критически действующий экологически непривязанный и поведение
контрольные задачи. Такие разговоры о представлении или толковании,
однако это точка зрения, с которой бихевиоризм — безусловно
у Скиннера — желает и пытается уйти.

Одно из определяющих стремлений традиционного бихевиоризма состоит в том, что он пытался
освободить психологию от теоретических рассуждений о том, как животные и люди
представляют (внутренне, в голове) свое окружение. Это усилие на
свобода была важна исторически, потому что казалось, что
Связи между поведением и средой стали более понятными и управляемыми
экспериментально, чем внутренние представления. К сожалению, для
бихевиоризм, трудно представить более ограничительное правило для
психологии, чем та, которая запрещает гипотезы о репрезентативных
хранение и переработка.Стивен Стич, например, жалуется на
Скиннер, что «теперь у нас есть огромная коллекция экспериментальных
данные, которые, казалось бы, просто невозможно понять, если мы
постулируйте что-то вроде «механизмов обработки информации в
головы организмов (1998, с. 649).

Вторая причина отказа от бихевиоризма заключается в том, что некоторые особенности
менталитет — некоторые элементы, в частности, сознательной душевной жизни
люди — имеют характеристику «qualia» или
презентабельно-непосредственные или феноменальные качества.Быть в боли, для
пример, заключается не только в том, чтобы вызвать соответствующее болевое поведение при
правильные экологические обстоятельства, но это должно испытать
«Подобие» боли (как что-то тупое или острое,
возможно). Существо чисто бихевиористское, «зомби», как оно
были, могут проявлять болевое поведение, в том числе под кожной болью
ответы, но полностью лишены качественно отличительных
боли и свойственны боли (ее болезненности). (См. Также Graham 1998,
С. 47–51 и Грэм и Хорган 2000.О масштабах феноменального
в человеческом менталитете, см. Graham, Horgan, and Tienson 2009).

Философ-психолог У. Т. Плейс, хотя в остальном
сочувствует применению бихевиористских идей к вопросам разума,
утверждал, что феноменальные квалиа не могут быть проанализированы с точки зрения бихевиоризма. Он утверждал
что квалиа не являются ни поведением, ни предрасположенностью к
вести себя. «Они дают о себе знать, — сказал он, — от
тот самый момент, когда опыт, чьим квалиа они являются »
появляется (2000, с.191; перепечатано в Graham and Valentine
2004 г.). Это мгновенные характеристики процессов или событий, скорее
чем предрасположенности, проявляющиеся с течением времени. Качественные мысленные события
(например, ощущения, перцептивные переживания и т. д.) для Place,
склонность к поведению, а не считаться
диспозиции. Действительно, есть соблазн постулировать, что качественные
аспекты психики влияют на некачественные элементы внутреннего
обработки, и что они, например, способствуют возбуждению,
внимание и восприимчивость к ассоциативной обусловленности.

Третья причина отказа от бихевиоризма связана с Ноамом.
Хомский. Хомский был одним из самых успешных и успешных представителей бихевиоризма.
разрушительные критики. В обзоре книги Скиннера о вербальном поведении
(см. выше), Хомский (1959) утверждал, что бихевиористские модели
изучение языка не может объяснить различные факты о языке
приобретение, такое как быстрое овладение языком молодыми
детей, что иногда называют феноменом
«Лексический взрыв». У ребенка проявляются языковые способности
быть радикально недоопределенным свидетельствами вербального поведения
предложены ребенку в течение короткого периода, в течение которого он или она выражает
эти способности.К четырем-пяти годам (нормальным) у детей есть
почти безграничная способность понимать и составлять предложения, которые
они никогда не слышали раньше. Хомский также утверждал, что кажется
явно неверно, что изучение языка зависит от применения
детальное армирование. Ребенок этого не делает, поскольку он говорит по-английски в
наличие дома, многократно произносить «дом» в
присутствие усиливающих старейшин. Язык как таковой кажется изученным
без, в некотором смысле, явного обучения или обучения в деталях, и
бихевиоризм не предлагает объяснения того, как это могло быть так.Собственные рассуждения Хомского о психологических реалиях
лежащего в основе языкового развития гипотезы о том, что правила
или принципы, лежащие в основе языкового поведения, абстрактны (применительно к
все человеческие языки) и врожденные (часть нашей родной психологической
одаренность как человеческие существа). Когда подвергают испытанию произнесение
грамматическое предложение, человек, по Хомскому, имеет практически бесконечное
количество возможных ответов и единственный способ
понять эту практически бесконечную порождающую способность — значит предположить
что человек обладает мощной и абстрактной врожденной грамматикой
(лежащая в основе любой компетенции, которой он или она может обладать в одном или нескольких
отдельные естественные языки).

Проблема, о которой говорит Хомский, — это проблема
поведенческая компетентность и, следовательно, производительность, превосходящая индивидуальную
истории изучения, выходит за рамки простой лингвистической
поведение у маленьких детей. Похоже, это фундаментальный факт о
люди, которых наше поведение и поведенческие способности часто превосходят
ограничения индивидуальных историй подкрепления. Наша история
арматуры часто слишком мало, чтобы однозначно определить, что
мы делаем или как мы это делаем.Поэтому, кажется, требуется много учиться.
ранее существовавшие или врожденные репрезентативные структуры или принципиальные
ограничения, в которых происходит обучение. (См. Также Brewer 1974, но
сравните с Bates et al. 1998 и Коуи 1998).

Являются ли доводы против бихевиоризма окончательными? Решающий? Пол Миль отметил
десятилетия назад, что теории в психологии, казалось, исчезают не при
силу решительного опровержения, а скорее потому, что исследователи теряют
интерес к их теоретической ориентации (Meehl 1978).Один
Смысл тезиса Миля состоит в том, что когда-то популярный
«Изм», не будучи решительно опровергнутым, может восстановить
некоторую часть своего прежнего значения, если он мутирует или трансформируется так, чтобы
включать ответы на критику. Что это может значить для
бихевиоризм? Это может означать, что какая-то версия доктрины может
отскок.

Скиннер утверждал, что нейронная активность подчиняет или лежит в основе
отношения между поведением и окружающей средой и вклад организма в
эти отношения не сводятся к нейрофизиологическим свойствам.Но
это не означает, что бихевиоризм не может найти полезного союза с
нейробиология. Ссылка на структуры мозга (нейробиология,
нейрохимия и т. д.) может помочь в объяснении поведения, даже если
такие ссылки в конечном итоге не заменяют ссылки на экологические
непредвиденные обстоятельства в бихевиористском аккаунте.

Таков урок моделирования животных, в котором бихевиористские темы все еще
пользоваться валютой. Животные модели зависимости, привычки и инструментальные
обучения заслуживают особого внимания, потому что они приносят поведенческие
исследование более тесного контакта, чем традиционные психологические
бихевиоризм с исследованиями механизмов мозга, лежащих в основе
подкрепление, особенно положительное подкрепление (West 2006,
стр.91–108). Одним из результатов этого контакта стало открытие, что
сенсибилизированные нейронные системы, ответственные за усиление подкрепления
ценность или сила могут быть отделены от гедонистической полезности или
приятное качество подкрепления (см. Робинсон и Берридж
2003 г.). Сила стимула для подкрепления поведения может быть
независимо от того, является ли это источником или причиной удовольствия. Сосредоточьтесь на мозге
механизмы, лежащие в основе армирования, также составляют центральную часть одного
из наиболее активных исследовательских программ в современной нейробиологии,
так называемая нейроэкономика, которая объединяет изучение вознаграждения мозга
системы с моделями оценки и принятия экономических решений (см.
Монтегю и Бернс 2002; Нестлер и Маленка 2004; Росс и др.
2008 г.).Бихевиоризм может помочь приобрести некоторые из нейроэкономических
концептуальная валюта, тем более что некоторые сторонники программы
считают себя бихевиористами по духу, если не по стереотипной букве
и высоко оцениваем работы ряда теоретиков бихевиористской
традиции экспериментального анализа поведения, такие как Джордж
Эйнсли, Ричард Хернштейн и Говард Рахлин о том, как
поведение связано с паттернами вознаграждения или подкрепления (см. Ross et al.
al. 2008 г., особенно стр. 10). Одно из важных предположений нейроэкономики состоит в том, что
полные объяснения взаимодействий организм / окружающая среда будут объединены
факты о таких вещах, как графики подкрепления с обращением к
нейрокомпьютерное моделирование и нейрохимия и нейробиология
армирования.

Другие потенциальные источники обновления? Продолжающаяся популярность
поведенческая терапия заслуживает внимания, потому что она предлагает потенциальную область
приложение для тестирования режима бихевиоризма.
Ранние версии поведенческой терапии стремились применить ограниченные результаты
Скиннеровские или павловские парадигмы обусловливания человеческого поведения
проблемы. Не следует говорить ни о каком уме; просто поведение — стимулы,
ответы и подкрепление. Терапия формирует поведение, а не
мысль. Последовательные поколения поведенческой терапии ослабили те
концептуальные ограничения.Защитники называют себя когнитивными
поведенческие терапевты (например, Mahoney, 1974; Meichenbaum, 1977). Клиентов
проблемы поведения описываются со ссылкой на их убеждения,
желания, намерения, воспоминания и так далее. Даже язык
саморефлексивное мышление и вера (так называемые
«Мета-познание») фигурирует в некоторых описаниях поведенческих
трудности и вмешательства (Wells 2000). Одна цель таких
язык призван побуждать клиентов следить за своими
собственное поведение. Самоусиление — важная черта поведенческого
самоконтроль (Rachlin 2000; Ainslie 2001).

Можно задаться вопросом, последовательна ли когнитивно-поведенческая терапия
с бихевиористской доктриной. Многое зависит от того, насколько веры и желания
понятны. Если убеждения и желания понимаются как положения,
каким-то образом выплескиваются в окружающую среду и индивидуализированы в терминах
об их нементалистической, поведенческой роли во взаимодействиях организм / среда,
это соответствовало бы традиционной бихевиористской доктрине. Это
будет отражать принцип логического или аналитического бихевиоризма, который
если мысленные термины должны использоваться в описании и объяснении
поведение, они должны быть определены или перефразированы в нементальном поведенческом
термины.Перспективы индивидуализации убеждений / желаний в нементальном,
экологически экстерналистские термины могут показаться сомнительными, особенно в
случаи сознательного отношения (см. Horgan, Tienson and Graham 2006). Но
тема форм и ограничений поведенческой терапии и диапазона
его правдоподобное применение открыто для дальнейшего продолжения
исследование.

8. Заключение

В 1977 году Уиллард Дэй, поведенческий психолог и редактор-учредитель журнала
журнал Behaviorism (который теперь известен как Behavior and
Философия), опубликовал книгу Скиннера «Почему я не когнитивный
психолог »(Скиннер, 1977).Скиннер начал работу с заявления:
что «переменные, функцией которых является человеческое поведение, лежат в
окружающая среда »(стр. 1). Скиннер закончил, отметив, что
«Когнитивные конструкции дают … вводящее в заблуждение
что »находится внутри человека (стр. 10)

Более десяти лет назад, в 1966 году, Карл Хемпель объявил о своем бегстве.
от бихевиоризма:

Чтобы охарактеризовать… поведенческие модели, склонности,
или способности … нам нужен не только подходящий бихевиористский
словарный запас, но также и психологические термины.(стр.110)

Хемпель пришел к выводу, что ошибочно полагать, что человеческий
поведение можно понять исключительно в нементальном, бихевиористском
термины.

Современная психология и философия во многом разделяют взгляды Хемпеля.
убежденность в том, что объяснение поведения не может не указывать на
представление существом своего мира. Психология должна использовать
психологические термины. Поведение без познания слепо.
Психологическое теоретизирование без ссылки на внутренние когнитивные
обработка по понятным причинам нарушена.Сказать это, конечно, не значит
априори исключить, что бихевиоризм восстановит некоторые из своих
известность. Как представить себе когнитивную обработку (даже если
найти его) остается предметом жарких споров (см. Melser 2004; см.
также Леви 2007, стр. 29–64). Но если бихевиоризм хочет восстановить некоторые
его известность, это восстановление может потребовать переформулирования его
доктрины, соответствующие изменениям (например, нейроэкономика)
в нейробиологии, а также в новых терапевтических направлениях.

Точка зрения Скиннера на бихевиоризм или его особый вклад в науку о поведении
с языком взаимодействия организм / среда. Но мы, люди, не
просто бегайте, спаривайтесь, гуляйте и ешьте в той или иной среде. Мы думаем, классифицируем, анализируем, воображаем и
теоретизировать. В дополнение к нашему внешнему поведению у нас есть очень сложные
внутренняя жизнь, в которой мы активны, часто творчески, в наших головах,
при этом часто оставаясь застрявшими, как столбы, неподвижными, как камни.Назовите нашу внутреннюю жизнь «поведением», если хотите, но этот кусок лингвистического
оговорка не означает, что вероятность или возникновение внутреннего
события формируются теми же непредвиденными обстоятельствами окружающей среды, что и явные
поведение или телодвижения. Это не означает, что понимание
предложение или составление статьи для этой энциклопедии состоят из тех же общих способов дискриминационных ответов, что и
научиться двигаться в поисках источника пищи. Как внутренний
Репрезентативный мир мыслей отображается в Страну бихевиоризма.
территория «измов» все еще не полностью нанесена на карту.

Что такое бихевиоризм в психологии? Определение, теории

Бихевиоризм — это теория, согласно которой психологию человека или животных можно объективно изучить с помощью наблюдаемых действий (поведения). Эта область исследования возникла как реакция на психологию 19-го века, которая использовала самоанализ своих мыслей и чувств для изучения человека и животных. психология.

Ключевые выводы: бихевиоризм

  • Бихевиоризм — это теория, согласно которой психологию человека или животных можно объективно изучить с помощью наблюдаемых действий (поведения), а не мыслей и чувств, которые нельзя наблюдать.
  • К влиятельным фигурам бихевиоризма относятся психологи Джон Б. Уотсон и Б. Ф. Скиннер, которые связаны с классической и оперантной обусловленностью соответственно.
  • В классическом кондиционировании животное или человек учится связывать два стимула друг с другом. Этот тип обусловливания включает непроизвольные реакции, такие как биологические или эмоциональные.
  • При оперантной обусловленности животное или человек учится поведению, связывая его с последствиями.Это можно сделать с помощью положительного или отрицательного подкрепления или наказания.
  • Оперантное обусловливание все еще встречается в классах сегодня, хотя бихевиоризм больше не является доминирующим образом мышления в психологии.

История и происхождение

Бихевиоризм возник как реакция на ментализм, субъективный подход к исследованиям, используемый психологами во второй половине XIX века. В ментализме разум изучается по аналогии и путем изучения собственных мыслей и чувств — процесс, называемый интроспекцией.Менталистские наблюдения были сочтены бихевиористами слишком субъективными, поскольку они значительно различались среди отдельных исследователей, что часто приводило к противоречивым и невоспроизводимым результатам.

Существует два основных типа бихевиоризма: методологический бихевиоризм, на который сильно повлияли работы Джона Б. Уотсона, и радикальный бихевиоризм, пионером которого был психолог Б.Ф. Скиннер.

Методологическое поведение

В 1913 году психолог Джон Б.Уотсон опубликовал статью, которую можно было бы считать манифестом раннего бихевиоризма: «Психология, как ее рассматривают бихевиористы». В этой статье Уотсон отвергает менталистские методы и подробно описывает свою философию того, какой должна быть психология: наукой о поведении, которую он назвал «бихевиоризмом».

Следует отметить, что, хотя Уотсона часто называют «основателем» бихевиоризма, он ни в коем случае не был первым человеком, критиковавшим самоанализ, и не первым, кто отстаивал объективные методы изучения психологии.Однако после статьи Уотсона бихевиоризм постепенно утвердился. К 1920-м годам ряд интеллектуалов, в том числе такие уважаемые личности, как философ, а позднее лауреат Нобелевской премии Бертран Рассел, осознали важность философии Ватсона.

Радикальное поведение

Из бихевиористов после Уотсона, пожалуй, самым известным является Б.Ф. Скиннер. В отличие от многих других бихевиористов того времени, идеи Скиннера были сосредоточены на научных объяснениях, а не на методах.

Скиннер считал, что наблюдаемое поведение было внешним проявлением невидимых психических процессов, но что было удобнее изучать это наблюдаемое поведение. Его подход к бихевиоризму заключался в том, чтобы понять взаимосвязь между поведением животного и окружающей его средой.

Сравнение классического кондиционирования и оперантного кондиционирования

Бихевиористы считают, что люди учатся поведению посредством обусловливания, которое связывает раздражитель в окружающей среде, например звук, с реакцией, например, с тем, что делает человек, когда слышит этот звук.Ключевые исследования бихевиоризма демонстрируют разницу между двумя типами обусловливания: классическим обусловливанием, которое ассоциируется с психологами, такими как Иван Павлов и Джон Б. Уотсон, и оперантным обусловливанием, связанным с Б.Ф. Скиннером.

Классическое кондиционирование: собаки Павлова

Эксперимент Павлова с собаками — широко известный эксперимент с собаками, мясом и звуком колокольчика. В начале эксперимента собакам давали мясо, из-за которого у них выделялась слюна.Однако когда они услышали звонок, они этого не сделали.

На следующем этапе эксперимента собаки услышали звонок, прежде чем им принесли еду. Со временем собаки узнали, что звон колокольчика означает еду, поэтому у них начиналось выделение слюны, когда они слышали звонок, хотя раньше они не реагировали на звонки. Благодаря этому эксперименту собаки постепенно научились ассоциировать звуки колокольчика с едой, хотя раньше они не реагировали на колокольчики.

Эксперимент Павлова с собаками демонстрирует классическое обусловливание: процесс, с помощью которого животное или человек учится связывать друг с другом два ранее не связанных стимула.Собаки Павлова научились связывать реакцию на один стимул (слюноотделение от запаха пищи) с «нейтральным» стимулом, который ранее не вызывал реакции (звон колокольчика). Этот тип кондиционирования включает непроизвольные реакции.

Классический кондиционер: Little Albert

В другом эксперименте, который продемонстрировал классическую обусловленность эмоций у людей, психолог Дж. Б. Уотсон и его аспирантка Розали Рейнер подвергли 9-месячного ребенка, которого они назвали «Маленький Альберт», белой крысе и другим пушистым животным, таким как кролик и собака, а также хлопок, шерсть, горящие газеты и другие раздражители — все это не испугало Альберта.

Однако позже Альберту разрешили поиграть с белой лабораторной крысой. Затем Уотсон и Рейнер издали громкий звук молотка, который напугал Альберта и заставил его плакать. Повторив это несколько раз, Альберт очень огорчился, когда ему подарили только белую крысу. Это показало, что он научился связывать свою реакцию (испуг и плач) с другим стимулом, который раньше не пугал его.

Оперативное кондиционирование: боксы Скиннера

Психолог Б.Ф. Скиннер поместил голодную крысу в ящик с рычагом. Когда крыса двигалась вокруг ящика, она время от времени нажимала на рычаг, в результате обнаруживая, что еда упадет при нажатии на рычаг. Через некоторое время крыса побежала прямо к рычагу, когда его поместили в коробку, предполагая, что крыса догадалась, что рычаг означает, что она будет получать пищу.

В аналогичном эксперименте крысу поместили в ящик Скиннера с электрифицированным полом, что вызвало у нее дискомфорт.Крыса обнаружила, что нажатие на рычаг прекращает подачу электрического тока. Через некоторое время крыса сообразила, что рычаг будет означать, что она больше не будет подвергаться воздействию электрического тока, и крыса побежала прямо к рычагу, когда его поместили в коробку.

Эксперимент с ящиком Скиннера демонстрирует оперантное кондиционирование, при котором животное или человек учатся поведению (например, нажатию на рычаг), связывая его с последствиями (например, бросая гранулу или прекращая электрический ток.) Три типа армирования следующие:

  • Положительное подкрепление : Когда добавляется что-то хорошее (например, гранулы еды падают в коробку), чтобы научить новому поведению.
  • Отрицательное подкрепление : Когда что-то плохое удаляется (например, прекращается электрический ток), чтобы научить новому поведению.
  • Наказание : Когда добавляется что-то плохое, чтобы научить субъекта прекратить поведение.

Влияние на современную культуру

Бихевиоризм все еще можно увидеть в современных классах, где оперантное обусловливание используется для усиления поведения.Например, учитель может вручить приз ученикам, которые хорошо справились с тестом, или наказать ученика, который плохо себя ведет, предоставив ему время в заключении.

Хотя бихевиоризм когда-то был доминирующим направлением в психологии в середине 20-го века, с тех пор он потерял популярность в когнитивной психологии, которая сравнивает разум с системой обработки информации, такой как компьютер.

Источники

  • Баум В. «Что такое бихевиоризм?» В Understanding Behaviorism: Behavior, Culture and Evolution, Third Edition , John Wiley & Sons, Inc., 2017.
  • Cascio, C. «Как я буду применять бихевиористскую философию в классе?» Сиэтл Пи .
  • Ким, Э. «Различия между классическим и оперантным обусловливанием». 2015.
  • Голдман, Дж. Г. «Что такое классическая обусловленность? (И почему это важно?) » Scientific American , 2012.
  • Мэлоун, Дж. К.« Действительно ли Джон Б. Уотсон «нашел» бихевиоризм? » Поведенческий аналитик , т.37, нет. 1, 2014, стр. 1-12.
  • McLeod, S. «Скиннер — оперантное обусловливание». Simply Psychology , 2018.
  • Павлов И. «Условные рефлексы: исследование физиологической активности коры головного мозга». Классики в истории психологии , 1927.
  • Пиццурро, Э. «Может ли бихевиоризм по-прежнему применяться перед лицом подавляющей оппозиции?» Исследование личности , 1998.
  • Уотсон, Дж.Б. «Психология с точки зрения бихевиориста». Психологическое обозрение , т. 20, нет. 2, 1913, с. 158-177.
  • Уотсон, Дж. Б. и Рейнер, Р. «Обусловленные эмоциональные реакции». Классики по истории психологии .
  • Возняк Р. «Бихевиоризм: первые годы». Bryn Mawr College, 1997.

История и ключевые концепции поведенческой психологии

Бихевиоризм, также известный как поведенческая психология, — это теория обучения, основанная на идее, что все формы поведения приобретаются посредством обусловливания.Кондиционирование происходит через взаимодействие с окружающей средой. Бихевиористы считают, что наша реакция на стимулы окружающей среды формирует наши действия.

Согласно этой школе, поведение можно изучать систематическим и наблюдаемым образом независимо от внутренних психических состояний. Согласно этой точке зрения, следует рассматривать только наблюдаемое поведение — познания, эмоции и настроения слишком субъективны.

Строгие бихевиористы считали, что потенциально можно обучить любого человека выполнять любую задачу, независимо от генетического фона, личностных черт и внутренних мыслей (в пределах своих физических возможностей).Это требует только правильного кондиционирования.

Веривелл / Цзяци Чжоу

Краткая история бихевиоризма

Бихевиоризм был официально утвержден после публикации в 1913 году классической статьи Джона Б. Уотсона «Психология с точки зрения бихевиористов». Лучше всего это можно выразить следующей цитатой Уотсона, которого часто считают «отцом» бихевиоризма:

«Дайте мне дюжину здоровых младенцев, хорошо сформированных, и мой собственный особый мир, чтобы вырастить их, и я гарантирую, что возьму любого наугад и обучу его, чтобы он стал специалистом любого типа, которого я выберу — врачом, юристом, художник, купец и, да, даже нищий и вор, независимо от его талантов, склонностей, склонностей, способностей, призвания и расы его предков.»

Проще говоря, строгие бихевиористы считают, что любое поведение является результатом опыта. Любого человека, независимо от его или ее происхождения, можно научить действовать определенным образом при правильной обусловленности.

Примерно с 1920 до середины 1950-х годов бихевиоризм стал доминирующей школой психологии. Некоторые предполагают, что популярность поведенческой психологии выросла из желания сделать психологию объективной и измеримой наукой.

В то время исследователи были заинтересованы в создании теорий, которые можно было бы четко описать и эмпирически измерить, но также использовать для внесения вклада, который мог бы повлиять на ткань повседневной жизни человека.

Ключевые концепции

Есть несколько принципов, которые отличают поведенческую психологию от других психологических подходов.

Два типа кондиционирования

Согласно поведенческой психологии, существует два основных типа обусловливания: классическое обусловливание и оперантное обусловливание.

Классический кондиционер

Классическое кондиционирование — это техника, часто используемая в поведенческом обучении, в которой нейтральный стимул сочетается с естественным стимулом. В конце концов, нейтральный стимул вызывает ту же реакцию, что и естественный стимул, даже без естественного стимула.

В течение трех различных фаз связанный с ним стимул становится условным стимулом, а усвоенное поведение — условной реакцией.Взаимодействие с другими людьми

Оперантное кондиционирование

Оперантное обусловливание (иногда называемое инструментальным обусловливанием) — это метод обучения, который осуществляется посредством подкреплений и наказаний. Посредством оперантного обусловливания устанавливается связь между поведением и последствиями этого поведения.

Когда за действием следует желаемый результат, такое поведение с большей вероятностью повторится в будущем. С другой стороны, реакция с последующими неблагоприятными исходами с меньшей вероятностью повторится в будущем.Взаимодействие с другими людьми

Обучение через ассоциацию

Классический процесс кондиционирования работает путем развития ассоциации между стимулом окружающей среды и естественным стимулом.

В классических экспериментах физиолога Ивана Павлова собаки связывали подачу пищи (то, что естественно и автоматически вызывает реакцию слюноотделения) сначала со звуком колокольчика, а затем с видом белого халата лаборанта. В конце концов, лабораторный халат вызвал у собак слюноотделение.Взаимодействие с другими людьми

На кондиционирование можно повлиять

Во время первой части классического процесса обусловливания, известного как приобретение, устанавливается и усиливается реакция. Такие факторы, как выраженность стимулов и время их предъявления, могут играть важную роль в том, как быстро формируется ассоциация.

Когда ассоциация исчезает, это называется исчезновением, в результате чего поведение постепенно ослабевает или исчезает. Такие факторы, как сила первоначальной реакции, могут сыграть роль в том, насколько быстро произойдет вымирание.Чем дольше реакция была обусловлена, например, тем больше времени может потребоваться для ее исчезновения.

Последствия влияют на обучение

Бихевиорист Б.Ф. Скиннер описал оперантное обусловливание как процесс, в котором обучение может происходить через подкрепление и наказание. В частности, вы учитесь, формируя связь между определенным поведением и его последствиями.

Например, если родитель награждает своего ребенка похвалой каждый раз, когда он берет свои игрушки, желаемое поведение постоянно подкрепляется.В результате ребенок будет с большей вероятностью убирать беспорядок.

Время играет роль

Графики подкрепления важны для оперантного обусловливания. Этот процесс кажется довольно простым — просто понаблюдайте за поведением, а затем предложите награду или наказание.

Однако Скиннер обнаружил, что выбор времени для этих наград и наказаний оказывает важное влияние на то, как быстро приобретается новое поведение и на силу соответствующей реакции.Взаимодействие с другими людьми

  • Непрерывное подкрепление включает вознаграждение за каждый отдельный случай поведения. Его часто используют в начале процесса оперантного кондиционирования. Но по мере изучения поведения расписание может переключиться на частичное подкрепление.
  • Частичное подкрепление включает предложение вознаграждения после ряда ответов или по истечении определенного периода времени. Иногда частичное подкрепление происходит по согласованному или фиксированному графику.В других случаях, прежде чем подкрепление будет доставлено, должно произойти переменное и непредсказуемое количество ответов или время.

Сильные и слабые стороны

Одно из главных преимуществ бихевиоризма заключается в том, что он позволяет исследователям исследовать наблюдаемое поведение научным и систематическим образом. Однако многие мыслители считали, что этого не произошло из-за пренебрежения некоторыми важными факторами, влияющими на поведение.

Сильные стороны

  • Ориентирован на наблюдаемое, измеримое поведение

  • Научное и воспроизводимое

  • Полезно для изменения поведения в реальном мире

  • Полезные приложения в терапии, образовании, воспитании, уходе за детьми

Недостатки

  • Без учета биологических воздействий

  • Не учитывает настроения, мысли или чувства

  • Не объясняет все обучение

Сильные стороны

Одна из самых сильных сторон поведенческой психологии — это способность четко наблюдать и измерять поведение.Бихевиоризм основан на наблюдаемом поведении, поэтому иногда легче количественно оценить и собрать данные при проведении исследования.

Эффективные терапевтические методы, такие как интенсивное поведенческое вмешательство, анализ поведения, экономия токенов и дискретное пробное обучение, уходят корнями в бихевиоризм. Эти подходы часто очень полезны для изменения неадаптивного или вредного поведения как у детей, так и у взрослых.

Слабые стороны

Многие критики утверждают, что бихевиоризм — это одномерный подход к пониманию человеческого поведения.Критики бихевиоризма предполагают, что поведенческие теории не учитывают свободную волю и внутренние влияния, такие как настроение, мысли и чувства.

Фрейд, например, считал, что бихевиоризм потерпел неудачу из-за того, что не учитывал мысли, чувства и желания подсознания, которые влияют на действия людей. Другие мыслители, такие как Карл Роджерс и другие психологи-гуманисты, считали, что бихевиоризм был слишком жестким и ограниченным, не принимая во внимание личную свободу действий.

Совсем недавно биологическая психология подчеркнула силу мозга и генетики в определении действий человека и влиянии на них. Когнитивный подход к психологии фокусируется на психических процессах, таких как мышление, принятие решений, язык и решение проблем. В обоих случаях бихевиоризм пренебрегает этими процессами и влияниями в пользу изучения только наблюдаемого поведения.

Кроме того, поведенческая психология не учитывает другие типы обучения, которые происходят без использования подкрепления и наказания.Более того, люди и животные могут адаптировать свое поведение при вводе новой информации, даже если это поведение было установлено посредством подкрепления.

Факторы влияния и влияние

Несколько мыслителей повлияли на поведенческую психологию . Помимо уже упомянутых, существует ряд выдающихся теоретиков и психологов, оставивших неизгладимый след в поведенческой психологии. Среди них Эдвард Торндайк, психолог-новатор, описавший закон эффекта, и Кларк Халл, предложивший теорию влечения к обучению.Взаимодействие с другими людьми

Существует ряд терапевтических техник, основанных на поведенческой психологии. Хотя после 1950 года поведенческая психология заняла более второстепенное место, ее принципы все еще остаются важными.

Даже сегодня анализ поведения часто используется в качестве терапевтического метода, чтобы помочь детям с аутизмом и задержками в развитии приобрести новые навыки. Он часто включает в себя такие процессы, как формирование (вознаграждение за более близкое приближение к желаемому поведению) и связывание (разбиение задачи на более мелкие части, а затем обучение и объединение последующих шагов вместе).Взаимодействие с другими людьми

Другие методы поведенческой терапии включают терапию отвращения, систематическую десенсибилизацию, экономию токенов, моделирование и управление непредвиденными обстоятельствами.

Слово Verywell

Хотя поведенческий подход может и не быть доминирующей силой, как когда-то, он все же оказал большое влияние на наше понимание человеческой психологии. Один только процесс обусловливания используется для понимания множества различных типов поведения, начиная от того, как люди учатся, и заканчивая развитием языка.

Но, возможно, самый большой вклад поведенческой психологии заключается в ее практических приложениях. Его методы могут сыграть важную роль в изменении проблемного поведения и поощрении более положительных и полезных ответов. Помимо психологии, родители, учителя, дрессировщики и многие другие используют базовые поведенческие принципы, чтобы научить новому поведению и препятствовать нежелательному.

Определение поведения Мерриам-Вебстера

быть · hav · ior · ism

| \ bi-ˈhā-vyə-ˌri-zəm

, быть- \

: школа психологии, которая рассматривает объективные свидетельства поведения (такие как измеренные реакции на стимулы) как единственную задачу своего исследования и единственную основу своей теории без ссылки на сознательный опыт — сравните интроспекционизм

Что такое теория поведенческого обучения?

В классе теория поведенческого обучения играет ключевую роль в понимании того, как мотивировать учащихся и помогать им.Информация передается от учителя к учащимся в ответ на правильный стимул. Учащиеся являются пассивными участниками поведенческого обучения — учителя предоставляют им информацию как элемент реакции на стимулы. Учителя используют бихевиоризм, чтобы показать ученикам, как они должны реагировать и реагировать на определенные раздражители. Это нужно делать постоянно, чтобы регулярно напоминать ученикам, какое поведение ищет учитель.

Положительное подкрепление — ключ к теории поведенческого обучения.Без положительного подкрепления ученики быстро откажутся от своих ответов, потому что они не работают. Например, если учащиеся должны получать наклейку каждый раз, когда они получают пятерку на тесте, а затем учителя перестают давать это положительное подкрепление, меньшее количество студентов может получить пятерки на своих тестах, потому что поведение не связано с вознаграждением за их.

Повторение и положительное подкрепление идут рука об руку с теорией поведенческого обучения. Учителя часто работают над тем, чтобы найти правильный баланс: повторение ситуации и получение положительного подкрепления, чтобы показать ученикам, почему они должны продолжать такое поведение.

Мотивация играет важную роль в поведенческом обучении. Положительное и отрицательное подкрепление может быть мотиватором для студентов. Например, ученик, получивший похвалу за хороший результат теста, с гораздо большей вероятностью выучит ответы эффективно, чем ученик, который не получил похвалы за хороший результат теста. Учащийся, не получивший похвалы, испытывает негативное подкрепление — их мозг говорит им, что, хотя он получил хорошую оценку, на самом деле это не имело значения, поэтому материал теста становится для них несущественным.И наоборот, учащиеся, получающие положительное подкрепление, видят прямую корреляцию с постоянным совершенствованием, полностью основанную на этой реакции на положительный стимул.

Бихевиоризм Дизайн учебных материалов для электронного обучения: когда и как его использовать

Что профессионалы электронного обучения должны знать о поведенческом дизайне учебных курсов для электронного обучения

Хотя мы можем объявить себя сторонниками когнитивизма или конструктивизма, мы все по природе бихевиористы. Даже если мы, возможно, не осознаем этого, как профессионалы электронного обучения, все мы широко используем поведенческие принципы в нашем учебном дизайне для электронного обучения.Это происходит потому, что бихевиоризм, каким бы устаревшим он ни звучал, без сомнения, глубоко укоренился в человеческом подсознании. Инстинктивно это часть наших действий и реакций. С образовательной точки зрения, кто не хочет исследовать наблюдаемое и измеримое поведение учащихся и соответствующим образом направлять их для оптимизации обучения? Что такое тесты и оценки в целом, помимо попытки оценить успеваемость учащихся и адаптировать инструкцию в соответствии с учебными потребностями аудитории? Эти принципы также применимы к электронному обучению.

Нет. В этой статье я не буду говорить о собаках Павлова, собаках, крысах и голубях Скиннера, крысах и голубях, а также о законе действия Торндайка . Обо всем этом есть обширная библиография. Вместо этого я приведу вам примеры элементов, которые мы все используем сегодня в учебном дизайне для электронного обучения, даже не осознавая, что они основаны на бихевиористских принципах. Я также объясню, для какого типа учебных целей бихевиористский подход может дать лучшие результаты.

Применение бихевиоризма в учебном дизайне для электронного обучения

Правильно-неправильно, включено-выключено, 0-1 и т. Д. Фактически, связь между бихевиоризмом и электронным обучением была очевидна с самого начала. Если мы посмотрим назад в 1950-е и 60-е годы, когда впервые появилась Computer-Assisted Instruction (CAI), компьютер казался идеальным инструментом для измерения результатов обучения при условии, конечно, что существует единственная правильная инструкция. ожидался ответ от учащихся. Вскоре это превратилось в попытку запрограммированной инструкции , при которой компьютер был запрограммирован так, чтобы указывать заранее определенные пути следования, позволяя учащимся продолжить работу только тогда, когда был дан правильный ответ.Сегодня запрограммированное обучение можно воспринимать как предшественника интерактивных сценариев ветвления и адаптивных гипермедийных систем, применяемых к онлайн-обучению с элементами поведения, сходство которых с запрограммированным обучением очень трудно игнорировать, несмотря на то, что мы склонны » покрыть «их современными« конструктивистскими »пакетами, утверждая, что мы даем учащимся« свободу выбора ». Истина заключается в том, что единственная свобода, предоставляемая учащимся, — это порядок, в котором они выбирают следовать заранее определенным траекториям обучения, так тщательно отслеживаемым и запрограммированным в учебном дизайне действительно хороших курсов электронного обучения.

Назад к бихевиоризму. Как следует из названия, бихевиористский подход направлен на то, чтобы помочь учащимся достичь заранее установленных результатов обучения. Считается, что обучение происходит, когда учащимся удается достичь этих ожидаемых результатов, разработанных для достижения учебных целей курса электронного обучения. Следовательно, цель ориентированной на поведение стратегии учебного дизайна для электронного обучения должна заключаться в том, чтобы предоставить учащимся соответствующие стимулы, то есть возможности, которые помогут им продемонстрировать, что они способны выражать желаемое поведение, доказывающее, что обучение действительно имело место.

Учебный дизайн для электронного обучения, основанный на бихевиористском подходе, начинается с базового допущения бихевиоризма о том, что знание является объективным, что означает, что существует только один правильный ответ или конкретный подход, которому нужно следовать. Хотя это может показаться жестким — а, возможно, так оно и есть, — именно с этого следует начать, чтобы профессионалы электронного обучения узнали о типах деятельности, для которых может быть уместен бихевиористский подход. Это также показывает, что бихевиоризм не может быть подходящим подходом для действий электронного обучения, которые требуют от пользователя развития навыков более высокого уровня, таких как принятие решений или решение проблем посредством анализа, синтеза или оценки представленной информации.

Объективизм — это ключ, который нужно запомнить, чтобы решить, подходит ли бихевиористский подход для вашей деятельности по электронному обучению или нет. Есть ли один правильный ответ или могут быть приемлемы несколько подходов? Является ли знание объективным? Не торопитесь отвечать «нет». Факты и стандартизированные процедуры на самом деле являются примерами «объективного» знания. Они не меняются. Воспользуйтесь этим и проверьте учебные цели курса электронного обучения. Вот с чего вам нужно начать.

Методы, которые будут использоваться для разработки учебных мероприятий по поведенческому электронному обучению

После того, как вы определили, что бихевиористский подход подходит для достижения конкретных учебных целей вашего курса электронного обучения, вам необходимо соответствующим образом спроектировать соответствующие действия электронного обучения.Вы можете использовать следующие методы:

1. Дискриминация

Используйте дискриминацию, когда цель обучения требует от учащихся определить, принадлежит ли концепция к определенной категории или нет. Для этого учащиеся должны уметь идентифицировать ключевые характеристики и качества категории и судить, обладает ли новая информация теми же качествами, что и принадлежность к группе, или нет. Перетаскивание упражнений для классификации понятий по различным категориям может служить примерами разработки дискриминационных действий с точки зрения дизайна курса электронного обучения.

2. Обобщение

Обобщение подходит, когда цели обучения таковы, что учащиеся после определения атрибутов элемента, принадлежащего к одной категории, должны назначать одни и те же атрибуты всем элементам в категории. Обучение с помощью примеров основано на индуктивном подходе к представлению содержания электронного обучения, в ходе которого учащиеся, просмотрев серию независимых онлайн-примеров, должны иметь возможность идентифицировать свои общие характеристики и обобщать, формулируя правило.С этой точки зрения обобщение очень близко к тому, что сегодня мы воспринимаем как активное обучение, с очевидной прямой связью с конструктивизмом.

3. Ассоциация

Хотя в строго бихевиористских терминах ассоциация является типичным примером обусловленности — которая связывает определенный стимул с конкретной реакцией — в современном электронном обучении существует тенденция к созданию взаимодействий электронного обучения на основе ассоциации всякий раз, когда цели обучения требуют новой информации представлены для привязки к конкретным практическим приложениям.Представление информации в контексте может помочь учащимся создавать ассоциации. Это означает, что всякий раз, когда учащиеся сталкиваются с одной и той же или похожей информацией, они уже знают, с чем она связана, поскольку они уже создали базовую систему координат, с которой можно связать этот фрагмент информации. Хотя бихевиористский подход воспринимает эту ассоциацию как автоматизированную тренировочную задачу, а не как когнитивный процесс, применяемый в учебном дизайне для электронного обучения, упражнения на сопоставление являются примерами действий электронного обучения, которые могут быть разработаны для облегчения процесса создания ассоциаций учащимися.

4. Цепочка

Цепочка относится к автоматическому выполнению учащимися определенных процедур с заранее определенными шагами, которые необходимо выполнить. Как цепочка, один шаг ведет ученика к следующему. Выполнение упражнений — это пример целей электронного обучения, которые можно решить с помощью цепочки. Создание практических заданий в электронном обучении включает в себя сначала представление теоретической модели, а затем просьбу учащихся повторить процедуру, фактически повторяя шаги в том же порядке, в котором они были представлены.Благодаря повторению и онлайн-практике учащиеся в конце могут достичь желаемого результата, следуя шагам, точно представленным в модели. Упражнения по упорядочиванию последовательностей с помощью перетаскивания очень часто используются в шаблонах для создания викторин, которые предоставляет большинство инструментов разработки электронного обучения . Такие упражнения могут служить типичными примерами упражнений, применяемых при разработке курса электронного обучения. В таких мероприятиях всегда существует заранее определенная и уникальная правильная последовательность, которую учащиеся должны сформировать, чтобы показать, что они усвоили рассматриваемую цель обучения.Учащиеся очень часто достигают желаемого результата методом проб и ошибок — еще одной бихевиористской техники, вполне применимой в электронном обучении, в зависимости от количества попыток, разрешенных конструктором инструкций. Это похоже на закон Торндайка, не так ли? Учащиеся не перестают нажимать на разные рычаги, исследуя альтернативные ответы, пока не найдут полезный!

Имейте в виду, что для всех вышеперечисленных методов есть только один правильный ответ. Все инструменты разработки электронного обучения для создания викторин используют преимущества этих основанных на поведении альтернативных форматов упражнений, чтобы программа давала автоматический ответ и проверяла успеваемость учащегося с помощью результатов тестов (измеримые результаты).На каждый вопрос должен быть уникальный правильный ответ.

Усиление желаемого и ослабление нежелательного поведения

Какова же тогда роль инструктора в этом процессе? Учебный дизайн для электронного обучения, основанный на бихевиористском подходе, устанавливает тип реакции, которую должны получить учащиеся после взаимодействия с онлайн-учебными материалами. Эти реакции исходят от онлайн-инструктора или корпоративного инструктора в настройках синхронного электронного обучения или от самого курса электронного обучения в случае асинхронного электронного обучения .В зависимости от типа полученной реакции выраженное поведение учащихся может быть усилено или ослаблено. Это подчеркивает важность обратной связи на протяжении всего процесса обучения, не только в конце курса электронного обучения, но и каждый раз, когда учащийся взаимодействует с системой. С точки зрения бихевиоризма, хотя сегодня никто не хочет называть это так, обратная связь — это простейшая форма обусловливания. Правильные попытки чаще всего подкрепляются положительными комментариями, написанными на автоматически запрограммированных ответах.Хотя отрицательное подкрепление, то есть наказание и отрицательная критика, сегодня не вполне приемлемо и, конечно, не подходит для обучения взрослых , в некоторых случаях все же можно обнаружить такие бихевиористские следы, в которых используются отрицательные оценки.

Таким образом, учебный дизайн

для электронного обучения, основанный на бихевиористском подходе, будет предполагать, что обучение происходит, когда нежелательное поведение устраняется и учащиеся достигают точки, когда дают только желаемые, однозначно правильные ответы, которые выражают ожидаемые результаты обучения, гарантирующие, что цели обучения курса электронного обучения.

Применение поведенческих принципов в геймификации и игровом электронном обучении

И последнее, но не менее важное: в настоящее время поведенческие принципы все еще применимы в геймификации , которая представляет учебный материал, используя элементы игрового дизайна в развлекательной форме, чтобы мотивировать и вовлекать аудиторию на протяжении всего процесса обучения. В геймификации, как и в других видах деятельности электронного обучения, закрепление определенного желаемого поведения может происходить двумя способами: либо путем извлечения из конкретных результатов обучения учащихся, либо путем вознаграждения за эти результаты путем присвоения баллов, оценок, сдвигов и более высокого положения. в списках лидеров и т. д.или путем удаления у учащихся определенных преимуществ, например очков, жизней и т. д., чтобы заставить их попытаться избежать нежелательных последствий своего поведения.

Заключительные замечания

Это правда, что бихевиоризм получил слишком много критики в течение последних десятилетий, в основном из-за того, что он не принимает во внимание другие аспекты обучения, такие как задействованные психические процессы или среда, в которой происходит обучение. Целью этой статьи было не показать какой-либо фаворитизм по отношению к бихевиоризму, а скорее показать, что в некоторых случаях это все еще является ценным подходом к сегодняшнему электронному обучению.Конечно, нельзя игнорировать когнитивизм и конструктивизм как альтернативные подходы. Сегодня мы знаем, что бихевиористская перспектива определенных действий в учебном дизайне не означает, что другие подходы не могут использоваться одновременно для одного и того же онлайн-курса для разных типов действий электронного обучения. Поэтому вместо того, чтобы следовать единому подходу для всего курса электронного обучения, мы должны выбрать наиболее подходящий для каждого из них, чтобы охватить цели обучения.

Хотя бихевиоризм не может быть направлен на изучение того, что происходит в сознании учащихся в процессе обучения, это не обязательно означает, что он отрицает познание.Он просто не исследует его. Люди — существа социальные; мы учимся у окружающей среды, мы учимся друг у друга. Мы постоянно развиваемся. Мы разумные существа. Мы умны. Если нам дать правильные стимулы, мы сможем формировать знания в процессе обучения, которые соответствуют нашим личным интересам и потребностям.

Как разработчики учебных программ, все внимание следует уделять целям обучения, поскольку для каждой из них могут потребоваться действия по электронному обучению, основанные на разном подходе. В целом, результатом в большинстве случаев является смешанный подход, сочетающий в себе лучшее из бихевиоризма, когнитивизма и конструктивизма, которые отвечают потребностям каждой учебной цели для ее усвоения и предлагают аудитории наилучший опыт электронного обучения.

Хотите узнать больше об обучении взрослых? В статье 9 советов по применению теории обучения взрослых к электронному обучению содержит 5 предположений теории обучения взрослых, которые необходимо интегрировать в дизайн вашего курса электронного обучения, чтобы добиться максимального вовлечения и мотивации вашей аудитории.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts