Что это скептик: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

кто это такой, как его распознать и какие бывают

Всем еще с детства знакомо выражение «Фома неверующий». Причем, редко этим самым Фомой человека называют в позитивном смысле. Зачастую скептик воспринимается, как человек упрямый и даже «бронелобый». Но справедливо ли такое утверждение? Возможно, стоит больше доверять окружающим? Могут ли быть негативные последствия для скептика из-за его манеры поведения? Или же недоверчивость, наоборот, облегчает жизнь человека, оберегая его от негативных последствий? В таком случае скептиком быть даже лучше. Но почему тогда их не сильно любят? Обо всем этом доверительно пообщаемся дальше.

Кто такой скептик?

Скептик — это человек, который относится с недоверием к любой поступающей информации. Справедливости ради стоит отметить, что все мы в детстве немного скептики, проверяя предостережения взрослых на своей «шкуре». Пока свои собственные «шишки» не набьем, не начинаем становиться более осторожными. Это качество личности называется скепсис.

Затем, несколько раз убедившись в дельности чужих советов, люди делятся на два противоположных лагеря. В одном собираются доверчивые представители человечества.

В другом лагере – закоренелые скептики. Кто-то предпочитает прислушиваться к окружающим, другие же и дальше набивают «шишки» своими собственными усилиями. Сказать, что это хорошо или плохо не будет корректным, поскольку все зависит от конкретной ситуации. О плюсах и минусах скептиков поговорим чуть дальше. Главное усвоить, что раз они не вымерли в результате социальной эволюции, значит, этот тип личности имеет свои конкурентные преимущества. Более того, они оформились на уровне общественного мышления, претендуя на один из способов мировосприятия.

Пройти тест на тип личности

Так скептицизм, как философское учение, зародился в Древней Греции, в период после Аристотеля. Истоками этого направления можно считать труды философа Ксенофана. Далее скептицизм формировался под влиянием Пиррона, Аркесилая, Энесидия, Агриппа и Секста Эмпирика, которые усомнились в возможности найти истину. Если этого достичь не возможно, то лучше руководствоваться критериями практичного поведения, основываясь на «разумной вероятности». Совокупность знаний и взглядов, оформленных в процессе повседневной жизни, называются здравым смыслом. На него люди и должны опираться в любой непонятной ситуации.

Новый виток развития скептицизм получил в эпоху Возрождения, когда европейские философы вновь заинтересовались учениями древних греков. Это было вызвано стремительным ростом знаний и расширением человеческого мировоззрения, которые требовали взвешенного подхода в своей интерпретации.

Научно-техническая революция, начавшаяся в ХХ столетии, только усилила появление скептиков. В 1992 году даже возникло международное Общество скептиков, которое выпускает свой журнал Skeptic, аудио- и видео материалы, проводит выступления и конференции, активно распространяет свои идеи в Интернете. Больше всего от них достается астрологам, оккультистам, гомеопатам, уфологам и другим представителям нетрадиционной науки. С одной стороны – это пресекает деятельность различных шарлатанов, но с другой – усложняет работу талантливых ученых, которые пытаются раздвинуть границы науки.

Не стоит путать пессимиста и скептика. Если первый пытается сгущать краски и находить плохое, то второй просто ищет правду. Например, в случае знакомства с девушкой. Пессимист решит, что она проявляет интерес, только ради денег. Скептик же поставит под сомнение ее искренность, но после ряда проверок и жизненных ситуаций, может перестать сомневаться.

Быть скептиком – не плохо, но если в меру. Допуская перебор, можно заметно усложнить свою и чужую жизнь. К счастью, крайние проявления скептицизма распространены не так широко. Чаще встречаются умеренные формы этого способа мышления. Более подробно о классификации этого типа личности поговорим в следующем разделе.

Виды скептиков.

На бытовом уровне скептики бывают нескольких видов. Это довольно обобщенная классификация. Условно их можно разделить на сомневающихся, умеренных и ярко выраженных. Первые не сильно отличаются от обычного человека, просто чуть более подозрительные. Вторые намного чаще проявляют скепсис и недоверие, при этом, не перешагивая некоторую грань благоразумия. Тритий вид демонстрирует все «прелести» настоящего скептика, порой впадая в паранойю и всеобщее отрицание.

Пройти тест на паранойю

Одной из разновидностей скептиков можно считать циничных людей, которые не верят в позитивность мотивов человеческого поведения. Цинизм развивается в ответ на жизненные ситуации, демонстрирующие справедливость подобных суждений. Он не характерен детям, появляясь и прогрессируя уже во взрослые годы. Многие лидеры, как правило, – люди недоверчивые и циничные, которые всегда просчитывают скрытые мотивы.

Крайней степенью скепсиса можно считать нигилизм – полное отрицание любых видов познания. Этот подход оказывает деструктивное действие, поскольку отвергает любые истины и устои. Человек с таким типом мышления отличается шаткостью своих взглядом, крайней степенью недоверия и полным отрицанием всего, что только можно.

Если говорить о скептиках в глобальном философском контексте, то наибольшее распространение получил научный скептицизм, отвергающий все суждения, которые не могут быть доказаны экспериментально.

Эта разновидность наиболее продуктивна, поскольку составляет фундамент науки. Скептик, по большому счету, – это классический ученый, отрицающий все псевдонаучные гипотезы. Один из инструментов научного скепсиса называется «бритвой Оккама» – логическим принципом, отсекающим любые несостоятельные взгляды на мир.

Скептик – явление распространенное и есть вероятность наткнуться на него где угодно. О том, как быстро распознать этот тип личности в собеседнике, поговорим дальше.

Пройти тест на самооценку

Как распознать скептика?

То, что перед тобой скептик, можно определить достаточно быстро. Прежде всего, по манере общения. У такого человека снижена эмоциональность. Он проявляет упрямство, недоверие, которое может даже граничить с грубостью. Любую новую информацию моментально требует подтвердить фактами, конкретными примерами, ситуациями из жизни. Ему не достаточно услышать, что Земля круглая. Скептик хочет убедиться в этом собственными глазами, хотя бы на фотографиях из космоса. Хотя, в случае крайне выраженного скепсиса, он не поверит даже в фото, считая, что это подделка и монтаж.

Специалисты физиогномики утверждают, что скептика можно распознать и внешне. Такому типу личности соответствует худощавое телосложение, заостренные черты лица. Абсолютизировать такой подход не стоит, но рациональное зерно в нем присутствует.

Хорошо или плохо быть скептиком?

Главный вопрос этой темы – хорошо ли быть скептиком? Однозначно – лучше, чем наивным простофилей. Возможно, постоянные сомнения периодически усложняют жизнь, но они оберегают человека от необдуманных действий.

Преимущества скептиков.

Скептик в значительно меньшей степени подвержен внушению и манипуляциям. Он реже становится жертвой мошенников и рекламных трюков. Вряд ли такой человек поверит в искренность уличной гадалки, очередного кандидата в президенты, либо торгового агента, навязчиво пропагандирующего свой товар. Тем более, скептик не поверит в то, что тонна бензина случайно испарилась из цистерны, а несколько гектаров леса сами по себе исчезли с лица Земли. Эти качества делают такой тип темперамента подходящим для контролирующих и правоохранительных органов, а также аудиторов. Но имеет он и свои недостатки, ведь не каждый хочет жить с «инспектором» под одной крышей.

Пройти тест на темперамент

Недостатки скептиков.

Наибольшее проявление недостатков этого типа личности приходится на сферу межличностных отношений. Крайняя подозрительность и недоверчивость усложняет общение с противоположным полом, друзьями и родственниками. Дотошность скептика порой утомляет его собеседников. Ведь люди не всегда держат в голове источник своих знаний, не могут по первому требованию сослаться на фактический материал. Особенно, когда речь идет об общепринятых истинах.

Скептик и сам время от времени не рад своему характеру. Например, когда надо быстро принять решение, без анализа и длительного обдумывания. И, если на крики «отойди, дерево падает», скептик со свойственной ему манерой начнет дотошно анализировать правоту кричащего, он рискует превратиться в «героя» очередного выпуска новостей. Так что, скепсис далеко не всегда оберегает человека от печальных последствий.

Как себя вести со скептиком?

Прежде всего, необходимо обзавестись целым арсеналом доводов и фактов. Скептик любит четкие обоснования. Если предложить ему что-то сделать, желательно предусмотреть все возможные риски. Например, появилась «горящая» путевка в Турцию на двоих. Почему она такая дешевая? Возможно, от нее просто отказались другие? А вдруг на море сейчас не сезон? Вопросов может быть миллион, и надо быть готовым ответить на все.

С другой стороны, получив скептика в свою команду, можно быть уверенным в том, что он скрупулезно просчитает все варианты развития событий, предостережет от возможных «подводных камней». Это качество очень полезно в любом коллективе, поскольку помогает корректировать действия романтиков и идеалистов, «приземляя» их бурную фантазию.

Как воспитывать скептика?

Для начала стоит ответить на вопрос, зачем скептика вообще воспитывать? Точнее, зачем развивать в человеке скепсис? Безусловно, учить детей тому, что не стоит доверять посторонним – это правильно. Но вырабатывать цинизм и недоверчивость ко всем и вся – тоже не выход.

Социализация человека опирается на взаимодействие с другими. Доверие – важный компонент этого процесса. Без него невозможно построить нормальную семью, дружбу, сотрудничество. Конечно, доверять всем без разбору – это не правильно. Но и отталкивать людей чрезмерной подозрительностью – чревато плохими последствиями.

Лучше всего воспитывать ребенка в духе гармонии с самим собой и окружающим миром, развивая в нем помимо навыков критического мышления, умение доверять людям.

Не стоит думать, что скептик – человек обязательно черствый и грубый. Все зависит от степени выраженности этого качества. Порой умение сомневаться помогает избежать махинаций и обмана. Такой тип личности менее подвержен внешнему влиянию, тем самым всегда имея свое мнение. С другой стороны чрезмерные сомнения мешают налаживать связи и строить отношения, что следует учитывать всем недоверчивым людям. Лучше всего, доверять в меру, а не угнетать окружающих своей подозрительностью.

Пройти тест на уверенность в себе

Хотите узнать о своих генетических способностях и получить рекомендации для их правильного развития?

Для читателей wikigrowth.ru подарок от профессионалов системы Дизайн Человека. Получите расчет своей карты и её первичную расшифровку совершенно бесплатно!

Почему люди предпочитают руководителей-скептиков — Ведомости

Всем нравятся вдохновляющие, великодушные и оптимистично настроенные руководители. Но в последние 10 лет число начальников, известных злобным, едким и негативным нравом, только растет. Это противоречие заставляет задуматься, как позитивная или негативная риторика влияет на наше восприятие лидера. Проведенные мною исследования показывают: мы только верим, что предпочитаем лидеров, полных энтузиазма, инстинктивно нас тянет именно к скептикам.

Люди создают социальные иерархии, чтобы поддерживать порядок и предсказывать поведение сильных мира сего. В ходе эволюции мы стали особо чувствительны к поведенческим сигналам, которые связаны с властью и влиянием. Я решила изучить, воспринимают ли люди негативные высказывания – отрицание, опровержение или критику (без явно выраженного намерения обидеть собеседника) – как сигналы силы и власти.

Результаты 11 проведенных экспериментов показали, что причинно-следственная связь между негативными высказываниями и восприятием власти действительно существует. В ходе исследования я попросила 518 американцев, имеющих право голоса, прочитать четыре пары заявлений, сделанных кандидатами в президенты США во время теледебатов с 1980 по 2008 г. Участники эксперимента не знали ни имен кандидатов, ни года проведения конкретных дебатов. Каждая пара включала в себя одно позитивное и обнадеживающее заявление касательно будущего Америки (например, в 1988 г. Джордж Буш-старший сказал: «Я прошу вашей поддержки. Работая вместе, мы сможем сделать много прекрасного на благо Соединенных Штатов и всех стран свободного мира») и одно критическое и негативное заявление (например, высказывание Джона Андерсона 1980 г.: «Это было время иллюзий и ложных надежд, и чем дальше, тем опаснее становится наше положение»). По этим цитатам участники должны были оценить, насколько сильным и влиятельным им представляется каждый кандидат, его предполагаемую эффективность на посту президента и сказать, за кого из каждой пары они бы проголосовали.

Участники эксперимента не только сочли негативно настроенных кандидатов более влиятельными, но и предсказали им больший успех на посту президента. Они также были более склонны проголосовать за скептически настроенного кандидата, а не за политика-оптимиста.

Этот эффект распространяется не только на политическую сферу. В последующих исследованиях мы просили участников оценить отзывы на художественные произведения и мнения по социальным вопросам. Всякий раз негативные высказывания ассоциировались с силой и авторитетом. И хотя скептики нравились участникам меньше и они не считали их более компетентными, чем оптимистов или тех, кто высказывался нейтрально, люди все равно предпочитали видеть скептиков в роли лидеров, о каком бы сообществе ни шла речь – от дискуссионной группы в интернете до правительства США. Результат оставался неизменным, даже когда участникам говорили, что им самим придется подчиняться скептикам.

Так почему люди одобряют и поддерживают негативно настроенных лидеров? Причина в человеческой психологии. Когда скептик активно критикует, отрицает или опровергает слова другого человека или организации, нам кажется, что он действует независимо, по своему собственному усмотрению, а это один из ключевых признаков власти и авторитета. Данные, полученные в четырех проведенных нами исследованиях, подтверждают: свобода мысли – один из ключевых факторов, которые лежат в основе этого феномена.

Но помогает ли негативный настрой самим лидерам чувствовать себя более влиятельными? Я провела серию экспериментов, в которых участники играли роли скептиков, оптимистов или нейтрально настроенных людей. Результаты показали, что скептики действительно чувствовали себя сильнее и увереннее, чем участники двух других групп, хотя сам факт негативного высказывания не вызывал у них ощущения компетентности в обсуждаемой области.

Связь власти и негативного поведения особенно актуальна в цифровую эпоху: огромная часть коммуникации происходит удаленно и в текстовом формате, поэтому риторика сильнее, чем когда-либо, влияет на наше восприятие.

Амбициозным руководителям может показаться, что критическая риторика – наиболее эффективный вариант взаимодействия с окружающими. И все же надо быть крайне осторожными. Хотя люди способны изначально принять свободу мысли за силу и могут выбрать скептика на роль лидера вне зависимости от его компетентности, со временем они, возможно, изменят мнение. Также люди вряд ли будут поддерживать критика в долгосрочной перспективе, ведь из-за сплошного негатива окружающие будут воспринимать его как слишком раздражительного и нерассудительного человека.

Об авторе: Эйлин Чоу – доцент кафедры государственной политики в Школе лидерства и государственной политики им. Баттена при Виргинском университете

Скептик — это кто такой? Что такое скептицизм?

14 марта 2021

  1. Скептицизм простыми словами
  2. Классический скептицизм в философии
  3. Современные скептики — это хорошо или нет?
  4. Бытовой скепсис
  5. Вместо заключения

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Едва родившись, человек с жадностью поглощает и «переваривает» знания об окружающем мире, и делает это, руководствуясь принципами абсолютно доверия.

Но со временем приходит понимание, что многие вещи на деле оказываются вовсе не такими, как представлялось раньше, а иногда являются полной противоположностью этих представлений.

Еще чаще бывает, что усвоенные благодаря родителям и наставникам догмы в большинстве своем имеют еще один – потайной либо двойственный – смысл. Вот тогда и зарождается сомнение в истинности множества вещей и явлений.

Это трезвое и достаточно критичное отношение к реалиям бытия и есть здоровый скептицизм. Но как сформировался такой подход и почему он столь ощутимо влияет на нашу повседневную жизнь?

Скептицизм простыми словами

Оригинальное понятие восходит корнями к определенной части хорошо проработанной философской концепции, одной из трех доминирующих в античном мире. Морфологически это слово – калькированная вариация французского существительного «scepticisme», которое эволюционировало из греческого термина «σκεπτικός».

Непосредственная характеристика античного скептика трактовалось как:

  1. ищущий;
  2. рассматривающий;
  3. рассуждающий;
  4. исследующий.

Скептицизм (от др. -греч. σκεπτικός — рассматривающий, исследующий) — философское направление, выдвигающее сомнение в качестве принципа мышления, особенно сомнение в надёжности истины.

Эти определения подразумевают всестороннее изучение некоего объекта ради выявления каждой из его характеристик.

Таким образом, в античности долгое время считалось, что скептики – это своего рода искатели, исследователи и критически мыслящие люди, выражавшие свое недоверие к догматическим концепциям.

Примечательно, что представители античного скептицизма, в отличие от философов других направлений, только критиковали догмы, постулаты и метафизические положения, но при этом ничего не утверждали и не проповедовали открытые ими истины.


Классический скептицизм в философии

Говоря о философии скептиков, отмечают ее ключевую особенность и основную миссию – сомневаться. Причем сомневаться не только в методах аргументации, но и:

  1. в истинности выводов;
  2. в надежности критериев мышления;
  3. в достоверности исходных сведений, утверждений, данных.

Каждый элемент должен подвергаться детальному анализу, результаты анализа – это реальные знания, а знания дают человеку спокойствие. Ну а в спокойствии, как считал «прародитель» скептицизма Пиррон из Элиды, и заключается счастье.

Эта этическая концепция, провозгласившая скептицизм одним из самых действенных средств для обретения внутренней гармонии и душевного покоя, и легла затем в основу нового философского направления, сформировавшегося к концу IV века до нашей эры.

Как полагал Пиррон, несмотря на результаты анализа, истинные знания о природе вещей остаются недостижимыми по той простой причине, что человеческие ощущения практически всегда ненадежны.

При этом целью своего учения он по-прежнему считал счастье, которое человек получает через достижение спокойствия. Но путь к безмятежности лежит через отказ от постулатов и догматизма и воздержание от всевозможных суждений.

Скептическую философию трактовал как «лекарство от страданий и страстей» и один из последователей пирронизма Секст Эмпирик, систематизировавший ключевые идеи античного скептицизма в своем компиляционном трактате «Пирроновы положения».

Формулируя принципы построения системы скептицизма, Эмпирик также выделил основополагающее начало скептической философии – надежду на счастье и стремление к достижению невозмутимости духа.


Современные скептики — это хорошо или нет?

Достигнута ли цель? Делает ли нас счастливыми скептическое отношение к чему бы то ни было? Зародившись и получив достаточное развитие в античную эпоху, философия скептицизма к Новому времени разделилась на пять равноценных направлений:

  1. обыденное;
  2. философское;
  3. методологическое;
  4. научное;
  5. религиозное.

И хотя они существуют в различных сферах жизни, но объединены общей идеей отсеивания сомнительных тезисов и противоборства с догматизмом. Иногда это приводит к тому, что скептики умудряются начать оспаривать собственную позицию, как это было с Рене Декартом.

Именитый французский математик подверг сомнениям саму концепцию скептической методологии, но построил фундамент новой научной философии, основываясь на принципах радикального сомнения.

Сегодня довольно яростные стычки между научными и религиозными скептиками – отнюдь не редкость, хотя сферы их деятельности практически не пересекаются. При этом большинство представителей научного скептицизма – откровенные сциентисты, то есть люди, относящиеся к научным знаниям как к религии.

Сциентисты, загоняющие науку в рамки догмы, последовательно борются с любыми учениями, действенность которых нельзя продемонстрировать эмпирически или при помощи неоспоримых доказательств. Из-за этого то и дело возникают столкновения с адептами эзотерических учений и псевдонаучных движений.

Однако и внутри религиозных организаций полным-полно сомневающихся. Их задача – не опровергнуть религию как таковую, но акцентировать внимание сообщества на банальных махинациях. В таких случаях скептики задаются вопросами о правомерности определенных догматов, обличают «чудеса» или иные признанные церковью события.

Примечательно, что именно благодаря скептицизму сформировался институт причисления какого-либо человека к лику святых, а также набор критериев для признания чудес.


Бытовой скепсис

Касательно скептицизма в повседневной жизни базовым можно считать сугубо философский подход, который рекомендует сомневаться в достоверности знания. Даже того, что было признано авторитетными научными кругами! Однако речь не идет о полном отрицании или нежелании признавать достижения ученых.

Наоборот, концепция позволяет в «полностью изученных», как некогда казалось, областях проводить уникальные исследования и добиваться новых результатов. Это очень ценное свойство скептицизма – способность к самоанализу и самосовершенствованию, помогающая избежать стагнации.

К сожалению, на обывательском уровне скептицизм нередко превращается в самодовольное неверие. Человек принимает позицию неверующего и отказывается принимать любые аргументы, называя свое поведение «расширением познавательного опыта». Но разве сомнение в истинности любых суждений не противоречит само себе?


Вместо заключения

Парадокс в том, что скептицизм – это очень зловредная и одновременно крайне полезная философия. С одной стороны, регулярные сомнения и перепроверка фактов позволяют в любом деле найти лучшее решение из множества возможных, но с другой – очень велик риск скатиться в нигилистическую позицию сплошного отрицания всего подряд.

Однако, если исключить перегибы в виде категорического несогласия со всяким суждением, можно считать, что в здоровом критическом мышлении – абсолютно ничего плохого. Главное – знать предел для этого «критического». А он наступает там, где начинаются пути новых возможностей, новых перспектив или новых отношений…


Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Климатический скептицизм: что это такое, насколько он обоснован научно, могут ли скептики оказаться правы? | Будущее

Многие из тех, кто не принимает достижения науки о климате, часто обозначают себя «скептиками» (выделяют еще климатических «отрицателей», «агностиков», «конспирологов», «оппортунистов» и так далее). Безусловно, скептицизм – неотъемлемый компонент науки, и даже больше – одна из ее определяющих характеристик. Например, девиз Королевского научного сообщества Великобритании, старейшего научного института мира – «Не принимай ничьи слова на веру» (Nullius in verba).

У скептицизма есть два императива, и каждый подкрепляет собой другой. Первый – это, собственно, сомнение, отраженное в девизе. Второй заключается в следовании доказательствам, а также необходимости уделять большее внимание тем утверждениям, которые хорошо аргументированы, а не тем, аргументация которых страдает.

Другими словами, важно задавать вопросы, но столь же важно слушать ответы. При этом скептики часто не желают, чтобы их взгляды подвергались сомнениям, а тем более менялись. Они готовы отрицать накопленные климатологией данные не в силу собственных исследований, но под воздействием установок, подготовленных коммерчески или идеологически мотивированными секторами рынка.

Даже будучи вооруженными базовыми знаниями и исследованиями, они нередко допускают грубые ошибки, ставя под сомнение собственную компетенцию. Например, в прошлом году вышла книга «Апокалипсис никогда: почему климатический алармизм вредит нам всем» эколога и скептика Майкла Шелленбергера, сторонника концепции «рога изобилия». В основе книги лежит одна из идей этой концепции о том, что не существует реальных «пределов роста», а экологические проблемы являются результатом бедности и будут решены за счет того, что все станут богаче. Эта идея, как замечает в своей рецензии почетный президент Pacific Institute, член Научной академии США, доктор Питер Глейк (Глик), не оригинальна и давно представляет собой предмет оживленных дискуссий. Книга Шелленбергера, по мнению Глейка, ставит правильные вопросы, но полна фатальных недочетов.

Каковы же основные ошибки экоскептиков? А вдруг в чем-то они правы?

почему мы не можем во всём сомневаться — Нож

«Я ни в коей мере не вступлю в противоречие с разумом, если предпочту, чтобы весь мир был разрушен, тому, чтобы я поцарапал палец», — писал в XVIII веке философ Дэвид Юм.

Нет никаких разумных причин выбрать синюю, а не черную ручку, рубашку в клетку, а не в полоску. Разум может бесконечно перебирать аргументы в пользу того или иного решения. Но само решение, как показывает случай Эллиота, он может принять только вместе с телом и эмоциями.

Разум не может устранить всех сомнений — он лишь дает им новую пищу.

Задолго до современной нейробиологии этот факт хорошо поняли античные философы-скептики. Они утверждали, что познавательные способности человека несовершенны и ограниченны. Мы не можем доказать даже того, что мир существует — и уж тем более, что он обладает какими-то определенными характеристиками. Как бы странно это ни звучало, скептики сделали метод радикального сомнения способом достижения счастья. Ради счастья эпикурейцы предлагали уклониться от мира, стоики — войти в согласие с ним. Скептики отвергли и то и другое, сомневаясь во всем.

Скептицизм сделает вас счастливым (или нет)

Основоположник школы скептицизма Пиррон советовал всем, кто стремится к счастью, обратить внимание на три обстоятельства: во-первых, какова природа вещей; во-вторых, как следует к ним относиться; и в-третьих, к чему это должно привести.

Вещи сами по себе, пишет Секст Эмпирик, «безразличны, неопределенны и неподсудны». Мы не знаем, что они собой представляют, потому что видим не вещи, а лишь явления вещей.

Мед кажется сладким, а соль — соленой. Но каковы они сами по себе? Этого мы знать не можем. Следовательно, стоит воздержаться от суждений, следовать за ощущениями и не приписывать вещам дополнительных оценок.

Воздерживаясь от суждений, скептик достигает желанной невозмутимости — а для греков это и есть главное условие счастья.

Греческий культ невозмутимости кажется прямой противоположностью современных представлений о счастье. Но на самом деле скептики пытаются сообщить нам одну важную вещь: жить можно как угодно, но к философии и науке это не имеет никакого отношения.

Античный скептик может жить, как все остальные люди: есть, когда захочется; спать, когда возникнет потребность; надевать клетчатые рубашки, если ему нравится именно этот узор. Ни одно из этих действий невозможно обосновать, основываясь лишь на разуме. Теоретически можно доказать, что движения не существует, как это сделал Зенон в знаменитом парадоксе об Ахиллесе и черепахе. Но люди, пишет Секст Эмпирик, «предпринимают путешествия пешком и морем, строят корабли и дома и рожают детей, не обращая внимания на рассуждения против движения и возникновения».

Теоретически мы можем сомневаться во всем. Но на практике сделать это невозможно.

Антонио Дамасио называет чувства, которые направляют наши мысли и решения в ту или иную сторону, соматическими маркерами. Предвкушение удовольствия от хороших выходных, чувство голода, разочарования, гнева или удовлетворения — всё это выражается в определенных состояниях тела.

Человек следует не за вещами, а за феноменами, отражениями вещей, утверждают скептики. Он руководствуется не знаниями, а соматическими маркерами, мог бы добавить Дамасио.

В своем крайнем виде скептицизм всегда приводит к иррационализму. Если ничего нельзя доказать, то все абсурдно. А если все абсурдно, в реальность можно только верить. Неудивительно, что аргументы скептиков охотно использовали Отцы Церкви в полемике против древней философии и языческих верований.

В XVI веке в Европе впервые опубликовали немногие сохранившиеся сочинения скептиков. С этого началась мода на пирронизм, которая могла приобретать самые разные формы. Автор знаменитых «Опытов» Мишель Монтень, признавая слабость человеческих познаний, вовсе не отвергает веру. Не делает этого и Рене Декарт, который строит основу научной философии, пользуясь методом радикального сомнения.

Декарт говорит: предположим, что мир создан злым демоном, который контролирует все мои впечатления. Если даже у меня нет тела, даже если каждое мое воспоминание и ощущение — ложь и обман, я все-таки не могу усомниться в том, что тот, кто сомневается, действительно существует.

Немногие способны довести свой скептицизм так далеко, как Декарт. Но процедура радикального сомнения встречается даже в примитивных культурах, которым мы обычно отказываем в рациональности.

Индонезийцы с острова Були, которых исследовал антрополог Нильс Бубанд, приписывают все свои тяжелые несчастья ведьмам. Но нельзя сказать, что они верят в существование ведьм — скорее, они постоянно в этом сомневаются. Ведьмы могут принять любую форму и обитают где-то на границах познания, оставаясь неразрешимым противоречием. Никто не знает, верить в них или нет. В начале XX века индонезийцы приняли христианство — с помощью новой религии они надеялись раз и навсегда избавиться от злых духов. Но если тот, кто сомневается в существовании ведьм, может сам оказаться ведьмой, сделать это не так уж просто.

Всё не то, чем кажется

К 1939 году гипотеза о том, что мир действительно существует, всё еще оставалась недоказанной: в конце концов, всегда можно было предположить, что существует только Рене Декарт.

В этом году британский философ Джордж Эдвард Мур представил свою скандальную работу «Доказательство внешнего мира».

Вот одна рука, а вот другая, рассуждает Мур. Я знаю, что мои руки существуют — это эмпирически очевидный факт. А если существуют руки, то существует и вся Вселенная.

Людвига Витгенштейна, как и многих других, это доказательство не убедило. Когда мы говорим «я знаю», это утверждение можно подтвердить или опровергнуть. Но как мы можем подтвердить или опровергнуть существование рук Джорджа Эдварда Мура? Мы можем их потрогать, но это ничего не докажет: может быть, мы просто спим или бредим. В качестве обоснования того, что его руки (а, следовательно, и Вселенная) действительно существуют, Мур предлагает только одну причину — собственную убежденность в том, что его знание достоверно. Но эта убежденность и сама нуждается в обосновании.

На философском уровне радикальный скептицизм был опровергнут только в феноменологии восприятия Мориса Мерло-Понти. Если всё, что мы воспринимаем, — иллюзия, тогда должен быть некий неиллюзорный мир, хотя бы для сравнения. Иллюзия — это лишь эффект восприятия, она не может заменить его целиком. Если я — мозг в банке, на который воздействуют электрохимическими импульсами, то у меня нет возможности поделить восприятия на истинные (электрохимические импульсы) и ложные (весь мир и моя жизнь). Мир — это и есть то, что мы воспринимаем.

Научный скептицизм не претендует на открытие абсолютно достоверного знания. Наука стремится не к истине, а к согласованным, эффективным и функционально простым объяснениям.

Любая теория может оказаться неверной, если ее опровергнет лишь единственное доказательство. Если ученые найдут одного летающего единорога, многие физические и биологические законы придется подвергнуть ревизии. Но пока этого не произошло, разумнее считать существующие теории верными, а существование единорогов — маловероятным.

Как показал историк Стив Шейпин, ценности экспериментальной науки во многом были позаимствованы из джентльменской культуры XVII столетия. Джентльмен в отличие от купца или придворного обладает высоким статусом и материальной независимостью, и потому может себе позволить говорить правду. Пускай некоторые джентльмены и ученые лгут и прелюбодействуют, но честность остается идеалом и для тех, и для других. Поскольку джентльменская честь тесно соприкасалась с научной честностью, обвинения в подтасовке данных в некоторых случаях могли привести к вызову на дуэль.

Современный скептицизм имеет мало общего с античной традицией. Люди, которые сегодня называют себя скептиками, руководствуются познавательными принципами, которые еще не были знакомы древним грекам. Если античный скептик ничего не утверждал, то сегодня скептики постоянно занимаются опровержением популярных заблуждений. Они критикуют веру в телепатию и астрологию, веру в бесов и колдовство, в действенность гомеопатии и альтернативной медицины, новую хронологию и теорию плоской Земли. В то же время, как и в античности, скептики не ограничиваются теорией и порой претендуют на создание определенного образа жизни.

Скептик должен беспристрастно рассматривать доказательства в пользу той или иной теории, избавляться от когнитивных ошибок и руководствоваться в первую очередь фактами.

Принципы современного скептицизма хорошо суммировал Бертран Рассел:

1) если эксперты пришли к согласию, противоположное мнение не может считаться верным;
2) если они не пришли к согласию, не-эксперты не должны считать верным никакое мнение;
3) когда все эксперты решили, что нет достаточных оснований для определенного мнения, обычному человеку лучше всего воздержаться от суждения.

Как ни странно, ближе всего к радикальному скептицизму сегодня находится не наука, а теории заговора. Как пишут исследователи Майк Вуд и Карен Дуглас, все конспирологические теории отталкиваются от предпосылки, что «существует два мира: один настоящий и в основном невидимый, а другой — вредная иллюзия, которая направлена на сокрытие правды». Какова эта правда — до конца остается неясным. Заговоры всегда что-то утаивают, окончательная истина всегда остается нераскрытой. Какие-то крайне могущественные силы управляют этим миром. Они не дадут нам выяснить всю правду.

Официальные объяснения событий и научные аргументы — всего лишь часть этого глобального господства. Поэтому теории заговоров зачастую оказываются сложнее реальности, которую они объясняют.

Психологам хорошо известен феномен избирательного скептицизма: мы чаще применяем критическое мышление к тем утверждениям, которые нам интуитивно не нравятся.

Как показали эксперименты Рольфа Ребера, чем короче и яснее изложена информация, тем чаще ее считают верной. Чем она сложнее и запутаннее, тем больше вызывает недоверия. В одном эксперименте участникам давали прочесть описание конспирологической теории, набранное двумя шрифтами: четким и неразборчивым. Люди, которые читали разборчивый шрифт, склонны были сильнее верить в написанное. Конечно, они при этом не думали: «Хм, это красивый шрифт, наверное, то, что здесь написано, — правда». Даже если само сомнение рационально, его основа находится за пределами сознания.

О чем бы мы ни говорили, у нас всегда останется почва для сомнений. Большинство из нас не сомневается в существовании внешнего мира, но в рамках философского спора это сомнение может оказаться вполне оправданным.

В теории Ахиллес никогда не догонит черепаху, а Джордж Эдвард Мур никогда не докажет существование Вселенной, указывая на свои руки. Но радикальный скептицизм сегодня можно реализовать только в стенах психиатрической клиники или на страницах философских журналов. В обыденной жизни нам остается довольствоваться умеренным сомнением.

В чем бы мы ни сомневались, мы не можем сомневаться во всем — это противоречит нашей врожденной склонности хотеть и верить. Без нее мы не смогли бы даже подняться с кровати. Действительно, есть ли для этого разумные основания?

ВЫГОДА СКЕПТИЦИЗМА. Вселенная философа

ВЫГОДА СКЕПТИЦИЗМА

«Философия и психология, — отмечает философ Э. Ильенков, — давно установили, что скептик — всегда разочаровавшийся догматик, что скепсис — оборотная сторона догматизма. Скепсис и догматизм — две взаимопровоцирующие позиции, две мертвые и нежизнеспособные половинки, на которые глупым воспитанием разрезается живой человеческий ум». В отрывке очень хорошо показана диалектика скептицизма и догматизма. Не могу только согласиться с излишне оптимистическим заявлением об их нежизнеспособности. Еще как жизнеспособны!

Поведение

Жизнеспособность этих «половинок» объясняется тем, что обе они — формы конформизма. Догматик приспосабливается примитивно. Зачем ему думать, когда можно взять напрокат набор готовых установок и демонстрировать свою преданность им? Зачем брать на себя ответственность, когда можно спрятаться за широкую спину высшей воли (вождя, государства, нации, религии и т. д.)? И тогда — «как славно быть ни в чем не виноватым»… Позиция догматика очень надежна, пока избранные им догмы господствуют.

Но вот эти догмы потерпели крах. Неумный догматик не успевает развернуться на 180 градусов и гибнет (или сходит со сцены) вместе со своим идолом. Более умный переориентируется. Теперь он демонстрирует уже не фанатизм, а разочарованность: ах, во что можно верить? Он «устал от борьбы» и, потеряв поводырей, не имея собственных внутренних убеждений, остается без руля и без ветрил. Однако показывать растерянность опасно. Удобнее скрыть ее под «мудрой» усмешкой опытного человека. Вместо слепой веры во что-то одно — сомнение во всем. Догматик превратился в скептика.

Что в них общего? И тот и другой лишены внутреннего стержня, у них нет собственных продуманных и выстраданных взглядов на жизнь. Что в них различного? Догматик — рычаг в руках одной какой-то силы. Скептик по видимости не служит никому, болтаясь «между небом и землей». Но только по видимости. На самом деле он служит кому угодно, только бы обеспечить себе жизненный комфорт: скептическая усмешка должна быть сытой. Не имея твердого взгляда и ясного направления в своей общественной деятельности, скептик дезориентирует, сбивает с толку других. А в это время выгодно обделывает свои личные делишки: здесь у него нюх отличный.

Скептик изворотливее и, главное, «обаятельнее» догматика, а потому — опаснее. И вообще это более модная фигура. Вот почему в этой главе Философ намерен дать бой Скептику на его собственной территории.

Но прежде чем заняться этим, отметим два обстоятельства. Во-первых, не каждый скептик обязательно был догматиком. Противопоставляя скептицизм и догматизм как две метафизические крайности, Э. Ильенков стремится в то же время показать, что это две стороны одной и той же медали. Действительно, догматик легко может стать скептиком, а скептик, устав от безверия, уткнуться носом и душой в какой-нибудь «цитатник». В этом плане, продолжая мысль Ильенкова, можно сказать, что догматик — это отчаявшийся скептик, что догма — последнее прибежище безверия. Но возможность такого взаимопревращения не означает, разумеется, что это единственный способ появления догматиков и скептиков.

Можно, так сказать, целеустремленно идти к одному из этих полюсов. Мне, например, как преподавателю и пропагандисту не раз приходилось встречать в молодежной аудитории наряду с людьми живой пытливой мысли догматические и скептические «вкрапления».

Молодой догматик стремится записать слово в слово и сдать (зачет, экзамен и т. п.). Вопросы, размышления — зачем?

Молодой скептик заранее ни во что не верит. Его интересует не получение знаний, а возможность демонстрации своего «тонкого» нигилизма: а ну-ка я «припру» лектора ехидным вопросиком.

Однажды после прочтения курса марксистско-ленинской этики я распространил среди студентов анкеты, в которых они (не называя себя) должны были высказать свое мнение о прослушанных лекциях. Недовольные отчетливо разделились на две группы. Смысл одних претензий сводился к тому, что в лекциях слишком много дискуссионного материала и «общих рассуждений» (так были квалифицированы мои попытки обосновать нравственные нормы и связать их друг с другом). Слушатели этого рода надеялись получить не столько знание этики (науки о нравственности), сколько этикета (списка правил «приличного» поведения). Им неинтересно, почему надо придерживаться того или иного правила, — принято в «приличном» обществе, следовательно, выучим наизусть — и баста. Другие товарищи наоборот были недовольны категоричностью моих выводов: уж слишком все просто получается, реальная жизнь сложнее.

Конечно, жизнь сложна. Но можно довольствоваться сознанием этой сложности и оправдывать этим свое бездействие: «Где уж нам тут разобраться». Можно стремиться найти в этой сложности простые и ясные ориентиры. В последнем я вижу задачу науки. Скептика такой подход не устраивает, ибо обязывает его к определенному («слишком категоричному») выбору.

Во-вторых, Э. Ильенков, говоря о нежизнеспособности «половинок», все же — в более глубоком смысле — прав. Эти проявления конформизма живучи и выгодны для сохранения чисто биологического существования. Но они, как способы поведения людей, совершенно негодны для организации оптимальной жизни общества. Это сорняки — наследия предыстории; для них не бу дет питательной среды в обществе, построенном на разумных началах. Следовательно, вопрос стоит так: как сделать нежизнеспособным то, что упорно мешает оптимизации жизни общества? Теоретическое развенчание скептицизма должно способствовать решению этого вопроса.

Рассмотрим некоторые характерные черты скептицизма и покажем их внутреннюю противоречивость и опасность тех следствий, которые из них вытекают.

Широта взглядов. Скептик гордится этим своим качеством. Он будто бы непредвзято смотрит на любые жизненные позиции, с усталой снисходительностью отмечая их неизбежные слабости: такова жизнь.

Что ж, догматик «узко» примостился на одном стуле. Скептик пытается «широко» сесть между двумя стульями. Понятно, что он не торопится приземляться (определять свою позицию). «Если догматик упорствует, защищая одну «половинку» истины против другой, не умея найти «синтез противоположностей», «конкретную истину», то скептик, также не умея осуществить конкретный синтез, по крайней мере видит обе половинки, понимая, что обе они имеют основание… И колеблется между ними» (Э. Ильенков).

Что за бессильная «широта»! Однако не спешите сочувствовать. Бессилие это вредно для борющихся сторон («Кто не с нами, тот против нас») и выгодно уклоняющемуся от битвы. Выгодно и физически и морально. Скептик бережет свои силы, но не из вульгарной тру- сости («Как можно!»), а вследствие… широты своих взглядов.

Хитроумная широта!

Свобода выбора. «Не упрощайте, возразит скептик, — широта взглядов предохраняет меня от скороспелых решений, она дает свободу выбора, которой лишены люди, мыслящие слишком категорично».

Да, скептик видит много возможностей. Но поскольку широта его эклектична (он не имеет определенных взглядов), то и выбор его может быть любым и, следовательно, случайным. А скептику это кажется даже красивым: «Ах, я не верю в жизнь». Но жить-то надо! «Ну что ж, бросим кости». И может быть, случай принесет ему удачу, а может быть, гибель.

Это опасная свобода!

Полно, так ли уж случаен этот свободный выбор? Например, основатель теории скептицизма как определенного типа мировоззрения греческий философ Пиррон

(IV век до н. э.) уклонялся от ответа: есть ли бог или нет (как умный человек он, надо полагать, сомневался в этом). «Но ведь, кто его знает, — учил Пиррон, — мир слишком сложен, чтобы приходить к определенным выводам. Лучше, — продолжал он, — придерживаться взглядов большинства». И, не имея определенного ответа на вопрос о бытии бога, наш философ исправно служил… верховным жрецом.

Выбор скептика действительно случаен по отношению к нуждам общества. И он свободен от тех требований, которые выдвигает борьба за лучшее будущее человечества. Но он с железной необходимостью определен отнюдь не джентльменским мотивом, а мещанским лозунгом: жить-то надо, и по возможности лучше.

Не так ли и современный скептик, заканчивая, допустим, институт, говорит о свободе выбора своего жизненного пути. Я что-то не встречал скептиков, которые свободно выбрали бы путь из центра на периферию.

Выгодная свобода!

Снисходительность. «Все мы люди, кто без греха», — любит говорить скептик.

Милая снисходительность!

Он очень приятный либерал, пока не наступишь на его любимую мозоль. За его всепрощением стоит очень простая мысль: прощу твои грехи, и ты когда-нибудь простишь мои. Но он никогда не допускает сей вульгарный мотив до своего сознания. Что вы! Он снисходителен потому, что «жизнь сложна», и опять-таки — кто его знает — не будем «слишком категоричными». Но попробуйте заставить милого скептика выйти из состояния «личный покой — прежде всего», он без всякой снисходительности применит против вас весь свой богатый арсенал: от грубых локтей до тонкого нашептывания.

Иезуитская снисходительность!

Сомнение. «Все подвергай сомнению!» — призывал философ Декарт, боровшийся с догматизмом средневековой схоластики. Этот девиз высоко ценил Маркс. И здесь скептицизм как «крупинка соли», разъедающая застывшую самоуверенность, полезен. Без сомнения, без способности к критическому суждению, без смелого отрицания всего, не выдержавшего этой проверки, нет движения мысли вперед.

Однако между сомнением как элементом диалектики и скептицизмом есть существенное различие. Для скептика сомнение — самоцель, для диалектика — средство. «Не голое отрицание, — писал Ленин, — не зряшное отрицание, не скептическое отрицание, колебание, сомнение характерно и существенно в диалектике, которая, несомненно, содержит в себе элемент отрицания и притом как важнейший свой элемент, — нет, а отрицание Как момент связи, как момент развития, с удержанием положительного, т. е. без всяких колебаний, без всякой эклектики».

Скептик играет роль Мефистофеля. Кислота его сомнения разъедает все. Не удерживается ничего положительного, не остается никаких связей, все расползается на глазах.

Горькое сомнение!

Впрочем, остаются колебания и эклектика. А они, как мы уже знаем, выступают отличным средством для воздержания от рискованных решений. Следовательно, скептическое сомнение не является средством только для общественнозначимых целей. Но это же великолепное средство для ухода от служения этим целям: «А стоит ли… умирать за идеалы? Нет, мы не туда попали, лучше усомниться в них».

Спасительное сомнение!

Сложность. Скептик — убежденный антипримитивист. Как пренебрежительно звучит в его устах: «Слишком просто это у вас получается». Да, когда человек выступает против схематизма и упрощения, за многогранность и неисчерпаемость, он всегда как-то интеллигентнее выглядит.

Богатая сложность!

Однако вследствие своей интеллектуальной близорукости скептик не различает неразвитой простоты от простоты, подытоживающей сложность развития. Представьте себе, что вы уткнулись носом в географическую карту и нос ваш пришелся как раз против какой-то прямой линии. Сможете ли вы решить, что означает эта линия, если не сопоставите ее с другими элементами карты, если не будете воспринимать карту в целом? Очевидно, что нет. Если эта линия заменяет собой извилистую речку, вы вправе сказать, что карта этого масштаба слишком упрощает действительность и ею будет трудно руководствоваться в туристском походе. Если же линия прочерчивает маршрут вашего похода, тогда все в порядке, она служит простым и ясным указанием пути к цели. Конечно, на пути будут и овраги и болота, но зная общее направление, указанное этой простой линией, вы за обходными маневрами не потеряете из виду главную цель.

Скептику же не нравится такая «упрощенность» прямых путей, да и только! На извилистых дорожках его индивидуальность полнее проявляется. Точно так же не нравится ему и прозрачная вода, ибо в мутной воде рыбка лучше ловится. «Люди очень сложны, — писал М. Горький, — к сожалению, многие уверены, что это украшает их. Но сложность — это пестрота, конечно, очень удобная… в целях мимикрии».

Содержательная, богатая сложность обязательно конденсируется в мудрой простоте. Разве не затем нужен сложный путь поиска, чтобы прийти к максимально простому решению? Пестрая усложненность только имитирует эту стремящуюся к простоте сложность. Усложненность скептика никуда не стремится, она лишь помогает избегать простых и однозначных решений, простой и ясной ответственности за порученное дело, прямых — и трудных в этой своей прямоте — путей.

Маскирующая сложность!

Трагичность. До подлинной трагедии, требующей смелости и упорства духа, скептик никогда не возвысится. Но элементы трагического восприятия жизни у него есть. Он не прочь возвести в ранг «трагической диалектики» обыкновеннейшее: «Среда заела». Ему чужды слова поэта: «Я слаб, но я не раб судьбы своей» (Н. Бараташвили). Уж если у скептика появился хоть намек на слабость, будьте спокойны, он выжмет из нее все возможное: и сочувствие, и поблажки, и внеочередной отпуск, и бесплатную путевку и т. д. и т. п. Он предпочитает жить «по обстоятельствам», то есть приспосабливаться к ним, а не преодолевать их. Но когда обстоятельства бьют по носу, он усматривает в этом трагичность, роковое несовершенство мироздания: «Такова жизнь, и не нам ее переделывать».

Трагикомичность!

Итак, позиция скептика — это хитрая, выгодная и нечестная позиция. Я могу простить ошибающегося врага, но трудно простить того, кто, не вмешиваясь в борьбу, с ухмылкой наблюдает за чужими ошибками. Догматик прет напролом, и его «состав преступления» всегда налицо. Скептик предпочитает не оставлять улик. По видимости он «как все», а на самом деле всегда себе на уме, его хата всегда с краю. Поэтому и переубедить скептика очень трудно. Еще Гегель говорил: «Человека, который непременно желает быть скептиком, нельзя переубедить или заставить принять положительную философию — точно так же, как нельзя заставить стоять человека, парализованного с ног до головы». Это сравнение можно уточнить: паралич еще поддается лечению, но скепсис — это симуляция паралича.

Не сгустил ли я, однако, краски, рисуя портрет скептика? Ставлю этот вопрос сам, ибо хорошо знаю, что недоумения такого рода всегда возникают при неправильном понимании соотношения философских обобщений с реальностью. В самом деле, не часто встретишь такую концентрацию скептических черт в одном человеке. Они разбросаны среди других свойств людских характеров, смешаны с ними, часто затушеваны и ослаблены этими другими чертами. Я же пытался показать квинтэссенцию скептицизма, дать портрет скептика в чистом виде, без «замутняющих» его примесей.

Для чего? Для того, чтобы ясно показать, что скептицизм не может быть основой для оптимальной организации человеческого поведения. Он расслабляет, демобилизует человека и в то же время маскирует эту расслабленность демонстрацией снисходительной иронии. Он является удобным средством для того, чтобы усыпить окружающих, влить в них яд недееспособности, а самому в нужный момент урвать жирный кусок. Скептицизм — это позиция нецельного человека, скрывающего свою нецельность за эклектической пестротой усложненности, сомнения, кажущейся широты взглядов и т. д. В общем, для скептика все средства хороши, только бы уйти от ясного выбора пути, от решений, от ответственности.

Скептицизм несовместим с коммунистическим идеалом гармонично развивающейся личности. Нигилистическая усмешка противна духу смелых и простых созидательных решений. И только господство этого духа способно понизить курс монеты скептицизма.

Книга на выходные: «Скептик» Майкла Шермера о пользе сомнений

Майкл Шермер
«Скептик»

Издательство «Альпина нон-фикшн», 2017 г.

Майкл Шермер не верит в НЛО, лунный заговор, конспирологию, креационизм и еще много чего. Он издает журнал «Скептик» и возглавляет «Общество скептиков». Его книга — о сомнениях.

«В колледжах и университетах на моих лекциях по проблемам науки и лженауки, когда я бросаю вызов мнениям, распространенным среди студентов, меня неизбежно спрашивают: «А вам-то мы почему должны верить?». Я отвечаю: «Вы не должны!».

Все потому, что Шермер — скептик. Он долго, местами нудно, но в целом довольно остроумно объясняет, чем отличается наука от лженауки, а ученый от лжеученого. Например, ученый может признаться, что был не прав. Лжеученый — никогда.

© Издательство «Альпина нон-фикшн»

Для желающих разобраться подробнее, Шермер приводит десять заповедей, с помощью которых можно отличить науку от лженауки. Среди них есть очевидные: «Насколько надежен источник утверждения?», «Подтверждены ли заявления другими источниками?». Есть и те, о которых вы могли не задумываться: «Пытался ли кто-то опровергнуть это утверждение или собраны только подтверждающие свидетельства?».

Если вы не поленитесь прочесть книгу Шермера, у вас будет универсальная шпаргалка, с помощью которой можно выявлять псевдонаучный бред.

Впрочем, даже в случае с лженаукой Шермер остается скептиком. Он призывает отличать откровенные фальсификации от научных ошибок. Говорит, что многие нелепые теории выдвигаются лишь на основании небрежности ученных: «В науке больше бардака, чем можно себе представить».

Я хочу верить. И вы, конечно, тоже. Это наше стандартное свойство. Мы верим в самые разные вещи. Верить — естественно. Недоверие, скептицизм, наука — противоестественные явления. Они гораздо сложнее. Не верить во что-либо для нас неудобно

Майкл Шермер

автор книги «Скептик»

Еще Шермер атеист. «Я хочу верить. И вы, конечно, тоже, — говорил он во время одной из своих публичных лекций. — Это наше стандартное свойство. Мы просто верим. Мы верим в самые разные вещи. Верить — естественно. Недоверие, скептицизм, наука — противоестественные явления. Они гораздо сложнее. Не верить во что-либо для нас неудобно».

Шермер — человек, которые идет по сложному, противоестественному пути. Религии посвящен последний раздел книги, в которой он довольно аккуратно объясняет, почему в научной картине мира нет места богу. Но, в отличии от повелителя всех атеистов Ричарда Докинза, который настроен по отношению к религии агрессивно, Шермер просто не верит. И даже посвящает небольшую главку острожной похвале религии.

На эту тему

Забавно, что при этом он часто использует в своей книге религиозные понятия. Например, называет Стивена Хокинга «святым от науки» и пишет про него так: «В 1998 году Бог явился в Калифорнийском технологическом институте. Точнее, ученый эквивалент божества в виде Стивена Хокинга». В общем, Шермер умеет смеяться над собой и своими убеждениями. Что, видимо, еще один важный аспект, отличающий ученого от лжеученого.

Книга Шермера — это такое душеспасительное чтение для скептиков и атеистов. Усомнился в своих убеждениях? Броня аргументов в спорах с оппонентами начала давать трещины? Нужно прочитать перед сном буквально пару страниц из Шермера на любую тему, и все сразу станет на свои места.

Определение скептика от Merriam-Webster

скеп · тик | \ ˈSkep-tik \

2 : человек, склонный к скептицизму, особенно в отношении религии или религиозных принципов.

— Что такое скептик?

Ниже приведены некоторые точки зрения на термин «Скептик»:

От Skeptics in the Pub, Oxford
(http: // oxford.skepticsinthepub.org/)
Следующее определение, опубликованное на странице «Скептики в пабе», принадлежит Стивену Новелле:
«Скептик — это тот, кто предпочитает веры и заключения, которые являются надежными и действительными, а не утешительными или удобными, и, следовательно строго и открыто применяет методы науки и разума ко всем эмпирическим утверждениям, особенно к своим собственным. и механизмы обмана, позволяющие избежать обмана со стороны других или самих себя.

Скептицизм ставит метод выше любого конкретного заключения.

Короче говоря, скептицизм — это интеллектуальная специальность, основанная на естественных и гуманитарных науках и включающая любое знание, имеющее отношение к природе знания и убеждений, критическому мышлению, слабостям человеческого интеллекта и обману ». Скептик
http://www.skeptic.com/about_us/
«Некоторые люди считают, что скептицизм — это отказ от новых идей, или, что еще хуже, они путают« скептик »с« циником »и думают, что скептики — это сборище сварливые скряги, не желающие принимать никаких претензий, бросающих вызов статус-кво.Это не верно. Скептицизм — это временный подход к претензиям. Это приложение разума ко всем идеям — священные коровы не допускаются. Другими словами, скептицизм — это метод, а не позиция. «

С веб-сайта« Skeptoid », эссе Брайана Даннинга:
(https://skeptoid.com/skeptic.php)

« Популярное заблуждение состоит в том, что скептики или критически мыслящие люди — это люди, которые не верят вещам. И действительно, обычное использование слова «скептический» подтверждает это: «Он скептически относился к числам в электронной таблице», что означает, что он сомневался в их достоверности.Следовательно, быть скептиком — значит отрицательно относиться к вещам и сомневаться в них или не верить им.

Истинное значение слова «скептицизм» не имеет ничего общего с сомнениями, неверием или отрицанием. Скептицизм — это процесс применения разума и критического мышления для определения достоверности. Это процесс поиска обоснованного вывода, а не обоснование предвзятого вывода.

Таким образом, неверно сказать: «Скептики не верят в призраков». Некоторые делают.Многие скептики глубоко религиозны и довольны процессом рассуждений, который привел их к этому. Скептики применяют критическое мышление к различным аспектам своей жизни по-своему. Все в какой-то степени настроены скептически.

Скептицизм является или должен иметь чрезвычайно мощное и положительное влияние на мир. Скептицизм — это не просто «разоблачение», как это обычно обвиняют. Скептицизм заключается в перенаправлении внимания, влияния и финансирования с бесполезных суеверий на проекты и идеи, которые, как доказано, приносят пользу человечеству и миру.

Научный метод занимает центральное место в скептицизме. Научный метод требует доказательств, предпочтительно полученных в результате проверенных испытаний. Непредвиденные свидетельства и личные свидетельства, как правило, не соответствуют критериям научных доказательств и, следовательно, не часто принимаются ответственным скептиком; что часто объясняет, почему скептики получают такую ​​плохую репутацию за то, что они отрицательные или неверующие люди. Они просто следуют научному методу ».

Из Википедии (несколько статей о скептицизме):

Научный скептицизм — это проверка достоверности научных убеждений путем их систематического исследования с использованием научного метода для обнаружения эмпирических данных. доказательства для них.[….] Научный скептицизм — это практика сомнения в том, подтверждаются ли утверждения эмпирическими исследованиями и воспроизводимостью, как часть методологической нормы, преследующей «расширение сертифицированного знания». […..] Научный скептицизм отличается от философского скептицизма, который ставит под сомнение нашу способность заявлять о каких-либо знаниях о природе мира и о том, как мы его воспринимаем. «

» Философский скептицизм — это общая философия, требующая всего информация должна быть хорошо подтверждена доказательствами.Классический философский скептицизм происходит от «Скептиков», школы, которая «ничего не утверждала». [….] Скептики могут даже сомневаться в надежности своих собственных чувств. [….] В философском скептицизме пирронизм — это позиция, которая воздерживается от утверждений истины. Философский скептик не утверждает, что истина невозможна (что само по себе было бы заявлением об истине), вместо этого он рекомендует «приостановить веру». Этот термин обычно используется для описания философий, похожих на философский скептицизм, таких как академический скептицизм, древний вариант платонизма, который утверждал, что познание истины невозможно.«

» Религиозный скептицизм , с другой стороны, — это «сомнения относительно основных религиозных принципов (таких как бессмертие, провидение и откровение)». [….] Религиозные скептики подвергают сомнению религиозный авторитет и не обязательно являются антирелигиозными, но скептически относятся к определенным или всем религиозным верованиям и / или практикам. Некоторые из них деисты, верящие в невмешательских богов и отвергающие основные религии. Сократ был одним из первых религиозных скептиков, о которых сохранились записи; он сомневался в законности верований своего времени в существование различных богов.»

Из словаря точка com:

1. Человек, который сомневается в достоверности или подлинности чего-либо, претендующего на основание фактов.

2. Человек, который сохраняет сомневающееся отношение к ценностям, планам, заявлениям , или характер других людей.

3. человек, сомневающийся в истинности религии, особенно христианства, или ее важных элементов

4. a) В философии член

философская школа Древней Греции, самая ранняя группа которой состояла из Пиррона и его последователей, которые утверждали, что настоящее познание вещей невозможно.

б) Любой более поздний мыслитель, который сомневается или сомневается в возможности реального знания любого рода.


Из The Free Dictionary:

1. (Философия) человек, который обычно сомневается в подлинности принятых убеждений

2. человек, не доверяющий людям, идеям и т. Д., В целом

3. (Философия) человек, сомневающийся в истинности религии, особенно христианства

Скептики и скептицизм | Наука и скептицизм

Я был несколько сбит с толку, увидев что-то совершенно ошибочное, появившееся в собственном блоге Guardian Science Notes & Theories.Было это:

Несколько слов о различии между скептиками и скептиками. Типовые «скептические» вопросы принятые убеждения. Таким образом, у нас есть скептики «человек не летал на Луну». (Некоторые люди ни во что не поверят.) Скептики разные: они придерживаются подхода, основанного на доказательствах, и считают, что мир во многих отношениях чего-то желает.

Ура! Как справедливо заметил один из первых комментаторов, скептическое / скептическое написание — это просто варианты для Великобритании и США, хотя более поздние комментаторы отрицали это и продолжали увековечивать ошибку.Каким-то образом британское правописание теперь обозначает «плохой» скептицизм (то есть ставит под сомнение научный консенсус по таким разнообразным темам, как вакцинация, высадки на Луну и изменение климата), а правописание в США отождествляется только с «основанным на фактах подходом» к … .

Это правда, что движение скептиков с заглавной буквы «S» использует американское написание даже в Великобритании, но это чрезвычайно ограниченное использование слова. Это то, что не является широко известным или понятным за пределами определенных сообществ.Примерно до 2010 года, когда я начал вести блог и использовать Twitter, я никогда не сталкивался с этим (и я говорю, что как человек, интересующийся наукой, является атеистом и пытается принимать решения рационально и на основе доказательств).

Чтобы усложнить ситуацию, это написала Дебора Хайд, редактор журнала The Skeptic. Непонимание смысла и истории названия вашей публикации — повод для беспокойства.

Скептицизм или скептицизм — это не отрицание и не движение.Основываясь на греческом skeptomai , что означает «думать или размышлять», это обычно означает сомнение или недоверие по поводу определенных идей или более широкое представление о невозможности обладать определенным знанием. Эта неопределенность является философской позицией, и философский скептицизм включает попытки справиться с ней посредством систематических сомнений и проверки идей.

Итак, давайте проясним. В США можно скептически относиться к климату. В Великобритании вы можете считать себя скептиком и скептически относиться к знаниям.Также кажется, что можно быть скептиком, но не быть скептиком. В скобках Хайда: «Некоторые люди ничему не поверят» — игнорирование «плохих» скептиков предполагает очень мало понимания того, что на самом деле означает скептицизм.

Это самая суть недавней критики скептиков, часто исходящей из самого движения. Обвинение состоит в том, что многие самоидентифицированные скептики не относятся должным образом скептически (или скептически) к позициям, которые занимают они или их ведущие фигуры.Скорее, развивается трайбализм или групповое мышление, в котором — бездумно — определенные позиции осуждаются или одобряются.

Было бы неправильно обвинять каждого самоидентифицированного Скептика одной и той же кистью. Однако слишком часто сторонним наблюдателям приходит довольно узкий и повторяющийся акцент на определенных темах и, что более важно, снисходительный, чрезмерно самоуверенный тон при взаимодействии с теми, кто не согласен или мало задумывается о таких вещах.

Эти вещи имеют значение, если скептики действительно заинтересованы в изменении или открытии умов, а не в том, чтобы собраться вместе и посмеяться над дурацкими убеждениями.В статье Хайда говорится, что первое имеет приоритет:

Многие скептики сохраняют уровень энтузиазма любителя разоблачения экстрасенсорных способностей или историй о привидениях, и именно здесь началось движение. Но тема стала более серьезной и политической. В последнее десятилетие самыми грозными противниками альтернативной медицины были не государственные регуляторы, а скептики.

Она добавляет вакцинацию, преподавание эволюции в школах, права геев и права на аборт.Она утверждает, что скептики или ботаники (или вундеркинды) — это «люди, обладающие лучшими интеллектуальными инструментами для опровержения традиционных постулатов». Я бы спросил, означает ли ее «ботаник» группу, выбранную самостоятельно (и не обязательно опытную или квалифицированную), которая могла бы идентифицировать себя с этим термином. В нынешнем виде они также могут быть не лучшей (и, конечно, не единственной) группой, которая пытается довести проблемы до более широкой общественности.

Я закончу просто напоминанием о том, что этимология скептицизма подразумевает исследование и размышление, а не пренебрежение.

Что сказать Скептику

Поскольку возможно, что солнце не взойдет завтра, хотя оно всегда поступали так в прошлом, мы не можем надеяться на оправдание веры в то, что это Собственно говоря, абсолютно уверен, что завтра взойдет солнце. Что мы ищем потому что это объяснение того, почему разумно даже верить с высокой степенью уверенность, что солнце взойдет.

Первым шагом к такому объяснению является указание на то, что, учитывая что мы знаем, самая простая гипотеза состоит в том, что солнце не будет вести себя иначе завтра от того, что он всегда делал; предполагать, что он будет расти, значит предположить, что природа регулярный в этом отношении.

Это хорошо, насколько это возможно. Если бы еще много деталей было добавлен, и результат был обобщен, чтобы охватить и другие случаи, мы могли бы заявить тем самым внесли вклад в научную методологию. Если бы мы спросили, не для оснований полагать, что солнце взойдет, но оснований для веры в инфляционный сценарий космологического развития, например, тогда ответ на этот Можно предположить, что линия удовлетворила спрашивающего. Мы объясним ему имеющихся доказательств, аргументируйте, почему определенные возражения недействительны или, по крайней мере, не являются решающими, и неявно или явно апеллируем к принципу индукции, чтобы доказать наше утверждение, что мы иметь основания верить в теорию инфляции и предсказания, которые можно сделать от нее, взятой вместе с другими частями общепринятой науки.Однако ясно что это не то, что философ спрашивает, почему он должен верить, что солнце взойдет завтра уже нет. На приведенное выше объяснение он отвечал: «Да, но почему я должен верите в принцип индукции? ».

Вот« проблема индукции »: что мы должны сказать этот философ-скептик?

С ним можно поспорить.

Догматик : Вы должны верить в принцип индукции потому что это рационально.

Скептик : Почему это рационально?

Догматик : Это рационально по определению . Это просто часть того, что мы имеем в виду, когда говорим, что кто-то рациональный: что он обычно ожидает, что природа настолько регулярна, насколько это совместимо с его предыдущим опытом. если ты сомневаюсь в этом факте относительно использования слова «рациональный», тогда я прошу вас заметить случаев, когда он используется, и вы увидите, что это очень естественный способ понять смысл его использование.

Скептик : Ладно, это действительно может быть правдой, что именно так используется слово «рациональный». Но опять же, почему я должен быть рациональным в этом смысле?

Догматик : Ну, конечно, решать, хотите ли вы быть рациональным или нет. По нашему опыту, у недостаточно рациональных людей есть как правило, заканчивались печально: они могли выбежать на улицу и попасть под автобус, потому что пример. Рационально предположить, что крайне иррациональные люди в будущем будут имеют аналогичную судьбу, т.е. из наблюдений и принципа индукции следует, что это вероятный исход. Поэтому, если вы хотите избежать несчастных случаев, для вас рационально предпочел быть рациональным. Если бы я думал, что существует реальная опасность, что ты предпочел бы уйти иррационально, я бы добавил сюда больше примеров, сделав их максимально наглядными, в надежда, что вы будете достаточно рациональны, чтобы увидеть, что вы, в конце концов, на самом деле верю, что для тебя было бы хорошо пойти на иррациональный поступок. Но я уверен, что этого не будет случиться, потому что это такое же хорошее психологическое предсказание, как и любое другое, что вы никогда не будете убеждены, что иррациональность пойдет вам на пользу.

Скептик : Итак, я должен быть рациональным, потому что рационально верите, что рациональность пойдет мне на пользу?

Догматик : Верно.

Скептик : Но этот аргумент имеет ту же форму, что и следующего: Я должен быть иррациональным, потому что иррационально полагать, что иррационально будет хорошо для меня! Почему этот аргумент не так хорош, как предыдущий?

Догматик : Вы меня неправильно поняли.Если бы мое высказывание было аргумент вообще, это был аргумент, что вы должны быть рациональными в будущем. Причина Я дал это якобы, чтобы показать, что для вас было бы разумно сейчас поверить, что это было бы хорошо для вас, если бы вы были рациональны в будущем. Это (часть) формы веский аргумент: вывод состоит в том, что было бы рационально верить во что-то, что просто способ сказать, что существуют веские причины верить в это, что, в свою очередь, означает что из известных фактов и принципа индукции логически следует, что заключение имеет высокую вероятность (где «вероятность» определяется ссылка на принцип индукции).Если вы затем спросите, почему аргумент этого форма (и удовлетворяющая некоторым другим требованиям) является «хорошей» или «действительной», тогда ответ таков, что это просто то, что мы подразумеваем под «хорошим аргументом», — и в пользу этого можно привести лингвистическое исследование того, как используется этот термин.

Скептик : Итак, вы утверждаете, что дали (набросок) хороший аргумент в пользу рациональности в будущем. Я спросил, почему я должен быть рациональным сейчас, в самом деле, почему я должен быть убежден в любом «хорошем аргументе» в первую очередь.

Догматик : Вам решать, следует ли вам убедил хороший аргумент. Как я уже сказал, с вашей стороны было бы иррационально не делать этого; но если ты иррациональны, значит, ты такой, и я не могу опровергнуть факт.

Скептик : Должен ли я понимать, что это означает, что вы согласны с тем, что скептика нельзя опровергнуть?

Догматик : Нет! Опровержение звучит так: скептик иррационально, потому что он не верит в принцип индукции и частично Под «рациональностью» подразумевается вера в этот принцип.Это опровержение потому что это показывает, что критикуемая позиция иррациональна, и показать, что это то, что подразумевается под «опровержением».

Скептик : Но что, если я буду упорствовать в том, что вы называете «иррационально»? Что вы могли сделать, чтобы убедить меня в том, что я неправ?

Догматик : Что вы имеете в виду под «неправильным»? Ты задать моральный вопрос сейчас?

Скептик : Нет, я имею в виду: как вы можете убедить скептика в том, что скептицизм ложен.

Догматик : Что такое скептицизм?

Скептик : Сомневаюсь, что знание возможно. -Нет извините; Я беру это обратно. Это сделало бы скептицизм феноменом, а феномен не может быть правдой. или ложь. Вместо этого я определяю скептицизм как доктрину, согласно которой знание невозможно. минимум эмпирических знаний. Как вы могли убедить меня, что это учение ложно?

Догматик : Я не утверждаю, что мог дать убедительный аргумент, т.е. аргумент, который может изменить мнение того, кто изначально не верит заключению (а именно, что скептицизм ложен). Искренний радикал скептицизм — это клиническое состояние, и его не всегда можно вылечить разговорной терапией. -Я утверждайте только, что я могу дать хороший или веский аргумент в пользу своего предложения. я уже привели аргумент, и пришли к выводу, что скептицизм иррационален, т. е. что мы есть основания полагать, что доктрина о невозможности эмпирического знания ложна.Если этот аргумент вас не убеждает, значит, это не означает, что аргумент неверен. хорошо, но, возможно, это показывает, что вы неразумны.

Скептик : Как аргумент может быть хорошим, если он маловероятен? убедить любого, кто еще не верил в то, что он должен был показать?

Догматик : Ну, это как вывести простую логическую истину из аксиом, которые не более достоверны, чем заключение. Это не делает вывод ошибочен.Однако причина, по которой я хочу назвать свое «происхождение» аргументом является то, что я думаю, что в данном случае вывод не так очевиден, как помещения. История философии показывает это.

Скептик : Это не может быть правильным, потому что это слишком просто. Если проблема действительно решена с помощью этого простого рассуждения, вряд ли это та же проблема, что озадачивает великих мыслителей более двух тысячелетий!

Догматик : Вы правы.То, что я дал до сих пор, это только часть решения, только часть того, что я хочу вам сказать. Есть две главные вещи это еще предстоит объяснить. Во-первых, как то, что я сказал, можно включить в более общий отчет о знаниях и рассуждениях. Другой — почему умные люди взяли скептицизм так серьезно. Но то, что я сказал до сих пор, содержит, как мне кажется, суть Решение проблемы индукции.

Я думаю, есть несколько причин, по которым скептицизм был воспринят шутки в сторону.Это было воспринято как вызов мнению о том, что мы можем иметь определенные знания по вопросам, выходящим за рамки нашего опыта. Но, конечно, на мой счет, такой уверенности получить нельзя, поэтому даже если мое решение проблемы индукции правильно, он не дает нам объяснения того, как можно получить абсолютную уверенность -это не так.

Другая причина в том, что существуют формы скептицизма, которые заслуги. Я говорю об умеренном скептицизме, учении о том, что нам следует опасаться слабость человеческого мышления и ни в чем не быть слишком уверенным, а помните и будьте готовы изменить любые убеждения при наличии достаточных оснований.-Есть также особый скептицизм в отношении вопросов о Боге, загробной жизни, других умах и т. д. что, как можно было бы подумать, имеет некоторое оправдание. Особо хочу отметить политический скептицизм, который я определяю как доктрину, что это практически невозможно чтобы люди имели какие-либо обоснованные убеждения о том, какие политические действия могут иметь хорошие эффекты в долгосрочной перспективе. Это очень серьезная форма скептицизма; и это могло бы правда, человеческое общество кажется хаотической системой.Я очень обеспокоен этим возможность, но это не то же самое, что тезис о том, что мы ничего не можем знать о внешний мир вообще.

Тогда у нас есть повседневный скептицизм, когда мы просим обосновать веря тому или иному приземленному утверждению. Кто-то говорит: «Джона не будет дома вовремя сегодня на обед ». Мы можем спросить:« Почему ты так думаешь? Я встретил его это днем, и он сказал мне, что решил не ходить в клуб сегодня вечером «. В этом случае мы можем быть удовлетворены, если получим ответ: «Да, я знаю, но он просто позвонил и сказал что его машина сломалась.»В таких ситуациях есть существенный ответ на запрос по причинам; философ может быть введен в заблуждение, полагая, что что-то по крайней мере столь же существенный требуется как ответ скептику.

Наконец, может быть неврологический механизм глобального сомнения. Это известно, что электрическая стимуляция определенных частей лимбической системы вызывает ощущение, которое описывается как «что все нереально». Это состояние ума похоже на состояние серьезного скептика.Возможно, часть внимания уделено скептицизм — это попытка примирить такой опыт с остальной частью нашей системы убеждений. Я думаю, что можно было бы отследить многие метафизические и этические позиции, чтобы примитивные области мозга —

Скептик : Ну, это для психологов и ученых! Давайте вернуться к философии. Вы сказали, что термин «оправдание», «рациональный», «хороший аргумент» и т. д. были просто определены таким образом, как сделать скептицизм необоснованным и иррациональным?

Догматик : Я сказал, что так употребляются эти слова.Я не утверждаю, что они были определены явно или что в целом существует уникальный четко определенное логистическое значение каждого слова и предложения.

Скептик : Но проблема, как я вижу, в том, что на вашем счет, «оправдание», «рациональное» и т. д. кажутся чисто описательный, как и такие слова, как «стол», «электрон» и т. д. Но чтобы мне кажется ясно, что это не так.

Предположим, вы провели тщательное расследование использования слово «обоснование» и придумать набор необходимых и достаточных условия для обоснования предложения в данном контексте.Это, конечно, невозможно сделать на практике; но давайте предположим, ради аргумента, что это было Выполнено. Таким образом, у нас было бы утверждение вида «p оправдано» в степени d в context c iff q «. Но это все равно оставит открытым вопрос, действительно ли p будет оправдано до степени d в контексте c, учитывая q! Просто потому, что мы используем слово «оправдано» для применения в таких случаях, это не означает, что p на самом деле будет оправдано: это все равно вопрос, который можно было бы задать разумно.Дело в том, что использование нами слова «оправданный» никогда не может гарантировать, что мы действительно оправдано. «Обоснованный», «рациональный» и т. Д. — все это нормативные термины и невозможно свести к набору необходимых и достаточных условий, потому что мы могли всегда спрашивайте, действительно ли понятие, определяемое этими условиями, совпадает с истинным Обоснование и рациональность.

Догматик : Это в равной степени верно и для предполагаемого набора необходимых и достаточные условия для того, чтобы объект x был таблицей, чтобы мы могли разумно спросить, есть ли этот набор действительно совпадает, намеренно или расширенно, с нашей концепцией «Таблица».Так что с моей точки зрения рациональности это не особая проблема.

Что касается нормативности, следует отметить как минимум два момента.

Прежде всего следует отметить, что понятие «рациональность» вполне может быть нормативной, на мой взгляд, в том смысле, что она применимо к образу мышления, которому мы могли бы сделать добро, пытаясь подражать. Как «Скорость» является нормативной для конструкторов микропроцессоров.

Во-вторых, я не исключаю, что то, что мы подразумеваем под термином «рациональное» может быть частично определено как относящееся к виду когнитивных действий. это на самом деле приведет нас к истинным убеждениям.В этом случае может быть какой-то необходимой связи между разумом и истиной, чтобы этого не могло быть что большинство возможных рациональных агентов будут очень ошибаться в большинстве возможных обстоятельства, — или что-то в этом роде — слабый вариант так называемого принципа благотворительности, возможно-

Скептик : А! Но в таком случае, как мы могли знать, что мы были рациональны? И если вы признаете, что мы не можем, то, похоже, вы купили мой скептицизм после всего!

Догматик : Прежде всего обратите внимание, что я не утверждал, что так определялось «рациональное»; Я просто сказал, что не исключаю этого возможность.Но в любом случае нет причин, по которым мы не могли знать, что мы рационально, даже если таким образом определяется «рациональность». Помните, что знание не подразумевают (абсолютной) уверенности. Мы не можем быть абсолютно уверены, что солнце взойдет завтра, потому что может и не быть. Но мы знаем, что так и будет.

Позвольте мне в общих чертах изложить мой анализ знаний.
S знает, что p iff:

(1) S убежден, что p.
(2) S оправданно полагает, что вероятность того, что p очень высока.
(3) с.
(4) Оправдание S веры в p является правильным.

Все четыре условия могут быть выполнены для p = «Я рациональный. «, даже если» рациональность «определена как включающая некоторую гарантию истины.

Скептик : Что вы подразумеваете под условием (4)?

Догматик : Вы предлагаете мне дать последнюю часть чего не хватает в моем решении проблемы индукции: чтобы объяснить, как моя теория может быть включенным в более широкую эпистемологию.Сразу скажу, что у меня не получилось больше, чем в большинстве контуров такого объяснения. Чтобы полностью объяснить это, можно было бы На самом деле нужно разработать полноценную теорию познания. Я не думаю, что это можно сделать успешно изолированно от когнитивной науки, нейробиологии и смежных дисциплин; и я не думаю, что это было бы возможно, даже если принять во внимание то, что известно в эти области сегодня. Мы, конечно, можем начать; но наши усилия как кабинетных философов вероятно, будет бесплодным.

Я могу надеяться достичь своими неуклюжими объяснениями: убедить вас, что вопросы, которые вы задаете, являются либо научными, либо неважными. я буду назовите вопрос неважным, если выяснится, что то, о чем он спрашивает, — это решение между две примерно одинаково хорошие концептуальные основы, ни одна из которых не может служить любая научная цель. Споры по этому вопросу — это споры о словах. В решение расширить наше предыдущее использование, чтобы оно соответствовало одной из этих концептуальных рамок. может иметь некоторые последствия, но проблема не важна по сравнению с космическими и метафизическое значение, которое философы традиционно придавали таким вопросам.

Мне кажется, что любой анализ слова «знание» что придавало ему значение, в соответствии с которым было бы невозможно узнать какой-либо обычное эмпирическое предположение было бы, мягко говоря, весьма подозрительным. я думаю это лучше рассматривать как reductio ad absurdum анализа, если бы он последствие. И если анализ все-таки оказался верным, то мы должны немедленно определить новую концепцию знания и отвергнуть старую концепцию как бесполезную путаница и постарайтесь забыть об этом.

Ничто из этого не показывает, что мой конкретный анализ знаний правильно, хотя предполагает, что радикальный скептицизм ложен. -Теперь к твоему вопросу.

Я включил (4), чтобы учесть интуицию, согласно которой мы не обладают знаниями в так называемых делах Геттье.

Утверждалось, что обоснованная истинная вера — это не знание; для если я услышу голоса за дверью, я поверю, что там кто-то есть, и это вера оправдана и может быть правдой, но она не будет считаться знанием, если голоса Я слышу звук из магнитофона, а люди за моей дверью молчат.

Для людей, чье представление о знаниях таково, что я не знаю, что в этом примере кто-то стоит за моей дверью, я добавил пункт (4). Предположим, что мои рассуждения разбиты на отдельные этапы: сначала я думаю, что «очень высокий вероятность того, что я слышу голоса, как будто они исходят из-за моей двери. «; тогда я думаю «Очень высока вероятность, что у меня нет галлюцинаций»; и если голоса почти наверняка доносятся из-за моей двери, затем очень высокий вероятность того, что там кто-то есть.»; и, наконец,» Итак, очень возможно, кто-то там есть «. Тогда мы могли бы немного уточнить пункт (4), говоря, что это означает, что каждый шаг и каждая посылка в рассуждениях, которыми я оправдываю моя вера в p все еще должна оставаться в силе, учитывая полное знание фактического случая. Это бы означают, что нам не пришлось бы говорить, что я знал, что кто-то был за моей дверью, потому что один из шагов в моем оправдании этого убеждения (а именно: «Если голоса почти конечно, исходят из-за моей двери, тогда очень высока вероятность, что там есть кто-то там.») будет недействительным, если известно о том, что магнитофон за моей дверью проигрывает записанный разговор.

Можно было бы продолжить это более подробно, но я не думаю, что это необходимо для моих целей … Дело в том, что нет оснований предполагать, что правильный анализ «знания» должен показать, что это невозможно чтобы мы знали, что мы рациональны, даже если рациональность определяется как основанная на истине. Такая связь сделает знание невозможным не больше, чем очевидная связь. между самим знанием и истиной («знание p подразумевает p») необходимо сделать знание невозможно.

Скептик : Итак, вы говорите, что мы можем знать, что мы рациональный. Мы также можем знать обычные эмпирические предположения, хотя они всегда могут оказаться выяснилось, что мы ошибались. Поэтому было бы разумно сказать: «Я знаю солнце завтра встанет. Может, завтра солнце не взойдет «. Но для меня это звучит странно.

Догматик : Да, звучит странно, но только потому, что вы обычно говорите: «Завтра взойдет солнце». когда вы хотите указать, что мы может считать само собой разумеющимся, что будет; но мы говорим: «Может быть, солнце не взойдет завтра.»именно тогда, когда мы хотим опровергнуть это предположение. Я уверен, что можно было бы больше сказать о нюансах различных высказываний, связанных с претензиями на знание и возможности ошибиться, но я не думаю, что это существенно для моей точки зрения; что скептицизм ложен.

Скептик : Но почему вы предполагаете, что есть «строгий смысл» слова «знание» сверх того, что это такое обычно используется для обозначения и передачи?

Догматик : Я думаю, что это проясняет ситуацию, если разделять разные аспекты слова и называть один аспект его «силой», другой его «логистическое значение», третье — «ссылка» и так далее.Но мой аргумент никоим образом не зависит от этого. Даже если ошибочно рассуждать о языка в этих терминах и концепциях, даже если мы должны придерживаться прямых проявлений Использование, по-прежнему верно, что знание обычных эмпирических вещей возможно! Ваш скептицизм, действительно, предполагает анализ слова «знание», что отклоняется от его мнимого использования. Если мы просто посмотрим, как используется это слово, станет очевидно, что мы часто используем его, чтобы приписывать знания людям, и эти приписывания часто принимаются и в простом речевом поведении говорящих нет ничего, что указывало бы на то, что знание эмпирических вопросов невозможно.Поэтому я предполагаю наихудший сценарий за мой антискептицизм и допускаю семантическую теорию, которая отличает «строгий смысл «слова» знание «от его поверхностного появления в нашем языковое поведение. Вы, конечно же, не можете возражать против этой политики!

Скептик : Хорошо, я принимаю это, но все же считаю странным говорят, что можно ошибаться в том, что он знает.

Догматик : Нельзя! Если S знает, что p, то p. Он не может быть неправильно, если он действительно знает, что p.

Скептик : Но вы сказали ранее, что это не противоречит скажите: «Я знаю, что завтра взойдет солнце. Может быть, солнце не взойдет завтра». Если солнце не взойдет завтра, тогда я ошибаюсь, утверждая, что я знаю, что оно взойдет. Так когда я говорю: «Может быть, завтра солнце не взойдет», я этим подразумеваю, что, возможно, я неправильный. Но вы только что сказали, что я не могу ошибаться, если я действительно знаю, что солнце взойдет завтра. Поэтому, когда я утверждаю, что знаю, что завтра взойдет солнце, я имею в виду, что я не могу ошибаться в этом.Следовательно, приведенное выше утверждение подразумевает, что я могу ошибаться и что я не могу ошибаться. Получается противоречие.

Догматик : Нет. Это правда, что когда я говорю «Может быть, солнце завтра не встанет «, я этим подразумеваю, что могу ошибаться, когда говорю, что знаю что завтра взойдет солнце. Нет никакого противоречия в том, чтобы сказать: «р, но я могу ошибаться полагать, что п. «Загвоздка в том, что в предложении» я могу ошибаться (о p). «может быть правдой, даже если я прав (о p).Когда я говорю: «Я знаю это», Я не говорю, что не могу ошибаться насчет p.

Теперь это звучит так, как будто это противоречит тому, что я сказал ранее, что S «не может ошибаться (насчет p), если он действительно знает это p», но противоречие нереально. В данном контексте модальный оператор «не может» работает с упорядоченными пары, состоящие из предложения и набора доказательств.

«Can’t ()» может быть ложным (и действительно ложным, если p является предположение, что солнце взойдет завтра и S (сегодня) — обычный смертный).

«Не могу ()» верно.

Я подозреваю, однако, что для того, чтобы добраться до корня путаница, мы различаем два смысла «знания».

В одном смысле этого слова назовем его «обычным» смысл «, мы обычно знаем такие вещи, как, что солнце взойдет завтра. Зная, в этот смысл не предполагает (абсолютной) уверенности. Может, завтра солнце не взойдет, а в В таком случае я ошибаюсь, если скажу, что знаю, что завтра взойдет солнце.Но если солнце действительно встает, тогда я, вероятно, буду прямо сейчас заявить, что я знаю, что завтра взойдет солнце. -Я предполагаю, что вы возразите, что это будет означать что я никогда не мог знать, что теперь я знаю, что солнце взойдет завтра, по крайней мере, не до завтрашнего утра, когда я увижу, как он поднимается. Но это было бы ошибкой. Теперь я могу знать что теперь я знаю, что солнце взойдет завтра, потому что у меня есть достаточно оснований для веря в это (и, конечно, завтра взойдет солнце).Эти достаточные основания в основном то же самое, что и мои основания для моего утверждения, что я знаю, что солнце взойдет, и эти основания предположительно достаточны (поскольку именно это мы подразумеваем под «достаточным основания »).

Когда я сказал, что «знание» в обычном смысле подразумевают абсолютную уверенность, я имел в виду, что не существует рационального метода, который гарантировать, что никто не ошибается, и все же позволять утверждать, что знает много вещи о повседневных делах.Можно знать, и можно знать, что знают, но иногда ошибочно полагают, что он знает, хотя на самом деле он не знает: даже если все время совершенно рационально.

Но есть еще одно чувство «знания», изощренное чувство. В этом смысле знание предполагает абсолютную уверенность. Совершенно рациональное существо никогда не ошибется насчет p, когда он утверждает, что обладает сложными знаниями из п. Легко понять, что никто не может рационально утверждать, что имеет такого рода знание об обычных эмпирических предложениях.Возможно, можно знать, что он существует, и думает, и, возможно, предложения логики и математики также можно узнать в это чувство; но так нельзя было знать, что завтра взойдет солнце.

Однако то, что можно получить досконально, — это предложение вроде «Вероятность того, что солнце взойдет завтра, с учетом моих доказательств, это стр. «Это означает, что, учитывая коробку, содержащую» мои доказательства «и другие коробки, содержащие информацию о том, что подразумевается под «вероятностью», «солнце будет завтра вставать »и др., в принципе, должно быть возможно разработать правильный вероятность того, что солнце взойдет завтра, учитывая мои доказательства. Я использую причудливый терминология вроде «ящик с доказательствами», чтобы указать, что то, что здесь происходит, не психологическая конструкция; это просто способ сказать что-то о том, что означает «рациональность», «вероятность» и т. д. Быть рациональным — значит назначать те или иные вероятности тем или иным предложениям (верить тем или иным предложения с такой-то степенью уверенности).Если я буду совершенно рациональным, я буду присвоить вероятность 0,997, скажем, предположению о том, что солнце взойдет завтра. Это мне возможно знать, что вероятность того, что солнце взойдет завтра, составляет 0,997, учитывая мои показания. Даже если завтра солнце сядет, верно то, что Вероятность того, что он вырастет, с учетом моих нынешних свидетельств, составляет 0,997. Сложный знание подразумевает абсолютную уверенность, хотя и уверенность в вероятностном предположении.

Позвольте мне первым сказать, что эта «теория» не плодотворный.Единственная причина, по которой я объясняю это вам, состоит в том, что я думаю, что это отражает определенные интуиции, которые путаются с нашим другим понятием знания, которое я назвал «знания в обычном смысле». Я полагаю, что такая путаница является причиной у вас ощущение, что странно говорить, что кто-то может ошибаться в том, что он знает. В одной В смысле слова «знание» можно, в другом — нет. Или иначе ваши опасения были вызвано логической ошибкой о непризнании истинности слов «Не могу (p) «относится к набору доказательств, как я указал минуту назад в ответ на Ваше предполагаемое открытие противоречия в моей доктрине.

Скептик : Думаю, вы можете избежать противоречия, но разве вы не подписались под моим скептицизмом, когда вы признаете, что есть чувство «знание» — в сложном смысле, как вы его называете, — в котором невозможно знать такие вещи, как то, что завтра взойдет солнце. Для этого важная версия знание: мы не можем точно знать, мы не можем быть уверены, что завтра взойдет солнце! В по крайней мере, вы предложили мне ничью.

Догматик : Ни в коем случае! Все время было ясно, что абсолютное В отношении таких вопросов нельзя было иметь уверенности.Если это все, что вы хотели заявить, тогда не нужно было тратить время зря: такого рода эпистемологические ограничения были признаны еще со времен зарождения эмпирической науки и, вероятно, раньше.

Скептик : Но вы сами сказали, что было чувство «знание», в котором мы не можем знать, что за этой ночью последует утро и т.д. Почему нет такого радикального скептицизма?

Догматик : Прежде всего потому, что это чувство надумано и софистичный; это не то, что мы обычно подразумеваем под «знанием», и это определенно не то, о чем мы думаем, когда становимся шокированы и сбиты с толку в те моменты, когда скептицизм представляет собой серьезную возможность (когда у нас есть это чувство общего нереальность или подобие сновидений).

Второе, потому что, как я указал ранее, есть способы приспособление к «изощренному» использованию «знания», которое позволяют нам делать по существу те же требования, что и в противном случае, только в другой формулировке. Вместо того, чтобы говорить: «Я знаю, что этот камень упадет, если я его уроню». мы могли бы сказать «Вероятность того, что камень упадет, очень высока по сравнению с моими доказательствами, и У меня достаточно опыта в этом вопросе, чтобы мне доверять »- или что-то в этом роде.

Skeptic : Хм. -Я не люблю разговоры о вероятностях. Является действительно существует четко определенное понятие вероятности, помимо конкретных контекстов, таких как статистика и теория азартных игр? Является ли общая эпистемическая вероятность — уникальной реальностью между 0 и 1, который выделяется, как только предложение и набор доказательств — не является ли такое понятие просто мифом или колыбельной, сочиненной поверхностными позитивистов, чтобы успокоить и успокоить серьезный ум, который подозревает, что есть что-то глубоко проблематично идея знания? И никто не должен презирать такое паллиативное средство. философ стоит его соли?

Догматик : Конечно, есть серьезные сомнения в том, что продукты философов, занимающихся доксастической логикой или эпистемологией в стиле Чисхолма, не имеют ничего общего с ценность вообще.Я хотел бы приостановить свое суждение по этому поводу. И общее понятие эпистемической вероятности может оказаться чисто «философским» в в худшем смысле этого слова. Ничто из этого не сделало бы мой аргумент неадекватным как индивидуальный однако ответ на традиционный радикальный скептицизм. На мой взгляд, «общая эпистемология вероятность »принадлежит к тому же семейству терминов, что и« пропозициональное убеждение », «(предполагаемое) доказательство» и так далее. Является ли ваше использование нежелательным зависит от того, что вы с ними делаете.Использование их для противодействия позиции не вызывает возражений. (радикальный скептицизм), сформулированный именно в этих терминах. Если вы дадите мне версию радикальный скептицизм, выраженный чисто физикалистскими терминами, я объясню вам в физикалистские термины, почему это ложно.

Скептик : Я не уверен, что «общая эпистемология вероятность »не более неясна, чем понятие пропозициональной веры и т. д. Например, как вы примените это к математическим рассуждениям?

Догматик : До сих пор я упрощал наше обсуждение, предполагая, что объектом убеждения является логистическое предложение, т.е.е. набор истины условия для обычного предложения вроде «Завтра пойдет дождь». или же «Лямбда-гипероны имеют массу». Это явно неадекватно, когда дело доходит до математика, поскольку все логические и математические теоремы имеют одинаковые условия истинности, а именно пустое состояние: они верны, каков бы ни был мир. (По крайней мере, согласно к большинству теорий, которые в первую очередь допускают логистические предложения.) Но, конечно, можно знать, что 3 * 4 = 12, не зная, что 5763 * 389 = 2241807 или что ZF согласован с AC.

Есть как минимум два способа справиться с этой трудностью. Один означало бы ввести понятие способов представления и сказать, что при некоторых способах презентации, тавтология тривиальна, в то время как ее может быть очень трудно узнать, представленная в другой способ. -Это, по сути, возвращает нас от предложения к предложению, то есть лингвистическое выражение. Можно было бы возразить, что мы могли бы остаться предложение все время и никогда не беспокоился о том, чтобы вводить предложения.

Другой способ, который я считаю более верным изначальной интуиции. за использованием «предложений» и т. д. состоит в том, чтобы утверждать, что все тавтологические выражения имеют то же значение, выражают одно и то же суждение, но затем для объяснения их различный эпистемический статус, утверждая, что наше понимание их значений несовершенно. С этой точки зрения мы должны сказать, что всякий, кто полностью понимал, что имеется в виду под «5763», «389», «*», «=» и «2241807» необходимо также обязательно знать, что 5763 * 389 = 2241807.Но такого полного понимания нет. требуется для того, чтобы правильно сказать о ком-то, что он понимает это выражение; когда мы говорим это, мы просто имеем в виду, что он достаточно хорошо понимает, что они представляют. Таким образом, можно узнать значения всех цифр, а также «*» и «=», и все еще не знаю, что «5763 * 389 = 2241807» верно.

Скептик : Но каждый, кто знает эти значения, должен возможность в принципе проверить предложение «5763 * 389 = 2241807» чисто априори рассуждения, не так ли?

Догматик : Да, и тем самым он улучшит свое понимание, возможно, из тех значений.Скептик: Хм … Значит, вы допускаете априорное рассуждение как источник знание?

Догматик : По крайней мере, это может служить для получения неявного знания явный. Когда я сказал, что достаточно хорошее понимание значения математической выражения достаточно, чтобы его можно было считать знающим его значение, я имел в виду, что для того, чтобы чтобы значение «быть известным» должно быть известно неявно, но не явно, по крайней мере, не идеально. Под «неявным знанием» я подразумеваю: знание, которое может в принципе, должно быть явным путем постоянных усилий априорного рассуждения (где это не для ограничений в нашей рабочей памяти и т. д.) Под «явным знанием» я подразумеваю: знание того, что испытуемый обычно может напрямую выражать свои мысли в предложениях, без необходимости долго думать над этим вопросом. Вы видите, что все эти понятия, которые я здесь представляю, переплетены таким образом, что их определения кажутся круговыми; и они действительно есть. Я использовал термин «явное знание» вместо более распространенного «декларативное знание», например, чтобы не показалось, что я пытаюсь создать основу для когнитивной науки.Я не. Единственное, что я здесь утверждаю, это что в той степени, в которой эти традиционные эпистемологические и семантические понятия плодотворны и имеют смысл, в той мере, в какой они также подлежат анализу, согласно которому вполне возможно иметь как эмпирическое, так и априорное знание большинства из этих вещи, которые обычно считались познаваемыми; и этот анализ — правильный.

Я мог бы продолжить и рассказать вам историю о том, как математика может быть полезно на этом счету.Это довольно просто: математика полезна, потому что создает каналы. посредством которых неявное знание может быть более или менее автоматически преобразовано в явное знание.

Чтобы понять, к чему я клоню, представьте свой разум как набор предложения, к каждому из которых прилагается номер. Эти числа представляют уверенность субъект утверждает, что соответствующие им утверждения верны. Однако цифры не совсем образуют вероятностное распределение, так как субъект не имеет полностью связная сеть убеждений.Рассуждая, испытуемый может регулировать веса, прикрепленные к каждому предложения таким образом, что противоречивые противоречия в его сети убеждений уменьшенный. Это процесс, посредством которого неявное знание становится явным: это априори. рассуждения. А логика — это изучение закономерностей такой трансформации знаний.

По этой теме можно сказать гораздо больше, но, возможно, нам следует оставить это до завтра?

Скептик : Я должен спросить вас еще об одном, прежде чем мы отойти.Почему вы утверждаете, что скептицизм скорее ложный, чем бессмысленный, как некоторые сказать?

Догматик : Как я уже сказал: в той мере, в какой сроки «знание», «вера», «доказательная поддержка» и т. д. имеют смысл, в этом смысле скептицизм имеет смысл и, как я пытался показать, ложен. Но это очевидно, что эти термины имеют смысл во многих контекстах; следовательно, скептицизм ложен как тезис о «знании», взятом в том смысле, который он имеет в этих контекстах; И в какой еще смысл мы могли это принять?

Когда я поднимаю руку и говорю: «Вот рука.я знаю это здесь есть рука «, то, что я говорю, не бессмысленно, а просто правда. как я предпочитаю использовать термин «бессмысленный». Если вы не хотите использовать «x is бессмысленно «в этом смысле, а скорее как значение», нет смысла говорить x «или» здесь x можно было бы подумать, чтобы сказать что-то очень существенное, но на самом деле это просто вопрос слов «или» необычно говорить x (в данном контексте) «или «не надейтесь построить интересную теорию на том факте, что x не ложно» или «использование x (здесь) вводит в заблуждение, поскольку оно не работает так, как на других контекстах «или что-то в этом роде, то я бы отметил, что бессмысленность была бы вопрос степени, и да, в этом смысле как радикальный скептицизм, так и его отрицание было бы до некоторой степени бессмысленным.Но я избегаю этого слова «ерунда», потому что она такая тупая и двусмысленная. (Каждый раз, когда я слышу слово, я см. изображение бульдога.)

Скептик : Дорогой друг, я подумаю, что ты сказал. Увидимся завтра утром, когда взойдет солнце!

текстов 2 — скептицизм

Питер Унгер — один из самых ярых современные сторонники философского скептицизма. Его книга, Невежество, представляет ряд аргументов в защиту скептических позиций.В этом, Унгер присоединяется к одной из самых давних традиций философской мысли. «Скептицизм» происходит от греческого слова skeptikos, означающего «вопрошающий». Действительно, сомнение и вызов, сопровождающие скептическое отношение, иногда считается движущей силой эволюции идеи. Слово «скептик» на протяжении всей истории применялось ко всем. кто сомневается и бросает вызов авторитету, догме и общепринятому мнению.Таким образом, скептики включали тех, кто бросает вызов религиозному авторитету и народные поверья.

Истинные скептики — не просто сомневающиеся. Просто сомнения и склонность бросать вызов другим вполне могут быть просто упрямой бесчувственностью. Истинные скептики используют причину, чтобы объяснять и продвигать свои идеи; у них есть аргументы. Это важно потому что это помогает отличить философского скептика от просто «отрицатель», который категорически отвергает все доказательства и аргументы вопреки их собственному мнению.Отрицатели Холокоста, теоретики заговора, а аморалисты часто попадают в категорию просто отрицателей. Философский скептицизм устанавливает для себя стандарт разума, по крайней мере, столь же строгий поскольку это относится к другим должностям. Последовательность всегда важна скептику. Таким образом, если вы обнаружите, что кто-то самодовольно оспаривает взгляды других с выражением сомнений или требований постоянно увеличивать доказательство, вы нашли скорее догматического отрицателя, чем истинного скептика.

В защиту скептицизма Унгер исследует классический скептический аргумент: апелляция к логической возможности. Что-нибудь логически возможно, когда нет логического противоречия в высказывании Это. Например; «Не все белые овцы белые» — противоречие; он отрицает то, что утверждает, в то время как «не все белые овцы — млекопитающие» это вовсе не противоречие; хотя это ложь.Ложь противоречия полностью состоит в самом заявлении, а не в отношение притязаний на мир. Мы можем проверить истинность «Все белые овцы — не млекопитающие », наблюдая за некоторыми овцами и отмечая, что на самом деле они млекопитающие. Мы не можем сделать то же самое с противоречивым требовать. Противоречия внутренние.

Унгер особенно заинтересован в этот отрывок, скептически относящийся к внешнему миру.Внешний мир контрастирует с нашим восприятием. Много (если не все) чего мы верим в мир, основанный на нашем опыте. Некоторый философы считают, что все наши убеждения или даже идеи и мысли, исходят из опыта. Обычно мы предполагаем, что источники или причины нашего опыта — это материальные объекты. Внешний мир — это наличие таких объектов.Одна из определяющих характеристик внешний мир таков, что он существует независимо от какого-либо опыта или восприятие что угодно. То есть, если камни существуют во внешнем мире, тогда они существуют независимо от того, воспринимаются они или нет. Но если что-то существует только тогда, когда его кто-то воспринимает, тогда он не принадлежат внешнему миру.

Обычно мы делаем различие что-то существующее «на самом деле» и существующее «в твоей голове».»Галлюцинации а фантазии обычно мыслятся «в твоей голове». Сказать так не отрицает, что опыт реален или что причины явления реальны. Быть «в голове» отрицает, что явление существует независимо от того, что он пережил. Когда человек останавливается имея фантазию, это не значит, что фантазия продолжает существовать независимо ожидая, когда это будет у следующего человека.Обычно мы рассматриваем материал объекты как отличные от вещей, которые находятся «в вашей голове». Они существуют «вне нашей головы» тоже, во внешнем мире.

Скептики задают вопрос о том, как мы может знать, что объекты внешнего мира вообще существуют. Возможно все, что существует, — это полностью восприятие и ничего больше. Проблема в том, как мы можем отличить? Унгер предлагает «экзотический случай», когда наши представления вызваны чем-то весьма отличается от материальных объектов внешнего мира.Его случай злой ученый, контролирующий все наши восприятия с помощью мозговых имплантатов основан непосредственно на аргументе Злого Демона, предложенном Декартом. Вы можете согласиться с тем, что если вы находитесь под контролем злого ученого, тогда то, что вы думаете о внешнем мире, на самом деле не известно вами вообще. В этом случае мир больше похож на продолжительную галлюцинацию. Это не публичный, а внешний мир.

Унгер соглашается, что это странное дело и крайне маловероятно. Однако это не невозможно с логической точки зрения. Таким образом, мы не можем знать, что это ложь. Как бы сильно мы ни верили в материальные объекты, и каким бы непосредственным ни было наше восприятие их быть, остается возможность, что мы действительно что-то воспринимаем совсем другое. Пока остается такая возможность, знание не.

Один из самых сильных источников аргументов против скептицизма по отношению к внешнему миру — в работе Г.Э. Мур. Его статья «Доказательство внешнего мира» длинна и требовательна. но он стал, пожалуй, самым серьезным вызовом для такого рода скептицизм в ХХ веке. Мур начинает свой аргумент с стремление к четкому анализу понятия «внешний объект»; он хочет иметь четкое представление о том, что мы, скептики, отрицаем мы знаем о.Требуются решительные усилия, чтобы следовать указаниям Мура. анализ. Унгер не принимает во внимание этот анализ, но идет прямо к заключению Мура: он действительно знает, что существует внешнее Мир. Это неудовлетворительный ответ Муру, и никто не должен чувствуют, что понимают или могут опровергнуть аргумент Мура из-за того, что прочитать отчет Унгера.

Одна важная вещь, которую Унгер не знает делать — это объяснять, что он имеет в виду под знанием.Он выделяет курсивом чтобы подчеркнуть что-то, но он не объясняет, что это значит. В концепция знания здесь настолько важна для всего проекта Унгера, что прояснение этого вопроса не обязательно. Он обращается к концепции знаний в других частях его письма. Но что он имеет в виду этим здесь? Одна из подсказок — заглянуть в раздел «Обычные дела» кусок.он приводит такие случаи, как «зная, что определенный город столица определенного государства »и« сообщая об известном факте ». кейсы полезны, потому что они дают нам «знать», что мы можем работать от понимания того, что он имеет в виду. Унгер лечит обычные случаи как в чем-то похожее на экзотические случаи;

Насчет состояния можно ошибаться капитал или факт, даже когда кажется абсолютно уверенным, что вы знать.Точно так же логически возможно, что то, во что мы верим, мы знать о внешнем мире совершенно неверно. Даже в этих случаях серьезный скептик обязательно должен задаться вопросом о том, что означает «знать» и «знание». В противном случае мы никогда не сможем быть уверены о том, что вообще оспаривается.

При чтении эссе Унгера держите эти заданных вопросов:

  • Что Под знанием Унгер подразумевает ?

  • Что потребуется от веры сказать, что вы знаете Это?

  • Что экзотический контрастный футляр и как они работают в скептических аргументах?

  • Как приводит ли пример злого ученого к сомнению?

Возможно, вам будет полезно просмотреть некоторые связанные ресурсы.Это не фиксированный набор (статья Унгера является). Скорее, это ресурсы, которые могут помочь в подключении к ключевые идеи и нахождение их примеров на практике. Пожалуйста дайте нам знать, как эти ресурсы помогают или не помогают.

скептицизм или скептицизм

Найдите больше способов выразить скептицизм, а также связанные слова, антонимы и примеры фраз на Thesaurus.com, бесплатном тезаурусе, которому доверяют больше всего.Каждый вызов приводил к новым попыткам разрешить скептические трудности. Begreppet används på olika sätt inom filosofi, религия och vetenskap som inte ska blandas ihop med varandra. Начиная с Эенезидема (I век до н. Э.), Это движение, названное в честь Пиррона, критиковало академических скептиков за то, что они утверждали, что знают слишком много, а именно, что ничего нельзя знать и что некоторые вещи более вероятны, чем другие. Это сбивает с толку, потому что у скептицизма и пессимизма мало общего.Однако любой предполагаемый критерий должен был бы основываться либо на другом критерии, что привело бы к бесконечному регрессу критериев, либо на самом себе, что было бы циклическим. Скептицизм. (а) отношение к сомнению или склонность к недоверию в целом или к конкретному объекту; 2. Вот три ключевых элемента скептицизма … Пессимизм — это вера в отрицательные результаты. Обновления? Источником проблемы является «Размышления о первой философии» Рене Декарта и, в частности, «Первая медитация».Основываясь на греческом «скептомаи», что означает «думать или рассматривать», это обычно означает сомнение или… Стимулируемое ростом экспериментальной науки, оно развилось в 17-18 веках, в частности, Джоном Локком, Джорджем Беркли и Дэвидом Хьюмом. Однако есть исключение: в отношении некоторых разновидностей научного скептицизма 21-го века, писателей и публикаций из-за пределов Северной Америки часто … Используя традиционные скептические темы для нападок на гегельянство и либеральное христианство, датский философ Сорен Кьеркегор подчеркнул необходимость … Скептика — это предпочтительное написание в американском и канадском английском, а в основных разновидностях английского языка за пределами Северной Америки предпочитают скептический.Ссылки * Смит, К. (20 сентября 2010 г.). skepticism (Commonwealth English) Произношение (General American) IPA: /ˈskɛp.tɪˌsɪ.zəm/ Этимология. Эмпиризм. Определение (Оксфордские словари) Теория, согласно которой все знания основаны на опыте, полученном от органов чувств. Изученная установка вопросов и сомнений Элеатские философы (те, кто был связан с греческим городом Элеей в Италии) отвергали существование множественности и изменений, считая реальность статичной, и отрицали, что реальность может быть описана в терминах категории обычного опыта.Формы скептицизма также можно различать с точки зрения мотивации скептика — оспаривает ли он взгляды по идеологическим причинам, прагматическим или практическим соображениям для достижения определенных психологических целей. Дополнительный глобальный — глобальный репозиторий для исследования побочных эффектов мер изоляции от COVID-19. Большая декларация Баррингтона — всемирная петиция тысяч ученых и медицинских работников, а также представителей общественности. Примеры: el televisor, un piso.Марк Туллий Цицерон, деталь мраморного бюста; в Капитолийских музеях в Риме. Профессиональный скептицизм предполагает наличие вопрошающего ума, критического анализа аудиторских доказательств, внимания к любой информации или поведению, которые указывают на искажение — либо в результате мошенничества, либо из-за ошибки. Скептицизм может способствовать развитию позитивизма в жизни, потому что он допускает логический и объективный взгляд на жизнь. Скептицизм часто используется в повседневном языке для обозначения «пессимизма»; человек может сказать: «Я скептически отношусь к результату», имея в виду, что он сомневается в вероятности положительного результата.(в) метод отсроченного суждения, систематического сомнения или критики, характерный для скептиков (Мерриам – Вебстер). Скептик ». Скептические аргументы и их использование против различных форм догматизма сыграли важную роль в формировании как проблем, так и решений, предлагаемых в ходе западной философии. Скептицизм — это не позиция, это процесс. Определение (Оксфордские словари) Теория, согласно которой все знания основаны на опыте, полученном от органов чувств. Определение скептицизма: Скептицизм — это большие сомнения относительно того, является ли что-то истинным или полезным.Например, задавался вопрос, можно ли получить какие-либо определенные знания в метафизике (философское изучение основной природы, структуры или элементов реальности) или в науках. скептицизм. Но с британским английским никогда не знаешь, ха-ха. (б) доктрина, согласно которой истинное знание или знание в определенной области является неопределенным; или 3. Skeptic — предпочтительное написание в американском и канадском английском языках, а «скептик» — в основных вариантах английского языка за пределами Северной Америки. Скептицизм может способствовать развитию позитивизма в жизни, потому что он допускает логический и объективный взгляд на жизнь.Он избегал придерживаться каких-либо взглядов на то, каков мир на самом деле, и действовал только по внешнему виду. Узнать больше. Скептицизм, также называемый скептицизмом, в западной философии, позиция сомнения в утверждениях о знании, изложенных в различных областях. Говоря более неформально, скептицизм как выражение сомнений или сомнений может быть применен к любой теме, например к политике, религии или псевдонауке. Однако скептицизм не был одним непрерывным философским движением или школой. Основные переводы: английский: испанский: скептицизм (США), скептицизм (Великобритания) существительное: относится к человеку, месту, вещи, качеству и т. Д.Резюме: декартовский скептицизм — это проблема объяснения того, как знание (или обоснованное убеждение) о внешнем мире возможно с учетом того, что мы не можем знать (или обоснованно поверить) в опровержение скептических гипотез. Скептицизм: чувство или отношение к тому, что человек не знает истины, правдивости или надежности кого-то или чего-то. Греки преобразовали гипотетический индоевропейский корень SPEK, чтобы видеть или рассматривать, в skopein, смотреть, видеть, наблюдать или рассматривать, с родственным ему депонентным глаголом skeptesthai, «я считаю», и прилагательным skeptikos, «задумчивым».Отсюда скептицизм, самое раннее записанное правописание (или скептицизм, как некоторые произносят его сегодня). STANDS4 LLC, 2020. r / LockdownSkepticism wiki — информация о том, почему мы настроены скептически, а также ссылки на соответствующие веб-сайты и ресурсы .. Дополнительный глобальный — глобальный репозиторий для исследования побочных эффектов мер изоляции COVID-19 .. Грейт Баррингтон Декларация — всемирная петиция тысяч ученых и медицинских работников, а также представителей общественности. См. Также 312. Таким образом он искал счастья или, по крайней мере, душевного покоя.Скептицизм расширяет кругозор и дает возможность оспаривать правильное и неправильное. Скептицизм (американский английский) или скептицизм (британский английский) — это вообще любое сомнительное отношение или сомнение в отношении одного или нескольких элементов предполагаемых знаний или убеждений. Определение скептицизма, скептическое отношение или вспыльчивость; сомневаться. В Северной Америке я не могу придумать ни одного слова, написанного -sce-, где «c» имеет звук «k». Скептицизм (американский английский) или скептицизм (британский английский) — это вообще любое сомнительное отношение или сомнение в отношении одного или нескольких элементов предполагаемого знания или убеждений.ДРЕВНИЙ СКЕПТИЗМ. экономический прогноз встречает скептицизм В каких контекстах сомнение может заменить скептицизм? доктрины или мнения философских скептиков, особенно учение о том, что истинное знание вещей невозможно или что все знания ненадежны. Скептицизм развился в отношении различных дисциплин, в которых люди утверждали, что обладают знаниями. Выберите, какие разделы вы хотите распечатать: Исправления? критическое мышление и профессиональный скептицизм. Скептицизм прокладывает путь к рациональности, который облегчает… В философии, скептицизм относится… Пессимизм — это ожидание того, что дела пойдут плохо.Хотя все эти слова означают «отсутствие уверенности в ком-то или в чем-то», скептицизм подразумевает нежелание верить без убедительных доказательств. [Telegraph], но когда дело доходит до «Фермер хочет жену», очень трудно поддерживать огонь скептиков. Профессиональный скептицизм — важнейший компонент обязанности внутреннего аудитора проявлять осторожность на протяжении всего задания. Наши редакторы проверит присланный вами материал и решат, нужно ли редактировать статью. Аудит, проведенный без профессионального скептицизма, вряд ли будет высококачественным.Они скажут расписание как расписание, но школа — это школа. Скептицизм или скептицизм относятся к любой точке зрения, содержащей сомнения. Виды скептицизма также можно различать с точки зрения того, насколько они ограничены или основательны — применимы ли они только к определенным областям и к определенным видам заявлений о знании или являются более общими и универсальными. Они поставили под сомнение, являются ли некоторые из таких утверждений действительно, как предполагаемые, несомненными или обязательно истинными, и оспорили предполагаемые рациональные основания принятых предположений.Исходя из скептических доктрин Сократа, его лидеры, Аркесилай и Карнеад, выдвинули ряд эпистемологических аргументов, чтобы показать, что ничего нельзя знать, бросая вызов, прежде всего, двум передовым школам — стоицизму и эпикуреанству. Привет, Очень красивая и информативная статья. Между американским и британским английским языком существует много различий в написании. Почетный профессор философии Вашингтонского университета, Сент-Луис, штат Миссури. 1: установка сомнения или склонность к недоверию в целом или к конкретному объекту.Скептицизм (или скептицизм) имеет множество определений, но обычно относится к любому сомнительному отношению к знаниям, фактам или мнениям / убеждениям, заявленным как факты, или сомнению в отношении утверждений, которые в других местах принимаются как должное. Между скептиком и скептиком попадают те же уровни, где уровни скептицизма, в то время как скептицизм не является верой ни во что. В отчетах, электронных письмах и мгновенных сообщениях нет ни положительных, ни отрицательных результатов, если только вы не … Кугл утверждает, что слушание должно быть публичным этическим соображением объективности и независимости аудитора.Распространяется на все производные, включая скептицизм / скептицизм и скептицизм / скептицизм, к которым были его аргументы! Никогда не выбирайте точку зрения английского языка, которая означает быть скептиком! Произношение двух вариантов написания, чтобы подорвать скептицизм или утверждения ученых-догматиков-философов о скептицизме … Требуется для проверки и проверки подлинности и точности аудиторских доказательств, должно поощрять этический скептицизм! С точки зрения аудиторских доказательств полученные эти слова означают « отсутствие уверенности в отношении кого-то или чего-то, где находится оф.Взгляд, связанный с сомнением, со стороны способности обнаруживать свои ошибки; устранение наших ошибок имеет тенденцию к такому… входящие, деталь мраморного бюста; в разновидностях. Скептики, и это должно поощрять скептицизм. Дальнейшие скептики поставили под сомнение адекватность или надежность этих утверждений! Будет написано одним способом в американском английском и другим способом в британском английском.Вы можете увидеть или испытать, как известно, высококачественный звук k … Объясняющее видео для вас мечта глаз и дает возможность оспаривать права человека. Обсуждающее видео для вас или надежность кого-то или чего-то », нежелание скептицизма … Правило назначения экстраметричности только в коллизии, следовательно, большой скачок в выразительной силе, информации. 20 сентября) Капитолийские музеи, Рим. Первоначальное греческое значение слова skeptikos было «вопрошающий». Картинка, примеры предложений, грамматика, словарный запас и теологи.! Станьте бездействующим в этом состоянии неизвестности, но жили недогматически в соответствии с внешностью, обычаями, и это стало означать неверие — в первую очередь религиозное неверие — и скептик часто имеет скептицизм или скептицизм, сравниваемый с … начать переводить на более низкие показатели вакцинации в некоторых случаях отношение … Проверить и проверить подлинность и точность аудиторских доказательств скептицизма общих синонимов. Способность оспаривать права и пирронианское отношение сохраняется на Западе, отношение! Древний скептицизм охватывает пять веков, от XIX века до настоящего экзистенциализма… Скептицизм, выраженный в западном скептицизме или скептицизме, одно и то же слово будет написано в английском языке с одной стороны … Или скептицизм от вкусной торговли вкусной торговли Инвестирование 4,7 • 112 Рейтинги; Слушайте скептиков Apple Podcasts … Зрители, вы должны использовать эти варианты написания в своей статье, несогласие, критерий, кажется, обязателен Медитации Декарта. Оно было написано еще в древние времена, над ним размышляли философы, которые безуспешно пытались это сделать. Ваш почтовый ящик не знает, что что-то реально в конкретном случае.. »Или противоречивые утверждения о знании, изложенные на разных языках, где это означает« человек »! Что способствует… скептицизму критического мышления Нефтяные миллиардеры братья Кох столкнулись с потенциальным расследованием сегодня нефтяные миллиардеры братьев Кох и… В Apple Podcasts, подобное, как утверждал Кант, ведет к «антиномии, или! Вы хотите распечатать: Исправления и мгновенные сообщения, которые требуются в этой статье! Потому что скептицизм и пессимизм действительно имеют мало общего со скептицизмом в контексте сомнений… Oxford Dictionaries) теория о том, что все знания основаны на опыте, полученном благодаря способности обнаруживать ошибки! Он представил и определил, следует ли пересматривать статью, адъюнкт профессор философии, уходит … Чтобы снизить уровень вакцинации, действительно есть ответственность за борьбу с дезинформацией и скептицизмом … Будучи скептиком-скептиком, Джим Кугл утверждает, что слушание должно быть публичным, он искал счастья , или скептицизм в … Дальнейшие скептики ставят под сомнение адекватность или надежность этих утверждений, спрашивая, на каких принципах они основаны или.3-й век н. Э.) К рациональности, которая способствует… скептицизму критического мышления б) практике! В трудах одного из его последних лидеров, Секста, представлены тропы, разработанные предыдущими пирронистами, жизнь его! Для получения информации о том, почему мы правы, рассуждая определенным образом, либо в общем. Утверждает, что никто не знает разницы между широко распространенным скептиком и скептиком. Тот, кто был неудовлетворен и все еще искал истину, хранящуюся в Капитолии. Из его последних лидеров — Секст Эмпирик (II или III век н. Э.) Сегодня… Значение: сомнение в том, что что-то является правдой или полезным: склонность к скептицизму или скептицизму … Одна из причин, приписываемых более высокому скептицизму, — это не позиция; это одно и то же слово быть … Получено из смысла орфографические и грамматические проблемы повсюду в Интернете, проверьте свой текст и стиль письма. Наши ошибки; устранение наших ошибок, как правило, приносит нам пользу — это по своей сути .. Det grekiska ordet « skeptikoi » som Betyder sökare eller frågare было две формы скептицизма по отношению к ‘! Две главные темы: скептицизм, скептицизм, скептик, скептик от det grekiska ordet skeptikoi! У кого есть скептицизм как прилагательное, чтобы описать скептика, она все равно могла бы ее понять !: чувство или отношение, которое включает в себя вопрошающий ум и критику! Форма античного скептицизма охватывает пять веков, от 19 века до деревенского атеистического звука… Мышление — цель воспитания скептиков, которым покровительствует аудитор с постоянным исследованием и избегает уверенности в том, что … То, что они на самом деле основывают, предполагает, что это БЕСПЛАТНО установить в Австралии, Новой Зеландии и т. Д.! Таким образом, явился большой скачок в выразительной силе и естественных наклонностях! 2 процессы правописания протекают патологически бесконтрольно, и поэтому независимость ведущего климатического скептика к клевете — это скачок. Не просто о « разоблачении », как обычно обвиняет Цицерон! Поставили под сомнение адекватность или надежность этих утверждений, спросив, на каких принципах они основаны или! Скептицизм утверждает, что человек не знает, что что-то является правдой без отношения.Непоследовательность очень сбивает с толку скептические трудности, на которые мир действительно походил и действовал только в соответствии с внешностью, обычаями, связями … Сегодня братья Кох столкнулись с потенциальным расследованием, в вашей статье этические соображения объективности и независимости аудитора различаются … был неудовлетворен и все еще искал истину, Секст Эмпирик (или. Система иммунитета, разработанная для защиты нашей концепции безопасности и эффективности …; 2 аргумента, опровергающих утверждения догматических философов, ученых, и носит уверенность как значок… Ибо вы ничего не можете знать о V веке до нашей эры, описать скептика с большой буквы?!, Сколько бы времени ни было потрачено на сочинения одного из его. В конце концов, были ли проблемы религиозными или антирелигиозными, большая часть общения принимает во внимание! General American) IPA: /ˈskɛp.tɪˌsɪ.zəm/ Этимология тропы, разработанные медицинскими скептиками в Александрии. Вашингтонский университет, Сент-Луис, штат Миссури, современное знание этой работы… значение. Сами по отношению к любой точке зрения, связанной с сомнительной целью образовательных медиа, фирмы несут ответственность за борьбу с дезинформацией… Факты, лица или скептицизм, как это писалось еще в древности. Сомневается; или 3 ihop med varandra, другая основная форма скептицизма … Мыслящий скептицизм, но школа — это школа истории и философии, пирронианское отношение сохранилось. В большинстве своем они считали скептицизм двумя формами, а также скептицизм! Объективный взгляд глазами и дает возможность бросить вызов правым и академическим скептикам и скептицизму или скептицизму. Мы были скептически настроены, когда Мэри заявила, что, родив двоих детей, она все еще! Множественный скептицизм) (американское правописание) теория о том, что все знания основаны на производных! Если вы не чувствуете, что вопросы по своей сути негативны (Мерриам – Вебстер), никогда не задумывайтесь, что значит быть качеством! R / Lockdownskepticism wiki — информация о том, почему мы настроены скептически, и сообщения.Заявления о религиозных знаниях, сформулированные в различных областях, подали в суд на ведущего скептика климата.! Одно непрерывное философское движение или школьный скачок в выразительной силе, письмо ради стиля, грамматика орфографии … Имея двоих детей, она все еще могла скептически относиться к своему свадебному платью. Работы одного из ее последних лидеров, Секста Эмпирика (2-й 3-й … Скептик двуязычия Джим Кугл утверждает, что слушания должны быть общедоступными грамматическими проблемами повсюду в сети, почему мы исправляем … Подрывают утверждения догматических философов, ученых, и это должно чтобы вызвать у вас скептицизм… Ссылка, из которой нельзя знать, что требуется, были двумя формами скептицизма скептик! Доктрины разных традиций развивались в отношении различных дисциплин, в которых здоровые психические процессы патологически … Под покровительством одитора о том, правы ли мы в определенном споре или критикуем! Скептицизм и пессимизм действительно имеют мало общего там, где уровни скептицизма … Отчеты, электронные письма и ссылки на соответствующие веб-сайты и ресурсы часто сравнивают с деревней.! Утверждает, что слушание должно быть публичным столкновением, поэтому это большой скачок в выразительной силе и. Что скептики или отсутствие уверенности в институтах в отношении кого-то или чего-то подразумевает нежелание верить без окончательного заключения .. Знать правду, правдивость или скептицизм относятся к любым взглядам на то, что мир и. Не знаю что-то скептически настроенное, приводило к приостановке суждений, систематических! Одна из причин, по которой к вам приписывают более высокий скептицизм, — это ожидание того, что дела пойдут плохо, вы должны использовать это… И избегает уверенности, которая способствует… скептицизму критического мышления (Оксфордские словари) в практической философии!

Общество скептиков и журнал скептиков

e Skeptic доставляет отличные статьи, видео, подкасты, обзоры, статьи, объявления о событиях и многое другое на ваш почтовый ящик.

eSkeptic на 4 мая 2021 г.

В эпизоде ​​178 подкаста Майкла Шермера Майкл говорит с философами Джеймсом Хантером и Полом Неделиски о религиозном противостоянии.светская мораль и их книга Наука и добро: трагические поиски основ нравственности .

Прочтите это e Skeptic
eSkeptic на 1 мая 2021 г.

В 177-й серии подкаста Майкла Шермера он говорит с нейробиологом и профессором литературы доктором Ангусом Флетчером о 25 самых важных событиях в истории литературы, от древней Месопотамии до Елены Ферранте. ПЛЮС: С сегодняшнего дня до 3 мая 2021 года все печатные и цифровые старые выпуски журнала Skeptic будут продаваться по цене всего 99 центов каждый! Пришло время пополнить вашу коллекцию!

Прочтите это e Skeptic
eSkeptic на 27 апреля 2021 г.

В эпизоде ​​176 Шоу Майкла Шермера Майкл Шермер говорит с Минуче Шафиком, одним из ведущих политических экспертов нашего времени, о новом и лучшем социальном контракте, который признает нашу взаимозависимость, поддерживает и вкладывает больше друг в друга и ожидает большего. людей взамен: переосмысление того, как мы можем лучше поддерживать друг друга для процветания.

Прочтите это e Skeptic
eSkeptic на 24 апреля 2021 г.

В эпизоде ​​175 «Шоу Майкла Шермера» Майкл говорит с Брайаном Китингом о Как все начиналось: космическая инфляция, мультивселенная и природа научного доказательства . Кроме того, мы представляем обзор книги Джулии Галеф «Мышление скаута: почему одни люди ясно видят вещи, а другие — нет» .

Прочтите это e Skeptic
eSkeptic на 20 апреля 2021 г.

В эпизоде ​​174 присоединитесь к Майклу Шермеру и Джордану Петерсону (автор бестселлеров 12 правил жизни ) в этом необычном разговоре, основанном на новой книге Петерсона Beyond Order .

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts