Что означает добродетель: Добродетели: что это? Список добродетелей

Содержание

ЗНАЧЕНИЕ ДОБРОДЕТЕЛИ (ЧТО ЭТО ТАКОЕ, ПОНЯТИЕ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ) — РЕЛИГИЯ И ДУХОВНОСТЬ

Что такое добродетель:

Добродетель называется человеческим качеством человека, для которого характерно хорошее и правильное поведение. Таким образом, это моральное качество считается хорошим. Это может также относиться к эффективности определенных вещей, чтобы произвести определенные эффекты.

Слово добродетель как таковое происходит от латинского virtus , virtūtis , и происходит от латинского слова vir , что означает «человек», «человек», поскольку оно относится к качеству ценности, ассоциируемой с мужским в древней мысли.





В этом смысле добродетель может обозначать силу, энергию или ценность, которую человек представляет в определенных ситуациях: «Несмотря на то, что с ней случилось, Магдалена продемонстрировала добродетель всегда двигаться вперед». Следовательно, можно также говорить о добродетели, чтобы ссылаться на целостность чьего-либо характера.

Добродетель, как таковая, может быть проверена у людей с моральной честностью, желающих вести себя в соответствии с тем, что справедливо, с тем, что в моральном смысле правильно.





Следовательно, добродетель также распознается в добродетельных действиях и в правильном способе поведения. Следовательно, в повседневном языке термин добродетель также используется для обозначения качеств человека, который хорошо работает.

С другой стороны, добродетель также может быть использована для обозначения эффективности определенных вещей, чтобы произвести или вызвать положительный эффект: «Куриный бульон моей матери обладает достоинством воспитания мертвого человека», «Алоэ Вера обладает впечатляющими целебными достоинствами» ,





Во множественном числе добродетели, согласно католической доктрине, являются ангелами, несущими благодать и отвагу, чья основная миссия состоит в том, чтобы совершать божественные действия на Земле. Они также широко известны под именем ангелов-хранителей и являются частью пятого хора.

Моральная добродетель

Моральная добродетель обычно называется привычкой делать добро. Как таковая, добродетель — это положительное качество, которое относится к совершенству в поведении или способе поведения, и в этом смысле оно противопоставлено пороку или пороку.





В своей философии Аристотель считал, что добродетель находится в умеренности, то есть в балансе между крайностями дефекта и избытком. Следовательно, моральные добродетели относятся к добру и подчиняются руководящим принципам этики.

Основные добродетели

Основными добродетелями являются благоразумие, справедливость, сила и сдержанность. Согласно Платону, справедливость была важнейшей добродетелью системы кардинальных добродетелей, поскольку, по его словам, из понимания этого человек мог получить доступ к остальным трем. Кардинальные добродетели как таковые считаются неотъемлемой основой моральных добродетелей человека.





Богословские добродетели

Согласно Библии, богословские добродетели — это вера, надежда и милосердие. В этом смысле они добродетели, которые имеют Бога в качестве своего объекта. Следовательно, это сам Создатель, который вселил их в души людей.

Добродетель – HiSoUR История культуры

Добродетель – это моральное совершенство. Добродетель – это черта или качество, которые считаются морально хорошими и, следовательно, ценятся как основа принципа и хорошего морального бытия. Личные добродетели являются характеристиками, которые ценятся как способствующие развитию коллективного и индивидуального величия Другими словами, это поведение, которое демонстрирует высокие моральные стандарты. Делать то, что правильно, и избегать того, что неправильно. Противоположностью добродетели является порок.

Четыре классических основных достоинства в христианстве – это умеренность, благоразумие, смелость и справедливость. Христианство черпает три теологических достоинства веры, надежды и любви (милосердия) из 1-го Коринфянам Вместе они составляют семь достоинств.  Четыре брахмавихары буддизма («божественные состояния») можно рассматривать как добродетели в европейском смысле. Согласно книге Нитобе Иназо «Бусидо: душа Японии», японский кодекс Бушидо характеризуется восемью основными достоинствами, включая честность, героическое мужество и праведность.

Древний Египет
Во времена египетской цивилизации, Маат или Маат (как принято называть * [muʔ.ʕat]), также записанный как mat или mayet, был древнеегипетским понятием истины, равновесия, порядка, закона, морали и справедливости. Маат также олицетворял собой богиню, управляющую звездами, временами года и действиями смертных и божеств. Божества устанавливают порядок вселенной из хаоса в момент творения. Ее (идеологическим) коллегой был Исфет, который символизировал хаос, ложь и несправедливость.

Греко-римская античность

Платоническая добродетель
Четыре классических кардинальных достоинства:

сдержанность: σωφροσύνη (sōphrosynē)
благоразумие: φρόνησις (phronēsis)
смелость: ἀνδρεία (andreia)
справедливость: δικαιοσύνη (dikaiosynē)

Это перечисление восходит к греческой философии и было перечислено Платоном в дополнение к благочестию: ὁσιότης (hosiotēs), за исключением того, что мудрость заменила благоразумие как добродетель.  Некоторые ученые считают, что любая из четырех вышеуказанных комбинаций добродетели взаимно сводима и, следовательно, не является кардинальной.

Неясно, были ли множественные добродетели более поздней конструкции, и согласился ли Платон с единым взглядом на добродетели. Например, в Протагоре и Мено он утверждает, что отдельные добродетели не могут существовать независимо, и предлагает в качестве доказательства противоречия действия с мудростью, но несправедливым образом; или действуя с храбростью (стойкостью), но без мудрости.

Аристотелевская добродетель
В своей работе «Никомахова этика» Аристотель определил добродетель как точку между недостатком и избытком черты. Точка величайшей добродетели лежит не в точной середине, а в золотой середине, иногда ближе к одной из крайностей, чем к другой. Однако добродетельное действие – это не просто «среднее» (математически говоря) между двумя противоположными крайностями. Как говорит Аристотель в «Никомаховой этике»: «в правильное время о правильных вещах, о правильных людях, о правильном конце и правильном пути – это промежуточное и наилучшее условие, и это присуще добродетели».  Это не просто разделение разницы между двумя крайностями. Например, щедрость – это добродетель между двумя крайностями скупости и расточительности. Дополнительные примеры включают в себя: смелость между трусостью и безрассудством, и уверенность между самоуничижением и тщеславием. В смысле Аристотеля добродетель – это превосходство в том, чтобы быть человеком.

Благоразумие и добродетель
Сенека, римский стоик, сказал, что совершенная осторожность неотличима от совершенной добродетели. Таким образом, при рассмотрении всех последствий разумный человек будет действовать так же, как добродетельный человек. Такое же обоснование было высказано Платоном в Протагоре, когда он писал, что люди действуют только так, как они чувствуют, принесут им максимум пользы. Недостаток мудрости приводит к тому, что выбор становится неправильным, а не разумным. Таким образом, мудрость является центральной частью добродетели. Платон понимал, что, поскольку добродетель является синонимом мудрости, ей можно научить, и эту возможность он ранее не учитывал.  Затем он добавил «правильное убеждение» в качестве альтернативы знанию, предложив, что знание – это просто правильное убеждение, которое было продумано и «привязано».

Римские добродетели
Сам термин «добродетель» происходит от латинского «виртус» (олицетворением которого было божество Виртус) и имел коннотации «мужественность», «честь», достоинство почтительного уважения и гражданский долг как гражданина. и солдат. Эта добродетель была лишь одной из многих добродетелей, которые римляне с хорошим характером должны были служить примером и передаваться из поколения в поколение, как часть Мос Майорум; предковые традиции, которые определяли “римский язык”. Римляне проводили различие между сферами частной и общественной жизни, и, таким образом, добродетели были также разделены между теми, которые считаются находящимися в сфере частной семейной жизни (как жили и учили паперфамилии), и теми, которые ожидали от выдающегося римского гражданина.

Большинство римских представлений о добродетели также олицетворяли собой божество божества.  Основные римские добродетели, как государственные, так и частные, были:

Abundantia: «Изобилие, изобилие» Идеал, когда достаточно еды и процветания для всех слоев общества. Общественная добродетель.
Auctoritas – «духовный авторитет» – чувство социального положения, созданное на основе опыта, Pietas и Industria. Это считалось необходимым для способности магистрата обеспечивать соблюдение законности и порядка.
Comitas – «юмор» – простота манеры, вежливость, открытость и дружелюбие.
Констанция – «настойчивость» – военная выносливость, а также общая умственная и физическая выносливость перед лицом трудностей.
Клеменция – «милосердие» – кротость и кротость, а также способность откладывать прежние проступки.
Dignitas – «достоинство» – чувство собственного достоинства,
Disciplina – «дисциплина» – считается необходимым для военного превосходства; также подразумевает приверженность правовой системе и соблюдение гражданских обязанностей.
Fides – «добросовестность» – взаимное доверие и взаимные отношения как в правительстве, так и в торговле (государственные дела), нарушение означало правовые и религиозные последствия.
Firmitas – «упорство» – сила духа и способность придерживаться своей цели без колебаний.
Frugalitas – «бережливость» – экономичность и простота в образе жизни, хотят того, что мы должны иметь, а не того, что нам нужно, независимо от материальных ценностей, авторитета или желаний, у человека всегда есть степень чести.
Гравитас – «гравитация» – ощущение важности рассматриваемого вопроса; ответственность и быть серьезным.
Honestas – «респектабельность» – образ и честь, которые каждый представляет как респектабельный член общества.
Humanitas – «человечность» – утонченность, цивилизация, обучение и вообще культура.
Индустрия – «трудолюбие» – тяжелый труд.
Innocencia – «бескорыстный» – римская благотворительность, всегда дающая без ожидания признания, всегда дающая, не ожидая никакой личной выгоды, неподкупность – это отвращение к предоставлению всей власти и влияния со стороны государственных должностей, чтобы увеличить личную выгоду, чтобы наслаждаться нашей личной или общественной жизнью и лишить наше сообщество их здоровья, достоинства и нашего чувства морали,
Летиция – «Радость, радость» – празднование дня благодарения, часто разрешения кризиса, общественной добродетели.
Nobilitas – «Дворянство» – Человек прекрасной внешности, достойный чести, высоко ценимый социальный ранг и, или, благородство рождения, общественная добродетель.
Justitia – «справедливость» – чувство моральной ценности для действия; олицетворение богини Иустития, римский аналог греческой Фемиды.
Pietas – «послушание» – больше, чем религиозное благочестие; уважение к естественному порядку: социально, политически и религиозно. Включает идеи патриотизма, выполнения благочестивых обязательств перед богами и почитания других людей, особенно с точки зрения отношений между покровителем и клиентом, которые считаются необходимыми для упорядоченного общества.
Пруденция – «благоразумие» – предвидение, мудрость и личное усмотрение.
Salubritas – «целостность» – общее здоровье и чистота, воплощенные в божестве Салуса.
Severitas – «суровость» – самоконтроль, который, как считается, напрямую связан с достоинствами авторитета.
Веритас – «правдивость» – честность в общении с другими, олицетворяемая богиней Веритас.  Веритас, будучи матерью Виртуса, считался корнем всех добродетелей; человек, ведущий честную жизнь, должен был быть добродетельным.
Виртус – «мужественность» – доблесть, превосходство, смелость, характер и ценность. «Vir» в переводе с латыни означает «человек».

Семь небесных добродетелей
В 410 г. н.э. Аврелий Прудентий Клеменс перечислил семь «небесных добродетелей» в своей книге «Психомахия» («Битва душ»), которая представляет собой аллегорическую историю конфликта между пороками и добродетелями. Изображенные достоинства:

целомудрие
трезвости
благотворительность
трудолюбие
терпение
доброта
смирение.

Рыцарские добродетели в средневековой Европе
В 8 веке по случаю его коронации император Священной Римской империи Карл Великий опубликовал список рыцарских добродетелей:

Любовь Бога
Любовь ваш сосед
Дайте милостыню бедным
незнакомыми Развлекать
навещать больных
очисти заключенным
ли плохо , чтобы ни один человек, не соглашайся к такие
Простите , как вы надеетесь быть прощены
Выкупить пленного
Помощь угнетенных
защищать дело вдовы и сироты
Рендер праведного суда
не согласие на неверном
упорствовать не в гнев
Shun избытке в еде и питье
Смирись и добрый
Подавать ваш сюзерена верно
не кради
не оговаривать себя и не позволить другим сделать это
Зависть, ненависть и насилие отдельных людей от Царство Божие
Защищать Церковь и продвигать ее дело.

Религиозные традиции
Вера бахаи
В Вере бахаи добродетели – это прямые духовные качества, которыми обладает человеческая душа, унаследованные от мира Бога. Развитие и проявление этих добродетелей является темой «Скрытых слов Бахауллы», и они очень подробно обсуждаются как основа вдохновленного Богом Абдул-Баха обществом в таких текстах, как «Тайна божества». Цивилизация.

Буддизм
Буддийская практика, изложенная в Благородном Восьмеричном Пути, может рассматриваться как прогрессивный список достоинств.

Правильный взгляд – Осознание Четырех Благородных Истин (самьяг-ваяма, самма-ваяма).
Правильное Осознание – Умственная способность видеть вещи такими, какие они есть, с чистым сознанием (самьяк-смрити, самма-сати).
Правильная концентрация – Целостная однонаправленность ума (самьяк-самадхи, самма-самадхи).

Четыре брахмавихары буддизма («Божественные состояния») можно более правильно рассматривать как добродетели в европейском смысле. Они есть:

Метта / Майтри: любящая доброта ко всем; надежда, что с человеком будет хорошо; любящая доброта – это желание, чтобы все живые существа, без каких-либо исключений, были счастливы.
Каруна: сострадание; надежда на то, что страдания человека уменьшатся; сострадание – это желание, чтобы все живые существа освободились от страданий.
Мудита: альтруистическая радость в достижениях человека, самого себя или другого; Сочувствующая радость – это здоровое отношение радости счастья и достоинств всех живых существ.
Упекха / Упекша: невозмутимость или умение принимать потерю и выгоду, похвалу и вину, успех и неудачу с отрешенностью, в равной степени, для себя и для других. Беспристрастность означает не проводить различие между другом, врагом или незнакомцем, но рассматривать каждого разумного человека как равного. Это ясное спокойное состояние ума – его не одолевают заблуждения, умственная тупость или волнение.

Есть также парамиты («совершенства»), которые являются кульминацией приобретения определенных добродетелей. В каноническом буддвамсе буддизма тхеравады есть десять совершенств (даша парамийо). В Буддизме Махаяны, Лотосовой Сутре (Саддхармапундарике), есть Шесть Совершенств; в то время как в Сутре Десять Стадий (Дасабхумика) перечислены еще четыре Парамиты.

Христианство
В христианстве тремя богословскими добродетелями являются вера, надежда и любовь, список, который составлен из 1 Коринфянам 13:13 (νυνὶ δὲ μένει πίστις gunis (вера), ἐλπίς elpis (надежда), ἀγάπη agape (любовь), τὰ ρρία ταῦα • μείζων δὲ τούτων ἡ ἀγάπη). В той же главе описывается любовь как величайшая из трех, и далее определяется любовь как «терпеливая, добрая, не завистливая, хвастливая, высокомерная или грубая». (Христианская добродетель любви иногда называют милосердием, а в других случаях греческое слово agape используется для противопоставления любви Бога и любви человечества к другим типам любви, таким как дружба или физическая привязанность.)

Христианские ученые часто добавляют четыре греческие кардинальные добродетели (благоразумие, справедливость, умеренность и смелость) к богословским добродетелям, чтобы дать семь добродетелей; например, эти семь описаны в катехизисе католической церкви, разделы 1803–1829.

Библия упоминает дополнительные добродетели, такие как «Плод Святого Духа», найденный в Галатам 5: 22-23: «Напротив, плод Духа это доброжелательная любовь: радость, мир, долготерпение, доброта, доброжелательность, верность, мягкость и самообладание. Против такого закона нет абсолютно никакого закона “.

В эпоху средневековья и эпохи Возрождения был представлен ряд образцов греха, перечисляющих семь смертных грехов и достоинства, противопоставленные каждому.

(SIN) латынь добродетель (Латиница)
гордыня Superbia Смирение Humilitas
завидовать Invidia доброжелательность Benevolentia
Обжорство Гула умеренность Temperantia
похоть Luxuria целомудрие Castitas
Гнев Айра Терпение Patientia
Жадность Avaritia Благотворительная деятельность Caritas
леность апатия старательность Industria

Даосизм
«Добродетель», в переводе с китайского де (德), также является важным понятием в китайской философии, особенно даосизме.  Де (китайский язык: 德; пиньинь: де; Уэйд-Джайлз: т. Е.) Первоначально означало нормативное «добродетель» в смысле «личностный характер; внутренняя сила; целостность», но семантически изменилось на моральное «добродетель; доброта; мораль». Обратите внимание на семантическую параллель для английской добродетели с архаичным значением «внутренняя энергия; божественная сила» (как в «благодаря») и современной «моральное превосходство; доброта».

В ранние периоды конфуцианства моральные проявления «добродетели» включают в себя рен («человечность»), сяо («сыновнее благочестие») и ли («правильное поведение, выполнение ритуалов»). Понятие рен – по мнению Саймона Лейса – означает «человечность» и «доброта». Изначально Рен имел архаичное значение в Конфуцианской книге стихов «мужественность», но постепенно приобрел оттенки этического значения. Некоторые ученые считают добродетели, определенные в раннем конфуцианстве, нетеистической философией.

Даосская концепция Де, по сравнению с конфуцианством, является более тонкой и относится к «добродетели» или способности, которую человек реализует, следуя Дао («Пути»).  Одна важная нормативная ценность в большинстве китайского мышления заключается в том, что социальный статус человека должен быть результатом количества добродетелей, которые он демонстрирует, а не его рождения. В «Анактах» Конфуций объясняет де следующее: «Тот, кто осуществляет управление посредством своей добродетели, можно сравнить с северной полярной звездой, которая сохраняет свое место, и все звезды поворачиваются к ней». В более поздние периоды, особенно в период династии Тан, конфуцианство, как оно практиковалось, впитывало и смешивало свои собственные представления о добродетелях с даосизмом и буддизмом.

Добродетель Индуизма – широко обсуждаемая и развивающаяся концепция в древних священных писаниях Индуизма. Сущность, потребность и ценность добродетели объясняются в индуистской философии как нечто, что не может быть навязано, но как то, что каждый человек осознает и добровольно выполняет. Например, Апастамба объяснил это так: «добродетель и порок не говорят о том, что мы здесь; ни боги, ни гандхарвы, ни предки не могут убедить нас – это правильно, это неправильно; добродетель – это неуловимое понятие, оно требует от каждого мужчины и женщины тщательного и постоянного осмысления, прежде чем оно станет частью его жизни.

Добродетели ведут к пунье (санскрит: holy, святая жизнь) в индуистской литературе; в то время как пороки ведут к папе (санскрит: पाप, грех). Иногда слово пунья используется взаимозаменяемо с добродетелью.

Добродетели, составляющие дхармическую жизнь, то есть моральную, этическую, добродетельную жизнь, развиваются в ведах и упанишадах. Со временем новые добродетели были концептуализированы и добавлены древними индуистскими учеными, некоторые заменены, другие объединены. Например, Манусамхита изначально перечислил десять добродетелей, необходимых для того, чтобы человек жил дхармической жизнью: Дрити (смелость), Кшама (прощение), Дама (воздержание), Астея (Не-жадность / не воровство), Сауча (внутренняя чистота) Индрияни-граха (контроль чувств), дхи (рефлексивная рассудительность), видья (мудрость), сатьям (правдивость), акродха (свобода от гнева). В более поздних стихах этот список был сокращен до пяти добродетелей одним и тем же ученым путем слияния и создания более широкой концепции.  Более короткий список добродетелей стал: Ахимса (ненасилие), Дама (сдержанность), Астея (ненасилие / не воровство), Сауча (внутренняя чистота),

«Бхагавад-гита» – считающаяся одним из воплощений исторического индуистского обсуждения добродетелей и аллегорического спора о том, что правильно, а что – нет, утверждает, что некоторые добродетели не всегда всегда абсолютны, но иногда связаны; например, это объясняет, что такое достоинство, как Ахимса, должно быть пересмотрено, когда кто-то сталкивается с войной или насилием из-за агрессивности, незрелости или невежества других.

ислам
В исламе Коран, как полагают, является буквальным словом Бога и окончательным описанием добродетели, в то время как Мухаммед считается идеальным примером добродетели в человеческой форме. Основой исламского понимания добродетели было понимание и толкование Корана и практики Мухаммеда. Его значение всегда было в контексте активного подчинения Богу в унисон. Движущей силой является представление о том, что верующие должны «предписывать добродетельному и запрещать порочному» (ал-амр би-л-маруф ва-н-нахй шани-л-мункар) во всех сферах жизни (Коран). 3: 110). Другим ключевым фактором является вера в то, что человечество получило способность распознавать волю Бога и соблюдать ее. Эта способность наиболее важно включает в себя размышления над смыслом существования. Следовательно, Считается, что независимо от окружающей среды люди несут моральную ответственность за подчинение воле Бога. Проповедь Мухаммеда привела к «радикальному изменению моральных ценностей, основанных на санкциях новой религии и нынешней религии, а также страха перед Богом и последним судом». Позже мусульманские ученые расширили религиозную этику священных писаний в огромных деталях.

В хадисах (исламских традициях) Ан-Навас бен Саман сообщает:

Пророк Мухаммед сказал: «Добродетель – это добро, а грех – это то, что порождает сомнение, и вам не нравится, когда люди это знают».
– Сахих Муслим, 32: 6195, Сахих Муслим, 32: 6196

Wabisah bin Ma’bad сообщил:

«Я пошел к Посланнику Божьему, и он спросил меня:« Вы пришли, чтобы узнать о добродетели? »Я ответил утвердительно.  Затем он сказал: «Спроси свое сердце об этом. Добродетель – это то, что содержит душу и утешает сердце, а грех – это то, что вызывает сомнения и тревожит сердце, даже если люди объявляют это законным и выдают приговоры по таким вопросам снова и снова ».
– Ахмад и Ад-Дарми

Добродетель, как видно из противостояния греху, называется thawāb (духовная заслуга или награда), но есть и другие исламские термины для описания добродетели, такие как faḍl («щедрость»), taqwa («благочестие») и ṣalāḥ («праведность»). Для мусульман соблюдение прав других людей считается важным строительным блоком ислама. Согласно мусульманским верованиям, Бог простит отдельные грехи, но плохое обращение с людьми и несправедливость по отношению к другим будут прощены только ими, а не Богом.

Джайнизм
В джайнизме достижение просветления возможно только в том случае, если искатель обладает определенными достоинствами. Все джайны должны принять пять обетов ахимсы (ненасилия), сатья (правдивости), астеи (не воровать), апариграха (не привязанность) и брахмачарьи (безбрачие), прежде чем стать монахом.  Эти обеты излагаются тиртханкарами. Другие добродетели, которым должны следовать как монахи, так и миряне, включают прощение, смирение, сдержанность и прямолинейность. Эти обеты помогают искателю вырваться из кармических оков, тем самым вырвавшись из цикла рождения и смерти, чтобы достичь освобождения.

Иудаизм
Любовь к Богу и соблюдение его законов, в частности Десяти заповедей, являются центральными в еврейских представлениях о добродетели. Мудрость олицетворяется в первых восьми главах Книги Притчей и является не только источником добродетели, но и изображена как первое и лучшее творение Бога (Притчи 8: 12-31).

Классическое изложение золотого правила пришло от раввина Гилеля Старшего первого века. Известный в еврейской традиции как мудрец и ученый, он связан с развитием Мишны и Талмуда и, как таковой, одной из самых важных фигур в еврейской истории. На вопрос о кратком изложении иудейской религии Гилель ответил (по общему мнению, стоя на одной ноге): «То, что для тебя ненавистно, не делай ближнему своему. Это вся Тора. Остальное – комментарий». иди учись. ”

Самурайская добродетель
В Хагакуре Ямамото Цунетомо заключает свои взгляды на «добродетель» в четыре обета, которые он произносит ежедневно:

Никогда не быть превзойденным на пути самураев или бусидо.
Быть полезным для мастера.
Быть сыновней к моим родителям.
Проявлять великое сострадание и действовать ради Человека.

Ямамото продолжает:

Если человек каждое утро посвящает эти четыре обета богам и буддам, он будет иметь силу двух человек и никогда не отступит. Нужно лезть вперед, как червяк, понемногу. Боги и Будды тоже сначала начали с обета.

Код Бушидо характеризуется семью достоинствами:

Rectitude (義, gi)
Мужество (勇, yuu)
Доброжелательность (仁, jin)
Уважение (礼, rei)
Честность (誠, sei)
Честь (誉, yo)
Лояльность (忠, chuu)

Другие, которые иногда добавляются к этим:

Филиал благочестия (孝, кō)
Мудрость (智, чи)
Забота о престарелых (悌, тэй)

Взгляды философов

Валлувар
В то время как религиозные писания обычно рассматривают дхарму или ахам (тамильский термин «добродетель») как божественную добродетель, Валлувар описывает ее как образ жизни, а не как какое-либо духовное соблюдение, способ гармоничной жизни, который ведет к всеобщему счастью.  По этой причине Valluvar держит a asam в качестве краеугольного камня на протяжении всего периода написания Куральской литературы. Валлувар считал справедливость аспектом или продуктом арама. В то время как древнегреческие философы, такие как Платон, Аристотель и их потомки, полагали, что справедливость не может быть определена и что это была божественная тайна, Валлувар положительно предположил, что божественное происхождение не требуется для определения понятия справедливости. По словам В.Р. Недунчезияна, справедливость по Валлувару «обитает в умах тех, кто знает стандарты добра и зла;

Рене Декарт
Для философа-рационалиста Рене Декарта добродетель заключается в правильных рассуждениях, которыми должны руководствоваться наши действия. Люди должны стремиться к суверенному благу, которое Декарт, следуя Зенону, отождествляет с добродетелью, поскольку это приносит твердое блаженство или удовольствие. Для Эпикура суверенное благо было удовольствием, и Декарт говорит, что на самом деле это не противоречит учению Зенона, потому что добродетель производит духовное удовольствие, которое лучше телесного удовольствия.  Что касается мнения Аристотеля о том, что счастье зависит от товаров удачи, Декарт не отрицает, что эти товары способствуют счастью, но отмечает, что они в значительной степени находятся вне его собственного контроля, тогда как его ум находится под полным контролем.

Иммануил Кант
Иммануил Кант в своих «Наблюдениях за ощущением прекрасного и возвышенного» выражает истинную добродетель как отличающуюся от того, что обычно известно об этой моральной черте. По мнению Канта, быть добросердечным, доброжелательным и сочувствующим не считается истинной добродетелью. Единственный аспект, который делает человека действительно добродетельным, – это вести себя в соответствии с моральными принципами. Кант приводит пример для большего разъяснения; предположим, что вы встретили нуждающегося человека на улице; если ваша симпатия побуждает вас помочь этому человеку, ваш ответ не иллюстрирует вашу добродетель. В этом примере, поскольку вы не позволяете помогать всем нуждающимся, вы вели себя несправедливо, и это выходит за рамки принципов и истинной добродетели.  Кант применяет подход четырех темпераментов, чтобы отличить действительно добродетельных людей. Согласно Канту,

Фридрих Ницше
Взгляд Фридриха Ницше на добродетель основан на идее ранга среди людей. Для Ницше добродетели сильных воспринимаются слабыми и рабскими как пороки, поэтому этика добродетелей Ницше основана на его различии между господствующей моралью и рабской моралью. Ницше пропагандирует добродетели тех, кого он называет «высшими людьми», таких людей, как Гете и Бетховен. Добродетели, которые он хвалит в них, являются их творческими способностями («люди великого творчества» – «действительно великие люди, согласно моему пониманию» (WP 957)). По словам Ницше, эти высшие типы одиноки, преследуют «объединяющий проект», уважают себя и являются здоровыми и жизнеутверждающими. Поскольку смешивание со стадом составляет одну основу, высший тип «инстинктивно стремится к цитадели и секретности, где он спасен от толпы, многие, подавляющее большинство… »(BGE 26). «Высший тип» также «инстинктивно ищет тяжелые обязанности» (WP 944) в форме «организующей идеи» для своей жизни, которая побуждает их к художественному и творческому труду и дает им психологическое здоровье и силу.  Тот факт, что высшие типы «здоровы» для Ницше, не столько относится к физическому здоровью, сколько к психологической устойчивости и стойкости. Наконец, Высший тип утверждает жизнь, потому что он готов принять вечное возвращение своей жизни и подтвердить это навсегда и безоговорочно. что побуждает их к художественной и творческой работе и дает им психологическое здоровье и силу. Тот факт, что высшие типы «здоровы» для Ницше, не столько относится к физическому здоровью, сколько к психологической устойчивости и стойкости. Наконец, Высший тип утверждает жизнь, потому что он готов принять вечное возвращение своей жизни и подтвердить это навсегда и безоговорочно. что побуждает их к художественной и творческой работе и дает им психологическое здоровье и силу. Тот факт, что высшие типы «здоровы» для Ницше, не столько относится к физическому здоровью, сколько к психологической устойчивости и стойкости. Наконец, Высший тип утверждает жизнь, потому что он готов принять вечное возвращение своей жизни и подтвердить это навсегда и безоговорочно.

В последнем разделе «За добром и злом» Ницше обрисовывает свои мысли о благородных добродетелях и ставит одиночество как одно из высших добродетелей:

И сохранить контроль над своими четырьмя добродетелями: смелость, проницательность, сочувствие, одиночество. Потому что одиночество для нас является добродетелью, поскольку это возвышенная склонность и импульс к чистоте, который показывает, что контакт между людьми («обществом») неизбежно делает вещи нечистыми. Где-то, когда-то, каждое сообщество делает людей «базой» (BGE §284)

Ницше также считает правдивость добродетелью:

Подлинная честность, предполагая, что это наша добродетель, и мы не можем от нее избавиться, мы освобождаем духи – тогда мы захотим работать над ней со всей нашей любовью и злобой, а не уставать от «совершенствования» в себе. наше достоинство, единственное, что у нас осталось: пусть его слава прекратится, как позолоченный, синий вечерний блеск насмешек над этой стареющей культурой и ее унылой и мрачной серьезностью! (Вне добра и зла, §227)

Бенджамин Франклин
Это те достоинства, которые Бенджамин Франклин использовал для развития того, что он назвал «моральным совершенством».  У него был контрольный список в тетради, чтобы каждый день измерять, как он соответствовал своим добродетелям.

Они стали известны благодаря автобиографии Бенджамина Франклина.

Умеренность: ешьте не до тупости. Пейте не на возвышение.
Молчание: не говорите, но что может принести пользу другим или вам самим. Избегайте пустяковых разговоров.
Порядок: пусть все ваши вещи имеют свои места. Пусть каждая часть вашего бизнеса имеет свое время.
Решение: Решите выполнить то, что вы должны. Выполните в обязательном порядке то, что вы решаете.
Бережливость: не делай никаких расходов, но делай добро другим или себе; т.е. ничего не теряй.
Промышленность: не теряй времени. Будьте всегда заняты чем-то полезным. Отрежьте все ненужные действия.
Искренность: не используйте вредный обман. Думай невинно и справедливо; и, если вы говорите, говорите соответственно.
Справедливость: не ошибся, нанеся травмы или пропустив те преимущества, которые являются вашей обязанностью.
Умеренность: избегайте крайностей. Воздерживайтесь от обиды на Раны настолько, насколько вы думаете, они заслуживают.
Чистота: не выносить нечистоты в теле, одежде или жилище.
Спокойствие: Не беспокойтесь ни в Мелочах, ни в авариях, общих или неизбежных.
Целомудрие: редко используйте Venery, но для здоровья или потомства; Никогда не притупляйте, не ослабляйте и не причиняйте вред своему собственному или чужому миру или репутации.
Смирение: подражать Иисусу и Сократу.

Современные взгляды

Добродетели как эмоции
Марк Джексон в своей книге «Эмоции и Психея» выдвигает новое развитие добродетелей. Он определяет добродетели как то, что он называет добрыми эмоциями. «Первая группа, состоящая из любви, добра, радости, веры, благоговения и жалости, хороша». Эти добродетели отличаются от более ранних представлений о добродетелях, поскольку они не являются чертами характера, выражаемыми действием, но эмоции, которые нужно ощущать и развивать, чувствуя, что они не действуют.

В объективизме
Айн Рэнд считала, что ее мораль, мораль разума содержала одну аксиому: существование существует и единственный выбор: жить. Все ценности и достоинства исходят из них. Чтобы жить, человек должен иметь три фундаментальные ценности, которые он развивает и достигает в жизни: разум, цель и самооценка. Ценность – это «то, что действует, чтобы получить и / или сохранить… и добродетель – действие, благодаря которому он получает и / или сохраняет». Главной добродетелью в объективистской этике является рациональность, которая, как говорил Рэнд, означает «признание и принятие разума как единственного источника знаний, единственного судьи ценностей и единственного руководства к действию». Эти ценности достигаются путем страстных и последовательных действий, а достоинства являются политикой для достижения этих фундаментальных ценностей. Айн Рэнд описывает семь достоинств: рациональность, продуктивность, гордость, независимость, честность, честность и справедливость. Первые три представляют три основных достоинства, которые соответствуют трем основным ценностям, в то время как последние четыре являются производными от рациональности.  Она утверждает, что добродетель не является самоцелью, что добродетель не является ее собственной наградой или жертвенным кормом для награды зла, что жизнь – это награда добродетели, а счастье – это цель и награда жизни. У человека есть один основной выбор: думать или нет, и это мера его добродетели. Моральное совершенство – это непревзойденная рациональность, а не степень вашего разума, но полное и беспощадное использование вашего разума, не степень ваших знаний, но принятие разума как абсолюта. Первые три представляют три основных достоинства, которые соответствуют трем основным ценностям, в то время как последние четыре являются производными от рациональности. Она утверждает, что добродетель не является самоцелью, что добродетель не является ее собственной наградой или жертвенным кормом для награды зла, что жизнь – это награда добродетели, а счастье – это цель и награда жизни. У человека есть один основной выбор: думать или нет, и это мера его добродетели. Моральное совершенство – это непревзойденная рациональность, а не степень вашего разума, но полное и беспощадное использование вашего разума, не степень ваших знаний, но принятие разума как абсолюта.  Первые три представляют три основных достоинства, которые соответствуют трем основным ценностям, в то время как последние четыре являются производными от рациональности. Она утверждает, что добродетель не является самоцелью, что добродетель не является ее собственной наградой или жертвенным кормом для награды зла, что жизнь – это награда добродетели, а счастье – это цель и награда жизни. У человека есть один основной выбор: думать или нет, и это мера его добродетели. Моральное совершенство – это непревзойденная рациональность, а не степень вашего разума, но полное и беспощадное использование вашего разума, не степень ваших знаний, но принятие разума как абсолюта. эта добродетель не является его собственной наградой или жертвенным кормом для награды зла, что жизнь – это награда добродетели, а счастье – это цель и награда жизни. У человека есть один основной выбор: думать или нет, и это мера его добродетели. Моральное совершенство – это непревзойденная рациональность, а не степень вашего разума, но полное и беспощадное использование вашего разума, не степень ваших знаний, но принятие разума как абсолюта.  эта добродетель не является его собственной наградой или жертвенным кормом для награды зла, что жизнь – это награда добродетели, а счастье – это цель и награда жизни. У человека есть один основной выбор: думать или нет, и это мера его добродетели. Моральное совершенство – это непревзойденная рациональность, а не степень вашего разума, но полное и беспощадное использование вашего разума, не степень ваших знаний, но принятие разума как абсолюта.

В современной психологии
Кристофер Петерсон и Мартин Селигман, два ведущих исследователя позитивной психологии, признавая недостаток, присущий склонности психологии концентрироваться на дисфункции, а не на том, что делает здоровую и стабильную личность, намеревались разработать список «Сильные стороны и добродетели характера». После трех лет обучения было выявлено 24 черты (классифицированные по шести широким областям добродетели), обладающие «удивительным сходством между культурами и убедительно свидетельствующие об исторической и межкультурной конвергенции».  Эти шесть категорий добродетели – это мужество, справедливость, человечность, умеренность, трансцендентность и мудрость. Некоторые психологи предполагают, что эти достоинства адекватно сгруппированы в меньшее количество категорий; например, те же 24 черты были сгруппированы в простые: когнитивные силы, сдержанность,

Порок как противоположность
Противоположностью добродетели является порок. Порок – это обычная, повторяющаяся практика правонарушений. Одним из способов организации пороков является как разложение добродетелей.

Однако, как заметил Аристотель, добродетели могут иметь несколько противоположностей. Добродетели можно считать средним значением между двумя крайностями, как гласит латинская максима в medio stat virtus – в центре лежит добродетель. Например, и трусость и опрометчивость являются противоположностями мужества; вопреки благоразумию являются как чрезмерная осторожность, так и недостаточная осторожность; противоположности гордости (добродетели) – это чрезмерное смирение и чрезмерное тщеславие.  Более «современное» достоинство, терпимость, можно считать средним между двумя крайностями ограниченности, с одной стороны, и чрезмерным принятием, с другой. Следовательно, пороки могут быть определены как противоположности добродетелей, но с оговоркой, что каждая добродетель может иметь много разных противоположностей, отличных друг от друга.

Почему добродетель – слово устаревшее?

Яков Кротов: Сегодняшний наш гость — отец Иннокентий Павлов, священник и богослов. Тема нашей программы — добродетели. С одной стороны, слово «добродетели» прямо ассоциируется с христианством, а с другой стороны, берем Священное Писание и что-то там нет слова «добродетели». В Ветхом Завете просто нет, а в Новом Завете оно встречается у апостола Павла. В общем, я бы сказал, что встречаться-то встречается, но значительно чаще Павел полемизирует с учением о добрых делах. Как это соединить с призывами же Павла к тому, чтобы быть рассудительными, целомудренными и т. д.?

Иннокентий Павлов: Павел там говорит о делах закона, т. е. о делах исполнения обряда. Но с другой стороны, сам Господь Иисус Христос говорит — пусть просветится Ваш свет перед людьми, чтобы Вы видели Ваши добрые дела и прославили Отца Вашего, который на небесах. Но встает вопрос в другом. А что, собственно, понималось и самим Господом нашим, и в первом христианском поколении под добрыми делами? Хочу обратиться к памяти более ранней, чем известная нам форма Евангелия. А тут памятник появляется рубеж 30-х — 40-х годов — это учение Господа нашего Иисуса Христа, данное народом через 12 апостолов. И там есть такие слова, что ни о чем не говори, как о своей собственной, но обо всем имей общение со своим братом. Потому что если вы общники в бессмертном, то тем более в смертном. Здесь речь идет о чем? Тут явное указание на евхаристию. Потому что именно это и есть общение. Сейчас это слово совершенно утратило в русском языке свое первоначальное значение, особенно, в молодежной среде. Если в теле Христовом у Вас общение, то оно должно быть и во всем, т. е. в смертных вещах, имея в виду то, что сейчас бы мы назвали социальной солидарностью — люди имущие восполняют недостаток неимущих, предоставляя им то, в чем они нуждаются. Так это понимало первое христианское поколение. Это очень важно.

Яков Кротов: Это красиво. Но я хочу вернуться к слову «добродетель». Добродетель по определению католического катехизиса — это устойчивое отношение, стабильное расположение, постоянное совершенство. А если попроще, то это привычка. Бывает привычка ко греху, а бывает привычка… И тогда эта привычка добродетель.

Иннокентий Павлов: Тут еще есть такое высокостильное славянское слово «навык».

Яков Кротов: Да. Но если Вы заговорили о том, что проповедовал Спаситель, начиная со Швейцера и Бультмана, богословы ставили акцент на том, что сам Господь полагал, что близок конец света. И, соответственно, говорили они, важно, что нагорная проповедь, другие заповеди Спасителя были прямо связаны с ожиданием, что сейчас все кончится. Это не этика обыденного. Подставь щеку — это говорилось не потому, что всегда подставляй щеку, а потому что в этой ситуации, в которой мы живем последнее время, подставь ты ему щеку, все равно свернется небо, как свиток… Не тот момент, чтобы спорить о мелочах. И тогда выходит, что эта общность имущества и т. д. после смерти Спасителя — может быть. А для самого Спасителя, когда он говорит богатому юноше — раздай имение твое, здесь точно как подставь щеку. В том смысле, чего ты меня мурыжишь из-за мелочей. Сейчас все кончится. Вот она смерть! Раздай то из-за чего ты все время смотришь на часы и все! И тут не нужно никакого навыка. Тут нужно вырваться из круга привычного. Это как бы антидобродетель, антипривычка, сбой условного рефлекса.

Иннокентий Павлов: Вы упомянули Швейцера и Бультмана. Я с ними в данном пункте категорически не согласен. Во-первых, дело в том, что вот этот эпизод с богатым юношей, это не подлинные слова Иисуса, а это была вставка, сделанная уже после катастрофы 70-го года, когда произошла радикальная коммунизация.

Яков Кротов: Вы еще большевизация, скажите.

Иннокентий Павлов: Нет. Коммунио — это и есть общение. Здесь очень интересно. В Евангелии Фомы есть этот же эпизод, который раскрывает исторический контекст. Правда, там уже не юноша, а человек в более зрелом возрасте, который говорит, что, да, я исполняю все, что требует закон. А ему отвечают — как же ты исполняешь, братья твои в наготе и умирают с голода, а у тебя ломятся закрома. Это ситуация, когда Иерусалим потерпел катастрофу, когда дочь очень богатого человека умерла с голоду, потому что зелоты, которые подняли антиримское восстание, просто ее ограбили. Когда наступила катастрофа, это подлинные слова Иисуса, что по причине умножения беззакония во многих охладеет любовь, они вызвали эти эпизоды и эти слова.

Яков Кротов: Мне кажется, что для того чтобы сказать, что враги человеку домашние его, необязательно жить в осажденном Иерусалиме, в осажденном Полоцке или в осажденной Москве. Можно жить в Нью-Йорке, в Париже, в благополучном Стокгольме все равно враги человеку домашние его.

Иннокентий Павлов: Если мы возьмем тот первоначальный слой Павла, то там совсем другое. Там как раз отстаиваются те ценности, которые мы бы назвали семейными, причем не только в масштабах кровного родства, но отношения господ и рабов. Там именно на этих отношениях все должно строиться, что нельзя в гневе полевать своему рабу, но и раб тоже не должен хамить своему господину. Там говорится о воспитании детей. Именно то, что мы находим в подлинных словах Иисуса, говоря современным языком, это социальная солидарность. Это то, что рассчитано на достаточно нормальную обыденную жизнь.

Другое дело, что, да, эсхатологическая перспектива просматривается. Но на что следует обратить внимание? Дело в том, что ситуации древности была не такая, как ситуация сейчас. Потому что каждый человек, как бы он ни был богат, какой бы власть он не обладал, он все равно ходил под страхом смерти. Мне в свое время был задан вопрос — а что, этот богач был гей, ему что, некому было наследство оставить? Я говорю — нет. Скорее всего, он был благочестивый еврей, у которого были и дети, а может быть даже и внуки. Наследство ему было кому оставлять. Но оставлять наследство не считалось добродетелью.

Яков Кротов: А лишать детей наследства считалось добродетелью?

Иннокентий Павлов: Считалось, что детей нужно воспитать, довести до совершеннолетия, когда они уже отделяются от родителей, заводят свой дом. Родители перед детьми свой дол выполнили, а вот у детей перед родителями долг остается. Чти отца и мать — это означает содержи в старости, когда они уже сами не способы трудиться.

Яков Кротов: Почти американские нравы, за исключением — чти отца и мать. Вот выпустили детей и все! А по-русски, по-православному — ребенок до пенсии довел, теперь можешь немножко вздохнуть.

Иннокентий Павлов: То, что сейчас гражданка Мизулина предлагает, чтобы была многопоколенная семья — это нонсенс. Кстати, в России до революции этого не было. Почему совершеннолетие, скажем, было в 25 лет? Потому что 25 лет — это тот возраст, когда человек уже должен был быть самодеятельным. У него закончилось образование. Он отслужил воинскую службу. Он уже, как правило, женат и ведет обособленное хозяйство.

Яков Кротов: Одно из определений добродетели в средневековой христианской этологии гласит, что есть полярность между христианским учением о добродетели, и тем, что называется античной. Где противоположность? И богословы говорили, что если античная философия, античный аскетизм, который тоже был, призывал к добродетели во имя добродетели, то христианская добродетель — это человек, который ищет Бога. И уже Бог дает ему добродетель. Добродетель без Бога как безалкогольное вино. Сегодня это противоположение совершенно актуально, потому что мы живем в мире, где большинство людей ближе по мировоззрению к Сенеке, достаточно светские. Бог для них — это как Конституция для Кремля, что это что-то такое бездействующее. Многие из них хотят быть добродетельными, а многие добродетельны. Но при этом они не являются добродетельными верующими. Как с этим быть?

Иннокентий Павлов: Тут можно вспомнить послание Якова, с одной стороны, где говорится — какой смысл в твоей вере, если при этом ты немилостив к своему брату? Твоя вера не имеет никакого смысла. А другое — это первое послание Иоанна, которое является подлинным Евангелием Иоанна. Там говорится — как ты говоришь, что ты любишь Бога, если ты не любишь своего брата? И как вы говорите, что вы верите в Бога, если ваши братья испытывают нужду, а вы им не помогаете?

Яков Кротов: Возражу насчет самого главного. Вот самая краткая формулировка иерархии пороков и, соответственно, иерархии добродетелей. Это любимый Иосиф Бродский: «Ворюга мне милей, чем кровопийца».

Иннокентий Павлов: Бродскому уже возразили по этому поводу.

Яков Кротов: А что ему возразили?

Иннокентий Павлов: А сказали, что ворюги и есть кровопийцы.

Яков Кротов: Этот аргумент я знаю. Но есть и другое возражение. Есть более расширенная формулировка, два главных порока — воровство и убийство. Две главные добродетели тогда — мирность и щедрость. Это средневековая классификация. Есть нормальная католическая классификация современная. Четыре добродетели — благоразумие, справедливость, мужество и воздержанность. Есть классификация более ранняя, которая основывается на классификацию на семь пороков, которые изобрел Евагрий Понтийский, но она достаточно общая для всего христианства. Там на семь разных отсеков. Во всех этих трех классификациях — Бродского, католического катехизиса, Евагрия Понтийского — не то, чтобы нет лжи, а ложь упоминается как антипод жадности, т. е. ложь и противостоящая ей искренность — это достояние вождя, который щедр, милосерден, уступчив и т. д.

А вот для современного человека, если мы берем эталон не добродетельности Владимира Ильича. Владимир Ильич был рассудителен? О, да! Был. Он умел, когда нужно, промолчать. Он был благоразумен. Был он справедлив? Конечно! Кого надо — расстрелять, а кого надо — простить. Был он мужественен? Все-таки, конечно — да. Он вернулся в Россию после революции и понимал, что рискует. Был. И тем не менее, первый его порок — это лживость. Потому что он, как сам и говорил, ради победы пролетарского дела мы можем солгать и должны лгать.

И тогда мы Бродскому отвечаем, что дело не в воре и не в кровопийце, а дело в искренности, дело в честности. Католический епископ и православный может солгать во спасение. А Господь лгал во спасение?

Иннокентий Павлов: Нет. Более того, в учении Господа ложь, кстати, увязывается с воровством. Это то же самое, как в библейской традиции безумие и порочность — это тоже синонимы.

Яков Кротов: Ложь можно сказать, что в этом смысле противостоит не столько искренности и честности человеческой, сколько она противостоит принципу откровения, принципу открытости Бога по отношению к человеку?

Иннокентий Павлов: Да. Собственно, искренность человека по отношению к другому человеку.

Яков Кротов: Если люблю, то не лгу?

Иннокентий Павлов: Можно вспомнить славянский текст псалма, а как же ложь — конь во спасение? Отсюда известная народная поговорка — ложь во спасение.

Яков Кротов: В России ложь во спасение приобретает очень своеобразные черты.

Иннокентий Павлов: Хотя в подлинном тексте, что конь для спасения ненадежен, что не спасет конь, если на то воли Божией не будет.

Яков Кротов: Допустим, я ослепну, мне понадобиться компьютер для слепых. Мне его принесут. Если я заподозрю, что меня обманывают, или человек, который мне его дает, дает не с той целью, которую декларирует, я, может быть, и не возьму. И вот этот бунт против добреньких, против добродетельных, которые вроде бы кормят, спешат делать добро, это же все большевистские лозунги. Но ведь это же какая-то сатанинская штука?

Иннокентий Павлов: Это как раз радикальная коммунизация. Другое дело, что она тоже была лжива, потому что, допустим, вожди большевиков жили вполне себе барственно.

Яков Кротов: Вот классификация грехов на семь пунктов — гордыня, зависеть, гнев, уныние, жадность, чревоугодие, страсть к роскоши. И, соответственно, семь видов добродетели. Ложь затерялась в чревоугодии, т. е. человек врет, чтобы нажраться. Но все эти семь пунктов восходят к античной стоической философии и этике.

Иннокентий Павлов: Кстати, к христианству они очень касательно относятся. Потому что пришел Сын человеческий — есть и пьет.

Яков Кротов: Но не напивается. Там этого нет. Все эти заповеди для человека, который живет как Диоген с цистерне. Можно быть гордым наедине, целомудренным или не целомудренным наедине. Это монопроблемы. А современный человек, да и Спаситель тоже — это человек. У него на первом месте — коммуникативность. Это не только лжешь ты или нет, а это очень широкое понятие. Тут понимание и гордыни, и зависть преображается, но соответственно и понимание добродетели. Добродетель благоразумия может оказаться пороком, если она не коммуникативна, если она, как змея, пожирающая свой хвост, замкнута внутри себя. Это же разъедает душу.

Иннокентий Павлов: Если апеллировать к американскому опыту, то там очень важный момент в деловых отношениях. Там Вам могут кинуть, и это будет как тяжкое обвинение, что вы неискренний.

Яков Кротов: Потому что это обесценивает все. А русский человек, человек с опытом советской жизни, с опытом несвободной жизни, как выживает человек при несвободе? Неискренностью, беги, скрывайся и таи мечты заветные свои. Приезжая в более-менее свободную страну, а там первый пункт как раз открытость! Потому что если ты прячешься, таишь, то у нас пропадает возможность что-то вместе построить. Значит, меняется само понятие о добродетели. Но это все равно христианский взгляд. Целью является спасение как созидание, как общение. Значит, хорошо, что мы ушли от Средневековья. Возвращаться в XVII век не будем.

Иннокентий Павлов: Не будем! Возвратимся к истокам.

Яков Кротов: Я не уверен, что когда речь идет о Боге, сказать, что возвратиться к истокам. Бог — это как и исток, и устье одновременно.

Иннокентий Павлов: Это верно.

Яков Кротов: Я смотрел один средневековый катехизис. И там все семь добродетелей были объединены в покорность. Гордыне противостоит смирение как послушание, покорность, кротость. Открываю новый католический катехизис или православный. Там тоже. Но у современных католиков покорности нет в числе добродетелей. Там благоразумие, справедливость, мужество, воздержанность. А в православной русской традиции покорность осталась. Оказывается, главный православный у нас дядя Том? Откуда это представление о покорности и безропотности? И это включает в себя, кстати, и неискренность.

Иннокентий Павлов: Очень много идет от поздней античности, средневековья и от союза церкви с государством.

Яков Кротов: Каким боком? Опять государство виновато?

Иннокентий Павлов: Виновата церковь.

Яков Кротов: Еще хуже!

Иннокентий Павлов: Виновата церковь, которая себе поставила на службу, которая оказалась сервильна.

Яков Кротов: Я неискренен, потому что кто-то союз с государством заключил?

Иннокентий Павлов: Тут противостоит этике библейской и этике новозаветной, где все люди равны пред Богом. Блаженный изголодавшийся по справедливости и жаждущий ее, то есть требование справедливости — это то же самое…

Яков Кротов: Это добродетель?

Иннокентий Павлов: Это не просто добродетель. Это то, без чего жить невозможно. Мы не можем жить без еды и питья. Соответственно, мы не можем жить без справедливости.

Яков Кротов: Давайте без демагогий. Можно жить без жажды правды. Если тебя избили и ты плачешь, но Бог тебя утешит. Люди не утешат, Бог утешит. Тебя свергли и отобрали имущество, гниешь на рубище, Бог тебя исцелит. Тебе соврали, у тебя засекретили архивы, все документы о твоих родителях сожгли, и ты не знаешь о них правды, ты хочешь знать правду, а вокруг секретность, Бог тебе откроет правду. Но трагедия в том, что большинство людей и не хотели, и не хотят знать правду. Прекраснейшим образом люди живут без правды. И нежелание знать правду многие и считают главной добродетелью и способом жизни.

Иннокентий Павлов: Но это противоречит Евангелию. Блаженны те, кто терпит, борется за справедливость и поэтому терпит всякие невзгоды, он уже пребывает в Царстве Небес. Бог нам диктует свою волю, мы ее исполняем здесь и сейчас, в частности, отстаивая свои права, в частности, отстаивая справедливость.

Яков Кротов: И правду.

Иннокентий Павлов: Правда — это славянское слово.

Яков Кротов: А как определить, где смирение смиренства, а где конформизм и подличанье?

Иннокентий Павлов: Что такое смирение? Допустим, самая частотная русская фамилия Смирнов. Здесь что интересно? Это человек, который самоупраздняется.

Яков Кротов: Но это целиком противоречит тому, что современный человек, если брать американскую этику за идеал современности, что не тушуйся, умей подать себя, не хвастай, но говори правду о себе. Так как? Это сочетается со смирением?

Иннокентий Павлов: Здесь разные вещи. Это не только касается американцев. Это вполне такие российские интеллигенты, что не тушуйся, умей себя подать, но подавай то, что есть, а блефуй. Здесь это имеется в виду. Это касается ситуации, допустим, трудоустройства. Человек должен показать, что его компетенции хватит занимать данную позицию. Но что касается самоупразднения, смирения, то здесь речь идет о том, чтобы себя не выпячивать, и какие-то свои интересы удовлетворять за счет других.

Яков Кротов: Это тогда ближе к тому, что в американских описаниях добродетелей называется — способность работать в команде.

Иннокентий Павлов: Да, да.

Яков Кротов: Уметь не отравлять другим жизнь.

Иннокентий Павлов: Совершенно верно.

Яков Кротов: Тогда каким боком, порок гордыня, тщеславие, самопревозношение, что ему противостоит? Повиновение. Соперничеству, подвид гордыни, противостоит бескорыстие. Лицемерию — естественность, несогласию — мир. Стремлению к нововведениям — благоговение перед Богом и почитание предков. И ведь, я думаю, что это более сохранно не в Западной Европе, не в Америке, а именно в России. Почему вдруг стремление к нововведению противопоставляется вере в Бога, благоговению перед Богом?

Иннокентий Павлов: Это интересная постановка вопроса. Если мы обратимся к учению Иисуса, то увидим, что он не выступает как социальный реформатор.

Яков Кротов: Он скорее социальный разрушитель.

Иннокентий Павлов: Это то, что касается Евангелий канонических, написанных после, когда в ситуации разрушения евангелисты многое Иисусу приписали.

Яков Кротов: Нет, это касается непосредственного христианского опыта. Благоговение перед Богом как Творцом и изумление перед Богом, перед его Духом, перед его Сыном как чем-то взрывоопасным. Творец — это не просто слепил и укатилось. Я склонен консервировать жизнь, а он толкает меня.

Иннокентий Павлов: Дело в том, что Иисус говорит, что я пришел не нарушить закон, а исполнить.

Яков Кротов: Он консерватор.

Иннокентий Павлов: Да. Но закон-то не исполняется. А он требует его исполнения. И поэтому он и говорит, что блаженные, страдающие изгнаны за справедливость, которая зафиксирована в законе.

Яков Кротов: А как из соблюдения закона рождается у Спасителя — предоставь мертвым хоронить своих мертвецов, а в катехизисе — почитание предков?

Иннокентий Павлов: Дело в том, что эти слова совершенно четко Иисусу не принадлежат.

Яков Кротов: Да, Вы что?! Жалко.

Иннокентий Павлов: Да, жалко. Это уже ситуация, когда рушились и семейные отношения по идеологическим соображениям.

Яков Кротов: А Вы с этими словами согласны или нет?

Иннокентий Павлов: Нет, я с этими словами не согласен. Иисус этого сказать не мог, потому что для него чти Отца и Мать это было свято. Он сказал другое, что ты говоришь карман, т. е. жертва на храм, то, чем бы ты от меня пользовался. Это говорят родителям. Вот он это осуждает. Что то, что нам нужно дать родителям в их старости для их содержания, это сыновий долг, который необходимо исполнить.

Яков Кротов: Для меня образец современного добродетельного человека, неверующего, это Борис Стругацкий, недавно умерший, который завещал как и Константин Симонов 40 лет назад свой прах развеять около Пулково у обсерватории. Сегодня на Западе многие люди исповедуют такие экологические похороны, когда кто-то в кристалл свой прах спрессовывает, кто-то в горшочек с торфом, чтобы оттуда лопух рос более плодотворно. Мне кажется, это по-христиански. Мне кажется, это Дух Божий в них говорит. А у нас эти гранитные монументы с православными крестами… Это не по-христиански. Потому что есть мертвенность какая-то. Это не память о смерти. Может быть, больше-то верует, на самом деле, в воскресение тот, кто сказал, чтобы не ходили ко мне на могилу, не занимались идолопоклонством. Хотите меня почтить, откройте душу небу. А Вы как священник заинтересованы в отпеваниях.

Иннокентий Павлов: (Смеется) Для меня это приработок, а не основное занятие. Опять-таки почему? Потому что это пользуется спросом. Я вполне себе допускаю, что я еще доживу, когда вырастет поколение, которому это станет ненужно.

Яков Кротов: А Вы этого хотите?

Иннокентий Павлов: Нет, что значит — я хочу?!

Яков Кротов: Добродетельно что? Добродетельно копить деньги на последние?..

Иннокентий Павлов: Нет, но ставить какие-то гранитные памятники, нет. Мне вполне хватит скромненько деревяненького крестика.

Яков Кротов: А другому? Прихожанам Вы что посоветуете? Где добродетель последняя? Твоя смерть — собирай деньги на хороший памятник или отдай эти деньги?..

Иннокентий Павлов: Конечно, деньги надо отдать. Пример тому митрополит Петербургский Антоний, у которого был конвертик с деньгами на похороны. А когда он умер, конверт оказался вскрыт и было написано: «Эти деньги розданы». Митрополиту Антонию поставили большой деревянный крест, резной. И профессор Успенский, который преподавал в Ленинградской духовной академии, рассказал, что во время Ленинградской блокады этот крест кто-то спилил — владыка Антоний при жизни людей согревал и после своей смерти кого-то согрел.

Яков Кротов: Это замечательно! Пожалуйста, сожгите меня, но среди бомжей, чтобы они могли согреться. Пусть я пойду в гиену огненную, лишь бы замерзающий согрелся. Это хороший символ.

Иннокентий Павлов: А сейчас стоит скромный деревянный крестик.

Яков Кротов: Так и Спасителя распяли не на мраморном кресте, а на деревянном

Размышление о добродетели / Православие.Ru

Джотто. Аллегории добродетелей. Милосердие
Любой человек предпочитает, чтобы его
окружали хорошие вещи. Если есть возможность, он всегда
выберет хорошую обувь, хорошую одежду, хорошую
квартиру. И если такое отношение к неодушевленным
вещам, то тем более оно проявляется в отношениях с
людьми. Действительно, каждый хочет, чтобы его окружали
хорошие люди – порядочные, честные, верные,
добрые. Но ведь если так мы относимся к тому, что нас
окружает, то тем более это должно касаться и нас самих:
мы должны хотеть и сами быть лучше.

И, наверное, каждый этого хочет. Каждый предпочтет, чтобы
его назвали «хорошим человеком», и возмутится,
если его назовут «плохим человеком». Никто в
детстве не мечтает стать злодеем. Все люди тянутся к
добру. Но проходят годы, и, как правило, все больше позади
ошибок, и все больше несовершенств накапливается в
человеке. А тот идеал, который был в юные годы, так и
остается недостижим.

Почему так происходит?

Есть две главные причины. Первая – неправильные
отношения человека с Богом. Бог есть истинное благо и
источник всякого блага, поэтому неудивительно, что тот,
кто по своей жизни и делам не имеет с Ним общения, не
может стать благим в совершенном смысле слова.

Вторая причина – неправильное понимание добра, его
смысла, его цели. Непонимание того, что есть настоящее
добро и чем оно отличается от ложного добра, которое
только кажется добром, но не является им на самом деле.

Известна такая поговорка: «горбатого могила
исправит». Она выражает мнение грешных людей,
убежденных, что тот, кто укоренился в какой-либо дурной
привычке, уже не имеет шанса стать лучше. Эту поговорку
придумали те, кто не имел веры и кто хотел оправдать
нежелание меняться.

Господь может исправить любого горбатого – и в
физическом и в нравственном отношении. Чтобы это
случилось, человек должен приблизиться к Богу.
«Приблизьтесь к Богу, и [Он] приблизится к
вам», – говорит апостол Иаков (Иак. 4: 8).

А приближение человека к Богу происходит как раз благодаря
укоренению в добродетели, сопровождаемому отказом от
греха.

Что такое добродетель? В отличие от единичного доброго
поступка, который бывает в жизни каждого человека, даже
злодея, добродетель означает регулярное, постоянное
делание добра, которое становится привычкой, благим
навыком. Именно приобретение таких навыков и делает
человека в настоящем смысле слова хорошим, добрым, ибо
добрые навыки помогают избавляться от дурных навыков, то
есть греховных страстей, поработивших каждого человека, не
просвещенного Христом.

Самая большая сложность в делании добра –
определение четких ориентиров и понятий. Для очень многих
людей серьезным препятствием на этом пути стало
непонимание, что есть подлинное добро и почему оно
считается таковым, как можно отличить его от зла, каких
видов оно бывает, ради чего совершается и к чему приводит.
Любой по собственному опыту знает, что, хотя в некоторых
ситуациях несложно понять, какой поступок здесь будет
правильным и хорошим, но такая ясность имеется далеко не
всегда.

Святитель Тихон Задонский дает такое определение:
«Добродетель есть всякое слово, дело и помышление,
согласное с законом Божиим»[1].

В этом изречении святой отец сразу дает понять, что
истинное добро всегда связано с Богом. Бог абсолютно добр,
и Он – подлинный источник добра. Поэтому добром в
настоящем смысле является сознательное исполнение Его
святой воли, которая для людей выражена в заповедях
Божиих.

Каждый человек, как создание Божие, чувствует в себе голос
совести, который помогает ему в общих чертах отличать
добро от зла, даже если это человек неверующий. Поэтому и
у людей, не знающих Бога, есть некоторое стремление к
добру, чувство добра и добрые поступки.

Но ценность каждого поступка определяется тем, с каким
намерением он совершается. Известна такая история. Трое
рабочих работали на строительстве храма, перенося кирпичи.
Каждому задали вопрос: что он делает? Первый ответил:
«Таскаю кирпичи»; второй: «Зарабатываю
деньги, чтобы прокормить семью»; а третий сказал:
«Строю храм». Таким образом, хотя внешне они
исполняли одну работу, но внутренне это было не так, и вес
поступка каждого из них изменялся в зависимости от того
смысла, с которым он совершался. В глазах сторонних людей
их дело было одинаковым, но неодинаковым оно было в глазах
Бога, и неодинаковое значение имело для душевных качеств
каждого из них.

Итак, нравственное значение дела зависит от того, с каким
намерением его совершает человек и ради чего или ради
кого.

Вот помогать больным – дело хорошее. Но представим
человека, который помогает больным, однако использует это
как средство для личной наживы – просит у других
людей денег для больных, самим больным передает крохи, а
большую часть забирает себе. Делает ли этот человек добро?
Нет, он просто деньги зарабатывает.

Или представим другого человека, также помогающего
больным. Он не получает за это никаких денег, однако
заботится о том, чтобы его благотворительность была
известна как можно большему количеству людей через газеты
и телевидение. Делает ли этот человек добро? Нет, он
просто использует это как средство для получения себе
хорошей репутации, людской славы, уважения.

Всякое дело, совершаемое с корыстными целями, не есть
доброе дело по существу. Сюда же можно отнести и тот
случай, когда кто-нибудь восклицает: «Вот, я ему
столько добра сделал, а он мне такую гадость
причинил!» – да еще добавляет: –
«Вот и делай после этого добро людям». Но что
эти слова значат? Что человек и не делал настоящего добра,
а искал выгоды для себя, желал привязать к себе
облагодетельствованного человека, рассчитывал на
взаимность по принципу «ты – мне, я –
тебе». Здесь те же самые корыстные цели, пусть
корысть состоит не в деньгах или славе, а в расположении
конкретного человека.

Вернемся к примеру с помощью больным. Представим человека,
который делает это, не получая ни денег, ни славы и не
рассчитывая завоевать расположение каких-либо людей. Но он
делает это ради себя, чтобы почувствовать себя
удовлетворенным, чтобы хвалить себя и гордиться собой,
превозносясь над теми, кто не столь щедр, как он. Разве
нельзя сказать, что и он таким образом получает свою
выгоду, корысть, которая губит значение его доброго дела?

«Как сгнивший плод бесполезен земледельцу, так
добродетель гордого не нужна Богу»[2].

Итак, никакое доброе дело, совершаемое из эгоистичных
побуждений, будь то получение денег, славы или хотя бы
самодовольства, в действительности не является настоящим
добром. Не являются также подлинным добром те поступки,
которые совершаются под явным или неявным нажимом других
людей: сделает ли это доброе дело человек, потому что его
кто-то заставляет или донимает просьбами, или для того
«чтобы не выделяться из всех», как, например,
в храме многие прихожане во время обхода с блюдом для
пожертвований охотно кладут деньги на виду у всех, но
далеко не все из них опускают пожертвование в специальный
ящик, когда этого никто не видит.

О подобных вещах святитель Иоанн Златоуст сказал:
«Всякое доброе дело, сделанное по принуждению,
теряет свою награду»[3]. По
свидетельству святителя Григория Богослова,
«добродетель должна быть бескорыстна, если желает
быть добродетелью, которая имеет в виду одно
добро»[4]. И
преподобный Иоанн Кассиан говорит, что «тот, кто
хочет достичь истинного усыновления Богу, должен
творить благое из любви к самому благу»[5].

В полном смысле слова добро является таковым, когда
совершается добровольно и свободно от любой эгоистической
мотивации. А такую свободу дает добро, совершаемое не ради
себя, а ради Бога.

Всякий, кому случалось делать бескорыстное добро, знает,
как легко на душе после него. Даже если выбор был таков:
поступить плохо, но с выгодой для себя, или поступить
хорошо, но с ущербом для себя, и человек выберет второе, у
него на душе все равно легко, и совесть чиста. Пусть он не
получил никакой выгоды, пусть никто ему не скажет спасибо,
но он знает, что поступил правильно, и уже это будет
достаточной наградой. В таком случае происходит то, о чем
сказал преподобный Ефрем Сирин: «Как семя дает
росток, когда пойдет дождь, так расцветает сердце при
добрых делах»[6].

Если такую радость чувствует человек, совершающий добро
ради самого добра, то неудивительно, что еще большую
радость испытывает тот, кто делает добро ради Источника
всякого добра – Бога.

В наше время многие жалуются на подавленное настроение,
раздражительность, депрессии. Не потому ли все это
происходит, что так мало и так нерегулярно люди творят
чистое добро? Многие знают, что человек, по настоящему
хороший, добродетельный, даже внешне выделяется из
окружающих – «прямо светится», как
иногда говорят. Почему так? Потому что, по словам
святителя Григория Нисского, приобретение добродетели
«приносит в душу непрекращающуюся радость»,
которая распространяется для человека «не только в
настоящем, но на все времена… Преуспевающего в
добре радует и воспоминание о жизни, проведенной
правильно, и сама жизнь в настоящем, и ожидание [будущего]
воздаяния»[7].

«Живые отличаются от мертвых не только тем, что
смотрят на солнце и дышат воздухом, но тем, что совершают
что-нибудь доброе. Если они этого не исполняют, то…
ничем не лучше мертвых», – говорит святой
Григорий Богослов[8].
Сколь многие могли убедиться в истинности этих слов,
найдя подтверждение им если не во всей своей жизни, то
хотя бы в отдельные ее периоды, наиболее
«темные» в эмоциональном плане. Люди не
чувствуют в себе радости, потому что не чувствуют в
себе жизни, а не чувствуют жизни, потому что не творят
истинное добро.

Многие беды современного человека вытекают из того, что он
не делает добро, а если и делает, то изредка, по случаю,
кое-как. Для него доброделание является скорее
исключением, а не правилом. От этого повсеместное
оскудение любви, которое мы все видим. Родители
забрасывают детей, дети забывают престарелых родителей,
супруги разрушают браки – и все из-за того, что
любовь, которая была когда-то, уходит, теряется, исчезает.

Святитель Григорий Палама пишет: «Душа каждого из
нас подобна лампаде, делание добра – елею, любовь
– фитилю, на котором почивает, как огонь, благодать
Божественного Духа. Когда же недостает елея, то есть
доброделания, то любовь иссякает и свет Божественной
благодати… гаснет»[9].

Все люди смертны. Каждый знает это, но многие стараются
забыть, отодвинув подальше тот момент, когда о смерти
придется задуматься всерьез. А любые честные размышления о
смерти неизбежно приводят к двум главным вопросам:
«Что останется после меня?» и «Что
возьму я с собой?». Смерть – тот рубеж,
который обесценивает многие земные ценности. Умный человек
понимает, что ни деньги, ни имение, ни слава, ни власть,
ни родные, ни друзья не сопроводят человека,
отправляющегося в путь. Все останется здесь, когда душа
его уйдет на суд Божий. Имущество достанется другим,
людская память исчезнет, тело истлеет.

Но искреннее добро, сделанное человеком, не исчезнет и не
истлеет, оно – то единственное, что он может взять с
собой, что сохранится в вечности и что определит его
участь в вечности. Наши добрые дела останутся с нами и на
суде Божием будут свидетельствовать в нашу пользу. Так об
этом говорит преподобный Ефрем Сирин: «Все преходит,
братия мои, только дела наши будут сопровождать нас.
Потому приготовьте себе напутствие для странствия,
которого никто не избежит»[10].

Иногда люди боятся браться за добродетели, полагая, что не
смогут со своего сегодняшнего уровня подняться так высоко,
чтобы сплести такой венец добродетелей, какой сплетали
себе святые. Однако нужно понимать, что совершенствование
в добродетелях происходит не столько силами самого
человека, сколько силой Бога, которая подается, если
человек принял и показал твердую решимость встать на путь
добра. Кроме того, добродетели приобретаются не
последовательно, как кирпичи, слагающие дом. Нет,
«все добродетели связаны между собой, как звенья в
духовной цепи, и одна от другой зависят», –
говорит святой Макарий Египетский[11].
Поэтому «одна добродетель, совершаемая искренно,
привлекает за собою в душу все
добродетели»[12].

Однако в духовной жизни важно помнить, что те добрые дела,
которые мы совершаем, мы совершаем благодаря Богу,
благодаря тому, что Он дал нам возможность, разумение и
силу их совершить. Это понимание уберегает от эгоистичного
тщеславия, которое губит душевную пользу от сделанных
добрых дел так же, как ржавчина губит металл. Ошибочно
приписывать лишь себе самому свои добродетели, ибо
«как источник дневного света – солнце, так
начало всякой добродетели – Бог»[13]. Как
говорит святитель Тихон Задонский, «истинно
добрые дела происходят от Бога. Или проще сказать,
христиане Богом пробуждаются к творению добрых дел,
силу и крепость получают от Бога, содействием Его
благодати трудятся. Так свидетельствует Божие слово:
“Бог производит в вас и хотение и действие по
Своему благоволению” (Флп. 2: 13) и “без
Меня не можете делать ничего” (Ин. 15:
5)»[14].

Ошибаются те, кто говорит: вот, я крещен, хожу в храм,
исповедуюсь, причащаюсь – и этого довольно для моего
спасения. Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Ни
крещение, ни отпущение грехов, ни знания, ни участие в
таинствах… ни вкушение тела Христова, ни приобщение
крови и ничто другое не может нам принести пользы, если мы
не будем иметь жизни правой и честной и чистой от всякого
греха»[15].

Мы получаем отпущение грехов в таинстве исповеди, но
всякий может убедиться, что нередко после исповеди человек
впадает в тот же грех. Почему так? Потому что грех стал
уже привычкой, дурным навыком. И полное очищение жизни от
этого навыка происходит, когда мы с помощью Божией
выкорчевываем дурной навык противоположной ему
добродетелью.

«Истинная добродетель состоит в победе себя самого,
в желании делать не то, что хочет тленное естество, но
чего хочет святая воля Божия, покорять свою волю воле
Божией и побеждать благим – злое, побеждать
смирением – гордость, кротостью и терпением –
гнев, любовью – ненависть. Это есть христианская
победа, более славная, чем победа над народами. Этого
требует от нас Бог: “Не будь побежден злом, но
побеждай зло добром” (Рим. 12: 21)»[16].

Каждая добродетель постигается на практике. Пока человек
не начнет трудиться делом в приобретении добродетелей, он
будет иметь о них лишь поверхностное и самое неполное
представление. Здесь разница примерно такая же, как между
тем, чтобы почитать туристический буклет о далекой стране,
и тем, чтобы самому съездить в эту страну.

Не нужно откладывать добрые дела «на завтра»,
то есть искать какого-то «более удобного» для
них времени. Как известно, дорога под названием
«сделаю завтра» выводит на дорогу под
названием «никогда». Нет, всякое время нужно
считать удобным к исполнению добра, угодного Богу.

Святитель Василий Великий говорит: «Что пользы
человеку от вчерашней сытости, если он голоден сегодня?
Так и душе не в пользу вчерашнее доброе дело, если сегодня
оставлено исполнение правды»[17].
Поэтому нужно иметь в виду, что «добродетели эти
требуют не только неоднократного проявления, они должны
всегда пребывать в нас, быть присущими нам,
укорененными в нас. И они не должны оставаться на одном
уровне, но все более и более умножаться и возрастать в
силе и плодотворности»[18].

Уместно вспомнить, как Господь Иисус Христос предупреждал:
«Не всякий, говорящий Мне: “Господи!
Господи!”, войдет в Царство Небесное, но исполняющий
волю Отца Моего Небесного» (Мф. 7: 21), тем самым
ясно дав понять, что одно лишь называние себя христианином
и даже молитвы к Господу, если это не сопряжено с
творением добра, заповеданного Богом, не принесут пользы и
спасения. Об этом свидетельствует и апостол Иаков:
«Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он
имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти
его?.. вера, если не имеет дел, мертва сама по себе»
(Иак. 2: 14, 17).

Но при этом нужно опасаться, чтобы не впасть в другую
крайность, считая, что не важно, как верить, главное, что
человек делал хорошие дела. Поскольку добро
непосредственно связано с Богом, то невозможно
действительно совершенствоваться в добродетели, имея
искаженные или ложные представления об источнике добра
– Боге.

Святитель Кирилл Иерусалимский говорит, что для успеха
истинная вера должна сочетаться с доброделанием:
«Богопочитание заключается в познании догматов
благочестия и в добрых делах. Догматы без добрых дел не
благоприятны Богу; не приемлет Он и дел, если они основаны
не на догматах благочестия. Ибо что пользы знать хорошо
учение о Боге и постыдно жить? С другой стороны, что
пользы быть воздержанным и нечестиво
богохульствовать?»[19]. И
святой Игнатий (Брянчанинов) говорит, что «только
тогда принимает Бог добродетели наши, когда они –
свидетели веры, сами же по себе они недостойны
Бога»[20].

Хочется привести замечательные слова отца Иоанна
(Крестьянкина): «Многие люди думают, что жить по
вере и исполнять волю Божию очень трудно. На самом деле
– очень легко. Стоит лишь обратить внимание на
мелочи, на пустяки и стараться не согрешить в самых
маленьких и легких делах.

Обычно человек думает, что Творец требует от него очень
больших дел, самого крайнего самоотвержения, всецелого
уничтожения его личности. Человек так пугается этими
мыслями, что начинает страшиться в чем-либо приблизиться к
Богу, прячется от Бога, как согрешивший Адам, и даже не
вникает в слово Божие. “Все равно, – думает,
– ничего не могу сделать для Бога и для души своей,
буду уж лучше в сторонке от духовного мира, не буду думать
о вечной жизни, о Боге, а буду жить как живется”.

У самого входа в религиозную область существует некий
“гипноз больших дел”: “надо делать
какое-то большое дело – или никакого”. И люди
не делают никакого дела для Бога и для души своей.
Удивительно: чем больше человек предан мелочам жизни, тем
менее именно в мелочах хочет быть честным, чистым, верным
Богу. А между тем через правильное отношение к мелочам
должен пройти каждый человек, желающий приблизиться к
Царству Божию.

Мелкие хорошие поступки – это вода на цветок
личности человека. Совсем не обязательно вылить на
требующий воды цветок море воды. Можно вылить полстакана,
и это будет для жизни достаточно, чтобы уже иметь для
жизни большое значение.

Совсем не надо человеку голодному или давно голодавшему
съесть полпуда хлеба – достаточно съесть полфунта, и
уже его организм воспрянет. Жизнь сама дает удивительные
подобия и образы важности маленьких дел. И хотелось бы
остановить пристальное внимание всякого человека на совсем
малых, очень легких для него и, однако, чрезвычайно нужных
вещах…

Если бы люди были мудры, они бы все стремились на малое и
совсем легкое для них дело, через которое они могли бы
получить себе вечное сокровище. Чтобы всквасить бочку с
тестом, совсем не надо ее смешивать с бочкой дрожжей.
Достаточно положить совсем немного дрожжей – и вся
бочка вскиснет. То же и доброе: самое малое может
произвести огромное действие. Вот почему не надо
пренебрегать мелочами в добре и говорить себе:
“Большое добро не могу сделать – не буду
заботиться и ни о каком добре”.

Поистине, малое добро более необходимо, насущно в мире,
чем большое. Без большого люди живут, без малого не
проживут. Гибнет человечество не от недостатка большого
добра, а от недостатка именно малого добра. Большое добро
есть лишь крыша, возведенная на стенах – кирпичиках
– малого добра.

Итак, малое, самое легкое добро оставил на земле Творец
творить человеку, взяв на Себя все великое. И тут через
того, кто творит малое, Сам Господь творит великое.

Добро истинное всегда глубоко и чисто утешает того, кто
соединяет с ним свою душу. Это единственная
неэгоистическая радость – радость добра, радость
Царства Божия. И в этой радости будет человек спасен от
зла, будет жить у Бога вечно.

Для человека, не испытавшего действенного добра, оно
представляется иногда как напрасное мучение, никому не
нужное… Но через малое, легкое, с наибольшей
легкостью совершаемое дело человек более всего привыкает к
добру и начинает ему служить и через это более и более
входит в атмосферу добра, пускает корни своей жизни в
новую почву добра. Корни жизни человеческой легко
приспосабливаются к этой почве добра и вскоре уже не могут
без нее жить… Так спасается человек: от малого
происходит великое. “Верный в малом”
оказывается верным в великом»[21].


Этика добродетелей. Этика

Этика добродетелей

Этимология русского слова «добродетель» очевидна. Соответствующее латинское слово — «virtu» — имеет в качестве одного из изначальных значений «доблесть», «мужество» и восходит к «vir», что значит «мужчина». Соответствующее греческое слово — «arete» — имеет в качестве одного из изначальных значений «совершенство». Не случайно Аристотель, разработавший наиболее глубокое в античности (и не только в античности) учение о добродетелях, указывал, что добродетель доводит до совершенства то, добродетелью чего она является[120]. Надо сказать, что в эпоху Возрождения значение латинского слова «virtu» приближается к греческому аналогу: «виртуоз» — virtuozo — это художник, музыкант, а также любой творческий человек, достигший в своем искусстве совершенства. В современном английском языке слово «virtue», обозначая именно «добродетель», неявно по звучанию, но явно семантически (т. е. по своим значениям) указывает на совершенство — совершенство каких-то качеств человека, а в широком смысле — даже физических.


Слово «добродетель» может выступать как обобщающее понятие, тождественное моральности: «добродетельный человек» — то же, что «моральный человек». Соответственно «порочный» — то же, что «аморальный». Такое словоупотребление, разделяемое порой и философами, теоретиками морали, имеет под собой основание: человек либо морален, либо нет, т. е. человек либо добродетелен, либо порочен. Наиболее последовательно и убедительно выразил такое понимание добродетели Кант:

«Добродетель есть сила в исполнении своего долга». Или в другом месте: добродетель есть «образ мыслей, имеющий твердую основу и направленный на то, чтобы точно исполнять свой долг»[121].

Слово «добродетель» может иметь и частный смысл морального качества; соответственно добродетелей столько, сколько можно предположить разновидностей человеческой деятельности. Однако если признать существование многих добродетелей, то естественно будет предположить, что в одних отношениях некто N будет добродетельным, а в иных — порочным, например, мужественным, но несправедливым, искренним, но похотливым и т. д. Противоречие, обнаруживаемое в подобном рассуждении, — лишь кажущееся и, как часто бывает, вытекает из употребления слова «добродетель» в различных значениях. Слово «добродетель» в одном случае употребляется как обозначение личностного качества, а в другом — как обобщенный показатель характера. По характеру человек действительно либо морален (добродетелен), либо аморален (порочен). Но человек несовершенен. Это несовершенство проявляется, в частности, и в том, что он никогда не состоит из одних добродетелей.

Итак, примемте внимание, что слово «добродетель» имеет два значения. В одном оно выражает исключительно некоторое обобщенное качество человека — соответствовать тому образу личности, который предполагается так или иначе толкуемой моралью. В другом значении это слово, употребляемое, как правило, во множественном числе — «добродетели», — обозначает конкретное моральное качество. Концепция добродетелей и пороков как моральных достоинств и недостатков (провалов) важна как в теоретическом, так и в практическом отношениях. Она позволяет взглянуть на моральность человека как непостоянную и неоднородную величину, увидеть противоречивость любого морального характера, понять смысл заповеди «Не судите…» и близкие ей по направленности настойчивые рекомендации философов и моралистов не судить о человеке по отдельным поступкам; наконец, она подсказывает о целесообразных методах нравственного воспитания и самовоспитания, о возможности постепенности, последовательности (этапности) в воспитании, а также операционализации его приемов.

И в одном, и в другом значении «добродетель» сохраняет тот смысл, на который указывает греческая этимология слова: добродетель — это своего рода совершенство. В этом смысле добродетели и пороки — это не просто определенные, наряду с другими, качества личности, которые как бы характеризуют личность со стороны, служат основанием для ее оценки другими. Добродетель — установка, решимость, намерение индивида действовать на основе моральных принципов. Для того чтобы стать добродетельным, человек должен научиться действовать в соответствии с собственными принципами вообще. Установка на добродетель предполагает в индивиде чувство собственного достоинства и гордости и, стало быть, стремление его сохранить. Из уважения к себе индивид не может позволить себе определенные поступки, если о них, как можно предположить, придется впоследствии сожалеть, если их придется стыдиться, если они могут быть вменены ему в вину.

С психологической точки зрения, установка на добродетельность как совершенство основывается на сознании целостности внутреннего мира, «равности» индивида самому себе. Некоторые современные исследователи моральной психологии склонны рассматривать целостность как одну из необходимых добродетелей человека. Это можно было бы признать справедливым, если бы в рамках самой морали не были выработаны соответствующие представления об искренности и чистоте. Близкое последнему слово «целомудрие», связываемое обычно с отношением, человека к нормам сексуальной морали, но в христианской этике употребляемое для обозначения добродетельности вообще, прямо указывает на «умудренную целость» внутреннего мира человека.

В этическом плане в концепции добродетели (и как противоположности — порока) подчеркивается важный аспект нравственности, а именно личностный. Этика норм отражает ту сторону нравственности, которая связана с формами организации, или регуляции, поведения. Этика ценностей анализирует то позитивное содержание, которое посредством норм вменяется человеку в исполнение. Этика добродетелей указывает на то, каким должен быть человек, чтобы реализовать должное и правильно себя вести. В этико-философских исследованиях эти разные стороны нравственности далеко не всегда представлены дифференцированно. Однако предполагаемое ими различие акцентов в восприятии нравственности позволяет более тонко анализировать этические проблемы.







Данный текст является ознакомительным фрагментом.




Продолжение на ЛитРес








Какие бывают Добродетели? — Добродетели — Самопознание — Каталог статей

Добродетели разделяются на три вида: природные, приобретенные и харизматические (сверхъестественный дар).

Приобретённые в постоянных схватках с низшим началом морально-психологические качества — добродетели, не менее ценны чем проявленные таланты. Они символизируют каналы в Буддхиальные Эгрегоры, которые дают человеку психологически комфортное и уравновешенное бытие, когда внутренние конфликты не вытесняются в подсознание по причине, что их не возникает. У человека открывается путь, ранее казавшийся ему в принципе невозможным ни для кого: жить в согласии со своей совестью, ни на что не закрывая глаза, и радоваться жизни, не думая о грядущей расплате.

Добродетели, которые становятся настоящими ценностями для одного человека, могут оставить вполне равнодушным другого.

См. Буддхиальное Тело.

Природные добродетели — это добродетели естественных сил и способностей души, то есть ума, чувства и воли. Они даются человеку от рождения. Природными добродетелями являются ясность ума, быстрота мысли, надежность памяти, искренность чувства, стойкость воли. У всех народов во все времена уважались и высоко ценились такие природные добродетели, как одаренность, талантливость, творческие способности, открытость, честность, целомудрие, великодушие. Природные добродетели даются человеку Богом как дар, который человек должен беречь и развивать. Евангельская притча о талантах говорит о том, что Бог по Своему усмотрению наделяет каждого человека определенной мерой природных дарований, которые человек должен творчески развивать и обогащать. Примеры из агиографической письменности удостоверяют нас в том, что человек награждается природными добродетелями за благочестие и благородство родителей и что личности, предназначенные Богом для исключительного и высокого служения, обильно одаряются Им природными талантами и способностями.

Приобретенные добродетели — это добродетели, усвоенные человеком в процессе интеллектуального и нравственного формирования, являющегося результатом полученного образования и воспитания. Характер формирования личности, стремящейся к заповеданному нравственному совершенству, определяется, главным образом, тремя задачами: сохранением данных Богом природных дарований и достоинств и, в первую очередь, чистоты и целомудрия; преодолением инертного природного начала и, прежде всего, природной склонности к духовному застою и падению; приобретением, путем образования и воспитания, интеллектуальных и нравственных добродетелей.

Приобретенными интеллектуальными добродетелями являются творческая мощь разума и совокупность мудрости, знаний и компетенции.

Приобретенными духовными добродетелями являются качества, коренящиеся в положительных естественных склонностях человека и получившие свое оформление через постоянный контроль нравственного сознания и воли. К ним относятся умеренность, выдержка, корректность, вежливость, уважение и симпатия к человеку, забота о его благе, отзывчивость, благодарность, великодушие, благосклонность.

Приобретенными волевыми добродетелями являются верность, мужество, стойкость, терпение, постоянство, целеустремлённость.

Приобретенные добродетели видоизменяют в своём развитии внутренние источники способностей человека и сами становятся его второй природой, позволяющей человеку действовать наиболее плодотворно в плане достижения высшего нравственного назначения в жизни. Когда приобретённые добродетели глубоко укореняются в личности человека, ослабевает и уменьшается возможность отклонения человека от естественной нравственной нормы. Однако эта нежелательная возможность полностью исключается лишь в том случае, когда добродетель становится сверхъестественным Божественным даром.

Харизматические добродетели — это добродетели, превосходящие меру и возможности обычного человеческого естества и являющиеся чистым даром Бога. В сравнении с приобретенными добродетелями харизматические добродетели получают новые качественные коэффициенты, которые их неизмеримо облагораживают и возвышают. Харизматические добродетели являются результатом совершенного человеком подвига и действия Божественной благодати. За совершенный подвиг Бог дарует человеку особую благодать, преображающую его природные силы, возможности и способности и сообщающую им сверхъестественные и чрезвычайные качества. Благодать освящает и преображает способности и силы ума, чувства и воли и возводит эти способности на высшие ступени духовного развития.

Харизматической добродетелью ума является ясновидение, пророчество.

Харизматическими духовными добродетелями являются чистота сердца, Радость, мир, кротость, умиление, истинная любовь ко всем людям и всецелая любовь к Богу. Харизматические дары чистоты, радости, умиления и любви были присущи многим святым, проводившим жизнь в молитве, посте и безмолвии. Одни из них не знали даже теней плотских помышлений, другие в восторге молитвенного богообщения забывали о сне и отдыхе, третьи, охваченные пламенной любовью к Богу, молились о спасении всего мира.

Харизматическими добродетелями воли являются верность и доблесть.

В основе отношения человека к своему природному началу лежит принцип воздержания, или аскетический принцип; в основе отношения человека к человеку лежит принцип уважения его достоинства и забота о его благе, то есть нравственный принцип; в основе отношения человека к Богу лежит принцип богопочитания, или религиозный принцип.

Соответственно трем названным принципам добродетели разделяются на три вида: аскетические, нравственные и религиозные.

К аскетическим добродетелям относятся — пост, бдение, телесные подвиги, труд, воздержание, чистота, непорочность, целомудрие, трезвение. Назначение аскетических добродетелей состоит в том, чтобы помочь человеку сохранить чистоту и непорочность души, победить всякую склонность к греху и тем самым открыть возможность для восхождения личности к обожению и святости.

К нравственным, или этическим, добродетелям относятся такие нравственные качества личности, проявление которых предполагает уважение к человеку и заботу о его благе. Это внимание к человеку, признание его достоинств, честность, искренность, доверие, благодарность, любовь, благоволение, милость, помощь, услуга, одолжение, бескорыстность, самопожертвование, благотворение, доброжелательность, терпение, снисхождение, благосклонность, смирение, кротость, отзывчивость, скромность, взаимная ответственность, сострадание, симпатия, сочувствие — вообще, всякое участие в судьбе ближнего. В собственном смысле этические добродетели называются добрыми делами.

К религиозным добродетелям относятся вера, надежда, любовь, благоговение, благочестие, кротость, молитва, смирение, покаяние, умиление, верность, преданность, праведность, безмолвие, созерцание. В сравнении с этическими добродетелями религиозные добродетели еще в большей степени характеризуют причастность человека к абсолютному благу. Предельно возможная полнота переживания блага достигается человеком во всецелой любви к Богу, в созерцании Его славы. Восходя на высоту религиозных добродетелей, человек созерцает своим умом Бога, Его неизреченную благость и славу. При этом сам человек облачается славой, уподобляясь созерцаемому им Богу в тех Его Божественных добродетелях, в которых утверждается весь смысл и ценность его бескорыстного созерцания.

Аскетические, этические и религиозные добродетели, взаимно дополняя и предопределяя друг друга, составляют некоторое динамическое единство в единстве человеческой личности и служат целям её нравственного развития.

По наблюдению преподобного Макария Великого, «все добродетели связаны между собой, как звенья, в духовной цепи и одна от другой зависят: молитва от любви, любовь от радости, радость от красоты, красота от смирения, смирение от служения, служение от надежды, надежда от веры, вера от послушания, послушание от простоты».

Архимандрит Платон (Игумнов)

***

ЗАБОТЛИВАЯ ЛЮБОВЬ — МИЛОСЕРДИЕ — самая главная по мнению апостола Павла, добродетель. Слово «милосердие» означает: «милующее сердце».
Милосердие — источник всех добродетелей. Милосердие — сострадательное, доброжелательное, заботливое, любовное отношение ко всем людям; противоположность милосердия — равнодушие, жестокосердие, злонамеренность, враждебность, насилие.

Милосердие — инициативное чувство и активное действие. В милосердии человек посвящает себя Богу и тем самым открывается добру.

«Красота Сердца» (Красота Души) — высшая добродетель. Путь Духовной Красоты сокращает дорогу к Богу. В искусстве представляется в виде молодой женщины. Она могла кормить ребёнка, держать узелок с одеждой для нагих, пищу для голодных, огонь, свечу и горящее сердце.

Милосердие

Альстромерия гарда — символ милосердия, процветания, верности.
Милосердие изображают в виде пеликана, кормящего потомство собственной кровью. Другие символы милосердия — фрукты, Феникс и курица.

Милосердие ( гр. Χάρις, лат. Gratia) также означает результат милости, в которой Бог общается с человеком. В заповеди любви просьба милосердного отношения к ближнему обосновывается и подкрепляется любовью к Богу: в этой любви человеку нужно проявить себя во всей внутренней полноте и цельности сердца, души, воли и разума.

ЩЕДРОСТЬ

«Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет, а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет» (2 Кор. 9, 6).

«Алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне… Так как вы делали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25, 35-36, 40).

ПРОЩЕНИЕ. Мы прощаем не для того, чтобы купить себе спасение, а потому, что прощение позволяет ощутить спасение прямо здесь и прямо сейчас.

СОСТРАДАНИЕ. Добродетель не довольствуется ни наружностью, ни словами: ей нужны дела и действия.

Сопереживание представляет собой ощущение Единства живого за пределами материального существования. Оно является отражением понимания того, что подобный опыт служит основой процесса обучения личности.

Жалеющий опускается до уровня жалеемого. Сила жалеющего растворяется в проблеме жалеемого-плаксивое следствие. Не нужно смешивать жаление с состраданием. Сострадание не плачет, а помогает. Деятельное сострадание отстаивал в своих законах, высеченных на камне, индийский царь Ашока.

БЛАГОЧЕСТИЕ. Слово благотворительность означает буквально творить благо. То есть сделать кого-то счастливее и радостнее в жизни. Другими словами, благотворительность – это бескорыстная деятельность для блага окружающих.

Св. апостол Павел говорил: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я медь звенящая или кимвал звучащий. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею; нет мне в том никакой пользы» (1 Кор. 13, 1, 3).

БЛАГОДАРНОСТЬ. Желательно, чтобы человек всегда пребывал в благодарственном умонастроении.

Вера-Надежда-Любовь

НАДЕЖДА. Надежда на Бога — отсутствие противостояния Божьему промыслу, отказ от мести и злых поступков. Это умение прислушиваться к обстоятельствам и делать выводы.

Христианская надежда выражена в великом высказывании матери Юлианы из Норвича: «Все будет хорошо, и все будет хорошо, и все, что ни есть, будет хорошо».

Христианская надежда означает уверенность в будущем. В просторечии же слово «надежда» звучит слабо и неуверенно. «Надеюсь, я выиграю целое состояние в национальной лотерее»,- думают многие. Но на самом деле они вполне уверены, что этого не произойдёт. Христианская надежда исполнена гораздо большей уверенности. Она позволяет верующим встречать неизвестное с мыслью о том, что «любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу» (к Римлянам, 8:28). Христианская надежда уходит корнями в историю и сосредоточена на личности Иисуса Христа. Она так же прочна, как свидетельства о жизни и воскрешении Иисуса.

Христианская надежда радостна. Христиане не всегда высказывают оптимистичное мнение о мире, чья суровая реальность иногда печалит нас или даже повергает в отчаяние. Для слез есть много причин (Послание Иакова, 4:9), когда мы размышляем о состоянии нашего мира, о скудости нашей духовной жизни и цене нашего спасения. О святых часто думают, как о недоступных, величественных фигурах, чей вид должен напоминать нам о смерти и страданиях. Но в общем и целом Новый Завет дышит радостью, а люди, живущие близко к Богу, радостны и безмятежны.

Фигура Надежды изображалась с якорем. На её голове мог быть парусник (благополучное путешествие), она могла нести корзину с цветами (обещание плодов) или протягивать руку к короне. В Иудаизме с надеждой ассоциируется рыба, хлеб и вино.

«Где умирает надежда, там возникает пустота». Леонардо Да Винчи.

Чтобы ни случилось в твоей жизни, ты никогда не уничтожай цветы надежды и тогда соберёшь плоды веры .

БЛАГОРАЗУМИЕ. Человек, который имеет чувство меры, благоразумен. Мы всегда стараемся проявить себя внешне. Очень важно как мы смотрим, очень важно на что мы смотрим, что мы видим, что мы воспринимаем. Очень важно иметь хороший внешний вид. Также наша речь, литература, поэзия, наши взаимоотношения с другими людьми — все эти формы выражения требуют благоразумия, которое является глубоко заложенным знанием или мудростью. Благоразумие означает, что мы должны выбирать вещи, которые хороши для нас, которые благоприятствуют нам, которые хороши для коллектива, которые хороши для нашего восхождения. И наоборот, люди, у которых отсутствует благоразумие, попадают в разного рода ловушки.
Благоразумие изображается женщиной со змеёй или драконом, держащей в руках зеркало (самопознание).

«Воздержание — первая ступень нравственности». Лао Цзы.

«Помимо воздержания, немыслима никакая добрая жизнь». Л.Н. Толстой.

Восемь юных женщин доверчиво расположились на теле крылатой змеи
Женщины расположились на теле змеи. На заднем плане пылают пирамиды, говоря нам — будьте осторожны и внимательны. Это — карта Ученика, готового приступить к долгой и трудной, однако чрезвычайно важной для него работе.

Осторожное начало чего-то нового, но многообещающего, сдержанность и терпение. Осторожность и предусмотрительность, позвольте времени работать на вас. Умение вести переговоры, терпение.

ТЕРПЕНИЕ . Есть большая разница между врождённым терпение и терпением, выработанным человеком в результате многолетней настойчивой борьбы со свойственной ему от рождения анархией, непоследовательностью, вспыльчивостью и агрессивностью,- ценность выработанная, как правило, существенно выше полученной по наследству.

Только тот может увидеть плод Духа — пробуждение в любви на древе своей души, кто взрастит этот святой, нежный плод многим и мужественным терпением .

«Любовь долготерпит» (1 Кор. 13:4). «Терпением вашим спасайте души ваши» (Лк. 21:19). «Будьте друг к другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (Ефес. 3:32).

РАДОСТЬ . Ра-дасть. Испытывать радость – значит дарить Свет окружающему миру. Мы дети Солнца, мы – светящиеся существа. Дарить Свет – это наша суть.

ЧЕСТНОСТЬ . Когда тебе нечего скрывать, свет твоего осознанного внимания больше не омрачен тайным стыдом. Тебе больше не нужно поддерживать ложь. Твоим взаимоотношениям больше не мешает скрытая запрограммированность. В твоей жизни царят простота и ясность, потому что в ней больше нет обмана.

СМИРЕНИЕ (от слова «мир») — состояние гармонии человека с окружающим миром. Смирение тесно связано с прощением: человек прощает себя и окружающих людей и в его Душе воцаряется мир. Это отсутствие страстей и обид на Судьбу, Творца за отсутствие благ в жизни. Это радость существования в данных Творцом условиях и готовность развиваться в этом мире, чтобы быть достойным принять вознаграждение от Бога. Мир добровольно стоит ниже всех существ и никогда не жалуется на это. Такому смирению мира мы должны подрожать, потому что» кто желает быть великим, тот должен быть ниже всех».

Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми. Римлянам 12:18

«Боже, даруй мне смирение, чтобы мне освободиться от бича и чтобы благодаря смирению; приблизился я даже к тем наслаждениям разума, о которых, пока нет у меня смирения, я не знаю, как ни хотелось бы мне узнать о них!” И даст Он тебе дар Духа Своего – дар, о котором не можешь ты ни сказать, ни помыслить, насколько он велик. Благодаря ему сокровенным образом сделаешься ты смиренным, если только Он видит, что не хочешь ты отойти в сторону или вообще прекратить неустанно просить об этом, и если не утомляешься ты неизменно приносить эту молитву свою.

Поверь, брат мой, что смирение есть некая сила, которую невозможно описать языком и приобрести человеческим усилием. Но по молитве дается оно тому, кому дается, и среди бдений с молениями и горячими прошениями приобретают его.

Равноапостольная Мария Магдалина

В руке сосуд для омовения ног — символ смирения.


СТОЙКОСТЬ является чертой характера, которая выражается в упорстве, настойчивости, это действенное намерение противостоять жизненным невзгодам.

Стойкость – готовность защищать и отстаивать свои интересы и убеждения, а так же интересы своей семьи, социальной группы и страны.

Стойкость – это физическая выносливость и душевная сила, чаще всего проявляющиеся в сложных обстоятельствах и борьбе с трудностями.

Стойкость – это умение совладать с собственным страхом и собственными сомнениями.

СПРАВЕДЛИВОСТЬ означает «жить честно, никому не вредить и чтобы каждый получил то, что заслужил». Древнегреческий философ Ульпиан.

Платон определил справедливость как «получение каждым заслуженного».

Справедливость изображается в виде фигуры женщины с завязанными глазами, которая держит весы правосудия и меч власти. Художники эпохи барокко рисовали её с повязкой на глазах. Символы справедливости — перо, число четыре, лев, скипетр и молния.

Карта Таро. VIII Аркан.

Справедливость это и ясность, объективность познания, и сознательное, вполне определённое суждение, и неподкупность, уравновешенность и честность. На обыденном уровне это означает, что все, что мы делаем, эхом отражается в окружающем мире, отвечающем нам добром на добро, злом на зло. Если мы поступаем честно и порядочно, то нас вознаграждают, если же пользуемся сомнительными средствами, то рано или поздно получаем по заслугам. Таким образом, эта карта предполагает высокую меру ответственности человека за свои поступки. Она недвусмысленно показывает, что ничто не даётся даром, но ни в чём и не будет препятствий, если мы готовы отвечать за всё, что получаем.

КАТАЛОГ СТАТЕЙ

Воспитание человека облагороженного образа.

Буддхиальное Тело.
«Новая духовность». Нил Доналд Уолш
Рост духовности – это рост любви
Ложь о нашем несовершенстве.
«Свет души». Анатолий Некрасов
Духовная зрелость.
«Духовность — универсальность Истины». Шри Чинмой
Пробуждение любящей Доброты.
К лицу ли добру кулаки?
Сочувствие — Великодушие и сострадание.
Что такое сострадание?
Сила благочестия — Благотворительность.
Почему, делая по-настоящему добрые дела, человек в ответ получает много негатива?

Почему мы не получаем просимого? Потому, что не благодарим за все Бога. Как только проснулись, сразу говорите:
— Слава Тебе, Боже, за все.
Благодарность.

Любовь и благодарность.
Прощение
Освободи свою боль.
Ангел Прощения.
Прощение.
Дар прощения. Путь прощения.
Ты прощаешь не для того, чтобы купить себе спасение.
Прощение — путь к исцелению.
Прощение родителей. Советы женщинам.
Благословение матери.
Гармония
«Искусство мира». Уэсиба Морихэй
Блаженны миротворцы.
Гармония и равновесие.
Те, кто живет в целомудрии, чистоте и праведности, добры, сострадательны и милостивы, лица их бывают светлыми, сияющими, как Солнце.
Целомудрие.
Умиротворение.
Смирение.
Смирение – основа всех добродетелей. Колос, когда он пустой, болтается во все стороны, а когда нальется зерном, склоняется и ветры ему уже не страшны. Так и человек; пустой болтается туда-сюда, а смиренный при всех искушениях не может повредиться.
Старец Григорий (Давыдов)
«Красота». Джебран Халиль Джебран

Радость и Сорадование – Святая похвала.
«Радость» Александр Лоуэн.
«Пространство радости» Галина Муравьева.
Поэт любви и смеха.
СмехоТерапия.
СлёзоТерапия.

О Терпении.
Рецепт Единства — Терпимость.

Мудрость – «София».
О Мудрости.
«Правдивость означает подлинность». Ошо.
Ангелы Истины и Веры.

Что такое Истина?
О вере — Путь веры.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


А теперь — добродетель! Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Л.Г.Фишман

1 Макинтайр 2000.

___ттт

А ТЕПЕРЬ — ДОБРОДЕТЕЛЬ!

Ключевые слова: этика добродетели, этика принципов, мораль, капитализм, идеология, утопия

Социальные философы и политические публицисты уже давно бьют тревогу, отмечая «падение морали и нравственности». Упадок морали, под которой понимаются преимущественно традиционные ценности, например семейные, отмечается с начала Нового времени. Такие сетования давно стали излюбленной темой консерваторов различного толка — и не только.

Иного рода сетования касаются утраты ценностей универсального плана. Это прежде всего некие общие представления о справедливости, о том, как должен поступать человек по отношению к любому другому члену общества, вне зависимости от того, связан ли он с ними какими-то семейными, дружескими, корпоративными или иными узами. Без подобных ценностей существование современного общества мыслится невозможным.

Таким образом, вопрос обычно ставится об утраченных общих ценностях, моральных принципах, а также о возможности их реактуализации. С реактуализацией, однако, ничего не получается, сколько бы ни призывали к ней публицисты и политики как у нас, так и на Западе. Так может быть, морализаторы изначально шли по бесперспективному пути, неправильно понимая природу этики, как она есть, в применении к повседневной жизни людей? Может быть, высокие абстрактные принципы морали, различные версии категорического императива в духе Канта и Ролза имеют к этой жизни слабое отношение, а этика, которой руководствуется человек в реальности, изначально строится на иных основаниях?

В дискуссиях об этике добродетели, развернувшейся после выхода книги А.Макинтайра «После добродетели»1, были сделаны попытки обнаружить эти основания. Общим итогом, с которым согласились и некоторые отечественные авторы, стал призыв отказаться от привычной, но устаревшей этики принципов, от того, что до сих пор понималось под моралью как таковой, в пользу так называемой этики добродетели.

Что такое этика добродетели и чем она отличается от этики принципов?

Этика добродетели переключается с мотивов и результатов на характер человека. Ее основной вопрос не «что я должен делать?», а «каким я должен быть, чтобы считаться хорошим человеком?». Поэтому трансцендентные, «внешние» этические эталоны заменяются фактическими образцами поведения. Главными становятся не этические прин-

ИОАПТКТ № 2 (65) 2012

89

2 Куренной 2008: 68.

3 Макдауэл 2008:115.

__________________________ЯШИН_____________________________

ципы и когерентность универсальных этических построений, а проблемы подобающего воспитания человека, формирования индивидуальных черт его характера — предрасположенности к добродетельному поведению2. Суть этики добродетели хорошо отражена в следующем высказывании Дж.Макдауэла: «Если на вопрос „Как следует жить?“ можно было бы дать прямой ответ в универсальных терминах, тогда понятие добродетели играло бы только вспомогательную роль в моральной философии. Но тезис о невыразимости исключает прямолинейный подход к вопросу, актуальность которого побуждает интерес к этике. В частных случаях каждый знает, что делать. И если кто-то действует, то не потому, что применяет универсальные принципы, а потому, что он определенная личность, которая видит конкретные ситуации определенным, особым способом»3.

То есть, речь идет об этике, которая не претендует на универсальность, на какую-то трансцендентность наличному бытию, а претендует только на объяснение того, как поступать в конкретных случаях. Вопрос в парадигме этики добродетели ставится обычно так: можно ли сформулировать мораль, не опираясь на какие-то «внешние» принципы универсального характера? Иными словами, модерновая этика переворачивается с ног на голову, и вспомогательные аспекты становятся главными. Нетрудно заметить, что этика добродетели не создает современного общества, не отражает изменений, вносимых материальным, техническим и научным прогрессом в ткань общества, и потому не задается вопросами о расширении или сужении возможностей и свободы людей, происходящем вследствие этих изменений. Она, по сути, была и остается либо этикой локальных сообществ, не желающих меняться, либо этикой тех социальных групп, которые не хотят изменений, поскольку в целом удовлетворены своим положением.

Сторонникам этики добродетели удобно рассуждать таким образом, что этика добродетели и этика принципов исторически сменяют друг друга. Вначале господствует первая как истинно базовая версия этики, потом, преимущественно в Новое время, ее вытесняет вторая. Теперь, в силу крушения этики принципов, вновь настает черед этики добродетели, ибо она никогда полностью не исчезает. Адептам этики добродетели не составляет труда показать, как эта этика в повседневности определяет поведение людей. Это делалось уже неоднократно. Но подобного рода постановка вопроса довольно сомнительна, поскольку она осуществляется в отрыве от социальной и исторической проблематики. Между тем именно эта проблематика является ключевой для этики последних нескольких столетий. Вне ее дебаты об этике принципов и этике добродетели только затуманивают суть дела, поскольку просто исходят из тезиса, что этика принципов в настоящем уже не работает. Однако гораздо важнее выяснить, в каких условиях сама якобы идущая ей на смену этика добродетели однозначно доминирует и почему в ситуации господства этики принципов она порой вновь становится востребованной.

90

ИОАПТАГ № 2 (65) 2012

______________________________flt1Tt1Tf3fl__________________________

В действительности историю этики добродетели можно представить как историю несамодостаточности. Следует особо подчеркнуть, что этика добродетели нуждается в какой-то надстройке. Потому что ее ценности — это ценности среднего уровня, пригодные исключительно для сплочения неких социальных групп, не охватывающих большую часть общества, или же локальных сообществ.

Показательно, что эта этика начинает «осознавать» себя именно в эпоху своего крушения. В античном обществе этика добродетели — полисная этика воинов-граждан. В Элладе классического периода нет ценностного универсализма, поскольку нет «большого общества». Универсализм и «большие общества» появляются в эллинистическую эпоху. Недаром первым, кто сформулировал этику добродетели, был Аристотель, живший на стыке классической Эллады и эллинизма. Кризис классической Эллады, в том числе и моральный, сделал ее привычную этику и мораль видимыми и, кроме того, выявил их ограниченность и недостаточность. Наступало время великих империй и «больших обществ», насчитывавших миллионы человек. Аристотель намеренно ограничивал численность полиса 10 тысячами граждан, что являлось свидетельством того, что только в таком полисе этика добродетели и работала эффективно. «Никомахова этика» Аристотеля в свете его же «Политики» звучит как лебединая песня античной этики добродетели.

Архитектор новой эпохи, эпохи эллинизма, ученик Аристотеля Александр Македонский уже вышел за пределы замкнутой этики добродетели, взяв на вооружение концепцию «гомонойи», в которой отчетливо прослеживалось стремление преодолеть разделяющие людей культурные и этнические перегородки ради достижения некоего «единоду-4 Шифман 2008. шия» и «согласия»4. Уже в поздней античности этику добродетели начали надстраивать философскими (например, стоическими или ки-ническими), религиозными (заимствование восточных культов, попытки синтеза древневосточного пантеона с эллинским и римским) и политическими идеями, чьей задачей было вырваться за рамки уходившей в прошлое эпохи полисов с их устаревшими этическими установками.

В средние века осознание недостаточности этики добродетели только усугубляется. Доблести аристотелевской этики воина-граждани-на более или менее подходили только воинскому сословию и правителям из его же среды. Они не подходили ни духовенству, ни купцам, ни крестьянам. Поэтому их дополняли христианскими ценностями, просто добавляя их в восходившие к «Никомаховой этике» списки добродетелей.

С наступлением Нового времени, ознаменовавшегося приходом капитализма, ситуация еще больше усложнилась. Главная проблема заключалась в том, что капитализм в «чистом виде» морально не самодостаточен, ибо ценности накопления капитала не способны обеспечить воспроизводство общества, в котором капитализм присутствует как экономическая система. Поэтому он нуждается в дополнении различными типами морального обоснования своих практик. В этом смыс-

ИОАПТКТ № 2 (65) 2012

91

5 Болтански, Кьяпелло 2011: 46.

6 Подробнее см. Фишман 2010: 11—125.

___________________________ЯШИН_____________________________

ле он всеяден: во что бы ни верили люди, лишь бы функционировали как части его системы.

Капитализму необходимо постоянное моральное оправдание, поскольку для большинства людей он сам по себе непривлекателен и не может мотивировать их на поддержание не только целостности общества, но даже их собственных практик. Его приходится компенсировать и дополнять этикой — различной в разное время. Это и протестантская этика, и этика Просвещения, и этика, фундированная политической мыслью, то есть вытекающая из модерновых идеологий и утопий. Все эти критикующие и дополняющие воздействия создают так называемый «дух капитализма», который представляет собой совокупность верований, связанных с капиталистическим строем и способствующих его оправданию. «Эти оправдания, которые могут быть теоретическими и практическими, локальными или глобальными, выраженными в терминах добродетели или в терминах справедливости, поддерживают исполнение более или менее тягостных задач и — главным образом — приятие некоего стиля жизни, который благоприятствует капиталистическому строю»5. Иными словами, стратегии оправдания капитализма не сводятся к апелляции к одной лишь аристотелевской этике добродетели. Однако и она может рассматриваться как часть социального капитала, в котором нуждается капитализм для своего функционирования.

Словом, этика добродетели при капитализме востребована. С его утверждением она не исчезает и время от времени воспроизводится — и даже как минимум в двух вариантах, которые можно условно назвать «героическим» и «негероическим».

Вначале о первом. История капиталистической миросистемы (КМС) — это борьба капиталистических государств центра за гегемонию, а государств периферии — за лучшее положение или вообще за то, чтобы из периферии вырваться. Общество должно стать единым организмом, нацией, чтобы одержать верх над своими врагами. Поэтому в периоды обострения этой борьбы этика принципов дополняется героической версией этики добродетели — этикой воинов-граждан и воинов-правителей. Более того, сфера применения такой этики расширяется на новые социальные группы, на все общество. То же самое происходит и в странах полупериферии капиталистического мира, вырвавшихся на время, как СССР, из системы мирового капитализма, — их потребность в этике добродетели тем более велика, что они находятся во враждебном окружении. Но последняя никогда не имеет самостоятельного значения, будучи подчинена той или иной версии этики принципов — идеологии или утопии. Так национализм, базирующийся также и на этике добродетели, существует только в смеси с доктринами правого или левого толка. Культивирование героической этики в капиталистическом обществе ведет к становлению того, что называется демократией6. Этика добродетели, таким образом, составляет лишь часть необходимого капитализму социального капитала, другую же часть образуют периодически трансформирующиеся интеллектуальные и идеологические

92

ИОАПТАГ № 2 (65) 2012

7 Артемьева 2009.

8 Подробнее см. Дробницкий 2002: 81—85.

______________________________flt1Tt1Tf3fl___________________________

стратегии оправдания капитализма (новые версии его «духа»), которые базируются уже не только на ценностях среднего уровня.

В мирное время, когда капитализм чувствует себя уверенно или когда борьба за господство внутри КМС увенчалась победой одной страны, героическая разновидность этики добродетели отступает на задний план. Так было в период гегемонии США. Теперь этот период заканчивается. Гегемона теснят, ему надо бороться вновь. Страны полупериферии, не решившие своих проблем возвратом к капитализму, вновь встают перед необходимостью сражаться за место под солнцем или же за выход из КМС.

Пока существуют иллюзии насчет того, что полная интеграция в КМС позволит преодолеть все трудности, героическая версия этики добродетели мало востребована. Пока люди еще верят, что возвращение на некий магистральный путь исторического развития решит их проблемы, что ценности последней модификации «духа капитализма» работают на них, данная версия этики добродетели остается уделом маргиналов правого толка. Но с утратой этой веры она может приобрести большую популярность. Когда, возможно, вновь придется проливать «кровь, пот и слезы», а универсалистские обоснования жертвенности поставлены под сомнение, не помешает иное, древнее как мир ее обоснование, которое осмысливается как этика добродетели. Тогда мораль начинает рассматриваться как способ соединения человека не с человечеством, а с конкретными другими — и не через соблюдение безусловных моральных принципов, а через поддержание честных доверительных взаимоотношений. «В свете такого представления о морали, — констатирует О.Артемьева, — Макинтайр переосмысливает кантианские принципы, запрещающие ложь и насилие, и лишает их абсолютного статуса. С его точки зрения, данные принципы обоснованы, поскольку без них немыслимо поддержание честных разумных отношений, однако если эти отношения оказываются под реальной угрозой со стороны агрессоров, то их защита требует нарушения принципов, запрещающих ложь и насилие, по отношению к агрессорам»7.

Но есть и негероическая версия этики добродетели, адепты которой фокусируют внимание на мирных аспектах жизни современного общества, которое благополучно избавляется от этики принципов как устаревшей. Отсутствие популярной этики принципов, идеологий и утопий, с этой точки зрения, не временное явление, а закономерное следствие развития человеческой цивилизации. Еще Гегель полагал, что такой феномен, как мораль (в его прочтении — типичная этика принципов), господствует в период между эпохами доминирования нравственности относительно примитивных обществ и нравственности обществ, уже далеко продвинувшихся по пути социального прогресса.

Согласно Гегелю, переход от нравственности (этики добродетели) сравнительно примитивных обществ к собственно морали совершается тогда, когда цивилизация достигла уже довольно высокого уровня — например, в античности8. Тогда появляется представление о «всеоб-

ИОАПТКТ № 2 (65) 2012

93

9 Там же: 82.

210 Там же.

22 Там же: 84.

12 Никонов 2008: 377.

21 Там же: 378.

____________________________ЯШИН________________________________

щем», и «непосредственное больше не имеет силы, а должно оправдать себя перед мыслью»9. Общепринятые нормы поведения начинают подвергаться критике со стороны индивидуального сознания, которое «испытывает неуверенность в сущем законе» и требует от последнего, чтобы тот узаконил себя перед ним. Так «единичное» отрывается от «всеобщего», что означает «отказ от общественных нравов и воцарение морали», которые происходят одновременно10.

Возникшее в результате моральное сознание не пассивно отражает фактическое положение вещей в обществе, а, напротив, требует, чтобы действительность согласовывалась с его предписаниями и императивами добра. Возникает морализаторская критика существующего порядка, противопоставляющая ему должный и лучший. По Гегелю, эта критика в силу своей субъективности есть не более чем «суетная мечта», самонадеянное забегание вперед мирового разума.

В итоге у Гегеля мораль должна смениться нравственностью, но иного плана, нежели простые нравы. Новая нравственность будет обусловлена разумностью общественно-государственного устроения жизни. Тут надо напомнить, что Гегель чрезвычайно высоко ценил государство, отождествляя его с «наличной, действительно нравственной жизнью». Таким образом, новая нравственность определяется правом или иными социальными институтами либо корпоративными нормами. Место морального «личного долга» занимают «обязанности», которые более не претендуют на всеобщность. Они специфичны для особых условий жизни, корпоративной принадлежности и т.д.11

Словом, эпоха морали — эпоха уходящих в прошлое идеологий и утопий. Наступает новая эпоха нравственности (читай — этики добродетели). В России у такого взгляда есть последователи, например А.Ни-конов, который тоже, в сущности, противопоставляет этику принципов этике добродетели в терминах морали и нравственности: «Главное различие между моралью и нравственностью в том, что мораль всегда предполагает внешний оценивающий объект: социальная мораль — общество, толпу, соседей; религиозная мораль — Бога. А нравственность — это внутренний самоконтроль. Нравственный человек более глубок и сложен, чем моральный. Так же как автоматически работающий агрегат сложнее ручной машинки, которую приводит в действие чужая воля»12. Поскольку же мир естественным образом усложняется, усложняется и человек. Иначе говоря, такой социальный регулятор, как мораль, — явление исторически преходящее и со временем отомрет. Не надо поэтому огорчаться упадку морали: «Мир движется в сторону аморализма, это правда. Зато он идет в сторону нравственности»13.

Остается только представить себе, что это за нравственность. Некоторые уже взяли на себя труд изложить основные ее положения в так называемых «Заповедях Современного общества»:

— «„не ленись, будь энергичен, всегда стремись к большему11;

— „саморазвивайся, учись, становись умнее — тем самым ты содействуешь прогрессу человечества11;

94

ИОАПТАГ № 2 (65) 2012

14 Нравственность б.г.

15 См. Мартьянов 2006: 61—63.

1 Хархордин 2011: 312.

______________________________flt1Tt1Tf3fl_________________________

— „добивайся личного успеха, достигай богатства, живи в достатке — тем самым ты содействуешь процветанию и развитию общества11;

— „не доставляй другим неудобств, не лезь в чужую жизнь, уважай личность другого и частную собственность11»14.

Очевидно, что в этом случае обращение к этике добродетели происходит тогда, когда одна социальная группа желает уклониться от ответственности перед другими, от ответственности за положение дел в обществе. Говоря об отмирании морали и замене ее нравственностью, подразумевают, что никаких проектов социального переустройства общества больше не нужно. Отсутствие универсальных моральных принципов воспринимается здесь как свидетельство приближения общества к очень высокой стадии зрелости и цивилизованности, если не к «концу истории».

Сегодня возвращение к этике добродетели по большому счету означает то, что не осталось ни одной «большой теории», идеологии или утопии, которая формировала бы приемлемый для людей «дух капитализма», одновременно критикуя последний и оправдывая его. Происходит ли это потому, что капитализм сейчас не испытывает необходимости в подобного рода идеологиях или утопиях, или же в силу того, что все возможные варианты такой критики-оправдания исчерпаны, — отдельный вопрос. Поскольку капитализм нуждается в обществе для самоподдержания, он вынужден искать замену тем способам воспроизводства социальных тканей, которые ранее обеспечивали формирование «большого общества». Но обнаруживаются лишь способы воспроизводства малых социальных групп, корпоративных, семейных, дружеских и прочих локальных общностей. Приходится (при посредстве сторонников этики добродетели) делать хорошую мину при плохой игре и утверждать, что не больно-то и нужно было «большое общество» с его «устаревшей» «внешней» моралью, нередко базирующейся на представлениях о справедливости, пришедших из идеологий и утопий вчерашнего дня15.

Но глобальный капитализм уже в силу своей глобальности не может обойтись без универсальных принципов. Поэтому этика добродетели старается выглядеть хотя бы отчасти универсальной. Парадоксально, но открещивающейся от всякого универсализма этике добродетели приписывают некий объединительный потенциал, способный навести мосты между различными культурами и социальными слоями и обеспечить взаимопонимание между ними.

Так, О.Хархордин пишет: «Если отбросить дискурсивные формулировки доктрин и посмотреть на практическое регулирование поведения, во многом ли будут различаться якобы несхожие версии этики добродетели в таких формах, как фанатизм ортодоксального иудаизма или фундаменталистские версии ислама?»16 По его мнению, современный приверженец этики добродетели должен не пытаться разоблачать «ложную саморепрезентацию», например, бандитов, которые тоже ведь руководствуются героическими принципами чести и верности, а старать-

ИОАПТКТ № 2 (65) 2012

95

17 Уильямс 2008: 172, 173.

___________________________ЯШИН_______________________________

ся надстроить над этими добродетелями добродетели гуманности и милосердия, как это делали люди вроде Фомы Аквинского. Представляется, что подобный тезис равнозначен признанию недостаточности самой по себе этики добродетели. Из него следует, что без надстройки из этики принципов этика добродетели ничем не отличается от бандитской. Она обладает определенным универсализмом, но этот универсализм тоже, условно говоря, бандитский. Выражаясь мягче — это своего рода киплинговский универсализм, в котором «Востока и Запада нет», поскольку обладающие сходными ценностями «сильные» инстинктивно чувствуют глубинное родство друг с другом.

Принципиально не сходство мироощущения «сильных» разных культур и эпох, а то, что дополненная добродетелями гуманности и милосердия классическая этика добродетели этих «сильных» уже не есть этика добродетели, ибо выбор доминирующих над героическими добродетелями ценностей возможен только с точки зрения этики принципов. Существенно не то, каким образом данные ценности встраиваются в этику добродетели, мимикрируя при этом под те же добродетели, но то, почему выбор падает именно на эти, а не на другие ценности. Чтобы понять, что на самом деле значат те «внешние» моральные принципы, те ценности, от изучения которых Хархордин хочет отказаться, надо просто посмотреть на разницу между моральным состоянием советского и современного российского общества. И там и тут, согласно Хархор-дину, базовой является этика добродетели. И что же стало с этой этикой, когда она оказалась предоставлена самой себе? Она стала неотличимой от этики бандитов и эгоистов.

Конечно, у сторонников этики добродетели на этот счет найдутся возражения. Так, например, Б.Уильямс признает, что «идеалы морали, без сомнения, играли свою роль в распространении действительной справедливости в мире, а также в мобилизации власти и социальных возможностей для компенсации неудачи в определенные исторические эпохи». Однако мораль (то есть этика принципов), по его убеждению, заблуждается, полагая, что «без ее специфических обязательств все будет отдано на откуп одним только склонностям, что без ее совершенной добровольности существует одна только сила, что без ее безусловно чистой справедливости не существует вообще никакой справедливости»17.

Но это передергивание, выгодное сторонникам этики добродетели. Если мораль что-то и «полагает», так это то, что без нее нет универсальной справедливости, не отрицая, что понятие справедливости присуще, конечно, и тем же преступникам. Этика принципов потому до сих пор и отодвигала этику добродетели на задний план, что всегда стремилась выйти из релятивистского тупика различных версий таковой. Этих версий в истории было много, но они не могли защитить нас от разного рода эксцессов, когда добродетельные люди убивали и обманывали друг друга, нисколько не теряя при этом своей добродетельности.

96

ИОАПТАГ № 2 (65) 2012

Библиография

_______________________________flt1Tt1Tf3fl___________________________

Артемьева О.В. 2009. Теоретические основания этики добродетели // Философия и этика: Сборник научных трудов к 70-летию академика РАН А.А.Гусейнова. — М. (http://www.ethicscenter.ru/biblio/SK/ artemieva.html).

Болтански Л., Кьяпелло Э. 2011. Новый дух капитализма. — М.

Дробницкий О.Г. 2002. Моральная философия. — М.

Куренной В. 2008. Этика добродетели: предисловие к публикации // Логос. № 1 (64).

Макдауэл Дж. 2008. Добродетель и основание // Логос. № 1 (64).

Макинтайр А. 2000. После добродетели: Исследования теории морали. — М.

Мартьянов В.С. 2006. Об условиях возникновения теории справедливости в российской политике // Полис. № 4.

Никонов А. 2008. Апгрейд обезьяны. — М.

Нравственность современного общества (http://truemoral.ru/ morals.php).

Уильямс Б. 2008. Мораль: специфический институт // Логос. № 1 (64).

Фишман Л.Г. 2010. Демократия, «социальное государство» и война // Свободная мысль. № 2.

Хархордин О. 2011. Основные понятия российской политики. — М.

Шифман И.Ш. 1988. Александр Македонский. — Л. (http:// knigosite.ru/library/read/31683).

TIOAIi™

№ 2 (65) 2012

97

Что такое определение добродетели? Изучение добродетельных мыслей и действий

Пять тысячелетий назад древние египтяне разработали концепцию, известную как Маат .

Сочетая в себе справедливость, закон, порядок, истину, мораль и равновесие, Маат был противоположностью хаоса, несправедливости и нечестности. Во многом это понятие похоже на то, что мы сегодня называем добродетелью.

Хотя добродетель чаще всего обсуждается в религиозном контексте, это понятие выходит за рамки религии.Сам термин описывает набор черт характера, связанных с высокими моральными стандартами.

В этой статье мы поговорим об определении добродетели , значении добродетели , и предложим несколько примеров добродетельных действий.

Что такое определение добродетели?


Добродетельное определение — это тип поведения, отражающий моральное превосходство человека.

Это слово может относиться к любым качествам или чертам характера, которые общество считает морально хорошими.Честность, верность, смелость и доброта повсеместно считаются положительными качествами. Это означает, что каждого можно охарактеризовать как добродетель.

Термин «добродетель» впервые появился в английском языке в 13 веке. Он был придуман много веков назад в Древнем Риме, где использовался для описания замечательных качеств мужчин . Это включало не только их моральное поведение, но также их силу и физические особенности.

Фактически, корень слова «добродетель» — vir , что в древнем Риме означает человек .

На протяжении веков значение добродетели менялось, но основная концепция осталась прежней.

Что значит иметь добродетель?

Вы то, что постоянно делаете. Ваши привычки формируют ваш характер.

— Джон Батчер, автор программы Mindvalley Lifebook

В разных школах есть разные представления о том, что значит иметь добродетель.

Религии, такие как христианство, иудаизм и ислам, учат, что добродетельный человек должен подчиняться слову Божьему.Философия учит, что обладание добродетелью означает действовать так, чтобы приносить пользу себе, а также другим.

Независимо от того, религиозная или светская, все определения добродетели сходятся в том, что добродетельный человек обладает хорошими моральными качествами и способностью отличать добро от зла.

Добродетели развиваются через повторение. Практикуя добродетель в повседневной жизни, вы можете постепенно превратить свои добродетели в привычки и в процессе выработать сильный характер.

Что такое 12 добродетелей?

В своей работе «Никомахова этика» греческий философ Аристотель перечислил 12 добродетелей, которые помогают людям вести себя правильным образом в нужное время.

Аристотель считал, что каждый из этих 12 примеров добродетелей был «золотой серединой» между пороком и недостатком.

Вот 12 добродетелей:

1. Мужество

Отвага, стоящая между безрассудством и трусостью, проявляется в людях, осознающих опасность, в которой они находятся, но достаточно смелых, чтобы двигаться в любом направлении.

2. Умеренность

Золотая середина между сдержанностью и излишеством, Аристотель признает умеренность в людях, которые любят пить, но никогда не пьют слишком много. Это синоним умеренности.

3. Щедрость

Щедрость — это добродетель и милосердие. Он стоит между крайней жадностью, с одной стороны, и отдачей средств выше своих, с другой.

4. Великолепие

Великолепие — это искусство жить экстравагантно, но при этом не быть слишком кричащим или потакать своим желаниям.Этот термин является синонимом сияния и величия.

5. Великодушие

Великодушие проявляется в людях, которые достойны великих дел и также считают себя таковыми. Он стоит между тщеславием и самоуничижением.

6. Амбиции

Аристотель подчеркивает разницу между здоровыми амбициями (умеренным стремлением к признанию или отличию) и нездоровыми амбициями (неумеренным стремлением к одним и тем же вещам). В первом он видит добродетель, улучшающую жизнь, а во втором — разрушительный порок.

7. Терпение

Согласно Аристотелю, терпение — это добродетель контроля над своим темпераментом. Это золотая середина между слишком злым и недостаточным гневом. По словам Аристотеля,

Терпение горько, но плод его сладок.

8. Дружелюбие

Дружелюбие — мера социального интеллекта человека. Это золотая середина между отсутствием любви к другим и слишком дружелюбным отношением к слишком многим людям.

9. Правдивость

Правдивость — синоним честности. Правдивый человек открыт и откровенен. Они стоят между привычными лжецами с одной стороны и бестактными хвастливыми людьми с другой.

10. Остроумие

Согласно Аристотелю, остроумие — это способность различать смешное и несмешное и / или ненавистное. Остроумные люди чувствительны (но не слишком чувствительны) к чувствам других людей. Они никогда не расскажут анекдот, который может навредить другим.

11. Скромность

Для Аристотеля скромность является синонимом стыда и означает достоинство быть не слишком застенчивым и не слишком бесстыдным. Скромный человек осознает свои ошибки, но это осознание не мешает им действовать.

12. Правосудие

Справедливость является синонимом справедливости, добродетели справедливого поведения по отношению к другим. Просто у людей есть чувство правильного и неправильного, которое они используют для оценки действий других, а также своих собственных.

Что такое благочестие?


В пятом веке римский христианский поэт и правитель Аврелий Клеменс Прудентиус составил список из семи небесных (или божественных) добродетелей. Эти добродетели противостояли семи смертным грехам.

Каждому из семи грехов соответствует небесная добродетель. Добродетели защищают людей от искушения совершить грех.

Впервые представленные в его эпической поэме «Психомахия» семь божественных добродетелей, согласно Пруденцию, следующие:

  1. Милосердие (противостоит жадности)
  2. Целомудрие (противостоит похоти)
  3. Трудолюбие (противостоит лени)
  4. Смирение (противостоит гордости)
  5. Доброта 5 (противостоит зависти 5)
  6. (противостоит гневу)

  7. Умеренность (противостоит чревоугодию)

Что означает «терпение — добродетель»?

Поговорка «терпение — добродетель» впервые появилась в стихотворении Уильяма Ленгланда середины 14 века «Пирс Пахарь.”

Однако основная идея этого выражения восходит к началу V века. В списке благочестивых добродетелей Пруденция терпение противоположно гневу.

Он учит нас, что замечательно ждать чего-то долгое время, не расстраиваясь.

Вопреки утверждениям некоторых: «Терпение — это добродетель» не означает , что вы должны просто сидеть и ничего не делать и надеяться, что в конечном итоге на вашем пути появится хорошее.

Напротив, это означает, что вы не должны терять самообладание или веру, пока работает для достижения своей цели.

Последнее слово

Справедливость, доброта, смелость и внимательность могут сослужить вам хорошую службу в повседневной жизни. Превратите их в привычки, регулярно применяя их к себе и другим, и вы создадите сильный, достойный восхищения характер.


Мгновенная ясность в том, чего вы действительно хотите от жизни, — и все это

Есть причина, по которой так много блестяще талантливых, творческих, умных и способных людей никогда не раскрывают свой потенциал, и это, попросту, отсутствие направления.

Даже если у вас в голове нечеткая цель, вам все равно нужен план, процесс, который поможет вам ее достичь.

У вас может быть самая дорогая и быстрая машина в мире, но если вы отправитесь в путь, не имея четкого представления о том, куда вы собираетесь, то ржавый старый Beatle с картой и компасом будет обгонять вас каждый раз.

Если вы готовы испытать необыкновенную систему дизайна жизни, которая дает вам возможность создать свою лучшую жизнь, тогда присоединяйтесь к бесплатному мастер-классу Джона и Мисси Батчер

Где вы узнаете:

Вы застряли на колесе жизни хомяка вместо того, чтобы стремиться к полному раскрытию своего потенциала? Узнайте, как избежать трех душераздирающих причин, по которым большинство людей бессознательно обманывают себя в своих величайших жизнях.

Вы всегда ставите цели и редко их достигаете? Это не ваша вина — традиционное целеполагание серьезно неполно! Узнайте, как Lifebook дает вам возможность быстро и последовательно взять на себя ответственность за свою жизнь и реализовать каждую вашу мечту.

Испытайте упражнение «Мгновенная ясность» : мощное упражнение на визуализацию, которое проведет вас через ваш идеальный день и даст мгновенное понимание того, кто вы на самом деле и какой жизнью вы действительно хотите жить.

Шагните в Новый год с кристально чистым видением вашей идеальной жизни

Итак, что вы узнали об определении добродетели, которым хотели бы поделиться с другими? Расскажите нам в комментариях ниже.

Что на самом деле означает добродетель? Интервью с преподобным Томасом Петри (часть первая из двух). — Люмен Ecclesiae Digital

Добродетель — это средство между двумя крайностями, но как нам этого добиться? Как мы применяем добродетель в повседневной жизни? Как научить добродетелям общество, которое, кажется, не приемлет концепции морали? Пт.Томас Петри говорит, что нужно стремиться к противоположной крайности, чтобы попасть где-то посередине, в которой и заключается добродетель. Он добавляет, что истинное определение морали включает познание и стремление к счастью, которое, в конечном счете, заключается в наших отношениях с Богом. Общество наполнено похвалой разнообразия, и стремление к нравственности и добродетели одинаково разнообразно от человека к человеку. Нет двух людей, которые достигают добродетели одинаково, потому что каждый из нас уникален. Если мы поможем обществу понять этот подход к добродетели, мы сможем помочь им привести их к более глубоким отношениям с Богом.

Для видеопрезентации этой статьи щелкните здесь:

Старший Джон Доминик:

Для меня большая честь видеть этого следующего гостя с нами сегодня, однако его титул довольно длинный, так что, отец, не могли бы вы представиться?

Fr. Томас Петри:

Вы правы, это довольно долго. Я священник из Доминиканской провинции Восточная провинция Сент-Джозеф, и прямо сейчас я назначен вице-президентом и академическим деканом Папского факультета Непорочного зачатия Доминиканского Дома исследований в Вашингтоне, округ Колумбия.Мы являемся одним из семи папских факультетов в Соединенных Штатах, и Святой Престол дал нам право, которое мы имеем с 1943 года, присваивать степени на основании полномочий самого Святого Отца. Это большая честь. Это означает, что мы должны быть верными Святому Престолу, Ватикану, нашему Святому Отцу, и многие семинарии ценят профессоров с такими степенями. Мы неплохо учимся в школе.

Старший Джон Доминик:

В частности, отец, вы были так чудесны по отношению ко всем религиозным общинам, в частности к нашей, приветствуя нас там для учебы.У тебя все хорошо в Твиттере. Я внимательно слежу за тобой.

Fr. Томас Петри:

Я был очень счастлив провести ретрит для вашей общины, доминиканских сестер Марии, Матери Евхаристии, на прошлой неделе. На прошлой неделе я учила монахинь-доминиканок тайнам Откровения и фундаментальному богословию. За неделю до этого я проповедовал ретрит для сестер-доминиканок Хоторн в их доме в Атланте, штат Джорджия. Это также замечательная группа активных сестер, основанная Роуз Хоторн, дочерью великого американского поэта Натаниэля Хоторна.

Старший Джон Доминик:

Их работа так прекрасна для неизлечимого рака.

Fr. Томас Петри:

Вот что они делают. Они предоставляют хоспис тем, у кого неизлечимая форма рака, и которые не могут себя обеспечить. У них два дома: один в Хоторне, штат Нью-Йорк, а другой в Атланте, штат Джорджия. Они никогда не выставляют счета по страховке или Medicare. В соответствии с их правилом им не разрешается принимать пожертвования от семьи или имущества умершего в течение 35–40 лет после его смерти.Они не делают этого ни в коем случае. Это просто для достоинства человека.

Старший Джон Доминик садится, чтобы обсудить преимущества обучения добродетелям с преподобным Томасом Петри .

Старший Джон Доминик:

Это прекрасно.

Вы преподаете на уровне колледжа и тренируете людей, которые в конечном итоге будут этому учить. Сейчас мы работаем в 400 школах. Мы находимся в Сингапуре, так что, думаю, можно сказать, что мы интернациональные.В прошлом году мы также работали со всей епархией. У нас были епархии Сакраменто и Пальметто и все их школы. Я забираю то, что вы пишете. Не знаю, запомните ли вы это, но вы помогли мне в самом начале.

Fr. Томас Петри:

Я действительно помню, как помогал с этой программой: Ученики Христа, воспитание и добродетель . Я ценю маленькие карточки, которые учат добродетели, которые созданы на основе рисунков детей, на которых изображено значение каждой из этих добродетелей.Я раздала их семьям, и они используют их со своими детьми за обеденным столом. С этими картами они будут расспрашивать их о достоинствах.

Старший Джон Доминик:

Одна вещь, которую вы сказали, и я считаю ее важной: «Если вы знаете, что это такое, просто притворитесь на время, и в конце концов благодать вступит в силу».

Fr. Томас Петри:

Верно. Все мы слышим о добродетелях благоразумия, справедливости, отваги и воздержания, и люди часто думают: «Как же мне стать храбрым?» Я всегда говорю им: «Подделка.«Найдите смелого человека и сделайте то, что он делает. Вся суть добродетели в том, что вы должны расти в ней, делая добродетельные поступки, и в конечном итоге она становится второй натурой. Вы не сможете этого сделать, если на самом деле не делаете добродетельные дела, даже если у вас еще нет добродетели. Я всегда говорю своим ученикам: «Подделывайте, пока не добьетесь».

Старший Джон Доминик:

Многие люди, наблюдающие за этими вещами, являются учителями, и часто добродетель — это новый предмет.Я говорю людям, что иногда, когда я выступаю с речью, я говорю: «Ну, кто может рассказать нам о богословских добродетелях…», и я смотрю и вижу, что среди людей есть чувство паники, например: «Дон не спрашивай меня ». Я скажу: «Не волнуйтесь. Если вы побывали в Hobby Lobby и зашли в мастерскую Майкла, вы обязательно узнаете. Вы увидите там веру, надежду и любовь ». Как мы можем мягко вовлечь в это людей? Как бы вы объяснили добродетельную жизнь?

Fr. Томас Петри:

Я часто начинаю с того, что люди думают о морали, потому что то, что вы здесь описываете, — это момент, когда вы поднимаете моральную жизнь или живете морально в любом разговоре, первое, о чем люди думают, это то, что вы собираетесь сказать им, как им нужно жить своей жизнью, что совсем не так.Это досадный багаж, с которым нам приходится иметь дело. Я всегда говорю людям, что они склонны думать, что мораль — это правила. Тебе нужно пойти на мессу в воскресенье. Тебе нужно исповедоваться. Вы должны относиться к другим так, как хотите, чтобы относились к вам. Хотя это часть морали, это не главное. Для святого Фомы Аквинского, нашего великого врача церкви, нашего покровителя и нашего образца, мораль сводится к двум вещам. Что значит быть счастливым человеком и как мне этого добиться? Когда вы смотрите на Summa Theologica, где он говорит о морали, в основном это два вопроса.Когда мы думаем о добродетельном человеке, это не тот, кто просто живет по правилам или делает что-то потому, что должен, и выполняет их неохотно. Добродетельный человек знает: «Это сделает меня счастливым. Я счастлив это делать, и мне это нравится ». Вот что такое добродетель, и как только вы начнете с этого пути, люди начнут понимать, что мораль не так уж плоха, потому что все хотят быть счастливыми. Аристотель считал, что все хотят быть счастливыми. Когда вы просыпаетесь утром, весь смысл ставить одну ногу впереди другой — достичь счастья сегодня или когда-нибудь в будущем.Оплата счетов, смена подгузников, вывоз мусора — это все о счастье. Если вы человек, который не может встать с постели, потому что не думаете, что можете быть счастливы, что ж, тогда нам нужно поговорить о том, чтобы помочь вам. Верно? Счастье — главная цель всего этого. Конечно, как христиане, мы верим, что Бог — высшее счастье, и в конечном итоге именно Он сделает нас совершенно счастливыми.

Старший Джон Доминик:

Это такое обнадеживающее, радостное послание даже в наше время, когда люди ищут его и ищут по-разному.Когда вы заставляете людей жить неморальной жизнью, путь к добродетели — легкий выход, потому что, если вы боретесь с определенным пороком, вы можете практиковать добродетель, противоположную этому. Как бы вы посоветовали кому-нибудь?

Fr. Томас Петри:

Аристотель говорит, что добродетель существует в середине, а не в крайностях. Смелость находится посередине между глупостью и трусостью. Солдат, который выскакивает из окопа и под градом огня бежит навстречу врагу, не мужественен.Он дурак. Солдат, который не выскакивает из окопа, когда ему положено, — трус. Это верно для всех добродетелей. Есть эти крайности. Мой совет людям всегда направлен на другую крайность, потому что, поверьте мне, вы не дойдете до другой крайности. Если вы находитесь в этой крайности и стремитесь к другому, вы, вероятно, попадете в середину, а именно в этом и заключается добродетель. Обычно это происходит при общении со многими семьями. Всегда есть отец или мать с такими типами личности, что все должно быть именно так.Все должно быть на своих местах, а когда возникает беспорядок, они становятся очень темпераментными. Они начинают повышать голос и знают это. Они подходят ко мне и говорят: «Я потерял терпение по отношению к моим троим детям» или «Я потерял терпение по отношению к моей жене». Я скажу: «Вы человек, которому нравится, что все в порядке и в самый раз, не так ли?» Они скажут: «Да, это я, отец». Я говорю: «Это крайность, потому что у вас есть семья детей, и невозможно все это контролировать.Мне нужно, чтобы ты подумал про себя: «Знаешь, в последний раз, когда я ходил к отцу Томасу Петри и разговаривал с ним, он сказал мне, что мне нужно просто отпустить некоторые вещи». Я хочу, чтобы ты отдал себя и свои разрешение семьи устраивать беспорядок. Мы собираемся все бросить. Поверьте, это не вызовет беспорядка в вашем доме, потому что вы не сможете этого сделать, но если вы сможете стремиться к этому, вы в конечном итоге станете более умеренным и сдержанным родителем. Вы станете более добродетельным родителем.”

Старший Джон Доминик:

Другая прекрасная часть этого подхода заключается в том, что в нем есть свобода. Конечно, есть моральный кодекс, которому мы должны следовать, но когда мы живем этой жизнью, мы получаем радость и свободу.

Fr. Томас Петри:

Старший Джон Доминик:

Святой Павел говорит о свободе духа. Аристотель говорит, что молодежь не должна изучать мораль, потому что он знал, что, когда мы молоды, все мы хотим знать, как жить правильно.Все мы хотим знать, что значит быть счастливыми и как стать счастливыми. Нам нужна формула: если я сделаю то или это, я буду счастлив, но в жизни так не бывает. Здесь нет формулы. Некоторые вещи могут быть черными или белыми. Если вы сделаете это, вы совершите смертный грех и исповедуетесь, но большая часть нашей христианской жизни находится между ними. Есть параметр, за пределы которого мы не должны выходить, но внутри этих границ есть большая свобода в отношении того, как нам следует жить, что значит быть добродетельными, жить в Духе, вести трудные разговоры и как это делать. , то, что связано не со смертным грехом, а с тем, чтобы быть добрым, счастливым, святым и благоразумным.Церковь и наша католическая традиция много говорят об этих вопросах и надеются, что люди станут в них разбираться, пока это не станет второй натурой, что значит быть мягким, но при этом и сильным человеком, когда это необходимо, и, по сути, быть осторожным как личность.

Вы должны утвердить этот язык добродетели. Мы с тобой можем поговорить об этом, потому что нам это хорошо известно. Вы раздали карты добродетелей некоторым семьям, которые это видели, но как вы будете поощрять школы, которые хотят создать эту католическую культуру и эту католическую идентичность? Как вы можете увидеть с пастырской точки зрения, как это понимание того, что такое добродетели и [как они помогают] создать культуру свободы и добра [может быть реализовано в школах]?

Fr.Томас Петри:

В некотором смысле фундамент уже заложен во всем этом акценте на том, как наша культура говорит о разнообразии, равенстве, о том, что вы есть вы. мы видим в нашей культуре. Во многих смыслах это плохо, но его можно крестить, чтобы служить нашим целям, помогая людям расти в добродетели. Мы можем их использовать, потому что в этом и заключается добродетель. Мое благоразумие будет немного отличаться от вашего. Моя храбрость будет немного отличаться от твоей храбрости.Это нормально. По-разному проявляются добродетели от одного человека к другому. Все должны согласиться с тем, что, хотя мы говорим о свободе, разнообразии, инклюзивности, уникальности и равенстве, я не думаю, что кто-либо, когда они задумываются над этим, думает, что это означает, что каждый может жить так, как он хочет, без последствий. Я думаю, что все верят, что человеческая личность обладает большой способностью к адаптации, и в то же время это должно быть направлено на общее благо, на благо страны, моей общины, моей семьи.Такой разговор о добродетели помогает понять, что Церковь не пытается заставить вас следовать определенным правилам. Дело не в том, чтобы сделать вас одинаковыми. У нас нет менталитета резака для печенья. Речь идет о том, чтобы вы становились собой. Единственная разница в том, что то, кем вы являетесь, не обязательно является тем, кем вы себя считаете, но тем, кем вы являетесь, Бог знает вас.

Старший Джон Доминик:

Я думаю, что это одна из прекрасных вещей, когда мы говорим о католическом образовании, и вы хотите сосредоточить внимание на формировании ребенка, это то, что он может стать тем человеком, которым его создал Бог.Бог предназначил всех жить в дружбе и в Его Милости, и первородный грех — это то, что отделяет нас от Его Милости. Это нравится людям, когда я с ними разговариваю. Если мы оглянемся на состояние изначальной святости и справедливости, мы увидим, где богословские добродетели — это жизнь святости и отношения с Богом. Справедливости ради мы смотрим на главные добродетели. Первородный грех — это разрыв, который произошел, но когда вы начнете жить добродетельной жизнью, вы сможете исцелить этот разрыв и восстановить эту дружбу с Богом.

Fr. Томас Петри:

Добродетельная жизнь, особенно когда она стимулируется и укрепляется благодатью Божьей, может быть улучшена в исцелении. По крайней мере. попытки быть добродетельными и жить хорошо подготавливают нас к получению даров благодати, которые Бог хочет, чтобы мы получали. Мы собираемся возразить, что у всех, кто ходит без благодати, не живет в дружбе с Богом, даже если они думают, что у них есть своя жизнь, и они думают, что они счастливы, все еще имеет дыру в своей жизни и это дыра, которую Бог должен заполнить.Вот как нас создал Бог. Всем нам предназначено быть с Ним. Он создал нас для себя. Люди могут думать, что у них все хорошо, и они преуспевают в жизни. В конце концов, Бог пытается достучаться до них, чтобы напомнить им, что они действительно созданы для Него и чтобы быть с Ним.

Старший Джон Доминик:

Такова наша судьба. Наши глаза сосредоточены на вечности, и, как вы сказали ранее, все хотят быть счастливыми. Мы ищем это и могли бы проложить этот путь понимания того, что такое добродетель.Что бы вы порекомендовали для обучения?

Fr. Томас Петри:

Я рекомендую всем просто поискать в Google книги о Фомы Аквинском, добродетели и благодати, и вы найдете в них массу знаний. Есть много замечательных книг, которые, я думаю, ваша аудитория сможет понять и понять. Я думаю, что понимание святым Фомой добродетели и благодати все еще актуально и обращается к современному человеку, потому что он тот, кто, хотя это было 800 лет назад, многое понял для нас.

Старший Джон Доминик:

Когда мы пытаемся проповедовать, мы пытаемся достучаться до человека на улице. Вы можете подойти к кому-нибудь и сказать: «Ты хочешь быть счастливым; давай поговорим.

Fr. Томас Петри:

Это доминиканский образ жизни, верно? Мы признаем, что с самого начала у нас много общего. Все мы хотим быть счастливыми и помогать. Позвольте мне поделиться с вами, что я думаю о счастье и как я к нему доберусь, вы хотите пойти вместе? Это св.Доминик.

Старший Джон Доминик:

Отец, большое вам спасибо.

Что значит «добродетель»?

В силу смысла

Определение: Из-за чего-то.

Сказать на основании — это еще один способ сказать , потому что . Что-то, что происходит в силу чего-то еще , происходит в результате первого события.

Это одна из многих английских идиом, используемых для демонстрации причинно-следственных связей.

Из многих идиом, используемых для этого, в силу , возможно, является наиболее формальным. Чаще всего он используется при описании законов, постановлений или официальных мероприятий.

Происхождение

в силу чего-то

Слово добродетель имеет много значений. Это может означать мораль, честность, праведность или целомудрие. Хотя это наиболее распространенные значения, добродетель теперь может относиться к любому качеству, которое положительно или желательно в ком-то другом.

Таким образом, слово добродетель часто описывает людей с высокими моральными качествами.Вот почему фраза в силу используется для формальных описаний. Это часто относится к чему-то или кому-то с высоким юридическим авторитетом, моральной честностью или лидерством над другими.

Примеры

в силу чего-то

В силу молодости они не смогут баллотироваться в президенты. Такая фраза описывает, как в очень формальном случае баллотироваться на пост президента люди, не достигшие определенного возраста, не смогут баллотироваться на посты.

Кто-то другой может сказать,

  • Благодаря достижениям г-на Смита почти наверняка он выиграет президентский пост!

Этот человек описывает, как достижения г-на Смита повышают вероятность того, что его изберут на должность люди, уважающие его достижения.

Вы также можете использовать эту фразу в середине предложения, а не в начале. Можно сказать, что

  • Она, скорее всего, избежит тюремного заключения благодаря своим связям с полицией.

Этот человек означает, что его связи помогут ей избежать неприятностей.

Другие примеры

  • После резкого падения цен на нефть Хьюстон избежал спада благодаря диверсификации экономики, возглавляемой крупнейшим медицинским центром в мире. — Хьюстонская хроника
  • Он зависит от руководящей группы своей команды, чтобы установить стандарт вне льда, но он — в силу команд, подаваемых своим высоким голосом — в значительной степени командует из-за скамейки запасных.- New York Post

Сводка

Фраза в силу означает «потому что».

Что значит терпение — добродетель?

Терпение (существительное): Терпение означает проявление терпения. Прилагательное пациент означает выдерживать или терпеть трудное время или трудный период ожидания, и делать это спокойно, не становясь излишне беспокойным, тревожным или раздраженным.Терпение — это акт принятия отсрочки или трудностей без жалоб на затраченное время или какие-либо препятствия и препятствия. Это также акт настойчивости тихо, стабильно и прилежно. Быть терпеливым — значит быть противоположностью поспешности, что означает делать что-то поспешно и нетерпеливо, то есть нетерпеливым , способом. Вот несколько примеров терпения в предложении:

Чтобы быть добродушным фотографом-натуралистом, нужно много терпения: вы должны сидеть спокойно и неподвижно, иногда часами напролет, ожидая идеального снимка.

Мне не хватает терпения на большие головоломки; они занимают слишком много времени, и может быть очень неприятно пытаться снова и снова найти то, что подходит.

Билл хорошо ел и месяцами тренировался, не жаловавшись, даже когда на весах ничего не изменилось, и именно это терпение помогло ему сбросить 100 фунтов.

Добродетель (существительное): Добродетель описывает состояние морального совершенства, соответствующее стандарту того, что считается хорошим и правильным или праведным.Он используется для обозначения положительных, похвальных или адмиральских черт или качеств, которыми кто-то или что-то обладает. вести себя добродетельно — значит вести себя праведно или нравственно; придерживаться определенных высоких стандартов и этических принципов. Вот несколько примеров добродетели в предложении:

Судья считался честным и справедливым, а значит, человеком большой добродетели.
В своей работе редактор газеты всегда стремился к высшей публицистической добродетели.

Она знала, что у ее матери много достоинств: любящая, верная, добрая, и этот список можно продолжить. Терпение — добродетель (пословица; подробнее ниже): Итак, вместе взятые, фраза терпение — добродетель означает, что способность чего-то ждать, особенно переждать трудный период или время, полное испытания и невзгоды — не гневаться, не огорчаться, не беспокоиться или не разочаровываться — это то, к чему нужно стремиться: достойное, желанное и ценное качество, которым можно обладать.

Происхождение фразы Терпение — добродетель

Мы не можем точно знать, кто впервые произнес или написал это популярное сейчас высказывание, но у нас есть некоторые идеи, хотя и противоречивые.

Катон . Некоторые эксперты относят первое употребление этой фразы, по крайней мере, ее версию, к третьему или четвертому веку и Катону Старшему. Катон Старший написал учебник под названием Cato или The Distichs of Cato .Это был самый популярный учебник латинского языка того времени, но он не только преподавал язык, но и учил нравственности. Строка из Катона гласит: «Из человеческих добродетелей самое большое терпение». (Аналогичное латинское выражение — maxima enim, Patientia virtus , или терпение — величайшая добродетель .)

Конечно, в строке не говорится, что терпение — это добродетель. именно в этих словах, но мнение почти такое же, поэтому некоторые ученые считают, что Катон заслуживает похвалы.

Психомания . Другие говорят, что оно возникло в V веке благодаря поэту и правителю Лайна Аврелию Клеменсу Прудентиусу и его эпической поэме Psychomania . Поэма, насчитывающая почти тысячу строк, описывает битву между добродетелью и пороком или между добром и злом — конфликт стары как время. В нем перечислены семь добродетелей, противостоящих семи смертным грехам. В то время говорили, что их соблюдение уводит от искушений и греха. Семь добродетелей были названы так: целомудрие, воздержание, милосердие, усердие, терпение и доброта.В стихотворении нет явного употребления фразы , терпение — это добродетель , но это, как и Катон, еще одна ранняя попытка изобразить терпение как добродетель, к которой нужно стремиться, или приравнять терпение к состоянию морального совершенства и бытия.

Пирс Пахарь . Почти точное использование этой фразы встречается в повествовательной поэме Пирс Пахарь , которая, вероятно, была написана Уильямом Ленгландом где-то в конце 14 века, между 1360 и 1387 годами. строка, гласящая: «Терпение — это справедливое достоинство.Как и Прудентиус, стихотворение Ленгланда иллюстрирует то, что он считает человеческими добродетелями, включая другие атрибуты, такие как мысль, разум, учеба и старание.

Кентерберийские сказки. Джеффри Чосер написал свой знаменитый сборник рассказов Кентерберийские рассказы примерно в то же время, когда Лэнгленд написал Пирс Пахарь , вероятно, между 1387 и 1400 годами. строка: «Терпение — высокая добродетель… но добродетель может навредить тебе.”

Верна ли пословица — действительно ли терпение — это добродетель?

Использование этой фразы Чосером вызывает вопрос: действительно ли терпение — это добродетель? В конце концов, вы, возможно, знакомы с другой пословицей, говорящей об обратном: Fortune предпочитает жирный . Итак, что это такое?

И терпение — это добродетель, и удача благоприятствует смелым — это пословицы. Пословица — это короткая распространенная фраза или выражение, передающее мудрость и совет или разделяющее универсальную истину.Синонимы термина притча включают пословицу и афоризм . Вот еще несколько примеров известных пословиц:

Действия говорят громче слов.
Отсутствие заставляет сердце любить.
Картинка стоит тысячи слов.
Не судите о книге по обложке.

Как обе фразы могут быть правильными одновременно? Как могут быть две универсальные истины, противостоящие друг другу? Все дело в контексте.Во многих случаях способность проявлять терпение, терпеть то, что может занять много времени, является правильным или мудрым путем, потому что это позволит вам сохранять спокойствие и счастье в данный момент. В этих случаях терпение важно и жизненно важно для вашего благополучия. Тем не менее, безусловно, бывают случаи, когда стоит проявить смелость, а не просто сидеть сложа руки и ждать; например, подать заявку на работу своей мечты, о которой вы всегда мечтали, но которая никогда не открывается, даже если это может вызвать некоторые немедленные осложнения.Другими словами, цитата Джорджа Джексона: «У терпения есть пределы. Если зайти слишком далеко, это будет трусостью «.

Сводка

Терпение — это добродетель — это пословица, означающая, что способность ждать чего-то — ждать, пока пройдет трудное время, или ждать того, что вы действительно хотите, вместо того, чтобы стремиться к мгновенному удовольствию и соглашаться на меньшее раньше. — замечательное качество; высокий моральный стандарт, которого следует придерживаться.Тем не менее, не всегда легко быть терпеливым. Это требует самообладания и личного развития. А бывают случаи, когда фортуна благоволит смелым.


Счетчик слов — это динамический онлайн-инструмент, используемый для подсчета слов, символов, предложений, абзацев и страниц в реальном времени, а также проверки орфографии и грамматики.

Что означает «Добродетель — сама награда»?

Что означает «Добродетель сама по себе награда»? И что означает «добродетель»? Когда я поискал в Интернете, я наткнулся на это видео, на котором Барри Шварц выступает на конференции TED о добродетели.В его случае он определяет добродетель как моральное и социальное понятие. Я считаю, что это наиболее распространенный способ использования слова «добродетель». Несмотря на мое уважение к его идеям о парадоксе выбора, я не согласен с его тезисом по этой теме. Я думаю, он ошибся в заказе. Когда вы практикуете добродетель в качестве награды, то, что кажется моральным, на самом деле вовсе не морально. Это только кажется таковым другим людям, наблюдающим за вашим поступком.

Я определяю «добродетель» как бескорыстную красоту, награда которой сама собой.Таким образом, у него не обязательно должна быть какая-либо внешняя цель, причина или оправдание. Если мораль — это то, что мотивирует вас что-то делать, в моем определении это не добродетель, потому что мораль — это социальная конструкция, а это означает, что вы не будете практиковать ее в несоциальных / неморальных ситуациях (например, содержать в чистоте свой собственный дом. ради собственной добродетели).

Интересно, что в начале своего выступления Барри Шварц перечисляет типичные задачи, за которые отвечают дворники, такие как подметание, мытье полов, уборка пылесосом и т. Д.. Я думал, что он собирался объяснить их достоинства, но, к моему разочарованию, он, по сути, использовал список как вопросы, не связанные с понятием «добродетель».

Я думаю, что он у него задом наперед. Способность находить добродетель в этих мирских несоциальных задачах является ключом к способности добродетельно выполнять любые задачи, независимо от того, является ли задача социальной или нет, не имеет значения. Чтобы добродетель стала наградой сама по себе, мы должны уметь находить побуждение или мотивацию в самой задаче.

Найти добродетель в таких обыденных вещах, как мытье пола, нелегко, но это можно сделать.Каждый раз, очищая яблоко от кожуры, я стараюсь делать это лучше, чем в прошлый раз. Я также стараюсь проявлять творческий подход в своем подходе, а не просто повторять каждый раз один и тот же процесс. Я также стараюсь разрезать их на части, которые идеально геометрически и идентичны; как если бы они были обработаны на станке, что также предполагает идеальную заточку ножа. Никто не замечает моих усилий, в основном потому, что я обычно ем их все сам. Мои попытки усовершенствовать или улучшить свой навык чистки яблок никого не помогают, не спасают и не вдохновляют, но, как ни странно, я получаю от этого чувство удовлетворения.

Я тоже нахожу странное чувство радости при мытье посуды. Когда я был подростком, работал в суши-ресторане в Японии, моим любимым занятием было мыть посуду в часы пик на обед. Даже по сей день я наслаждаюсь этим, постоянно оптимизируя свои движения. Еще мне нравится ощущение воды на руках.

Я считаю, что есть какая-то врожденная (возможно, даже эволюционная или биохимическая) причина, по которой мы находим радость в том, чтобы делать что-либо хорошо. Когда вы можете наслаждаться мирскими задачами ради их собственных достоинств, вы, естественно, можете расширить свои возможности и на социальные задачи.На самом деле, между ними нет никакой границы. Когда добродетель сама по себе является наградой (в моем понимании этого термина), любая текущая задача бескорыстна, то есть она не касается вас или кого-либо еще. Это похоже на возможность восхищаться обнаженной моделью без сексуального возбуждения. Вы можете сделать это, только если сможете стереть себя и других из опыта. Когда вы решаете социальную задачу, улучшение общества становится достоинством этой задачи. Вы делаете это не для себя или для людей в обществе. Вы делаете их ради их же достоинства.В этом сценарии вообще нет морали, но другие люди часто проецируют мораль на ваш поступок.

На самом деле, не все задачи, выполняемые ради их собственных достоинств, являются социально или морально полезными или положительными. Изначально динамит был изобретен с целью повышения безопасности горняков и строителей, но он стал популярным оружием в войнах и убил миллионы людей. (Другой пример — вклад Эйнштейна в разработку атомной бомбы.) То, что я считаю социально выгодным или морально правильным, может не быть таковым для других.Как только мы начинаем подробно обсуждать «мораль», мы в конечном итоге приходим к выводу, что ничто не может быть определено как правильное или неправильное, и все, что мы делаем, начинает выглядеть бесполезным и бессмысленным. Чтобы любые аргументы, основанные на морали, работали, они должны полагаться на определенную степень незнания того, что такое мораль. Они не выдержат критики ни у кого, кто желает глубже подвергнуть сомнению основы морали. Я считаю этот тип аргументов манипулятивным и поэтому стараюсь их избегать. Любые аргументы, основанные на «здравом смысле», имеют ту же проблему.

Многие люди готовы принять фантазию как логическую истину в ситуациях, когда важны эмоциональные вложения. Я думаю, что эта конференция TED была одной из таких ситуаций, потому что мы пытаемся исправить нашу экономику, которая была разрушена безответственными банкирами с Уолл-Стрит. Моральные аргументы полезны для воодушевления людей, но в долгосрочной перспективе я считаю, что они теряют пар, и реальность подталкивает верующих к другим эмоционально сильным аргументам. В мире «духовности» люди часто прыгают от одного гуру к другому именно по этой причине.

Это возвращает нас к значению добродетели как собственной награды. Как только вы сможете делать все ради собственных достоинств, вам не нужно будет слушать каких-либо мотивирующих выступающих, потому что мотивация лежит в самой задаче.

Что значит терпение — добродетель?

Что значит быть добродетельным? Или быть терпеливым? Согласно Concordance Стронга, слово добродетель в переводе с греческого означает нравственное превосходство или добродетель. Быть добродетельным — значит производить добро из плодов Духа.Быть терпеливым — тоже часть плодов Духа. Итак, сколько раз в день мы на самом деле производим эти фрукты?

Терпение и добродетель Значение

2 Петр 1 говорит:

Его божественная сила дала нам все необходимое для жизни и благочестия через познание Того, Кто призвал нас Своей славой и благостью. Этим Он дал нам очень великие и драгоценные обещания, чтобы через них вы могли разделить божественную природу, избежав тления, царящей в мире из-за злых желаний.Именно по этой причине приложите все усилия, чтобы дополнить свою веру добротой, добродетель — знанием, знание — самообладанием, самообладание — терпением, терпение — благочестием, благочестие — братской привязанностью и братскую привязанность — любовью. Ибо, если эти качества твои и возрастают, они будут удерживать тебя от бесполезности или бесплодия в познании Господа нашего Иисуса Христа. Человек, которому этого не хватает, слеп и близорук и забыл очищение от своих прошлых грехов.Поэтому, братья, приложите все усилия, чтобы подтвердить свое призвание и избрание, потому что, если вы будете делать это, вы никогда не споткнетесь. Ибо таким образом вход в вечное Царство Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа будет богато обеспечен вам (2 Петра 1: 3-11).

Позвольте мне выделить стихи 5-8 и заявить, что в части возрастания в вере мы нуждаемся в этих плодах в нашей жизни. В современном мире терпение стало трудным плодом. Наша жизнь стремительно строится вокруг быстро меняющегося общества.Мы не можем успевать или даже не можем дышать, потому что все должно быть «прямо сейчас».

Итак, как мы терпеливо переносим все обстоятельства и повседневные жизненные ситуации? В Послании к Римлянам 12 необходимо проявлять быстрое или усердное терпение. Но самое главное — найти время и силы для молитвы. «Радуйтесь надежде; будьте терпеливы в несчастье; будь настойчив в молитве »(Римлянам 12:12).

В 1 Фессалоникийцам 5:17 говорится «непрестанно молиться». Молитва и терпение соответствуют друг другу.Как мы можем молиться и не проявлять терпения? Как мы можем быть терпеливыми, если не молимся? В Филиппийцам 4: 6 говорится: : «Ни о чем не беспокойтесь, но во всем, через молитву и прошение с благодарением, пусть ваши просьбы будут открыты Богу».

Молитва помогает выработать терпение. Все мы переживаем множество жизненных ситуаций, и благодаря такой выносливости мы получаем терпение.

Терпение — значение добродетели

Мы проанализировали список плодов духа. Терпение входит в список качеств Бога, которым христиане стремятся подражать.Когда кто-то говорит фразу «Терпение — это добродетель», они часто имеют в виду, что вы проявляете признаки нетерпения. И что, в сущности, хорошие вещи приходят к тем, кто ждет. Это не значит, что каждый, кто проявляет терпение, получит все земные желания, на которые надеется. Это подпадает под что-то известное как евангелие процветания, которое не является библейским.

Но мы хотим стать больше похожими на Иисуса. И Иисус проявил огромное терпение. Ученики часто были тупицами, религиозные лидеры часто пытались обмануть Иисуса, а толпы требовали от нашего Мессии до такой степени, что это его утомляло.Тем не менее, он проявляет терпение. Он проявил добродетель терпения в своих словах, мыслях и действиях. Мы хотим делать то же самое. Но как? В конце концов, терпение кажется одной из самых трудных добродетелей.

Как проявлять терпение по-библейски

Когда я думаю о том, как Иисус выдержал все испытания, искушения и испытания в Своей жизни, я очень благодарен. Иисус предпочел нас Себе. Он прошел через долгие дни и ночи, когда враг пытался искушать Его сдаться (Матфея 4: 1-11).Он пережил избиения, преследования и даже саму смерть. Бог дал нам Своего Сына, чтобы мы могли вернуться к Нему.

Бог благословляет тех, кто терпеливо переносит испытания и искушения. После этого они получат венец жизни, который Бог обещал любящим Его (Иакова 1:12).

В моей жизни были моменты, когда мне приходилось терпеть и терпеть. Времена заражения инфекцией за заражением в течение двух месяцев довели меня до предела.На самом деле я был в переполнении эмоциями, страхом и беспокойством. Я боялся за свою жизнь и умолял Бога забрать все это. Но даже в те времена страха не хватило, чтобы разрушить мои отношения с Богом. В те времена я стал намного ближе к Богу. Я благодарен, даже если терпение было невыносимым.

Послание к Евреям 10 говорит о стойкости и стойкости; терпеть все страдания, даже если цена высока. В Послании к Евреям 10 говорится:

Вспомните те ранние дни, когда вы впервые узнали о Христе.Вспомни, как ты оставался верным, хотя это означало ужасные страдания. Иногда вы подвергались насмешкам и избиениям, а иногда помогали другим, страдающим от того же. Вы страдали вместе с теми, кого бросили в тюрьму, и когда у вас отняли все, что у вас было, вы приняли это с радостью. Вы знали, что вас ждут лучшие вещи, которые будут длиться вечно. Так что не отбрасывайте это уверенное доверие к Господу. Помните, какую великую награду он вам принесет! Терпение и терпение — это то, что вам сейчас нужно, чтобы вы продолжали исполнять волю Бога.Тогда вы получите все, что он обещал (Евреям 10: 32-36).

Доверие и терпение — вот что им нужно в те тяжелые времена. Несмотря на то, что те времена приходили и уходили, это не значит, что мы не можем учиться на том, что они пережили. Вместе с посланием к евреям в книге Иакова говорится, что терпение пожинает свои плоды.

Чтобы увидеть примеры терпения в страданиях, дорогие братья и сестры, посмотрите на пророков, которые говорили во имя Господа.Мы оказываем большую честь тем, кто терпит страдания. Например, вы знаете об Иове, человеке большой стойкости. Вы можете видеть, как Господь был милостив к нему в конце, ибо Господь полон нежности и милосердия (Иакова 5: 10-1).

Ultimate Endurance

Поэтому, поскольку мы окружены таким огромным облаком свидетелей, давайте отбросим все, что мешает, и грех, который так легко запутывает. И давайте настойчиво пробежать обозначенный для нас забег, сосредоточив наши взоры на Иисусе, первооткрывателе и совершенителе веры.Ради предстоявшей ему радости он претерпел крест, презирая его позор, и сел по правую руку от престола Божьего. Подумайте о том, кто претерпел такое противодействие со стороны грешников, чтобы вы не утомились и не унывали (Евреям 12: 1-3).

Во всем проявите терпение, стойкость и стойкость. Наша жизнь проходит так же быстро, как увядают весенние цветы. Доверяйте Богу, преследуйте Бога и оставайтесь в Боге. Он наш главный приз в этой жизни.

Другие источники

Библейский ли текст «Хорошие вещи приходят к тем, кто ждет»?

Добродетель, определение и значение

© iStock / Getty Images Plus / greenaperture


Ребекка Машберн (Гордон) имеет замечательного мужа по имени Джозеф.У нее есть блог, Trust. Lean, Seek и работает над тем, чтобы стать тем, к чему ее призывает Бог. У нее есть степень бакалавра психологии, и она надеется когда-нибудь получить степень по библейскому консультированию. Ребекка любит быть на природе, особенно весной, и любит путешествовать. У нее любящая семья, и она надеется, что когда-нибудь у нее появятся собственные дети.


Эта статья является частью нашего каталога Христианских терминов, в котором исследуются слова и выражения христианского богословия и истории.Вот некоторые из наших самых популярных статей, посвященных христианским терминам, которые помогут вам на пути познания и веры:

Полные доспехи Бога
Значение слова «селах»
Что такое «наложница»?
Христианское значение смирения

Кто такие язычники? Библейское значение
Что такое блуд?
Значение Славы Шехины
Разница между благодатью и милосердием

Добродетель | Философский разговор

Что такое добродетель? Добродетель считается хорошей чертой характера.Аристотель считал, что добродетель имеет решающее значение для хорошо прожитой жизни. Он думал, что добродетель — это умение жить. В учении Аристотеля о золотой середине говорилось, что на каждую добродетель приходилось два порока, по одному на обе крайности. Кен представляет Джулию Драйвер, профессора Дартмутского университета. Сказал бы Аристотель, что террористы-смертники добродетельны? Аристотель считал, что нужно действовать во благо, чтобы быть добродетельным. Сторонники этики добродетели считают, что в моральных правилах нет необходимости. Драйвер считает, что добродетели — это черты характера, которые приводят к хорошим последствиям, что является уникальной позицией.

Кен отмечает, что мы больше всего виним людей за то, что раскрывает их характер. Мы больше заботимся о персонажах или действиях? Драйвер считает, что взгляд Аристотеля на добродетель имеет слишком много психологических требований. Аристотель считал гордость добродетелью. Многие люди думают, что для того, чтобы действовать добродетельно, агент должен действовать осознанно и проявлять самоконтроль. Драйвер считает эту идею ошибочной. Кен говорит, что добродетель — это не все, что нужно для хорошего. Современная этика склонна предполагать, что существует единственный правильный ответ на вопрос «что мне делать?» в любых обстоятельствах.Все теоретики этики согласятся, что трудно знать, что делать.

Как этика добродетели помогает нам думать о таких ситуациях, как война? Какова функция добродетели в моральном мышлении? Какая связь между слабостью воли и добродетелью? Какая добродетель самая важная? Аристотель считал, что есть женские добродетели и мужские добродетели. Драйвер считает, что это была плохая идея, поскольку предполагалось, что женщины менее совершенны, чем мужчины.

  • Блуждающий философский отчет (Стремление к 04:40): Эми Стенден разговаривает с Джоном Ланганом, священником-иезуитом и философом Джорджтаунского университета, о добродетели и размышляет о добродетели в фильме «Лоуренс Аравийский».
  • Sixty Second Philosopher (Стремитесь к 49:56): Иэн Шоулс исследует историю добродетели от аристотелевской аристократии до культурных войн.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts