Что такое страдания: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Страдания

Аудио-версия статьи

***

Страда́ние — муче­ние; нрав­ствен­ная, душев­ная или телес­ная (душевно-телес­ная) боль (мука). Стра­да­ние – не всегда резуль­тат лич­ного греха, но всегда резуль­тат греха.

Пре­по­доб­ный Иоанн Дамас­кин: “Слово «стра­да­ние» имеет раз­лич­ные зна­че­ния. Есть стра­да­ние телес­ное, каковы болезни и раны; есть, с другой сто­роны, стра­да­ние душев­ное, каковы похоть и гнев. Говоря же вообще, стра­да­ние живого суще­ства есть такое состо­я­ние, за кото­рым сле­дует удо­воль­ствие и неудо­воль­ствие”.

Плоды стра­да­ния зави­сят от выбора самого чело­века: два раз­бой­ника были рас­пяты рядом со Хри­стом, но для одного они ока­за­лись спа­си­тель­ными, а другой лишь ещё больше оже­сто­чился.

Апо­стол Павел: Нынеш­ние вре­мен­ные стра­да­ния ничего не стоят в срав­не­нии с тою славою, кото­рая откро­ется в нас. (Рим.8:18).

Вообще понять глу­бин­ный смысл собы­тий, свя­зан­ных с чьими-либо стра­да­ни­ями, может только чело­век веру­ю­щий, при­зна­ю­щий реаль­ность поту­сто­рон­него мира и его зако­нов, прежде всего, зако­нов веч­но­сти. Только в свете веч­но­сти — вечной жизни — обре­тают смысл неко­то­рые труд­но­объ­яс­ни­мые собы­тия.

Ника­кие стра­да­ния не оста­ются бес­смыс­лен­ными перед Богом. Об этом гово­рят и мно­го­чис­лен­ные сви­де­тель­ства из Свя­щен­ного Писа­ния, и при­меры из жизни людей, стра­да­ю­щих в этом мире по тем или иным при­чи­нам. Про­мысл Божий о чело­веке и мире направ­ляет все ко благу, но не всегда чело­ве­че­скому чув­ствен­ному пони­ма­нию уда­ется осо­знать уви­деть это.

Очи­сти­тель­ная функ­ция стра­да­ния часто под­чер­ки­ва­ется свя­тыми отцами вслед за апо­сто­лом Петром, кото­рый утвер­ждает: стра­да­ю­щий плотию пере­стает гре­шить (1Пет.4:1). «Вме­ня­ются нам в остав­ле­ние грехов… и болезнь, и немощь, и измож­де­ние плоти», – гово­рит свт. Иоанн Зла­то­уст, видя­щий в них «печь, в кото­рой мы очи­ща­емся». Преп. Вар­са­ну­фий пишет одному из своих духов­ных чад: «…сколько попу­стит тебе [Бог] поскор­беть в теле, столько подаст и облег­че­ния в согре­ше­ниях твоих». Свт. Васи­лий Вели­кий со своей сто­роны отме­чает, что часто «телес­ные стра­да­ния служат к обуз­да­нию греха». Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптин­ский при­во­дит такое срав­не­ние: змея для того, чтобы ски­нуть с себя старую кожу, про­хо­дит через узкое отвер­стие, так и рож­де­ние в жизнь вечную и избав­ле­ние от грехов про­ис­хо­дит не иначе, как через крест и стра­да­ния.

***

Обязан ли пра­вед­ник стра­дать?

Стра­да­ние — неотъ­ем­ле­мая состав­ля­ю­щая земной жизни людей. Рож­да­ясь, чело­век огла­шает мир плачем (святые отцы объ­яс­няли это обсто­я­тель­ство про­яв­ле­нием пер­во­род­ного греха. Но значит ли оное, что в усло­виях нашего гре­хов­ного мира стра­да­ние не только неиз­бежно, но и необ­хо­димо?

Как известно, чело­век был создан не ради стра­даль­че­ской жизни, но ради сча­стья и веч­ного бла­жен­ства. Под­лин­ное бла­жен­ство дости­жимо только в союзе с Богом — Неис­чер­па­е­мом Источ­ни­ком благ. Стрем­ле­ние к сча­стью, в той или иной сте­пени, свой­ственно каж­дому чело­веку, хоть пра­вед­ному, хоть непра­вед­ному. Но тогда как пра­вед­ник, стре­мя­щийся к Богу, ищет под­лин­ного сча­стья, для греш­ника, духовно отда­лен­ного от Бога, харак­терно стрем­ле­ние к ложным, обман­чи­вым радо­стям и удо­воль­ствиям. Их он ищет и нахо­дит в гре­хов­ных мыслях и делах.

Встав на путь избав­ле­ния от греха, пра­вед­ник про­дол­жает нахо­диться под воз­дей­ствием выра­бо­тан­ных им гре­хов­ных навы­ков, при­вы­чек, стра­стей и поро­ков, нако­нец, под вли­я­нием внеш­него гре­хов­ного окру­же­ния.

В данной связи он посто­янно стал­ки­ва­ется с гре­хов­ными иску­ше­ни­ями и соблаз­нами, и вынуж­ден с ними бороться. Эта борьба бывает сопря­жена с мно­гими труд­но­стями, лише­ни­ями, стра­да­ни­ями Так, искрен­нее сер­деч­ное пока­я­ние, сопро­вож­да­е­мое угры­зе­ни­ями сове­сти и стыдом, явля­ется формой душев­ного стра­да­ния; борьба с вла­ды­че­ством плот­ского начала, осу­ществ­ля­е­мая посред­ством бдений, постов, молит­вен­ных сто­я­ний, физи­че­ского труда, есть форма душевно-телес­ных стра­да­ний.

Такого рода духов­ное дела­ние явля­ется одним из аспек­тов подвиж­ни­че­ской жизни и вме­ня­ется хри­сти­а­нину в обя­зан­ность. Стра­да­ния, воз­ни­ка­ю­щие в резуль­тате этого дела­ния, сопут­ствуют и спо­соб­ствуют нрав­ствен­ному исправ­ле­нию, духов­ному пре­об­ра­же­нию, спа­се­нию греш­ника. Кроме того, пере­нося их с долж­ным сми­ре­нием, подвиж­ник выра­жает свою веру и любовь к Богу (вспом­ним, что Образ­чи­ком бого­угод­ного пере­не­се­ния стра­да­ний явля­ется Гос­подь Иисус Хри­стос; следуя по Его стопам и пере­нося послан­ные или попу­щен­ные Богом стра­да­ния, хри­сти­а­нин несёт свой спа­си­тель­ный крест и сорас­пи­на­ется Христу; делая это осо­знанно и сво­бодно (Мф.16:24)).

Из всего ска­зан­ного, конечно, не сле­дует, что хри­сти­а­нин не вправе укло­няться от тех или иных форм стра­да­ний, напри­мер, от стра­да­ний, вызван­ных тяже­лой болез­нью. Закон Божий не вос­пре­щает боля­щему поль­зо­ваться воз­мож­но­стями меди­цины (помо­щью мед­пер­со­нала, лекар­ствен­ными сред­ствами, оздо­ро­ви­тель­ными про­це­ду­рами и т. п.). Сам Хри­стос, а затем и апо­столы исце­ляли людей.

Особой ого­ворки тре­буют и дей­ствия по укло­не­нию от стра­да­ний, свя­зан­ных с бед­ствен­ным поло­же­нием. Если хри­сти­а­нин живет в миру, ему не запре­ща­ется тру­диться и полу­чать за свой труд над­ле­жа­щую зара­бот­ную плату. Он вправе иметь пищу, одежду, кров, поль­зо­ваться иными бла­гами (не про­ти­во­ре­ча­щими поня­тию о бла­го­че­стии)

***

«Стра­да­ние, кото­рое часто явля­ется пред­ме­том рас­смот­ре­ния аске­ти­че­ских трудов святых отцов в связи с умерщ­вле­нием греха и стра­стей и прак­ти­кой доб­ро­де­тели, не явля­ется любым каким ни на есть стра­да­нием. Оно озна­чает скорби, кото­рые, с одной сто­роны, свя­заны с отка­зом от пороч­ных жела­ний, кото­рые систе­ма­ти­че­ски про­яв­ля­ются в пороч­ных стра­стях и пороч­ных удо­воль­ствиях, с кото­рыми они свя­заны, и, с другой сто­роны, с уси­ли­ями при­об­ре­те­ния нового образа пове­де­ния, кото­рый состоит из доб­ро­де­те­лей».
Жан-Клод Ларше

«Если чело­век из глу­бины горя спра­ши­вает: «Где же Ты был, Гос­поди?» – для хри­сти­а­нина ответ оче­ви­ден: в бездне стра­да­ния Он был прежде тебя. Тебя еще не было, а Он уже был на Гол­гоф­ском Кресте».

диакон Андрей

«Стра­да­ния с точки зрения хри­сти­ан­ства не всегда явля­ются абсо­лют­ным злом, то есть, будучи злом по своему суще­ству, они могут при­во­дить к благим послед­ствиям.
С точки зрения хри­сти­ан­ского аске­ти­че­ского учения стра­да­ния в жизни чело­ве­че­ской имеют очи­сти­тель­ное зна­че­ние. Кроме того, когда речь идет о про­ти­во­по­став­ле­нии насла­жда­ю­щихся жизнью греш­ни­ков и стра­да­ю­щих пра­вед­ни­ков, оценка обычно дается по каким-то внеш­ним про­яв­ле­ниям (состо­я­ние здо­ро­вья, обла­да­ние тем или иным иму­ще­ством, воз­мож­ность осу­ще­ствить жиз­нен­ные планы и т. д.). При таком под­ходе игно­ри­ру­ется внут­рен­нее, духов­ное состо­я­ние людей.
Апо­стол Павел гово­рит в Рим.14:17: «Ибо Цар­ствие Божие не пища и питие, но пра­вед­ность и мир и радость во Святом Духе», поэтому пра­вед­ные люди, даже нахо­дясь в стес­нен­ных обсто­я­тель­ствах, могут насла­ждаться тем Цар­ством Божиим, кото­рое внутри нас, пред­вку­шая буду­щее бла­жен­ство.

И, наобо­рот, в Свя­щен­ном Писа­нии можно найти немало мест, кото­рые сви­де­тель­ствуют о том, что чело­век, веду­щий гре­хов­ный образ жизни, по-насто­я­щему не может быть счаст­лив. Рим.2:9: «Скорбь и тес­нота всякой душе чело­века, дела­ю­щего злое».
иерей Олег Давы­ден­ков

«Стрем­ле­ние чело­века изба­виться от стра­да­ний есте­ственно. И оно зало­жено в саму при­роду чело­ве­че­скую. Отно­ше­ние Церкви к стра­да­ниям такое: Цер­ковь состра­дает своим членам, но в то же время она не боится своих стра­да­ний, она знает, что через них мы полу­чим радость, пре­вос­хо­дя­щую эти стра­да­ния настолько, что мы еще будем жалеть, что мало постра­дали».
про­то­ди­а­кон Иоанн Шевцов

«Если бы Бог по вре­ме­нам не укла­ды­вал нас на лопатки, нам неко­гда было бы посмот­реть на небо».

Блез Пас­каль

«Тот, кто не хочет вни­мать шепоту веч­но­сти, будет вни­мать ее громам».
Сергей Нико­ла­е­вич Тру­бец­кой

***

О духов­ном смысле стра­да­ния

Архи­манд­рит Еле­азар, духов­ник Свято-Тро­иц­кой Алек­сан­дро-Нев­ской Лавры

Жизнь не может быть без стра­да­ний, сам по себе мир пред­став­ляет собой не только одни успехи, мы видим много очень неудач­ни­ков, потря­се­ний вся­че­ских, про­ва­лов, чудо­вищ­ных пре­ступ­ле­ний. Не всегда бывает весна с рас­пус­ка­ю­щи­мися поч­ками и яркой пест­ро­той, бывают и раз­ру­ши­тель­ные бури, град, болезни и смерть. Самое боль­шое стра­да­ние, кото­рое чело­век испы­ты­вает, – это отсут­ствие стра­да­ний. Не стра­дать в жизни – значит, не участ­во­вать в жизни, быть лишним чело­ве­ком.

Почти всегда при­чину стра­да­ний можно найти в грехе, в нару­ше­нии закона жизни, зако­нов при­роды. Это нару­ше­ние разъ­еди­няет чело­века между Богом и при­ро­дой, Им создан­ной. Стра­да­ние ока­зы­вает на чело­века бла­го­твор­ное вли­я­ние, явля­ется школой, потому что оно учит правде, под­твер­ждая нали­чие нрав­ствен­ного закона и смысла жизни. Прак­ти­че­ски все стра­да­ния учат, чтобы мы не делали другим того, чего не желаем себе. Стра­да­ния пока­зы­вают, что в жизни дей­ствует не нрав­ствен­ный хаос, а уди­ви­тель­ный строй­ный поря­док, осно­ван­ный на правде, кото­рая рано или поздно про­явится.

Стра­да­ние явля­ется источ­ни­ком огром­ных нрав­ствен­ных цен­но­стей и поло­жи­тель­ных духов­ных при­об­ре­те­ний. Оно при­во­дит к вере, любви, духов­ной силе. Мы живём на земле, чтобы пора­бо­тать над кра­со­той своей души. Жизнь – это огром­ная мастер­ская, в кото­рой души людей ста­но­вятся чище и гото­вятся к пере­ходу в иной, лучший мир.

Стра­да­ния учат быть снис­хо­ди­тель­ным к другим людям, вос­пи­ты­вают чут­кость к горю дру­гого чело­века. Испы­та­ния зака­ляют чело­века, вос­пи­ты­вают волю, выдержку, настой­чи­вость и энер­гию. Чело­век труд­нее пере­но­сит свой успех, славу, богат­ство, внеш­нюю кра­соту, чем неудачи, непри­ят­но­сти. Успех может чело­века испор­тить, сде­лать гордым, лени­вым, бес­печ­ным и нече­ло­ве­ко­лю­би­вым, поэтому слабым и ничтож­ным. Стра­да­ю­щий укреп­ля­ется.

Есть люди, кото­рые пони­мают, что такое стра­да­ние, и видят в нём кра­соту, они про­ни­кают в тайну слов Апо­ка­лип­сиса «кого люблю, того и нака­зую». То есть, указую, настав­ляю, руко­вожу. Есть люди, кото­рые бла­го­да­рят за стра­да­ния и гово­рят: «Бла­го­да­рим Тебя, Боже, что Ты посы­ла­ешь нам не одни только сол­неч­ные лучи, иначе мы пре­вра­ти­лись бы в пустыню. Но даёшь дождь, чтобы мы могли при­но­сить плоды».

Лучше стра­да­ния, чем само­до­воль­ная мещан­ская бес­печ­ность. «Я жить хочу, чтоб мыс­лить и стра­дать», – гово­рил Пушкин, при всём свой­ствен­ном ему эллин­ском жиз­не­лю­бии. Пусть это стра­да­ние будит нас от сна рав­но­ду­шия, ока­ме­не­лого бес­чув­ствия. Жизнь без стра­да­ния опасна, и Бог, кото­рый не нака­зы­вает нас, это Бог, кото­рый не зани­ма­ется нами.

Грубое и лег­ко­мыс­лен­ное бег­ство от стра­да­ния кто-то нахо­дит в стрем­ле­нии к полу­че­нию минут­ного насла­жде­ния, заглу­шить горечь жизни, забыться безу­мием. А люди веру­ю­щие знают, что, чем тяже­лее испы­та­ния, тем ярче неча­ян­ная радость, кото­рая при­хо­дит не сразу. «Чем ночь темней, тем ярче звёзды».

Трудно бывает чело­веку, но и дру­гому трудно. На стра­да­ния надо отве­чать состра­да­нием. Ведь слово сча­стье – от слова соуча­стие, то есть, каждый должен соучаст­во­вать в жизни с другим чело­ве­ком, состра­дать ему, сотруд­ни­чать с ним, соучаст­во­вать. И в этом нахо­дить сча­стье.

Люди нуж­да­ются не только в объ­яс­не­нии своих стра­да­ний, но больше в соуча­стии, в сочув­ствии, кото­рое может под­нять изне­мо­га­ю­щего и ожи­вить его душу. Очень много гово­рится об этом в сочи­не­ниях Фёдора Михай­ло­вича Досто­ев­ского. В его рома­нах стра­да­ние явля­ется глав­ным героем. Именно стра­да­ние, сопро­вож­да­ю­ще­еся благою вестью о Христе. Оно при­во­дит чело­века к новой жизни. Тра­ге­дия, рас­ска­зан­ная в «Бесах», осве­ща­ется в финале бла­гост­ными лучами, сло­вами Нового Завета, кото­рые читает рус­скому ате­и­сту жен­щина-кни­го­ноша.

Наша страна Россия про­хо­дит вели­кую школу стра­да­ния на всём пути всей исто­рии. Вся Россия – одно стра­да­ние. Судьба рус­ского народа имеет не только наци­о­наль­ный, но и все­мир­ный смысл. Как обра­зец, пока­за­тель: мы столько испы­тали, и мы не послед­ние.

Любовь вводит чело­века в жизнь, кото­рая полна смысла, в свете кото­рого ста­но­вится ясно и зна­че­ние стра­да­ния. Испы­та­ния пони­ма­ются как усло­вие дви­же­ния вперёд, подвиг. Как орудие осво­бож­де­ния от зла и греха, кото­рые состав­ляют несча­стье чело­ве­че­ства. Почему у нас кризис? Потому что мы не любим друг друга, не ста­ра­емся пойти на помощь, не соучаст­вуем. В соуча­стии, состра­да­нии есть един­ствен­ный удо­вле­тво­ри­тель­ный взгляд на нашу жизнь. Все другие теории не могут объ­яс­нить стра­да­ние и осмыс­лить его.

Радио Петер­бург, 2009 год.

***

Когда свт. Нико­лай Серб­ский был узни­ком конц­ла­геря Дахау, к нему, боль­ному и изму­чен­ному, подо­шёл один из над­зи­ра­те­лей и гово­рит:
Неужели после всего этого ты до сих пор веришь в Бога?
Свя­ти­тель Hико­лай сказал:
Теперь не верю.
Над­зи­ра­тель усмех­нулся, а свт. Нико­лай доба­вил:
— Теперь знаю.
Много позже, когда свя­ти­тель уже был осво­бож­дён от уз, он вспо­ми­нал Дахау и гово­рил, что нико­гда Бог не был к нему так близок, как в конц­ла­гере. И вспо­ми­нал мгно­ве­ния бого­об­ще­ния как самые счаст­ли­вые в жизни.
Одни и те же стра­да­ния кого-то делают чище, а кого-то лишь озлоб­ляют…

Значение, Определение, Предложения . Что такое страдания

Мы мерили её силу тем, насколько легко она переносила боль и страдания.
Мы ещё об этом не знали, но даже в бурную пору юношеской любви мы учились принимать страдания вместе.
Уменьшает боль и страдания, сокращает время операций, сокращает время анестезии, обладает превосходной кривой доза-ответ, показывающей, что чем больше её используешь, тем бóльшую пользу она приносит пациентам?
Им стоит посвятить себя пониманию природы страдания, что его вызывает и как от него избавиться.
Самый простой тест, о котором можно вкратце рассказать, это тест страдания.
Поэтому для распознания реального, я бы начал с того, что смотрел на это через призму страдания.
Я чувствую потребность признать страдания, причинённые членом моей семьи, который не может сделать это сам.
Я знаю, что некоторые даже думают, что я не имею право на страдания, а лишь на жизнь в вечном раскаянии.
Как мы можем поддержать их в том, чтобы направить их боль и страдания на что-то конструктивное и полезное?
Я понимаю, что нельзя сравнивать Верону XVI века и Северную Америку, но несмотря на это, когда я впервые прочла эту пьесу, а мне тоже было 14, то страдания Джульетты были мне понятны.
Я стал психологом, чтобы облегчать страдания людей, и последние 10 лет моей мишенью были страдания, причиняемые ПТСР, которые испытывают ветераны вроде Карлоса.
И пока этого не произойдёт, психологические страдания, причиняемые нашим сыновьям и дочерям, когда мы отправляем их сражаться, могут быть смягчены.
Меня сильно тревожили страдания других людей, очень хотелось помочь им, облегчить их участь.
Войны, нищета и страдания всегда были с нами.
Её колдовство навлекло болезни и страдания на нашу деревню.
Их способность причинять боль и страдания вошла в легенды.
Это означает боль и страдания, болезни и смерть.
Она не просто облегчала страдания и боролась с болезнью.
Смотреть на нашу борьбу и страдания с беспристрастным безразличием.
Иногда не квалифицированные журналисты причиняют людям страдания своими материалами, чтобы заработать деньги, и это ужасно.
Уберегу тебя от страдания и волнения в ожидании моего ответа.
Они превращались в чудовищ, развязывали войны и причиняли немыслимые страдания.
Мои страдания усугублялись гнетущим сознанием несправедливости, мыслью о неблагодарности тех, кто их причинил.
Эта история демонстрирует нам, какие страдания причиняют невинным жертвам эгоистичные личности, заражённые сифилисом.
Страдания и личную боль ей каким-то образом удалось спрятать в глубине сердца.
Истинные страдания и метания духа нужно отличать от суеверия.
Положи свою ношу страдания к ногам Господа и попроси его о прощении.
Вы бурно отреагировали на страдания, на которые себя обрекали девушки.
Выражение страдания исчезло с лица Мюзетт, будто кто его стер, и голубые глаза начали темнеть.
Любые мысли о Кэлен выбивали его из колеи и причиняли страдания.
Люди употребляют ликёр словно некое древнее зелье, что облегчит их страдания.
Наш препарат облегчает страдания больным и удваивает продолжительность их жизни.
Теперь твоя личная боль, твои неимоверные страдания, твои ужасные воспоминания…
Казалось, будто доктор испытывает физические страдания, когда не работает над разгадкой его секретов.
Перед ними обнаружились такие страдания, столько горя и отчаяния!
Этим ты только причинишь жителям колонии ненужную боль и страдания.
Среди всего этого страдания, что-то тронуло меня очень сильно и глубоко.
Я с интересом смотрел на пернатую тварь, являвшую многие признаки телесного страдания.
Опрометчивое пребывание Стивена в лодке с Мэгги причиняет Люси Дин бесконечные страдания.
Я поздравляю вас с тем, что вы поставили здоровье пациента превыше своего страдания.
Судорога прошла по телу Сэта, и его легкие исторгли полный страдания и боли вой.
Зедд знал, что для некоторых смерть представлялась желанным избавлением от страдания, причиняемого сноходцем.
Завоевание Англии норманским герцогом Вильгельмом значительно усилило тиранию феодалов и углубило страдания низших сословий.
Питье и еда временно облегчили страдания его тела, и в голове у него прояснилось.
Казалось, что страдания и тоска юности только возвысили ее благородную душу, достойную ангела.
Его страдания закончились лишь тогда, когда он встретил еще более безумное существо.
Она понимала глубину их страдания и сочувствовала их жажде быть услышанными.
Ходят слухи, что Мелкер получил искупление, и его страдания подошли к концу.
Известие о том, что он наконец дал промах, принесет ему ужасные страдания.
Он дал вам эту возможность в награду за ваши страдания.
Чувство потребности жертвы и страдания при сознании общего несчастия неотразимо привлекали Пьера к предстоящему сражению.
Этот человек не приносит в нашу жизнь ничего кроме зла и страдания.
Многие гонщики описывают Тур Как одиссею Боли, Страдания и Испытаний.
Можем ли мы прекратить страдания любого, кто болен этой неизлечимой болезнью?
Он узнал это выражение взрослого страдания на детском лице.
Но это стоит того, если мои страдания научат Красти значению правильного питания.
Виченца достойна поклонения и восхищения за свою борьбу и страдания.
Голод в Сомали усугубил страдания, навлеченные на население текущим конфликтом, и заставил многих беженцев переместиться в соседние страны.
Страдания людей от последствий катастрофы продолжаются.
Г-н аль-Кидва говорит, что, к сожалению, палестинский народ продолжает терпеть страдания от израильской оккупации, а также от политических и практических действий Израиля.
Они испытывают физические и моральные страдания.
Мне очень трудно выразить в словах нищету и страдания, которые я видел в Сомали.
Вот и родился, дорогие мои, четвертый мир, и в реальности для этого мира характерны еще большие страдания, чем для третьего мира.
Наш регион нуждается в надеждах на многообещающее будущее, а не в барьерах, которые держат жителей региона в заложниках прошлого и приносят им страдания.
Засухи, наводнения и невыносимая жара уже ведут к неурожаям и конфликтам и обрекают на гибель и страдания все большее число людей.
Он взял все эти муки, все эти страдания, все смятение и боль, и преобразовал в нечто прекрасное.
Мы боимся страдания, мы боимся боли, мы боимся смерти.
Страдания в глазах отверженных должны тревожить нашу совесть больше, чем не менее удручающая статистика о социальном неравенстве.
Никому не нравится, когда его отвергают, и нет способа облегчить страдания, кроме как начать пить.
Но сейчас мы видим, что осуществление этого соглашения зачастую сталкивается с большими трудностями, что усиливает страдания иракского народа.
Другие результаты

Пин «Не только боль и страдание»| Мерч портала  «Такие дела»

Согласие на обработку персональных данных

Регистрируясь на Интернет-сайте https://shop.takiedela.ru (далее «Сайт») и предоставляя свои персональные данные для регистрации, Пользователь даёт Автономной некоммерческой организации содействия благотворительной и добровольческой деятельности «Информационный портал «Такие дела», ОГРН 1157700018970, ИНН/КПП 9710004736/770401001, адрес места нахождения: 119270. г. Москва, Лужнецкая набережная д. 2/4, стр. 16, помещение 504 (далее «Продавец»), согласие на обработку, хранение и использование своих персональных данных на основании ФЗ № 152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 г. в следующих целях:

  1. регистрации Пользователя на сайте;
  2. осуществление клиентской поддержки;
  3. получения Пользователем информации о маркетинговых событиях;
  4. выполнение Продавцом обязательств перед Пользователем по договорам купли продажи и оказания услуг;
  5. исполнения требований законодательства РФ, предъявляемых к Продавцу;
  6. проведения аудита и прочих внутренних исследований с целью повышения качества предоставляемых услуг.

Под персональными данными подразумевается любая информация личного характера, позволяющая установить личность Пользователя, в том числе фамилия, имя, отчество, дата рождения, контактный телефон, адрес электронной почты, почтовый адрес, паспортные данные.

Персональные данные Пользователя хранятся исключительно на электронных носителях и обрабатываются с использованием автоматизированных систем, за исключением случаев, когда неавтоматизированная обработка персональных данных необходима в связи с исполнением требований законодательства.

Обработка персональных данных включает в себя их сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование удаление, уничтожение персональных данных. Обработка осуществляется по адресу места нахождения Продавца, а также по адресу нахождения лиц, которым персональные данные передаются Продавцом на основании данного согласия.

Продавец обязуется не передавать полученные персональные данные третьим лицам, за исключением следующих случаев:

  1. по запросам уполномоченных органов государственной власти РФ только по основаниям и в порядке, установленным законодательством РФ
  2. стратегическим партнерам, которые работают с Продавцом для предоставления продуктов и услуг, или тем из них, которые помогают Продавцу реализовывать продукты и услуги потребителям. Мы предоставляем третьим лицам минимальный объем персональных данных, необходимый только для оказания требуемой услуги или проведения необходимой транзакции;
  3. передачи ООО «Учетные Технологии», ОГРН 5077746305654, адрес места нахождения: г. Москва, бульвар Цветной, д. 26 стр. 1, ком. 29, в целях обработки им персональных данных, необходимой для проведения платёжных операций, а также исполнения возложенных на Организацию обязанностей, предусмотренных законодательством о валютном контроле, бухгалтерском учёте, а также о налогах и сборах;
  4. передачи Благотворительному фонду помощи социально незащищённым гражданам «Нужна помощь» (БФ «Нужна помощь»), ОГРН 1157700014053, адрес места нахождения: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405, в целях обработки и оформления заказов.

Обработка персональных данных может быть прекращена в любой момент путём направления Пользователем письменного заявления в адрес Продавца или представителю Пользователя по адресу: [email protected]

Продавец оставляет за собой право вносить изменения в одностороннем порядке в настоящие правила, при условии, что изменения не противоречат действующему законодательству РФ. Изменения условий настоящих правил вступают в силу после их публикации на Сайте.

Страдания | Belcanto.ru

Категории словаря

Страдания (термин употребляется только во множественном числе) — музыкально-поэтический жанр русского фольклора, разновидность частушки любовно-лирического или лирико-комедийного содержания. Часто С. — остроумная бытовая зарисовка. По форме — 1-строфная песня, иногда содержащая афоризм («Без Любови прожить можно, почему-то не живут!»). Структура строфы — 2- или 4-стиховая, встречаются и 6-стишия. Стих 8-сложный, реже — 12-сложный. С. исполняются в медленном движении, в напевной или напевно-речитативной манере. Поэтич. тексты характеризуются групповым прикреплением к типизированным напевам С. и нередко импровизируются во время пения. Истоки С. многообразны, восходят к крестьянской протяжной или игровой песне (образная система, структура стиха), а также к гор. романсу («чувствительная» лексика). Ощутима близость к пословице и поговорке. Характерен приём поэтич. параллелизма. В музыке С. органически сочетаются проникновенная лирика девичьих песен о разлуках и встречах, элементы сказа и плясовой припевки. В вок. мелодии, как и в инстр. сопровождении, обнаруживается своеобразная «приуроченность» мелодич. рисунка к жестикуляции и мимике исполнителя. Импровизационная, часто виртуозная партия гармони или балалайки активно участвует в создании художественного образа. По характеру мелодики С. занимают промежуточное место между мелосом припевок и протяжной песней, что обусловливает, с одной стороны, краткость типизированных напевов, элементы речитации-сказа, завершение ряда секундовых и терцовых ходов резким спадом на выдохе в конце стиха или полустишия, с др. стороны — лирич. напевность, плавность, внутрислоговые распевы («Летят утки!», Воронежская обл.). С. исполняются соло или дуэтом в сопровождении гармони или балалайки, соло с хором в сопровождении баяна или аккордеона; хоровые С. без аккомпанемента на Урале называют «мелкими песнями». В самодеят. хор. коллективах подбирают «цепочки» С., построенные по принципу вопроса — ответа, часто исполнители чередуются: девушка — юноша, 2 подружки в дуэте или 2 хора. Муз.-поэтич. мотивы многих т. н. девичьих С. послужили основой для создания ряда сов. лирич. песен, отражающих историч. события преим. через личные переживания; такова, напр., песня о Великой Отечеств. войне «Под горой растут цветочки», а также мн. песни О. В. Ковалёвой. С. претворены в некоторых произв. В. А. Гаврилина (вок. цикл «Русская тетрадь»), В. В. Беляева (вок. цикл «Девичьи страдания») и др. совр. сов. композиторов.

Издания: Симаков В. (сост.), Сборник двухстрочных частушек (страданий), М., 1928; Русские народные песни, ред.-сост. Е. В. Гиппиус, Л., 1943, с. 327-46; Русские частушки, сост. С. Аксюк и В. Боков, (вып. 1-2), М., 1954-56; Русские частушки, сост. Н. Котикова, Л., 1956; Русские частушки, страдания, припевки, сост. Н. Котикова, Л., 1961; Песни Ольги Ковалевой. (Предисл. А. Рудневой), М., 1971.

Литература: Гиппиус Е., Интонационные элементы русской частушки, в кн.: Советский фольклор, M 4-5, M. — Л., 1936, с. 97-142; Шептаев Л., Русская частушка, в кн.: Русская частушка, Л., 1950; Христиансен Л., Современное народное песенное творчество Свердловской области, М., 1954; Poпова Т., Русское народное музыкальное творчество, вып. 3, М., 1957; Сидельников В., О. В. Ковалева, М., 1964.

Л. С. Мухаринская

Я рекомендую

Это интересно

Твитнуть

реклама

вам может быть интересно

Возможен ли Бог в мире страдания

Многие говорят: «Ну и где же ваш Бог, когда в мире есть Беслан, торнадо, которые уносят тысячи жизней, есть страшные болезни, когда дети рождаются уродами, когда несправедливость везде? Где ваш Бог? Или его нет, или он — зло, раз допускает такие муки».

Я не знаю, как отвечают на этот вопрос иудеи, мусульмане, я знаю, что путь, например, буддистов — избежать страданий, уйти от них.

Христианство предлагает другой путь — принятие страданий, понимание их смысла, сочувствие, соучастие.

Только во Христе ты получаешь ответ на вопрос, почему одни люди страдают, а другие нет. Потому что меня, скажем, очень мучило: что происходит в мире? что за жеребьевка такая? это случайный выбор или действительно каждый страдающий в чем-то грешен? или его родители? Я знаю, что это не так, — по моему опыту, по житиям святых, даже по Евангелию, когда Христу встречается слепорожденный и ученики спрашивают: что подумать об этом слепом? Сказать, что он согрешил, нельзя — он слепым родился. Не за грехи ли родителей он страдает? И слышат в ответ: «Не согрешил ни он, ни родители его».

Ну а что же тогда? Христианство на это отвечает так: Господь пришел на землю, чтобы разделить страдания людей, и христианские святые не отгораживались от чужого страдания, не стремились уйти от него, как Будда, и каждый здоровый человек тоже призван соучаствовать в этом страдании.

Многие богатые люди устраивают себе отдельный островок в этом море страданий и живут там счастливо за стеной — с деньгами, охраной, ездят на спецмашинах, летают спецрейсами, везде у них вип-зоны. Христианин же, мне кажется, понимает, что страдание есть следствие греха во всем человечестве, и если ты не болен, если ты не страдаешь, то не потому, что ты такой везунчик, а потому что Бог тебя призывает к соучастию в страдании других. Ты должен быть глазами для слепого, ушами для глухого, ногами для хромого, ты должен быть помощником инвалидам, людям, которые сами не могут двигаться, чтобы в этом единстве являлась любовь.

И если ты это понимаешь, тогда вопрос, почему в мире есть страдания, перестает тебя волновать. Потому что если человека окружает любовь, он уже не так страдает. И больному ребенку, если у него есть родители, которые его любят, которые окружают его заботой, легче освоиться со своей инвалидностью.

Часто человек, ухаживающий за больным, больше страдает, чем его подопечный. И если рассматривать человечество как единый организм, как предлагает христианство, если мы все — один всечеловек и во Христе имеем радость общения с Богом, мы можем преодолеть все наши скорби и трудности, можем получить прощение грехов, и тогда отходит на второй план, кто именно страдает — ты или другой. Нет этого мучительного вопроса: почему же так? почему кому-то одно, а кому-то другое?

— Но ведь те богатые, которые, живя в своих изолированных оазисах, щедро финансируют благотворительность, сами к чужому страданию не прикасаются.

— Нет, я думаю, прикасаются. В евангельской притче о богаче и нищем Лазаре, который лежал у его ворот, богач был осужден не за то, что был богат, а за то, что Лазарю ничем не помог и даже крошки ему не дал со своего стола. И трудно богатому войти в Царство Небесное именно потому, что мы все призваны делиться с другими, мы все призваны жить для других, и просто жить для себя ты не можешь.

— Когда-то в России богатые семьи занимались благотворительностью из поколения в поколение и видели оправдание своего богатства в том, что использовали его для служения Богу и ближнему. Но сейчас само слово «служение» вызывает вопрос: кому? И ответ для многих не очевиден. С другой стороны, благотворительность в мире, полном агрессии и лжи, требует организации, непрерывной упорядоченной работы на всех уровнях. И чтобы этим заниматься, человек должен четко знать, зачем ему это.

— У нас государство до сих пор сохраняет монополию на социальное служение, поэтому оно у нас практически не развивается. У человека, как правило, нет выбора, где получить помощь — в госучреждении или в НКО. И если так будет продолжаться, мы никогда не достигнем уровня больниц, домов престарелых и хосписов Европы или, скажем, Америки. Потому что этим должно заниматься все-таки общество.

Казалось бы, хорошо — у нас самые большие дома-интернаты, но иностранцы смотрят на нас с ужасом, когда слышат, что в доме-интернате живет пятьсот-шестьсот человек: там же превращаешься в деталь какой-то машины, в винтик. С другой стороны, о тебе заботятся, тебя кормят, тебе стирают, и на это тратятся огромные средства: у нас в Москве это больше ста тысяч в месяц на ребенка в детском доме для инвалидов.

Ситуация странная. Мы все поворачиваемся лицом к общественной благотворительности, к тому, что делает Церковь, и все никак не повернемся. Хотя если дать обществу возможность взять это в свои руки, то и протестов и каких-то негативных явлений было бы у нас меньше, потому что многие люди нашли бы свое дело, смогли бы являть свою любовь, свою заботу. Но, конечно, нужно, чтобы этим занимались не только «низы», но и «верхи», ведь у нас когда-то самыми активными благотворителями были не крестьяне, не рабочие, а дворяне…

— …императорский дом…

— Императорский дом. А у нас создаются общественные советы, попечительские советы, но это на бумаге — они же не действуют, у них нет никаких прав, они не могут снять директора, не могут ночью прийти проверить детский дом или больницу. А ведь больница днем и больница ночью — две разные больницы. И детский дом днем или когда в него пришла комиссия и детский дом ночью — два разных детских дома. Конечно, можно везде поставить видеокамеры, чтобы понять, что там происходит, может, когда-то это и сделают, но ситуация мало изменится.

Но самое главное — это то, что наш народ, который раньше называли богоносцем, стал толпой разрозненных личностей, и у каждой своя вера. Например, человек не признает ни одной из религий, но верит в какое-то абстрактное божество. И что с этой верой делать? Ну хорошо, я знаю, что «там что-то такое есть», но как с ним дальше-то общаться? Не общаться? Просто бояться и ждать встречи с ним или что? Или надеяться, что оно доброе и все тебе простит, что бы ты ни сделал? Вот это главная причина, главная беда.

У нас же в храмы по воскресеньям ходит ничтожно малое число людей. А для большинства «я православный» означает просто «я крещеный», «я русский», «я не мусульманин», но это все слова, за которыми ничего нет.

Я бываю в школах. Спрашиваю у девочек в десятом классе, что такое целомудрие, — они не знают, они не слышали этого слова. Спрашиваю, что такое кротость, — эта добродетель неизвестна современным людям. «Кто смел, тот два съел». Что там еще? «Нахальство — второе счастье», «для себя любимого». Вот это они знают, они этим живут. Это везде написано, об этом везде говорят. А то, что было существом жизни русского народа, уничтожается, этого уже нет.

Люди пока еще боятся, но в конце концов и этот страх может исчезнуть. И будет как в Аргентине, где оголтелые полуголые тетки штурмуют католический храм, а мужчины со слезами на глазах его защищают. И мы тоже к этому можем прийти, если не будет положено духовно-нравственное основание жизни народа.

— Вы говорите, что в народе иссякают какие-то вечные ценности. Но до революции Россия была православной страной, однако тот самый «народ богоносец» чуть ли не в одночасье превратился в богоборца. Где то звено, с потери которого все начинает распадаться? И можно ли уловить точку невозврата?

— Так как раз милосердие, помощь нуждающимся, забота о людях и могут сплотить, соединить общество. И это удивительно, что у людей, несмотря ни на что, есть такая тяга к добру. И часто это не церковные люди. В регионах много людей отзывчивых на чужую боль, на помощь другим. Об этом свидетельствуют и деньги, собранные прошлой осенью для пострадавших от наводнения на Дальнем Востоке. Просто нужно людям помочь, подсказать, как обрести устойчивость в мире, в котором мы с вами живем.

Люди нецерковные, по моим наблюдениям, иногда скорее откликаются на беду. С другой стороны, среди церковных добровольцев — тех, кто остается в этом служении — не только в чрезвычайных ситуациях, а на годы, — больше, чем в светских волонтерских организациях.

У нас в России сейчас уже около трехсот сестричеств, а ведь сестра милосердия — это трудное служение, ими становятся женщины, которые хотят всю свою жизнь посвятить нуждающимся. Таких людей сейчас, может быть, стало не меньше, но, во всяком случае, их по-прежнему не так много. Зато у нас сейчас очень большой приток людей, которые хотят помогать в свободное от работы время, добровольцев. Таких очень много.

Так что это движение развивается. Может, потому, что я стал встречаться с большим количеством людей, но мне сейчас видится, что готовых помогать нуждающимся стало гораздо больше.

— А когда к вам приходят нецерковные люди, имеет ли значение их побудительный мотив? Это может быть какое-то глубокое переживание, а может, просто друг сказал: «Пойдем за компанию». Это принципиально?

— Мотив, конечно, имеет значение. Но он может измениться, а действие — остаться. Один духовный писатель говорит, что даже если ты заплакал от обиды или от уныния, ты можешь превратить эти слезы в плач о грехах. То есть действие остается тем же самым, но мотив меняется, и само действие приобретает для человека другую значимость и ведет к другому результату.

— Развитие волонтерства, конечно, вселяет надежду, но это все по большей части в городах. А у нас хватает медвежьих углов, где люди влачат существование в полной безнадежности, они никому не нужны. Церкви там нет и на их памяти никогда не было, до районных властей не достучаться, живут как в аду. Как помочь им?

— Бедность — она не только в медвежьих углах, она и в Центральной России. И таких людей огромное количество. Но что интересно: дров у них нет, а телевизор есть. И все эти люди в деревнях живут той жизнью, что в телевизоре. И происходит раздвоение: вот есть реальность, где все плохо, где ты пьешь, где нет денег, но есть телевизор, который погружает тебя в жизнь-мечту. Ну, у молодежи есть еще интернет.

Что может людям помочь? В девяностые годы очень большая надежда была на Церковь. Я помню, приходишь к какому-то начальнику: вот, Церковь нам поможет, батюшка, вот вы давайте что-то сделайте. Но помогает не Церковь, помогает Христос. Не какая-то организация хороших, умелых, знающих людей — вот пригласить их, выбрать какую-то хорошую партию, и все будет хорошо. Но такой партии не существует, люди-то во всех партиях одинаковые. А когда человек приходит к власти, у него больше соблазнов, больше искушений, и бывает трудно их преодолеть.

И Церковь тоже состоит из людей. И они далеко не святые. Люди в Церковь приходят учиться святости, но они такие же, как те, которые туда не ходят. Просто у них есть путь, они знают, куда идти, знают, как бороться с грехом. И пока человек не обратится ко Христу, пока у него не произойдет с Ним личной встречи, он обречен на страдания. На блуждания во тьме. И на веру в ложные идеалы.

И только Христос, обращение ко Христу может помочь человеку. И где бы человек ни жил — в каком-то таежном углу, или в Смоленске, или в Москве — если он верит во Христа, его жизнь преображается, он делается другим.

Добровольцы нашей службы «Милосердие» недавно рассказывали про одну парализованную старушку, к которой приходишь, а она всегда радостная. И им с ней приятно говорить, общаться, хотя она инвалид, не выходит из дому и не может жить без посторонней помощи. Но у нее есть в душе что-то, чего нет у других людей. Вот это и есть обращение ко Христу. Не просто всем ходить в церковь по воскресеньям, а обрести вот это знание, что есть Христос и общение с Ним в молитве, в чтении Евангелия, в таинствах Церкви — только это одно и может спасти человека от деградации, заблуждения и гибели.

И задача Церкви как раз явить Христа.

Конечно, мы, церковные люди, плохо умеем это делать. Но не нужно делать из этого поспешных выводов. Некоторые люди приходят в Церковь как в театр или на концерт — сейчас им будут показывать представление, будет музыка, будет интересно, и люди вокруг такие замечательные, хорошие. А Церковь — это музыкальная школа: ты пришел, тебе дали скрипку — учись, играй, и рядом с тобой такие же — кто на барабане, кто на скрипке учится.

Церковь — училище, и если ты хочешь научиться чему-то, ты будешь учиться рядом с такими же, как ты, людьми, которые, может, даже хуже, чем ты.

— Вы привели пример парализованной старушки, которая излучает радость. Но это редкость. И желающих помогать детям, даже трудным и больным, больше, чемстарикам. Они бестолковые, капризные, а главное, они все равно на финишной прямой. Тут и не хочешь, а задумаешься и о своей смерти. Но мы не хотим о ней думать, мы не понимаем, зачем человеку память смертная. И не получается у нас милость к старикам.

— Если человек верит в Бога, если он прожил жизнь с Ним, это другая старость. Я как-то в одной деревне под Смоленском зашел в маленькую больничку, коек на двадцать, и там лежали две деревенские бабушки, такие милые. Я говорю: «Как вас зовут?» Одна говорит: «Меня — Танька». Прожила весь страшный двадцатый век, сохранила веру, хорошо бы, говорит, конечно, причаститься и в церковь сходить, да где же — у нас тут церковь закрыли, хоть бы батюшку пригласить, да где же его взять? Удивительная кротость и смирение. И нет уныния никакого.

Я помню, раньше для меня старики были каким-то особым классом людей. И мне они были не очень интересны. Теперь, когда я сам стал старым, я по-другому смотрю на людей: мои знакомые, которых я помню молодыми, стали старушками и стариками, но я смотрю на них, вижу их в молодости, и мне как-то легче их понять. Я смотрю на старого человека и думаю: он же в молодости был совсем другой. Думаю, что в вечности образ человека не тот, что в старости, когда человек уже умирает, а тот, который был на пике его расцвета, — таким человек будет для вечности. И знание об этом помогает примириться и с какими-то стариковскими немощами, и с болезнями.

— Но есть еще ситуации экстремального страдания: теракты, катастрофы, вооруженные конфликты — они видоизменяются, но так или иначе все время присутствуют в нашей жизни. И когда рядом с тобой человек получает смертельное ранение, а ты ничем ему не можешь помочь, есть какое-то христианское понимание, в чем в таких пиковых ситуациях выражается милосердие?

— Можно помочь молитвой. Это для человека неверующего молитва — просто констатация того, что больше ничего нельзя сделать: ну, мол, остается только молиться. Но я по своему опыту знаю, что молитва уменьшает страдание, сокращает мучение. У Церкви есть специальный чин: молятся не о выздоровлении, а о том, чтобы страдания скорее закончились.

Но в чем еще проблема нашего общества? Мы слишком много знаем о том, что происходит по всему миру, и слишком мало знаем о своей душе. Раньше люди жили ею и пытались навести порядок в ней, вокруг себя, с близкими своими. А мы погружены в телевизор, компьютер, а что там в душе — наоборот, стараешься от этого отойти и забыть.

А если каждый будет, в хорошем смысле, погружен в себя, он увидит и беду вокруг себя, и будет помогать нуждающимся. Но если он не наведет порядок в собственной душе, то ничего не изменится. Преподобный Серафим Саровский говорил: стяжи мир в своей душе, и вокруг тебя спасутся тысячи. Если у человека мирная душа, вокруг него образуется некое поле, оазис, входя в который и другие люди тоже приобщаются к этому свету, к этой радости. Им становится вдруг ясно, как им надо жить. Потому что принятие правильного решения — это не ход мысли, это изменение духа.

— Есть народная мудрость: не делай добра — не получишь зла. Но трактовки у нее разные, есть прямолинейная, а есть и такая: мол, человек думает, что делает добро, но, как говорится, нам не дано предугадать, как слово наше отзовется. Мы хотим облегчить чье-то страдание, но иногда страдания нужны человеку больше, чем лекарство. Как понять, где граница твоего вмешательства в чужую судьбу?

— Двадцатый век — революционный, век всевозможных перемен — показывает, что очень часто то, что делается во имя светлого будущего, ведет к страшным катастрофам и страшным трагедиям. Но православный человек, верующий человек, ориентирован не на свое личное представление, как сделать лучше, а на стремление понять и исполнить волю Божию. На исполнение заповедей. А заповеди как раз и помогают не навредить другому человеку. Потому что правило «не навреди» актуально не только для врачей, но и для любого служения — и для учителя, и для социального работника, и для руководителя.

Говорят, что есть такая «одиннадцатая заповедь начальника» — не мешай. И очень часто вмешательство в жизнь других, кажется, должно быть к лучшему, а получается, только ухудшает положение. Здесь нужна мудрость. Но православному человеку легче, он знает, что есть Бог, что у Него есть план об этом мире, и нужно просто стараться действовать в соответствии с этим планом. Мы не всегда ясно его представляем, но можем ощутить его чутким сердцем, понять, что здесь лучше не вмешиваться, не мешать.

Да, такая чуткость приобретается с большим трудом. Но если ее нет, то может случиться трагедия: человек возомнит себя гением, который спасет человечество. Если он обуян гордостью, ему кажется, что он все понимает. Такие безумцы как раз и становятся диктаторами и увеличивают страдания людей.

— Ну, страдания-то неизбежны…

— К сожалению, многие этого не понимают. Мы боимся страданий. Как ребенок боится зубной боли. И это естественно. Когда Христос готовился к крестному страданию, он ужасался и просил, чтобы эта чаша его миновала. Если даже Богочеловек по своему человечеству страшился страданий, то что говорить о нас? Конечно, человеку естественно их бояться. Но принимать их все-таки нужно. И бояться их не настолько, чтобы пытаться избежать всеми способами. Потому что страдания есть знак неблагополучия, греха, неисправности этого мира. Знак того, что у нас, людей, не все хорошо.

И они помогают обратиться к другому миру, обрести другую жизнь. Вечную. Не в том смысле, что, мол, здесь терпи — там тебе будет хорошо, а уже здесь на земле ты можешь почувствовать, прикоснуться к этому другому миру — миру любви, радости, покоя. И путь к этому, приобщение к этой радости — это и есть христианство.     

Страдания и смерть — главная проблема человечества

В Великую пятницу совершается память страшных страданий Господа Иисуса Христа. О том, какое отношение к нам имеют эти страдания, оплевания, побои, насмешки, гвозди, копие, и крест, и смерть Иисуса Христа, о смерти и надежде воскресения, о том, что трудно верить, как с Христом жить, про крест и волю Божию, беседуем с настоятелем храма Воскресения Христова в Кадашах, деканом факультета церковных художеств ПСТГУ протоиереем Александром Салтыковым.

Слава: Тернием венчавается Бог, землю всю украшей цветы, и раны приемлет, и терпит поношение долготерпеливно, и багряницу поругания носит, и терпит вся Бог сый, и страждет Своею плотию.

(Бог, украсивший всю землю цветами, венчается тернием и раны приемлет, и долготерпеливо терпит поношение, и носит багряницу поругания, и вся терпит, и страждет Своею плотию Сущий Бог) (тропарь, песнь 5, Великий четверг, трипеснец на повечерии, Андреа Критскаго).

Про смерть

Когда я беседую с приходящими в церковь – то ли на исповедь, или с интересующимися нецерковными людьми — я спрашиваю, что они знают о Христе и христианстве? Как они понимают веру, зачем они сюда пришли? Они это сделали, потому что им что-то нужно от Бога или они пришли именно в Церковь, для чего-то, чего они сами еще не поняли? Я показываю на крест Христов и спрашиваю:

— Скажите, что здесь изображено?

Они сразу начинают понимать и отвечают:

— Да, это Христос. Он на кресте.

Я продолжаю:

— Как это – «на кресте»? Что это такое — быть на кресте?

— Ну, вот его распяли.

— А что такое «распяли»? Как вы себе это представляете?

Человек смотрит на крест и сперва плохо понимает, о чем идет разговор, хотя вопрос простой. Я задаю такие прямые вопросы, потому что многие люди не знают и не думают об Иисусе Христе: а кто Он? Даже называющие себя верующими, часто не отдают себе отчета, во что и в кого они веруют. Перед нашими глазами постоянно стоит или висит распятие, мы носим нательные крестики. Мы так к этому привыкли, что об этом не думаем. Или у нас так много всякой «информации», что мы забыли, что такое крест? Поэтому я спрашиваю:

— Что же это такое?

— Ну, вот, Его прибили гвоздями.

— А как вы думаете — это больно?

Все отвечают:

— Ну, это, конечно, очень больно.

— Вы представляете себе, что если вас просто уколоть булавкой, то вам будет больно. А прибить гвоздями по живому телу — это не просто больнее, а невыносимое, мучение, о котором подавляющее большинство людей не имеет даже понятия. И как вы думаете, почему такие страдания человека стали символом христианской Церкви? Почему? Не что-нибудь другое, а именно распятие.

Тут мне уже приходится самому отвечать:

— Потому что страдания — это главная проблема человечества. Всё вокруг страдает. А люди страдать не хотят. Они ищут способы, как уйти от страданий. А уйти от страданий нельзя. Бедные, богатые, сильные, слабые, здоровые, больные, юные, старые — все страдают непременно.

Про крест и волю Божию

Отношение к страданию, выражаемое крестом, глубоко отличает христианство от всех других религий мира. Крест — это не звездочка какая-нибудь, или луночка, или треугольнички, или кружочки, или какие-то смешные нелепые знаки, которые ничего за собой не имеют. А вот страдания Христа, Его крест — объемлет всю и всякую человеческую жизнь. Крест стал символом христианства потому, что в нем явлена любовь Бога к людям. Он Свою любовь проявил в том, что пришел освободить человека от главного вопроса его жизни. Главный вопрос — это страдания. И сделал это Бог как бы и просто, и радикально. Он захотел пострадать, как человек.

Как говорит апостол Павел о необычайной жертве: «Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (Рим 5,7-8). Мать может пострадать за ребенка, люди могут принести себя в жертву за кого-то, но вот пострадать за всех: за праведников и грешников, не разбирая, никто не может. Такого не было и не могло быть в истории человечества, кроме Иисуса Христа.

Нужно понять, что здесь страдает не просто человек, хотя Иисус Христос это совершенный человек, а страдает личность, бесконечно, неизмеримо высшая человека. Мы должны хоть чуть-чуть задуматься, а Кто страдает на кресте? Это больше богословский вопрос, а я не богослов. Богословы говорят, что Бог не страдает по природе, Его природа блаженна и бесстрастна. Но Бог вселился в человеческую природу, «воипостазировав» ее, соединив в одной «ипостаси», в одной личности, две природы — Божественную и человеческую, став совершенным человеком, не переставая быть совершенным Богом. Природы две, а личность — одна.

Единственная личность, соединившая божественную и человеческую природу, возжелала пострадать. Христос прошел весь путь страдания — от оскорбления и телесных мучений, до сошествия во ад. Он все испытал до самого конца. Ад — это место наибольшего, максимального страдания. Христос сошел туда, как победитель, но он сошел в ад до Своего воскресения. Он пострадал не только на земле, но и в аду. Конечно, он туда вошел в сиянии Своего Божества, Он сокрушил врата ада. Но все-таки, Он добровольно сошел в эту тюрьму. Тюрьма эта, конечно, была бессильна удержать Его. И Он сошел туда, как личность, увидел эту тьму, и тем самым соприкоснулся, как личность, с адскими страданиями.

Он не был подвержен адским страданиям, как грешник, но он сопережил их со всеми людьми, которые страдали в аду. А это гораздо, во много раз большие страдания, чем те, которые мы знаем на земле. Мы ничего не можем об этом сказать, но мы должны об этом помнить и знать. Страдания Христа совмещают в себе все конечные страдания и все безконечные страдания. Это ясно свидетельствует, что христианство поистине есть единственная истинная религия. Единственная религия, которая достойна этого слова, «религия», как «связь с Богом». Христианство — единственный путь богообщения.

О надежде воскресения

Но как же решается проблема страданий? Она, ведь, все же остается, пока мы живем на земле. Здесь нужно сказать, что, во-первых, оно стало со-страданием. Верующие это знают. Потому что с этими нашими страданиями, соединен наш евхаристический опыт, основанный на любви. Наше богообщение более сего совершается на Тайной вечере, там опыт страдания Господа Иисуса Христа входит, как главная часть. Мы все призваны на Тайную вечерю, пасхальный ужин Христа и апостолов. На Тайной вечере Христос всецело соединяется с человеком. Понятие «всецело» – это чрезвычайно важно. Он, Христос, входит в человека уже как личность, добровольно пострадавшая за человека.

Когда мы с чистым сердцем подходим ко святому причастию, то получаем необычайное укрепление и просветление в этом особенном опыте, который никто не знает, кроме христиан. Этот особый опыт как бы гасит пламя страданий. Он приносит утешение, разное для всех людей. Он облегчает страдания, потому что вселяет в сердце радость. Это особая радость, которая получает только уверовавший во Христа, и она более страданий. Как это происходило с древними и новыми мучениками, которые сознавая, что Христос разделяет их страдания, ощущая Его Самого, они даже не чувствуют страдания, как об этом иногда говорится в мученических актах.

Отсюда легко понять, что вечная жизнь открывается только через этот опыт богообщения: в сострадании со Христом, в евхаристии, в молитве и покаянии, которое есть, как говорили святые Отцы, «изменение ума». В этой сумме даров Христовых, таинств, добродетелей — можно по-разному назвать – мы открываем небо. И главное, что небо нам открывает Христос: «Я есть дверь». Он истинно есть Дверь, через распятие Он становится дверью к Отцу Небесному. Конечно, если мы живем по заповедям, потому что заповеди — это воля Божия, и в исполнении их есть любовь ко Христу, как Он сам сказал: «Кто любит меня, тот заповеди Мои соблюдет». Милосердие Божие обращено ко всем, но открыто только в христианстве.

Тут становится ясным, что освобождение от страдания делает ненужной для продолжения земную жизнь. Потому что земное устройство всего мироздания, всех живых существ = страдательное. Как вы ни хотите, в этой жизни нельзя не страдать. Мы молимся, исповедуемся, причащаемся, и Бог нам помогает, но страдания нас все равно окружают. Даже если я всецело благополучен, я вижу, как другие страдают и как христианин, я обязан сострадать им. Счастье на земле невозможно, если оно не будет всеобщим, оно невозможно, если кто-то страдает. Помните «единственную слезинку ребенка» у Достоевского? Поэтому, продолжение нашей жизни на земле в этом плане бессмысленно: оно ведь всегда будет соединено со страданиями.

Но Бог создал человека не для страданий, а для Богообщения, в чем суть и блаженство человека, чего он не захотел, и в результате произошло грехопадение Адама. А через Свою жертву Господь возвращает нас к этому состоянию чистоты, потому что Он продолжает нас любить.

Последний враг — это смерть. Понятие страдания неразрывно связано с понятием смерти. Смерть — это высшее страдание, а страдания — это как бы смерть в ограниченном масштабе, если так можно сказать. Но человеческая личность протестует против смерти. Смерти никто не хочет. Можно себя убеждать, что «это неизбежно», а что «неизбежно, то необходимо», можно искать «невозмутимость», «апатию», «атараксию», «катарсис», «соматхи», «сатори», изучать философские учения, предаваться религиозным и сектантским практикам. Все равно, человек боится встречи со смертью, которая есть самое конечное страдание, которая может стать бесконечным страданием после Страшного суда. А душа человеческая не может с этим примириться. Но именно потому, что душа человеческая не может примириться — уже в этом залог вечной жизни.

Про то, как с Христом жить и как за Ним идти

Ощущение вечной жизни соединено, напротив, с радостью. И все подлинное творчество искусство, литература, все наши чистые радости и удовольствия и то, что мы называем благом, к чему мы стремимся, несет в себе отпечаток вечности. Но страдания бывают разные. Есть и нечистые удовольствия, и низменные радости, связанные с преступлением и грехом. И они, эти ложные радости, порождают страдания и несут отпечаток смерти. А люди часто путаются в этом. Но Христос через свое чистейшее страдание, в котором мы сострадаем, дает нам невероятную, невыразимую радость подлинной свободы в Боге, именно потому, что Он живет вечно и приобщает нас к этой вечности, благу, бессмертию. Как это объяснить? Это есть, и все.

Бессмертие может быть ощутимо в этой жизни. Бессмертие ощущается как радость. Эта радость не связана с временными и материальными благами. Конечно, материальные блага приносят радость, но это другое. И рай материален, и наши тела после всеобщего воскресения будут теми же самыми телами, которые мы имеем сегодня, то есть материальными, хотя нужно понимать, что это будет другая материальность. Но есть другая радость, которая иногда знакома даже людям, которые даже не имеют религиозного опыта. Если их совесть достаточно чиста, то и они могут пережить некую радость, как преддверие бессмертия. Хотя и не полноту этой радости, а как бы залог или образ полноты будущих благ вечности. Но то, что эта радость есть – это, как говорят философы, онтологическое свидетельство бессмертия.

Дальше остается только одно — молиться, чтобы Бог сохранил нам чувство вечности, чистоту сердца и совести ради пребывания в радости бессмертия. Как замечательно сказал Г. Державин в великой его оде «Бог», «Твоей то правде нужно было, чтоб смертну бездну проходило мое бессмертно бытие, чтоб дух мой в смертность обратился и чтоб через смерть я возвратился, Отец, в бессмертие Твое».

На снимках —  чтение Страстных Евангелий в храме Воскресения Христова в Кадашах. Фото Александра Филиппова

стоит ли проверять? ⇒ Блог Ярослава Самойлова

Всем людям свойственно что-то желать, к чему-то стремиться, строить определенные планы. Прекрасно, если все получается, но так бывает, увы, не всегда. В моменты неудач приходит разочарование, опускаются руки, мы невольно начинаем страдать. Никто из нас не застрахован от промахов или потерь. Важно понимать, к чему приводят страдания, и научиться быстро восстанавливать душевное равновесие.

Из этой статьи вы узнаете:

  • Что такое страдание
  • Каковы основные причины страданий
  • Чем опасны постоянные страдания
  • Правда ли, что женщины страдают сильнее мужчин
  • Как избавиться от страданий

Что собой представляют страдания

По сути страдание — это эмоциональное состояние человека, в котором психологический дискомфорт сочетается с неприятными мыслями и ощущениями или с физической болью.

Это состояние прямо противоположно ощущению счастья. Страдание может быть физическим, с реальными болевыми ощущениями, и душевным, с негативными мысленными и энергетическими всплесками, выбросами. Такое состояние может проявляться в виде физической или эмоциональной боли, слез, нервозного угнетенного состояния. Но мы остановимся подробнее именно на эмоциональном страдании.

Исследователи психоэмоционального состояния людей помимо страдания выделяют:

  • уныние, имеющее менее активно выраженную эмоциональную окраску;
  • горе, которое сочетает в себе уныние и страдание, и является реакцией на утрату;
  • депрессию, представляющую собой целый комплекс эмоций, включающий в себя в том числе и страдание.

Наличие внутренней нерешенной проблемы, нереализованность желаний, ощущение внутренней боли или тревоги, от которой невозможно избавиться долгое время, — все это может стать причиной возникновения страдания.

Основные причины страданий

Без видимых на то оснований страдание само по себе не возникает. Нормальному человеку не свойственно истязать себя понапрасну. Страдания становятся следствием определенных обстоятельств нашей жизни, психоэмоциональной реакцией на происходящее.

  1. Несбывшиеся надежды. Наши внутренние убеждения и ожидания не всегда согласуются с реальностью. Каждый из нас в происходящих событиях видит свой смысл. Именно он движет нами, ведет вперед, заставляет развиваться. Другой человек не может знать, чего вы от него хотите и ждете, ведь у него свой смысл жизни – может, даже прямо противоположный. Предъявляя претензии близкому человеку в том, что он считает приоритетным для себя творчество, а не семью, мы неминуемо спровоцируем конфликт.Неоправданными ожиданиями и порождаются всяческие страдания. Не получив желаемого внимания, мы можем решить, что нас забыли или специально игнорируют, чтобы продемонстрировать свое отношение. Нам даже не приходит в голову мысль, что обижаться в такой ситуации — полный абсурд, ведь у каждого из нас свои приоритеты и ценности.
  2. Недостижимость идеала. Создание себе некого идеального образа и попытка подогнуть под него реальность часто приводит к разочарованию, апатии и отсутствию желания действовать дальше. Наступает период страдания. Душевной болью блокируются все попытки найти в происходящем какой-то значимый смысл. То, что мы сосредоточены на выдуманном идеале, мешает просто наслаждаться жизнью, строить планы и быть собой. Это неизменно приводит к страданию.
  3. Чувство обиды. Под влиянием неоправданных ожиданий формируется и чувство обиды. У человека, не получающего желаемого результата от взаимодействия с кем-то, портится настроение, появляется чувство обиды.Ему кажется, что, тот на кого он надеялся, предал и нарушил все планы. В реальности оппонент даже не догадывался, чего именно от него ждут, и действовал в своих интересах. Но поселившееся в душе чувство обиды начинает свое разрушительное действие, не давая человеку возможности найти смысл в произошедшем, и настраивая против оппонента. К чему приводит страдание такого рода? К отсутствию настроения, частым слезам, общему расстройству эмоционального фона.

Правда ли, что женщины страдают чаще и сильнее мужчин

Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, что женщины страдают намного чаще мужчин? Наблюдая за мужчиной и женщиной, оказавшимися в одной и той же ситуации, четко видишь, что мужчины, начиная с самого детства, переносят все легче.

  • Девочкам школьницам приносят страдания первые двойки. Мальчишки, затолкав в портфели дневники с тремя «парами», беззаботно играют в футбол.
  • Туго заплетенные косички заставляют девочек страдать, а мальчишкам приносит удовольствие их дергать.
  • Страдания девочек связаны с менструациями, которые совершенно незнакомы мальчикам.
  • Во время пробежки на физкультуре очень болит растущая грудь.
  • Тяжелые серьги оттягивают уши. Высокие каблуки кроме красоты приносят еще и боль в ногах.
  • Мода на модели с заниженной линией талии в мороз приносит воспаление почек и яичников.
  • Мальчикам удается сохранять спокойствие при подготовке к экзаменам, они не ломают голову, в чем пойти на выпускной бал. 
  • Их не беспокоит глобальный вопрос, что приоритетней семья или карьера. Им не нужно приостанавливать карьерный рост на 1,5 – 3 года, чтобы забеременеть, родить и воспитать ребенка.
  • У мужчин никогда не вызовут отчаяния порванные колготки, маленькая грудь, проблемная кожа, сломанный ноготь или нестройные ноги. Эти мелкие неприятности приводят к страданию женщин.
  • Страдания приносит неразделенная любовь и первый в жизни секс. Женщины сами выбирают недостойных их мужчин. Она будет мучиться, тратя свою жизнь на алкоголика, наркомана и тунеядца, не понимая, к чему приводят страдания, не пытаясь от них избавиться. Такой муж для нее как «чемодан без ручки» — и толку нет, и выбросить жалко. Вот и жалеет своего мучителя вместо того, чтобы просто наслаждаться жизнью.
  • Сильную физическую и душевную боль приносят аборты, выкидыши. Огромных душевных сил требует беременность. К страданиям приводят токсикоз, переживания и страхи родить неполноценного ребенка, угроза выкидыша. А женские муки во время родов совсем не поддаются описанию. 
  • Но и этот самый ответственный шаг в жизни женщины не избавляет ее от страданий, а добавляет их. Несмотря на невыносимую послеродовую боль, женщина ухаживает за новорожденным малышом.
  • Покинув роддом, женщина обретает новые страдания, связанные с бессонными ночами, детскими болезнями, походами в поликлинику и домашними делами: уборкой, готовкой, стиркой и глажкой. Бесконечная рутина однотипных дел затягивает ее так, что она не замечает, как набрала вес, перестала ухаживать за собой, стала уделять меньше внимания мужу.

Это только часть женских страданий, которые испытывает почти каждая женщина. Но не все понимают, к чему приводят страдания, и как помочь женщине беззаботно радоваться материнству и другим жизненным событиям.

Пусть часть страданий из этого перечня отменить нельзя, зато можно научиться не добавлять себе дополнительных источников страданий, зная, к чему они приводят.

Чем опасны постоянные страдания

Каждый из нас переживает негативные жизненные ситуации, но не каждый знает, к чему приводят страдания. Если их слишком много в жизни человека, то они опустошают душу, лишают сил и уверенности в себе. Самый большой удар приходится на нервную систему, вызывая резкую смену настроения. Человек становится уязвимым и даже неуправляемым, его жизнь наполняется негативными мыслями, образами и представлениями. Его воля подавлена, человек не может проявить себя позитивно и действовать открыто. Страдания заглушают все стремления, притупляя желание чего-то достичь в жизни, поставить цель и воплотить ее в реальность.

Страдания изменяют наш мозг. Интуитивно мы все понимаем, к чему приводят страдания. Долгие переживания глубоко впиваются в наш мозг и неизбежно меняют нашу личность.
Наглядным примером могут стать дети, которые подвержены непониманию, издевательствам. Это разрушительно влияет на их психику и формирование личности. Медики, психиатры уверены, что психологическое состояние таких детей близко к состоянию солдата в бою.

Они постоянно испытывают страх, тревогу, печаль, что четко отражается в мозгу. Благодаря выделению нейротрансмиттеров стимулируются миндалевидное тело или островковая доля, то есть те участки мозга, которые отвечают за страх и боль. Это приводит к личностным изменениям, в частности, к недоверию, вспышкам гнева, склонности к депрессии и к насилию.

Несомненно, что не все подвержены таким личностным изменениям, но вероятность их велика. Несчастливая семейная жизнь в итоге приводит обоих супругов к депрессиям, фрустрациям и вспышкам гнева.

Не стоит терпеть ни физическую, ни душевную боль. Страдания могут привести к непредсказуемым последствиям: сильной депрессии или даже суицидальным проявлениям.

Все знают, к чему приводят страдания, утаивание в себе душевной боли и серьезных переживаний. Люди, выбравшие молчаливое и тихое страдание, находятся в одном шаге от исступления и отчаяния. Такое поведение может привести к физическим недугам. Проблемы нужно решать, ими необходимо делиться. Шутить с душевным состоянием и нервами не следует.

Рекомендуемые статьи по данной теме:

Несколько советов, как перестать страдать

Каждый из нас волен сам выбирать свой путь и то, как его проходить. Одним по душе победа, другим — страдание. Тот, кто выбирает слабовольное страдание, всегда будет чувствовать себя жертвой. Это его выбор. К чему приводят страдания, многие из нас знают не понаслышке. Побороть или уменьшить их негативное воздействие на физическое и душевное состояние человека помогут определенные правила.

  1. Следуйте за идеалом. В момент, когда вас охватило страдание и недовольство своей жизнью, попробуйте мысленно представить себя таким, каким мечтали бы быть: успешным, красивым, умным, открытым, позитивным и общительным. Ведите себя так, как вел бы себя этот идеальный персонаж. Вначале воспринимайте все как игру, но очень быстро вы привыкнете к своей новой роли, проникнетесь ее позитивным настроем, наполняя свою душу здоровыми амбициями и счастьем.
  2. Думайте о будущем. Не стоит давать оценку себе настоящему и зацикливаться на негативе. Попробуйте представить себя таким, каким можете стать в будущем. Стремитесь к этой цели, не боясь потерять себя, корректируйте свой характер и манеру поведения. Чаще представляйте себя таким, каким хотите  видеть.
  3. Полюбите себя. Попробуйте полюбить себя не за какие-то качества, а просто за то, что вы есть. Не причиняйте себе лишней боли, убирайте от себя весь негатив. Зная, к чему приводят страдания, старайтесь избавляться от них, наполняя свою жизнь яркими и радостными событиями.
  4. Займитесь дыхательными упражнениями. Дыхательная гимнастика станет вашим преданным другом и помощником, особенно в те моменты, когда позитивная энергия идет на спад, и какие-то события приводят к апатии и страданиям. Дыша спокойно и глубоко, вы сможете отвлечь свои мысли от докучающих проблем. Сконцентрируйтесь на дыхании. Почувствуйте, как организм наполняется силой, а душа позитивом. Настроение поднимается, мир вокруг снова становится прекрасным и гармоничным.
  5. «Включите» силу воли. Ваша внутренняя сила должна оберегать вас от страданий и невзгод. Запретите себе жаловаться на жизнь, переживать из-за пустяков и видимых только вам проблем. Направьте все силы на самосовершенствование. Счастье требует усилий, терпения и немного времени. Даже если пройдет период вдохновения, не сдавайтесь и не впадайте в отчаяние. Соберите волю в кулак, прогоните страдания и продолжайте заниматься собой. Поверьте, результаты не заставят себя долго ждать!
  6. Составьте план. Внести в свою жизнь правильные изменения, а найти ответы на важные вопросы поможет составление плана.  Спросите себя, чего вы хотите от жизни, какие люди для вас важны, что нужно сделать, чтобы получить то, что вам хочется, каким вы хотите быть и т. д. Возьмите бумагу и ручку, разделите лист на две части. В правой части напишите все ваши идеи и желания, в левой — действия, необходимые для реализации задуманного. Постарайтесь внести все желания и сразу начинайте по порядку выполнять действия из левой части таблицы.

Немного о пользе страданий

К чему приводят страдания? Чаще всего к разрушению привычного образа жизни, потере настроения и нежеланию что-либо менять. Именно поэтому от них нужно избавляться как можно скорее. Но у каждой медали две стороны. Страдание, которое лишает нас уверенности в себе и сил, иногда бывает полезным и очистительным. Психологи уверены, что определенная польза от страданий все же есть. Какая?

  • Благодаря страданиям воспитывается характер.

Люди не рождаются сильными и волевыми. Лишь трудности, приносящие страдания, и правильная победа над ними закаляют характер человека и его волю.

  • Страдания учат сопереживать.

Пережитые страдания заставляют человека лучше понимать чужие точки зрения, сложные человеческие эмоции, по-другому оценивать искусство, сентиментально реагировать на грустные фильмы и другие вещи.

  • Борьба со страданиями делает нас сильнее.

Понимая, к чему приводят страдания, мы стараемся избавиться от негативных мыслей и всего, что причиняет нам боль. Со временем мы закаляемся, делаемся более стойкими, опытными и спокойными. Нас уже не собьешь с пути выражениями: «Не думаешь ли, что живешь неправильно?»

  • За страданиями открываются перспективы.

Люди полноценно понимают важность того, что имеют только, когда это теряют. Вот тогда по-настоящему и оцениваются все приятные мелочи жизни, которые уже не замечались. Пережив что-то плохое, хочется прижать к себе все хорошее и не упустить ни капли. Но самое главное, чему учат страдания — это осознание того, что надежда есть всегда. Главное, не опускать руки.

  • Страдания спускают нас с небес на землю.

Даже самого умного, хитрого и ловкого человека сбивают с ног впервые переживаемые страдания. Иногда люди забывают о том, что они просто люди и вселенная не живет по их законам. Страдания помогают осознать это в полной мере и сделать нужные выводы.

О саморазвитии и сложностях этого процесса:

Спасибо, что дочитали эту статью до конца

Привет, меня зовут Ярослав Самойлов. Я эксперт психологии отношений и за годы практики помог более 10 000 девушкам встретить достойных половинок, построить гармоничные отношения и вернуть любовь и понимание в семьи, которые были на грани развода.

Больше всего на свете меня вдохновляют счастливые глаза учеников, которые встречают людей своей мечты и наслаждаются по-настоящему яркой жизнью.

Моя цель – показать женщинам такой путь развития отношений, который поможет им создать синергию успеха и счастья!

Определение страдания по Merriam-Webster

страдание | \ ˈSə-f (ə-) riŋ \ 1 : состояние или опыт страдающего

Осмысление страдания и боли | Философия, этика и гуманитарные науки в медицине

Медицинский гуманизм Касселла

Работа Природа страдания и цели медицины была впервые опубликована в 1982 году и оказала значительное влияние на последующие дебаты относительно медицинской концептуализации и управления страданием и боль.Фактически, эта дискуссия еще не закончилась [24,25,26]. Данную работу можно отнести к числу теоретических работ «гуманистического поворота» в медицине. Кассел критикует клиническую, основанную на доказательствах медицину, ее зависимость от картезианского дуализма, ее концептуальное представление о боли и страдании, ее управление ими, а также цели медицины. Он критикует именно те характеристики медицины, которые в первую очередь превратили ее в науку, а именно упомянутые выше процессы абстракции, тот факт, что «врачей учат сосредотачиваться на болезнях и помнить об их сходствах, а не различиях». , и что «диагностические методы предназначены для того, чтобы видеть одно и то же в каждом случае болезни» [3].По его мнению, анахроничное разделение между телом и не-телом и акцент на излечении телесных болезней побуждают медицину делать то, что причиняет страдания «пациенту как личности». Другими словами, он не только неадекватно лечит боль (понимая и лечит ее только в отношении ее измеримых, наблюдаемых и обобщаемых признаков в контексте болезни), но также вызывает страдание, которое остается невыявленным и неизлечимым, как в случае в терминальной фазе хронического заболевания, которая постепенно удлиняется из-за доступности новых методов лечения.Напротив, концептуализация боли и страдания Касселом подчеркивает их значимые измерения и негативные последствия абстрагирования боли от человека, страдающего от боли. При этом учитывается, что боль или страдание всегда испытывает человек, и что такой опыт моделируется и во многом определяется личными предположениями, культурными моделями, познавательной деятельностью и даже религиозными убеждениями.

Касселл определяет боль не только как ощущение, но и «как переживание, заложенное в представлениях о причинах, заболеваниях и их последствиях», а страдание — как «состояние тяжелого стресса, связанного с событиями, которые угрожают целостности человека».Считается, что и боль, и страдание имеют физические и психологические аспекты, и в этом смысле Касселл действительно избегает классической ассоциации между болью и телом, страданием и разумом. Footnote 5 Его определение боли соответствует определению, предложенному в начале этой статьи: Боль — это феномен, который включает в себя как ноцицепцию — «механизм, участвующий в получении болезненных стимулов» — так и последующее придание значения такому ощущению . Он признает универсальность ноцицепции («определенные виды стимулов вызывают сенсорную реакцию ноцицепции в каждой культуре, сейчас и навсегда»), но не считает боль тождественной ноцицепции; для него боль включает в себя значение, которое субъекты приписывают ноцицепции, и это значение меняется от культуры к культуре, от человека к человеку.

Согласно Касселлу, страдание начинается, когда «больной человек поверит, что его или ее целостность как человека находится в опасности». Таким образом, боль не обязательно влечет за собой страдание, а страдание (угроза «неприкосновенности человека») может быть вызвано другими переживаниями. Касселл предлагает, чтобы медицина была более чувствительна к человеку и значениям, которые он или она приписывает своей боли / болезни, и что она должна специально лечить страдание, таким образом задействуя определенные «субъективные ресурсы», такие как «чувства, интуиция и даже вход их органов чувств », чтобы справиться со страданиями пациентов.Другие авторы также подчеркивали важность особых способностей, таких как чувствительность и сочувствие, у врача [27], развивая «аффективный способ понимания» [25] в контексте попытки гуманизировать медицину. Но Касселл также думает, что можно разработать методологию, которая способна превратить субъективные измерения боли и страдания в передаваемую информацию, которую врачи могут использовать для разработки более целостных методов лечения (не только предназначенных для лечения болезни, но и для смягчения последствий). страдания больного человека).Таким образом, следует переформулировать цели медицины.

Однако, по крайней мере, две проблемы возникают из концептуализации страдания Касселлом. Во-первых, его определение страдания зависит от сомнительного понимания человека и является слишком ограничительным. Определение страдания как угрозы «целостности» человека влечет за собой предположение о том, что такое «неповрежденный» человек. Нормативное определение «личности», данное Касселлом, включает ряд измерений, таких как предполагаемое будущее, личность и характер, тело, прошлый опыт и воспоминания, культурный фон, поведение, отношения с другими, политическое измерение и тайная жизнь [3].Этот «неповрежденный» человек развил бы своего рода равновесие или согласованность и целостность между всеми этими измерениями.

Свенеус [24] признает эту трудность, присущую предложению Касселла, проблему мышления «человека как некоего целого» (или того, как можно сформулировать некую целостность между всеми этими измерениями), и предлагает альтернативу. : понимание жизни как повествования и «подчеркивание эмпирического измерения, удержание вместе состояний сознания, составляющих« я »».Однако можно критиковать и повествовательные объяснения непрерывности личности и жизни. Хотя у людей есть повествовательный опыт и измерения, ни личность, ни жизнь не могут быть полностью и определенно объединены одним повествованием. Истории, которые мы рассказываем себе о собственном опыте, безусловно, являются важными ресурсами, которые мы используем, чтобы общаться с собой, чтобы развивать самих себя . Но такие истории — не единственный ресурс, который мы используем для таких целей. Например, мы также участвуем в диалоге с самим собой — процесс мышления был определен как своего рода внутренний диалог [28] — а диалог — это не история.Более того, такие внутренние истории всегда плюралистичны: они интерпретируют наш прошлый опыт в свете нынешних интересов или переживаний. Следовательно, мы не рассказываем себе одну и ту же историю о нашем прошлом на протяжении всей нашей жизни просто потому, что наше прошлое меняется каждый день по мере того, как мы получаем новый опыт, который может легко изменить интерпретацию предыдущего опыта, и мы нуждаемся / хотим понимать свое прошлое по-разному в зависимости от к нашему настоящему и нашим перспективам. Гораздо более гибкими и неопределенными являются наши рассказы о будущем: будущее — это неизведанная территория, которая постепенно становится настоящим, а затем прошлым, снова и снова удивляя нас.

При этом жизнь — это не «повествование», а единое повествование от рождения до смерти [29]. С разных точек зрения непрерывно пишутся разные версии и трактовки жизни человека; нет окончательной истории. Рассказы о жизни всегда фрагментарны, частичны, и их нельзя рассказывать иначе, как с определенной точки зрения, в зависимости от предполагаемого акцента. Они не гарантируют целостности между нашими несколькими измерениями.

Таким образом, повествовательное объяснение «целостности» личности не поддерживает определение «личность», данное Касселлом.Действительно, такое определение — несуществующий идеал, который включает в себя идею о том, что люди прозрачны для себя (они полностью знают себя), последовательны, способны создавать своего рода уникальные личные истории из прошлого и будущего и хорошо сбалансированы. Это определение далеко не актуально в отношении современных теорий о себе. Альбрехт Веллмер [30] упоминает два важных вклада, которые противоречат определению Касселла. Фрейдистский психоанализ ставит под сомнение идею автономного субъекта: люди не всегда точно и полностью знают, чего они хотят, что они делают или почему они это делают, поскольку на них влияют психологические, социальные силы и силы властных отношений.Витгенштейн и философия языка оспаривают идею о том, что испытуемые являются последними авторами и судьями того, что они говорят. Наши осмысленные выражения не полностью прозрачны для нас. Более того, теории постмодерна подчеркивают противоречия между различными социальными ролями одного и того же человека [31], наше иррациональное измерение, нашу случайную природу и тот факт, что наши действия непредсказуемы (даже сами по себе). Человек никогда не бывает полностью связным, человек не может быть «неповрежденным», потому что прикосновения и прикосновения присущи жизни.По-прежнему возможно определить страдание как угрозу тому, что человек считает своей целостностью в любой данный момент. Однако это существенное определение страдания, которое слишком далеко идущее и вызывает проблемы при попытке определить границы того, что есть, а что нет. Страдание можно переживать по-разному, не обязательно как угрозу целостности, как я покажу позже. Таким образом, это определение не может правильно определить, что является общим для всех переживаний страдания.Более того, страдание было замечено и часто используется для усиления идентичности (как в случае преднамеренного поиска страдания, например, причинения боли самому себе, и другого рискованного поведения). Это прямо противоположно определению Касселла, потому что поиск страдания (или использование непреднамеренного страдания) используется для построения или усиления идентичности, для утверждения себя или для идентификации себя с определенными ценностями, такими как сила или смелость.

Вторая проблема определения страдания, данного Касселлом, обсуждается Брауде [25]: переживание страдания может иметь действительно субъективный элемент, который не может быть явно передан через язык и «не может и никогда не должен в конечном итоге стать объектом, медицинским или каким-либо другим». .Медицина может уделять больше внимания вышеупомянутым субъективным, символическим измерениям страдания и боли, врачей можно научить более чутко относиться к больным и более чутко относиться к их реальным потребностям. Это «гуманизированное лекарство» обеспечивает лучшее лечение боли и страданий, и оно должно пересмотреть свои конечные цели. Однако остается вопрос, действительно ли страдание можно вылечить исключительно с помощью медицины и чисто научных методов, учитывая это в конечном итоге непередаваемое измерение, тот факт, что не все виды страдания связаны с болью или болезнью, и экзистенциальное измерение страдания, которое включает личный выбор, связанный с привязанностью человека к жизни и миру.Медицина действительно имеет свои пределы.

Феноменологический подход

Феноменологическая концептуализация страдания и боли предлагает привлекательную альтернативу дуалистическим теориям и механическому пониманию тела. Footnote 6 В отличие от научного подхода, в котором тело рассматривается с точки зрения третьего лица, феноменологические предложения предполагают перспективу опыта, пережитого субъектом [32, 33]. Это своего рода взгляд от первого лица, который стремится быть значимым и актуальным для других.Хороший феноменологический подход — это не просто субъективное повествование о личном опыте, но он способен уловить важные элементы такого опыта, которые полезны в качестве значимых ресурсов для других людей, пытающихся понять аналогичный опыт.

Очень хороший пример такой точки зрения можно найти в тексте Жана-Люка Нанси L’Intrus , в котором он стремится понять свой «жизненный опыт» трансплантации сердца, связанных с ним тяжелых медицинских процедур и их острых вторичных последствия, такие как лимфома, философски и феноменологически [34].Нэнси концептуализирует свой опыт не просто рассказывая свою историю, но понимая ее теоретически, используя концепцию «вторжения» (вторжения) и идею «вторжения», чтобы понять опыт получения нового органа, его отторжение со стороны его иммунная система, лечение «медикаментами» (измерение, тестирование, наблюдение) и, наконец, рак и последующее лечение. Его описанная странность самого себя и его опыт лиминальности далеко не уникальны, и его размышления о моральных последствиях трансплантации органов и увеличивающихся технологических и научных медицинских вариантах поднимают важные вопросы для дальнейших дискуссий.Короче говоря, феноменология не просто субъективна (хотя она включает в себя личный опыт), и хорошие феноменологические подходы являются мощными философскими инструментами. Поскольку они способны включать перспективу от первого лица, «жизненный опыт», они обладают высоким потенциалом для изучения страдания и боли с точки зрения, которая не является чисто научной или медицинской по своей природе.

С такими понятиями, как «воплощение» и «живое тело» — английский перевод немецкого термина «Leib», в противоположность «Körper» или «физическое тело» [11] — феноменологи внесли свой вклад в «воплощение разума» подчеркивая решающую роль тела в человеческом опыте и предполагая, что мы воспринимаем мир через наши живые тела [32].Это предположение влечет за собой различные последствия для понимания боли и страдания, такие как идея о том, что если мы испытываем боль или страдаем, мы чувствуем это неудовольствие в наших телах, таким образом частично или полностью влияя на то, как мы воспринимаем мир. Прозрачное, безмолвное или даже «отсутствующее» тело [32] может болезненно присутствовать, поэтому мы воспринимаем мир с этой болезненной точки зрения. Footnote 7

Феноменологические подходы тоже внесли свой вклад в «заботу о теле», как и в случае с феноменологическим объяснением «эффекта плацебо», одного из явлений, которые бросают вызов классическим объяснениям медицинской науки.Френкель [35] формулирует эту задачу следующим образом: «Как может личное субъективное ожидание, связанное с приемом таблетки плацебо, когда-либо проявляться как наблюдаемое публичное изменение физиологического тела?» Эффект плацебо особенно бросает вызов различиям между разумом и телом и рассмотрению тела как простого «измеримого объекта». Объяснение, предложенное Френкелем, убедительно: само тело способно осмысленно реагировать на сложную ситуацию, поскольку «у нас есть чувствующее тело, способное реагировать на мир без необходимости вызывать какую-либо рефлексивную активность.Можно даже пойти еще дальше: если мы представляем человека как психофизическое целое, то не будет неправдоподобным думать о том, что тело реагирует осмысленным образом, что «пациент воспринимает возможности исцеления в конкретной ситуации и его тело, таким образом, откликается на просьбу к нему так же, как наша нерефлексивная двигательная активность разворачивается в мире ». Считается, что культурные, социальные и психологические факторы влияют на доступность (побуждение субъекта к ответу в конкретной ситуации) исцеления.

Как уже упоминалось, Свенеус [24] объединил феноменологические тенденции с нарративными концепциями личной идентичности, чтобы концептуализировать боль и страдание. Он объединяет различные определения страдания, предоставленные другими авторами, в попытке охватить «все страдание». Однако объединение этих различных подходов к страданию не гарантирует хорошего определения страдания. Вместо этого оно гарантирует хороший обзор исследований или концептуализации страдания.Хорошее определение должно быть достаточно общим, чтобы включать все случаи страдания. Это не означает, что конкретные описания случаев страдания бесполезны или не имеют смысла для других пациентов, ученых и просто людей, заинтересованных в понимании феномена страдания. Другими словами, отчуждение себя, описанное Нэнси, может охватить одно существенное измерение одного вида страдания, но оно не определяет все виды страдания. Определения страдания как угрозы «неповрежденному человеку», как отчуждения самого себя, как «отчужденного настроения» или «непривычного существа в мире» [33] выражают различные переживания страдания, но это не универсальные описания, поэтому они не являются хорошими определениями.Как утверждает Клейнман: «Важно избегать эссенциализации, натурализации или сентиментализации страдания. Нет единственного способа страдать; не существует вневременной или внепространственной универсальной формы страдания ». [7].

Потеря себя или поиск себя?

Как указывалось ранее, медицине все еще сложно справиться с этими субъективными, неизмеримыми измерениями страдания и боли — и, более того, с их возможной «неразделимостью» [6], хотя в них были внесены важные вклады, такие как теория контроля ворот. , что имело решающее значение для включения как физиологических, так и психологических аспектов боли в качестве неотъемлемых частей этого явления.Тем не менее, боль и страдания касаются не только медицины, но также социальных и гуманитарных наук, которые вносят существенный вклад в прояснение их культурных, социальных и когнитивных аспектов. Если мы придаем значение этим аспектам переживания боли и страдания, то нам необходимо признать соответствующую роль, которую указанные дисциплины могут играть в их осмыслении, а также в предоставлении ресурсов для облегчения страданий. Это связано с предыдущим утверждением медицины, имеющей свои пределы: существуют типы и измерения страдания, лечение которых не касается медицины (или, по крайней мере, не исключительно).Например, мы не можем справиться с социальными проблемами, которые вызывают социальные страдания, такие как бедность, с помощью медицинских ресурсов. Но, как было сказано выше, это не означает, что медицина не может улучшить управление болью и страданием: напротив, усилия для этого уже предпринимаются, хотя полная революция потребует подлинного преодоления классической дихотомии разум / тело. Footnote 8 Реальное, связное представление о человеке как о психофизическом, а не дуалистическом существе требует не только частичных реформ в обращении со страданием и болью, но и полной смены парадигмы в понимании Куна [36]. Footnote 9 Тем временем междисциплинарные подходы претворяются в жизнь; например, лечение хронической боли в долгосрочной перспективе теперь включает в себя методы кондукции, чтобы управлять ее эмоциональными и когнитивными последствиями [37, 38], или лечение несоматической боли (например, фибромиалгии) теперь поддерживается психотерапией [39]. ].

Отчуждение (или даже «потеря») себя или «непривычное существо в мире», несомненно, может быть следствием или выражением страдания.Кэти Чармаз [40] описывает «потерю себя» у хронических больных и способствует пониманию страдания как не ограниченного простым «физическим дискомфортом». В своем недавнем посмертном романе Париж-Аустерлиц писатель Рафаэль Чирбес описывает последнюю фазу смертельной болезни человека следующими словами:

«Скорее, у меня сложилось впечатление, что человек, лежащий без дела, стал чужим в мире. как мои глаза, так и его собственные — кто-то неизвестный мне, конечно, но также и ему самому, и поэтому Мишель сам выражал мне это в те дни, когда он испытывал момент просветления.[…] Мишель гаснет, тускнеет так же, как и каждый день моего визита, тусклый свет зимнего полудня угасал в раме окна больницы ». Сноска 10 [41].

Как Нэнси, Мишель больше не может узнавать себя, как и его друг. По Свенею, страдание отдаляет нас от нашего собственного тела, от наших отношений с другими людьми и от наших жизненных ценностей [24]. «Отчуждение» означает «превращение в чужого», таким образом, обнаруживается, что страдание эквивалентно ощущению того, что мы чужие себе и другим, или странному приспособлению к миру — и оно может помешать нам жить той жизнью, которую мы хотели. .Отчуждение от мира также можно отнести к категории «непривлекательных», подобно концепции Арендт: «Нездомное существо в мире» означает, что мы существуем неудобно, в странной, беспокойной среде, где мы не можем отдохнуть или найти то, что нам нужно. место [42].

Эти различные вклады в понимание различных переживаний страдания не обязательно предлагались в качестве основных определений страдания. Например, работа Чармаз предполагает четко обозначенную перспективу; она анализирует «фундаментальную форму страдания» хронических больных в Америке в 1980-е годы [40]. Однако существует риск, если принять такие описания страдания как универсальные, существенные определения, поскольку это может иметь нежелательные эпистемологические и моральные последствия. .

Идея «отчужденного я» предполагает идею своего рода «подлинного я» с «подлинной историей жизни». Страдания могут оттолкнуть нас от наших прежних забот и даже перевести в состояние лиминальности, когда мы не чувствуем себя как дома в мире или в своем теле, как когда-то. Однако, как указывалось ранее, это не окончательные последствия страдания, и люди не являются статичными, неизменными существами. Наряду с возможной «потерей себя» существует возможность «реконструкции себя» (мы не были нашим «окончательным я» до «потери себя» из-за страдания, и мы не можем восстановить что-то вроде «окончательного« я »).Напротив, мы — результат нашего опыта, включая страдание и боль.

Доказательством несостоятельности эссенциалистских определений страдания является то, что два противоречащих друг другу ответа на проблемы боли и страдания могут быть одинаково значимыми и полезными для управления ими: борьба за отделение себя от своей боли, страдания или болезни и идентификация со своей собственной болью, страданием или болезнью [11]. Один из пациентов Стонингтона удивил его, сказав: «Я хочу быть здесь из-за этого, даже из-за боли.Если бы я не был здесь на самом деле, я бы пострадал »[43]. Боль при родах утверждается женщинами как элемент самоконструирования своей собственной идентичности как матери и женщины в том смысле, что они хотят быть теми, кто контролирует технологии, используемые для облегчения боли, а не подчиняться их контролю. такая технология [19]. Такие отношения, как выбор боли или принятие страдания, могут быть способом утверждения себя. Для Виктора Франкла [44] принятие неизбежных страданий может быть даже способом найти смысл в жизни; Страдания и храброе противостояние страданиям могут быть способом подтверждения собственной идентичности, достижением, благородным делом, а не деградацией личности.В конце концов, страдание можно рассматривать как характеристику собственной личности; после стольких страданий поэт Розалия де Кастро находит в себе пустое пространство, которое не может быть заполнено ничем, кроме страдания:

«Это внизу, в самом низу / моих внутренностей / есть пустынная пустошь / незаполненная смехом. / или удовлетворение / но с горькими / плодами боли! » Сноска 11 [45].

Возможно, можно «чувствовать себя как дома в страдании» — не в мазохистском смысле, а как способ справиться с ним.В качестве альтернативы основным определениям я предлагаю понимать страдание как неприятный или даже мучительный опыт, который может серьезно повлиять на человека на психофизическом и даже экзистенциальном уровне.

Концептуализация страдания и боли

Концептуализация страдания как опыта подчеркивает тот факт, что человек переживает это (как то, что Дильтей называет «живым опытом» (Эрлебнис)), немедленным, неотраженным опытом и «обычным, сформулированным опытом» (Lebenserfahrung) [46, 47].Мы должны смотреть на страдание не как на абстрактное явление, а как на нечто пережитое кем-то.

Страдание, как и боль, неприятно или даже мучительно: даже если мы не принимаем эссенциалистское определение и отвергаем понимание страдания как «потери себя» или «повторного утверждения себя», определение является все еще необходимо. «Неприятность» определяет страдание и боль. Лекнес и Бастиан [48] предлагают «выйти за рамки представления о боли как о просто неприятном», потому что «она также может восприниматься как приятная, вызывать приятные переживания или побуждать нас к приятным переживаниям».Они предлагают ряд преимуществ и преимуществ боли: она представляет собой возможность искупления после проступка, она может подчеркивать храбрость, мотивировать нас, усиливать ощущения, предлагать временное облегчение от другой боли и предлагать «эффективный контраст многим безболезненным переживаниям». , которые могут показаться относительно приятными, если возникают после того, как боль утихнет ». Однако такие преимущества или преимущества существуют только потому, что боль неприятна (в противном случае она не служила бы искуплением и т. Д.). Единственный убедительный аргумент против «неприятности» боли — это состояние «асимболии боли», при котором пациенты ощущают боль, но не неприятность.Как я уже упоминал, боль состоит из соматосенсорного восприятия, за которым следует временный мысленный образ локального изменения в теле (ноцицепция), с одной стороны, и неприятной эмоции, с другой стороны. По мнению Лекнеса и Бастьяна, такое состояние, как «асимболия боли», доказывает, что боль не обязательно неприятна. Однако я утверждаю, что люди, страдающие таким заболеванием, испытывают боль не в полной мере, а только в одной из ее частей. В любом случае асимболия боли — это скорее заболевание, чем обычное переживание боли. Footnote 12

Страдания не всегда бывают крайними. Иногда это терпимый, короткий, несущественный опыт. Тем не менее, важно включить в наше определение возможность того, что страдание может повлиять на нас в экзистенциальном измерении, что означает, что оно может повлиять на важные вопросы, касающиеся личной жизни человека, на вопросы, которые влияют на наше существование в мире, такие как желание продолжать жить, решать, заводить ли детей или даже как жить — выбор, который следует рассматривать в контексте нашей привязанности к миру.Эта возможность действительно характеризует страдание и помогает нам понять его (возможную) значимость в жизни. Более того, включение экзистенциального измерения страдания подчеркивает способность человека справляться со своими неприятными обстоятельствами / переживаниями, а также решающее влияние его отношения и выбора на весь опыт страдания.

Девять буддийских учителей объясняют страдания

Будда сказал: «Все, что я учу, — это страдание и конец страданиям.Фото Дэвида Габриэля Фишера.

Палийское слово dukkha чаще всего переводится на английский как «страдание». Дуккха представляет собой множество эмоций — от счастья до отчаяния. Хотя это противоречит здравому смыслу, это центральная концепция учения Будды. В этих отрывках, адаптированных из более длинных учений о «Львином рыке», девять учителей объясняют, что такое страдание, как мы его чувствуем и почему это не осуждение — это радостная возможность.

Страдание было первым учением Будды.

Из «Четырех благородных истин Будды» Тулку Тондуп Ринпоче

Первое учение Будды было о Четырех благородных истинах… «О бхикшу, есть четыре благородные истины.Это благородные истины страдания, причины страдания, прекращения страдания и пути к прекращению страдания ».

Согласно буддизму, мы, живые существа, пойманы в цикл существования, известный как сансара. В сансаре мы бесцельно блуждаем и испытываем невыносимые страдания — день и ночь, год за годом, жизнь за жизнью — из-за того, что мы крепко цепляемся за себя. Чтобы вылечить это болезненное состояние, сначала мы должны найти его причину, а затем применить медицинский путь обучения, чтобы восстановить свое изначальное хорошее здоровье, то есть просветление.

Связанные: Четыре благородные истины

Мы все переживаем страдания

Из «О страдании и конце страдания» Шарон Зальцберг

Бывают моменты в нашей жизни, когда мы хотим изменить конец истории. Иногда мы теряем то, что нам небезразлично, мы разлучаемся с теми, кого любим, наши тела подводят нас, когда мы становимся старше, мы чувствуем себя беспомощными или обиженными, или наша жизнь просто ускользает. Все это аспекты дуккхи, одного из основных учений Будды.Дуккха означает страдание, недовольство, неудовлетворенность, пустоту, изменение.

Будда сказал: «Все, чему я учу, — это страдание и конец страданиям». Страдание в его учении не обязательно означает тяжелую физическую боль, это скорее душевные страдания, которые мы переживаем, когда наша склонность удерживать удовольствие сталкивается с мимолетной природой жизни, и наши переживания становятся неудовлетворительными и неуправляемыми.

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ LION’S ROAR

Получите еще больше буддийской мудрости прямо на ваш почтовый ящик! Подпишитесь на бесплатную рассылку Lion’s Roar по электронной почте.

На каком-то уровне мы это понимаем, но сопротивляемся

Из «Страдания открывают реальный путь» Нормана Фишера

Дуккха относится к психологическому переживанию — иногда сознательному, иногда бессознательному — того глубокого факта, что все непостоянно, непостижимо и на самом деле не познаваемо. На каком-то уровне мы все это понимаем. Мы знаем, что все, что у нас есть, на самом деле нет. Все, что мы видим, мы не видим полностью. Такова природа вещей, но мы думаем наоборот.Мы думаем, что можем знать и владеть своей жизнью, своей любовью, своей идентичностью и даже своим имуществом. Мы не можем. Разрыв между реальностью и основным человеческим подходом к жизни — это дуккха, переживание базовой тревоги или разочарования.

Есть спектр страданий

Из «Что такое Дуккха?» Гленн Уоллис

Чтобы лучше понять значение слова дуккха, давайте поместим «страдание» в один край спектра. С другой стороны, давайте поместим такие качества, как раздражение, напряжение, ненадежность.Таким образом, дуккха может быть понята на одном конце спектра как тонкое, возможно, едва различимое качество бытия, а на другом — как сильное душевное или физическое страдание.

К термину дуккха добавляется еще один нюанс, когда мы принимаем во внимание, что, по мнению Будды, даже «счастливый» момент окрашен дуккхой. Это потому, что ни момент, ни переживание не являются стабильными … С учетом этого взгляда, как мы должны называть дуккха на нашем языке? Наш английский термин должен иметь следующие раскраски (по возрастающей шкале интенсивности):

слабое беспокойство
раздражение
нетерпение
раздражение
разочарование
разочарование
неудовлетворенность
обострение
напряжение
стресс
тревога
досада
боль
отчаяние
печаль
печаль
страдание
страдание
горе

Конечно, вы можете добавить к этому списку; этому практически нет конца.Очевидно, что каждое из этих качеств связано с некоторой степенью беспокойства, поэтому «беспокойство» — это то, как я перевожу термин для общего употребления.

Есть три вида страданий

Из «Разума, который страдает» Филиппа Моффита

Будда выделил три вида страдания: дуккха физической и эмоциональной боли … Первый вид дуккха — это очевидное страдание, вызванное физическим дискомфортом, от незначительной боли от укола пальца ноги, голода и недостатка сна до агонии. хронического заболевания.Это также эмоциональные страдания, которые возникают, когда вы разочаровываетесь из-за того, что дела идут не так, как вам нужно, или расстраиваетесь из-за несправедливости в жизни, или беспокоитесь о деньгах или оправдываете ожидания других.

[Второй вид] — это страдания, вызванные тем, что жизнь постоянно меняется. Не кажется ли, что в тот момент, когда вы обретаете счастье в жизни, оно почти сразу исчезает? … По правде говоря, ни один момент не является надежным, потому что следующий момент всегда наступает ему на пятки.Это похоже на постоянную бомбардировку перемен, подрывающую любое состояние счастья. Ум никогда не находит места, чтобы расслабиться и наслаждаться жизнью без страха … Более того, каждый день, даже в приятные моменты, не испытываете ли вы скрытое беспокойство по поводу будущего? Это беспокойство и тревога — проявление третьего типа страдания, идентифицированного Буддой, — неотъемлемой неудовлетворительности жизни из-за ее внутренней нестабильности.

Непостоянство — не причина страданий

Из «Познание этой истины — благородно» Тралега Кьябгона Ринпоче.

Мы можем обнаружить, как говорит нам Будда, что отсутствие субстанциальности или постоянства во всем, что нас окружает, порождает несчастье и боль. Однако это не означает, что переживание непостоянства или несущественности само по себе является страданием или прямой причиной страдания. Мы неверно истолковываем послание Будды, если думаем, что все вещи непостоянны, несущественны или не имеют твердого «я», которое порождает страдания. Эти основные факты не являются истиной о происхождении страдания.

Дуккха создается не самими вещами или их несущественной природой. Скорее, наш ум был обусловлен невежеством, заставляя думать, что вечное счастье может быть достигнуто с помощью вещей, которые эфемерны и преходящи.

Нет простого выхода

Из «Срединного пути стресса» Джуди Лиф

Простое учение о первой благородной истине, истине о страдании, может быть самым трудным для понимания и принятия. Мы все время думаем, что если мы просто исправим это или исправим то, подправим кое-что, мы сможем этого избежать.Мы думаем, что если бы мы были умнее, красивее, богаче, могущественнее, жили где-то еще, моложе, старше, мужчиной, женщиной, с разными родителями — вы называете это — все было бы по-другому. Но все не иначе; они такие плохие, как кажутся! Поскольку надеяться на жизнь без стресса нереально, и в любом случае это не так уж и хорошо, имеет смысл научиться справляться со стрессами, которые неизбежно возникают.

Страдание — сигнал

Из «Бойтесь правильной вещи» Роберта Турмана

Истина страдания — это не предсказание конца света.Это не выражение неизбежной судьбы. Напротив, он предупреждает нас о том, что мы не осознаем, что мы есть на самом деле.

Что-то стоит за нашими страданиями

Из «Ответ на гнев и агрессию — терпение» Пема Чёдрон

Всякий раз, когда возникает боль любого рода — боль агрессии, печали, потери, раздражения, негодования, ревности, несварения желудка, физической боли — если вы действительно посмотрите на это, вы можете сами убедиться, что за болью всегда что-то есть. мы привязаны к.Всегда есть что-то, за что мы держимся.

Я говорю это с такой уверенностью, но вы должны сами убедиться, так ли это на самом деле. Вы можете прочитать об этом: первое, чему когда-либо учил Будда, была истина о том, что страдание происходит от привязанности. Это в книгах. Но когда вы откроете для себя это, это сразу же зайдет немного глубже.

СПАСИБО ЗА ЧИТАЙТЕ ЛЬВИЙ РЕВ. МОЖЕМ ЛИ МЫ ОБРАТИТЬСЯ К ВАШЕЙ помощи?

Наша миссия Lion’s Roar — передавать буддийскую мудрость в современном мире.Связи, которыми мы делимся с вами — нашими читателями, — это то, что заставляет нас выполнять эту миссию.

Сегодня мы просим вас установить дальнейшую связь с Lion’s Roar. Можете ли вы помочь нам сделать пожертвование сегодня?

Как независимая некоммерческая организация, приверженная распространению буддийской мудрости во всем ее разнообразии и широте, Lion’s Roar зависит от поддержки таких читателей, как вы. Если вы ощутили пользу буддийской практики и мудрости в своей жизни, пожалуйста, поддержите нашу работу, чтобы многие другие тоже получили пользу.

Сделайте пожертвование сегодня — ваша поддержка имеет решающее значение.

Lion’s Roar — благотворительная организация, зарегистрированная в США и Канаде. Все пожертвования из США и Канады не облагаются налогом в полной мере, разрешенной законом.


Как найти смысл в страдании

В последнее время массовые убийства были в центре внимания новостей. Террористические атаки в Париже вызвали отклик во всем мире, и аналогичные нападения в Бейруте, Багдаде, Мали, на озере Чад и в других местах сделали этот ужас бесконечным.Вчера отметили трехлетнюю годовщину стрельбы в Сэнди-Хук, а две недели назад еще одна стрельба в Сан-Бернардино возглавила длинный список ужасающих инцидентов в Соединенных Штатах. В то время как политический дискурс сосредоточен на том, как предотвратить будущие трагедии, выжившим, а также семьям и друзьям жертв предоставляется возможность собрать осколки своей разрушенной жизни.

Их горе острое и может привести ко многим последующим последствиям, не в последнюю очередь к посттравматическому стрессу.Симптомы включают воспоминания, кошмары, тревогу и депрессию, которые могут сохраняться в течение долгого времени, как в истории сирийского беженца-подростка, который вынес взорванные части тела своей матери и сестры из их разрушенного дома. Спустя два года его все еще мучает переживание.

Даже если мы не пережили посттравматический стресс, все мы знакомы с трудностями. Некоторые люди переживают бедность или жестокое обращение. Другие выдерживают издевательства, расставания или болезни. Страдание универсально, хотя и проявляется по-разному и в разной степени.

Когда мы справляемся с борьбой в нашей собственной жизни и становимся свидетелями разворачивающейся борьбы других людей в новостях, обычным ответом является поиск скрытого значения, которое могло бы сделать наши опустошения более терпимыми. Этот процесс осмысления страданий может быть полезным. Например, больные раком, которые понимают смысл своего медицинского опыта, обладают большей психологической адаптацией. Точно так же после смерти члена семьи люди, которые осознают свою потерю и даже находят в ней пользу, испытывают меньше страданий.Психиатр и переживший Холокост Виктор Франкл много писал об этом процессе после того, как заметил, что его сокамерники в концентрационных лагерях с большей вероятностью выживут в ужасных условиях, если они сохранят смысл.

Чтобы понять, как этот процесс возможен, исследователи изучили увлекательное явление, называемое посттравматическим ростом. Впервые выявленный в середине 90-х психологами Ричардом Тедески и Лоуренсом Калхоуном, посттравматический рост — это когда человек испытывает положительные изменения в результате серьезного жизненного кризиса.Согласно исследованию, посттравматический рост выходит за рамки устойчивости; Активно ища добра в чем-то ужасном, человек может использовать невзгоды как катализатор для перехода на более высокий уровень психологического функционирования. Люди, пережившие сексуальное насилие, сообщают о посттравматическом росте уже через две недели, но сроки и характер роста варьируются от человека к человеку.

Пять положительных изменений сигнализируют о посттравматическом росте и обеспечивают полезную основу для того, как извлечь максимальную пользу из худших ситуаций.Первое — это личная сила. Трагедия обнажает нашу уязвимость в непредсказуемом мире и поэтому может заставить нас чувствовать себя слабыми или беспомощными. Но, как это ни парадоксально, это также может повысить нашу уверенность в себе и заставить нас считать себя сильнее. Например, выжившая в автокатастрофе сообщила, что инцидент побудил ее взять на себя ответственность за свою жизнь с большей решимостью и силой воли. Люди могут почувствовать силу, осознав, что преодоление прошлой проблемы означает, что они смогут преодолеть будущие проблемы.

Второй — отношения. Будь то связь на более глубоком уровне с друзьями и семьей или чувство связи с незнакомцами, которые прошли через аналогичные трудности, страдание может сблизить людей. Социальная поддержка особенно важна для исцеления; обсуждение и преодоление трудностей с другими людьми помогает осмыслению. Например, женщины, пережившие насилие со стороны интимного партнера, демонстрируют больший рост, если они обсуждают свое насилие с примером для подражания. Страдание также может побудить нас быть более сострадательными по отношению к другим: недавнее исследование, проведенное Йельским университетом и Массачусетским технологическим институтом, показало, что пережившие насилие больше сочувствовали либерийским беженцам и поэтому действовали более альтруистично, например, размещая беженцев в своих домах.

Третий способ избавиться от травмы — это больше ценить жизнь. Трагедия может изменить нашу точку зрения, вдохновить нас больше ценить хорошее и обновить наше намерение максимально использовать свою жизнь. Один из подходов к сосредоточению внимания на благодарности — это сесть раз в неделю и написать список вещей, за которые вы были благодарны за неделю до этого. Исследователи обнаружили, что это упражнение связано с большей удовлетворенностью жизнью, большим оптимизмом и меньшим количеством жалоб на здоровье. Другая стратегия — смаковать и в полной мере наслаждаться тем, что приносит нам радость, например, горячей кружкой кофе, закатом или проведением времени с другом.

Четвертый — это убеждения, которые могут измениться или укрепиться в результате горя. Как объясняют исследователи, люди могут эволюционировать экзистенциально, чтобы по-другому увидеть себя и свою роль в мире или почувствовать новую духовную связь, которая может повлиять на их чувство цели или их веру, соответственно. Например, религиозные родители, у ребенка которых диагностирован рак, могут воспринимать свою борьбу как волю Бога в соответствии со своими предыдущими убеждениями. И наоборот, они могут сомневаться, существует ли Бог вообще, тем самым бросая вызов своим прежним убеждениям.Исследования показывают, что люди выигрывают от попыток восстановить или подтвердить свое чувство смысла таким образом.

Наконец, пятое позитивное изменение — это новые возможности. После травмы люди могут осознавать наличие новых возможностей и использовать их. Представьте себе человека, которого увольняют, он чувствует стыд и депрессию, но вскоре после этого начинает работать над тем, чем он действительно увлечен, что было невозможно на его прежней работе. Один из методов выявления новых возможностей — представить себе свою идеальную жизнь в будущем и разработать стратегию реализации этого видения.Исследование показало, что люди чувствовали себя значительно более счастливыми, тратя двадцать минут каждый день в течение четырех дней на то, чтобы писать о своих воображаемых лучших возможностях или планировать свои цели. К тому же это занятие может повысить оптимизм.

Сосредоточившись на одной или нескольких из этих пяти областей, у нас есть возможность превратить страдание в личное развитие. В частности, этому процессу может способствовать несколько факторов. Один получает помощь; после травмы важно искать эмоциональную и практическую поддержку у близких или членов сообщества.Другой приближается, а не уклоняется от задачи справиться, принимая трагедию как необратимую и принимая процесс горя. Последний фактор — это признание того, что мы отвечаем за то, как мы движемся вперед, и, таким образом, воспринимаем контроль над своим выздоровлением.

Конечно, факт посттравматического роста не означает, что травма хороша или что страдание следует преуменьшать. Выжившие после недавних террористических атак, а также семьи и друзья жертв, вероятно, понесли психологический ущерб и, несомненно, испытывают огромную боль и горе.К счастью, дистресс и посттравматический рост могут происходить и часто происходят одновременно. Фактически, психолог Барбара Фредриксон определила, что люди с оптимальным психическим здоровьем поддерживают соотношение положительных и отрицательных эмоций три к одному, что указывает на то, что страдание действительно играет роль в нашем общем благополучии.

Никто не свободен от страданий, но мы можем процветать и процветать, несмотря на них, а в некоторых случаях и благодаря им. После террористических атак 11 сентября исследователи заметили, что среди американских граждан возросли доброта, благодарность, командная работа и другие добродетели.Мы постоянно наблюдаем это явление на протяжении всей истории; недавние кризисы не стали исключением. Травма побуждает к изменениям, и это изменение может быть положительным. Посттравматический рост указывает на то, как мы можем использовать нашу борьбу — как индивидуумов, так и нацию — в качестве трамплина для большего смысла и трансформации.

Боль, страдание и смысл | JAMA

Каждый врач, лечащий пациентов, столкнется с их болью и страданиями. Тем не менее, для каждого отдельного пациента переживание боли будет личным и в значительной степени уникальным.Это создает трудности не только для врача, но и для любого, кто пытается понять значение чужой боли.

Сенсорный компонент боли, способность нейронов локализовать и идентифицировать вредные стимулы, в значительной степени согласован как внутри индивидуума, так и между популяциями. 1 Но смысл боли становится гораздо большим, чем просто способность локализовать или различить ее. Ведь аффективный компонент боли — субъективное ощущение страдания, сопровождающее ее восприятие, — многофакторный.

Мириады факторов лежат в основе нашей способности осмыслить нашу собственную боль или понять боль другого: значение боли в более широком жизненном контексте, интенсивность и локализация боли, конкретное заболевание, связанное с болью, медицинские ритуалы. вокруг боли и социальное понимание страдания. Боль, возникающая в результате этого множества факторов, уникальна для каждого человека; В клинической встрече боль обрамляется взаимодействием взгляда врача на пациента и взгляда пациента внутрь себя.

Это упражнение по обрамлению находится в центре каждой встречи между пациентом и врачом, но особенно это касается боли. Ибо боль не является объективным и видимым клиническим проявлением в виде перелома бедренной кости или гнойной мокроты. Скорее, боль — это восприятие, передаваемое как через язык, так и через невербальное поведение, такое как слезы или возбуждение. Как таковая, боль по своей сути субъективна и недоступна, «то, что нельзя отрицать, и то, что нельзя подтвердить». 2

Эта неосязаемость способствует неправильному пониманию и недостаточному лечению боли в клинических условиях.Как рассказала Кэтлин Фоули в этом выпуске, боль остается серьезной проблемой для общественного здравоохранения. Многие пациенты не получают адекватной паллиативной помощи, особенно в конце жизни. Так быть не должно. Джанет Абрам описывает, как сделать паллиативную помощь целью медицины. Даже когда вылечить основное заболевание невозможно, мы еще многое можем сделать для облегчения физических и психосоциальных страданий. Джейн Лойтман рассказывает, что многие пациенты ищут облегчения боли с помощью дополнительных методов лечения. Часто они считают, что эти методы предлагают целостный подход, которого не хватает традиционной аллопатической модели.

По мере того, как мы пытаемся найти решения этих проблем в нашем текущем клиническом контексте, нам, возможно, стоит осознать, что ни один из этих опытов не является полностью новым. Шайлер Хендерсон описывает выражения и определения боли как функцию не только личных, но и социальных, культурных и исторических влияний.

Следовательно, для адекватного лечения боли необходимо не только понимать ее патофизиологию, требовать отчетов от пациентов и следовать практическим рекомендациям, но и размышлять о ее значениях и вдумчиво включать их в свое клиническое взаимодействие.Мы надеемся, что этот выпуск MSJAMA побудит к дальнейшим размышлениям о текущих проблемах управления болью и ее значении в клинической практике.

1.

полей HL Боль . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк Макгроу-Хилл, 1987 год;

2.

Scarry E Тело в боли: создание и разрушение мира . Нью-Йорк, NY Oxford University Press, 1985; 4

Безмолвно страдают: 10 гуманитарных кризисов 2019 года, о которых не сообщают больше всего — World

«Страдание в тишине»: в новом отчете CARE выделены 10 основных кризисов, которые практически не привлекли внимания СМИ в 2019 году

9 из 10 кризисов на африканском континенте, о которых меньше всего сообщают, / антропогенное изменение климата резко усиливает кризисы перемещения населения и голода.Читать полный отчет.

ЖЕНЕВА (28 января 2020 г.) — Хронический продовольственный кризис на Мадагаскаре занимает первое место в отчете CARE «Страдание в тишине», опубликованном сегодня во всем мире. Международная организация по оказанию помощи проводит анализ глобального освещения в онлайновых СМИ уже четвертый год и показывает тревожную тенденцию, когда некоторые страны ежегодно повторяются в списке. Африканский континент переживает девять из десяти кризисов, о которых не сообщается, — от засухи до перемещения, конфликтов, эпидемий и отсутствия продовольственной безопасности.

«Мы наблюдаем усиление связи между последствиями антропогенного изменения климата и продолжительностью и сложностью гуманитарных кризисов. От Мадагаскара до озера Чад и Северной Кореи большинство кризисов, перечисленных в нашем отчете, отчасти являются следствием истощения природных ресурсов, учащения экстремальных погодных явлений и глобального потепления в более широком смысле », — говорит Салли Остин, руководитель службы чрезвычайных ситуаций CARE International.

«Повышенное внимание общественности к глобальному климатическому кризису обнадеживает, но мы должны сделать так, чтобы разговор не ограничивался Глобальным Севером и столь необходимыми преобразованиями там.Шокирует то, как мало в средствах массовой информации сообщается о человеческих страданиях, связанных с глобальным потеплением на Юге, об отсутствии политических действий для устранения этой несправедливости и решениях, применяемых для облегчения бремени общин ».

В своем отчете «Страдание в тишине» CARE призывает СМИ, гуманитарные организации и политиков сделать осознанный выбор в отношении своих приоритетов. Для большинства кризисов, о которых не сообщается в этом списке первой десятки, гуманитарное реагирование также хронически недофинансируется.

1. Мадагаскар * пострадал от антропогенного климатического кризиса, более 2,6 миллиона человек пострадали от засухи

По состоянию на конец 2019 года более 2,6 миллиона человек пострадали от последствий засухи, 7 и более 916 000 человек срочно нуждались в продовольственной помощи. 8/9 Мадагаскар занимает четвертое место в мире по уровню хронического недоедания, с одним у каждых двух детей в возрасте до пяти лет, страдающих задержкой роста.

2. Центральноафриканская Республика * — жестокий конфликт в самом сердце Африки, около 2.6 млн человек остро нуждаются в гуманитарной помощи

Жестокие столкновения и нападения на мирных жителей вынудили каждого четвертого гражданина Центральноафриканской Республики покинуть свои дома. Более 600 000 человек стали перемещенными лицами внутри своей страны, и почти 594 000 человек нашли убежище в соседних странах, таких как Камерун, Демократическая Республика Конго и Чад, которые сами борются с высоким уровнем бедности.

** 3. Замбия * — Что касается изменения климата, , по оценкам, 2.3 миллиона человек в стране срочно нуждаются в продовольственной помощи *

В Замбии последствия изменения климата неоспоримы. По оценкам, 2,3 миллиона человек в стране срочно нуждаются в продовольственной помощи из-за повторяющихся и продолжительных засух.18 Отсутствие продовольственной безопасности из-за экстремальных погодных явлений, вредителей или эпидемий не является чем-то новым для не имеющих выхода к морю стран юга Африки, однако температуры в регионе растут примерно в два раза быстрее, чем в мире, по данным Межправительственной группы экспертов по изменению климата

** 4.Бурунди * — Нестабильность, питающая гуманитарный кризис, 1,7 миллиона человек хронически борются за то, чтобы прокормить свои семьи

В условиях продолжительной политической нестабильности, высокого уровня нищеты и серьезных проблем с правами человека гуманитарная ситуация в Бурунди остается нестабильной. Стихийные бедствия, перемещение населения, эпидемии малярии и риск распространения вируса Эбола в страну усугубляют и без того опасную ситуацию.

** 5. Эритрея * — Спасаясь от засухи и репрессий, половина всех детей в возрасте до пяти лет имеет задержку роста в результате недоедания

Сильная засуха в 2019 году, последовавшая за засушливым годом выше среднего в 2018 году, теперь ухудшает ситуацию, поскольку дальнейшие неурожаи приводят к отсутствию продовольственной безопасности и недоеданию у широких слоев населения.Кочевые сообщества особенно уязвимы перед стихийными бедствиями, такими как засуха и наводнения в сезон дождей.

** 6. ДНР Корея * — Голод за закрытыми дверями, Около 10,9 миллиона человек нуждаются в гуманитарной помощи для удовлетворения своих потребностей в еде, здоровье, воде, санитарии и гигиене

По оценкам ООН, около 10,9 миллиона человек нуждаются в гуманитарной помощи для удовлетворения своих потребностей в продуктах питания, здоровье, воде, санитарии и гигиене.38 По оценкам, 43% населения недоедает, поскольку производство сельскохозяйственных продуктов питания не удовлетворяет их потребности из-за отсутствие современного оборудования, усугубляемое волнами тепла, засухами и наводнениями.

** 7. Кения * — Оказавшись в ловушке среди наводнений и засух , более 1,1 миллиона человек живут без постоянного доступа к продовольствию

Более 1,1 миллиона человек живут без регулярного доступа к продуктам питания, и более 500000 детей в возрасте до пяти лет нуждаются в лечении от недоедания48. Сохраняющиеся засушливые условия в Кении привели к снижению продуктивности животноводства и сельскохозяйственных культур, повышению цен на продукты питания и снижению воды. По оценкам, сельскохозяйственное производство сократилось вдвое.Когда выпадает не слишком мало осадков, их бывает слишком много.

** 8. Буркина-Фасо * — тихая гуманитарная катастрофа, Около 5,2 миллиона человек — более четверти населения — затронуты эскалацией насилия в Центральном Сахеле

Буркина-Фасо была отмечена годами затяжной политической нестабильности, вызванной проблемами безопасности, вакуумом власти, слабым управлением и присутствием вооруженных групп. Кроме того, страна крайне бедна и страдает от высокого уровня экономического неравенства и дефицита сельского хозяйства, в основном из-за отсутствия безопасности.

** 9. Эфиопия * — порочный круг бедствий, голода и перемещения Около 7,9 миллиона человек страдают от серьезного недоедания, особенно беременные и кормящие женщины, младенцы и пожилые люди

Эфиопия столкнулась с множеством проблем в 2019 году: засуха в восточной и юго-восточной частях страны, локальное наводнение, а также значительные гуманитарные потребности и потребности в восстановлении внутренне перемещенных лиц, беженцев, репатриантов и принимающих общин.

** 10. Бассейн озера Чад * — Вооруженный конфликт, перемещение и голод, почти 10 миллионов человек нуждаются в гуманитарной помощи

Кризис в бассейне озера Чад многогранен: 10 лет конфликтов и насилия, бедности, голода, перемещения и снижения уровня воды в озере привели к тому, что почти 10 миллионов человек нуждаются в гуманитарной помощи68. 657 000 перемещенных лиц нуждаются в помощи. Кроме того, тысячи беженцев из Центральноафриканской Республики и Судана нашли убежище в Чаде.

О CARE: CARE, основанная в 1945 году с использованием культового пакета CARE, является ведущей гуманитарной организацией, работающей по всему миру для спасения жизней, борьбы с бедностью и достижения социальной справедливости. CARE уделяет особое внимание работе вместе с бедными девочками и женщинами, потому что, располагая необходимыми ресурсами, они могут вывести семьи и целые общины из нищеты. CARE работает в 100 странах и в прошлом году охватила более 68 миллионов человек. Чтобы узнать больше, посетите сайт www.care-international.орг.

COVID-19 (коронавирус): долгосрочные эффекты — клиника Мэйо

COVID-19 (коронавирус): долгосрочные последствия

Симптомы COVID-19 иногда могут сохраняться месяцами. Вирус может повредить легкие, сердце и мозг, что увеличивает риск долгосрочных проблем со здоровьем.

Персонал клиники Мэйо

Большинство людей с коронавирусной болезнью 2019 (COVID-19) полностью выздоравливают в течение нескольких недель. Но некоторые люди — даже те, у кого была легкая версия болезни — продолжают испытывать симптомы после первоначального выздоровления.

Эти люди иногда называют себя «дальнобойщиками», и эти состояния были названы синдромом после COVID-19 или «длительным COVID-19 ». Эти проблемы со здоровьем иногда называют состояниями после COVID-19 . Обычно считается, что это последствия COVID-19 , которые сохраняются более четырех недель после того, как вам был поставлен диагноз вируса COVID-19 .

Пожилые люди и люди со многими серьезными заболеваниями чаще всего испытывают стойкие симптомы COVID-19 , но даже молодые, в остальном здоровые люди могут чувствовать недомогание в течение нескольких недель или месяцев после заражения.Общие признаки и симптомы, которые сохраняются с течением времени, включают:

  • Усталость
  • Одышка или затрудненное дыхание
  • Кашель
  • Боль в суставах
  • Боль в груди
  • Проблемы с памятью, концентрацией или сном
  • Мышечная или головная боль
  • Быстрое или учащенное сердцебиение
  • Потеря запаха или вкуса
  • Депрессия или тревога
  • Лихорадка
  • Головокружение при стоянии
  • Ухудшение симптомов после физической или умственной деятельности

Видео: Отдаленные симптомы, осложнения COVID-19

Повреждение органа, вызванное COVID-19

Хотя COVID-19 считается заболеванием, которое в первую очередь поражает легкие, оно может также повредить многие другие органы.Это повреждение органа может увеличить риск долгосрочных проблем со здоровьем. Органы, которые могут быть поражены COVID-19 , включают:

  • Сердце. Визуальные тесты, проведенные через несколько месяцев после выздоровления от COVID-19 , показали стойкое повреждение сердечной мышцы даже у людей, у которых были только легкие симптомы COVID-19 . Это может увеличить риск сердечной недостаточности или других сердечных осложнений в будущем.
  • Легкие. Тип пневмонии, часто связанный с COVID-19 , может вызывать длительное повреждение крошечных воздушных мешочков (альвеол) в легких.Образовавшаяся рубцовая ткань может привести к долгосрочным проблемам с дыханием.
  • Мозг. Даже у молодых людей COVID-19 может вызвать инсульты, судороги и синдром Гийена-Барре — состояние, которое вызывает временный паралич. COVID-19 также может увеличить риск развития болезни Паркинсона и болезни Альцгеймера.

Некоторые взрослые и дети испытывают мультисистемный воспалительный синдром после COVID-19 . В этом состоянии сильно воспаляются некоторые органы и ткани.

Получите самые свежие советы по здоровью от клиники Мэйо. в ваш почтовый ящик.

Зарегистрируйтесь бесплатно и будьте в курсе новостей достижения, советы по здоровью и актуальные темы здоровья, например, COVID-19, плюс советы экспертов по поддержанию здоровья.

Получите более подробную консультацию специалиста.

Подпишитесь на специальные предложения на книги, продукты и услуги Mayo Clinic, разработан экспертами, чтобы помочь людям управлять своим здоровьем

Узнайте больше о нашем использовании данных

Чтобы предоставить вам наиболее актуальную и полезную информацию и понять, какие Информация выгодно, мы можем объединить вашу электронную почту и информацию об использовании веб-сайта с другими информация, которая у нас есть о вас.Если вы пациент клиники Мэйо, это может включать защищенную медицинскую информацию (PHI). Если мы объединим эту информацию с вашей PHI, мы будем рассматривать всю эту информацию как PHI, и будет использовать или раскрывать эту информацию только в соответствии с нашим уведомлением о конфиденциальности практики. Вы можете отказаться от рассылки по электронной почте. в любое время, нажав ссылку «Отказаться от подписки» в электронном письме.

Подписаться!

Спасибо за подписку

Наша электронная рассылка Housecall будет держать вас в курсе на последней информации о здоровье.

Сожалеем! Наша система не работает. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Что-то пошло не так на нашей стороне, попробуйте еще раз.

Пожалуйста, попробуйте еще раз

Тромбы и проблемы с кровеносными сосудами

COVID-19 может повышать вероятность скопления клеток крови и образования сгустков. Хотя большие сгустки могут вызывать сердечные приступы и инсульты, считается, что большая часть повреждений сердца, вызванных COVID-19 , происходит из-за очень маленьких сгустков, которые блокируют крошечные кровеносные сосуды (капилляры) в сердечной мышце.

Другие части тела, пораженные сгустками крови, включают легкие, ноги, печень и почки. COVID-19 также может ослаблять кровеносные сосуды и вызывать их протекание, что способствует потенциально долгосрочным проблемам с печенью и почками.

Проблемы с настроением и усталостью

Людям с тяжелыми симптомами COVID-19 часто приходится лечить в отделении интенсивной терапии больницы с использованием механических средств, таких как вентиляторы для дыхания.Простое выживание в этом переживании может повысить вероятность последующего развития посттравматического стрессового синдрома, депрессии и беспокойства.

Поскольку трудно предсказать долгосрочные последствия нового вируса COVID-19 , ученые изучают долгосрочные эффекты, наблюдаемые у родственных вирусов, таких как вирус, вызывающий тяжелый острый респираторный синдром (SARS).

У многих людей, вылечившихся от SARS , развился синдром хронической усталости, сложное заболевание, характеризующееся крайней усталостью, которое ухудшается при физической или умственной активности, но не улучшается при отдыхе.То же самое может быть верно и для людей, у которых было COVID-19 .

Многие долгосрочные эффекты COVID-19 до сих пор неизвестны

Многое еще неизвестно о том, как COVID-19 повлияет на людей с течением времени, но исследования продолжаются. Исследователи рекомендуют врачам внимательно следить за людьми, перенесшими COVID-19 , чтобы увидеть, как их органы функционируют после выздоровления.

Многие крупные медицинские центры открывают специализированные клиники для оказания помощи людям со стойкими симптомами или связанными с ними заболеваниями после выздоровления от COVID-19 .Также доступны группы поддержки.

Важно помнить, что большинство людей, у которых есть COVID-19 , быстро выздоравливают. Но потенциально долгосрочные проблемы от COVID-19 делают еще более важным сокращение распространения COVID-19 , соблюдая меры предосторожности. Меры предосторожности включают ношение масок, социальное дистанцирование, избегание скопления людей, получение вакцины, если таковая имеется, и поддержание чистоты рук.

06 мая 2021 Показать ссылки
  1. Carfi A, et al.Стойкие симптомы у пациентов после острого COVID-19. ДЖАМА. 2020; DOI: 10.1001 / jama.2020.12603.
  2. Teneforde MW, et al. Продолжительность симптомов и факторы риска отсроченного возвращения к нормальному состоянию здоровья среди амбулаторных пациентов с COVID-19 в сети систем здравоохранения с несколькими штатами — США, март-июнь 2020 г. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности MMWR. 2020; DOI: 10.15585 / mmwr.mm6930e1.
  3. Макинтош К. Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): клинические особенности. https://www.uptodate.com/contents/search.Проверено 23 июля 2020 г.
  4. Пунтман В.О. и др. Результаты магнитно-резонансной томографии сердечно-сосудистой системы у пациентов, недавно вылечившихся от коронавирусной болезни 2019 (COVID-19). JAMA Cardiology. 2020; DOI: 10.1001 / jamacardio.2020.3557.
  5. Yancy CW, et al. Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) и сердце — сердечная недостаточность — следующая глава? JAMA Cardiology. 2020; DOI: 10.1001 / jamacardio.2020.3575.
  6. Mitrani RD, et al. Поражение сердца, вызванное COVID-19: значение для долгосрочного наблюдения и исходы у выживших.Сердечного ритма. 2020; DOI: 10.1016 / j.hrthm.2020.06.026.
  7. Salehi S, et al. Долгосрочные легочные последствия коронавирусной болезни 2019 (COVID-19): что мы знаем и чего ожидать. Торакальная визуализация. 2020; DOI: 10.1097 / RTI.0000000000000534.
  8. Fotuhi M, et al. Нейробиология COVD-19. Журнал болезни Альцгеймера. 2020; DOI: 10.3233 / JAD-200581.
  9. Pero A, et al. COVID-19: взгляд из клинической неврологии и нейробиологии. Невролог. 2020; DOI: 10,1177 / 1073858420946749.
  10. Миалгический энцефаломиелит / синдром хронической усталости: Информация для медицинских работников. Центры по контролю и профилактике заболеваний. https://www.cdc.gov/me-cfs/healthcare-providers/index.html. По состоянию на 4 февраля 2020 г.,
  11. Barker-Davies RM, et al. Заявление Стэнфорд-холла о консенсусе в отношении реабилитации после COVID-19. Британский журнал спортивной медицины. 2020; DOI: 10.1136 / bjsports-2020-102596.
  12. Lambert NJ, et al. Отчет об исследовании симптомов COVID-19 для «дальнобойщиков». Корпус выживших.https://www.survivorcorps.com/reports. По состоянию на 13 ноября 2020 г.,
  13. Жизнь с COVID-19: динамический обзор доказательств продолжающихся симптомов COVID-19 (часто называемых длительным COVID). Национальный институт медицинских исследований. https://evidence.nihr.ac.uk/themedreview/living-with-covid19. По состоянию на 10 ноября 2020 г.,
  14. Levison ME. Комментарий: что мы знаем о пост-COVID-синдроме. Руководство Merck Professional Version. https://www.merckmanuals.com/professional/news/editorial/2020/09/23/20/17/post-covid-syndrome.По состоянию на 13 ноября 2020 г.,
  15. Условия после COVID-19. Центры по контролю и профилактике заболеваний. https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/long-term-effects.html. По состоянию на 9 апреля 2020 г.
  16. Пост-COVID-состояния: информация для медицинских работников. Центры по контролю и профилактике заболеваний. https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/hcp/clinical-care/post-covid-conditions.html.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts