Чувство тоски: Общая психопатология | Обучение | РОП

Содержание

Общая психопатология | Обучение | РОП

Тоскливая (классическая, меланхолическая, витальная) депрессия представляет собой наиболее характерный клинический вариант депрессивного синдрома. Первые подробные описания такого состояния присутствуют еще у Гиппократа, который называл его меланхолией (от греч. melan — черная; cholia — желчь), считая причиной ее развития избыток в организме «черной желчи».

При тоскливой депрессии выражены все компоненты депрессивной триады (см. выше).

При этом характерно переживание тоски (ощущение потери, печали, горя, траурное чувство). То есть психологические переживания индивида направлены в прошлое (воспоминания о том, как прежде было хорошо — тоска по прошлому, ушедшему безвозвратно), а настоящее оценивается как тяжелое, гнетущее, безрадостное, неправильное, безвыходное и бесперспективное.

Надо заметить, что при тревоге в отличие от тоски переживания, наоборот, направлены преимущественно в будущее (содержат ощущение грядущей в будущем опасности).

В тех случаях, когда развитию депрессии способствовала реальная утрата кого-то или чего-то близкого и значимого (что бывает далеко не всегда; см. этиологию аффективных расстройств в разделе «Частная психиатрия»), горестные переживания концентрируются на этой утрате (при этом не каждое переживание горя в медицинском контексте можно признать депрессией; см. ссылку). В тех случаях, когда такой психотравмирующей утраты не было, переживания просто наполняются чувством невосполнимой утраты прошлого (молодости, нереализованных возможностей, прежних удовольствий). При этом предполагается, что чувство тоски «вытекает» из ангедонии, характерной для депрессивного синдрома, т.е. это тоска по утраченной возможности испытывать радость.

При депрессии зачастую нарушается способность правильно оценивать будущее: оно кажется таким же безрадостным, бесперспективным и безвыходным, как и текущее депрессивное состояние. Однако тоска при депрессии — только отражение болезненного эмоционального состояния, а сама депрессия — полностью обратимое состояние, через некоторое время способность испытывать радость возвращается к пациентам такой же, какой она было до болезни, а прежняя тоскливая оценка своей жизни и перспектив воспринимается как дурной сон. Поэтому пациенту в депрессии всегда важно напомнить о том, что его настроение рано или поздно вновь станет нормальным и он сможет вновь оценивать свою жизнь адекватно.

Вместе с тоской по прошлому и восприятием бесперспективности будущего при тоскливой депрессии часто наблюдается снижение самооценки и мысли о своей виновности в создавшемся положении. Пациенты начинают корить себя за то, что они не воспользовались теми или иными возможностями в прошлом, которые будто бы помогли бы им избежать того, что сейчас оценивается ими в темном свете. Из-за сниженного настроения во всех происходящих в жизни событиях они воспринимают только отрицательные, негативные стороны, а причину этого относят на свой счет — сделали что-то плохо, неправильно, приложили недостаточно усилий и пр. Такие размышления формируют сниженную самооценку и идеи самоуничижения (пациент воспринимает себя плохим, ничтожным, недостаточно старательным, недостойным внимания, приносящим окружающим одни несчастья и пр.) и идеи виновности (видит свою вину в чем-то) или греховности (обвиняет себя в нарушении каких-либо заповедей). Эти переживания иногда могут достигать бредового уровня, т.е. когда идеи самообвинения и самоуничижения противоречат действительности и не поддаются критическому осмыслению при разубеждении. Снижение самооценки и идеи вины могут приводить пациентов с депрессией к мыслям о самоубийстве и суицидным попыткам. Смерть в этом случае может восприниматься человеком не только как путь избавления от страданий, но, скорее, как самонаказание.

Содержание бредовых идей при депрессии может быть различным: от относительно реалистичных до мегаломанических (неправдоподобных идей огромного масштаба).

Например, больной, который когда-то взял с работы старый, списанный, ненужный ни ему самому, ни кому-либо еще микроскоп, вдруг начинает считать, что нанес этим урон своему институту, что из-за этого научная работа «застопорилась» и это повлияло на состояние всей его научной отрасли. Другой больной говорит, что он, наверное, Гитлер, так как он «совершенно бессердечен» — «миллионы людей сгорели в топках концлагерей», а он до сих пор жив и «никак об этом не переживает», а это значит, что он «больше фашистов повинен в невинных смертях».

Кроме идей самообвинения для депрессии достаточно характерны ипохондрические идеи — мысли о наличии у себя какой-то тяжелой, неизлечимой соматической или психической болезни. Ипохондрические идеи тоже могут приобретать характер бредовых и переплетаться с идеями виновности. Например, больной говорит, что видит, как другие пациенты в больнице его «обходят стороной», а это означает, что он болен чем-то заразным, убежден, что из-за него на Земле началась эпидемия страшной болезни, от которой уже умерли миллионы людей, и он тоже «скоро умрет в страшных мучениях». Иногда в таких состояниях больные считают, что какая-то страшная болезнь уже уничтожила их внутренности, внутри них ничего нет и др. (бред отрицания).

Для тоскливой депрессии характерна «витализация» депрессивного настроения, т.е. отражение эмоциональных переживаний в телесной, витальной (от лат. vitalis — жизненной) сфере:

  • Загрудинная локализация аффекта тоски —переживание чувства тоски как физической тяжести, боли в груди, сердце («камень на сердце», «предсердечная тоска», «душевная боль», «психическая боль»).
  • Ангедония — неспособность испытывать радость и удовольствие, в том числе утрата эмоционального компонента ощущений. Например, вкус пищи ощущается, но не вызывает ожидаемого эмоционального резонанса, удовольствия, или эти ощущения воспринимаются как чересчур слабые, притупленные (гипестезия).
  • Изменение аппетита. Обычно в виде снижения аппетита, часто приводящего к той или иной степени похудения (чтобы исключить случайные незначительные колебания, потерей массы тела считают ее снижение не менее чем на 5–7% от исходного). Однако в некоторых случаях легких депрессий аппетит, наоборот, может быть повышен — недостаток удовольствия пациенты пытаются «заесть», т.е. компенсировать большим объемом потребляемой пищи.
  • Снижение полового влечения вплоть до нарушения менструального цикла и потенции.
  • Явления активации симпатической нервной системы: тахикардия, запоры и т.п. (см. похожие проявления симпатикотонии при тревоге).
  • Нарушения сна — уменьшение общей продолжительности сна на несколько часов. При этом для тоскливой депрессии достаточно характерны ранние пробуждения (в 3–4 утра, «предрассветная тоска»).
  • Суточная динамика состояния — утром самочувствие хуже, максимально выражено переживание тоски. Вечером состояние может быть лучше.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Аффективные психозы››

Определение и даже описание депрессивного (в точном переводе— угнетенного, подавленного) настроения, от которого и получило название само заболевание, вызывает большие трудности.

Сами больные с различной по глубине депрессией не могут сформулировать свои переживания и прибегают к сравнениям, метафорам, описаниям по контрасту: «на душе тяжесть, камень, мрак», «все потеряло смысл и радость», «стало тяжко жить», «такое самочувствие, как будто я перенес какую-то серьезную болезнь, сверхтяжелый грипп», «как будто свалилось большое горе, все в жизни рухнуло», но в то же время почти все больные подчеркивают, что угнетенное настроение отличается от того горя, которое испытываешь при различных несчастьях, даже смерти самых дорогих людей. Эти затруднения в описании обусловлены необычностью болезненных ощущений, возникающих при эндогенной депрессии, их витальностью, отличием от всего того, что раньше пришлось испытать в жизни, и как следствие — отсутствие в обыденном лексиконе слов и терминов, способных отразить подобные переживания. Кроме того, едва ли можно встретить больного, аффективные нарушения у которого исчерпывались бы одним лишь сниженным настроением: всегда в их структуре присутствует тревога, а в значительной части случаев — и деперсонализация. Именно их сплав образует то мучительное ощущение, которое характерно для депрессии, но различное соотношение трех перечисленных компонентов определяет особенность этого ощущения у каждого больного. Дополнительные сложности возникают из-за нечеткости научной терминологии. И в психиатрической и в психологической литературе определения аффектов и эмоций крайне противоречивы. Еще больше разноречий в перечислении и классификации эмоций: почти каждый исследователь, занимающийся этой проблемой, приводит несколько отличный от других список эмоциональных состояний. В нашей работе мы придерживаемся наиболее принятого употребления понятия аффекта: им мы обозначаем эмоциональное состояние, отличающееся либо чрезмерной силой или застойностью, либо патологической природой (т. е. возникающее без адекватной причины).

В настоящее время многими исследователями признается, что аффективная патология при эндогенной депрессии включает, помимо аффекта тоски (депрессивного настроения), и тревогу. Именно соотношение этих двух компонентов определяет в значительной степени синдромологическую характеристику депрессивного состояния. О. П. Вертоградова и сотр. большое значение придают апатии, которую они рассматривают как третий основной аффективный компонент депрессии [Вертоградова О. П., 1980; Вертоградова О. П. и др., 1980; Волошин В. М., 1980]. Хотя подобная точка зрения вызывает ряд формальных возражений (можно ли назвать апатию аффектом, так как этот термин обозначает отсутствие или недостаточность эмоциональных переживаний, не приведет ли это к смешению понятий, так как в психиатрии он уже применяется к описанию специфических расстройств при шизофрении?), по существу, она заслуживает внимания.

Определение «апатическая депрессия» традиционно использовалось для описания одного из депрессивных синдромов, чаще в тех случаях, когда он возникал в рамках шизофрении. Однако он применялся и при характеристике эндогенной депрессии, наряду с такими терминами, как «энергическая» или «астеническая депрессия». Строгого разграничения между ними не проводилось, и они использовались в разных психиатрических школах для обозначения аналогичных состояний. Однако если в прошлом снижение уровня побуждений, психическая слабость, безразличие, анергия описывались в ряду других многочисленных симптомов депрессии и им не придавалось первостепенного значения, то за последние годы положение изменилось, так как резко увеличилось число депрессивных состояний, при которых эти симптомы в значительной степени определяют клиническую картину.

Как указывалось выше, основным аффективным компонентом эндогенной депрессии считается угнетенное настроение, обычно обозначаемое в русской психиатрической литературе как тоска. Проявления тяжелой тоски хорошо известны: мучительное ощущение безысходности, невыносимой тяжести на душе, «душевной боли», подавленности и т. д. Больной полностью погружен в свои мрачные переживания; внешние события, даже самые радостные, не затрагивают его, не влияют на настроение, но и неожиданное горе ничего не может добавить к его душевным страданиям: так, пожилой больной, находившийся длительно в больнице по поводу тяжелой эндогенной депрессии, остался безучастным, получив известие о смерти жены, единственного близкого ему человека, с которой он прожил более 40 лет и о которой трогательно заботился все последние годы. Он осознал утрату и испытал горе лишь к концу депрессивной фазы.

Несколько менее изучены изменения настроения, наблюдаемые в. самом начале постепенно развертывающейся депрессии или при смягченных, стертых депрессивных фазах, которые все же могут сохраниться при относительно успешном профилактическом лечении солями лития. Именно эти состояния вызывают наибольшие трудности у больных при попытке их описать. Мы провели опрос группы пациентов, в основном людей интеллектуальных профессий, в период начальных и легких проявлений депрессии. Все больные отмечали сложность в подборе слов и определений, подолгу задумывались, хотя «выраженной Психической заторможенности у них не было.

В период интермиссии они испытывали еще большие затруднения при попытке вспомнить пережитые ими во время депрессии ощущения. Несмотря на разнообразные трактовки своих переживаний и различия в их клинической картине, общим для всех описаний были потеря способности испытывать радость и возникновение своеобразной психической инертности: «трудно заставить себя что-либо делать, хотя физические силы еще есть, но нет импульса», «разленилась, надо встать, что-то делать, но никак не дать себе приказ, слабость какая-то, но не физическая, а душевная», «вроде бы силы еще есть, но пропали побудительные мотивы, нет желаний», «делать работу по инерции еще могу, но трудно заставить себя действовать целенаправленно», «исчезло ощущение цели» и т. п.

Некоторые больные акцентируют внимание на этом чувстве психической инертности, рассматривая снижение настроения как следствие нарастающей невозможности справляться с жизненными задачами. Другие отмечают, что сначала «изменилось что-то общее, неопределенное, описать что именно не могу», «все кругом как-то потускнело», «пропала способность радоваться, а поэтому и нет настоящих желаний», «нет желаний, и поэтому ничего не делается». И на этом этапе развития депрессии, при дальнейшем ее углублении основным проявлением витальности является не просто сниженное настроение, а принципиальное изменение мироощущения.

Иногда больные пытаются связать наступившее ухудшение самочувствия с физическими причинами: переутомлением или каким-то нераспознанным соматическим заболеванием. Характерно, что такое объяснение часто приводят страдающие депрессией врачи. В других случаях первым признаком депрессии и вероятной причиной сниженного настроения, по мнению больных, является затруднение мышления. Так, крупный ученый-филолог, автор большого количества публикаций, отмечал, что в самом начале приступа, до осознаваемого снижения настроения, возникают затруднения при формулировании мыслей. Другой ученый также рассказывал, что наступление депрессии он улавливал при написании статей: «четко знаешь, о чем надо писать, но трудно подбирать нужные слова, как будто они куда-то теряются».

Сходные наблюдения описывал в 1914 г. Ю. В. Каннабих, который, приводя выражения больных, пишет об ощущении «заторможенности, заржавленности» психических процессов. Он же, анализируя данные современной ему литературы, отмечает, что многократно делались попытки понять, какой из компонентов гипотимического симптомокомплекса: ангедония, интеллектуальная задержка и психомоторная заторможенность — является первичным и лежит в основе заболевания. Так, J. Seglas считал, что тягостно воспринимаемая заторможенность, замедление психических процессов вторично вызывают у больного как бы реактивное чувство тоски. Сам же Ю. В. Каннабих полагал, что патологический процесс одновременно захватывает всю сферу психической деятельности и попытки выделить первичное нарушение следует отнести к области гипотез, не поддающихся объективной проверке.

Если депрессивная фаза начинается не с тревоги и развивается постепенно, нарастание аффекта тоски часто происходит еле- л дующим образом: прежде всего возникает неопределенное, не поддающееся описанию ощущение какого-то неблагополучия, угнетенности, угасания, снижения жизненного тонуса; больной еще не чувствует отчетливо плохого настроения, но утрачивается способность испытывать радость, а неприятные события воспринимаются сильнее, болезненнее (в этом отличие от деперсонализации; при которой блекнут не только положительные, но и отрицательные эмоции). Часто больные не осознают, что это начало фазы, и понимание приходит только после выздоровления. Одновременно нарастает затруднение интеллектуальной деятельности; особенно трудно решать вопросы, требующие активного выбора, волевого усилия; возникает желание уйти от всяческих проблем, отложить их на неопределенное время, усиливается психическая инертность, анергия.

Иногда, если депрессия такого уровня относительно краткосрочна и больной имеет возможность отключиться от служебных и бытовых проблем и нагрузок, фаза может окончиться, не утяжеляясь, без терапии. Чаще происходит дальнейшее углубление депрессии либо за счет спонтанного развития фазы, либо вследствие присоединения реактивных факторов. Однако не исключено, что •частота легких депрессий, которые при благоприятных условиях проходят, не достигая уровня отчетливого снижения настроения и, тем более, не требуя обращения к врачу, значительно выше, чем предполагается.

В тех случаях, с которыми приходится встречаться психиатру, к описанному выше состоянию присоединяются тоска и тревога. Иногда при депрессиях циклотимного уровня появление аффективных нарушений психологически объяснимо, и их можно связать с испытываемыми больными трудностями: они чувствуют, что перестают справляться с обыденными делами; иногда это соответствует реальному положению вещей, иногда же обусловлено пониженной самооценкой. Возникают опасения, что их несостоятельность начинают замечать начальство, сослуживцы, соседи и т. д. • Это вызывает тревогу, внутреннее напряжение, которые еще больше затрудняют деятельность.

Тревога и плохое настроение возникают при одной мысли о необходимости принять определенное решение, приступить к не рутинному делу. Возможны реальные неудачи: например, снижение успеваемости у студента, эффективности показателей работы и обусловленные этим замечания и выговоры; семейные трудности и конфликты, сексуальные неудачи и их последствия для личных отношений, включая разрыв, и т. п. Они могут иметь вполне реальное значение и обусловить адекватную депрессивную реакцию, но, кроме того, учитывая исходное состояние больных, значение этих неудач утрируется, переоценивается, возникает ощущение непоправимости случившегося.

Все это, наряду с чувством собственного бессилия, создает условия для формирования проявлений, характерных для реактивной (невротической) депрессии. Именно поэтому так трудно бывает разграничить легкую эндогенную депрессию от невротической, особенно если ей сопутствовали реальные неудачи и психические травмы. Показательно, что для дифференциальной диагностики Ньюкастлская шкала использует количественный критерий: если тяжесть симптоматики в баллах превышает определенный порог, то это эндогенная депрессия, если ниже — то невротическая.

То, что подобные механизмы нарастания аффективных нарушений не являются схематическим построением, а существуют в реальности, подтверждается длительным наблюдением над рядом больных с повторными стереотипными депрессивными состояниями циклотимного уровня: если им удается на время отключиться от дел, «залечь в берлогу», по выражению одного из них, то фаза обходится без выраженного снижения настроения и тревоги, если же больной в этот период вынужден заниматься активной деятельностью в какой-либо области, развивается описанная выше симптоматика.

Однако как бы ни напоминала симптоматика таких состояний невротическую депрессию, в ней при внимательном опросе можно всегда выявить своеобразную подавленность, отличную от всего, ранее испытанного больным вне депрессивной фазы. Это ощущение трудно описать, но некоторые больные пытаются охарактеризовать его как «потерю стимула, жизненного тонуса, сопровождающуюся ощущением тотального неблагополучия». Именно этот компонент витальности есть главный дифференциально-диагностический критерий и основа заболевания, а все реактивно обусловленные или напоминающие их депрессивные переживания являются надстройкой на этом фундаменте.

В подавляющем большинстве случаев нарастание тоски определяется эндогенными механизмами. Иногда витальная тоска возникает внезапно: проснувшись утром, больной сразу же ощущает мучительную тяжесть на сердце, окружающий мир и он сам стали иными; все, что еще вчера радовало, интересовало, имело значение, потеряло смысл, осталась лишь душевная боль. Чаще депрессивное настроение нарастает более постепенно, в течение нескольких дней или недель. Обычно первые признаки надвигающейся болезни также возникают по утрам, не достигают такой степени и относительно быстро проходят, оставляя лишь смутное чувство неблагополучия. В последующие дни депрессия углубляется, захватывая все больше утренних часов, затем день и, наконец, полностью все сутки. Реже первые перепады настроения наступают после незначительных неприятностей, которые раньше прошли бы незамеченными. В дальнейшем подавленность возникает спонтанно, также в утренние часы, и заболевание развивается обычными путями.

Характерным признаком эндогенной депрессии являются суточные колебания настроения. Они могут проявляться двояко: в более типичных случаях больной, проснувшись, сразу же ощущает тоску. Иногда, еще до полного пробуждения, сквозь сон он испытывает тягостное предчувствие наступающего утра. Ухудшение настроения может наступать и после дневного сна. У больных с тревожно-депрессивным синдромом, не очень глубокой депрессией и, часто, чертами тревожной мнительности в преморбидном периоде первые минуты после пробуждения не окрашены тоской. Им кажется, что все стало нормальным, болезни пет. Но при воспоминании о ней или после какой-либо тревожной или неприятной мысли вновь появляются тоска и тревога. Иногда депрессивное настроение возникает по прошествии 30…40 мин, после того как больной встал и начал что-либо делать, или после завтрака.

При тяжелой депрессии суточные колебания могут отсутствовать, и их появление служит первым признаком наступающего улучшения. У некоторых больных описывается извращенный суточный ритм на основании того, что к вечеру их жалобы усиливаются. Анализ таких случаев показывает, что усиление тоски к вечеру иногда возникает при неглубоком депрессивно-деперсонализационном синдроме: деперсонализация сильнее выражена утром и блокирует все чувства, включая тоску; к вечеру тоска как бы освобождается. У таких больных успешное лечение деперсонализации (о чем будет сказано далее) проявляется прежде всего не чувством облегчения, а появлением тоскливого настроения.

Иногда впечатление вечернего усиления тоски является ложным и наблюдается при легкой эндогенной депрессии у людей с резко выраженными чертами тревожной мнительности в преморбидном периоде. По утрам депрессия тормозит присущие им суетливость, многословность. К вечеру тяжесть депрессии уменьшается, и больные засыпают врача жалобами, сомнениями, вопросами.

Клиническая картина витальной тоски хорошо известна каждому психиатру. Тем не менее вопрос, что именно лежит в основе депрессивного аффекта, остается предметом дискуссий. Так, Н. Lenz (1980) считает, что его ядром является чувство потери, утраты. Т. Dorpet (1980) выделяет нормальный депрессивный аффект, возникающий в ответ на реальную утрату, неприятное событие, и болезненный, являющийся следствием искаженного, патологического восприятия себя и ситуации. В его основе лежит чувство беспомощности, безнадежности. Эти и другие попытки найти психологически понятную первопричину депрессивного настроения или единый механизм представляются несколько схематичными и упрощенными.

То, что обозначается как депрессивное настроение, тоска, является сложным образованием: больной испытывает глубокую подавленность, безнадежность, беспомощность, отчаяние, мучительную душевную боль, внутреннее напряжение, неуверенность, явную или скрытую тревогу, болезненно переживаемую утрату интересов и целей, бесчувствие и т. д. Постоянным компонентом депрессивного настроения является тревога различной интенсивности: от легкого беспокойства, неуверенности или напряженности до выраженной ажитации. И как бы ее ни объясняли: психологически понятной реакцией на чувство беспомощности и незащищенности или же первичным включением биологических механизмов, она играет важную роль в формировании клинической картины эндогенной депрессии и в выборе эффективной терапии.

Признаки переживания чувства тоски | psicoterapia.ru

Признаки переживания чувства тоски

Вы часто грустите или переживаете чувство тоски

Даже если не было каких-либо событий, вызывающих грусть, Вам тоскливо

Вы часто переживаете ностальгию, чувствуете, что живете прошлым

У Вас есть чувство, что что-то очень важное утеряно и жизнь безрадостна

Тоскливое настроение мешает Вам получать удовольствие от жизни

Вам не интересна окружающая Вас действительность

Окружающие люди часто замечают Ваше плохое настроение

Близкие, часто безрезультатно, стараются поднять Вам настроение

Тоска неразрывно связана с понятием ностальгии, которое впервые упоминается в «Одиссее» Гомера, где Улисс тоскует по родному дому. Тоска или ностальгия всегда связаны с ощущением нехватки чего-то очень важного и значимого, без чего жизнь ощущается неполноценной или лишенной красок — серой и бессмысленной. Тоска может относиться к прошлому, периодам нашего детства, счастливым моментам, чувству близости, которое было в утраченных любовных или дружеских отношениях, или к тому, что когда-то было, но безвозвратно потеряно — тоска по «потерянному раю», по тому «дому», лишенными которого себя ощущают в той или иной степени все. Такое определение носит чувство тоски.

Однако, для многих из нас тоска порой является почти непереносимой, а жизнь кажется пустой. Такая тоска свойственна тем, кто находится в депрессии, для кого ощущение «утраты» настолько опустошает жизнь, что утрачиваются радости и все ценное ощущается отсутствующим. Собственная жизнь начинает казаться лишенной смысла,  мы остаемся привязанными к тому, отказ от чего мыслится непереносимым и отсутствие чего вызывает муку. Поэтому причины появления тоски могут быть различными.

Чувство одиночества и тоски, ощущение опустошенности и бессмысленности собственной жизни в сравнении с чем-то, что переживается утраченным безвозвратно, оставшимся в прошлом, но отказаться от чего невозможно и по чему можно только тосковать — вот то, что объединяет ностальгию и депрессию. Эта тоска часто сопровождается переживанием душевной боли, для которой мы не находим слов, которую не понимаем и не слышим. «Притуплять» такое страдание многие из нас предпочитают или с помощью чрезвычайной активности, или с помощью различных зависимостей.

Помощь в оплакивании привязанностей, от которых самостоятельно отказаться невозможно, часто необходима для превращения безрадостного и тоскливого существования — в полноценную, радостную и осмысленную жизнь.

Чувство тоски преодолимо! Как справиться без психолога

На душе как будто каменная плита, холодная и тяжелая. Сил нет носить эту тяжесть. Что делать, когда накрывает тоска? Как справиться с апатией и отчаянием?

1
9454
18 Декабря 2017 в 02:53

Автор публикации:
Ксения Войтковская, врач

На душе тоскливо и промозгло, как бывает осенью в слякоть. Как природа, замершая в ожидании зимней спячки. Холод. Тоска. Одиночество. Безысходность и пустота. Жить не хочется. Чувство тоски. Кажется, все самое хорошее в твоей жизни уже было. И дальше ничего не предвидится. Только унылая тоска. Рутина. Шелест дней, уходящих в никуда.

На душе как будто каменная плита, холодная и тяжелая. Сил нет носить эту тяжесть.

Что делать, когда накрывает тоска? Как справиться с апатией и отчаянием?

Как избавиться от тоски, подавленности и депрессии, раскрывает системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Чувство тоски: почему оно возникает?

Тоска возникает далеко не у всех людей. Системно-векторная психология объясняет, что впадать в состояние тоски склонны лишь самые эмоциональные люди — обладатели зрительного вектора. Именно их природа наделила широчайшей палитрой чувств и эмоций, исключительной эмоциональной амплитудой — от экзальтации до эмоции тоски, от радости до светлой печали. Их эмоции подвижны, они могут меняться по нескольку раз в день, когда человек буквально раскачивается от кратковременной эмоции восторга до более долгих приступов тоски. Рассмотрим, почему возникает тоска и как избавиться от тоски.

Для человека со зрительным вектором жизненно важно любить. Это их предназначение и каждодневная работа души. Любовь приносит невероятное наполнение человеку со зрительным вектором, это глубокое чувство, которое наполняет смыслом его жизнь.

Тоска от разлуки с любимым

Однако когда человек со зрительном вектором переживает разлуку, он может испытывать чувство тоски по любимому, желание немедленно увидеть его и рассказать обо всем, что он думает и чувствует. Люди со зрительным вектором плохо переносят одиночество, ведь тогда им не с кем разделить свои эмоции, поделиться переживаниями, некого выслушать, не с кем поговорить по душам. И тогда они могут надолго проваливаться в одно из нижних состояний эмоциональной амплитуды зрительного вектора — в состояние тоски.

Находясь в одиночестве, зрительник погружается также в страхи и мрачные предчувствия. Ведь страх — это корневая эмоция в зрительном векторе, это та первая искра, из которой может разгореться великий огонь любви, которая сильнее страха. Любовь есть ни что иное, как страх за другого человека, забота о его благополучии. Любовь — это когда жизнь другого становится важнее твоей собственной.

Настоящая любовь — это всегда отдача, это желание доставить радость любимому. Отдав чувства другому, сам испытываешь невероятное счастье! А когда любовь омрачается чувством тоски, такие отношения уместнее назвать любовной зависимостью. Хочешь от человека любви и умираешь без нее, становишься зависим от его присутствия, боишься его потерять — возникает невыразимая тоска.

Тоска по любимому человеку

Неразделенная любовь, любовная зависимость или долгая разлука становятся причиной тоски. Эта тоска тяжелая, неизбывная, мучительная. Тоска вперемешку с беспокойством — как там он и с кем? Что с ним сейчас?

Такая тревога и тоска не прекращается, даже если есть возможность созвониться или встретиться. Пока есть контакт, человек со зрительным вектором спокойный и радостный, но как только он остается один, на него обрушивается тоска. Эта тоска вполне объяснима: так мечется внутри него и ищет выхода страх — неосознанный, невысказанный страх за свою жизнь, страх остаться одному. Этот страх может принимать форму любого страха, любой фобии, но в основе его лежит страх смерти. Страх, что твоя жизнь конечна. И вот когда-нибудь ты уйдешь, и ничего от тебя не останется. Страх, что когда-нибудь ты уйдешь и ничего не сможешь забрать с собой.

Любовь или тоска?

Именно человек со зрительным вектором способен пережить самую прекрасную взаимную любовь, но если его любовь остается безответной или превращается в зависимость, именно он страдает больше других. Его одолевает тоска, безысходность, скорбь, он не знает, как ему избавиться от тоски. Эта любовная зависимость, причиняющая ему столько боли, субъективно воспринимается им как любовь, как невероятная ценность, как лучшее, что есть в его жизни. Он хочет избавиться от тоски, но вместе с тем удерживает свои эмоции на объекте зависимости и не может переключиться.

Состояние тоски и депрессия

Чувство тоски у зрительного человека бывает очень тяжелым, неизбывным. Особенно для человека с анально-зрительной связкой векторов, который считает себя однолюбом. Если один раз его отношения закончились неудачно, он долго помнит свою привязанность и не может начать новых отношений и, как следствие, не может избавиться от тоски.

Однако это состояние все же можно преодолеть, главное — знать как. Общение с другими людьми — это лучший способ победить страх и избавиться от тоски, оно способно буквально возродить к жизни. Человек со зрительным вектором преображается, становится эмоциональным, живым, веселым. У людей со зрительным вектором никогда не бывает настоящих тяжелых депрессий, для них свойственно быстрое переключение с одной эмоции на другую, тоска накрывает их ненадолго, а затем они снова включаются в активный круговорот жизни — вот уже у них появляются новые планы, вот уже они помогают другим с какими-то делами, находят новых знакомых.

Но не так происходит у человека со звуковым вектором.

Звуковику вообще никто не нужен. Он не испытывает ярких эмоций, поэтому ему чужда зрительная тоска. Одиночество для него — это не тюрьма и не клетка, это его естественное состояние. Посмотрите на человека, который вроде и общается, но при этом остается несколько отстраненным, думает все время о своем. Одиночество в толпе — его привычное состояние. Он не ищет возможности быть в центре внимания, ему безразлично, что другие не могут понять его мысли. Он ощущает в полной мере всю бренность этого мира.

Звуковиков беспокоят абстрактные вопросы о Боге и смысле жизни. Они хотят знать, кто Главный Архитектор этого мира и почему он все так создал. В тишине они слушают собственные мысли в надежде услышать дыхание Вселенной и найти разгадку великой тайны жизни, снять покров с ее непостижимости, постичь высший Замысел.

И когда ночи напролет проходят без ответов, внутри звуковика поселяется даже не тоска, а мучительная пустота, ощущение полной безысходности и тщетности всех усилий. Он чувствует себя, как рыба, выброшенная на берег без живительной капли смысла — смысла жизни. Так наступает депрессия.

В одном человеке могут сочетаться и звуковой, и зрительный вектор, тогда внешне эмоциональный и общительный внутри он может ощущать нехватку смысла жизни — состояние скрытой депрессии. Такой человек может испытывать всю палитру оттенков зрительных состояний — среди них и страх, и тоска, и радость, и печаль. Но при этом он будет склонен философствовать и думать о вечности.

Тоска и одиночество: что делать

Когда накатывает тоска и одиночество, отчаяние и пустота, порой кажется, что тебе уже ничего не поможет. Тренинг Системно-векторная психология Юрия Бурлана помогает осознать причины тоски, безысходности и депрессии. И это осознание меняет состояния, позволяя избавиться от тоски. Человек понимает, какое желание в нем жаждет наполнения, и знает, как его наполнить.

Как избавиться от тоски

Унять тревогу и глухую тоску можно, если отдавать все свои эмоции и чувства другим людям. Тоска излечивается только любовью — зрелым чувством к другому человеку, где нет ни капли зависимости, ни тени сомнения, ни малейшего страха. Любовью, которая изменит вашу жизнь и избавит от одиночества. Ведь любовь и сострадание — это не мысли, бесконечно блуждающие по кругу, а активные действия, направленные на заботу о конкретных людях. Уделите свое внимание близким, друзьям, знакомым — и вам сразу станет легче. Тоска растворится сама собой.

Что удивительно, ответ на звуковые вопросы о смысле жизни и познание себя приходит к нам не тогда, когда мы размышляем в одиночестве, а когда мы соединяемся с другими людьми, делая общее дело в стремлении к общей цели.

Избавиться от тоски и безысходности и ощутить счастье взаимной любви удалось многим людям, прошедшим тренинг Системно-векторная психология, получится и у вас!

Смотрите и читайте отзывы тех, кому удалось избавиться от тоски и ощутить снова радость жизни:

«Такое сумасшедшее понимание реалий и жизненных обстоятельств приносит колоссальное ощущение присутствия тебя среди людей и огромный прилив сил. И только теперь на этих сумасшедших отличиях ты начинаешь понимать, что когда-то тебя так мучило состояние какой-то оторванности и одиночества, даже находясь в кругу знакомых людей… А теперь просто начинаешь испытывать удовольствие от, казалось, простых жизненных вещей, таких как просто прогулка среди других людей»

Игорь А., инженер

Состояние тоски и депрессии исчезнет на тренинге Системно-векторная психология Юрия Бурлана. Регистрируйтесь здесь и забудьте о том, что такое тоска!

Автор публикации:
Ксения Войтковская, врач

Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

Тысячи россиянок страдают от послеродовой депрессии. Почему она смертельно опасна: Общество: Россия: Lenta.ru

Трагическая гибель 36-летней москвички Людмилы Соколовой, которая лишила жизни еще и девятимесячную дочь и шестилетнего сына, потрясла россиян. Женщина оставила предсмертную записку, а за несколько минут до случившегося звонила в скорую помощь с жалобами на плохое самочувствие дочери и проблемы с ее кормлением. Как рассказали ее близкие, погибшая страдала психозом и послеродовой депрессией. Тем не менее врачи, по их словам, рекомендовали не класть ее в психбольницу, так как «она потом будет обижаться». Послеродовая депрессия — заболевание, о котором не принято говорить в российском обществе, так как считается, что женщины обязаны испытывать радость материнства после родов. Их жалобы воспринимаются как эгоизм, в результате чего многие годами не получают помощь. По просьбе «Ленты.ру» психоактивистка и журналистка Алена Агаджикова поговорила о заболевании с соосновательницей проекта «Бережно к себе» Ксенией Красильниковой, написавшей книгу «Не просто устала. Как распознать и преодолеть послеродовую депрессию».

«Лента.ру»: В течение 14 лет я переживала разные состояния, одно из них — тревожная депрессия. Поэтому мне сложно представить, каково не знать, что она собой представляет, не чувствовать ее. Другой мир совершенно. И я хотела спросить у тебя для начала: до периода послеродовой депрессии, который ты описываешь в книге, у тебя случались депрессивные состояния?

Ксения Красильникова: Когда я лежала в психиатрической больнице, а я лежала полгода, психиатр разговаривал со мной почти каждый день и подолгу. Врачи мою жизнь изучили досконально. Они делились со мной предположениями, что на основании рассказанного о моей жизни у меня в анамнезе может быть депрессивный эпизод.

Ксения Красильникова

На фоне абьюзивных отношений восемь лет назад мне было почти постоянно грустно, я чувствовала, что теряю важные части своей личности. Сильное ощущение тоски и безвыходности, радости я не испытывала. Помимо личностных изменений, начались и существенные изменения внешности. Мне было трудно элементарно следить за собой. А в целом не сказать, что я хорошо помню тот период. Но даже если это был депрессивный эпизод, то он был совершенно другой степени тяжести. Потому что депрессия, которая у меня была после родов, несовместима с жизнедеятельностью вообще. На ее фоне то, что было до этого, меркнет.

Да, это частая проблема: пока депрессия сочетается с твоей жизнедеятельностью, ты справляешься. Социальный фактор играет огромную роль, никто вокруг не говорит, что это может быть патологичное состояние, и ты такая — «ну, наверное, плохое настроение».

Да. В тот период у меня очень сильно сократился круг общения, и это связано как с характером тех отношений, так и с тем, что мои близкие люди в тот период меньше знали о психике в целом и не особо стремились помогать. Моя сестра тогда, чего сейчас я вообще не могу представить, говорила: «Ты чувствуешь себя несчастной, но это твоя жизнь, твой выбор».

Если перейти к твоему острому постродовому периоду, в книге ты писала, что важно отличить депрессию от беби-блюза. Что такое «беби-блюз»?

Материалы по теме

00:02 — 19 мая 2019

Беби-блюз — это такое специфическое состояние, которое возникает, после родов. Перемены настроения, ощущение тоски, плаксивости, иногда бывают вспышки гнева. У состояния есть важное отличие от депрессии: оно, как единоразовая акция, заканчивается в течение нескольких дней. Считается, что максимально оно может длиться две недели. Если симптомы беби-блюза продолжаются более двух недель, есть основания для того, чтобы предположить у себя депрессию. Границы зыбкие, но важно и то, что моменты тоски обязательно в какие-то секунды сменяются ощущением радости.

Реально ли родить так, чтобы сохранить психику? Ведь маленький человек — это в любом случае депривация сна, ты никуда от этого не денешься, это физические, гормональные изменения…

Еще все время присутствует рядом беспомощный человек, который орет.

Да, то есть добавляются еще аудиальные, сенсорные перегрузки. Считается, что психические особенности могут проявиться у человека, у которого их ранее никогда не было, под воздействием внешних факторов. И по сути, ребенок — это очень жесткий триггер для любого человека.

Все верно. Именно поэтому существует послеродовой психоз, а это жесточайшее, дико опасное для жизни состояние, и именно на фоне послеродового психоза чаще всего случаются инфантициды (лишение жизни своего ребенка — прим. «Ленты.ру») и расширенные суициды (самоубийство вместе с лишением жизни других людей — прим. «Ленты.ру»). Насколько я знаю, психоз после родов часто бывает первой манифестацией биполярного аффективного расстройства. И реже, но бывает первой манифестацией шизофрении. И с ним связаны две хорошие вещи: во-первых, он случается в одном случае на тысячу, в отличие от депрессии, частотность которой составляет 10-20 процентов. Во-вторых, он купируется быстро. Тут важнее всего быстро попасть в больницу, желательно, чтобы закрыли и полечили, в отличие от депрессии, которая может лечиться год, больше года.

По твоему мнению, не является ли депрессия закономерным продолжением родов как таковых? Ты знаешь матерей, которые родили, и у них не было депрессии?

В моем окружении ни у кого из молодых матерей не было послеродовой депрессии. В том числе у моей сестры-близнеца Насти, несмотря на то, что у нее до этого была клиническая депрессия. Настя была очень травмирована тем, что происходит со мной, и в какой-то момент поняла, что она может меня сейчас потерять. Помню, в предновогоднее время мы, обе беременные, сидели с ней в кафе, а я не могла есть, совсем, никак. Я периодически плакала, говорила, что не могу, что не понимаю, что делать. Она мне говорила, что она рядом. Это была важная поддержка.

Фото: Алексей Куденко / «Коммерсантъ»

Материнство не обязательно сопровождается депрессией, но это не значит, что те матери, у которых депрессии нет, не заслуживают бережного отношения, поддержки, приоритизации (внимательного отношения — прим. «Ленты.ру»). Моя философия состоит в том, что приоритизировать в послеродовом периоде нужно не ребенка, а мать. Даже если она в ментальном порядке.

Приоритизация — хорошее слово. В чем она выражается в твоем случае?

В том, например, что я говорю твердое «нет» разным людям и идеям. Я прошу помощи, когда мне нужно. Если я понимаю, что не могу потянуть какую-то вещь, то говорю, что мы либо откажемся от этой идеи, либо перенесем. Я не требовательна к себе как к матери. Мне нравится, какая я мать, но у меня нет никаких внутренних противоречий, связанных с тем, например, что мой ребенок много смотрит мультики. А я могла бы, как многие делают, убиваться по «развивашкам», еще чему-нибудь. У меня нет страхов, что ребенок будет плохо развиваться, будет недостаточно умным. Я с радостью делегирую заботу о нем своей маме, свекрови, если есть такая возможность. Илья у меня ходит в детский сад, несмотря на то, что еще маленький.

Один из героев твоей книги — твой муж Данила. В России ситуация с мужьями-отцами не самая лучшая. Фигура «отца-мебели», который, даже если не работает или работает очень умеренно, все равно не считает, что должен участвовать в жизни младенца, ребенка, подростка. Выходит, что женщина оказывается без помощи в тот момент, когда физически она не одна. То есть это двойная изоляция. Хочется задать тебе вопрос: как тебе удалось выбрать такого хорошего человека? (Шучу, конечно. Хотя, может и нет.)

А на самом деле, это правда. Впрочем, наличие в партнере «хорошего человека» не гарантирует его осознанность. Тут сочетание различных факторов. Я уже не была готова ошибиться аналогичным образом после того, что со мной было раньше. И мой нынешний муж просто не понимает, как в родительстве можно не быть равноправными партнерами. И в семье. Не знаю, почему у него такая, скажем так, идеология, непохожая на идеологию большинства. Так получилось. Когда у меня случилась послеродовая депрессия, он уволился, потому что кто-то должен был быть с ребенком. У меня были основания еще до родов предполагать, что он не из тех мужчин, которые будут отсутствовать в каком-либо виде. Так и оказалось, и так продолжается до сих пор.

Он эмпатичный в целом человек?

Наверное, можно так сказать. Ту реальность, которая возникла тогда, он просто принял, не задавая вопросов. Больница, врач, жена, которая действительно выглядит плоховато, и тут не нужно какими-то специальными особенностями обладать, чтобы разгадать, что человеку срочно требуется помощь. Я думаю, он просто понял, что в нашей семье случилась беда и нужно вылезать из этой беды.

Фото: Александра Мудрац / ТАСС

Про беду. В самом начале ты говорила про послеродовой психоз. Как ты отреагировала на трагедию Людмилы Соколовой?

У меня есть ощущение, что мои близкие триггернулись из-за истории даже больше, чем я, потому что их столкнуло с этой реальностью в трагическом контексте заново. Мне сразу же, узнав о новости, позвонила Настя Чуковская и начала плакать в трубку, кричать: «Как же так, я могла и тебя потерять». И сестра моя, сказала, что прочитала новость и рыдала прямо во время тренировки. Одна моя знакомая, которая читала мою книгу, прислала эту ссылку с новостью со словами: «Ничего себе, а это не шутки!»

В моей книге есть история. Женщина из США убила свою дочь, которой уже было, по-моему, полгода. Сначала попыталась покончить с собой, не получилось, хотя думала, что умрет. И тогда она поняла, что если не уйдет из этого мира сама, то не может допустить, чтобы ее дочь в нем жила. Ее посадили в тюрьму на 10 лет. Выйдя из тюрьмы, она занялась просвещением, связанным с послеродовым расстройством. И через три года после этого, уже выйдя замуж, обретя большой круг поддержки, все равно покончила с собой. У нее была тяжелая депрессия. Я считаю важным говорить, что это смертельно опасно.

Как ты представляешь себе предотвращение таких трагедий на институциональном уровне?

Необходима система перинатальной поддержки. Это когда к женщине приходит педиатр на следующий день после того, как она выписалась из роддома. Да, это есть и в России, и ко мне приходила такая специалистка, но как это было: приходит, перечисляет, что есть нельзя (а есть «нельзя» почти ничего, кроме хлеба и масла, и это антинаучный абсолютно конструкт), говорит, чем мазать пупочную ранку ребенку, и уходит. После чего еще несколько раз приходит уже медсестра.

В других странах в эту систему перинатальной поддержки включено и, в общем-то, является одной из важнейших частей отслеживание ментального состояния матери. Опросники, Эдинбургская шкала [послеродовой депрессии], шкала депрессии Бека — все, что угодно. И элементарная человеческая поддержка, вопросы: «Как вы сами?»

Материалы по теме

00:03 — 29 июля 2019

Важнейшая часть — обучение педиатров, неонатологов и гинекологов, чтобы они элементарно знали о возможном психическом расстройстве. Не менее важно искоренение акушерского насилия, потому что оно — прямой путь либо к послеродовой депрессии, либо к послеродовому ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство — прим. «Ленты.ру»), которое тоже очень часто бывает. Да, это абсолютная сказка, неосуществимо.

Создание горячих линий, создание правдивого информационного фона, чтобы из уст авторитетного человека из СМИ, если он зовет к себе человека, который так или иначе с этим опытом столкнулся, не звучали травматичные вещи. Важно, чтобы было финансирование волонтерских программ.

Вы с коллегами сейчас делаете проект о ментальном здоровье матерей. Расскажи о нем.

Он называется «Бережно к себе». Это проект, который будет содержать в себе очень много разнообразной информации и опыта столкновения с различными ментальными сложностями, связанными с рождением детей, с фокусом на послеродовую депрессию. Будет также онлайн-группа поддержки.

Группа поддержки, которую ведет психолог?

Да. Либо психолог, либо обученный peer councellor, то есть человек, который консультирует тебя в связи с какой-то проблемой не потому, что он эксперт, а потому, что он имел такой опыт. Это как в «анонимных алкоголиках». Такая роль называется по-разному, то есть существуют другие термины для обозначения того же понятия, но это очень хорошо развивающееся направление на Западе, когда ты можешь помогать другим людям, быть помогающим практиком, не имея при этом профессионального образования. Потом у нас будет система обучения для врачей — гинекологов, педиатров, психиатров, потому что есть много даже психиатров, которые ничего не знают о послеродовой депрессии, которые обвиняют, осуждают, газлайтят.

Буквально сегодня мне прислали ссылку на телеэфир, который позвал психолога обсудить случай с Людмилой Соколовой. Психолог с матом сказал, что, когда у человека депрессия, «он лежит ногами к стенке, а когда выходит в окно с детьми, то он ****** (чокнутый)».

Я хотела бы увидеть лицензирование и создание профессиональных этических ассоциаций, которые были бы на государственном уровне закреплены для помогающих практиков. Постоянное переобучение психиатров, потому что у меня были совсем не худшие психиатры в моей государственной больнице, но они ничего не знали, например, о том, что существуют совместимые с грудным кормлением психотропные препараты. Было очевидно, что они не занимаются в своей ежедневной практике изучением исследований психосостояния матерей, и с этим надо что-то делать. И еще, чтобы люди, которые принимают звонки по телефону скорой помощи, проходили минимальное обучение и имели минимальные скрипты, чтобы выявить, задать тайные вопросы человеку, который в остром состоянии.

Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

В Америке и, по-моему, в Австралии есть совершенно поразительные, созданные государством центры, которые специализируются на перинатальных расстройствах и куда могут госпитализироваться женщины с грудными детьми. Женщине зачастую необходимо оставаться под наблюдением из-за суицидального поведения. Такая система дает не расставаться с ребенком, и при этом есть психиатры и психотерапевты, которые максимально глубоко специализируются на этой тематике.

Давай перейдем к твоей книге. Какие были отклики на нее?

Когда у меня выходила книга, я написала пост в Facebook. Мне всегда было трудно писать посты, я не привыкла к социальному обнажению, а тут прям выдала всю правду-матку, и он не хило разошелся. Я стала получать много фидбека. Преимущественно это были, конечно, положительные отклики с благодарностью, что я расшевелила замалчиваемую тему. Потом уже люди начали читать книгу, говорить разное, делиться своими впечатлениями. Были те, кто приходил ко мне в личку сказать «спасибо», были те, кто приходил и задавал дополнительные вопросы, были и остаются до сих пор большие потоки с просьбами помочь.

А от кого исходил хейт?

От разных людей. Но пожелания смерти в свой адрес я увидела от мужчин. Женщины писали преимущественно: «эгоистка, лентяйка, бездельница, зажралась, ребенок — это ж такое счастье, а я вот нюхала пяточки своего малыша».

В связи с трагедией Людмилы Соколовой ты сейчас даешь очень много интервью. Ты сказала, что в твой проект будет входить обучение представителей медиа этичной коммуникации. За последние дни ты сталкивалась с неэтичным поведением журналистов?

На днях я была на прямом эфире одного из телеканалов. В моей голове репутация этого медиа не самая чистая, ну, думаю, посмотрю, что они будут говорить. Не скажу, чтобы мои худшие опасения подтверждались, но журналисты уводили не туда.

Например, к эфиру подключилась моя соавторка Даша Уткина, клинический психолог и доула (женщина, которая обеспечивает непрерывную физическую, эмоциональную и информационную поддержку мамам до, во время и после родов — прим. «Ленты.ру»). Журналисты стали задавать вопросы, кто такая доула, хотя применительно к истории о расширенном суициде это имеет мало значения. И она стала им объяснять. Они пытались ее, а потом меня вывести на выводы о том, что это шарлатанство: «А как они лицензируются? А как вы будете делать вывод о том, профессиональна ли доула?» Я говорю: «Во-первых, я не рожала с доулой, во-вторых, я не собираюсь еще рожать. Почему мне задают такие вопросы? Я пришла не об этом говорить».

Фото: Дмитрий Лебедев / «Коммерсантъ»

Еще сложилось ощущение, что меня пытались представить в странном свете. Кто-то мне говорит: «Не поймите меня неправильно, я не ерничаю. Но если вы говорите, что вы не эксперт по медицине и что вы не эксперт по доулам, вы тогда кто такая?» А потом еще было: «Как понять, что это депрессия, а не обычное женское самодурство?» Я ответила, что не понимаю, что здесь значит слово «женское», потому что послеродовая депрессия бывает и у мужчин тоже, и об этом мало знают.

Но я все равно расцениваю этот медиаопыт как положительный. Именно с точки зрения того, что я в этой ситуации восприняла себя как луч света в темном царстве. И у меня было ощущение, что люди, которые это смотрят, могут соотнестись и увидеть то, что увидела я.

У меня есть ощущение, что происходящее сейчас в медиа вокруг истории Людмилы, эти попытки найти каких-то соседей, которые говорят, что девушка «носила странную шапку» и была «с чудинкой» (реальные цитаты из медиа), — это манипуляция информацией. А доминирующий дискурс в отношении этой истории: «Мать — говно, если баба не умерла, надо было ее убить». Я тебе сейчас прочитаю новость, которую я увидела в сети и сохранила скриншот: «В Москве женщина убила своих маленьких детей, восьмимесячную дочку и трехлетнего сына. Ее тело также нашли рядом. Мальчику после страшного падения удалось выжить, сейчас он в больнице, за его жизнь борются врачи. Уже известно, что дама оставила записку, в которой просила никого не винить в случившемся, особенно супруга. Кстати, в момент трагедии его не было дома».

«Кстати»…

Да! Обвинительная риторика и попытки создать ее искусственно — это для медиа способ набрать популярность. Я считаю, это очень плохо. Это сильно вредит самым разнообразным угнетенным группам населения, а, мне кажется, практически каждый человек в какой-то момент жизни становится представителем угнетенной группы. Если мы говорим о психических особенностях, то с тем или иным видом расстройства сталкивается каждый третий — это статистика ВОЗ. В течение жизни — каждый третий! Это же огромное количество людей. И тем не менее медиа пишут о проблемах вот так.

У тебя не случилось ретравматизации (повторное получение эмоциональной травмы — прим. «Ленты.ру») в связи с активным обсуждением постродовой депрессии в последнее время?

Сегодня я разрыдалась в метро. Не поняла, что именно к этому привело, но я слушала музыку, и там были такие подходящие мелодии и слова… Я, понимаешь, испытываю большое сожаление. Мне кажется, что если бы рядом с ней кто-то был, условная я, другой человек, переживший этот опыт, а в идеале, конечно, профессионал, — то этого можно было бы избежать. Я не могу не сравнивать мою ситуацию с ее ситуацией, что мне повезло, а ей — нет. А могло бы повезти. И, допустим, делай мы медиаработу в этом смысле лучше, было бы больше шансов, что ей бы повезло. Менялась бы повестка — было бы больше шансов… Обучались бы специалисты — ей бы могло повезти.

что это такое, ее причины и как преодолеть?

Из всего многообразия состояний человеческой психики, одним из самых опасных и разрушительных является именно тоска. Это щемящее чувство, постепенно, исподволь, словно коррозия разъедающее психику личности. Это дуновение сырого, промозглого сквозняка, сковывающего мышцы болезненной судорогой, накручивающего суставы на раскаленный вертел. Это ядовитая плесень, разъедающая нервную систему, посылающая отравленные импульсы во все жизненно важные органы.

И если с другими психологическими состояниями души и разума можно, каким-то образом находить точки соприкосновения, использовать их в своих целях, себе на пользу. То с таким понятием, как тоска «разговор» должен быть максимально коротким и однозначным. На компромиссы не идти. Пленных не брать.

Что такое тоска?

Понятие «Тоска», имеет, как минимум два определения, две разновидности.

  1. Состояния тоски, вызванной и питаемой персонажами, событиями, окружением, находящимися в настоящем пространственно — временном моменте.
  2. Тоска, по тем, кто остался в прошлом, кто был навсегда потерян. Тоска по общественно – политическому строю, сообществу, территориям, безвозвратно канувшим в небытие.

Тоскуем о здесь и сейчас.

Это самый сложный, тяжелее всего поддающийся искоренению вариант тоски. Это тоска об отвергнувшем тебя либо отвергнутым тобой человеке, который живет в соседнем доме, на соседней улице, в одном городе…. Да собственно говоря, какая разница, где живет. Одно лишь осознание того, что он есть, но не доступен, сжимает мертвой хваткой горло, перекрывает доступ кислорода в легкие, стискивает, и заставляет замереть и вновь, бешено забиться сердце.

Это тоска об утраченной, упущенной возможности. Она, эта возможность вроде бы, как и есть. И где-то, совсем рядом. Но ты уже осознаешь, что она потеряна раз и навсегда. И вновь защемило в груди, противно — тягуче заныло под лопаткой.

Тоска может так же парализовать, в момент понимания бесперспективности, безысходности бытия вообще, либо в отдельно взятой стране в частности, в момент осознания бесплодности предпринимаемых попыток вырваться из порочного круга, изменить вектор движения, направление развития…

Пройти тест: оптимист или пессимист

Какие предпринять действия в первом варианте?

Очень важно, четко уяснить, никаких компромиссов. Никакого сотрудничества. Безжалостное и беспощадное уничтожение любых проявлений тоски в вышеописанных, либо подобных вариантах.

Проанализируйте личность, обстоятельства, материальные составляющие причин и следствий, позволивших тоске укорениться и расцвести в вашем сознании.

Можете даже не увлекаться беспристрастностью. Наоборот, проведите анализ с пристрастием. Активно пролоббируйте свои интересы. Да, в конце, концов, вылейте ушат грязи на предмет и причину вашей тоски.

Задайте себе вопрос. Если вы будете придаваться тоске и унынию, произойдут ли перемены в лучшую сторону? Наметятся пути решения проблемы? Думаю, что ответ вы уже сами знаете. Нет! Нет! И нет!!!

Поэтому сотрите вашу тоску в порошок. Визуализируйте этот процесс, представьте его во всей красе, со всеми подробностями. Растерзайте ее, испепелите и развейте прах в межгалактическом пространстве. Разозлитесь на тоску. Впадите в бешенство, в неистовство. Уничтожьте ее любым доступным и приятным вашему воображению способом.

И запомните еще раз. Никаких компромиссов!

Тоска по прошлому — его не вернуть.

Если причина тоски – потеря близкого вам человека, близкого существа, потоскуйте какое-то время, но смотрите чтобы это чувство не переросло в депрессию. В этом случае тоску к конструктивному чувству, конечно, не отнесешь, но что-то светлое в ней все же есть.

Нужно понимать, что тоску о потерянных людях, домашних животных, безвозвратно ушедших временах, вам не победить окончательно, раз и навсегда. Это чувство будет то уменьшаться, затихать, то вспыхивать пожаром с новой силой. Непревзойденное понимание сути такого процесса воплотил автор «Бахчисарайского фонтана».

Просто сохраните в памяти только положительные, светлые черты, моменты, особенности. Пусть возвращающаяся тоска подобного толка, будет сродни умиротворению, испытываемому в пору «Золотой осени». Грустная, но светлая. Прекрасная, как краски осени. Краски, символизирующие отмирание и неотвратимое возрождение одновременно.

Не вините себя ни в чем. Твердо усвойте одну, известную каждому истину: «Время лечит».

Заключение.

Не существует универсальных рецептов, как побороть тоску. Каждому суждено пройти свой, уникальный путь.

Однако хотелось бы еще раз напомнить несколько непреложных правил, помогающих как минимум уменьшить, либо полностью ликвидировать негативное воздействие тоски на личность.

Не ленитесь — никаких компромиссов.

Полное, ясное осознание причин возникновения и бесперспективности потакания. Губительность проявления пассивности в отношении тоски.

Борьба за свое «Я», за свой безоблачный мир. Борьба безжалостная и беспощадная.

Победа и только победа!

Можете также пройти тест на депрессию.

«Чувство тоски я всегда испытываю по своей профессии» — Пресса — Красноярский театр юного зрителя

Актера Савву Ревича в театре называют «артистом инородным» (звучит почти как «народный»). Любимец зрителей, в труппе он занимает обособленное положение. Кажется, что Савва Ревич успел прожить несколько жизней. Родился в Абакане, работал в театрах Комсомольска-на-Амуре, Кинешмы, Вышнего Волочка, эмигрировал в 1990-е в Америку, сменил там с десяток профессий, неожиданно для всех — и главное для самого себя — вернулся на родину и осел в Красноярске. Что отмечают многие, глядя на этого артиста в главных ролях или ролях второго плана (а для Ревича между ними нет разницы, он из любой роли делает главную), — он всегда притягивает внимание, уплотняя собой пространство, как малое, так и большое. И дело не только в его фактурности (грубо тесанные черты, сильное, крепкое, будто задубевшее тело, похожее на панцирь), но и в той истории, сложной, противоречивой, которая стоит за его персонажами с их неожиданной ранимостью и болью. Чаще всего это история о несовпадении предназначения человека и уготовленной для него жизнью роли, это история борьбы личности со средой, история о неблагосклонности судьбы и о недюжинных силах, которые не убывают с возрастом.

Об этом одна из лучших ролей Саввы Ревича — Мендель Крик в спектакле Романа Феодори «Биндюжник и Король». Это и король (Лир?), и царь, и воин, и в то же время труженик, крепкий хозяйственник. Этот Крик сродни о’ниловским персонажам. Режиссер Алексей Крикливый однажды сказал, что хотел бы поставить повесть Джеймса Крюса «Тим Талер, или Проданный смех», где роль загадочного барона Треча, т. е. черта, Мефистофеля, сыграл бы Ревич. Савва Ревич действительно подходит на роли сказочных персонажей. Его актерской природе необходим выход характерности, как в Мальволио из «Двенадцатой ночи», как в его Тролле из «Королевы Гвендолин», Дзампано в «Дороге». Когда за кажущимся каменным нутром вдруг обнажается наивно-высокопарная душа и трепет человечности.

Вера Сенькина Савва, вы никогда не думали о том, чтобы перебраться в столицу, в столичные театры?

Савва Ревич Меня часто спрашивают друзья, что я делаю в Красноярске, зачем я тут? Не знаю, какие-то внутренние причины удерживают меня: может быть, лень, а может быть, это такая форма внутренней эмиграции. Я прекрасно знаю свой диапазон, свои возможности. Просто одних людей двигают амбиции, и они хотят достичь чего-то большего. А для меня вопрос — будет ли что-то большее, если я уеду в столичные театры. Я этого не знаю, поэтому и не рвусь.

С. Ревич (Мендель Крик). «Биндюжник и Король».
Фото — А. Минаев.

Сенькина У вас редкое имя. Его значение — старец, мудрец…

Ревич Я из музыкальной семьи. Отец был основателем и первым директором абаканского музыкального училища. Мама преподавала там русский язык и литературу. Я многое взял от мамы: ее крайнюю эмоциональность, возбудимость. Она была очень живой, яркой, открытой личностью. На людях я даже порой стеснялся ее. Папа был, наоборот, очень сдержанным человеком. Эти две полярные стихии во мне тоже каким-то образом соединились. Саввой меня назвали в честь дяди моего папы. Сам я всегда очень стеснялся своего имени.

Сенькина Вы родились в Абакане, работали в театрах Сибири, тринадцать лет прожили в Америке. Это как-то повлияло на ваше самоощущение? Может, чувствуете себя таким «человеком мира»?

Ревич Не знаю. В Америке у меня все было нормально. Но в какой-то момент я захотел остановиться, сделать шаг назад. В 2005 году я вернулся в Россию, решил загнать себя в угол по ряду внутренних причин. Я вернулся в том числе потому, что хотел играть. Одной лишь профессией актера в Америке не проживешь. И когда я вновь начал работать в театре, мои коллеги очень удивились, сказав мне: «Слушай, Савва, тебя не было тринадцать лет. Тринадцать лет ты не выступал на сцене, а играешь как будто этих лет и не бывало, словно ты и не уходил».

Сенькина Чем занимались в Америке тринадцать лет?

Ревич Я сменил там множество работ. Сортировщиком рекламы работал, массажистом, официантом, сборщиком автомобилей, а также в музыкальной фирме BMG Music и на Wall Street. За эти годы мне посчастливилось встретиться с выдающимися актерами, музыкантами, бизнесменами и политическими деятелями. Среди них Аль Пачино, Роберт Де Ниро, Майкл Джексон, Денни Де Вито, Брюс Спрингстин, Арета Франклин, Дженнифер Лопес, Мерил Стрип, Джордж Буш и многие другие. С Аль Пачино я встречался трижды во время его съемок в Нью-Йорке в фильме «Нужные люди». Съемки как раз проходили на Wall Street. В общении с ним меня удивили его концентрация на роли и колоссальная внутренняя энергия. Перед съемкой одного эпизода он проходил мимо — и меня словно пригвоздило к стене — настолько сильна была его энергетика. Роберт Де Ниро тоже обладает мощным внутренним потенциалом. Его взгляд пронзает насквозь. Это свойства сильных личностей.

Сенькина Савва, помните ли свое первое чувство, когда вернулись обратно?

Ревич Я уехал в 1991 году. Первый раз я прилетел в Россию только через семь лет. У меня были смешанные чувства. Я видел свою страну глазами иностранца. Когда самолет приземлялся, мне бросилось в глаза черное, унылое небо Москвы. Потом — грязь и хмурые лица. Казалось, что все смотрят на меня, всем до меня есть дело… В Нью-Йорке же я приземлился 24 ноября 1991 года. В этот день, как сейчас помню, скончался Фредди Меркьюри, а американцы праздновали День благодарения. На безлюдных нью-йоркских улицах я никого не встретил. Смятые газеты New York Times валялись в урнах. А из меня в тот день будто вынули пробку. Дышалось свободно. Знаете, есть такая аксиома: «Америка все ставит на свои места». Это действительно так. Все внутренние недосказанности, конфликты проявляются там. Америка — это страна без понтов. Там — все по делу и нет времени, чтобы кого-то обманывать.

С. Ревич (Гор). «Собаки якудза».
Фото — А. Минаев.

Сенькина Испытывали чувство ностальгии?

Ревич Чувство тоски я всегда испытываю по своей профессии. Знаете, для меня настоящим потрясением стало «SnowShow» Полунина, которое я увидел в Америке. Я испытал чувство сродни метафизическому. Конечно, тема эмиграции вышла для меня на первый план. Какая-то очень простая вещь, лежавшая в основе этого спектакля, разрослась до вселенских масштабов. И понимаете, финал для меня был не просто грустным. Речь шла не о том, как это мило сделано и как славно идет спектакль. Я был абсолютно раздавлен им. На мне будто лопалась кожа. В этом сила искусства.

Сенькина Какие события в жизни повлияли на вас, сформировали личностно и профессионально?

Ревич Если говорить о личностном переломе, то это, конечно, армия. В восемнадцать лет я уезжал из Красноярска в сборный пункт. 1979 год. Весна. Солнечный яркий день. Долгая посадка на поезд. Перрон забит пьяными людьми. Кто-то играет в карты, кто-то бьет кому-то морду. Что творилось в поезде, уже рассказывать не буду. Все три полки в плацкартном вагоне были заняты. Я забился в угол, уставившись в окно. Мелькали столбы. Я слышал стук колес, пьяные песни, крики дерущихся в тамбуре. В тот момент я понял, и отчетливо это помню, что мне жизненно необходимо надеть маску, чтобы вынести все это и не сломаться. Мне хватило пятнадцати минут. Вдруг что-то щелкнуло, и я словно вошел в роль, стал другим. В эту минуту кто-то позвал меня к столу, я лихо спрыгнул с полки, подсел к компании и сказал: «Ну, наливай!» Маска жесткости, собранности, сдержанности приросла ко мне. Лишь на втором курсе театрального института она наконец спала, я начал различать полутона. До сих пор благодарен своему педагогу, который увидел во мне, юнце, только вернувшемся из армии, мало знавшем про Чехова и про «Вишневый сад», совсем другого человека.

Сенькина А кто был вашим педагогом?

Ревич У меня было два педагога. Первый — Генрих Сергеевич Оганесян, ученик Завадского, он стажировался у Товстоногова. Оганесян — представитель так называемого психологического театра. Он привил нам чувство правды, вкус к чтению. Он был очень требовательным и уберегал учеников от халтуры. Вторым моим педагогом стал Михаил Александрович Коган — представитель щукинской, вахтанговской школы. Он вселял в нас дух легкости, импровизации, игры. Две эти школы, как два потока, влились в меня.

Сенькина А все-таки что вам ближе — эксцентрика, броскость формы или детальное погружение в психологию персонажа? И какие темы вы бы назвали своими?

Ревич Это для меня одна природа, две стороны одного целого. Смотрите, сегодня режиссеры новой волны, за редким исключением, пытаются бороться с постсоветским или советским театром. Я их понимаю: бытовщина им надоела. Но для них эта борьба — самоцель. Мне же хочется им возразить: «Ребята, почему вы так боитесь внутренних проживаний, почему вы так не доверяете им?» Любая форма, любая условность все равно должна проходить через проводника — актера. Если актер не подкрепляет условную форму внутренним содержанием (его же никто не отменял!), то она будет смотреться так же скучно, по-бытовому. Я не против западных влияний. Я западный театр прекрасно видел сам. Но есть еще такое понятие, как менталитет. Его так просто не изменить. Почему, например, мюзиклы не приживаются на нашей сцене? Потому что мюзиклы — это другая система измерений, иной вид искусства, иной способ существования. Не нужно стесняться своего менталитета. Российским актерам удаются сцены страданий, но передать, например, радости итальянского театра им мешает натужность. Какой бы режиссер, например, ни работал с Евгением Мироновым, я не поверю в то, что он настолько гибок изнутри, что может подстроиться под любой почерк иностранного режиссера.

Я актер синтетического театра. Моей природе присущ ярко выраженный темперамент, или, говоря вашими словами, «эксцентрика», которая не обходится без детального погружения в психологию персонажа. Правда, мое заскорузлое тело, наверно, не способно уже выполнять какие-то фантастические кульбиты. Главная и единственная тема, интересующая меня, — тема Театра как такового.

Сенькина Вы работали с разными постановщиками, удалось ли вам найти своего режиссера?

Ревич Конечно, любому актеру хочется найти режиссера, который бы исповедовал ту же театральную веру, был движим той же внутренней энергией. Мне сложно ответить на ваш вопрос. Видимо, время мое ушло. И нет такого режиссера. Может, я просто одиночка. Хотя, я думаю, эти люди все-таки где-то есть. Мне интересно, что делает Тимур Насиров. Мы вместе с ним выпустили три спектакля. Мне нравится способ мышления Антона Маликова.Когда у нас в Красноярском ТЮЗе была очередная лаборатория «Киновешалка» по сценариям известных фильмов, он представил эскиз «Конформиста» Бертолуччи. Эта работа показалась мне очень любопытной своей лаконичностью, дерзостью и вкусом. Я бы с удовольствием встретился с ним в работе. Считаю, что Алексей Крикливый — один из немногих режиссеров, который вдумчиво копает вглубь, не спешит в работе, пытается добраться до сути вещей. У него исследовательский склад ума. В нашем «Заводном апельсине» это все соединилось. К сожалению, этот спектакль давно не идет.

С. Ревич (Ришелье). «Д’Артаньян». 

Фото — Ж. Ершова. 

Работа актера вообще заключается в том, чтобы наиболее точно и ясно передать мысль режиссера и мысль автора. Часто приходится работать с режиссерами, которые не близки мне, но я всегда стараюсь понять, куда человек меня ведет. Актера должно постоянно что-то мучить, внутри постоянно должно быть какое-то беспокойство. Эта энергия и дает возможность творить. Я вижу, что происходит сейчас в большинстве вузов: в них берут смазливых молодых людей. В девяноста процентах нет жизни, они — модели. А есть актеры по призванию. Их видно сразу. В мое время была планка, до которой надо было дорасти. Сегодня, на мой взгляд, преобладает посредственное отношение к профессии.

Сенькина Одна из ваших последних ролей — Мендель Крик в спектакле Романа Феодори. Нашли ли вы что-то близкое себе в этом персонаже? Какие сложности возникли во время репетиций?

Ревич Сложность заключалась в том, чтобы соединить бабелевский материал с достаточно условной формой спектакля. Мне близка неоднозначность этого персонажа, его глубина, многогранность и трагедийность.

Сенькина А среди сыгранных какие роли любимые?

Ревич На ум приходят роли, сыгранные в разное время: Бежар-Журден по пьесе М. Булгакова «Полоумный Журден», Леандр по пьесе Ж. Реньяра «Рассеянный», Тролль в «Королеве Гвендолин» Х. Дарзи, Артур в пьесе С. Мрожека «Танго».

Сенькина Помните свою первую роль? Или спрошу иначе: ту роль, с которой для вас начался театр и вы почувствовали себя свободно на сцене?

Ревич Да, Шишок по одноименной сказке Александра Александрова в театре города Комсомольск-на-Амуре. Именно с этой роли для меня начался театр и я почувствовал настоящую свободу на сцене. Помню, в 1989 году с этим спектаклем мы поехали в Финляндию. Я вышел на сцену, и действие началось. Произношу первую реплику, что-то вроде: «Представьте себе, средняя полоса России. Пять часов утра…» И вдруг слышу, кто-то тихо переводит меня на английский. Тотчас понимаю, что весь мой текст будет дан в синхронном переводе. Я моментально перестраиваюсь: замедляю ритм, делаю речь подробнее, как будто размышляю на ходу… В этот момент я почувствовал небывалую легкость. «Утренний весенний дождь», — продолжил я свой текст, подошел к одному из свободных стульев и начал тихо барабанить пальцами по его деревянной крышке. И вдруг произошло что-то фантастическое: я посмотрел на зрителей и увидел, что они потихоньку присоединяются ко мне и тоже начинают барабанить пальцами по своим стульям. Сто человек создали в один миг настоящий весенний ливень. Из ничего вдруг возникла атмосфера. Я видел сияющие лица зрителей. И это было настоящее театральное счастье.

 

«Петербургский театральный журнал»-блог, В. Сенькина, 12.01.2017

 

 

Национальная линия помощи SAMHSA — 1-800-662-HELP (4357)

Часто задаваемые вопросы

Что такое национальный телефон доверия SAMHSA?

Национальная горячая линия SAMHSA, 1-800-662-HELP (4357) (также известная как Служба маршрутизации обращения за лечением) или TTY: 1-800-487-4889 — это конфиденциальная, бесплатная круглосуточная служба поддержки. 365 дней в году информационная служба на английском и испанском языках для лиц и членов семей, страдающих психическими расстройствами и / или расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. Эта служба обеспечивает направление в местные лечебные учреждения, группы поддержки и общественные организации.Звонящие также могут заказать бесплатные публикации и другую информацию.

Также посетите онлайн-локаторы лечения.

Какие часы работы?

Служба работает круглосуточно, 365 дней в году.

Какие языки доступны?

Английский и испанский доступны, если вы выберете вариант разговора с национальным представителем.

Сколько звонков вы получаете?

В 2020 году на телефон доверия поступило 833 598 звонков. Это на 27 процентов больше, чем в 2019 году, когда на горячую линию поступило 656 953 звонка за год.

Нужна ли мне медицинская страховка для получения этой услуги?

Справочная служба бесплатна. Если у вас нет страховки или вы недостаточно застрахованы, мы направим вас в офис вашего штата, который отвечает за программы лечения, финансируемые государством. Кроме того, мы часто можем направить вас в учреждения, которые взимают плату по скользящей шкале или принимают программы Medicare или Medicaid. Если у вас есть медицинская страховка, вам рекомендуется обратиться к своему страховщику за списком участвующих поставщиков медицинских услуг и учреждений.

Будет ли моя информация оставаться конфиденциальной?

Услуга конфиденциальная. Мы не будем запрашивать у вас какую-либо личную информацию. Мы можем запросить ваш почтовый индекс или другую подходящую географическую информацию, чтобы отслеживать звонки, направляемые в другие офисы, или точно определять местные ресурсы, соответствующие вашим потребностям.

Предоставляете ли вы консультации?

Нет, мы не консультируем. Обученные специалисты по информации отвечают на звонки, переводят звонящих в государственные службы или другие соответствующие центры приема в их штатах и ​​связывают их с местной помощью и поддержкой.

Предлагаемые ресурсы

  • Что такое лечение наркозависимости? Буклет для семей
    Создан для членов семей людей, злоупотребляющих алкоголем или наркотиками. Отвечает на вопросы о злоупотреблении психоактивными веществами, его симптомах, различных видах лечения и выздоровлении. Решает проблемы детей родителей с проблемами употребления / злоупотребления психоактивными веществами.
  • Алкоголь и наркотическая зависимость случаются в лучших семьях.
    Описывает, как алкогольная и наркотическая зависимость влияет на всю семью.Объясняет, как работает лечение от наркозависимости, как меры вмешательства в семье могут стать первым шагом к выздоровлению и как помочь детям в семьях, пострадавших от злоупотребления алкоголем и наркотиками.
  • Это не ваша вина (NACoA) (PDF | 12 KB)
    Уверяет подростков, родители которых злоупотребляют алкоголем или наркотиками: «Это не ваша вина!» и что они не одиноки. Призывает подростков искать эмоциональную поддержку у других взрослых, школьных консультантов и групп поддержки молодежи, таких как Алатин, и предоставляет список ресурсов.
  • Это так плохо: не должно быть
    Предоставляет информацию об алкогольной и наркотической зависимости детям, родители или родители друзей которых могут иметь проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами. Советует детям позаботиться о себе, рассказав о проблеме и вступив в группы поддержки, такие как Alateen.
  • После попытки: руководство по уходу за членом вашей семьи после лечения в отделении неотложной помощи
    Помогает членам семьи справиться с последствиями попытки самоубийства родственника.Описывает процесс лечения в отделении неотложной помощи, перечисляет вопросы, которые следует задать о последующем лечении, и описывает, как снизить риск и обеспечить безопасность дома.
  • Семейная терапия может помочь: людям, выздоравливающим от психического заболевания или зависимости
    Исследует роль семейной терапии в выздоровлении от психического заболевания или злоупотребления психоактивными веществами. Объясняет, как проводятся сеансы семейной терапии и кто их проводит, описывает типичный сеанс и предоставляет информацию о его эффективности при выздоровлении.

Дополнительные ресурсы можно найти в магазине SAMHSA.

Поиск психиатрических услуг SAMHSA

Добро пожаловать в локатор служб психического здоровья, конфиденциальный и анонимный источник информации для лиц, обращающихся в лечебные учреждения в Соединенных Штатах или на территориях США по поводу употребления психоактивных веществ / зависимости и / или проблем с психическим здоровьем.

ПОЖАЛУЙСТА, ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ: Ваша личная информация и критерии поиска, которые вы вводите в Локаторе, безопасны и анонимны.SAMHSA не собирает и не хранит предоставленную вами информацию.

Найдите лечебные учреждения конфиденциально и анонимно.

Получить помощь

Локаторы других программ лечения

Локатор утвержден Законом о лечении 21 века (Публичный закон 114-255, раздел 9006; 42 U.С.С. 290bb-36d). SAMHSA старается поддерживать Локатор в актуальном состоянии. Вся информация в Locator обновляется ежегодно на основании ответов учреждения на Национальное исследование служб лечения наркозависимости (N-SSATS) и Национальное исследование служб психического здоровья (N-MHSS) SAMHSA. Новые объекты, прошедшие сокращенный опрос и соответствующие всем требованиям, добавляются ежемесячно. Обновления названий учреждений, адресов, номеров телефонов и услуг производятся еженедельно для учреждений, информирующих SAMHSA об изменениях.Производственные объекты могут запросить дополнения или изменения к своей информации, отправив электронное письмо по адресу [email protected], позвонив в проектный офис BHSIS по телефону 1-877-250-4665 (пн-пт 8-6 ET) или по электронной форме. подача через онлайн-форму заявки Locator (предназначена для добавления новых объектов).

Поиск помощи: ATOD | SAMHSA

Злоупотребление и злоупотребление алкоголем, табаком, запрещенными наркотиками и лекарствами, отпускаемыми по рецепту, влияет на здоровье и благополучие миллионов американцев.По данным Национального исследования употребления наркотиков и здоровья SAMHSA за 2019 год (PDF | 4,9 МБ), примерно 19,3 миллиона человек в возрасте 18 лет и старше страдали расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ.

Спирт

Данные:

  • Национальное исследование употребления наркотиков и здоровья 2019 года сообщает, что 139,7 миллиона американцев в возрасте от 12 лет и старше употребляли алкоголь в прошлом месяце, 65,8 миллиона человек употребляли алкоголь в прошлом месяце, а 16 миллионов — сильно пьющие в прошлом месяце.
  • Около 2,3 миллиона подростков в возрасте от 12 до 17 лет в 2019 году употребляли алкоголь за последний месяц, и 1,2 миллиона из этих подростков употребляли алкоголь за этот период (NSDUH 2019).
  • Примерно 14,5 миллиона человек в возрасте от 12 лет и старше страдали алкогольным расстройством (NSDUH 2019).
  • Чрезмерное употребление алкоголя может увеличить риск инсульта, цирроза печени, алкогольного гепатита, рака и других серьезных заболеваний.
  • Чрезмерное употребление алкоголя также может привести к рискованному поведению, в том числе к вождению с ограниченными физическими возможностями.Центры по контролю и профилактике заболеваний сообщают, что 29 человек в Соединенных Штатах ежедневно погибают в автомобильных авариях, в которых участвует алкоголик-водитель.

Программы / инициативы:

Соответствующие ссылки:

Табак

Данные:

  • Согласно данным NSDUH за 2019 год, 58,1 миллиона человек употребляли табак в настоящее время (т.е. в прошлом месяце). В частности, 45,9 миллиона человек в возрасте от 12 лет и старше в 2019 году курили сигареты в прошлом месяце.
  • Употребление табака является основной причиной предотвратимой смерти, часто приводящей к раку легких, респираторным заболеваниям, сердечным заболеваниям, инсульту и другим серьезным заболеваниям. CDC сообщает, что курение сигарет является причиной более 480 000 смертей ежегодно в Соединенных Штатах.
  • Управление по курению и здоровью CDC сообщает, что более 16 миллионов американцев живут с заболеванием, вызванным курением сигарет.

Данные об использовании электронных сигарет (е-сигареты):

  • Данные Национального исследования употребления табака среди молодежи, проведенного Центрами по контролю и профилактике заболеваний за 2018 год, указывают на 78-процентный рост потребления электронных сигарет среди старшеклассников и 49-процентный рост среди учеников средних школ с 2017 по 2018 год.
  • Электронные сигареты небезопасны для молодежи, молодых людей или беременных женщин, особенно потому, что они содержат никотин и другие химические вещества.

Ресурсы:

Ссылки:

Опиоиды

Данные:

  • Примерно 745 000 человек употребляли героин в прошлом году, согласно данным NSDUH за 2019 год.
  • В 2019 году 10,1 миллиона человек в возрасте от 12 лет и старше злоупотребляли опиоидами в прошлом году.Подавляющее большинство людей злоупотребляли обезболивающими, отпускаемыми по рецепту (NSDUH 2019).
  • По данным NSDUH за 2019 год, примерно 1,6 миллиона человек в возрасте от 12 лет и старше страдали расстройством, связанным с употреблением опиоидов.
  • Употребление опиоидов, особенно инъекционных наркотиков, является фактором риска заражения ВИЧ, гепатитом B и C. CDC сообщает, что на людей, употребляющих инъекционные наркотики, приходилось 9 процентов диагнозов ВИЧ в США в 2016 году.
  • По данным Центра по контролю и профилактике заболеваний «Понимание эпидемии», в среднем 128 американцев умирают каждый день от передозировки опиоидов.

Ресурсы:

Ссылки:

Марихуана

Данные:

  • Данные NSDUH за 2019 год показывают, что 48,2 миллиона американцев в возрасте от 12 лет и старше, 17,5 процента населения, употребляли марихуану в прошлом году.
  • Примерно 4,8 миллиона человек в возрасте от 12 лет и старше в 2019 году страдали расстройством, связанным с употреблением марихуаны (NSDUH 2019).
  • Марихуана может ухудшить суждение и исказить восприятие в краткосрочной перспективе и может привести к ухудшению памяти в долгосрочной перспективе.
  • Марихуана может оказывать значительное влияние на здоровье молодежи и беременных женщин.

Ресурсы:

Соответствующие ссылки:

Новые тенденции в злоупотреблении психоактивными веществами:

  • Метамфетамин —В 2019 году данные NSDUH показывают, что примерно 2 миллиона человек употребляли метамфетамин в прошлом году. Примерно 1 миллион человек страдали расстройством, связанным с употреблением метамфетамина, что было выше, чем процент в 2016 году, но примерно такой же, как в 2015 и 2018 годах.Национальный институт злоупотребления наркотиками сообщает, что уровень смертности от передозировки метамфетамином увеличился в четыре раза с 2011 по 2017 год. Частое употребление метамфетамина связано с расстройствами настроения, галлюцинациями и паранойей.
  • Кокаин — В 2019 году данные NSDUH показывают, что около 5,5 миллионов человек в возрасте от 12 лет и старше в прошлом употребляли кокаин, в том числе около 778 000 потребителей крэка. CDC сообщает, что с 2016 по 2017 год количество смертей от передозировки увеличилось на треть.В краткосрочной перспективе употребление кокаина может вызвать повышение артериального давления, беспокойство и раздражительность. В долгосрочной перспективе серьезные медицинские осложнения употребления кокаина включают сердечные приступы, судороги и боли в животе.
  • Kratom —В 2019 году данные NSDUH показывают, что около 825 000 человек использовали Кратом за последний месяц. Кратом — тропическое растение, которое естественным образом растет в Юго-Восточной Азии, и его листья могут оказывать психотропное действие, воздействуя на опиоидные рецепторы мозга. В настоящее время это не регулируется, и существует риск злоупотребления и зависимости.Национальный институт злоупотребления наркотиками сообщает, что эффекты Кратома для здоровья могут включать тошноту, зуд, судороги и галлюцинации.

Ресурсы:

Больше публикаций SAMHSA по профилактике и лечению употребления психоактивных веществ.

Как справиться с чувством тоски — Ким Эгель

Чего вы стремитесь?

Это человек, место, образ жизни, приключение, уровень здоровья ……….?

Как тоска проявляется внутри вас? Каково это?

Болит, причиняет ли вам боль и вызывает разочарование? Или это вселяет драйв и азарт ……?

Недавно ко мне обратился клиент с предложением темы для блога: «Мне любопытно услышать ваши мысли по теме тоски. По иронии судьбы, я потратил два часа до того, как получил предложение по этой теме,« пытаясь »соединиться с моей следующей темой в блоге. После непрерывного набора записей с последующим удалением я решил закрыть свой компьютер и удалиться от своей маленькой квантовой установки в Lofty Coffee в Энсинитасе (люблю это), так как ничего не происходило.

(* Жизненное напоминание, не пытайтесь так усердно, когда вы прекращаете принуждение, часто обнаруживается следующий шаг.)

Что касается меня, когда я пишу или когда я делаю большинство вещей в этом отношении, мне нужно чувствовать связь с предметом, который я теряю, и прикосновением к нему. Даю слово, что я никогда не буду писать ради содержания. Я пишу откуда-то глубоко изнутри, и у меня нет повестки дня, и я не стану идти на компромисс.

С учетом сказанного, спасибо моему клиенту за предложение этой темы, потому что оно резонирует со мной во многих отношениях, и своевременное предложение напоминает мне, что я должен верить в божественное время всего этого.Приветствую вас.

Теперь перейдем к теме тоски . Для меня это единственное слово наполнено сильными эмоциями и глубиной.

Красивое слово. Это сильное слово.

Тоска по чему-то или кому-то — это сложный и глубокий опыт. У него глубокие корни и дни эмоционального удовольствия.

Неважно, исходит ли вы от того, что вы хотите создать, от потери любви, от приключений, которые вы ищете, или от отношений, к которым вы стремитесь, ваш опыт тоски может сработать на вас, а не напротив тебя. Стремление определяется как «страстное желание». (Мне это нравится.) Интенсивность и уровень эмоционального заряда, который имеет чувство или опыт, часто соответствует уровню саморазвития и изменений, которые могут проявиться в нем. Внутри этого пространства, где живет чувство тоски, вы можете изнутри произвести большие сдвиги.

Тоска

Ощущение, когда вы хотите чего-то, чего у вас нет (сейчас). Вы все думаете, как было бы хорошо, если бы он у вас был.

Есть много вещей, которые люди хотят иметь в жизни — полноценную работу, любовные отношения, красивые вещи и так далее. Эти желания обычно полезны, потому что они подталкивают нас к тому, что в жизни хорошо или приятно для нас. Обратной стороной является то, что кто-то не всегда может получить все, что хочет, оставляя его тоску. Люди могут испытывать тоску по тому, чего они желают, но не могут иметь — по крайней мере, в данный момент. «Вещи», к которым люди стремятся, могут принимать разные формы: это могут быть объекты (например,ж., тоска по дорогой машине), люди (например, стремление к романтическим отношениям с кем-то, кто не интересуется вами; желание дружить со знаменитостью), ситуации (например, стремление к миру в военное время; желание уехать до финала чемпионата мира) или даже раз (например, тоска по прошлому — более известная как ностальгия).

Когда люди чего-то хотят, они хотят быть рядом с этим и взаимодействовать с этим. Поскольку это невозможно с объектом тоски, люди вместо этого думают или фантазируют об этом.Эти умственные действия можно поддерживать с помощью физических нагрузок. Например, тот, кто хочет иметь дом для отдыха, может собирать вдохновляющие фотографии, искать информацию в Интернете или посещать праздничную выставку.

Поскольку объект страсти — это что-то положительное, эмоция не обязательно должна быть полностью отрицательной. Люди, которые иногда стремятся к чему-то недосягаемому, могут не воспринимать это как очень негативную эмоцию. Однако, если желаемое имеет решающее значение для их счастья и кажется, что у них практически нет шансов, что они когда-либо его достигнут, опыт, вероятно, будет очень негативным.Таким образом, важными факторами эмоции являются то, насколько сильно желание объекта и насколько он (или кажется) недосягаемым. Дополнительным фактором является частота встреч с объектом желания. Например, если человек сильно, но без ответа влюблен в кого-то, гораздо труднее преодолеть это, если он видит этого человека каждый день.

В комиксе Мерфи не лучшим образом проводит время на работе. Он ведет календарь, в котором отмечается, сколько дней ему осталось до следующего отпуска. К несчастью для него, это все еще кажется далеким.

Видеоклипы

Типовые выражения

«Я бы хотел, чтобы она меня заметила».

«Если бы у меня были деньги, чтобы купить этот новый ноутбук».

Плохой день Мерфи

Прочитать историю целиком

Сравнение с другими эмоциями

Тоска и одиночество

Одиночество и тоска — это болезненные желания чего-то, чего у них сейчас нет.Эмоции могут идти рука об руку: если кто-то испытывает одиночество из-за того, что скучает по определенному человеку или группе людей, он одинок и жаждет общения. Однако есть несколько важных отличий. Прежде всего, стремление не обязательно должно быть связано с социальным взаимодействием, кто-то также может стремиться к повышению по службе или владению яхтой. Во-вторых, переживание тоски сосредотачивается на конкретном желаемом объекте, тогда как одинокий человек больше озабочен своей текущей ситуацией, тем, как он туда попал и как он может выйти из нее.

Тоска и зависть

И тоска, и зависть связаны с желанием чего-то, чего у вас нет. Разница в том, что человек, испытывающий тоску, сосредотачивается на желаемом объекте, в то время как завистливый человек в основном несчастен, потому что ему хуже, чем кому-то другому. Например, кто-то может быть доволен своей нынешней зарплатой, но завидовать, когда узнает, что его коллега зарабатывает больше. Он не тосковал по цели (более высокой зарплате) как таковой, но испытывает зависть, потому что не хочет работать хуже своего коллеги.Во-вторых, в томлении не обязательно должен быть другой человек — кто-то может стремиться к чему-то, не заботясь о том, есть это у кого-то или нет.

Тоска и отчаяние

И тоска, и отчаяние связаны с сильным желанием объекта или ситуации, которых в данный момент нет. Важное отличие состоит в том, что для отчаявшегося человека объект или ситуация не просто желательны, но и рассматриваются как решающие для его текущего благополучия. Человек может жаждать вкусной еды, когда у него мало денег, но если кто-то голоден и у него совсем нет денег, он, скорее всего, будет отчаянно нуждаться в еде.Поэтому отчаяние обычно приводит к очень активному поведению, тогда как тоска чаще ассоциируется с пассивной деятельностью, такой как фантазирование.

Тоска по тому, что нельзя объяснить

Несколько месяцев назад я разговаривал с новым другом из колледжа. Мы обсуждали написанные стихи и знакомились друг с другом. Мы смеялись над тем фактом, что мы оба иррационально держимся за меланхолические эмоции, потому что в них есть что-то такое сильное и доставляющее удовольствие.

Разговор об этой приятной мрачности напомнил мне об опыте, который я пережил, когда мне было около пяти лет. В тот момент своей жизни я не мог выразить словами то, что чувствовал. Даже если бы я это сделал, я был настолько застенчивым ребенком, что, думаю, мне было бы слишком стыдно. Или, может быть, я думал, что меня не поймут — даже моя семья — если я попытаюсь сформулировать то, что я чувствую.

«Опыт», о котором я говорю, произошел всего за несколько минут. Произошло это теплым июльским или августовским вечером.Солнце уже село. В Огайо, где я вырос, летние дни были жаркими, но ночи были прекрасными. Жужжали цикады, и легкий ветерок уменьшал влажность. У меня на заднем дворе было абсолютно безмятежно.

Я был на качелях в удобной ночной рубашке. Когда я увидел, что мой дом раскачивается взад и вперед, меня постепенно охватило сильное чувство.

Это чувство, вероятно, никогда не может быть правильно выражено ни на одном языке. Это была не просто эмоция.Скорее, это было больше похоже на то, что моя душа борется с всепроникающей пустотой, которая таится в ее темных и неизведанных уголках. Это было парадоксальное стремление к необъяснимому «большему» при полном удовлетворении моментом.

В моем случае я был доволен, потому что это была идеальная, безмятежная ночь во всех смыслах. И все же этот момент был наполнен эмоциями, которые были выше счастья. Это было почти призванием. Или вызов обменять низшую форму счастья на еще не открытую и более сложную.

Как долго длились этот момент и эти чувства, было только до тех пор, пока я продолжал качаться, то есть, вероятно, еще пятнадцать минут. Возможно, именно ритмичное возвратно-поступательное движение качелей с самого начала привело меня в такое медитативное состояние.

На осознание этого момента у меня ушли годы. Я не был каким-то трансцендентным вундеркиндом с экзистенциальной проницательностью. Однако я помню, как сознательно думал, что не забуду тот момент, что он навсегда запечатлелся в моей памяти.

Sehnsucht: необъяснимая тоска

Когда я недавно был на Pinterest, я наткнулся на слово и его определение. Это непереводимое сложное немецкое слово, которое по сути передает ту же концепцию, которую я только что описал. Слово «sehnsucht» примерно означает безутешную тоску или тоску по чему-то, что нельзя объяснить или чего не знать. Когда я наткнулся на это слово, я с облегчением нашел такой краткий способ описания этого почти непередаваемого чувства.

Почему все эти годы спустя я все еще думал о том моменте детства на качелях? Потому что я считаю, что в ретроспективе этот момент открыл мне то, что я теперь понимаю, это интроверсия — моя собственная интроверсия. Чувство sehnsucht пришло ко мне только тогда, когда я остался один, не отвлекаясь, в спокойной обстановке и в задумчивом настроении. Я был счастлив и умиротворен один.

Для меня интроверсия — это суперсила, но в ней есть загвоздка. Как интроверты, мы часто замечаем то, чего не замечают многие другие люди.Благодаря этой сильной внимательности мы можем соотносить наш опыт с опытом других, и, таким образом, у нас может быть повышенная сила сочувствия.

Однако наша интроверсия также может быть источником больших страданий. Вместе с глубокой и цветущей внутренней жизнью происходит искажение нашего восприятия. Мы легко можем стать жертвой лжи и негатива, которые нас окружают. Интроверты часто борются с депрессией, тревогой и доверяют другим. Наше сочувствие может сделать нас восприимчивыми к поглощению негативной энергии других, истощая нас до последней капли энергии и силы воли.Из-за этого мы можем чувствовать себя беспомощными, застрявшими в своей личности и неспособными «преодолеть» то, что действительно является нашим самым большим достоянием.

Несмотря на все эти очевидные неудачи, интроверсия — одна из лучших составляющих нас самих, которую мы можем предложить миру. Мы можем чувствовать себя «утечкой из общества», когда мы в депрессии, потому что думаем, что наша жизнь не имеет цели или что наша работа не имеет смысла.

Несмотря на это, сам факт того, что мы сознательно и целенаправленно относимся к своей жизни, показывает нашу ценность для общества.Мы не удовлетворены тем, что просто выполняем задание или зарабатываем много денег, хотя это может быть частью нашей карьеры. Мы можем стремиться к такой работе или образу жизни, которые убедят нас в том, что мы улучшаем общество.

Миру нужна эта тоска внутри меня

Это чувство «sehnsucht» связано с потребностью в значении. Для меня этот диссонанс в моей душе был воплощением моей интроверсии. Во мне в пять лет корни этого призыва только начинали окутывать мое сердце.

Теперь я на один шаг ближе к осознанию этого, но не верю, что когда-либо полностью удовлетворю это внутреннее желание. Думаю, в этом-то и дело. Было бы трагедией, если бы это внутреннее стремление к «чему-то большему» со временем исчезло, потому что это оставило бы меня довольным состоянием посредственности. И если есть что-то, что, как я знаю, ненавидят интроверты, так это посредственность.

Не все интроверты почувствуют это «sehnsucht», но для меня это определяющая и прекрасная часть интроверта. Меланхоличный, но красивый рывок в моей душе помогает мне осознать, что я действительно создан для величия.

Быть интровертом и использовать тоску, которая преследует меня, приведет меня к осмысленной жизни. Я верю, что мир был бы хуже без моей сильной, чуткой, интровертной жизни.

Надеюсь, ты знаешь, что мир был бы еще хуже без твоего.

Вам понравилась эта статья? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать больше подобных историй.

Прочтите это: 12 вещей, которые интровертам абсолютно необходимы, чтобы быть счастливыми

Стремление и страх уязвимости

Мы можем испытывать тоску по тому, что у нас было и что потеряли, или мы можем тосковать по тому, чего у нас никогда не было.У человека может уже быть партнер, но он жаждет чего-то большего или, возможно, другого, что, по его мнению, принесет удовлетворение.

Часто люди пренебрегают своими более глубокими потребностями при выборе партнера, вместо этого удовлетворяя другие потребности, такие как безопасность или общие ценности. В результате некоторые со временем могут захотеть завязать страстные или энергичные отношения.

Однако даже люди, состоящие в страстных и ярких отношениях, могут испытывать тоску, когда не удается достичь удовлетворительного уровня близости, особенно когда происходит потеря эмоциональной безопасности в отношениях, включая чувство стыда, горя или восприятие неодобрения или недоверия к партнеру.[1] Когда в таких ситуациях активируется стыд, он не ощущается как эмоция стыда, как вы ее знаете. Напротив, это ощущается как разобщенность и разочарование, разочарование или разочарование. [2]

В любом случае страсть создает уязвимость. Стремление и уязвимость, которые человек ощущает на его пути, могут быть более болезненными, чем горе, которое можно испытать, отказавшись от цели — просто отказавшись. Людей, лишенных любви, в которой они нуждаются, иногда вынуждают похоронить свое стремление любым из типичных способов, которые могут помочь отречься от того, что они чувствуют: потакание алкоголю или наркотическим веществам; стремление к сексуальным отношениям, которые в противном случае бессмысленны; чрезмерное потребление или чрезмерное ограничение пищи; или различные другие отвлекающие действия.Тоска болезненна, но уязвимость, которая может существовать под таким стремлением, ужасна.

Тоска может побудить нас идеализировать кого-то, кого мы желаем, и создать в нашем воображении объект совершенства, который позже, столкнувшись с реальностью, оставит нас глубоко разочарованными. Долгое время считалось, что эмоциональная жизнь детей, страдающих от недостатка родительской любви, уязвима для формы эмоционального голода, и такой голод проявляется в идеализированном партнере. [3] В таких ситуациях партнер или потенциальный партнер воспринимается как обладающий необходимыми качествами, которые могут удовлетворить вас, но вместо этого вы постоянно испытываете разочарование в своих потребностях.

Некоторые психологи-теоретики предполагают, что травматическое разочарование в раннем детстве порождает в дальнейшем зависимость от других в том, что кажется интенсивной формой «объектного голода». [4] Такие потребности обычно основаны на чувствах, отношениях, фантазиях, адаптациях и т. Д. и защиты, которые являются повторением реакций, исходящих от значимых людей в прошлом.

Таким образом, утраченная или безответная детская привязанность может вновь появиться в настоящем как потенциальный объект любви, сексуализированный и идеализированный.Эмоции стыда, гнева или дистресса, которые активизируются в текущих отношениях, будут напоминать старый опыт покинутости и привести к тоске. Когда партнер болезненно разочаровывается, могут возникать эмоциональные воспоминания, которые представляют потерю любви, пережитую в детстве.

Собственное стремление должно быть отделено от потребностей партнера. Хотя любовь может навредить, она может исцелить, когда партнеры доверяют друг другу и себе достаточно, чтобы взглянуть на то, что скрывается за конфликтом, который приводит к переживанию тоски и уязвимости.

Информацию о моих книгах см. На моем веб-сайте.

.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts