Диффузная идентичность: Диффузная идентичность Ближнего Востока — Россия в глобальной политике

Содержание

Диффузная идентичность Ближнего Востока — Россия в глобальной политике

Ближний Восток: политика и идентичность. Коллективная монография. Под ред. И.Д.Звягельской. ИМЭМО РАН. М.: Издательство «Аспект Пресс», 2020. 336 с.

Термин «идентичность» давно и плодотворно применяется во многих общественных дисциплинах – в социологии, политологии, психологии и даже в экономике. Один из ведущих исследователей этого сложного явления, американский психолог Эрик Хомбургер Эриксон, ввёл в широкий научный оборот понятие диффузной (рассеянной) идентичности, которое использовал для описания проблем, возникающих во время перехода личности от подросткового к взрослому состоянию. Впоследствии это понятие было детально проработано последователем Эриксона, клиническим и развивающим психологом Джеймсом Марсиа, который рассматривал диффузную идентичность в контексте выявления основных этапов взросления.

Диффузная идентичность подростка часто выражается в демонстративном инфантилизме и нежелании переходить к статусу взрослого, в постоянном состоянии тревоги, боязни и неприятии внешнего мира, упорном стремлении к самоизоляции, ощущении внутренней опустошённости и в ожидании какого-то чуда, способного круто изменить жизнь.

Для носителя диффузной идентичности характерны резкие перепады настроения, трудно объяснимые внезапные эмоциональные подъёмы и спады. Личность, страдающая от диффузной идентичности, часто меняет предпочтения, неспособна к объективной самооценке и не готова брать серьёзные обязательства по отношению к себе или к другим. Внешний мир для такой личности предстаёт в редуцированном чёрно-белом виде – при явном доминировании чёрного.

Подростковую диффузную идентичность нельзя считать патологией в строгом смысле слова; любая личность в ходе взросления так или иначе сталкивается с этим явлением. Однако сохранение диффузной идентичности у взрослого человека уже считается отклонением от нормы (задержкой в развитии) и требует врачебного вмешательства.

Изданная в конце прошлого года коллективная монография «Ближний Восток: политика и идентичность», подготовленная группой российских востоковедов под эгидой ИМЭМО РАН, посвящена комплексному анализу проблемы идентичности в одном из самых сложных, противоречивых и непредсказуемых регионов мира. В работе приняли участие как ведущие эксперты, так и начинающие авторы, для которых участие в проекте было первым опытом коллективного научного творчества: А.С. Богачева, к. полит. н. А.А. Давыдов, д. и. н. И.Д. Звягельская, И.Э. Ибрагимов, к. и. н. Т.А. Карасова, д. и. н. Г.Г. Косач, к. и. н. В.А. Кузнецов, к. э. н. Н.А. Кожанов, С.О. Лазовский, к. и. н. В.М. Морозов, к. ф. н. В.А. Надеин-Раевский, академик РАН В.В. Наумкин, Л.М. Самарская, к. и. н. И.А. Свистунова, член-корр. РАН И.С. Семененко, к. полит. н. Н.Ю. Сурков, к. полит. н. Т.И. Тюкаева. Примечательно, что авторы не попытались хотя бы частично упростить себе задачу, ограничившись проблематикой идентичности в арабском мире. Они охватили ближневосточный регион целиком, включая и неарабские государства (Иран, Турция, Израиль).

В этом регионе, как и у подростка на пороге взрослой жизни, присутствует разорванность сознания: запрос на перемены соседствует с требованиями консервации социальной архаики, настроения эгалитаризма существуют параллельно с углублением социально-экономического неравенства, ощущение принадлежности к единому региону и общей истории не препятствует многочисленным проявлениям этноконфессионального, национального, культурного и политического партикуляризма. Отношения к внешнему миру амбивалентно: с одной стороны, внешних игроков часто обвиняют во всех бедах региона, с другой – от них же ожидают решения региональных проблем. Страны региона, за немногими исключениями, не в состоянии гарантировать собственную безопасность и не являются экономически самодостаточными.

Не будет большим преувеличением утверждать, что при всей своей богатой истории, уходящей в прошлое на несколько тысячелетий, Ближний Восток во многих отношениях остаётся регионом-подростком, не успевшим сбросить с себя тесную детскую одежду и войти во взрослую жизнь в качестве самостоятельной и самодостаточной личности.

Разумеется, диффузная идентичность присутствует не только в ближневосточном регионе. Если рассматривать её как одно из проявлений незавершённой или неудавшейся модернизации, то признаки такой идентичности нужно искать и в других регионах мира. Их легко обнаружить, например, в странах на постсоветском пространстве, включая и Россию.

Они присутствуют в большинстве стран Африки и Латинской Америки. В обстановке острых социально-политических кризисов рецидивы диффузной идентичности случаются и во вполне зрелых обществах Запада. Но на Ближнем Востоке это явление представлено, пожалуй, в наиболее полном и ярком виде.

Одна из очевидных сложностей анализа идентичности в её диффузном воплощении состоит в том, что исследователь имеет дело со множеством нерациональных и даже иррациональных проявлений этого явления. Вообще говоря, в работе с идентичностью трудно пользоваться стандартными социологическими методами западной теории рационального выбора, и авторы монографии апеллируют к социальной психологии, в частности – к теориям символического выбора и социального движения. Над этой проблематикой уже много лет работает один из авторов монографии – академик Виталий Наумкин. Большое внимание в книге уделяется сложным процессам формирования групповой мифологии и конвертации групповых мифов в политические символы. Анализ политического выбора, сделанного на основе эмоциональной реакции на предложенный символ, требует существенного обновления привычного набора исследовательских инструментов и представляет серьёзный вызов для исследователя.

Распространённая проблема коллективных монографий состоит в том, что эти работы нередко являются де-факто сборниками статей, объединённых общей темой и мало связанных друг с другом. Поскольку идентичность – тема предельно широкая и к тому же ещё и междисциплинарная, авторов монографии ИМЭМО подстерегала опасность сбиться на очередной пересказ политической истории стран Ближнего Востока или на описание текущих политических и религиозных конфликтов в этих странах и между этими странами, формально привязав свой нарратив к проблемам идентичности. Надо отдать должное редактору книги Ирине Звягельской – этой опасности удалось избежать; методологическое единство и последовательность анализа сохраняются на протяжении всех 22 глав монографии.

Работа вполне логично открывается главами о различных моделях формирования национальных идентичностей в регионе, благо исторический опыт Ближнего Востока предоставляет более чем широкий набор таких моделей. Далее следуют главы о воздействии факторов идентичности на политическую и экономическую жизнь различных ближневосточных стран. В последующих разделах анализируется глубокая и далеко не однозначная связь между идентичностью и динамикой международных отношений внутри и вокруг ближневосточного региона. Завершается монография анализом того, какое воздействие на региональные идентичности оказывают ближневосточные стратегии Соединённых Штатов и Европейского союза.

Любопытно, что в работе практически полностью отсутствуют факторы России и Китая. По всей видимости, авторы исходят из того, что, в отличие от политики США и ЕС, ближневосточные стратегии Москвы и Пекина не оказывают существенного воздействия на эволюцию региональных идентичностей. Это не обязательно должно подразумевать, что Москва и Пекин проигрывают Западу в борьбе за влияние в ближневосточном регионе; это лишь означает, что Россия и Китай (в отличие от СССР) не занимаются продвижением своих моделей развития на Ближнем Востоке. При этом, конечно же, и российское, и китайское присутствие в регионе так или иначе становится одним из элементов политики идентичности, проводимой ближневосточными лидерами.

Мне как международнику было особенно интересно прочитать последние разделы монографии, посвящённые внешнеполитическим измерениям идентичности. Отсылки к идентичности позволяют не только лучше понять особенности внешнеполитического курса таких стран, как Турция, Иран, Израиль, Саудовская Аравия, но и сделать выводы относительно генезиса и динамики региональных кризисов. К сожалению, в российском, как, впрочем, и в западном дискурсе о конфликтах на Ближнем Востоке сегодня господствует политически нагруженный редукционизм, не позволяющий адекватно охватить всю многослойность большинства конфликтных ситуаций, предопределённую в том числе множественностью идентичностей участников конфликтов.

Как показывают на многочисленных примерах авторы монографии, за каждой группой участников стоит «своя правда» и свои воззрения на историческую справедливость. Так, застарелый «курдский вопрос» в Ираке очень по-разному выглядит при взгляде на него из арабского Багдада, курдского Эрбиля и из езидского Синджара. Не учитывая множественности групповых идентичностей, трудно рассчитывать и на стабильное урегулирование локальных конфликтов.

Состояние диффузной идентичности – один из важнейших факторов, препятствующих реализации планов создания ближневосточной системы коллективной безопасности.

Как будет решаться проблема множественности идентичностей в ближневосточном регионе? Возобладает ли жёсткая иерархия идентичностей при безусловном приоритете гражданского национализма, которую пытаются выстроить многие авторитарные лидеры арабских государств? Возьмут ли верх те или иные формы неоимперской идентичности, существующие сегодня в Иране и особенно – в Турции? Или победит трансграничная конфессиональная идентичность, отодвигающая строительство национальной идентичности и неоимперские проекты на задний план? А может быть, победителей в этой борьбе вообще не будет и сосуществование самых различных идентичностей в регионе сохранится на протяжении обозримой исторической перспективы?

Авторы не дают окончательных ответов на эти вопросы. В самом общем плане из монографии следует, что будущее региональных идентичностей зависит в первую очередь от успехов или неудач в реализации странами региона национальных проектов социально-экономической и политической модернизации. Причём реализация этих проектов будет идти преимущественно в неблагоприятных внешних условиях, связанных с завершением эры нефти в мировой экономике, со смещением центра экономического развития в направлении Восточной Азии, а также с усилением негативных воздействий на регион демографических процессов и изменений глобального климата.

Однако при любом возможном варианте будущего Ближнего Востока множественность групповых идентичностей в регионе сохранится надолго, отношения между этими идентичностями в большинстве случаев останутся конкурентными, а в некоторых ситуациях – даже конфронтационными.

Можно лишь надеяться, что период диффузной идентичности на Ближнем Востоке так или иначе подойдёт к концу, и регион сможет войти во взрослую жизнь, освободившись от подростковых комплексов и фобий, сдерживающих его развитие сегодня.

Монография «Ближний Восток: политика и идентичность» далеко не исчерпывает сложную и относительно мало изученную проблематику региональной идентичности. Отдельных глав в работе удостоились лишь несколько арабских стран – Египет, Саудовская Аравия, Сирия, Ливан. Наверное, было бы полезно провести аналогичную работу и по другим интересным и не менее сложным кейсам Ирака, Йемена, Омана, Ливии, Алжира или Марокко. Будем надеяться, что авторы не оставят тему ближневосточной идентичности, и данная монография будет иметь продолжение в самом ближайшем будущем.

Но в любом случае это фундаментальное исследование, безусловно, является важным шагом вперёд в российском востоковедении. Как представляется, ему суждена долгая жизнь в нашем академическом дискурсе. Монография будет полезна не только для специалистов по Ближнему Востоку, но и для всех тех, кто интересуется нынешним состоянием глобального социума и его перспективами.

Метаморфозы корейской политики, или Как поставить мир на уши

Александр Жебин

Помимо того, что ядерная программа выдвигает Северную Корею в число немногих самостоятельных субъектов международного права, она играет важную роль в легитимации режима, ибо «работает на престиж северокорейских вождей».

Подробнее

ДИФФУЗНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ КАК ПРИЧИНА СЕМЕЙНОГО КОНФЛИКТА

Частые ссоры, скандалы, конфликты в семье и , казалось бы на «пустом месте»…. «Не понимаем, что происходит»…Так часто описывают семейные пары свое взаимодействие психологу, психотерапевту. Может быть ряд причин для семейных раздоров. В каждом случае необходимо разбираться индивидуально. Распространенной причиной служат травмы развития супругов, ведущие к диффузной идентичности и пограничной организации личности. 
Что такое диффузная идентичность? И как она проявляет себя в семейном конфликте?
Диффузная идентичность можно определить как идентичность неустановившуюся, расплывчатую, с отсутствием устойчивого внутреннего содержания. С позиции бытового понимания человек находится в поиске того, кем и каким он является, часто сравнивает себя с кем- то, стремится присвоить себе чьи-то качества, опираясь на внешние идеалы или антагонистичные представления. При этом преобладает опора на внешнюю оценку, для того, чтобы согласиться или, наоборот, отреагировать на нее в пассивно-агрессивной манере. 
Но понятие диффузной идентичности более сложно. Когда специалисты говорят о ней, они подразумевают под этим нарушение интеграции и «связанности» во внутреннем мире человека, его противоречивость, хаотичность и «разрывы» во взаимодействии. Сюда же относится невозможность объединить разделённые плохой и хороший образ себя и родительской фигуры, а также психологически отделить себя от другого. Последнее наблюдается у ребенка в раннем возрасте, когда он не отделяет себя от матери, полностью слит с ней.
Поэтому говорят о психологическом рождении , об осознанном разделении у ребенка — «это — я, а вот это — моя мама». Это основа для дальнейшего четкого разделения- «это — я, а вот это — Другой»
«Аксиомой» развития, главным и необходимым условием психологического рождения является здоровая привязанность матери к своему ребёнку, подкрепляемая хорошей эмоциональной и энергетической связью, эмпатией . Очевидно, что там где нет здоровой привязанности, там не произойдет и отделения, и, собственно, психологического рождения. Поэтому здоровая привязанность между матерью и ребёнком в первые месяцы жизни младенца — основа душевного благополучия взрослого человека и благоприятная основа для дальнейших человеческих взаимоотношений. Т.о. нарушенность человека определяется травмой, 
прерывающей здоровое слияние и привязанность с матерью.
Это блокирует формирование базового чувства безопасности к миру и процесс
индивидуации, формирование и развитие собственной устойчивой идентичности, закладывает «расплывчатую» идентичность с
возникновением «пограничности».

Диагностика диффузной, «плавающей» идентичности проводится в структурных интервью с наблюдением не только за тем что говорит человек, но и как он это говорит, за эмоциональным содержанием речи и поведением. Человек с диффузной идентичностью ведёт себя и говорит о себе весьма противоречиво и фрагментировано, внутри у него как- будто не соединяется вместе то, что он говорил раньше в ходе самопрезентации. Его личность разделена на «кусочки», «пазлы» при восприятии ситуации, себя и других — каждый раз в его рассказе звучит «другой» человек. И то описание, которое было актуально вчера, сегодня для него уже неважно, «забыто» его восприятием Значимый другой может представляться и «ангелом» и «демоном», и вовсе не потому, что люди могут вести себя по разному или допускать ошибки. Разрушается многозначный контекст их восприятия, звучат «черно-белые» оценки. Метафорой для этих дефицитарных состояний в терапии часто служит дом, построенный на болоте или зыбучем песке, или пустой дом, в котором фактически никто не живет.
Т.о. основной проблемой диффузной идентичности для пограничного уровня организации является невозможность соединить и удержать вместе разные свои части, субъективно переживаемые как «хорошие и плохие». Человек находится в «качелях» идеализированных и обесценивающих примитивных концептов, с исключением не только второго полюса восприятия, но и всей палитры взаимодействия с собой и значимыми Другими. Понятно, что на этом фоне семейные конфликты неизбежны и «вспыхивают» мгновенно по типу «короткого замыкания»
Работа специалиста с диффузной идентичностью – это прежде всего работа контейнирования. Когда терапевта служит опорой для внутреннего мира пациента, то части личности могут связываться в контейнере терапевтического пространства, границы личности становятся более непрерывными и начинается кропотливая работа по избавлению психики от ранних разрушительных травм

Идентичность и аффекты – цели и направления работы с пограничными клиентами //Психологическая газета

Патология пограничной личности ярко видна на контрасте с четкой концепцией функционирования здоровой личности. В процессе психосоциальной оценки и лечения терапевт постоянно обращает внимание на то, что делает клиент в сравнении с аналогичными функциями личности без патологии.

Цели терапии заключаются в успешном продвижении клиента от анормального функционирования личности к здоровому (John F. Clarkin, Frank E. Yeomans, Otto F. Kernberg, 2006).

Это достигается прежде всего за счёт интеграции диффузной идентичности, нормализации опыта отношений со значимыми другими, стабильного клиент-терапевтического взаимодействия, а так же формирования опыта модуляции и интеграции как позитивных так и негативных аффектов и зрелых способов обращения с ними.

Отношения Я – Другой

Связь идентичности и сферы аффектов в настоящее время подтверждается теориям и исследованиями раннего развития, в частности которые проводили R. Emde., E. Jacobson, C. Izard, M. Mahler, D. Stern и др. Согласно их взглядам, психические структуры состоят из базовых блоков представляющих собой интернализированный опыт ранних диадных отношений Я – Другой. Связь в этой диаде осуществляется посредством аффектов, которые субъективно окрашивают каждый эпизод взаимодействия и определяют ведущие драйвы этих моментов отношений. Из тысяч таких, интегрированных в память, аффективно окрашенных взаимодействий формируются устойчивые психические репрезентации Я и Другого, которые и формируют идентичность. В этом плане доминирующий полюс аффектов (позитивный или негативный) в этих взаимодействиях, успех или неудача в решении задач развития, в плане эмпатии и резонанса со стороны заботящихся лиц, усложнения и осознавания аффективного мира, интеграции противоречивых аффектов и формирования навыков их регуляции являются одними из определяющих факторов в формировании личности в континууме «здоровая-невротическая-пограничная-психотическая».

Эта статья в тезисной форме содержит рекомендации по работе с пограничными пациентами направленной на две цели: идентичность и аффекты, так эти сферы являются клинически значимыми в плане прогноза и стратегий терапии.

Для погранично организованных пациентов характерным признаком является диффузная идентичность, проявляющаяся расщепленным на «плохую» и «хорошую» часть восприятием себя и других. Эти аспекты идентичности Я и Другой чаще всего примитивно организованы, разделены в сознании и представляют собой идеализированные или обесценивающие концепты («все мужики сволочи, женщины проститутки, а я честная, добрая и хочу чистой любви»), которые лишены глубины, индивидуальности и той внутренне неконфликтующей противоречивости, которая и определяет интегрированную идентичность Я и Другой.

Пример интегрированной идентичности

Клиентка (описывает мужа): Он честный и щедрый человек, но эгоцентрик.

Терапевт: Как по вашему могут существовать вместе эгоцентризм и щедрость?

Клиентка: Я имею в виду, что когда у него проблемы он полностью фокусируется на их решении и как будто забывает обо всех, кто рядом. А поскольку у него напряженная работа, мне его не хватает, его заботы. Да…, похоже, этот эгоцентризм есть и во мне. Я думаю о себе, но не о нем. Как ему быть в этом всем?

Цель первая

Интеграция диффузной идентичности

Интеграция диффузной идентичности, в перенос-сфокусированном подходе разработанном Отто Кернбергом и его коллегами из Института Расстройств Личности, последовательно достигается следующими этапами работы (при условии частоты регулярных встреч два раза в неделю или чаще):

Шаг первый

Определить доминирующий тип объектного отношения, которое активизируется в каждый конкретный момент сессии.

Например: испуганный заключенный и суровый охранник или строгий учитель и плохо знающий урок ученик. Терапевт так же должен быть готов к инверсии ролей, например к тому, что далее этот напуганный пациент будет идентифицироваться с тюремным надзирателем, нападая на терапевта и делая его беззащитным и напуганным.

То же самое мы делаем с идеализированными сценариями в клиент-терапевтических отношениях. На начальном этапе это редкие проявления, но пациент будет делать все, чтобы привести процесс терапии к гармонии. Это похоже на «медовый месяц» в терапии, где терапевт олицетворяет идеализированный, абсолютно безопасный и принимающий и всепонимающий объект, а клиент становится беспомощным и зависимым. Здесь разворачивается сценарий, где в терапии находится нуждающийся пациент и идеализированный Другой, а потом роли также могут меняться.

Это первые недели работы.

Шаг второй

Указать на эту инверсию и идентификацию то с одной, то с другой ролью.

Это позволит пациенту постепенно понять, что на бессознательном уровне он идентифицируется как Я так и с объектом. Мы делаем это как с преследующими так и с идеализированными объектными отношениями. Важно отметить, что это не является поспешным процессом, терапевт идентифицирует сначала это в своём разуме, наблюдает это, замечает как меняются эти роли в клиент-терапевтических отношениях и переносе-контрпереносе. Этот этап длится месяцы.

Шаг третий

Терапевт называет роли и совмещает как идеализирующие, так и преследующие объектные отношения.

На этом этапе терапевт указывает, что пациент идеализацией защищал свою хорошую часть и, признанием негатива, он боялся уничтожить весь позитив, поддерживая расщепление, но теперь в этом нет нужды, так как он может быть в контакте с обеими аспектами своей идентичности и способен это осознавать и выражать. Этот этап в среднем длится от полутора до трех лет.

~

В итоге последовательность и смена этих шагов происходит все быстрее и в конце терапии переход от первого ко второму и третьему шагу можно сделать в рамках сессии.

Все это приводит к интеграции идентичности пациента и стабильному, полному и глубокому восприятию себя и окружающих.

Цель вторая

Поддержка формирования «аффективной зрелости» у пациентов с пограничной организацией личности.

Для погранично организованных клиентов типичны следующие проблемы в сфере аффектов:

1. Аффективные «бури» — когда интенсивность эмоций зашкаливает и делает невозможной их когнитивную регуляцию.

2. Аффективная неустойчивость – в короткие промежутки времени интенсивные чувства к терапевту или окружению могут меняться несколько раз, вызывая у окружения ощущение хаотичности и негативные ответные реакции, которые усиливают дезадаптацию клиента в сфере личных отношений и социальной жизни.

3. Массивная аффективная регрессия – аффекты смещаются в соматическую плоскость, что клинически часто выражается в психосоматических нарушениях.

4. Доминирование деструктивных аффектов в их примитивной форме: зависть, ярость, ненависть.

5. Неспособность к зрелым формам самоуспокоения. Чаще всего для нормализации эмоционального состояния используются «магические спасители», которым делегируется эта функция (психотерапевт, «единственный мужчина всей моей жизни, который может меня успокоить») или их химические и поведенческие эквиваленты: психоактивные вещества, медикаменты, алкоголь, самодеструктивные акты (ожоги, порезы), манипуляции с телом (мастурбация, вызывание рвоты, расчёсывание кожи, изнурительные физические нагрузки и т.д.) и другие формы.

Основной целью работы в этом плане является поддержка толерантности к аффектам. Благодаря аффективной толерантности достигается инсайт, облегчение и знакомство с аффектами. В процессе успешной терапии, чтобы удерживать аффект в переносимых пределах интенсивности и продолжительности, развиваются многочисленные способы действий, защит и паттернов, различные зрелые стратегии, приемы, которые снижают интенсивность дистресса и позже позволяют вернуться к полной сознательной оценке и анализу собственных переживаний, в отличие от регрессивных форм по типу «у меня планка упала, что было дальше не помню». Так же дают возможность полного контакта и зрелого обращения с ними, в противовес к избегающим стратегиям или делегированию функции их модуляции внешним объектам: психоактивным веществам, пище или магическим спасителям (медикам, психотерапевтам, партнерам).

В понятие «аффективной зрелости» входят следующие характеристики:

Осознание и различение разнообразных и меняющихся аффективных состояний;

Интеграция противоречивых аффективных переживаний;
   
Развитие толерантности к аффектам, использование их в качестве информативных сигналов, повышение способности регулировать их интенсивность;
    
Эволюция аффектов от их преимущественно соматических форм к артикулируемым переживаниям и интеграция аффективных состояний в когнитивно обработанную организацию опыта переживаний себя (Столороу, Брандшафт, Атвуд, 1999).

Общие задачи и тактики, которые могут быть использованы в работе с аффектами погранично организованных клиентов:

1. Осознание клиентом трудностей понимания и выражения чувств как проблемы, с которой важно работать.

2. Фокус терапевта на том, как клиент переживает эмоции и как он обращается с ними.

3. Внимательно следить за балансом между вербальным (когнитивным) и соматическим аспектами аффекта. Поиск телесных манифестаций напряжения и потребностей и установление связи этих феноменов с текущей динамикой в сессии «здесь и сейчас» или описываемыми ситуациями и сложностями вне терапии.

~

Таким образом, подбирая вместе с пациентом названия, слова и объяснения аффектов, интерпретация контекстов их возникновения позволяет увеличивать дифференциацию, вербализацию и их десоматизацию.

В качестве дополнения мы бы хотели так же предложить вашему вниманию таблицу, где представлены техники и интервенции, направленные на достижение терапевтических результатов в двух описанных выше психических сферах: идентичности и аффектах.

Удачи вам в практике, коллеги!

Источник

mipi — Психологическая диагностика


 
 
                                 МЕТОДИКА:                                  
               Методика изучения профессиональной идентичности              
                                  (МИПИ)                                    
                              (Л.Б. Шнейдер).                               
  
      Методика предназначена для изучения профессиональной идентичности.    
      Идентичность - результат активного рефлексивного  процесса,  отражаю- 
 щий подлинные представления субъекта о себе, собственном,  а не навязанном 
 пути развития и сопровождающийся ощущением личностной определенности, тож- 
 дественности и целостности, дающей возможность субъекту воспринимать  свою 
 жизнь как опыт продолжительности и непрерывности сознания,  единства  жиз- 
 ненных целей и повседневных поступков, действий  и  их  значений,  которые 
 позволяют действовать последовательно.                                     
 
      Самоидентичность можно определить как способность к  самостоятельному 
 выявлению соответствия личности ее объективной принадлежности  к  той  или 
 иной системе объектов при сохранении представлений о  целостности  и  уни- 
 кальности собственного "Я".                                                
 
      Профессиональная идентичность - это объективное и  субъективное  един- 
 ство с профессиональной группой, делом, которое  обусловливает  преемствен- 
 ность профессиональных характеристик (норм, ролей и статусов).             
 
      Идентичность рассматривается  Л. Б. Шнейдером  как  самореферентность  
 (лат. referre - сообщать), сообщение - на основе переживания  уникальности 
 своего бытия и неповторимости личностных свойств - самому себе о том,  кто  
 "Я" есть, и что является "Моим", при наличии своей принадлежности социаль- 
 ной реальности в форме конкретных жизненных ситуаций и отношений.          
      Тогда профессиональная идентичность - это результат процессов профес- 
 сионального самоопределения, персонализации и  самоорганизации,  проявляю- 
 щийся в осознании себя представителем определенной профессии и  профессио- 
 нального сообщества,  определенная  степень  отождествления-дифференциации 
 себя с "Делом" и "Другими", проявляющаяся в  когнитивно-эмоционально-пове- 
 денческих самоописаниях "Я".                                               
      Профессиональная идентичность -  психологическая  категория,  которая 
 относится к осознанию своей принадлежности к определенной профессии и  оп- 
 ределенному профессиональному сообществу. Профидентичность детерминирована 
 профессиональным общением и профессиональным опытом, репрезентируется  по- 
 средством речевых средств через образ "Я".                                 
      В психологическом смысле, по Э. Эриксону, при становлении  профессио- 
 нальной идентичности человек проходит те же этапы, что и при социализации,  
 доверие, автономию, инициативность, достижение, идентичность,  интимность, 
 творчество, интеграцию. В устойчивом окончательном варианте профессиональ- 
 ная идентичность складывается только на достаточно высоких уровнях овладе- 
 ния профессией (примерно к 30-35 годам) и выступает как устойчивое  согла- 
 сование основных элементов профессионального процесса.                     
 
                            Статусы идентичности.                           
      Преждевременная идентичность - высокие показатели по авторитарности и 
 низкие по самостоятельности. Преждевременная  идентичность возникает в тех 
 случаях, когда человек вообще  не  делал  независимых  жизненных  выборов, 
 идентичность не осознается, скорее это вариант навязанной идентичности.    
 
      Диффузная идентичность - это статус идентичности, при котором не име- 
 ется прочных целей, ценностей и убеждений и попыток их  активно  сформиро- 
 вать. Человек с "диффузной идентичностью" может вступить в стадию "морато- 
 рия" и затем перейти к "зрелой идентичности". Но он может  также  навсегда 
 остаться на уровне "преждевременной идентичности", отказавшись от активно- 
 го выбора и самоопределения, или пойти по пути диффузии.                   
      Критериями размытой (диффузной) идентичности являются:                
      средняя степень неудовлетворенности собой и своими возможностями, со- 
 мнение в способности вызвать у других уважение;                            
      сомнение в ценности собственной личности, отстраненность,  граничащая 
 с безразличием к собственному "Я", потеря интереса  к  своему  внутреннему  
 миру;                                                                      
      ригидность Я-концепции - нежелание меняться на  фоне  общего  положи- 
 тельного отношения к себе;                                                 
      представление о том, что своя личность, характер и деятельность  спо- 
 собны вызвать презрение, непонимание, осуждение;                           
      наличие внутренних конфликтов личности, сомнений, несогласий с собой, 
 заниженная самооценка, что приводит к сомнениям в своей способности что-то 
 изменить или предпринять;                                                  
      самообвинение, готовность поставить себе в вину свои промахи и неуда- 
 чи, собственные недостатки ярко выражены.                                  
 
      Мораторий - это статус идентичности, при котором человек находится  в 
 состоянии кризиса идентичности и активно пытается  разрешить  его,  пробуя  
 различные варианты. "Мораторий" обычно предполагает высокий тревожности.   
 
      Достигнутая идентичность - статус идентичности, которым обладает  че- 
 ловек, сформировавший определенную совокупность личностно значимых для не- 
 го целей, ценностей и убеждений, переживающий их как  личностно  значимые, 
 обеспечивающие ему чувство направленности и осмысленности жизни. Репрезен- 
 тацией достигнутой идентичности является позитивное самоотношение при  по- 
 ложительном оценивании собственных качеств и стабильной связи с  социумом, 
 а также полной координации механизмов идентификации и обособления.         
      Критериями позитивной  (зрелой)  достигнутой  идентичности  являются: 
 представление о том, что личность, характер и деятельность  способны  выз- 
 вать в других уважение, симпатию, одобрение и понимание; ощущение  ценнос- 
 ти собственной личности и одновременно предполагаемая ценность своего  "Я" 
 для других; высокая самоценность и энергетика, уверенность в себе при  вы- 
 сокой внутренней напряженности; желание соответствовать  идеальному  пред- 
 ставлению о себе; повышенная рефлексия, осознание своих трудностей;  опре- 
 деленность жизненной ситуации; высокая событийность и  общительность,  что 
 объясняется загруженностью жизни и озабоченностью повседневными делами;    
 ориентация на других и их значимость.                                      
 
      Псевдоидентичность - стабильное отрицание своей уникальности или, на- 
 против, ее амбициозное подчеркивание с переходом в стереотипию,  а  также  
 нарушение механизмов идентификации и обособления в  сторону  гипертрофиро- 
 ванности, нарушение временной связности жизни, ригидность Я-концепции, бо- 
 лезненное неприятие критики в свой адрес, низкая  рефлексия.  В  некоторых 
 случаях псевдоидентичность можно трактовать как  гиперидентичность  вслед- 
 ствие тотального поглощения статусом, ролью, работой, другим объектом  или 
 субъектом, при высоко положительном оценивании собственных качеств  и  на- 
 рушении доверительных, гибких связей с социумом, стремлении  достичь  цели 
 любыми средствами.                                                         
 
      Для изучения профессиональной идентичности используется методика, по- 
 строенная на принципах прямого и цепного  ассоциативного  теста.  Первона- 
 чально испытуемым предъявлялось два слова-стимула: "профессионал " и  "не- 
 профессионал, на которые каждый испытуемый записывал по  10  ассоциативных 
 реакций. Затем уже на эти 10 словстимулов вновь предлагалось  записать  10 
 любых слов, пришедших в голову. Все  ассоциативные  реакции  (первичные  и 
 вторичные) испытуемых сводились воедино. Затем по каждому начальному слову 
 стимулу "профессионал" и "непрофессионал" проводилась следующая обработка: 
 группы слов, образующие "гнездо ассоциаций", заменялись одним словом. Сло- 
 ва, встречающиеся по обоим стимулам, исключались, явные (откровенные)  ас- 
 социации изымались, случайные ассоциации также удалялись из общего набора. 
 В итоге оставлены ключевые ассоциации со словами-стимулами.                
 
      Обработка результатов тестирования.                                   
      Сначала подсчитывается число совпадений по ключу с самоописаниями се- 
 бя в категориях профессионального, а затем - число самоописаний себя в ка- 
 тегориях непрофессионального. Далее количество слов-реакций описания  себя 
 как профессионала нужно разделить на количество слов-реакций описания себя 
 как непрофессионала.                                                       
 
       Интерпретация.                                                       
       0-1,0      - Преждевременная идентичность.                           
       1,0-2,0    - Диффузная идентичность.                                 
       2,0-3,0    - Мораторий.                                              
       3,0-4,0    - Достигнутая позитивная идентичность.                    
       4,0 и выше - Псевдопозитивная идентичность.                          
 
      Опросник состоит из 76 слов-ассоциаций.                               
      Примерное время тестирования 10-15 минут.                             
 
      Примечание к компьютерной версии.                                     
      1. Диагностический коэффициент может принимать значения  в  диапазоне 
 от 0 до 38 баллов. При этом все значения выше 4,0 баллов  интерпретируются 
 как "Псевдопозитивная идентичность". Поэтому "техническая"  диаграмма  от- 
 ражает только диапазон 0-5 баллов для более дифференцированого отображения 
 именно диапазона принятия диагностического решения. При превышении  5-бал- 
 льной отметки реальную выраженность "Псевдопозитивной идентичности"  можно 
 оценить по числовому показателю.                                           
      2. Диагностические коэффициенты 0, 1, 2, 3, 4  и  выше  баллов  могут 
 быть получены при различных соотношениях количественных показателей  слов- 
 реакций описания себя как "живого" и "мертвого". Например, коэффициент 3,0 
 баллов будет получен при соотношениях 3/1, 6/2, 9/3 ... 36/12.  Диагности- 
 чески это будет один и тот же статус  идентичности,  однако  содержательно 
 эти варианты будут различными. Подобные особенности результатов тестирова- 
 ния могут быть вызваны различными причинами, поэтому их интерпретация  мо- 
 жет быть сделана только психологом на основе всей имеющейся дополнительной 
 информации о личности тестируемого и ситуации обследования.                
     3. Все слова-реакции выбранные обследуемым приводятся в текстовом  от- 
 чете по результатам тестирования. Это позволяет продолжить  ассоциатиатив- 
 ный ряд по каждому слову для получения дополнительной диагностической  ин- 
 формации.                                                                  
 
                           ПРИМЕР ТЕСТИРОВАНИЯ:                             
 
                                   ---                                      
 
                        ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ  ДИАГНОСТИКА.                       
 
 
                    ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ  ДИАГНОСТИКА.                           
 
 Методика изучения профессиональной идентичности (МИПИ).                    
 Ф.И.О:_____________________                                                
 Доп. данные:_______________                                                
 
 
                      Диагностическая шкала:                                
 
   ПИ ╟-░░░░░░░░░░▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒───────────────────────────────╢>>>             
 
      0 <──[Пр]──><──[Дф]──><──[Мр]──><──[ДПИ]─><──[ППИ]─>>>                
 
 
                       Дополнительные шкалы:                                
 
   Пр ╟-▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▓▓▓▓▓▓▓▓▓──────────────────────╢> Пр            
 
   Нп ╟-▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒─────────────────────────────────────╢> Нп            
 
      0 <──[--]──><──[-]───><───[=]──><───[+]──><──[++]──> 100%             
 
 
                        Tестовые показатели:                                
 
    Профессиональная идентичность               -  ПИ =  2.00               
                           ---                                              
    Самоописания в категориях "профессионал"    -  Пр = 22  58%             
    Самоописания в категориях "непрофессионал"  -  Нп = 11  29%             
 
 
                           ИНТЕРПРЕТАЦИЯ:                                   
 
      Профессиональная идентичность -  объективное  и  субъективное         
 единство с профессиональной группой, делом, которое  обусловливает         
 преемственность профессиональных характеристик (норм, ролей и ста-         
 тусов).                                                                    
 
      Статус профессиональной идентичности.                                 
      Диффузная идентичность - статус идентичности, при котором  не         
 имеется прочных целей, ценностей и убеждений и попыток их  активно         
 сформировать. Человек с "диффузной идентичностью" может вступить в         
 стадию "моратория" и затем перейти к "зрелой идентичности". Но  он         
 может также навсегда остаться на уровне "преждевременной  идентич-         
 ности", отказавшись от активного  выбора  и  самоопределения,  или         
 пойти по пути  диффузии.  "Диффузной  идентичности"  соответствует         
 пониженная интеллектуальная самостоятельность, особенно при  реше-         
 нии сложных задач в стрессовых  ситуациях;  представители  данного         
 типа в таких случаях чувствуют себя скованными.                            
      Критериями размытой (диффузной) идентичности являются:                
      средняя степень неудовлетворенности собой и своими возможнос-         
 тями, сомнение в способности вызвать у других уважение;                    
      сомнение в  ценности  собственной  личности,  отстраненность,         
 граничащая с безразличием к собственному "Я",  потеря  интереса  к         
 своему внутреннему миру;                                                   
      ригидность Я-концепции - нежелание меняться  на  фоне  общего         
 положительного отношения к себе;                                           
      представление о том, что своя личность, характер  и  деятель-         
 ность способны вызвать презрение, непонимание, осуждение;                  
      наличие внутренних конфликтов личности, сомнений,  несогласий         
 с собой, заниженная самооценка, что приводит к сомнениям  в  своей         
 способности что-то изменить или предпринять;                               
      самообвинение, готовность поставить себе в вину свои  промахи         
 и неудачи, собственные недостатки ярко выражены.                           
 
 
               Самоописания в категориях "профессионал":                    
                          Внимательность                                    
                          Знания                                            
                          Квалификация                                      
                          Компетентность                                    
                          Мастерство                                        
                          Навык                                             
                          Независимость                                     
                          Образованность                                    
                          Определившийся                                    
                          Опыт                                              
                          Преданность делу                                  
                          Признание                                         
                          Профессионализм                                   
                          Самостоятельность                                 
                          Собранность                                       
                          Совершенствование                                 
                          Творчество                                        
                          Труд                                              
                          Уважение                                          
                          Ум                                                
                          Умение                                            
                          Упорство                                          
                          Цель                                              
 
              Самоописания в категориях "непрофессионал":                   
                          Запросы                                           
                          Кризис                                            
                          Обучающийся                                       
                          Пессимизм                                         
                          Подготовка                                        
                          Претензии                                         
                          Работяга                                          
                          Скука                                             
                          Старания                                          
                          Усердие                                           
                          Хобби                                             


ПОЗИТИВНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ СТАРШИХ ПОДРОСТКОВ КАК КРИТЕРИЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОЦЕССА СОЦИАЛИЗАЦИИ | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

Григорьева М. Ю.

ORCID:0000-0001-8052-256X, Аспирант, Московский государственный областной университет

ПОЗИТИВНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ СТАРШИХ ПОДРОСТКОВ КАК КРИТЕРИЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОЦЕССА СОЦИАЛИЗАЦИИ

Аннотация

В статье рассматривается проблема создания эффективных условий процесса социализации старших подростков в образовательной  организации. Работа посвящена эмпирическому исследованию зависимости уровня сформированности идентичности старших подростков от условий процесса социализации. Автор представляет сравнительный анализ выраженности типов идентичности обучающихся в условиях гимназии и колледжа. Результаты исследования показали, что на становление позитивной идентичности старших подростков влияют условия социализации, что в свою очередь может являться показателем эффективности этого процесса. Материалы работы могут быть использованы в деятельности педагогов, социальных педагогов и практических психологов в системе образования при разработке программ сопровождения обучающихся.

Ключевые слова: социализация, старшие подростки, идентичность, образовательная организация.

Grigoryeva M.Yu.

ORCID: 0000-0001-8052-256X, Postgraduate Student, Moscow Region State University

POSITIVE IDENTITY OF SENIOR ADOLESCENTS AS THE CRITERION OF SOCIALIZATION PROCESS EFFICIENCY

Abstract

The paper considers the problem of creating effective conditions for the socialization process of older adolescents in an educational organization. The work is devoted to the empirical study of the dependence of the level of identity formation of older adolescents on the conditions of the process of socialization. The author presents a comparative analysis of the expressiveness of the identity types of students under the conditions of a gymnasium and a college. The results of the research showed that the conditions for socialization influence the formation of the positive identity of older adolescents, which in turn can be the indicator of the effectiveness of this process. The materials of the work can be used in the activities of teachers, social educators and practical psychologists in the education system during the development of assistance programs for students.

Keywords: socialization, senior adolescents, identity, educational organization.

Проблема эффективности социализации подростков всегда вызывала профессиональный интерес у отечественных ученых (Л.С. Выготский, Л.И. Божович, Г.М. Андреева, И.С. Кон, Д.И. Фельдштейн, А.В. Мудрик, Т.Д. Марцинковская, А.И. Донцов, Е.М. Дубовская, О.И. Ефимова, В.Г. Казанская Е.П. Белинская, А.Н. Аянян, А.Н. Голубева, Т.Д. Марцинковская, Н.С. Полева, Г.Р. Хузеева), в современный период модернизации российского образования установка на качественное интегрированное обучение повышает практическую значимость данных разработок.

Вызывает опасение тот факт, что традиционные институты социализации (такие как семья, образовательные организации) в современных условиях, значительно уступают свои позиции другим агентам социализации (таким как СМИ и Интернет), влияние которых стремительно увеличивается. Попадая в виртуальный мир, молодой человек, ощущает свободу действий для самовыражения (эмоций, чувств, настроений, взглядов), чувствует силу, уверенность, поддержку, которая так необходима в преодолении внутриличностных и внешних конфликтов, возникающих в реальной жизни в семье, отношениях со сверстниками и учителями, и т.д. В связи с этим становится, очевидно необходимым создавать условия для эффективной социализации в реальном мире, в пространствах системы образования.

В данной статье рассматриваются значимые условия процесса  социализации подростков (в образовательной организации), которые  могут  беспрепятственно привести к позитивной идентичности личности.

Социализация,  по мнению Л.И. Божович, понимаемая как «процесс превращения в психологически зрелого и морально полноценного члена общества», должна «осуществляться под контролем воспитания» [5, С. 182]. «Воспитание никогда не начинается на пустом месте» утверждал Л.С. Выготский, «…поэтому первым требованием воспитания является совершенно точное знание… индивидуальных различий…» [6, С. 294].

В связи с вышесказанным перед социализирующим встают «две задачи: во-первых, индивидуального изучения всех особенных свойств каждого отдельного воспитанника, а во-вторых, индивидуального приноровления всех приемов воспитания и воздействия социальной среды на каждого из них» [6, С. 296].

Первостепенная задача изучения обучающихся, была определена нами через исследование идентичности. Поскольку «идентичность представляет собой механизм (или личностное образование) адаптивного назначения»
[4, С. 423],

«в феномене идентичности максимально реализуются интегративные процессы формирования личности»
[10, С. 254],  а также именно идентичность «оформляется в качестве психологического конструкта в подростковом возрасте и от ее качественных характеристик зависит функциональность личности во взрослой самостоятельной жизни» [7, С. 146].

Также важно отметить, что исследователи подросткового этапа развития идентичности Дубовская Е.М. и Ефимова О.И. считают что «идентичность является источником развития социализации» и «в процессе социализации формируется позитивная или негативная идентичность и может выступать в качестве ее продукта» [9, С. 237].

Ученые разработчики методики исследования личностной идентичности Никишина В.Б., Петраш Е.А. выявили, что высокая степень согласованности структурной организации идентичности, «высокий уровень выраженности социально-психологической адаптации, позитивное самоотношение, стабильная система ценностных ориентаций, высокий уровень рефлексивности и самостоятельности при низкой авторитарности» [10, С. 258] соответствует типу позитивной достигнутой идентичности.

Отечественные ученые выделяют значимость формирования именно позитивной идентичности человека в процессе социализации (Андреева Г.М., Дубовская Е.М., Ефимова О.И., Кондратьев М.Ю., Ильин В.А., Урбанович З.Ф., Шнейдер Л. Б., Хрусталева В.В., Живаева Ю. В., Пантин В.И., Семененко И.С., Савина О.О.), а также постулируют, что «человек стремится к достижению и сохранению позитивной идентичности» [8, С. 268].

Проведенное нами исследование направлено на изучение зависимости уровня сформированности идентичности от условий процесса социализации. Исследовательской задачей ставилось выделение значимых условий приводящих к более высокому типу идентичности, анализ взаимовлияний типов различных видов идентичности старших подростков, сравнение типов идентичности у старших подростков, обучающихся гимназии и колледжа.

Гипотеза исследования: достижение позитивной идентичности в старшем подростковом возрасте может быть детерминировано слаженными межличностными отношениями в группе, к которой относится подросток.

Учитывая многозадачность возрастного периода старших подростков, включающую физическое созревание, самоутверждение в группе сверстников, выбор профессии, усвоение  гендерной роли и роли взрослого  – были подобраны соответствующие методики для исследования профиля идентичности испытуемых.  Батарея тестов включала: методики, разработанные Л.Б. Шнейдер – МИЛИ для выявления типа личностной идентичности, МИГИ методика изучения гендерной идентичности, МИПИ выявляет тип профессиональной идентичности; методика изучения статуса профессиональной идентичности А.А. Азбель;  методика изучения межличностной идентичности, позволяющая выявить операциональные признаки компонентов межличностной идентичности, в группе обучающихся  [11, С. 133-144].

В проведенном  пилотажном исследовании были изучены  среды гимназии и колледжа по-разному выстраивающие процесс социализации старших подростков, что нашло свое отражение в формировании определенных статусов идентичности. Всего в исследовании приняло участие 102 человека среди них студенты колледжа первого курса и обучающиеся гимназии 10-х классов в возрасте от 15 до 16 лет.

Методика исследования личностной идентичности (МИЛИ) позволяет выявить тип личностной идентичности. Согласно определению Л.Б. Шнейдер «личностная идентичность есть самореферентность, то есть ощущение и осознание уникальности «Я» в его экзистенции и неповторимости личностных качеств, при наличии своей принадлежности социальной реальности» [12, С. 64].  Личностная идентичность конструируется из следующих составляющих: общение, опыт и роли, порождающие идентичность, а также речь, через которую идентичность выражается.

В диаграмме (рис. 1) использованы соответствующие сокращения: ПВИ – преждевременная идентичность, ДИ – Диффузная идентичность, МИ – мораторий идентичности, ДПИ – достигнутая позитивная идентичность, ПсИ – псевдоидентичность.

 

Рис. 1 – Диаграмма показателей личностной идентичности

 

Можно отметить (рис. 1), что для 10% студентов колледжа характерна преждевременная идентичность, а среди гимназистов данного типа идентичности нет. Это может свидетельствовать о том, что пятая часть студентов колледжа, не делали самостоятельных выборов и не исследовали себя, свое личное пространство и окружение, а просто приняли личностную идентичность другого без процесса самопознания [1], руководствуясь чужим мнением (возможно родителей или друзей).

Тип диффузной идентичности соответствует 42% гимназистов и 35% студентов, что говорит о том, что больше трети подростков данной возрастной категории не начали еще конструировать собственную личностную идентичность, и как итог, на данном этапе становления лишены какой-либо идентичности и/или обязательств перед кем-либо [1].

32% студентов и 25% гимназистов находятся на стадии моратория. Они приступили к поискам своей идентичности и активно продвигаются в данном направлении. Причем следует отметить, что возможно смена учебного заведения стала одним из стимулов изменений для студентов колледжа.

Среди гимназистов,  больше подростков, которые имеют тип достигнутой личностной идентичности. Возможно, что общее благополучие характерное для ребят гимназии – успешность, более благоприятная атмосфера в семьях, наличие принимающего коллектива, стало залогом возможности активного поиска и изучения себя, что в итоге привело к высокой степени согласованности структурной организации идентичности [10], к формированию позитивной идентичности у большего количества старших подростков.

По результатам проведения методики изучения гендерной идентичности (МИГИ) было выявлено, что у старших подростков данной возрастной категории преобладает тип диффузной идентичности. «Гендерная идентичность – единство поведения и самоосознания индивида, причисляющего себя к определенному полу и ориентирующегося на требования соответствующей половой роли» [12, С. 64].

Рис. 2 – Диаграмма показателей гендерной идентичности

 

Как показывает диаграмма (рис. 2), 22% студентов колледжа и 50% обучающихся гимназии имеют преждевременную гендерную идентичность. Очевидно, что среди гимназистов более чем вдвое больше подростков с преждевременной идентичностью. Это может говорить о том, что обучающиеся гимназии приняли определенную гендерную идентичность другого без самопознания, возможно, в силу большего авторитета родителей или по причине большей значимости на данном отрезке жизни выбора ВУЗа и будущей профессии.

Статус диффузии идентичности выявлен у 62% студентов и 50% гимназистов, половина гимназистов и больше чем половина студентов данного возраста лишены гендерной идентичности и/или обязательств перед кем-либо в соответствии с гендерной ролью, проявляя отсутствие единства поведения и самосознания.

При этом 13% студентов колледжа находятся в состоянии кризиса гендерной идентичности и активно пытаются разрешить его, пробуя различные варианты самопознания, проявляя себя в соответствующей половой роли в межличностном общении, строя отношения с противоположным полом и т.д. Для 2% студентов колледжа характерна достигнутая позитивная гендерная идентичность, что свидетельствует о принятии ими своей гендерной роли и готовности к соответствию требованиям.

По результатам проведения методики изучения профессиональной идентичности было выявлено, что у старших подростков данной возрастной категории преобладает тип диффузной идентичности.

«Профессиональная идентичность – это объективное и субъективное единство с профессиональной группой, делом, которое обусловливает преемственность профессиональных характеристик (норм, ролей и статусов) личности» [12, С. 64].

 

Рис. 3 – Диаграмма показателей профессиональной идентичности [12]

Для 27% студентов колледжа характерна преждевременная идентичность, а среди гимназистов данный тип идентичности отсутствует (рис. 3). Это может указывать на том, что чуть более чем четвертая часть студентов колледжа, приняла данный тип идентичности, не делая самостоятельных выборов по своему профессиональному будущему и не исследуя свои способности к тем или иным профессиям. Ими не были предприняты попытки конструирования будущей карьеры и предпочтительного места учебы и работы. Они могли принять идентичность другого, руководствуясь чужим мнением и/или решением, возможно поддавшись давлению родителей, педагогов или друзей или не готовности принять ответственность за собственный выбор.

При этом половина гимназистов и 34% студентов оказались в категории диффузная идентичность.  Вероятно для гимназистов, которые в основном определились с выбором ВУЗа, этот период без определения конкретной профессии позволяет посвятить себя учебе, участию в олимпиадах и конкурсах, усиленной подготовке к ЕГЭ по выбранным предметам, которые позволят набрать необходимые баллы для поступления в престижный ВУЗ. Также на наш взгляд трудно определиться с профессией, которую невозможно попробовать и примерить на себя. Среди студентов колледжа подростков данной категории меньше на 16%, что может свидетельствовать о том, что колледж уже на первом году обучения позволяет ребятам стать участниками различных профессиональных проб в рамках выбранного направления, а также в других направлениях посещая профессиональные среды и дни открытых дверей.

Важно заметить, что среди гимназистов есть подростки с позитивной достигнутой профессиональной идентичностью в отличие от студентов колледжа. При этом наличие псевдоидентичности на 15% представлено больше, чем у студентов колледжа, что может говорить о наличии у части старших подростков определенной высокой планки, которую для них важно достичь любыми средствами, что может провоцировать не гибкость связей с социумом вследствие тотального поглощения поставленной целью.

Методика изучения статуса профессиональной идентичности по А.А.Азбель позволяет выявить преобладающий статус профессиональной идентичности [2].

Показатели статуса профессиональной идентичности при самооценивании с помощью опросника, выявили незначительные показатели по статусу «навязанная профидентичность». Можно предположить, что, отвечая на вопросы, студенты хотели показаться более самостоятельными и независимыми в вопросе профессионального выбора. В диаграмме использованы соответствующие сокращения: НСПИ – неопределенное состояние профессиональной идентичности, НПИ – навязанная профессиональная идентичность, МоратИ – мораторий идентичности, СПИ – сформированная позитивная идентичность.

 

Рис. 4 – Диаграмма показателей профессиональной идентичности [2]

 

Согласно диаграмме (рис. 4), в статусе диффузии или неопределенности идентичности находятся, по 17% и 18% подростков гимназистов и студентов колледжа соответственно. Статус навязанной идентичности отрицают и студенты, и гимназисты, возможно, в силу возрастных особенностей (например, желания казаться более самостоятельными в собственных выборах) и/или отсутствия объективной рефлексивной позиции.

Статус моратория и сформированной идентичности выше у гимназистов на 14% и 10% соответственно, что может говорить о чуть большей активности в профессиональном самопознании и сознательном выборе своего дальнейшего профессионального пути.

По результатам проведения методики межличностной идентичности в группе обучающихся было выявлено нижеследующее (рис.5).

Рис. 5 – Диаграмма показателей межличностной идентичности

 

По показателю межличностной когнитивной идентичности (МКИ) (рис.5):

у большинства членов групп будущих архитекторов и дизайнеров среднее значение межличностной когнитивной идентичности (14.1) соответствует низкому уровню, что свидетельствует о том, что в студенческих группах отсутствует чувство сопричастности друг другу, они не стремятся к единомыслию, взаимопринятию. У большинства гимназистов среднее значение межличностной когнитивной идентичности (16.6) соответствует среднему уровню, что характерно средне выраженному чувству сопричастности, наличию принятия [11]. Эти данные свидетельствуют о том, что первокурсники еще не стали единым коллективом, готовым решать совместные задачи. На наш взгляд, важно, как раз среди первокурсников проводить работу по сплочению коллектива. Гимназисты обучаются в своем коллективе с пятого класса. Наличие принятия дает возможность каждому обучающемуся проявлять себя в коллективе и быть продуктивно включенным в учебную деятельность, комфортнее получать знания.

По показателю межличностной аффективной идентичности (МАИ) (рис.5):

Большинство студентов колледжа (среднее значение межличностной аффективной идентичности 12,99 соответствует уровню «тенденция к низкому»), скорее негативно оценивают межличностные отношения, часто проявляют безразличие к сходству мнений, интересов и поступков, не склонны проявлять сочувствие и сопереживание относительно друг друга.

Большинству гимназистов (среднее значение межличностной аффективной идентичности 15,2 соответствует уровню «средний») свойственна средне выраженная готовность сочувствовать, сопереживать друг другу по поводу проблем, успехов и неудач, также они более позитивно оценивают межличностные отношения [11]. Можно сделать вывод, что гимназистам легче удовлетворить свою потребность в доброжелательном межличностном общении, в самовыражении и самоутверждении в коллективе одноклассников, чем студентам колледжа, т.к. помимо принятия, они получают в классе поддержку и сочувствие при необходимости. Что в свою очередь доставляет большее удовлетворение от вхождения в коллектив и способствует построению более позитивной межличностной идентичности.

По показателю межличностной поведенческой идентичности (МПИ) (рис.5):

Большинству студентов колледжа (среднее значение межличностной поведенческой идентичности 11,54 соответствует уровню «тенденция к низкому»), характерно в своем поведении не обращать внимания на ожидания других. Вероятнее всего студенты не стремятся согласовывать свои действия и поступки, не способны идти на компромисс по отношению друг к другу.  Гимназистам (среднее значение межличностной поведенческой идентичности 15,3 соответствует уровню «средний»), присуща средняя готовность согласовывать свои действия и поступки, они способны в случае необходимости идти на компромисс по отношению друг к другу, в своем поведении стараются обращать внимание на ожидания других [11]. Это свидетельствует о наличии сонастроенности и большей сплоченности гимназистов в сравнении со студентами колледжа.

Проведенное исследование определения типов идентичности старших подростков в процессе социализации в условиях гимназии и колледжа позволило выявить следующие значимые аспекты, которые важно учесть при разработке программы сопровождения социализации в образовательной организации:

  1. Более комфортная ситуация межличностного общения в процессе обучения, отражается на степени принятия друг друга, оказании поддержки и сочувствия, умения работать в коллективе, согласовывая свои действия и поступки. Это способствует большей степени удовлетворенности от совместного обучения в коллективе, развитию позитивной личностной идентичности, повышению успешности обучения. Необходимо проведение занятий направленных на формирование коллектива учебной группы (знакомство, сплочение, командообразование).
  2. В пространстве образовательной организации важно создавать альтернативные разнонаправленные референтные группы, объединенные совместной деятельностью. Это позволит организовать пространство выбора, если обучающемуся не комфортно в своей учебной группе, поскольку группа важна подростку для реализации соответствующих возрасту потребностей. Необходимо наличие разноформатных программ дополнительного образования (клуб, секция, кружок профмастерства, добровольческая команда и т.д.).
  3. Способствуя развитию самоопределения и профессиональному выбору, включая подростков в общественно-полезную деятельность, позволяющую пройти профессиональные пробы или стать организатором и ведущим творческого мастер-класса можно формировать позитивную профессиональную идентичность,  одновременно  развивая личностную. Включение старших подростков в организацию деятельности по профориентации более младших школьников (проведение дней открытых дверей, профессиональных проб и т.д.)
  4. Подростки чаще достигают позитивной идентичности в условиях создания в образовательном учреждении социальной среды с большой вариативностью подходов и технологий позитивной социализации.
  5. Позитивная идентичность подростка, является ресурсом в процессе социализации, позволяющим сохранить свою целостность и вектор позитивного развития и результатом эффективности процесса социализации.

Наше исследование показало, что разные условия процесса социализации влияют на статус сформированности идентичности старшего подростка. Следовательно, меняя условия в процессе социализации посредством «индивидуального приноровления всех приемов воспитания и воздействия социальной среды на каждого из них», можно привести к становлению позитивной идентичности личности, что в свою очередь является показателем эффективности процесса социализации [6, С. 296]. Работая в технологии сопровождения, важно помочь подростку интегрировать свой прежний опыт так, чтобы он стал стартовой площадкой для новых свершений и открытий и привел к позитивной идентичности как фактору успешной социализации. Значимо показать подростку разные возможности, вместе с ним пройти путь ИОМ (индивидуальный образовательный маршрут), дать опыт проживания позитивного конструирования вектора собственного развития (определение и планирование личной успешности через успех в учебном предмете, успех участия в программе дополнительного образования, успех в профессиональных пробах) [3].

Современное общество диктует гибкость и изменчивость пространства социализации образовательных организаций, вариативность и адресность технологий и методов сопровождения, в непрерывном соразвитии поколений социализирующих и социализируемых.

Список литературы / References

  1. Абдуллин А.Г., Тумбасова Е.Р. «Образ я» как предмет исследования в зарубежной и отечественной психологии [Электронный ресурс] / А.Г. Абдуллин, Е.Р. Тумбасова // Вестник ЮУрГУ. Серия: Психология. – 2012. – №6 (265). – С. 4 – 11. – URL: http://cyberleninka.ru/article/n/obraz-ya-kak-predmet-issledovaniya-v-zarubezhnoy-i-otechestvennoy-psihologii (дата обращения: 14.04.2017).
  2. Азбель А.А. Особенности формирования статусов профессиональной идентичности старшеклассников: Дис. канд. психол. наук: 19.00.07: / Азбель Анастасия Анатольевна. – СПб., 2004. – 219 с.
  3. Алексеева Л.Н. Технологии социализации подростков в образовательном пространстве. Методическое пособие / Л.Н. Алексеева, М.Ю. Григорьева, А.И. Олексенко и др. – М., 2016. – 36 с.
  4. Битянова М.Р. Социальная психология: наука, практика и образ мыслей: Учебное пособие / М.Р. Битянова. – М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. – 576 с.
  5. Божович Л.И. Проблемы формирования личности / Л.И. Божович; под редакцией Д.И. Фельдштейна. – М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЕК», – 1995. – 352 с.
  6. Выготский Л.С. Педагогическая психология / Л.С. Выготский; под ред. В.В. Давыдова. – М.: Педагогика-Пресс, 1999. – 536 с.
  7. Кондратьев М.Ю., Ильин В.А. Азбука социального психолога практика / М.Ю. Кондратьев, В.А. Ильин. – М: ПЕР СЭ, 2007. – 464 с.
  8. Малкина-Пых И. Г. Психологическая помощь в кризисных ситуациях (Справочник практического психолога) / И. Г. Малкина-Пых. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. – 960 с.
  9. Межличностное восприятие в группе / Под ред. Г.М. Андреевой, А.И. Донцова. – М.: Изд-во Моск.ун-та, 1981. – 295 с.
  10. Никишина В.Б., Петраш Е.А. Методика исследования личностной идентичности: методология и технология стандартизации [Электронный ресурс] / В.Б. Никишина, Е.А. Петраш // Научные ведомости БелГУ. Серия: Гуманитарные науки. – 2014. – №6 (177). – С. 254 -261. – URL: http://cyberleninka.ru/article/n/metodika-issledovaniya-lichnostnoy-identichnosti-metodologiya-i-tehnologiya-standartizatsii (дата обращения: 14.04.2017).
  11. Сидоренков А.В. Методики социально-психологического изучения малых групп в организации: монография / А.В. Сидоренков – Ростов-на-Дону: Издательство Южного федерального университета, 2012. – 244 с.
  12. Шнейдер Л.Б. Личностная, гендерная и профессиональная идентичность: теория и методы диагностики / Л.Б. Шнейдер. – М.: Московский психолого-социальный институт, 2007. – 128 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Abdullin A.G., Tumbasova E.R. «Obraz ja» kak predmet issledovanija v zarubezhnoj i otechestvennoj psihologii [“Image I” as a subject of research in foreign and domestic psychology] [Electronic resource] / A.G. Abdullin, E.R. Tumbasova // Vestnik JuUrGU. Serija: Psihologija [Bulletin of the JuUrGU. Series: Psychology]. – 2012. – №6 (265). – P. 4 – 11. – URL: http://cyberleninka.ru/article/n/obraz-ya-kak-predmet-issledovaniya-v-zarubezhnoy-i-otechestvennoy-psihologii (accessed: 14.04.2017). [in Russian]
  2. Azbel’ A.A. Osobennosti formirovanija statusov professional’noj identichnosti starsheklassnikov: Dis. kand. psihol. nauk: 19.00.07 / [Features of the formation of the status of professional identity of high school students: Dis. PhD in Psychology] / Azbel’ Anastasija Anatol’evna. – SPb., 2004. – 219 p. [in Russian]
  3. Alekseeva L.N. Tehnologii socializacii podrostkov v obrazovatel’nom prostranstve. Metodicheskoe posobie [Technologies for the socialization of adolescents in the educational space. Methodical manual] / L.N. Alekseeva, M.Ju. Grigor’eva, A.I. Oleksenko and others. – M., 2016. – 36 p. [in Russian]
  4. Bitjanova M.R. Social’naja psihologija: nauka, praktika i obraz myslej: Uchebnoe posobie [Social Psychology: Science, Practice and Mindset: A Tutorial] / M.R. Bitjanova. – M.: Izd-vo JeKSMO-Press, 2001. – 576 p. [in Russian]
  5. Bozhovich L.I. Problemy formirovanija lichnosti [Problems of personality formation] / L.I. Bozhovich; edited by D.I. Fel’dshtejna. – M.: Izd-vo «Institut prakticheskoj psihologii», Voronezh: NPO «MODEK», 1995. – 352 p. [in Russian]
  6. Vygotskij L.S. Pedagogicheskaja psihologija [Pedagogical psychology] / L.S. Vygotskij; edited by V.V. Davydova. – M.: Pedagogika-Press, 1999. – 536 p. [in Russian]
  7. Kondrat’ev M.Ju., Il’in V.A. Azbuka social’nogo psihologa praktika [The ABC of the social psychologist practice] / M.Ju. Kondrat’ev, V.A. Il’in. – M: PER SJe, 2007. – 464 p. [in Russian]
  8. Malkina-Pyh I. G. Psihologicheskaja pomoshh’ v krizisnyh situacijah (Spravochnik prakticheskogo psihologa) [Psychological Assistance in Crisis Situations (Handbook of Practical Psychologist)] / I. G. Malkina-Pyh. – M.: Izd-vo Jeksmo, 2005. – 960 p. [in Russian]
  9. Mezhlichnostnoe vosprijatie v gruppe [Interpersonal perception in the group] / edited by G.M. Andreevoj, A.I. Doncova. – M.: Izd-vo Mosk.un-ta, – 295 p. [in Russian]
  10. Nikishina V.B., Petrash E.A. Metodika issledovanija lichnostnoj identichnosti: metodologija i tehnologija standartizacii [Methods of research of personal identity: methodology and technology of standardization] [Electronic resource] / V.B. Nikishina, E.A. Petrash // Nauchnye vedomosti BelGU. Serija: Gumanitarnye nauki [Scientific bulletins of BelSU. Series: The humanities]. – 2014. – №6 (177). – P. 254 – 261. – URL: http://cyberleninka.ru/article/n/metodika-issledovaniya-lichnostnoy-identichnosti-metodologiya-i-tehnologiya-standartizatsii (accessed: 04.2017). [in Russian]
  11. Sidorenkov A.V. Metodiki social’no-psihologicheskogo izuchenija malyh grupp v organizacii: monografija [Methods of socio-psychological study of small groups in the organization: monograph] / A.V. Sidorenkov – Rostov-na-Donu: Izdatel’stvo Juzhnogo federal’nogo universiteta [Rostov-on-Don: Southern Federal University Publishing House], 2012. – 244 p. [in Russian]
  12. Shnejder L.B. Lichnostnaja, gendernaja i professional’naja identichnost’: teorija i metody diagnostiki [Personal, gender and professional identity: theory and methods of diagnosis] / L.B. Shnejder. – M.: Moskovskij psihologo-social’nyj institut [Moscow Psychological and Social Institute], – 128 p. [in Russian]

Особенности формирования профессиональной идентичности будущих учителей физической культуры

Кандидат психологических наук, доцент Н.В. Карпова
Ишимский педагогический институт им. П.П. Ершова (филиал) ТюмГУ, Ишим

В статье представлены результаты эмпирического исследования относительно формирования профессиональной идентичности студентов, обучающихся по направлению «Педагогическое образование», профилю подготовки «Физкультурное образование» на разных курсах. Для изучения статусов профессиональной идентичности была выбрана «Методика изучения профессиональной идентичности» (МИПИ) Л.Б. Шнейдер. В исследовании приняли участие четыре группы студентов 1-4-го курсов, всего 87 человек. В результате сделан вывод о том, что при формировании профессиональной идентичности будущих учителей физической культуры существует определенная положительная динамика при переходе с одного учебного курса на другой.

Ключевые слова: профессиональная идентичность, студенты, статус профессиональной идентичности, учитель физической культуры, высшее образование, диффузная идентичность, достигнутая идентичность, статус моратория, псевдопозитивная идентичность, преждевременная идентичность.

Литература

  1. Ведерникова Л.В. Сущность и структура исследовательского потенциала студентов педагогического вуза [Текст] / Л.В. Ведерникова, Е.В. Кузеванова // Вестник Башкирского университета. – 2015. – Т. 20. – № 1. – С. 285-291.
  2. Гогунов Е.Н. Психология физического воспитания и спорта [Текст] / Е.Н. Гогунов, Б.И. Мартьянов. – М.: Академия, 2000. – 288 с.
  3. Каленик Н.Е. Особенности формирования мотивов профессиональной деятельности у студентов, обучающихся по разным специальностям [Текст] / Н.Е. Каленик, И.М. Купцов // Теория и практика физ. культуры. – 2015. – № 7. – С. 55-56.
  4. Климов Е.А. Профессиональное и личностное самоопределение [Текст] / Е.А. Климов. – М.: Академия, 1996. – 230 с.
  5. Лукъянов О.В. Проблема становления идентичности в эпоху социальных изменений [Текст] / О.В. Лукъянов. – Томск: Изд-во Томского университета, 2008. – 212 с.
  6. Шнейдер Л.Б. Профессиональная идентичность [Текст] / Л.Б. Шнейдер. – М.: МОСУ, 2001. – 272 с.

eKhNUIR: Browsing DSpace

eKhNUIR >
Факультет психології >
Наукові роботи. Факультет психології >

Browsing «Наукові роботи. Факультет психології» by Subject диффузная идентичность

Jump to: 0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Ґ Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я І Ї Є
or enter first few letters:   
Sort by: titleissue datesubmit date In order: AscendingDescending Results/Page 5101520253035404550556065707580859095100 Authors/Record: All135101520253035404550

Showing results 1 to 1 of 1

PreviewIssue DateTitleAuthor(s)
2010Особенности структуры материнства у беременных женщин с разным типом полоролевой идентичностиКочарян, А.С.; Кожина, М.Ю.

Showing results 1 to 1 of 1

 

Примеры распространения идентичности

Термин «распространение идентичности» относится к части процесса, когда человек выясняет, кто он. Как правило, это та часть подросткового возраста, когда человек еще не полностью осознал свою социальную идентичность или определил свои личностные черты — и он активно не стремится к этому. Чтобы развить и утвердить свою идентичность, им нужно будет сделать ряд выборов и обязательств.

Повседневные примеры распространения идентичности

Вот несколько примеров распространения идентичности.

  • Девушку спрашивают о ее политической принадлежности — республиканец, демократ или третье лицо. Поразмыслив немного, она говорит, что не отождествляет себя ни с одной политической партией и на самом деле мало что знает о политике.
  • Когда мальчик в подростковом возрасте начинает думать о своей карьере, он понимает, что это вопрос, о котором он особо не задумывался и который его не особо интересует. В данный момент он решает не связывать себя определенным выбором карьеры, поскольку на самом деле не знает, кем хочет быть.
  • Некоторые подростки вовлечены в социальные группировки в школе — дети, которые занимаются спортом, те, кто слушает поп-музыку, те, кто интересуется наукой и литературой. Однако Бобби не идентифицирует себя ни с одной из этих социальных групп и не чувствует необходимости присоединяться к ней.
  • Девочка в подростковом возрасте должна выполнить школьный проект о хобби, которые, по ее мнению, «определяют» ее. Когда она думает об этом, она понимает, что, хотя некоторым детям нравится ходить в походы, ловить рыбу, заниматься спортом или заниматься музыкой, она никогда по-настоящему не наслаждалась спортом, не играла на музыкальном инструменте и не развивала какие-либо другие хобби.Ей трудно выразить, как определить себя.
  • Когда Лиз спрашивают, в какую церковь ходит ее семья, она отвечает другу, что они этого не делают. «Какая твоя религия?» — спрашивает ее друг. Лиз никогда не думала о религии, и ее семья не исповедует религию, поэтому она не отождествляет себя с какими-либо религиозными практиками, верованиями или обычаями.
  • Мальчик до подросткового возраста сидит за обеденным столом со своими друзьями, которые начинают говорить о бейсболе. У всех есть любимые бейсбольные команды; он единственный без него.Он понимает, что не особо заботится о спортивных командах и не отождествляет себя с какой-либо конкретной.
  • Учитель шестого класса просит учеников подумать о своих жизненных целях. В то время как у некоторых студентов есть карьерные цели, или они хотят путешествовать, или хотят написать книгу, Родни трудно придумывать цели, поскольку он никогда раньше не задумывался над этим вопросом.
  • Узнавая о гендерных ролях в обществе, Кэтлин понимает, что на самом деле она не знает, какие роли мужчины и женщины должны играть в семье, и что этот вопрос, похоже, не волнует ее и даже не имеет для нее значения.
  • Два мальчика на детской площадке начинают обсуждать свои взгляды на жизнь после смерти и на то, что имеет значение в этой жизни. В то время как один мальчик много думал об этом, другой не уверен и предпочел бы не думать об этом по-настоящему.
  • Пол сильно отождествляет себя с рок-н-роллом восьмидесятых и решает, что хочет стать рок-н-ролльным музыкантом, когда станет старше. Брайан, с другой стороны, никогда не проявлял особого интереса к музыке, и ему все равно, что звучит по радио.

Все это примеры распространения идентичности, потому что вовлеченные люди еще не сделали свой личный выбор, чтобы укрепить свою идентичность.

Статьи по теме YourDictionary

Понимание распространения идентичности у детей и подростков

Ваш растущий ребенок формирует собственную личность, и это захватывающий этап развития. Распространение идентичности — важная часть этого развития.

Распространение идентичности — это один из шагов в процессе обретения чувства собственного достоинства.Это период, когда человек не имеет установленной идентичности и активно ее ищет. Другими словами, это время, когда личность человека остается нерешенной, но кризис идентичности отсутствует (процесс, называемый мораторием на идентичность).

Истоки распространения идентичности

Распространение идентичности — один из четырех статусов идентичности, определенных канадским психологом развития Джеймсом Марсиа. Он разработал свои теории об идентичности, обратившись к работе теоретика Эрика Эриксона, который также много писал о кризисах идентичности.Марсия опубликовал свою работу о статусах идентичности в 1960-х годах, но с тех пор психологи продолжали совершенствовать его идеи.

В каком возрасте происходит распространение идентичности?

Дети и подростки часто находятся в состоянии диффузии идентичности для большинства типов идентичности, таких как религиозная, профессиональная или культурная идентичность. Например, если вы спросите молодого подростка, республиканец он, демократ или независимый, он, скорее всего, ответит, что не знает и никогда даже не думал об этом.

Это классический ответ от кого-то, кто занимается распространением идентичности: нет приверженности образу мышления и не беспокоит отсутствие приверженности. Распространение идентичности — нормальная фаза развития личности у растущих детей.

Если вы обеспокоены тем, что ваш подросток не обладает сильным самоощущением, будьте уверены, что по мере приближения подросткового возраста ваш ребенок начнет занимать свою нишу в мире, исследуя свои интересы в музыке, моде и т. Д. литература, политика, религия и многое другое.

Другой личный статус Молодежный опыт

Некоторые молодые люди также могут столкнуться с лишением права выкупа права собственности, процессом, в котором они принимают личность слишком рано. Они могут сказать, что они демократы или католики, просто потому, что их родители таковы, или потому, что у них есть хороший друг или любимый учитель. Познавая себя лучше, покидая дом, посещая колледж или встречаясь с новыми людьми, они могут решить, что они республиканцы, в конце концов, и считать себя евангельскими христианами, а не католиками.

После того, как подростки испытали распространение идентичности, отказ от права выкупа и мораторий на идентичность, они обычно продолжают достигать достижения идентичности, реализации своей уникальной идентичности и истинного Я. Однако важно отметить, что дети и подростки не обязательно испытывают эти статусы идентичности в определенном порядке.

Пройдя три вышеупомянутых этапа идентичности, большинство людей придумывают набор ценностей и убеждений, профессиональное призвание и другие маркеры идентичности, которые лучше всего отражают их самих.Это достижение идентичности обычно происходит в зрелом возрасте.

Распространение идентичности за пределами детства

Иногда говорят, что люди, страдающие пограничным расстройством личности, имеют диффузную идентичность. Эти люди часто чувствуют, что у них нет настоящего «я». Их идентичность колеблется в зависимости от людей в их окружении и ситуаций, в которых они оказываются. Такие люди часто сообщают, что им трудно понять, где они начинаются, а другие заканчиваются.Взаимодействие с другими людьми

Что такое диффузия идентичности? Определение и примеры

Люди, находящиеся в процессе распространения идентичности, не выбрали какой-либо путь для своего будущего, в том числе профессиональный и идеологический, и не пытаются его развивать. Распространение идентичности — один из четырех статусов идентичности, определенных психологом Джеймсом Марсиа в 1960-х годах. Вообще говоря, распространение идентичности происходит в подростковом возрасте, в период, когда люди работают над формированием своей идентичности, но это может продолжаться и во взрослой жизни.

Ключевые выводы: Распространение идентичности

  • Распространение идентичности происходит, когда человек не привержен своей идентичности и не работает над ее формированием.
  • Многие люди переживают и в конечном итоге вырастают из периода распространения идентичности в детстве или раннем подростковом возрасте. Тем не менее, долговременное распространение идентичности возможно.
  • Распространение идентичности — один из четырех «статусов идентичности», разработанных Джеймсом Марсиа в 1960-х годах. Эти статусы идентичности являются продолжением работы Эрика Эриксона по развитию идентичности подростков.

Истоки

Распространение идентичности и другие статусы идентичности являются продолжением идей Эрика Эриксона о развитии идентичности в подростковом возрасте, изложенных в его поэтапной теории психосоциального развития. Марсия создала статусы, чтобы эмпирически проверить теоретические идеи Эриксона. Согласно теории стадии Эриксона, стадия 5, которая имеет место в подростковом возрасте, — это когда люди начинают формировать свою идентичность. По словам Эриксона, центральным кризисом этого этапа является Identity vs.Путаница в ролях. Это время, когда подростки должны понять, кто они и кем хотят стать в будущем. Если они этого не сделают, они могут запутаться в своем месте в мире.

Марсия исследовала формирование идентичности с точки зрения двух измерений: 1) прошел ли человек через период принятия решений, называемый кризисом, и 2) был ли человек привержен определенному профессиональному выбору или идеологическим убеждениям. Сосредоточенность Марсии на оккупации и идеологии, в частности, возникла из предложения Эриксона о том, что профессия и приверженность определенным ценностям и убеждениям являются фундаментальными составляющими идентичности.

С тех пор, как Марсия впервые предложила идентификационные статусы, они стали предметом большого количества исследований, особенно с участием студентов-студентов.

Характеристики диффузоров Identity

Люди в состоянии распространения идентичности не проходят период принятия решений и не берут на себя никаких твердых обязательств. Эти люди, возможно, никогда не переживали период кризиса, в котором они исследовали бы возможности для себя в будущем. С другой стороны, они, возможно, прошли период исследований и не смогли прийти к какому-либо решению.

Распространители идентичности пассивны и живут настоящим моментом, не задумываясь о том, кем они являются и кем хотят быть. В результате их цели — просто избежать боли и получить удовольствие. Распространители идентичности, как правило, не обладают самооценкой, ориентированы на внешний мир, обладают более низким уровнем автономии и несут меньшую личную ответственность за свою жизнь.

Исследования распространения идентичности показывают, что эти люди могут чувствовать себя изолированными и отстраненными от мира. В одном исследовании Джеймс Донован обнаружил, что люди с распространением идентичности с подозрением относятся к другим и считают, что их родители не понимают их.Эти люди в конечном итоге уходят в фантазию как механизм выживания.

Некоторые подростки в процессе распространения идентичности могут напоминать тех, кого в народе называют бездельниками или отсталыми. Возьмем, к примеру, недавнего выпускника средней школы Стива. В отличие от своих сверстников, которые собираются учиться в колледже или устраиваются на работу на полную ставку, Стив не рассматривал возможности колледжа или карьеры. Он по-прежнему работает неполный рабочий день в ресторане быстрого питания, работу, которую он получил в старшей школе, чтобы заработать немного денег, чтобы пойти куда-нибудь и повеселиться.Он продолжает жить со своими родителями, где его повседневная жизнь не сильно изменилась со времен средней школы. Однако он никогда не думает о том, чтобы найти работу на полный рабочий день, которая могла бы помочь ему переехать и жить самостоятельно. Когда дело доходит до профессиональных проблем, личность Стива расплывчата.

Подростки, идентичность которых распространяется в сфере идеологии, могут демонстрировать аналогичное отсутствие внимания и приверженности в области политики, религии и других мировоззрений. Например, подросток, приближающийся к избирательному возрасту, может не выразить никакого предпочтения между кандидатами от Демократической или Республиканской партии на предстоящих выборах и не принял во внимание их политическую перспективу.

Вырастают ли люди из диффузии идентичности?

Люди могут переходить из одного статуса идентичности в другой, поэтому распространение идентичности обычно не является постоянным состоянием. На самом деле, для детей и подростков нормально проходить период распространения идентичности. До подросткового возраста дети часто не имеют четкого представления о том, кто они и за что выступают. Обычно подростки среднего и старшего возраста начинают изучать свои интересы, мировоззрения и перспективы.В результате они начинают работать над своим видением будущего.

Однако исследования показали, что долговременное распространение идентичности возможно. Например, исследование, которое оценивало статус идентичности в возрасте 27, 36 и 42 лет, показало, что многие участники, которые были вовлечены в различные области жизни, включая профессиональную, религиозную и политическую, в возрасте 27 лет остались таковыми в возрасте 42 лет.

Кроме того, в исследовании 2016 года исследователи обнаружили, что люди, которые в возрасте 29 лет все еще сохраняли идентичность, отложили свою жизнь.Они либо активно избегали, либо не могли изучить возможности или инвестировать в варианты в таких областях, как работа и отношения. Они рассматривали мир как случайный и непредсказуемый и поэтому воздерживались от разработки направления своей жизни.

Источники

  • Карлссон, Йоханна, Мария Венгквист и Энн Фризен. «Жизнь в ожидании: сохранение диффузии идентичности в конце двадцатых». Journal of Adolescence , vol. 47, 2016, стр. 220-229. https: // doi.org / 10.1016 / j.adolescence.2015.10.023
  • Донован, Джеймс М. «Статус идентичности и стиль межличностного общения». Журнал молодежи и подростков , т. 4, вып. 1, 1975, стр. 37-55. https://doi.org/10.1007/BF01537799
  • Фадюков, Пайви, Леа Пулккинен и Катя Кокко. «Процессы идентичности в зрелом возрасте: расходящиеся области». Идентичность: Международный журнал теории и исследований, т. 5, вып. 1, 2005, стр. 1-20. https://doi.org/10.1207/s1532706xid0501_1
  • Фрейзер-Тилль, Ребекка.«Понимание распространения идентичности у детей и подростков». Verywell Family , 6 июля 2018 г. https://www.verywellfamily.com/identity-diffusion-3288023
  • Марсия, Джеймс. «Идентичность в подростковом возрасте». Справочник по психологии подростков , под редакцией Джозефа Адельсона, Wiley, 1980, стр. 159-187.
  • Макадамс, Дэн. Человек: Введение в науку психологии личности . 5-е изд., Wiley, 2008.
  • Освальт, Анджела.«Джеймс Марсия и самоидентификация». MentalHelp.net . https://www.mentalhelp.net/articles/james-marcia-and-self-identity/
  • Уотерман, Алан С. «Развитие личности от подросткового возраста до взрослой жизни: расширение теории и обзор исследований». Психология развития , т. 18, нет. 2. 1982, стр. 341-358. http://dx.doi.org/10.1037/0012-1649.18.3.341

Что такое нарушение личности?

Что такое нарушение личности?

Нарушение идентичности — это термин, используемый для описания несогласованности или непоследовательности в чувстве идентичности человека.Это может означать, что цели, убеждения и действия человека постоянно меняются.

Также может случиться так, что человек перенимает черты личности окружающих его людей, поскольку они изо всех сил пытаются сохранить и сохранить свою идентичность.

Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-5) описывает нарушение идентичности как «заметно и постоянно нестабильное самооценку или самоощущение» и отмечает, что это один из ключевых симптомов пограничного расстройства личности (ПРЛ).

Конечно, люди без ПРЛ тоже борются с нарушением идентичности. Но люди с ПРЛ часто очень сильно не осознают себя или теряют идентичность. Если вы боретесь с чувством, что понятия не имеете, кто вы и во что верите, это может быть симптом, к которому вы можете относиться.

Понимание личности

Идентичность часто считается вашим всеобъемлющим чувством и взглядом на себя. Устойчивое чувство идентичности означает способность видеть себя одним и тем же человеком в прошлом, настоящем и будущем.Кроме того, стабильное самоощущение требует способности смотреть на себя таким же образом, несмотря на то, что иногда вы можете вести себя противоречиво.

Идентичность довольно широка и включает в себя многие аспекты личности. Считается, что ваше самоощущение или личность включает в себя следующие элементы:

  • Ваши убеждения и отношения
  • Ваше восприятие своих способностей
  • Ваши способы поведения (даже если они меняются)
  • Ваша личность и темперамент
  • Ваше мнение
  • Социальные роли, которые вы играете

Идентичность можно рассматривать как ваше самоопределение; это клей, который скрепляет все эти разнообразные аспекты вас самих.

Почему важна идентичность

Чувство идентичности выполняет множество различных функций. Сильная идентичность может помочь вам адаптироваться к изменениям. В то время как мир вокруг вас постоянно меняется, если у вас есть сильное чувство собственного достоинства, у вас, по сути, есть якорь, который будет удерживать вас, пока вы адаптируетесь. Без этого якоря изменения могут казаться хаотичными и даже пугающими.

Кроме того, наличие сильной идентичности позволяет развить чувство собственного достоинства. Не зная, кто вы, как вы можете развить чувство, что вы достойны уважения?

Знаки

Нарушение идентичности иногда называют диффузией идентичности.Это относится к трудностям определения того, кем вы являетесь по отношению к другим людям. Некоторые люди с ПРЛ могут описать это как трудности с пониманием того, где они заканчиваются, а другой начинает.

Люди с ПРЛ часто сообщают, что понятия не имеют, кто они и во что верят. Иногда они сообщают, что просто чувствуют себя несуществующими. Другие даже говорят, что они почти как «хамелеоны» с точки зрения идентичности; они меняют себя в зависимости от обстоятельств и того, что, по их мнению, хотят от них другие.

Например, вы можете быть участником вечеринки на светских мероприятиях, но вести себя мрачно и серьезно на работе. Конечно, каждый в той или иной степени меняет свое поведение в разных контекстах, но при ПРЛ этот сдвиг гораздо глубже.

Те, кто испытывает нарушение идентичности, вероятно, испытывают противоречивые убеждения и поведение; они также могут быть склонны чрезмерно идентифицировать себя с группами или ролями, а не с их индивидуальной идентичностью.

Многие люди с нарушением идентичности при ПРЛ говорят, что помимо изменения поведения меняются их мысли и чувства в соответствии с текущей ситуацией.Например, они могут часто менять свое мнение по поводу следующего:

  • Их карьера
  • Дружба
  • Стремления
  • Их мнения и убеждения
  • Прочие важные жизненные решения

В результате многие люди с ПРЛ изо всех сил пытаются установить и поддерживать здоровые личные границы и испытывают трудности в межличностных и интимных отношениях. У них также могут быть проблемы с приверженностью ценностям, целям и работе.

Кроме того, люди с нарушением идентичности обнаруживают, что их настроение часто и непредсказуемо меняется.

Проблемы взаимоотношений в BPD

У тех, кто борется с нарушением идентичности при ПРЛ, обычно возникают проблемы с установлением близких отношений с другими людьми. Кто-то с нарушением идентичности, вероятно, испытывает негативные последствия низкой самооценки, включая отсутствие самоуважения и личных границ. Это может особенно затруднить установление связей с другими людьми.

Еще одна проблема в отношениях для людей с нарушением идентичности — это ощущение отсутствия поддержки или бессмысленности в отношениях. Ощущение «пустоты» внутри — обычное дело для людей с нарушением идентичности.

Поскольку им трудно найти смысл в себе, они могут столкнуться с трудностями в поиске смысла в отношениях со своей семьей, друзьями и романтическими партнерами.

Причины

Было проведено очень мало исследований проблем идентичности, связанных с ПРЛ, но существует множество теорий относительно того, почему люди с ПРЛ часто борются с самоидентификацией.

Например, Марша Линехан, доктор философии, ведущий исследователь ПРЛ и основатель диалектической поведенческой терапии (ДБТ), считает, что вы развиваете личность, наблюдая за своими эмоциями, мыслями и чувствами в дополнение к реакции других людей на вас.

Все эти факторы могут затруднить формирование связного ощущения себя, потому что внутренние переживания и внешние действия несовместимы.

Кроме того, многие люди с ПРЛ происходят из хаотичного или агрессивного происхождения, что может способствовать нестабильному самоощущению.Если вы определяете, кто вы, на основе реакции других на вас, и эти реакции были непредсказуемыми и / или пугающими, у вас нет основы для развития сильного чувства идентичности.

Способность понимать психическое состояние себя и других называется ментализацией. Это особенно сложно для людей с нарушением личности и ПРЛ. Это означает, что они борются с пониманием человеческого поведения и намерений, что усложняет им познание себя и других близко.

Одно исследование, опубликованное в 2017 году, показало, что эта проблема с ментализацией может сыграть ключевую роль в том, почему люди с ПРЛ так сильно борются с распространением идентичности и межличностными отношениями.

Как найти себя

Итак, как вы ответите на вопрос Кто я? Конечно, нет волшебного решения проблем с идентификацией. Тем не менее, большинство методов лечения ПРЛ включает компоненты, которые могут помочь вам начать понимать, кто вы и за что боретесь.

Часто первым шагом является поиск хорошего психотерапевта, который поможет вам справиться с проблемами идентичности. Лечение ПРЛ, которое может помочь с нарушением идентичности, включает:

  • Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) : Этот тип терапии может помочь выявить любые ограничивающие убеждения человека в отношении себя или других, что со временем облегчит формирование отношений. Он также устраняет основные симптомы тревоги и настроения.
  • Диалектическая поведенческая терапия (DBT) : помогает справляться с сильными эмоциями и контролировать деструктивное поведение.Внимательность — это часто техника, используемая при ДПТ.
  • Лечение на основе ментализации (MBT) : В MBT терапевт помогает человеку с ПРЛ улучшить свои навыки межличностного общения. Этот тип терапии направлен на улучшение их понимания того, что они и другие думают или чувствуют.
  • Психотерапия, ориентированная на перенос (TFP) : В TFP клиент взаимодействует со своим терапевтом так же, как и в личной жизни. Таким образом терапевт может показать им здоровые способы отношения к другим людям, когда возникают сильные эмоции.
  • Терапия, ориентированная на схему (SFT) : SFT уникальна тем, что способствует установлению стиля привязанности между клиентом и терапевтом. Терапевт может наблюдать за действиями клиента и, исходя из этого, может помочь ему преодолеть любые возникающие «негативные паттерны» или привычки.

Кроме того, есть способы, которыми вы можете поработать над нарушением идентичности самостоятельно. Вы можете начать открывать для себя то, что вы считаете значимым в своей жизни. Этот тип самопознания может быть наиболее эффективным в сочетании с терапией, особенно потому, что люди с нарушением идентичности, как правило, изо всех сил пытаются найти смысл.

Знание того, что для вас наиболее важно, может соединить вас с большим чувством идентичности. Многие люди находят творческие выходы полезными способами самовыражения и познания себя.

Слово от Verywell

Каждый борется с проблемами идентичности. Вы не одиноки, если иногда задаетесь вопросом, кто вы и какое значение имеет ваша жизнь. Если вы боретесь с нарушением идентичности, знайте, что есть специалисты в области здравоохранения и множество методов лечения, которые могут помочь.При правильной поддержке можно преодолеть нарушение идентичности и другие симптомы ПРЛ.

Джеймс Марсия и самоидентификация — теория развития ребенка: подростковый возраст (12-24)

Джеймс Марсия — еще один влиятельный теоретик, который расширил концепцию кризиса идентичности и путаницы идентичности Эриксона. Его первая работа была опубликована в 1960-х годах, но его теория продолжает уточняться в соответствии с результатами недавних исследований. Хотя теория Марсиа первоначально концептуализировала развитие идентичности в терминах прогрессивной тенденции развития, его теория впоследствии стала более описательной и категоричной, определяя и идентифицируя конкретные конфигурации исследования идентичности и приверженности.

Теория Марсии описательно классифицирует четыре основные точки или станции в континууме развития идентичности. Эти станции или точки описывают очень разные условия идентичности, начиная от размытой и неопределенной индивидуальной идентичности до точно определенной и очень специфической индивидуальной идентичности. Подобно Эриксону, Марсия считала, что определенные ситуации и события (называемые «кризисами») служат катализаторами, побуждающими к движению в этом континууме и через различные статусы идентичности.Эти кризисы создают внутренний конфликт и эмоциональные потрясения, заставляя подростков исследовать и подвергать сомнению свои ценности, убеждения и цели. По мере того, как они исследуют новые возможности, они могут формировать новые убеждения, принимать другие ценности и делать другой выбор. Согласно теории Марсии, эти кризисы развития в конечном итоге заставляют подростков развивать все большую приверженность определенной индивидуальной идентичности через процесс исследования идентичности, вызванный кризисами развития.

Марсия использовала термин «статус идентичности» для обозначения и описания четырех уникальных станций или точек идентичности в развитии. К ним относятся: распространение идентичности, лишение права выкупа личности, мораторий и достижение идентичности. Каждый статус идентичности представляет собой определенную конфигурацию прогресса молодежи в отношении исследования идентичности и приверженности ценностям, убеждениям и целям, которые способствуют идентичности. Хотя различные статусы идентичности в некотором смысле прогрессивны (в том смысле, что они переходят от одного к другому), теория Марсии не предполагает, что каждый подросток пройдет и испытает все четыре статуса идентичности.Некоторые молодые люди могут испытывать только один или два статуса идентичности в подростковом возрасте. Кроме того, нет никаких предположений о том, что статус идентичности молодежи одинаков во всех аспектах их развития. У молодежи могут быть разные статуи идентичности в разных сферах, таких как работа, религия и политика. В этом смысле молодые люди могут одновременно иметь более одного статуса идентичности. Более того, в отличие от теории стадии Эриксона, теория Марсии учитывает разнонаправленное движение между различными статусами идентичности.Например, молодежь может пережить травмирующее событие, такое как развод родителей или жестокое нападение, что может заставить их переоценить свое понимание мира и свою систему ценностей. Этот тип кризиса может заставить их вернуться к ранее установленному статусу идентичности, поскольку они интегрируют эту новую информацию.

Первый статус идентичности, распространение идентичности, описывает молодежь, которая не исследовала и не придерживалась какой-либо конкретной идентичности. Таким образом, этот статус идентичности представляет собой низкий уровень исследования и низкий уровень приверженности.Эти подростки совершенно не задумывались о своей идентичности и не ставили перед собой никаких жизненных целей. Они реактивны, пассивно плывут по жизни и справляются с каждой ситуацией по мере ее возникновения. Их основная мотивация гедонистическая; избежание дискомфорта и получение удовольствия. В качестве иллюстрации рассмотрим пример Тайлера, который споткнулся в старшей школе и окончил ее в прошлом году (но с трудом). Тайлер до сих пор не знает, что хочет делать со своей жизнью. На самом деле, он вообще не особо задумывался о том, чего хотел бы достичь.Он не подавал заявления ни в какие колледжи или техникумы. Он по-прежнему подрабатывает в пиццерии; работу, которую он начал, когда учился в старшей школе, чтобы иметь немного дополнительных денег на расходы. Он не зарабатывает достаточно денег, чтобы жить самостоятельно, поэтому живет со своими родителями, но он не платит им арендную плату и даже не платит за свои продукты. Тем не менее, он даже не подумал о поиске более высокооплачиваемой постоянной работы. Когда его разочарованная мать спрашивает: «Что ты делаешь со своей жизнью?» он просто бормочет: «Не знаю.»Тайлер даже не рассматривал этот вопрос, и у него нет никаких целей или планов.

Второй статус идентичности — это статус отчуждения личности. Этот статус идентичности представляет собой низкую степень исследования, но высокую степень приверженности. При таком статусе идентичности подростки не пытаются активно определять, что для них важно. Они не ставят под сомнение ценности и убеждения, которым их учили. Вместо этого эта молодежь обретает свою идентичность, просто принимая верования и ценности своей семьи, сообщества и культуры.В некотором смысле они пассивно принимают присвоенную им идентичность. Хотя эти молодые люди привержены возложенным на них ценностям и жизненным целям, они не задаются вопросом, почему они должны быть такими, и не рассматривают какие-либо альтернативы. Например, 17-летняя Жасмин подает документы в тот же колледж, в котором учились ее мать и бабушка, и она «решила» получить образование в начальной школе. Она действительно не думала о том, хочет ли она поступить в колледж или какие еще колледжи она могла бы посещать.Также она не рассматривала какие-либо другие варианты карьеры, кроме учителя начальной школы. Если ее спросить о ее планах, она могла бы сказать: «Все женщины в моей семье стали учителями начальных классов на несколько лет, а затем остались дома со своими собственными детьми. Моя мама и бабушка, казалось, прекрасно справлялись с этим, так что это кажется мне достаточно хорошим. » Жасмин согласилась, что она будет такой же, как и все другие женщины в ее семье. Она не сомневалась в том, что жизненный путь, выбранный другими женщинами в ее семье, приемлем для нее, а просто соглашается с тем, что ее цель — идти в соответствии с обычным и обычным путем женщин до нее.

Третий статус личности называется мораторий. Этот статус идентичности представляет собой высокую степень исследования, но низкую степень приверженности. В этом статусе молодежь находится в разгаре «кризиса» идентичности, который побудил ее исследовать и экспериментировать с различными ценностями, убеждениями и целями. Однако они еще не приняли окончательных решений о том, какие убеждения и ценности для них наиболее важны и какими принципами следует руководствоваться в их жизни. Таким образом, они еще не привержены определенной идентичности.Они оставляют свои варианты открытыми. Например, 14-летний Тим может внезапно начать спорить со своими родителями по поводу посещения воскресного богослужения в методистской христианской церкви, хотя он посещал это служение со своей семьей с детства. Вместо этого он любит проводить свое время, читая обо всех различных мировых религиях, и планирует посетить несколько мечетей, храмов и церквей в окрестностях, чтобы увидеть, на что похожи их богослужения. Или он может вообще подвергнуть сомнению логику религии, и он может даже задаться вопросом, существует ли Бог вообще.Ясно, что Тим еще не совсем уверен, во что он верит, но он активно исследует и рассматривает, какими ценностями, принципами и убеждениями он хочет жить.

Окончательный статус идентичности — достижение идентичности. Этот статус идентичности представляет собой как высокую степень исследования, так и высокую степень приверженности. Говорят, что молодежь достигла своей идентичности в процессе активного исследования и твердой приверженности определенному набору ценностей, убеждений и жизненных целей, которые возникли в результате этого активного исследования и изучения.В этом статусе идентичности молодежь будет решать, какие ценности и цели наиболее важны для них, и какая цель или миссия будут направлять их жизнь. Молодежь в статусе достижения идентичности может расставить приоритеты в том, что для них важно, и отсортировала множество возможностей того, кем они хотят быть. Они будут экспериментировать со многими различными убеждениями и ценностями и проанализировать свой жизненный путь. Чтобы полностью достичь этого типа идентичности, молодежь должна чувствовать себя уверенно и уверенно в своих решениях и ценностях.Например, Миранда проголосовала на президентских выборах в первый же год, когда ей разрешили голосовать. Но она сделала это только после тщательного изучения всех кандидатов и их позиций по важным для нее вопросам. Во-первых, она много думала, рассматривая свои собственные убеждения и систему ценностей. Затем она выяснила, какие вопросы были для нее наиболее важными, исходя из ее убеждений и ценностей. И, наконец, она определила, какой кандидат лучше всего соответствует ее убеждениям и ценностям в вопросах, которые она считала наиболее важными.

Как уже упоминалось, эти четыре статуса идентичности описывают точки в континууме, переходящие от изначально расплывчатой, неопределенной индивидуальной идентичности к в высшей степени специфическому и четко определенному индивидуальному ощущению себя. В основе теории Марсии лежит предположение о том, что зрелый и хорошо приспособленный человек обладает четко определенной и индивидуально определенной идентичностью. Это предположение отражает неявный набор общих для многих развитых западных обществ ценностей, касающихся желательности индивидуально определенной идентичности; но этот набор ценностей не может быть универсальным.В современных западных культурах придают большое значение индивидуальным потребностям, правам и свободам. Поэтому вполне естественно, что такие общества определяют зрелость в терминах высокоразвитого чувства индивидуального «я». Но в некоторых других культурах потребности большого сообщества важнее любого отдельного человека. В таких культурах зрелость определяется способностью подчинять индивидуальные стремления и желания ради общего блага группы. По иронии судьбы, в этих культурах значение, которое жители Запада придают индивидуальной идентичности, будет считаться признаком незрелости.

Очевидно, что определение личности может сильно отличаться. Более того, развитие идентичности нельзя отделить от личных ценностей и убеждений, и это обсуждается в следующем разделе. Эмоциональное развитие аналогично связано с развитием нравственности, что обсуждается в другом разделе. Точно так же самоидентификация включает понимание своего пола и его роли в определении «Кто я?» Гендерная идентичность обсуждается в разделе «Половое развитие».

Позитивная идентичность как конструкт позитивного развития молодежи: концептуальный обзор

Идентичность — это ключевой конструкт в психологии, потому что он относится к тому, как человек решает проблемы, связанные с тем, кем является этот человек. Важные теоретики, изучающие концепцию идентичности, такие как Эриксон, Марсия и Хиггинс, утверждают, что идентичность организована, усвоена и динамична, а субъективная оценка личности имеет эмоциональные последствия для этого человека.Подростки, которые могут развить ясную и позитивную идентичность после трудностей в развитии в подростковом возрасте, часто более плавно переходят во взрослую жизнь. В этой статье проводится обзор литературы о природе и структуре идентичности и исследуется ее значение для результатов развития подростков. В нем прослеживаются важные детерминанты идентичности и предлагаются стратегии развития позитивной идентичности. Также будут обсуждены наблюдения за текущими пробелами в исследованиях в изучении идентичности и будущих направлений исследований.

1. Предпосылки

В области психологии природа и развитие идентичности и связанные с ней концепции, такие как «я» и «самоидентификация», привлекали объемные исследования на протяжении многих десятилетий. Исследования начались с ранних работ Фрейда и были популяризированы теоретическими изложениями Эриксона. С 1960-х годов эмпирическая операционализация концепции Марсией побудила других современных теоретиков, таких как Хиггинс [1], Берзонский и др. [2], Гротевант [3] для его дальнейшего развития. Согласно базе данных PsycInfo, за 20 лет с 1985 по 2004 год было проведено более 72 000 исследований по этой теме.Обзор такой литературы показывает, что идентичность является важной концепцией социальных наук. В идентичности присутствуют структурные и процессуальные компоненты. Структурно идентичность можно осмысленно разделить на общую, физическую, психологическую, социальную и духовную области. Формирование идентичности также включает динамические процессы, поскольку идентичность развивается вместе с развитием человека на протяжении всей их жизни. Идентичность поддается внеличностным влияниям, таким как изменения окружающей среды и жизненный опыт, а также процессам внутриличностной идентичности, включая исследование, приверженность и переосмысление.Есть также свидетельства того, что пол, возраст и культурные особенности в разное время влияют на развитие идентичности.

Подростковый возраст — это этап развития, характеризующийся быстрыми и обширными физическими и психосоциальными изменениями, которые часто представляют собой кризисы развития, которые бросают вызов способности подростка справляться с трудностями. Успешное выживание приводит к формированию четкой и позитивной идентичности, которая может способствовать будущему развитию и продуктивному использованию личных ресурсов. Проблемное совладание может сделать человека уязвимым перед эмоциональными и поведенческими проблемами.То, как подростки обращаются к тому, что они переживают в подростковом возрасте, чтобы сформулировать свою личность, оказывает решающее влияние на их последующие жизненные пути.

2. Определение личности

Идентификация в основном относится к тому, как человек отвечает на вопрос «Кто я?» С. Шарма и М. Шарма [4] (стр. 119) сказали: «Идентичность — это общий термин, используемый в социальных науках для описания понимания человеком себя как дискретной, отдельной сущности». Психологи чаще всего используют термин «идентичность» для описания «личности» или тех идиосинкразических вещей, которые делают человека уникальным.Например, Гротевант [3] (стр. 1119) определил идентичность как «отличительную комбинацию личностных характеристик и социального стиля, с помощью которых человек определяет себя и по которому его узнают другие». Когнитивные психологи, как правило, сосредотачиваются на осознании себя и способности к саморегуляции, в то время как социологи исследуют социальную идентичность и ролевое поведение.

Эриксон [5] и последующие исследователи (например, Эшмор и Джуссим [6]; Мисра [7]; Тойтс [8]) концептуализировали идентичность как феномен индивидуального уровня, а не общества.На индивидуальном уровне они дифференцировались между «Я» (я / идентичность как знающий / субъект / процесс), «Я» (я как известный / объект / структура) и «Я» («я», «я / идентичности»). »И« чувство собственного достоинства ») [8]. На уровне общества Мисра [7] подчеркивал важную роль культуры в построении структуры и процессов «я». Другие (например, Харди и др. [9]; Тойтс и Виршуп [10]) также пытались исследовать связи между личностными идентичностями (аналогично самооценке), ролевыми / реляционными идентичностями (определение себя в определенной роли в контекст взаимодействия) и социальная / коллективная идентичность (идентификация себя с социальной группой, культурой или категорией).

Идентичности также концептуализировались как блоки, которые выстраивают глобальную единую самооценку, позволяющую человеку действовать согласованно [11]. Развитие четкой и позитивной идентичности / идентичностей включает в себя повышение самооценки, содействие исследованию и приверженности самоопределению, уменьшение несоответствий между собой и содействие формированию ролей и достижению их.

3. Теории идентичности

Следуя индивидуальным и социальным концепциям идентичности, существуют теории, относящиеся к этим двум уровням, а также теории, определяющие структуру и динамику развития идентичности.

3.1. Теория идентичности Эриксона

Эриксон [5] — наиболее выдающийся теоретик, привлекающий внимание к природе и развитию идентичности. Он предложил восемь этапов развития человека на протяжении всей жизни человека: младенчество, раннее детство, детство, половое созревание, юность, ранняя зрелость, средняя зрелость и поздняя зрелость. Каждый этап отмечен психосоциальным кризисом, который требует решения фундаментального вопроса. Этапы описаны с точки зрения альтернативных черт, которые являются потенциальными последствиями каждого кризиса.Развитие ускоряется, когда кризис разрешается в пользу здоровой альтернативы. На стадии подросткового возраста кризис идентичности возникает, когда подростки серьезно ставят под сомнение свои основные личные характеристики, свои взгляды на себя, свои опасения по поводу того, как к ним относятся другие, или свои сомнения относительно смысла и цели их существования. Результатом может быть здоровое и последовательное формирование идентичности или смешение идентичности. Он также постулировал, что идентичность можно исследовать на уровне эго, личном и социальном.

Теория Эриксона заложила основу для исследований эго, развития личности и моделей вмешательства. С тех пор исследования идентичности расширились и стали включать рассмотрение индивидуальных различий; поиск, открытие и использование врожденных потенциалов; навыки решения критических проблем; социальная ответственность; целостность характера; влияние социальных и культурных контекстов на формирование и развитие идентичности [12].

3.2. Теория статуса идентичности Марсии

Марсия [13] и Марсия и др. [14] популяризировали концепцию идентичности Эриксона, предложив четыре статуса идентичности (распространение идентичности, лишение права выкупа, мораторий и достижение идентичности) в качестве возможных результатов формирования идентичности. Она также предложила два измерения, а именно исследование и приверженность, которые влияют на формирование идентичности. Исследование относится к процессу активного опроса и поиска взрослых ролей и ценностей в различных сферах жизни подростка.Приверженность относится к твердым решениям в отношении таких аспектов, как призвание, политическая идеология, религия и социальные роли, и включает конкретные стратегии для достижения личных целей и желаемого жизненного пути. Распространение идентичности — это состояние, при котором разведка не проводилась и не было принято никаких обязательств. Выкупа означает статус, когда обязательство было принято, но не подтверждено адекватным исследованием. Мораторий относится к активному исследованию идентичности со слабой приверженностью, возможно, примерив несколько разных масок одновременно.Достижение идентичности — это статус, в котором человек плодотворно раскрыл свой потенциал идентичности и теперь может принять определенную идентичность. Распространение часто считается наименее адаптивным статусом [15].

Последующие исследования [16, 17] не только обеспечили сильную поддержку модели с четырьмя состояниями, но также позволили разделить исследования на два типа: углубленное изучение и пересмотр. Углубленное исследование относится к степени, в которой подростки активно оценивают достоинства своего текущего выбора обязательств, либо сами по себе, либо в консультации с другими значимыми людьми.Пересмотр обязательств относится к сравнению текущих обязательств с возможными альтернативными обязательствами. Было обнаружено, что глубокое исследование положительно коррелирует с доброжелательностью, добросовестностью и открытостью опыту [16]. Однако это также может способствовать негативным последствиям, таким как нечеткая самооценка в сочетании с эмоциональной нестабильностью. Пересмотр влечет за собой краткосрочные издержки, поскольку создает неопределенность и задерживает прогресс, а подростки, застрявшие в этом процессе, могут демонстрировать эмоциональные или поведенческие проблемы; но пересмотр должен иметь долгосрочный положительный эффект, поскольку глобальный контекст быстро меняется, и постоянная корректировка должна быть важной стратегией для достижения или даже выживания.В примере, приведенном Крочетти и др. [16], участвовал первокурсник итальянского колледжа, который покинул свой родной город для учебы. Он выразил потребность найти другого лучшего друга в его нынешнем контексте, хотя у него был очень хороший друг в его родном городе, потому что ему нужна была социальная поддержка поблизости. Этот первокурсник привержен своей существующей дружбе, но у него возникают новые потребности или даже беспокойства, связанные с его новым окружением, и поэтому он пересматривает стратегические альтернативы, чтобы оптимизировать свое состояние. Примеры, подобные этому, ясно показывают, что эта дополнительная концепция пересмотра обогатила модель формирования идентичности, превратив ее из более линейной в более циклическую.

3.3. Теория несоответствия самого себя Хиггинса

Вместо того, чтобы сосредотачиваться на индивидууме, теория самосогласования Хиггинса [1] сосредотачивается на несоответствии между тремя областями самости и двумя точками зрения на самость. Три области «я»: (i) реальное «я» — то, как человек или другие видят атрибуты, которыми обладает человек; (ii) идеальное «я» — качества, которыми человек или другие хотели бы, чтобы этот человек обладал; (iii) должен обладать самим собой — качествами, которыми, по мнению данного человека или окружающих, должен обладать этот человек.Две точки зрения на себя — это (i) собственная личность и (ii) набор установок или ценностей значимых других (например, родителей и учителей), которые можно оценивать. Домены «я» и точки зрения на «я» могут быть объединены и использованы для генерации шести представлений самосостояния: актуальное / собственное, актуальное / другое, идеальное / собственное, идеальное / другое, должно / должно быть и должно / другое. Характер и масштаб несоответствий между различными типами состояний личности влияют на эмоциональную уязвимость человека [18]. Например, несоответствия между фактическим / собственным и идеальным / собственным самосостоянием связаны с разочарованием и неудовлетворенностью; несоответствия между фактическим / собственным и идеальным / другим самосостоянием связаны со стыдом, смущением или чувством подавленности; несоответствия между фактическим / собственным и должным / другим я-состояниями связаны со страхом и чувством угрозы; несоответствия между актуальным / собственным и должным / собственным состоянием связаны с чувством моральной никчемности или слабости.Однако некоторые несоответствия неизбежны во время поиска и развития идентичности, и Хиггинс предложил стратегии для облегчения болезненных переживаний, возникающих в результате такой борьбы, например, изменение своей фактической / собственной самооценки или самоуправления, чтобы они стали меньше. несоответствия друг другу, либо изменение доступности несоответствий [1].

3.4. Теория возможных «Я»

Самым молодым и, возможно, самым многообещающим членом так называемой «Я-семьи» в психологических исследованиях, направленных на понимание поведения людей, является представление о возможных «я».Возможные «я» представляют те элементы самооценки, которыми люди могут стать, хотели бы стать или боятся стать [19]. Последнее также известно как «Страх возможного я». Эмпирические исследования подтвердили идею о том, что Возможные Я могут быть саморегулирующимися и могут служить дорожными картами для чьего-либо поведения. Oyserman et al. [20] сообщили об исследованиях, связывающих увеличение числа позитивных «возможных я» со снижением риска употребления психоактивных веществ и сексуальной активности. Кроме того, Сан и Шек [21] показали, что подростки менее склонны к проблемному поведению, когда у них есть чувство цели и смысла жизни.Изучение возможного самосознания среди молодежи в Гонконге дает исследователям, практикам и специалистам по планированию политики полезный способ понять нашу молодежь и проливает свет на разработку программ профилактики и вмешательства, нацеленных на молодежь, которая может быть или затронута употреблением наркотиков и других факторов. рискованное поведение.

3.5. Теория стиля идентичности

Растущее внимание к социально-когнитивным переменным вызвало большой интерес к изучению роли, которую стили обработки идентичности играют в формировании идентичности подростков.Модель стиля идентичности Бензонского постулирует, что в формировании идентичности подростка могут быть изображены три стиля обработки [22, 23]. Информационный стиль предполагает активный поиск и оценку информации, относящейся к идентичности. Нормативный стиль относится к соблюдению условностей и зависимости от ожиданий и обратной связи значимых других, когда они сталкиваются с проблемами идентичности. И последнее, но не менее важное: стиль диффузного избегания означает тенденцию к откладыванию решения проблем идентичности.Было обнаружено, что индивидуальные когнитивные, социальные и психологические переменные, такие как личность, влияют на такие стили идентичности [23, 24], и теперь исследования расширились до изучения того, как значимые другие, такие как члены семьи [25], учителя и сверстники влияют установление и поддержание таких стилей.

4. Оценка идентичности

Существует по крайней мере пять аспектов оценки идентичности: уровни и области идентичности, статусы идентичности, измерения идентичности, стили идентичности и прогрессивные сдвиги в развитии идентичности во время ее развития.

4.1. Уровни и домены идентичности

Идентичность можно оценивать как на личном, так и на социальном уровне. Считается, что глобальная идентичность состоит из идентичности в различных областях, таких как внешний вид, спортивная компетентность, школьная компетентность, социальное принятие, поведенческое поведение и глобальная самооценка [26]. Для измерения специфической и глобальной идентичности были разработаны различные шкалы, в том числе культурно-зависимые. Например, Ченг и Уоткинс [27] построили Китайские шкалы самооценки подростков (CASES) для оценки самооценки китайских подростков по семи аспектам: социальному, академическому, внешнему, моральному, семейному, физическому / спорту и общая самооценка.

4.2. Статусы идентичности

Согласно Миусу [17], развитие идентичности может закончиться одним из четырех возможных статусов идентичности: распространение, потеря права выкупа, мораторий и достижение идентичности. Каждый из этих статусов можно также исследовать в связи с другими коррелятами психосоциальных результатов, такими как психологическое благополучие, качество жизни, соответствие или несоответствия идентичности, стратегии и навыки решения проблем и совладания с ними, а также способности к саморегуляции. Количественные и качественные методы (например, интервью о статусе идентичности) были разработаны для оценки таких статусов [28].

4.3. Измерения идентичности

В соответствии с двухмерной моделью формирования идентичности, Утрехт-Гронингенская шкала развития идентичности (U-GIDS) [17] включает две субшкалы для оценки двух измерений идентичности: приверженность и углубленное исследование. С появлением свидетельств трехмерной модели идентичности была добавлена ​​новая шкала исследований, пересмотр, чтобы сформировать Утрехтскую шкалу управления идентичностью (U-MICS) [16].

4.4. Стили идентичности

На основе модели стиля идентичности Берзонский разработал и отрегулировал Пересмотренный реестр стилей идентичности (ISI3) [29], в котором для измерения информационных, нормативных и диффузных стилей использовались 5-балльные элементы типа Лайкерта.Шкалы включают 11, 9 и 10 пунктов соответственно, а их внутренняя согласованность составляет около 0,70.

4.5. Сдвиги в развитии идентичности

Были предприняты активные попытки зафиксировать динамику эволюции в формировании, развитии идентичности и возможные сдвиги между различными статусами идентичности. Klimstra et al. [30] провели пятиволновое продольное исследование 923 подростков от раннего до среднего и 390 средних и поздних подростков, которое дает всестороннее понимание изменений и стабильности в формировании идентичности в подростковом возрасте.Три типа изменений и стабильности (изменение среднего уровня, стабильность рангового порядка и стабильность профиля) были оценены в соответствии с трехмерной моделью идентичности (приверженность, углубленное изучение и пересмотр). Исследование отличается большим размером выборки, продуманным дизайном, психометрической спецификой, силой используемых мер и четкостью в отношении теоретических постулатов. Исследование открыло новые горизонты в оценке личности и исследованиях. Выявлено, что к зрелости происходят изменения в аспектах идентичности и прогрессивные изменения в том, как подростки справляются с обязательствами.

5. Антецеденты / детерминанты подростковой идентичности

Развитие идентичности длится всю жизнь, и люди на разных этапах жизни имеют разные идентичности. Теории стадий психосоциального развития (например, теория психосоциального развития Эриксона 1968 года [5], теория психосексуального развития Фрейда 1950-х годов [31]) подчеркивают, что человеческое развитие проходит стадии, которые следуют одинаковому последовательному порядку у всех людей. Каждый этап определяется конкретными характеристиками развития и задачами.Успешное выполнение задачи на определенной стадии (например, ощущение безопасности, о которой заботятся на наиболее уязвимой стадии младенчества; достижение четкой идентичности на стадии поиска идентичности в подростковом возрасте) обеспечит адаптивные базовые ресурсы для продвижения и успешного достижения этой цели. задачи в следующих этапах. И наоборот, споткнувшись на ранней стадии, вы прогнозируете меньше ресурсов и меньше шансов на успех в решении задач, с которыми придется столкнуться на последующих стадиях (например, страдание от лишений или жестокого обращения в раннем детстве иждивении сделает человека недоверчивым по отношению к другим и затруднит уживаться. с в зрелом возрасте).Развитие идентичности особенно интенсивно происходит в подростковом возрасте [32, 33], и возникающий в результате статус идентичности, естественно, закладывает основу для развития во взрослом возрасте.

В развитии личности индивидуальные факторы, такие как возраст, пол, физическое здоровье и внешний вид, интеллект и социальные навыки, оказывают значительное влияние на реальную и воспринимаемую личность человека. Здоровые, красивые, умные и общительные дети могут с большей готовностью заручиться поддержкой, которая поможет им добиться хороших результатов в реальных достижениях, самооценке и даже социальной привлекательности.Что касается влияния возраста и зрелости на идентичность, крупномасштабное пятиволновое продольное исследование изменений в формировании идентичности подростков, проведенное Klimstra et al. [30] обнаружили, что у старших подростков, которые с возрастом становятся более зрелыми, наблюдается снижение переосмысления, увеличение углубленного изучения и все более стабильные профили параметров идентичности. То, как подростки справляются с обязательствами, оказывает большее влияние на формирование идентичности, чем фактические изменения самих обязательств. Гротевант [3] обнаружил, что у подростков больше конфликтов со своими родителями в раннем подростковом возрасте и меньше конфликтов в позднем подростковом возрасте, потому что и родители, и подростки лучше понимают друг друга, когда подростки имеют более ясную идентичность.

Исследования гендерных различий неизменно показывают, что в раннем подростковом возрасте девочки обычно более зрелы, чем мальчики, в отношении формирования идентичности, в то время как мальчики догоняют его в позднем подростковом возрасте [30]. Гиллиган [34, 35] указал, что женщины определяют себя в терминах отношений с другими людьми, в то время как мужчины определяют себя через достижения [36]. Kling et al. [37] обнаружили, что у мужчин была более высокая самооценка, чем у женщин, и что максимальная разница приходилась на возраст от 15 до 18 лет.В Гонконге Watkins et al. [38] также обнаружили, что девочки старшего подросткового возраста имеют тенденцию сообщать о значительно более низкой самооценке, чем девочки младшего и старшего возраста, особенно в области физических способностей, чтения, математики и общей самооценки.

Помимо изучения стадий развития и индивидуальных характеристик, теория социального развития также обращает внимание на важность факторов риска и защиты значимых других людей в развитии личности [39].Факторы риска и защиты есть у каждого типа значимых других, особенно в семье, школе, сверстниках, сообществе и Интернете в современных обществах, где можно легко получить доступ к глобальной информации и киберотношениям. Обследования китайских семей с подростками в Гонконге [40, 41] с участием более 1000 респондентов-подростков показали, что отцы имеют более сильное влияние на развитие самооценки своих детей, чем матери, особенно в случае дочерей.В крупномасштабном исследовании Youngblade, Theokas, Schulenberg, Curry, Huang и Novak о факторах риска и факторах, способствующих позитивному развитию молодежи в школах, семьях и общинах, было обнаружено, что каждый из этих секторов обладает некоторыми характеристиками, способствующими позитивному развитию молодежи. развитие [42]. Эффективное и обильное семейное общение, четкие правила просмотра телевизора и здоровый родительский образец для подражания способствовали формированию здорового поведения молодежи. Семейный конфликт и агрессия создают риск возникновения у молодых людей путаницы и проблем с поведением [43].Безопасность школы и общества была связана с более высокой социальной компетентностью и снижением экстернализирующего поведения. Школьное насилие привело к риску более усвоения и экстернализации поведения, более низкой успеваемости и низкой самооценки. В своей попытке изучить роли, которые личность, стили идентичности и семейное функционирование играют в влиянии на молодежную идентичность, Данкель и др. [25] обнаружили, что именно личность, а не функционирование семьи, в большей степени является причиной значительных различий в показателях информационного стиля и стиля диффузно-избегающей идентичности.На показатели нормативного стиля идентичности влияние оказали как личность, так и функционирование семьи.

Что касается культурных детерминант идентичности, то патриархальные общества, как и большинство азиатских стран, по-прежнему отдают предпочтение мальчикам, но при этом возлагают на мальчиков более высокие ожидания не только в отношении индивидуальных заслуг, но и в отношении коллективного уважения. Спенсер-Роджерс и др. [44] обнаружили, что американцы китайского и азиатского происхождения проявляют большую двойственность в отношении самооценки, чем китайцы и азиаты из культур, ориентированных на синтез.Они пришли к выводу, что развитие идентичности варьируется между восточными коллективистскими культурами и западными индивидуалистическими культурами. Однако с усилением глобализации и перемещением населения [45], ростом расовых меньшинств в различных обществах [16] и удобными связями через Интернет [46] сохраняющаяся актуальность этой коллективно-индивидуалистической дихотомии Востока и Запада должна быть оценен. Кроме того, с повышенным вниманием к множественному интеллекту, а не главным образом к академическим достижениям, культурные ожидания и их влияние на формирование идентичности и успех становятся намного более сложными.

6. Идентификация подростка и результаты развития

Meeus предложил четыре возможных статуса результата идентификации, включая распространение, лишение права выкупа, мораторий и достижение идентичности, причем последний из четырех статусов является самым здоровым [17]. В частности, индивидуальный профиль человека (сильные и слабые стороны в различных областях идентичности), статус идентичности (включая взаимодействие исследования и приверженности, величину несоответствий между реальным и идеальным я) и способность этого человека добиться необходимого улучшения его или ее развитие личности, все они оказывают влияние на непосредственные положительные и отрицательные аспекты благополучия человека.Кроме того, это повлияет на долгосрочное развитие человека до взрослой жизни и на будущие этапы его жизни. Положительные индикаторы включают в себя самооценку, удовлетворенность жизнью, положительный эффект, качество жизни, владение окружающей средой, позитивные отношения с другими людьми, такими как родители [2], учителя и сверстники, а также принятие себя. Отрицательные индикаторы включают интернализирующую патологию, такую ​​как стресс, депрессия и беспокойство, а также экстернализацию патологического поведения, такого как враждебность, агрессия, потеря контроля и деструктивное поведение [4, 45].Многие такие индикаторы включены в качестве конструктивных элементов позитивного развития молодежи в проект PATHS, программу позитивного развития молодежи, разработанную и утвержденную для китайских подростков [47].

7. Содействие развитию позитивной идентичности

Улучшение развития позитивной идентичности у молодых людей может быть достигнуто как на индивидуальном, так и на социальном уровнях. Каталано, исследователь программ позитивного развития молодежи, концептуализировал позитивную молодежную идентичность как «внутреннюю организацию связного самоощущения» [48] (стр. 106).Он обнаружил, что «позитивная идентичность» рассматривается как основная конструкция в девяти из 25 эффективных программ позитивного развития молодежи. Конкретные стратегии, принятые этими программами для повышения позитивной идентичности, включают следующее.

7.1. Повышение самооценки

Согласно Хартеру [49], самооценка человека, часто называемая самооценкой, может влиять на формирование идентичности и связанные с ней эмоции и производительность. Положительная самооценка обычно заряжает человека энергией, в то время как отрицательная самооценка, особенно если она затягивается и зависит от атрибутов, которые нельзя легко изменить или приобрести, может нарушить эмоции и работоспособность человека.

Учебная программа Borba’s Esteem Builders — одна из наиболее всеобъемлющих и широко используемых учебных программ, основанных на навыках [50]. Его теоретическая основа вдохновлена ​​Бранденом [51] (стр. 27), который определил самооценку как «склонность ощущать себя компетентным, чтобы справиться с основными жизненными проблемами и достойным счастья». Борба выделил пять приобретенных компонентов подлинной самооценки: (а) безопасность, чувство сильной уверенности; (б) самость, чувство собственного достоинства и точной идентичности; (c) принадлежность, чувство принадлежности и общественного признания; (г) миссия, чувство цели; и (д) компетентность, чувство собственной силы и эффективности.В Гонконге группа больниц «Тунг Вах» в 1993 году разработала учебную программу Borba Esteem Builder для местных жителей и разработала программы для использования в школах от дошкольных до средних школ [52, 53]. Проект PATHS, разработанный для улучшения позитивного развития молодежи, также основан на модели Борбы, работая над ключевыми компонентами повышения самооценки и исследования идентичности. Цель состоит в том, чтобы улучшить навыки учащихся младших классов средней школы в распознавании собственного образа, уменьшении несоответствий между собой и увеличении позитивного разговора с самим собой.Учебная программа также будет использовать общественные ожидания в отношении соответствующих гендерных ролей и идентичности, чтобы заострить гендерно-чувствительные дискуссии. Обучаемые навыки включают позитивную самооценку, навыки подтверждения уверенности, а также понимание социальных ожиданий и необоснованных негативных комментариев и их преодоление.

7.2. Содействие исследованию и приверженности

Согласно теории статуса идентичности Марсии [13], подростки должны определять свои собственные роли через опыт, который открывает им возможности и ситуации, которые бросают вызов тому, как они понимают такой опыт и справляются с ним.Их борьба и исследования через это воздействие будут способствовать более глубокой и многогранной оценке их опыта, развитию их способности справляться со стрессом и повышению эффективности и действенности решения проблем. Пересмотр в свете новых обстоятельств также может помочь уточнить и прояснить их личность. Ясность идентичности через такое исследование создает платформу для приверженности идентичности [54] и помогает подросткам развить зрелость и компетентность, необходимые для совершения дальнейших жизненных переходов [32, 55].

7.3. Уменьшение несоответствий в себе

В процессе поиска идентичности подростки часто сталкиваются с несоответствиями между своим идеальным «я», реальным «я», самовоспринимаемым «я» и тем, что они воспринимают другими, или с несоответствиями между личной и социальной идентичностью. Такие несоответствия подвергают подростков повышенным психосоциальным рискам, таким как эмоциональные и поведенческие проблемы. Выявив природу и величину таких несоответствий, можно предпринять шаги для уменьшения этих тревожных несоответствий, повышения ясности личности и приверженности и даже повышения самооценки [1, 32].

Помимо работы непосредственно с самими людьми, эффективное управление рисками и защитные контекстуальные детерминанты также важны для развития позитивной идентичности. Традиционно школа и семья являются двумя наиболее влиятельными средами развития для подростков, которые обычно живут дома и учатся в школах. Физическая и психосоциальная среда дома и в школе, ресурсы этих организаций, возможности, которые они предоставляют, поддержка и признание, которые они оказывают молодежи, вместе с их правилами и ценностями — все это влияет на развитие личности молодежи.Школы и семьи существуют в определенных культурных и субкультурных контекстах, и их характеристики, такие как ожидания в отношении гендерных ролей, религиозность и ожидания достижений, также высвобождают положительную или отрицательную энергию, влияющую на развитие идентичности. В последние десятилетия проникновение средств массовой информации и Интернета в повседневную жизнь подростков позволило молодым людям получить доступ к местным и глобальным, а также фактическим и виртуальным контекстам. В урбанизированных городах, таких как Гонконг, молодые люди могут пользоваться более широкими информационными технологиями, чем их родители и даже их учителя, из-за чего взрослым очень трудно обеспечивать надлежащее руководство для молодежи [56].Виртуальная среда позволяет манипулировать выдуманными идентичностями для исследовательских социальных взаимодействий. Как удержать такое «исследование» в функциональных и адаптивных пределах, безусловно, является проблемой для современного стиля жизни, основанного на информационных технологиях. Эффективное использование таких каналов должно быть в состоянии лучше подготовить подростков к подростковому возрасту и быть лучше подготовленными к взрослой жизни.

8. Пробелы в исследованиях и направления будущих исследований

С момента появления концепции идентичности первопроходцами в психологии, эта концепция привлекла множество исследований по следующим темам.(1) Природа и структура идентичности, а также способы достижения точного описания и оценки. (2) Формирование идентичности, включая понимание природы и величины изменений в статусах идентичности, а также изменений в отдельных аспектах идентичности [30]. (3) Связь между идентичностью, измерениями идентичности, статусами идентичности и возможными я, а также здоровьем, успехом и благополучием. (4) Управление идентичностью через себя и значимых других, а также контексты риска и защиты

С точки зрения методологии исследования , ранее существовали ограничения на размер выборки, продолжительность исследовательских проектов и методы сбора данных.В последние годы произошло расширение от количественных анализов на бумаге и карандаше с поперечными самоотчетами до включения многоволновых лонгитюдных исследований с использованием нескольких методов сбора данных с целью проверки моделей того, как, когда и почему прогрессивная идентичность происходят изменения (например, Klimstra et al. [30]). Помимо исследований индивидуальной идентичности, растет количество исследований социальной идентичности, и новые полезные темы включают (а) оценку симптомов, (б) нормы и поведение, связанные со здоровьем, (в) социальную поддержку, (г) копинг и (д) клинические исходы [4, 57].Это помогает заполнить пробелы в предметных областях исследования. Повышенное внимание уделяется возрасту, полу и культурным влияниям. Вместо того, чтобы выделять подростковый возраст как «наиболее важный этап в развитии идентичности на протяжении всей жизни», существует также повышенный интерес к изучению зарождающейся взрослой жизни (жизни людей от позднего подросткового возраста до середины-двадцатилетнего возраста в индустриальных обществах). ) [58, 59].

Ввиду растущей географической глобализации и глобализации на основе Интернета [46], давления, связанного с изменением систем образования [60], экономических условий и профессиональных перспектив для молодых людей, важно, чтобы будущие исследования идентичности были еще более прочно привязаны к конкретным ситуации реальности.Примеры включают изучение того, действительно ли серфинг в Интернете создал безбарьерный доступ для людей с ограниченными физическими возможностями; как люди, использующие фальшивые идентификационные данные в Интернете для создания своих социальных сетей, получают выгоду или страдают от такой изменчивой и реальной / нереальной идентичности; и эволюция идентичности, когда люди живут и работают в разных местах и ​​сталкиваются с различными этническими группами и культурами.

9. Заключение

Подростки — будущие хозяева общества. Ясная и хорошо развитая личность и благоприятная самооценка обещают позитивное развитие в подростковом возрасте и даже на протяжении всей жизни.Поскольку идентичность организована, сложна, динамична и поддается социальному влиянию, важно включить значимых других в экологию подростков, чтобы обеспечить эффективное знакомство и учебную деятельность, а также обеспечить поддержку, необходимую [60], чтобы помочь подросткам развить здоровая личность.

Статус идентичности — IResearchNet

Широко читаемая книга Эрика Х. Эриксона выдвинула ряд идей, которые стимулировали формулировку концепции статуса идентичности. Писая с психоаналитической точки зрения, Эриксон истолковал, что люди на каждом этапе жизни (например,д., младенчество, детство, юность, зрелость) необходимо разрешить кризис, при этом все положительные решения укрепляют основу эго-идентичности, которая создается в подростковом возрасте. Считается, что каждое общество способствует раннему развитию подражания и идентификации ребенка с родителями. Этот процесс в раннем детстве стимулирует формирование идентичности, основанной на родительских идеалах, ценностях или убеждениях. Но в подростковом возрасте общество предлагает молодежи психосоциальный мораторий на эксперименты с идеями о ролях, ценностях, целях и возможных обязательствах, которые могут расширить идентичность за пределы родительских идеалов до более самонастроенной идентичности.Во время психосоциального моратория (то есть времени, когда можно свободно исследовать личные и карьерные цели и возможности) подростки борются с кризисом идентичности и формулируют идентичность или переживают тревожное состояние ролевой путаницы и самосознания.

Разрешая кризис идентичности, уменьшается крайняя занятость самосознанием, и молодежь определяет набор целей, ценностей и обязательств, которые становятся основой взрослой идентичности. Разрешение идентичности приносит с собой несколько сильных сторон личности, особенно когда идентичность хорошо воспринимается взрослым обществом и поощряется и признается взрослыми как полезное направление в жизни.Это признание может происходить через церемонии, ритуалы или обряды перехода (например, выпускной, скаутскими значками или причастием).

Джеймс Марсия использовал теорию Эриксона, чтобы разработать концепцию и инструмент исследования для оценки идентичности. Парадигма идентичности и статуса использует концепции кризиса и обязательств идентичности Эриксона. Кризис означает поворотный момент, время для действий, период исследований и открытий. Обязательства по идентичности относятся к установлению целей, принятых ценностей и веры в использование и важность идеологий (таких как капитализм, конфессиональная вера или принадлежность к политической партии).Когда кризис или исследование пересекаются с обязательствами, определяются четыре статуса идентичности. Эти статусы идентичности помечены как распространение, потеря права выкупа, мораторий и достижение. Статус распространения представляет собой человека, который практически не чувствует кризиса или исследования и не имеет твердых обязательств. Выкупа представляет собой лицо, принявшее обязательства, но не основанное на исследовании или поиске. Лицо, лишенное права выкупа, имеет обязательства, основанные на родительских или взрослых ценностях, без опыта исследования.Эта форма идентичности в основном основана на подражании, идентификации с родительскими идеалами и соответствием без критической проверки. Статус моратория касается человека, который находится в состоянии глубоких исследований и открытий, но не готов брать на себя пожизненные обязательства. Достижение идентичности — это вершина развития идентичности. Лица, которые сообщают о состоянии исследований и твердых обязательствах, становятся идентичными.

Статусы идентичности — это категории четырех различных состояний при формировании идентичности.Таким образом, статусы идентичности — это набор типологий. Четыре статуса идентичности легко обнаруживаются в любой популяции подростков или молодых людей. Более того, со временем и по мере взросления молодежь может превратиться в другую типологию. Большинство лонгитюдных данных свидетельствуют о том, что рассредоточенная молодежь может быть лишена права выкупа или перейти в статус моратория. И большая часть молодежи с мораторийным статусом становится достигшей идентичности. Однако молодежь также может обратить свой рост от моратория обратно к распространению или, возможно, лишению права выкупа.Кроме того, люди, достигшие идентичности, могут вернуться к мораторию, но обычно снова созревают до новой формы статуса достижения идентичности. Всегда есть возможность продвижения к большему исследованию, приверженности или и тому, и другому, но регресс возможен, когда молодежь меняет направление на более простую или менее сложную форму идентичности.

Каждый статус идентичности связан с самыми разными личными и социальными характеристиками. Рассеянная молодежь обычно изолирована; подчиняться давлению сверстников; мириться с причудами; явная депрессия, самосознание и снижение самооценки; и могут совершать правонарушения или преступные деяния.Отсутствие ценностей и целей делает рассредоточенную молодежь уязвимой для нежелательного социального влияния. Отверженная молодежь соответствует текущим социальным нормам или правилам, жестка и имеет неглубокую или псевдо-близость со своими друзьями и романтическими партнерами. Молодые люди, страдающие мораторием, склонны к беспокойству, положительному представлению о себе, чувствуют себя неполноценными и нуждаются в руководстве, но имеют хорошие эмоциональные отношения с другими. Молодежь, достигшая идентичности, целеустремлена, судит о жизни на основе твердого набора ценностей и проявляет множество положительных личностных характеристик, свидетельствующих о положительном психическом здоровье.У них также есть интимные и зрелые социальные отношения со сверстниками и партнерами противоположного пола.

Достижение идентичности связано с несколькими механизмами позитивного эго или когнитивными операциями. Молодежь, достигшая идентичности, лучше понимает себя, имеет цели и направления в жизни, чувствует себя последовательной и последовательной как личность, считает себя обладающей свободой воли выбирать, кем они являются или кем может стать, и видит, что их будущее много положительные возможности. У других статусов идентичности очень мало этих сильных сторон эго-идентичности.Достижение идентичности также приносит чувство верности, то есть ощущение того, что все, что они совершают, будет положительно воспринято другими.

Есть несколько социальных условий, которые способствуют достижению идентичности с ее состояниями исследования и приверженности. Теплое, демократическое воспитание, позволяющее повысить эмоциональную и физическую автономию по мере взросления молодежи, связано с достижением идентичности. Школы, которые предоставляют поддерживающий и вовлеченный преподавательский состав, способствуют достижению идентичности.Позитивные отношения со сверстниками, при которых подросток чувствует, что он важен для друзей, связаны с достижением идентичности.

Каждая из форм идентичности также может быть непродуктивной в определенных социальных контекстах. Распространенный статус очень затрудняет получение подростками и молодыми людьми возможности получения прибыли от образовательной среды. Отверженные молодые люди становятся тревожными и подавленными, когда их личные ценности оказываются под угрозой или когда они теряют близкие отношения, которые заставляют их двигаться дальше. Мораторий. Молодежь обеспокоена и несчастна в среде, которая требует соответствия и почти или совсем не оставляет места для исследований.Молодые люди, достигшие идентичности, становятся неуверенными и застенчивыми, когда обнаруживают, что их твердые цели и ценности не помогают им добиться успеха.

Артикул:

  1. Адамс, Г. Р. (1999). Объективная мера статуса эго-идентичности: Пособие по теории и построению тестов. Получено с http://www.uoguelph.ca/~gadams/
  2. .
  3. Адамс, Г. Р., Гуллотта, Т. П., и Монтемайор, Р. (1992). Формирование подростковой идентичности. Ньюбери-Парк, Калифорния: Сейдж.
  4. Марсия, Дж.Э., Уотерман, А., Маттесон, Д., Арчер, С., и Орлофски, Дж. (1993). Эго идентичность: Справочник по психосоциальным исследованиям. Нью-Йорк: Спрингер.
  5. Шварц, С.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts