Экология разума грегори бейтсон: Г. Бейтсон «Шаги в направлении экологии разума» (в тканевом переплете) – Магазин Школы Великих Книг

Содержание

Грегори Бейтсон — Экология разума читать онлайн

12 3 4 5 6 7 …148

На пути к экологии разума

Книга Грегори Бейтсона «Steps to an Ecology of Mind» попала мне в руки в конце 1970-х: мне оставил ее знаменитый психолог Пол Экман, приехавший в Ленинград читать лекции и, обходя наружное наблюдение, вступавший в неразрешенные контакты. Я только начал работать психологом в клинике и в свой первый отпуск взял этот толстенький карманный томик. Отпуск я проводил на Кавказе; тогда там было дешево и безопасно (впрочем, об опасности тогда никто и не думал). Загорая среди скал и вспоминая свою оставшуюся в Питере дочку, я читал невероятные истории о жизни на острове Бали, о логических уровнях и разгадке шизофрении. Больше всего мне понравились «Металоги» восхитительные разговоры автора со своей дочкой, «структура которых релевантна тому, о чем говорят»: звучит замысловато, но по прочтении понимаешь, что это значит. Как бы мне хотелось вот так разговаривать со своей дочкой; но она отсутствовала, и я прямо тут, в палатке, начал переводить Бейтсона. И странно: тогда, в восьмидесятых, мне удавалось публиковать все, что я хотел, но перевод «Металогов» был отвергнут двумя редакциями. Потом я позабыл об этом деле; может, потому, что дочка подросла и я научился с ней разговаривать. Но бейтсоновские идеи еще долго помогали мне понимать (верно или нет) собственные чувства.

Автор этой книги — одна из самых необычных личностей в науке прошедшего столетия. Его современники, классики едва различимых между собой дисциплин, морили студентов и читателей заумной методологией, структурными схемами и идеалом науки еще более чистой, чем та, которую преподают на соседнем факультете. Не то чтобы психология, социология или антропология середины двадцатого века были совсем оторваны от человеческих дел: напротив, из глубокомысленных схем следовали выводы очевидно левой окраски. Идеи специальной, математизированной науки, когда они применяются к человеку и его жизни, логически связаны с представлением о большом правительстве, которое умнее и сильнее людей. Чтобы власть решала за человека, что ему дать, а чего не давать, ей нужна особого рода наука: знание об «объективной» или «бессознательной» жизни — иначе говоря, о том, что человеку надо и чего он сам о себе не знает. Эту атмосферу шестидесятых и семидесятых годов хорошо помнят в Америке и в Европе. Как ни изолирована была Россия, местные идеалы — семиотика, системный подход, математическое моделирование выливались в те же общемировые искания. Их результаты, увы, состарились очень быстро, быстрее авторов.

Бейтсона продолжают читать именно потому, что он думал не о методе, а о предмете; не о форме очков, а о сложности мира, на который через них смотрят. Не произнося проповедей о междисциплинарности, он переходил границы между науками; не употребляя формул, он внес решающий вклад в перевод науки о поведении на язык компьютерной эры. В этой книге вы найдете попытки ответить на множество достойных внимания вопросов: знают ли наши сны слово «нет»? Почему у предметов есть границы? Когда метафоры работают и когда нет? Откуда играющие собаки, знают, что они не дерутся? Как формируется психическая болезнь, и не сходно ли это с тем, что на обычном языке описывается как дурное воспитание?

Центральной для интеллектуальной биографии Бейтсона была концепция «double bind» (это словосочетание я перевожу как «двойная связь», хотя допускаю возможность других переводов). Согласно Бейтсону, двойные связи возникают, когда один из партнеров посылает другому противоположные сигналы разного логического типа. Например, мать говорит ребенку, что он очень красивый, и при этом избегает смотреть на него; или жена, недовольная мужем, рассказывает ему о дурном муже своей подруги; или опоздавший на сеанс пациент отрицает, что хотел этим выразить недоверие терапевту; или правительство говорит, что повышает налоги для того, чтобы лучше заботиться о народе. Всякое слово или жест имеет два значения — буквальное и метафорическое. Бейт-сон рассказывает о типологии отношений между ними и, конкретно, о последствиях их расхождений. Вся его философия есть апология метафорического, утверждение самостоятельного значения метафоры как особой сущности — семиотической, терапевтической, политической. Он рассказывает о том, что метафора — это не литературный троп, а логический тип коммуникации между людьми, животными, обществами и, возможно, компьютерами; что метафорический смысл сообщения живет своей жизнью и может систематически отличаться от его буквального значения; что субъект свободен или несвободен в выборе логического уровня, на котором он общается; что несвобода этого выбора ведет к тяжким последствиям вроде шизофрении. Внимание к метафоре делает анализ Бейтсона одним из ранних опытов пост-структуралистской семиотики. Философы, психологи, политические ученые конца XX века постоянно использовали понятие двойной связи, редко ссылаясь на Бейтсона (это тоже двойная связь и признак успеха в науке).

Теперь неровная, но блестящая книга Бейтсона практически вся выходит на русском языке. Пресыщенный читатель найдет здесь то, чего не читал нигде, и в таком сочетании, которого не видел никогда. Разработанная Бейтсоном теория шизофрении бурно обсуждалась; она вряд ли раскрывает страшные тайны этой болезни, но позволяет описать их на интуитивно доступном языке. Этнологические картины далекого (нынче не столь уж далекого) острова Бали захватывающе интересны. Бейтсон их наблюдал вместе со своей женой, знаменитым антропологом Маргарет Мид, и эти эссе надо читать как его комментарий к их общей полевой работе. По-прежнему трогательны — а для новых читательских и родительских поколений, я не сомневаюсь, вновь заразительны металогические разговоры с дочкой.

В перенасыщенной атмосфере XXI века, полной новых связей и новых ядов, мы разделяем экологические заботы Бейтсона. Экология знает, что ее ценности (например, свежий воздух) не существуют сами по себе, а постоянно, каждую минуту кем-то создаются и кем-то портятся. Мы не можем создавать воздух, у нас нет листьев; но мы создаем разум. Экология разума есть работа по прояснению жизни посредством нашего, а не чьего-нибудь ума. Воздух, которым дышат интеллектуалы, создается их целенаправленной работой, ими же потребляется или целенаправленно портится. Под обложкой, которую вы только что открыли, заключена ясная, чистая атмосфера разума: структура текста металогически соответствует его цели.

А.М. Эткинд

Переводя Бейтсона

Грегори Бейтсон (1904-1980) — выдающийся англо-американский философ, этнограф и этолог. Вот что пишет о нем Фритьоф Капра в книге «Уроки Мудрости» (Москва; Киев, 1996), в которой Бейтсону посвящена отдельная глава, наряду с такими людьми, как Вернер Гейзенберг, Кришнамурти, Станислав Гроф, Ричард Лэйнг.

Читать дальше

12 3 4 5 6 7 …148

Читать онлайн «Экология разума» — Бейтсон Грегори — RuLit

Но когда слепой садится, чтобы съесть свой завтрак, его трость и передаваемые ею сообщения более не релевантны, если требуется понять его питание.

Я думаю, что в дополнение к сказанному об определении индивидуального разума необходимо упомянуть релевантные области памяти и «банков» данных. В конце концов, можно сказать, что простейший кибернетический контур имеет память динамического типа, базирующуюся не на статическом накоплении, а на движении информации вокруг контура. Поведение регулятора паровой машины в момент t2 частично определяется тем, что он делал в момент t1, где интервал между t2, и t1 есть время, необходимое информации для полного обхода контура.

Таким образом, мы получаем картину разума как синонима кибернетической системы: совокупной системы обработки релевантной информации, применяющей метод «проб и ошибок».

И мы знаем, что внутри разума (в самом широком смысле этого слова) будет существовать иерархия субсистем, любую из которых мы можем назвать индивидуальным разумом.

Но эта картина в точности подобна той, к которой мы пришли при обсуждении единицы эволюции. Я полагаю, что эта идентичность — самое важное обобщение из всего, что я здесь сегодня говорил.

При рассмотрении единицы эволюции я утверждал, что на каждой ступени обязательно нужно включать завершенные контуры вне протоплазмического агрегата, будь то «ДНК в клетке», или «клетка в теле», или «тело в окружающей среде». Иерархическая структура не является чем-то новым. Ранее мы говорили о развивающемся индивидууме, семейной линии, таксоне и так далее. Теперь о каждой ступени иерархии нужно думать как о системе, а на как об обрубке, вырезанном и визуализированном в противопоставлении окружающей матрице.

Эта идентичность единицы разума и единицы эволюционного выживания имеет огромную важность, причем не только теоретическую, но также и этическую.

Это означает, что сейчас я пытаюсь локализовать нечто, что называю «Разумом», как что-то имманентное большой биологической системе экосистеме. Если же я начерчу границы системы на другом уровне, тогда разум будет имманентен совокупной эволюционной структуре. Если эта идентичность ментальной и эволюционной единиц верна в широком смысле слова, наше мышление претерпевает многочисленные сдвиги.

Во-первых, возьмем экологию. В настоящий момент экология имеет две стороны: одна называется биоэнергетикой, т.е. это экономика энергии и материалов внутри кораллового рифа, в лесу или в городе, а вторая — это экономика информации, энтропии, негативной энтропии и т.д. Они не очень хорошо совмещаются именно по той причине, что в двух типах экологии единицы имеют различные границы. Для биоэнергетики естественно и целесообразно думать о единицах, ограниченных клеточной мембраной или кожей, либо о единицах, состоящих из множеств родственных индивидуумов. Эти границы становятся рубежами, на которых можно делать измерения для определения аддитивно-субтрактивного бюджета энергии для данной единицы.

По контрасту, информационная (энтропийная) экология имеет дело с вычислением бюджета контуров и бюджета вероятностей. Результирующий бюджет является дробным, а не субтрактивным. Границы должны включать релевантные контуры, а не перерезать их.

Более того, само значение «выживания» изменяется, когда мы перестаем говорить о выживании чего-то, ограниченного кожей, и начинаем думать о выживании системы идей в контуре. То, что под кожей, приходит в хаос после смерти, контуры внутри кожи приходят в хаос после смерти. Однако идеи после дальнейшей трансформации могут уйти в мир в виде книг или произведений искусства. Сократ как биоэнергетический индивидуум мертв. Однако многое от него по-прежнему живет как компонент современной экологии идей [5].

5 Выражением «экология идей» я обязан эссе сэра Джеффри Виккерса «Экология идей» (Vickers, 1968).

Также ясно что теология изменяется, а возможно, и обновляется. В течение 5000 лет средиземноморские религии раскачивались в одну и в другую сторону между имманентным и трансцендентным. В Вавилоне трансцендентные боги пребывали на вершинах холмов. В Египте имманентный бог пребывал в фараоне. Христианство является сложной комбинацией обоих верований.

Кибернетическая эпистемология, которую я вам изложил, предлагает новый подход. Индивидуальный разум имманентен, но не только телу, а также контурам и сообщениям вне тела. Также есть больший Разум, в котором индивидуальный разум — только субсистема. Этот больший Разум можно сравнить с Богом, и он, возможно, и есть то, что некоторые люди понимают под «Богом», однако он по-прежнему имманентен совокупной взаимосвязанной социальной системе и планетарной экологии.

Фрейдистская психология расширила концепцию разума вглубь ради включения всей внутрителесной коммуникативной системы (автономной, связанной с привычками), а также широкого спектра бессознательных процессов. То, о чем говорю я, расширяет разум вовне. И оба эти изменения сужают сферу компетенции сознательного «Я». Тут становится уместным известное смирение, смягчаемое удовлетворением или радостью быть частью чего-то большего. Если хотите, частью Бога.

Если вы помещаете Бога вовне, ставите его лицом к лицу с его творением и если при этом у вас есть идея, что вы созданы по его образу и подобию, то вы естественно и логично станете видеть себя вне и против окружающих вещей. Если же вы самонадеянно приписываете весь разум самому себе, вы станете видеть окружающий мир как неразумный и, следовательно, не заслуживающий моральных или этических оценок. Окружающая среда станет казаться предназначенной для эксплуатации. Вашей единицей выживания станете вы сами, ваш народ или ваши сородичи, противопоставленные окружению других социальных единиц, других рас, зверей и овощей.

Если таковы ваши представления о ваших отношениях с природой и при этом вы имеете современную технологию, ваша вероятность выживания будет такой же, как у снежинки в аду. Вы погибнете либо от токсичных отходов своей собственной ненависти, либо просто от перенаселения и сверхистощения почв.

Если я прав, следует полностью реконструировать наши представления о себе и других людях.

Ничего смешного в этом нет, и я не знаю, сколько нам отпущено на это времени. Если мы продолжим действовать на основе предпосылок, модных в докибернетическую эру, и особенно акцентированных и усиленных в период индустриальной революции, по-видимому, ратифицировавшей дарвиновскую единицу выживания, мы можем иметь двадцать или тридцать лет до того, как логичное reductio ad absurdum наших старых позиций уничтожит нас. Никто не знает, сколько времени у нас в запасе в рамках нынешней системы, пока на нас не обрушится катастрофа более серьезная, чем гибель некоторых групп или наций. Возможно, на сегодня самая важная задача — это научиться думать по-новому. Позвольте сказать, что я не знаю, как думать таким образом. Интеллектуально я могу стоять здесь и давать вам аргументированное освещение этого вопроса, но, если я рублю дерево, я по-прежнему думаю, что это «Грегори Бейтсон» рубит дерево. Это «Я» рублю дерево. «Я» по-прежнему являюсь сам для себя исключительно конкретным объектом, отличающимся от всего того, что я называл «разумом».

Шаг к тому, чтобы осознать и сделать привычным другой вид мышления, чтобы стало естественным думать таким образом, когда берешь стакан воды или рубишь дерево, — такой шаг не прост.

Я совершенно серьезно призываю вас не доверять политическим решениям, исходящим от лиц, еще не имеющих этой привычки.

Есть некоторый опыт и некоторые дисциплины, которые могли бы помочь мне представить, на что похожа эта привычка к правильному мышлению. Под влиянием ЛСД я, как и многие другие, испытал исчезновение разделения между «Я» и музыкой, которую слушал. Воспринимающий и воспринимаемое странным образом объединились в единую сущность. Это, несомненно, более правильное состояние, нежели то, в котором кажется, что «я слушаю музыку». В конце концов, звук это «вещь в себе», но мое восприятие звука является частью разума.

Поиск материала «Экология разума. Бейтсон Г.» для чтения, скачивания и покупки

Ниже показаны результаты поиска поисковой системы Яндекс. В результатах могут быть показаны как эта книга, так и похожие на нее по названию или автору.

Search results:

  1. Microsoft Word — Бейтсон Г. _Экология разума.docx

    Бейтсон Г. Экология разума. Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии / Пер. с англ. М.: Смысл. 2000. — 476 с. Bateson G. Steps to an Ecology of Mind. N.Y.: Ballantine, 1972. Перевод с английского Д. Я. Федотова, М. П. Папуша Вступительная статья А. М. Эткинда Редактор перевода Т. А. Нежнова Дизайн серии Ф. С

    v Эткинд A.M. На пути к экологии разума v Федотов Д. Я., Папуш М. П. Переводя Бейтсона v Энгел М. Пролог Предисловие Введение: Наука о Разуме и Порядке МЕТАЛОГИ Металог: Почему вещи приходят в беспорядок?

    promhimlab.ru

  2. Бейтсон Грегори —
    Экология
    разума, скачать бесплатно книгу…

    Автор: Бейтсон Грегори. Название: Экология разума. Жанр: Философия. Издательский дом: Смысл. Год издания: 2000. Аннотация: Грегори Бейтсон (1904-1980) — выдающийся мыслитель 20 века, философ, эколог, кибернетик и системный теоретик. Его книга «Шаги в направлении экологии разума» впервые вышла на языке оригинала в 1972 году, неоднократно переиздавалась и стала культовым интеллектуальным бестселлером в англоязычном мире.В этой книге Г.Бейтсон намечает подходы к решению поставленной им широкомасштабной…

    royallib.com

  3. Купить эту книгу

  4. Канцтовары

    Канцтовары: бумага, ручки, карандаши, тетради. Ранцы, рюкзаки, сумки. И многое другое.

    my-shop.ru

  5. Экология разума скачать epub, fb2 книгу Грегори Бейтсон

    Скачать книгу «Экология разума» Грегори Бейтсон в форматах fb2, epub, pdf, txt, rtf или читать онлайн. Популярные книги жанра Философские науки. Социология, Общая философия.

    Грегори Бейтсон (1904-1980) – британский, затем американский философ, антрополог и психолог, методолог биологии и человекознания. Перенося идеи из одних дисциплин в другие и связывая данные разных наук в логически стройные объяснительные модели, Бейтсон оставил ярчайший след в целом ряде наук, в том числе психологии.

    booksprime.ru

  6. Microsoft Word — Бейтсон Г. _Экология разума.docx

    Бейтсон Г. Экология разума. Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии / Пер. с англ. М.: Смысл. 2000. — 476 с. Bateson G. Steps to an Ecology of Mind. N.Y.: Ballantine, 1972. Перевод с английского Д. Я. Федотова, М. П. Папуша Вступительная статья А. М. Эткинда Редактор перевода Т. А. Нежнова Дизайн серии Ф. С. Сафуанов, Э. А. Марков Верстка О. В. Кокоревой Корректор Н. А. Степина. Психологам, психотерапевтам, всем, интересующимся глубинными механизмами человеческого поведения. ОГЛАВЛЕНИЕ: v Эткинд A.M. На пути к…

    www.vixri.ru

  7. Скачать pdf. Экология разума. Бейтсон Г. Читать… — Bookap.info

    Скачивание архива «Бейтсон Грегори, Экология разума» займет некоторое время и зависит от скорости вашего интернет-соединения. Грегори Бейтсон (1904-1980) — выдающийся мыслитель 20 века, философ, эколог, кибернетик и системный теоретик. Его книга «Шаги в направлении

    В этой книге Г.Бейтсон намечает подходы к решению поставленной им широкомасштабной задачи по ревизии и модификации фундаментальных основ гуманитарного знания в свете современных положений кибернетики , теории информации и теории систем, а также созданию новой…

    bookap.info

  8. Экология разума. Бейтсон Г. Читать онлайн pdf — Bookap.info

    Читать «Экология разума» Бейтсон Г. Грегори Бейтсон (1904-1980) — выдающийся мыслитель 20 века, философ, эколог, кибернетик и системный теоретик. Его книга «Шаги в направлении экологии разума» впервые вышла на языке оригинала в 1972 году, неоднократно переиздавалась и стала культовым интеллектуальным бестселлером в англоязычном мире. В этой книге Г.Бейтсон намечает подходы к решению поставленной им широкомасштабной задачи по ревизии и модификации фундаментальных основ гуманитарного знания в свете…

    bookap.info

  9. Экология разумаБейтсон Грегори — быстро скачать

    Бейтсон Грегори — «Экология разума» (скачать). Экология разума.doc. Читать онлайн.

    klex.ru

  10. Экология разума | Грегори Бейтсон | скачать книгу

    Грегори Бейтсон (1904-1980) — выдающийся мыслитель 20 века, философ, эколог, кибернетик и системный теоретик. Его книга «Шаги в направлении экологии разума» впервые вышла на языке оригинала в 1972 году, неоднократно переиздавалась и стала культовым интеллектуальным бестселлером в англоязычном мире. В этой книге Г.Бейтсон намечает подходы к решению поставленной им широкомасштабной задачи по ревизии и модификации фундаментальных основ гуманитарного знания в свете современных положений кибернетики…

    bookscat.org

  11. Экология разумаБейтсон Грегори — скачать книгу в fb2, epub…

    Грегори Бейтсон (1904-1980) — выдающийся мыслитель 20 века, философ, эколог, кибернетик и системный теоретик. Его книга «Шаги в направлении экологии разума» впервые вышла на языке оригинала в 1972 году, неоднократно переиздавалась и стала культовым интеллектуальным бестселлером в англоязычном мире. В этой книге Г.Бейтсон намечает подходы к решению поставленной им широкомасштабной задачи по ревизии и модификации фундаментальных основ гуманитарного знания в свете современных положений кибернетики. ..

    moreknig.org

  12. Скачать fb2. Экология разума. Бейтсон Г. Читать… — Bookap.info

    Скачивание архива «Бейтсон Грегори, Экология разума» займет некоторое время и зависит от скорости вашего интернет-соединения.

    В этой книге Г.Бейтсон намечает подходы к решению поставленной им широкомасштабной задачи по ревизии и модификации фундаментальных основ гуманитарного знания в свете современных положений кибернетики , теории информации и теории систем, а также созданию новой синтетической науки о живом, которую он назвал «экология разума».

    bookap.info

  13. Г. Бейтсон / Экология разума | Электронная библиотека…

    Название: Экология разума. Автор: Г. Бейтсон. Аннотация: Контакт культур и схизмогенез Эксперименты по обдумыванию собранного этнологического материала Мораль и национальный характер Бали: система ценностей стабильного состояния Стиль, изящество и информация в примитивном искусстве Комментарий к части “Форма и паттерн в антропологии”. Скачать в pdf ( 6,6 МБ ): Г. Бейтсон / Экология разума.

    www.vixri.ru

  14. Скачать rtf. Экология разума. Бейтсон Г. Читать… — Bookap.info

    Скачивание архива «Бейтсон Грегори, Экология разума» займет некоторое время и зависит от скорости вашего интернет-соединения. Грегори Бейтсон (1904-1980) — выдающийся мыслитель 20 века, философ, эколог, кибернетик и системный теоретик. Его книга «Шаги в направлении

    В этой книге Г.Бейтсон намечает подходы к решению поставленной им широкомасштабной задачи по ревизии и модификации фундаментальных основ гуманитарного знания в свете современных положений кибернетики , теории информации и теории систем, а также созданию новой…

    bookap.info

  15. Экология разумаБейтсон Грегори — Скачать бесплатно

    Его книга «Шаги в направлении экологии разума» впервые вышла на языке оригинала в 1972 году, неоднократно переиздавалась и стала культовым интеллектуальным бестселлером в англоязычном мире. В этой книге Г.Бейтсон намечает подходы к решению поставленной им широкомасштабной задачи по ревизии и модификации фундаментальных основ гуманитарного знания в свете современных положений кибернетики , теории информации и теории систем, а также созданию новой синтетической науки о живом, которую он назвал «экология разума».

    www.rulit.me

  16. Книга Экология разума. Бейтсон Грегори. скачать бесплатно

    В этой книге Г. Бейтсон намечает подходы к решению поставленной им широкомасштабной задачи по ревизии и модификации фундаментальных основ гуманитарного знания в свете современных положений кибернетики, теории информации и теории систем, а также созданию новой синтетической науки о живом, которую он назвал «экология разума». Скачать книгу Экология разума. Бейтсон Грегори.

    maglik.ru

  17. Шаги в направлении экологии разума скачать epub, fb2 книгу. ..

    Скачать книгу «Шаги в направлении экологии разума» Грегори Бейтсон в форматах fb2, epub, pdf, txt, rtf или читать онлайн. Популярные книги жанра Философские науки.

    В этой книге Г. Бейтсон намечает подходы к решению поставленной им широкомасштабной задачи по ревизии и модификации фундаментальных основ гуманитарного знания в свете современных положений кибернетики, теории информации и теории систем, а также созданию новой синтетической науки о живом, которую он назвал ‘экология разума’.

    booksprime.ru

  18. Экология разума. Избранные статьи по антропологии, психиатрии…

    Грегори Бейтсон (1904–1980) – британский, затем американский философ, антрополог и психолог, методолог биологии. Его работы сформировали несколько новых школ в психологии и психотерапии, повлияли на развитие многих других наук, как естественных, так и гуманитарных.Свою научную деятельность Грегори Бейтсон начал в 20-х гг. в качестве этнографа, изучая культуры племен Новой Гвинеи и балийцев в Индонезии. В 40-е гг. он тесно сотрудничает с Норбертом Винером, активно участвуя в первых конференциях по кибернетике.

    bookscat.org

  19. Бейтсон Грегори. Книги онлайн

    Грегори Бейтсон (Gregory Bateson, 9 мая 1904 — 4 июля 1980) — британо-американский учёный, работы которого носят междисциплинарный характер и исследуют широкий спектр вопросов эпистемологии, кибернетики, теории информации, антропологии, социализации, теории коммуникации, экологии. Наиболее известные работы Г. Бейтсона опубликованы в его книгах «Шаги к экологии разума» (1972), «Разум и природа: неизбежное единство» (1979) и «Ангелы страшатся» (1988, написана в соавторстве с дочерью Мэри Катрин Бейтсон и опубликована…

    www.koob.ru

  20. Бейтсон Грегори — Экология разума, Читать онлайн… — Rbook

    Экология разума — Бейтсон Грегори. 2000 год, Философия, Научно-образовательная.

    Во времена, характеризующиеся разделением и сверхспециализацией, Бейтсон противопоставил основным предпосылкам и методам различных наук поиск паттернов, лежащих за паттернами, и процессов, лежащих в основе структур. Он заявил, что отношения должны стать основой всех определений; его основная цель состояла в обнаружении принципов организации во всех явлениях, которые он наблюдал, «связующего паттерна», как он называл это.

    abo.rbook.top

  21. Мишель Фуко. «Это не трубка» Грегори Бейтсон.

    Грегори Бейтсон. «Шаги в направлении экологии разума» (Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии). Соотношение карты и территории — вопрос о соотношении между символом и объектом.

    Грегори Бейтсон в эссе «Форма, вещество и различие» (1970), опубликованном в сборнике «Шаги в направлении экологии разума», отмечает, что принципиально невозможно знать, что такое территория, поскольку всякое понимание основано на некотором представлении

    vk.com

  22. Работа по теме: 51_ЭКОЛОГИЯ РАЗУМА. Глава: Экология разума.

    Бейтсон Г. Экология разума. Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии / Пер. с англ. М.: Смысл. 2000. — 476 с. Bateson G. Steps to an Ecology of Mind.

    Экология разума есть работа по прояснению жизни посредством нашего, а не чьего-нибудь ума. Воздух, которым дышат интеллектуалы, создается их целенаправленной работой, ими же потребляется или целенаправленно портится. Под обложкой, которую вы только что открыли, заключена ясная, чистая атмосфера разума: структура текста металогически соответствует его цели.

    studfile.net

  23. Экология разума. Бейтсон Г. Читать онлайн pdf — Bookap.info

    Читать «Экология разума» Бейтсон Г. Грегори Бейтсон (1904-1980) — выдающийся мыслитель 20 века, философ, эколог, кибернетик и системный теоретик. Грегори Бейтсон (1904-1980) — выдающийся мыслитель 20 века, философ, эколог, кибернетик и системный теоретик. Его книга «Шаги в направлении экологии разума» впервые вышла на языке оригинала в 1972 году, неоднократно переиздавалась и стала культовым интеллектуальным бестселлером в англоязычном мире.

    bookap.info

  24. Шаги в направлении экологии разума | Бейтсон Грегори

    Бейтсон Грегори. Скачать книгу бесплатно (html, 1013 Kb) | Читать «Шаги в направлении экологии разума».

    bookscat.org

  25. Читать Экология разума онлайн (полностью и бесплатно)

    Читать Экология разума онлайн, бесплатно и без регистрации. Книга автора Грегори Бейтсон из жанра Философия страница 1.

    В этой книге Г.Бейтсон намечает подходы к решению поставленной им широкомасштабной задачи по ревизии и модификации фундаментальных основ гуманитарного знания в свете современных положений кибернетики , теории информации и теории систем, а также созданию новой синтетической науки о живом, которую он назвал «экология разума».

    mir-knig.com

  26. Книга «Экология разума (Избранные статьи по…) — ЛитМир

    Cкачать fb2 — 446,9 Кбайт Читать 119 страниц онлайн. бесплатно, без регистрации и без смс. Грегори Бейтсон (1904-1980) – британский, затем американский философ, антрополог и психолог, методолог биологии и человекознания. Перенося идеи из одних дисциплин в другие и связывая данные разных наук в логически стройные объяснительные модели, Бейтсон оставил ярчайший след в

    ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 612 783. ЛитМир — Электронная Библиотека >Бейтсон Грегори >Экология разума (Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии).

    www.litmir.me

  27. Экология разума (Избранные статьи по антропологии, психиатрии…

    Бейтсон Грегори. Скачать книгу бесплатно (fb2, 955 Kb) | Читать «Экология разума (Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии)».

    bookscat. org

  28. Экология разумаБейтсон Грегори :: Режим чтения

    Экология разума есть работа по прояснению жизни посредством нашего, а не чьего-нибудь ума. Воздух, которым дышат интеллектуалы, создается их целенаправленной работой, ими же потребляется или целенаправленно портится. Под обложкой, которую вы только что открыли, заключена

    В последние десятилетия жизни, опираясь на свои энциклопедические знания, Бейтсон разрабатывал науку о живом, принципиально переосмысливая традиционные научные представления о разуме и материи. Он доказывал, что «разум» имманентен всему живому…

    royallib.com

  29. Грегори Бейтсон Экология разума читать книгу онлайн бесплатно

    Экология разума. Автор: Грегори Бейтсон.

    Его книга «Шаги в направлении экологии разума» впервые вышла на языке оригинала в 1972 году, неоднократно переиздавалась и стала культовым интеллектуальным бестселлером в англоязычном мире. В этой книге Г.Бейтсон намечает подходы к решению поставленной им широкомасштабной задачи по ревизии и модификации фундаментальных основ гуманитарного знания в свете современных положений кибернетики , теории информации и теории систем, а также созданию новой синтетической…

    libcat.ru

  30. «экология разума» г. Бейтсона и критика технической…

    Экология разума противопоставляет безжалостному инструментализму дух сотрудничества с природой, привлекает сочетанием любви и мудрости и тем самым открывает горизонты нового рационализма.

    Трансформация разума: симптомы скрытых угроз. Избранная Г. Бейтсоном линия когнитивного анализа прямо соотносится с одной из ведущих тенденций философии XX в. — критикой технократического разума. Ход истории предназначил традиционную для философии роль «дозорного культуры» сравнительно молодой философской дисциплине…

    cyberleninka. ru

  31. «Экология разума» г. бейтсона: поиски…

    «Экология разума» Г. Бейтсона: поиски семиотических оснований ноосферной истории. Ивановский государственный университет Email: [email protected] В статье анализируется концепция «экологии разума» американского ученого

    Экология разума, рассмотренная в контексте немецкой философской антропологии, французского неотомизма, русской религиозной философии и философии рус-ского космизма, представлена в качестве парадигмального ядра представлений о ноосферной истории.

    glonoos.com

  32. Бейтсон Г. Экология разума

    Бейтсон Г., Бейтсон М. Ангелы страшатся. формат doc. размер 1008.5 КБ. добавлен 11 июля 2011 г. В 1978 г. мой отец Грегори Бейтсон завершил работу над книгой «Разум и природа: необходимое единство» (Mind and Nature: A Necessary Unity. Dutton, 1979). Зная, что смерть его от рака неизбежна, отец вызвал меня из Тегерана в Калифорнию, чтобы мы могли поработать над этой книгой вместе. Рак дал Грегори временную передышку, и он сразу же начал работу над новой книгой, которую хотел озаглавить так: «Куда страшатся ступить ангелы».

    www.studmed.ru

  33. Грегори БейтсонЭкология разума читать онлайн

    Экология разума — описание и краткое содержание, автор Грегори Бейтсон, читайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки LibKing.Ru.

    В этой книге Г.Бейтсон намечает подходы к решению поставленной им широкомасштабной задачи по ревизии и модификации фундаментальных основ гуманитарного знания в свете современных положений кибернетики , теории информации и теории систем, а также созданию новой синтетической науки о живом, которую он назвал «экология разума».

    libking.ru

  34. На пути к экологии разума. Экология разума. Бейтсон

    На пути к экологии разума. Книга Грегори Бейтсона «Steps to an Ecology of Mind» попала мне в руки в конце 1970-х: мне оставил ее знаменитый психолог Пол Экман, приехавший в Ленинград читать лекции и, обходя наружное наблюдение, вступавший в неразрешенные контакты.

    Бейтсона продолжают читать именно потому, что он думал не о методе, а о предмете; не о форме очков, а о сложности мира, на который через них смотрят. Не произнося проповедей о междисциплинарности, он переходил границы между науками; не употребляя формул, он внес…

    bookap.info


На данной странице Вы можете найти лучшие результаты поиска для чтения, скачивания и покупки на интернет сайтах материалов, документов, бумажных и электронных книг и файлов похожих на материал «Экология разума. Бейтсон Г.»

Для формирования результатов поиска документов использован сервис Яндекс.XML.

Нашлось 12 млн ответов. Показаны первые 32 результата(ов).

Дата генерации страницы:

Грегори Бейтсон. Сознательная цель против природы.

Древнешие формы религий, такие как тотемизм и анинизм, представляли собой эмпатийную связь человека (разума) с природой. Пришедшая им на смену идея богов постулировала идею превосходства высшего разума над человеком, а человека над природой. До середины XVIII века биологическая картина мира представляла собой жесткую неизменную иерархию от высшего разума к низшему, от Бога до простейших. Ламарк перевернул эту таксономию до наоборот, а Дарвин и вовсе исключил разум из биологического мира. Теория эволюции низводила взаимоотношения экологии и человека до бинарных оппозиций.

Рассел Уоллес в своем письме Дарвину указывал, что рассматривать естественный отбор нужно как саморегулирующуюся систему, которая действует ради сохранения видов неизменным, и тем самым фактически он предложил первую кибернетическую модель эволюционного процесса. Грегори Бейтсон пошел еще дальше. Он считал, что таксономические единицы, введеные эволюционистами приводят к тезису «человек против природы» и предлагал свою иерархию ген-в-организме, организм-в-среде, экосистема и т. д. Такая иерархия позволяет по-новому взглянуть на отношения человека с окружающей средой.

Какова роль человеческого сознания в вопросах природопользования? Не являются ли когнитивные искажения причиной губительного для экосистемы дисбаланса? В «Экологии разума» Бейтсон рассматривает эти вопросы через призму кибернетики и теории систем.

Все эволюционирующие системы, будь то клетка, человек, сообщество людей и тому подобное, по сути являются сложными кибернетическими системами. Эти системы состоят из подсистем. Стабильность системы поддерживает ее способность к саморегулированию, которая проявляется в основном через гомеостаз. То есть любой элемент системы при отсутствии коррекции может создать в ней дисбаланс (экспоненциальное соскальзывание), для достижения «устойчивого состояния» даже малые изменения негативно компенсируются и подстраиваются под общее соотношение элементов. Таким образом, можно сказать, что система поддерживает свою устойчивость за счет изменения подсистем.

В системах, содержащих множество взаимосвязанных гомеостатических петель, изменения, привнесенные внешним толчком, могут медленно распространяться через систему. Для поддержания данной переменной V1, на данном уровне переменные V2, V3 и т.д. претерпевают изменения. Однако V2 и V3 могут сами быть субъектами гомеостатического контроля, либо могут быть связаны с переменными V4, V5, и т.д., являющимися субъектами контроля. Этот гомеостаз второго порядка может привести к изменению V6, V7, и т.д. И так далее.

Проблемы объединения самокорректирующихся систем предстают совершенно в новом свете если начать рассматривать такие пары как человек-общество, общество-экосистема. «Цели» этих контрастирующих систем настолько противоречивы, что Бейтсон иллюстрирует их метабеспорядочным крокетом Кэролла, где Алиса образует пару с фламинго, а «мячом» является еж.

Трудности Алисы проистекают из того факта, что она «не понимает» фламинго, т.
е. она не имеет системной информации о той «системе», которой она противостоит. Фламинго так же не понимает Алису. Они находятся в ситуации «перекрестных целей». Сравнимая проблема — соединение человека с его биологическим окружением через посредство сознания. Если у сознания отсутствует информация о природе человека и окружающей среды, либо если эта информация искажена или неправильно выбрана, тогда весьма вероятно, что это сочетание станет генерировать метабеспорядочную последовательность событий.

Наше сознание подвергает реальность селекции. Для экономии мыслительных процессов бессознательное осуществляет механическую выборку о событии. Информация о о любой дополнительной этому событию деталей, ведет за собой цепи других деталей, которые в свою очередь требуют наращивания новых цепей деталей до бесконечности. Даже если бы мозг человека был способен перерабатывать столь колоссальный объем информации, этот процесс рушил бы целостность восприятия и умалял саму ценность получаемых событий

Сознание направлено на быстрое получение желаемого (информации) кратчайшим каузальным путем. Это не имеет ничего общего с разумом, мудростью и постижением истины (под мудростью Бейтсон подразумевал знания о тотальной системности творения).

С одной стороны, мы имеем системную природу индивидуального человеческого существа, системную природу культуры, в которой он живет, системную природу биологической и экологической системы вокруг него; с другой — мы имеем этот курьезный вывих в системной природе индивидуального человека, из–за которого сознание почти по необходимости слепо к системной природе самого человека. Целенаправленное сознание извлекает из совокупного разума такие последовательности, которые не имеют петлевой структуры, характерной для всей системной структуры.

Искажения в восприятии делают людей слепыми к факту закольцованности человека и внешнего мира. Цивилизация, культура и экология подобны живым контейнерам своих компонентов. Крен в сторону «целесообразности» и «быстрого достижения целей» приводит к общему дисбалансу системы.

Кибернетичекая эпистемиология предлагает иное видение мира.

Человек — только часть системы, а часть не в состоянии контролировать целое.

Разум индивида не ограничивается его собственной кожей, индивидуальный разум — субсистема большего Разума (под Разумом Бейтсон понимал системные силы, поддерживающие ее устойчивость), который можно сравнить с богом. Бейтсон предлагает реорганизовать мышление таким образом, чтобы оно исключало противопоставление человека и окружающего мира и сужало сферу компетенций «сознательного Я». Этого по его мнению можно достичь за счет научного смирения (направления технологического прогресса в приемлемое русло) и развития тех областей человеческой деятельности, где человек не ограничивает себя искажениями, возникающими при образовании пар в интересах сознательной цели: поэзия, живопись, гуманитарные знания, восточная философия.

В заключение давайте вспомним, как узкое благочестие Иова, его целеустремленность, его здравый смысл и его мирской успех были бесповоротно заклеймлены Голосом из Бури в одной поразительной тотемической поэме:
Кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла?

Знаешь ли ты время, когда рождаются дикие козы на скалах?

И замечал ли роды ланей?

Литература:

Бейтсон Г. Экология разума: Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии. Пер. с англ.– М.: Смысл, 2000. (Серия: Золотой фонд мировой психологии) — 476 с.

Грегори Бейтсон — Психологос

Грегори Бейтсон (9 мая 1904 — 4 июля 1980) — англо-американский антрополог, этолог, психолог, кибернетик, лингвист, системный теоретик, философ.

Грегори Бейтсон наиболее известен за разработку теории «двойного послания» (англ. double bind) в контексте шизофрении и за свою кибернетическую концепцию уровней обучения. По собственному признанию Бейтсона, работы его зачастую неправильно истолковываются, чему способствует и необычность его стиля. Бейтсон не отличался любовью к современным академическим стандартам научного стиля, и его работы зачастую были оформлены в виде эссе, со множеством метафор.

Грегори Бейтсон способствовал возникновению нескольких школ психотерапии, включая «антипсихиатрию» (Р. Д. Лэинг) и нейролингвистическое программирование (НЛП). Бейтсон выступил наставником основателей НЛП Ричарда Бэндлера и Джона Гриндера а также познакомил их с психотерапевтом Милтоном Эриксоном, использовавшим так называемый «мягкий» (эриксоновский) гипноз для своих психотерапевтических сессий.

В круг интересов Бейтсона входили теория систем и кибернетика, одним из основателей которой он считается (Бейстон был в числе основоположников дисциплины, вместе с Норбертом Винером). В процессе работы Бейтсон сосредоточился на соотношении кибернетики и теории систем с эпистемологией.

Теоретические новации, предложенные Бейтсоном

  • Абдукция — метод сравнения паттернов отношений и их симметрии и асимметрии (как, например, в сравнительной анатомии), особенно в комплексных органических или психических системах. Бейтсон использовал этот термин для обозначения третьего метода науки (наряду с индукцией и дедукцией) и рассматривал её как центральное звено своего качественного и целостного (холистического) подхода.
  • Критерии разума

1. Разум есть совокупность взаимодействующих частей или компонентов.

2. Взаимодействие между частями разума вызывается различием.

3. Для психических процессов необходима коллатеральная энергия.

4. Для психических процессов необходимы замкнутые (или более сложные) цепи детерминации.

5. В психических процессах эффекты различия (дифференциации) рассматриваются как трансформы (то есть закодированные версии) различий, которые им предшествовали.

6. Описание и классификация данных процессов трансформации выявляют иерархию логических типов, свойственных явлению.

  • Двойное послание — коммуникативный парадокс, впервые описанный в семьях с шизофрениками. Для полноценного двойного послания необходимо соблюдение ряда условий:

1. Жертва двойного послания воспринимает противоречивые указания или эмоциональные послания на различных уровнях коммуникации (например, на словах выражается любовь, а невербальное поведение, или «метасообщение», выражает ненависть; либо ребёнку предлагают говорить свободно, но критикуют или заставляют замолчать всякий раз, когда он так делает).

2. Невозможность метакоммуникации. Например, дифференцирование двух посланий, определение коммуникации как не поддающейся разумению.

3. Жертва не способна прекратить общение.

4. Неспособность выполнить противоречивые директивы наказывается (например, прекращением выражения любви).

5. Двойное послание изначально предлагалось в качестве объяснения части проблемы этиологии шизофрении. Сейчас более значимо его влияние в качестве примера подхода Бейтсона к сложностям коммуникации.

  • Уровни обучения:

1. Обучение-0 — получение организмом (шире — кибернетической системой вообще) сигнала, несущего информацию

2. Обучение-1 — изменение своего поведения на основе полученного сигнала

3. Обучение-2 — обучение обучению-1 (т.е. изменению своего поведения на основе полученного сигнала)

4. Обучение-3 — обучение обучению-2 (т.е. обучению изменять свое поведение на основе полученного сигнала)

И т.д. Бейтсон предполагал, что на текущий момент высший доступный живым системам уровень — обучение-4

Библиография

  • 1936 (1958). «Naven». Stanford: Stanford University Press.
  • with Jurgen Ruesch. 1951. «Communication: The Social Matrix of Psychiatry». New York: W. W. Norton and Company, Inc.
  • 1972. «Steps to an Ecology of Mind». New York: Ballantine Books.
  • 1974. «Perceval’s Narrative: A Patient’s Account of His Psychosis, 1830—1832». New York: William Morrow and Company, Inc. Editor.
  • 1979. «Mind and Nature: A Necessary Unity». Toronto: Bantam Books.
  • 1987. «Angels Fear: Towards an Epistemology of the Sacred». Toronto: Bantam Books.
  • 1991. «A Sacred Unity: Further Steps to an Ecology of Mind». New York: HarperCollins Publishers
  • with Margaret Mead. 1942. «Balinese Character: A Photographic Analysis». New York: Academy of Sciences.

На русском языке

  • Бейтсон Г., Бейтсон М. К. Ангелы страшатся / Сокр. пер. с англ. — М.: Технол. шк. бизнеса, 1992.
  • Бейтсон Г. Экология разума: Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии / Пер. Д. Я. Федотова, М. П. Папуша. — М.: Смысл, 2000.
  • Бейтсон Г. Шаги в направлении экологии разума. / Пер. Д. Я. Федотова. — М., УРСС, 2005 (расширенное переиздание)
  • Бейтсон Г. Разум и природа / Пер. Д. Я. Федотова. — М.: УРСС, 2006.

Автор: Бейтсон Грегори — 3 книг.Главная страница.

ЛитВек — электронная библиотека >> Популярные авторы >> Грегори Бейтсон

КОММЕНТАРИИ 1458

Добро пожаловать в класс превосходства 1
Кинугаса Сёго

И как книга?

existtrace   15-09-2022 в 17:35   #190545

Операция «Рокировка»
Степан Кулик

Прочитал рокировку.Впечатление, что я многое пропустил.

Александр   12-09-2022 в 05:19   #190544

Мы спросим за всё! (Трилогия)
Александр Петрович Бочков

Полное дерьмо.

Андрей   11-09-2022 в 00:13   #190543

Клинок имею — Готов к приключениям
Мертвый Бассейн

Если честно сама идея отличная, даже читается легко, а вот проработка с характеристиками без обид автору, тупая, почти от слова совсем не проработанная и я не говорю о том что надо было страницы писать писанины про характеристики. Но если ты уж назвался груздем и пишешь реалрпг. То сделай так чтоб было не на отьебись и ради жанрового хайпа. А тут тупо голимый жанровый хайп и всё!!! Проработки по теме характеристик от слово нуль. Очень жаль, книга в этом многое проиграла, как кстати и косвенно сюжет тоже

Оценил книгу на 5
Алан   10-09-2022 в 12:31   #190542

Крылья Феникса. Введение в квантовую мифофизику
Валентин Юрьевич Ирхин

Когда момент силы уже не вычисляют при помощи известной формулы. Тянущиеся моменты бытия в автомобильной пробке. В салоне холодно, но я согреваюсь разговаривая с торчащими электрическими проводами (это не лайфхак). Настроение (вновь неподнадзорное) в плену ретроспективно-исторических (не хотелось, сопротивлялось, но само как-то написалось через тире именно так, словно бы речевое масло масляное) стоп-кадров, которые повторяются во снах моих из ночи в ночь. Иногда мне кажется, что они не только сосуществуют параллельно с моим настроением, но и живут уже своей отдельной оригинальной жизнью, местами даже пропуская пережитое время сквозь строгую свою цензуры, что иногда (местами) похлеще будет любого АНБ или Роскомнадзора. Возможно именно подобная очередная внезапно нахлынувшая интеллектуальная радиация заставила меня сегодня отчаянно позабыть купить бумажный скотч. О, ужас какой! Вновь я не смогу приклеить в ванной комнате отвалившуюся вентиляционную решетку. Выныривающиеся обстоятельства, что вот так нагло и беспардонно затекают в зону моего непосредственного обитания — это я про свою многострадальную ванную комнату с отвалившейся решеткой. В зеркале заднего вида вновь я — Крутикова (но уже не Захаренкова) Диана Андреевна. Звучит моя любимая Baccara, а значит наличествует хоть какая-то романтическая обстановка. Лежит билет, но не на балет — сегодня собственноручно достала из своего почтового (в прямом смысле этого незамысловатого слова) ящика ПЯТЬ административных писем от ГИБДД. Они зачем-то ещё и сфотографировали мой автомобиль и разоблачили автомобильный номер. Как грубо и пошло! На моей памяти, к слову, так холодно в начале сентября было только в далёком уже 1999-м. Последний год, когда я отдыхала, да и вообще было в Комарово. Вновь артефакты моего подсознания, что тоже местами ретроспективно-историческое, окаменелости проще говоря. Двадцать три года тому назад. Тем временем в почти что самом центре города Ломоносова на площаде брызгает фонтан. Его ещё не отключили. Это очень мило и красиво (эмоции на периферии). Беспримесная радость. Такой дефицитный, готический для текущего прохладного сентября яркий солнечный луч, почти что уже экзотический, пробившись сквозь дождевые плотные серые облака и порывистые осенние ветра падает прямо на лобовое стекло моего автомобиля. Хорошее настроение может быть заразным, особенно если в наушниках Arabesque с хитом под названием «in for a penny» (между прочим это не скрытая реклама).

Вспомнила осень две тысячи шестнадцатого года. Очень грустная эпоха в моей судьбе. Потерянное время. Единственное приятное из того времени — мимолётный отдых на курорте «Ярвисюдан». Эх, но это уже дела совсем уж давно ушедших дней. «Боль и слезы платной автостоянки» — это выдуманное мною «римское крылатое выражение» именно про тот год. О, позвонила моя коллега Тупикова Наталья Владимировна…

Мысли в нужном месте. Кто мёрзнет в сентябре? Сегодня одному моему соседу по лестничной площадке пришла повестка от среднестатистического российского военкомата, но не стоит же так поддаваться панике и рвать на себе (дефицитные) волосы. Утро восьмого сентября две тысячи двадцать второго года. Вновь смотрю на себя в зеркале — и вновь понимаю то, что передо мной все та же Крутикова Диана Андреевна из города Ломоносова. Сегодня День памяти жертв блокады Ленинграда. По среднестатистическому российскому телевидению об этом событии должным образом практически ничего не сообщается. Тем временем сегодняшним утром собственными глазами увидела на экране телевизора Максима Владимировича. Того самого Максима Владимировича, которого вживую я видела в далёком уже 2004-м году, и та случайная встреча тоже, как сейчас отчётливо помню, выпала на похожую холодную осень. Тогда точно был именно сентябрь. А до той встречи, к слову, я видела вживую Максима Владимировича аккурат первого сентября тысяча девятьсот девяносто девятого года. ТУ СЛУЧАЙНУЮ ВСТРЕЧУ Я ПОМНЮ ОТЧЁТЛИВО, ФОТОГРАФИЧЕСКИ, С ПОДРОБНОСТЯМИ. На «утреннем» экране (в виде «пятого канала») Максим Владимирович пристально и изумлённо смотрел на какого-то безызвестного оппонента, коий так и остался по ту сторону экрана. Ох уж эти современные режиссёры!. На исходе утра сходила с соседской собакой в близлежащую ветеринарную клинику. С собакой оказалось в принципе всё в порядке — обнаруженные болячки соответствуют возрасту. Собака в довольно-таки неплохом состояние, в принципе в хорошей форме. Ночью приснился легендарный клуб «Синтез». Приснился шоппинг формата октября 2012-го года. Тогда в ТРК «Питер Радуга» (хотя в настоящей своей жизни я живу далеко от этого места) я купила телевизор «LG». Была такая же холодная осень, но удивительно красочная, комфортабельная, что наверняка могла занять любое призовое место в индексе гулябельности. Да что уж там, было даже намного холоднее. Таким образом этой осенью моему телевизору «LG» (собранному, между прочим, в родной России, точнее ещё более родных и близких Шушарах) исполняется ровно десять лет. Первый большой юбилей! Карта событий, калейдоскоп воспоминаний.

Восьмого сентября две тысячи двадцать второго года. Горячий чай и сыр от Лео Пиго. Мои представления об идеальной жизни в разрезе. Светит солнышко. Ясное голубое небо. Чистые белые облака. Пушистые. Приятный холодноватый ветерок. Метафизическое присутствие финского залива, что совсем неподалеку. Насыщенные мысли в нужном месте. Сновидения — источник информации. Серебряная осень (то есть сентябрь). Солнце уходит на север. В каком-то смысле мое любимое время года. Грустят пользователи соцсетей. За прошедший август услышала двадцать два анекдота. Специально подсчитала. Начиная с первого сентября больше не настраиваюсь на эту радиостанцию. Даже когда настроение простаивает в пробке вместе с моим автомобилем. Одиннадцатого сентября у Маши день рождения. Обязательно поздравляю, но в воскресенье присутствовать на ее дне рождения лично не смогу никак. Куплеты про берёзку. Легендарная капуста с мясом. Лимонадная долина. Намедни получила посылку с пижамой от австралийского бренда Peter Alexander. Вся в чувствах, то есть счастлива! Будни Невского района в моих сновидениях этой ночью. В двадцать восемь минут! В двадцать восемь минут! В двадцать восемь минут! 1999-ть недель моей жизни.

amiravedelkova

Днём ранее…

Volkswagennk   08-09-2022 в 20:47   #190541

Попаданец (СИ)
Иван Городецкий

Любимое слово автора — «Интерлюдия». Герой слишком уж озабоченный даже для подростка

Алекс   07-09-2022 в 08:25   #190540

Весь Азимов Айзек в одном томе
Айзек Азимов

Поразительно профессионально сделана книга!
Как и остальные в серии «Diximir», впрочем…

Александр   04-09-2022 в 16:20   #190536

Абсолютное кормило
Расс Т. Ховард

Если вы добрались до этой книги, то сделали такую же ошибку как и я. Вся серия ужасна, хотя хуже первой книги в серии наверное уже ничего не может быть.

Нигде нет внятного описания звездных кораблей. Осы, солдаты, скорпионы — как все это выглядит? ни один из авторов не знает — никто даже не удосужился взять какую-то модель парусника и посмотреть ее в разрезе. Корабельные термины далее первой ужасной книги больше никто не вспоминает вообще.
Есть маги, есть порох и бомбарды, но корабли используют катапульты и скорпионы древнего Рима с эффективностью 12-ти фунтового орудия. Как все это должно работать, зачем на корабле, который двигается за счет привода, команда парусного клипера? Никто не скажет. Всего пара сражений произойдет с применением магии в сеттинге, где магии полным полно.
Каждый новый автор пытается придумать новую любовную линию. Зачем? Даже сами авторы этого не знают, в мучении рождая какой-то бред. В последней книге вас ждут и вовсе повороты идийского кино. Любая любовная линия от всех авторов оставляет чувство стыда.
Каждый раз нас знакомят с 3-4 персонажами из новой команды на новом корабле только для того, чтобы убить всех. Я уже чувствую энтузиазм наняться на наутилоид, честно. Кем были люди в команде, что они хотели — никто из великих писателей не расскажет — зачем тратить силы на еще живое мясо?
Эльфийский флот — внезапно имперский. Но никакой империи эльфов нет. Как это работает? Кто командует этим флотом? Никто не расскажет.

И самое главное — с большим трудом закрученная интрига в последнем романе окажется хуже чем в фанфике, который написан 13-ти летним подростком. Я не шучу. Эта серия -ХУДШЕЕ что можно встретить и я надеюсь что мой комментарий убедит читателя бросить все здесь. Просто забудьте о Телдине и спеллджаммере.

SelfishLord   01-09-2022 в 15:34   #190533

Балакучий згорток
Джеральд Даррелл

Боже, избавь нас от этих кастрюлеголовых «читателей»! Автор давно умер!!!

Олег   27-08-2022 в 15:23   #190531

Боги, пиво и дурак (СИ)
Юлия Николаевна Горина

прочитал фрагмент заинтриговала книга и сюжет оригинальный автору всех благ

геннадий чепрасов   26-08-2022 в 04:41   #190530

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

 

Синоним: Бейтсон Грегори

Синоним: Бейтсон Грегори

Гре́гори Бе́йтсон (Gregory Bateson) (9 мая 1904 — 4 июля 1980) — британо-американский антрополог, учёный, исследователь вопросов социализации, лингвистики, кибернетики, работы которого затрагивают широкий спектр дисциплин. Некоторые из его наиболее известных работ опубликованы в книгах «Steps to an Ecology of Mind» (1972, на русском языке издана под названием «Шаги в направлении экологии разума»), «Mind and Nature» (1972, «Разум и природа») и «Angels Fear: Towards an epistemology of the sacred» (1988, опубликована после смерти Бейтсона и написана в соавторстве с Мэри Катрин Бейтсон, его дочерью).

Член ассоциации Уильяма Ирвина Томпсона Lindisfarne Association.
© ru.wikipedia

Ангелы страшатся

Переводчик: В Котляр

Жанр: Психология

Серия: —

Год издания: —

Язык книги: русский

Страниц: 209

Доступен ознакомительный фрагмент книги!

Читать

Формат: fb2

 Фрагмент

  Купить

Миру потребовалось 2500 лет, чтобы решить задачи, предложенные Аристотелем и сформулированные Декартом. Решить новые проблемы отнюдь не легче, чем старые. На место старых загадок встали новые. «Ангелы страшатся» является попыткой охарактеризовать и… … Полная аннотация

Комментировать   : 0 : 0 : 0 : 0 : 0 : 0  

Разум и природа

Жанр: Психология, Философия

Серия: —

Год издания: —

Язык книги: русский

Страниц: 254

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Грегори Бейтсон — выдающийся мыслитель XX века, философ, эколог, кибернетик и системный теоретик, внесший значительный вклад в антропологию, психиатрию и теорию коммуникации. Открытия и теории Бейтсона легли в основу таких передовых направлений, как… … Полная аннотация

Комментировать   : 0 : 0 : 0 : 0 : 0 : 0  

Экология разума (Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии)

Грегори Бейтсон (1904-1980) — выдающийся мыслитель 20 века, философ, эколог, кибернетик и системный теоретик. Его книга «Шаги в направлении экологии разума» впервые вышла на языке оригинала в 1972 году, неоднократно переиздавалась и стала культовым… … Полная аннотация

Комментировать   : 0 : 0 : 0 : 0 : 0 : 0  

Повторное введение в экологию разума

Грегори Бейтсон, автор книги «Шаги к экологии разума». Фото предоставлено Барри Шварцем.

Если мы немного поймем, что делаем, возможно, это поможет нам найти выход из лабиринта галлюцинаций, которые мы создали вокруг себя.

~Грегори Бейтсон (Bateson, стр. 475)

За последнее десятилетие заботы об окружающей среде захватили общественное внимание до невиданной ранее степени. Растущая осведомленность общественности об окружающей среде Земли — это единственное незначительное преимущество неизбежного характера экологических кризисов, с которыми сталкивается население нашего мира. Тем не менее, хотя осознание проблем имеет решающее значение для их решения, это только первый шаг к улучшению экологического здоровья, а следующим шагом должны быть действия. Перед действием, однако, стоит сбивающий с толку вопрос: «Как?» Многие люди стремятся, даже в отчаянии, погрузиться в драку борьбы за спасение нашей Земли, но даже когда желательный образ действий ясен (который редко), как достичь этой цели часто неясно. Что можно сделать, чтобы побудить людей и общество к действию? Как мы можем гарантировать, что эти действия принесут пользу? Один из потенциальных источников ответов на сегодняшние вопросы был предложен еще в 1972. В том же году Грегори Бейтсон представил теорию, в которой предлагалось изменить не только наши действия, но и наши мысли — подумать о том, как мы думаем. Бейтсон назвал это средство понимания идей «экологией разума».

Экология разума, как представлял ее Бейтсон, относится к междисциплинарному подходу к исследованию того, как сознание изменяется и формирует паттерны как на социальном, так и на индивидуальном уровне. Цель такого исследования аналогична цели изучения биологической экологии. Экология разума основана на модели сознания, или «разума», как экосистемы, а идеи как флоры и фауны этой системы. Подобно растениям и животным в материальной экосистеме, идеи подвержены эволюции, исчезновению или успешному расцвету. В биологической экологии ученые стремятся понять биологические процессы, чтобы мы могли продвигать те, которые мы считаем полезными, и избегать внесения в систему разрушительных элементов. Бейтсон применил это же убеждение к своей концепции «экологии разума»: если мы хотим конструктивно формировать идеи, производимые нашим обществом, то мы должны понимать процессы, посредством которых идеи взаимодействуют друг с другом, и почему одни идеи процветают, а другие увядают. . Как писал Бейтсон в своей книге Steps to the Ecology of Mind , «наука может дать нам что-то вроде диаграммы»», чтобы направить наш курс к избранным целям для социальных систем (Бейтсон, стр. 164).

Река Саут-Платт. Фото Э. К. Малдера, 2009 г.

Например, в своей главе «Мораль и национальный характер» Бейтсон предположил, что провал прошлых политических договоров между нациями является результатом мотивации и наказаний, которые не адаптированы к вовлеченным нациям. Каждая нация имеет определенные социальные нормы и принятые способы работы. Если договор составлен с учетом культурных норм каждой участвующей нации, вероятность того, что договор будет эффективно соблюдаться этими странами, выше. Статья Бейтсона о национальном характере была опубликована в 1942, и связанные с провалом Версальского договора и последующим началом Второй мировой войны (стр. 102). Однако его теория может быть легко применена к другим международным соглашениям: например, к договорам об охране окружающей среды. Хотя большинство стран согласны с тем, что некоторые из самых серьезных экологических угроз, нависших над нашим будущим, могут быть эффективно устранены только на международном уровне, убедить очень разные культуры принять одинаковые меры реагирования, мягко говоря, сложно. Если бы политики тратили больше времени на изучение моделей успешных перемещений внутри стран, на которые они больше всего хотели бы повлиять, международное регулирование могло бы быть более охотно принято и введено в действие более эффективно.

Но для того, чтобы движение успешно укоренилось в любом обществе, необходимо учитывать как индивидуальный, так и национальный характер. Законодательство и технологии ограничены в своих возможностях для решения экологических проблем; личное сознание также оказывает глубокое влияние. Опять же, наблюдение за сознанием («разумом») как за экосистемой дает возможность получить руководство. Как неоднократно подчеркивал в своих работах Бейтсон, ни одна экологическая система не является полностью замкнутой. Подумайте о реке, протекающей через лес, или о загрязняющих веществах, переносимых ветром в высокие широты. Сознание также не является замкнутой системой.

Образы, звуки и эмоции, которым он подвергается каждый день, оказывают глубокое влияние на идеи, уже обитающие в его сознании. Таким образом, искусство, средства массовой информации, дискуссии и образование становятся решающими в любой попытке исправить экологические ошибки. Однако попытки направить поток информации для какой-либо конкретной цели чреваты опасным риском стать педагогическими. Кто должен решать, каким именно должен быть конец?

Опять же, Бейтсон в своем описании экологии разума дает указания. На протяжении Steps to the Ecology of Mind , Бейтсон повторяет идею о том, что вместо того, чтобы пытаться формировать природу, мы должны сначала попытаться узнать, как она функционирует и как мы функционируем в ней. Мы «поступим правильно», — замечает он, — «сдерживая наше стремление управлять тем миром, который мы так плохо понимаем». Скорее, наши исследования могли быть вдохновлены более древним, но сегодня менее почитаемым мотивом: любопытство к миру, частью которого мы являемся. Наградой за такой труд является не сила, а красота (с. 269.) Подход Бейтсона к знанию можно было бы в равной степени применить и к нашим исследованиям социальной мысли. Попытка сообщить себе, как мы думаем, из любопытства, а не конкретной цели, поможет нам не пытаться слишком сильно диктовать людям, во что они верят. Между тем мудрость, которую мы накапливаем, поможет нам решить, как лучше всего добиться изменений в отношении, которые мы хотим видеть.

Последним аспектом достижения изменений, социальных или личных, является мотив, используемый для подстрекательства к изменениям. Используя новую аналогию, промышленные отходы и детрит из опавших листьев могут обеспечивать питательные вещества, которые позволяют растениям расти, но большинство людей считают, что один источник лучше другого. То же самое можно сказать и о форме, в которой информация предлагается нашему сознанию. Часто экологическая информация предлагается публике в виде страха как главного мотиватора. Описание наказаний, которые могут последовать за неадекватными действиями, должно дать нам импульс. Но есть и другое средство подпитывать наше желание изменить наши действия. Мы снова можем обратиться к Бейтсону за вдохновением.

”нас может держать в напряжении безымянная, бесформенная, неустановленная надежда на достижение ! Достижение вряд ли нужно определять. Все, в чем мы должны быть уверены, это то, что в любой момент достижение может быть не за горами». (стр. 175-176)

Прелесть этого убеждения, как указывает Бейтсон, заключается в том, что «истинно это или ложно, это никогда не может быть проверено». там. Продолжая рекомендацию Бейтсона еще на один шаг, можно сказать, что надежда является лучшим мотиватором страха, потому что страх имеет ограниченную эффективность. Если страх вводится в избытке, он становится подавляющим, и действие становится трудным. С надеждой такого ограничения нет.

Повторная посадка болотной травы. Фото предоставлено US Fish & Wildlife

Прошло более тридцати лет с тех пор, как Бейтсон опубликовал свое введение в концепцию экологии разума. За это время был достигнут значительный прогресс в переходе общественного сознания к всеобъемлющему взгляду на экосистемы, но достигнутый прогресс является лишь начальным шагом к осознанию, которое необходимо для предотвращения экологической катастрофы. Возможно, лучше поняв свой собственный мыслительный процесс, мы сможем убедиться, что наши будущие шаги идут в правильном направлении. Если и есть один урок, который следует усвоить при рассмотрении экологии разума, то он заключается в следующем: средство радикального изменения нашего подхода к окружающей среде лежит через знание, и если мы поставим это знание в качестве нашей цели, будем стремиться к нему с энергией и сотрудничеством, успехом. действительно может «быть не за горами».»

Цитаты взяты из издания 1972 года « шагов к экологии разума », опубликованного издательством Chandler Publishing Company в Нью-Йорке. Книга была переиздана в 2000 году издательством Чикагского университета с новым предисловием его дочери Мэри Кэтрин Бейтсон:

Бейтсон, Грегори. Шаги к экологии разума. Сборник очерков по антропологии, психиатрии,

Эволюция и эпистемология. Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press, 2000.

Биография

Грегори Бейтсон родился в 1904 году в Гранчестере, Англия. Он получил степень бакалавра естественной истории (1925 г.) и степень магистра (1930 г.) антропологии в Кембриджском университете Св. Иоанна. В 1930-е годы Бейтсон проводил антропологические исследования в Новой Британии и Новой Гвинее. (Последние исследования были проведены совместно с его первой женой Маргарет Мид.) Во время своих ранних исследований Бейтсон начал концептуально исследовать идею о том, что аналогии формы и паттерна могут существовать между явно разными областями мысли. В последующие годы Бейтсон продолжал исследовать отношения между областями, и его работа варьировалась от психиатрии, социологии, антропологии, искусства, биологии, кибернетики и политики. Карьера Бейтсона расширилась за счет преподавания, чтения лекций и публикации многочисленных книг и статей в дополнение к проведению исследований. В 1972, Бейтсон опирался на свои лекции и статьи за предыдущие три десятилетия, чтобы составить книгу « шагов к экологии разума ». . Грегори Бейтсон продолжал исследовать новые подходы к науке и мысли, пока не умер в 1980 году. Он оставил после себя любознательность и интеллектуальные исследования.

Для получения дополнительной информации о Грегори Бейтсоне и работе:

The Institute for Intercultural Studies

An Ecology of Mind (2010)

  • 20102010
  • 1h

IMDb RATING

7.2/10

104

YOUR RATING

POPULARITY

113,338

20,415

Play трейлер2:13

1 Видео

1 Фото

Документальный фильмБиографияИстория

«Экология разума» — фильм-портрет антрополога, биолога и психотерапевта Грегори Бейтсона. Бейтсон считал, что «главные проблемы в мире являются результатом различных… Читать все«Экология разума» — это фильм-портрет антрополога, биолога и психотерапевта Грегори Бейтсона. Бейтсон считал, что «главные проблемы в мире являются результатом различия между тем, как работает природа, и тем, как думают люди». Сквозь отношения… Читать все«Экология разума» — это кинематографический портрет антрополога, биолога и психотерапевта Грегори Бейтсона. Бейтсон считал, что «главные проблемы в мире являются результатом различия между тем, как работает природа, и тем, как думают люди». Этот документальный фильм, снятый через отношения между отцом и дочерью, является приглашением к «системному мышлению»… Читать все

IMDb RATING

7.2/10

104

YOUR RATING

POPULARITY

113,338

20,415

  • Director
    • Nora Bateson
  • Writer
    • Nora Bateson(commentary)
  • Stars
    • Грегори Бейтсон (архивные кадры)
    • Нора Бейтсон
    • Джерри Браун
Лучшие титры
  • Режиссер
    • Нора Бейтсон
  • Writer
    • Nora Bateson(commentary)
  • Stars
    • Gregory Bateson(archive footage)
    • Nora Bateson
    • Gerry Brown
  • See production, box office & company info
    • 4Critic reviews
  • Смотрите больше на IMDbPro
  • Видео1

    Трейлер 2:13

    Экология разума

    Фото

    Лучшие актеры

    Gregory Bateson 9009son0003
    • Self
    • (archive footage)

    Nora Bateson

    Gerry Brown

    William Irwin Thompson

    Fritjof Capra

    Mary Catherine Bateson

    Stewart Brand

    Terrence Deacon

    Tim Keanini

    Ralph Abraham

    Лоис Бейтсон

    Милтон Бергер

    • Я
    • (архив)

    Кай де Фонтеней

    • Я
    • (archive footage)
    • Director
      • Nora Bateson
    • Writer
      • Nora Bateson(commentary)
    • All cast & crew
    • Production, box office & more at IMDbPro

    Storyline

    User обзоры

    Оставьте первый отзыв

    Подробнее

    • Дата выпуска
      • 1 июля 2011 г. (Германия)
    • Страны происхождения
      • США
      • Canada
    • Official site
      • Official site
    • Language
      • English
    • See more company credits at IMDbPro

    Technical specs

    • Runtime

      1 hour

    • Color

    Новости по теме

    Внесите свой вклад в эту страницу

    Предложите отредактировать или добавить отсутствующий контент

    Top Gap

    Каков план сюжета на английском языке для Экология разума (2010)?

    Ответить

    Еще для изучения

    Недавно просмотренные

    У вас нет недавно просмотренных страниц

    Экология разума — Architectural Review

    В 20 веке разнообразная работа Грегори Бейтсона оказала огромное влияние во многих областях. Теперь его размышления и письма могли бы стать важным руководством к будущему архитектуры и градостроительства

    Антрополог, кибернетик и эколог Грегори Бейтсон (1904-80) заметил, что материя (из чего сделаны вещи) и паттерны (как они организованы) обычно рассматривались как отдельные дисциплинарные области изучения в рамках господствующих традиций западной мысли. Для него дуализм паттерн/материя представлял собой одну из версий глубокой концептуальной структуры, которую можно найти в других итерациях, таких как форма/вещество, разум/материя и культура/природа.

    Подобный дуализм структурирует наши понятия и опыт архитектуры: мы воспринимаем построенное пространство как телесный опыт и постигаем его абстрактно, в форме символического и иконографического языков и различных видов когнитивных отображений. Более того, сходное различие мы находим в самом разделении труда, лежащем в основе современного строительного производства: оно обычно понимается как умственная практика, нематериальный труд, наполняющий материю мира посредством воплощенного материального труда строителей. Следуя феминистской теории, «паттерн» (или «форма») часто рассматривается как привилегированная сторона спаривания, глубоко структурированная и действительно гендерная в нашем языке: «паттерн» происходит от латинского pater, что означает «отец», в то время как слово «материя» происходит от слова «материя». от латинского mater, что означает мать.

    Часто утверждается, что механистический, детерминистический и редуктивный материализм овладел западной мыслью в какой-то момент во время промышленной революции. В этом есть большая доля правды, хотя другие очень разные и часто недуалистические космологические модели также были активны на протяжении всего Просвещения. С середины 19 века
    сами науки предлагали новые концепции материи и жизни, часто не столько занимавшиеся поиском фундаментальных частей, сколько относительными системными процессами, действующими в мире. На протяжении 20-го века был предпринят ряд попыток исследовать новые способы описания отношений между материей, жизнью, личностью и разумом в целом — интересы, которые продолжают вдохновлять многие междисциплинарные работы сегодня.

    «…дуализм паттерн/материя представляет собой одну из версий глубокой концептуальной структуры, которую можно найти в других итерациях, таких как форма/вещество, разум/материя и культура/природа»

    Бейтсон в некотором смысле присутствовал в конце одного научного мировоззрения и при зарождении другого, а размышление над его работами раскрывает еще не принятые возможности и задачи. Его мышление также прямо или косвенно связано с текущими архитектурными проблемами. Он вышел за рамки дисциплины в своем исследовании того, как организованные системы — психические, социальные, биологические и экологические — развиваются, меняются и учатся. Он начал свою карьеру с биологии, но в XIX веке переключился на антропологию.30-е годы, работа с Маргарет Мид. Они были ключевыми участниками основополагающих кибернетических конференций Мэйси, которые произвели ошеломляюще влиятельную работу, которая формирует основу большинства сегодняшних размышлений о сложности, экологии, вычислениях и познании.

    После Мэйси Бейтсон отправился в необыкновенное интеллектуальное путешествие, вдохновив большую часть антипсихиатрического движения (особенно Р. Д. Лэйнга и Феликса Гваттари), а позже вдохновив Гваттари на работу с Жилем Делёзом; он был наставником Ричарда Бэндлера и Джона Гриндера, когда они основали нейролингвистическое программирование (НЛП). Он пришел к выводу, что все сложные материальные системы имманентно подобны языку или даже разуму в той мере, в какой они реагируют на различия в окружающей их среде. Он назвал этот подход «экологией разума», попыткой выйти за пределы дуализма, который, как он утверждал, привел к мировоззрениям, которые были либо «чрезмерно материалистическими», либо «полностью сверхъестественными».

    «… человеческое «я» может быть понято только как экологический феномен, воплощенный и, более того, расширенный в его окружающую среду»

    Проект Бейтсона фактически был радикальным переосмыслением того, чем может быть экология. Вместо науки, занимающейся управлением сложными системами, он возглавил радикальную тенденцию среди некоторых кибернетических теоретиков, которые утверждали, что само понимание системного мышления и наук о сложности показывает, что контроль часто невозможен и нежелателен. В коротком, но проницательном тексте Бейтсон обрисовал возможности экологического урбанизма, утверждая, что города необходимо понимать как сложные системы, которые нельзя полностью понять с помощью таких понятий, как эффективность или количественное системное управление. Он выступал за подход к планированию, основанный на избыточных мощностях и избыточности, поскольку это обеспечит наиболее открытый будущий социальный потенциал и наиболее адаптивные отношения с нечеловеческой экологией.

    В более общем плане Бейтсон разработал идею экологической эстетики, которая по-новому объединила размышления о форме и живой материи. Он выступал за новый вид науки, основанный на отношениях, а не только на объектах, и сформулированный посредством явного (а не непризнанного) эстетического использования метафорических систем в рассуждениях о нашем отношении к миру. В то же время Бейтсон выступал за совершенно иную концепцию того, что такое человеческое «я», утверждая, что «тотальная самокорректирующаяся единица, которая… «думает», «действует» и «решает», представляет собой систему, границы которой не пересекаются. все совпадает с границами либо тела, либо того, что обычно называют «я» или «сознание». его мышление перекликается с более поздними концепциями, такими как понятие Ричарда Докинза о расширенных фенотипах (которое утверждает, что структуры, которые строят организмы, являются продолжением их тел).

    «… быть «завершенным» или «цельным» является иллюзорной целью, будь то профессия или современный человек, поскольку, чтобы быть действительно цельным, мы должны включать в себя радикальную незавершенность и открытость будущему»

    Методы обучения и исследования Бейтсона в конечном итоге сосредоточился на изучении эстетики как средства построения нового научного метода. Бейтсон давал студентам крабов, омаров и раковины, прося их представить, что никто из них раньше не видел ни одного из них, и приступить к «представлению аргументов, которые убедят меня в том, что эти предметы являются остатками живых существ». Это увлекательный вызов. Конечно, простого и правильного ответа не существует, но дискуссия включает в себя выявление паттернов и структур, а также размышление о том, какие процессы и отношения они могли интернализировать и объединять в сети в пространстве и во времени.

    Ссылаясь на это в своей последней книге «Разум и природа» (1979), Бейтсон в конце концов задается вопросом: «Какая закономерность связывает краба с лобстером, орхидею с первоцветом и всех четырех со мной?» А я вам?» Бейтсон все больше вовлекался в движение за охрану окружающей среды, утверждая, что возникающий экологический кризис был в немалой степени результатом неспособности воображения правильно увидеть, как человеческие отношения встроены в более широкую паутину жизни. Его подход часто предполагал совершенно иной набор приоритетов по сравнению с узко определенными концепциями устойчивости и, возможно, в первую очередь предлагает новый вид архитектурных знаний, основанный на изучении пространственных отношений, а не на товарных объектах. Он писал: «Вы решаете, что хотите избавиться от побочных продуктов человеческой жизни и что озеро Эри будет хорошим местом для их размещения.

    Вы забываете, что эко-ментальная система, называемая озером Эри, является частью вашей более широкой эко-ментальной системы, и что, если озеро Эри сходит с ума, его безумие включается в более крупную систему ваших мыслей и переживаний». подвергнуться критике за недостаточное признание более прямых экономических и социальных экологических факторов, которые также формируют наши умы и тела, и я вижу, что это одна из областей, в которой его работа может быть развита сегодня. Точно так же, отдавая предпочтение разуму, он никогда полностью не избегал дуализма, которого он так остерегался, хотя, как недавно предположил Тим Ингольд, сегодня мы могли бы с пользой для дела рассматривать концепцию разума Бейтсона как описание «переднего края жизненного процесса». сама», изображая «творческое продвижение жизни к новизне».

    На самом деле именно в этом отношении, я думаю, мы бы обнаружили, что Бейтсон предостерегает от недавнего призыва на этих страницах к «полной архитектуре». Для Бейтсона быть «завершенным» или «цельным» является иллюзорной целью, будь то профессия или современный человек, поскольку, чтобы быть действительно цельным, мы должны включать в себя радикальную незавершенность и открытость будущему и фактически должны исследовать современность. Это сегодня, я думаю, был бы бейтсоновским ответом на то, что мы есть и могли бы быть.

    Модель, которая соединяет: Грегори Бейтсон и экология разума

    Категория

    Антропология и социальные науки

    Философия и этика

    Исследования

    Образец, который соединяет: Грегори Бейтсон и экология разума

    Мерлин Драйвер

    Опубликовано: 27 октября 2019 г.

    Standfirst

    Грегори Бейтсон (1904–1980) — антрополог, социолог, лингвист, визуальный антрополог, семиотик и кибернетик — активно продвигал стирание границ между дисциплинами, чтобы мы могли видеть целостность и взаимосвязь вещей. Хотя его работа сегодня малоизвестна, он остается влиятельным мыслителем, чей системный образ мышления может быть очень полезен для нас, когда мы преодолеваем сложные кризисы сегодняшнего дня и грядущие. «Большинство из нас руководствуются эпистемологиями, — сказал он, — которые, как мы знаем, ошибочны». Мерлин Драйвер представляет Бейтсона и рассматривает фильм «Экология разума: портрет дочери Грегори Бейтсона», в котором прекрасно отражены ключевые элементы методов мышления этого замечательного человека о мире.

    Тело

    Муж и жена на работе. . . Margaret Mead and Gregory Bateson, Middle Sepik, 1938. [o]

     

    ПОЧВА ГОТОВИТСЯ К «ЭКОЛОГИИ РАЗУМА»

    В восемнадцатом и девятнадцатом веках в обществе взращивалось растущее чувство оптимизма. Западной Европы. Это был оптимизм, рожденный наукой. Люди начали верить, что наука не только улучшит качество жизни, но и приведет к полному господству над миром. Такого, конечно же, никогда не было. Вместо того, чтобы контролировать планету, мы загрязняем ее и неправильно используем. Наши предки наверняка были бы разочарованы. Как мы вообще позволили этому случиться? Один из возможных ответов можно проследить до истоков христианства. В Бытии (1:27-28) нам сказано, что «Бог сотворил человека по образу Своему… благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею; и владычествуй над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле».

    Как бы ни интерпретировалось это послание, похоже, оно дало европейским ученым обнадеживающее чувство праведности; не только такое господство находится в пределах нашей досягаемости; это – как того требует Бог – наша судьба. Когда Дарвин и Уоллес разработали свои теории естественного отбора в 1850-х годах, многие считали, что они подрывают авторитет христианской веры. По иронии судьбы, эволюционная концепция «выживания наиболее приспособленных» служила лишь для дальнейшей демонстрации «превосходства» человеческой расы над всеми другими живыми существами (особенно если вы оказались белым мужчиной). То, что Дарвин и Уоллес знали с самого начала — но не смогли объяснить — это то, что эволюция — это общий процесс. Как однажды сказал знаменитый вождь коренных американцев Сиэтла: «Человек не плел паутину жизни: он всего лишь нить в ней. Все, что он делает с сетью, он делает с собой». Он, безусловно, был прав, и несмотря на все наши технологии, мы остаемся такими же уязвимыми, как и прежде.


    Бейтсон никогда не уклонялся от использования технологий для более глубокого изучения областей своих исследований. [о]

     

    «Если вы поставите Бога вовне и поставите его по отношению к его творению, и если вы будете иметь представление, что вы созданы по его образу, то вы логически и естественно будете видеть себя вне и против окружающих вас вещей. И как вы присвоите себе весь разум, вы будете видеть мир вокруг себя бессмысленным и, следовательно, не имеющим права на моральное или этическое рассмотрение. Окружающая среда будет казаться вашей эксплуатацией … Если это ваша оценка вашего отношения к природе и вы Если у вас есть передовые технологии, вероятность вашего выживания будет равна снежному кому в аду. Вы умрете либо от токсичных побочных продуктов собственной ненависти, либо просто от перенаселения и чрезмерного выпаса скота».

     

     


    ENTER: THE BATESONS
     

    Грегори Бейтсон был британским антропологом, который сделал больше, чем кто-либо другой, для изучения связей между природой и культурой. Его отец, блестящий генетик Уильям Бейтсон, был первым, кто использовал термин «генетика», и главным популяризатором новаторской работы Грегора Менделя о гибридах и наследственности. Грегори, младший из трех его сыновей, был назван в честь Менделя. Предполагалось, несомненно, что вскоре он пойдет по стопам отца.

    На жизнь Бейтсона сильно повлияла смерть его старших братьев, Джона (1898–1918) и Мартина (1900–1922). Джон был убит во время Первой мировой войны, а четыре года спустя Мартин застрелился под статуей Антероса на площади Пикадилли. Он стремился стать поэтом, а не ученым, и считалось, что возникшие в результате споры с его отцом способствовали (наряду с разочарованием в любви и смертью Джона) его возможному самоубийству. Хотя родители Грегори ценили и придавали большое значение искусству, Уильям считал его «вряд ли доступным для таких людей, как мы». После смерти своих братьев Грегори остался один продолжать дело Бейтсона. Тяжесть ожидания внезапно легла на его плечи. Несмотря на обучение биологии, он в конце концов оставил «науку» в пользу относительно новой дисциплины — антропологии. Это был смелый выбор. Но хотя антропология и не была наукой, с точки зрения его отца, она не была такой проблематичной, как поэзия.

    После полевых исследований среди различных групп коренных народов Новой Гвинеи и Бали, более поздняя работа Бейтсона включала все, от кибернетики и шизофрении до общения между дельфинами. В 1970 году его попросили прочитать девятнадцатую ежегодную лекцию памяти Коржибски в Нью-Йорке. Лекция, которую он прочитал, называлась «Форма, субстанция и различие». Только в этот момент он полностью осознал единство работы всей своей жизни в защите «науки о Разуме». По мнению Бейтсона, люди, а также наши системы мышления и общения подвержены тем же универсальным законам, что и любое другое проявление жизни. С этой точки зрения понимание того, как на самом деле устроена жизнь, имеет решающее значение, если мы хотим определить менее патологический и разрушительный путь для нашего вида. Наши шансы на выживание значительно увеличились бы, если бы мы осознали, как это сделал Грегори Бейтсон, что все взаимосвязано.
     

    Человеческий род нуждается в поэзии так же, как и в науке.


    Согласно Бейтсону, дарвиновские теории эволюции содержали существенную ошибку. Вместо того, чтобы выдвигать единицу выживания как «размножающуюся особь», Бейтсон переосмысливает эволюцию как процесс взаимодействия и коммуникации; процесс, который действует через различия и на них. Но в чем, спрашивает он, именно разница? Какая разница, скажем, между деревом и голубем, сидящим в его кроне? Разница, сказал бы он, не в дереве, не в голубе и не в расстоянии между деревом и голубем (голубь не становится менее «деревоподобным», покинув дерево). Разница абстрактна; это просто «идея». Различия такого рода обеспечивают сырье, из которого мы можем построить, как выразился Коржибский, «карту» с «территории»; мир, увиденный глазами человека. Точнее, это мир, построенный из различий между различиями. Как люди, мы можем легко перемещаться между этими отдельными уровнями, но мы не единственный вид, который делает это.

    В животном мире Бейтсон заметил, что «игривый укус обозначает укус, но не обозначает то, что обозначалось бы укусом». Он видел в этом свидетельство «метакоммуникации», относящейся к отдельным уровням абстракции. Чем ближе нечто к тому, чем оно не является, тем дальше сокращается разрыв между одним сообщением и другим и тем ближе человек подходит к пониманию коммуникации как «сообщений о сообщениях», или «уровней внутри уровней». С этой точки зрения понятие «игра» не просто свидетельствует о существовании отдельных компонентов; это также составляет размытие между ними. Образовавшийся туман может быть источником юмора, прекрасного искусства и музыки. По мнению Бейтсона, человечество нуждается в поэзии так же, как и в науке. Как однажды сказал писатель Э. М. Форстер, «соедините прозу и страсть, и оба возвысятся».

     Принципиальная схема кибернетической системы с обратной связью. [o]

     

    Изучение кибернетики в основном касается взаимосвязанной природы всех явлений и основополагающей важности этих связей. Бейтсон говорит, например, о кибернетическом контуре, задействованном для слепого, идущего с палкой. Палка в этом контексте действует как путь, по которому передаются «трансформы различия». Если вы хотите полностью объяснить движения человека, вам, по сути, необходимо рассмотреть схему, состоящую из улицы, палки и человека. Внутри такой системы всегда будет значительный резерв скрытых различий, которые нам не нужны. Те, что были отобраны (очень небольшое количество), становятся тем, что мы называем «информацией», или тем, что Бейтсон назвал «различием, которое создает различие».

    Согласно второму закону термодинамики (закону энтропии), вся закономерность и порядок в мире рано или поздно исчезают. Например, когда я пишу эти слова, чашка кофе рядом со мной неизбежно теряет тепло. Подобный процесс можно увидеть в отношении наших идей, обычаев и, очевидно, в отношении самой жизни. Люди подобны чашкам кофе с внутренними нагревателями, которые работают в течение определенного периода времени, прежде чем, наконец, упаковываются (ДНК, конечно, пытается прыгнуть с корабля, прежде чем мы достигнем этого момента). Мы должны упорно трудиться, чтобы не допустить беспорядка. Благодаря этой работе мы можем создавать и сохранять красоту; «образец, который соединяет». Под влиянием кибернетика Норберта Вайнера Бейтсон рассматривал концепцию «информации» как центральную часть этой борьбы.

    Весь наш способ мышления и видения должен быть обновлен изнутри.

    На протяжении всей своей карьеры Бейтсон пытался понять мир с точки зрения отношений между частями. Отношения между нашими пальцами были, по его мнению, важнее, чем сами пальцы (противоположный большой палец был бы ничем без указательного пальца!). «То, что я считаю священным, — сказал он однажды, — это что-то в природе шаблонов, и то, что меня злит, — это нарушение шаблонов». Для Бейтсона было очевидно, что наши ошибки снова стали преследовать нас. Рассматривая человеческое существование как часть деликатной и гораздо более обширной экологии, он надеялся, что мы сможем начать устранять ущерб, нанесенный земле. Выживание нашего вида явно поставлено на карту, и все же мы реагируем слишком медленно. Было бы полезно, если бы мы осознали, как это сделал Бейтсон, что «выживание» не только «ограничено кожей». Он считал, что разум человека имманентен не только телу, но и распространяется на более широкие Разум , из которых наш собственный является лишь одним из компонентов. Он не боялся называть этот «большой Разум» Богом.

    Есть несколько способов, которыми человеческая раса может вызвать собственное падение. На первый взгляд кажется, что такие вещи, как национализм, религиозные войны или распространение оружия, имеют мало общего с разрушением и загрязнением мира природы. Но есть одна важная связь. Музыкант и писатель Стивен Нахманович — друг и бывший ученик Бейтсона — прекрасно это подытоживает. «Отдельные симптомы, — говорит он, — переплетаются, образуя очень большую неуправляемую систему, которая является воплощением наших собственных предположений, лежащих в основе привычек мышления, глубоко укоренившихся в нашей повседневной жизни как то, что мы называем «здравым смыслом». весь образ мышления и видения должен быть обновлен изнутри наружу». К чему призывал Бейтсон, так это к интеллектуальной, духовной и эмоциональной революции; чтобы увидеть связи и заново открыть для себя нашу часть в паутине жизни. За 33 года после его смерти в возрасте 76 лет население мира увеличилось примерно с четырех до семи миллиардов. Сегодня сообщение Бейтсона кажется более актуальным, чем когда-либо прежде. ≈ç

     

     

    ПРОСМОТР документальный фильм по запросу «Экология разума: портрет дочери Грегори Бейтсона».

     

    www.anecologyofmind.com

     

     

    Gregory Bateson, 1962. Photograph by Imogen Cunningham [o]

     

     

    MERLYN DRIVER  is a musician, writer , художественный руководитель и педагог, специализирующийся в основном на традиционной и международной музыке, а также на связях между музыкой и природой. Мерлин выпустил свой дебютный EP, Это угол большого поля   в 2017 году. См. веб-сайт Мерлина.

    Комментарии

    Добавить новый комментарий

    шагов к экологии разума: сборник очерков по антропологии, психиатрии, эволюции и эпистемологии Грегори Бейтсона | 9780226039053 | Мягкая обложка

    Шаги к экологии разума

    Грегори Бейтсон

    The University of Chicago Press

    Copyright © 2000 Мэри Кэтрин Бейтсон
    Все права защищены.
    ISBN: 978-0-226-03906-0


    ГЛАВА 1

    Часть I: Металоги

    Определение: металог — это разговор на какую-то проблемную тему. Этот разговор должен быть таким, чтобы не только участники обсуждали проблему, но и структура разговора в целом также относилась к одной и той же теме. Только некоторые из представленных здесь бесед достигают такого двойного формата.

    Примечательно, что история эволюционной теории неизбежно представляет собой металог между человеком и природой, в котором создание и взаимодействие идей обязательно должны служить примером эволюционного процесса.

    Металог: почему все запутывается?

    Дочь: Папа, почему все путается?

    Отец: Что ты имеешь в виду? Вещи? Путаница?

    Д: Ну, люди тратят много времени на то, чтобы привести вещи в порядок, но, похоже, они никогда не тратят время на то, чтобы их путать. Кажется, что все запуталось само собой. И тогда люди должны привести их в порядок снова.

    Ф: А вещи не путаются, если их не трогать?

    Д: Нет — нет, если никто их не тронет. Но если вы прикоснетесь к ним — или если кто-нибудь прикоснется к ним — они запутаются, и еще хуже, если это не я.

    Ф: Да, поэтому я стараюсь, чтобы вы не трогали вещи на моем столе. Потому что мои вещи портятся еще больше, если к ним прикасается кто-то, кроме меня.

    Д: Но всегда ли люди путают чужие вещи? Почему они, папа?

    Ф: Подожди минутку. Это не так просто. Прежде всего, что вы подразумеваете под тупиком?

    Д: Я имею в виду, что я не могу ничего найти, и поэтому выглядит все запутанным. Как это бывает, когда ничего не ясно—

    Ф: Ну, а ты уверен, что под путаницей подразумеваешь то же самое, что и любой другой?

    D: Но, папа, я уверен, что знаю, потому что я не очень аккуратный человек, и если я скажу, что все в беспорядке, то я уверен, что все остальные со мной согласятся.

    Ф: Хорошо, но неужели ты думаешь, что под «чистым» ты подразумеваешь то же самое, что и другие люди? Если твоя мама приводит твои вещи в порядок, ты знаешь, где их найти?

    Д: Хмм… иногда — потому что, видите ли, я знаю, куда она кладет вещи, когда убирает —

    Ф: Да, я тоже стараюсь, чтобы она не убирала мой стол. Я уверен, что мы с ней не подразумеваем под «аккуратностью» одно и то же.

    D: Папа, мы с тобой подразумеваем одно и то же под словом «аккуратно»?

    Ф: Сомневаюсь, дорогая, сомневаюсь.

    D: Но, папочка, разве это не забавно, что все имеют в виду одно и то же, когда говорят «беспорядочно», но каждый имеет в виду что-то свое под «аккуратным». Но «аккуратный» — это , противоположный «беспорядочному», не так ли?

    Ф: Теперь мы переходим к более сложным вопросам. Начнем снова с самого начала. Вы сказали «Почему все всегда путается?» Теперь мы сделали шаг или два — и давайте изменим вопрос на «Почему вещи приходят в состояние, которое Кэти называет «неаккуратным?» «Понимаете, почему я хочу внести это изменение?

    Д: … Да, я так думаю, потому что, если у меня есть особое значение слова «приборка», тогда некоторые «приборки» других людей покажутся мне путаницей, даже если мы согласны в большинстве того, что мы называем беспорядок—

    Ф: Верно. А теперь давайте посмотрим, что вы называете аккуратным. Когда ваша коробка с краской находится в аккуратном месте, где она?

    D: Здесь, в конце этой полки.

    Ф: Хорошо, а если бы это было где-то еще?

    Д: Нет, это было бы неаккуратно.

    Ф: А вот на другом конце полки? Как это?

    D: Нет, это не то место, и в любом случае это должно быть прямо, не все криво, как ты выразился.

    Ф: О, в нужном месте и прямо.

    Д: Да.

    Ф: Ну, это значит, что «чистых» мест для вашей коробки с красками очень мало —

    Д: Только одно место —

    Ф: Нет — очень мало мест, потому что если я сдвиньте его немного, вот так, он все еще опрятен.

    Д: Хорошо, но очень, очень мало мест.

    Ф: Хорошо, очень, очень мало мест. А как насчет плюшевого мишки и твоей куклы, и Волшебника страны Оз, и твоего свитера, и твоих туфель? То же самое для всех вещей, не так ли, что у каждой вещи есть очень, очень мало мест, которые «удобны» для этой вещи?

    Д: Да, папа, но Волшебник страны Оз может быть где угодно на этой полке. А папа — знаешь что? Я ненавижу, ненавижу, когда мои книги смешиваются с твоими книгами и книгами мамы.

    Ф: Да, я знаю. (Пауза)

    Д: Папа, ты не договорил. Почему мои вещи становятся такими, как я говорю, не опрятными?

    Ф: Но я закончил — это просто потому, что способов, которые вы называете «неопрятными», больше, чем способов, которые вы называете «опрятными».

    D: Но это не причина, почему—

    F: Но да, это так. И это настоящая и единственная и очень важная причина.

    Д: О, папа! Останови это.

    Ф: Нет, я не шучу. Вот причина, и вся наука связана с этой причиной. Возьмем другой пример. Если я насыпу на дно этой чашки немного песка, а сверху насыпу немного сахара, а теперь размешаю чайной ложкой, то песок и сахар перемешаются, не так ли?

    Д: Да, но, папа, справедливо ли переходить к разговору о «перепутал», когда мы начали с «перепутал»?

    Ф: Хмм… Интересно… но я так думаю… Да, потому что, скажем, мы можем найти кого-нибудь, кто думает, что будет более аккуратно, если весь песок окажется под всем сахаром. И если вам нравится Я Скажу, что хочу так —

    Д: Хм…

    Ф: Хорошо — возьмем другой пример. Иногда в фильмах можно увидеть множество букв алфавита, разбросанных по экрану, все в беспорядке, а некоторые даже вверх ногами. А потом что-то сотрясает стол, так что буквы начинают двигаться, а затем, по мере того как тряска продолжается, все буквы складываются в название фильма.

    Д: Да, я это видел — они пишутся ДОНАЛЬД.

    Ф: Неважно, что они написали. Дело в том, что вы видели, как что-то встряхивали и перемешивали, и вместо того, чтобы смешиваться еще больше, чем раньше, буквы складывались в порядок, прямо вверх, и складывались в слово — они составляли нечто такое, что многие люди согласен это смысл.

    Д: Да, папа, но ты знаешь…

    Ф: Нет, не знаю; я пытаюсь сказать, что в реальном мире так никогда не бывает. Это только в кино.

    D: Но, папа…

    F: Говорю тебе, только в фильмах можно трясти вещи, и они, кажется, обретают больше порядка и смысла, чем раньше. ..

    D: Но, Папочка…

    Ф: Подожди, пока я не закончу на этот раз… А в фильмах это выглядит так, делая все наоборот. Они расставляют буквы по порядку, чтобы получилось «ДОНАЛЬД», затем включают камеру и начинают трясти стол.

    D: О, папочка, я знал это и очень хотел сказать тебе , а потом, когда они запускали фильм, они запускали его в обратном направлении, чтобы казалось, что все происходило в прямом направлении. Но на самом деле тряска произошла в обратном направлении. И фотографировать приходится вверх ногами… Зачем они, папа?

    Ф: О боже.

    D: Почему они должны фиксировать камеру вверх ногами, папа?

    Ф: Нет, я не буду сейчас отвечать на этот вопрос, потому что мы находимся в середине вопроса о неразберихе.

    D: О, хорошо, но не забудь, папа, ты должен ответить на этот вопрос о камере в другой день. Не забывайте! Ты не забудешь, правда, папа? Потому что я могу не помнить. Пожалуйста, папа.

    Ф: Хорошо, но в другой раз. Итак, где мы были? Да, о том, что никогда не происходит наоборот. И я пытался объяснить вам, почему это является причиной того, что вещи происходят определенным образом, если мы можем показать, что этот способ имеет больше возможностей произойти, чем какой-либо другой.

    Д: Папа, не начинай ерунду.

    Ф: Я не говорю глупости. Давай начнем сначала. Есть только один способ написать ДОНАЛЬД. Согласовано?

    Д: Да.

    Ф: Хорошо. И есть миллионы, миллионы и миллионы способов разбросать по столу шесть букв. Согласовано?

    Д: Да. Я так полагаю. Могут ли некоторые из них быть вверх ногами?

    Ф: Да, просто в какой-то неразберихе, в которой они были в фильме. Но таких путаниц могут быть миллионы, миллионы и миллионы, не так ли? И только один ДОНАЛЬД?

    Д: Хорошо — да. Но, папа, те же самые буквы могут означать СТАРЫЙ ДЭН.

    Ф: Неважно. Киношники не хотят, чтобы они произносили по буквам СТАРЫЙ ДЭН. Им нужен только ДОНАЛЬД.

    Д: Почему?

    Ф: Будь прокляты люди из кино.

    D: Но ты упомянул их первым, папа.

    Ф: Да, но это было для того, чтобы объяснить вам, почему вещи происходят именно так, как существует большинство способов их возникновения. А теперь тебе пора спать.

    Д: Но, папочка, ты так и не закончил рассказывать мне, почему все происходит именно так — так, как бывает чаще всего.

    Ф: Хорошо. Но не запускайте больше зайцев — достаточно и одного. Во всяком случае, я устал от ДОНАЛЬДА, давайте возьмем другой пример. Возьмем бросание копеек.

    Д: Папа? Вы все еще говорите о том же вопросе, с которого мы начали? «Почему все запутывается?»

    Ф: Да.

    Д: Тогда, папа, правда ли то, что ты пытаешься сказать о пенсах, и о ДОНАЛЬДЕ, и о сахаре, и о песке, и о моей коробке с красками, и о пенсах?

    Ф: Да, верно.

    D: О, мне просто интересно, вот и все.

    Ф: Теперь посмотрим, смогу ли я сказать это на этот раз. Вернемся к песку и сахару и предположим, что кто-то говорит, что песок на дне — это «аккуратно» или «упорядоченно».

    D: Папочка, должен ли кто-нибудь сказать что-то подобное, прежде чем ты сможешь продолжать говорить о том, как все смешается, если ты их помешаешь?

    Ф: Да, в том-то и дело. Они говорят, что, как они надеются, произойдет, а я говорю им, что этого не произойдет, потому что их так много.0486 много других вещей, которые могут произойти. И я знаю, что более вероятно, что произойдет одно из многих событий, а не одно из немногих.

    D: Папочка, ты просто старый букмекер, поддерживающий всех других лошадей против одной лошади , на которую я хочу поставить.

    Ф: Верно, дорогая. Я заставляю их делать ставки на то, что они называют «аккуратным» путем — я знаю, что существует бесконечно много запутанных путей — так что все всегда будет идти к беспорядку и беспорядку.

    Д: Но почему ты не сказал этого вначале, папа? Я мог бы понять , что все в порядке.

    Ф: Да, наверное. В любом случае, сейчас время спать.

    D: Папа, а почему взрослые воюют, а не просто дерутся, как дети?

    Ф: Нет, пора спать. Уйди с тобой. О войнах поговорим в другой раз.

    Металог: Почему французы?

    Дочь: Папа, а почему французы руками машут?

    Отец: Что ты имеешь в виду?

    D: Я имею в виду, когда они разговаривают. Почему они машут руками и все такое?

    Ф: Ну, почему ты улыбаешься? Или почему ты иногда топаешь ногой?

    Д: Но это не одно и то же, папа. Я не размахиваю руками, как француз. Я не верю, что они могут перестать это делать, папа. Они могут?

    Ф: Не знаю, может быть, им будет трудно остановиться… Можешь перестать улыбаться?

    D: Но папа, я не все время улыбаюсь. Трудно остановиться, когда хочется улыбаться. Но мне это не нравится все раз. И тогда я останавливаюсь.

    Ф: Это правда, но ведь француз не машет руками все время одинаково. Иногда машет ими так, иногда иначе, а иногда, кажется, и перестает махать ими.

    * * *

    Ф: Что ты думаешь? Я имею в виду, что вы думаете, когда француз машет руками?

    D: Я думаю, это выглядит глупо, папа. Но я не думаю, что это выглядит так для другого француза. Они не могут все выглядеть глупо друг другу. Потому что если бы они это сделали, то остановили бы это. Разве не так?

    Ф: Возможно, но это не очень простой вопрос. Что еще они заставляют вас думать?

    Д: Ну — они выглядят взволнованными…

    Ф: Хорошо — «глупые» и «взволнованные».

    Д: Но так ли они взволнованы, как выглядят? Если бы я был так взволнован, я бы хотел станцевать, или спеть, или ударить кого-нибудь по носу… но они только продолжают махать руками. Они не могут быть по-настоящему взволнованы.

    Ф: Ну, неужели они действительно так глупы, как кажутся тебе? И вообще, почему иногда хочется танцевать, петь и бить кого-нибудь по носу?

    Д: О. Иногда мне просто так кажется.

    Ф: Может быть, француз просто чувствует себя так, когда машет руками.

    D: Но он не мог чувствовать себя так все время, папа, он просто не мог.

    Ф: Вы имеете в виду — француз, конечно, не чувствует, когда он машет руками, точно так же, как вы чувствовали бы, если бы вы махали своими. И наверняка вы правы.

    Д: Но тогда как он себя чувствует?

    О: Ну, допустим, вы разговариваете с французом, и он машет руками, а потом посреди разговора, после того, что вы сказали, вдруг перестает махать руками и только говорит. Что бы вы тогда подумали? Что он только что перестал быть глупым и возбужденным?

    Д: Нет… Я бы испугался. Я бы подумал, что сказал что-то, что задело его чувства, и, возможно, он мог бы действительно разозлиться.

    Ф: Да, возможно, вы правы.

    * * *

    Д: Хорошо, они перестают махать руками, когда начинают злиться.

    Ф: Минуточку. Вопрос, в конце концов, в том, что один француз говорит другому французу, размахивая руками? И у нас есть часть ответа — он говорит ему что-то о своих чувствах к другому парню. Он говорит ему, что не сердится серьезно — что он хочет и может быть тем, что вы называете «глупым».

    D: Но — нет — это неразумно. Он не может делать всю эту работу, чтобы позже сказать другому парню, что он зол, просто держа свои руки неподвижно. Откуда он знает, что позже рассердится?

    Ф: Он не знает. Но на всякий случай…

    Д: Нет, папа, это не имеет смысла. Я улыбаюсь не для того, чтобы потом сказать, что злюсь из-за того, что не улыбаюсь.

    Ф: Да — я думаю, что — это часть причин для улыбки. И есть много людей, которые улыбаются, чтобы сказать вам, что им 9 лет.0486, а не злятся — когда они действительно злы.

    D: Но это другое, папа. Это своего рода ложь лицом. Как играть в покер.

    Ф: Да.

    * * *

    Ф: Где мы сейчас? Вы не считаете разумным, чтобы французы так много работали, чтобы сказать друг другу, что они не злятся и не обижаются. Но в конце концов, о чем больше всего разговоров? Я имею в виду среди американцев?

    D: Но, папа, это о самых разных вещах — о бейсболе, и мороженом, и о садах, и об играх. И люди говорят о других людях, о себе и о том, что они получили на Рождество.

    Ф: Да, да, но кто слушает? Я имею в виду — хорошо, они говорят о бейсболе и садах. Но обмениваются ли они информацией? И если да, то какая информация?

    Д: Конечно, когда ты приходишь с рыбалки, и я тебя спрашиваю: «Ты что-нибудь поймал?» а вы говорите «ничего», я не знал что вы ничего не поймаете, пока не скажете мне.

    Ф: Хм.

    * * *

    Ф: Хорошо — значит, вы упомянули мою рыбалку — дело, к которому я чувствителен, — а потом в разговоре наступает пауза, тишина — и эта тишина говорит вам, что я не люблю трещины о том, сколько рыбы я не поймал. Это как француз, который перестает размахивать руками, когда ему больно.

    Д: Извини, папа, но ты сказал…

    Ф: Нет, подожди, не путайся извинениями, я завтра снова пойду ловить рыбу, и я все равно буду знать, что я вряд ли поймаю рыбу…

    D: Но, папа, ты сказал, что все разговоры только говорят другим людям, что ты не сердишься на них…

    F: Разве я? Нет, не весь разговор, а большую его часть. Иногда, если оба человека готовы внимательно слушать, можно сделать больше, чем обменяться приветствиями и добрыми пожеланиями. Даже делать больше, чем обмениваться информацией. Двое людей могут даже узнать что-то, чего никто из них не знал раньше.

    * * *

    Ф: Как бы то ни было, большинство разговоров только о том, злятся ли люди или что-то в этом роде. Они заняты тем, что говорят друг другу, что они дружелюбны, что иногда оказывается ложью. В конце концов, что происходит, когда они не могут придумать, что сказать? Все они чувствуют себя неловко.

    D: Но разве это не информация, папа? Я имею в виду информацию о том, что они не перекрестные?

    Ф: Конечно, да. Но это информация другого рода, чем «кот на коврике».

    * * *

    D: Папа, а почему люди не могут просто сказать «Я на тебя не сержусь» и не останавливаться на достигнутом?

    Ф: А, теперь мы подошли к настоящей проблеме. Дело в том, что сообщения, которыми мы обмениваемся с помощью жестов, на самом деле не совпадают с переводом этих жестов в слова.

    Д: Я не понимаю.

    Ф: Я имею в виду, что количество слов, говорящих кому-то о том, что вы злитесь или не злитесь, не равносильно тому, что вы можете сказать им жестом или тоном голоса.

    D: Но, папа, у тебя не может быть слов без определенного тона голоса, не так ли? Даже если кто-то использует как можно меньше тона, другие люди услышат, что он сдерживается — и это будет своего рода тоном, не так ли?

    Ф: Да, наверное. Ведь это я только что сказал о жестах, что француз может сказать что-то особенное, останавливая свои жесты.

    * * *

    Ф: Но тогда что я имею в виду, говоря, что «простые слова» никогда не могут передать того же сообщения, что и жесты, — если нет «простых слов»?

    D: Ну, слова могут быть написаны.

    Ф: Нет, это не избавит меня от трудностей. Потому что письменные слова все еще имеют какой-то ритм и обертоны. Дело в том, что не существует простых слов. Там всего слов либо с жестом, либо с тоном голоса, либо с чем-то в этом роде. Но, конечно, жесты без слов встречаются достаточно часто.

    * * *

    D: Папа, когда нас учат французскому языку в школе, почему нас не учат махать руками?

    Ф: Не знаю. Я уверен, что не знаю. Вероятно, это одна из причин, почему людям так трудно изучать языки.

    * * *

    Ф: В любом случае, это все чепуха. Я имею в виду, что представление о том, что язык состоит из слов, — полная ерунда, и когда я сказал, что жесты не могут быть переведены в «простые слова», я говорил чепуху, потому что не существует такой вещи, как «простые слова». И весь синтаксис, и грамматика, и все такое — чепуха. Все это основано на идее, что «просто» слова существуют — и их нет.

    Д: Но, папа…

    Ф: Говорю тебе — надо начинать сначала и исходить из того, что язык — это прежде всего система жестов. У животных ведь 90 486 только 90 487 жестов и тонов голоса, а слова были изобретены позже. Много позже. А после этого изобрели школьных учителей.

    Д: Папа?

    Ф: Да.

    Д: Было бы хорошо, если бы люди отказались от слов и вернулись к использованию только жестов?

    Ф: Хм. Я не знаю. Конечно, мы не могли бы вести такие разговоры. Мы могли только лаять, или мяукать, и махать руками, и смеяться, и хрюкать, и плакать. Но это могло бы быть весело — жизнь превратилась бы в нечто вроде балета — с танцорами, создающими собственную музыку.

    (Продолжение…)


    Выдержка из книги «Шаги к экологии разума» автора Грегори Бейтсона . Copyright © 2000 Мэри Кэтрин Бейтсон. Взято с разрешения The University of Chicago Press.
    Все права защищены. Никакая часть этого отрывка не может быть воспроизведена или перепечатана без письменного разрешения издателя.
    Выдержки предоставляются Dial-A-Book Inc. исключительно для личного использования посетителями этого веб-сайта.
    9Фильм 0000 интерпретирует жизнь нетрадиционной мысли

    | 11 января 2012 г.

    Новый документальный фильм «Экология разума» режиссера Норы Бейтсон посвящен ее отцу Грегори — антропологу, философу, экологу и системному теоретику. около?

    Нора Бейтсон : Ну, фильм целиком о несингулярностях, о нелинейном мышлении, так что вытянуть единственную интерпретацию сообщения сложно.

    Я хотел снять документальный фильм о его образе мыслей. Мы живем в эпоху, когда начинаем замечать, что линейного мышления недостаточно для решения кризисов, с которыми мы сталкиваемся. Мы знаем, что нашим экспертам не хватает периферийного зрения, чтобы видеть. И все же нам не дается шанс взрастить основу для проверки уровня понимания, исходящего от нелинейного мышления. У экономистов, политиков и даже экологов нет парадигмы или рамок того, каковы правила участия в разговоре другого типа.

    Наши эксперты должны иметь власть, но определение власти состоит в том, что вы ограничены. Это одна из замечательных частей истории Грегори, что он был частью очень многих дисциплин. Есть много авторов, но не так много тех, кто занимался столькими разными областями. Он был готов всегда быть в авангарде новых дисциплин, новых парадигм и новых структур. Немногие люди имели такой широкий опыт. Даже люди, решившие стать системными людьми, идут по узкому пути.

    Кроме того, в моей работе для меня очень важно, чтобы в такого рода общественно-политическом диалоге не оставалось личного. Так что, хотя фильм о другом образе мышления, о взаимоотношениях в мире природы, он также рассказывается через призму отношений отца и дочери.

    RF: Почему ваш отец так интересовался разными вещами?

    NB: Он начал с линзы, которую он получил от своего отца, интерес к поиску закономерностей. Они с самого начала были людьми эпохи Возрождения, интересовались биологией, поэзией, зоологией, религией. Его отец, Уильям Бейтсон, ввел термин «генетика» — изучение закономерностей и средств коммуникации в биологии. У них также было много Уильяма Блейка в доме. Его отец отвечал за доведение работы Блейка до общественности.

    Этот фон подготовил почву для неудовлетворенности, которую Грегори испытывал к любой дисциплине. Он изучал зоологию в Кембридже, но думал, что это слишком узко, и поэтому не хотел становиться зоологом. Поэтому он отправился в Новую Гвинею в качестве антрополога. Он занялся антропологией и всем остальным с тем же энтузиазмом, чтобы найти закономерности; те же закономерности, которые сохраняются в теории информации, психологии и экологии. Он чувствовал, что в каждой дисциплине есть части одного и того же образца.

    Грегори был нарушителем. Он не вошел в психологию как психолог, он вошел со своей линзой. Он был действительно междисциплинарным, но даже не в этом, потому что видел только единство. Вот почему он назвал его вывернутым наизнанку калейдоскопом. Приятно видеть разные части, но именно единство создает живой организм на всех уровнях. Это разница между частями системы, которые дают ей информацию, и динамика взаимосвязей, которые создают жизненную силу. Если вы берете тело, вы не хотите, чтобы ваши легкие делали то, что делает ваше сердце. Важна разница, системы внутри систем. Это связь внутри системы, которая является взаимосвязью.
    Чего нам не хватает в культурном плане, так это привычки и способности уменьшать масштаб и видеть более широкий контекст, в котором различия размыты и можно увидеть модели связей, тем и вариаций — целостность модели связи.

    RF: Фильм был распродан везде, где его показывали. Как вы думаете, какое влияние он оказывает?

     

    NB : Существуют ограничения, в том числе невербальные, для разговоров, которые мы можем вести в настоящее время, включая междисциплинарный диалог. Нам нужно подумать о том, как мы можем открыться для разных областей исследования и мысли и предложить друг другу разные точки зрения. Это трудность, которую мы находим между поколениями и культурами, а не только между наукой и искусством.

    Я обнаружил, что фильм становится источником вдохновения, катализатором для разговора другого рода. Поскольку он доступен, он становится отличным инструментом для объединения групп людей, чтобы найти другой словарный запас и другую основу для разговора. По иронии судьбы, в первые пять минут часто нет слов, потому что язык линеен и используется для описания мира с точки зрения вещей.

    Вопрос, который поднимает фильм, включает в себя такие вещи, как решения и как мы с ними справляемся с точки зрения цикличности и сложности, а не линейности? Мы хотим поступать правильно, но думаем на уровне, который создает линейные решения — на уровне, который не работает. Есть разговоры о разговорах, размышления о размышлениях, решения о решениях.

    RF: Как вы думаете, что ваш отец сказал бы о нашей нынешней ситуации, экономической и экологической, и что он сказал бы, что это лучший путь в будущее?

    NB : Я не могу говорить за него, я могу говорить только о своем опыте о нем. Иногда трудно понять, где начинается один человек и заканчивается другой. Но я скажу, что для него это была двойная связь.

    Двойная связь была классифицирована как теория, относящаяся к психологии. Но на самом деле это эволюционная теория. Двойная связь, в которой мы находимся, заключается в том, что, чтобы кормить наших детей и выживать изо дня в день, мы принимаем участие в социально-экономических системах, которые исключают долгосрочное выживание нас самих и наших детей. Мы застряли в любом случае. Мы находимся в цикле обратной связи. Путь к выходу лежит, прежде всего, в его признании. Это пока только узор. Если вы можете видеть это, вы можете начать получать некоторые рычаги. Тип рычага, над которым нам нужно работать, — это творческая импровизация, чтобы начать думать по-новому. У нас есть возможность сделать это — с течением времени ставки становятся все выше.

    Я думаю, он сказал бы, что первое, что нужно сделать, это перестать рассматривать эти проблемы как отдельные проблемы. У всех одна проблема. Например, экологи не хотят говорить о культуре и коммуникациях. Размах разговора, который нам нужен, сложность всего этого кажется огромным. Как мы можем хотя бы начать изучать риторику друг друга? Но дело в том, что линейность, которая у нас есть на данный момент, намного сложнее. С точки зрения кинопроизводства, потому что это то, чем я занимаюсь, я бы сказал, что у нас сейчас есть выбор: увеличивать или уменьшать масштаб.

    «Экология разума» будет показана в Колледже Шумахера 22 февраля

    Колледж Шумахера в Девоне предлагает курсы последипломного образования в области холистической науки в природе) , Экономика переходного периода и устойчивое садоводство и производство продуктов питания.

    Экология разума

    .
    ПОДРОБНЕЕ…
    КАК СДЕЛАТЬ ИЗМЕНЕНИЕ МЕСТА
    Руководство эколога по видеоактивизму
    Видеокамера — это излюбленное оружие активистов и участников кампаний по всему миру, а предвыборные фильмы — эффективный способ донести идею и дать отпор основным средствам массовой информации. . Вот наш путеводитель по отстаиванию своей позиции…
    АНАЛИЗ НОВОСТЕЙ
    Мировая «альтернативная» Нобелевская премия: награда, подходящая для 21 века
    Как отказ Нобелевского комитета побудил Якоба фон Икскулла учредить премию «Правильные средства к существованию», отмечая решения, помогающие обеспечить здоровье планеты и людей
    ЗЕЛЕНАЯ ЖИЗНЬ
    Путешествие в хижину Арне Нэсса
    Арне Нэсс, отец движения глубинной экологии, провел много времени в своей хижине на вершине горы. Отдавая дань уважения, Пол Майлз воссоздает поездку
    КОММЕНТАРИЙ
    Награды Национального фонда в знак признания Октавии Хилл, ведущей экологической кампании
    Октавия Хилл была неутомимым борцом за сохранение земли и зеленых насаждений в викторианском Лондоне и его окрестностях. Она также была основателем Национального фонда, который учреждает награду для признания современных «незамеченных героев-экологов»
    КАК ИЗМЕНИТЬСЯ
    Neal’s Yard Remedies: органическая косметика для души
    Neal’s Yard Remedies на голову выше других компаний по уходу за кожей в своей приверженности натуральным ингредиентам. Лаура Севьер беседует с владельцем Питером Киндерсли о глубокой экологии бренда
    • Кайл Льюис

      Уилл Стронг

      | 8 июня 2021 г.

      Работать меньше необходимо и желательно с экологической точки зрения.

    • фракция

      | 28 февраля 2013 г.

      Вслед за добычей сланцевого газа и метана угольных пластов (МУП) следует призрак подземной газификации угля (ПГУ). Но если мы будем внедрять их оптом, мы можем перечеркнуть любую надежду на то, чтобы отойти от грани изменения климата, говорит группа кампании Frack Off

      .
    • Мэнди Хаггит

      | 30 марта 2011 г.

      Малоизвестная судебная тяжба в Италии между бумажной компанией Pigna и экоактивистами из Terra! вызывает опасения, что это может открыть путь крупным компаниям для подавления законных экологических протестов. Мэнди Хаггит сообщает

    Пожертвовать

    Эколог имеет огромную репутацию, основанную на пятидесяти годах журналистских расследований и убедительных комментариев писателей со всего мира.

    About the Author

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Related Posts