Эмоциональное заражение: Что такое эмоциональное заражение?

Содержание

Что такое эмоциональное заражение?

Эмоциональное заражение — это ситуация, при которой психологическое состояние передаётся от одних людей к другим. Участвовать в таком процессе могут как отдельные персонажи, так и группы лиц. Чтобы заражение осуществилось, нужен непосредственный контакт. Чаще всего приводят в пример психологию толпы, которая паникует как один человек, однако также можно «заразиться» через виртуальное общение и другие виды взаимодействия. Так или иначе, результатом станет передача состояния психики.

Одна из точек зрения на вопрос, разрабатываемая американским социальным психологом Элейн Хатфилд, гласит, что эмоциональное заражение осуществляется с помощью автоматического подражания и синхронизации выражения лица, звучания голоса, позы и движений с другими людьми. Неосознанно «зеркаля» выражение эмоций других людей, мы действительно начинаем ощущать те же эмоции, что и они. Неудивительно, ведь исследования говорят о том, что даже поза может влиять на наше самоощущение.

Элейн Хатфилд разделяет процесс эмоционального заражения на два этапа. 

Шаг 1: Мы подражаем людям. Например, если кто-то улыбается вам, вы улыбаетесь в ответ, и часто это происходит помимо нашей воли.

Шаг 2. Наши собственные эмоциональные переживания меняются на основе невербальных сигналов эмоционального характера. Например, улыбка помогает чувствовать себя счастливее, а вот угрюмое выражение лица портит настроение.

(источник: citifox.ru)

Эмоциональное заражение тесно связано с эмпатией, хотя эти понятия и не совпадают в полной мере. В работе «Искусство любить» Эрих Фромм отмечает, что эмпатия предполагает некоторую автономию, тогда как эмоциональное заражение — это непосредственная реакция, которая в меньшей степени располагает к разделению личностных и внешних переживаний.

Кроме Элейн Хатфилд, изучением эмоционального заражения занимались психологи Джон Касиопо и Ричард Рапсон. Их исследования показали, что сознательные оценки, которые люди дают своим переживаниям, в значительной степени зависят от того, что говорили другие.

На интенсивность, с которой проявляется этот феномен, влияет ряд факторов: то, насколько человек зависим от других социально, прочность связей внутри группы, в которой оно происходит, личностные свойства человека, ряд демографических характеристик.

Как уже упоминалось выше, для того, чтобы разделить эмоции других людей, необязательно видеть их лично. Эксперименты, которые проводились на базе Facebook и Twitter, показали, что эмоции транслируются и в виртуальном пространстве. 

Интересно, что в этом случае заражение происходит без участия невербальных сигналов. Однако невозможность видеть позы и выражения лиц, а также слышать голос других людей, компенсируется новыми средствами передачи эмоций, которые используются при общении в интернете. Это определенная стилистика (вы точно знаете некоторое количество людей, злоупотребляющих капслоком и знаками препинания), характерные ошибки, которые люди совершают, когда нервничают и торопятся, а также специфика использования эмотиконов и стикеров.

Эта область ещё ждёт своих исследователей — дарим идею.

(источник: i.pinimg.com)

изнутри или снаружи?

Узнали бы мы, как именно веселиться, как чувствовать вину и как скорбеть без должной толики социального научения? Есть две точки зрения на природу эмоционального заражения, различие которых восходит к вечной дискуссии о соотношении биологического и социального в человеке.

Согласно одной из них (Хатфилд), этот тип взаимодействия представляет собой автоматическое и бессознательное поведение. Процесс начинается с того, что «отправитель» выражает эмоции, «получатель» их считывает и автоматически имитирует, а благодаря афферентной (сенсорной) обратной связи превращает в ту же эмоцию, которую чувствует «отправитель».

Другое мнение, основанное на теории социального сравнения, предполагает, что эмоциональное заражение — это более сознательный и опосредованный процесс. Люди участвуют в социальном сравнении, чтобы понять, насколько их поведение уместно. Чтобы понять, насколько для нас важно мнение окружающих, и насколько определяющим оно является для того, чтобы решить, какие действия социально приемлемы, достаточно вспомнить классический эксперимент с куклой Бобо, стэнфордский тюремный эксперимент или тест Аша.

в структурах мозга

С нейробологической точки зрения проявление эмоционального заражения связывают с активностью зеркальных нейронов. Витторио Галлезе из Пармского Университета обнаружил в премоторной коре макак класс нейронов, которые активизируются в случаях, когда обезьяны выполняют целенаправленные движения рук, а также — когда наблюдают, как то же действие делают другие.

Исследования на людях показывают активацию премоторной коры и теменной области мозга в момент восприятия чужих переживаний. Галлезе предполагает, что наблюдатель получает непосредственное эмпирическое понимание того, что переживает ближний, за счёт нейронной активации.

Амигдала — одна из структур мозга, которая лежит в основе эмпатии, позволяя осуществиться эмоциональному заражению. Базальные области участвуют в создании биологической связи, благодаря которой один человек может воссоздавать физиологическое состояние другого. Психолог Говард Фридман считает, что благодаря этому одни люди могут вдохновлять других своими действиями: выражение лица, жесты, телесный язык говорящего передаёт аудитории его эмоции.

(источник: regnum.ru)

так плохо это или нет?

В некоторых случаях эмоциональным заражением можно управлять сознательно. Обычно речь идет о том, что лидер мнений или группа лиц, преследуя собственные цели, стремятся вызвать у общества какие-то эмоции. Как известно, большая власть рождает большую ответственность, так что от лидера полностью зависит, будет ли он использовать влияние для того, чтобы вдохновлять людей на созидательную деятельность или, скажем, сеять панику, после чего предлагать «лекарство» (такая стратегия используется для того, чтобы получить больше контроля).

Возможность эмоционального заражения открывает простор для манипуляций, в том числе в межличностных отношениях. Люди могут агрессивно включать других в пространство собственных переживаний, чтобы получить внимание и какие-то блага для себя. Важно разделять просьбу о поддержке и стремление управлять другими. Впрочем, иногда манипуляции, как и склонность им поддаваться, бывают неосознанными. Признание эмоций и признание их происхождения может быть одним из способов избежать эмоционального заражения.

 

Сама по себе возможность эмоционального заражения не является негативной или позитивной. Это особенность нашей психофизиологии, ведь люди в первую очередь — социальные животные. 

Именно способность подмечать состояние сородичей и быстро на него реагировать, а также сигнализировать о своём состоянии стала важным фактором развития человеческого вида. Предупреждать других об опасности, вдохновлять на совместную деятельность или увлекать игрой — всему этому мы научились ещё на заре человечества.

Однако с развитием интеллекта и общества стало возможным осознанное управление этими процессами. Именно поэтому в некоторых случаях лучше позволить себе проявить эмоции, а в некоторых — сдержаться. В особенности это относится к руководителям, преподавателям и работникам СМИ. И, конечно, умение контролировать себя важно для личных и семейных отношений. Когда люди находятся в тесной эмоциональной связи, их переживания неизбежно влияют на переживания друг друга.

Неприятные эмоции скорее приводят к заражению настроением, чем приятные. Однако разделение негативных эмоций может быть полезным, ведь высказать их — это уже сделать шаг к преодолению ситуации. Это заметно в национальных ритуалах и религиозных практиках. Например, плакальщики на похоронах задают тон общему страданию, позволяют остальным людям открыто прожить своё горе (при этом не важно даже, насколько в голос убивающиеся люди искренни — плакальщики часто нанимались за деньги). Сегодня у нас почти нет выраженных регламентов для выражения эмоций, так что приходится справляться самостоятельно.

И всё же «заразить» других можно и воодушевлением, и весельем. Иногда мы просто не можем перестать хохотать, когда смеётся кто-то другой — именно поэтому смотреть комедии или стендап-шоу бывает особенно хорошо в компании людей со схожим чувством юмора. Часто мы сами отказываем себе в синхронии позитивных переживаний, опасаясь явно проявить чувства, руководствуясь комплексами и страхами. Переживание совместных позитивных эмоций с другими людьми — это огромное удовольствие, а искренние моменты, которое оно приносит, ложатся в основу прочных эмоциональных связей.

Редакция Newtonew

Алиса Загрядская

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

«Самый неприятный человек в офисе». Что такое эмоциональное заражение и как выработать иммунитет против него

«Да он на­сто­я­щий эмо­ци­о­наль­ный вам­пир», — жа­лу­ет­ся вам друг на кол­ле­гу. По­ни­ма­ю­ще ки­ва­е­те, но про себя ду­ма­е­те: «Как-то это нена­уч­но». На са­мом же деле, уче­ным из­вест­но дав­но, что эмо­ции за­ра­зи­тель­ны. По край­ней мере, 25 по­след­них лет пси­хо­ло­ги углуб­лен­но изу­ча­ют та­кое яв­ле­ние, как эмо­ци­о­наль­ное за­ра­же­ние. Пе­ре­ска­зы­ва­ем ста­тью In­verse о том, что это та­кое и как вы­ра­бо­тать им­му­ни­тет к эмо­ци­о­наль­ным ин­фек­ци­ям.

Как один че­ло­век мо­жет ме­нять на­стро­е­ние все­го кол­лек­ти­ва

Эмо­ци­о­наль­ное за­ра­же­ние (англ. emo­tional con­ta­gion) — со­ци­аль­но-пси­хи­че­ский фе­но­мен, суть ко­то­ро­го в том, что че­ло­век A мо­жет в опре­де­лен­ной сте­пе­ни про­чув­ство­вать эмо­ции, ко­то­рые де­мон­стри­ру­ет ему че­ло­век B.

Из-за это­го фе­но­ме­на эмо­ции рас­про­стра­ня­ют­ся в кол­лек­ти­вах и ор­га­ни­за­ци­ях от че­ло­ве­ка к че­ло­ве­ку, как лес­ные по­жа­ры. В ито­ге на­стро­е­ние всей груп­пы ме­ня­ют­ся к луч­ше­му или к худ­ше­му. При­чем та­кое за­ра­же­ние вли­я­ет не толь­ко на чув­ства че­ло­ве­ка, но и на его мыс­ли и по­ступ­ки. Мы под­вер­же­ны вли­я­нию это­го яв­ле­ния по­сто­ян­но и по­все­мест­но, хотя боль­шую часть вре­ме­ни даже не от­да­ем себе в этом от­че­та.

Си­гал Бар­сейд — про­фес­сор Уо­р­тон­ской шко­лы биз­не­са при Пен­силь­ван­ском уни­вер­си­те­те. Она изу­ча­ла эмо­ци­о­наль­ное за­ра­же­ние на про­тя­же­нии бо­лее чем 25 лет. По сло­вам Бар­сейд, этот ме­ха­низм — один из на­ших глав­ных спо­со­бов пе­ре­да­чи эмо­ций. Непри­ят­ная его сто­ро­на в том, что ча­сто та­ким об­ра­зом мы рас­про­стра­ня­ем нега­тив­ные чув­ства.

Бар­сейд за­ин­те­ре­со­ва­лась этим фе­но­ме­ном еще до того, как за­ня­лась пси­хо­ло­ги­ей — во вре­мя ра­бо­ты в офи­се.

Это был опен­спейс, и Бар­сейд си­де­ла ря­дом с кол­ле­гой, ко­то­рая все­гда была нега­тив­но на­стро­е­на — на­столь­ко, что ее эмо­ции ме­ня­ли на­стро­е­ние всей ко­ман­ды

Она ни­ко­гда не по­вы­ша­ла го­лос, да и в сло­вах ее не было ни­че­го непри­ят­но­го. Дело было ско­рее в едва уло­ви­мых вы­ра­же­ни­ях лица, тоне го­ло­са и об­щей энер­ге­ти­ке.

Ко­гда эта кол­ле­га на неде­лю ушла в от­пуск, весь офис по­чув­ство­вал об­лег­че­ние. Бар­сейд по­ра­зи­ло, на­сколь­ко силь­ным было эмо­ци­о­наль­ное вли­я­ние на весь кол­лек­тив все­го од­но­го че­ло­ве­ка. По­сле это­го она по­тра­ти­ла боль­ше двух де­ся­ти­ле­тий, что­бы по­нять, в чем же было дело.

Ми­мик­рия и ми­ми­че­ский фид­бек

Ис­сле­до­ва­те­ли опре­де­ля­ют эмо­ци­о­наль­ное за­ра­же­ние как «про­цесс, в ко­то­ром че­ло­век или груп­па лю­дей вли­я­ют на эмо­ции или по­ве­де­ние дру­го­го че­ло­ве­ка или груп­пы че­рез со­зна­тель­ное или неосо­знан­ное на­вя­зы­ва­ние им сво­е­го эмо­ци­о­наль­но­го со­сто­я­ния и по­ве­де­ния». В «за­ра­жен­ном» че­ло­ве­ке оно про­яв­ля­ет­ся дву­мя спо­со­ба­ми: че­рез по­ве­ден­че­скую ми­мик­рию, под­ра­жа­ние и че­рез фи­зио­ло­ги­че­скую об­рат­ную связь.

«Мы не толь­ко под­ра­жа­ем чув­ствам дру­гих; мы на са­мом деле на­чи­на­ем ис­пы­ты­вать их», — объ­яс­ня­ет Бар­сейд. Если кто-то ря­дом с нами в хо­ро­шем или в пло­хом на­стро­е­нии, мы неумыш­лен­но вос­про­из­во­дим их эмо­ции. Де­ла­ем мы это бес­со­зна­тель­но и ав­то­ма­ти­че­ски — та­кое по­ве­де­ние за­ло­же­но в нас эво­лю­ци­ей.

Еще мла­ден­ца­ми мы на­чи­на­ем ко­пи­ро­вать же­сты и ми­ми­ку взрос­лых, а по­том в раз­ных фор­мах про­дол­жа­ем де­лать это на про­тя­же­нии всей жиз­ни

Из-за эмо­ций, со­глас­но ги­по­те­зе ми­ми­че­ской об­рат­ной свя­зи, наше фи­зио­ло­ги­че­ское со­сто­я­ние тоже ста­но­вит­ся дру­гим — ме­ня­ет­ся ин­тен­сив­ность, с ко­то­рой кровь при­ли­ва­ет к моз­гу и раз­ным ор­га­нам. В ре­зуль­та­те мы, на­при­мер, крас­не­ем или чув­ству­ем сла­бость в жи­во­те.

Ча­сто че­ло­век даже не осо­зна­ет, что за­ра­зил­ся чу­жи­ми эмо­ци­я­ми, и вме­сто это­го оши­боч­но ищет при­чи­ну сво­е­го со­сто­я­ния в сво­ей лич­ной жиз­ни. «В каж­дом но­вом ис­сле­до­ва­нии мы об­на­ру­жи­ва­ли, что люди по боль­шей ча­сти не осо­зна­ют, что это про­ис­хо­дит», — объ­яс­ня­ет Бар­сейд. Имен­но из-за это­го ко­вар­но­го ха­рак­те­ра эмо­ци­о­наль­но­го за­ра­же­ния так важ­но, что­бы люди зна­ли об этом яв­ле­нии, до­бав­ля­ет она.

При­ят­ные эмо­ции тоже за­раз­ны

С дру­гой сто­ро­ны, за­ра­зи­тель­ность эмо­ций мо­жет быть и бла­го­при­ят­ной. Ведь имен­но бла­го­да­ря ей мы спо­соб­ны про­яв­лять эм­па­тию и ока­зы­вать друг дру­гу эмо­ци­о­наль­ную под­держ­ку. Ко­гда на­хо­дишь­ся ря­дом с по­зи­тив­ны­ми людь­ми, это мо­жет улуч­шить на­стро­е­ние. Про­ис­хо­дит это и на ин­ди­ви­ду­аль­ном уровне, и в ма­лень­ких груп­пах, и в ор­га­ни­за­ци­ях и на уровне об­ще­ства.

В ис­сле­до­ва­нии 2002 года Бар­сейд изу­ча­ла этот фе­но­мен на сту­ден­тах од­ной из биз­нес-школ. Она и ее ко­ман­да на­ня­ли ак­те­ра, ко­то­рый дол­жен был де­мон­стри­ро­вать участ­ни­кам одно из че­ты­рех эмо­ци­о­наль­ных со­сто­я­ний: ве­се­лый эн­ту­зи­азм, без­мя­теж­ную теп­ло­ту, враж­деб­ную раз­дра­жи­тель­ность и де­прес­сив­ную мед­ли­тель­ность. Уче­ные сле­ди­ли за вы­ра­же­ни­я­ми лиц сту­ден­тов и их эмо­ци­о­наль­ны­ми ре­ак­ци­я­ми, пока те вы­пол­ня­ли за­да­ния в ко­ман­де или со­рев­но­ва­лись. Кро­ме того, сту­ден­ты сами со­об­ща­ли о сво­ем со­сто­я­нии ис­сле­до­ва­те­лям.

Про­ана­ли­зи­ро­вав со­бран­ные дан­ные, Бар­сейд вы­яс­ни­ла, что эмо­ции ак­те­ра ока­за­лись для груп­пы за­ра­зи­тель­ны­ми. Так­же она об­на­ру­жи­ла, что за­ра­же­ние по­зи­тив­ны­ми эмо­ци­я­ми — ве­се­лым эн­ту­зи­аз­мом и без­мя­теж­ной теп­ло­той — вели к мень­шей кон­фликт­но­сти, боль­ше­му вза­и­мо­дей­ствию и луч­шим ре­зуль­та­там при вы­пол­не­нии за­да­ний.

Как раз­ви­вать им­му­ни­тет про­тив чу­жих эмо­ций

В сле­ду­ю­щий раз, ко­гда бу­де­те о чем-то пе­ре­жи­вать, рас­стро­и­тесь или, на­обо­рот, бу­де­те на седь­мом небе от сча­стья, об­ра­ти­те вни­ма­ние на то, как вы по­ка­зы­ва­е­те свои чув­ства окру­жа­ю­щим. У ва­ше­го по­ве­де­ния мо­жет быть го­раз­до боль­ше по­след­ствий, чем вы ду­ма­е­те.

Что­бы убе­речь себя и дру­гих от за­ра­же­ния нега­тив­ны­ми эмо­ци­я­ми, сле­дуй­те 4 этим со­ве­там Си­гал Бар­сейд:

1. Будь­те осо­знан­ны. Имей­те в виду, что вы, воз­мож­но, под­пи­ты­ва­е­тесь чьи­ми-то чу­жи­ми силь­ны­ми эмо­ци­я­ми. Ста­рай­тесь осо­зна­вать соб­ствен­ное со­сто­я­ние.

2. Про­го­ва­ри­вай­те. Луч­ший спо­соб из­ба­вить­ся от ис­точ­ни­ка нега­тив­ных эмо­ций в себе или в дру­гих — по­пы­тать­ся обо­зна­чить про­бле­му на­пря­мую.

3. Не об­ра­щай­те вни­ма­ния. Эмо­ци­о­наль­ное за­ра­же­ние дер­жит­ся на на­шем вни­ма­нии. По­это­му, если что-то нега­тив­но вли­я­ет на ваши эмо­ции, пе­ре­клю­чи­те фо­кус на что-ни­будь дру­гое. От­клю­чи­те те­ле­ви­зор, вый­ди­те из со­ци­аль­ных се­тей, сме­ни­те тему раз­го­во­ра.

4. Будь­те вдум­чи­вы. Если вы сами — ис­точ­ник за­ра­зи­тель­ных эмо­ций, будь­те вни­ма­тель­ны к тому, что имен­но пе­ре­да­е­те дру­гим. А если хо­ти­те под­нять себе на­стро­е­ние, по­ду­май­те о том, чего имен­но ище­те. По­лез­но, на­при­мер, окру­жить себя людь­ми в бо­лее хо­ро­шем на­стро­е­нии, чем вы.


Толь­ко по­лез­ные по­сты и сто­рис — в на­шем In­sta­gram

Психология толпы: как происходит эмоциональное заражение

Большинство из нас уверены, что мы сами отвечаем за свои эмоции. Но так ли это? Американский социальный психолог доктор Элейн Хэтфилд в своей книге «Эмоциональная инфекция» говорит о том, что не все наши чувства продиктованы нами. Ими можно заразиться почти также как инфекцией.

Эмоциональное заражение, по словам доктора Хэтфилд, — это ситуация, при которой одно психологическое состояние человека передается от него другим людям. Участвовать в подобном процессе могут как пара, так и группы лиц. При этом Элейн утверждает, что для осуществления заражения непосредственный контакт не обязателен. Чаще всего доктор ссылается на психологию толпы, которая начинается с паники одного человека и перерастает в массовый психоз. Однако в современных реалиях эмоциональное заражение также может осуществиться благодаря виртуальному общению и другим видом взаимодействия в соцсетях. Так или иначе, результат один — передача состояния психики.

Одна из точек зрения Элейн Хатфилд на эмоциональное заражения гласит, что оно осуществляется с помощью зеркального метода. То есть автоматического подражания одного человека другому. Это проявляется в синхронизации мимики, звучании голоса, отражении позы и движений других людей. Это происходит бессознательно. Как в поговорке monkey see, monkey do. Неосознанно «зеркаля» выражение эмоций других людей, мы можем перенимать их психическое состояния, начиная ощущать те же эмоции, что и они.

Элейн Хатфилд в своей работе разделила процесс эмоционального заражения на два этапа.

Этап 1. Мы подражаем людям. Например, если кто-то улыбнулся вам, вы улыбаетесь в ответ. Часто это происходит неосознанно.

Этап 2. Мы бессознательно подстраиваем собственные эмоциональные переживания благодаря невербальным сигналам эмоционального характера от других людей. Возьмем, к примеру, улыбку. Когда кто-то вам улыбается, вы чувствуете себя счастливее. В противовес, при виде нахмуренного лица, ваше настроение тоже может испортиться.

Эмоциональное заражение это больше, чем просто зеркально-нейронная реакция организма, как в случае с зевотой. Процесс тесно связан с эмпатией, поэтому «эмоциональной инфекции» больше подвержены люди, которые, грубо говоря, чувствуют настроения других людей. При этом эмоциональное заражение все же отличается от эмпатии. Последний процесс предполагает некоторую автономию, а вот эмоциональное заражение напротив является реакцией, которая практически не разделяет личностные и внешние переживания.

Исследования других социальных психологов в этой области говорят о том, что сознательные оценки, которые люди дают своим переживаниям, в большей мере зависят от того, что говорят другие. Об этом еще писал Гюстав Ле Бон в «Психологии народов и масс». Социальные психологи, в числе которых и Хатфилд, указывают, что на интенсивность, с которой проявляется эмоциональное заражение, могут повлиять некоторые факторы. Например, на феномен воздействует то, насколько человек зависим от других социально, личностные свойства человека, некоторые демографические характеристики, прочность связей внутри группы, в которой живет человек, эмоциональный интеллект, умственное развитие и т. д.

На природу эмоционального заражения есть две точки зрения, различие которых восходит к вечной полемике о первенстве биологического или социального в человеке.

Согласно первой точке зрения, последовательницей которой и является Хатфилд, «эмоциональная инфекция»  является автоматическим и бессознательным поведением. Взаимодействие начинается в тот момент, когда «отправитель» выражает эмоции, «реципиент» их считывает и несознательно копирует. При этом Хатфилд пишет, что благодаря сенсорной обратной связи «получатель» превращает свои чувства в ту же эмоцию, которую в данный момент выражает «отправитель».

Но есть и другое мнение. Оно основано на теории социального сравнения. Согласно нему эмоциональное заражение — это сознательный процесс. Люди сравнивают свои эмоции с эмоциями окружающих, чтобы понять, насколько их поведение уместно. Чтобы понять, насколько для человека важно мнение окружающих, и насколько определяющим оно является для определения социально приемлемого поведения, достаточно вспомнить классический эксперимент Аша. В эксперименте все участники, кроме одного, были «подсадными утками» (они не входили в контрольную группу). Испытуемого и семь «подсадных уток» усаживали в аудитории. Им по порядку показывали две карточки: на первой изображена одна вертикальная линия, на второй — три, одна из которых была такой же длины, что и линия на первой карточке. Задача участника эксперимента — ответить на вопрос, какая из трех линий на второй карточке является той же длины, что и линия на первой картинке. Испытуемый должен был просмотреть 18 пар карточек и ответить на 18 вопросов. При этом каждый раз он отвечал последним в группе. В результате теста Аша 75% участников подчинились заведомо ошибочному представлению большинства, по крайней мере, в одном из 18-ти вопросов. Интересно то, что в те разы, когда «заговорщики» были не единодушны в своих ответах, испытуемые чаще не соглашались с мнением большинством. То есть самостоятельно оценивали ситуацию. Когда один из подставных участников давал правильные ответы или в тех случаях, когда независимых испытуемых было двое, количество ошибок уменьшалось более чем в четыре раза. Этот эксперимент подтверждает власть конформизма в группах. Он говорит о том, что люди охотнее соглашаются с мнением большинства, чем с суждением определенного человека.

читайте также

Еще один занятный фактор — эмоциональное заражение в соцсетях.

В своей книге Элейн пишет, что сейчас проследить то, как формируется психология толпы или как происходит эмоциональное заражение гораздо проще благодаря соцсетям. Психолог пишет, что для того, чтобы разделить или перенять эмоции других людей, необязательно видеть их или быть знакомыми с ними лично. Эксперименты, проведенные на базе Facebook и Twitter, показывают, что эмоции транслируются в виртуальном пространстве так же, как и в офф-лайн режиме.

Интересно то, что в случае с соцсетями и СМИ заражение происходит точно так же, но без участия невербальных сигналов. Невозможность видеть выражения лиц, позу человека, слышать его голос и улавливать малейшее изменения интонации других людей в виртуальном пространстве, полностью компенсируется новыми средствами передачи эмоций. Например, в общении в интернете используются эмоджи и стикеры. Также на настроение собеседника может повлиять стилистика записи (подумайте, что вы чувствуете, когда вам пишут капслоком или злоупотребляют знаками препинания, которые выполняют эмоционально-оценочную функцию).

Область соцсетей и виртуального общения не так хорошо исследована, но социальные психологи уже взялись за эту сферу.

Так плохо это или нет?

В некоторых случаях «эмоциональным заражением» определенные лица управляют вполне сознательно. Например, вспомните эксперимент «Третья волна», проведенный учителем истории Роном Джонсом над учащимися 10-го класса (возраст детей был 16-17 лет) в американской средней школе в 1967 году. В начале апреля Джонс потратил неделю занятий одного из классов школы на то, чтобы объяснить поведение немецкого народа при репрессивном национал-социализме Гитлера. Установив жесткие правила поведения для школьников и став создателем и лидером молодежной группировки, он не встретил сопротивления ни учащихся, ни их родителей, ни администрации школы. Школьники выполняли все его команды и в попытках угодить своему лидеру  заставляли своих сверстников следовать их правилам. На пятый день Джонс прекратил эксперимент, объяснив учащимся, как ему было легко управлять их сознанием. Он показал, насколько люди поддаются манипуляциям, и что их послушное поведение в эти дни не отличается от поступков обычных граждан Третьего рейха.

Впоследствии проводилось еще много подобных экспериментов с различными методами манипуляции настроением массы. Обычно лидер мнений или группа лиц, преследуя определенные цели, стремились вызвать у общества какие-то эмоции. И это у них получалось.

Возможность «эмоциональной инфекции» открывает простор для манипуляций мыслями и суждениями масс. Поэтому важно понимать, что признание собственных эмоций и признание их происхождения – один из главных способов избежать эмоционального заражения.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и не пропускайте самые полезные материалы от Beauty HUB!

читайте также

Эмоциональное заражение и как его контролировать.

Объясняет профессор бизнес-школы Wharton: hsw_mba — LiveJournal
Профессор менеджмента бизнес-школы Wharton Sigal Barsade считает, что всемирная паника в связи с пандемией коронавируса – это форма эмоционального заражения. В своем самом простом определении эмоциональное заражение – это передача настроения и чувств от одного человека другому. Это происходит все время на микроуровне и обычно не причиняет вреда, как, например, в ситуации, когда ребенок смотрит на улыбающегося взрослого и улыбается сам. Но на макроуровне эмоциональное заражение может нести опасность, поскольку в таком случае человек начинает принимать не такие здравомыслящие и логические решения. В статье по этой теме на сайте Harvard Business Review профессор рассказала, что такое эмоциональное заражение, что делать в таком случае, как бороться и предотвратить негативное эмоциональное заражение.

«Вы напуганы. Ваша семья в панике. Знакомые в соцсетях также напуганы. Причины можно найти убедительные: неопределенность в мире, нет ощущения, что вы контролируете ситуацию, все рушится и очень быстро, вы не знаете правила, мы не уверены в том, что случится с нами и нашими семьями, кажется, это будет продолжаться долго. Что же делать?
Медики и политики вносят свою лепту в борьбу с коронавирусом, и мы прислушиваемся к их советам, но и эксперты в области эмоций также могут предложить мощное средство, которое помогает справиться с различными типами заражения. Если мы будем противиться негативному эмоциональному заражению и делать позитивные эмоции более заразными, то будем чувствовать себя более защищенными и способными контролировать ситуацию в опасный период.

Эмоциональное заражение – это механизм, при помощи которого позитивные и негативные эмоции людей вирально распространяются в группах и влияют на наши мысли и действия. Изучение данного механизма – ключ к подавлению негативного эмоционального заражения.

Исследования показывают, что люди мало знают об эмоциональном заражении и его влиянии на поведение человека. Эмоциональное заражение начинается, когда мы автоматически начинаем копировать выражения лиц, язык жестов, тон голоса других людей. И мы запрограммированы на это с младенчества. То, что случается дальше, также «заразно» — посредством ряда психологических и нейрологических процессов мы чувствуем эмоции, которые копируем, и затем вводим их в действие.

Когда у вас есть обоснованная причина беспокоиться, как теперь в ситуации с пандемией коронавируса, существует еще большая вероятность, что на вас повлияет оправданный страх людей. Легко заразиться негативными эмоциями коллег, с которыми вы работаете, диктора службы новостей, которого вы смотрите, друзей в социальных сетях или членов вашей семьи. В действительности вы «подхватываете» ихнее беспокойство и передаете его другим людям, которые транслируют его обратно к вам. Получается бесконечный круг негативных эмоций.

Хоть чувства и более заразные, когда передаются от человека к человеку, их также можно передать онлайн при помощи электронной почты, звонка, удаленного взаимодействия через Интернет с другими людьми и т.д. Действительно, изоляция может усилить чувство социального одиночества, что сказывается на настроении людей. В таком случае мы становимся еще более подверженными негативному эмоциональному заражению. Принимая это во внимание, всем будет полезно больше узнать о том, как мы отвечаем на эмоциональное заражение в данное время, даже если работаем из дома.

Есть и хорошая новость: мы не беспомощны. Понимание того, как функционирует эмоциональное заражение, улучшает наши знания о том, как работает негативная версия эмоционального заражения, помогает бороться и предотвратить негативное эмоциональное заражение.

Новичкам необходимо снизить частоту взаимодействий с площадками, на которых страх не основывается на фактах. Это касается социальных сетей, бесед с друзьями или коллегами по работе, которые более спекулируют и драматизируют ситуацию, чем делятся фактами. Нужно также отличать людей, которые выдают здравомыслящие заключения, и людей в бешенстве.

Это не означает, что нужно зарывать голову в песок. Наоборот, необходимо быть бдительными, мудрыми касательно источников, например, прислушиваться к мнениям экспертов в области медицины и человеческого поведения. Речь здесь идет о вашем докторе, Всемирной Организации Здравоохранения и т.п. Делайте то, что советуют эти эксперты, но не считайте, что нужно делать больше, чем они советуют, поскольку это может усилить негативные эмоции в вас и в других людях.

Во-вторых, выполняйте хорошую эмоциональную гигиену. Постарайтесь оставаться спокойными, использую любые подходящие для вас методы. Люди будут копировать также эти ваши эмоции. Это может привести к позитивному эмоциональному заражению, и оно также сильно, как и негативное эмоциональное заражение.

Выполнение упражнений, волонтерство, осознанная медитация, позитивная высококачественная связь с другими людьми, даже виртуальная, могут позитивно сказаться на настроении человека. Чувство надежды более важно, чем чувство страха в борьбе с плохими результатами. Чувство надежды, а также выражение оптимизма и признательности помогает процветать на долгосрочной основе».

В гайде «Эмоциональное заражение» из серии Nano Tools for Leaders бизнес-школы Wharton (один из соавторов – Sigal Barsade) также перечислены несколько шагов, как справиться с негативным эмоциональным заражением при работе в командах:

1. Нужно знать свое настроение. Если ваше настроение не приносит пользы команде – измените его. Чтобы возникло более позитивное настроение – найдите минуту свободного времени и представьте ситуацию в прошлом, когда вы чувствовали позитив, или представьте ситуацию в будущем, которая сделала бы вас счастливым. Также измените выражение лица. Оно должно стать таким, каким обычно бывает в ситуациях, когда вы счастливы, даже если вы не чувствуете, что счастливы в данный момент. Исследования показывают, что ваше настроение последует за выражением лица.

2.Используйте невербальное поведение для передачи эмоционального заражения. Поскольку большинство эмоциональных коммуникаций происходит через язык жестов, выражение лица и тон голоса (через слова – менее 10 %), уделите внимание языку жестов, когда передаете собственные эмоции. Например, вы можете скрестить руки из-за холода, но люди, которые за вами наблюдают, подумают, что вы рассержены и приняли защитную позу, начнут копировать положение рук и чувствовать себя таким же образом.

3.Установите прямой контакт «глаза в глаза» с каждым членом команды. Сфокусируйтесь на распространении собственного позитивного эмоционального заражения остальным членам команды. Члены команды вероятнее всего подхватят ваши эмоции, когда будут прямо смотреть вам в глаза. Вы можете им в этом помочь, инициировав контакт «глаза в глаза».

4.Нетрализуйте члена команды с негативными эмоциями. Знание того, что эмоциональное заражение существует, помогает привиться от члена команды с негативными эмоциями. Общение с таким человеком помогает, поскольку люди часто не осознают, насколько негативно они воспринимаются другими людьми или как их негативные эмоции влияют на команду. Определение и обсуждение источника негатива может быть полезным.

5.Создайте позитивную эмоциональную культуру в команде. Эмоциональная культура состоит из символов, норм, ценностей и основных предположений членов команды об эмоциях, которые можно выражать, и эмоциях, которые нужно подавлять в команде. Исследования показывают, что на работе больше превалирует гнев, чем счастье и радость. Необходимо создавать пространство, где позитивные эмоции не только разрешены, но и всячески способствовать этому.

Эмоциональное заражение

Новости

28 мая состоится первый семинар по проекту «COVID-19.рф: информация против пандемии»
Проект инициирован в ответ на чрезвычайную ситуацию, вызванную проблемами пандемии COVID-19 и глобального локдауна, и выполняется в интересах всего международного информационного сообщества. В результате проекта российская научная информация в области исследований нового коронавируса и смежных проблем будет размещена на открытой российской платформе и легально интегрирована в глобальное открытое пространство научной информации.

 

 

Мнения

Редакция «Частного корреспондента»
Почему «Часкор» позеленел?

Мы долго пытались написать это редакционное заявление. Нам хотелось уместить в него 12 лет работы, 45 тысяч статей (и даже чуть больше), несколько редакций и бесконечность труда и сил. А еще – постараться объяснить нашим читателям происходящие изменения.

Виталий Куренной
Традиционные ценности и диалектика критики в обществе сингулярности

Статья Николая Патрушева по поводу российских ценностей интересна сама по себе, но также вызвала яркий отклик Григория Юдина, который разоблачает парадигму «ценностей», трактуя ее, видимо, как нечто сугубо российско-самобытное, а само понятие «ценность» характеризует как «протухшее». Попробую выразить тут свое отношение к этой интересной реплике, а заодно и прокомментировать характер того высказывания, по поводу которого она появилась.

Иван Засурский
Пора начать публиковать все дипломы и диссертации!

Открытое письмо президента Ассоциации интернет-издателей, члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Ивана Ивановича Засурского министру науки и высшего образования Российской Федерации Валерию Николаевичу Фалькову.

Сергей Васильев, facebook.com
Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский
Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Николай Подосокорский
Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Марат Гельман
Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin
Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev
Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне «ыыы». Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Михаил Эпштейн
Симпсихоз. Душа — госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз — совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми — на психическом, а не биологическом уровне.

Лев Симкин
Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов
Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс
Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Александр Головков
Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.

Zillion — Социальные сети — Эмоциональное заражение

 

Активисты, политики и пользователи охарактеризовали эксперимент как «пугающий» и «скандальный». Социальная сеть получила волну всемирного протеста, который наверняка скоро уляжется. Исследование уже называют «экспериментом по манипулированию эмоциями пользователей».

Известный американский инженер, инвестор и предприниматель Марк Андрессен считает, что это исследование по своей сути ничем не отличалось от A/B-тестирования. Впрочем, у венчурного фонда Andressen Horowitz есть акции Facebook, а соцсети уже пророчат финансовые потери, связанные с этим исследованием. Нажимая на зеленые и красные кнопки, по-разному реагируя на рекламные тексты, котиков, обнаженные тела, мы так же неосознанно участвуем в микротесте конкретной компании, и она определенными манипуляциями влияет на наши эмоции и решения. Но на этот аргумент уже возразили: заходя на сайт или в приложение, кликая по рекламе, мы понимаем, что там есть некие условия игры (предполагается, что мы можем купить – и вокруг этого идет игра «купит – не купит»). А в соцсетях мы просто хотим общаться, узнавать новости и видеть, чем живет наше окружение. Но это, конечно, наивность.

Социальная сеть – бизнес и серьезный инструмент влияния. Общеизвестно, что используются алгоритмы, которые позволяют показывать пользователям рекламу того, что уже заинтересовало или может заинтересовать. И если в обозримом будущем какая-то соцсеть и сможет перетянуть пользователей из Facebook, то это будет такой «социальный ренегат», который не использует алгоритмы, предлагает нам просто общение и нетронутый ньюсфид, сознательно отказываясь от каких-либо манипуляций и предоставляя пользователям возможность увидеть открытое ПО. 

Вокруг исследования развернулась полемика: одни говорят, что это нарушение этики, а другие – что медиа и политики только и делают, что заносят в общество эмоциональные вирусы. И это, конечно, так. Но одной части общества стало жутко от того, что Facebook берет на себя роль органа, управляющего нашими депрессиями и подъемами. Другой части жутко оттого, что третьей нет дела до этого скандала. А есть еще одна часть общества, которой интересна возможность управлять эмоциональным состоянием людей в соцсетях. 

Как относиться к тому, что такое исследование было проведено? Рано или поздно его бы сделали, это был вопрос времени. Предал ли Facebook своих пользователей? Результаты исследования обнародованы. И как это ни парадоксально, спасибо Facebook за то, что эксперимент по манипулированию нашими эмоциями прошел – и нам о нем рассказали. Уважение сегодня проявляется в том, чтобы дать людям выбор, рассказав им об опасностях, которые есть в любом инструменте наряду с плюсами.

Критический взгляд на вещи и независимость мышления – самые главные навыки, которые должен затачивать современный человек. Мы вошли в эру информационных войн и разнообразной манипуляции. Гигиена общения и потребления информации приобретает новое значение. Во-первых, если вы допускаете, что ньюсфид может быть «отредактирован» алгоритмами, то вас уже сложнее провести. Во-вторых, это исследование дает нам пищу для размышлений: если негативные высказывания в соцсети так легко погружают нас в депрессивные состояния, то это лучшее доказательство того, что нужно мыслить проактивно, противостоять эмоциональным всплескам и выбирать окружение, которое помогает развиваться. И в-третьих, это всего лишь соцсеть. Таймер для ограничения времени, которое человек проводит в соцсетях, поможет ослабить зависимость. За пределами Facebook есть реальная жизнь – и если уж эмоциональное заражение повсюду, то лучше разделять эмоции в живом общении с близкими и друзьями.

 

Эффект эмоционального заражения в соцсетях происходит быстрее, чем в толпе — эксперт

15 января, Минск /Корр. БЕЛТА/. Эффект заражения в социальных сетях происходит быстрее, чем в толпе, и это сложно отследить. Такое мнение во время обсуждения темы «Deepfakes: новый вызов информационной безопасности» на очередном заседании проекта «Экспертная среда» в пресс-центре БЕЛТА высказала заведующая кафедрой социально-гуманитарных дисциплин Академии управления при Президенте Ольга Агейко.

Эксперт обратила внимание, что в соцсетях люди «покупаются» не на сухую информацию, а на эмоции: «Сегодня то, что происходит в социальных сетях, сравнивают с психологией толпы. По большому счету эффект заражения происходит даже намного быстрее, чем то, что происходит в толпе, — только мы этого не видим». Эффект заражения или эмоциональное заражение — это механизм передачи психического настроя другим людям от одного человека или группы, эмоционального воздействия в условиях непосредственного контакта и включения личности в определенные психические состояния.

Ольга Агейко отметила, что у многих людей сохраняется так называемое клиповое восприятие информации. При этом часто люди не воспринимают данные, которые не вписываются в личную картину мира. «И получается, информационно мы становимся закрытыми — читаем то, что хотим читать, слышим то, что хотим слышать, и становимся вот так эмоционально глухими», — подчеркнула эксперт. По ее словам, соцсети — своеобразные каналы для получения эмоций. И вероятность распространения эмоционального заражения в соцсетях такова, «что эти процессы могут быть нами не совсем контролируемы».

Deepfakes — это технологии искусственного синтеза человеческого изображения, основанные на использовании нейросетей и искусственного интеллекта, позволяющие создавать высокореалистичные фото- и видеоизображения людей либо модифицировать фото- и видеоматериалы. Ярким примером служит ролик, где экс-президент США Барак Обама оскорбляет нынешнего американского лидера Дональда Трампа. Видео появилось в апреле 2018 года на ресурсе BuzzFeed. В конце создатели рассказывают, что это подделка, показывая возможности технологий создания фейковых новостей. В США к проблеме deepfakes отнеслись со всей серьезностью. Летом 2019 года в комитете по разведке Конгресса США прошли специальные слушания. В американский парламент внесен законопроект по борьбе с высокотехнологичной дезинформацией. Недавно Facebook принял решение, что будет удалять видео, в котором эксперты найдут технологии deepfakes.-0-

Новый выпуск проекта «Экспертная среда» — «Deepfakes: новый вызов информационной безопасности» смотрите здесь.

Международный фонд ОКР | Эмоциональное заражение

Кэрол Хевия, PsyD

Эта статья была первоначально опубликована в осеннем выпуске бюллетеня OCD за 2009 год.

Пример корпуса

Джо — 25-летний бросивший колледж, в настоящее время безработный и живет в квартире над гаражом своих родителей. У него пожизненная история ОКР, которая началась в возрасте 8 лет, когда его мучили навязчивые идеи симметрии и скрупулезность. Теперь он борется в первую очередь с навязчивой идеей, что он будет заражен бывшим соседом по комнате в колледже, Коннором, который добился огромных успехов в учебе и в деловом мире после окончания учебы, будучи безжалостным и мерзким и воспользовавшись помощью тех, кто помогал ему, и тем, кто помогал ему. «Встал у него на пути.Джо опасается, что если он вступит в какой-либо контакт со своим бывшим соседом по комнате, он подвергнется высокому риску стать таким же, как он, «безжалостным, равнодушным и людоедом для друзей и врагов».

Во время учебы в колледже Джо был так напуган, что станет похож на своего соседа по комнате, что начал избегать всех друзей, которые контактировали с Коннором, а также библиотеки, где учился Коннор. Джо, как и Коннор, занимался бизнесом и начал избегать любых курсов, которые проводились бы в бизнес-школе на территории кампуса.Это стало очень проблематичным при выборе курсов для каждого семестра, поэтому он переключил свою специальность на русский язык, потому что этот факультет располагался на другой стороне кампуса. Однако, если Джо случайно заговорил с одноклассником, который проходил курс в бизнес-здании, ему нужно было немедленно отказаться не только от того конкретного курса, которым они учились, но и отказаться от одежды, которую он носил в то время, его книг из этого класс и любые текущие курсовые работы.

В конце концов эти сбои подорвали его успехи в учебе; его оценки упали, он взял отпуск по болезни из колледжа и вернулся домой, чтобы жить с родителями.Поскольку он жил в комнате в общежитии с Коннором, он чувствовал необходимость выбросить всю одежду, книги, личные вещи и даже компьютер, когда он выезжал из общежития. Но, как и в комнате общежития колледжа, заражение дома было неизбежным, потому что даже когда кто-то упоминал имя Коннора, вызывались навязчивые идеи, и дезактивация дома становилась невозможной из-за высоких стандартов ОКР Джо и жестких правил дезактивации. Семья построила квартиру над гаражом, чтобы Джо мог сохранить свои жилые помещения «свободными от каннибалистического влияния Коннора», но затем он перестал даже заходить в дом своих родителей, опасаясь подвергнуться безжалостным действиям Коннора.Когда Джо попытался пройти онлайн-курсы в колледже, он обнаружил, что заражение проникло в его квартиру в гараже через компьютер, поскольку у Коннора была учетная запись в социальной сети в Интернете. Когда Джо дошел до точки, когда он готовился переехать в другую квартиру в городке в двадцати милях от своих родителей, и он собирался купить свой пятый компьютер, и он больше не произносил никаких слов с буквой «C» в нем, он позвонил поведенческому терапевту за помощью.

Симптоматология эмоционального заражения

Джо страдает подтипом ОКР, называемым эмоциональным заражением.Эмоциональное заражение — это менее известный кластер симптомов ОКР, при котором больной опасается, что контакт с человеком или местом каким-то образом заразит его и поставит под угрозу. Беспокойство может заключаться в том, что человек с ОКР рискует перенять негативные черты личности, которые есть у человека-триггера, такие как властность или мерзость, или что больной полностью перенимает личность другого. Человеку с ОКР довольно легко определить человека, который вызывает его навязчивые идеи. Иногда это может быть «тип» человека, который представляет инвалидность, которой боятся заразиться, например, слепой или человек с деформированными конечностями.Триггером также может быть географическое положение, например колледж, похоронное бюро или кладбище. Иногда травматическое событие «отмечает» физический объект и является источником первоначального заражения и последующей опасности. Примером этого может быть разрыв серьезных отношений, смерть или попытка самоубийства. Тогда любой контакт с местом, где произошло событие, будет восприниматься как опасный, как будто физический контакт вызовет неудачу и магически подвергнет опасности человека с ОКР. Боязнь неудач может быть очень конкретной, например, автомобильной аварией, или неопределенной, например, общим ощущением надвигающейся гибели.Два признака эмоционального заражения — это наличие магического мышления и суеверного поведения. И магическое мышление, и суеверия указывают на то, что больной верит в феномен, несовместимый с тем, что обычно считается истинным и рациональным в конкретном обществе, в котором он живет. Человек с ОКР часто считает, что случайных событий и совпадений никогда не бывает и что все события должны произойти, поэтому они обладают особым значением и властью. Каждый раз, когда происходит совпадение, больной использует это совпадение как «фактическое свидетельство» того, что его суеверные убеждения заслуживают внимания и что все остальные, кто пытается их отговорить, ошибаются.

Воздействие и последующие навязчивые идеи часто «сдерживаются» с помощью ритуалов, аналогичных ритуалам страха заражения. Человек с ОКР будет избегать прямого контакта с зараженным человеком и тщательно очистит себя, если он действительно коснется человека или его вещей. Загрязнение может «волшебным образом» распространяться через физический контакт, такой как рукопожатие или прикосновение к карандашу, которым недавно воспользовался зараженный человек. Часто, когда симптомы ОКР усугубляются, заражение от другого человека начинает выглядеть столь же серьезным, как истинное радиационное заражение, поскольку человек фактически выбрасывает всю одежду, которую носил во время контакта, и энергично вытирает себя под длительным душем.

Предполагаемая опасность заражения также может передаваться по воздуху, поэтому простое разделение воздушного пространства с триггером может подвергнуть человека с ОКР риску катастрофических последствий. Больной может прикрыть рот барьером, чтобы защитить себя от «болезни», или может попытаться задержать дыхание, находясь рядом со спусковым крючком. Чаще всего ритуал представлял собой «отмену» вдыхания зараженного воздуха путем выдоха в ритуальной манере, возможно, с нейтрализующей мыслью, которая безопасно «деактивирует» опасность зараженного воздуха.

Иногда при эмоциональном загрязнении воспринимаемая опасность может распространяться через язык и речь, так что произнесение фразы или слова, напоминающего навязчивую идею, может резко увеличить предполагаемый риск опасности. Таким образом, человек с ОКР избегает использования определенных слов или имен и может даже пытаться контролировать использование слов-триггеров другими, чтобы избежать нарастания беспокойства. Ритуалы могут распространяться даже на чтение и письмо; например, больной может избегать написания триггерного слова или, если он читает триггерное имя, он может участвовать в нейтрализующих ритуалах, чтобы отменить эффект чтения опасного слова.Ритуалы нейтрализации могут заключаться в том, чтобы перечитать триггерную фразу, имея «хорошую» или противоположную мысль, или пропустить чтение всей страницы. Человек с ОКР может решить вообще прекратить чтение, чтобы попытаться подавить свое беспокойство.
По мере того, как у больного становятся более симптоматичными, заражение может распространяться дальше — отдельные буквы или знаки препинания также становятся опасными, и человек пишет слова без букв, так что читатель должен угадывать точное содержание сообщения.

Неудивительно, что контакт со средствами массовой информации, будь то в письменной форме, на телевидении или в Интернете, может стать проблематичным для человека с ОКР. Новости, связанные с инициирующей темой, могут поставить человека в штопор, поэтому жирные заголовки в газете или журнале сначала просматриваются, чтобы не затрагивать вызывающие темы, и в конечном итоге вообще избегают чтения газет. Тогда даже прикосновение к газете становится проблемой, с которой нужно бороться. Особых телешоу избегают из-за подразумеваемого содержания, и то же самое верно и для известных интернет-сайтов.Однако, как и в случае с другими триггерами и неконтролируемым ритуальным поведением, обобщение неизбежно, и если ОКР не лечить, произойдет дальнейшее обострение симптомов. Например, к компьютеру больше не прикасаются и не используют его, в комнату, в которой находится компьютер, никогда не заходят, и человек может перестать жить в одной комнате своего дома и не выходить на улицу из-за потенциальной опасности воздействия чего-либо даже удаленно. связанные с зараженным человеком или местом.

Лечение эмоционального заражения

Воздействие эмоционального заражения сначала будет имитировать воздействие микробов и заражения.Частота мытья рук и душа сокращается как в количестве, так и в качестве. Человек прикасается к зараженным предметам, использует вещи, которых раньше избегали, а затем перекрестно загрязняет вещи от «грязных» к «чистым». Планы ERP начинают отличаться, когда ERP предназначена для того, чтобы позволить пациенту избегать слов и звуков. Он может несколько раз написать одно слово или фразу, а затем произнести их вслух. Затем письменный спусковой крючок вешается на дверь или стены человека, тем самым насыщая часы бодрствования и сна вызываемым раздражителем.Размещение инициирующей письменной работы у постели больного особенно эффективно, потому что больные часто считают, что они более уязвимы для эмоционального заражения во время сна.

Джо начал два раза в неделю амбулаторные сеансы поведенческой терапии. Он составил список тревог и триггеров, как физических, так и умственных, а также ритуалов. Вместе он и его терапевт перестроили список в иерархию пугающих ситуаций и триггеров, используя рейтинг SUDS от 1 до 10. Он согласился отменить планы по переезду из своей квартиры в гараже и оставил свой пятый компьютер.Его разоблачения начинались с того, что он произносил и записывал имя Коннора на листах бумаги, а затем развешивал их вокруг своего компьютера и кровати. Его семья узнала об аккомодации и не только начала блокировать словесные заверения, но, в конце концов, под руководством терапевта начала говорить слова с помощью Си и даже произносить страшное слово «Коннор» во время ERP. После того, как Джо испытал привыкание к некоторым из начальных ERP, его чувство направления в лечении, его надежда и его мотивация резко возросли, и он стал более способен выполнять сложные задачи, поскольку он знал, что даже когда его тревога была очень высокой, она в конечном итоге уменьшится , особенно если он блокировал ритуализацию и перезапускал себя, когда поскользнулся и совершил ритуал.Он поехал в свой старый университетский городок и стал сидеть возле бизнес-здания. Он начал общаться с другими зараженными друзьями, снова использовать Интернет и записался на бизнес-класс по бухгалтерскому учету. В конце концов он начал писать по электронной почте самому Коннору, который был на вершине его иерархии. Несмотря на то, что они никогда не стали близкими друзьями, Джо больше не беспокоило присутствие Коннора в его жизни с ОКР. Когда он думал о Конноре, и даже когда он думал об ужасных характеристиках личности, он не пытался оттолкнуть эту мысль, а говорил себе: «Ага, это Коннор — какой парень!» и продолжай свой день.Джо сейчас заканчивает свой третий год в колледже и специализируется на русских исследованиях, а также на бизнесе.

Кэрол Роквелл Хевия, психотерапевт, работает поведенческим терапевтом в Институте ОКР при больнице Маклина. Она почти двадцать лет лечит детей, подростков и взрослых с ОКР.

тревожных симптомов до психического заражения OCD

Что такое ОКР психического заражения?

Психическое заражение ОКР включает симптомы тревоги, которые также включают в себя чувство заражения, вызванное мыслями, образами и воспоминаниями или связью с человеком, который каким-то образом причинил вред больному.Таким образом, человек с ОКР с психическим загрязнением может воспринимать такие вещи, как название болезни, человека, которого он знает, с неприятными чертами или символами плохой нехватки, чтобы быть контаминантами.

Чувство заражения, вызванное этими психическими загрязнителями, приводит к сильному ощущению того, что человек внутренне « грязен ». Это демонстрирует главное различие между ОКР с психическим загрязнением и ОКР с контактным загрязнением, которое заключается в том, что человек с ОКР с контактным загрязнением может испытывать тревогу. и дискомфорт от прикосновения к физическому объекту и в ответ на это принуждение, такое как мытье рук, чтобы очистить физическое место, люди с ОКР с психическим загрязнением чувствуют себя « умственно нечистыми », как правило, в результате чувства оскорбления или отвращения или общего чувства дискомфорта и грязи .

Каковы симптомы?

Общие симптомы, связанные с ОКР психического заражения, следующие:

Навязчивые идеи

  • Боязнь воображаемых загрязняющих веществ, таких как слова или фразы, которые могут вызвать воспоминание о ситуации, которая причинила психический вред
  • Боязнь людей, которые причинили вред или причинили вред человеку
  • Чувство большой личной ответственности за внутреннее загрязнение, такое как воспоминание или сценарий, и переживание большого стыда или вины.

Компульсии

  • Ритуальные действия, совершаемые для нейтрализации психических загрязнений.
  • Избегание людей, мест, воспоминаний, слов или изображений, которые, по мнению человека, могут вызвать психическое заражение.
  • Неспособность назвать людей, предметы или мысли, вызывающие психическое заражение.

Почему это происходит?

Как и все формы ОКР, трудно объяснить проявление ОКР с каким-либо одним фактором.Исследования показывают, что ряд факторов, таких как прошлый опыт, генетическая предрасположенность и искаженные убеждения, могут привести к приобретению и сохранению ОКР. В случае ОКР психического заражения может оказаться, что навязчивые мысли могут быть результатом внутренней концептуализации прошлого негативного воспоминания, образа или события, обычно включающего аморальный поступок или человеческое взаимодействие, например, жестокое обращение в прошлом, связанное с оскорбительными выражениями или критикой.

Какие методы лечения доступны?

Как и ОКР с контактным загрязнением, ОКР с психическим заражением эффективно лечится с помощью когнитивно-поведенческой терапии с упором на предотвращение воздействия и реакции (ERP).ERP включает постепенное знакомство клиентов с вызывающими тревогу ситуациями, воспоминаниями и фразами и участие в процессе десенсибилизации. Это позволяет клиентам придавать новое значение или интерпретацию навязчивым мыслям о ментальном заражении и загрязнителях, так что воображаемые загрязнители больше не воспринимаются как вредные.

Источники

https://www.mentalhelp.net/blogs/ocd-and-emotional-contamination/

https: // блог.oup.com/2015/01/mental-contamination-obsessive-compulsive-disorder/

Избранная статья: Психическое заражение при обсессивно-компульсивном расстройстве

Анна Кутри и Эмили Букер

Первоначально появилось в OUPblog

Когда мы думаем об обсессивно-компульсивном расстройстве или, для краткости, ОКР, на ум приходит множество примеров. Например, человек, который не будет пожимать вам руку, дотрагиваться до дверной ручки или брать ручку, не будучи принужденным мыть руки, и все из-за боязни микробов.Я уверен, что многие из нас виновны в использовании фразы «у вас ОКР», чтобы классифицировать наших друзей, семью и коллег, которые имеют навязчивые привычки чистить или используют свой антибактериальный гель для рук несколько раз в день.

Несмотря на то, что это очень упрощенное представление об ОКР, оно основано на важной и общей особенности для многих пациентов; Страх контактного заражения. Контактное загрязнение можно охарактеризовать как чувство грязи или дискомфорта, которое возникает в ответ на физический контакт с вредными веществами, болезнями или грязью, которые загрязняют тело, чаще всего руки.Облегчение можно почувствовать в ответ на очистку загрязненных участков, например, путем мытья рук. Ученые в предыдущей литературе уделяли много внимания контактному заражению, а также уделяли внимание средствам массовой информации, которые окружают нас примерами опасений заражения при ОКР через сериалы, такие как Obsessive Compulsive Cleaners и Monk .

Однако у некоторых больных чувство дискомфорта и грязи может быть вызвано и без физического контакта с чем-то грязным или зараженным.Напротив, чувство заражения может быть вызвано ассоциацией с зараженным человеком, который каким-то образом предал или причинил вред больному, или даже своими собственными мыслями, образами или воспоминаниями. Это «ментальное загрязнение» приводит к внутреннему чувству грязи, а не к локализации в определенной части тела, и поэтому не может быть смыто мытьем рук. Например, одна пациентка, «Дженни», начала чувствовать себя грязной изнутри после того, как обнаружила, что ее муж неверен, и ее брак распался.Она чувствовала себя грязной и мыла руки после прикосновения к его вещам или разговора с ним по телефону. «Стивен» также испытал серьезное психическое заражение, вызванное навязчивыми образами причинения вреда другим. Источником психического заражения являются не внешние загрязнители, такие как кровь или грязь, а человеческое взаимодействие. Эмоциональные нарушения, которые могут вызвать психическое заражение, включают деградацию, унижение, болезненную критику и предательство.

Общественность гораздо меньше осведомлена о ментальном заражении, возможно, из-за того, что профессионалы не уделяют внимания этой теме, а это означает, что мы просто не распознаем примеры или ситуации, в которых мы можем чувствовать себя психически загрязненными.Подобно нормативному опыту контактного заражения, существует множество примеров ощущения осквернения, не касаясь чего-то грязного в повседневной жизни, например, смывание грехов при крещении или при очищении тела для поклонения; известный как вуду в исламе. Грехи здесь относятся к внутреннему типу нечистоты, которую можно спровоцировать бесконтактно, например, из-за кощунственных мыслей. Другой пример — не слушать песню, которая напоминает вам о бывшем партнере, который обидел вас, поскольку это заставляет вас чувствовать себя запятнанным внутри.Даже фразы, которые мы используем, могут рассматриваться как представляющие форму умственного заражения, например «грязные деньги», «гадость» и «чувствую себя грязью». В обществе преобладают более легкие формы психического заражения, например, в ходе горького развода, когда обиженный человек испытывает чувство заражения, которое вызывается прямым контактом с нарушителем или косвенными контактами, такими как воспоминания, образы или напоминания о насилии. .

Недостаток знаний о психическом заражении, возможно, также связан с тем, что это понятие сложнее для понимания, чем контактное заражение.Мы все можем понять математику, стоящую за контактным загрязнением; вы касаетесь чего-то грязного, ваши руки становятся грязными, вы моете руки, грязь уходит, вы чувствуете облегчение. Этот процесс имеет логический смысл, поскольку причина очевидна. Психическое заражение можно увидеть точно так же, оно просто не требует наличия видимой причины, и часто причина связана с предыдущим психологическим или физическим насилием. Без этой видимой причины их проблем истинный источник дискомфорта часто неизвестен больным.Представьте, что вы участвуете в эксперименте, вас просят примерить джемпер, привезенный из благотворительного магазина, и рассказать о своих чувствах. Если вы знаете, что джемпер физически чистый, вы, вероятно, будете чувствовать себя хорошо, никакого дискомфорта, возможно, вам даже понравится его надеть. А теперь представьте, что вам говорят, что свитер принадлежал убийце, и внезапно, по непонятной причине, вы больше не в порядке с его ношением. У вас возникает тревожное ощущение покалывания в позвоночнике и дрожи, как если бы прыгун был сделан из тарантулов.Несмотря на то, что вы знаете, что свитер физически чистый, над ним нависает облако грязи, и вы чувствуете себя психически загрязненным.

Навязчивые мысли, связанные с психическим заражением, являются нормальным явлением, но интерпретация этих мыслей важна для определения того, будет ли человек затем участвовать в компульсивном умывании. Для вас или для меня это просто странные чувства, которые легко забыть, но для кого-то с психическим заражением они вредны и могут каким-то образом повредить его личность.Возьмите сценарий перемычки; человек, страдающий от психического заражения, может беспокоиться о том, что каким-то образом он воспримет негативные черты убийцы через свою одежду.

Обнаружение психического заражения имеет большое и непосредственное значение для клинического лечения. Когнитивно-поведенческая терапия может использоваться для эффективного лечения психического заражения у пациентов с ОКР путем изменения значения или интерпретации навязчивых навязчивых мыслей, чтобы они больше не рассматривались как вредные.Впоследствии это также снижает частоту навязчивого поведения при стирке. Для многих страдающих ОКР когнитивно-поведенческая терапия дает надежду на то, что жизнь, свободная от ежедневного вмешательства психических загрязнений и компульсий, достижима.

Загрязнение ОКР: контакт или психическое заражение


Хотя существуют различные формы обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР) , эта статья будет сосредоточена на одной категории, известной как ОКР с загрязнением, а также на сходствах и явных различиях между двумя ее подкатегориями — контактное загрязнение ОКР и психическое загрязнение ОКР .

Лица, у которых развивается ОКР контактного заражения, обычно испытывают непреодолимое чувство дистресса, дискомфорта или ощущения нечистоты при физическом контакте с веществами, предметами, людьми или животными, которые рассматриваются как « загрязнители » (обычно содержащие микробы, грязь, болезни, телесные отходы, выделения или токсичные химические вещества). Эти люди могут иметь скрытый страх, что контакт с загрязнителем может вызвать болезнь или смерть для них самих или других, или просто быть настолько неприятным, что «они не справятся».Важно отметить, что эти опасения крайне несоразмерны реалистичным вероятностям и ожиданиям. Загрязняющие вещества могут быть реальными (физическими) или « магическими » (сюрреалистичными) — например, боязнь заразиться болезнями, смертельным исходом, риском для здоровья или невезением из-за контакта с именами или изображениями болезней, людьми с заболеваниями, инвалидами. , или контакт с неудачными числами, суеверными объектами или ситуациями. В попытке нейтрализовать навязчивые мысли и дискомфортные телесные ощущения (навязчивые идеи) после контакта с загрязнением обычно используются чрезмерные ритуалы очистки (компульсии) областей до тех пор, пока человек не почувствует себя «очищенным».Избегание и поиск заверений по этой теме также распространены.

Какие общие страхи и поведение избегания связаны с ОКР контактным заражением?

  • ВИЧ, СПИД, ИППП
  • Боязнь пользоваться общественными удобствами, прачечными, транспортом или телефоном из-за страха заражения микробами от других людей
  • Страх и отказ от еды вне дома или еды, приготовленной другими людьми, или использования чужих столовых приборов или кухонной утвари из опасения заразиться пищевым отравлением или заражением микробами
  • Избегать общественных мест с большим скоплением людей из опасения повышенного риска заражения микробами
  • Боязнь больниц, хирургических операций или других областей, связанных с болезнью или кровью
  • Страх перед кариесом / заболеванием ротовой полости, развивающимся после употребления определенных продуктов, что приводит к чрезмерной чистке зубов
  • Чрезмерная уборка кухни или ванной комнаты из-за опасения распространения бактерий на самих себя или других людей
  • Страх рукопожатия или близкого контакта с другими (например, объятия или поцелуя)
  • Страх быть зараженным «магическим» способом из-за контакта с именами болезней, инвалидами, фотографиями или именами людей, которые, как считается, имеют серьезные травмы, заболевания или смертельные заболевания
  • Страх «поймать» неудачу от контакта с несчастливыми числами или объектами, связанными с негативными событиями

Что такое ОКР психического заражения?

ОКР с психическим загрязнением имеет некоторые сходные характеристики с ОКР с контактным загрязнением в том, что компульсивное поведение, связанное с каждым из них, связано с сильными эмоциями тревоги и вины, которые вызывают сильное желание умыться и участвовать в чрезмерных ритуалах очистки, чтобы успокоить и облегчить тревожные мысли и психологическое ощущение «грязи».Однако основное различие между навязчивыми мыслями, связанными с ОКР с психическим заражением, и ОКР с контактным заражением, заключается в том, что люди сообщают о чувстве «психического загрязнения» (обычно связанном с чувством оскорбления или отвращения), в отличие от ощущения загрязнения от физического контакта с внешние предметы или вещества. Еще одно отчетливое различие между двумя подкатегориями состоит в том, что ощущение грязи у людей воспринимается как общий внутренний дискомфорт, а не как локальный дискомфорт и грязь, возникающие в результате физического контакта загрязнителя с определенной областью их тела (например, : загрязненные руки после прикосновения к «зародышевой» дверной ручке).

Навязчивые мысли, связанные с ментальным загрязнением, могут возникать в результате внутреннего осмысления прошлых негативных воспоминаний, образа или восприятия события, как правило, связанных с аморальными действиями и человеческим взаимодействием (например, из-за плохого обращения в прошлом — включая случаи ненормативной лексики, критики или предательство, физическое или сексуальное насилие, или членовредительство), или когда субъект воображает сценарий, который воспринимается как связанный с физической «грязью» или отвращением (например: воображение контакта с вредными загрязнителями или воображение сценарий, связанный с аморальным поведением и нарушениями).Эти усвоенные воспоминания или восприятия прошлых событий, в том числе воображаемых или «магических» сценариев , часто пронизаны чувством личной ответственности, включая негативные оценки, вызывающие высокий уровень стыда, вины, смущения и гнева. В отличие от контактного заражения, психическое заражение может не требовать визуального триггера — это может затруднить человеку, который испытывает тревожные мысли и компульсии, определение причины, поскольку это может быть на подсознательном уровне.Люди с психическим заражением ОКР могут также испытать умственный мыслительный процесс, называемый «Слияние мыслей и действий» (TAF) . TAC идентифицируется, когда люди испытывают иррациональные и негативные мысли, полагая, что наличие одной только мысли приведет к определенному негативному действию или к фактической реальности этой мысли (например: их мысль реальна или скоро станет реальностью просто потому, что у них есть мысль).

Каковы симптомы психического заражения?
  • Имея
  • Боязнь и / или избегание изображений или звуков, которые могут вызвать воспоминания о человеке, взаимодействии или ситуации
  • Боязнь / избегание определенных слов или фраз или мест, которые могут вызвать воспоминания или ассоциации с ситуацией, которая причинила им психический вред
  • Невозможно сказать, какого загрязнения они боятся, просто «чувствуют отвращение»
  • Повышенное «слияние мыслей и действий», что означает «Если я думаю об определенной мысли, я могу осквернить себя».
  • Приписывание высокой личной ответственности за воспоминания или воображаемый сценарий, связанный с грязью или отвращением, вызывая тем самым чувство стыда, смущения, вины и / или гнева

Как лечится ОКР психическое и контактное заражение?

Обе подгруппы контаминации ОКР можно эффективно лечить с помощью продолжающихся сеансов когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) под руководством и поддержкой специализированного терапевта.Обычно это включает начальное низкое воздействие загрязнителя, которое постепенно увеличивается с течением времени по мере уменьшения воспринимаемого бедствия и угрозы. КПТ, основанная на внимательности, — это еще один подход, полезный для лечения контаминационного ОКР, при котором люди учатся осознавать свои мысли по мере их появления и ухода и принимать их как « просто мысли », не оценивая их как « хорошие » или « плохие » и не придавая значения. или действие к ним. Существуют также различные варианты лечения, которые могут быть полезны для некоторых людей в сочетании с терапией.

Наш терапевт рекомендован для лечения ОКР в Anxiety House

Д-р Эмили О’Лири, клинический психолог

Какой у вас опыт?

  • Директор клиники тревожного расстройства и ОКР с 2010 г.
  • Десятилетний опыт работы с клиентами с ОКР и тревогой
  • Обученный клинический руководитель и STAP
  • Многолетний опыт работы в государственном и частном секторе
  • Работал в отделениях неотложной помощи и амбулатории
  • Постоянный докладчик на радио и в социальных сетях
  • Научный сотрудник и докладчик международных конференций

Софи Лукас — блогер из нашего Дома беспокойства и изучает степень бакалавра коммуникаций в UQ.Софи увлечена избавлением от тревожности, любит писать об исследованиях и проводить ОБРАЗОВАНИЕ о тревоге. Софи и директор доктор Эмили О’Лири тщательно обдумывают каждую тему и стараются предоставить самую свежую информацию. У нас есть несколько запланированных блогов, но мы действительно хотим услышать ваши ИДЕИ! О каких темах ВЫ хотели бы узнать больше?

Если у вас есть какие-либо комментарии или вопросы, не стесняйтесь обращаться к нам по адресу [email protected]

Источники:

Психическое заражение при обсессивно-компульсивном расстройстве

http: // www.ocduk.org/types-ocd

http://psychcentral.com/lib/ocd-symptoms-of-contamination-fears/00010583/2

http://iocdf.org/wp-content/uploads/2014/10/Contamination-Fact-Sheet.pdf

http://www.ocdla.com/blog/ocd-oughtt-action-fusion-1790


Назад к новостям

Связь между психическим заражением, ОКР и травмой

Автор: Урсула Штек, LCSW, BCD

«Как будто это ужасное темное чувство охватывает меня, и все кажется чрезвычайно грубым и грязным.Вся моя жизнь кажется отвратительной ». Вот как моя клиентка Розель описала свой внутренний опыт, когда у нее проявились симптомы ОКР. Чтобы избежать этого чувства или «заставить его уйти», она проводила множество очищающих ритуалов. (Примечание: Розель — это псевдоним, и подробности ее жизни изменены.)

Когда я впервые встретил Розель, она описала свой ОКР как страх заражения. Но вскоре стало ясно, что она не боролась с опасениями заболеть при прикосновении к чему-то, что, по ее мнению, было заражено, что обычно характеризует страх заражения.Вместо этого она избегала «ужасного, грязного чувства обреченности, охватившего меня». Она сказала, что все, что могло быть связано с птицами или птичьим пометом, могло вызвать страх, а также запахи, которые напоминали ей о птицах, которых ее отец держал в детстве.

Розель уже осознала, что ее страх на самом деле был не из-за птиц или их экскрементов, а из-за напоминаний о детских переживаниях, в которых она не чувствовала себя в безопасности в своем доме.

Ее родители боролись и часто громко ссорились.Мать Розел уезжала — иногда на несколько дней — и дети не знали, когда она вернется и вернется ли. Кроме того, Розел и ее братья и сестры подвергались неприемлемым сексуальным прикосновениям со стороны друга семьи, который часто приходил в гости. Когда Розель рассказала об этом своему отцу, он не обратил на это внимания и не сделал ничего, чтобы предотвратить это в будущем.

Обидчик Розел был связан с птицеводческим сообществом, частью которого был ее отец, и она регулярно сталкивалась с отвратительными напоминаниями о птицах вокруг ее дома.Пометы птиц, которые не убирались в течение нескольких недель, усеяли ее жилое пространство. Иногда птицы пачкали ее драгоценное имущество, например, ее любимую куртку. Во взрослом возрасте все эти воспоминания стали связаны с чем-то связанным с птицами.

То, что она назвала ритуалами очищения, было направлено на избежание любого контакта с птицами и выброс всего, что могло контактировать с птицами. Но были также чисто символические ритуалы, такие как произнесение определенных очищающих фраз, таких как «чистый и свободный», в области, где возник страх.

Розель испытывала не типичные страхи заражения ОКР, а скорее психическое заражение. Психическое заражение — это боязнь заражения без физического контакта с загрязнителем. Для Розел это могло быть пятно на чьих-то штанах, которое напомнило ей птичьи экскременты. Исследования связывают психическое заражение с травматическими переживаниями, особенно с сексуальной травмой. После сексуальной травмы люди с большей вероятностью будут сообщать о желании очистить себя в ответ на срабатывание травмирующих воспоминаний, а также об общем чувстве грязи.

В моей практике, где я специализируюсь на лечении ОКР, я встречал множество клиентов, которые сообщали о своем опыте психического заражения. Они часто описывают непреодолимое чувство грязи и обреченности. Мое клиническое наблюдение при работе с этими клиентами, по общему признанию анекдотическое, заключается в том, что они чаще всего сообщают о связи своих симптомов ОКР со сложными травмами.

Сложная травма определяется продолжающимися или повторяющимися травматическими переживаниями, которые создают общее ощущение, что мир является небезопасным местом, что может привести к симптомам травматического стресса, которые может быть труднее напрямую связать с одним индексным воспоминанием (четко очерченное травмирующее событие) , но больше участвуют в формировании общего жизненного опыта человека.

Существует неотъемлемое сходство между научно обоснованными подходами к лечению навязчивых воспоминаний о травмах и ОКР, например, экспозиционной терапией. Однако в случаях сложной травмы может быть труднее разработать такие воздействия из-за отсутствия индексной травмы.

Когда Розел и я начали работать над ОКР с переживаниями психического заражения, я познакомил ее с принципами предотвращения воздействия и реагирования (ERP), золотым стандартом научно-обоснованного подхода к лечению ОКР.ERP предлагает возможности попрактиковаться в переносе стресса, когда запущено ОКР, и является альтернативой поиску конкретных воспоминаний о травмах, которым можно подвергнуться.

В ERP мы планируем и создаем ситуации, которые вызовут у клиента навязчивые страхи — в случае с умственным заражением Розель — и впоследствии побуждение к принуждению. Затем клиент будет практиковать терпение к чувствам, которые вызывает разоблачение, одновременно сопротивляясь побуждению проявить принуждение.

Такие упражнения по экспозиции тщательно калибруются, всегда взаимно планируются и согласовываются с клиентом.Иерархия воздействий разрабатывается с использованием шкалы субъективных единиц дистресса (SUD), по которой клиент оценивает, насколько высокими могут стать его уровни беспокойства, дискомфорта или неуверенности во время воздействия. Затем из этой иерархии выбираются упражнения с целью вызвать ощутимое, но терпимое чувство дистресса. По шкале SUD это часто означает число от пяти до семи.

ERP-упражнений, которые выполняла Розель, включали произнесение слов «птичий помет», рисование птиц и просмотр фотографий и видео с птицами.По мере того, как она стала более терпимой к переживаниям психического заражения, она стала искать различные способы контакта с настоящими птицами, а также их запахи. Она воздерживалась от очищающих ритуалов и, в частности, сопротивлялась выбрасыванию предметов одежды, таких как обувь, если они были «заражены».

При лечении ОКР очень важно помочь клиентам избежать создания новых компульсий, которые могут произойти, если определенные вмешательства по лечению травм не были тщательно скорректированы с учетом ОКР. Например, Розелль хотела использовать техники расслабления и дыхания во время работы с ERP.Во время предыдущего лечения травмы она выучила эти полезные стратегии, но теперь они стали для нее компульсивными. Вместо того чтобы помогать ей, они превратились в стратегии избегания. Поощрение людей к тому, чтобы позволить всем своим тревогам проявиться спланированным и продуманным образом, а затем научиться терпеть (и даже принимать) их, является основным принципом ERP.

Для Розель обучение работе с ERP и готовность противостоять любым попыткам «утихнуть» ее беспокойство, в конце концов, давало новые возможности.Именно она решала, когда и как позволить появиться чувству грязи и обреченности и в какой степени, и она смогла гораздо более свободно перемещаться по миру. Когда она могла терпеть идею встречи с птицами, она могла навещать друзей, у которых были птицы, и, хотя еще не хотела подходить слишком близко, она также не избегала комнаты с птичьей клеткой.

Работа с клиентами, которые испытывают психическое заражение, имеют в анамнезе сложные травмы и страдают от принуждения к очищению, — это клинический опыт, который иногда может показаться несколько сбивающим с толку.Но он также показал мне различные способы персонализировать научно-обоснованные подходы к лечению и помочь клиентам испытать чувство расширения возможностей и психической автономии, которые воспоминания о травмах и ОКР могут удерживать в заложниках.

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ
Если вам нужна помощь с ОКР или последствиями травмы, Lyra может предоставить вам решение для решения проблем психического здоровья, которое соответствует вашим потребностям. Вы можете начать работу сегодня, если ваш работодатель предлагает Lyra.

Если вы хотите изучить возможность присоединения к сети Lyra, узнайте больше о том, как мы работаем с поставщиками услуг, и подайте заявку сегодня.

И часто заходите сюда или подписывайтесь на нас в Facebook, LinkedIn и Twitter, чтобы узнать больше об оптимальном благополучии.

ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: Содержание этого блога не предназначено для замены профессиональных медицинских консультаций, диагностики или лечения.

ОБ АВТОРЕ
Урсула Штек, LCSW, BCD, частный терапевт в Сан-Франциско. Она специализируется на когнитивных и поведенческих подходах к лечению тревожности, ОКР и посттравматического стрессового расстройства и использует научно обоснованные методы, ориентированные на внимательность, ценности и смысл.Она имеет опыт работы в области психического здоровья и работала в психиатрическом институте Лэнгли Портера при UCSF в интенсивной амбулаторной программе для детей и молодежи, страдающих ОКР. Она сертифицирована по передовой клинической практике Американской комиссией экспертов по социальной работе в клиниках (ABE).

McLean News | Возвращение к свободе: одна молодая пациентка работает над преодолением ОКР

Для 14-летней Цюнь Ли Фань, которая живет с обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР), свобода имеет собственное значение.Это расстройство лишило свободы участвовать в повседневных делах — например, ходить в школу, играть на скрипке или даже спать в собственной постели.

Фанат имеет тип ОКР, называемый эмоциональным заражением, при котором она чувствует, что, вступая в контакт с определенными пугающими или нежелательными объектами, местами или людьми, она заражается ими. По словам Лизы В. Койн, доктора философии, директора Института ОКР детей и подростков Маклина (OCDI) в McLean SouthEast в Мидлборо, штат Массачусетс, это привело к мучительному уровню беспокойства.

«Когда ей было девять лет, у Цюнь Ли начались симптомы, которые со временем ухудшались. Она так тревожилась, что у нее возникали так называемые «приступы ярости» — смесь невероятного беспокойства, злости и страха, — когда она просто теряла контроль », — сказал Койн. «Эти эпизоды происходили почти ежедневно, и она была в таком месте, где она больше не могла посещать школу. Она чувствовала, что ее дом заражен, и она больше не могла заходить в свою комнату, носить свою одежду или даже прикасаться к своей любимой собаке.«В марте 2015 года ее пришлось доставить в реанимацию.

«Она оказалась в ловушке собственной жизни, и многие дети, которые приходят к нам, находятся именно в этом месте», — сказал Койн. «Цюнь Ли обратился к нам в августе 2015 года и нуждался в интенсивной программе лечения в стационаре. Персонал начал работать с ней, чтобы проводить терапию для предотвращения воздействия и реагирования, которая представляет собой основанный на фактических данных подход к поведенческому лечению. Мы много работали над всем, что отняла у нее ее борьба с ОКР и что она хотела вернуть.”

Лиза В. Койн, доктор философии, директор Института ОКР детей и подростков Маклина, с Цюнь Ли Фань

После нескольких месяцев лечения Фан в конце концов захотела поехать домой по выходным, оставаясь на связи с персоналом OCDI для детей и подростков через видеочат, чтобы помочь ей продолжить лечение дома. «Постепенно она смогла чувствовать себя комфортно в каждой комнате своего дома», — сказал Койн.

20 ноября 2015 года был последним днем ​​Фаната в OCDI для детей и подростков. Персонал работал с ее семьей, чтобы организовать амбулаторное лечение и разработать план перевода Фан обратно в школу.

Фан сказала, что она побуждает других подростков, которые борются с ОКР, сосредоточиться на своих будущих целях и на том, чего они действительно хотят вернуть в своей жизни. «Представьте свою жизнь без ОКР и поймите, что вы можете это сделать. Я бы посоветовал им сделать шаг в правильном направлении, потому что каким бы крошечным ни был этот шаг, он поможет им, и они будут благодарить себя в будущем ».

Келли Фан, мать Цюнь Ли, сказала: «Когда вы видите, что ваш ребенок не может выполнять самые простые задачи, все полностью останавливается.Я не могу описать словами, что Маклин сделал для нее и для нас — чтобы увидеть, как она теперь может обладать инструментами, в которых она так отчаянно нуждалась для преодоления ОКР. Я считаю, что Маклин спасает ей жизнь ».

Детский и подростковый OCDI, открывшийся в марте 2015 года, работает на полную мощность и обеспечивает лечение детей и подростков на местном уровне, а также из Мексики, Цюриха и Монреаля, сказал Койн, добавив, что 1-2% детей а подростки в Соединенных Штатах живут с ОКР. «У нас обширный список ожидания, и потребность в наших услугах огромна.Мы действительно с нетерпением ждем того времени, когда мы сможем расширить нашу программу, чтобы иметь больше кроватей, чтобы обслуживать больше детей ».

Навязчивые идеи психического заражения: обследование по всем параметрам обсессивно-компульсивного симптома

Основные моменты

Психическое заражение (MC), связанное с симптомами контактного заражения (CC).

MC также коррелировал с когнитивными функциями CC (например, степень загрязнения завышена).

MC, связанные с симптомами неприемлемых мыслей (UT).

MC также коррелировал с познаниями, связанными с UT (например, эмпирическим избеганием).

Результаты показывают важность оценки MC по всем измерениям OC.

Abstract

Психическое заражение (MC) — это опыт, при котором люди чувствуют себя грязными или нечистыми, даже если они не вступали в прямой контакт с зараженным объектом (например, просто думает о чем-то аморальном или отвратительном).Несмотря на то, что ограниченные исследования изучали MC в отношении когнитивных функций и симптомов, связанных с контактным загрязнением, на сегодняшний день нет исследований, изучающих степень, в которой эта конструкция связана с обсессивно-компульсивным подтипом «неприемлемые мысли» (ОК). В нашей выборке невыбранных участников ( n = 304), заполнивших батарею самоотчетов, мы обнаружили: (a) как и в предыдущих исследованиях, MC была связана с симптомами контактного загрязнения OC и соответствующими когнитивными искажениями (т. Е. Переоценкой угрозы и загрязнением). слияние мысли и действия), и (б) как предполагалось, MC также была связана с симптомами неприемлемых мыслей и соответствующими когнитивными искажениями (нетерпимость к неопределенности и избегание переживания).Однако, вопреки гипотезам, MC также была связана с ответственностью за вред и симметричность / неполноту симптомов ОК. Соответственно, вместо того, чтобы быть однозначно привязанным к конкретным параметрам, похоже, что MC может быть связан с более общими скрытыми факторами уязвимости, связанными с ОКР.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts