Идентификация это в социологии: ИДЕНТИФИКАЦИЯ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

ИДЕНТИФИКАЦИЯ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

ИДЕНТИФИКАЦИЯ — в социологии — процесс самоопределения индивида в социальном пространстве, в социальных группах и сообществах, а также в системе их взаимодействий.

1) в со­цио­ло­гии — про­цесс са­мо­оп­ре­де­ле­ния ин­ди­ви­да (или оп­ре­де­ле­ния дру­го­го) в со­ци­аль­ном про­стран­ст­ве, в со­ци­аль­ных груп­пах и со­об­ще­ст­вах, а так­же в сис­те­ме их взаи­мо­дей­ст­вий. Ре­зуль­та­том идентификации яв­ля­ет­ся осо­зна­ние че­ло­ве­ком сво­ей иден­тич­но­сти. По­ня­тие бы­ло вве­де­но З. Фрей­дом («Груп­по­вая пси­хо­ло­гия и ана­лиз Эго», 1914 год). В со­цио­ло­гии про­бле­мой идентификации за­ни­ма­лись американские со­цио­ло­ги Ч. Х. Ку­ли, Дж. Г. Мид, Т. Пар­сонс, французский со­ци­аль­ный пси­хо­лог С. Мос­ко­ви­чи, британский со­цио­лог З. Бау­ман, немецкий фи­ло­соф и пси­хо­лог Э. Фромм.

Со­ци­аль­ный и пси­хо­ло­ги­че­ский ме­ха­низ­мы идентификации — со­от­не­се­ние и ото­жде­ст­в­ле­ние се­бя (са­мо­иден­ти­фи­ка­ция) или дру­го­го с те­ми или ины­ми людь­ми или груп­па­ми (ре­аль­ны­ми или во­об­ра­жае­мы­ми). Ин­ди­вид в про­цес­се са­мо­иден­ти­фи­ка­ции «при­ме­ря­ет» на се­бя различные со­ци­аль­ные об­раз­цы (мо­де­ли по­ве­де­ния, оцен­ки, взгля­ды, цен­но­сти, нор­мы, ин­те­ре­сы, ро­ли, ста­ту­сы), оп­ре­де­ляя «свою» груп­пу, в рам­ках ко­то­рой он бу­дет чув­ст­во­вать се­бя наи­бо­лее ком­форт­но. В ре­зуль­та­те груп­по­вые при­зна­ки, ин­те­ре­сы, мне­ния и т. д. пре­вра­ща­ют­ся в ком­по­нен­ты са­мо­соз­на­ния лич­но­сти (Г. Таж­фель), она ус­ваи­ва­ет со­ци­аль­ные стан­дар­ты мыш­ле­ния и дея­тель­но­сти (немецкий со­цио­лог Х. Абельс). Со­ци­аль­ная идентификация мо­жет так­же реа­ли­зо­вы­вать­ся как эмо­цио­наль­но-ког­ни­тив­ное ото­жде­ст­в­ле­ние се­бя с ка­ким-то ре­аль­ным или вы­ду­ман­ным ли­цом, под­ра­жа­ние ему и пря­мое ко­пи­ро­ва­ние, что осо­бен­но свой­ст­вен­но дет­ско­му и юно­ше­ско­му воз­рас­ту.

Объ­ек­тив­ное на­зна­че­ние идентификаци — вклю­чить ин­ди­ви­да в сис­те­му груп­по­вых и меж­груп­по­вых взаи­мо­свя­зей и взаи­мо­дей­ст­вий.

Её субъ­ек­тив­ная не­об­хо­ди­мость обу­слов­ле­на стрем­ле­ни­ем ин­ди­ви­да слить­ся с общ­но­стя­ми и груп­па­ми, ко­то­рые обес­пе­чат за­щи­ту его жиз­ни, ин­те­ре­сов, по­треб­но­стей в раз­ви­тии и са­мо­вы­ра­же­нии пе­ред ли­цом ре­аль­ной или мни­мой опас­но­сти, ис­хо­дя­щей от др. общ­но­стей (В. А. Ядов).

В струк­тур­но-функ­цио­наль­ных тео­ри­ях ре­шаю­щее зна­че­ние в про­цес­се идентификации при­да­ёт­ся со­циа­ли­за­ции. (идентификация по­сред­ст­вом со­циа­ли­за­ции аб­со­лют­но до­ми­ни­ро­ва­ла в тра­диционном об­ще­ст­ве, в ко­то­ром че­ло­век прак­ти­че­ски не мог вый­ти за рам­ки со­сло­вия, ме­ст­ной об­щи­ны, на­след­ст­вен­но­го профессионального за­ня­тия.) В ин­тер­пре­та­тив­ной со­цио­ло­гии, в ча­ст­но­сти в сим­во­лическом ин­те­рак­цио­низ­ме, идентификация со­от­но­сит­ся с осо­зна­ни­ем сво­ей со­ци­аль­ной по­зи­ции че­рез а) вос­при­ятие се­бя дру­ги­ми, б) про­ти­во­пос­тав­ле­ние се­бя дру­гим. «Пе­ре­ни­мая роль дру­го­го, че­ло­век ос­мыс­ли­ва­ет са­мо­го се­бя» (Дж. Мид). В ин­те­гра­тив­ных тео­ри­ях (французский со­цио­лог П. Бур­дье) И. по­ни­ма­ет­ся как взаи­мо­дей­ст­вие со­ци­аль­ных ме­ха­низ­мов с про­цес­са­ми кон­ст­руи­ро­ва­ния ин­ди­ви­дом со­ци­аль­ной ре­аль­но­сти с по­мо­щью лич­но­ст­ных ре­сур­сов и пред­поч­те­ний.

Идентификация вы­пол­ня­ет ин­тег­ри­рую­щую (объ­еди­не­ние со сво­ей общ­но­стью) и диф­фе­рен­ци­рую­щую (дис­тан­ци­ро­ва­ние от дру­гих) функ­ции. Для ста­биль­ных со­ци­аль­ных си­туа­ций ха­рак­тер­на ие­рар­хи­че­ская идентификация, ко­гда че­ло­век осоз­на­ёт се­бя чле­ном со­об­ществ различного уров­ня (че­ло­ве­че­ст­ва, на­ро­да, на­ции, сред­не­го клас­са и т. д.). В транс­фор­ми­рую­щих­ся об­ще­ст­вах идентификации мо­гут быть на­ру­ше­ны, сла­бо кор­ре­ли­ро­вать друг с дру­гом. Че­ло­век мо­жет ощу­щать свою од­но­вре­мен­ную при­над­леж­ность к не­со­вмес­ти­мым груп­пам. По­сколь­ку про­цесс со­ци­аль­ной идентификации при­во­дит в кон­це кон­цов к осоз­на­нию людь­ми сво­их ин­те­ре­сов как чле­нов груп­пы, его мож­но рас­смат­ри­вать как один из ме­ха­низ­мов со­ци­аль­но­го раз­ви­тия, фор­ми­ро­ва­ния гра­ж­дан­ско­го об­ще­ст­ва.

2) В кри­ми­на­ли­сти­ке — про­цесс ус­та­нов­ле­ния то­ж­де­ст­ва кон­крет­но­го объ­ек­та или лич­но­сти по со­во­куп­но­сти об­щих и ча­ст­ных при­зна­ков пу­тём срав­ни­тель­но­го их ис­сле­до­ва­ния в це­лях по­лу­чения су­деб­ных до­ка­за­тельств. Тер­мин «идентификация» упот­реб­лял­ся ещё А. Бер­тиль­о­ном, встре­чал­ся и в ра­бо­тах русских до­ре­во­люционных кри­ми­на­ли­стов. В середине XX века сфор­ми­ро­ва­лась специальная тео­рия идентификации, ба­зи­рую­щая­ся на прин­ци­пах ин­ди­ви­ду­аль­но­сти объ­ек­тов ма­те­ри­аль­но­го ми­ра, их от­но­си­тель­ной не­из­мен­но­сти, на воз­мож­но­сти вы­де­ле­ния ха­рак­те­ри­зую­щих их при­зна­ков, со­во­куп­ность ко­то­рых по­зво­ля­ет осу­ще­ст­вить идентификация. В за­ви­си­мо­сти от субъ­ек­та, объ­ек­та и спо­со­бов идентификации раз­ли­ча­ют след­ст­вен­ную (например, предъ­яв­ле­ние для опо­зна­ния), уго­лов­но-ре­ги­ст­ра­ци­он­ную (по дан­ным кри­ми­на­ли­стических учё­тов) и экс­перт­ную (по ма­те­ри­аль­но-фик­си­рованным при­зна­кам) иден­ти­фи­ка­цию. В су­деб­ной прак­ти­ке важ­ное зна­че­ние име­ет идентификация лич­но­сти по по­чер­ку, внеш­но­сти, по сле­дам рук, ног, зу­бов; ото­жде­ст­в­ле­ние пе­ча­тей, штам­пов — по их от­тис­кам; ору­жия — по стре­ля­ным пу­лям и гиль­зам; обу­ви — по её сле­дам; ин­ст­ру­мен­тов и ору­дий взло­ма — по сле­дам взло­ма; транс­порт­ных средств — по сле­дам про­тек­то­ра, ко­лёс; це­ло­го — по со­вме­ще­нию его час­тей (например, час­тей раз­би­той ав­то­мо­биль­ной фа­ры, ра­зо­рван­но­го до­ку­мен­та и др.).

Для при­зна­ния ито­гов кри­ми­на­ли­стической идентификации в ка­че­ст­ве до­ка­за­тельств по де­лу они долж­ны быть вы­ра­же­ны в про­цес­су­аль­ных ак­тах (про­то­кол предъ­яв­ле­ния для опо­зна­ния, за­клю­че­ние экс­пер­та).

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Социальная идентификация

Понятие идентификации

В ходе процесса социализации происходит процесс непрерывной идентификации, осуществляющейся между людьми, которые живут рядом друг с другом.

Определение 1

В социологических исследованиях социальная идентификация понимается как процесс отождествления индивидом себя с другим индивидом, группой, эталоном, принятым в обществе, с помощью которого происходит приобретение и усвоение норм, ценностей, социальных ролей, моральных качеств свойственных членам той социальной группы, принадлежать к которой стремится индивид.

Формы осуществления социальной идентификации

Социальная идентификация может осуществляется в различных формах:

  1. В форме прямого эмоционального отождествления индивидом себя с реальным или вымышленным персонажем.
  2. В виде причисления себя к определенной номинальной группе, позволяющего индивиду осваивать значимые для него черты личности, стереотипы поведения, определяя социальные рамки своего поведения.
  3. В форме причисления себя к реально существующим социальным группам, главенствующая роль среди которых принадлежит тем группам в которых осуществляется совместная реальная деятельность.

Неизменность идентификации обеспечивается действием механизма типизации, т.е.отнесения особенностей индивида к определенным типам личности, которые утверждены в данном обществе, общности, группе. Также на идентификацию влияет механизма индивидуализации, предполагающий придание личности индивидуального, неповторимого и уникального образа. Данные механизмы тесно взаимосвязаны и воздействуют на процесс распознавания человеком тех социальных черт, которые присущи ему как социальному субъекту и индивидуальности.

Все формирующиеся в процессе социализации личности идентификации тесно связаны с основными социальными институтами, принятыми в обществе – семьей, образованием, экономическим положением. Они находят свое проявление в соответствующем поведении личности, которое отвечает требованиям общественной жизни и существующих в ней социальных институтов. Именно поэтому нарушение функционирования какого – либо социального института приводит к разрушению самоидентификации.

Замечание 1

Соотношение типичных и индивидуальных черт личности хотя и зависит от типа социальности общества, но в большей степени зависит от самого человека, его характерологических и личностных особенностей.

Идентичность может рассматриваться в нескольких аспектах. В работах Эрика Эриксона были выделены два аспекта идентичности:

  1. Первый аспект раскрывает содержание так называемой Я-идентичности или«эго-идентичность», если использовать терминологию Эриксона, состоящей из двух взаимосвязанных компонентов: «органического облика», или «индивидуальности», состоящего из физического внешнего облика, имеющихся задатков, целостности и содержательности человеческого индивидуального бытия. Второй компонент — «личностный», который понимается как специально организованный в самотождественное и целостное «Я» имеющийся жизненный опыт, который придает индивиду чувство своей неповторимости и уникальности.
  2. Второй аспект, рассматриваемый Эриксоном, это «социальная идентичность», подразделяющаяся на «групповую» и «психосоциальную». «Групповая» идентичность определяется как включенность индивида в различные существующие общности, субъективное ощущение коллективной целостности, которая дает идивиду источник для определения собственного социального статуса. «Психосоциальная идентичность» предоставляет человеку возможность ощутить свою значимость с точки зрения окружающих людей и общества в целом.

Социальная идентификация в социогуманитарном дискурсе Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

УДК 316.37

Г.И. Селеткова

СОЦИАЛЬНАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ В СОЦИОГУМАНИТАРНОМ ДИСКУРСЕ

Дан теоретический анализ социальной идентификации в рамках философского, социально-психологического и социологического направлений. Описаны особенности данных направлений в изучении социальной идентификации. Отмечено различие понятий социальной идентичности и социальной идентификации.

Ключевые слова: социальная идентификация, идентичность, личность, социальная группа, ценности, норма.

Проблеме социальной идентификации личности уделяется все большее внимание в теоретических дискуссиях и эмпирических исследованиях в связи с продолжающейся трансформацией российского общества. В советское время формировалась идентичность «советский человек», который старался действовать в рамках «простоты и однородности» и ничем не отличаться. Переход к обществу рыночного типа сопровождался размытием прежних четких идентификационных рамок. В условиях нестабильности и неопределенности активизировался процесс социальной идентификации личности. Социальная идентификация актуальна для современного общества и требует глубокого анализа, изучения данного феномена как в теоретическом, так и эмпирическом аспектах.

В изучении социальной идентификации можно выделить три направления: философское, психологическое и социологическое.

В философии в изучении данного вопроса внимание акцентируется на проблемах тождества и различия. В данном ключе понятие идентичности как тождества рассматривал Аристотель [4, с. 122-124], Р. Декарт, Ф.В.И. фон Шеллинг [3, с. 245]. В таком рассмотрении вопрос идентификации оставался непроблемным, но актуализация вопроса идентификации и потребовала преодоления «доминанты тождества» в классической философии. В классической философии идентичность отождествлялась с самостью, при этом само-тождественность дополнялась соотнесенностью с другим. Близки к такому пониманию были идеи Э. Гуссерля [9, с. 373-376]. Также важны идеи, связанные с понятиями «естественной установки» сознания и «жизненного ми-

© Селеткова Г.И., 2013

Селеткова Гюзель Ильясовна — магистр социологии, ассистент кафедры социологии и политологии ФГБОУ ВПО «Пермский национальный исследовательский политехнический университет», e-mail: guzal. [email protected]

ра», которые способствовали развитию феноменологического понимания идентичности А. Шюца: «соотнесение сознания человека и реальности благодаря смысловым значениям делает возможным конституирование идентифицируемого мира» [24, с. 117].

Дальнейшее ее становление связано с анализом идей И.Д. Скота (концепции «индивидуализирующей этотности»), И.Г. Фихте взаимоотнесения «Я» и «не-Я», коммуникативно-языковыми штудиями В. фон Гумбольдта, работами С.О. Кьеркегора (идеи выбора собственной истории жизни, делания себя тем, кто ты есть, ответственности внутреннего выбора), во многом предопределившими центрацию проблематики идентичности на личности в ее противопоставлении своим обстоятельствам жизни, а также сосредоточении внимания в проблематике идентичности на подлинности человеческого бытия. Согласно Ю. Хабермасу, наибольшее развитие понятия идентичности достигается при ее развертывании в коммуникативных пространствах.

Д. Локк связывал понятие идентичности с понятием ответственности человека за совершаемые поступки на основе памяти о них (позволяющей идентифицировать их как свои собственные деяния) в концепции этически окрашенного самоутверждения ответственной личности. В данном направлении были заданы посылки понимания идентификации как процесса «конст-руируемости» идентичности в пространстве социума и культуры, и о ее связи, с одной стороны, с «символической» природой, и с другой — с «психическим» (в том числе телом, характером и т.д.) [15, 16]. Далее Д. Юм выдвинул тезис о конституировании идентичности «извне» (из общества) и ее поддержании через имя, репутацию, славу и т.д. Для Д. Юма «Я» — это только «пучок различных восприятий» [28, с. 346].

Согласно М.М. Бахтину, именно в пространстве несовпадения между «точкой зрения извне» и «точкой зрения изнутри на себя самого» и развертывается «вечная тяжба в процессе самосознания “я” и “другого”» [5, с. 64]. И именно в этой точке несовпадения проявляется идентификация с «другим».

Также на развитие идеи идентификации и идентичности оказали влияние философия жизни (рассмотрение «социума» как репрессивного начала по отношению к «жизни»), критическая теория франкфуртской школы (идеи Адорно о неправомерности устранения из проблемного поля философии «не-тождественности»), критика постструктуралистская (сосредоточившаяся на исследовании проблем распада идентичности) [10, 11], герменевтическая критика. Герменевтика вскрыла опосредующую роль в формировании структур идентичности знаково-символических средств, прежде всего языка. Идентификация стала трактоваться как «практики означивания и самообо-значения индивидуальности, конституирующей человека как “Я” в его от-личности от “тела” и “личности” (стремящихся реифицировать и субстанциализировать это “Я”, а тем самым задать иной — референциальный — уровень

идентичность) через ограничение выбора из многообразия (множественности) возможного» [2, с. 134].

Личность проецирует себя в интерсубъективный горизонт жизненного мира, получая «гарантию» своей идентичности от «других», вменяющих ей ответственность и находится в постоянной незавершенности (М.М. Бахтин), открытости идентичности в будущее, постоянное «конструирование Я» из иллюзий, проверяющееся в интерпространстве. Согласно П. Рикёру [21], идентичность необходимо рассматривать на основе временной структуры, соответствующей модели динамической идентичности. В повествование проявляется связь индивида с самим собой, вписывает его в память и проецирует вперед.

Как отмечает В.Л. Абушенко, согласно П. Рикёру, идентификацию можно рассматривать как повествование о жизни, рассказ истории «в попытках придать цельность разрозненному и схватить ускользающую уникальность в пространстве публичности, что ведет к постоянной подмене “кто” -“чем” (“некто”) является; в этом же смысле можно говорить и о замене индивидуальной идентичности — групповой» [2, с. 136].

Специфика социологического подхода состоит в концентрации внимания преимущественно на рассмотрении того, какие социальные институты, почему именно эти, а не другие, оказывают наибольшее влияние на самоопределение личности и каковы последствия наличия или отсутствия процесса идентификации. Так в психологии исследуется индивидуально-психологический уровень.

Одним из первых понятие «идентификация» начал использовать 3. Фрейд в 1921 году, понимая его как отождествление субъекта с объектом (причем данный процесс проходит на бессознательном уровне) и рассматривая идентификацию как защитный механизм [23]. Теория психоанализа объясняет отождествление с социальной группой как результат функционирования психологического механизма, с помощью которого человек подсознательно делит группы на «свои» и «чужие». Так идентификация рассматривается как группообразующий фактор. Идентификация способствует социализации, т.е. делает человека готовым принять социальные нормы и выполнять социальные роли. Так идентификация рассматривается на личностном уровне.

Психоанализ повлиял на теорию Э. Эриксона. Он рассматривает понятия идентичности и идентификации. Под идентификацией понимается организация «жизненного опыта в эго индивидуума» [26, с. 25], которая обеспечивает чувство «когерентной индивидуализации и идентичности». Эриксон, выделяя индивидуальную, личностную и социальную идентичность в их взаимосвязи и взаимообусловленности, пишет о релевантности и релятивности данных процессов. Важно то, что Э. Эриксон не сводит данное явление

к чисто психологическому, а рассматривает его и как социальное. Таким образом, идентификация направляет процесс становления личности, способствует адаптации личности к социокультурной реальности.

Б. Эшфорт, Ф. Маил рассматривают социальную идентификацию как перцептивный когнитивный конструкт, который не всегда связан с каким-либо специфическим поведением или состоянием. Поведение и эмоции, таким образом, рассматриваются только как потенциальные предпосылки или последствия [27, с. 6]. Таким образом, Б. Эшфорт, Ф. Маил, в отличие от Г. Тэджфела, исключают эмоциональный аспект, рассматривая социальную идентификацию только с когнитивного аспекта. Также социальная идентификация рассматривается как личное переживание успехов и неудач группы и усиливается в ситуациях, связанных с большими потерями или страданиями (Броун, 1986), или ожидаемым неуспехом в каком-либо деле (Гаммонс, 1986), проваленным заданием (Тернер, 1981), или упущенными возможностями (Г. Тэджфел, 1982).

Б. Эшфорт и Ф. Маил разводят понятия социальной идентификации и интернализации. В то время как идентификация отсылает нас к «Я» в терминах социальных категорий («Я тот-то»), интернализация относится к присвоению ценностей, установок и других руководящих принципов («Я верю»). Хотя конкретные ценности и установки, как правило, связаны с членами определенной социальной категории, принятие данной категории, как определяющей «Я», не обязательно означает принятие этих ценностей и установок.

Б. Эшфорт и Ф. Маил пишут, что идентификация с группой схожа с идентификацией с человеком (например, «чей-то отец», «футбольный герой») или со взаимными ролевыми отношениями (например, «муж — жена», «доктор — пациент»), поскольку человек частично определяет себя с точки зрения социальных отношений. В то время как идентификация с группой рассматривается как основанная на желании выявить свою индивидуальность, идентификация с человеком рассматривается как основанная на желании воплотить, превзойти или косвенно использовать качества другого человека. При этом отмечается, что эти формы идентификации являются взаимодополняющими.

Бихевиористы, не рассматривая идентификацию как самостоятельный предмет изучения, «фиксировали его как необходимое следствие межгруппо-вого конфликта» [22, с. 40]. Бихевиористские (ситуативные) теории подверглись критике со стороны когнитивистов, разрабатывающих теорию категоризации. Разрабатываемый подход в дальнейшем оформился в «теорию социальной идентичности». Основная идея, заключается в том, что у социальной группы существует потребность создавать положительно оцениваемые отличия от других групп, чтобы обеспечить своим членам позитивные самооценки, так как личность склонна определять себя в терминах своей принадлеж-

ности к социальной in-группе. Поэтому когнитивисты считают, что самый лучший способ уменьшить межгрупповой конфликт — минимизировать различие между группами. Кооперация должна восприниматься не как меж-групповая, а как внутригрупповая.

B.C. Агеев, основываясь на деятельностном подходе, критикует когни-тивистов за исключение «из схемы анализа объективных условий, связывающих социальные группы». «Процесс идентификации индивида с группой -не спонтанная, изначальная характеристика, как считают представители когнитивного подхода, а зависящая величина, определяемая структурой межгрупповой деятельности» [22, с. 12]. Согласно B.C. Агееву, социальная категоризация является лишь опосредующим звеном влияния объективных условий на социальное поведение.

Можно выделить два понимания идентификации: первое — простое са-моотнесение к группе, второе — дополнение самоотнесения к группе представлениями о языке, о ценностях и т.д. Учитывая диспозиционную концепцию и «Я»-концепции, в процессе идентификации можно выделить когнитивный, аффективный и поведенческий компоненты (при этом будем учитывать, что люди, заявляя о готовности к поступку, разному по уровню вовлеченности в реальную ситуацию, не обязательно поступают так).

Л.Б. Шнейдер разводит понятия идентичности и идентификации, понимая идентичность как качественную определенность, а идентификацию как процессуальную сторону развертывания «Я» в человеческом бытии. Идентичность — это актуальное состояние переживания целостности на срезе жизненного пути. Обстоятельства, жизненный опыт, цели и результаты деятельности в той или иной степени формируют эгоидентичность человека [5, с. 36].

Зачастую идентификацию и идентичность рассматривают как одно понятие. Развести данные понятия возможно через просматривание «частичного продуцирования идентичности идентификацией, а недостающую продуцирующую часть составляет отчуждение» [5, с. 36].

В современной психологии выделяются три области психической реальности, которые охватывает понятие «идентификация». Во-первых, идентификация — это процесс объединения субъектом себя с другим индивидом или группой на основании установившейся эмоциональной связи, а также включение в свой внутренний мир и принятие как собственных норм, ценностей, образцов. Во-вторых, идентификация — это представление, видение субъектом другого человека как продолжение самого себя. В-третьих — идентификация — это механизм постановки субъектом себя на место другого, что проявляется в виде погружения, перенесения индивидом себя в поле, пространство, обстоятельство другого человека и приводит к усвоению его личностных смыслов [20, с. 130-131].

Проанализировав данные теории, можно сделать вывод, что социальная идентификация обусловлена потребностями и в принадлежности к группе, и в признании со стороны других, и в групповой защите, и в самоуважении, самореализации, позитивной оценке со стороны «других» — референтных групп. Идентификация — это процесс взаимодействия и категоризации опосредованных и непосредственных межличностных, межгрупповых взаимоотношений, при стремлении «атрибутировать» себя, объяснить свое поведение.

Данные теории можно рассмотреть как процесс развития теории идентичности и идентификации в рамках психологии и социальной психологии. Достижения в данных науках стимулировало развитие данных понятий в социологических науках. Особенно актуализировался интерес отечественных социологов к понятию идентичности и идентификация в связи с реформами 90-х годов.

Э. Дюркгейм хотя и не употреблял термины «идентичность», «идентификация» он поставил вопрос о механизме установления связи индивида с общностью под воздействием надындивидуальных социально-культурных требований. Согласно Э. Дюркгейму, критериями групповой принадлежности являются религиозные верования, моральные нормы и принципы [12, с. 7375]. А профессиональная принадлежность определяет положение индивида в обществе.

Другой представитель структурно-функционального подхода Т. Парсонс раскрывает теорию социального действия. Согласно данной теории, «действия каждого ориентированы на ожидания “другого” [18, с. 190], что ведет к двойной зависимости, которая предполагает “нормативную ориентацию действия”». Т. Парсонс выделил следующие аспекты, отражающие сущность социальной идентификации личности: ориентация в целостной системе действий, в которую человек включен; знание общепринятых норм; индивидуальное самоопределение в ценностно-нормативном пространстве данной социокультурной системы [18, 19]. Структурно-функциональный подход акцентирует внимание на макроструктурных механизмах социализации, на детерминированности идентификации и идентичности объективными факторами развития общества.

К. Маркс рассматривал обратную сторону идентификации — отчуждение. На наш взгляд, процессы идентификации и отчуждения детерминируют становление идентичности. Под отчуждением понимается невозможность проникновения в состояние «другого». Отчуждение труда проявляется в нескольких аспектах: отчуждение к труду как процессу, к продуктам труда, к личности, к обществу, к природе [17].

В рамках микросоциологии проблематику идентичности и идентификации разрабатывал Дж. Г. Мид, который рассматривал идентичность как способность индивида смотреть на себя со стороны. Дж. Г. Мид пишет,

что «благодаря идентификации с позицией другого, человек видит, как он выглядит в процессе взаимной идентификации» [1, с. 132]. В развитии идентичности Дж. Г. Мид различает две социальные фазы: индивидуальную и коллективную игру, во время первой фазы происходит идентификация со «значимым другим», во второй фазе — с «обобщенным другим». Через идентификацию с обобщенным другим возникает усвоение общих социальных стандартов мышления и деятельности. Важным положением символического интеракционизма являются представления авторов этого направления о множественной идентичности личности.

Согласно символическому интеракционизму, человек в процессе постоянного взаимодействия формируется как личность и создает свое «зеркальное Я» (по Ч. Кули), опираясь на оценки компетентных лиц из социального окружения в конкретном времени. У. Томас ввел понятие «определение ситуации» и рассматривал любую реакцию индивида на «других» как опосредованную реакцию на значения, приписываемые словам и делам других данной личностью. Согласно «теореме» У. Томаса, «если люди определяют ситуации как реальные, то они реальны по своим последствиям» [8, с. 9].

И. Гофман связывал процесс идентификации с пониманием фрейма, которое «зависит от статуса участника взаимодействия, точнее, от его удаленности от “центра” или границы фрейма, заданных языковыми средствами статусной идентификации» [14]. Фрейм может быть понят как «структурный контекст повседневного взаимодействия». «Социальные фреймы, напротив, обеспечивают фоновое понимание событий, в которых участвуют воля, целе-полагание и разумность — живая деятельность, воплощением которой является человек» [7, с. 82].

Под идентификацией же можно понимать процесс восприятия отраженных оценок своих характеристик другими. Согласно символическому интеракционизму, идентификация невозможна вне коммуникаций. Идентификация, определяясь символьными значениями, позволяет усваивать ценности, нормы, образцы, идеалы, стереотипы, модели поведения «обобщенных других» и «значимых других».

Идеи Л. Тевено позволяют увидеть связь между практическим поведением людей (практиками) и реидентификацией. Взаимодействие и их персональные смыслы во многом заданы извне, они подвергаются испытанию в конкретной ситуации и могут изменяться в зависимости от условий, особенно если ситуация проблемная, требующая корректировки действий. Так, П. Бергер и Т. Лукман считают, что множественность практик объективируется в социальных нормах [13, с. 19].

Р. Мертон рассматривает понятие «референтной группы» и «референтного индивида, которого часто описывают как ролевую модель: человек, идентифицирующий себя с референтным индивидом, стремится приблизить

свое поведение, ценности к поведению и ценности выбранного индивида в его различных ролях». Ролевая модель рассматривает идентификацию с индивидом, только в одной или нескольких ролях.

П. Бергер и Т. Лукман акцентируют внимание на том, что мир человеческой личности является двойственным. И социальная идентификация в процессе первичной социализации направляется общественными институтами, а в процессе вторичной — «дает широкий простор самоопределению личности» [1, с. 5].

В рамках этнометодологического подхода идеализации, введенные А. Щюцом «И — так — далее» и «Я — могу — это — снова») [1, с. 146-187] и дополненные Г. Гарфинкелем ожиданием того, что знание о состоявшемся взаимодействии превращается во взаимную усвоенную схему коммуникации, а также ожиданием и допущением, что общеизвестные вещи являются подлинной основой действия в реальном социальном мире [1, с. 149], выступают условием идентификации.

В феноменологической теории идентификация понимается как инте-риоризация ценностей, значений и символов, как один из механизмов субъективно-личностного освоения мира. Благодаря идентификации формируется система личностных смыслов. Идентификация со стороны других и самоидентификация формируют социальную идентичность. Феноменологический и этнометодологический подходы, акцентируя значение интерсубъективности, минимизируют роль объективных социальных структур в процессе социальной идентификации.

В социологии существует тенденция к синтезу объективных и субъективных аспектов рассмотрения идентификации, понимания идентификации в интегративных моделях.

Согласно П. Бурдье, социальная идентичность выступает как сугубо индивидуальный комплекс глубоко интернализованных социальных черт широкого спектра как объективного, так и субъективного характера. Социальная идентификация зависит от оценки индивидом своего социального положения. «Представления субъектов варьируются в зависимости от их социальной позиции (и соответствующих ей интересов) и габитуса, выступающего в качестве систематизированных моделей восприятия и оценки, а также когнитивных и оценочных структур, являющихся результатом длительного опыта субъекта, и обусловленного определенной социальной позицией» [6, с. 145].

П. Бурдье, соглашаясь с И. Гофманом, считает, что на индивидуальном уровне субъекты прибегают к различным способам самопрезентации, которые позволяют им приукрашивать не только свой образ, но и особенно представление о своей позиции в социальном пространстве. П. Бурдье рассматри-

вает «борьбу на символическом уровне» в субъективной и объективной форме [6, с. 146].

Э. Гидденс стремится показать идентичность и самоидентичность, а также идентификацию как явления современной культуры. Модерн — контекст, порождающий самоидентичность. Чем меньше повседневная жизнь в обществе регулируется с помощью традиции, тем в большей степени она строится исходя из противоречия локального и глобального, тем больше индивиды должны выбирать свои жизненные пути из многообразия перспектив. Таким образом, согласно Э. Гидденс современная культура и идентичность взаимообусловливают друг друга.

Можно сказать, что разные теории рассматривали идентичность и идентификацию в различных аспектах и они скорее дополняют друг друга. Так, исходя из структурно-функционального подхода, можно сказать, что в любом обществе существующая социокультурная ситуация детерминирует идентификационное пространство. В условиях аморфности ценностнонормативного компонента личностные идентификации характеризуются нестабильностью. Структурно-функциональная парадигма акцентирует внимание на уяснении макроструктурных механизмов социализации, т.е. на «адаптации личности к формам социального бытия и взаимодействия» [22, с. 159]. В рамках микросоциологических подходов акцентируется внимание на дву-сторонности процесса социальной идентификации: внешняя и внутренняя идентификации личности. Для современного типа личности характерно наличие множественной социальной идентичности, детерминированной многообразием позиций индивида в различных социальных полях. При использовании интегративного подхода можно избежать сведения идентичности к характеристикам личности или к элементам социальной стратификации общества.

В рамках отечественной социологической школы наиболее значимыми работами по данной проблематике являются разработки И.С. Кона и В.А. Ядова. В.А. Ядов дает определение социальной самоидентификации как способа соотнесения себя с группами и общностями, которые индивид воспринимает своими, близкими, способен сказать и почувствовать: «это -мы». Диспозиционная концепция В.А. Ядова характеризует социальное поведение личности в зависимости от состояний ее готовности к определенному способу действий [22, 29]. Исходя из диспозиционной концепции, можно выделить социальную идентификацию на уровне социально фиксированных установок (в рамках ближайшего окружения), базовых социальных установок (по отношению к типичным социальным ситуациям), системы ценностных ориентаций, связанных с высшими целями индивида (стратегия поведения: включение в социальные движения, разделение по проблемам нации и т.д.). Поведение индивида обусловливается уровнем активизированных диспози-

ций (осмыслением, переживанием своей принадлежности в ситуации, которая предполагает выбор социального действия).

В работах Е.М. Аврамовой дается следующее определение социальной идентификации: «механизм отождествления личности с определенной социально значимой целостностью, воспринимаемой на эмоциональном и сознательном уровне в общих символах и категориях».

Несмотря на различия в социологических подходах к проблеме, можно считать, что общество задает индивиду социально-культурные рамки идентификации; потребность включения в социальные связи является коренным свойством человеческой личности, которая вынуждена пассивно или активно самоопределяться в системе многообразных групп и общностей; степень активности субъекта зависит и от социально-культурных норм общества (представлений о свободе, терпимости к индивидуальным позициям и взглядам), и от индивидуальных особенностей.

Итак, на основе анализа трактовок «идентификации» и «идентичности» в социологических и социально-психологических подходах можно сформулировать следующее определение идентификации: идентификация — это процесс социальных и психологических механизмов соотнесения субъектом себя с другим индивидом или группой на основании установившейся эмоциональной связи, а также включение в свой внутренний мир и принятие как собственных норм, ценностей, образцов.

Идентификация с группами, общностями — результат не только межличностного, межгруппового взаимодействия, но также категоризации, осмысления непосредственных или опосредованных взаимоотношений между группами и общностями в доступных человеку понятиях [28, с. 7]. Идентификация и отчуждение ведет к становлению идентичности. Баланс процессов отчуждения и идентификации порождают устойчивую идентичность. При идентификации себя с определенными группами и общностями у человека возникают вопросы: «почему это моя группа?» и «что это означает?».

Список литературы

1. Абельс X. Интеракция, идентификация, презентация: Введение в интерпретативную социологию: пер. с нем. — СПб.: Алетейя, 1999. — 265 с.

2. Абушенко В.Л. Проблема идентичностей: специфика культур-философского и культур-социологического видения // Вопросы социальной теории. — 2010. — Т. 4. — С. 128-146.

3. Антология мировой философии: в 4 т. — М.: Мысль, 1971. — Т. 3. Буржуазная философия конца XVIII в. — первых двух третей XIX в. — 760 с.

4. Аристотель. Метафизика / пер. с древнегр. А.В. Кубицкого. — Ростов н/Д: Феникс, 1999. — 601 с.

5. Бахтин М.М. Риторика, в меру своей лживости… // Бахтин М.М. Собр. соч. — Т. 5. Работы 1940-х — начала 1960-х годов. — М.: Русские словари,

1996. — 731 с.

6. Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть / пер. с фр. В.И. Иванова // Thesis. — 1993. — Вып. 2. — С. 137-150.

7. Гофман И. Анализ фреймов: эссе об организации повседневного опыта: пер. с англ. / под ред. Г.С. Батыгина и Л.А. Козловой / Ин-т социологии РАН. — М., 2003. — 752 с.

8. Гофман И. Представления себя другим в повседневной жизни: пер. с англ. — М.: КАНОН-ПРЕСС-Ц, 2000. — 304 с.

9. Гуссерль Э. Логические исследования. Картезианские размышления. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология. Кризис европейского человечества и философии. Философия как строгая наука: пер. с нем. — Минск: Харвест; М.: ACT, 2000. — 752 с.

10. Делез Ж. Фуко / пер. с фр. Е.В. Семина. — М.: Изд-во гуманит. лит., 1998. — 172 с.

11. Деррида Ж. Письмо и различие / пер. с фр. В. Лапицкий. — СПб.: Академический Проект, 2000. — 432 с.

12. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии: пер. с фр. — М.: Наука, 1991. — 574 с.

13. Как люди делают себя: обычные россияне в необычных обстоятельствах: концептуальное осмысление восьми наблюдавшихся случаев / под общ. ред. В.А. Ядова, Е.Н. Даниловой, К. Клеман. — М.: Логос, 2010. — 387 с.

14. Карасик В.И. Язык социального статуса. — М.: Гнозис, 2002. — 333 с.

15. Д. Локк / сост., предисл. М.Я. Шнейдер; Моск. гос. пед. ун-т. — М.: Изд. дом Шалвы Амонашвили, 2000. — 224 с.

16. Локк Дж. Соч.: в 3 т. — Т. 1. — М.: Мысль, 1985. — 621 с.

17. Маркс К. Соч. — Т. 46. — М.: Политиздат, 1968.

18. Парсонс Т. О структуре социального действия. — М.: Академический Проект, 2000. — 879 с.

19. Парсонс Т. Система современных обществ. — М.: АспектПресс,

1997. — 270 с.

20. Психология: словарь / под общ. ред. А.В. Петровского. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Политиздат, 1990. — 494 с.

21. Рикёр П. Время и нарратив: в 3 т. — М., 1984-1988.

22. Социальная идентификация личности / под ред. В.А. Ядова; Ин-т социологии РАН. — М., 1993.

23. Фрейд 3. Я и Оно: [Соч.]. — М.: ЭКСМО-Пресс, 1998. — 1039 с.

24. Хесле В. Кризис индивидуальной и коллективной идентичности // Вопросы философии. — 1994. — № 10. — С. 112-123.

25. Шнейдер Л.Б. Профессиональная идентичность: теория, эксперимент, тренинг. — М.: Изд-во Моск. психол.-социального ин-та, 2004. — 600 с.

26. Эриксон Э. Детство и общество. — СПб.: Ленато: ACT, 1996.

27. Эшфорт Б., Маил Ф. Теория социальной идентичности в контексте организации // Организационная психология. — 2010. — Т. 2, № 1. — С. 4-27.

28. Юм Д. Трактат о человеческой природе. — Кн. первая: О познании. — М.: Канон, 1995. — 399 с.

29. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии / под ред. Е.В. Шороховой. — М.: Наука, 1975. — С. 89-105.

Получено 12.02.2013

G.I. Seletkova

SOCIAL IDENTIFICATION IN THE SOCIO-HUMANISTIC

DISCOURSE

The article is devoted to the theoretical analysis of social identification within the philosophical, social-psychological and sociological avenues. The features of the latter in social identification studies are described. The difference between the social identity and social identification concepts is outlined. The notion of social identity is conceptually distinguished from social identification.

Keywords: social identification, identity, personality, social group, values, norm.

Социальная идентификация в кризисном обществе

Ваuman Z. Intimations of postmodemity. London: Routlege, 1992. P. 187-188.

Baumeister. Identity, cultural change and the struggle for self. New York: Oxford University Press, 1986.

Кон И. С. В поисках себя. М., Политизидат, 1984.

Giddens A. Modernity and self Identity. Self and Society in late modern age. Cambridge: Polity Press, 1991.

Советский простой человек: Опыт социального портрета на рубеже 90-х / Под ред. Ю.А. Левады. М.: Мировой океан, 1993.

Здравомыслов А. Г. Проблема власти в современной социологии: Доклад на научной конференции «Многообразие интересов и институтов власти». Москва, 1993, 15-16 июня (рукопись).

Weigert A., Teitge Y., Teitge D. Society and Identity: Toward a sociological psychology. Cambrige: Cambrige University Press, 1986. P. 22-26.

Sztompka P. Sociology in action: The theory of Social becoming. Oxford: Polity Press, 1991. P. 32.

Schutz A. The Phenomenology of social world. London: Heineman, 1972.

Berger P. L., Luckman T. The Social construction of reality. Garden City: Doubleday, 1966.

Bourdieu P. The Logic of Practice. Cambrige: Polity Press, 1990.

Дилигенский Г. Г. Проблема теории человеческих потребностей // Вопросы философии. 1976. №9; 1977. №2.

Schneiderman L. The Psychology of social change. New York: Human Sciences Press, 1988.

Riesman D., Denney R., Glaser N. The Lonely crowd. New Haven: Yale University Press, 1950.

Marcuse H. Eros and civilisation. New York: Vintage, 1955.

Lifton R. Protein man // The psychoanalitic interpretation of history / Ed. by B. Wolman. New York: Basic Books, 1971. P. 76-91.

Hogg M., Abrams D. Social identifications. London: Routlege, 1988.

Tajfel H. Social identity and intergroup relations. Cambrige: Cambrige University Press, 1982.

Леонтьев А. H. Потребности, мотивы, эмоции. М.: Наука, 1971.

Sherif M., at al. Intergroup conflict and cooperation: The Robber’s cave experiment. Norman, Oklahoma: University of Oklahoma, book exchange, 1961.

Шматко Н. А., Кочанов Ю. Л. Социальная идентичность и перестройка ценностного сознания различных групп населения: Научный отчет. М: Российская академия наук; Институт социологии, 1991.

Kelly G. The Psychology of personal constructs. 2 vols. New York: Norton, 1955.

Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / Под ред. В. А. Ядова. Л.: Наука, 1979.

Игитханян Е. Г. Самоопределение в стратифицированной системе общества // Социальная идентификация личности. Годичный отчет за 1992 год по разделу подпрограммы «Человек в кризисном обществе» общеинститутской программы «Альтернативы социальных преобразований в российском обществе» / Под ред.

В. А. Ядова. М.: Российская академия наук; Институт социологии, 1993.

Козлова Т. 3. Особенности социальной идентификации на различных стадиях жизненного цикла // Социальная идентификация личности: Годичный отчет за 1992 год по разделу подпрограммы «Человек в кризисном обществе» общеиниститут-ской программы «Альтернативы социальных преобразований в российском обще-стве»/ Под ред. В. А. Ядова. М.: Российская академия наук; Институт социологии, 1993.

Симонян Р.X. От национального самосознания к гражданскому действию//Массо-вое сознание и массовые действия: Годичный отчет за 1992 г. по разделу общеинститутской программы «Альтернативы социальных преобразований в российском обществе» / Под ред. В.А. Ядова. М.: Российская академия наук; Институт социологии, 1993.

Гордон Л. А. Новые субъекты трудовых отношений: На пути к социальному партнерству. М.: Специальное приложение к бюллетеню «Конституционный вестник». 1993. С. 41-97.

Черныш М. Ф. Социальная идентификация претерпевающих восходящую и нисходящую социальную мобильность//Социальная идентификация личности: Годичный отчет за 1992 год по разделу общеинститутской программы «Альтернативы социальных преобразований в российском обществе»/Под ред. В. А. Ядова. М: Российская академия наук; Институт социологии, 1993.

Качанов Ю. Л., Шматко Н. А. Семантические пространства социальной идентичности личности // Социальная идентификация личности: Годичный отчет за 1992 год по разделу общеинститутской программы «Альтернативы социальных преобразований в российском обществе» / Под ред. В. А. Ядова. М.: Российская академия наук; Институт социологии, 1993.

Social identification: methods, resources and opportunities

Понятие идентификации личности

В современном обществе, диктующем необходимость исполнения человеком множества ролей, остро стоит проблема личностной и социальной идентификации. Кроме того, информационные технологии в настоящее время не просто выполняют вспомогательную функцию, но формируют облик нашего общества.

В настоящее  время, в условиях крупномасштабной медиатизации, вполне закономерным является процесс изменения составляющих образа «Я», что неизбежно влечёт за собой дисбаланс идентификационной платформы.

Проблема идентификации в философии рассматривается, как правило, в тесной взаимосвязи с технологиями и методами конструирования и видоизменения сознания [5].

Реализация идентификационных процессов отражает осознание человеком необходимости однозначного понимания того, кто он в культурных и социальных системах координат, с одной стороны, и понимания того, каким бы он хотел быть и как необходимо себя позиционировать в социуме, с другой стороны.

Социальная идентификация представляет собой отождествление своего «Я» по жизненным интересам, социальным проблемам, симпатиям с определённой социальной группой. Одной из потребностей человека в социальной идентификации современные исследователи считают необходимость личности в признании других.

К примеру, В. А. Ядов выделяет три момента, обуславливающих социальную идентификацию личности:

  • глубиннаяпотребность личности в признании других, в позитивной оценке с их стороны;
  • групповая защита;
  • самореализация.

Предпосылкой стремления личности к идентификации, по мнению В. А. Ядова, является разрушение традиционного уклада в обществе. Так, например, «развитие современных индустриальных обществ принципиально изменяет объективные условия жизнедеятельности людей, формирует потребность в самоопределении относительно многообразных групп и общностей, а динамизм и многослойность социальных взаимодействий так или иначе вызывают необходимость упорядочения и доминирующих, и периферийных «солидарностей». Ответ на вопрос, какие группы и общности человек признаёт «своими», а какие — частично близкими или враждебными, становится принципиально важным для понимания социальных отношений» [15].

Понятие социализации и ее типы

В социологии традиционно различают первичную и вторичную социализации.

Первичная осуществляется под влиянием значимого окружения и формирует направления движения личности, во многом определяет ценностную систему, её поведение.

Вторичная социализация происходит, когда сознательная основа (базис) уже сформирована, но подвергается трансформации по причине воздействия внешних факторов.

По справедливому замечанию П. Бергера  и   Т. Лукмана [1],   в результате вторичной социализации формируются «подмиры», которые отличаются от «базисного мира», но вместе с тем также имеют ценностные ориентиры и реализуются в координатах «здесь  и сейчас». Эти «подмиры» важны для индивида в конкретный  период жизни и оказывают непосредственное влияние на процессы идентификации его личности. Таким образом, значимую роль в процессах идентификации играют такие компоненты, как актуальное социальное окружение, медиапространство, транслирующие, а порой и настойчиво и навязчиво  транслирующие, «эталоны» и модели поведения, системы ценностных ориентиров и даже мышления.

Существование виртуальной реальности, её проникновение в обыденную жизнь заставила человека задуматься о самоидентификации, т.к. традиционные критерии реальности стали терять свою значимость.

Трудно не согласиться с современными исследователями, утверждающими, что главным отличием современной информационной действительности является невозможность верифицировать навязываемый СМИ и прежде всего телевидением образ фантомного мира, играющий роль «лидера человеческого внимания» и подменяющий «всеобщее» «несуществующим» [3].

Лидерство основано преимущественно на формировании человеческого сознания путем конструирования смысла через создание образа.   Идеи- это  образы (визуальные или нет)     в человеческом сознании.

Информационное общество и СМИ

Подавляющее большинство людей в настоящее время живёт в информационном обществе — находится на новом этапе развития человеческой цивилизации, когда доминирующими становятся информационные процессы. Принято считать, что это — третья  стадия развития человечества после аграрной и индустриальной.

Один из первых теоретиков медиакратии, канадский культуролог Герберт Маклюэн, заявил, что электронные СМИ устанавливают новый мир, возвращая его в чем-то к эпохе древности. Книги и газеты разделяют и порождают индивидуализм,   а мифы, как времен Гомера, так и времен телевидения, объединяют людей и порождают коллективизм. СМИ, таким образом, по справедливому замечанию исследователя, — это новый фольклор.

Отношение к СМИ у современного общества сильно разнится в зависимости от многих факторов (таких, как возраст аудитории, социальное и географическое положение и т.д.).  Очевидно,  что СМИ сами по себе стремятся быть как можно «горячее», захватывать человека и использовать его в своих целях, направлять его по тому пути, который выгоден тем, кто управляет  СМИ. Человек, ищущий развлечений, будет стремиться к «горячим» СМИ, точнее – «горячим» средствам массовой коммуникации. С приходом интернета появилось больше свободы действий и больше источников информации, однако основной принцип работы СМИ остался неизменным: будь то телевещание или новостной сайт в интернете.

Г. Маклюэн выделяет «холодные» и «горячие» средства коммуникации (СМК). К «холодным» относятся те, которые оставляют участвующему в коммуникации возможность самостоятельно оценивать ситуацию, оперировать своими знаниями, опытом, идеалами, ценностями. Это средства коммуникации, оставляющие человеку пространство свободы. В качестве примера Г. Маклюэн приводит телефон. А «горячие» способны захватывать человека целиком, растворить его в себе и полностью поглотить. Примером тому – кино. Это наблюдение и пример, безусловно справедливы: хорошее кино вовлекает в свой мир; выйдя из зала, несколько минут с трудом возвращаешься в обыденную реальность.

С точки зрения П. Бурдьё [2], сегодня главные противоречия СМИ в том, что, с одной стороны, они становятся все более влиятельными, а с другой – сами все больше подпадают под контроль. Каждой сфере деятельности присуща своя собственная логика существования. П. Бурдьё называет это законами поля: поля СМИ, поля политики, поля культуры, поля гуманитарных наук, поля бизнеса. Так вот, по мнению П. Бурдьё, сегодня СМИ вторгаются в поля культуры и гуманитарных наук, разрушая их, а сами  все больше подчиняются логике поля бизнеса.

Здесьнадо  отметить, что сам П. Бурдьё не нейтрален,а занимает определенную идеологическую позицию по отношению к СМИ. Таких позиций, по существу, две: либеральная и социальная. Интернет-реальность, наряду с телевидением, является способом формирования реальности как основы для поиска жизненных и, в частности, ценностных ориентиров человека.  Таким образом, формируется так называемая «множественная реальность».

А. Шюц [14] под множественной реальностью подразумевал собственно реальности, дифференцирующим признаком которых является степень влияния на человека. В настоящее время они добавляются «ирреальными» теле- и интернет-реальностями. Сознание современного человека уже не воспринимает как оксюморон феномен «отсутствующей действительности».

Идентификация личности в социальных сетях

Ярким примером этому служит феномен социальных сетей. Здесь, как нигде, открывается полная свобода для создания своего нового «Я». Можно выбрать любое фото для аватарки, соответствующее идеалам красоты или, напротив, безобразия, успешности или ущербности, сопроводив изображение соответствующими атрибутами.

Интернет-пространство позволяет в считанные секунды (без бюрократии и проволочек) сменить имя, без медицинских вмешательств — пол, не говоря уже о профессии, социальном положении, статусе и т.п.

Таким образом, процесс идентификации главным образом зависит от того, какая реальность принимается субъектом идентификации как завершающая реальность. А этот выбор в свою очередь является критерием ощущения (явного или приглушённого границ реального).

Виртуальная реальность на примитивном уровне (игр, знакомств, общения в сети) предполагает пассивное  потребление так называемых симулякров — иллюзорных образов, навязанных рекламой, трендовым брендом и т.п.

В условиях современного общества, увы, товаром становится всё и прежде всего информация. Симулякры не просто конкурируют с серьёзной информацией, но и имеют преимущество над ней. Их цель — быть легкодоступным товаром для массового потребления. Для восприятия симулякров не требуется специальных знаний, усилий, напряжения. Они управляют умами, формируя новую, иллюзорную реальность, со столь же иллюзорными потребностями, столь же иллюзорно формируемыми. Так возникает трафаретное сознание, шаблонное мышление и, как следствие, конформизм (стандартное поведение).

Система «несуществующей действительности» может быть адаптирована к современной конъюнктуре общества — реализации иллюзии преуспевания. Вместо интеллектуального и духовного развития здесь в приоритете стремление к удовлетворению потребностей без трудовых, физических, умственных затрат, душевного напряжения.  Так,  например,  в  Instagram  миллионами подписчик ов обладают аккаунты людей , нарочито демонстрирующих роскошь [1], в которой они живут, и весьма сомнительные для здравомыслящего человека средства достижения такого уровня комфорта: организацию конкурсов, или, иначе говоря, гивов. Свободное от этих «трудоёмких» мероприятий время — это фешенебельные курорты, фотосессии, «премии» и другие престижные события, поставленные интернет- пространством во главу угла в системе ценностей (или, точнее, псевдоценностей).

Интернет как пространство для творчества

Интернет не только  является СМИ или излюбленным местом PR для звёзд, но также даёт возможность обычным людям самореализоваться и сформировать и заработать свою аудиторию, в некоторой степени став частью СМИ. В интернете отдельный человек может продумать модель поведения и создать такой образ, который с течением времени будет приобретать всё большее число последователей. Большинство звёзд, засиявших в последнее время, — это самоучки без крупных продюсерских центров или связей на некогда влиятельных телевидении и радио [2]. Единственный ресурс, который они использовали для донесения своего творчества до людей — социальные сети. PR – это не враг СМИ, а их новый друг. Прямая реклама становится все менее выгодной. В постиндустриальном обществе с его господствующими постматериальными ценностями продается не товар как таковой, удовлетворяющий те или иные биологические потребности, продается бренд и связанный с ним социально-культурный контекст. Продается образ жизни.

Разнообразие социальных сетей позволяет всесторонне показать созданного « героя », подкрепляя визуальную составляющую текстовыми и музыкальными элементами, к примеру. Что же ещё даёт интернет, что было недоступно в эпоху телевидения? Например, полную анонимность. Творческая личность может иметь огромную аудиторию, в конечном итоге оставаясь целиком анонимным. Это может являться как частью образа, так и следствием внутренних убеждений или одной из составляющих комфорта. Не будет ни одного «вышестоящего  звена», обладающего конфиденциальной информацией, способной однажды подорвать или вовсе разрушить этот образ. Это также способствует однозначности информации, потребляемой аудиторией. В эпоху телевидения имели место случаи, когда артист утверждал одну точку зрения, а на телевидении о нём доносилась совершенно противоположная информация со «ссылкой на первоисточник». Последователь воспринимает только ту информацию, которую артист стремится до него донести, не видя остального происходящего «за кулисами». По истечении определённого времени аудитория, проникнувшись образом полюбившегося однажды ей «героя» начнёт перенимать его манеру поведения, мысли, привычки. Таким образом, начнёт образовываться «культ личности», изначально, возможно, даже созданный на коленке, но изящно преподнесённый миру благодаря интернет-ресурсам.

Основные составляющие эффектного образа в интернет- пространстве. Принцип дефэнбэйзинга

Существует несколько факторов, определяющих успех образа, созданного в условиях интернета. Решающим является способность достучаться до поколения, «попасть в нерв времени».

Обществу нужен герой. Нужен идеал, одновременно совершающий что-то великое в их глазах, но при этом понимающий каждого в отдельности и разделяющий с ними самые важные моменты в жизни. Пусть и посредством социальных сетей. Пусть и не с каждым лично, а посредством блога. Но абсолютно каждый фолловер верит в то, что однажды они встретятся лично и проговорят часами, ведь у них так много общего. Именно на этом принципе, принципе дефэнбэйзинга, и строится современный мир социальных сетей. Человек, оказавшись, например, в стрессовой ситуации, склонен искать поддержку в музыке, книгах, статьях, кино — таким образом, он не раскрывается знакомым, исключая создание почвы для возможных  нежелательных  дискуссий,  при этом он находит своё отражение в уже произошедшем с другими, наблюдая за развитием событий и создавая свою модель дальнейшего поведения. На YouTube существует огромное число блогеров с миллионами, а иногда и десятками миллионов подписчиков. В основном это — подростки, переживающие проблемы, свойственные их возрасту. Связаны они могут быть как подростковым максимализмом, так и проблемами в семье, с друзьями, с возлюбленным человеком, с хобби, с учёбой и многими другими вопросами, периодически возникающими в головах подростков. Лишь малую часть этих вопросов они обсуждают с родителями или одноклассниками. В интернете есть множество видений решения одной и той же проблемы, а подросток примет то, которое ему окажется ближе, а озвучивший его блогер станет «героем» и получит нового подписчика.

Интернет как платформа формирования и идентификации личности

Интернет в современном обществе — это, пожалуй, самый популярный источник ответов из различных областей знаний. Более того, личности большинства современных  детей  формируются лишь на основе потребляемого ими контента из социальных платформ. При условии знания иностранного языка подросток может впитать культуру другой страны и воспитать в себе ценности, совсем не свойственные окружению, в котором он растёт. Огромное количество американского стэнд-апа, сериалов, эпизодов TED Talks служат жизненным путеводителем для билингвальных подростков больше, чем одноклассники, учителя или родители. Социальные сети стали связующим звеном между культурами, позволяющим каждому раскрыть своё «Я», потребляя именно тот контент, который ему наиболее близок. Интернет стёр границы. Социальные сети стёрли границы. То, что ещё несколько лет назад было далеко и не изучено, сегодня на экране твоего смартфона и обновляется несколько раз в минуту. Спорить о том, хорошо это или плохо, можно вечно. С одной стороны — стирается культурная уникальность той или иной страны со своими привычками и менталитетом. С другой — человеку ещё с малых лет даётся полная свобода и право выбора, какую информацию потреблять, чем интересоваться и каких взглядов придерживаться.

Социальные сети со своим изобилием интересных уникальных персонажей служат источником формирования системы нравственных ценностей целого поколения вне зависимости от национальности, социального положения и других факторов, которые играли роль в эпоху радио и телевидения. Некогда ограниченные, мы в потребляемом контенте, продиктованном редакторами и директорами телеканалов и издательств, можем с одинаковой лёгкостью продолжить потреблять навязанный нам некогда контент, но также расширить или полностью изменить свои ценности, случайно наткнувшись на интересное видео или статью в интернете, со временем лишь глубже погружаясь в эту тему.

Для общества в целом, в отличие от конкретного индивида, создание образов разворачивается в сфере общественной коммуникаци. В современном обществе, повсеместно именно медиа являются решающим средством коммуникации. Термином «медиа» обозначается целый ряд коммуникационных организаций и технологий, включающих, следовательно, как массовые коммуникации, так и массовые самокоммуникации.

Роль социальных сетей в сегодняшней реальности поистине велика. Сообщения, организации и лидеры, которые не представлены в медиа, не существуют в общественном сознании. Следовательно, только те, кто может передать свой месседж всем гражданам, имеют шанс влиять на их решения таким образом, который откроет им доступ к лидирующим позициям в  государстве и позволит удерживать под контролем политические институты.

С приходом интернета некогда правящий монополизм оказался разрушен. Общественное мнение никогда не было столь доступно и очевидно для каждого, как с приходом интернета. Абсолютно каждое решение и заявление подвергается сиюминутному обсуждению, а любой желающий может ознакомиться с мнением народа, открыв комментарии в соответствующей теме.

Такое развитие интернета поставило ряд вопросов перед властью. Стало совершенно очевидно, что с современными реалиями необходимо считаться, и народные дебаты происходят не   в парках, не во дворах или на митингах по расписанию, а ежесекундно на огромном количестве ресурсов, и скрыть правду становится всё сложнее и опаснее с каждым днём.

Так что же движет человеком при создании образа в интернете?

В первую очередь, конечно, факт, что можно навязать, имея определённые навыки, абсолютно любой имидж, и вряд ли кто-то сможет раскрыть правду и уличить «героя» во лжи.

Социальные сети как личное арт-пространство

Необходимо отметить, что социальные сети являются для их пользователей безграничным полем для реализации творческих идей. Это общедоступный и наиболее эффективный способ донесения контента для широкого круга людей.

Какую  бы  область  творчества  ни  выбрал  пользователь: будь  то видеоблог, авторский текстовый блог, фотография, музыка, кино или любая другая, всегда есть возможность найти площадку в интернете с большим числом потенциально заинтересованной в этом аудитории. Когда автор делится своим продуктом с аудиторией посредством соцсетей, он получает мгновенный фидбэк в виде отметок «мне нравится», комментариев, репостов. На основании этого создаются топы внутри социальных сетей, а те блоги, которые привлекают большое количество внимания, ещё и дают авторам право их монетизировать, постепенно сводя на нет необходимость работать где-либо и заниматьсячем-то, кроме интересной творческой составляющей.

Художник может выставлять свои новые полотна для целевой аудитории, не согласовывая это с редакторами тематических журналов [3]; поэт моментально делится новыми строками, а музыкант [4] может загрузит новое произведение в цифровые магазины в течение пары дней, не получая одобрения других людей. Донести же творчество до аудитории помогает как таргет-реклама, так и столь популярная система хэштегов. С развитием интернета сошла на нет монополия некогда стоящих у руля организаций, решающих, кто достоин внимания, а кто нет, и сегодня эта роль выпадает исключительно на потребителей контента, то есть конечных пользователей.

Таким образом, мы подходим к тому, что созданный некогда образ в сети интернет, возможно даже из-за нехватки внимания и проблем социальной идентификации в реальном пространстве, становится двигателем финансового благосостояния его создателя в интернете. К примеру, подростки-блогеры с миллионами подписчиков, делящиеся своим мировоззрением с другими такими же, как они, уже продолжительное время живут обособленно от своих родителей, зачастую помогая им материально. Музыкант, который когда-то решился загрузить свои треки на Soundcloud, может стать одним из самых прослушиваемых в стране и ездить со стадионными турами по городам. Таких примеров много.

Сеть интернет позволяет людям обрести себя. Найти тот контент, который им интересен, который они хотят потреблять. Впитывать  идеи и реализовывать свои. Делиться своим творчеством с окружающими и находить         своих последователей, становясь их «героем», лидером. При накоплении достаточной аудитории человек сможет монетизировать своё творчество и обеспечить себе безбедную жизнь, занимаясь только интересным ему делом, а его фолловеры, вдохновлённые уже его примером, продолжат это развивать и добьются успехов в той или иной среде.

Социальные сети — это гораздо больше, чем способ скоротать время. Больше, чем безграничный источник потребления контента. Это отдельная система, предоставляющая множество возможностей для реализации и самоидентификации.

Для всех медиаорганизаций, независимо от того, ориентированы они на массовую коммуникацию или на массовую самокоммуникацию, либо на ту и другую, ключевым является наращивание их влияния и ресурсов за счет расширения своей аудитории. Различные медиаканалы определяют свою аудиторию в соответствии с конкретными стратегиями. Ключевым активом медиамейнстрима остается доверие.

В политическом плане люди «старой закалки» для получения информации полагаются в основном на массмедиа, и, несмотря на растущее значение Интернета, все же наиболее надежными источниками политических новостей продолжают оставаться телевидение и радио. Молодое поколение же, полностью изолированное от телевещания, предпочитает и такого ряда новости узнавать от первоисточников, будучи подписанными на официальные ресурсы представителей в социальных сетях.

Таким образом, сегодня интернет является гораздо большим, чем средством массовой информации в привычном понимании этого слова. Для значительной части нового поколения это — поле для реализации идей и воплощения желаний, недоступных ваз его пределами. Это — платформа для формирования и воспитания уникальной личности с безграничными возможностями развития.

Интернет безграничен для творческих единиц и производимого ими контента, безграничен для количества их аудитории, а также является непосредственным аккумулятором знаний и источником вдохновения для тех, кто только ищет себя и стремится раскрыть в себе новые способности, а возможно, даже заработать свою собственную аудиторию. В этом смысле наблюдается своего рода феномен уробороса.

%PDF-1.4 % 1 0 obj A>F8>[email protected]) /Creator (Microsoft Word 2010) /ModDate (D:20130715120714+04’00’) /Producer (PDF-XChange Viewer [Version: 2.0 \(Build 42.0\) [beta] \(Jun 8 2009; 16:50:20\)]) /CreationDate (D:20130715120701+04’00’) >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > stream

  • социосфера
  • Microsoft® Word 20102013-07-15T12:07:01Z2013-07-15T12:07:14ZPDF-XChange Viewer [Version: 2.0 (Build 42.0) [beta] (Jun 8 2009; 16:50:20)] endstream endobj 5 0 obj > /Parent 3 0 R /Contents 17 0 R /MediaBox [0 0 595.3 841.9] /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /StructParents 20 >> endobj 6 0 obj > /Parent 3 0 R /Contents 23 0 R /MediaBox [0 0 595.3 841.9] /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /StructParents 21 >> endobj 7 0 obj > /Parent 3 0 R /Contents 25 0 R /MediaBox [0 0 595.3 841.9] /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /StructParents 22 >> endobj 8 0 obj > /Parent 3 0 R /Contents 27 0 R /MediaBox [0 0 595.3 841.9] /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /ExtGState > >> /StructParents 23 >> endobj 9 0 obj > /Parent 3 0 R /Contents 31 0 R /MediaBox [0 0 595.3 841.9] /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /ExtGState > >> /StructParents 24 >> endobj 10 0 obj > /Parent 3 0 R /Contents 32 0 R /MediaBox [0 0 595.3 841.9] /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /ExtGState > >> /StructParents 25 >> endobj 11 0 obj > /Parent 3 0 R /Contents 33 0 R /MediaBox [0 0 595.3 841.9] /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /ExtGState > >> /StructParents 26 >> endobj 12 0 obj > /Parent 3 0 R /Contents 34 0 R /MediaBox [0 0 595.3 841.9] /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /ExtGState > >> /StructParents 27 >> endobj 13 0 obj > /Parent 3 0 R /Contents 35 0 R /MediaBox [0 0 595.3 841.9] /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /ExtGState > >> /StructParents 28 >> endobj 14 0 obj > /Parent 3 0 R /Contents 36 0 R /MediaBox [0 0 595.3 841.9] /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /ExtGState > >> /StructParents 29 >> endobj 15 0 obj > /Annots [37 0 R 38 0 R 39 0 R 40 0 R] /Parent 3 0 R /Contents 41 0 R /MediaBox [0 0 595.3 841.9] /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /StructParents 0 >> endobj 16 0 obj > /Parent 3 0 R /Contents 50 0 R /MediaBox [0 0 595.DԕP

    Идентификация рабочих с предприятием в диагностике производственной ситуации

    1. Авдошина Н.В. Включённость в организацию персонала промышленных предприятий: динамика и последствия // Современный менеджмент: проблемы, гипотезы, исследования. Сб. науч. тр. Вып. 2. М.: ГУ–ВШЭ, 2010. С. 429–436.

    2. Бессокирная Г.П., Темницкий А.Л. Отношение к труду молодых рабочих в советское и постсоветское время // Ядовские чтения: перспективы социологии: Сборник научных докладов конференции, СПб., 14–16 декабря 2015 г. / Под ред. О.Б. Божкова, С.С. Ярошенко, В.Ю. Бочарова. СПб.: Эйдос, 2016. С. 136–155.

    3. Бессокирная Г.П., Темницкий А.Л. Рабочие в реформирующейся России как объект управления и субъект труда // Мир России. 2013. Т. 22. № 3. С. 115–151.

    4. Бочаров В.Ю., Васькина Ю.В. Социальное самочувствие молодых работников промышленных предприятий: индикаторы и факторы // Журнал исследований социальной политики. 2017. Т. 15. № 2. С. 201–216.

    5. Грачев А.А., Русалинова А.А. Социальное самочувствие в организации // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2007. № 30. Т. 8. С. 7−11.

    6. Герчиков В.И. Типологическая концепция трудовой мотивации. Часть 1 // Мотивация и оплата труда. 2005. № 2. С. 53–62.

    7. Герчиков В.И. Типологическая концепция трудовой мотивации. Часть 2 // Мотивация и оплата труда. 2005. № 3. С. 2–6.

    8. Дик, ван Р. Преданность и идентификация в организации. Харьков: Изд-во «Гуманитарный центр», 2006.

    9. Желнина Е.В., Иванова Т.Н., Цветкова И.В. Социальное самочувствие работников ОАО «АвтоВАЗ» в условиях модернизации предприятия // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. 2014. №3 (29). С. 151–154.

    10. Здравомыслов А.Г., Ядов В.А. Человек и его работа в СССР и после. Учебное пособие для вузов. М.: Аспект Пресс, 2003.

    11. Караханова Т.М., Бессокирная Г.П., Большакова О.А. Труд и досуг рабочих (программа, инструментарий и некоторые предварительные результаты повторного исследования). 2014. URL: http://www.isras.ru/publ.html?id=3224 (дата обращения: 10.10.2018).

    12. Караханова Т.М., Бессокирная Г.П., Большакова О.А. Повседневная деятельность рабочих: труд, быт, досуг, 2014. М.: Институт социологии РАН, 2015.

    13. Корель Л.В., Комбаров В.Ю. Субъект труда на промышленном предприятии (опыт социологического исследования инженерно-технических работников) // Социологические исследования. 2012. № 10. С. 3–11.

    14. Магун В.С. Два типа соотношения продуктивности труда и удовлетворенности работой // Социологические исследования. 1983. № 4. С. 64–76.

    15. Наумова Н.Ф. Социологические и психологические аспекты целенаправленного поведения. М.: Наука, 1988.

    16. Попова И.М., Кунявский М.Б. и др. Сознание и трудовая деятельность (ценностные аспекты сознания, вербальное и фактическое поведение в сфере труда). Киев–Одесса: Вища школа, 1985.

    17. Рабочий и инженер: Социальные факторы эффективности труда / Под ред. О.И. Шкаратана. М.: Мысль, 1985.

    18. Ребров А.В. Мотивация и оплата труда. Современные модели и технологии. Учеб. пособие. М.: ИНФРА-М, 2017.

    19. Русалинова А.А. Социальное самочувствие человека как социально-психологический феномен. СПб.: Астерион, 2013.

    20. Социальная организация промышленного предприятия: соотношение планируемых и спонтанных процессов / Сост. и ред. Н.И. Лапин. М.: Academia, 2005.

    21. Татарова Г. Г. «Методная» проблематика: история становления в Институте социологии РАН и современные вызовы // Социологические исследования. 2018. № 6. С.30–39. DOI: 10.7868/S013216251806003X

    22. Татарова Г.Г., Бессокирная Г.П. О формировании базовых типообразующих признаков для выявления социальных типов работников как объектов управления // Социологическая наука и социальная практика. 2014. № 1 (5). С. 32–50).

    23. Татарова Г.Г., Бессокирная Г.П. Идентификация с предприятием: классификация работников и выявление управляемых факторов трудовой деятельности // Спутник ежегодника «Россия реформирующаяся». Вып. 2. М.: ИС РАН, 2016а.

    24. Татарова Г.Г., Бессокирная Г.П. Типологический анализ для реконструкции социальных типов работников: концептуальное и эмпирическое обоснование // Социологические исследования. 2011. № 7. С. 3–15.

    25. Татарова Г.Г., Бессокирная Г.П. Типологический анализ наемных работников в контексте их социальной адаптации // Россия реформирующаяся. Ежегодник. 2016б. Вып. 14. С. 21–49.

    26. Татарова Г.Г., Бессокирная Г.П. Об устойчивости измерений в процессе реконструкции социальных типов рабочих как объектов управления // Социологическая наука и социальная практика. 2018. № 2. С. 52–69. DOI: https://doi.org/10.19181/snsp.2018.6.2.5856

    27. Тощенко Ж.Т. Социология труда: опыт нового прочтения. М.: Мысль, 2005.

    28. Тукумцев Б.Г., Бочаров В.Ю. Оценка включённости персонала в деятельность предприятия // Социологические методы в современной исследовательской практике. Сборник статей, посвященной памяти первого декана социологического факультета НИУ ВШЭ А.О. Крыштановского // Официальный сайт РОС. 2011. URL: http://www.ssa-rss.ru/index.php?page_id=19&id=738 (дата обращения: 10.10.2018).

    29. Тукумцев Б., Бочаров В. Новые требования к работнику промышленного производства в условиях современной модернизации (социологический анализ) // Телескоп. 2015. №3 (111). С. 44–49.

    30. Щербина В.В. Рационализирующие диагностические управленческие социальные технологии. М.: Новый хронограф, 2018.

    31. Шкаратан О. И. Эффективность труда и отношение к труду // Социологические исследования. 1982. № 1. С. 19–27.

    Социальная идентификация | Encyclopedia.com

    БИБЛИОГРАФИЯ

    Как люди воспринимают себя и что они воспринимают как себя? Люди смотрят на социальный контекст вне себя, потому что взгляды на себя формируются миром, с которым люди сталкиваются. Теории социальной идентификации демонстрируют, как идентичность определяется как концепция «я», содержание «я» или знание о том, кем я являюсь, построенные в терминах правил и порядков, применимых к социальным контекстам.

    Символические интеракционисты очертили процедуру построения Я-концепции, подчеркнув важность отношений между индивидуумом и социальной структурой. Джордж Герберт Мид (1984) отличает «я» от «я», чтобы объяснить концепцию социального «я» и то, как «я» конструируется посредством взаимодействия с другими. Чарльз Хортон Кули (1998) представляет концепцию «зеркального я», отмечая, что личность конституируется через взаимодействие с окружающей средой, и что самооценка достигается путем размышлений над образной оценкой других.Для Мид и Кули «я» не является априорным или заранее заданным, потому что оно развивается только через контакт с другими.

    Для Эрвинга Гоффмана конструирование «я» — это серия презентаций или представлений другим: «Саму структуру« я »можно увидеть с точки зрения того, как мы организуем такие выступления» в обществе (Goffman 1997, p. 23) . Социальное взаимодействие рассматривается как перформанс, на который влияет культурная среда, в отношении других людей, созданная для создания соответствующих впечатлений.Таким образом, индивид развивает идентичность, взаимодействуя с другими, представляя желаемые впечатления в соответствии с социальными ожиданиями в конкретном социокультурном контексте.

    In The Reproduction of Mothering (1999) Нэнси Чодороу проводит психологический анализ построения гендерной идентичности в интимном социальном окружении семьи. Согласно Ходорову, гендерная идентичность является следствием особой формы семьи, в которой женщины несут исключительную ответственность за воспитание детей.Дети формируют свою гендерную идентичность, дифференцируя себя от своих основных опекунов, обычно от матерей. Поскольку ранняя социальная среда различается и по-разному переживается детьми мужского и женского пола, Чодороу утверждает, что люди развивают разные гендерные идентичности в зависимости от пола. Ее исследования сыграли особенно важную роль в объяснении того, как патриархальные обычаи западных культур влияют на процессы индивидуальной идентификации.

    Люди понимают и идентифицируют себя в отношении групп.Социальная идентичность — национальная, этническая, расовая, гендерная, религиозная, профессиональная и т. Д. — включает важные аспекты самооценки и проистекает из воспринимаемой принадлежности к определенным социальным группам. Первоначально разработанная для понимания психологической основы межгрупповой дискриминации, теория социальной идентичности Генри Тайфеля и Джона Тернера описывает процессы, важные для идентификации человека с крупномасштабными социальными группами или категориями. Процесс социальной идентификации начинается с «субъективного местоположения человека» в сети социальных отношений (Tajfel 1982, p.503). Процессы идентификации по-разному переживаются людьми с точки зрения их положения в иерархически организованных социальных отношениях общества — как членов наций; как члены гендерных групп; как члены расовых / этнических групп; как члены религиозных групп; и в других социальных местах. После классификации на основе членства в группе люди стремятся достичь положительной самооценки, дифференцируя свою внутреннюю группу (мы / нас) от сравниваемой внешней группы (они / другие). Этот процесс сравнения внутренней / внешней группы отражает общие идеи или атрибуции, применяемые к социальным группам.Другими словами, предвзятость внутри группы ведет к дискриминации по отношению к чужим группам; в то же время, однако, некоторые члены группы идентифицируют себя частично на основе социально заданной, но негативной или нежелательной атрибуции.

    В своем исследовании развития расовой идентичности подростков из числа меньшинств Беверли Татум утверждает, что цветные подростки с большей вероятностью будут активно участвовать в исследовании своей расовой или этнической идентичности, чем белые подростки, потому что они получают более интенсивные сообщения о «расовом содержании». из своего окружения, и они воспринимают, как их расовая идентичность представлена ​​другим членам расовой группы (Татум 1997, стр.54). Напротив, белые в Соединенных Штатах часто недооценивают явное расовое содержание, отчасти потому, что они принимают это как должное и пользуются привилегиями в различных социальных сферах. Иллюстрируя это, Эдуардо Бонилья-Сильва (2003) исследует различные аспекты привилегий белых и демонстрирует, как белизна конструируется в американском обществе посредством нарративов.

    В широком диапазоне социальных условий люди борются за установление социальной желательности или легитимности своей идентичности.Люди осознают, как группы, к которым они принадлежат, воспринимаются другими членами группы, и реагируют на это. Принадлежность к определенной группе иногда приводит к экзальтации для человека, но это также может привести к неравному обращению, наказанию или маргинализации. Самобытность часто связана с политическими границами, установленными обществом. Например, политика идентичности постулирует, что различие рассматривается как политическая мотивация к действию. Активисты-лесбиянки и геи борются за свою сексуальную идентичность, требуя тех же прав, что и гетеросексуалы, на брак, воспитание детей, владение собственностью и другие социальные практики, часто запрещенные для них.

    В последние годы теории социальной идентификации расширили диапазон исследований в междисциплинарные области. Различные социально-научные концепции и точки зрения все чаще включаются в качестве центральных аспектов процессов социальной идентификации, таких как коллективный протест, политическая риторика, разнообразие и системные убеждения (Hogg and Ridgeway, 2003). Однако теории социальной идентификации подвергались критике за трактовку идентичностей как категорий индивидуальных статусов, таких как расовые / этнические или гендерные категории.Сосредоточившись на развитии определенных категорий социального статуса, теоретики идентификации часто игнорируют структурные вопросы, такие как конкретные исторические и культурные особенности или политические последствия опыта идентификации в данном обществе. Например, индивидуальное развитие расовой идентичности в Соединенных Штатах глубоко связано с историческим и культурным контекстом Соединенных Штатов. На протяжении истории определенные расовые или этнические группы проецировались с определенными образами, культурными представлениями и политическими практиками со стороны других расовых или этнических групп.Таким образом, процессы расовой / этнической идентификации не только означают развитие категорий социального статуса на индивидуальном уровне, но также подразумевают структурные властные отношения между расовыми / этническими группами, непосредственно связанные с историческим и культурным контекстом.

    В социальных науках в исследованиях используются различные методы — интервью, включенное наблюдение, этнометодология, анализ дискурса, опросы и эксперименты — для изучения процесса социальной идентификации на индивидуальном уровне и того, как этот процесс связан с социальной структурой.

    СМОТРИ ТАКЖЕ Чернота; Этническая принадлежность; Гоффман, Ирвинг; Группы; Личность; Мид, Джордж Герберт; Национализм и национальность; Гонка; Религия; Социальные движения; Социология; Стигма; Белизна

    Абрамс, Доминик и Майкл А. Хогг, ред. 1990. Теория социальной идентичности: конструктивные и критические достижения . Нью-Йорк: Springer-Verlag.

    Аронсон, Эллиот, Тимоти Д. Уилсон и Робин М. Акерт. 2002. Социальная психология . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice Hall.

    Бонилья-Сильва, Эдуардо. 2003. Расизм без расистов: Расизм для цветных слепых и сохранение расового неравенства в Соединенных Штатах. . Нью-Йорк: Издательство Роуман и Литтлфилд.

    Браун, Кэтлин М. 1996. Хорошие жены, противные девки и тревожные патриархи: пол, раса и власть в колониальной Вирджинии . Чапел-Хилл: Университет Северной Каролины Press.

    Chodorow, Нэнси. 1999. Воспроизведение материнства: психоанализ и социология пола .Беркли и Лос-Анджелес: Калифорнийский университет Press.

    Кули, Чарльз Хортон. 1998. Чарльз Хортон Кули о личности и социальной организации , изд. и с введением Ханса-Иоахима Шуберта. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Гоффман, Эрвинг. 1997. Читатель Гоффмана , ред. со вступительными эссе Чарльза Лемерта и Анн Бранаман. Оксфорд: Blackwell Publishers.

    Хогг, Майкл А. и Сесилия Л. Риджуэй. 2003. Социальная идентичность: социологические и социально-психологические перспективы. Социальная психология Ежеквартально 66: 97–100.

    Ховард, Джудит. 2000. Социальная психология идентичностей. Ежегодный обзор социологии 26: 367–393.

    Мид, Джордж Герберт. 1984. Джордж Герберт Мид по социальной психологии , изд. с введением Ансельма Штрауса. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Тайфель, Анри, изд. 1982. Социальная идентичность и межгрупповые отношения . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

    Татум, Беверли Дэниэл.1997. «Почему все черные дети сидят вместе в кафетерии?» и другие разговоры о расе . Нью-Йорк: Основные книги.

    Хеджин Ирис Чу

    теория социальной идентичности | Определение, история, примеры и факты

    Теория социальной идентичности , в социальной психологии, изучение взаимодействия между личной и социальной идентичностями. Теория социальной идентичности направлена ​​на определение и предсказание обстоятельств, при которых люди считают себя индивидуумами или членами группы.Теория также рассматривает последствия личной и социальной идентичности для индивидуального восприятия и группового поведения.

    Итальянский социальный клуб

    Итальянский социальный клуб в Клеркенвелле, Ислингтон, Лондон.

    Деннис Марсико / Encyclopædia Britannica, Inc.

    История

    Теория социальной идентичности разработана на основе серии исследований, часто называемых исследованиями минимальных групп, проведенных британским социальным психологом Генри Тайфелем и его коллегами в начале 1970-х годов.Участников распределили по группам, которые были максимально произвольными и бессмысленными. Тем не менее, когда людей просили присваивать баллы другим участникам исследования, они систематически присуждали больше баллов членам группы, чем членам вне группы.

    Исследования минимальных групп были интерпретированы как показывающие, что простого действия по разделению индивидов на группы может быть достаточно, чтобы заставить их думать о себе и других с точки зрения членства в группе, а не как об отдельных людях.Этот вывод отклонялся от общепринятой в то время точки зрения, а именно, что объективный конфликт интересов является центральным фактором возникновения межгруппового конфликта.

    Таким образом, теория социальной идентичности возникла из убеждения, что членство в группе может помочь людям привить смысл в социальных ситуациях. Членство в группе помогает людям определить, кто они есть, и определить, как они относятся к другим. Теория социальной идентичности была разработана как интегративная теория, поскольку она была направлена ​​на соединение когнитивных процессов и поведенческой мотивации.Первоначально основное внимание уделялось межгрупповым конфликтам и межгрупповым отношениям в более широком смысле. По этой причине теория первоначально называлась теорией социальной идентичности межгрупповых отношений.

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

    Более поздние разработки ученика Таджфеля Джона Тернера и его коллег по когнитивным факторам, имеющим отношение к социальной идентификации, дополнительно уточнили, как люди интерпретируют свое собственное положение в различных социальных контекстах и ​​как это влияет на их восприятие других (например,g., стереотипы), а также их собственное поведение в группах (например, социальное влияние). Эти разработки составляют теорию самокатегоризации или теорию социальной идентичности группы. Вместе теорию самокатегоризации и теорию социальной идентичности можно отнести к подходу социальной идентичности.

    Когнитивные процессы

    Теория социальной идентичности была разработана, чтобы объяснить, как люди создают и определяют свое место в обществе. Согласно теории, центральными в этом отношении являются три психологических процесса: социальная категоризация, социальное сравнение и социальная идентификация.

    Социальная категоризация относится к тенденции людей воспринимать себя и других с точки зрения определенных социальных категорий, то есть как относительно взаимозаменяемых членов группы, а не как отдельных и уникальных людей. Например, можно думать об определенном человеке, Джейн, как о феминистке, юристе или футбольном фанате.

    Социальное сравнение — это процесс, с помощью которого люди определяют относительную ценность или социальное положение определенной группы и ее членов. Например, школьные учителя могут рассматриваться как имеющие более высокий социальный статус, чем сборщики мусора.Однако по сравнению с университетскими профессорами школьные учителя имеют более низкий социальный статус.

    Социальная идентификация отражает представление о том, что люди обычно не воспринимают социальные ситуации как сторонние наблюдатели. Вместо этого их собственное представление о том, кто они и как они относятся к другим, обычно зависит от того, как они видят других людей и группы вокруг них.

    Тогда чья-то социальная идентичность рассматривается как результат этих трех процессов (социальная категоризация, социальное сравнение и социальная идентификация).Социальную идентичность можно определить как осознание индивидом принадлежности к определенным социальным группам вместе с некоторой эмоциональной и ценностной значимостью членства в этой группе. Таким образом, в то время как индивидуальная идентичность относится к самопознанию, связанному с уникальными индивидуальными атрибутами, социальная идентичность людей указывает на то, кем они являются с точки зрения групп, к которым они принадлежат.

    Мотивация

    Согласно теории социальной идентичности, социальное поведение определяется характером и мотивацией человека как личности (межличностное поведение), а также принадлежностью человека к группе (т.е., межгрупповое поведение).

    Люди обычно предпочитают поддерживать положительный имидж групп, к которым они принадлежат. В результате процессов социальной идентичности люди склонны искать положительно ценные черты, отношения и поведение, которые можно рассматривать как характерные для их групп.

    Эта склонность может также побудить их сосредоточиться на менее благоприятных характеристиках чужих групп или преуменьшить важность положительных чужих характеристик. Тенденция отдавать предпочтение своим внутренним группам по сравнению с соответствующими чужими группами может влиять на распределение материальных ресурсов или результатов между членами внутри группы и за пределами группы, оценку продуктов внутри группы по сравнению с продуктами внешней группы, оценки внутри группы по сравнению с другими. производительность и достижения вне группы, а также коммуникация о поведении внутри группы по сравнению с внешними членами группы.

    Стратегии повышения статуса

    Считается, что мотивация к установлению позитивной социальной идентичности лежит в основе межгруппового конфликта, поскольку члены неблагополучных групп стремятся улучшить положение своей группы и социальное положение, а члены благополучных групп стремятся защитить и сохранить свое привилегированное положение.

    Согласно системе убеждений об индивидуальной мобильности, люди являются свободными агентами, способными переходить из одной группы в другую.Определяющей особенностью системы является представление о том, что границы группы проницаемы, так что отдельные лица не связаны и не ограничиваются членством в группе в стремлении улучшить свое положение. Таким образом, возможности и результаты людей рассматриваются как зависящие от их талантов, жизненного выбора и достижений, а не от их этнического происхождения или социальных групп.

    Совершенно другая система убеждений, известная как система убеждений социальных изменений, утверждает, что изменения в социальных отношениях зависят от групп, изменяющих свое положение относительно друг друга.Безопасность статуса зависит от воспринимаемой стабильности и законности существующих различий в статусе между группами. Стабильность и легитимность имеют тенденцию взаимно влиять друг на друга: когда позиции могут быть изменены, существующие межгрупповые различия в статусе кажутся менее законными. И наоборот, когда ставится под сомнение легитимность существующих статусных различий между группами, воспринимаемая стабильность таких отношений, вероятно, будет подорвана.

    Две системы убеждений, в свою очередь, определяют, что люди, скорее всего, будут делать, когда они будут стремиться к более позитивной социальной идентичности.Теория социальной идентичности различает три типа стратегий повышения статуса: индивидуальная мобильность, социальная конкуренция и социальное творчество.

    Индивидуальная мобильность позволяет людям добиваться улучшения индивидуального положения независимо от группы. Это также может быть индивидуальное решение для преодоления групповой девальвации.

    Социальная конкуренция — это стратегия на уровне группы, которая требует, чтобы члены группы сплотились и объединили силы, чтобы помочь друг другу улучшить свою совместную работу или результаты.

    Наконец, социальное творчество подразумевает, что люди изменяют свое восприятие положения в группе. Этого можно достичь, введя альтернативные измерения для сравнения, чтобы подчеркнуть способы, которыми внутренняя группа положительно отличается от релевантных чужих групп. Вторая возможность — переоценить существующие групповые характеристики для улучшения восприятия внутри группы. Третья возможность — сравнить свою группу с другой контрольной группой, чтобы текущее положение в группе выглядело более позитивным.

    Стратегии социального творчества обычно характеризуются как когнитивные стратегии, потому что они изменяют восприятие людьми текущего положения своей группы, а не меняют объективные результаты. Тем не менее было продемонстрировано, что эти стратегии могут стать первым шагом к достижению социальных изменений. Поскольку стратегии социального творчества помогают сохранить идентификацию и положительное отношение к группе, даже если она имеет низкий статус, со временем эти стратегии могут дать членам группы возможность добиваться реального улучшения положения своей группы

    Теория социальной идентичности | Simply Psychology

    1. Социальная психология
    2. Теория социальной идентичности

    Теория социальной идентичности

    Автор: Dr.Сол Маклеод, обновлено 2019


    Самым большим вкладом Анри Тайфеля в психологию была теория социальной идентичности. Социальная идентичность — это представление человека о том, кем он является, на основе членства в группе.

    Тайфель (1979) предположил, что группы (например, социальный класс, семья, футбольная команда и т. Д.), К которым принадлежат люди, были важным источником гордости и самоуважения. Группы дают нам чувство социальной идентичности: чувство принадлежности к социальному миру.

    Мы разделили мир на «них» и «нас» на основе процесса социальной категоризации (т.е. помещаем людей в социальные группы).

    Генри Таджфель предположил, что стереотипы (то есть разделение людей на группы и категории) основаны на нормальном когнитивном процессе: тенденции группировать вещи вместе. При этом мы склонны преувеличивать:

    1. различия между группами

    2. сходство вещей в одной и той же группе.

    Это известно как внутри группы (мы) и вне группы (они). Центральная гипотеза теории социальной идентичности состоит в том, что члены группы внутри группы будут стремиться найти негативные аспекты чужой группы, тем самым улучшая свое представление о себе.

    Предвзятые взгляды между культурами могут привести к расизму; в своих крайних формах расизм может привести к геноциду, как это произошло в Германии с евреями, в Руанде между хуту и ​​тутси и, совсем недавно, в бывшей Югославии между боснийцами и сербами.

    Точно так же мы классифицируем людей. Мы видим группу, к которой мы принадлежим (внутренняя группа), как отличная от других (внешняя группа), а члены одной и той же группы более похожи, чем они есть.

    Социальная категоризация — одно из объяснений предрассудков (т. Е. Менталитета «они» и «мы»), которое приводит к группам внутри и вне группы.

    Примеры ин-групп и аут-групп

    Примеры ин-групп и аут-групп

    o Северная Ирландия: католики — протестанты

    o Руанда: хуту и ​​тутси

    o Югославия: боснийцы и сербы

    o Германия: евреи и нацисты

    o Политика: лейбористы и консерваторы

    o Футбол: Ливерпуль и Манчестер Юнайтед

    o Пол: мужчины и женщины

    o Социальный класс: средний и Рабочие классы


    Этапы теории социальной идентичности

    Этапы теории социальной идентичности

    Тайфел и Тернер (1979) предположили, что существует три психических процесса, участвующих в оценке других как «нас» или «они» (т.е. «В группе» и «вне группы». Они происходят в определенном порядке.

    Категоризация

    Первый — это категоризация. Мы классифицируем объекты, чтобы понимать и идентифицировать их. Подобным образом мы классифицируем людей (включая себя), чтобы понять социальную среду. Мы используем социальные категории, такие как черный, белый, австралиец, христианин, мусульманин, студент и водитель автобуса, потому что они полезны.

    Если мы можем отнести людей к категории, то это говорит нам кое-что об этих людях, и, как мы видели на примере с водителем автобуса, мы не могли бы нормально функционировать без использования этих категорий; я.е. в контексте автобуса.

    Точно так же мы узнаем кое-что о себе, зная, к каким категориям мы принадлежим. Мы определяем соответствующее поведение со ссылкой на нормы групп, к которым мы принадлежим, но вы можете сделать это только в том случае, если можете сказать, кто принадлежит к вашей группе. Человек может принадлежать к разным группам.

    Социальная идентификация

    На втором этапе, социальной идентификации, мы принимаем идентичность группы, к которой мы себя причислили.

    Если, например, вы причислили себя к категории студента, велика вероятность, что вы примете личность студента и начнете действовать так, как, по вашему мнению, поступают студенты (и соответствуете нормам группы).

    Ваша идентификация с группой будет иметь эмоциональное значение, и ваша самооценка будет связана с членством в группе.

    Социальное сравнение

    Заключительный этап — социальное сравнение. После того, как мы классифицировали себя как часть группы и отождествили себя с этой группой, мы склонны сравнивать эту группу с другими группами.Если мы хотим поддерживать нашу самооценку, наша группа должна выгодно отличаться от других групп.

    Это очень важно для понимания предрассудков, потому что, как только две группы идентифицируют себя как соперников, они вынуждены соревноваться, чтобы члены сохранили свою самооценку.

    Конкуренция и враждебность между группами, таким образом, является не только вопросом конкуренции за ресурсы (как в «Пещере разбойников Шерифа»), например за работу, но также и результатом конкурирующих идентичностей.

    Заключение

    Повторюсь, в теории социальной идентичности членство в группе — это не что-то чужеродное или искусственное, что прикреплено к человеку, это реальная, истинная и жизненно важная часть человека.

    Опять же, очень важно помнить, что внутренние группы — это группы, с которыми вы себя идентифицируете, а чужие — это группы, с которыми мы не отождествляемся и которые могут подвергаться дискриминации.

    Как ссылаться на эту статью:
    Как ссылаться на эту статью:

    McLeod, S. A. (2019, 24 октября). Теория социальной идентичности . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/social-identity-theory.html

    Ссылки на стили APA

    Tajfel, H., Тернер, Дж. К., Остин, В. Г., и Уорчел, С. (1979). Интегративная теория межгруппового конфликта. Организационная идентичность: читатель , 56-65.

    Как ссылаться на эту статью:
    Как ссылаться на эту статью:

    McLeod, S.A. (2019, 24 октября). Теория социальной идентичности . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/social-identity-theory.html

    Теория идентичности и теория социальной идентичности в JSTOR

    Abstract

    В социальной психологии нам необходимо создать общую теорию личности, которая может учитывать как макро-, так и микропроцессы, и которая избегает дублирования отдельных теорий о различных аспектах личности.С этой целью мы представляем основные компоненты теории идентичности и теории социальной идентичности и утверждаем, что, хотя между этими двумя теориями существуют различия, они больше различаются по акцентам, чем по сути, и что объединение двух теорий может создать более полное интегрированное представление о себя. Основные компоненты, которые мы исследуем, включают различные основы идентичности (категория / группа или роль) в каждой из теорий, значимость идентичности и активация идентичностей, как обсуждается в теориях, а также когнитивные и мотивационные процессы, которые возникают из идентичностей, основанных на категории. / группа и по роли.Изучая себя через призму теории идентичности и теории социальной идентичности, мы видим, как в сочетании они могут подтолкнуть нас к общей теории личности.

    Информация журнала

    Social Psychology Quarterly (SPQ) публикует теоретические и эмпирические статьи о связи между человеком и обществом, в том числе изучение отношений людей друг с другом, а также с группами, коллективы и учреждения. Он также включает изучение внутрииндивидуальных процессы, поскольку они существенно влияют или находятся под влиянием социальных структура и процесс.SPQ действительно междисциплинарный, издательский работы как социологов, так и психологов. Публикуется ежеквартально в марте, Июнь, сентябрь и декабрь.

    Информация об издателе

    Заявление о миссии Американской социологической ассоциации: Служить социологам в их работе Развитие социологии как науки и профессии Содействие вкладу социологии в общество и ее использованию Американская социологическая ассоциация (ASA), основанная в 1905 году, является некоммерческой организацией. членская ассоциация, посвященная развитию социологии как научной дисциплины и профессия, служащая общественному благу.ASA насчитывает более 13 200 членов. социологи, преподаватели колледжей и университетов, исследователи, практикующие и студенты. Около 20 процентов членов работают в правительстве, бизнес или некоммерческие организации. Как национальная организация социологов Американская социологическая ассоциация, через свой исполнительный офис, имеет хорошие возможности для предоставления уникального набора услуги для своих членов и способствовать жизнеспособности, заметности и разнообразию дисциплины.Работая на национальном и международном уровнях, Ассоциация стремится сформулировать политику и реализовать программы, которые, вероятно, будут иметь самые широкие возможное влияние на социологию сейчас и в будущем.

    Определение социальной идентичности | Chegg.com

    Социальная идентичность — это ощущение себя как члена социальной группы (или групп). Социологи используют концепцию социальной идентичности, чтобы объяснить, как люди понимают, кто они такие и почему они делают то, что делают.Согласно теории социальной идентичности, люди относят себя и других к определенным группам. Люди более позитивно относятся к группам, более похожим на самих себя, считая себя членами таких групп в отличие от других. Например, отдавая предпочтение определенным ценностям, можно идентифицировать себя как консерватора, а не как либерала. Некоторые социологи считают, что социальная идентичность может объяснить экстремальное поведение. Член банды, например, может убить кого-то, потому что член банды идентифицирует себя как член определенной банды, а не как другой.


    См. Другие разделы социологии

    Показать стенограмму

    Привет, ребята, меня зовут Гелий. Репетитор здесь, в Чегге. Я обычно преподаю математику и естественные науки, но сегодня, когда мы разговаривали с вами о теории социальной идентичности, эта идея теории социальной идентичности была первоначально предложена в 1979 году Генри Тайтлом и Джоном Тернером. они предложили, чтобы наша идентичность была разделена на две отдельные части: первое существо, или личная идентичность, или самотождественность, и этот вид охватывает наши личностные черты и вещи, которые являются особенными для нас и делают нас такими, какие мы есть как личности. с другой стороны, наша социальная идентичность, на которой мы будем уделять больше внимания сегодня, — это группы, в которые мы попадаем, и группы, с которыми мы себя ассоциируем, так что это могут быть студенты, это могут быть спортсмены родители могут быть учителями, это также может быть что-то произвольное, например, хоккейный фанат, или просто спортивный фанат, или фанат определенной музыкальной группы, и они также могут охватывать нашу расу религия или этническая принадлежность мы склонны ассоциировать себя с несколькими группами только потому, что, поскольку люди были очень динамичными, у нас есть множество черт, характеристик и интересов, поэтому мы распадаемся на множество групп, многие ассоциируют себя со многими разными группами, и эти группы также делятся на группы Наилучшим способом объяснить это лучше всего на примере, так что, будучи студентом, в котором вы состоите, будут другие студенты, и это люди, которых вы в основном можете идентифицировать с лучшими, как студент, алгоритм или люди, которые не студенты, они могут быть кем-то вроде родителей, которые не являются учениками, эм просто кем-то, кто, может быть, пошел на работу сразу после окончания школы, и просто, как правило, другие люди, которые не являются учениками, которых мы склонны отдавать предпочтение, находятся в группе больше, чем наши наша группа, поэтому они важны, мы склонны больше общаться с другими учениками, и люди, больше похожие на нас, чем люди, которые на самом деле не в нашей группе, на самом деле не разделяют один и тот же характер Мы и мы разделены на эти группы тремя шагами, предложенными тайфуном Тернером по социальной классификации, социальной идентификации и социальному сравнению, поэтому социальная категоризация — это первый шаг, и это вроде как на подсознательном уровне, так что вы, как студент, попадаете в школьная система образовательная система, и вы на самом деле не идентифицируете себя с этим, поскольку вы на самом деле не идентифицируете себя как ученик изначально, вы просто знаете, что вы должны быть там и должны учиться, так что это происходит на подсознательном уровне и ведет к социальной идентификации, и во время социальной идентификации вы начинаете адаптировать социальные нормы этих групп, так что в июне вы знаете, что нужно поднять руку, прежде чем говорить вы знаете теперь, чтобы говорить вне очереди вы знаете, чтобы пойти в класс уважать своего учителя профессора и чтобы делать домашнее задание, это все социальные нормы студенчества и социальной идентификации, мы также начинаем испытывать чувство гордости за чувство собственного достоинства в группах, которые мы сами себя ассоциируем. и это самая большая особенность этих групп, если мы обнаруживаем чувство гордости и самоуважения, и это может быть ключом к тому, почему мы склонны отдавать предпочтение нашим группам больше, чем чужой группе, и тогда последний шаг из трех — социальное сравнение, поэтому мы начинаем сравнивать нашу группу с другими группами, мы также можем сравнивать другие группы с другими группами, так что это своего рода то место, где в группах и акрам просто возвращаются в игру, а также когда мы стремимся к одолжению и группе больше, чем к Так что в 70-х и 80-х гг. упало время, и Тернер фактически проводил эксперименты, в которых было выявлено социальное сравнение, и они разделили британских школьников на две разные группы в зависимости от их предпочтений и художников, и это было чем-то произвольным и бессмысленным в конечном итоге, потому что мы не склонны испытывать неприязнь к другим людям только из-за того, кто их любимый артист, поэтому группы должны были присваивать свои групповые баллы другим групповым баллам, и результаты показывают, что группа стремится к групповому времени t o дать своей группе больше очков, и это как бы доказало идею группового фаворитизма, и вот когда вы склонны смотреть на свою группу, и вы находитесь в группе более благосклонно и позитивно, чем вы смотрите на чужую группу, это тоже показал нам, что даже минимальных условных условий было достаточно, чтобы заставить нас смотреть на самих себя в группе более выгодно, чем на нашу группу, это также показало нам, что мы склонны преувеличивать сходство внутри нашего прироста из-за чего-то произвольного, как, например, наши любимые артисты, поэтому мы склонны преувеличивать наши сходства с нашей внутренней группой, и мы склонны преувеличивать наши различия с нашей группой, так что это то, что доказал этот эксперимент, а также показал внутригрупповой фаворитизм, поэтому я надеюсь, что это помогло вам, ребята, понять социальную идентичность теория социальной идентичности подробнее и что такое категоризация социальной идентификации в сравнении, если у вас есть какие-либо вопросы о теории социальной идентичности или о чем-либо еще, не стесняйтесь написать мне или назначить урок, спасибо

    Видео по социологии

    01:00

    учебник

    Пиаже и когнитивное развитие

    01:00

    учебник

    Базовые и прикладные исследования

    01:00

    учебник

    Формирование слепка

    01:00

    учебник

    Стереотипы

    01:00

    учебник

    Групповое мышление

    01:00

    учебник

    Прибыли и убытки от работы в группах

    01:00

    учебник

    Социальное безделье

    01:00

    учебник

    Социальное обеспечение

    01:00

    учебник

    Каста

    Идентичность и социальные изменения | Кафедра социологии

    Идентичность и социальные изменения. Нью-Брансуик: Transaction Publishers, 2000
    Джозеф Дэвис, редактор

    В последние годы наблюдается переменный всплеск написания о концепции идентичности. Среди этого излияния наиболее влиятельные произведения возникли из политики идентичности и академического постмодернизма. Эти движения сосредоточены на конструировании различия, солидарности маргинальных групп и эпистемологическом статусе субъекта. Хотя эти движения имеют далеко идущее значение, они также привели к общему пренебрежению структурными и институциональными силами, стоящими за более широкой проблемой идентичности. Идентичность и социальные изменения выходит за рамки этих доминирующих тенденций и исследует заброшенную, но критическую территорию. Авторы рассматривают проблему идентичности в более широком контексте и подходят к формированию идентичности в социальных, а не дискурсивных рамках.

    Том разделен на две части. Первый исследует идентичность и субъективность в свете экономических изменений, новых технологий, консьюмеризма и глобализации, а второй фокусируется на широко обсуждаемом вопросе растворения идентичности.Зигмунт Бауман исследует влияние потребительства на восприятие времени, расстояния и места и рассматривает те ограничения, которые они накладывают на обездоленных. Собирая воедино разрозненные дискурсы глобализации и тела, Дэвид Харви рассматривает взрывной рост системы наемного труда во всем мире и его последствия для субъективности рабочего и глобального пролетариата. Майк Физерстоун описывает переосмысление гражданства и формирования идентичности в свете реалий глобализации и новых информационных технологий.

    Вторая часть начинается с исследования Робертом Дж. Данном культурной коммодификации и ослабления личности и социальных отношений, в которой он утверждает, что средства массовой информации, рынок и новые порядки опыта указывают на формирование. Кеннет Дж. Герген утверждает, что распространение коммуникационных технологий подрывает традиционные представления о себе и сообществе и предполагает необходимость новой основы для построения нравственного общества. Анализ психотерапии, направленной на самофрагментацию. Харви Фергюсон утверждает, что, несмотря на современное увлечение иронией, упадок представления о себе как о внутренней глубине эффективно разрывает давнюю связь между иронией и идентичностью.Этот важный сборник будет интересен специалистам в области психологии, социологии и коммуникации.

    Перейти к основному содержанию Поиск