Идеографический метод это: Идиографический метод | Понятия и категории

Содержание

ИДИОГРАФИЧЕСКИЙ МЕТОД | это… Что такое ИДИОГРАФИЧЕСКИЙ МЕТОД?

    ИДИОГРАФИЧЕСКИЙ МЕТОД (от греч. ϊδιος- особенный, своеобразный, странный, необычный, неслыханный и γραφώ — пишу) — способ познания, целью которого является изображение объекта в его индивидуальности и неповторимости, как единого уникального целого.

    Логико-теоретическое обоснование идиографический метод получил в русле баденской школы неокантианства — у В. Виидельбанда, и особенно у Г. Риккерта. У них идиографический метод был не только выделен в качестве особого метода, но и поставлен в один ряд с другим — номотетическим методом (или генерализующим), ранее безраздельно господствовавшим в качестве единственно научного метода. Признавая доминирование в науке номотетического метода, Виндельбанд и Риккерт настаивали на правомерности их сосуществования не только в “науках о духе”, но и в “науках о природе”. Выделяя собственно исторические дисциплины по принципу идиографизма, т. е. ориентации прежде всего на постижение неповторимого и необратимого, единственного в своем роде, Риккерт, напр.

, относил к их числу не только историю человечества, но и историю природы (“естественную историю” в узком смысле). Таким образом, теоретико-методологическая граница была проведена первоначально не между номотетическим естествознанием, с одной стороны, и идиографизмом гуманитарного знания — с другой, а внутри науки, взятой как целое: не в зависимости от онтологической определенности ее предмета, ав связи со своеобразной ориентацией исследовательского метода. Однако, стремясь сохранить при этом основополагающий принцип единства научного знания, Риккерт подчеркивал одинаковую применимость обоих методов как в “математическом естествознании”, так и в “исторических науках” в широком смысле.

    Обусловливая методологическое своеобразие “исторических наук” с их направленностью на постижение неповторимо однократного, Риккерт вступал в противоречие с традиционным стремлением историков к установлению исторических закономерностей, которое могло лишь усиливаться в связи с успехами естествоиспытателей.

Ведь ее законосообразность номотетическим образом связывалась с повторяемостью естественных явлений, о которых в чисто идиографически толкуемой истории не могло быть и речи. Чтобы избежать опасности вообще лишить историческую дисциплину права считаться наукой, Риккерт должен был доказать возможность общезначимости индивидуального, не опирающейся на принцип повторяемости. Это он сделал, проведя различение между целостностью индивидуального объекта, взятого в его неповторимости, с одной стороны, и составляющими его частями, которые вполне могут и должны быть повторимыми,— с другой; причем основанием подобного различения была ссылка на то, что целое не совпадает с суммой его частей. Тем самым получила свое онтологическое обоснование и необходимость тесной связи идиографического метода с генерализующим методом внутри самой исторической науки, хотя и на условиях подчинения второго первому При этом оставался незыблемым рационалистический принцип процедуры идиографического исследования в целом, поскольку даже здесь отпадала необходимость апеллировать к иррационалистически толкуемым “вчувсйованию” и “вживанию”.
Сохраняя принцип повторяемости (и, следовательно, закономерности) для “частей” индивидуального объекта, Риккерт выдвигал на передний план второй основополагающий научный принцип — причинную обусловленность. Он утверждал, что неслучайность уникальной целостности идиографически толкуемого объекта доказывается ее причинно обоснованной связью с частями. Отсюда — особая нагрузка, которая ложится — в пределах идиографических дисциплин — на идею причинной связи, обеспечивающей ее необходимость при отсутствии закономерной повторяемости: идея, получившая развитие у М. Вебера, в частности, в его теоретическом обосновании категории идеального типа.

    Однако простой ссылки на эмпирическую действительность причинных связей, внутренне конструирующих индивидуальную целостность исследуемого объекта, оказалось недостаточно для того, чтобы обеспечить его общезначимость в качестве предмета научного познания. Эта проблема, которая не тематизировалась специально в номотетических науках, где логически понимаемое “общее” (т. е. закономерное), открываемое с помощью генерализующего метода, молчаливо отождествлялось с научно общезначимым, в рамках идиографического метода явно выдвигалась на передний план, поскольку индивидуальность сама по себе не только не свидетельствовала о своей общезначимости, но, как казалось, в принципе ее исключала. Такое значение (гарантирующее научность суждению о нем) индивидуальное, по Риккерту, получает лишь благодаря особой теоретико-методологической процедуре, названной им отнесением к ценности. Отнесенное к той или иной общезначимой ценности, уникальное явление переходит из разряда абсолютно случайных (и В этом отношении иррациональных) в круг ценностно определенных и потому имеющих рационально артикулируемый смысл. Хотя он по сути не становится от этого определенностью самого явления, но остается принадлежностью акта отнесения к ценности. Индивидуальный объект, выделенный таким образом из бесконечного множества других аналогичных объектов, утрачивает свою анонимность, приобретая “имя” — отличительный знак причастности человеческой реальности.

Он получает статус общезначимого, не утрачивая при этом присущей ему уникальности и неповторимости. Однако индивидуальность, воссоздаваемая с помощью идиографического метода, существенно иная, чем та, которая характеризовала этот объект в “эмпирической действительности”, взятой до ее мысленного реконструирован™ в свете определенной ценности или даже их совокупности.

    Лит.: Риккерт Г. Границы естественно-научного образования понятия. Логическое введение в исторические науки. СПб., 1903; Он же. Философия истории. СПб., 1908.

    Ю.Н.Давыдов

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.

Идеографическое исследование пример. Методология научного познания: идиографический и номотетический подходы

метод познания, основанный на акцентировании единичности и даже уникальности (единственности, абсолютной неповторимости) каждого из реальных явлений, процессов и событий. Основными средствами и операциями данного метода являются описание познаваемого объекта с привязкой его к конкретному пространству и времени, реконструкция этого объекта в качестве относительно замкнутой, целостной системы свойств и отношений, «погружение его в качестве элемента в некоторую столь же уникальную, но более широкую реальность — контекст бытия познаваемого объекта. Широко применяется в гуманитарных и исторических науках, а также на эмпирическом уровне познания в естественных науках (протокольные утверждения). Использование идеографического метода познания, как правило, опирается на герменевтические процедуры понимания. Бинарной оппозицией идеографического метода является так называемый «номотетический метод» познания. Данная бинарная методологическая оппозиция впервые была четко артикулирована и обоснована в философии неокантианства. (См. гуманитарное знание, номотетический метод).

Идеографические и номотетические методы
Выделение идеографических и номотетических методов научных исследованй связано с выходом социально-гуманитарных наук (в частности, истории) из естественных в середине XIX века на основе различия их объектов и, соответственно, методов.

Впервые эту идею предложил глава баденской школы неокантиантства Вильгельм Виндельбанд (1848-1915).
Номотетический метод — это способ познания, целью которого является установление общего, имеющего форму закона, знания. Его противоположностью является идеографический метод, цель которого — поиск отдельных и однократных событий. Если суть первого — изучение «неизменной формы реальных событий», то второго — «однократное, в себе самом определенное содержание» единичных событий. Как подчеркивал единомышленник Виндельбанда, Генрих Риккерт, здесь речь идет не только о различии предмета, но и о противоположности методологий. Первостепенное место номотетический метод занимает в естественных, а в «науках о духе» главную роль играет идеографический.
Основной акцент в своей программной речи «История и естествознания» ректор Страсбургского университета В. Виндельбанд сделал на апологии идеографического метода. по его мнению, идеографический метод долгое время находился в пренебрежении, но он необходим для того, чтобы получить целостное знание.

Идеи Виндельбанда продолжил Генрих Риккерт. Одной из существенных черт его работ является доказательство мысли, что естествознание, якобы, не есть познание действительности. По Риккерту, естественные науки исследуют неизменную природу, поэтому в них господствует номотетический метод. Естествознание стремится обобщить свои открытия, его предмет — результат исключительно логических построений и поэтому оно не может выйти за рамки абстракций. Риккерт продолжил критику естествознаний с позиций гносеологии. По его мнению, сплошь теоретизированное естествознание отличают неадекватность и удаленность от подлинной действительности. В противовес подобного рода знанию он выдвигает историю, в которой предмет знания и метод познания наиболее отвечают друг другу. Предметом истории, на его взгляд, выступает культура, как особая сфера опыта. Отличить культуру от природы можно с помощью ценности, которая «независима от субъекта, к которому она обращена» и есть «смысл, лежащий над всяким бытием». Ценности, лежащие «по ту сторону объекта и субъекта познания» — предмет изучения философии.
Последняя основана на иерархии, высшее место в которой принадлежит религии.
Точку в дискуссии о месте и ценности номотетических и идеографических методов познания поставил русский историк Лаппо-Данилевский. Отвергнув крайности механицизма в социально-гуманитарных науках, как и полное отрицание номотетических методов в истории Риккертом, он высказал следующую мысль. Номотетический метод основан на установлении причинно-следственных связей и законов единообразия природы человека, а также построение исторических теорий исходя из этого. Идеографические методы «вырывают» человека из природы, тем самым лишая его биологической составляющей. В то же время номотетические методы не рассматривают духовную жизнь человека. поэтому абсолютизировать какой-либо один из этих методов в исторических науках нельзя. Вне зависимости от положения этих типов познания в методологическом аппарате тех или иных наук, оба они должны быть представлены для того, чтобы избежать крайности натурализма или релятивизма.

Понятие «идеографический метод», введенное представителями немецкой неокантианской философии истории, предполагает не только необходимость описания изучаемых явлений, но и сводит к нему функции исторического познания в целом. На самом деле описание, хотя и является важной ступенью этого познания, не представляет собой универсальный метод. Это всего лишь одна из процедур мышления историка. Каковы же роль, границы применения и познавательные возможности описательно-повествовательного метода?

Описательный метод связан с природой общественных явлений, их особенностями, их качественным своеобразием. Этими свойствами нельзя пренебречь, с ними не может не считаться ни один метод познания.

Отсюда следует, что познание в любом случае начинается с описания, характеристики явления, причем структура описания определяется в конечном счете характером изучаемого явления. Вполне очевидно, что столь конкретный, индивидуально-своеобразный характер объекта исторического познания требует и соответствующих языковых средств выражения.

Единственно пригодным для этой цели языком является живая разговорная речь в составе литературного языка современной историку эпохи, научных исторических понятий, терминов источников. Только естественно-языковой, а не формализованный способ изложения результатов познания делает их доступными массовому читателю, что важно в связи с проблемой формирования исторического сознания.

Сущностно-содержательный анализ невозможен без методологии, она лежит также в основе описания хода событий. В этом смысле описание и анализ сущности явлений — независимые, но взаимосвязанные, взаимообусловленные ступени познания. Описание — это не беспорядочное перечисление сведений об изображаемом, а связное изложение, имеющее свою логику и смысл. Логика изображения может в той или иной мере выражать подлинную суть изображаемого, однако в любом случае картина хода событий зависит от тех методологических представлений и принципов, которыми пользуется автор.

В подлинно научном историческом исследовании формулировка его цели основана на позиции, в том числе методологической, его автора, хотя само исследование осуществляется по-разному: в одних случаях в нем ярко выражена тенденция, в других — стремление к всестороннему анализу и оценке изображаемого. Однако в общей картине событий удельный вес того, что является описанием, всегда преобладает над обобщением, выводами относительно сути предмета описания.

Историческая реальность характеризуется рядом общих черт, и поэтому можно выделить и основные методы исторического исследования. По определению академика И.Д. Ковальченко к числу основных общеисторических методов научного исследования относятся: историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический и историко-системный. При использовании того или иного общеисторического метода применяются и другие общенаучные методы (анализ и синтез, индукция и дедукция, описание и измерение, объяснение и т. д.), которые выступают в качестве конкретных познавательных средств, необходимых для реализации подходов и принципов, лежащих в основе ведущего метода. Вырабатываются также необходимые для проведения исследования правила и процедуры (исследовательская методика) и применяются определенные орудия и инструменты (техника исследования)

Идеографический способ исследования включает методику «Образ конфликтной ситуации» (автор Н. И. Леонов), построенную на основе процедуры семантического дифференциала.

Семантический дифференциал принадлежит к методам экспериментальной семантики и является одним из методов построения субъективных семантических пространств. Он был разработан в 1952 г. группой американских психологов во главе с Ч. Осгудом в ходе исследования механизмов синестезии и получил широкое применение в исследованиях, связанных с восприятием и поведением человека, с анализом социальных установок и личностных смыслов. Его используют в психологии и социологии, теории массовых коммуникаций и рекламе, а также в области эстетики. Как полагает Ч. Осгуд, метод семантического дифференциала позволяет измерять так называемое коннотативное значение — те состояния, которые следуют за восприятием символа-раздражителя и обязательно предшествуют осмысленным операциям с символами. Наиболее близким аналогом коннотативного значения в понятийном аппарате отечественной психологии является понятие личностного смысла, являющегося значением значения для субъекта. Метод семантического дифференциала является комбинацией метода контролируемых ассоциаций и процедур шкалирования. В методе семантического дифференциала измеряемые объекты (понятия, изображения, персонажи и т. п.) оцениваются по ряду биополярных градуальных (трех-, пяти-, семибалльных) шкал, полюса которых заданы с помощью вербальных антонимов. Оценки понятий по отдельным шкалам коррелируют друг с другом, и с помощью факторного анализа удается выделить пучки таких высококоррелирующих шкал, сгруппировать их в факторы. Психологическим механизмом, обеспечивающим взаимосвязь и группировку шкал в факторы, Ч. Осгуд считал явление синестезии.

По мнению А. Р. Лурии, физиологические механизмы синестезии, обеспечивающие кроссмодальные переходы, и заданы тем, что стимуляция некоторой модальности поступает не только в специфические для нее проекционные зоны мозга, но по коллатералям — боковым ответвлениям аксонов — и в неспецифические для нее проекционные зоны других модальностей. На основе восприятия одной модальности в восприятии реконструируется целостный интермодальный образ.

Математически построение семантического пространства является переходом от базиса большей размерности (признаков, заданных шкалами) к базису меньшей размерности (категориям-факторам). Содержательно фактор можно рассматривать как смысловой инвариант содержания шкал, входящих в фактор, и в этом смысле факторы являются формой обобщения прилагательных-антонимов, на базе которых строится семантический дифференциал, а его факторная структура отражает структуру антонимии в лексике. Группировка шкал в факторы позволяет перейти от описания объектов с помощью признаков, заданных шкалами (метод полярного профиля), к более емкому описанию объектов с помощью меньшего набора категорий-факторов, представив содержание объекта, его коннотативное значение как совокупность факторов (многочлен), данных с различными коэффициентами веса. Причем нагрузки объекта по каждому из выделенных факторов определяются как среднее арифметическое оценок объекта по шкалам, входящим в этот фактор.

При геометрическом представлении семантического пространства категории-факторы выступают координатными осями некоего n-мерного семантического пространства (где мерность пространства определяется числом независимых, некоррелирущих факторов), а коннотативные значения объектов задаются как координатные точки или векторы внутри этого пространства, восстановленные на основе знания их проекций на оси факторов, то есть знания нагрузок объекта по каждому фактору. Семантическое пространство является своеобразным метаязыком описания значений, позволяющим путем разложения их держания в фиксированном алфавите категорий-факторов проводить семантический анализ этих значений, выносить суждения об их сходстве и различии путем вычисления расстояний между соответствующими значениям координатными точками в пространстве.

Отметим, что сам переход от описания объектов с помощью признаков, заданных шкалами, к описанию объектов с помощью факторов, являющихся смысловыми инвариантами, связан с потерей информации об объектах, так как из содержания шкалы в факторе отображается только та информация, которая инвариантна всей совокупности шкал, входящих в фактор. Этим инвариантом оказывается эмоциональный тон или образное переживание, лежащее в основе коннотативного значения, — генетически ранней формы значения, в которой отражение и эмоциональное отношение, личностный смысл и чувственная ткань еще слабо дифференцированы. Именно поэтому метод семантического дифференциала позволяет оценивать не значение как знание об объекте, а коннотативное значение, связанное с личностным смыслом, социальными установками, стереотипами и другими эмоционально насыщенными, слабоструктурированными и малоосознаваемыми формами обобщения.

В исследованиях Ч. Осгуда было выделено три основных фактора, интерпретированных как «оценка», «сила» и «активность»; два последних слабых фактора не получили соответствующей интерпретации. Дальнейшие исследования показали универсальность выделенных структур по отношению к испытуемым. Из единства факторных структур и, соответственно, семантических пространств, построенных на базе шкалирования понятий из различных понятийных классов, вытекает важное следствие. Поскольку структура этих пространств идентична для различных испытуемых, то можно использовать результаты факторизации, полученные на одной группе, для проведения исследований с применением методики семантического дифференциала на другой группе испытуемых.

Исходя из задачи исследования, мы создали методику «Образ конфликтной ситуации».

По результатам анализа эмпирического материала была разработана биполярная шкала из 31 пункта, содержащего противоположные (оппозиционные) понятия, описывающие базовые потребности человека, характеристики оценки-силы-активности по, Ч. Осгуду, и образные характеристики. Шкала, разработанная согласно методикам исследования категориальных структур восприятия, составлялась с применением наиболее и наименее употребительных понятий по словарю русского языка. По результатам ассоциативного эксперимента в нее были включены характеристики, описывающие эмоциональную оценку слова-стимула «конфликт». Таким образом, с помощью разработанной шкалы можно получить достаточно полную оценку восприятия конфликтной ситуации.

Методика «Образ конфликтной ситуации» включает 31 биополярную шкалу:

1) причиняющий боль — принимающий боль;

2) аморальный — моральный;

3) успокаивающий — пугающий;

4) расслабленный — напряженный; ч

5) навязчивый — ненавязчивый;

6) ненужный — нужный;

7) спокойный — раздражительный;

8) неогорчающий — огорчающий;

9) индивидуальный — совместный;

10) разваливающий — объединяющий;

11) нежный — грубый;

12) сложный — простой;

13) обычный — необычный;

14) гордый — смиренный;

15) небезразличный — безразличный;

16) довольство — обида;

17) испытывающий вину — нет вины;

18) отчаяние — восторг;

19) незабываемый — легко забываемый;

20) свободный — зависимый;

21) запутывающий — проясняющий;

22) страдающий — наслаждающийся;

23) управляемый — неуправляемый;

24) разрешающий — неразрешающий;

25) непрогнозируемый — предсказуемый;

26) упрямый — идущий на поводу;

27) активный — пассивный;

28) сильный — слабый;

29) неуверенный — уверенный;

30) нерешительный — решительный;

31) анализирующий — интуитивный.

Респонденты оценивали по семибалльной шкале следующие объекты.

♦ Я в конфликте.

♦ «Я»-идеальное в конфликте.

♦ Другой человек в конфликте.

♦ Мой руководитель.

♦ Мой коллега.

♦ Успешный человек в разрешении конфликтов.

♦ Агрессивный человек.

♦ Подчиняющийся человек.

♦ Настойчивый человек.

♦ Я в ситуации, когда конфликт разрешен в мою пользу.

♦ Я в ситуации, когда конфликт разрешен в пользу другого человека.

♦ Я в ситуации, в которой частично или полностью удовлетворяю интересы каждого.

♦ Я в ситуации, когда избегаю конфликта.

♦ Успешное разрешение конфликта.

♦ Человек, который меня привлекает.

♦ Человек, который мне не нравится.

♦ Человек, который меня отвергает.

♦ Человек, который ко мне расположен.

♦ Человек, реакцию которого я не могу понять.

♦ Человек, который меня критикует.

♦ Мой подчиненный.

♦ Клиент (посетитель).

Средние значения полученных данных подвергались факторному анализу с целью построения семантического пространства образа конфликтной ситуации. Компьютерная обработка выполнялась с помощью пакета компьютерных программ SPSS 9.0 for Windows и Excel for Windows.

При геометрическом представлении семантического пространства выделяемые с помощью факторного анализа конструкты качеств образуют координатные оси некоего n-мерного пространства, а анализируемые объекты задаются как координатные точки внутри этого пространства. При этом величина проекции объектов на семантические оси показывает степень выраженности в объекте (понятии, образе) смысла, заданного этим фактором (конструктом). Отдельные параметры становятся операциональными коррелятами когнитивных структур. Число независимых или слабо коррелирующих между собой факторов отражает когнитивную сложность индивидуального или группового сознания.

Исследуемых объектов в их единственности и неповторимости, как единых уникальных целых. Термин был введен В. Виндельбандом, противопоставившим индивидуализирующую И.н. генерализирующей номотетической науке. «Номотетическое », по Виндельбанду, направлено на отыскание общих законов, которым подчиняются изучаемые явления; «идиографическое мышление» ищет «отдельные исторические факты», рассматривает явления с т. зр. «их однократного, в себе самом определенного содержания».
Противопоставление двух типов наук по их предмету и методу было последовательно развито Г. Риккертом, говорившим о «науках » и «науках о культуре». Риккерт не считал, что научного закона является универсальной категорией эпистемологии и что каждая наука призвана устанавливать законы: «Если мы отделим закономерность как методологическую форму от причинности, то все же, хотя всякая обусловлена причинно, могут существовать науки, которые вовсе не интересуются законами, но стремятся познавать индивидуальные причинные ряды». Естественные науки, или науки о природе, устанавливают универсальные законы; науки, занимающиеся изучением «человека в истории», не формулируют никаких законов, а изучают отдельные исторические факты и их причинные связи. С т.зр. Риккерта, понятия « науки» и « » совпадают, поскольку никаких законов, касающихся развития культуры, не существует. Социологию Риккерт характеризовал как «чисто естественно-научное трактование человеческой социальной духовной жизни». Позднее М. Вебер, принимавший риккертовское наук о культуре наукам о природе, выдвинул программу развития социологии как «универсально-исторической» науки; « » разрабатывалась им как «понимающей психологии» В. Дильтея.
Противопоставление И.н. номотетической науке не является абсолютным. Виндельбанд подчеркивал, что И.н., воссоздающие объекты в их единичности и уникальности, нуждаются в определенных общих положениях, которые устанавливаются номотетическими науками. И.н. должны не отказываться полностью от номотетического метода, а использовать его в качестве подчиненного, иначе они рискуют впасть в (неокантианцы неточно называли его «историзмом»). Преувеличение же роли номотетического метода в И.н. ведет к методологическому натурализму, трактующему генерализирующий естественных наук как .
Постановка Виндельбандом и Риккертом вопроса о специфике методологии исторических наук оказала существенное воздействие на методологию социального и гуманитарного познания. Идея, согласно которой задача науки истории в том, чтобы раскрыть законы исторического развития, начала складываться в Новое . Ее отстаивали О. Конт, К. Маркс, Дж.С. Милль, Г. Зиммель и др. Однако уже в нач. 20 в. сторонников этой идеи стало резко уменьшаться. Одной из причин такого поворота явилось то, что замысел открыть законы истории и тем самым поставить науку историю в один со всеми др. науками, устанавливающими определенные , не привел ни к каким конкретным, сколь-нибудь надежно обоснованным результатам. Др. причиной являлось распространение убеждения в методологическом своеобразии исторических наук, для которых понятие закона науки является чужеродным (см. ИСТОРИЗМ).

Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики . Под редакцией А.А. Ивина . 2004 .


Смотреть что такое «ИДИОГРАФИЧЕСКАЯ НАУКА» в других словарях:

    Универсальное, необходимое утверждение о связи явлений. Общая форма Н.э.: «Для всякого объекта из данной предметной области верно, что если он обладает свойством А, то он с необходимостью имеет также свойство В». Универсальность закона означает,… … Философская энциклопедия

    Термин, употребляемый с сер. 19 в. и обозначающий примерно то же самое, что и науки о культуре (см. НАУКИ О ПРИРОДЕ И НАУКИ О КУЛЬТУРЕ) или идиографическая наука. Выражение «Н. о д.» является переводом термина англ. философии «moral science». К… … Философская энциклопедия

    ЗАКОНЫ И ОБЪЯСНЕНИЯ В СОЦИОЛОГИИ — текст У. Аутвейта. По мысли автора, вокруг названного вопроса ведется два диспута. Первый это диспут между философами науки о том, что такое научные законы. Второй это спор о том, полезны ли такие законы для социологии и если да, то каково их… … Социология: Энциклопедия

    Специалисты в области общественных наук имеют возможность выбрать И. или Н. подход к формулированию интерпретаций изучаемых явлений. Эти термины придуманы Вильгельмом Виндельбандом для характеристики деятельности естественных наук, с одной… … Психологическая энциклопедия Социология: Энциклопедия

    Дильтей Вильгельм — (1833–1911) немецкий философ. Разделил психологию на две дисциплины: естественнонаучную и «духовно научную». Первая изучает механику сознания путем выделения изолированных, однозначно определяемых элементов, из огромного числа к рых оно… … Большая психологическая энциклопедия

Номологическая и идеографическая методология — Мегаобучалка

НОМОТЕТИЧЕСКИЙ И ИДЕОГРАФИЧЕСКИЙ МЕТОДЫ (от греч. νομοθετική — законодательный и ἴδιος —особенный, γράφω — чертить, рисовать, писать) — предложенное неокантианцами баденской школы (Риккерт, Виндельбандт и др.) разделение методов «наук о природе» и «наук о духе». Номотетический метод — это метод естествознания, его задачей является установление законов на основе обобщения явлений (его еще называют генерализующим методом). Идеографический метод — метод гуманитарных наук (неокантианцы в основном имели в виду историю), его задачей служит описание существенных черт в индивидуальных явлениях (поэтому он еще называется индивидуализирующим методом). Описание существенного достигается путем «отнесения к ценности».

И «науки о природе», и «науки о духе» сходны в том, что они познают мир при помощи понятий. Различие между этими науками состоит в способах образования этих понятий и формулировки суждений. Естествознание делает это путем обобщения; установление общего закона является главной цель ученого-естественника. Гуманитарные дисциплины, напротив, используют общее понятие только как средство, как начальный пункт, отправляясь от которого они начинают исследование индивидуального, уникального. Общезначимое (а следовательно, научное) описание индивидуального достигается путем сравнения его с общим, с цен-ностями, которые носят вневременной и сверхиндивидуальный характер. Таким образом, неокантианское учение о ценностях представляет собой попытку обоснования объективности гуманитарного знания.



Баденская школа неокант-ва.

В отличие от марбуржцев, ф-я – не как логика, а как учение о ценностях. Ориентирована не только на е/знание, но на всю целостность культуры. Основу бытия образуют не лог., а аксиологические отношения.

В.Виндельбанд (1848-1915):
1. Классификация наук не по предмету, а по методу.
Разн.типы мышления: законополагающий и описывающий индивидуальное, особенное (номотетический и идеографический методы).
2.Ф-я = нормативное учение, наука о ценностях. Надо установить те ценности, что лежат в основании познания, морали и иск-ва. Ценности – общезначимы (логические, этические, эстетич., религиозные и т.д.)
Г.Риккерт (1863-1936):
1.Тоже выделял 2 метода позн-я – генерализирующий и индивидуализирующий (е/знание и история). Принципиально несводимы др. к другу!
Ест. науки – упрощают мир, дают схему, а не копируют мир. Значит, при образовании понятия надо руководствоваться поставленной целью (целевой принцип отбора).
Ист. науки – тоже дают законы, но законы индивид., единичного события. Но не какое попало индивидуальное выбирается, — руководствуются ценностями.
2. Мир делится на 2 сферы: действительность и ценности. Ценности недействит

Неокантианство — немецкая философия, появившаяся в 1865 и провозгласившая лозунг назад к Канту (термин Либмана) в условиях кризиса философии и моды на материализм, против позитивизма. Неокантианство подготовило почву для феноменологии. Неокантианство акцентировало внимание на эпистемологической стороне учения Канта, а также повлияло на формирование концепции этического социализма. Н. возникло в 60-х годах XIX века. В последующие десятилетия сформировались две его основные школы: марбургская и баденская.

Если марбургская школа в основном ориентировалась на математическое естествознание, то для фрейбургской (Баденская школа) характерна ориентация в первую очередь на социальные науки.

Марбургская школа Баденская школа
1.Основной ориентир на логику 2. Критика кантовской «вещи в себе». Конструирование предметов познания («данное» и «заданное»). 3.Сглаживаются различия между чувственностью и рассудком в пользу рассудка (появление неевклидовой геометрии показало, что пространство нельзя трактовать как априорную форму чувственности). 4. Идеал науки – математика и мат. физика 5. Символические формы опосредствуют человеческое восприятие мира. Человек = «животное, создающее символы» (animal simbolicum). 1. Ориентация на ценности 2. Анализ методов познания естественных и гуманитарных наук. 3. Разные типы мышления: законополагающий и описывающий индивидуальное, особенное. 4. номотетический (генерализующий) метод – в естествознании 5. идеографический, (индивидуализирующий) метод – в гуманитар.науках (истории). 6. Реальность = совокупность единичных, индивид.событий. Е/зн-е оставляет за скобками все единичное и индивидуальное. Неповторимое изучает история, поэтому она ближе к реальному. Одна и та же реальность выступает то как природа (в общем плане), то как история (инд.) Отсюда – противопост-е природы и истории не объективное, а методологическое


В конце 19 в возникло движение — неокантианство. Отто Либман «Кант — эмпигон», значит необходимо вернуться к Канту. Два направления: Марбургская школа («логицистская») и Баденская школа (ценностностная). Необходимо заново оценить науку. Возродить дух философии Канта, но не её тело.

Основоположник МТТТ — Коген (1842-1918). Философия—философия науки. Должна изучать язык науки, показать, как она может достичь истину, показать правом науч утвержд. Показать, что попытка свести все к верификации не имеет смысла, так как любое эмпирическое утверждение все равно интерпретируется через «теоретические очки»-> наука не м.б. редуц к только эмпирическому базису. Этот базис во многом создан благодаря парадигме. Законы и теории не выводятся из фактов, а предш им. Любая теория априорна.

Спор фактуализма и теоретизма в философии науки:

Фактуализм: независимость и автономность фактов по отн-ю к научн.теориям («факты — упрямая вещь»)

Теоретизм: зависимость фактов от теорий + при смене теорий происходит смена фактуального базиса науки.

Макс Вебер (1864-1920) — выдающийся социолог конца XIX — начала XX в. При изучении общества, считал М. Вебер, нужно исходить из того, что человеческое поведение сознательно и требует не внешнего описания, а понимания. Поэтому человеческое поведение должно исследоваться социологией не методом интуитивного «вчувствования», а посредством рационального понимания того смысла, который действующие индивиды вкладывают в свои действия. Следовательно, ключевым аспектом социологии является изучение намерений, ценностей, убеждений и мнений, лежащих в основе человеческого поведения. Процедуру постижения смысла Вебер обозначил категорией «понимание» (Verstehen). Он предложил концепцию понимания как метод, предваряющий и делающий возможным социологическое объяснение. Этот метод заключается в том, что социолог мысленно старается стать на место других людей и понять рациональные причины их поступков. В отличие от Дюркгейма Вебер считает, что социологи должны исследовать не формы коллективности, а индивида. Именно индивид, а не надындивидуальное «коллективное сознание» является подлинным субъектом социального действия. Это не элемент самодовлеющей социальной реальности, а активный ее творец, обладающий разумом и волей. Поэтому изучать общество — значит изучать индивидов, исследовать мотивы их поступков, искать их рациональное объяснение. Отсюда следует, что социология должна стать строго рациональной наукой о смысле социального действия и оперировать специальными понятийными конструкциями, которые позволили бы ей выделить этот смысл.

Важнейшим методологическим инструментом в арсенале Вебера является понятие идеального типа.Идеальный тип —это теоретическая конструкция, предназначенная для выделения основных характеристик социального феномена. Она не извлекается из эмпирической реальности, а конструируется как теоретическая схема. Можно сказать, что идеальные типы — исследовательские «утопии», не имеющие аналогов в действительности. Понятие идеального типа дает возможность изучения конкретных исторических событий и ситуаций, выполняя роль измерительной планки, с помощью которой социологи могут оценивать фактические события.

Конструкция идеальных типов, по замыслу Вебера, должна служить средством «ценностно-независимого» исследования. В своих трудах Вебер подчеркивал необходимость разработки социологии, свободной от оценочных суждений.

Исследуя социальное действие, Вебер пользуется конструкцией идеального типа действия — целерационального. Рассматривая целерациональное действие как методологическую основу социологии, он показывает, что предметом социологии должен быть индивид как субъект осмысленного целеполагания. Однако эмпирическое социальное действие не является полностью целерациональным, оно содержит и элемент иррационального, обусловленный психологией индивида.

Вебер внес значительный вклад в изучение религии и ее места в обществе, исследовал феномен власти и дат свою типологию форм господства. Однако исследователи отмечают, что, несмотря на колоссальную широту охвата конкретного материала и обилие теоретических концепций и разработок в самых различных сферах общественной жизни, основным предметом веберовских исследований является капитализм, причем взятый не водном измерении, а в его культурно-исторической целостности, воплощающей все многообразие его измерений и потому представляющий собой не просто политэкономическое понятие, а в большей степени культурно-социологическое.

Основным трудом, в котором нашли отражение веберовские исследования капитализма, его сущности, происхождения и влияния на общественное развитие, является «Протестантская этика и дух капитализма», где Вебер четко выражает адекватность духа капитализма и духа протестантизма. Значение этой работы трудно переоценить, поскольку веберовское понимание феномена западноевропейского капитализма с его «духом формальной рациональности и индивидуализма» стало фундаментом для анализа капитализма и исследования путей развития человечества в целом, так как он первый зафиксировал важность культурно-этических установок протестантизма для капиталистического развития Запада. Несмотря на то что дискуссии вокруг веберовской концепции капитализма продолжаются по сей день (по мнению некоторых ученых, например П. Бергера, Вебер недооценил силу капиталистического развития в непротестантских странах и цивилизациях), научная ценность творческого наследия Вебера не может быть оспорена и подтверждается множеством научных разработок и трудов, апеллирующих к идеям и научным положениям, выдвинутым этим великим немецким социологом.

Макс Вебер (1864-1920) — немецкий экономист, историк, крупнейший социолог. Наиболее известны его работы «Методология социальных наук» (1949) и «Протестантская этика и дух капитализма» (1904). Проявлял интерес к социальным и политическим делам Германии. Его взгляды были критическими, либеральными, антиавторитарными, антипозитивистскими, поэтому его социология называется «понимающей».

Вебер вводит в социологию понятие «идеального типа». Последние представляют собой фундаментальные обществоведческие понятия, нс являющиеся копией социальной действительности, но сконструированные из элементов этой действительности в качестве метода ее познания. Идеальный тип (определение) должен соответствовать требованиям формальной логики. Задача социологии заключается в выработке таких идеальных типов: социальное действие, власть, государство, народ, справедливость и другие. Социальная действительность оценивается этими идеальными типами и тем самым познается. В частности, Вебер полагал, что «общественно-экономическая формация» Маркса представляет собой не конкретное общество, а идеальный тип.

Реферат «Методы исторического исследования»

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ

ХАНТЫ-МАНСИЙСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА — ЮГРЫ

 

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Ханты-Мансийского автономного округа — Югры

«Сургутский государственный педагогический университет»

 

 

 

 

ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Реферат

 

 

 

 

Выполнил: Воробьева Е.В.                                                   группа Б-3071, IV курс СГФ                                                                                    Проверил: Медведев В. В.

 

 

 

 

г. Сургут

2017 г.

СОДЕРЖАНИЕ

 

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………

3

1. ОБЩЕНАУЧНЫЕ МЕТОДЫ ПОЗНАНИЯ………………………….……..

5

2. СПЕЦИАЛЬНЫЕ МЕТОДЫ ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ……..

9

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………….

20

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ……………………………….

21

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

 

Перед современным историком стоит непростая задача разработки методики исследования, которая должна базироваться на знании и понимании возможностей существующих в исторической науке методов, а также взвешенной оценки их полезности, эффективности, надежности.

В отечественной философии выделяют три уровня методов науки: всеобщий, общий, частный. Основанием деления выступает степень регулятивности познавательных процессов.

К всеобщим методам относят философские методы, которые используются в основе всех познавательных процедур и позволяют дать объяснение всем процессам и явлениям в природе, обществе и мышлении.

Общие методы применяются на всех стадиях познавательного процесса (эмпирическом и теоретическом) и всеми науками. Вместе с тем они ориентированы на осмысление отдельных сторон изучаемого явления.

Третья группа – частные методы. К ним относятся методы конкретной науки – это, например, физический или биологический эксперимент, наблюдение, математическое программирование, описательные и генетические методы в геологии, сравнительный анализ в языкознании, методы измерения в химии, физике и т. д.

Частные методы непосредственно связаны с предметом изучения науки и отражают его специфику. В каждой науке складывается своя система методов, которая развивается и дополняется за счет смежных дисциплин вместе с развитием науки. Это свойственно и истории, где наряду с традиционно установившимися методами источниковедческого и историографического анализа, основанными на логических операциях, стали использоваться методы статистики, математического моделирования, картографирования, наблюдения, опроса и т. д.

В рамках конкретной науки также выделяются основные методы – базовые для данной науки (в истории это историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический, историко-системный, историко-динамический) и вспомогательные методы, с помощью которых решаются ее отдельные, частные проблемы.

В процессе научного исследования всеобщие, общие и частные методы взаимодействуют и образуют единое целое – методику. Используемый всеобщий метод раскрывает наиболее общие принципы человеческого мышления. Общие методы дают возможность накапливать и анализировать необходимый материал, а также придать полученным научным результатам – знаниям и фактам – логически непротиворечивую форму. Частные методы предназначены для решения конкретных вопросов, раскрывающих отдельные стороны познаваемого предмета.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1. ОБЩЕНАУЧНЫЕ МЕТОДЫ ПОЗНАНИЯ

 

 

К общенаучным методам относятся наблюдения и эксперимент, анализ и синтез, индукция и дедукция, аналогия и гипотеза, логическое и историческое, моделирование и др.

Наблюдение и эксперимент относятся к общенаучным методам познания, особенно широко применяемым в естествознания. Под наблюдением имеют виду восприятие, живое созерцание, направляемое определенной задачей без непосредственного вмешательства в естественное течение в естественных условиях. Существенным условием научного наблюдения являются выдвижение той или иной гипотезы, идеи, предложения[1].

Эксперимент есть такое изучение объекта, когда исследователь активно воздействует на него путем, создания искусственных условий, необходимых для выявления тех или иных свойств, или же путем изменения хода процесса в заданном направлении.

Познавательная деятельность человека, направленная на раскрытие существенных свойств, отношений и связей предметов, прежде всего выделяет из совокупности наблюдаемых фактов те, которые вовлекаются в его практическую деятельность. Человек мысленно как бы расчленяет предмет на его составляющие стороны, свойства, части. Изучая, например, дерево, человек выделяет в нем разные части и стороны; ствол, корни, ветви, листья, цвет, форму, размеры и т.д. Познание явления путем разложения его на составляющие называется анализом. Другими словами, анализ как прием мышления представляет собой мысленное разложение предмета на составляющие его части и стороны, что дает человеку возможность отделять предметы или какие-либо их стороны от тех случайных и преходящих связей, в которых они даны ему в восприятии. Без анализа невозможно никакое познание, хотя анализ еще не выделяет связей между сторонами, свойствами явлений. Последние устанавливаются, путем синтеза. Синтез представляет собой мысленное объединение расчленяемых анализом элементов[2].

Человек разлагает мысленно предмет на составные части для того, чтобы обнаружить сами эти части, чтобы узнать, из чего состоит целое, а затем рассматривает его как составленный из этих частей, но уже обследованных по отдельности.

Лишь постепенно осмысливая то, что происходит с предметами при выполнении практических действий с ними, человек стал мысленно анализировать, синтезировать вещь. Анализ и синтез являются основными приемами мышления, потому что процессы соединения и разъединения, созидания и разрушения составляют основу всех процессов мира и практической деятельности человека.

Индукция и дедукция. В качестве метода исследования индукцию можно определить как процесс выведения общего положения из наблюдения ряда единичных фактов. Наоборот, дедукция – это процесс аналитического рассуждения от общего к частному. Индуктивный метод познания, требующий идти от фактов к законам, диктуется самой природой познаваемого объекта: в нем общее существует в единстве с единичным, частным. Поэтому для постижения общей закономерности нужно исследовать единичные вещи, процессы.

Индукция является лишь моментом движения мысли. Она тесно связана с дедукцией: любой единичный объект может быть осмыслен, лишь, будучи включенным в систему уже имеющихся я вашем сознании понятий[3].

Объективным основанием исторического и логического методов познания является реальная история развития познаваемого объекта во всем его конкретном многообразии и основная, ведущая тенденция, закономерность этого развития. Так, история развития человечества представляет собой динамику жизни всех народов нашей планеты. Каждый имеет из них свою неповторимую историю, свои особенности, получившие выражение в быте, нравах, психологии, языке, культуре и т. д. Всемирная история – это бесконечно пестрая картина жизни человечества различных эпох и стран. Тут и необходимое, и случайное, и существенное, я второстепенное, и уникальное, и сходное, и единичное, и общее[4]. Но, несмотря на это бесконечное многообразие жизненных путей различных народов, в их истории есть нечто общее. Все народы, как правило, прошли через одни и те же общественно-экономические формации. Общность жизни человечества проявляется во всех областях: и в хозяйственной, и в социальной, и в духовной. Вот эта общность и выражает объективную логику истории Исторический метод предполагает исследование конкретного процесса развития, а логический метод – исследование общих закономерностей движения объекта познания. Логический метод является не чем иным, как тем же историческим способом, только освобожденным от его исторической формы и от нарушающих его случайностей.

Сущность метода моделирования заключается в воспроизведении свойств объекта на специально устроенном его аналоге – модели. Модель – это условный образ какого-либо объекта. Хотя всякое моделирование огрубляет и упрощает объект познания, оно служит важным вспомогательным средством исследования. Оно дает возможность осуществлять исследование процессов, характерных для оригинала, в отсутствие самого оригинала, что часто бывает необходимо из-за неудобства или невозможности исследования самого объекта[5].

Общенаучные методы познания не подменяют конкретно-научных приемов исследования, напротив, они преломляются в последних и находятся с ними в диалектическом единстве. Вместе с ними они выполняют общую задачу – отражение объективного мира в сознании человека. Общенаучные методы значительно углубляют познание, позволяют вскрыть более общие свойства и закономерности действительности.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. СПЕЦИАЛЬНЫЕ МЕТОДЫ ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

 

 

 Специально-исторические, или общеисторические, методы исследования представляют собой то или иное сочетание общенаучных методов, направленных на изучение объекта исторического познания, т.е. учитывающих особенности этого объекта, выраженные в общей теории исторического познания[6].

Разработаны следующие специально-исторические методы: генетический, сравнительный, типологический, системный, ретроспективный, реконструктивный, актуализации, периодизации, синхронный, диахронный, биографический. Также применяются методы, связанные с вспомогательными историческими дисциплинами – археологией, генеалогией, геральдикой, исторической географией, исторической ономастикой, метрологией, нумизматикой, палеографией, сфрагистикой, фалеристикой, хронологией и др.

К числу основных общеисторических методов научного исследования относятся: историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический и историко-системный.

Историко-генетический метод относится к числу наиболее распространенных в исторических исследованиях. Суть его состоит в последовательном раскрытии свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения, что позволяет в наибольшей мере приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта. Этот объект отражается в наиболее конкретной форме. Познание идет последовательно от единичного к особенному, а затем – к общему и всеобщему. По логической природе историко-генетический метод является аналитически-индуктивным, а по форме выражения информации об исследуемой реальности – описательным[7].

Специфика этого метода не в конструировании идеальных образов объекта, а в обобщении фактических исторических данных по направлению к воссозданию общей научной картины социального процесса. Его применение позволяет понять не только последовательность событий во времени, но и общую динамику социального процесса.

Ограничения этого метода состоят в недостаточном внимании к статике, т. е. к фиксированию некоей временной данности исторических явлений и процессов, может возникнуть опасность релятивизма. Кроме того он «тяготеет к описательности, фактографизму и эмпиризму. Наконец, историко-генетический метод при всей давности и широте применения не имеет разработанной и четкой логики и понятийного аппарата. Поэтому его методика, а следовательно и техника, расплывчаты и неопределенны, что затрудняет сопоставление и сведение воедино результатов отдельных исследований[8].

Идиографический метод был предложен Г.Риккертом в качестве главного метода истории[9].  Сущность идиографического метода Г.Риккерт сводил к описанию индивидуальных особенностей, уникальных и исключительных черт исторических фактов, которые формируются ученым-историком на основе их «отнесения к ценности». По его мнению, история индивидуализирует события, выделяя их из бесконечного множества т.н. «исторический индивидуум», под которым понималась и нация, и государство, отдельная историческая личность[10].

С опорой на идиографический метод применяется метод идеографический  — способ однозначной записи понятий и их связей с помощью знаков, или описательный метод. Идея идеографического метода восходит к Луллио и Лейбницу[11].

Историко-генетический метод близок к идеографическому методу, особенно при его использовании на первом этапе исторического исследования, когда происходит извлечение информации из источников, их систематизация и обработка. Тогда внимание исследователя сосредоточивается на отдельных исторических фактах и явлениях, на их описании в противовес выявлению черт развития[12].

Познавательные функции сравнительно-исторического метода[13]:

— выделение в явлениях различного порядка признаков, их сравнение, сопоставление;

— выяснение исторической последовательности генетической связи явлений, установление их родовидовых связей и отношений в процессе развития, установление различий в явлениях;

— обобщение, построение типологии социальных процессов и явлений. Таким образом, этот метод шире и содержательнее, чем сравнения и аналогии. Последние не выступают как особый метод исторической науки. Они могут применяться в истории, как и в других областях познания, и независимо от сравнительно-исторического метода.

В целом историко-сравнительный метод обладает широкими познавательными возможностями[14].

Во-первых, он позволяет раскрывать сущность исследуемых явлений в тех случаях, когда она неочевидна, на основе имеющихся фактов; выявлять общее и повторяющееся, необходимое и закономерное, с одной стороны, и качественно отличное, с другой. Тем самым заполняются пробелы и исследование доводится до завершенного вида.

Во-вторых, историко-сравнительный метод дает возможность выходить за пределы изучаемых явлений и на основе аналогий приходить к широким историческим обобщениям и параллелям.

В-третьих, он допускает применение всех других общеисторических методов и менее описателен, чем историко-генетический метод.

Успешное применение историко-сравнительного метода, как всякого другого, требует соблюдения ряда методологических требований. Прежде всего, сравнение должно основываться на конкретных фактах, которые отражают существенные признаки явлений, а не их формальное сходство.

Сравнивать можно объекты и явления и однотипные и разнотипные, находящиеся на одних и тех же и на разных стадиях развития. Но в одном случае сущность будет раскрываться на основе выявления сходств, в другом – различий. Соблюдение указанных условий исторических сравнений в сущности означает последовательное проведение принципа историзма.

Выявление существенности признаков, на основе которых должен проводиться историко-сравнительный анализ, а также типологии и стадиальности сравниваемых явлений чаще всего требует специальных исследовательских усилий и применения других общеисторических методов, прежде всего историко-типологического и историко-системного. В сочетании с этими методами историко-сравнительный метод является мощным средством в исторических исследованиях. Но и этот метод, естественно, имеет определенный диапазон наиболее эффективного действия. Это – прежде всего изучение общественно-исторического развития в широком пространственном и временном аспектах, а также тех менее широких явлений и процессов, суть которых не может быть раскрыта путем непосредственного анализа ввиду их сложности, противоречивости и незавершенности, а также пробелов в конкретно-исторических данных[15].

Историко-сравнительному методу присуща определенная ограниченность, следует иметь в виду и трудности его применения. Этот метод в целом не направлен на раскрытие рассматриваемой реальности. Посредством его познается, прежде всего, коренная сущность реальности во всем его многообразии, а не ее конкретная специфика. Сложно применение историко-сравнительного метода при изучении динамики общественных процессов. Формальное применение историко-сравнительного метода чревато ошибочными выводами и наблюдениями[16].

Историко-типологический метод. И выявление общего в пространственно-единичном, и выделение стадиально-однородного в непрерывно-временном требуют особых познавательных средств. Таким средством является метод историко-типологического анализа. Типологизация как метод научного познания имеет своей целью разбиение (упорядочение) совокупности объектов или явлений на качественно определенные типы (классы) на основе присущих им общих существенных признаков. Типологизация, будучи по форме разновидностью классификации, является методом сущностного анализа[17].

Выявление качественной определенности рассматриваемой совокупности объектов и явлений необходимо для выделения образующих эту совокупность типов, а знание сущностно-содержательной природы типов – непременное условие определения тех основных признаков, которые присущи этим типам и которые могут быть основой для конкретного типологического анализа, т.е. для раскрытия типологической структуры исследуемой реальности.

Принципы типологического метода могут быть эффективно применены только на основе дедуктивного подхода[18]. Он состоит в том, что соответствующие типы выделяются на основе теоретического сущностно-содержательного анализа рассматриваемой совокупности объектов. Итогом анализа должно быть не только определение качественно отличных типов, но и выявление тех конкретных признаков, которые характеризуют их качественную определенность. Это создает возможность для отнесения каждого отдельного объекта к тому или иному типу.

Отбор конкретных признаков для типологизации может быть многовариантным. Это диктует необходимость применения при типологизации как совмещенного дедуктивно-индуктивного, так и собственно индуктивного подхода. Суть дедуктивно-индуктивного подхода состоит в том, что типы объектов определяются на основе сущностно-содержательного анализа рассматриваемых явлений, а те существенные признаки, которые им присущи, — путем анализа эмпирических данных об этих объектах[19].

Индуктивный подход отличается тем, что здесь и выделение типов и выявление их наиболее характерных признаков основывается на анализе эмпирических данных. Таким путем приходится идти в тех случаях, когда проявления единичного в особенном и особенного в общем многообразны и неустойчивы.

В познавательном плане наиболее эффективна такая типизация, которая позволяет не просто выделить соответствующие типы, но и установить как степень принадлежности объектов к этим типам, так и меру их сходства с другими типами. Для этого необходимы методы многомерной типологизации.

Его применение приносит наибольший научный эффект при исследовании однородных явлений и процессов, хотя сфера распространения метода ими не ограничена. В исследовании как однородных, так и разнородных типов одинаково важно, чтобы изучаемые объекты были соизмеримы по основному для данной типизации факту, по наиболее характерным признакам, лежащим в основе исторической типологии[20].

Историко-системный метод базируется на системном подходе. Объективной основой системного подхода и метода научного познания является единство в общественно-историческом развитии единичного (индивидуального), особенного и общего. Реально и конкретно это единство и выступает в общественно-исторических системах разного уровня[21].

Индивидуальные события обладают теми или иными только им свойственными чертами, которые не повторяются в других событиях. Но эти события образуют определенные виды и роды человеческой деятельности и отношений, а, следовательно, наряду с индивидуальными они имеют и общие черты и тем самым создают определенные совокупности со свойствами, выходящими за пределы индивидуального, т.е. определенные системы.

Отдельные события включаются в общественные системы и через исторические ситуации. Историческая ситуация – это пространственно-временная совокупность событий, образующих качественно определенное состояние деятельности и отношений, т.е. это та же общественная система.

Наконец исторический процесс в своей временной протяженности имеет качественно отличные этапы или стадии, которые включают определенную совокупность событий и ситуаций, составляющих подсистемы в общей динамической системе общественного развития[22].

Системный характер общественно-исторического развития означает, что все события, ситуации и процессы этого развития не только казуально обусловлены и имеют причинно-следственную связь, но также и функционально связаны. Функциональные связи как бы перекрывают связи причинно-следственные, с одной стороны, и имеют комплексный характер, с другой. На этом основании полагают, что в научном познании определяющее значение должно иметь не причинное, а структурно-функциональное объяснение[23].

Системный подход и системные методы анализа, к которым относятся структурный и функциональный анализы, характеризуется целостностью и комплексностью. Изучаемая система рассматривается не со стороны ее отдельных аспектов и свойств, а как целостная качественная определенность с комплексным учетом как ее собственных основных черт, так и ее места и роли в иерархии систем. Однако для практической реализации этого анализа первоначально требуется вычленение исследуемой системы из органически единой иерархии систем. Эту процедуру называют декомпозицией систем. Она представляет сложный познавательный процесс, ибо нередко весьма сложно выделить определенную систему из единства систем[24].

Вычленение системы должно проводиться на основе выявления совокупности объектов (элементов), обладающих качественной определенностью, выраженной не просто в тех или иных свойствах этих элементов, но и, прежде всего в присущих им отношениях, в характерной для них системе взаимосвязей. Вычленение исследуемой системы из иерархии систем должно быть обоснованным. При этом могут быть широко использованы методы историко-типологического анализа.

С точки зрения конкретно-содержательной, решение указанной задачи сводится к выявлению системообразующих (системных) признаков, присущих компонентам выделяемой системы.

После выделения соответствующей системы следует ее анализ как таковой. Центральным здесь является структурный анализ, т.е. выявление характера взаимосвязи компонентов системы и их свойств итогом структурно-системного анализа будут знания о системе как таковой. Эти знания имеют эмпирический характер, ибо они сами по себе не раскрывают сущностной природы выявленной структуры. Перевод полученных знаний на теоретический уровень требует выявления функций данной системы в иерархии систем, где она фигурирует в качестве подсистемы. Эта задача решается функциональным анализом, раскрывающим взаимодействие исследуемой системы с системами более высокого уровня[25].

Только сочетание структурного и функционального анализа позволяет познать сущностно-содержательную природу системы во всей ее глубине. Системно-функциональный анализ дает возможность выявить, какие свойства окружающей среды, т.е. систем более высокого уровня, включающих в себя исследуемую систему как одну из подсистем, определяют сущностно-содержательную природу данной системы[26].

Недостатком этого метода является применение его только при синхронном анализе, что чревато нераскрытием процесса развития. Другой недостаток – опасность чрезмерного абстрагирования – формализации изучаемой реальности.

Ретроспективный метод. Отличительной чертой этого метода является направленность от настоящего к прошлому, от следствия к причине. В своем содержании ретроспективный метод выступает, прежде всего, как прием реконструкции, позволяющий синтезировать, корректировать знания об общем характере развития явлений[27].

Прием ретроспективного познания состоит в последовательном проникновении в прошлое с целью выявления причины данного события. Речь в данном случае идет о первопричине, прямо относящейся к этому событию, а не о его отдаленных исторических корнях. Ретро-анализ показывает, например, что первопричина отечественного бюрократизма состоит в советском партийно-государственном устройстве, хотя ее пытались находить и в николаевской России, и в петровских преобразованиях, и в приказной волоките Московского царства. Если при ретроспекции путь познания – это движение от настоящего к прошлому, то при построении исторического объяснения – от прошлого к настоящему в соответствии с принципом диахронии[28].

Целый ряд специально-исторических методов связан с категорией исторического времени. Это методы актуализации, периодизации, синхронный и диахронный (или проблемно-хронологический).

Первый шаг в работе историка – составление хронологии. Второй шаг – это периодизация. Историк разрезает историю на периоды, заменяет неуловимую непрерывность времени некоей означающей структурой. Выявляются отношения прерывности и непрерывности: непрерывность имеет место внутри периодов, прерывность – между периодами.

Периодизировать значит, таким образом, выявлять прерывность, нарушения преемственности, указывать на то, что именно меняется, датировать эти изменения и давать им предварительное определение. Периодизация занимается идентификацией преемственности и её нарушений. Она открывает путь интерпретации. Она делает историю если и не вполне доступной пониманию, то, по крайней мере, уже мыслимой.

Историк не занимается реконструкцией времени во всей его полноте для каждого нового исследования: он берёт то время, над которым уже работали другие историки, периодизация которого имеется. Поскольку задаваемый вопрос приобретает легитимность лишь в результате своей включённости в исследовательское поле, историк не может абстрагироваться от предшествующих периодизаций: ведь они составляют язык профессии.

Диахронический метод характерен для структурно-диахронического исследования, которое представляет собой особый вид исследовательской деятельности, когда решается задача выявления особенностей построения во времени разнообразных по природе процессов. Его специфика выявляется через сопоставление с синхронистическим подходом. Термины «диахрония» (разновременность) и «синхрония» (одновременность), введенные в языкознание швейцарским лингвистом Ф. де Соссюром, характеризует последовательность развития исторических явлений в некоторой области действительности (диахрония) и состояние этих явлений в определенный момент времени (синхрония)[29].

Диахронический (разновременный) анализнаправлен на изучение сущностно-временных изменений исторической реальности. С его помощью можно ответить на вопросы о том, когда может наступить то или иное состояние в ходе изучаемого процесса, как долго оно будет сохраняться, сколько времени займет то или иное историческое событие, явление, процесс[30].

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

 

Методы научного познания – это совокупность приемов, норм, правил и процедур, регулирующих научное исследование, и обеспечивающих решение исследовательской задачи. Научный метод – это способ поиска ответов на научно поставленные вопросы и одновременно способ постановки таких вопросов, сформулированных в виде научных проблем. Таким образом, научный метод – это способ добывания новой информации для решения научных проблем.

В основе истории как предмета и науки лежит историческая методология. Если во многих других научных дисциплинах существует два основных метода познания, а именно – наблюдение и эксперимент, то для истории доступен только первый метод. Даже несмотря на то, что каждый истинный ученый старается уменьшить до минимума воздействие на объект наблюдения, он все равно по-своему трактует увиденное. В зависимости от методологических походов, применяемых ученым, мир получает различные трактовки одного и того же события, разнообразные учения, школы и так далее.

Использование научных методов познания выделяет историческую науку в таких сферах как историческая память, историческое сознание и историческое познание, конечно при условии, что использование этих методов будет правильным.

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

 

1.       Барг М.А. Категории и методы исторической науки. — М., 1984

2.       Бочаров А.В. Основные методы исторического исследования: Учебное пособие. — Томск: Томский государственный университет, 2006. 190 с.

3.       Грушин Б.А. Очерки логики исторического исследования.-М., 1961

4.       Иванов В.В. Методология исторической науки.- М., 1985

5.       Мазур Л. Н. Методы исторического исследования : учебное пособие . – 2-е изд. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2010. – 608 с.

6.       Розов Н.С. Теоретическая история как исследовательская программа: фундаментальные понятия и принципы. // Проблемы исторического познания. Материалы международной конференции. Москва 19-21 мая 1996 г. М.,1999.

МЕТОДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ — Студопедия

Поделись  


Целью занятия является освоение принципов историко-генетического, историко-сравнительного, историко-типологического методов исторического исследования.

Вопросы:

1. Идиографический метод. Описание и обобщение.

2. Историко-генетический метод.

3. Историко-сравнительный метод.

4. Историко-типологический метод. Типологизация как прогнозирование.

Содержание занятия:

При изучении этой темы рекомендуется обратить внимание в первую очередь на работы И.Д. Ковальченко, К.В. Хвостовой, М.Ф. Румянцевой, Антуана Про, Джона Тоша, раскрывающих её современное состояние в достаточной мере. Можно изучить и другие работы в зависимости от наличия времени и если данная работа непосредственно касается темы научных поисков студента.

Под «историческим», «историей» в научном познании в широком смысле понимается все то, что в многообразии объективной общественной и естественной реальности находится в состоянии изменения и развития. Принцип историзма и исторический метод имеют общее научное значение. Они равно применяется в биологии, геологии или астрономии также как и для изучения истории человеческого общества. Этот метод позволяет познавать реальность посредством изучения её истории, что отличает указанный метод от логического, когда суть явления раскрывается путем анализа данного его состояния.

Под методами исторического исследования понимают все общие методы изучения исторической реальности, т. е. методы, относящиеся к исторической науке в целом, применяемые во всех областях исторических исследований. Это – специально-научные методы. Они, с одной стороны, основываются на методе общефилософском, и на той или иной совокупности методов общенаучных, а с другой – служат основой методов конкретно-проблемных, т. е. методов, используемых в изучении тех или иных конкретных исторических явлений в свете тех или иных исследовательских задач. Отличие их заключается в том, что они должны быть применимы к изучению прошлого по тем остаткам, которые от него остались.

Понятие «идеографический метод», введенное представителями немецкой неокантианской философии истории, предполагает не только необходимость описания изучаемых явлений, но и сводит к нему функции исторического познания в целом. На самом деле описание, хотя и является важной ступенью этого познания, не представляет собой универсальный метод. Это всего лишь одна из процедур мышления историка. Каковы же роль, границы применения и познавательные возможности описательно-повествовательного метода?


Описательный метод связан с природой общественных явлений, их особенностями, их качественным своеобразием. Этими свойствами нельзя пренебречь, с ними не может не считаться ни один метод познания.

Отсюда следует, что познание в любом случае начинается с описания, характеристики явления, причем структура описания определяется в конечном счете характером изучаемого явления. Вполне очевидно, что столь конкретный, индивидуально-своеобразный характер объекта исторического познания требует и соответствующих языковых средств выражения.

Единственно пригодным для этой цели языком является живая разговорная речь в составе литературного языка современной историку эпохи, научных исторических понятий, терминов источников. Только естественно-языковой, а не формализованный способ изложения результатов познания делает их доступными массовому читателю, что важно в связи с проблемой формирования исторического сознания.

Сущностно-содержательный анализ невозможен без методологии, она лежит также в основе описания хода событий. В этом смысле описание и анализ сущности явлений — независимые, но взаимосвязанные, взаимообусловленные ступени познания. Описание — это не беспорядочное перечисление сведений об изображаемом, а связное изложение, имеющее свою логику и смысл. Логика изображения может в той или иной мере выражать подлинную суть изображаемого, однако в любом случае картина хода событий зависит от тех методологических представлений и принципов, которыми пользуется автор.


В подлинно научном историческом исследовании формулировка его цели основана на позиции, в том числе методологической, его автора, хотя само исследование осуществляется по-разному: в одних случаях в нем ярко выражена тенденция, в других — стремление к всестороннему анализу и оценке изображаемого. Однако в общей картине событий удельный вес того, что является описанием, всегда преобладает над обобщением, выводами относительно сути предмета описания.

Историческая реальность характеризуется рядом общих черт, и поэтому можно выделить и основные методы исторического исследования. По определению академика И.Д. Ковальченко к числу основных общеисторических методов научного исследования относятся: историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический и историко-системный. При использовании того или иного общеисторического метода применяются и другие общенаучные методы (анализ и синтез, индукция и дедукция, описание и измерение, объяснение и т. д.), которые выступают в качестве конкретных познавательных средств, необходимых для реализации подходов и принципов, лежащих в основе ведущего метода. Вырабатываются также необходимые для проведения исследования правила и процедуры (исследовательская методика) и применяются определенные орудия и инструменты (техника исследования).

Описательный метод – метод историко-генетический. Историко-генетический метод относится к числу наиболее распространённых в исторических исследованиях. Он состоит в последовательном обнаружении свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе её исторического движения, что позволяет в наибольшей мере приблизиться к воссозданию реальной истории объекта. Познание идёт (должно идти) последовательно от единичного к особенному, а затем – к общему и всеобщему. По логической природе историко-генетический метод является аналитически-идуктивным, а по форме выражения информации об исследуемой реальности – описательным. Разумеется, это не исключает использования (иногда даже и широкого) и количественных показателей. Но последние выступают как элемент описания свойств объекта, а не как основа для выявления его качественной природы и построения его сущностно-содержательной и формально-количественной модели.

Историко-генетический метод позволяет показать причинно-следственные связи и закономерности исторического развития в их непосредственности, а исторические события и личности охарактеризовать в их индивидуальности и образности. При использовании этого метода в наибольшей мере проявляются индивидуальные особенности исследователя. В той мере, в какой последние отражают общественную потребность, они положительно воздействуют на исследовательский процесс.

Таким образом, историко-генетический метод представляет собой наиболее универсальный, гибкий и доступный метод исторического исследования. Вместе с тем ему присуща и ограниченность, что может приводить к определенным издержкам при его абсолютизации.

Историко-генетический метод направлен, прежде всего, на анализ развития. Поэтому при недостаточном внимании к статике, т.е. к фиксированию некоей временной данности исторических явлений и процессов, может возникнуть опасность релятивизма.

Историко-сравнительный метод также давно применяется в исторических исследованиях. Вообще сравнение – важный и, пожалуй, самый широко распространённый метод научного познания. В сущности, без сравнения не обходится ни одно научное исследование. Логической основой историко-сравнительного метода в том случае, когда устанавливается сходство сущностей, является аналогия.

Аналогия – это общенаучный метод познания, который состоит в том, что на основе сходства – одних признаков сравниваемых объектов делается заключение о сходстве других признаковПонятно, что при этом круг известных признаков объекта (явления), с которым производится сопоставление, должен быть шире, чем у исследуемого объекта.

Историко-сравнительный метод – критический метод. Сравнительный метод и проверка источников – основа исторического «ремесла», начиная с исследований историков-позитивистов. Внешняя критика позволяет с помощью вспомогательных дисциплин установить подлинность источника. Внутренняя критика основана на поиске внутренних противоречий в самом документе. Марк Блок считал самыми надёжными источниками ненамеренные, невольные свидетельства, которые не предназначались для того, чтобы нас информировать. Сам он называл их «указаниями, которое прошлое непредумышленно роняет вдоль своего пути». Ими могут быть частная переписка, сугубо личный дневник, счета предприятия, акты записей о бракосочетаниях, декларации о наследовании, а также различные предметы.

В общем виде любой текст закодирован системой представлений, тесно связанной с языком, которым он написан. Донесение чиновника любой эпохи будет отражать то, что он рассчитывает увидеть и то, что он способен воспринять: он пройдёт мимо того, что не укладывается в схему его представлений.

Именно поэтому критический подход к любой информации – основа профессиональной деятельности историка. А критическое отношение требует интеллектуальных усилий. Как писал Ш. Сеньобос: «Критика противна нормальному устройству человеческого ума; спонтанная склонность человека состоит в том, чтобы верить тому, что говорят. Вполне естественно принимать на веру всякое утверждение, особенно письменное; с тем большей лёгкостью, если оно выражено цифрами, и с ещё большей лёгкостью – если оно исходит от официальных властей. … Следовательно, применять критику значит избрать образ мыслей, противоречащий спонтанному мышлению, занять позицию, которая противоестественна.… Этого нельзя достичь без усилий. Спонтанные движения человека, упавшего в воду, – это всё, что нужно для того, чтобы утонуть. В то время как научится плавать, значит тормозить свои спонтанные движения, которые противоестественны».

В целом историко-сравнительный метод обладает широкими познавательными возможностями. Во-первых, он позволяет раскрывать сущность исследуемых явлений в тех случаях, когда она неочевидна, на основе имеющихся фактов; выявлять общее и повторяющееся, необходимое и закономерное, с одной стороны, и качественно отличное – с другой. Тем самым заполняются пробелы, и исследование доводится до завершенного вида. Во-вторых, историко-сравнительный метод даёт возможность выходить за пределы изучаемых явлений и на основе аналогий приходить к широким историческим параллелям. В-третьих, он допускает применение всех других общеисторических методов и менее описателен, чем историко-генетический метод.

Сравнивать можно объекты и явления и однотипные и разнотипные находящиеся на одних и тех же и на разных стадиях развития. Но в одном случае сущность будет раскрываться на основе выявления сходств, а в другом – различий. Соблюдение указанных условий исторических сравнений, в сущности, означает последовательное проведение принципа историзма.

Выявление существенности признаков, на основе которых должен проводиться историко-сравнительный анализ, а также типологии и стадиальности сравниваемых явлений чаще всего требует специальных исследовательских усилий и применения других общеисторических методов, прежде всего историко-типологического и историко-системного. В сочетании с этими методами историко-сравнительный метод является мощным средством в исторических исследованиях.

Но и этот метод, естественно, имеет определённый диапазон наиболее эффективного действия. Это – прежде всего изучение общественно-исторического развития в широком пространственном и временном аспектах, а также тех менее широких явлений и процессов, суть которых не может быть раскрыта путем непосредственного анализа ввиду их сложности, противоречивости и незавершенности, а также пробелов в конкретно-исторических данных.

Сравнительный метод используется также как средство разработки и верификации гипотез. На его основе возможна ретроальтернативистика. История как ретросказание предполагает возможность двигаться во времени в двух направлениях: от настоящего и его проблем (и одновременно накопленного к этому времени опыта) к прошлому, и от начала событии до его финала. Это привносит в поиск причинности в истории элемент стабильности и силы, который не следует недооценивать: конечный пункт задан, и в своей работе историк исходит именно из него. Этим не устраняется риск бредовых построений, но, по крайней мере, он сведён к минимуму.

История события это фактически совершившийся социальный эксперимент. Его можно наблюдать по косвенным свидетельствам, строить гипотезы, проверять их. Историк может предлагать всевозможные трактовки Французской революции, но в любом случае у всех его объяснений имеется общий инвариант, к которому они должны сводится: сама революция. Так что полёт фантазии приходится сдерживать. В данном случае сравнительный метод применяется как средство разработки и верификации гипотез. Иначе этот приём называют ретроальтернативистикой. Вообразить себе другое развитие истории – это и есть единственный способ найти причины истории реальной.

Раймон Арон призывал рационально взвешивать возможные причины тех или иных событий путём сопоставления того, что имелось в возможности: «Если я говорю, что решение Бисмарка стало причиной войны 1866 года … то я имею в виду, что без решения канцлера война бы не началась (или, по крайней мере, не началась бы в тот момент)… фактическая казуальность выявляется только путём сопоставления с тем, что имелось в возможности. Любой историк для объяснения того, что, было, задаётся вопросом о том, что могло бы быть.

Теория служит лишь для того, чтобы облечь в логическую форму этот спонтанный приём, которым пользуется всякий рядовой человек. Если мы ищем причину явления, то не ограничиваемся простым сложением или сопоставлением антецедентов. Мы стараемся взвесить собственное влияние каждого из них. Для осуществления подобной градации мы берём один из этих антецедентов, мысленно полагаем его несуществующим или видоизменённым и стараемся реконструировать или вообразить, что произошло бы в этом случае. Если вам приходится признать, что изучаемое явление в отсутствие этого фактора (или в случае, если бы он был не таким) было бы иным, мы заключаем, что этот антецедент является одной из причин какой-то части явления-следствия, а именно той его части, изменения в которой нам пришлось предположить.

Таким образом, логическое исследование включает в себя следующие операции:

1) расчленение явления-следствия;

2) установление градации антецедентов и выделение того антецедента, влияние которого нам предстоит оценить;

3) конструирование ирреального течения событий;

4) сравнение между собой умозрительных и реальных событий.

Предположим на время… что наши общие знания социологического характера позволяют нам создавать ирреальные конструкции. Но каков будет их статус? Вебер отвечает: речь в этом случае будет идти об объективных возможностях, или, иначе говоря, о развитии событий в соответствии с известными нам закономерностями, но лишь вероятном».

Этот анализ помимо событийной истории относится и ко всему остальному. Фактическая казуальность выявляется только путём сопоставления с тем, что имелось в возможности. Если, например, перед вами встаёт вопрос о причинах Великой французской революции и если мы хотим взвесить то значение, которое имели соответственно экономические факторы (кризис французской экономики в конце XVIII века, плохой урожай 1788 года), социальные факторы (подъём буржуазии, дворянская реакция), политические факторы (финансовый кризис монархии, отставка Тюрго) и т.д., то не может быть иного решения, кроме как рассмотреть одну за другой все эти различные причины, предположить, что они могли быть другими, и попытаться вообразить развитие событий, которое могло бы последовать в этом случае. Как говорит М.Вебер, чтобы «распутать реальные причинные отношения, мы создаём нереальные». Такой «воображаемый опыт» является для историка единственным способом не только выявить причины, но также распутать, взвесить их, как выражаются М. Вебер и Р. Арон, то есть установить их иерархию.

Историко-сравнительному методу присуща определённая ограниченность, следует иметь в виду и трудности его применения. Далеко не все явления можно сравнивать. Посредством его познается, прежде всего, коренная сущность реальности во всём ёе многообразии, а не её конкретная специфика. Сложно применение историко-сравнительного метода при изучении динамики общественных процессов. Формальное применение историко-сравнительного метода чревато ошибочными выводами и наблюдениями.

Историко-типологический метод, как и все другие методы, имеет свою объективную основу. Она состоит в том, что в общественно-историческом развитии, с одной стороны, различаются, а с другой, тесно взаимосвязаны единичное, особенное, общее и всеобщее. Поэтому важной задачей в познании общественно-исторических явлений, раскрытии их сущности становится выявление того единого, которое было присуще многообразию тех или иных сочетании индивидуального (единичного).

Социальная жизнь во всех её проявлениях – постоянный динамический процесс. Он представляет собой не простое последовательное течение событий, а смену одних качественных состояний другими, имеет свои несхожие стадии. Выделение этих стадий также является важной задачей в познании общественно-исторического развития.

Непрофессионал прав, когда узнаёт исторический текст по наличию в нём дат.

Первая особенность времени, в которой, в общем-то, нет ничего удивительного: время истории – это время различных общественных коллективов: обществ, государств, цивилизаций. Это время, служащее ориентиром для всех членов некоей группы. Военное время всегда тянется очень долго, революционное время было временем пролетевшим очень быстро. Колебания исторического времени являются коллективными. Поэтому их можно объективировать.

Задача историка определять направление движения. Отказ от телеологической точки зрения в современной историографии не позволяет историку допустить существование чётко направленного времени, каким оно представляется современникам. Сами исследуемые процессы своим ходом сообщают времени определённую топологию. Прогноз возможен не в форме апокалипсического пророчества, а прогноз, направленный от прошлого к будущему, опирающийся на диагноз, основанный на прошлом, в целях возможного развития событий и оценке степени его вероятности.

Р. Козеллек по этому поводу пишет: «В то время как пророчество выходит за горизонт просчитываемого опыта, прогноз, как известно, сам вкраплён в политическую ситуацию. Причём в такой степени, что сделать прогноз уже само по себе означает изменить ситуацию. Прогноз таким образом, – это сознательный фактор политического действия, он делается в отношении событий путём обнаружения их новизны. Поэтому каким-то непредсказуемо предсказуемым образом время всегда выносится за пределы прогноза».

Первый шаг в работе историка – составление хронологии. Второй шаг – это периодизация. Историк разрезает историю на периоды, заменяет неуловимую непрерывность времени некоей означающей структурой. Выявляются отношения прерывности и непрерывности: непрерывность имеет место внутри периодов, прерывность – между периодами.

Периодизировать значит, таким образом, выявлять прерывность, нарушения преемственности, указывать на то, что именно меняется, датировать эти изменения и давать им предварительное определение. Периодизация занимается идентификацией преемственности и её нарушений. Она открывает путь интерпретации. Она делает историю если и не вполне доступной пониманию, то, по крайней мере, уже мыслимой..

Историк не занимается реконструкцией времени во всей его полноте для каждого нового исследования: он берёт то время, над которым уже работали другие историки, периодизация которого имеется. Поскольку задаваемый вопрос приобретает легитимность лишь в результате своей включённости в исследовательское поле, историк не может абстрагироваться от предшествующих периодизаций: ведь они составляют язык профессии.

Типологизация как метод научного познания имеет своей целью разбиение (упорядочение) совокупности объектов или явлений на качественно определенные типы (классы на основе присущих им общих существенных признаков. Направленность на выявление сущностно-однородных в пространственном или временном аспектах совокупностей объектов и явлений отличает типологизацию (или типизацию) от классификации и группировки, в широком смысле, при которых может и не ставиться задача выявления принадлежности объекта как целостности к той или иной качественной определенности. Разбиение здесь может ограничиваться группировками объектов по тем или иным признакам и в этом плане выступать как средство упорядочивания и систематизации конкретных данных об исторических объектах, явлениях и процессах. Типологизация же, будучи по форме разновидностью классификации, является методом сущностного анализа.

Наиболее эффективно эти принципы могут быть реализованы только на основе дедуктивного подхода. Он состоит в том, что соответствующие типы выделяются на основе теоретического сущностно-содержательного анализа рассматриваемой совокупности объектов. Итогом анализа должно быть не только определение качественно отличных типов, но и выявление тех конкретных признаков, которые характеризуют их качественную определенность. Это создает возможность для отнесения каждого отдельного объекта к тому или иному типу.

Все это диктует необходимость применения при типологизации как совмещенного дедуктивно-индуктивного, так и собственно индуктивного подхода.

В познавательном плане наиболее эффективна такая типизация, которая позволяет не просто выделить соответствующие типы, но и установить как степень принадлежности объектов к этим типам, так и меру их сходства с другими типами. Для этого необходимы специальные методы многомерной типологизации. Такие методы разработаны, и уже есть попытки их применения в исторических исследованиях.









Методы исследования истории

Для курсовых и дипломных работ, посвящённых истории, нужна своя методологическая база. Чтобы правильно её составить, необходимо знать, какие методы используются в исторических исследованиях.

Вот об этом и поговорим в статье. В ней мы разберёмся в методах исторического исследования и их характеристиках. А также расскажем, как их использовать в своей курсовой или дипломной работе.

А чтобы всегда быть в курсе последних новостей, подписывайтесь на наш информационный канал в Telegram. И не забывайте следить за специальными акциями и скидками.

Нужна помощь?

Доверь свою работу кандидату наук!

Методы исследования истории

Каждая научная дисциплина использует определённый набор способов и методик, позволяющих изучать различные вопросы. Не исключение и историческая наука. Студенты вузов, аспиранты и кандидаты заявляют тему работы, определяются с предметом и объектом исследования, ставят цели и задачи и, в соответствии с ними, подбирают комплекс методов.

Научный метод — это определённая технология или методика, в рамках которой организуется и проводится научное исследование. Каждый метод обладает особыми приёмами и правилами, которых необходимо придерживаться в процессе изучения основного материала и работы над ним.

Как правило, исследователи могут выбирать методы, относящиеся к трём категориям:

  1. Универсальные, или общие — это методы, которые могут применяться в любой науке. К ним относятся анализ, синтез, обобщение, сравнение, метод гипотез и аналогий, дедукция и индукция, а также другие.
  2. Общенаучные — это методы, позволяющие изучать отдельные стороны процессов или фактов в научной дисциплине. Например, эксперимент, наблюдение, различные виды измерений, моделирование.
  3. Специальные — это методы, адаптированные под нужды и потребности конкретной науки. Так, к методам исторического исследования относятся хронологический, историко-сравнительный и так далее.
Для исторического исследования нужно уметь работать с научной литературой

Мы уже подробно рассказывали, какие универсальные и общенаучные методы бывают в курсовых и дипломных работах. А теперь давайте разберёмся, какие способы познания относятся к узкоспециализированным методам исторического исследования и позволяют изучать сложные исторически важные темы.

Полностью универсальных методов познания не бывает. Все методики тщательно разрабатывались, чтобы решать конкретные проблемы. И для каждой научной дисциплины они будут видоизменяться, чтобы их использование было максимально эффективным.

Методы исторических исследований: таблица

Специальные исторические методы исследования и их примеры мы подробно распишем чуть ниже. А в таблице приведём краткий обзор самых распространённых:

Классические методы Прикладные методы Альтернативные методы
Диахронный метод Антропологический метод Лингвистический анализ
Идеографический (нарративный) метод Метод контент-анализа Метод исторической информатики
Историко-генетический метод Палеонтологический метод Метод реконструкции
Историко-системный метод   Семиотический метод
Историко-сравнительный метод    
Метод актуализации    
Метод синхронизации    
Ретроспективный метод    
Статистический метод    
Типологический метод    
Хронологический метод    

Кстати! Для наших читателей сейчас действует скидка 10% на любой вид работы.

Классические методы исторического исследования

Пришло время кратко описать специальные исторические методы исследования, ответив на вопрос: «Какие задачи решает каждый конкретный метод?» — и показать чёткие примеры. И начнём мы с классических методик.

Классическими методами исследования пользуются историки по всему миру. Они помогают глубоко изучать выбранную тему и приходить к логическим и обоснованным выводам.

Диахронный метод

Данный метод исторического исследования использует чёткую периодизацию, изучая различные изменения и явления в отдельно взятом регионе.

Пример: изучение исторического развития крымских татар в разные временные эпохи.

Идеографический (нарративный) метод

Этот метод относится к изучению исторических событий и личностей. Он помогает описывать произошедшее, исследовать биографии и психологические аспекты отдельных людей сквозь призму той эпохи, в которую они жили.

Пример: работы, посвящённые изучению Наполеона, как исторической личности.

Историко-генетический метод

Основу историко-генетического метода составляет принцип историзма. Это значит, что любое явление, событие или эпоха рассматриваются с точки зрения его развития: от рождения до взросления и умирания.

Пример: научное исследование Ф. Арьеса, посвящённое тому, как менялось отношение к смерти в каждую историческую эпоху.

Ф. Арьес написал монументальный труд «Человек перед лицом смерти»

Историко-системный метод

В историко-системном подходе все исторические события рассматриваются как единое целое со своей иерархией. В основе метода лежит понятие изоморфизма.

Изоморфизм — это понятие означает, что если элементы разных систем похожи между собой, то и системы, в которые они включены, будут иметь много общего.

Пример: изучение феодального общества как системы.

Историко-сравнительный метод

В основе историко-сравнительного метода лежит принцип аналогии. Он помогает находить различия или сходства у определённых объектов, даже если очевидных фактов на первый взгляд и нет.

Пример: работы, в которых сравнивают две эпохи или события и устанавливают исторические закономерности.

Метод актуализации

Метод актуализации позволяет учитывать прошлый исторический опыт и прогнозировать развитие возможных событий на его основе.

Пример: оценка революционных движений и их возможной успешности в современном мире.

Метод синхронизации

Метод синхронизации помогает изучать различные события, которые происходят в одно и то же время, но в разных географических местах.

Пример: изучение различных исторических явлений в эпоху Реформации.

Эпоха Реформации в Англии сильно отличалась от событий в Китае

Ретроспективный метод

В рамках этого метода, знание об эпохе воссоздают по отдельным деталям и более поздним источникам, которые можно найти в наше время.

Пример: изучение средневекового аграрного строя Франции по материалам, описывающим французские деревни XVIII века.

Статистический метод

Этот метод исторического исследования опирается на количественные данные измерений и вычислений, связанные с изучением проблем социально-экономической области.

Пример: исследование, посвящённое количеству развитых городов в Средние века.

Типологический метод

Типологический подход в истории — это метод, при котором информационные материалы или исторические явления, имеющие одинаковые характеристики, разбиваются на классы или типы.

Пример: типологии власти, государств и так далее.

Хронологический метод

Одним из самых популярных методов исторического исследования является хронологический. Он позволяет рассматривать явления и события сквозь призму временных изменений, поэтапно.

Пример: периодизация времени от Первобытно-общинного строя к Новейшему времени, другие виды хронологий.

В мире много учёных, которые пытались придумать свою хронологию. Один из них — русский математик Анатолий Фоменко. Он разработал «Новую хронологию», которую не критиковал только ленивый. Поэтому нужно быть аккуратным с научными теориями и всегда проверять информацию. 

Прикладные методы исторического исследования

Прикладные методы чаще всего относятся к междисциплинарным, так как задействуют инструменты разных наук. В исторических исследованиях чаще всего можно встретить следующие методики.

Антропологический метод

Антропологический метод в науке делает основной акцент на роль человека в историческом развитии общества. Чаще всего его используют в рамках цивилизационного подхода.

Пример: изучение истории и культуры древних скифов и их влияние на развитие европейских цивилизаций.

Антропологический подход появился благодаря Л. Февру и М. Блоку. Эти учёные открыли тот факт, что отдельная личность имеет большое значение для исторического процесса, как участник событий, так и свидетель.

Метод контент-анализа

Этот метод изучает документальные исторические данные. Причём документами могут считаться не только официальные законы или правила, выпущенные в изучаемую эпоху, но и объявления, газеты, надписи, найденные на подручных предметах и так далее.

Пример: контент-анализ берестяных грамот, как пример памятника исторической эпохи.

Палеонтологический метод

Палеонтологические методики помогают устанавливать точный возраст исторических источников и делать объективные выводы. В качестве инструментов используют два способа:

  • сравнивают культурные слои;
  • изучают составы различных пород.

Пример: сравнение культурных слоев при раскопках в Калужской области.

Альтернативные методы

Альтернативные исторические методы — это новые технологические способы изучения, которые с каждым днём завоёвывают всё большее внимание современных учёных. Рассмотрим самые перспективные методы.

Лингвистический анализ

Лингвистический анализ нельзя назвать полностью историческим методом. Это скорее дополнительное средство, без которого невозможно исследовать исторические литературные источники. Он помогает найти нестыковки в тексте, ошибочные трактовки, трудности перевода и приблизиться к истине.

Пример: изучение летописи «Повесть временных лет» как источника, который содержит знания о древней эпохе.

Метод исторической информатики

Этот междисциплинарный метод позволяет использовать современные информационные технологии для изучения исторических вопросов. Его применяют для поиска информации, работы с литературными материалами и обработки больших данных.

Пример: обработка большого массива исторических данных по Революции 1917 года.

Информационные технологии проникают во все научные сферы

Метод реконструкции

Метод реконструкции считается одним из самых новых в исторической методологии. Он помогает не просто воссоздать изучаемую эпоху, но и погрузиться в культурный быт, изучить психологию исторических персонажей, прикоснуться к самой атмосфере.

Пример: реконструкция Бородинского сражения 1812 года.

Неудивительно, что исторические реконструкции стали популярны не только у учёных, но и тех, кто искренне интересуется историей. В России и за рубежом появились целые клубы, которые в мелочах воссоздают определённые события, сохраняя культурные и даже духовные признаки того времени.

Семиотический метод

Ещё один альтернативный метод исследования исторических эпох — семиотический. Эта наука изучает реальность как систему знаков, считая, что каждая культурная эпоха создавала свою символическую историю. И задача специалистов — разгадать эти символы. Этот метод позволяет убрать линейный подход и интерпретировать абстрактные исторические явления.

Как выбирать методы исследования истории как науки

Почему так важно ответственно выбирать методы в курсовой или дипломной работе? Потому что они составляют методологию исторического исследования, от которой зависит, в каком направлении будет идти поиск и к каким выводам студент придёт в конце.

Исторический метод исследования предполагает, что информация, которую с его помощью должен собрать и обработать автор, обязана соответствовать следующим принципам:

  • обоснованность;
  • согласованность с другими исследованиями;
  • логичность;
  • системность;
  • реалистичность.

Поэтому при выборе методик, обращайте внимание на следующие моменты:

  • обязательно берите методы, которые помогут вам грамотно собрать и описать эмпирический материал исследования;
  • продумайте, какие общенаучные и универсальные методы помогут вам обработать информацию;
  • выбирая специальные методы, обратите внимание на цели и задачи, которые стоят перед вами в работе;
  • обратитесь к научному руководителю, чтобы утвердить методологическую базу и получить другие подсказки.

Посмотри примеры работ и убедись, что мы поможем на совесть!

Теперь у вас есть целый список методов, которые можно использовать в историческом исследовании. Выбирайте нужные и пишите рефераты, курсовые или дипломные на высокие баллы. А что делать, если нет времени заниматься самостоятельной подготовкой работы? Доверить это нашему студенческому сервису!

Дихотомия идиографического и номотетического методов исследования

Идиографический и номотетический методы представляют собой два разных подхода к пониманию социальной жизни. Идиографический метод  сосредотачивается на отдельных случаях или событиях. Этнографы, например, наблюдают за мельчайшими деталями повседневной жизни, чтобы составить общий портрет определенной группы людей или сообщества. С другой стороны, номотетический метод направлен на получение общих утверждений, объясняющих более широкие социальные паттерны, формирующие контекст отдельных событий, индивидуального поведения и опыта. Социологи, практикующие номотетические исследования, скорее всего, будут работать с большими наборами данных опросов или другими формами статистических данных и будут проводить количественный статистический анализ в качестве метода исследования.

  • Номотетический подход включает в себя попытки сделать обобщения о мире и понять крупномасштабные социальные закономерности.
  • Идиографический подход предполагает попытку раскрыть большое количество подробной информации о более узком предмете исследования.

Историческая справка

Немецкий философ девятнадцатого века Вильгельм Виндельбанд, неокантианец, ввел эти термины и определил их различия. Виндельбанд использовал номотетику для описания подхода к получению знаний, направленного на крупномасштабные обобщения. Этот подход распространен в естественных науках, и многие считают его истинной парадигмой и целью научного подхода.

При номотетическом подходе проводится тщательное и систематическое наблюдение и экспериментирование с целью получения результатов, которые можно применять более широко за пределами области изучения. Мы можем думать о них как о научных законах или общих истинах, полученных в результате исследований в области социальных наук. На самом деле мы можем видеть этот подход в работах раннего немецкого социолога Макса Вебера, который писал о процессах создания идеальных типов и понятий, призванных служить общими правилами.

С другой стороны, идиографический подход — это тот, который специально сосредоточен на конкретном случае, месте или явлении. Этот подход предназначен для получения значений, характерных для объекта исследования, и не обязательно предназначен для экстраполяции обобщений.

Номотетика основана на том, что Кант назвал тенденцией к обобщению и типична для естествознания. В нем описывается попытка вывести законы, объясняющие типа или категории 9.0004 объективных явлений вообще. Идиографический основан на том, что Кант назвал тенденцией к конкретизации, и типичен для гуманитарных наук. Он описывает попытку понять значение случайных, уникальных и часто культурных или субъективных явлений.

  • Проблема использования номотетического или идиографического подходов наиболее остро ощущается в социальных науках, предметом которых являются уникальные индивиды (идиографическая перспектива), но обладающие определенными общими свойствами или ведущие себя по общим правилам (номотетическая перспектива).
  • Часто номотетические подходы являются количественными, а идиографические – качественными, хотя «Персональный опросник», разработанный М.Б. Шапиро и его дальнейшее развитие (например, шкала Дискана) являются как количественными, так и идиографическими. Личностное познание (Д. А. Бут) является идиографическим, качественным и количественным, оно использует собственное повествование индивида о действиях в ситуации для масштабирования текущих биосоциальных когнитивных процессов в единицах различения от нормы (совместно с М. Т. Коннером 19).86, Р.П.Дж. Фриман, 1993 г. и О. Шарп, 2005 г.).
  • Теодор Миллон (1995) утверждает, что при обнаружении и диагностике расстройств личности мы сначала начинаем с номотетической точки зрения и ищем различные общенаучные законы; затем, когда вы считаете, что у вас есть расстройство, вы переключаете свой взгляд на идеографическую перспективу, чтобы сосредоточиться на конкретном человеке и его или ее уникальных чертах.
  • В социальной географии номотетическая модель пытается найти независимые переменные, которые объясняют вариации данного явления (например, какова связь между временем/частотой рождения детей и образованием?). Номотетические объяснения вероятностны и обычно неполны. Идиографическая модель ориентирована на полное и глубокое понимание отдельного случая.

Применение в социальных науках

Социологи изучают отношения между людьми и обществом как на микро , так и на макро уровне. Люди, их повседневные взаимодействия и опыт составляют микро. Макро состоит из более крупных паттернов, тенденций и социальных структур, составляющих человеческий ландшафт. В этом смысле идиографический подход часто фокусируется на микро, тогда как номотетический подход используется для понимания макро.

С методологической точки зрения это означает, что эти два разных подхода к проведению исследований в области социальных наук также часто соответствуют качественному/количественному разрыву. Обычно для проведения идиографического исследования используются качественные методы, такие как этнографическое исследование, включенное наблюдение, интервью и фокус-группы. Количественные методы, такие как крупномасштабные опросы и статистический анализ демографических или исторических данных, будут использоваться для проведения номотетических исследований.

Однако многие социологи считают, что наилучшее исследование будет сочетать как номотетический, так и идиографический подходы, а также количественные и качественные методы исследования. Это эффективно, потому что позволяет глубоко понять, как крупномасштабные социальные силы, тенденции и проблемы влияют на повседневную жизнь отдельных людей.

Например, если кто-то хочет получить четкое представление о многочисленных и разнообразных последствиях расизма для чернокожих, было бы разумно применить номотетический подход к изучению распространенности убийств полицией и воздействия структурного неравенства на здоровье, среди другие вещи, которые могут быть количественно определены и измерены в большом количестве. Но также было бы разумно провести этнографию и интервью, чтобы понять эмпирические реалии и последствия жизни в расистском обществе с точки зрения тех, кто с этим сталкивается.

Точно так же, если бы кто-то проводил исследование гендерной предвзятости, можно было бы объединить как номотетический, так и идиографический подходы. Номотетический подход может включать сбор статистических данных, таких как количество женщин, занимающих политические посты, или данные о гендерном разрыве в оплате труда. Тем не менее, исследователям было бы разумно также поговорить с женщинами (например, с помощью интервью или фокус-групп) об их собственном опыте сексизма и дискриминации.

Другими словами, объединяя статистику с информацией о жизненном опыте людей, социологи могут получить более полное представление о таких темах, как расизм и сексизм.

Вот несколько полезных видео

Ссылки и источники:

Wikipedia

Thandco

.

Эта запись была размещена в земле, Географическая мысль, исследования. Добавьте постоянную ссылку в закладки.

Номотетическое исследование против идиографического исследования « louisenichols

Ключевым спором является спор между двумя методами исследования: номотетическим и идиографическим. Дебаты касаются того, какой метод исследования более важен и который позволил бы проводить более масштабные и достоверные исследования в области психологии.

Номотетические исследования направлены на установление общих законов и обобщений. В центре внимания номотетического подхода является получение объективных знаний с помощью научных методов. Следовательно, количественные методы исследования используются, чтобы попытаться получить статистически значимые результаты. Последующие создаваемые законы можно разделить на три вида: классификация людей по группам, установление принципов и установление измерений. Примером этого из мира психологии является «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам» (DSM), в котором представлены классификации психических расстройств и, следовательно, классификация людей по группам.

Методы исследования, используемые при номотетическом подходе, собирают научные и количественные данные. Для этого используются эксперименты и наблюдения, а средние значения групп статистически анализируются для создания прогнозов о людях в целом. Пример тому — эксперименты Милгрима по послушанию. Из своих научных экспериментов он обнаружил, что 65% его участников могут причинить вред другому человеку (электрическим током 450 В), потенциально убив его в присутствии авторитетной фигуры. Хотя в его эксперименте было много этических проблем, включая связанный с этим обман и потенциальный вред участнику, это пример номотетического исследования. Милгрим много раз повторял свои эксперименты и в результате создал свои законы послушания.

Номотетический подход считается научным благодаря его точному измерению, прогнозированию и контролю поведения, исследованиям больших групп, объективным и контролируемым методам, позволяющим воспроизводить и обобщать. Благодаря этому он помог психологии стать более научной за счет разработки теорий, которые можно проверить эмпирически. Что является одним из ключевых критериев науки.

Однако номотетический подход имеет свои ограничения. Его обвиняют в том, что он упускает из виду «человека в целом» из-за широкого использования групповых средних значений. Это также может дать поверхностное понимание, поскольку люди могут демонстрировать одинаковое поведение, но по разным причинам. Например, в исследовании Милгрима, можем ли мы быть уверены, что все демонстрируемое поведение было вызвано одними и теми же причинами?

Еще одно ограничение этого подхода заключается в том, что прогнозы можно делать в отношении групп, но не отдельных лиц. Говорить кому-то, что у него 3 из 100 шансов заболеть шизофренией, вероятно, не очень полезно для этого человека.

Существует также потенциальная основная смешанная переменная с некоторыми исследованиями, проведенными после номотетического подхода. Из-за широкого использования лабораторных исследований экспериментам часто не хватает экологической достоверности, а это означает, что мы не можем обобщать результаты на повседневную жизнь.

Идиографический подход, в отличие от номотетического подхода, фокусируется на индивидууме. Это говорит о том, что каждый человек уникален, и поэтому каждый должен изучаться индивидуально. Из-за этого никакие общие законы невозможны. Методы исследования, основанные на этом подходе, имеют тенденцию собирать количественные данные, исследуя человека. Тематические исследования являются наиболее распространенным методом, но другие методы исследования включают: неструктурированные интервью, самоотчеты, автобиографии и личные документы.

В отличие от номотетического подхода, этот дает более полное представление о человеке. В результате такого внимания человек с большей вероятностью будет чувствовать себя ценным и уникальным. Также, несмотря на заявления о том, что этот подход является ненаучным, он удовлетворяет некоторым из ключевых целей науки, т. е. описанию и пониманию. Однако, поскольку субъективный опыт не может быть эмпирически проверен, он остается ненаучным. Несмотря на это, из субъективных знаний одного человека, сколь бы подробными они ни были, делать обобщения сложно.

В своем нынешнем виде как номотетический, так и идиографический подход вносят весомый вклад в исследования. Однако относительная ценность каждого подхода зависит от цели исследования. Идиографический подход лучше подходит для описания, а идиографический — для предсказаний. Два подхода можно рассматривать как взаимодополняющие, идиографические исследования могут способствовать дальнейшему развитию номотетического закона. Он также может служить источником идей и гипотез для последующего изучения. Примером того, как два подхода показали себя взаимодополняющими, является модель памяти с несколькими хранилищами Аткинсона и Ширфонса. Одна из ключевых идей этой теории заключается в том, что для передачи информации из кратковременной памяти (КПМ) в долговременную память (ДПМ) информация должна пройти цикл репетиций. Основное свидетельство этой теории исходит из лабораторных экспериментов, которые демонстрируют первичные и недавние эффекты. Однако тематическое исследование Клайва Уиринга также подтвердило эту теорию. Клайв Уиринг получил обширное повреждение головного мозга, поэтому у него всего «7-секундная память». В результате он не может формировать новые LTM, так как не может сохранять информацию достаточно долго, чтобы она могла войти в LTM. Это пример, когда оба подхода внесли свой вклад в теорию и, таким образом, продемонстрировали, что, возможно, будет лучше, если эти два подхода будут считаться взаимодополняющими, а не конкурирующими.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Идиографический и номотетический подходы: значение, примеры

Споры об идиографическом и номотетическом подходах к психологии — это философский спор об изучении людей. В психологии мы можем изучать людей, используя идиографический или номотетический подход, оба из которых имеют свои преимущества и недостатки. Мы рассмотрим каждый из подходов по очереди.

Номотетический подход

Термин «номотетический» происходит от греческого слова nomos , что означает закон. Номотетический подход описывает изучение людей как всего населения. Психологи, использующие этот подход, изучают большие группы людей и устанавливают общие законы поведения, применимые ко всем. Номотетический подход обычно использует количественные методы исследования и статистический анализ. Методы исследования, используемые в номотетическом подходе, включают эксперименты, корреляции и метаанализы.

Мы можем разделить выявленные общие закономерности на несколько типов:

  • Классификация людей по группам (например, DSM для расстройств настроения).

  • Такие принципы, как поведенческие законы обучения.

  • Измерения, такие как инвентаризация личности Айзенка, которая позволяет сравнивать людей. Теория личности Айзенка основана на трех аспектах: интроверсия и экстраверсия, невротизм и стабильность, психотизм и социализация.

Далее мы рассмотрим идиографический подход и его отличия от номотетического подхода.

Идиографический подход

Термин «идиографический» происходит от греческого слова idios , что означает «личный» или «частный». Психологи, использующие идиографический подход, сосредотачиваются на индивидуальных и уникальных аспектах человека. Идиографический подход обычно использует качественные методы, такие как неструктурированные интервью, тематические исследования и тематический анализ. Идиографический подход не формулирует законов и не обобщает выводы.

Идиографический подход фокусируется на индивидуальном восприятии и чувствах и собирает качественные данные для получения глубоких и уникальных сведений о людях вместо числовых данных. Мы часто можем видеть идиографические подходы гуманистических и психодинамических психологов в тематических исследованиях.

Разница между идиографическим и номотетическим подходом

Идиографический подход подчеркивает уникальность человека через его эмоции, поведение и переживания. Он направлен на сбор подробной информации о человеке. Идиографический подход к изучению личности предполагает, что наши психические структуры уникальны и замечательны и обладают различными характеристиками и качествами. С другой стороны, номотетический подход направлен на поиск общего между людьми и пытается обобщить поведение с помощью законов, применимых ко всем людям.

Хотя эти два метода используют противоположные подходы, некоторые утверждают, что работа с обоими методами поддерживает более широкий взгляд психологов на их учебные случаи.

Когнитивная психология подходы сочетают в себе оба метода. Они используют номотетический подход для установления общих закономерностей познавательного процесса и применяют идиографический подход к работе над кейсами.

Примеры идиографического и номотетического подходов

Вот несколько примеров идиографического и номотетического подходов, чтобы лучше понять тему.

Классическое и оперантное обусловливание

Оперантное обусловливание поведения является прекрасным примером номотетического подхода. Когда Павлов и Скиннер проводили свои исследования на крысах, собаках и голубях, чтобы проверить обучаемость, они разработали общие законы обучения классическому и оперантному условному рефлексу. Уотсон также обобщил эти законы и применил их к людям. Они до сих пор используются в поведенческой терапии фобий, систематической десенсибилизации и других проблемах.

Конформизм и послушание: ситуационные факторы

Социальные психологи Аш и Милграм утверждают, что ситуационные факторы — это еще один номотетический подход. Когда они исследовали, чтобы понять ситуационные факторы, связанные с социальным поведением, они пришли к выводу, что ситуационные факторы могут влиять на степень соответствия и повиновения кому-либо, потому что они применяют общий закон.

Каковы примеры идиографического подхода?

Гуманистическая психология и психодинамический подход являются хорошими примерами идиографической методологии.

Маленький Ганс – Эдипов комплекс

Исследование Фрейда (1909) Маленького Ганса является примером идиографического подхода. Фрейд провел тщательное исследование случаев своих пациентов, чтобы лучше понять их психологические проблемы. Тематическое исследование Маленького Ганса рассказывает о пятилетнем мальчике, который боялся лошадей. Фрейд собрал подробные данные, охватившие более ста пятидесяти страниц и месяцев работы. Он пришел к выводу, что Маленький Ганс вел себя так из-за ревности к отцу, потому что Фрейд считал, что Маленький Ганс переживает Эдипов комплекс.

Гуманистическая психология

Гуманистическая психология использует личностно-ориентированный подход. Следовательно, он считается идиографическим, поскольку способствует сосредоточению внимания исключительно на субъективном опыте. Он обычно используется в клинических условиях, потому что фокусируется на человеке.

Идиографический и номотетический подходы: оценка

В этом разделе проводится сравнение идиографического и номотетического подходов, чтобы показать сильные и слабые стороны.

Преимущества номотетического подхода

  • Для получения репрезентативных результатов можно использовать большие выборки людей.

  • В нем используется научная методология, а эксперименты могут быть воспроизводимыми и надежными.

  • Поскольку этот подход является научным, его можно использовать для прогнозирования поведения. Например, одним из объяснений ОКР является низкий уровень серотонина в мозгу. Поэтому разрабатываются лекарства для улучшения усвоения серотонина и лечения обсессивно-компульсивного расстройства.

Недостатки номотетического подхода

  • Ему не хватает понимания индивидуальных и уникальных точек зрения, потому что он предполагает, что универсальные законы поведения применимы ко всем.

  • При номотетических методах нельзя учитывать культурные и гендерные различия.

  • Большинство экспериментов проводится в лаборатории. Результатам может не хватать реализма, и эти исследования могут быть неприменимы к реальным обстоятельствам.

Преимущества идиографического подхода

  • Таким образом, идиографический подход фокусируется на отдельных лицах и может дать более глубокое объяснение поведения.

  • Психологи-гуманисты утверждают, что мы можем предсказать их действия в данный момент, только если знаем человека. Результаты являются источником идей или гипотез для исследований.

  • Тематические исследования могут помочь в разработке номотетических законов, предоставляя больше информации. Например, случай HM значительно помог нашему пониманию памяти.

Недостатки идиографического подхода

  • Идиографические методы не имеют научных доказательств.

  • Поскольку изучается меньше людей, нельзя сделать никаких общих законов или предсказаний.

  • Узкий и ограниченный подход.

Идиографический и номотетический подходы – основные выводы

  • Термин «номотетический» происходит от греческого слова nomos, означающего закон. Номотетический подход фокусируется на установлении общих законов человеческого поведения, как правило, с использованием количественных данных. Методы, поддерживающие исследования с использованием номотетического подхода, включают эксперименты, корреляции и метаанализ.
  • Термин «идиографический» происходит от греческого слова idios, означающего «личный» или «частный». Идиографический подход фокусируется на индивидуальном восприятии, эмоциях и поведении и собирает качественные данные для получения глубоких и уникальных сведений о людях.
  • Примеры номотетического подхода включают классическое и оперантное обусловливание, соответствие и послушание.
  • Примеры идиографического подхода включают тематическое исследование Маленького Ганса и гуманистический подход.

Использование экспериментальных планов для одного случая и прямых измерений в JSTOR

журнальная статья

Идиографический подход к исследованию организационного поведения: использование экспериментальных планов для отдельных случаев и прямых измерений

Фред Лутанс и Тим Р. В. Дэвис

The Academy of Management Review

Vol. 7, № 3 (июль 1982 г.), стр. 380-391 (12 страниц)

Опубликовано: Академия управления

https://doi.org/10.2307/257330

https://www.jstor.org/stable/257330

Читать и скачивать

Войти через школу или библиотеку

Альтернативные варианты доступа

Для независимых исследователей

Читать онлайн

Читать 100 статей в месяц бесплатно

Подписаться на JPASS

Неограниченное чтение + 10 загрузок

Товар для покупки

29,00 $ — Загрузить сейчас и позже

Чтение онлайн (бесплатно) основано на сканировании страниц, которое в настоящее время недоступно для программ чтения с экрана. Чтобы получить доступ к этой статье, обратитесь в службу поддержки пользователей JSTOR. Мы предоставим копию в формате PDF для программы чтения с экрана.

С помощью личного аккаунта вы можете читать до 100 статей каждый месяц за бесплатно .

Начать

Уже есть учетная запись? Войти

Ежемесячный план
  • Доступ ко всему в коллекции JPASS
  • Читать полный текст каждой статьи
  • Загрузите до 10 статей в формате PDF, чтобы сохранить и сохранить
$19,50/месяц Годовой план
  • Доступ ко всему в коллекции JPASS
  • Читать полный текст каждой статьи
  • Загрузите до 120 статей в формате PDF, чтобы сохранить и сохранить
199 долларов в год

Приобрести PDF-файл

Купите эту статью за 29,00 долларов США.

Как это работает?

  1. Выберите покупку вариант.
  2. Оплатить с помощью кредитной карты или банковского счета с PayPal.
  3. Прочтите свою статью в Интернете и загрузите PDF-файл из своей электронной почты или своей учетной записи.

Предварительный просмотр

Предварительный просмотр

Аннотация

Рассматриваются основные предположения доминирующих номотетических (группоцентричных, стандартизированных и контролируемых экологических контекстов и количественных методологий) и идиографических (индивидуально-ориентированных, натуралистических экологических контекстов и качественных методологий) перспектив исследования. Предлагается интерактивная теория (т. е. реальные люди, взаимодействующие в реальных организациях) для организационного поведения — теоретическое предположение, которое поддается идиографическому подходу. В качестве потенциально мощной методологии идиографического исследования организационного поведения предлагаются интенсивные однократные экспериментальные планы и меры прямого наблюдения.

Информация о журнале

Журнал Academy of Management Review, которому уже 26 лет, является наиболее цитируемым из справочных материалов по менеджменту. AMR считается одним из самых влиятельных деловых журналов, публикующих академически строгие концептуальные статьи, продвигающие науку и практику управления. AMR — это журнал по развитию теории для специалистов по менеджменту и организациям со всего мира. AMR публикует новые, проницательные и тщательно продуманные концептуальные статьи, бросающие вызов общепринятому мнению относительно всех аспектов организаций и их роли в обществе. Журнал открыт для различных точек зрения, включая те, которые направлены на повышение эффективности, а также те, которые критически относятся к управлению и организациям. Каждая рукопись, опубликованная в AMR, должна содержать новые теоретические идеи, которые могут улучшить наше понимание управления и организаций. Большинство статей также включают обзор соответствующей литературы. AMR издается четыре раза в год тиражом 15 000 экземпляров.

Информация об издателе

Академия управления (Академия; АОМ) является ведущей профессиональной ассоциацией ученых, занимающихся созданием и распространением знаний об управлении и организациях. Основная миссия Академии состоит в том, чтобы улучшить профессию менеджера, продвигая стипендию в области управления и обогащая профессиональное развитие ее членов. Академия также стремится формировать будущее исследований и образования в области управления. Академия управления, основанная в 1936 году, является старейшей и крупнейшей научной ассоциацией менеджмента в мире. Сегодня Академия является профессиональным домом для более чем 18290 участников из 103 стран. Членство в Академии открыто для всех, кто ценит принадлежность к ней.

Права и использование

Этот предмет является частью коллекции JSTOR.
Условия использования см. в наших Условиях использования
Обзор Академии управления © 1982 Академия управления
Запросить разрешения

Значение идиографического подхода при тяжелых хронических заболеваниях — случай больного боковым амиотрофическим склерозом

Дискуссия о номотетическом и идиографическом подходах является одним из основных философских споров в области психологических наук (Schafer, 1999; Salvatore and Valsiner, 2010).

Термин «номотетический» происходит от греческого слова «номос», что означает «обычай, обычай, закон» и в психологии относится к объективной классификации в сходных условиях, для установления обобщений, таких как диагнозы. Термин «идиографический» происходит от греческого слова «idios», означающего «относящийся к себе; свой собственный, частный или отдельный» и относится к тем аспектам субъективного опыта, которые делают каждого человека уникальным.

В клинической психологии ведутся споры о классификации личности и других таксономиях, а также об использовании диагностики. На уровне вмешательства речь идет об использовании индивидуалистических методов лечения или лечения, основанного на исследованиях, в которых основное внимание уделяется группе людей с аналогичным заболеванием, где (индивидуальная) эффективность проверяется с помощью агрегированных статистических данных. Например, научно обоснованные исследования показывают, что когнитивно-поведенческая терапия положительно влияет на тревожные расстройства (Olatunji et al. , 2010).

Как исследователи, мы ищем закономерности и повторяющиеся явления. Однако когда объектом изучения является человек, при всей его сложности, нельзя забывать, что каждый человек уникален. Это еще более важно в клинической практике, где клиницисты не должны заботиться о «среднем балле», а должны помогать человеку с его клиническими особенностями, мыслями, эмоциями и отношениями.

При лечении тяжелых и хронических заболеваний, таких как боковой амиотрофический склероз (БАС), эти дебаты очень важны, и иногда существует риск того, что они будут недооценены. Человеческая склонность к обобщениям вкупе с поверхностным подходом к результатам исследований может привести к стереотипным представлениям о человеке, живущем с тяжелым заболеванием. В случае БАС, неизлечимой неизлечимой болезни с потенциально резким ухудшением физической функции и эрозией независимости, можно легко предположить, что «если у человека БАС, то он/она должны быть в депрессии и иметь низкое качество жизни». (Рабкин и др., 2009 г.).

Реакция на такой серьезный диагноз, как БАС, сильно различается у разных людей. Индивидуальные характеристики приведут к личной реакции, которая может включать депрессивные черты, отчаяние, безнадежность, но у человека остается возможность найти надежду и сохранить надежду перед лицом столь серьезного прогноза (McDonald et al., 1994). Таким образом, даже если мы сможем статистически определить средний балл каждой вовлеченной психологической проблемы, никакое совокупное исследование не сможет учесть всю сложность индивидуальной реакции.

Практика клинической психологии должна руководствоваться идиографическим подходом, уделяя внимание результатам исследований, полученным с номотетической точки зрения. Однако в некоторых случаях в процесс индивидуального познания могут вмешиваться предубеждения относительно клинической ситуации. В области БАС, учитывая низкую распространенность заболевания, возможно, что профессионал, не обладающий достаточными знаниями о таких заболеваниях, может переоценить депрессивные черты, основываясь на предположении. Подобная концепция также важна для других типов или клиницистов, таких как врачи, в частности, когда они не используются для лечения конкретной клинической ситуации.

Одним из способов лучше понять мир пациента является заполнение анкеты качества жизни (QoL), хотя следует соблюдать осторожность при выборе анкеты для этой цели. КЖ определяется Всемирной организацией здравоохранения как «широкая концепция, на которую сложным образом влияет физическое здоровье человека, его психологическое состояние, уровень независимости, социальные отношения, личные убеждения и его отношение к характерным чертам окружающей среды» (WHOQOL). Группа, 1998). Существуют две разные концепции качества жизни, известные как качество жизни, связанное со здоровьем (HRQoL), и субъективное благополучие (SWB). HRQoL в значительной степени количественно определяет симптомы, о которых пациенты сообщают самостоятельно, и способность выполнять повседневную деятельность на основе качества жизни. Субъективное благополучие, также известное как «Индивидуальное качество жизни» в исследовательской литературе по БАС (Clarke et al. , 2001), относится к позитивному настроению и удовлетворенности жизнью в целом и не зависит от оценки тяжести симптомов. . В соответствии с конструкцией HRQoL и способом, которым она концептуализирует QoL, пациенты с БАС должен иметь более низкое качество жизни, чем в общей популяции, с дальнейшим снижением по мере увеличения тяжести симптомов в соответствии с прогрессированием заболевания. Однако прошлые исследования показали, что качество жизни не связано с физической силой и функциональной способностью (Goldstein et al., 2002; Pagnini, 2012). Таким образом, при проведении оценки качества жизни клиницисты должны знать о тонком, но очень важном различии между качеством жизни и часто называемым HRQoL. В идеале клиницисты всегда должны использовать опросники, которые хорошо работают с предполагаемой группой заболеваний. Было показано, что даже опросники, которые явно подходят и якобы избегают соматических симптомов депрессии, переоценивают депрессивные черты у пациентов с БАС (Gibbons et al. , 2011).

Даже если исследователи могут извлечь выгоду из стандартизированных вопросов и ответов, клиницисты также должны учитывать интересы пациентов. В оценке КЖ, например, существует множество опросников, полезных для понимания того, как человек себя чувствует, с разной степенью чувствительности. Одним из наиболее интересных инструментов для оценки индивидуальных потребностей, убеждений и эмоций является График оценки индивидуального качества жизни (SEIQoL) (Hickey et al., 19).96), в котором людей просят указать пять наиболее релевантных доменов для их благополучия, оценить их и классифицировать друг друга. Даже если полученная оценка подверглась критике (Felgoise et al., 2009) и имеет некоторые ограничения с исследовательской точки зрения, клинический процесс выбора домена и оценки может дать интересные сведения о ситуации человека и оказаться полезным в процессе формулирования. , в соответствии с подходом SWB. Использование аналогичного подхода клиническими психологами и врачами, работающими с хроническими заболеваниями, может помочь в понимании индивидуальных клинических проблем пациента, снизить предубеждения и риск слепого применения номотетического подхода.

Кларк, С., Хики, А., О’Бойл, К., и Хардиман, О. (2001). Оценка индивидуального качества жизни при боковом амиотрофическом склерозе. Качество. Жизнь Рез . 10, 149–158.

Опубликован Аннотация | Полный текст в публикации

Фелгуаз, С. Х., Стюарт, Дж. Л., Бремер, Б. А., Уолш, С. М., Бромберг, М. Б., и Симмонс, З. (2009). SEIQoL-DW для оценки качества жизни при БАС: сильные стороны и ограничения. Амиотроф. Боковой склер . 10, 456–462.

Опубликован Аннотация | Опубликован полный текст | Полнотекстовая перекрестная ссылка

Гиббонс, С. Дж., Миллс, Р. Дж., Торнтон, Э. У., Илинг, Дж., Митчелл, Дж. Д., Шоу, П. Дж., и др. (2011). Анализ Раша госпитальной шкалы тревоги и депрессии (hads) для использования при заболеваниях двигательных нейронов. Качество здоровья. Life Outcomes 9. doi: 10.1186/1477-7525-9-82

Pubmed Abstract | Опубликован полный текст | Полный текст CrossRef

Гольдштейн, Л. Х., Аткинс, Л., и Ли, П. Н. (2002). Корреляты качества жизни у людей с болезнью двигательных нейронов (БДН). Амиотроф. Боковой склер. Другое заболевание двигательных нейронов . 3, 123–129.

Опубликован Аннотация | Опубликован полный текст | CrossRef Full Text

Хики, А. М., Бери, Г., О’Бойл, К. А., Брэдли, Ф., О’Келли, Ф. Д., и Шеннон, В. (1996). Новая краткая форма индивидуального показателя качества жизни (SEIQoL-DW): применение в когорте людей с ВИЧ/СПИДом. BMJ 313, 29–33.

Опубликован Аннотация | Опубликован полный текст | CrossRef Full Text

McDonald, E.R., Wiedenfeld, S.A., Hillel, A., Carpenter, C.L., and Walter, R.A. (1994). Выживаемость при боковом амиотрофическом склерозе – роль психологических факторов. Арх. Нейрол . 51, 17–23.

Опубликован Аннотация | Опубликован полный текст | Полный текст CrossRef

Олатунджи Б.О., Цислер Дж.М. и Дикон Б.Дж. (2010). Эффективность когнитивно-поведенческой терапии при тревожных расстройствах: обзор результатов метаанализа. Психиатр. клин. Северная Ам . 33, 557–577.

Опубликован Аннотация | Опубликован полный текст | Полный текст CrossRef

Пагнини, Ф. (2012). Психологическое благополучие и качество жизни при боковом амиотрофическом склерозе: обзор. Междунар. Дж. Психол . doi: 10.1080/00207594.2012.691977. [Epub перед печатью].

Опубликован Аннотация | Опубликован полный текст | Полный текст CrossRef

Рабкин, Дж. Г., Альберт, С. М., Роуленд, Л. П., и Мицумото, Х. (2009). Насколько распространена депрессия среди лиц, осуществляющих уход за больными БАС? Продольное исследование. Амиотроф. Боковой склер . 10, 448–455.

Опубликован Аннотация | Опубликован полный текст | Полный текст CrossRef

Сальваторе, С., и Валсинер, Дж. (2010). Между общим и уникальным: преодоление номотетической и идиографической оппозиции. Теория психологии . 20, 817–833.

Шафер, М. (1999). Номотетическая и идиографическая методология в психиатрии – историко-философский анализ. Мед. Здравоохранение. Филос. 2 , 265–274.

Опубликован Аннотация | Опубликован полный текст

WHOQOL Group. (1998). Оценка качества жизни Всемирной организации здравоохранения (WHOQOL): развитие и общие психометрические характеристики. Соц. науч. Мед. 46 , 1569–1585.

Опубликован Аннотация | Опубликован полный текст

Справочник по качественным методам исследования и анализу в предпринимательстве

  • Предыдущая глава
  • Следующая глава

15 Техника репертуарных сеток: идеографический и номотетический подход к знаниям Кармен Дима ВВЕДЕНИЕ В этой главе представлена ​​теория личностных конструктов (PCP) и производная от нее техника: репертуарные сетки как сложный метод сбора данных. ..

  • Передний вопрос

    • Авторские права

    • Содержание

    • Авторы

    • Благодарности

  • Введение

  • ЧАСТЬ I: Постоянный сравнительный метод

    • Введение в метод постоянного сравнения

    • Глава 1: Использование метода постоянного сравнения для рассмотрения изменений и эволюции сети

    • Глава 2: Использование постоянного сравнения как метода анализа в исследованиях предпринимательства

    • Глава 3: Анализ обоснованной теории в исследованиях предпринимательства

    • Будущее за постоянным сравнительным методом

  • ЧАСТЬ II: Методологии метафор

    • Методологии метафор: изучение исследований предпринимательства, педагогики и исследователей

    • Глава 4: Применение, экспериментирование и изучение методологий метафор в предпринимательстве

    • Глава 5. Контекстуализация образов предприятия: исследование «визуальных метафор», используемых для представления предпринимательства в учебниках

    • Глава 6: Метафоры в передаче научной работы

    • Метафорические методологии в исследованиях предпринимательства

  • ЧАСТЬ III: Техника критических инцидентов

    • Техника критического инцидента: обзор

    • Глава 7: Исследование предпринимательского процесса с использованием техники критического инцидента

    • Глава 8: Эффективность качественного варианта метода критических инцидентов (CIT) в исследованиях предпринимательства

    • Глава 9. Подход к исследованию предпринимательства на основе техники критических инцидентов с использованием феноменологического сбора объяснительных данных.

    • Техника критических инцидентов: некоторые выводы

  • ЧАСТЬ IV: Фокус-группы

    • Происхождение и использование фокус-групп

    • Глава 10: Проведение традиционной фокус-группы

    • Глава 11: Проведение фокус-группы с использованием программного обеспечения системы групповой поддержки (GSS)

    • Глава 12: Проведение онлайновой фокус-группы

    • Фокус-группы: чему мы научились?

  • ЧАСТЬ V: Техника репертуарной сетки

    • Репертуарные сетки в предпринимательстве: практические примеры из исследований

    • Глава 13.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Related Posts