Интроспекция и самонаблюдение: Метод интроспекции и проблема самонаблюдения

Содержание

Метод интроспекции и проблема самонаблюдения

На протяжении длительного времени метод интроспекции был не просто главным, а единственным методом психологии. Он основан на двух утверждениях, развиваемых представителями интроспективной психологии:

  • во-первых, процессы сознания «закрыты» для внешнего наблюдения, но,
  • во-вторых, процессы сознания способны открываться (репрезентироваться) субъекту.

Из этих утверждений следует, что процессы сознания конкретного человека могут быть изучены только им самим и никем более.

Идеологом метода интроспекции был философ Дж. Локк (1632-1704), который развил тезис Декарта о непосредственном постижении мыслей. Дж. Локк утверждал, что существует два источника всех знаний: объекты внешнего мира и деятельность нашего собственного ума. На объекты внешнего мира человек направляет свои внешние чувства и в результате получает впечатления о внешних вещах, а в основе деятельности ума лежит особое внутреннее чувство — рефлексия. Локк определял ее как «наблюдение, которому ум подвергает свою деятельность».

В то же время под деятельностью ума Локк понимал мышление, сомнение, веру, рассуждения, познание, желание.

Дж. Локк заявлял, что рефлексия предполагает особое направление внимания на деятельность собственной души, а также достаточную зрелость субъекта. У детей рефлексии почти нет, они заняты в основном познанием внешнего мира. Однако рефлексия может не развиться и у взрослого, если он не проявит склонности к размышлению над собой и не направит на свои внутренние процессы специального внимания. Исходя из данного положения, можно говорить о том, что Локк считает возможным раздвоение психики. Психические процессы, по его мнению, протекают на двух уровнях. К процессам первого уровня он относил восприятие, мысли, желания и т. д., а к процессам второго уровня — наблюдение, или «созерцание», этих мыслей и образов восприятия.

Другим не менее важным выводом из утверждения Дж. Локка является то, что, поскольку процессы сознания открываются только самому субъекту, ученый может проводить психологические исследования только над самим собой.

При этом способность к интроспекции не приходит сама по себе. Для того чтобы овладеть этим методом, надо долго упражняться.

По сути, Дж. Локк, находясь на материалистических позициях, придерживается двух принципов английского материализма XVI-XVII вв., который возник и развивался под влиянием достижений в механике и.физике, и в первую очередь открытий Ньютона.

  1. Первый из провозглашенных английскими материалистами того времени принципов был принцип сенсуализма, чувственного опыта, как единственного источника познания.
  2. Второй — это принцип автоматизма, согласно которому задача научного познания психических, как и всех природных явлений, заключается в том, чтобы разложить все сложные явления на элементы и объяснить их, опираясь на связи между этими элементами.

Данная точка зрения получила название сенсуалистического материализма. Несмотря на некоторую ограниченность суждений, для своего времени эта позиция была весьма прогрессивна, а лежащие в ее основе принципы оказали огромное влияние на развитие психологической науки.

Параллельно с учением Дж. Локка в науке стало развиваться еще одно, близкое к нему течение — ассоциативное направление. Истоком этого учения являлся все тот же сенсуалистический материализм. Только если Дж. Локк больше внимания уделял первому принципу, то представители ассоциативного направления строили свои умозаключения на основе второго принципа. Возникновение и становление ассоциативной психологии было связано с именами Д. Юма и Д. Гартли.

Английский врач Д. Гартли (1705-1757), противопоставляя себя материалистам, тем не менее заложил основы материалистической по своему духу ассоциативной теории. Причину психических явлений он видел в вибрации, которая возникает в мозге и нервах. По его мнению, нервная система — это система, подчиненная физическим законам. Соответственно и продукты ее деятельности включались в строго причинный ряд, ничем не отличающийся от такого же во внешнем, физическом мире. Этот причинный ряд охватывает поведение всего организма — и восприятие вибраций во внешней среде (эфире), и вибрации нервов и мозгового вещества, и вибрации мышц. Разработанное им учение о вибрациях получило свое дальнейшее развитие в работах Д. Юма и послужило основой развития ассоциативной психологии.

Давид Юм (1711-1776) в качестве основополагающего принципа вводит ассоциацию. Под ассоциацией он понимает некое притяжение представлений, устанавливающее между ними внешние механические связи. По его мнению, все сложные образования сознания, включая сознание своего «я», а также объекты внешнего мира являются лишь «пучками представлений», объединенных между собой внешними связями — ассоциациями. Следует отметить, что Юм скептически относился к рефлексии Локка. В своей книге «Исследование о человеческом познании» он пишет, что когда мы вглядываемся в себя, то никаких впечатлений ни о субстанции, ни о причинности, ни о других понятиях, будто бы выводимых, как писал Локк, из рефлексии, не получаем. Единственное, что мы замечаем, это комплексы перцепций, сменяющих друг друга. Поэтому единственным способом, с помощью которого можно получить информацию о психическом, является опыт.

Причем под опытом он понимал впечатления (ощущения, эмоции и т. д.) и «идеи» — копии впечатлений. Таким образом, труды Юма в определенной степени предопределили возникновение экспериментальных методов психологии.

Следует отметить, что к середине XIX в. ассоциативная психология была господствующим направлением. И именно в рамках данного направления в конце XIX в. стал весьма широко использоваться метод интроспекции. Увлечение интроспекцией было повальным. Более того, проводились грандиозные эксперименты по проверке метода интроспекции. Этому способствовало убеждение в том, что интроспекция как метод психологии имеет целый ряд преимуществ. Считалось, что в сознании непосредственно отражается причинно-следственная связь психических явлений. Поэтому если вы хотите узнать, почему подняли руку, то причину этого надо искать в своем сознании. Кроме этого считалось, что интроспекция, в отличие от наших органов чувств, которые искажают информацию, получаемую при изучении внешних объектов, поставляет психологические факты, так сказать, в чистом виде.

Однако со временем широкое распространение метода интроспекции привело не к развитию психологии, а, наоборот, к определенному кризису. С позиции интроспективной психологии психическое отождествляется с сознанием. В результате такого понимания сознание замыкалось в самом себе, а следовательно, наблюдался отрыв психического от объективного бытия и самого субъекта. Более того, поскольку утверждалось, что психолог может изучать самого себя, то выявленные в процессе такого изучения психологические знания не находили своего практического применения. Поэтому на практике интерес общественности к психологии упал. Психологией интересовались только профессиональные психологи.

Вместе с тем следует отметить, что период господства интроспективной Психологии не прошел бесследно для развития психологической науки в целом. В это время возник ряд теорий, оказавших существенное влияние на последующее развитие психологической мысли. Среди них:

  • теория элементов сознания, основоположниками которой являлись В. Вундт и Э. Титченер;
  • психология актов сознания, развитие которой связано с именем Ф. Брентано;
  • теория потока сознания, созданная У. Джемсом;
  • теория феноменальных полей;
  • описательная психология В. Дильтея.

Общим для всех этих теорий является то, что на место реального человека, активно взаимодействующего с окружающим миром, ставится сознание, в котором как бы растворяется действительное человеческое существо.

Нельзя также не отметить роль интроспективной психологии в становлении и развитии экспериментальных методов психологического исследования. Именно в рамках интроспективной психологии в 1879 г. Вундтом в Лейпциге была создана первая экспериментальная психологическая лаборатория. Кроме того, интроспективная психология предопределила появление других перспективных направлений в развитии психологии. Так, бессилие «психологии сознания» перед многими практическими задачами, обусловленными развитием промышленного производства, требовавшего разработки средств, позволяющих контролировать поведение человека, привело к тому, что во втором десятилетии XX в. возникло Новое направление психологии, представители которого объявили и новый предмет психологической науки — им стала не психика, не сознание, а поведение, понимаемое как совокупность извне наблюдаемых, преимущественно двигательных реакций человека. Это направление получило название «бихевиоризм» (от англ. behaviour — «поведение») и явилось третьим этапом в развитии представлений о предмете психологии. Но прежде чем приступить к рассмотрению психологии как науки о поведении, вернемся к интроспекции и отметим различия в отношении к ней с позиции психологии сознания и современной психологии. В первую очередь необходимо определиться в используемых терминах.

Интроспекция в буквальном смысле означает «самонаблюдение». В современной психологии существует метод использования данных самонаблюдения. Между этими понятиями есть ряд различий. Во-первых, по тому, что и как наблюдается, и, во-вторых, по тому, как полученные данные используются в научных целях. Позиция представителей интроспективной психологии заключается в том, что наблюдение направлено на деятельность своего ума и рефлексия является единственным способом получения научных знаний.

Данный подход обусловлен своеобразной точкой зрения интроспекционистов на сознание. Они считали, что сознание имеет двойственную природу и может быть направлено как на внешние объекты, так и на процессы самого сознания.

Позиция современной психологии на использование данных самонаблюдения заключается в том, что самонаблюдение рассматривается как «моноспекция», как метод постижения фактов сознания, а факты сознания, в свою очередь, выступают в качестве «сырого материала», для дальнейшего понимания психических явлений. Термин «моноспекция» говорит о том, что сознание — это единый процесс. Однако интроспекция как самонаблюдение за своим внутренним состоянием существует, но при этом она неотделима от «

экстраспекции» — наблюдения за внешними объектами и поведением людей. Таким образом, самонаблюдение является одним из методов современной психологической науки, который позволяет получить сведения, являющиеся основанием для последующего психологического анализа.

Интроспекция — Психологос

Интроспекция (от лат. — смотрю внутрь) — метод психологического исследования, который заключается в наблюдении собственных психических процессов без использования каких-либо инструментов или эталонов.

Интроспекция — метод углубленного исследования и познания человеком актов собственной активности: отдельных мыслей, образов, чувств, переживаний, актов мышления как деятельности разума, структурирующего сознание.

История метода

В качестве особого метода интроспекция была обоснована в работах Рене Декарта, который указывал о непосредственном характере познания собственной душевной жизни. Джон Локк разделил человеческий опыт на внутренний, касающийся деятельности нашего разума, и внешний, ориентированный на внешний мир.

После того, как Вильгельм Вундт соединил метод интроспекции с лабораторными и аппаратными методиками, интроспекция стала главным методом исследования психических состояний и содержания сознания человека в зарождающейся экспериментальной психологии конца XIX века. Однако в начале ХХ века, в связи с изменением и расширением объекта и предмета психологии, появлением новых направлений в психологии интроспекцию объявили методом идеалистическим, субъективным и ненаучным.

Тем не менее, интроспекция всегда присутствовала в исследованиях психологов в форме самонаблюдения, рефлексивного анализа и других приемов изучения внутренней духовной жизни человека.

Варианты метода

  • аналитическая интроспекция
  • систематическая интроспекция
  • феноменологическое самонаблюдение
  • интроспективная психология

Аналитическая интроспекция разработана в школе Э. Титченера. Характеризуется стремлением полного расчленения чувственного образа на составные „элементы“, не редуцирующиеся к параметрам раздражителя.

Систематическая интроспекция разработана в Вюрцбургской школе. Характеризуется ориентацией на отслеживание основных стадий процесса мышления на основе ретроспективного отчета.

Феноменологическая интроспекция разработана в гештальтпсихологии. Характеризуется ориентацией на описание психических феноменов в их непосредственности и целостности „наивным испытуемым“. Этот метод, находящий свои истоки в методе „внутреннего восприятия“, разработанном Ф. Брентано, продуктивно применялся в описательной психологии В. Дильтея, а затем в рамках гуманистической психологии.

Плюс метода в том, что никто не знает человека лучше, чем он сам. В этой связи, интроспекция связана с рефлексией. Никто другой не может залезть к нему в душу и вывернуть ее наизнанку. Однако, главным недостатком метода интроспекции является его необъективность, субъективизм.

к онтологии и методологии рефлексивной психологии индивидуальности – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 14. ПСИХОЛОГИЯ. 2015. № 3

И. Н. Семенов

РЕФЛЕКСИВНОСТЬ САМОНАБЛЮДЕНИЯ И ПЕРСОНОЛОГИЯ ИНТРОСПЕКЦИИ: К ОНТОЛОГИИ

и методологии рефлексивной психологии индивидуальности

В первой части статьи анализируются историко-научные, этимологические и методологические проблемы психолого-персонологического изучения рефлексивности самовосприятия и самонаблюдения (интроспекции) человеком собственного Я как целостной индивидуальности и социальной личности. Рассматривается оппозиция внешней, социальнопредметной детерминации психической деятельности человека и его внутренней, рефлексивно-смысловой жизни, источником которой является самодеятельное индивидуальное Я. С этих позиций эксплицируется логика развития психологии восприятия: от изучения перцепции объектности через интроспекцию субъектности к рефлексии саморазвивающегося Я. Предлагается рефлексивная онтология психологической реальности внутренней жизни, где инкорпорированы такие ее компоненты, как самоактуализация, самовосприятие, самопознание, самопонимание, самосознание, самоопределение, самореализация индивидуальности Я. В контексте рефлексивной психологии, акмеологии, персонологии рассматривается рефлексивная сущность интроспекции в проблемно-конфликтных ситуациях саморазвития индивидуальности в сфере художественного и научного творчества.

Во второй части статьи предложенные теоретические положения реализуются на эмпирическом материале рефлексивно-психологического анализа интроспективного саморазвития жизнетворчества выдающегося писателя и мыслителя М.М. Зощенко. В течение сознательной жизни он рефлексировал ее перипетии и корректировал смысловое поле своего самосознания, что выражалось в интроспективном развитии стилей его художественного творчества и социального поведения. В заключение характеризуется роль рефлексивного диалога как интроспективного средства активизации самовосприятия и саморазвития индивидуальности.

Ключевые слова: психология, методология, онтология, персонология, акмеология, личность, поведение, деятельность, сознание, интроспекция, рефлексия, познание, восприятие, самовосприятие, самонаблюдение, смысл, понимание, саморазвитие, Я-концепция, индивидуальность, субъ-ектность, жизнетворчество.

Семенов Игорь Никитович — академик РАЕ, директор Института рефлексивной психологии творчества и гуманизации образования, докт. психол. наук, профессор НИУ ВШЭ. E-mail: [email protected]

22

Введение: актуальность проблемы интроспекции

в контексте рефлексивной психологии

Традиционно в экспериментальной психологии ХХ в. интроспекция рассматривается в основном гносеологически — как один из дополнительных методов познания психики. При этом самонаблюдение обычно трактуется как интроспективный аккомпанемент психических явлений, который включается либо непосредственно установкой или вниманием в ходе когнитивных, эмоциональных и личностных процессов, либо опосредованно — в виде самоотчета после их осуществления в том или ином опыте. Поскольку самоотчет есть не что иное, как явная форма рефлексии в виде осознания феноменологии свершившегося психического процесса, то лежащая в основе этого интроспекция феноменологически приобретает реальный онтологический статус. В историко-философском аспекте это соответствует исходной дифференциации внутреннего и внешнего планов психики. Эта дифференциация была введена еще в конце XVII в. Дж. Локком в виде различения интроспекции (рефлексии человеком своих душевных процессов) и перцепции (восприятия им окружающей среды). В связи с интенсивным развитием на рубеже ХХ—ХХ! вв. экзистенциальногуманитарной психологии актуальным становится изучение именно «внутренней жизни» человека, ведущей онтологемой которой выступает рефлексивно-смысловой план человеческого Я как субъективный источник психического поведения и деятельности, опосредованный мотивацией, производной от социальных контекстов существования. Рассмотрим возникающие методологические проблемы психологического изучения соотношения интроспекции и рефлексии и их онтологического статуса в современной психологии внутренней жизни человека.

1. предметная детерминация психической деятельности и проблема опосредованности ее развития интроспекцией

С начала ХХ в. в человекознании нарастал интерес к внутренней жизни (Косман, 1917) и рефлексивно-смысловой сфере психики (Семенов, 2014): от философии жизни (Г. Риккерт), феноменологии до понимающей психологии (В. Дильтей) и изучения самонаблюдения и рефлексии (А. Буземан, Д. Дьюи). Однако после Первой мировой войны, приведшей к бихевиористской революции в западной психологи и к революции реактологической — в советской, доминирующим стал интерес к внешней детерминации поведения и к его рефлекторным механизмам. К онтологеме внутренней жизни вновь обратились на рубеже XX и XXI вв. (Полани, 1985; Семенов, 1970; Чудновскиий, 1995; Шадриков, 2006; и др. ).

23

В советское время ведущей онтологемой научного изучения психологической реальности был принцип тождества внутреннего плана деятельности ее внешнему строению. Этот важнейший для школы Л.С. Выготского (А.В. Запорожец, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лу-рия, Д.Б. Эльконин) постулат наиболее рельефно и конструктивно проявился в теории П.Я. Гальперина о планомерном формировании умственных действий и понятий посредством организации их усвоения — от этапа манипулирования вещами через этапы оперирования ими в материализованной и в громкоречевой форме до их выполнения в плане внутренней речи. В процессе такого поэтапного формирования в заданных условиях и с заданными показателями психическое действие становится умственным (Гальперин, 1966), приобретая контролируемые качества сокращенного, обобщенного, автоматизированного и уходящего таким образом в «чистую мысль». Тем самым в теоретическом и технологическом аспектах П.Я. Гальперин дал свое конструктивное решение важной для И. Канта проблемы онтогенеза «чистого разума».

В эффективности подхода П.Я. Гальперина мы убедились на личном опыте разработки приемов решения творческих задач (Семенов, 2012а), а также при формировании элементов медицинского знания и способов решения проблемно-врачебных задач в инновационном процессе модернизации высшего профессионального образования (Семенов, 2013, c. 148—156). До нас многие последователи П.Я. Гальперина (в особенности его ученики В.В. Давыдов и Н.Ф. Талызина) реализовали в прикладном плане его общепсихологическую концепцию в серии психолого-педагогических исследований, в частности, при формировании таких умственных действий или компонентов теоретического мышления, как анализ, моделирование, планирование, рефлексия (Развитие…, 1995). В трудах А.З. Зака (1984) — ведущего в школе В.В. Давыдова специалиста по рефлексии — рефлексия рассматривалась лишь в интеллектуальном аспекте как компонент теоретического мышления, что соответствует рационалистической философской традиции немецкой классической философии и ее развитию в трудах крупного неомарксиста Э.В. Ильенкова.

Однако наши экспериментальные исследования показали, что рефлексия неоднородна и продуктивность творческого мышления определяется не только интеллектуальной рефлексией, но и ее взаимодействием с личностной рефлексией. В онтологическом плане эта дифференциация интеллектуальной и личностной рефлексии означала ограниченность ее рационалистической трактовки как однородного и сугубо интеллектуального процесса. Отсюда возникла проблема многообразия видов рефлексии, поиск решения

24

которой потребовал обращения к философским истокам психологической проблематики рефлексивности психики.

В связи с этим для историко-научного обоснования рефлексивной психологии мышления (Семенов, 1990) нам пришлось в ее анализе отойти на полтора века в глубь истории философии и перейти от рационализма И. Канта и панлогизма Г. Гегеля как онтологического базиса сугубо интеллектуалистической трактовки рефлексии ведущими специалистами по ее изучению (Н.Г. Алексеев, В.В. Давыдов, А.З. Зак, В.А. Лефевр, В.И. Слободчиков, Г.П. Щедровицкий) к эмпиризму Дж. Локка. Ратуя за гносеологию интроспекции как метода познания психики, Локк ввел в психологию философское понятие рефлексии, но при изучении не мышления, а восприятия.

Однако при этом все познавательные процессы (ощущение, восприятие, внимание, память, мышление, воображение) характеризовались в классической психологии через анализ их содержания, производного от отражаемого психикой внешнего мира. Как известно, к Дж. Локку восходит не только онтологизация самонаблюдения в виде рефлексии (как наблюдения душой за своими собственными состояниями), но и ее методологизация (в качестве важного метода самопознания). Однако именно учение Локка о первичных и вторичных качествах стало одним из главных источников трехвекового концептуального «овнешнивания» психологии (и соответственно редуцирования ее «овнутривания» до одного лишь отражения внешнего мира), доминировавшего в большинстве ее направлений: от ассоцианизма и бихевиоризма через гештальтизм и пиажизм вплоть до зарубежного когнитивизма (Ж. Пиаже, У Найссер, К. Эстес и др.) и советских теорий деятельности (В.Я. Басов, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, П.Я. Гальперин, В.В. Давыдов). Лишь в начале ХХ в. основанная О. Кюльпе Вюрцбургская школа (см.: Семенов, 1973) попыталась «овнутрить» психологию и, отталкиваясь от изучения экспериментально открытого в ней феномена «безобразности» мышления, постулировала наличие в нем таких по сути рефлексивных регуляторов, как «смысловые отношения», «установки сознания» и т.п. При этом была осуществлена процедура «объективации» интроспекции посредством «категоризации» метода самонаблюдения как источника самопознания (говоря словами О. Кюльпе, «монархически устроенного Я»). Различные формы самонаблюдения подробно анализировались психологами в начале ХХ в. (Кравков, 1922). Подобная онтологическая связь самонаблюдения с Я в гносеологических актах его самопознания предвосхищает гуманитарно-экзистенциальную психологию. С нашей точки зрения (Семенов, 2009), ее предметом должно стать рефлексивное постижение эманации индивидуального Я в окружающий мир по-

25

средством познания человеком себя (своей субъектности) в мире и мира (т.е. объектности бытия) в себе, в своем сознании.

Если естественно-научно ориентированная когнитивная психология (Алексеев и др., 1979) интересовалась объектным миром и его представленностью в сознании посредством психического отражения окружающей действительности, то гуманитарно ориентированная психология должна стремиться постигнуть внутренний мир субъекта, в сознании которого презентировано как самосознание его Я, так и субъектно окрашенное, рефлексивно осмысленное, действенно реализованное деятельностное отношение Я к преобразуемому им бытию. Рассмотренная переакцентировка предмета психологии с его естественно-научной трактовки на гуманитарную ведет и к переоценке роли интроспекции в психологическом познании — из частного метода она становится методом общепсихологическим и базовым. При этом происходит методологическая трансформация интроспекции: из эмпирического самонаблюдения за потоком сознания она превращается в онтологическую реальность психологического существования личности в виде рефлексии экзистенциально значимых событий и переживаний. Тем самым обеспечивается их смысловая соотнесенность с «Я-концепцией» человека и продуктивная перестройка как его внутренне устремленного самопонимания и самосознания на основе экзистенциального бытия, так и внешне целеустремленного поведения и деятельности на основе адекватной ориентировки психического отражения окружающего мира.

Этимологически интроспекция означает «внутреннее восприятие» или, образно говоря, «внутреннее видение». В онтологическом плане важно выяснить жизненные функции интроспекции. Если она означает «заглядывание внутрь» («погружение в себя», «обращение к своему Я»), то возникает вопрос: зачем это необходимо человеку? Напрашивается экзистенциальный ответ: затем, чтобы обратиться к целостному образу собственного Я (как к своему самому доступному жизненному ресурсу) и извлечь внутреннюю смысловую опору в себе в различных внешних сложных жизненных обстоятельствах, таких, как неопределенность, противоречивость, стресс, конфликт, кризис, ответственный выбор, принятие решения, риск творчества и т.п. Результатом подобного обращения должно быть развитие своего Я-образа: от осознания актуализировавшейся в этих обстоятельствах Я-позиции через коррекцию Я-образа до его смысловой перестройки и изменения самоотношения к содержанию и персонажам.

Важно подчеркнуть рефлексивный характер этих актов интроспекции и саморазвития. Ибо рефлексия обычно трактуется как «взгляд назад» для реконструкции прошлого, осознание его

26

существенных моментов путем размышления для понимания происходящего. В современной философии и психологии постоянно подчеркивается связь рефлексии с целеполаганием и смыслообразованием личности. С нашей точки зрения, рефлексия есть не что иное, как смысловое обращение к свершившемуся и содеянному в контексте предстоящего (Семенов, 2009) для понимания человеком ситуации и себя в ней, для смыслового извлечения из этого уроков в целях перестройки поведения и деятельности, а также для проектирования своего будущего. В этом заключается продуктивность экзистенциальной рефлексии как смыслового бытия человека. Рефлексия обеспечивает «рефлексивный выход» (Г.П. Щедровицкий) человека из «поглощенности жизнедеятельностью» (Рубинштейн, 1986). Это обеспечение осуществляется в результате постоянной работы рефлексии как с индивидуальными смыслами человеческого Я, так и с ценностями культуры. Продуктивность рефлексии состоит в актуализации, порождении, перестройке и развитии смыслов как регуляторов поведения и деятельности, сознания и мышления, эмоций и переживаний, чувств и волевых актов.

Необходимость рефлексии возникает в проблемно-конфликтных ситуациях разрыва в ценностно-смысловом поле сознания Я. Поскольку при этом обнаруживается исчерпанность или несостоятельность актуальных смыслов, то требуется не только их коррекция, но и перестройка или даже генерация новых смыслов путем замыкания презентирующих их элементов сознания человека на более высокие (т.е. значимые, перспективные, масштабные) экзистенциальные ценности — прогресс науки, развитие культуры, эволюция жизни, бытие космоса, эманация духа, промысел Бога.

В современной философии проблематике смысла придается большое значение (Семенов, 2014а, б). В рефлексивнопсихологическом аспекте смысл трактуется нами как рефлексивное достраивание Я до целостности своего существования в окружающем мире путем актуальной или потенциальной интеграции Я в систему социокультурных и индивидуально-экзистенциальных ценностей бытия в обществе. Именно в процессе этой интеграции человека в социум возникает производная от потребностей его Я мотивация как канал настройки активности смыслового поля Я на самореализацию посредством поведения и деятельности в мире.

Социокультурным фоном для этой самореализации является адаптация человека к социуму и функционирование в нем личности посредством социализации как процесса усвоения норм социальной жизнедеятельности и следования им на основе ее конвенциональнообщественной (вспомним «общественный договор» Ж.-Ж. Руссо) нормировки и этико-правового (по Г. Гегелю) регулирования. В конкретно-исторических условиях подобной системодеятельност-

27

ной нормировки (она обстоятельно изучена в системодеятельностной методологии; см.: Щедровицкий, 1996; Семенов, 2014б), образующей социокультурные контексты внешнего бытия человека, внутренней доминантой его развития является, c нашей точки зрения, эманация активности Я в процессе жизнедеятельности. Эта эманация Я осуществляется в широком биосоциальном и культурно-духовном диапазоне: от изначального для организма физического и биологического роста через его физиологическое и психофизиологическое развитие к нормативно-деятельностной адаптации к социуму и функционально-ролевой интеграции в социальные системы. Эти системы образуют социокультурный контекст, в пространстве которого происходят профессиональнодеятельностная самореализация Я, его рефлексивно-личностное саморазвитие как уникальной индивидуальности (Семенов, 2009) и экзистенциально-духовное самоосуществление как микрокосма бытия, включенного природно в поток жизни и рефлексивно в творческую эволюцию духа.

С этих позиций способы социализации человека, определяя социально нормированные деятельностью содержания его сознания, служат лишь условиями развития личности, а ее индивидуализация является продуктом рефлексивно-экзистенциального саморазвития Я, инициируемого эманацией его активности и опосредуемого самонаблюдением (Кравков, 1922) в актах самоощущения, самовосприятия, самопознания, самоактуализации, cамодеятельности (Рубинштейн, 1986), самосознания, самореализации (Ковшуро, Семенов, 2005), самоопределения (Савенкова, Семенов, 2005).

2. Логика развития психологии восприятия: от перцепции объектности через интроспекцию субъектности к рефлексии Я

Парадоксальность психологической проблемы рефлексивности самовосприятия состоит в том, что изначально восприятие (отражение, перцепция) и рефлексия (самовосприятие, самонаблюдение) являли собой две стороны одной медали, а именно созерцание (восприятие) как внешнего, так и внутреннего мира человека. Отмечающаяся в современной психологии важность роли рефлексии в продуктивности восприятия (А.И. Миракян…, 2010; Гусев, 2007; Зинченко, 2010; и др.) создает предпосылки для конструктивного изучения их взаимодействия при самовосприятии индивидуальности Я человека.

Фундаментальность классической психологии (в том числе в изучении восприятия и рефлексии) определяется ее изначальной связью не только с естествознанием, но и с философией, онтологи-

28

ческое и методологическое влияние которой ныне порой утрачивается и редко дотягивает до гносеологической завершенности в виде философски значимых теоретических обобщений. Проведенный нами методологический анализ эксплицирует общую логику развития психологии восприятия и ее связи с изучением рефлексии. Так, в классической российской психологии восприятия начала ХХ в. учитывалось разделение «познания на форму и материю, которое мы находим у Канта: именно все, что дается нам ощущением, есть материя; все, что в познании не есть материя, есть форма, привносимая нашим сознанием к ощущению» (Челпанов, 2011, с. 64). При этом отмечалось, что еще Гербарт «поставил в зависимость порядок воспроизведения представлений от способа их воздействия на сознание» (там же, с. 77), а «Фолькельт считает доказанным только то, что мы в себе воспринимаем непосредственно, путем чистого самонаблюдения» (там же, с. 122). Тем самым в классической психологии восприятия Х1Х в. все еще учитывалась его гносеологическая связь с рефлексией. Она была утрачена в ХХ в., но в ХХ! в. ее все же следует учитывать ввиду сложности изучения феноменологии самовосприятия. Для исследования этой феноменологии явно недостаточно одного лишь классического различения физиологической автохтонности и поведенческой стимульности восприятия как сенсорно-познавательного процесса.

Поскольку отмеченная Кантом «привносимость формы» во многом обеспечивается рефлексией как активностью сознания (Семенов, 2012а), то важной методологической проблемой является изучение взаимодействия ощущения, восприятия и рефлексии (сознания) как соответственно элементарных, базовых и производных, интегративных познавательных процессов. Онтогенетическое развитие (опосредованное природно-эволюционной и культурно-исторической детерминацией) этих процессов приводит к их системной перестройке и интеграции в структуру целостного самосознания личности как индивидуального Я. Поэтому актуальным становится философско-психологическое изучение фундаментальной проблемы взаимосвязи самовосприятия и рефлексии, поскольку эта связь во многом определяет индивидуальность и целостность Я человека.

Предпосылки для постановки этой проблемы имеются как в психологии рефлексии, восходящей к различению Дж. Локка внешней перцепции и внутреннего восприятия посредством самонаблюдения (т.е. собственно рефлексии), так и в логике развития самой психологии восприятия, восходящей к гносеологически-онтологической трактовке И. Кантом трансцендентальности пространства и времени как форм созерцания чистого разума. Здесь важно подчеркнуть методологическую необходимость общепсихо-

29

логического подхода к изучению восприятия с учетом достижений психологии внимания, мышления и сознания (напомним, что активностью сознания является рефлексия).

Классическая психология трактует восприятие как психическое отражение целостности объектов окружающей среды посредством познавательных процессов, использующих в основном данные зрения. В психологии познание восприятия внешнего мира объектов преобладает над изучением восприятия человеком себя и своего внутреннего мира. Так, в экспериментальной психологии восприятия доминирует исследование перцепции внешних объектов и изучение психологических механизмов построения образа окружающего субъекта предметного мира, что важно для адекватной ориентировки и эффективного поведения в нем.

Однако в истории философско-психологической мысли Нового времени познание внешнего и внутреннего восприятия первоначально считалось равновеликими по значимости гносеологическими проблемами постижения бытия посредством сознания его целостности во всей многогранности. Онтологическим основанием для постановки этой проблемы явилось категориальное различение в XVII в. Дж. Локком внешней и внутренней перцепции как разнонаправленных процессов восприятия, ориентированных на постижение внешнего мира объектов и внутреннего мира сознания, т.е. самовосприятия человеком самого себя посредством рефлексии как интроспекции или самонаблюдения Я. При этом рефлексия трактовалась как самонаблюдение душой человека своих собственных состояний. В развитие этого философского подхода позднее в начале ХХ в. было обосновано различие между объяснительной, естественно-научной психологией, исследующей экспериментально «внешнее» в психике, и описательной, культурно-гуманитарной психологией, призванной обеспечить понимание феноменологии «внутреннего» в человеке (Дильтей, 1924). Взаимодействие внутреннего и внешнего в психике изучалось в различных научных школах (Чудновский, 1995). Так, полемизируя с бихевиоризмом и необихевиоризмом, С.Л. Рубинштейн сформулировал принцип детерминизма «внешние причины действуют через внутренние условия», а в культурно-исторической психологии Л.С. Выготского изучались механизмы интериоризации психических действий (и определяющих их знаковых средств) как «вращивания» социальных норм «извне внутрь» посредством предметной деятельности (по А.Н. Леонтьеву) и поэтапного формирования умственных действий (по П.Я. Гальперину), что сопровождается сознанием и рефлексией содеянного (Семенов, 2000).

Эта онтологическая дихотомия внешнего восприятия и внутреннего самовосприятия послужила основанием для методоло-

30

гической дифференциации объективных и субъективных методов психологического познания. Так, еще в XIX в. Вебер и Фехнер открыли эру экспериментального изучения внешней перцепции, а в начале ХХ в. Кюльпе в созданной им Вюрцбургской школе (см. о ней: Семенов, 1972—1973) предпринял конструктивную попытку объективировать внутреннюю перцепцию как самовосприятие субъектом мышления интеллектуально-познавательных процессов и состояний, открывающихся человеку посредством самонаблюдения. Действительно, феноменология восприятия весьма разнообразна и включает в себя процессы не только собственно перцептивные (отражающие внешние объекты среды), но также и личностные (смысловые, мотивационные, эмоциональные и т.п.), открывающиеся в сознании посредством самовосприятия и самонаблюдения человека. Рефлексия этих процессов углубляет самопознание и самопонимание человеком самого себя, что ведет к построению его внутреннего мира и Я-концепции.

Новый взгляд на психологию восприятия, возникший в 1960-х гг., выделил для изучения такие его аспекты, как роль установок, влияние мотивации, потребностей и ценностей субъекта на когнитивные структуры зрительного образа (Брунер, 1977). Анализ герменевтики понятия образа и его изучения европейской наукой показывает (Ссорин, Семенов, 1995), что восприятие поставляет психике сенсорные данные об объектах внешнего мира, образы которых осознаются посредством речи, презентирующей также самовосприятие как рефлексивно-смысловой процесс сознания личности.

Инкорпорирование рефлексивно-личностных и мотивационносмысловых аспектов в структуру познавательных процессов мышления (Семенов, 2000) и восприятия (Зинченко, 2010) ведет к их изучению в рамках таких новых по сравнению с классической психологией парадигм психологического познания, как феноменологическая (по Э. Гуссерлю и М. Мерло-Понти), системная (по Ж. Пиаже, В.А. Барабанщикову, Д.Н. Завалишиной, Я.А. Пономареву и И.Н. Семенову), трансцендентальная (по Г.В. Акопову и А.И. Миракяну). Так, Г.В. Акопов, обсуждая проблематику взаимосвязи сознания и созерцания с восприятием, подчеркивает: «Связь сознания (осознания) с восприятием, познанием, интерпретацией, коммуникацией, действием и рефлексией представляется фундирующей в сопоставлении с другими связями (отношениями)» (цит. по: А.И. Миракян…, 2010, с. 359).

С позиций культурной психологи отношений личности применительно к анализу форм ее интеллектуальной жизни справедливо говорится об «уровнях возведения восприятия субъекта к реф-лексируемому процессу и перцептивному самопознанию» (Старо-

31

войтенко, 2004, с. 73). При этом подчеркивается, что «Сознание может особо акцентировать роль «я» в восприятии и становиться при этом либо причиной субъективных искажений перцепции, либо условием авторских преобразований воспринимаемого. <.. .> Через я-присвоение перцепции сознание начинает способствовать совершенствованию личного восприятия мира, эстетизации жизни, развиваться в утонченную самоперцепцию» (там же, с. 87—88).

Если взаимодействие внешней перцепции с мотивационной сферой личности и ее сознанием уже показано современной психологией (А.И. Миракян…, 2010; Барабанщиков, Носуленко, 2002; Брунер, 1977), то связь внутреннего самовосприятия с рефлексией и самопониманием индивидуальности нуждается в специальном изучении. Его актуальность обусловлена необходимостью развития не только перцептивно-визуальной культуры (Зинченко, 2010) современного человека, но также рефлексивной культуры (Деркач и др., 1998) его самовосприятия, самопознания, самопонимания, самосознания и саморазвития (Семенов, 2000). В психологии познавательных процессов уже исследуется рефлексивный аспект восприятия: «В работах Дж. Кагана изучен когнитивный стиль, называемый импульсивность/рефлексивность, описывающий субъективную склонность принимать решения быстро или медленно. .рефлексивные испытуемые используют более продуктивные стратегии при решении пороговых задач» (Гусев, 2007, с. 348). Отталкиваясь от этого экспериментального факта и наших данных о продуктивной роли рефлексии в творческом мышлении (Семенов, 2000), обратимся к изучению проблемы взаимодействия саомвосприятия и рефлексии как важных аспектов психологии саморазвития индивидуальности и самосознания Я. Актуальность этого изучения связана с логикой развития как рефлексивной психологии (Семенов, 1990), так и современной культуры в целом, ибо: «Невнимание к человеку как таковому, к облику его и образу, к его месту в мире и роли в нем, к самоощущению, самопредставлению, самосознанию — главная причина кризиса, переживаемого в последнее время» (Вдовин, 2005, с. 10).

3. Методологические проблемы рефлексивной психологии

восприятия объектов и самовосприятия субъектов

Классическая когнитивная психология включает восприятие в систему познавательных процессов наряду с ощущениями, представлениями, памятью, мышлением, вниманием, воображением (Алексеев и др., 1979). В этой традиционно рационалистической онтологии психики рефлексия обычно не выделяется среди познавательных процессов в особую и самостоятельную психическую

32

функцию, хотя интеллектуальная рефлексия специально изучалась в научных школах Ж. Пиаже, Н.Г. Алексеева, В.В. Давыдова, Г.П. Щедровицкого. Однако в результате теоретико-экспериментального изучения рефлексии в последней трети ХХ в. был не только выделен ее личностный аспект, но и установлена типология, согласно которой дифференцируются такие основные виды рефлексии, как эмоциональная, интуитивная, интеллектуальная, личностная, диалогическая, коммуникативная, кооперативная, социальная, экзистенциальная и духовная (Семенов, 1992), что существенно обогатило онтологию психической жизни индивидуальности человека. В этом рефлексивном контексте целесообразно глубже рассмотреть интроспективные функции как восприятия индивида, так и самовосприятия человеческого Я.

Этимологически термин «восприятие» означает «принять в себя нечто». Иначе говоря, субъект перцепции «принимает в себя (т.е. в свое Я)» сенсорную информацию об окружающих объектах, продуцируя в своем сознании их образы для адекватной ориентировки во внешнем мире и адаптации в нем. Поскольку по данным внешнего восприятия индивид выстраивает образ окружающего мира, то при этом в гносеологическом отношении речь идет о его созерцании и познании как объективной, рационально постигаемой субъектом реальности. В этом суть гносеологической онтологии и рационалистической методологии традиционного психологического изучения внешнего восприятия как познавательного процесса, отражающего окружающий предметный мир.

В случае же интроспективного самовосприятия человеком самого себя материалом для внутренней перцепции служит самоданность самоощущений, самочувствия, самопереживаний и самопредставлений, на основе рефлексии которой субъект строит динамичный образ своего Я, социально функционирующего и индивидуально развивающегося не только в природном, но и в культурном мире. Поскольку здесь человек выступает многомерным и целостным (а не только гносеологически одномерным) субъектом жизнедеятельности в социокультурном мире, то самовосприятие им своего Я относится к персонологической онтологии психической жизни, а изучение процессов самовосприятия определяется рефлексивно-экзистенциальной методологией, которая присуща современной инновационной рефлексивно-гуманитарной психологии, акмеологии, персонологии и педагогике (Семенов, 2013б). Прежде чем обратиться к анализу интроспективной специфики феноменов самовосприятия, необходимо эксплицировать онтологию бытия психики и методологически выяснить в ее рамках концептуальное соотношение понятий личности и индивидуальности с позиций рефлексивно-гуманитарной психологии (Семенов, 1992).

33

Онтологическую основу многосложного соотношения этих понятий составляет то, что личность представляет собой биосоциальное единство организма и психики человека с доминированием обращенности его сознания к общественным взаимодействиям и отчужденно-остраненным отношениям, реализующимся деятельностно-ролевым образом. Напротив, индивидуальность являет собой психофизиологическое, эмоционально-волевое, темпераментно-деятельностное и экзистенциально-смысловое единство целостного человека как уникального субъекта, рефлексивно углубленного в себя, свое Я и непосредственно обращенного в процессе общения к другому конкретному человеку как к «ближнему» и одновременно рефлексивно-диалогическому ресурсу самоактуализации, самовосприятия, самопознания, самопонимания, саморазвития, самореализации и самосовершенствования.

В рассмотренных трактовках личность понимается как социально обусловленный субъект, носитель различных социальных норм, ролей, представлений, установок и т.п. Тем самым личность выступает социокультурным полюсом в человеке, тогда как индивидуальность презентирует его обособление (в пределе — отчуждение) от социальной общности посредством полагания себя как самости, реализующей свое собственное Я. Отсюда следует, что Я генерирует индивидуальность, которая осуществляется в своей собственной рефлексивно-смысловой субстанции, не сводимой ни к социальному (личностно-ролевому) плану бытия, ни к его биологическому (организмически-рефлекторному) плану. Хотя, безусловно, индивидуальность взаимодействует с обоими планами как в онтогенезе (Шмальгаузен, 1942) своего формирования и развития, так и в актуалгенезе ситуативного поведения в общении и целеустремленной деятельности в процессе социально значимой самореализации и экономически эффективного труда.

Рефлексивно-психологическая трактовка индивидуальности как смыслового поля Я человека (Семенов, 2009) ориентирует на субстанциональную стратегию ее изучения в отличие от параметрической стратегии, восходящей к Ф. Гальтону, Б.М. Теплову, В.Д. Небылицыну и др. Реализация новой стратегии предполагает теоретико-методологическую разработку концептуальных моделей и методических средств исследования индивидуальности, производных от ее онтологического определения как специфической психологической реальности, существующей в виде рефлексивносмыслового содержания Я-концепции субъекта жизнедеятельности. Необходимой методологической предпосылкой разработки этих моделей и средств является концептуальная проработка самой онтологии индивидуальности как психологической реальности с позиций рефлексивно-гуманитарной психологии.

34

4. Рефлексивная онтология индивидуальности Я человека

Отношение Я к своему внутреннему миру как к самовосприни-маемой, переживаемой, понимаемой самоданности и к ощущаемому собственному организму (т.е. телу) осуществляется в субстанции психики и выражается в виде интроспективного самопереживания и интуитивного самопонимания человеком своего бытия. Субстанция психики есть единство двух модусов индивидуального бытия и сознания человека, а именно его реального пребывания во внешнем мире (в теле, в среде) и его трансцендентно-деятельностного взаимодействия с этим миром посредством движения, действия на основе информационно-смыслового обмена с окружающей средой в процессе восприятия, отражения и осмысления, рефлексии.

В связи с этим возникает ряд феноменологических, гносеологических и онтологических проблем: что же обеспечивает единство двух базовых субстанций — психики и сознания — индивидуального бытия человека; что задает его самовосприятие, самопознание, целостность; что определяет неделимость и непрерывность потока сознания; в чем, собственно, проявляется и как характеризуется рефлексивность самосознания и уникальность индивидуальности? С позиций развиваемой нами рефлексивно-гуманитарной психологии (Семенов, 1992) неделимость индивидуальности определяется самоданностью самовоспринимаемого и самопостигаемого в интроспекции человеческого Я. При этом целостность индивидуальности задается самопониманием, самосознанием, образом, концепцией этого Я, которая формируется у человека в процессе его жизнедеятельности и развивается посредством самоопределения относительно культурных норм и самореализации в соотнесении с ними. Причем онтогенез Я-концепции осуществляется как осознанно, произвольно, так и спонтанно, неосознанно. Единство рационального и неосознанного аспектов бытия субъекта обеспечивает рефлексия как системообразующий фактор индивидуальности человека, проявляющийся в интенсивной активности его сознания.

Поскольку рефлексия — это прежде всего процесс переосмысления субъектом содержания своего сознания и переживания данностей своих психических состояний, то субстанциальным единством индивидуальности человека является смысловое поле его индивидуального существования. Это смысловое поле Я является источником самовосприятия и отношения человека к внешнему миру (природе, социуму) и выражения себя в нем в актах реагирования (т.е. в ощущениях, эмоциях) и активности (перцепции, внимания), поведения (движениях, поступках) и деятельности (действиях, кооперациях), общения (коммуникации, взаимодействия) и труда (выполнения технологий, применения знаний), сознания

35

(переживаний, мыслей) и творчества (субъектных инноваций и их реализации в культуре).

Психологическое бытие человека далеко не исчерпывается ни его природным психогенетическим и психофизиологическим базисом, ни даже его социально-психологической и информационно-ноосферной надстройкой с реализующими их видами или подсистемами индивидуальности. Ведь они образуют лишь естественные (природные) и искусственные (социальные) рамки бытия человека как самовоспринимаемой, переживаемой, рефлексируемой и осуществляемой им в конкретно-значимом для него жизненном пространстве экзистенции. С течением транспонируемого в сознании внутреннего времени человека происходят значимые для него события и актуализируются, развиваются присущие ему процессы и характерные для его индивидуальности состояния и отношения сознания как рефлексивные компоненты его «личностного знания» (Полани, 1985).

Субстанцией мира внутренних состояний и переживаний человека является его сознание, а движущей силой происходящих в нем изменений — рефлексия. Ее роль состоит в переосмыслении и трансформации содержаний сознания, изменение которых определяется взаимодействием субъектного и объектного мира внутренней жизни человека, детерминируемой в свою очередь его взаимодействием с воспринимаемым им окружением — с природой и социумом. В совокупности природа и социум выступают той средой, в которой человек самореализуется как индивидуальность посредством спонтанных движений и произвольных действий, а главное — целенаправленных поступков, активной деятельности, социально значимых деяний.

Внешний объектно-воспринимаемый мир интроспективно представлен в сознании субъекта индивидуальным строением его внутреннего пространственно-временного континуума, который, как и все психические образования, формируется в онтогенезе и трансформируется в течение всей жизни человека.

Наличие этих отношений в сознании субъекта фиксируется посредством актуализации и развития смыслов и их сопряженности с Я как центром внутреннего смыслового пространства индивидуальности человека. При этом внешние воспринимаемые объекты благодаря рефлексии ранжируются субъектом по степени их актуальной значимости и по мере необходимости рефлексивного соотнесения с ними посредством чувства, переживания, мысли, поступка, деяния. Рефлексия является активностью сознания, обеспечивая переосмысление и трансформацию содержаний сознания (от их перестройки до продуцирования) в зависимости от воспринимаемых индивидом объектов и обстоятельств, от происходящих

36

с субъектом и рефлексивно переживаемых и осмысляемых событий, а также от совершаемых и осознаваемых им поступков и деяний.

Рефлексия, регулируя динамику экзистенциальной индивидуальности человека, представляет собой ее системообразующий фактор, обеспечивающий в конечном счете ее единство и целостность в динамике внутренней жизни сознания человека. Эпицентром экзистенциальной индивидуальности является спонтанное переживание и рефлексирующее осознание человеком состояния и развития своего Я как источника индивидуальности во всей ее неповторимой, уникальной и неделимой целостности. Эта целостность достигается посредством рефлексивной экспликации значимости какого-либо события или поступка, определения своего пристрастного отношения к нему, замыкания возникающих в связи с этим своих переживаний на собственное Я и их переосмысление с точки зрения степени и характера удовлетворенности в этом контексте потребностей, желаний, склонностей, интересов, запросов и т.п. субъекта.

Актуализируемая в сознании и эксплицируемая рефлексией самоданность Я обладает в качестве своей психофизиологической основы «чувственной тканью» (термин А.Н. Леонтьева) индивидуальности как эмоционально мобильным переживанием субъектом своего самоощущения и самочувствия, которые имеют свои формально-динамические корреляты, измеряемые традиционными психофизиологическими методами. Вместе с тем Я (интроспективно чувствующее свои состояния и переживающее их, равно как свои деяния и происходящие с собой события) порождает благодаря рефлексии собственные образы. Динамика их содержания, выражая саморазвитие субъекта, строится и обобщается Я в процессе соотнесения как с миром своей внутренней жизни, так и с внешним, объективным миром, который воспринимается индивидом и с которым он постоянно взаимодействует как субъект жизнедеятельности. Конституируя обобщенный образ Я, рефлексия представляет собой интегральную внутреннюю характеристику индивидуальности человека, источник его смыслообразования и точку отсчета для актуализации и осознания им своих отношений ко всему, что происходит с ним как в его внутреннем смысловом пространственно-временном континууме, так и во внешнем, окружающем его природно-социальном мире, который отражается в процессе его восприятия.

Возникающий в результате рефлексирующего самовосприятия образ Я у каждого человека полимодален, конкретен, дифференцирован, множественен, динамичен, целостен. При этом самовос-принимаемый образ Я, с одной стороны, относительно устойчив и достаточно определен для субъекта в тех или иных ролевых

37

рамках самоопределения и на соответствующих фазах развития индивидуальности в онтогенезе. С другой же стороны, этот само-выстраиваемый образ Я весьма пластичен, разворачиваясь теми или иными своими гранями и ипостасями в различных ситуациях, актуализируясь и перестраиваясь в зависимости от вызывающих их обстоятельств. И если в психологии личности имеется достаточно методик, позволяющих эксплицировать стабильный образ Я конкретного человека, то необходима разработка методических средств, позволяющих характеризовать пластичность образов Я, в частности, в зависимости от различных проблемно-конфликтных ситуаций (Аникина и др., 2002; Давыдова, Семенов, 2009; Семенов, 1990) жизнедеятельности.

Одна из основных трудностей связана здесь с тем, что Я живущего человека представляет собой принципиально открытую сложно организованную систему, функционирование и саморазвитие которой происходит как синхронически (т.е. непосредственно в конкретных ситуациях и поступках «здесь и теперь»), так и диахронически (т.е. в смысловых «сетях» динамики этих ситуаций, длящихся и организованных во времени). При этом система Я динамично функционирует как в своем внутреннем рефлексивно-смысловом мире индивидуального сознания человека, так и в процессе его поведения и деятельности во внешнем объективированном мире материальных предметов, знаковой информации, произведений культуры, а также в мире других людей — партнеров по непосредственному общению или по деловой, семейной и т.п. кооперации.

Важная роль в развитии внутреннего, рефлексивно-смыслового мира индивидуальности принадлежит дискурсивному диалогу человека с самим собой. Этот рефлексивный самодиалог опосредован самовосприятием и самообщением человека как индивидуальности, что приводит его в процессе саморазвития к самопознанию, самопониманию, самореализации и самосознанию.

Если в современной перцептивной психологии процессы восприятия изучаются в парадигме анализа события (Барабанщиков, Носуленко, 2002), то в рефлексивной психологии аналогом события является экзистенциально значимая для человека проблемноконфликтная ситуация (Семенов, 1990) поведения, деятельности, развития личности. Ярким примером саморазвития креативной индивидуальности, опосредованного эволюцией самовосприятия и саморефлексии в процессе интроспективного рефледиалога в проблемно-конфликтных ситуациях экзистенциального развития творчества, является трагичная жизнедеятельность известного писателя-сатирика М.М. Зощенко.

(Окончание статьи и список литературы см. в следующем номере журнала)

38

THE REFLEXIVITY OF SELF-OBSERVATION AND PERSONOLOGY OF INTROSPECTION:

TO ONTOLOGY AND METHODOLOGY of reflexive PSYCHOLOGY OF PERSONALITY

I. N. Semenov1 2 3

1 Russian Academy of Natural History, Moscow, Russia

2 Institute of Reflexive Psychology of Creativity and Humanization of Education, Moscow, Russia

3 Higher School of Economics — National Research University, Moscow, Russia

Abstract. First part of the article analyzes the historical and scientific, etymological and methodological problems of psycho-reflexivity personology study self-perception and self-observation — through introspection — a man’s own Self as an integrated personality and social personality. Considered external opposition, socio-objective determination of human mental activity and its internal, reflexive sense of life, the source of which is the individual amateur I. From these positions explicated logic of perceptual psychology: the study of perception through introspection objectivity to subjectivity reflection reflexive self-perpetuating I proposed ontology of psychological reality of the inner life, where its components are incorporated such as: self-actualization, self-perception, self-knowledge, self-understanding, self-awareness, self-determination, selfactualization personality I. In the context of reflexive psychology, personology considered reflexive nature of introspection problem-conflict situations in the self-identity sphere of artistic and scientific creativity.

In the second part of the article the proposed theoretical propositions are realized on empirical material reflexive psychological analysis of introspective self-life-creativity outstanding writer and thinker M.M. Zoshchenko. Given held them all his life a dramatic existential introspection M.M. Zoshchenko and corrected to reflect the semantic field of their identity, which was reflected in the development of introspective style as his artistic creativity, and social behavior of the individual. In conclusion, characterized the role of reflective dialogue as a means of enhancing introspective self-perception and self-identity I am human.

Key words: psychology, methodology, ontology, personology, personality, behavior, activity, consciousness, introspection, reflection, cognition, perception, self-perception, self-observation, sense, understanding, self-development, self-concept, personality, subjectivity, life-creativity.

5. Метод интроспекции. Правила аналитической интроспекции. Интроспекция и самонаблюдение.

На протяжении длительного времени метод интроспекции был не просто глав­ным, а единственным методом психологии. Он основан на двух утверждениях, развиваемых представителями интроспективной психологии: во-первых, процес­сы сознания «закрыты» для внешнего наблюдения, но, во-вторых, процессы со­знания способны открываться (репрезентироваться) субъекту. Все рассуждение заключено в немногих коротких предложениях: предмет психологии — факты сознания; последние непосредственно открыты мне — и никому больше; следовательно, изучать их можно методом интроспекции — и никак иначе.

Идеологом метода интроспекции был философ Дж. Локк, утверждал, что существует два источника всех знаний: объекты внешнего мира и деятельность нашего собственного ума. На объекты внешнего мира человек на­правляет свои внешние чувства и в результате получает впечатления о внешних вещах, а в основе деятельности ума лежит особое внутреннее чувство — рефлексия. Локк заявлял, что рефлексия предполагает особое направление внимания на деятельность собственной души. Психические процессы протекают на двух уровнях. 1 восприятие, мысли, желания, 2 наблюдение этих мыслей и образов восприятия.

Процессы сознания открываются только самому субъекту, ученый мо­жет проводить психологические исследования только над самим собой. Для того чтобы овладеть этим методом, надо долго упражняться.

Преимущества метода интроспекции:

1 в сознании непосредственно отражается причинная связь психических явлений.

2интроспекция поставляет психологические факты без искажений.

Интроспекция того времени — лабораторные опыты, которые проводились «в строго контролируемых условиях», чтобы получить совпадение результатов у разных испытуемых. Испытуемым предъявлялись отдельные зрительные или слуховые раздражители, изображения предметов, слова, фразы; они должны были воспринимать их, сравнивать между собой, сообщать об ассоциациях.

По мере расширения этого рода исследований стали обнаруживаться крупные проблемы и трудности: бессмысленность такой «экспериментальной психологии» и противоречия в результатах. Результаты не совпадали не только у различных авторов, но даже иногда у одного и того же автора при работе с разными испытуемыми. Вывод — интроспекцию настоящего акта сознания можно осуществить, только прервав его, интроспекция превращалась в «дробную» ретроспекцию.

Разделение позиции по отношению к интроспекции — ту, которую занимала психология сознания, и нашу, современную. Эти позиции следует прежде всего развести терминологически. Хотя «самонаблюдение» есть почти буквальный перевод слова «интроспекция», за этими двумя терминами, по крайней мере в нашей литературе, закрепились разные позиции. Первую мы озаглавим как метод интроспекции. Вторую — как использование данных самонаблюдения. Метод интроспекции: Рефлексия, или наблюдение (как вторая деятельность) за деятельность своего ума. Основной способ получения научных знаний.Самонаблюдение: Непосредственное постижение фактов сознания ( «моноспекция» ). Факты сознания рассматриваются как «сырой материал» для дальнейшего научного анализа.Позиция современной психологии на использование данных самонаблюдения заключается в том, что самонаблюдение рассматривается как «моноспекция», как метод постижения фактов сознания, а факты сознания, в свою очередь, выступа­ют в качестве «сырого материала», для дальнейшего понимания психических яв­лений. Термин «моноспекция» говорит о том, что сознание — это единый процесс. Однако интроспекция как самонаблюдение за своим внутренним состоянием су­ществует, но при этом она неотделима от «экстраспекции» — наблюдения за внеш­ними объектами и поведением людей. Таким образом, самонаблюдение является одним из методов современной психологической науки, который позволяет полу­чить сведения, являющиеся основанием для последующего психологического ана­лиза.

ИНТРОСПЕКТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 11. Москва, 2008, стр. 471

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: А. А. Пузырей

ИНТРОСПЕКТИ́ВНАЯ ПСИХОЛО́ГИЯ (от лат. introspecto – смот­реть внутрь), од­но из ве­ду­щих на­прав­ле­ний в пси­хо­ло­гии кон. 19 – нач. 20 вв., по­ло­жив­шее в ос­но­ву пси­хо­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния ме­тод ин­трос­пек­ции. В. Вундт в сво­ей кон­цеп­ции «ана­ли­тич. ин­трос­пек­ции» об­ра­тил­ся к ана­ли­зу сфе­ры «не­по­сред­ст­вен­но­го опы­та» соз­на­ния, про­ти­во­пос­тав­ляя его опы­ту «опо­сред­ст­во­ван­но­му» – ми­ру пред­ме­тов и иде­аль­ных зна­че­ний, ко­то­рые хо­тя и от­кры­ва­ют­ся че­ло­ве­ку «по­сред­ст­вом» его пе­ре­жи­ва­ний, но са­ми уже пе­ре­жи­ва­ния­ми не яв­ля­ют­ся и не мо­гут быть объ­ек­том изу­че­ния пси­холо­гии. Дос­туп к сфе­ре не­по­сред­ст­вен­но­го опы­та соз­на­ния, к «пе­ре­жи­ва­нию как та­ко­во­му» долж­на да­вать, по Вунд­ту, ин­трос­пек­ция – «пра­виль­но по­став­лен­ное» са­мо­на­блю­де­ние. Что­бы стать ме­то­дом на­уч. пси­хо­ло­гии, са­мо­на­блю­де­ние долж­но про­те­кать не в ес­теств. ус­ло­ви­ях, но в рам­ках экс­пе­ри­мен­та, а так­же, в от­ли­чие от на­ив­ной ус­та­нов­ки обы­ден­но­го соз­на­ния, при осо­бой «пси­хо­ло­ги­че­ской» ус­та­нов­ке на­блю­да­те­ля – не на пред­ме­ты опы­та, но на са­мо пе­ре­жи­ва­ние в его пси­хо­ло­гич. ре­аль­но­сти. При этом в си­лу сен­суа­лиз­ма и ато­миз­ма этой кон­цеп­ции пси­хо­ло­ги­че­ски ре­аль­ным при­зна­ва­лось толь­ко то, что мог­ло быть опи­са­но в тер­ми­нах осн. эле­мен­тов соз­на­ния (ощу­ще­ния, пред­став­ле­ния, чув­ст­ва) и их ат­ри­бу­тов (ка­че­ст­ва, ин­тен­сив­но­сти, дли­тель­но­сти и т. д.). Всё, что не ук­ла­ды­ва­лось в эту жё­ст­кую схе­му, долж­но бы­ло уст­ра­нять­ся из ин­тро­спек­тив­но­го опи­са­ния как «ошиб­ка сти­му­ла» (Э. Б. Тит­че­нер).

Кри­зис «ана­ли­тич. ин­трос­пек­ции» на­ме­тил­ся уже по­сле ра­бот вюрц­бург­ской шко­лы. Но ко­рен­но­му пе­ре­смот­ру её по­ло­же­ния под­верг­лись в геш­тальт­пси­хо­ло­гии, в ко­то­рой рас­чле­няю­щая «ана­ли­ти­че­ская» ус­та­нов­ка на­блю­да­те­ля бы­ла за­ме­не­на на «ес­те­ст­вен­ную», фе­но­ме­но­ло­ги­че­скую, пред­по­ла­гаю­щую сво­бод­ное и не­пред­взя­тое опи­са­ние ха­рак­те­ра пе­ре­жи­вае­мо­го во всей пол­но­те и кон­крет­но­сти спо­со­бов, ко­то­ры­ми оно об­на­ру­жи­вает се­бя на­блю­да­те­лю. Бур­ное раз­ви­тие в на­ча­ле 20 в. ря­да но­вых на­прав­ле­ний и от­рас­лей пси­хо­ло­гии (пре­ж­де все­го пси­хо­ана­ли­за) об­на­ру­жи­ло не­со­стоя­тель­ность фун­да­мен­таль­но­го для И. п. ото­жде­ст­в­ле­ния пси­хи­че­ско­го с не­по­сред­ст­вен­ны­ми дан­ны­ми соз­на­ния. Как са­мо­сто­ят. на­прав­ле­ние И. п. пе­ре­ста­ла су­ще­ст­во­вать к нач. 1920-х гг.

Интроспекция и самонаблюдение, рефлексия и интроспекция

Рождение метода исследования поступков и психоэмоционального фона человека во время их совершения относится к XVII веку. У его истоков стояли такие знаменитые философы Р. Декарт, Д. Локк и другие, пытавшиеся понять возможности человека, который самостоятельно анализирует свои поступки и внутренние ощущения, связанные с ними.

Что такое интроспекция?

Хотя это и непонятный термин, используемый в психологии и означающий «смотреть внутрь», интроспекция знакома большинству из нас. Не найдется человека, кто не пытался бы понять свои действия в той или иной ситуации, анализируя ее последствия. И мало кто подозревает, что в этот момент он погружается в состояние, которое попросту считается способностью к самоанализу.

Таким образом, интроспекция – это один из методов глубокого самопознания, когда самостоятельно можно анализировать:

  • поступки;
  • эмоции;
  • мысли;
  • чувства;
  • намерения, формирующиеся в мозгу.

Интроспекция в психологии

Способность к самоанализу – великий дар; владеют им далеко не все, и даже те, кому он дан, не всегда умело им пользуются, превращая его в самокопание, когда в ходе разбора событий обращается внимание только на собственные негативные мысли и ощущения. Оно может доходить до самоедства, когда во всем случившемся испытуемый обвиняет только себя. В отличие от этих деструктивных действий, интроспекция в психологии – это анализ, позволяющий объективно оценить поведение и эмоциональное состояние без самоосуждения и угрызений совести.

Интроспекция — плюсы и минусы

Метод интроспекции в психологии, как и любой метод исследования, может таить в себе положительные и отрицательные стороны, потому что психологический портрет каждого – уникален, и выдать рекомендации, подходящие абсолютно всем, невозможно. Тем не менее, метод интроспекции, используемый для наблюдения за состоянием человека, выявил более характерные его черты. Среди положительных отмечаются:

  • знание своих привычек, достоинств и недостатков;
  • возможность самосовершенствования;
  • «закрытость» от постороннего наблюдения всего, что происходит с человеком.

Что касается отрицательных сторон метода, то исследователи называют здесь только одну: необъективное отношение к себе самому в широчайшем диапазоне. Оно простирается от оценки: «Все прощаю себе, любимому», до: «Во всем виноват только я, потому что я – плохой (неудачник, эгоист и т.д.)». Отдавая должное внутренним оценкам, являющимся ценными для самого индивида, специалисты не считают их научными.

Интроспекция и самонаблюдение

Между методом интроспекции и самонаблюдением иногда ставят знак равенства, подразумевая, что аспекты изучения для них одинаковы: внутренняя эмоциональная реакция на различные события, где оценку дает испытуемый, которого принято называть «наивным наблюдателем». Но специалисты полагают, что интроспекция и самонаблюдение имеют существенные различия:

  • самонаблюдение – это способ получения информации об эмоциональном и психическом состоянии индивида от него самого;
  • интроспекция — использование данных, полученных в результате самонаблюдений.

Рефлексия и интроспекция — отличия Интересно взаимодействие интроспекции и рефлексии как двух методов, расширяющих горизонты исследований эмоционально психического состояния индивида. Большинство специалистов сходятся на том, что важны оба: интроспекция и рефлексия; различия в том, что первая «отвечает» за душу, анализируя ее реакцию на совершаемые действия, а вторая – за тело, давая информацию о его поступках.

Виды интроспекции в психологии

История возникновения метода породила отдельные виды интроспекции, открытые учеными разных европейских философских и психологических школ. Среди них выделяются:

  • систематическая, позволяющая анализировать возникновение мыслей и чувств в ретроспективе, то есть, после совершениях тех или иных действий;
  • аналитическая, как будто препарирующая эмоции, раскладывая их на малые составляющие и показывающая их от момента формирования до проявления;
  • феноменологическая интроспекция – самонаблюдение, использующаяся в гештальтпсихологии, когда анализ внутреннего состояния человека происходит описательно, без нанесения душевных травм.

В ряде научных публикаций выделяют еще интроспективный эксперимент, с помощью которого можно многократно проверять эмоциональную реакцию человека на действия повторяющегося характера. При этом он дает самостоятельные психологические характеристики наблюдений. До начала ХХ века интроспекцию считали единственным эффективным методом изучения эмоционального состояния человека.

 

Интроспекция

Оглавление

Введение

  1. Понятие и сущность интроспекции
  2. Метод интроспекции и самонаблюдение
  3. Особенности бихевиоризма

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность темы реферата обусловлена тем, что развитие психологической науки ставит перед исследователем новые проблемы, в том числе поиск путей изучения и осмысления качественной неповторимости субъекта, что оказывается не всегда возможным через применение в исследовании теоретических схем и методов, сложившихся в естественных науках. В настоящее время широко применяемые количественные методы позволяют фиксировать лишь единичные, порой независимые образования психических феноменов и нацелены главным образом на измерение степени выраженности той или иной переменной. Поэтому метод интроспекции, самонаблюдения сейчас очень актуален.

Объектом реферата выступил метод интроспекции.

Предметом – особенности метода интроспекции в психологической науке.

Цель реферата – изучить метод интроспекции.

Задачи:

  1. Рассмотреть понятие и сущность интроспекции.
  2. Охарактеризовать метод интроспекции.
  3. Изучить сущность бихевиоризма.

1 Понятие и сущность интроспекции

Интроспекция (от лат. introspecto — смотрю внутрь) — метод психологического исследования, который заключается в наблюдении собственных психических процессов без использования каких-либо инструментов или эталонов.

Интроспекция — метод углубленного исследования и познания человеком моментов собственной активности: отдельных мыслей, образов, чувств, переживаний, актов мышления как деятельности разума, структурирующего сознание, и т. п. Метод, основанный В.Вундтом, используется в структурализме.

В качестве особого метода интроспекция была обоснована в работах Рене Декарта, который указывал на непосредственный характер познания собственной душевной жизни. Джон Локк разделил человеческий опыт на внутренний, касающийся деятельности нашего разума, и внешний, ориентированный на внешний мир.

После того, как Вильгельм Вундт соединил метод интроспекции с лабораторными и аппаратными методиками, интроспекция стала главным методом исследования психических состояний и содержания сознания человека в зарождающейся экспериментальной психологии конца XIX века. Однако в начале XX века, в связи с изменением и расширением объекта и предмета психологии, появлением новых направлений в психологии интроспекцию объявили методом идеалистическим, субъективным и ненаучным.

Тем не менее, интроспекция всегда присутствовала в исследованиях психологов в форме самонаблюдения, рефлексивного анализа и других приемов изучения внутренней духовной жизни человека.

Существуют варианты данного метода:

  • Аналитическая интроспекция. Разработана в школе Э. Титченера. Характеризуется стремлением полного расчленения чувственного образа на составные «элементы», не редуцирующиеся к параметрам раздражителя.
  • Систематическая интроспекция. Разработана в Вюрцбургской школе. Характеризуется ориентацией на отслеживание основных стадий процесса мышления на основе ретроспективного отчета.
  • Феноменологическая интроспекция. Разработана в гештальтпсихологии. Характеризуется ориентацией на описание психических феноменов в их непосредственности и целостности «наивным испытуемым». Этот метод, находящий свои истоки в методе «внутреннего восприятия», разработанном Ф. Брентано, продуктивно применялся в описательной психологии В. Дильтея, а затем в рамках гуманистической психологии.

Преимущество метода интроспекции заключается в том, что сам человек может познать себя лучше, касательно множества вопросов, чем бы это сделали другие. В этой связи, интроспекция связана с рефлексией. Однако, главным недостатком метода интроспекции может являеться его необъективность, субъективизм[1].

Интроспективная психология — ряд психологических направлений, имеющих своим истоком учения Р. Декарта и Дж. Локка.

Основаны на постулате о неопосредованности субъективного опыта индивида и невозможности объективного исследования психических процессов. При этом «чужое» сознание рассматривается как специально реконструируемое посредством операции переноса: исследователь, зная о связи собственных переживаний с внешними их проявлениями, строит гипотезу о внутренних переживаниях другого человека на основе его внешне наблюдаемого поведения. К данному направлению можно отнести школу В. Вундта, структурную психологию Э. Титченера, психологию акта Ф. Брентано, Вюрцбургскую школу, а также Л. М. Лопатина, Г. И. Челпанова.

2 Метод интроспекции и самонаблюдение

Идейным отцом метода интроспекции считается английский философ Дж. Локк (1632 – 1704), хотя его основания содержались также в декартовском тезисе о непосредственном постижении мыслей.

Дж. Локк считал, что существует два источника всех наших знаний: первый источник – это объекты внешнего мира, второй – деятельность собственного ума. На объекты внешнего мира мы направляем свои внешние чувства и в результате получаем впечатления (или идеи) о внешних вещах. Деятельность же нашего ума, к которой Локк причислял мышление, сомнение, веру, рассуждения, познание, желания, познается с помощью особого, внутреннего, чувства – рефлексии. Рефлексия по Локку, – это «наблюдение, которому ум подвергает свою деятельность»[2].

Дж. Локк замечает, что рефлексия предполагает особое направление внимания на деятельность собственной души, а также достаточную зрелость субъекта. У детей рефлексии почти нет, они заняты в основном познанием внешнего мира. Она может не развиться и у взрослого, если он не проявит склонности к размышлению над самим собой и не направит на свои внутренние процессы специального внимания.

Итак, у Локка содержится, по крайней мере, два важных утверждения.

  1. Существует возможность раздвоений, или «удвоения», психики. Душевная деятельность может протекать как бы на двух уровнях: процессы первого уровня – восприятия, мысли, желания; процессы второго уровня – наблюдение, или «созерцание» этих восприятий, мыслей, желаний.
  2. Деятельность души первого уровня есть у каждого человека и даже у ребенка. Душевная деятельность второго уровня требует специальной организации. Это специальная деятельность. Без нее знание о душевной жизни невозможно. Без нее впечатления о душевной жизни подобны «проносящимся призракам», которые не оставляют в душе «ясные и прочные идеи».

Эти оба тезиса, а именно, возможность раздвоения сознания и необходимость организации специальной деятельности для постижения внутреннего опыта, были приняты на вооружение психологией сознания. Были сделаны следующие научно-практические выводы:

1) психолог может проводить психологические исследования только над самим собой. Если он хочет знать, что происходит с другим, то должен поставить себя в те же условия, пронаблюдать себя и по аналогии заключить о содержании сознания другого человека;

2) поскольку интроспекция не происходит сама собой, а требует особой деятельности, то в ней надо упражняться, и упражняться долго.

В психологии конца ХIХ в. начался грандиозный эксперимент по проверке возможностей метода интроспекции. Научные журналы того времени были наполнены статьями с интроспективными отчетами; в них психологи и с большими подробностями описывали свои ощущения, состояния, переживания, которые появлялись у них при предъявлении определенных раздражителей, при постановке тех или иных задач.

Это не были описания фактов сознания в естественных жизненных обстоятельствах, что само по себе могло бы представить интерес. Это были лабораторные опыты, которые проводились «в строго контролируемых условиях», чтобы получить совпадение результатов у разных испытуемых. Испытуемым предъявлялись отдельные зрительные или слуховые раздражители, изображения предметов, слова, фразы; они должны были воспринимать их, сравнивать между собой, сообщать об ассоциациях, которые у них возникали, и т. п.

Эксперименты наиболее строгих интроспекционистов (Э. Титченера и его учеников) осложнялись еще двумя дополнительными требованиями.

Во-первых, интроспекция должна была направляться на выделение простейших элементов сознания, т. е. ощущений и элементарных чувств. (Дело в том, что метод интроспекции с самого начала соединился с атомистическим подходом в психологии, т. е. убеждением, что исследовать – значит разлагать сложные процессы на простейшие элементы.)

Во-вторых, испытуемые должны были избегать в своих ответах терминов, описывающих внешние объекты, а говорить только о своих ощущениях, которые вызывались этими объектами, и о качествах этих ощущений. Например, испытуемый не мог сказать: «Мне было предъявлено большое, красное яблоко». А должен был сообщить примерно следующее: «Сначала я получил ощущение красного, и оно затмило все остальное; потом оно сменилось впечатлением круглого, одновременно с которым возникло легкое щекотание в языке, по-видимому, след вкусового ощущения. Появилось также быстро преходящее мускульное ощущение в правой руке…».

Ответ в терминах внешних объектов был назван Э. Титченером ошибкой стимула» – известный термин интроспективной психологии, отражающий ее атомистическую направленность на элементы сознания.

По мере расширения этого рода исследований стали обнаруживаться крупные проблемы и трудности.

Во-первых, становилась все более очевидной бессмысленность такой «экспериментальной психологии». По словам одного автора, в то время от психологии отвернулись все, кто не считал ее своей профессией.

Другим неприятным следствием были накапливающиеся противоречия в результатах. Результаты не совпадали не только у различных авторов, но даже иногда у одного и того же автора при работе с разными испытуемыми.

Больше того, зашатались основы психологии – элементы сознания. Психологи стали находить такие содержания сознания, которые никак не могли быть разложены на отдельные ощущения или представлены в виде их суммы. Возьмите мелодию, говорили они, и перенесите ее в другую тональность; в ней изменится каждый звук, однако мелодия при этом сохранится. Значит, не отдельные звуки определяют мелодию, не простая их совокупность, а какое-то особое качество, которое связано с отношениями между звуками. Это качество целостной структуры (нем. – «гештальта»), а не суммы элементов.

Далее, систематическое применение интроспекции стало обнаруживать нечувственные, или безобразные, элементы сознания. Среди них, например, «чистые» движения мысли, без которых, как оказалось, невозможно достоверно описать процесс мышления.

Таким образом, вместо торжества науки, обладающей таким уникальным методом, в психологии стала назревать ситуация кризиса.

Это все было потому что доводы, выдвигаемые в защиту метода интроспекции, не были строго проверены. Это были утверждения, которые казались верными лишь на первый взгляд.

В психологии специально исследовался вопрос о возможности одновременного осуществления двух деятельностей. Было показано, что это возможно либо путем быстрых переходов от одной деятельности к другой, либо если одна из деятельностей относительно проста и протекает «автоматически». Например, можно вязать на спицах и смотреть телевизор, но вязание останавливается в наиболее захватывающих местах.

Если применить все сказанное к интроспекции, то придется признать, что ее возможности крайне ограничены. Интроспекцию настоящего, полнокровного акта сознания можно осуществить, только прервав его. Надо сказать, что интроспекционисты довольно быстро это поняли. Они отмечали, что приходится наблюдать не столько сам непосредственно текущий процесс, сколько его затухающий след. А чтобы следы памяти сохраняли возможно большую полноту, надо процесс дробить (актами интроспекции) на мелкие порции. Таким образом, интроспекция превращалась в «дробную» ретроспекцию.

Остановимся на следующем утверждении – якобы возможности с помощью интроспекции выявлять причинно-следственные связи в сфере сознания.

Итак, практика использования и углубленное обсуждение метода интроспекции обнаружили ряд фундаментальных его недостатков. Они были настолько существенны, что поставили под сомнение метод в целом, а с ним и предмет психологии – тот предмет, с которым метод интроспекции был неразрывно связан и естественным следствием постулирования которого он являлся.

В современных исследованиях происходит все наоборот. Главная нагрузка ложится на экспериментатора, который должен проявить изобретательность. Он организует подбор специальных объектов или специальных условий их предъявлений; использует специальные устройства, подбирает специальных испытуемых и т. п. От испытуемого же требуется обычный ответ в обычных терминах.

Итак, еще раз четко разделим две позиции по отношению к интроспекции – ту, которую занимала психология сознания, и нашу, современную.

Эти позиции следует, прежде всего, разнести терминологически. Хотя «самонаблюдение» есть почти буквальный перевод слова «интроспекция», за этими двумя терминами, по крайней мере, в нашей литературе, закрепились разные позиции.

Первую мы озаглавим как метод интроспекции. Вторую – как использование данных самонаблюдения.

Каждую из этих позиций можно охарактеризовать, по крайней мере, по двум следующим пунктам: во-первых; по тому, что и как наблюдается ; во-вторых, по тому, как полученные данные используются в научных целях.

Таким образом, получаем следующую таблицу 1.

Итак, позиция интроспекционистов, которая представлена первым вертикальным столбцом, предполагает раздвоение сознания на основную деятельность и деятельность самонаблюдения, а также непосредственное получение с помощью последней знаний о законах душевной жизни.

Таблица 1

 

Метод интроспекции

Использование данных самонаблюдения

Что и как наблюдается

Рефлексия, или наблюдение (как вторая деятельность) за деятельностью своего ума

Непосредственное постижение фактов сознания («моноспекция»)

Как используется в научных целях

Основной способ получения научных знаний

Факты сознания рассматриваются как «сырой материал» для дальнейшего научного анализа

В нашей позиции «данные самонаблюдения» означают факты сознания, о которых субъект знает в силу их свойства быть непосредственно открытыми ему. Сознавать что-то – значит непосредственно знать это. Сторонники интроспекции, с нашей точки зрения, делают ненужное добавление : зачем субъекту специально рассматривать содержания своего сознания, когда они и так открыты ему? Итак, вместо рефлексии – эффект прямого знания.

И второй пункт нашей позиции: в отличие от метода интроспекции использование данных самонаблюдения предполагает обращение к фактам сознания как к явлениям или как к «сырому материалу», а не как к сведениям о закономерных связях и причинных отношениях. Регистрация фактов сознания – не метод научного исследования, а лишь один из способов получения исходных данных. Экспериментатор должен в каждом отдельном случае применить специальный методический прием, который позволит вскрыть интересующие его связи. Он должен полагаться на изобретательность своего ума, а не на изощренность самонаблюдения испытуемого.

3 Особенности бихевиоризма

Бихевиоризм (англ. behavior — поведение) — направление в психологии, определившее облик американской психологии в 20-ом столетии, радикально преобразовавшее всю систему представлений о психике. Его кредо выражала формула, согласно которой предметом психологии является поведение, а не сознание. Поскольку тогда было принято ставить знак равенства между психикой и сознанием (психическими считались процессы, которые начинаются и заканчиваются в сознании), возникла версия, будто, устраняя сознание, бихевиоризм тем самым ликвидирует психику. Основателем данного направления в психологии был американский психолог Джон Уотсон.

Во второй половине 20-го века бихевиоризм в значительной степени уступил место когнитивной психологии, однако многие идеи бихевиоризма используются в определённых направлениях психологии, в частности в терапии.

Одним из пионеров бихевиористского движения был Эдвард Торндайк. Сам он называл себя не бихевиористом, а «коннексионистом» (от англ. «connection» — связь). Однако об исследователях и их концепциях следует судить не по тому, как они себя называют, а по их роли в развитии познания. Работы Торндайка открыли первую главу в летописи бихевиоризма.

То, что интеллект имеет ассоциативную природу, было известно со времен Гоббса. То, что интеллект обеспечивает успешное приспособление животного к среде, стало общепринятым после Спенсера. Но впервые именно опытами Торндайка было показано, что природа интеллекта и его функция могут быть изучены и оценены без обращения к идеям или другим явлениям сознания. Ассоциация означала уже связь не между идеями или между идеями и движениями, как в предшествующих ассоциативных теориях, а между движениями и ситуациями.

Весь процесс научения описывался в объективных терминах. Торндайк использовал идею Вена о «пробах и ошибках» как регулирующем начале поведения. Выбор этого начала имел глубокие методологические основания. Он ознаменовал переориентацию психологической мысли на новый способ детерминистского объяснения своих объектов. Хотя Дарвин специально не акцентировал роль «проб и ошибок», это понятие несомненно составляло одну из предпосылок его эволюционного учения. Поскольку возможные способы реагирования на непрестанно меняющиеся условия внешней среды не могут быть заранее предусмотрены в структуре и способах поведения организма, согласование этого поведения со средой реализуется только на вероятностной основе.

Эволюционное учение потребовало введения вероятностного фактора, действующего с такой же непреложностью, как и механическая причинность. Вероятность нельзя было больше рассматривать как субъективное понятие (результат незнания причин, по утверждению Спинозы). Принцип «проб, ошибок и случайного успеха» объясняет, согласно Торндайку, приобретение живыми существами новых форм поведения на всех уровнях развития. Преимущество этого принципа достаточно очевидно при его сопоставлении с традиционной (механической) рефлекторной схемой. Рефлекс (в его досеченовском понимании) означал фиксированное действие, ход которого определяется так же строго фиксированными в нервной системе способами. Невозможно было объяснить этим понятием адаптивность реакций организма и его обучаемость.

Торндайк принимал за исходный момент двигательного акта не внешний импульс, запускающий в ход телесную машину с предуготованными способами реагирования, а проблемную ситуацию, то есть такие внешние условия, для приспособления к которым организм не имеет готовой формулы двигательного ответа, а вынужден её построить собственными усилиями. Итак, связь «ситуация — реакция» в отличие от рефлекса (в его единственно известной Торндайку механистической трактовке) характеризовалась следующими признаками: 1) исходный пункт — проблемная ситуация; 2) организм противостоит ей как целое; 3) он активно действует в поисках выбора и 4) выучивается методом упражнения.

Прогрессивность подхода Торндайка по сравнению с подходом Дьюи и других чикагцев очевидна, ибо сознательное стремление к цели принималось ими не за феномен, который нуждается в объяснении, а за причинное начало. Но Торндайк, устранив сознательное стремление к цели, удержал идею об активных действиях организма, смысл которых состоит в решении проблемы с целью адаптации к среде.

Работы Торндайка не имели бы для психологии пионерского значения, если бы не открывали новых, собственно психологических закономерностей. Но не менее отчетливо выступает у него ограниченность бихевиористских схем в плане объяснения человеческого поведения. Регуляция человеческого поведения совершается по иному типу, чем это представляли Торндайк и все последующие сторонники так называемой объективной психологии, считавшие за коны научения едиными для человека и остальных живых существ. Такой подход породил новую форму редукционизма. Присущие человеку закономерности поведения, имеющие общественно-исторические основания, сводились к биологическому уровню детерминации, и тем самым утрачивалась возможность исследовать эти закономерности в адекватных научных понятиях.

Торндайк больше чем кто бы то ни было подготовил возникновение бихевиоризма. Вместе с тем, как отмечалось, он себя бихевиористом не считал; в своих объяснениях процессов научения он пользовался понятиями, которые возникший позднее бихевиоризм потребовал изгнать из психологии. Это были понятия, относящиеся, во-первых, к сфере психического в её традиционном понимании (в частности, понятия об испытываемых организмом состояниях удовлетворенности и дискомфорта при образовании связей между двигательными реакциями и внешними ситуациями), во-вторых, к нейрофизиологии (в частности, «закон готовности», который, согласно Торндайку, предполагает изменение способности проводить импульсы). Бихевиористская теория запретила исследователю поведения обращаться и к тому, что испытывает субъект, и к физиологическим факторам.

Теоретическим лидером бихевиоризма стал Джон Бродес Уотсон. Его научная биография поучительна в том плане, что показывает, как в становлении отдельного исследователя отражаются влияния, определившие развитие основных идей направления в целом.

Девизом бихевиоризма стало понятие о поведении как объективно наблюдаемой системе реакций организма на внешние и внутренние стимулы. Это понятие зародилось в русской науке в трудах И. М. Сеченова, И. П. Павлова и В. М. Бехтерева. Они доказали, что область психической деятельности не исчерпывается явлениями сознания субъекта, познаваемыми путем внутреннего наблюдения за ними (интроспекцией), ибо при подобной трактовке психики неизбежно расщепление организма на душу (сознание) и тело (организм как материальную систему). В результате сознание отъединялось от внешней реальности, замыкалось в кругу собственных явлений (переживаний), ставящих его вне реальной связи земных вещей и включенности в ход телесных процессов. Отвергнув подобную точку зрения, русские исследователи вышли на новаторский метод изучения взаимоотношений целостного организма со средой, опираясь на объективные методы, сам же организм трактуя в единстве его внешних (в том числе двигательных) и внутренних (в том числе субъективных) проявлений. Этот подход намечал перспективу для раскрытия факторов взаимодействия целостного организма со средой и причин, от которых зависит динамика этого взаимодействия. Предполагалось, что знание причин позволит в психологии осуществить идеал других точных наук с их девизом «предсказание и управление».

Это принципиально новое воззрение отвечало потребностям времени. Старая субъективная психология повсеместно обнажала свою несостоятельность. Это ярко продемонстрировали опыты над животными, которые были главным объектом исследований американских психологов. Рассуждения о том, что происходит в сознании животных при исполнении ими раз личных экспериментальных заданий, оказывались бесплодными. Уотсон пришел к убеждению, что наблюдения за состояниями сознания так же мало нужны психологу, как физику. Только отказавшись от этих внутренних наблюдений, настаивал он, психология станет точной и объективной наукой.

Находясь под влиянием позитивизма, Уотсон доказывал, будто реально только то, что можно непосредственно наблюдать. Поэтому, по его плану, всё поведение должно быть объяснено из отношений между непосредственно наблюдаемыми воздействиями физических раздражителей на организм и его так же непосредственно наблюдаемыми ответами (реакциями). Отсюда и главная формула Уотсона, воспринятая бихевиоризмом: «стимул — реакция» (S-R). Из этого явствовало, что процессы, которые происходят между членами этой формулы — будь то физиологические (нервные), будь то психические, психология должна устранить из своих гипотез и объяснений. Поскольку единственно реальными в поведении признавались различные формы телесных реакций, Уотсон заменил все традиционные представления о психических явлениях их двигательными эквивалентами.

Зависимость различных психических функций от двигательной активности была в те годы прочно установлена экспериментальной психологией. Это касалось, например, зависимости зрительного восприятия от движений глазных мышц, эмоций — от телесных изменений, мышления — от речевого аппарата и так далее.

Эти факты Уотсон использовал в качестве доказательства того, что объективные мышечные процессы могут быть достойной заменой субъективных психических актов. Исходя из такой посылки, он объяснял развитие умственной активности. Утверждалось, что человек мыслит мышцами. Речь у ребёнка возникает из неупорядоченных звуков. Когда взрослые соединяют с каким-нибудь звуком определенный объект, этот объект становится значением слова. Постепенно у ребенка внешняя речь переходит в шёпот, а затем он начинает произносить слово про себя. Такая внутренняя речь (неслышная вокализация) есть не что иное, как мышление.

Всеми реакциями, как интеллектуальными, так и эмоциональными, можно, по мнению Уотсона, управлять. Психическое развитие сводится к учению, то есть к любому приобретению знаний, умений, навыков — не только специально формируемых, но и возникающих стихийно. С этой точки зрения, научение — более широкое понятие, чем обучение, так как включает в себя и целенаправленно сформированные при обучении знания. Таким образом, исследования развития психики сводятся к исследованию формирования поведения, связей между стимулами и возникающими на их основе реакциями (S-R).

Уотсон экспериментально доказывал, что можно сформировать реакцию страха на нейтральный стимул. В его опытах детям показывали кролика, которого они брали в руки и хотели погладить, но в этот момент получали разряд электрического тока. Ребёнок испуганно бросал кролика и начинал плакать. Опыт повторялся, и на третий-четвёртый раз появление кролика даже в отдалении вызывало у большинства детей страх. После того как эта негативная эмоция закреплялась, Уотсон пытался ещё раз изменить эмоциональное отношение детей, сформировав у них интерес и любовь к кролику. В этом случае ребенку показывали кролика во время вкусной еды. В первый момент дети прекращали есть и начинали плакать. Но так как кролик не приближался к ним, оставаясь в конце комнаты, а вкусная еда (шоколадка или мороженое) была рядом, то ребенок успокаивался. После того как дети переставали реагировать плачем на появление кролика в конце комнаты, экспериментатор придвигал его все ближе и ближе к ребёнку, одновременно добавляя вкусных вещей ему на тарелку. Постепенно дети переставали обращать внимание на кролика и под конец спокойно реагировали, когда он располагался уже около их тарелки, и даже брали его на руки и старались накормить. Таким образом, доказывал Уотсон, эмоциональным поведением можно управлять.

Принцип управления поведением получил в американской психологии после работ Уотсона широкую популярность. Концепцию Уотсона (как и весь бихевиоризм) стали называть «психологией без психики». Эта оценка базировалась на мнении, будто к психическим явлениям относятся только свидетельства самого субъекта о том, что он считает происходящим в его сознании при «внутреннем наблюдении». Однако область психики значительно шире и глубже непосредственно осознаваемого. Она включает также и действия человека, его поведенческие акты, его поступки. Заслуга Уотсона в том, что он расширил сферу психического, включив в него те лесные действия животных и человека. Но он добился этого дорогой ценой, отвергнув как предмет науки огромные богатства психики, несводимые к внешне наблюдаемому поведению.

В бихевиоризме неадекватно отразилась потребность в расширении предмета психологических исследований, выдвинутая логикой развития научного знания. Бихевиоризм выступил как антипод субъективной (интроспективной) концепции, сводившей психическую жизнь к «фактам сознания» и полагавшей, что за пределами этих фактов лежит чуждый психологии мир. Критики бихевиоризма в дальнейшем обвиняли его сторонников в том, что в своих выступлениях против интроспективной психологии они сами находились под влиянием созданной ею версии о сознании. Приняв эту версию за незыблемую, они полагали, что её можно либо принять, либо отвергнуть, но не преобразовать. Вместо того, чтобы взглянуть на сознание по-новому, они предпочли вообще с ним разделаться.

Эта критика справедлива, но недостаточна для понимания гносеологических корней бихевиоризма. Если даже вернуть сознанию его предметно-образное содержание, превратившееся в интроспекционизме в призрачные «субъективные явления», то и тогда нельзя объяснить ни структуру реально го действия, ни его детерминацию. Как бы тесно ни были связаны между собой действие и образ, они не могут быть сведены одно к другому. Несводимость действия к его предметно-образным компонентам и была той реальной особенностью поведения, которая гипертрофированно предстала в бихевиористской схеме.

Уотсон стал наиболее популярным лидером бихевиористского движения. Но один исследователь, сколь бы ярким он ни был, бессилен создать научное направление.

Среди сподвижников Уотсона по крестовому походу против сознания выделялись крупные экспериментаторы Уильям Хантер (1886—1954) и Карл Спенсер Лешли (1890—1958). Первый изобрёл в 1914 году экспериментальную схему для изучения реакции, которую он назвал отсроченной. Обезьяне, например, давали возможность увидеть, в какой из двух ящиков положен банан. Затем между ней и ящиками ставили ширму, которую через несколько секунд убирали. Она успешно решала эту задачу, доказав, что уже животные способны к отсроченной, а не только непосредственной реакции на стимул.

Учеником Уотсона был Карл Лешли, работавший в Чикагском и Гарвардском университетах, а затем в лаборатории Иеркса по изучению приматов. Он, как и другие бихевиористы, считал, что сознание безостаточно сводится к телесной деятельности организма. Известные опыты Лешли по изучению мозговых механизмов поведения строились по следующей схеме: у животного вырабатывался какой-либо навык, а за тем удалялись различные части мозга с целью выяснить, зависит ли от них этот навык. В итоге Лешли пришёл к выводу, что мозг функционирует как целое и его различные участки эквипотенциальны, то есть равноценны, и потому с успехом могут заменять друг друга.

Всех бихевиористов объединяла убежденность в бесплодности понятия о сознании, в необходимости покончить с «ментализмом». Но единство перед общим противником — интроспективной концепцией — утрачивалось при решении конкретных научных проблем.

И в экспериментальной работе, и на уровне теории в психологии совершались изменения, приведшие к трансформации бихевиоризма. Система идей Уотсона в 30-х годах уже не была более единственным вариантом бихевиоризма.

Распад первоначальной бихевиористской программы говорил о слабости её категориального «ядра». Категория действия, односторонне трактовавшаяся в этой программе, не могла успешно разрабатываться при редукции образа и мотива. Без них само действие утрачивало свою реальную плоть. Образ событий и ситуаций, на которые всегда ориентировано действие, оказался у Уотсона низведённым до уровня физических раздражителей. Фактор мотивации либо вообще отвергался, либо выступал в виде нескольких примитивных аффектов (типа страха), к которым Уотсон вынужден был обращаться, чтобы объяснить условно-рефлекторную регуляцию эмоционального поведения. Попытки включить категории образа, мотива и психосоциального отношения в исходную бихевиористскую программу привели к её новому варианту — необихевиоризму.

Заключение

В процессе написания реферата было выяснено, что метод интроспекции – метод изучения свойств и законов сознания с помощью рефлексивного наблюдения. Иногда он называется субъективным методом. Его разновидностям и являются метод аналитической интроспекции и метод систематической интроспекции.

Речевой отчет – сообщение испытуемого о явлениях сознания при наивной (неинтроспективной, неаналитической) установке. То же иногда называют субъективным отчетом, субъективными показаниями, феноменальными данными, данными самонаблюдения.

Бихевиористами применялось два основных направления для исследования поведения: наблюдение в лабораторных, искусственно создаваемых и управляемых условиях, и наблюдение в естественной среде обитания. Большинство экспериментов бихевиористы проводили на животных, затем установление закономерности реакций в ответ на воздействия окружающей среды перенесли на человека. Позже эта методика подвергалась критике, в основном по этическим причинам (смотрите, например, гуманистический подход). Также бихевиористы полагали, что благодаря манипуляциям внешними стимулами можно формировать у человека разные черты поведения. Бихевиоризм положил начало возникновению и развитию различных психологических и психотерапевтических школ, таких, как необихевиоризм, когнитивная психология, поведенческая терапия. Существует множество практических приложений бихевиористской психологической теории, в том числе и в далёких от психологии областях. Сейчас подобные исследования продолжает наука о поведении животных и человека — этология, использующая другие методы (например, этология гораздо меньшее значение придаёт рефлексам, считая врождённое поведение более важным для изучения).

Список использованных источников

  1. Боринг Э. История интроспекции // Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология. 1991. № 2. С. 61–72.
  2. Боринг Э. История интроспекции // Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология. 1991. № 3. С. 54– 63 (продолжение).
  3. Булгаков С.Н. Трагедия философии: В 2 т. Т. 1. М., 2003. С. 311–518.
  4. Гуссерль Э. Амстердамские доклады. Феноменологическая психология // Логос. 1992. № 3. С. 63.
  5. Ланге Н.Н. Психический мир. Избр. психол. тр. М.: Ин-т практич. психологии; Воронеж: НПО «МОДЭК», 2009.
  6. Лейбниц Г.В. Соч.: В 4 т. Т. 1. М.: Мысль, 1983.
  7. Лефевр В.А. Конфликтующие структуры. М.: Сов. радио, 1973.
  8. Лопатин Л. Метод самонаблюдения в психологии // Вопр. философ. и психол. Кн. II (62). Март–апрель. М., 1902. С. 1031–1090.
  9. Мамардашвили М.К., Соловьев Э.Ю., Швырев В.С. Классическая и современная буржуазная философия // Необходимость себя / Под ред. М.К. Мамардашвили. М.: Лабиринт, 1996. С. 372– 415.
  10. Рубинштейн С.Л. Принцип творческой самодеятельности: (к философским основам современной педагогики) // Вопр. психол. 1986. № 4. С. 101–108.
  11. Ярошевский М.Г. История психологии. 3-е изд. М.: Мысль, 1985.

[1] Боринг Э. История интроспекции // Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология. 1991. № 2. С. 62.

[2] Дж. Локк. Опыт о человеческом разуме. Избр. филос. произведения. М., 1960. с. 129.

Все об интроспекции в психологии

Самоанализ — это процесс, который включает в себя взгляд внутрь, чтобы исследовать собственные мысли и эмоции. Этот термин часто используется в повседневном языке для обозначения неформального процесса исследования своей внутренней жизни, но этот термин также применяется к более формализованному процессу, который когда-то использовался в качестве экспериментальной техники в психологии.

Экспериментальное использование интроспекции похоже на то, что вы можете делать, когда анализируете свои собственные мысли и чувства, но гораздо более структурированным и строгим образом.

Что такое интроспекция?

Термин интроспекция может использоваться для описания как неформального процесса рефлексии, так и более формализованного экспериментального подхода, который использовался на ранних этапах истории психологии.

В повседневном использовании самоанализ — это способ заглянуть внутрь и изучить свои внутренние мысли и чувства. Однако как инструмент исследования процесс был гораздо более контролируемым и структурированным.

Отражение

Первое значение, вероятно, наиболее знакомо большинству людей, и оно включает неформальное изучение наших собственных внутренних мыслей и чувств.Когда мы размышляем над своими мыслями, эмоциями и воспоминаниями и исследуем их значение, мы занимаемся самоанализом.

Методика исследований

Термин интроспекция также используется для описания исследовательской техники, впервые разработанной психологом Вильгельмом Вундтом. Методика Вундта, также известная как экспериментальное самонаблюдение , предполагала обучение людей как можно более тщательному и объективному анализу содержания своих собственных мыслей.

Некоторые историки предполагают, что интроспекция — не самый точный термин для обозначения методов, которые использовал Вундт.Самоанализ подразумевает некоторый уровень самоанализа в кресле, но методы, которые использовал Вундт, были гораздо более контролируемыми и жесткими экспериментальными методами.

Психологические исследования Вундта

Процесс, который использовал Вундт, отличает его методы от случайного самоанализа. В лаборатории Вундта высококвалифицированным наблюдателям были представлены тщательно контролируемые сенсорные события. Вундт считал, что наблюдатели должны быть в состоянии повышенного внимания к стимулу и контролировать ситуацию.Наблюдения также повторялись многократно.

Какова была цель этих наблюдений? Вундт считал, что содержание человеческого разума состоит из двух ключевых компонентов: ощущений и чувств.

Вундт считал, что для того, чтобы понять разум, исследователям нужно сделать больше, чем просто определить структуру или элементы разума. Вместо этого было важно взглянуть на процессы и действия, которые происходят, когда люди воспринимают окружающий мир.Взаимодействие с другими людьми

Вундт сосредоточился на том, чтобы сделать процесс самоанализа как можно более структурированным и точным. Наблюдатели были хорошо обучены, а сам процесс был жестким и строго контролируемым.

Во многих случаях респондентов просили просто ответить «да» или «нет». В некоторых случаях наблюдатели нажимали кнопку телеграфа, чтобы дать свой ответ. Целью этого процесса было сделать самоанализ как можно более научным.

Эдвард Титченер, ученик Вундта, также использовал эту технику, хотя его обвиняли в искажении многих оригинальных идей Вундта.Вундт был заинтересован в рассмотрении сознательного опыта в целом, а Титченер вместо этого сосредоточился на разбиении мысленных переживаний на отдельные компоненты и попросил людей описать свои мысленные переживания событий.

Преимущества самоанализа

Хотя интроспекция потеряла популярность как метод исследования, у такого рода саморефлексии и самоанализа есть много потенциальных преимуществ.

  • Самоанализ может быть отличным источником личных знаний
  • Процесс дает знания, которые невозможно получить другим способом
  • Это может помочь людям установить связь между различными переживаниями и ответами

Критика интроспекции

Хотя экспериментальные методы Вундта во многом способствовали превращению психологии в более научную дисциплину, интроспективный метод имел ряд заметных ограничений.

Использование интроспекции в качестве экспериментальной техники часто подвергалось критике, особенно использование этого метода Титченером. Школы мысли, включая функционализм и бихевиоризм, полагали, что интроспекции недостает научной надежности и объективности. Поскольку процесс настолько субъективен, невозможно изучить или повторить результаты.

Еще несколько проблем с интроспекцией:

  • Разные наблюдатели часто по-разному реагировали на одни и те же стимулы
  • Даже самые высококвалифицированные наблюдатели не были последовательны в своих ответах
  • Интроспекция ограничена в использовании; сложные предметы, такие как обучение, личность, психические расстройства и развитие, трудно или даже невозможно изучить с помощью этой техники
  • Технику трудно использовать с детьми и невозможно использовать с животными
  • Сам процесс анализа собственных мыслей играет роль в изменении опыта

Кроме того, поскольку исследователи должны сначала обучить наблюдателей, всегда существует вероятность того, что это обучение внесет предвзятость в результаты.Те, кто занимается самоанализом, могут думать или чувствовать вещи из-за того, как на них повлияли и обучили экспериментаторы.

Исследования также показали, что люди по большей части не осознают многие из того, что происходит в их собственном уме, но удивительно не осознают этого неосознавания.

Когнитивные предубеждения — хороший пример того, как люди часто не осознают свои собственные мысли и предубеждения. Несмотря на это, люди, как правило, очень уверены в своем самоанализе.

Оценивая себя и других, люди придают большее значение самоанализу о себе, в то время как судят других по их внешнему поведению. Проблема в том, что даже когда интроспекция не дает полезной или точной информации, люди остаются уверенными в правильности своих интерпретаций — феномен, известный как иллюзия интроспекции.

Слово от Verywell

Использование интроспекции как инструмента для того, чтобы заглянуть внутрь себя, является важной частью самосознания и даже используется в психотерапии как способ помочь клиентам понять свои собственные чувства и поведение.

Хотя усилия Вундта внесли большой вклад в развитие и продвижение экспериментальной психологии, теперь исследователи признают многочисленные ограничения и подводные камни использования интроспекции в качестве экспериментальной техники.

Правильный способ быть интроспективным (да, есть неправильный путь) |

Валерий Лемай

Навязчивое созерцание пупка может приносить удовлетворение, но проблема в том, что оно также может быть вредным. Организационный психолог Таша Эйрих предлагает способы выйти из петли размышлений и научиться двигаться вперед по-настоящему.

Это было во вторник, около 23:00. Закрывшись в темном офисе, я сидел и смотрел на набор недавно проанализированных данных. Несколькими неделями ранее мы с моей командой провели исследование, посвященное взаимосвязи между саморефлексией и такими результатами, как счастье, стресс и удовлетворенность работой. Я был уверен, что результаты покажут, что люди, потратившие время и энергию на изучение самих себя, будут иметь более четкое представление о себе и что это знание будет иметь положительные эффекты на протяжении всей их жизни.

Но, к моему удивлению, наши данные рассказали прямо противоположную картину. Люди, получившие высокие баллы по самоанализу, были более подвержены стрессу, депрессии и тревоге, менее удовлетворены своей работой и отношениями, более эгоцентричны и меньше контролировали свою жизнь. Более того, эти негативные последствия, казалось, усиливались по мере их отражения.

Мы можем тратить бесконечное количество времени на саморефлексию, но выныриваем без большей самооценки, чем когда мы начинали.

Хотя в то время я этого не знал, я наткнулся на миф о самосознании, который исследователи только начинают понимать. Психолог из Сиднейского университета Энтони М. Грант обнаружил, что люди, обладающие большей проницательностью , которую он определяет как интуитивное понимание самих себя, наслаждаются более прочными отношениями, более ясным чувством цели и большим благополучием, принятием себя и счастьем. Подобные исследования показали, что люди с высоким уровнем проницательности чувствуют, что лучше контролируют свою жизнь, демонстрируют более значительный личностный рост, наслаждаются лучшими отношениями и чувствуют себя спокойнее и довольнее.Однако Грант и другие пришли к выводу, что между интроспекцией и прозрением нет никакой связи. Это означает, что процесс мышления о себе не обязательно коррелирует с познанием самих себя. А в некоторых случаях они даже обнаружили обратное: чем больше времени участники проводят в самоанализе, тем меньше у них самопознания. Другими словами, мы можем тратить бесконечное количество времени на саморефлексию, но при этом не осознаем себя больше, чем когда мы начинали.

Почему это важно? После стольких лет исследований в области инсайта я пришел к выводу, что качества, наиболее важные для успеха в современном мире, включая эмоциональный интеллект, сочувствие, влияние, убеждение, общение и сотрудничество, все проистекают из самосознания (TEDxMileHigh talk: учиться быть крутым во всем, что вы делаете). Если мы не осознаем себя, практически невозможно овладеть навыками, которые делают нас более сильными командными игроками, превосходными лидерами и лучшими строителями отношений ни на работе, ни в остальной жизни.

Самоанализ — возможно, самый приветствуемый путь к внутреннему самосознанию. В конце концов, что может быть лучше для повышения нашего самопознания, чем заглянуть внутрь себя, глубоко погрузиться в наши переживания и эмоции и понять, почему мы такие, какие мы есть? Когда мы размышляем, мы, возможно, пытаемся понять наши чувства («Почему я так расстроен после той встречи?»), Подвергая сомнению наши убеждения («Действительно ли я верю в то, во что я верю?»), Выясняя наше будущее (« Какая карьера сделает меня по-настоящему счастливым? ») Или попытаться объяснить отрицательный результат или закономерность (« Почему я так сильно ругаю себя за мелкие ошибки? »).

Самоанализ может затуманивать и сбивать с толку наше самовосприятие, вызывая множество непредвиденных последствий.

Но результаты моего исследования, а также исследования Гранта и других, похоже, показывают, что такой вид саморефлексии не обязательно помогает людям стать более самосознательными. В одном исследовании изучали стиль совладания и последующую адаптацию мужчин, только что потерявших партнера из-за СПИДа. Хотя те, кто занимался самоанализом — например, размышляли о том, как бы они справились с жизнью без своего партнера, — имели более высокий моральный дух в месяц после потери, они были более подавлены через год.Другое исследование, в котором приняли участие более 14 000 студентов университетов, показало, что интроспекция связана с ухудшением самочувствия. Другие исследования показывают, что у самоанализаторов, как правило, больше беспокойства, меньше положительного социального опыта и более негативное отношение к себе.

По правде говоря, самоанализ может омрачить наше самовосприятие и вызвать множество непредвиденных последствий. Иногда это может вызывать непродуктивные и неприятные эмоции, которые могут захлестнуть нас и помешать позитивным действиям. Самоанализ может также убаюкивать нас ложным чувством уверенности в том, что мы определили настоящую проблему.Ученый-буддист Тартанг Тулку использует уместную аналогию: когда мы размышляем, наша реакция похожа на голодную кошку, наблюдающую за мышами. Мы с энтузиазмом используем любые «идеи», которые находим, не подвергая сомнению их достоверность или ценность.

Проблема с интроспекцией не в том, что она категорически неэффективна, а в том, что мы не всегда делаем это правильно. Когда мы исследуем причины наших мыслей, чувств и поведения — что мы часто делаем, задав себе вопрос: Почему? вопроса — мы стремимся найти самые простые и правдоподобные ответы.Как правило, как только мы нашли один или два, мы перестаем искать. Это может быть результатом нашей врожденной предвзятости к подтверждению, которая побуждает нас склоняться к причинам, подтверждающим наши существующие убеждения.

На вопрос «почему?» в одном исследовании оказалось, что участники зацикливались на своих проблемах вместо того, чтобы двигаться вперед.

Спрашивая , почему может иногда заставлять наш мозг вводить нас в заблуждение. Допустим, я прошу вас перечислить все причины, по которым ваши отношения складываются так, как есть.И, допустим, прошлой ночью ваша супруга осталась в офисе на «счастливый час» позже, чем планировалось, оставив вас в одиночестве готовить ужин для вашего визита, довольно скучные родственники родственников. Из-за того, что называется «эффектом новизны», это могло быть вашей самой важной мыслью о ваших отношениях, поэтому, отвечая на мой вопрос, ваш мозг может неверно направить вас к первому доступному объяснению — он не проводит достаточно времени дома и уходит. мне иметь дело с его родителями — хотя такое поведение довольно редко. Точно так же, допустим, у вашего супруга был счастливый час, а затем он вернулся домой и удивил вас отдыхом на выходных, ваш мозг может ввести вас в заблуждение, чтобы вы подумали, что ваши отношения в лучшем состоянии, чем есть на самом деле.

Еще одна причина, по которой можно спросить , почему не всегда так полезен, — это негативное влияние, которое он может оказать на наше общее психическое здоровье. В одном исследовании после того, как студенты британских университетов провалили то, что им сказали, было тестом на интеллект, их попросили написать о , почему они чувствовали то же самое. По сравнению с контрольной группой, они были более подавлены сразу же после этого, и эти негативные эффекты сохранялись через 12 часов. На вопрос , почему заставил участников сосредоточиться на своих проблемах и возложить вину вместо того, чтобы двигаться вперед здоровым и продуктивным образом.

Итак, если спросить , почему не так полезен, что мы должны спросить? Исследование психологов Дж. Грегори Хиксона и Уильяма Суанна дало простой ответ. Исследователи сказали группе студентов, что два оценщика будут оценивать их личность на основе теста на «общительность, симпатию и интересность», который они прошли в начале семестра, а затем попросили студентов оценить точность своих результатов. Чего ученики не знали, так это того, что результаты у всех были одинаковы: один эксперт дал положительную оценку, а другой — отрицательную.Но перед тем, как сделать свое суждение о точности, некоторым участникам дали время подумать о , почему они были такими людьми, а других попросили подумать о , что за они были. Оказалось, что , почему студентов, оказались устойчивы к отрицательной оценке. Как размышляют авторы статьи: «Предположительно, участники, которые сосредоточились на , почему использовали свое время размышлений, чтобы рационализировать, оправдать и объяснить отрицательную информацию.С другой стороны, студенты и были более восприимчивы к тем же данным и к представлению, что это может помочь им понять самих себя. Урок здесь: спросить , что может сделать нас открытыми для открытия новой информации о себе, даже если эта информация является негативной или противоречит нашим существующим убеждениям. Спросите , почему может иметь противоположный эффект.

В ходе моего исследования инсайта моя команда и я собрали группу из 50 единорогов самосознания: людей, которых мы нашли, которые были высоко оценены в самосознании (как сами по себе, так и другими), но которые начинали только с самосознание от низкого до умеренного.Когда мы изучили их речевые модели, наши единороги ответили, что спрашивали , что часто, и , почему редко. Фактически, когда мы проанализировали стенограммы наших интервью, слово почему появилось менее 150 раз, а слово what появилось более 1000 раз. Один единорог, 42-летняя мать, которая отказалась от карьеры юриста, когда она наконец поняла, что для нее нет радости на этом пути, объяснила это следующим образом: «Если вы спросите почему, [Я думаю] вы помещаете себя в менталитет жертвы …. Когда я чувствую что-то, кроме покоя, я говорю «Что происходит?»; «Что я чувствую?»; «Какой диалог у меня в голове?»; «Как по-другому посмотреть на эту ситуацию?» Или «Что я могу сделать, чтобы лучше отреагировать?» »

«Почему» вопроса загоняют нас в ловушку прошлого; «Какие» вопросы помогают нам создать лучшее будущее.

Итак, когда дело доходит до развития внутреннего самосознания, мне нравится использовать простой инструмент, который я называю , а не почему . Почему вопроса могут подтолкнуть нас к нашим ограничениям; what вопросы помогают нам увидеть наш потенциал. Почему вопросы вызывают отрицательные эмоции; какие вопросы вызывают у нас любопытство. Почему вопросы загоняют нас в ловушку прошлого; what вопросы помогают нам создать лучшее будущее. Помимо того, что мы можем получить представление, спросите , что вместо , почему можно использовать, чтобы помочь нам лучше понять свои эмоции и управлять ими.Допустим, однажды вы после работы пребываете в ужасном настроении. На вопрос: «Почему я так себя чувствую?» может вызвать такие бесполезные ответы , как «Потому что я ненавижу понедельники!» или «Потому что я просто отрицательный человек!» Вместо этого, если вы спросите: «Что я чувствую прямо сейчас?» вы могли понять, что чувствуете себя подавленным на работе, измученным и голодным. Вооружившись этими знаниями, вы можете решить приготовить себе ужин, позвонить другу или рано ложиться спать.

Иногда мы спрашиваем , что вместо , почему может заставить нас называть наши эмоции , — процесс, который в результате серьезных исследований показал, что он эффективен.Факты показывают, что простой акт перевода наших эмоций на язык — а не просто их переживание — может помешать нашему мозгу активировать миндалевидное тело, командный центр борьбы или бегства. Это, в свою очередь, помогает нам сохранять контроль.

Однако есть одно важное исключение из What Not Why . Когда вы решаете бизнес-задачи или решаете проблемы в своей команде или организации, спрашиваете , почему может иметь решающее значение. Например, если член вашей команды бросает мяч на важном клиентском проекте, непонимание того, почему это произошло, означает, что вы рискуете повторить проблему.Или, если новый продукт не работает, вам нужно знать причину, чтобы гарантировать, что ваши продукты станут лучше в будущем. Таким образом, хорошее практическое правило состоит в том, что почему вопросы обычно лучше помогают нам понять события в нашей среде, а какие вопросы обычно лучше помогают нам понять самих себя.

Выдержка из новой книги Insight: Почему мы не так осведомлены о себе, как думаем, и как видение себя помогает нам добиться успеха на работе и в жизни Таши Эйрих, опубликовано Crown Business, отпечаток Crown Publishing Group, подразделение Penguin Random House LLC, Нью-Йорк.Авторские права © 2017 Таша Эйрих.

Вот 4 простых шага самоанализа, которые повысят самосознание | Нир Эяль | Психология вещей

Столкнувшись с проблемой, где вы находите понимание, чтобы продвинуть свою жизнь вперед? В прошлом году было продано более пятнадцати миллионов книг в жанре самопомощи1. Это не считая видео, курсов и семинаров, которые подпитывают эту многомиллиардную индустрию. Включите книги по бизнесу и диете, а также воздушные шары с цифрами на сумму более 1 доллара.7 миллиардов потрачено на книги для поиска советов2. Но есть секрет, о котором гуру не хотят, чтобы вы знали: многие ответы на самые важные жизненные вопросы можно найти внутри вас бесплатно. Это называется самоанализ.

Возьмите моего друга, которого мы назовем Биллом. Билл чувствовал, что застрял в фильме «День сурка», только ему это не показалось смешным. Пока мы сидели и пили кофе, он признался в своей проблеме. «Каждый день одно и то же. Я встаю рано. Кормлю и выпускаю собак. Я готовлю завтрак для семьи.Я собираю обеды. Потом принимаю душ, одеваюсь, иду на работу. Я слишком много времени провожу в машине, добираясь до клиентов, и говорю по телефону. Это убивает мою спину. Я мчусь домой в пробке, чтобы приготовить ужин. Я провожу слишком мало времени со своим маленьким сыном. Ночью я поздно сижу в постели с ноутбуком, пытаясь сделать еще немного работы. Затем я встаю и делаю это снова «.

Вы когда-нибудь чувствовали себя так? Многие люди время от времени чувствуют себя застрявшими, переживая то, что, как они знают, могло быть лучше.

Без ведома Билла он уже сделал первый шаг к изменению своей жизни к лучшему — он определил проблему. Билл понял, что чувствовал себя хомяком, крутящимся на колесе. Выражая это чувство, он мог что-то с этим поделать. Его самосознание было первым шагом к тому, чтобы увидеть себя не просто персонажем фильма своей жизни, но и режиссером.

По мнению исследователей, лучшее знание себя приводит к «более крепким отношениям, более ясному пониманию цели и большему благополучию, самопринятию и счастью.”3 Эти преимущества могут помочь вам практически во всех сферах жизни. Они сделают вас лучшим менеджером, сотрудником, коллегой, родителем, супругой и другом.

Как вы ищите ответы на самые неприятные проблемы? Это руководство предназначено для людей, которые хотят практиковать самосознание и самоанализ, но у них мало времени. В этом 7-минутном чтении вы найдете разделы:

  1. Что такое самосознание?
  2. Преимущества самосознания и самоанализа
  3. Метод самоанализа: что можно и что нельзя делать
  4. Почему самосознание так сложно?

Американская психологическая ассоциация определяет самосознание как «сосредоточенное на себе внимание или знание.4 Это значит обращать внимание на себя. Это знание того, что происходит в вашей жизни. Это знание того, довольны ли вы тем, что происходит в вашем мире. (Это то, с чего начал Билл — осознание того, что его жизнь не оправдала его ожиданий.) Каковы ваши стремления к карьере, семье и жизни?

Если идти глубже, самосознание означает понимание своей личности. Вы также понимаете свои ценности, свои отношения и свои убеждения. Самосознание включает понимание того, как вы обрабатываете свой опыт.Вам нравится размышлять о том, что происходит каждый день, или вы избегаете думать о своих чувствах?

Обретение большего самосознания — это долгосрочный процесс, а не мгновенное достижение. Вы делаете это с течением времени, создавая рутину саморефлексии и самоанализа. Это то, чем вы будете заниматься всю оставшуюся жизнь.

В следующих разделах мы расскажем, как использовать интроспекцию, чтобы раскрыть жизненно важные идеи. Прежде, чем мы это сделаем, если вам понравится это руководство, вам, вероятно, понравятся другие мои работы.Я часто делюсь новыми исследованиями в области науки о поведенческом дизайне через бесплатную рассылку новостей по электронной почте.

Вы хотите, чтобы изменения в жизни длились долго. Регулярная практика саморефлексии и самоанализа может помочь вам предпринять правильные действия сегодня для достижения ваших целей в будущем.

Цель самосознания — это действенное понимание, которое вы можете использовать, чтобы изменить свою жизнь к лучшему. Но как получить доступ к этой информации? Самосознание включает в себя три элемента, которые помогут вам достичь того, чего вы хотите:

  • Самоанализ — это «процесс попытки получить прямой доступ к собственным внутренним психологическим процессам, суждениям, восприятиям или состояниям.»5
  • Саморефлексия включает« изучение, созерцание и анализ своих мыслей, чувств и действий ». 6
  • Проницательность — это« ясное и часто внезапное определение решения проблемы »7. Это результат саморефлексии и самоанализа.

Самоанализ дает вам доступ к пониманию себя, саморефлексия позволяет обрабатывать то, что вы изучаете, а идеи — это ответы, которые вы придумываете и которые вы можете использовать.

Помимо понимания того, что делать, самосознание также повышает вероятность того, что вы сделаете то, что говорите. Самосознание увеличивает вашу способность контролировать свои эмоции, уменьшая стресс и тревогу8 и обеспечивая большее чувство благополучия.9

Благодаря самосознанию вы с меньшей вероятностью отклонитесь от курса при появлении сложных эмоций. Вместо того, чтобы делать то, о чем вы потом сожалеете, вы будете лучше подготовлены к тому, чтобы пережить эмоциональные провалы.

Don’t Obsess

Значит, вам просто нужно все время думать о себе, верно? Неа. Это не приведет автоматически к более глубокому познанию10. На самом деле, если вы не будете осторожны в том, как вы размышляете о своей жизни, вы можете оказаться несчастнее, чем когда начинали. Исследования показывают, что люди, которые проводят больше времени в самоанализе, «склонны к большему беспокойству, менее позитивному социальному опыту и более негативному отношению к себе» 11. Почему это так? Они делают это неправильно.

Не задавайте неправильные вопросы

Когда мы занимаемся самоанализом, мы слишком часто начинаем с того, что задаем почему вопросов.Это может быть просто: «Почему я так себя чувствую?» Мы ищем причины нашего недовольства. На первый взгляд это имеет смысл, но может привести к несчастью. Это потому, что когда мы спрашиваем, почему, наш мозг указывает на наиболее очевидный ответ. Обычно мы выбираем тот, который подтверждает наши ранее существовавшие убеждения. Это потому, что большинство наших мотивов находится за пределами нашего сознательного понимания. Чтобы выявить первопричины, нужно нечто большее, чем просто размышления. Мы склонны обращаться к ответам, которые кажутся правдивыми в данный момент.К сожалению, эти простые ответы часто совершенно неверны.12

Например, если вы выйдете из себя из-за коллеги, вы можете подумать: «Я просто не могу с ней работать. Она действительно меня неправильно третирует ». Но настоящая причина, по которой вы щелкнули, может заключаться в том, что вы беспокоитесь о предстоящей проверке эффективности.

Вот почему спрашивать, почему вопросы — неправильный вид саморефлексии. Это может привести вас к тому, что вы увидите взаимосвязи между двумя несуществующими вещами или переоцените степень, в которой две вещи связаны друг с другом.Это когнитивное смещение, называемое иллюзорной корреляцией ,13

Вот еще один пример: допустим, вы подаете предложение на работе. Один из членов оценочной комиссии входил в предыдущий комитет, который оценивал одну из ваших идей, но он ее отклонил. Внезапно вы уверены, что ваше текущее предложение не удастся. Почему? Потому что вы считаете, что этот человек имел какое-то отношение к вашему недавнему поражению, даже если у вас нет никаких доказательств, подтверждающих это. Такое мышление только портит ваше восприятие справедливости на работе.

Почему вопросов могут заставить вас зациклиться на своих проблемах. Они приводят к усилению беспокойства и появлению симптомов депрессии14.

Задайте правильный вопрос для самоанализа

Вместо того, чтобы задавать почему вопросов, вам нужно задавать вопросы, которые помогут вам сосредоточиться на решениях или целях. Вот почему вы должны попытаться задать , какие вопросы 15. Задавайте такие вопросы, как: «Что я чувствую сейчас?» а не: «Почему я так ужасно себя чувствую?» Такое мышление может помочь вам назвать свои эмоции, которые, как было показано, уменьшают негативные чувства и отношения.16

Также не задавайте себе проблемных вопросов. Не спрашивайте: «С какими трудностями я сейчас сталкиваюсь?» Вместо этого сформулируйте вопрос вокруг цели, например: «Как мне бы хотелось, чтобы мои отношения с начальником выглядели через месяц?» Тренеры и консультанты узнают, что вопросы, ориентированные на решение, заставляют их клиентов чувствовать себя хорошо, тогда как вопросы, ориентированные на проблемы, заставляют их клиентов чувствовать себя менее удовлетворенными.17

Если у вас есть постоянная проблема, задавайте себе вопросы, которые смещают ваше внимание к ней. возможное решение.Это может быть очень простой вопрос, например: «Какое возможное решение этой проблемы?» а затем: «Как я могу начать двигаться к созданию этого решения?» 18

Использование вопросов, ориентированных на решение, дает два преимущества:

  1. Он открывает потенциальные ответы на проблемы
  2. Это повышает вашу уверенность в своих способностях решить будущие дилеммы.

Чувство свободы воли и контроля влияет на ваше чувство уверенности, повышает вашу самооценку19 и увеличивает шансы, что вы осуществите свои намерения.

Во многих отношениях покупка книги по саморазвитию или поиск вдохновения у гуру могут дать нам быстрое ощущение, что мы что-то делаем для решения наших проблем. Однако для самосознания необходимо найти время, чтобы ответить на наши проблемы для себя и самих себя.

Хотя развитие самосознания дает множество преимуществ, практика требует времени. К счастью, это время бесплатно и доступно для нас, если мы планируем заранее.

Вместо того, чтобы переходить к простым решениям, найдите время сесть и подумать.Выделите как минимум 15 минут на размышление о своей повседневной или хотя бы еженедельной рутине. Найдите время для размышлений о своем первом занятии дня. Уберите телефон, дождитесь включения компьютера, поставьте на монитор табличку «Не беспокоить» и дайте себе четверть часа подумать.

Возможно, вам придется проявить творческий подход к тому, как вы организовать свой день, чтобы вы могли непрерывно проводить время. Может быть, это во время короткой прогулки в обеденное время, вашей поездки в автобусе или минут, когда ваши дети дремлют или делают уроки.Для меня написать то, что у меня на уме, до начала рабочего дня — отличный способ найти ответы, о которых я даже не подозревал.

Ясно, что ответы на все свои проблемы не всегда можно найти внутри себя. Конечно, сейчас подходящее время для исследований. Тем не менее, если вы уделите время размышлениям и размышлениям, это поможет вам решить несколько вопросов, по которым вам нужно больше информации, а не бесконечные размышления (или, что еще хуже, поиск в Google).

После кофе я посоветовал Биллу сесть наедине со своими мыслями.Я сказал ему взять лист бумаги и начать записывать, что он чувствует. Я сказал ему сделать это, не позволяя его мыслям отвлекаться на негатив и обвинения. Я сказал ему сначала без осуждения поразмышлять о том, что он чувствовал, чтобы он мог понять, что происходит на самом деле.

Через несколько недель я получил ответ от Билла. Он сказал мне, что самоанализ раскрыл важные истины, о которых он раньше не задумывался. Он действительно любил свою работу, и ему действительно нравилось работать со своими клиентами.Он также любил делать мелочи, от которых могла зависеть его семья, например, всегда готовить завтрак и собирать обеды.

Однако были и вещи, которые ему не нравились в своей работе, например, ежедневные переживания на межгосударственном шоссе. Но когда Билл начал размышлять о том, что он чувствовал, он начал понимать, что может разделить аспекты того, что он чувствовал по поводу своей работы. Ненависть к трафику не означала, что он не подходит для этой работы, это просто означало, что ему нужно было найти лучшее решение.

Его озарение пришло, когда он позволил себе размышлять, позволить своему разуму блуждать и придумывать новые творческие решения.

Сегодня Билл едет на работу, где оставляет машину на служебной стоянке. Затем он заказывает со своего телефона услугу вызова водителя, чтобы отвезти его на встречи с клиентами. Удобно устроившись на заднем сиденье машины, Билл отвечает на электронные письма, на которые он ранее отвечал до поздней ночи. Это освобождает его вечера, чтобы побыть с семьей. Билл даже убедил свою компанию заплатить за автосервис, оправдывая это своей повышенной производительностью в течение дня.

Если бы Билл искал ответы на свою проблему вне себя, он, возможно, никогда бы не нашел это уникальное решение. Только войдя в рутину саморефлексии и уделив время тому, чтобы думать самостоятельно, вы можете найти решения, которые ждут, чтобы их обнаружили внутри себя.

Примечание Нира: эта статья написана в сотрудничестве с командой NirAndFar.com .

Нир Эял — автор книги «На крючке: как создавать продукты, формирующие привычку» и блогов на NirAndFar.com. Чтобы узнать больше об использовании психологии для изменения поведения, подпишитесь на его информационный бюллетень и получите бесплатный список научно обоснованных советов и приемов, которые помогут повысить вашу личную продуктивность.

_______________________________

1 «Штучные продажи документальных книг для взрослых в США в 2017 г. по категориям (в миллионах)», Statista (по состоянию на 24 января 2018 г.) 2 «Ведущие жанры печатных книг в Интернете в США в 2017 г., по выручке (в миллионах долларов США) », Statista (по состоянию на 24 января 2018 г.), https: // www.statista.com/statistics/322187/book-genres-revenue/; Гейл Б., «19 отраслевых статистических данных и тенденций самосовершенствования», Брэндон Гейл (21 мая 2017 г.), https://brandongaille.com/18-self-improvement-industry-statistics-and-trends/., 3 Eurich , Таша. (2018) «Что такое самосознание на самом деле (и как его развивать)». Гарвардский бизнес-обзор . Опубликовано 4 января 2018 г. Получено с https://hbr.org/2018/01/what-self-awareness-really-is-and-how-to-cultivate-it; Еврих, Таша. (2017) Insight: почему мы не так осведомлены о себе, как думаем, и как видение себя помогает нам добиться успеха на работе и в жизни .Нью-Йорк: Random House, 2017., 4 «Самосознание». (без даты) В Психологическом словаре APA . Получено с https://dictionary.apa.org/self-awareness, 5 «Самоанализ». (без даты) В Психологическом словаре АПА. Получено с https://dictionary.apa.org/introspection, 6 «Саморефлексия». (без даты) В Психологическом словаре APA . Получено с https://dictionary.apa.org/self-reflection, 7 «Insight». (без даты) В Психологическом словаре APA . Получено из https: // словаря.apa.org/insight, 8 Грант, Энтони М. (2017) «Когнитивно-поведенческий коучинг, ориентированный на решение, для обеспечения стабильно высокой производительности и предотвращения стресса, усталости и выгорания». Журнал консалтинговой психологии: практика и исследования 69: 2, 98–111. DOI: 10.1037 / cpb0000086, 9Grant, Anthony M., «Когнитивно-поведенческий коучинг, ориентированный на решение», 10 Stein, Daniel & Grant, Anthony M. (2014) «Распутывание взаимосвязей между саморефлексией, пониманием и субъективным благополучием. Бытие: роль дисфункциональных установок и основных самооценок », The Journal of Psychology , 148: 5, 505–522, DOI: 10.1080 / 00223980.2013.810128, 11 Eurich, Insight ; Stein & Grant, «Распутывание», 12 Eurich, Tasha, «Что такое самосознание на самом деле», 13 См. «Иллюзорная корреляция». (без даты) В Психологическом словаре APA . Получено с https://dictionary.apa.org/illusory-correlation, 14 Watkins, Ed. (2004) «Адаптивная и дезадаптивная рефлексия на размышления во время эмоциональной обработки». Исследования и терапия поведения 42: 9, 1037–1052, DOI: https://doi.org/10.1016/j.brat.2004.01.009, 15 Еврих, Таша. Insight ; Хиксон, Дж. Грегори и Суонн-младший, Уильям Б. (1993) «Когда самоанализ приносит плоды? Саморефлексия, самооценка и межличностный выбор ». Журнал личности и социальной психологии 64: 1, 35–43. Получено с http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/download?doi=10.1.1.520.1301&rep=rep1&type=pdf, 16. Либерман, М.Д., Эйзенбергер, Н.И., Крокетт, М.Дж., Том, С.М., Пфайфер, Д.Х. , & Уэй, BM (2007) «Облечь чувства словами: маркировка аффекта нарушает активность миндалины в ответ на аффективные стимулы.» Психологические науки 18: 5, 421–8. DOI: 10.1111 / j.1467–9280.2007.01916.x, 17 Грант, Энтони М. и О’Коннор, Шон А. (2010) «Дифференциальные эффекты коучинговых вопросов, ориентированных на решение и проблемных: пилотное исследование с последствия для практики ». Промышленное и коммерческое обучение 42: 2, 102–111, https://doi.org/10.1108/00197851011026090; Грант, Энтони М. (2012) Создание положительных изменений: рандомизированное исследование, сравнивающее коучинговые вопросы, ориентированные на решение и ориентированные на проблему. Журнал системной терапии 31: 2, 21–35. DOI: 10.1521 / jsyt.2012.31.2.21; Тибум, Т., Бирсма, Б., и Ван Вианен, А. Э. М. (2016). «Дифференциальные эффекты коучинговых вопросов, ориентированных на решение и проблемных, на аффект, контроль внимания и когнитивную гибкость студентов, испытывающих стресс, связанный с учебой». Журнал позитивной психологии , 5, 460–469. DOI: https://doi.org/10.1080/17439760.2015.1117126, 18 Grant, «Making Positive Change», 19 Theeboom et al.«Дифференциальные эффекты»

Определение интроспекции по Merriam-Webster

в · тр · спек · ция | \ ˌIn-trə-ˈspek-shən \

: рефлексивный взгляд внутрь : исследование собственных мыслей и чувств

Электроинструмент

: самоанализ vs.Extrospection

Коучинговый инструмент, созданный Омпракашем Падманабхараджу
(Обучение лидерству и продажам, ИНДИЯ)

Ваши видения станут ясными только тогда, когда вы сможете заглянуть в свое собственное сердце. Кто смотрит наружу, мечтает; кто смотрит внутрь, просыпается. — C.G. Юнг

Самоанализ : (dictionary.com) Наблюдение или исследование собственного психического и эмоционального состояния, психических процессов и т.д .; акт взгляда внутрь себя.

Экстроспекция : (dictionary.com) Рассмотрение и наблюдение вещей, внешних по отношению к себе; осмотр и изучение внешнего вида.

Введение

Для меня выражение, которое я читаю, делает мой электроинструмент действительно значимым —

За деревьями не видно леса .

Здесь лес — это внешняя среда, целостный взгляд, макро и деревья представляют внутренние системы, микросистемы. И лес, и деревья важны.Однако иногда люди сосредотачиваются на лесу и из-за этого упускают из виду деревья, а иногда бывает наоборот.

Самоанализ (деревья) — это исследование собственных сознательных мыслей и чувств. В психологии процесс самоанализа основан исключительно на наблюдении за психическим состоянием человека, тогда как в духовном контексте он может относиться к исследованию своей души. Самоанализ тесно связан с саморефлексией человека.

Экстроспекция (лес) — это наблюдение за вещами, внешними по отношению к собственному разуму, в отличие от интроспекции, которая представляет собой прямое наблюдение за внутренними процессами своего разума.Экстроспекция — это обычное чувственное восприятие или рассуждение о воспринимаемых таким образом вещах.

Таким образом, и интроспекция, и экстроспекция могут проводиться с разными уровнями внимания. В экстроспекции уровни могут варьироваться от интенсивной концентрации мыслителя, преследующего процесс логической дедукции, до периферийного осознавания человека, идущего по улице. В интроспекции также мужчина, который поддерживает общее осознание своих эмоций во время посещения коктейльной вечеринки, будет иметь другой уровень внимания, чем пациент и терапевт, пытающиеся идентифицировать эмоцию боли, подавленную в детстве.

Самостоятельная заявка

Читать далее… Я проработал более десяти лет специалистом по персоналу, и меня удивляет, насколько во многих отношениях человеческая часть функции сокращается, поскольку все большее и большее значение придается управлению ресурсами и процессам.

Когда я работал над инструментом коучинга и в отношении моего тематического исследования, я понял, что сознательно или неосознанно мы становимся жертвами ситуации, окружающей среды и культуры, которые могут или не могут быть благоприятными в долгосрочной перспективе.

Самосознание = Самоанализ + Экстроспекция

И то, и другое необходимо, если человеку нужно развиваться и перейти на следующий уровень осознания.

Рассмотрим следующую ситуацию

Тарун — малый предприниматель, занимающийся производством чулочно-носочных изделий. У него работает 5 человек, но он не может им достаточно доверять и делегировать обязанности. В результате он обнаруживает, что люди присоединяются к компании, учатся навыкам и затем уходят. Хотя его команда предоставила ему эту обратную связь, он не смог принять то же самое. Способность к самоанализу расширяет возможности.

По мере того, как проблема начала обостряться в виде высокой убыли, низкого морального духа и производительности (то есть начала влиять внешняя среда), Тарун начал осознавать острую необходимость изменить себя (свою внутреннюю среду).

Первым шагом было самоанализ и осознание правды в отзывах других. Как только Тарун смог спокойно размышлять и самоанализ, смотреть внутрь себя и понимать себя, он был в состоянии принять тот факт, что лежащая в основе вера в то, что он один может делать все правильно, мешала ему доверять другим и делегировать им работу. Осведомленность о вашей внешней среде помогает принимать обоснованные решения.

Как только мы осознаем наши внутренние психические и эмоциональные процессы, реалистичность нашего внешнего окружения позволит нам принимать обоснованные решения.

Как только Тарун осознал, что мешает ему доверять другим, он смог обратиться к этому убеждению. В качестве следующего шага он изменил свою точку зрения, собрав данные о своих сотрудниках, их навыках и способностях. Это позволило ему понять, что двое из его сотрудников обладают необходимыми ему способностями, и поэтому он может доверять им и делегировать им дополнительные обязанности.

Приложение коучинга

Самоанализ

Как коучеры, мы должны постоянно осознавать, что делает клиент, и позволять ему / ей идти внутрь себя, чтобы исследовать лежащие в основе убеждения, ценности и пространства.

Посредством мощных вопросов и слушаний Коуч может привести клиента к мощному рефлексивному / интроспективному режиму.

Тренеру необходимо внимательно слушать и задавать вопросы, чтобы дать клиенту возможность самоанализа и размышлять.

  • Хотите поразмышлять, что вызывает этот дискомфорт?
  • Как вы думаете, откуда эта мысль / мнение / чувство?
  • Какие эмоции вы испытываете прямо сейчас и где вы это чувствуете в своем теле?

Экстроспекция

Самоанализ позволяет клиенту осознать триггеры, лежащие в основе убеждения, страхи, перспективы и ценности, которые движут всем этим.

Как только клиент разовьет это осознание, экстроспекция позволяет ему двигаться вперед к действию. Здесь также сильные вопросы позволяют Коучу продвигать клиента к определенным результатам.

  • Как бы вы справились с этим триггером / убеждением / страхом?
  • Какие действия вы бы хотели предпринять, чтобы переосмыслить эту точку зрения?
  • Чья помощь вам нужна, чтобы поддержать вас в этом путешествии?

Триггеры, которые тренер должен обратить внимание на

В заключение, коуч, по сути, считается человеком, которому нужно позволить Коучи интроспектировать — i.е. размышлять, открывать, раскрывать возможности и потенциал.

Однако, когда отражение Коучи, лежащие в его основе убеждения и ситуация отражают жизненную ситуацию Коуча, коуч может привязаться и, таким образом, стать осуждающим и подтолкнуть клиента к экстроспективности (сосредоточению внимания на внешних вещах). Таким образом, он / она также может начать вести обсуждение вместо того, чтобы оставаться отстраненным.

Например, Коучи сталкивается с жестоким обращением в офисе; Тренер тоже столкнулся с подобной ситуацией. Вместо того, чтобы позволять подопечному исследовать варианты, которые фокусируются на его / ее потенциале (интроспективе), чтобы столкнуться с ситуацией или выйти из нее, коуч может вести обсуждение о том, как подопечный будет обращаться с обидчиком (экстроспективный).Таким образом, теперь речь идет не о подопечном, а о чем-то внешнем по отношению к подопечному.

Таким образом, Тренер должен задействовать и использовать как интроспекцию, так и экстроспекцию, не привязываясь, не осуждая или не перекладывая свои жизненные ситуации на Коучи.

отражение:

  1. Что для вас означают самоанализ и экстроспекция? Привести примеры.
  2. Как вы думаете, важно знать и то, и другое, или одно важнее другого? Укажите причины.
  3. Поделитесь, пожалуйста, несколькими применениями этого электроинструмента в процессе обучения

Что такое самоанализ? Психология, определения и приложения

Автор: Таниша Херрин

Обновлено 27 апреля 2021 г.

Каждый день люди думают о своих чувствах и эмоциях, но есть способ сделать это, который привносит сосредоточенность, цель и лучшее понимание саморефлексии и самосознания.Концепция интроспекции исследует внутренние мысли и чувства в соответствии с уникальной структурой анализа. Изначально это была методика, использовавшаяся в качестве экспериментальной формы детального исследования эмоций. По мере дальнейшего изучения этой концепции она стала формализованным подходом в психологии, призванным помочь другим людям лучше понять свои мысли и действия из прошлого. Самоанализ важен, потому что он поддерживает и поддерживает позитивное направление для умственного роста и развития.

Источник: pexels.com

Определение самоанализа

Самоанализ исследует доступ к одному психическому состоянию. Психолог Вильгельм Вундт разработал эту технику. Его исследования по развитию этой техники включали помощь другим посредством самонаблюдения за их мыслями. Он учил людей объективно анализировать контекст в рамках личных мнений. В концепции есть общий элемент, который делают люди, — анализируют их идеи.Используя техники самоанализа, эксперты в области психологии помогают людям эмоционально вовлекаться в события из прошлого, чтобы понять их мыслительные процессы, связанные с чувствами, которые они пережили. Аспект смотрит на то, как разум обрабатывает эмоции и воспоминания, чтобы помочь понять их значение. Это дает возможность по-другому взглянуть на то, как на людей влияют окружающие их вещи, посредством четкого, структурированного процесса.

Говоря современным языком, концепция помогает людям познать самих себя, раскрывая глубоко внутри ценности и решая, как их использовать.Это позволяет вам стать экспертом в своих эмоциях под профессиональным руководством. Исследования этой концепции показывают, что она побуждает людей принимать более правильные решения в жизни, что приводит к самореализации и целеустремленности. Даже когда вы имеете дело с неуверенностью, практикуйтесь и применяйте методы, которые помогут вам не сбиться с пути к достижению личных целей. Это может привести к улучшению отношений с другими людьми дома и на работе, одновременно улучшая психическое здоровье. Некоторые видят в этом способ раскрыть внутреннюю силу и мощь, позволяющий лучше контролировать обработку мыслей.

Эта практика широко использовалась в Соединенных Штатах и ​​Европе после открытия Вундта, включавшего 40 лет исследований. В некоторых частях света от этого метода отказались. Исследователи продолжают изучать способы самоотчетных мер для понимания процессов мышления и восприятия интроспективных субъектов. Некоторые рассматривают интроспекцию как инструмент для наблюдения за мыслями человека, в то время как другие считают, что он имеет духовную ценность при наблюдении за чувствами своей души.

Источник: rawpixel.com

Проблемы самоанализа

Вундт и другие психологи, изучающие эту технику, столкнулись с критикой этой концепции. Некоторые эксперты считают, что сам процесс может повлиять на изменения в том, что человек действительно чувствует во время переживания. Например, когда вы рассказываете о своих чувствах, есть вероятность, что вам нужно остановиться и подумать об этом на мгновение. В течение этого времени меняется опыт и даже само чувство, потому что мыслительный процесс прерывается, чтобы дать обратную связь о том, что человек чувствует.

Методы, связанные с интроспекцией, способствуют развитию научных аспектов психологии. Однако эксперты утверждали, что некоторым областям метода не хватало научной достаточности для поддержки определенных форм поведения. Кроме того, концепция вызвала и другие проблемы, в том числе:

  • Ответы экспертов, наблюдающих за чувствами человека, могут быть непоследовательными.
  • Методика может принести пользу только определенным группам людей, например взрослым, а не детям.
  • Некоторые эксперты считают, что интроспекция имеет ограничения в сложных ситуациях, таких как нарушения развития, обучения, психические или личностные расстройства.

Элементы концепции продолжают изучаться и обсуждаться. Вместе с другими наблюдателями Вундт разбил свои наблюдения за чувствами людей на три категории: привязанность, образы и ощущения. Теоретики обеспокоены тем, что этот метод не уделяет достаточного внимания тому, как организованы мысли. Следовательно, критики считают, что аспекты поведения должны быть в центре внимания научной психологии.

Действительность методики

Метод исследования этой концепции основан на мыслях и чувствах человека. Другие формы психологии, также известные как самооценка, основываются на тех же элементах, за исключением того, что некоторые думают, что можно исказить их детали, если они чувствуют себя нежелательными. Хотя он выводит на поверхность чувства, выраженные на поверхности, некоторые эксперты считают, что чувства усиливаются или изменяются без самоанализа. Это может побудить людей сообщить о выборе, сделанном в ситуации, но не оправдать, почему они не были удовлетворены этим решением.

Исследователи считают, что люди лучше понимают их отношение, чем следуют их причинам. Например, если у вас есть группа людей, которые высказывают свое мнение о продукте, и каждый из них объясняет, почему он им нравится или не нравится. У людей могут быть личные предпочтения, даже если это один и тот же продукт. В данном случае концепция позволяет людям высказывать предположения о своих мыслях, но они могут быть не совсем точными при этом. Эксперты считают, что при изучении личного поведения интроспекция затрагивает важные области, но считают, что когнитивные процессы, используемые в этой методике, требуют большего развития.В общем, этот метод дает представление о переживаниях, связанных с событиями, вместо того, чтобы понять причину. Мало кто полагает, что использование нескольких методов может дать лучшие результаты вместо использования только одного.

Как самоанализ исследует сознание

Психологически он исследует мыслительные процессы, связанные с мышлением, обучением, восприятием, решением проблем и анализом сновидений как методом. В конце 1800-х годов Вундт и другие наблюдатели часто полагались на этот метод, чтобы понять уровни сознания разума.У Вундта был уникальный интерес к пониманию того, что человек думает, чувствует и воспринимает во время определенных переживаний во времени. Визуальные и слуховые элементы, такие как свет и звук, также были введены для понимания других аспектов своего опыта,

Исследования, лежащие в основе метода, представляют более сложные отражения того, что испытал человек. Другие, наблюдаемые вместе с Вундтом, были агрессивно обучены изучению, описанию и сообщению связанных ощущений опыта, описанного теми, кого они изучали.Линия вопросов была систематической и позволяла избежать предвзятости, при этом не позволяя внешнему влиянию повлиять на то, как рассказывается об опыте. Предполагалось, что те, кто участвовал в исследовании, были здоровы, бдительны и не отвлекались, давая личные самоотчеты.

Самоотражающее соединение

Греческий философ Платон оказал влияние на развитие интроспекции, наряду с аспектом человеческого саморефлексии. Его убеждения включали не только анализ мыслей, но и тщательное изучение того, как они проявляются в нас.Самоанализ осуществляется благодаря способности человека больше узнать о своей природе и цели. Философия разума, самосознания и сознания также играют важную роль в саморефлексии. Психологические упражнения могут включать самоанализ и саморефлексию, чтобы помочь людям найти ценность в личных ошибках и способствовать духовному росту.

Некоторые считают, что эффективные способы участия в этих аспектах могут уменьшить тревогу, стресс и депрессию. Следует отметить, что рекомендуется не зацикливаться на определенных убеждениях, а вместо этого сосредоточиться на ответах на вопросы или на выяснении сути того, что вызывает негативные эмоции.Вопросы о том, почему, могут помочь кому-то понять личные ограничения, созданные их чувствами. Вопросы о том, что подогревает любопытство и позитивный настрой в отношении будущих результатов. Хотя есть способы применять такие упражнения для личного отражения своих чувств, крайне важно оставаться открытым для подобных концепций, которые могут открыть двери для понимания того, как ваши мысли связаны с выраженным поведением.

Источник: rawpixel.com

Почему многие считают, что самоанализ имеет решающее значение

Самоанализ может помочь вам осознать способность справляться с проблемами, которые вы считали невозможными.Изучать свои мысли можно по-разному, от анализа отношений до того, как достичь целей в жизни. Вопросы о себе — это отправная точка для понимания того, что вы можете сделать и почему одни вещи оказывают на вас более сильное влияние, чем другие. Использование такой концепции, как самоанализ и других полезных инструментов психического здоровья, может помочь в достижении продуктивного подхода к созданию сбалансированного образа жизни.

Консультанты BetterHelp могут помочь вам создать учетную запись интроспекции, раскрытой и отраженной вам во время терапевтического процесса.Это также может помочь вам определить стили общения и модели поведения. Самоанализ — это философия разума, в которой можно выяснить, что они чувствуют, и решить проблему разума и тела. Это может быть проще с онлайн-терапевтом, потому что вам не нужно беспокоиться о том, чтобы прийти в офис вовремя и в неудобное для вас время. Ниже вы найдете некоторые отзывы консультантов BetterHelp от людей, заинтересованных в личностном росте через самоанализ.

Отзывы консультанта

«Супер классный и очень приятный человек.Вопросы, которые она задавала, часто приводят меня к самоанализу, когда я быстро понимаю, что я должен был сделать или должен был думать ».

«Гейл добрая и отзывчивая. Удивительно проницательная, я считаю, что она задает «сложные, обдумывающие вопросы». Эти вопросы часто предлагают другую точку зрения, которая действует как катализатор для более глубокого самоанализа. Она не столько руководит, сколько поддерживает и подстраивается под направление сессий. У нее приятная манера говорить, и улыбка хорошо сочетается с ее голосом.Время с ней было невероятно продуктивным. Она всегда была искренней (я чувствую), что хорошо сочетается с искренностью. Она взволнована вами, и очень ценно иметь кого-то, кто может это сделать. В целом положительное дополнение! Если вы не решаетесь начать терапию, она станет для вас отличным мостом. В ней теплая энергия, и время почему-то летит незаметно. Она помогла мне увидеть, насколько ценной может быть эта работа, и за это я ей очень благодарен. Спасибо, Гейл; с тобой было так приятно работать.”

Заключение

Самоанализ может дать вам представление о вашем собственном процессе принятия решений и освободить вас для принятия обоснованных решений, полезных для вас и других. Наличие квалифицированного терапевта, который проведет вас через этот познавательный процесс, может улучшить качество жизни. Сделайте первый шаг на пути к более глубокому пониманию того, как вы думаете, и принятию лучших решений, влияющих на вашу жизнь.

Предыдущая статья

Что такое самоэффективность? Психология, теория и приложения

Следующая статья

Психология, память и мозг

Часто задаваемые вопросы

Что такое пример самоанализа?

Самоанализ — это самоанализ.Это часть научной психологии. Человек анализирует себя и свое поведение. Одна из целей самоанализа — обрести эмоциональное осознание. Это процесс, с помощью которого вы рассматриваете свою личность и то, как она влияет на других. Благодаря этому процессу человек может лучше понять свои умственные процессы. Иногда мы попадаем в ловушку внешнего мира и того, как нас видят другие. Когда вы потратите некоторое время на то, чтобы заглянуть внутрь себя, на свои умственные процессы, вы можете быть удивлены тем, что обнаружите. Это могло быть глубокое переживание сознания.Возможно, у вас уже есть предубеждения об интроспекции. Возможно, вы читали о когнитивных науках, стоящих за этим, и понимаете его важность. Самоанализ может дать вам представление о вашей личности и социальном влиянии на окружающих, включая друзей, близких и коллег. Вы можете открыть для себя интроспективный доступ, используя медитацию или ведя дневник. Сознание и познание напрямую связаны. Вы можете осознавать свои умственные процессы или, возможно, не знать, почему вы проявляете определенное поведение.Вот где может помочь самоанализ. Вы можете получить сознательный опыт, углубляясь в свои мысли. Вы реалистично смотрите на свои действия и потенциально пытаетесь решить сложную проблему в ваших отношениях или взаимодействиях. Почему вы делаете то, что делаете?

Что такое интроспективный человек?

Интроспективный человек — это тот, кто осознает себя. Они обращают внимание на свои умственные процессы, чтобы понять, почему они могут совершать определенные действия.Одно дело наблюдать за проблемным поведением, а другое — иметь сознательный опыт, когда вы его анализируете. Самоанализ может быть переживанием разума и тела, в ходе которого мы углубляемся в ваши сознательные мысли и возможные соматические реакции. Когда вы медитируете над своим поведением, вы полностью расслабляетесь. Хорошо полагаться на то, что доверяешь предмету, над которым размышляешь. Имейте в виду: ответы могут быть у вас не сразу.

Самоанализ — признак интеллекта?

Согласно Британскому журналу психологии, интроспекция рассматривает психические процессы, как если бы они были осязаемыми.Он имеет дело со многими психическими состояниями, включая тревогу и депрессию, когда самоанализ включает поиск, чтобы помочь выяснить, что вам нужно как человеку. Интроспективные люди, как правило, умны, особенно в отношении своих эмоций. Возможно, вы слышали термин «эмоциональный интеллект».

Используется ли самоанализ сегодня?

Самоанализ сегодня используется в терапии для людей, которые смотрят внутрь себя, выясняя, кто они и какое поведение помогает им или мешает.Роль интроспекции в терапии состоит в том, чтобы помочь людям понять, что для них работает, а что нет. Самоанализ считается философией разума. Людям необходимо осознать свои сознательные мысли и найти прямой интроспективный доступ, который им нужен, чтобы изменить или модифицировать свое поведение. Самоанализ может помочь людям справиться с жизнью.

Самоанализ — хорошо или плохо?

Для некоторых людей слишком много самоанализа может ошеломить, что не обязательно помогает человеку понять себя.Но для некоторых людей это может быть способ разобраться в сложной проблеме или найти эмоциональное понимание. Итак, во время самоанализа важно обращать внимание на то, что вы чувствуете. Если это слишком много, отступите на время и вернитесь, когда почувствуете себя отдохнувшим.

Самоанализ — это настроение?

Самоанализ не считается настроением. Это процесс, в котором кто-то участвует, чтобы помочь разобраться в себе. Одно из объяснений интроспекции состоит в том, что она помогает людям улучшить свои отношения с другими, наблюдая за тем, как они ведут себя по отношению к другим людям.Таким образом, это то, что действительно может принести вам пользу в жизни.

Какие проблемы с самоанализом?

Одна проблема с интроспекцией заключается в том, что вы можете слишком сосредоточиться на своем повествовании и не думать о других людях. Вы можете обратиться к психотерапевту с помощью психологического запроса и выяснить, какую роль играет интроспекция и как она может вам помочь. Также можно поговорить о психологическом процессе. Самоанализ — это межкультурный феномен, который многие люди считают полезным.Он заявляет о разуме, насколько силен взгляд внутрь. Некоторые люди не любят интроспективно, потому что не хотят видеть ментальное содержание. Они могут прочитать психологический бюллетень и обнаружить, что их тянет к интроспективной работе, но это не обязательно им помогает. Согласно Oxford University Press, интроспекция стоит на стыке вопросов и эпистемологии о самопознании и философии разума. Это часть научной психологии, и некоторым людям она может быть полезна.

В чем разница между саморефлексией и самоанализом?

Самоанализ — это глубокая саморефлексия, поэтому они взаимосвязаны. Но интроспективным людям нужно много времени, чтобы подумать о своем поведении и его влиянии на других. Когда вы интроспективны, вы осознаёте свою пропозициональную установку или точку зрения на разные вопросы. Есть еще такие понятия, как слепота и самоанализ. Это означает, что человек намеревается сделать выбор, но выбирает что-то совершенно другое.Этот человек должен начать раскрывать свою ошибку. Слепота к выбору и самоанализ встречаются чаще, чем вы думаете. Люди не всегда осознают, когда они совершают ошибку, и хорошо подумать о своем поведении и его влиянии на себя и других.

Как мне перестать быть таким интроспективным?

Тенденции в когнитивных науках, кажется, возвращаются к концепции самоанализа. Это потому, что, как люди, мы, естественно, анализируем, почему мы предпринимаем определенные действия.При этом самоанализ — неплохая вещь. Важно найти баланс между взглядом внутрь и использованием этого саморефлексии, чтобы изменить свое мышление и понять, как общаться. Когнитивные науки ценят идею самоанализа, потому что она помогает вам понять себя, но важно учитывать точки зрения других людей. Может быть, эти тенденции в когнитивной науке говорят нам оставаться интроспективными.

Самоанализ — это хорошо?

Самоанализ может оказаться полезным, если вы чувствуете необходимость лучше понять себя, свои чувства и свои мыслительные процессы.Согласно Стэнфордской энциклопедии философии, интроспективное знание происходит в настоящий момент, а не во времени. Человек смотрит внутрь себя и находит истину своей ситуации . Есть много способов быть интроспективными, но суть в том, что все начинается с вас и вашего ума.

Согласно Журналу Личности и Социальной Психологии, существует скептицизм относительно достоверности интроспекции. Когнитивная психология полагается на то, что воспринимает разум, но есть также много разных способов увидеть вещи.То, что видит один человек, другой видит иначе. Есть разница между исследованием и случайным отчетом клиента или субъекта. Когда человек устно излагает свои мысли, это неформально, и никто не документирует это. Есть споры о точности случайных отчетов, потому что предмет не сравнивается с другими. Принимая во внимание, что с исследованиями интроспекции у нас есть другие предметы, которые можно сравнить, чтобы получить информацию.

Как мне стать более интроспективным?

Люди могут подумать, что у них нет времени на более глубокое изучение своих мыслей.Общество влияет на то, как люди проводят свое время, а также меняет их мысли и чувства. Чтобы найти время, чтобы понять свои мысли и то, почему они влияют на вас, требуется смелость, помогая вам понять, кто вы есть. Приветствуется оценка своих мыслей, потому что это помогает узнать разные этапы жизни и подходы к ним. Независимо от того, занимаетесь ли вы профессиональным консультированием через личную или онлайн-терапию или проводите личную оценку, которая задает вопросы о ваших чувствах, такие усилия повышают ценность созданных мыслей, приводя к ясности того, как вещи влияют на вас.

Как BetterHelp может помочь мне в самоанализе?

Therapy — отличное место, чтобы получить прямой интроспективный доступ и потенциально поработать над вашей личностью и улучшить ваше психическое состояние и социальные навыки. Когда клиенты устно рассказывают о своих чувствах, терапевт может помочь им расшифровать эти эмоции. Трудно анализировать свои чувства на пустом месте. Вот почему устные отчеты полезны как для психиатра, так и для клиента. Посещение психолога — отличная возможность не принимать во внимание социальные суждения о своей личности и определить, как смотреть на себя беспристрастно.

Самоанализ — Scholarpedia

Самоанализ относится к наблюдению, а иногда и к описанию содержания собственного сознания. Считается, что интроспекция является рефлексивным, метакогнитивным процессом, направленным на внимание или размышление о себе или о том, что в настоящее время переживает сам. Было много споров о том, является ли интроспекция действенным и надежным научным методом.

Самоанализ и научная методология

Возобновление интереса к сознанию в рамках экспериментальных дисциплин, особенно когнитивной нейробиологии, привело к определенным методологическим проблемам.Когнитивные нейробиологи обычно считают, что объективные данные — это единственный надежный вид свидетельств, и они будут склонны рассматривать субъективные отчеты как второстепенные или полностью игнорировать их. Однако для сознательных ментальных событий этот подход кажется бесполезным: субъективное сознание нельзя наблюдать «извне» с помощью традиционных объективных средств. Соответственно, некоторые будут утверждать, что перед нами стоит задача использовать субъективные отчеты в рамках экспериментальной психологии.

Некоторые ученые утверждали, что есть и другие возможные решения. Например, Persaud, McLeod & Cowey (2007) утверждали, что пари в экспериментальных ситуациях, буквально ставка на правильность собственной реакции на стимул, является объективным способом измерения того, насколько субъект осознает этот стимул. Однако насколько хорошо такие методы действительно измеряют сознание, а не другие когнитивные или эмоциональные процессы, еще не исследовано.

Отцы интроспективной методологии

Существуют исторические разногласия относительно того, что составляет доступ субъекта к его или ее собственному разуму.Франц Брентано (1874) утверждал, что существует парадокс в отношении между наблюдениями за «внутренними» ментальными состояниями и «внешними» объектами. Чтобы наблюдать и знать, скажем, переживание красного яблока, нужно отвлечь внимание от того внешнего объекта, который был причиной ощущения. Это должно логически привести к прекращению существования релевантного опыта, а значит, и попытки самоанализа. Другими словами, Брантано утверждал, что любой активный самоанализ немедленно устранит сам себя. Брентано утверждал, что единственный возможный вид самоанализа — это пассивное внутреннее восприятие, состоящее в изменении фокуса.Вильгельм Вундт (1907) принял эту интерпретацию субъективного знания, но утверждал, что пассивное внутреннее восприятие может стать научным предприятием, если систематически тренировать субъектов сообщать о том, что таким образом пассивно воспринимается. Вундт считал, что эксперименты следует проводить только тогда, когда у вас есть внешний контроль над стимулами, например, в восприятии, и что обучение необходимо для получения надежных отчетов. Таким образом, интроспективные эксперименты Вундта проводились в принципиально воспроизводимых условиях с контролируемыми стимулами, которые, как утверждалось, «пассивно наблюдались внутренним восприятием» хорошо обученными субъектами.Хотя Вундт во многих отчетах описывается как «отец интроспективной методологии», четкое различие между систематическим использованием «нормальных, не интроспективных отчетов» и «интроспективных отчетов» трудно найти в его работах (Lyons, 1986).

Историческая критика интроспективных методов

Конт выдвинул два возражения против науки, основанной на самоанализе (Lyons, 1986). Первое возражение Конта заключалось в том, что невозможно отождествлять наблюдателя и объект наблюдения в науке.Он утверждал, что наблюдателя нельзя «разделить на две части», чтобы одна часть наблюдала за другой, и, таким образом, наблюдение за собственными внутренними переживаниями — это невозможный проект. Второе возражение Конт было более эмпирическим: он утверждал, что даже если мы отложим в сторону основные проблемы с интроспекцией, она будет генерировать ненадежные и противоречивые данные. Это второе возражение, которое казалось больше утверждением, чем реальным аргументом, относилось к разногласиям по поводу данных, полученных из лабораторий в Корнелле или Вюрцбурге.Такие противоречия и отсутствие успеха в воспроизведении результатов, вероятно, привели к повышению интереса к бихевиоризму, а не к какой-либо теоретической проблеме, связанной с интроспекцией (Overgaard, 2006).

Действительно ли интроспекция ретроспективно?

Под термином «интроспекция» Уильям Джеймс имел в виду разновидность активного наблюдения. Джеймс знал о возражениях Конта и отвечал на них, защищая интроспективную методологию. Прежде всего, Джеймс утверждал, что Конт не может отрицать, что мы знаем о наших собственных ментальных состояниях, поэтому, когда мы не можем «разделиться на два», наше лучшее знание наших «внутренних состояний» происходит посредством памяти: мы обращаем внимание на переживания, которые мы переживаем. ранее имел.Рассматривая интроспекцию как «ретроспективу», Джеймс также ответил на беспокойство Вундта и Брентано о том, что активное наблюдение за ментальными состояниями может изменить или разрушить переживаемое содержание.

Можно предположить, что в ответ Конту можно было взглянуть с другой точки зрения, нежели тот, который выбрал Джеймс. Конт выступал против разделения сознания на «две части», но не указал никаких причин, кроме «prima facie странности» этого. Сегодня некоторые исследователи в разных контекстах аргументировали именно возможность того, что «я» не всегда действует как одна неделимая единица.Однако эмпирическая поддержка таких аргументов была в основном более «крайними» случаями, такими как анозогнозия при гемиплегии — состоянии, при котором пациенты настаивают на сохранении функций организма, даже если они парализованы (Marcel, Tegner, & Nimmo-Smith, 2004). .

Можно было бы также выдвинуть противоположный аргумент, что описание интроспекции, приводящей к расщеплению сознания, на самом деле является описанием, вводящим в заблуждение. «Я» или субъект явно не идентичны содержанию его или ее сознания; например, субъект наслаждается бесчисленным количеством сознательных «состояний» на протяжении всей своей жизни.Если бы субъект был идентичен сознательному содержанию, он или она представляли бы как можно больше я, сколько возможно, количество содержаний, непрерывно начинающих и прекращающих свое существование. Таким образом, интроспекцию можно представить как простое разделение между субъектом, наблюдающим за его или ее сознательным содержанием, что не должно служить теоретической проблемой.

Одна проблема, возникающая в связи с решением Джеймса по превращению интроспекции в ретроспективу, заключается в следующем: если его решение должно работать, активно наблюдаемое воспоминание должно быть бессознательным.Если бы память была в Осознанный факт, самоанализ текущих ментальных событий был бы возможен. Были ли воспоминания частью сознание субъекта, возражение Конта, по-видимому, все еще применимо. Итак, чтобы доказать, что интроспекция — это ретроспекция, человек вынужден не принимать интроспекцию текущих сознательных состояний. Однако на практике разве внимание к бессознательной памяти не сделает ее содержание осознанным? В то время как такие трудности делают решение Джеймса менее привлекательным, проблемы, содержащиеся во втором возражении Конта, вызвали самые серьезные трудности при использовании интроспекции в ранней экспериментальной психологии.

Самоанализ сегодня

Некоторые авторы (например, Schooler, 2002), похоже, используют термин «интроспекция» по-другому, имея в виду нечто большее, чем «рационализация». Среди этих авторов Нисбетт и Уилсон (1977) предложили все еще широко распространенное мнение о том, что интроспективным отчетам нет места в научных исследованиях. Можно было поспорить. Этот вывод, однако, не следует напрямую из эмпирических данных, сообщают они. Субъекты, дающие интроспективный отчет, например, о том, нравится ли им определенный объект, они могут давать совершенно хороший и научно пригодный отчет о том, что они испытали, даже если они могут быть неспособны объяснить причинную историю, лежащую в основе симпатии к объекту.Нисбетт и Уилсон правильно отвергли интроспекцию как методологию изучения (некоторых аспектов) выбора и принятия решений, поскольку их поведенческие данные предлагали совершенно иное объяснение, чем то, о котором сообщали сами испытуемые.

Другая интерпретация результатов, однако, может заключаться в том, что в некоторых неизвестных (но, вероятно, огромных) ситуациях люди не имеют интроспективного доступа к своим собственным когнитивным процессам. Однако неудивительно, что у них все еще есть некоторый опыт и интерпретация собственных действий.Таким образом, противоречие в данных между субъективным отчетом и поведением можно интерпретировать, чтобы показать, что опыт субъекта отличается от того, что можно проанализировать, исходя из его или ее поведения, и, таким образом, автоматически не следует, что интроспективный отчет недействителен.


Можно утверждать, что даже самые жесткие в методологическом отношении эксперименты в когнитивной науке нуждаются в интроспективной методологии на определенном уровне. Во-первых, когнитивная наука часто использует субъективные отчеты. В экспериментах с сознанием испытуемых спрашивают, насколько они уверены в том, что дают правильный отчет, или какой цвет они восприняли, без ранее существовавших методологических дискуссий о том, как эмпирически обрабатывать субъективные данные.Такие отчеты явно представляют собой интроспективные отчеты, поскольку они конкретно касаются сознательных состояний.

Но даже если человек полностью избегает использования устных отчетов любого рода, интроспективных или не интроспективных, всегда будет какая-то мотивация для проведения эксперимента определенным образом. Например, ученый может задавать вопросы о разнице между восприятием разных цветов, нахождением в разных эмоциональных состояниях, о том, существуют ли определенные когнитивные процессы бессознательно и т. Д.Лежащая в основе мотивация во всех этих случаях должна в конечном итоге быть опытом ученого с его или ее собственными сознательными состояниями или, так сказать, основываться на самоанализе. Если бы у ученого не было интроспективного доступа к восприятию, эмоциям и т. Д., У него не возникла бы идея поднимать научные вопросы о них. по крайней мере, полагайтесь на интроспективные доказательства. Этот факт, кажется, делает немыслимым заниматься экспериментальной психологией или, возможно, любой другой психологией без интроспекции.

Самоанализ и сознание

Сегодня многие считают, что интроспекция может функционировать как один из методов среди многих других методов (анализ поведения и т. Д.) И что она не предназначена для получения знаний обо всех аспектах человеческого познания. Некоторые даже скажут, что интроспекция — это ключевой метод изучения сознания (Jack & Roepstorff, 2003). Кажется, что мы застряли в самоанализе, если хотим знать о сознании. Итак, вместо того, чтобы обсуждать, как избавиться от интроспекции, во многих недавних работах утверждается, что мы должны использовать интроспекцию в научных экспериментах более дисциплинированно (Jack & Roepstorff, 2003, 2004; Overgaard, 2006).

Самоанализ и феноменология

Существуют разные интерпретации того, следует ли рассматривать интроспекцию как идентичную феноменологии или как отличную от нее (Overgaard, 2006). Однако большинство философов, похоже, рассматривают интроспекцию как своего рода когнитивный акт высшего порядка, обращенный к «внутренним событиям», тогда как феноменология направлена ​​на мир или «опыт существования в мире».

Философы и ученые, занимающиеся феноменологией, считают сознание несводимым, и это считается отправной точкой любого анализа или утверждения.Фундаментальный подход, вдохновленный работами Гуссерля, заключается в постановке в скобки онтологических вопросов, касающихся внешнего мира, так что все повседневные убеждения о том, что реально, а что нет, методологически приостанавливаются. С этого момента каждый идет вперед и тщательно описывает, как мир выглядит для наблюдающего объекта (например, Varela, 1996; Varela & Shear, 1999).

Хотя существует ряд вариаций феноменологии (некоторые из которых в основном вдохновлены восточными созерцательными традициями), в целом можно провести различие между трансцендентальной феноменологией и феноменологической психологией.Трансцендентальная феноменология — это попытка заявить о природе сознания и объектов в мире посредством систематических описаний переживаний. Феноменологическая психология — это в основном научное предприятие, основанное на словаре слов, относящихся к сознательному опыту (Overgaard, 2004). Хотя можно указать на важные онтологические различия между трансцендентальной феноменологией и допущениями, лежащими в основе большинства версий интроспекционизма, они методологически весьма схожи (Overgaard, Gallagher & Ramsøy, 2008).

Практика самоанализа

На самом деле, очень немногие недавние статьи могут что-то сказать о реальной практике самоанализа. Тем не менее, несколько «рекомендаций» к такой практике можно экстраполировать из теоретической (и, в некоторых случаях, экспериментальной) литературы:

  1. Проницательность, полученная в результате интроспекции, может напрямую направлять экспериментальный дизайн (Gallagher, 2003). То есть различия, известные нам посредством интроспекции, могут формировать вопросы, на которые экспериментальная наука может ответить.
  2. Субъекты должны быть обучены «наблюдать переживания» без предубеждений. То есть, экспериментальные субъекты могут иметь представления о природе различных видов сознательного опыта до эксперимента, и поэтому субъекты должны встречаться с экспериментальными ситуациями «не теоретическим образом». (Варела, 1996).
  3. Характер психических состояний не должен определяться исследователем-экспериментатором. Следовательно, ученый должен обсудить методологию субъективной отчетности до фактического эксперимента (Ramsøy & Overgaard, 2004).
  4. Постфактум следует проводить для ретроспективного изучения опыта испытуемых во время эксперимента, чтобы собрать информацию, слишком богатую или сложную для исследования в ходе реального эксперимента (Jack & Roepstorff, 2002). Такие интервью могут вдохновить на перегруппировку данных.

Фактическое применение этих или других методов, основанных на интроспективном или феноменологическом подходах, может помочь ученым-когнитивистам получить гораздо более точные данные о том, что на самом деле испытывают их испытуемые.В различных областях клинической работы также могут помочь лучшие методы получения субъективных отчетов. Petitmengin, Navarro & Le Van Quyen (2007), например, применили «нейро-феноменологический» подход для обнаружения и предотвращения эпилептических припадков.

Список литературы

  • Брентано, Ф. (1874): Психология с эмпирической точки зрения, Routledge & Kegan Paul
  • Галлахер, С. 2003. Феноменология и экспериментальный дизайн. Журнал исследований сознания 10 (9-10): 85-99.
  • Jack, A. & Roepstorff, A. (2002): Ретроспектива и когнитивное картирование мозга: от стимула-реакции к сценарию-отчету, Trends in Cognitive Science, 6 (8), 333-339 doi: 10.1016 / S1364 -6613 (02) 01941-1.
  • Джек А. И. и Рёпсторф А. (2003). Доверяя субъекту I, спецвыпуск. Журнал исследований сознания, 10, 9–10.
  • Джек, А. И., & Roepstorff, А. (2004). Доверяя субъекту II, спецвыпуск журнала.Журнал исследований сознания, 11, 7–8.
  • Лайонс, W. (1986): Исчезновение самоанализа, MIT Press
  • Марсель А. Дж., Тегнер Р. и Ниммо-Смит И. (2004). Анозогнозия для плегии: специфичность, распространение, пристрастность и разобщенность телесного неосознавания. Cortex, 40 (1), 19–40.
  • Нисбетт Р. Э. и Уилсон Т. Д. (1977). Рассказывать больше, чем мы можем знать: устные отчеты о психических процессах. Психологическое обозрение, 84, 231–259.DOI: 10.1037 / 0033-295X.84.3.231.
  • Овергаард М., Галлахер С., Рамсой Т.З. (2008): Интеграция методологий от первого лица в когнитивные науки, Журнал исследований сознания, 15: 5, 100–120
  • Петитменгин, К., Наварро, В. и Ле Ван Куен, М. (2007): Предвкушение приступа: пререфлективный опыт в центре нейрон-феноменологии, сознания и познания, 16 (3), 746- 764 DOI: 10.1016 / j.concog.2007.05.006.
  • Школьник, JW (2002): Повторное представление сознания: Диссоциация между сознанием и метасознанием.Тенденции в когнитивной науке, 6, 339-344. DOI: 10.1016 / S1364-6613 (02) 01949-6.
  • Варела, Ф. Дж. (1996). Нейрофеноменология: методологическое средство от сложной проблемы. Журнал исследований сознания, 3 (4), 330–349.
  • Варела, Ф.Дж. и Шир, Дж. (1999): Методологии от первого лица: что, почему, как?, Журнал исследований сознания, 6 (2-3), 1-14
  • Wundt, W. (1907): Über Ausfrageexperiments und über die Methoden zur Psychologie des Denkens, Psychologische Studien, 3, 301-360

Внутренние ссылки

Рекомендуемая литература

  • Автор (Год) Название Издатель

Внешние ссылки

См. Также

Внимание, сознание, память, модели сознания, мотивация

.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts