Примеры принцип детерминизма в психологии: Принцип детерминизма в психологии

Содержание

Детерминизм — Гуманитарный портал

Детерминизм — это философское учение (см. Философия) о закономерной универсальной взаимосвязи и взаимообусловленности явлений объективной действительности (см. Сущее, Мир). Детерминизм, как термин и обобщающее понятие, служит для обозначения класса философских концепций, утверждающих или признающих обусловленность, определяемость (детерминированность) всех существующих явлений наблюдаемого мира, включая и человека с его внутренним, субъективным, духовным миром, и некоторой первичной, субстанциальной реальностью (например, Богом — теологический детерминизм, природой — натуралистический детерминизм, или космосом — космологический детерминизм и другие). Однако чаще с понятием детерминизма связывают философское учение о естественной причинной обусловленности всех явлений объективного [материального] мира их универсальной, закономерной взаимосвязи и взаимозависимости.

Философский детерминизм, сформулированный ещё древнегреческими материалистами-атомистами, оформился в классической философии как вид логического определения понятия (см. Понятие), противостоящий генерализации (обобщению). В XVI–XVII веках понятие детерминизма начинает приобретать новый смысл — смысл обусловленности — и употребляется в этике для выражения позиции, противостоящей «свободе воли». В XVII веке в период выработки элементарных понятий механики происходит сближение понятия детерминизма и причинности, устанавливается тесная связь категории закономерности и причинности, закладываются основы механистического детерминизма. Успехи механики закрепляют представления об исключительно динамическом характере закономерностей, об универсальности причинной обусловленности. Причинность становится формой выражения законов

науки (см. Наука), содержанием детерминистской формы объяснения явлений. Полное и гармоническое слияние механической причинности и детерминизма происходит в концепции Пьер-Симона Лапласа. Центральной становится идея о том, что всякое состояние Вселенной есть следствие предыдущих и причина последующих её состояний. Сформированное им понятие причинно-следственных цепей, последующее отождествление этого понятия с понятием связи состояний и теоретико-механическим представлением о движении окончательно утверждают универсальный объяснительный статус лапласовского детерминизма. Одновременно с этим процессом в концепции лапласовского детерминизма наметился выход за рамки механистической методологии в силу немеханистического, но статистического, вероятностного характера закономерностей, которые исследовались Лапласом. Он обосновывал эвристическую ценность новых математических вероятностных методов, но в рамках доминирующих в то время механистических идеалов и норм научного исследования.

Философский детерминизм сыграл значительную роль в развитии науки Нового времени, и сам, в свою очередь, проделал сложную эволюцию в своём развитии под влиянием научных достижений и общественной практики. Длительное время детерминизм был частью общих материалистически-механистических представлений о мире и процессе его познания, сложившихся в естествознании XVII–XVIII веков и господствовавших в нём, по существу, до конца XIX века. В рамках этих представлений мир рассматривался как гигантский механизм, все действия которого строго однозначно детерминированы в своём появлении и изменении чисто материальными причинными взаимодействиями и в конечном счёте законами механики Ньютона. Ум, которому было бы доступно знание всех координат и скоростей существующих в мире тел и который был бы способен произвести соответствующие математические вычисления, мог бы точно предсказать будущую судьбу мира (и любого явления в нём), как, впрочем, определить и его прошлое состояние. В таком мире нет места не только какому-либо произволу или провидению, но и случаю, возможности, вероятности (концепция абсолютного или лапласовского детерминизма). Но уже с середины XIX века стали возникать концепции (статистическая физика, теория естественного отбора в биологии и другие), которые выходили за рамки такого представления о мире.

Переход науки от изучения простых динамических систем к вероятностным, эволюционирующим природным и социальным объектам сопровождался кризисом концепции лапласовского детерминизма, обусловив тем самым изменение идеалов аналитического, поэлементного характера познания, расхождение принципа причинности и принципа детерминизма. С формированием статистического вероятностного детерминизма в учении Чарльза Дарвина о естественном отборе, утверждающем целесообразный характер развития живых систем в биологии, обнаружилась существенная ограниченность причинного типа объяснений в научном познании. Дальнейшее освоение наукой саморегулирующихся систем (кибернетических, экологических, социальных) обусловило формирование новых категорий — цель, самоорганизация, саморазвитие, прямые и обратные связи, отражение и других, а также соответствующих конкретно-научных форм и новых методологических регулятивов. Соответственно менялся категориальный каркас естественнонаучных концепций, структура теоретических построений, идеалы и нормы научного исследования.

В XX веке создание детерминистских концепций приобрело характер неудержимого потока (квантовая механика в физике, генетика и синтетическая теория эволюции в биологии, теория информации, кибернетика, синергетика и другие), что поставило науку и философию науки перед необходимостью выработки принципиально новой картины мира. В этих научных теориях при описании и объяснении соответствующих природных явлений и явлений социального порядка всё более существенная роль стала отводиться понятиям неопределённости, случайности, возможности, вероятности, целесообразности. В изменении структуры познавательной деятельности стали участвовать новые категориальные детерминистские схемы.

Одну из первых классификаций форм детерминации предложил Марио Бунге. В ней, наряду с классической причинной детерминацией (или причинностью), выделяются также:

  1. Количественная самодетерминация последующего (состояния системы) предшествующим (состоянием).
  2. Механическая детерминация последующего предшествующим с прибавлением действующих причин и взаимных действий.
  3. Статистическая детерминация конечного результата объединённым действием независимых сущностей.
  4. Структурная (или холистская) детерминация частей целым.
  5. Телеологическая детерминация средств целями или задачами.
  6. Диалектическая детерминация или качественная самодетерминация всего процесса внутренней «борьбой» существенных противоположных сторон, или компонентов, системы.
  7. Взаимодействие, или детерминация следствия взаимным действием двух (или более) сущностей.

Современное философское и методологическое осмысление детерминизма раскрывает взаимосвязь философского и естественнонаучного статусов (аспектов) этих принципов. Философский детерминизм фиксирует разнообразные формы взаимосвязей и взаимоотношений явлений объективной реальности: генетические (причинно-следственные) и статистические, пространственные и временные, связи состояний и коррелятивные связи, функциональные и целевые зависимости и так далее. Все они выражаются через систему таких философских детерминистических категорий, как необходимость и случайность, возможность, действительность, закономерность, причинность и ряда других. В настоящее время концепция общего детерминизма в философии дополняется и углубляется такими идеями, как глобальный эволюционизм, принцип системной организованности и концепция уровней

бытия (см. Бытие). На этой основе по-новому ставятся и решаются такие традиционно сложные для детерминистского мировоззрения проблемы, как телеология живого или природа свободной, целе- и ценностно-ориентированной деятельности человека. Однако работа по созданию такой целостной теоретической концепции общего детерминизма ещё только начата и на сегодня намечены лишь самые приблизительные контуры её возможного содержания.

Наряду с этим, в современной философии традиционные презумпции детерминизма подвергаются радикальному переосмыслению в контексте парадигмы неодетерминизма (см. Неодетерминизм). В целом, современная ситуация может расцениваться как транзитивная с точки зрения осуществляющегося в ней перехода от линейных представлений о детерминационных отношениях — к нелинейным; данный переход обнаруживает себя как в естественнонаучной, так и в гуманитарной проекциях, —

синергетика (см. Синергетика) и постмодернизм являются наиболее последовательными выразителями этого перехода, соответственно, в сферах науки и философии.

Методологическая природа (см. Методология) принципа детерминизма проявляется в том, что он выступает не только как философское учение, но и конкретно-научный норматив описания и объяснения универсальной закономерной связи и обусловленности развития и функционирования определённым образом системно-организованных объектов в процессе их взаимодействия. Принципиальная историчность этого учения обусловлена необходимостью формирования новых естественнонаучных форм детерминизма при переходе науки к изучению объектов с новыми системно-структурными характеристиками.

В общественных науках детерминизм рассматривает вопросы о движущих силах и закономерностях общественного развития (см. Общество), о воздействии общества и отдельных его подсистем на формирование человеческих индивидов и их 

деятельность (см.  Деятельность). Центральным вопросом детерминизма здесь является вопрос о существовании и действии законов. Признание законов, по существу, означает возможность научного познания природы и общества, возможностей науки (в её «классическом» понимании), научно ориентированной адаптации человека к различным процессам (или управления ими). Отрицание законов стимулировало взгляд на природу и общество как на полностью неуправляемые и непредсказуемые процессы. Применительно к обществу такой взгляд часто возникал из попыток выявить специфику социальных процессов сравнительно с природными, подчеркнуть значение деятельности людей, индивидуального творчества для хода социальной истории. В таком смысле концепция детерминизма противостоит различным фаталистическим и провиденциалистским концепциям, связывающим процессы обусловливания, детерминирования явлений общества и существования человека с деятельностью разного рода эзотерических субстанций (судьбы, фатума, рока и тому подобных).

Сложность вопроса о социальных законах объясняется и тем, что в процессе становления обществознания доминировало стремление формировать представление о законах общества по образцу законов естественнонаучных. Такой подход порождал упрощённые, «механические» образы и схемы закономерных связей общественной жизни. Эта тенденция не преодолена полностью и до настоящего времени, хотя теперь упрощения общественных законов стимулируются не механикой, а преимущественно биологией. Особую методологическую трудность всегда представляла трактовка законов, выводимая из деятельности взаимообусловленных человеческих индивидов. Понимание общественных условий в качестве продуктов деятельности людей создаёт возможности для преодоления этой трудности.

В специальных науках детерминизм и детерминацию нередко понимают как синоним постоянной и строго однозначной связи. Именно в таком смысле говорят о «детерминированных процессах», «детерминированных механизмах», «детерминированных уравнениях» и так далее. Во всех этих случаях имеются в виду процессы, поддающиеся строго однозначному описанию и предсказанию. Наличие же в поведении систем, объектов и механизмов элементов вероятности, неопределённости квалифицируется в таком случае как отсутствие детерминизма, или индетерминизм. Индетерминизм полностью или частично отрицает универсальный характер принципа причинной обусловленности, то есть существование причинно-следственных связей, как и возможность их детерминистского объяснения. Так, в физике индетерминизм опирался на открытые квантовой механикой объективные непричинные типы взаимосвязей в микромире, в биологии он оформился в учении витализма.

В целом, как показывает научная практика, эффективность научного поиска связана с дальнейшим углублением философской и методологической оснащённости науки, а не с отказом от её фундаментальных принципов. Принцип детерминизма является одним из наиболее выраженных интенций научного познания, явно или косвенно участвующим в регуляции научного поиска. Фундаментальным идеалом детерминизма в естествознании является объяснение исследуемого предмета (в отличие от гуманитарного познания, ориентированного на такую когнитивную процедуру как понимание).

КСЕНИЯ АЛЕКСАНДРОВНА АБУЛЬХАНОВА-СЛАВСКАЯ «КОГДА КОНЧАЕТСЯ ПРОЗА И НАЧИНАЕТСЯ ЛИРИКА…»

«КОГДА КОНЧАЕТСЯ ПРОЗА И НАЧИНАЕТСЯ ЛИРИКА…»

Интервью с действительным членом Российской академии образования, профессором

КСЕНИЕЙ АЛЕКСАНДРОВНОЙ АБУЛЬХАНОВОЙ-СЛАВСКОЙ

Интервью с доктором философских наук, действительным членом Российской академии образования, профессором, главным научным сотрудником Института психологии РАН Ксенией Александровной Абульхановой-Славской – это беседа с выдающимся российским ученым, чей стаж в науке составляет 63 (!) года и чей вклад в развитие психологии личности и методологии психологии трудно переоценить. Беседа не была ограничена рамками одной темы и получилась многогранной, как сама жизнь, – она о научном поиске, о современном российском обществе, о прозе и лирике в судьбе нашей героини. Ксения Александровна, главный «рубинштейновед» нашей страны, являет собой яркий пример бескорыстного служения науке, не снижающего своей интенсивности, и цельности личности, чьи нравственные ориентиры не противоречат декларируемым теоретическим построениям.

Особого внимания заслуживает уровень разговора о психологии, заданный профессором Абульхановой-Славской, – философский уровень теоретизирования в отношении к психологической реальности. Прислушаемся к призыву ученого не забывать о содержании научного поиска, о социальной функции научного знания, чтобы не завязнуть в такой явной сегодня формализации науки, «арифметизации» психологии и распространении спекулятивных психологических практик.

К.А. Абульханова-Славская, 09 января 2020 г., Сергиев-Посад

Наиля Кондратюк и Галина Шукова – Добрый день, Ксения Александровна!

Ксения Абульханова-Славская – Добрый день!

Н.К. – Ксения Александровна, я, как правило, всем, у кого беру интервью, задаю первым один и тот же вопрос. С Вашего позволения и Вам его задам. В 1956-м году Вы закончили психологическое отделение факультета философии Московского государственного университета. Как был сделан выбор в пользу психологического отделения? Когда появился интерес к психологии? Какие встречи и события предопределили этот выбор? Но, отступая от традиции, прежде всего хочу спросить, правда ли, что Вы внучатая племянница Леонида Андреева?

К.А.-С.– Это правда. Хорошо, что Вы спросили. Именно это меня и погубило. С 5-6 лет на отцовских плакатах «Экономь электричество!» я писала некие эссе и новеллы. И считала, что из меня выйдет недурной писатель. И поэтому, когда я со своей золотой медалью явилась на философский факультет МГУ, и меня спросили, почему я выбрала философию, я сказала, что я её не выбирала, а что в нашем государстве писатель должен быть знатоком марксизма-ленинизма, и, соответственно, я решила начать свое образование с овладения марксистской теорией. На вопрос о том, чем я собираюсь заниматься после окончания учебы, я заявила, что хочу продолжить свою литературную деятельность. Члены комиссии, конечно, перемигнулись. Через три дня я пришла за ответом, а меня продолжили экзаменовать и попросили даже рассказать про работу Иосифа Виссарионовича «Анархизм или социализм». Я ответила, что Иосиф Виссарионович, не имея философского образования, взялся анализировать социальные проблемы – это, конечно, очень актуально, очень важно (годы-то какие!), но насколько это научно – это еще вопрос. Они чуть не заплакали от умиления на такой ответ и сказали, что о моем приеме на философское отделение и речи быть не может. Отделения было три: философия, логика и психология. Логику я ненавидела ещё со школы, поэтому для меня оставалась только психология. Выбора осознанного никакого не было, но были некие предпосылки. То, что я писала на плакатах, – это были эссе о жизни людей, об их взаимоотношениях, это была письменная, назовём её не творческая, а письменная деятельность. В 6 лет я написала роман «Листая страницы жизни». Ко мне очень часто обращались за советами сверстники и взрослые. Хотя я была очень скромной девицей, недовольной, как и все девицы, своей внешностью и очень иногда скованной, но в каких-то жизненных ситуациях я выступала в роли не советчика, конечно, а, скажем, собеседника. И это было внутренней предпосылкой того, что я буквально утонула в психологии, когда начала ее изучать.

Н.К. – Ксения Александровна, а что это были за плакаты, на которых Вы писали?

К.А.-С. – В то время по всей Москве были развешаны плакаты «Родина-мать», «Защищай Родину-мать». А отец мой, инженер-электрик, закончивший Бауманский институт (МГТУ им. Н.Э. Баумана), работал в Мосэнерго, и его всё время снабжали этими плакатами. Их я и использовала как писчую бумагу.

Н.К. – Ксения Александровна, Ваше имя тесно связано с именем С.Л. Рубинштейна. Вы помните Вашу первую встречу? Как это было?

К.А.-С. – Первая встреча произошла на третьем курсе – начались его лекции. Я, так же, как все мои сверстники, очень мало в них понимала, потому что Сергей Леонидович лекции читал по своим книгам «Бытие и сознание», «О мышлении и путях его исследования». Но он читал так увлекательно! Как, кстати говоря, и многие другие преподаватели, которых мы обожали (но не так, конечно, как в свое время петербургские институтки обожали своих педагогов). От Рубинштейна исходило такое обаяние! У него было прекрасное чувство юмора. Он мог во время лекции пошутить по поводу какой-то ситуации. Сама же встреча произошла таким образом. На каком-то семинаре Сергей Леонидович сидел в президиуме, а я сидела в рядах трудящихся и учащихся. И я вдруг почувствовала, что он будто бы положил свою руку на мою. Хотите верьте, хотите нет! С этого момента началась наша, назовём так, дружба.

С.Л.Рубинштейн

Нужно сказать, что Сергей Леонидович дифференцировал своих учеников старшего, среднего и младшего поколений по разным направлениям исследований. Старшее поколение, как правило, уже работало и не имело специального образования, как, например, Елена Александровна Будилова, работавшая тогда на радио. А с молодыми учениками Рубинштейн очень активно, очень строго, очень четко и много работал. Он хотел, чтобы мы – а это Андрей Брушлинский, Алексей Матюшкин, Феликс Михайлов, да всех не перечислить! – были очень хорошо образованы.

Н.К. – Рядом с Вами лежат книги и какие-то записи…

К.А.-С.– Вот это незаконченная рукопись С.Л. Рубинштейна, которая была опубликована мною в виде книги «Человек и мир».

К.А. Абульханова-Славская 09 января 2020 г., Сергиев-Посад

В эту рукопись он вложил следующие страницы:

«Ксане на случай моего внезапного ухода. Передаю тебе этот мой светильник из рук в руки. Неси его. Сохраняй открытость ко всей радости жизни, в этом верность мне. 19 ноября 1959 года»

«Моя любовь к тебе соткана из той же духовной ткани, что и любови тех бессмертных, которые запечатлели её в своих творениях, на веки вечные соединили себя перед лицом всего человечества со своей любимой, несмотря на то, что они никогда не были соединены с ней в жизни узами брака, никогда не жили в одной квартире и союз их не был никогда скреплен регистрацией и советским загсом.»

Вот наша встреча. Должна сказать, что Сергей Леонидович любил нас с Андреем. А Андрей, мне кажется, любил его даже больше, чем я, он любил его как отца. Я любила Сергея Леонидовича как человека и, конечно, как мужчину. Кстати, понятие встреча Сергей Леонидович возводил в философское понятие. Встреча может быть самой разной, она может стать действительно сущностным явлением.

К этому надо добавить, что анализ человеческой жизни, осуществленный множеством отечественных и зарубежных авторов, например, Ш. Бюлер или А. Кроником, – этот анализ ограничивается какими-то единицами жизни, не выходит за их пределы. Но на опыте своей жизни и знакомясь с жизненным опытом других людей, я поняла очень простую истину, которая никогда не входила в научный обиход. Старшее поколение, живущее уже между жизнью и смертью, накопившее очень многое и чувствующее нехватку времени для реализации своего опыта, тянется к молодому не только чисто житейски (в рамках семьи), а желая продлить своё творчество, желая доверить свои достижения будущему. Рубинштейн, обращаясь ко мне, написал однажды даже более возвышенные слова: «мой факел». Младшее поколение, естественно, тянется к более мудрым, более терпимым, более ласковым, более свободным и так далее старшим, чего не всегда найдешь в родителях. И вот это притяжение младшего и старшего поколений очень сказалось на наших научных взаимоотношениях. Мы понимали друг друга буквально без слов; и что ценил вот мне Сергей Леонидович как в ученице – это то, что я осмеливалась возражать ему и говорить, например, что уровень обобщения, на который он выходит в каком-то эксперименте неадекватен полученной в нем эмпирике, т.е. существует разрыв между данными эксперимента и их обобщением. Вот этакая наглость у меня была! Почему? Потому что сам Сергей Леонидович как личность был воплощением свободы. Он был свободен везде и во всём, и везде и во всём он был самим собой, оставался самим собой.

Еще два слова по поводу первой встречи. В тот период, когда он читал лекции, в аудиториях висели плакаты «Долой космополита Рубинштейна!». Alles.

Н.К. – А Сергей Леонидович как к этому относился?

К.А.-С. – С большим достоинством!

Н.К. – Ксения Александровна, какая у Вас была разница в возрасте?

К.А.-С. – 45 лет.

Н.К. – Вы были для него музой?

К.А-С.– Музой я для него не была. Он сделал из меня музу. Если у нас останется время, я вам прочту маленькие лирические этюды об этом. У него голова была полна идей, он не был стар душой, он не был стар физически, но его измотала ситуация последних лет жизни, которую он так мужественно принимал; и, конечно же, он нуждался в каком-то притоке вдохновения, притоке молодости, притоке новых сил. И вот в этом смысле можно говорить о музе, хотя, конечно, я себя музей физически мало представляю.

Г.Ш. – Вы давали ему силы жить и творить! Ксения Александровна, каков Ваш вклад в творчество Рубинштейна? Чего бы не было, если бы не было Вашей встречи?

К.А.-С. – Если бы не было нашей встречи, он, я думаю, не написал бы так подробно и так много об этике, о любви, об отношении человека к человеку. Потому что первой предпосылкой его обращения к этике была обстановка в его родительской семье, которая изложена в написанной мной и моей дочерью маленькой книжечке «Сергей Рубинштейн. Детство. Юность. Молодость». Были очень сложные братья, сложные очень браки, финансовое разорение отца, очень сложные переезды. Он писал в своих дневниках, из которых моя дочь брала материалы для этой книжки, что он с самого раннего детства очень тонко чувствовал проблему нравственности во взаимоотношениях людей. Но как проблему, а в нашем с ним случае к этому еще прибавился реальный позитив любви человека к человеку. Хотя, я как наглый критик считала, что не всякого человека можно своим любовным отношением сделать, сотворить человечным и добрым, таким, как ты этого хотел бы. Что людей изменить достаточно сложно.

Н.К. – Ксения Александровна, Вы упомянули сейчас о книге «Сергей Рубинштейн. Детство. Юность. Молодость». Начиная с 60-х годов прошлого века и до настоящих дней выходят Ваши многочисленные публикации, посвященные С.Л. Рубинштейну. Так, например, если я не ошибаюсь, в 1969 году в журнале «Вопросы философии» (№8) была Ваша первая публикация, посвященная С.Л. Рубинштейну «Философское наследие С.Л. Рубинштейна», одни из последних – это «Сергей Рубинштейн. Детство. Юность. Молодость» (2010), сборник «Философско-психологическое наследие С.Л. Рубинштейна» под Вашей редакцией (2011), «Гуманистическая психология С.Л. Рубинштейна: ретроспективы и перспективы» (2017). Создается ощущение, что С.Л. Рубинштейн, можно сказать, одна из миссий Вашей жизни. Так ли это? И если, да, то почему? И как Вы себе эту миссию представляете?

К.А.-С. – По поводу миссии я бы хотела сказать следующее. Первая задача моей миссии – раскрыть психологам всю сложность философских идей Рубинштейна на уровне, более соответствующем сегодняшним реалиям научного мышления. Раскрыть! Это не было комментированием, это не было научным объяснением. Надо было максимально приблизить его тексты, особенно первую философскую часть книги «Человек и мир» к психологии. Этот философский раздел был целиком и полностью написан им от руки без помарок. Единственное, что трудно было разобрать – почерк. Что касается второй части, посвящённой проблеме человека, взаимоотношениям людей, этике, любви, и шестой главы, посвящённой критике тоталитаризма, конфликту добра и зла, противоречию гуманизма и тоталитаризма, здесь был десяток разных названий, не были обозначены главы и так далее. Т.е. работа с рукописью была, конечно, очень большая. Причём Сергей Леонидович нарочито иногда писал не заканчивая, невнятно, чтобы нельзя было прочесть, потому что он был уверен, что его за эту часть посадят. А в других случаях, он писал непонятно потому, что писал лёжа, будучи больным. Вот в том и заключалась первая миссия, чтобы я и моя дочь с лупой разобрали текст. Сколько лет у нас на это ушло! Мы принялись за расшифровку рукописи буквально на следующий день после кончины Сергея Леонидовича, потому что я как-то увидела, что его домработница, которая была при нём резидентом соответствующих служб, обнаружила на столе эти записи и пыталась их прочитать, хотя, конечно, не смогла этого сделать.

Фрагмент рукописи С.Л.Рубинштейна

Вторая миссия – борьба за публикации и преодоление препятствий на этом пути. Перед смертью Сергея Леонидовича должна была состояться конференция по проблеме способностей. А между ним и Алексеем Николаевичем (Леонтьевым) шла дискуссия по поводу проблемы способностей. Очень острая дискуссия в части, касающейся ссылок и обоснования теоретических построений марксовыми идеями. Сергей Леонидович абсолютно четко просёк неправильную интерпретацию Маркса Леонтьевым… В конференции Сергей Леонидович участвовать не мог: очень плохо себя чувствовал. Он сказал мне, что если «Алексей Николаевич будет задираться, ты прочтёшь мой доклад, а если он будет вести себя спокойно, то можешь его не читать». Доклад я не читала; в виде статьи он должен был быть опубликован в журнале «Вопросы психологии». После кончины Сергея Леонидовича в «ВП» был только некролог, а статью печатать не стали (Сергей Леонидович Рубинштейн // Вопросы психологии. 1960. №1 (январь-февраль). С. 3-7).Что мне было делать? Я в то время была всего лишь научно-техническим сотрудником. Мне очень много помог младший брат Сергея Леонидовича – Николай Леонидович (доктор исторических наук, профессор, специалист в области историографии истории России, социально-экономического развития России XVIII века), при всем его гедонизме это был добрейший и умнейший человек. Он обратился к Анатолию Александровичу Смирнову (директору Психологического института, главному редактору «ВП»), и они сошлись на том, что публикация состоится, а в сноске к статье будет, так сказать, завуалированное упоминание об инициировавшей ее дискуссии (Рубинштейн С.Л. Проблемы способностей и вопросы психологической теории // Вопросы психологии. 1960. № 3 (май-июнь). С.3-15).

Теперь, что касается «Человека и мира». Я попросила Институт психологии издать книгой в известном издательстве «Педагогика» ставшие библиографической редкостью статьи Сергея Леонидовича: «Проблемы общей психологии», «Проблемы психологии в трудах Карла Маркса» и т.д. А в самый конец книги, то есть, как я говорю, «на дно», я поместила «Человек и мир». Спрятала там, предположив, что редакторы ничего не поймут в этом тексте; не заподозрят крамолы. Причём снабдила его немыслимым количеством комментариев, конъюнктурных комментариев, в которых я «извивалась», чтобы текст прошел (есть такой анекдот: «Как ты жил при социализме? Извивался вместе с линией партии»). То есть я делала очень сложную работу – интерпретировала острые положения. Самую острую главу – шестую, я её так и обозначила «Глава 6», в издание 1973 года я не включила. Она появилась только в издании 1997 года. Вот сколько лет прошло, чтобы мог появиться такой текст, как глава 6. Называется она, правда, «Этика и политика». В этой главе, во-первых, речь идет об отношении к нашему обществу, нашему строю, критикуется тоталитаризм, Сталин и так далее, а во-вторых – об истмате (историческом материализме) и революции и отношении к ним Рубинштейна. И, соответственно, здесь уже мои комментарии носили иной характер. Итак, вторая задача моей миссии – преодоление препятствий на пути публикации трудов Сергея Леонидовича.

Третья задача – о ней совсем скромно: раскрытие значения парадигмы Рубинштейна для психологии, то есть доказательство того, что теория Рубинштейна, её философская и психологическая составляющие содержат в себе огромный нереализованный потенциал. Чтобы объяснить, в чём состоит этот потенциал, я взяла на себя смелость заняться разработкой следующих проблем. Первое – интеграция понятий (потом я отойду от термина «понятие», потому что он не совсем адекватен, но использую здесь для обозначения проблемы) субъект, личность, жизненный путь, раскрытие структуры активности личности, дифференциация понятий субъект, личность, индивид, индивидуальность.

Далее особо важное, о чем пишет Сергей Леонидович в «Человек и мир», – соотношение инициативы и ответственности как некий ключ к сущности личности в её бытии в социалистическом обществе. Ответственность не в общепринятом смысле, а как способ взятия на себя ответственности за разрешение иногда неразрешимых противоречий. Именно в том, что я беру на себя ответственность, я проявляю свою свободу, свой, как экзистенциалисты говорят, выбор, свою позицию. Сергей Леонидович взял эту формулу у В. Вишневского, автора «Оптимистической трагедии». Он взял и это название, так как оно абсолютно точно соответствовало самой сути противоречий в обществе, где неизбежно сосуществование гуманизма и тоталитаризма, то есть свободы и насилия, принуждения. Во всяком случае в прошлом столетии, потому что размерность психологии как раз исчисляется столетиями. Словом, здесь речь о том, что человек берет на себя всю ответственность за судьбу науки, за судьбу учеников и за, самое главное, реализацию психологии в жизни.

И сам Сергей Леонидович брал на себя ответственность. Я постараюсь это как-то конкретизировать. В частности, почему он так много занимался мышлением? Потому что он видел, что кроме российской уничтоженной интеллигенции русские люди, советские люди не думают, не умеют думать. До сих пор только послушайте, как они спорят, перебивая друг друга, им не интересно, что говорит другой, они не умеют вести дискуссии, они не умеют приходить к консенсусу, причём это не только у нас. Возьмите бедненькую Меркель, она, воодушевленная идеей прав человека, решила пустить всю Африку в свою волшебную Германию. И в результате этого следования принципу гуманизма она навлекла такие беды на свою страну! Вот вам пример роли мышления в жизни. Сергей Леонидович хотел, чтобы научная психология была разработана на том уровне, который позволил бы ей предлагать инструменты реальной жизни. Потому он сам очень много занимался образованием и смолоду, и позднее.

Только на склоне лет я познакомилась с трудами Владимира Александровича Пономаренко. Он, даря мне свои книги о психологии лётчика, скромничал, что он не умеет писать. В небе лётчик весь обложен ограничениями, рекомендациями, правилами, но у него, как пишет Пономаренко, обобщивший массу дневниковых записей пилотов, на физиологическом уровне отключается сознание, он перестает понимать, что происходит. Поэтому Пономаренко разрабатывал способы актуализации у летчиков воли, усилий и принятия решений, которые связаны с Богом. Почти все летчики начинали верить в Бога.

Н.К. – В свое время В.А. Пономаренко критиковали за то, что он «ввел» Бога в психологию и упоминает о нем в своем книге «Страна Авиация – черное и белое».

К.А.-С. – А это не он ввел Бога, а летчики, которые возвращались из полета живыми, решив безвыходные проблемы практически на сверхуровне обычных человеческих возможностей. Они отмечали, что видели, чувствовали, что их ведет Господь, что он им помогает, что он им подсказывает; они чувствовали, что Вселенная – эта сфера их свободы, и поэтому там они могут, принимая решения, хоть на секунды забыть о тех санкциях, которые могут ждать их на Земле. Это чувство сродственности Вселенной было и у Сергея Леонидовича. В конце своей жизни он писал, что живет сейчас уже не в Москве, не в Дубулты, не в Майори, а во Вселенной. Что эта Вселенная становится тем пространством, в котором он, наконец, свободен. А ощутить человеку свободу – это приобрести дополнительные силы и актуализировать все свои резервы.

К.А. Абульханова-Славская и отец Георгий, 21 ноября 2019 года, ИП РАН

Н.К. – Ксения Александровна, Вы упоминали о шестой главе книги «Человек и мир», в которой Сергей Леонидович более полувека назад раскрыл античеловеческую сущность тоталитаризма, сталинизма, но подобные явления в той или иной степени до сих пор имеют место быть. Как бы Вы прокомментировали этот факт?

К.А.-С. – Я написала об этом статью в «Психологический журнал», но её не приняли. Первый раз за 63 года моего научного стажа отклонили статью. Причин «советской» ностальгии несколько. Первое: что было в те времена? Было чувство относительного равенства, ни у кого не было особняков ни заграницей, ни в России. Причём это равенство обеспечивалось финансово-экономическими нормами труда и соответствующей этим нормам зарплатой. Были бесплатные квартиры, путёвки, детские сады – всё то, что М.С.Горбачёв назвал «паразитическим патерналистическим обществом». Далее. Русские по менталитету привыкли, что их угнетают, что с них дерут, и вдруг наступает эпоха, когда им помогают, их обеспечивают, их опекают. Следующее. После эпохи революций и войн наступил в середине двадцатого векатакой период, короткий, правда, когда установилась некая упорядоченность жизни: было ясно, что тогда-то будет 1 Мая, тогда-то – 7 Ноября, и дело даже не в том, что это праздники, а в том, что в жизни есть свой порядок. А потом наступил капитализм, который принес нам свободу. В чём свобода? Свобода предпринимательства – зарабатывай сколько хочешь. А что такое свобода предпринимательства? Еще французы давным-давно, выдвинув лозунг «Свобода, равенство и братство», убедились, что не может быть свободы при наличии конкуренции, потому что твоя свобода сталкивается со свободой другого, возникают противоречия, которые ты должен решать. И этот несчастный предприниматель ищет прямые-непрямые средства, чёрные-белые зарплаты и т.д. для того, чтобы как-то его бизнес существовал. Он свободен? Нет, конечно. Он не то, что свободен, он в гораздо большей степени не свободен, чем человек конца социализма.

И я вам скажу, что меня совершенно убивает.Мы влезли в капитализм, но мы не вылезли из тоталитаризма и лжи. А то, что меня вдохновляет, – это волонтеры!

Кстати говоря (это нужно будет вырезать, но это очень поучительно), мы в советское время чуть было не подошли к реальному социализму. В этом я убедилась, во-первых, на примере экспериментов А.Л. Журавлёва Они были очень маленькие, прошли мельком – эксперименты с введением самоуправления в производственных бригадах, когда рабочие получили доступ к распределению трудовой нагрузки: практически вернулись к русской общине. А во-вторых, как-то меня пригласили в качестве консультанта-психолога в круиз, в котором участвовали 200 директоров крупнейших российских предприятий. Там были «король» шампанских вин, «король» судостроения, «короли» горно-добывающей промышленности и так далее. Там я увидела, как эти директора искренне верили, что на этом круизном корабле ихнаучат новым социально-экономическим отношениям. При этом они все свое директорство, осуществлявшееся фактически в контексте тоталитаризма, прятали от государства прибавочную стоимость, но не к себе в карман, а для развития своих предприятий. То есть они фактически реализовывали самоуправление.

Ко мне никто из них не обращался. Но иногда мне в голову приходят умные мысли. На корабле был компьютерный класс на 60-80 человек, в котором я посадила директоров за расширенный вариант MMPI. Работа с этим опросником сопровождалась громким директорским ржанием, но после этого они захотели разобраться с поставленными в нем вопросами, и дверь моей каюты практически не закрывалась. Тогда было решено, что я прочту им парочку лекций. Я прочла им лекции по психологии времени, что для них было абсолютным открытием. У элитарных руководителей нашего производства не было представления о том, что такое время, как его экономить или ускорять. Ну, Горбачев у нас ускорял что-то. Вот и сейчас у нас всё только проекты, программы, будущее, будущее – это всё то же, что уже было раньше: в 1980 году будет коммунизм, у всех будут свои квартиры т.п. Всё повторяется в истории.

Во времена перестройки я оказалась во Франции с докладом на очень ответственном международном семинаре, и мне там задали всех остро интересовавший вопрос: «Кто пришёл к власти? Кто осуществил приватизацию всех народных богатств?». Многие коллеги считали, что это, конечно, деятели черного рынка, который сейчас на наших глазах так разросся. Я умела держать язык за зубами, потому что меня как правнучку Леонида Андреева в институте всегда «пасли» партийные органы. Но, пересекая границу, я почему-то становлюсь необыкновенной патриоткой. Я сказала: «Ничего подобного!» и рассказала им про этот бизнес-круиз: «У нас такие умы, такие инженеры, такие талантливые изобретатели, которым только дай государственные средства, они создадут супергосударство».

В другой раз я устроила огромный скандал на семинаре в Вышке, где меня попросил сделать доклад заместитель ректора Я.В. Кузьминова. Передо мной был доклад А.Г. Здравомыслова, очень скромного человека, который обобщил все современные протестные выступления. А я распалилась и говорю, что причины протестных настроений коренятся в отношении власти к обществу, прежде всего к людям производства, к тем, кого называют технарями и о ком сегодня никто не вспоминает. Не надо нам выдумывать искусственных элит. Надо внимательнее смотреть на тех людей, которые составляют наше общество, и понимать, как они действуют.

И теперь последнее. Это последнее – уже крамола. Я повторюсь: столетие закончилось. Оно закончилось не только как время, но и как социальный уклад жизни, как образ мысли, как возможности людей. Почему оно закончилось? Потому что тот человек, о котором писал Рубинштейн, и, пробивая идею которого, фактически положил на это свою жизнь, – этот человек обнулен. Почему он обнулен? Потому что его заменили деньги и технологизация. Наступило новое столетие, и мы можем сколь угодно много говорить о наших потрясающих достижениях в области военной техники, но мы не можем жить в своей стране со спокойной совестью, когда огромное количество наших соотечественников живет за чертой бедности. И пока это не преодолено, говорить о каких-то «прорывах» – безнравственно.

Н.К. – Ксения Александровна, мы договаривались, что сегодня будем говорить преимущественно о Сергее Леонидовиче, но, если Вы не против, я буквально, на йоту отклонюсь от него. Кандидатскую диссертацию «Процесс мышления при использовании знаний» Вы защитили в 1961 году, докторскую диссертацию «Категория субъекта в диалектико-материалистической методологии» в 1974 г. Обе диссертации были защищены уже после того, как С.Л. Рубинштейн покинул наш мир. Могли бы Вы рассказать, как это было?

К.А.-С. – После смерти Сергея Леонидовича я осталась в Институте философии научно-техническим сотрудником. Как-то директор института П.Н. Федосеев, спросил, чем я занимаюсь, кто мой руководитель? Директор и не знает! Я говорю, мол, продолжаем традиции развития русской философской мысли. Он от этих тем был совсем далек и только предупредил, что при моей должности научно-технического сотрудника мне необходимо какое-то очень серьёзное партийное поручение. «Вы же психолог!» – было мне сказано, и меня посадили отвечать на письма трудящихся (т.е. сумасшедших). Через некоторое время вызывает меня тот же Федосеев и прямо у меня перед лицом начинает размахивать журналом «Крокодил». А там написано, что один товарищ пришел в Институт философии и задал несколько вопросов научно-техническому сотруднику Ксении Александровне Славской. Она не сумела удовлетворить его любопытство, и поэтому дирекция вынуждена была это задание перепоручить старшему научному сотруднику, который не из головы что-то выдумывал, как она, а серьезно взялся за дело и обоснованно, опираясь на труды классиков марксизма-ленинизма, ответил на запрос советского гражданина. Меня как правнучку Леонида Андреева всё время пасла Шорохова (Екатерина Васильевна), резидент партийный в нашем институте, следила за каждым моим шагом. Мне пришлось вступить в партию, так как Шорохова меня совершенно довела, говорила: «Сядешь, и не на стул». В общем, со мной «хорошо» обращались. Даже через год после моей докторской защиты я постоянно слышала: «Вас утвердили, Ксения Александровна?». Нет, и через два года – нет. То ремонт, то затерялись, наверное, диссертации, – ждите. Потом отдали мою диссертацию на черную рецензию. В один прекрасный день меня вызывают в ВАК и запирают в большом полупустом зале, сажают за школьный письменный стол, дают несколько листков из школьной тетрадки для математики и просят изложить (на время!) основные положения моей докторской диссертации. Я быстро все написала, и через два года после защиты меня утвердили в докторском статусе. Была, конечно, масса охотников обвинить меня в том, что я все списывала у Сергея Леонидовича. А путь к защите мне открыл новый директор, сменивший Федосеева – Бонифатий Михайлович Кедров, который пришел в Институт философии прямо из лагеря, в шинели. Для моей защиты несколько раз собирали ученый совет. В первый раз никто из членов совета не пришел!

После смерти Сергея Леонидовича его архив (основную часть) я бегом сдала в Ленинскую библиотеку. Как только я вошла в библиотеку, одна дама-библиотекарь (я не запомнила ее имени) спросила, сколько я хочу за архив. Но у меня даже мысли такой не было! Закрыла архив я только на 10 лет. По недомыслию. Надо было закрыть на гораздо более долгий срок.

Н.К. –Вы к трудам С.Л. Рубиншейна закрыли доступ?

К.А.-С. – Нет. Я часть архива оставила открытой, а часть, где была вся эта «помойка» по поводу «Основ общей психологии» и космополитизма, я закрыла. Саму же рукопись «Человек и мир» я никому не отдала.

Н.К. – Ксения Александровна, одним из соавторов ваших публикаций является Ваша дочь, А.Н. Славская. Ваши дети получили психологическое образование?

К.А.-С. – Обеих моих дочерей, Регину и Алю, завалили при поступлении на психологический факультет МГУ. Причем мы были настолько необразованными в этом плане людьми, что не знали, что близнецы имеют льготы, и, если кто-то из них не добрал один балл, их все равно принимают. Регина набрала проходной бал для вечернего отделения, но все равно ее не взяли. На следующий год она идеально сдаёт экзамены на отделение научного коммунизма, но всё равно не проходит. Вот так со мной поступили в МГУ, который я окончила.

Г.Ш. – А что они имели против Вас?

К.А.-С. – Ну, там же было царство Алексея Николаевича (Леонтьева).

Г.Ш. – Такая была ненависть к Рубинштейну, что даже «седьмую воду» не хотели допускать?

К.А.-С. – Да, всё было серьезно и очень серьезно. А Аля, в итоге, пошла в пединститут, и там она написала дипломную работу о ранних рукописях Рубинштейна, так как практически наизусть их знала.

Н.К. – Ксения Александровна, сколько диссертаций было защищено под Вашим руководством?

К.А.-С. – У меня 27 кандидатов науки 4 доктора.

Н.К. – На конференции, посвящённой 130-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, Вы сказали, что уже так много написали слов о Рубинштейне, что в какой-то момент проза кончилась и полилась лирика. И прочли несколько стихотворений, посвященных Сергею Леонидовичу. Когда Вами было написано первое стихотворение?

К.А.-С. – Полтора года тому назад.

Н.К. – В самом начале интервью Вы сказали, что, если останется время, прочтете несколько стихотворений. Времени у нас еще много, мы только начали. Не добавим ли лирику к прозе?

К.А.-С. – Прочесть? Хорошо! По поводу психологии. Этому предшествуют строки про философию, но про философию довольно примитивно. А про психологию так:

Её сестра (т.е. философии) звалась Психея –

Живая Тайна человеческой души.

Тупые люди с жаждой нетерпения

Её пытались силой задушить.

Им от века было непонятно,

Как её назвать и применять.

Потому наивно и невнятно

Всё пытались её Господу отдать.

И потому то, что Психея не вмещалась

В простую тупость их ума,

Подвижная, как жизнь сама,

Она, как и земля когда-то,

Казалась им стоящей на спине слона.

Н.К. – Еще почитаете?

К.А.-С. – Хорошо. Небольшое предисловие. Моя коллега, которую я пытаюсь ввести в круг психологов, Юлия Викторовна Колесниченко занимается проблемой бытия личности в русской философии 1920-30-х годов, теориями русских философов и теориями личности.Она написала статью, посвящённую С.Л. Рубинштейну, и в первых ее строкахназвала Рубинштейна великим. Я говорю: «Бога ради!»… Но это побудило меня подумать на эту тему.

Я не стану называть тебя великим,

Как оценивают умерших людей,

Знаю я тебя непобедимым,

Непреклонным в правоте своей.

Назову тебя непревзойденным

В мудрости и твердости твоей.

Проницательность, невозмутимость взгляда,

Понимание и жизни и людей,

Но к себе в ответ ты капли яда,

Чем признание чувствовал скорей.

И своё презрение к лживой жизни

Маской ты не прятал никогда.

Ты не клялся верностью отчизне.

Просто проявлял ее всегда.

Г.Ш. – Только полтора года тому назад Вы написали это стихотворение?! Получается, что Вы до сих пор с ним в диалоге?

К.А.-С. – Да.

Г.Ш. – И это именно диалог?Вы чувствуете Сергея Леонидовича как участника диалога?

К.А.-С. – Да. И об этом все стихи. Все стихи именно об этом. Это может показаться какой-то мистикой. Я верю в мистику, но в мистику не в буквальном смысле этого слова, а, скажем, в том, что на каком-то одном пространстве сосредотачиваются судьбы людей. Например, Сергей Леонидович жил в доме напротив Второй Градской больницы, где скончался мой отец. На стороне, где был дом Сергея Леонидовича, моя дочка родила внучку и т.д. Сейчас (вы уж только в обморок не падайте!) последнее прочту, больше не буду вас мучить. Помните, чеховскую даму, в которую герой рассказа хотел чернильницей запустить…

Поняла я в песне лебединой

Сущность философии твоей.

Потому и я непобедимой

Проживу своих остаток дней.

На обрыве жизни, завершая бденье,

Раз бессилье смерти Бог благословил,

Приношу ему за всё благодарение

И прошу, чтоб ты глаза мои закрыл.

Вот так.

Г.Ш. – Как же Вы пережили смерть Сергея Леонидовича…? По стихам понятно, что Вам очень тяжело было пережить его уход.

К.А.-С. – Я попыталась покончить жизнь самоубийством. Мы тогда жили на Бережковской набережной. Там есть два моста, один железнодорожный. Была зима. Я плохо, что соображала, уже одну ногу закинула. В реке были какие-то проруби, я думала, что вполне управлюсь с этим делом. И вдруг слышу сочный мужской жизнерадостный мат, такой воодушевляющий. Меня хватают за шиворот. Я не помню, что было на мне надето. Вытаскивает меня с парапета, поворачивает и даёт мне коленом под зад. «Пошла, – говорит, – дурища. Нашла себе занятие».

Пауза.

Н.К. – Очень сложно от лирики вернутся к прозе. Ксения Александровна, есть ли фотографии, где Вы с С.Л. Рубинштейном?

К.А.-С. – Нет. Вообще я фотографироваться не люблю. Потому что считала себя совершенно некрасивой. Но в какой-то момент, так сказать, встряхнулась, воспряла, выпрямила спину. Ладно, займемся делом.

Н.К. – В первые годы Великой Отечественной войны (1941-1942 гг.) С.Л. Рубинштейн оказался в блокадном Ленинграде. Вспоминал ли он это время?

К.А.-С. – О Ленинграде, о его помощи людям при эвакуации, об этом всем, я думаю, известно.

Н.К. – Что сам Рубинштейн рассказывал Вам про эти годы?

К.А.-С. – Он вообще ничего о себе сам не рассказывал. Он просто что-то делал, писал, что-то говорил. Если он о чем-то вспоминал, то он об этом писал в каких-то своих маленьких записных книжках. Он рассказывал мне только о каких-то проблемах во взаимоотношениях, с которыми ему приходилось уже в мирное время сталкиваться. Об этом он мне рассказывал и советовался.

Н.К. – С.Л. Рубинштейну принадлежит замысел создания нового института психологии, ныне известный как Институт психологии РАН. Зачем Рубинштейну был нужен ещё один (новый) институт? Был Государственный научно-исследовательский институт психологии (сейчас Психологический институт РАО), были психфаки МГУ и ЛГУ. Что он хотел привнести такого, чего не было в Челпановском институте (ПИ РАО)? Зачем Рубинштейну нужен был второй научный институт?

К.А.-С. – Он считал, что университет (МГУ) должен быть гораздо более направлен на образование, т.е. на преобразование научных знаний в образовательные категории, тактики, стратегии и так далее. Он придавал этому очень большое значение и очень уважал и А.В. Запорожца, который детскую психологию читал, и многих других преподавателей университета. Ввашем институте (ПИ РАО), по мнению Рубинштейна, должны были в исследовательском смысле реализовываться потенциалы, заложенные Г.И. Челпановым. И сегодня, кстати, эти потенциалы ещё все не умерли. А Институт психологии (ИП РАН) он считал, соглашаясь, с Б.Ф. Ломовым, тем центром, который должен давать рекомендации органам управления и внедрять психологию в государственные стандарты. Ведь сидят же, как он говорил, «астрологи» в окружении каждого президента.

Н.К. – Так и говорил?

Г.Ш. – Тогда, в 50-е?

К.А.-С. – В переносном смысле слова. Он, говорил, что власти нужно с кем-то советоваться. Нужно подтвердить чем-то свое решение. А решений может быть много. Сергей Леонидович очень любил антитезы. Например, антитеза, которая показывает, что может быть совсем по-другому, и тогда то, что ты предлагаешь, тоже можно иначе преобразовать.

Г.Ш. – Ксения Александровна, ещё немного про наш институт (ПИ РАО). С.Л. Рубинштейн два года его возглавлял, и ему он совсем не понравился?

К.А.-С. – Он не понравился институту. Его не приняли.

Н.К. – А какими были Ваши взаимоотношения с Психологическим институтом?

К.А.-С. – Мне всю жизнь везло на государственные приказы, и согласно одному из них нельзя было защищаться в своём учреждении. Я пошла в ваш институт. Н.И. Жинкин закурил сигарету, так красиво сел и сказал: «Пока я курю эту сигарету, Вы за это время мне расскажите, какой вклад в психологическую науку Вы внесли». Я на это сказала, что мне не нравится запах его сигарет.

Г.Ш. – Пренебрежительно к Вам отнесся?

К.А.-С. – Абсолютно унизительно. Я поблагодарил его и ушла. И мне выписали из Грузии Нину Левановну Элиава. Мы с ней встретились на нейтральной почве. Она сказала: «Я ученица Дмитрия Николаевича Узнадзе» (К.А. говорит эти слова с грузинским акцентом). А я говорю: «А я ученица Сергея Леонидовича Рубинштейна». Мы обнялись и поняли друг друга. Она сняла мансарду художникав доме на улице Кирова, ходила в необыкновенном халате на огромных каблуках, собирала меня, Будилову (Елену Александровну) и бедненькую Анцыферову (Людмилу Ивановну) и говорила, что она Д’Артаньян и она научит нас, как менять любовников. Она вцепилась в моего мужа, так как он увлекался детективами (читал братьев Стругацких и т.д.), а она вела исследование мышления по детективным сюжетам. Мой муж, человек не без юмора, сделал для нее коктейль «Огни Москвы», смесь коньяка с шампанским и Нина Левановна несколько поплыла: она призналась, что урождённая княжна Вачнадзе. До этого признания, я думала, откуда это: я такая дылда, а она маленькая, на огромных, правда, каблуках,но я всегда чувствовала себя ниже её ростом. Красоты неописуемой и ума совершенно необыкновенного. И с таким совершенным чувством юмора и таким потрясающим отношением к жизни. Будилову она называла девочкой и говорила: «Вы девочка, конечно, наукой занимайтесь, но кроме науки тут для женщин жизнь же существует. А жизнь, она очень красивая!».

***

Н.К. – Ксения Александровна, в точных науках, в частности математике, в 2000 году Математическим институтом Клэя (ClayMathematicsInstitute, США) были сформулированы 7 так называемых проблем тысячелетия (Гипотеза Ходжа, гипотеза Римана, Обоснование квантовой теории Янга-Миллса и т.д.), одна из них уже решена (Гипотеза Пуанкаре доказана Григорием Перельманом в 2003 году). На Ваш взгляд, есть ли в психологии свои «проблемы тысячелетия», которые требуют решения? И были ли подобные масштабные проблемы, имеющие отношение уже не к математическому, а к идеографическому (гуманитарным) знанию, в частности, к психологии, поставлены и решены С.Л. Рубинштейном?

К.А.-С. – Я по поводу формулировки «проблемы тысячелетия», к сожалению, должна не согласиться, так как психология имеет размерность столетиями. Я считаю, что двадцатый век, из которого мы только что вышли,аккумулировал все проблемы: и научные, и жизненные. Он был просто сгустком этих проблем. Сегодня же, в связи со всеми (в том числе) экологическими изменениями, говорить о будущем столетии что-то определенное вряд ли оправданно.

Но я могу сказать о том, какие проблемы, как я считаю, решил Сергей Леонидович. Какие проблемы, действительно, были самыми существенными в понимании сущности и психологии в целом как науки, и личности, и жизни личности.

Я считаю, что, конечно, одним из самых его крупных открытий было открытие принципа детерминизма. Его, скажем так, не открытие, а, будем скромнее,интерпретация: интерпретация принципа детерминизма. Причём у этой интерпретации есть своя эволюция. Сначала это была простенькая формула о том, что внешнее преломляется через внутреннее. За этой простенькой формулой стояло очень серьёзное содержание, отрицающее решающую роль социальных причин, социальных воздействий и подчеркивающее роль внутреннего, т.е. личности и её противостояния среде. И эта формула, по моему, так сказать, опросу общественного мнения в смысле прочтения литературы, она моментально была воспринята и понята научным сообществом, её не надо было объяснять. Но вот её развитие в «Человеке и мире», – это, конечно, очень сложно, но вместе с тем на очень много порядков больше, выше и шире, чем первоначальная формулировка. В чём?

Первое. Причины не только внешние и внутренние, количество причин безмерно. И дело не только в том, что внешние причины преломляются через внутренние. Внутреннее отвергает внешние причины. Оно их вообще не принимает. Внутреннее, то есть личность человека, борется, противостоит, преодолевает и изменяет. Сергей Леонидович очень любил выражение (вообще, он ими не злоупотреблял, но любил такие бытовые выражения) «расстановка сил». Как меняется расстановка внешних сил в результате того или иного способа участия, вмешательства человека?

Действие причин и встречно идет, параллельно по горизонтали, и ортогонально. И какие-то причины не пересекаются, какие-то причины погашают друг друга сами, то есть воздействие, допустим, с минусом и воздействие некоторых обстоятельств с плюсом погашает общий эффект, общий результат.

Лучше, чем Сергей Леонидович, невозможно было написать о том, что то, что казалось существенным (причины, принимаемые всерьёз на одном этапе жизни), становится неважным, когда жизнь изменяется, изменяется расстановка сил. Причинные соотношения меняются по уровням, по времени, по качеству, по силе воздействия, по силе противостояния. То есть существует огромное пространство конкретизации принципа детерминизма. Огромнейшее пространство.

Конечно, в психологии причинность связана с проблемами этики, с проблемами взаимоотношений людей. Но особенно интересно (об этом А.В. Брушлинский в соавторстве с В.А. Поликарповым написали очень хорошую книгу «Мышление и общение»), как сами люди, например, группа, занятая решением каких-то проблем, делегируют причину, то есть лидерство, другому человеку. Понятие причины, словом, имеет, множество аспектов понимания: причина как сущность, причина как побудитель, причина как своего рода мотив. Мы (продолжатели) должны перевести эти философские категории на язык многообразия, многовариантности психологических понятий.

Почему Сергею Леонидовичу удалось, так скажем, открыть онтологию, ведь очень многие философы занимались проблемами онтологии? В конце концов в советском обществе это уже, как говорится, пошло в свинарник, извините за грубость, т.е. свелось к материи, к биологическому. Онтологическое свелось к простейшим формам, к движению,как говорится, материи. А Сергей Леонидович, с одной стороны, реализовал философские положения в психологии, с другой стороны – он из психологии извлекал те проблемы, которые можно философски представить, обобщив их. Он опирался на все науки. Он знал и математику, и теорию относительности; он владел мышлением, которое характерно было не только для Маркса, политэкономии, всех конкретных сфер бытия, но он владел диалектикой исследования в других науках. И он это, как и очень многое другое, в своих, особенно ранних, статьях подразумевал имплицитно (то есть он этого не объяснял). Его работы отличаются очень интересной логикой. Например, он пишет статью о Г. Когене, но его статью о философской системе Когена можно понять, только прочитав статью об Э. Шпрангере, где Рубинштейн, собственно, чихвостит этого Когена. А в статье о Когене он пишет всё иначе. Сергей Леонидович какие-то вещи выдавал как аксиомы, как само собой разумеющееся, хотя мы тогда с удивлением их воспринимали. Ему была доступна диалектика в пределах, которые даже осмелюсь назвать аристотелевскими и гегелевскими. Может быть вы помните, в книге «Бытие и сознание» он приводит простенький примерчик, что воздействие одного камня на другой, зависит от температуры. Мы нисколько не удивляемся, что существует жидкость в виде воздуха и льда. Мы, как говорится, об этом не задумываемся, принимаем это как данность. Но в точных науках объясняется, почему и как происходят все эти переходы, и Рубинштейн владел таким способом мысли конкретных наук. Поэтому ему, я считаю, удалось свести дуализм (бытие и сознание – дуалистическаяя формула) к простому, проще, как говорится, не бывает, онтологизму, в котором уже происходит всё это бытийное разветвление и вся эта конкретизация.

Кроме этого, из сделанного Сергеем Леонидовичем есть ещё то,что я считаю открытием нашего (то есть двадцатого) века. Как-то мне звонит Е.Д. Хомская, ученица А.Р. Лурии, и говорит: «Ксанна (мы с ней дружили), можете Вы мне, наконец, объяснить, что такое методология? Вы всё бубните и бубните: «Методология, методология»». Действительно, что такое методология? Методология – этоспособ познания. Посмотрите, из чего состоит наука? Из понятий (психика, личность, субъект, жизнь, нервная система…) – а это всё статика – и законов, иначе она не была бы наукой. Она категориальна, но эти категории статичны. А другая часть науки – это исследовательская область. Та, где даже божественные категории постепенно либо расширяются, либо минимизируются, либо преобразуются. И Сергей Леонидович сумел превратить ряд философских положений в методологические принципы психологии, которые воспроизводить я не буду, онивсем известны. Но это и есть способ познания – методология. Методология – способ познания и процесс его анализа: как происходит познание и почему.

Н.К. – Можно ли говорить о том, что С.Л. Рубинштейн был одним из тех, кто первым показал неправомерность гносеологической традиции в психологии?

К.А.-С. – До него Челпанов усомнился в теории отражения.

Н.К. – Что является предметом психологии по Рубинштейну и по Абульхановой-Славской?

К.А.-С. – Сергей Леонидович в 1935 году определяет предмет психологии как переживание и отражение. Простим ему это.

Итак, моё понимание. Только попрошу без смеха. Во-первых, я бы определяла предмет психологии глаголами: не что происходит, а как происходит и кто осуществляет, то есть совокупностью глаголов. Потому что психика и личность – это именно происхождение, осуществление, ну, и, конечно, рубинштейновское – способ существования как философская категория; это созидание, это восхождение, это становление. То естьдве указанные выше области науки делятся таким образом, что вторая часть как собственно процесс познания имеет дело с изменяющейся и изменяемой в определенных пределах действительностью психического бытия личности. В последнее время, да и в «Основах», которые мы недавно переиздавали, Сергей Леонидович очень большое внимание уделял не структурно генетическому, не структурно стадиальному подходу, а функциональному подходу к изучению психики и личности, то есть познанию изменения сущности, утверждения сущности, реализации сущности. Почему я говорю про сущность? Потому что, конечно, основным предметом психологии является личность как её эпицентр. Точно так же, как эпицентром является человек во Вселенной. Если мы начнём с этим спорить, мы согласимся, что существуют разные направления: социальная психологии, психология труда и так далее, но этотолько конкретизации того, в каких условиях осуществляется личность. Что касается психологии личности – здесь другие закономерности, другие проблемы, это как бы специальный раздел психологии. Я противница структурного подхода, но психологию как науку надо переструктурировать.

Я когда-то имела счастье быть инициатором сборища, состоявшегося под эгидой Артура Петровского, на котором почти все известные имена советской психологии приняли великое прошение к ВАКу с просьбой утвердить личность – нет, не как предмет психологии, а как проблему, по которой можно защищать диссертации. Многие великие мира сего подписались. Благодаря этому заседанию удалось и лабораторию психологии личности Института психологии открыть, в которой я имела честь работать.

Возвращаясь к предмету психологии – это движущаяся действительность, которая сама себя осуществляет и, осуществляя себя, может создавать совокупности определенных причин и условий, вводить их в контекст своего бытия, своего жизненного пространства; а может, напротив, минимизировать это пространство.

Здесь не могу не сказать о категории переживания, о споре, что ее открыл Л.С. Выготский. Кто открыл? Кто первый? Кто самый хороший? Действительно, Выготский употреблял понятие переживания. Но и до Выготского огромное количество наших русских философов его употребляли, и оно, разумеется, тоже имеет множественные характеристики: переживание как состояние, переживание ценностное, связанное с внутренним определением приоритетности тех или иных ценностей.

Одним из самых важных моментов в определении предмета психологии является представление обестественном эксперименте как способе изучения проявлений личности в качестве субъекта или объекта. С этим в свое время блестяще справился ленинградский коллектив психологов. Вы понимаете, дело не в том, чтобы, например, наблюдать, как ребёнок осуществляет какую-то деятельность, развивает свою речь, а экспериментатор должен заранее знать, как организовать деятельностьребёнка, чтобы она была ему интересна. Я, не обладая способностью к экспериментированию, тоже пыталась в естественном эксперименте изучать многое. Ну, например, поручаю вести учебный семинар студенту. И смотрю, как кто поступает. Один спрашивает, делает замечания, дает задания, т.е. полностью входит в роль преподавателя. Другой студент начинает с того, что спрашивает, у кого какие есть вопросы по прошлойлекции Ксении Александровны. Понимаете, один себя проявляет как субъект, то есть активно. Другой проявляет себя как лицо ориентированное (не люблю слово «ориентированное»).

Не очень удачный пример, приведу другой. На семинаре даются темы для дискуссии, дискутируют двое, а подставная группа слушателей 15 минут хвалит одного, 15 минут – другого. Еще есть «писари», которые записывают темп, характер речи, сбивчивость, аргументацию, поведение и так далее. И мы пытаемся вывести тип личности, который, когда его хвалят, сейчас же расправляет плечи, начинает критиковать оппонента, появляется совершенно дурацкая, но уверенная речь, как пулеметная очередь, и так далее. Вот такого рода экспериментами я постоянно занималась.

Очень давно была телевизионная передача «А, ну-ка, девушки!», одна из действительно живых передач, там нужно было что-то сделать на сцене. Задумав исследование соотношенияинициативы и ответственности, я, воспользовавшись близостью к театру Вахтангова, запаслась реквизитом и предложила своей выборке придумать сюжет, который можно было бы поставить на сцене. Какие-то мальчики понимали это так, что нужно что-нибудь покруче завернуть, но, когда их выталкивали на сцену, они разводили руками, у них ничего не было в голове, хотя всё было заранее проговорено. Не было смыкания предлагаемого и реализации. А были те, кто коротенько обозначали идею, а на сцене её оживляли, расширяли, импровизировали. Такого рода естественный эксперимент, осуществляемый в лекционном, учебном контексте, конечно, отличается большой неопределенностью, но тем не менее. Я хотя бы имела возможность нащупать эту почву естественного эксперимента и убедиться в том, что предмет психологии должен включать в себя задачу реализации психологических закономерностей и их исследованияв реальных жизненных ситуациях.

Г.Ш. – Получается, что Вы сейчас сказали не только о предмете, но и о методе?

К.А.-С. – Да.

Г.Ш. – И Рубинштейн склонялся к такому методу исследования?

К.А.-С. – Да. Кстати, и А.Ф. Лазурский его применял.

Г.Ш. – Но, мне кажется, что такое понимание метода очень ограничивает возможности психологии, потому что предъявляет очень большие требования к исследователю. Это не поточная работа.

К.А.-С. – Штучная, как говорится.

Г.Ш. – Некому, получается, таким методом исследовать. В очень невнятной реальности надо увидеть то, что у тебя уже …

К.А.-С. – … заложено, увидеть твою гипотезу.

Г.Ш. – То есть это метод выдающихся исследователей. Этому не научишь. Это невозможно тиражировать. Именно поэтому этот метод и не востребован.

К.А.-С. – Не востребован. Но, когда я в одной из поездок была в Париже, там на семинаре сделали то, что мне показало большие возможности естественного эксперимента благодаря критикуемой мной технологизации. Мы сидели в зале и перед нами на экране дискутировали американские психологи, а их комментировал, поправлял и допрашивалсидящий с нами в зале сотрудник нашего института, включенный таким образом в экранную виртуальную реальность. На тот момент это могли себе позволить только очень богатые учреждения, а обсуждалась проблема принятия коллективных решений в корпорациях. И сотрудник нашего института, хотя он не семи пядей во лбу и совсем не теоретик, смог дать абсолютно точную обратную связь.

Н.К. – Ксения Александровна, на конференции, посвящённой 130-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, проходившей в ИП РАН, Вы сказали, что Рубинштейн закончился.

К.А.-С. – Это не его век!

Н.К. – Есть ли потенциал и какие перспективы у субъектно-деятельностного подхода? Какой подход, по Вашему мнению, должен прийти на смену субъектно-деятельностному подходу в психологии?

К.А.-С. – Название «субъектно-деятельностный подход» сформулировал А.В. Брушлинский уже после кончины Сергея Леонидовича. Сразу на дыбы встала уже упоминавшаяся мною Елена Александровна Будилова: «Раз у Сергея Леонидовича был принцип деятельности, то присоединять к нему субъекта нельзя после кончины автора деятельностного подхода. Это самоволка». Но я поддержала Андрея (Брушлинского), и так и пошло. Кстати, мы с Андреем брали разные темы, разные области и по-разному интерпретировали Рубинштейна потому, что Андрей был сыном переводчика Маркса, то есть он был человеком текста и слова, а я была человеком мысли и очень независимого поведения. У нас с Андреем вышло расхождение в интерпретации субъекта, и вообще субъект расплодился (если сравнивать с миром животных) на зверей самого разного вида, уровня и возможностей. Например, А.В. Брушлинский как текстолог, как человек, который пользуется категорией для структурирования, говорил оличности-субъекте, обществе-субъекте, человечестве-субъекте. Но общество не субъект. Общество – это бог знает, что. Наше общество – не субъект. Социум – это не субъект.

Перспективу развития субъектно-деятельностного подхода, которую я уже реализовать не смогу (частично я постаралась это сделать), я вижу в определении критериев принципа субъектности: в соответствии с какими качествами, с какими способностями, с какими возможностями личность может получить звание субъекта. Сергей Леонидович пишет в «Человеке и мире», что многие из тех, кто сильно претендует на звание субъекта, к сожалению, им не являются. Нужно выделить критерии!

И одним из таких критериев я считала бы способность к разрешению противоречия. Звучит, как абсолютно голая фраза. В каком смысле разрешение противоречий? С одной стороны, противоречия неизбежны, гуманизм не абсолютен: и гуманизм Маркса, и гуманизм всечеловеческий неизбежно задает негативное направление в развитии и обществ, и отдельных людей. Но, с другой стороны, способность к разрешению противоречий позволяет преобразовывать эти противоречия, представлять их по-другому, разделять их на определенного рода проблемы, которые то ли в будущем, то ли сегодня возможно решить. Кроме того, необходимо определять условия, при которых противоречие вообще неустранимо,объективно неразрешимо. И в таком случае человек, как бы это сказать, неподсуден.

Еще к основным критериям я отношу критерий ответственности. Когда человек берет на себя ответственность за разрешение любого противоречия, он мотивирован гораздо в большей степени, чем просто инициатор идеи. По своей значимости в реестре личностных возможностей инициатива имеет гораздо меньший вес, чем ответственность, когда человек знает, что он сам должен всё сделать. Так, например, у людей волосы дыбом вставали: «Рубинштейн, что сумасшедший, взялся руководить одновременно тремя учреждениями?!». А почему? А потому что он хотел интегрировать психологическую науку. Это была его дочь. Это было его дитя. И он за него нес ответственность, как за родного ребенка. Поэтому он всё готов был сделать для того, чтобы эту интеграцию осуществить. В архивах С.Л. Рубинштейна было много писем о создании института (ИП РАН), но создание института еще не было решением проблемы, надо было еще нацелить институт на достижение определенного результата, сам институт превратить в своего рода субъекта.

Н.К. – Ксения Александровна, Вы сказали, что «расплодилось» множество понятий субъекта. Могли бы Вы дать свое определение субъекта?

К.А.-С. – Я не могу ограничиться одним определением. Я бы сказала так. Во-первых, это способность извлекать и конструктивно использовать свои ресурсы. Потому что люди не знают, что они могут, в чем убеждает практика жизни. Это первая, как бы описательная, характеристика.

Второе со знаком минус – недопущение расхождения, даже не противоречия, а расхождения внутренних ценностей и внутренних приоритетов. Способность остаться самим собой как при совокупности самых разных условий, так и в результате жизненного пути в целом (кто-то в 30 лет этого достигает, кто-то только в 70). Не предать самого себя, свои собственные ценности в тех обстоятельствах, в которых складывается жизнь человека.

Далее. Об этом я пыталась писать в книге «Стратегия жизни», но я допустила ошибку. Я написала, что стратегий может быть множество. Стратегий не может быть множество. Стратегия – это именно стратегия в отличие от эмпирической тактики и всего прочего. Значит, третье – способность выстроить свою жизнь стратегически, даже сознательно теряя уже достигнутое, отказываясь от обретенного ради цели (слово «цель» я очень не люблю), ради той перспективы, которая может и не быть тобой осуществлена. (Это, кстати, относится и к Сергею Леонидовичу. Он понимал, что идею книги «Человек и мир» ему не удастся при жизни осуществить.) Но отказаться от чего-либо сложно, и это проблема. А свобода человека измеряется готовностью отказа от бытийного ради духовного (в примеры с Иисусом или с моей святой Ксении Блаженной, которая раздала всё свое имущество, углубляться не буду).

Четвертое, конечно, связано с этетическим, ценностным аспектом взаимоотношений людей. Это способность видеть (говоря разговорным языком, а не научной терминологии) в каждом человеке личность.

Н.К. – Ксения Александровна, осенью (2019 год) на методологическом семинаре в Психологическом институте (ПИ РАО) Вы задали аудитории риторический вопрос: «Дворник – он субъект?». Вы именно об этом сейчас говорите?

24 сентября 2019 года. Большая аудитория Психологического института РАО.

Методологический семинар, посвященный 130-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна

К.А.-С. – Да, четвертый критерий об этом: является ли, например, пьяница субъектом. Если человек понял невозможность реализовать себя как инженер при определенном раскладе сил, он может сознательно работать дворником. Но это поступок. Это отказ от всякой гордыни, от всякой престижности, от всего.

Почему я, говоря о субъекте, даю критерии скорее описательные, а не точные формулировки? Первое – потому что по-другому пока нельзя. И второе – ну, кто из нас достиг идеала в жизни? Не знаю. Я для себя считаю идеалом своего отца и Жукова.

Г.Ш. – Маршала Жукова?

К.А.-С. – Да!

Г.Ш. – Ксения Александровна, то, что Вы сказали – это высшей уровень субъектности. Это не определение субъекта. Это определение высшего уровня развития субъектности. Если мы по этим критериям будем искать субъекта… Вы только двух назвали, больше нет.

К.А. – Много есть, мы их не знаем.

Н.К. – Рубинштейн был счастливым человеком?

К.А.-С. – Да!

Н.К. – Он был гением?

К.А.-С. – Вот по этому поводу я и прочитала свое несчастное четверостишье. Чтобы сказать, был ли Рубинштейн гением, надо определить, кто является гением. Но я считаю (моё мнение необъективно), что, да, он был гением. У него была, я бы сказала, сверхспособность видеть сущность вещей.

Н.К. – Ксения Александровна, психология – это наука о душе (если дословно). Каково Ваше понимание «души»?

К.А.-С. – Душа – интегративное, интегрирующие качество личности, соединяющее природное, психическое, переживания (которые я дифференцирую от психического), отношения, состояния. Глубинная этическая сущность личности, ценностный мотив, побудитель жизни личности, регулятор экзистенциальности жизни.

Это, конечно, совершенно кондовое определение, которое,как я сейчас вижу, не раскрывает, пожалуй, самого главного, самой сути души. Сущность души – это некая ипостась (ни атом, ни луч – не могу подобрать слов) человеческой свободы. Душа в потенциале обладает максимум свободы, но эту свободу не использует, не пользуется ей, а является, как правило, страдательным залогом переживаний из жизни личности. То есть она ранима, она уязвима, она тревожна, она бывает в состоянии неопределенности, но это самое живое начало человеческой личности. Согласны?

Г.Ш. – Душа – это возможность, тогда получается?

К.А.-С. – Совершенно верно! Всё можно убить в человеке, но, если он личность или даже субъект, душу его убить невозможно. Я вам скажу сейчас вещь совершеннонецензурную. В последнее мои годы, годы между жизнью и смертью, я осознаю, чувствую и переживаю, что я живу так долго за счёт тех мальчиков, чтополегли во время войны. Я именно живу их жизнью в экзистенциальном смысле слова. Они отдали жизнь другому человеку, и другой человек прожил за них жизнь. Но я не считаю, что я отдала свою жизнь Сергею Леонидовичу. Я, наоборот, себя чувствовала очень свободной и считаю, что он только научил меня быть свободным человеком. Именно это мне дало возможность со многим справиться при всех сопутствующих обстоятельствах: гонения, нищета и т.д.

Н.К. – Чтобы вы пожелали тем, кто будет смотреть или читать это интервью?

К.А.-С. – Не судите.

Г.Ш. – О, какое неисполнимое пожелание!

К.А.-С. – Кроме такого самооценочного пожелания, я хотела бы пожелать, чтобы зрители/читатели поняли мою необыкновенную пристрастность, мою страсть к судьбе этой науки (психологии), к судьбе людей, которым это наука должна помочь. И хотела бы пожелать психологам, чтобы они сумели донести до людей все формулы и методики, все гипотезы, сумели перевести их на язык человеческой жизни.Реализовать все то богатство, что уже имеет психологическая наука и о чём мы мало задумываемся, в системе ли образования, в системе ли воспитания, в системе ли взаимоотношений. К сожалению, сегодняв психологии очень много какого-то арифметического начала, над-ситуативного, над-живого. Какие-то понятия, слова… Например, книгу В.М. Аллахвердова я просто не могла читать. А когда читала книгу Мираба Мамардашвили о сознании «Сознание и цивилизация», я думала: «Ну как хорошо, как вольготно живет человек, как много у него свободного времени, как он барственно реализует свои мысли, как он наслаждается тем, что делает!».

Конечно, я, случайно оказавшийся в психологии человек, вряд ли могу сформулировать критерии отбора людей, склонных заниматься этой профессией. Трагедия профессиональной ориентации в том, что дети выбирают те области знания, те профессии, о которых они ничего не знают. В.Д. Шадрикова я уважаю хотя бы за то, что он выпускников ВШЭ привлек в качестве консультантов, чтобы они студентам Вышки рассказали, как реально выглядит профессия, которой они обучаются. Чтобы, например, понимали, что в организационной психологии нечего делать без знания экономики: советы о хорошем отношении друг к другу не имеют абсолютно никакого отношения к действительности управления.

Применение каких бы то ни было знаний – это дело самое главное. Потому что без этого наш народ живёт не той жизнью, какой он мог бы жить, имея такой человеческий потенциал.

09 января 2020 года

Интервью подготовили, провели и обработали

Н.Г. Кондратюк, Г.В. Шукова

Принцип детерминизма

Психология как одно из наиболее интенсивно развивающихся направлений научной мысли основывается на общенаучных и специализированных принципах. Одним из важнейших общенаучных принципов выступает принцип детерминизма.

Определение 1

В современной научной литературе детерминизм рассматривается как один из основных объяснительных принципов научного познания, требующий объяснения изучаемых феноменов с позиций закономерного взаимодействия факторов, доступных эмпирическому контролю.

Формы детерминизма

Детерминизм проявляется, прежде всего, в форме каузальности, причинности как совокупности факторов, обстоятельств, предшествующих во времени определенному событию и обусловивших его формирование.

Помощь со студенческой работой на тему


Принцип детерминизма

Наряду с формой казуальности детерминизм может проявляться в следующих формах:

  • системный детерминизм – положение, отстаивающее понимание зависимости отдельных системных компонентов от свойств самой системы;
  • детерминизм типа обратной связи – следствие оказывает влияние на причину, его вызвавшую;
  • статистический детерминизм – возникновение при сходных причинах различных в определенных пределах эффектов, подчиненных статистическим закономерностям;
  • целевой детерминизм – цель определяет процесс, направленный на ее достижение.

Выступая общенаучным, в различных науках принцип детерминизма организует различное построение знания.

Принцип детерминизма в психологии

Длительное время развитие научного знания о психике ориентировалось на механический детерминизм, который представлял обусловленность появления определенных психических феноменов, явлений, процессов материальными факторами по аналогии с работой механических устройств. Несмотря на ограниченность данного воззрения, оно дало психологии ряд важнейших учений (о рефлексах, ассоциациях, аффектах и др.).

В середине XIX столетия возникает биологический детерминизм. Если механический рассматривал психику как явление, формирование которого обусловлено исключительно внешними факторами, в рамках биологического детерминизма психика рассматривается как неотъемлемая составляющая жизнедеятельности человека.

С пониманием того, что психика имеет самостоятельное причинное значение, осуществляется становление психологического детерминизма.

Определение 2

В психологии принцип детерминизма находит свое отражение в признании необходимости изучения психических феноменов, явлений, процессов в закономерной зависимости от порождающих их факторов.

Психологический детерминизм исходит из понимания того факта, что обусловленные воздействием внешних факторов психические феномены, явления и процессы формируются по законам, отличным от биологических и физических.

Становление психологического детерминизма приводит к отказу от понимания психики как замкнутого в себе образования, что позволило раскрыть сферу психического развития для реализации объективных исследований.

Практическая реализация принципа детерминизма в культурно-исторической концепции

Важным этапом практической реализации принципа детерминизма стало создание культурно-исторической концепции Л. С. Выготского. В рамках указанной концепции внимание психологов впервые было обращено на исследование специфики высших психических функций личности. Впервые была сформулирована мысль о том, что природные механизмы высших психических функций преобразуются в процессе онтогенетического развития личности под влиянием социально-исторических факторов в результате социализации человека, усвоения личностью продуктов человеческой культуры, в процессе взаимодействия с другими людьми.

Таким образом, принцип детерминизма выступает одним из фундаментальных психологических принципов, обуславливая необходимость всестороннего исследования психологических феноменов, явлений и процессов.

Принцип детерминизма

Принцип детерминизма означает, что психика определяется образом жизни и изменяется с изменением образа жизни. Развитие психики животных определяется естественным отбором, а развитие сознания человека, — в конечном счете, законами общественного развития, законами развития способа производства. Марксизм впервые в истории научной мысли дал последовательно материалистическое объяснение общественных явлений, раскрыл законы развития общества. Тем самым была создана реальная основа строго научного изучения специфики человеческих свойств психики, происхождения и развития сознания.

Принцип детерминизма связан с вопросом о природе психических явлений, их сущности. Детерминистический подход в психологии развивался в процессе освоения диалектико-материалистического мировоззрения, в котором проблема детерминизма является одной из самых существенных. В философской борьбе начала XX в. проблема детерминизма заняла центральное место. Детерминистический подход к психическим явлениям вытеснял интроспективную методологию и соответствующую ей организацию психологических исследований. Отказ от понимания психики как замкнутого в себе образования, не детерминированного внешними воздействиями и не проявляющего своей сущности во внешней деятельности, разомкнул сферу психического развития для объективного исследования. Место самонаблюдения занял объективный метод. Объективный метод состоял в организации психологических исследований, позволявшей: точно знать, что воздействует на человека; дать количественную и качественную характеристику этих воздействий; зарегистрировать внешние реакции, видимое поведение; соотнести раздражители.

Важным этапом в постепенной реализации принципа детерминизма было создание Л.С.Выготским культурно-исторической концепции. Впервые внимание исследователей было обращено на изучение специфики человеческих высших психических функций. В культурно-исторической концепции была отчетливо сформулирована мысль о том, что природные механизмы психических процессов преобразуются в ходе онтогенетического развития человека под влиянием общественно-исторических факторов в результате усвоения человеком продуктов человеческой культуры, в ходе его общения с другими людьми.

Следующим этапом в реализации принципа детерминизма в советской психологии была идея о том, что во взаимоотношениях с окружающей средой внешнему миру противостоит и его воспринимает не просто человек, наделенный сознанием, а человек деятельный, активно воспринимающий объективную действительность и преобразующий ее. Восприятие социальных воздействий, усвоение культуры в самом широком смысле слова, осуществляется человеком в процессе активных его взаимодействий с внешним миром, в процессе его деятельности. Значение роли деятельности в формировании психических явлений подчеркивали С.Л.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев и др.

Принцип детерминизма в теории и практике психологии реализовался путем решения еще одной проблемы — психического развития, обучения и воспитания. В этой связи наиболее важным стал вопрос о движущих силах психического развития, от решения которого зависело то или иное понимание детерминизма в теории развития.

В процессе последовательного применения детерминизма для характеристики движущих сил психического развития в центре психологов постоянно находились вопросы о взаимоотношении биологического и социального в развитии психики, соотношении внутренних закономерностей и внешних воздействий, взаимоотношении развития и обучения и т.д. Хотя ряд из этих вопросов и до сих пор нельзя считать окончательно решенным, принципиальное материалистическое их понимание обусловлено детерминистическим подходом к проблемам психического развития.

Одной из линий реализации детерминистического подхода в психологии было решение проблемы отношения психики к деятельности мозга. Основываясь на материалистическом положении о том, что психика есть функция мозга, психология, особенно под влиянием учения о высшей нервной деятельности, поставила своей задачей исследование механизмов деятельности мозга, в результате которой возникают психические явления. Детерминизм на этом этапе выступал как применение физиологических закономерностей к пониманию психических явлении.

До 50-х годов детерминистический подход не рассматривался как специально выделенный принцип советской психологии. В 50-е годы СЛ.Рубинштейн подчеркнул его роль и сформулировал положение о том, что этот принцип имеет значение методологического принципа. Принцип детерминизма применен СЛ.Рубинштейном для анализа природы и сущности психических явлений, он рассматривает их во всеобщей взаимосвязи явлений материалистического мира.

Принцип детерминизма (в психологии) — «Школа жизни»

Принцип детерминизма – это принцип, требующий учитывать разнокачественное влияние реальных факторов, причин на развитие психических явлений. П.д., будучи общенаучным, организует различное построение знания в конкретных науках. Это обусловлено своеобразием их предмета и исторической логикой его разработки.

Применительно к психологии в развитии детерминизма, направляющего изучение и объяснение ее явлений, выделяются несколько эпох: предмеханический детерминизм, механический детерминизм, биологический детерминизм, психический детерминизм, макросоциальный детерминизм, микросоциальный детерминизм.

Веками шли поиски различных схем, объясняющих психическую жизнь (она обозначалась термином «душа»). Первой вехой на этом пути стало возникшее в древнегреческой философии учение – гилозоизм. Природа представлялась в виде единого материального целого, наделенного жизнью. Гилозоизм не разделял материю органическую и неорганическую, жизнь и психику. Из этой живой праматерии произрастают все явления без вмешательства к.-л. внешних творческих сил.

Душа, согласно гилозоизму, в отличие от древнего анимизма, мыслилась неотделимой от круговорота материальных стихий (воздуха, огня, потока атомов), подчиненной общим для всего космоса законам и причинам. Вершиной античного детерминизма стало учение Аристотеля. В нем душа была понята как способ организации любых живых тел. Опора на новую биологию, к-рая в, отличие от гилозоизма, открыла своеобразие живого, отделив органическое от неорганического, позволила Аристотелю переосмыслить понятие о причинности. Его важнейшим достижением стало открытие неотделимости души от живого тела как системы, имеющей целостную организацию.

Аристотель мыслил живое существо иным, чем др. природные тела, считая психическое по своей сущности биологическим (формой жизни). Он считал, что психические явления зависят не только от внешних воздействий, но и от ориентации на цель. Это детерминистское воззрение может быть названо прабиологическим (по отношению к биологии Нового времени).

Научная революция XVII в. создала новую форму детерминизма – механический детерминизм. В эпоху перехода к мануфактурному производству с изобретением и использованием технических устройств схема их действия стала прообразом причинно-механической интерпретации всего сущего, включая организм и его функции. Все психологическое наследие античности – учение об ощущениях, движениях, ассоциациях, аффектах – переосмысливается сквозь призму новых предметно-логических конструктов.

Их ядром послужило объяснение организма как своего рода машины, т. е. определенным образом организованной и автоматически действующей системы. Машина выступила в виде модели объяснения и человека, и природы. Первая фаза развития Д. в это время представлена психологическим учением Декарта. Он отделил душу от тела, преобразовав понятие о душе в понятие о сознании, но также отделил тело от души, объяснив его работу по типу механизма, автоматически производящего определенные эффекты: восприятие, движения, ассоциации и простейшие чувства. Восприятию (сенсорным феноменам) противопоставлялись врожденные идеи, телесным движениям (рефлексам) волевые акты, ассоциациям – операции и продукты абстрактного мышления, простейшим эмоциям – интеллектуальные чувства. Эта дуалистическая картина расщепляла человека надвое (соответственно декартовой философии человек – это средоточие двух субстанций: не протяженной – духовной и протяженной – телесной).

Понятие об организме существенно изменилось в середине XIX в. под влиянием двух великих учений – Ч. Дарвина и К. Бернара. Жизни присуща целесообразность, неистребимая устремленность отдельных целостных организмов к самосохранению и выживанию, вопреки разрушающим воздействиям среды.

Дарвин и Бернар объяснили эту телеологичность (целесообразность) естественными причинами.

  • Первый – отбором и сохранением форм, случайно оказавшихся приспособленными к условиям существования.
  • Второй – особым устройством органических тел, позволяющим заблаговременно включать механизмы, способные удержать основные биологические процессы на стабильном уровне (впоследствии физиолог У. Кеннон, соединив бернаровские идеи с дарвиновскими, дал этому явлению специальное имя – гомеостаз).

Детерминация будущим, т.е. событиями, к – рые, еще не наступив, определяют происходящее с организмом в данный момент, – такова особенность биологического детерминизма в отличие от механического, не знающего др. причин, кроме предшествующих и актуально действующих. При этом, как показал Ч. Дарвин, детерминация будущим применительно к поведению индивида обусловлена историей вида. С этим была связана радикальная инновация в понимании детерминизма, к-рый отныне означал не «жесткую» однозначную зависимость следствия от причины, а вероятностную детерминацию.

Отстоять свое собственное место среди др. наук психология смогла лишь при условии открытия и изучения причинных связей и форм детерминации явлений, этим наукам неведомым и в их понятиях непостижимым. Поскольку предметом психологии инициаторы ее обособления в самостоятельную, независимую от философии и физиологии (частью к-рых она прежде считалась) науку признали сознание как совокупность процессов во внутреннем мире субъекта, то на первых порах причинное основание для этих процессов усматривалось в пределах сознания, где они будто бы и начинаются, и кончаются. Поэтому Вундт, провозгласивший психологию самостоятельной наукой, выдвинул формулу о «замкнутом причинном ряде», или, иначе говоря, о том, что одни явления сознания вызываются другими.

На смену вундтовской концепции, названной структурализмом, приходит вскормленный новыми биологическими идеями функционализм. Он сохранил прежнюю версию о сознании, но предпринял попытку придать ему роль деятельного агента в отношениях между интересами организма и возможностью их реализации. Действие, исходящее от субъекта, рассматривалось как инструмент решения проблемы, а не механический ответ на стимул. Но конечной причиной самого телесного действия оставалось все то же, не имеющее оснований ни в чем внешнем, целеустремленное сознание субъекта, на к-рое возлагалась роль посредника между организмом и средой. Функционализм, подобно структурализму, принимал в качестве предмета исследования данные в самонаблюдении феномены, т. е. чрезвычайно поздний продукт исторического развития. Объективная телеология живого, объясненная с позиций детерминизма понятиями о естественном отборе Дарвина и о гомеостазе Бернара, подменялась изначально присущей сознанию субъективной телеологией.

Неудовлетворенность функционализмом вела к его распаду. Истинно психические детерминанты подобны тем,ск-рыми имеют дело др. науки. Они действуют объективно, т. е. независимо от сознания, служа постоянными регуляторами взаимоотношений между организмом и средой – природной и социальной. На рубеже XX в. было открыто, что реалии, запечатленные в психологических категориях, не только могут быть объяснены действием природных или социальных факторов, но и сами исполнены активного детерминационного влияния на жизнедеятельность организма, а у человека – на его социальные связи. Содержание категорий психологического мышления, самосознание обрели смысл особых детерминант. Система этих категорий выступила в методологическом плане как форма детерминизма, отличная от всех др. его форм. Это был психический детерминизм. С его утверждением никто не мог оспаривать достоинство психологии как самостоятельной науки. Первые крупные успехи на пути перехода от биологического детерминизма к психологическому были сопряжены с разработками категорий образа, действия, мотива. Наиболее типично это запечатлело творчество Гельмгольца, Дарвина и Сеченова.

Наряду с теориями, стержнем которых служило причинное объяснение психики как творения природы, сложилось направление, ориентированное на изучение ее укорененности в социальной жизни людей. В роли детерминант выступили столь же объективные, как и физические раздражители, но порождаемые не природой, а самими взаимодействующими между собой людьми, формы их социального бытия, их культуры. С переходом от механической к биологической трактовке взаимодействия живых существ с природой на передний план выступило активное начало их поведения. Однако активность свелась к адаптации, к изменению действий организма в целях выживания в наличной среде, но без создания мира культуры. Однако этот мир социален, ибо возникает в системе общественных отношений, и сущность человека не что иное, как совокупность этих отношений. Трудовое действие и познавательная активность представляют собой единое целое. Анализ труда открывает качественное своеобразие человеческого общения, роль речи как особого орудия, опосредствующего создание и использование орудий труда и становление на этой основе принципиально новых психологических структур. В российской психологии советского периода возникло направление, ключевую категорию которого обозначил термин «деятельность».

Пионером ее разработки выступил М.Я. Басов, трактовавший человека как «деятеля в среде» и понимавший под деятельностью «предмет особого значения, такую область, к – рая имеет задачи, никакой др. областью знания неразрешимые». М.Я. Басов пригласил в руководимый им научный центр философа C.JI. Рубинштейна, труды к-рого сыграли решающую роль в том, что в отечественной психологии утвердился в качестве доминирующего принцип «единства сознания и деятельности». Отталкиваясь от представлений Басова по поводу «морфологии» (строения) деятельности, А.Н. Леонтьев разработал новаторский деятельностный подход, предложив концепцию предметной деятельности, между внешним и внутренним строением к-рой утверждаются детерминационные отношения. Тем самым заданные общественным характером труда факторы выступили в роли детерминант психической организации личности и ее развития (как в филогенезе, так и в онтогенезе). В ином ключе объяснение детерминации психики было воспринято и развито Л.С. Выготским. Макросоциальные факторы выступили у него не в форме трудовой деятельности по освоению объектов природы, а в образе общения, опосредствованного знаками, значениями и др. ценностями культуры. Поскольку общение является изначально межличностным, то, отграничив социальное (в виде понятий о производственных отношениях, классовой борьбе и др. постулатов аксиоматики марксизма) от духовно-куль- турных основ человеческого бытия, Л.С. Выготский в своем конкретно-научном изучении психики сомкнул макросоциальный уровень ее детерминации с микросоциальным.

Когда групповое действие и сотрудничество вошли в психологию в качестве новых детерминант, это привело к новым поворотам в развитии идеологии психического детерминизма. За исходное сейчас принимается социальный опыт, общение, объективное взаимодействие индивидов, эффектом к-рого становится его субъективная проекция. Такой взгляд стал отправным для новой формы психического детерминизма как механизма преобразования социальных отношений и действий во внут – рипсихические. Силы, движущие ребенком, даны в независимой от его сознания системе отношений. К этим силам относятся «чужие голоса» – управляющие его действиями команды др. лиц. Постепенно эквивалентом «приказывающей матери или няньки» становится образ «Я», обладающий собственным голосом. За индивидуальной волей и индивидуальным сознанием скрыта ин – териоризированная субъектом полифония чужих голосов и команд, т. е. система микросоциальных отношений. По аналогии с орудиями труда, направленными на внешние объекты, Выготский вводит понятие о знаках как психологических орудиях. Они опосредуют внимание, память, мышление и др. функции, которые появляются сперва в общении между людьми, а затем становятся внутрипсихическими.

В категориальный аппарат психологии внедрялась категория отношений, как бы подтверждая положение Маркса о том, что «мое сознание есть мое отношение к среде», прежде всего к социальной. Наметившийся у Л.С. Выготского постулат о том, что это отношение опосредовано знаками, придало разработке психического детерминизма новое измерение. Если до него в объяснительных схемах доминировало диадическое отношение: социальное – индивидуальное, то при обращении к знаковым системам, в к-рых воплощены системы смыслов и значений, оперирование ими (сперва во внешнем, затем во внутреннем диалоге) включало сознание еще в один (вслед за общением) объективный, независимый от сознания круг явлений, а именно в мир культуры. Он с колыбели определяет психический строй человеческой жизни. Следует помнить, что не безличностные внешние обстоятельства, а имеющая свой «сценарий» динамическая система взаимоориентаций и поступков действующих лиц – такова социальная «среда», в к-рой формируется личность как один из героев этой драмы. Здесь в драматизме общения прорисовывается иной уровень психического детерминизма, чем при «обмене» знаками, передаче информации и т.п.

Итак, психический детерминизм представлен в нескольких формах. Образ, действие и мотив предполагает и служат детерминантами поведения всех живых существ, радикально меняя свой строй с переходом к человеку. Его социальное бытие порождает новый тип организации психической жизни, у которой появляется внутренний план, обозначаемый термином «сознание».

Выделяя П. д. в качестве осевого для категориального аппарата, следует иметь в виду, что его обособление от др. осей предпринято в аналитических целях. В реальной работе научной мысли детерминизм неотделим от др. принципов психологии.

Определение и примеры принципа детерминизма в психологии

Детерминизм – психология

Детерминизм — концепция, согласно коей действия людей детерминируются — определяются и ограничиваются наследственностью и предшествующими событиями их жизни.

В психологии — закономерная и необходимая зависимость явлений психических от порождающих их факторов.

Включает причинность как совокупности обстоятельств, предшествующих во времени следствию и вызывающих его; однако объяснительным принципом причинности не исчерпывается, поскольку существуют и другие формы детерминизма:

детерминизм системный — зависимость отдельных компонент системы от свойств целого; детерминизм типа связи обратной — следствие воздействует на вызвавшую его причину; детерминизм статистический — при одинаковых причинах возникают различные в известных пределах эффекты, подчиненные статистической закономерности;

Обратите внимание

Развитие научного знания о психике связано с разработкой различных форм детерминизма.

Длительное время оно ориентировалось на детерминизм механический, который представлял обусловленность явлений психических материальными факторами по образцу взаимодействия объектов в механике, либо работы технических устройств. Несмотря на ограниченность этого воззрения, оно дало психологии важнейшие учения о рефлексах, ассоциациях, аффектах и пр.

В середине XIX в. возник детерминизм биологический, открывший своеобразие поведения живых систем (учение Ч. Дарвина о естественном отборе) и утвердивший взгляд на психику как необходимую для выживания функцию.

Позднее, когда было установлено, что эта компонента имеет самостоятельное причинное значение, возник детерминизм психологический; однако он получил неадекватную теоретическую трактовку в учении об особой психической причинности, якобы противостоящей материальной.

Иное понимание детерминизма психологического сложилось в трудах естествоиспытателей, показавших, что обусловленные воздействием внешних объектов на организм психические явления (образ, реакция выбора и пр.

) формируются по законам, отличным от физических и биологических, и выступают как особые регуляторы поведения.

Внедрение в психологию идей естественнонаучного детерминизма психологического привело к ее обособлению в самостоятельную область знания, изучающую процессы, подчиненные особым закономерностям.

Основной принцип объяснения психики человека с позиций материализма намечен положением о том, что, изменяя реальный мир своей предметной деятельностью, ее субъект изменяется сам.

Благодаря этой деятельности одновременно порождаются и «внешнее» — продукты материальной и духовной культуры, в коих воплощаются сущностные силы человека, и «внутреннее» — сущностные силы человека, формируемые в процессе их объективации в этих продуктах.

Важно

Извините, но по Вашему запросу статей не найдено. Попробуйте поискать по ключевому слову или напишите на e-mail: [email protected] и мы рассмотрим возможность добавления нужного Вам материала.

Источник:

Принцип детерминизма (в психологии)

принцип, требующий учитывать разнокачественное влияние реальных факторов, причин на развитие психических явлений. П.д., будучи общенаучным, организует различное построение знания в конкретных науках. Это обусловлено своеобразием их предмета и исторической логикой его разработки.

Применительно к психологии в развитии детерминизма, направляющего изучение и объяснение ее явлений, выделяются несколько эпох: предмеханический детерминизм, механический детерминизм, биологический детерминизм, психический детерминизм, макросоциальный детерминизм, микросоциальный детерминизм. Веками шли поиски различных схем, объясняющих психическую жизнь (она обозначалась термином «душа»).

Первой вехой на этом пути стало возникшее в древнегреческой философии учение — гилозоизм. Природа представлялась в виде единого материального целого, наделенного жизнью. Гилозоизм не разделял материю органическую и неорганическую, жизнь и психику. Из этой живой праматерии произрастают все явления без вмешательства к.-л. внешних творческих сил.

Опора на новую биологию, к-рая в, отличие от гилозоизма, открыла своеобразие живого, отделив органическое от неорганического, позволила Аристотелю переосмыслить понятие о причинности. Его важнейшим достижением стало открытие неотделимости души от живого тела как системы, имеющей целостную организацию. Аристотель мыслил живое существо иным, чем др.

природные тела, считая психическое по своей сущности биологическим (формой жизни). Он считал, что психические явления зависят не только от внешних воздействий, но и от ориентации на цель. Это детерминистское воззрение может быть названо прабиологическим (по отношению к биологии Нового времени).

Научная революция XVII в. создала новую форму детерминизма — механический детерминизм. В эпоху перехода к мануфактурному производству с изобретением и использованием технических устройств схема их действия стала прообразом причинно-механической интерпретации всего сущего, включая организм и его функции.

Машина выступила в виде модели объяснения и человека, и природы. Первая фаза развития Д. в это время представлена психологическим учением Декарта.

Он отделил душу от тела, преобразовав понятие о душе в понятие о сознании, но также отделил тело от души, объяснив его работу по типу механизма, автоматически производящего определенные эффекты: восприятие, движения, ассоциации и простейшие чувства. Восприятию (сенсорным феноменам) противопоставлялись врожденные идеи, телесным движениям (рефлексам)

волевые акты, ассоциациям — операции и продукты абстрактного мышления, простейшим эмоциям — интеллектуальные чувства. Эта дуалистическая картина расщепляла человека надвое (соответственно декартовой философии человек — это средоточие двух субстанций: непротяженной — духовной и протяженной — телесной).

Совет

Дарвин и Бер — нар объяснили эту телеологичность (целесообразность) естественными причинами. Первый — отбором и сохранением форм, случайно оказавшихся приспособленными к условиям существования.

Второй — особым устройством органических тел, позволяющим заблаговременно включать механизмы, способные удержать основные биологические процессы на стабильном уровне (впоследствии физиолог У. Кеннон, соединив бернаровские идеи с дарвиновскими, дал этому явлению специальное имя — гомеостаз). Детерминация будущим, т.е.

Дарвин, детерминация будущим применительно к поведению индивида обусловлена историей вида. С этим была связана радикальная инновация в понимании детерминизма, к-рый отныне означал не «жесткую» однозначную зависимость следствия от причины, а вероятностную детерминацию.

Совет

Отстоять свое собственное место среди др. наук психология смогла лишь при условии открытия и изучения причинных связей и форм детерминации явлений, этим наукам неведомым и в их понятиях непостижимым.

Поскольку предметом психологии инициаторы ее обособления в самостоятельную, независимую от философии и физиологии (частью к-рых она прежде считалась) науку признали сознание как совокупность процессов во внутреннем мире субъекта, то на первых порах причинное основание для этих процессов усматривалось в пределах сознания, где они будто бы и начинаются, и кончаются.

Поэтому Вундт, провозгласивший психологию самостоятельной наукой, выдвинул формулу о «замкнутом причинном ряде», или, иначе говоря, о том, что одни явления сознания вызываются другими. На смену вунд — товской концепции, названной структурализмом, приходит вскормленный новыми биологическими идеями функционализм.

Он сохранил прежнюю версию о сознании, но предпринял попытку придать ему роль деятельного агента в отношениях между интересами организма и возможностью их реализации. Действие, исходящее от субъекта, рассматривалось как инструмент решения проблемы, а не механический ответ на стимул.

Но конечной причиной самого телесного действия оставалось все то же, не имеющее оснований ни в чем внешнем, целеустремленное сознание субъекта, на к-рое возлагалась роль посредника между организмом и средой. Функционализм, подобно структурализму, принимал в качестве предмета исследования данные в самонаблюдении феномены, т. е. чрезвычайно поздний продукт исторического развития.

Обратите внимание

Объективная телеология живого, объясненная с позиций детерминизма понятиями о естественном отборе Дарвина и о гомеостазе Бернара, подменялась изначально присущей сознанию субъективной телеологией. Неудовлетворенность функционализмом вела к его распаду. Истинно психические детерминанты подобны тем,ск-рыми имеют дело др. науки. Они действуют объективно, т. е.

независимо от сознания, служа постоянными регуляторами взаимоотношений между организмом и средой — природной и социальной. На рубеже XX в.

было открыто, что реалии, запечатленные в психологических категориях, не только могут быть объяснены действием природных или социальных факторов, но и сами исполнены активного детерминационного влияния на жизнедеятельность организма, а у человека — на его социальные связи. Содержание категорий психологического мышления, самосознание обрели смысл особых детерминант.

Система этих категорий выступила в методологическом плане как форма детерминизма, отличная от всех др. его форм. Это был психический детерминизм. С его утверждением никто не мог оспаривать достоинство психологии как самостоятельной науки. Первые крупные успехи на пути перехода от биологического детерминизма к психологическому были сопряжены с разработками категорий образа, действия, мотива. Наиболее типично это запечатлело творчество Гельмгольца, Дарвина и Сеченова.

Источник: https://obu4ayka.ru/otnosheniya/determinizm-psihologiya.html

Принцип детерминизма

Психология как одно из наиболее интенсивно развивающихся направлений научной мысли основывается на общенаучных и специализированных принципах. Одним из важнейших общенаучных принципов выступает принцип детерминизма.

Определение 1

В современной научной литературе детерминизм рассматривается как один из основных объяснительных принципов научного познания, требующий объяснения изучаемых феноменов с позиций закономерного взаимодействия факторов, доступных эмпирическому контролю.

Формы детерминизма

Детерминизм проявляется, прежде всего, в форме каузальности, причинности как совокупности факторов, обстоятельств, предшествующих во времени определенному событию и обусловивших его формирование.

Наряду с формой казуальности детерминизм может проявляться в следующих формах:

  • системный детерминизм – положение, отстаивающее понимание зависимости отдельных системных компонентов от свойств самой системы;
  • детерминизм типа обратной связи – следствие оказывает влияние на причину, его вызвавшую;
  • статистический детерминизм – возникновение при сходных причинах различных в определенных пределах эффектов, подчиненных статистическим закономерностям;
  • целевой детерминизм – цель определяет процесс, направленный на ее достижение.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Выступая общенаучным, в различных науках принцип детерминизма организует различное построение знания.

Принцип детерминизма в психологии

Длительное время развитие научного знания о психике ориентировалось на механический детерминизм, который представлял обусловленность появления определенных психических феноменов, явлений, процессов материальными факторами по аналогии с работой механических устройств. Несмотря на ограниченность данного воззрения, оно дало психологии ряд важнейших учений (о рефлексах, ассоциациях, аффектах и др.).

В середине XIX столетия возникает биологический детерминизм. Если механический рассматривал психику как явление, формирование которого обусловлено исключительно внешними факторами, в рамках биологического детерминизма психика рассматривается как неотъемлемая составляющая жизнедеятельности человека.

С пониманием того, что психика имеет самостоятельное причинное значение, осуществляется становление психологического детерминизма.

Определение 2

В психологии принцип детерминизма находит свое отражение в признании необходимости изучения психических феноменов, явлений, процессов в закономерной зависимости от порождающих их факторов.

Психологический детерминизм исходит из понимания того факта, что обусловленные воздействием внешних факторов психические феномены, явления и процессы формируются по законам, отличным от биологических и физических.

Становление психологического детерминизма приводит к отказу от понимания психики как замкнутого в себе образования, что позволило раскрыть сферу психического развития для реализации объективных исследований.

Практическая реализация принципа детерминизма в культурно-исторической концепции

Важным этапом практической реализации принципа детерминизма стало создание культурно-исторической концепции Л. С. Выготского. В рамках указанной концепции внимание психологов впервые было обращено на исследование специфики высших психических функций личности.

Впервые была сформулирована мысль о том, что природные механизмы высших психических функций преобразуются в процессе онтогенетического развития личности под влиянием социально-исторических факторов в результате социализации человека, усвоения личностью продуктов человеческой культуры, в процессе взаимодействия с другими людьми.

Таким образом, принцип детерминизма выступает одним из фундаментальных психологических принципов, обуславливая необходимость всестороннего исследования психологических феноменов, явлений и процессов.

Источник: https://spravochnick.ru/psihologiya/princip_determinizma/

Принцип детерминизма в психологии

Детерминизм – один из способов научного познания мира, применяемый во многих науках. Он берет свое начало в философском учении, разработанном Демокритом, которое в дальнейшем развивал великий Аристотель. Принцип детерминизма в психологии предполагает, что события, происходящие вокруг нас, не случайны, а являются следствием какой-либо одной причины или их совокупности.

Определение понятия и содержание теории

Значение слова детерминизм в переводе с латинского determinare – дословно «определять».

Теория детерминизма говорит том, что ничего случайного нет, все предопределено внешними или внутренними логическими связями, а следовательно, не может быть изменено усилиями человека.

Крайний вариант детерминизма – это фатализм или слепая вера в судьбу, злой рок, предопределенность судьбы высшими силами.

Важно

В психологии концепция детерминизма говорит о необходимости установить причинно-следственную связь между психическим явлением и движущими факторами, вызвавшими его. Эта теория одинаково справедлива по отношению как к людям, так и к животным.

Многочисленные опыты, проведенные биологами на крысах, позволили выяснить, что существует прямая зависимость между уровнем развития психики и способностью к адаптации. Чем активнее была крыса, тем успешнее она выживала, оставляла больше потомства по сравнению с другим подопытными.

Также серия экспериментов была проведена британскими учеными на группе студентов. Основополагающий закон психологии утверждает, что у людей психика может изменяться, развиваться, а особенности поведения обусловливаются влиянием биологических, социальных и природных факторов.

Рекомендуем: Что такое апофения?

По результатам исследования был сделан вывод, что самыми «везучими» среди испытуемых оказывались те подопытные, которые быстро и адекватно реагировали на изменяющуюся ситуацию, внешние обстоятельства для них как бы сами собой складывались благоприятно.

Эволюция принципа

Современное назначение детерминизма заключается в организации знаний в разных науках. В развитии этого принципа применительно к психологии выделяют несколько этапов.

Один из них связан с гилозоизмом – учением, пришедшим к нам из античных времен.

Его смысл заключался в том, что природа представляет собой единое материальное целое, наделенное жизнью, при этом отсутствовало разделение всего сущего на живое и неживое.

Следующий этап эволюции детерминизма был обусловлен развитием биологии и выразился в делении всей материи на живую и неживую. Была выдвинута революционная гипотеза о существовании неразрывной связи между душой и телом, а также биологическими и психическими элементами.

Так возник пробиологический детерминизм, предполагающий, что движущим фактором служат не столько внешние обстоятельства, сколько ориентация на конечную цель. Позднее именно его использовали как основу для теологической концепции, но впоследствии он был отвергнут как несостоятельный.

Дальнейшее развитие детерминизма связано с именем древнего философа Августина, утверждавшего, что душа – источник неисчерпаемых знаний, которые извлекаются из нее силой воли, направленной на реализацию определенной цели. Огромное внимание ученый уделил так называемому внутреннему опыту как единственно правильному средству познания психики человека. Все эти теории можно отнести к так называемому предмеханическому детерминизму.

Рекомендуем: Апперцепция: этап познания

Теория детерминизма приобрела новую форму в эпоху развития мануфактурного производства. Так называемый механический детерминизм объяснял все происходящие процессы с точки зрения причинно-механических связей. В своем развитии он прошел несколько ступеней:

  • Декарт рассматривал тело человека как механизм, действующий сообразно принципам рациональности. Вместо души ученый предположил существование сознания как независимой сущности. Так возникла дуалистическая, то есть двойственная картина, разделявшая человека на две половины.
  • Спиноза, напротив, развивал учение о единстве субстанции. Он выделял явление аффекта, который мог проявляться в радости или печали. Спиноза полностью отрицал случайность, тем самым давая повод считать его подход фаталистическим.
  • В XVIII веке французские и английские ученые рассматривали человека как телесную машину, организованную по принципу иерархической системы с выделением психических свойств по степени сложности.
  • В прошлом веке ученые стали придавать огромное значение биологической составляющей. Детерминизм стал применяться при разработке концепций, объясняющих корреляцию между происходящими явлениями и особенностями строения живого организма.

Биологический принцип детерминизма был разработан в XIX веке, после того как получили широкую известность теории физиологии Бернара, естественного отбора Дарвина.

Принцип устанавливал взаимосвязь между отбором и сохранением наиболее успешно приспособленных к внешней среде жизненных форм, а также их способностью заблаговременно активировать механизмы, обеспечивающие стабильность биологических процессов.

Иными словами, детерминация стала рассматриваться не как жесткая последовательность между причиной и событием, а как вероятностная величина.

Такой подход натолкнул ученых на мысль о возможности использовать в психологии статистические методы, что дало науке новый виток развития. Известная работа бельгийца Адольфа Кетле позволила детерминировать подчиненность поведения группы людей определенным закономерностям.

Это касалось актов, носивших социальный характер, как, например, вступление в брак, развод и прочее. При этом ученый рассматривал некоего среднего человека, от которого остальные индивиды отклоняются в ту или иную сторону.

Детерминизм позволил психологии подняться на новый качественный уровень. Предположение о постоянстве среднего числа, то есть набора характеристик среднего индивида, позволило доказать существование реальности, сопоставимой с физической. Иными словами, психология с помощью математического аппарата может:

  • Предсказывать вероятность того или иного явления, например социальных волнений, революций.
  • Анализировать с помощью методов вариационной статистики поведение больших групп людей.
  • Предсказывать вероятность рождения людей, обладающих гениальными способностями.

Применение принципа в психологии

Новый виток в развитии психологии как отдельной отрасли знаний связан с выделением психических детерминант. Считается, что действие детерминант объективно, направлено на регулирование отношений между организмом и средой, в которую он помещен.

Так возник психический детерминизм, развитию которого способствовали многие известные ученые: Дарвин объяснил причины возникновения инстинктивного поведения, а также роль эмоциональной составляющей в адаптации; Сеченов ввел понятие чувствований и их сигнальной роли; Гельмгольц разработал систему построения образа.

Рекомендуем: Понятие гомеостаза в психологии

Совет

Современный детерминизм в психологии привел к возникновению течений, отрицающих главенствующую роль сознания в устремлении к достижению цели. Например, психоанализ выстраивает зависимость сознания от особенностей трансформации психической энергии индивида.

Сторонники теории полей утверждают, что существуют неуравновешенные «системы напряжений», которые являются движущими силами, влияющими на психику. Фрейдисты настаивают на том, что психическая энергия стремится к разрядке тем или иным способом, то есть не может безгранично накапливаться и должна быть истрачена.

Психологический детерминизм основывается на том, что внешняя среда включает не только природную зону обитания человека, а еще и социально-культурную, под влиянием которой и происходит развитие и становление личности. Это важный фактор осознания человеком себя как индивидуума, владеющего присущими только ему ценностями, духовными качествами, а также причастного к общности людей.

Отличительная особенность этого подхода в том, что человек может тратить свои духовные силы не только на адаптацию к окружающей среде, но и на противостояние. Например, в Средние века некоторые ученые были изгнаны или казнены инквизицией за отказ признать свои революционные открытия ересью.

Рекомендуем: Ассоциативная психология

Особое место в психологии занимает изучение влияния принципа детерминизма на микро- и макросоциум. В частности, изучение истории, этнографии, филологии различных народов позволило психологам выдвинуть гипотезу о социальной сущности человека.

Макросоциум способен подчинять человека детерминантам высшего порядка, отличным от примитивных физических и нервных раздражителей. Эти детерминанты порождаются не природой, а самими взаимодействующими людьми и определяют формы их бытия, уровня развития культуры и уровень развития общества в целом.

Микросоциум рассматривается психологией с точки зрения межличностных отношений и выявления детерминант, регулирующих эти процессы.

Психологи сосредоточиваются на анализе малых групп, например, семей, ведь эти взаимоотношения всегда оказывают решающее влияние на формирование и развитие личности.

Многие известные ученые, например Фрейд, утверждали, что изучение этого уровня взаимодействий позволяет выявить и снять многие психические травмы, полученные человеком в детстве.

Источник: http://www.grc-eka.ru/eto/determinizm.html

Принцип детерминизма

Принцип детерминизма означает, что психика определяется образом жизни и изменяется с изменением образа жизни.

Развитие психики животных определяется естественным отбором, а развитие сознания человека, — в конечном счете, законами общественного развития, законами развития способа производства.

Марксизм впервые в истории научной мысли дал последовательно материалистическое объяснение общественных явлений, раскрыл законы развития общества. Тем самым была создана реальная основа строго научного изучения специфики человеческих свойств психики, происхождения и развития сознания.

Обратите внимание

Принцип детерминизма связан с вопросом о природе психических явлений, их сущности. Детерминистический подход в психологии развивался в процессе освоения диалекти-ко-материалистического мировоззрения, в котором проблема детерминизма является одной из самых существенных. В философской борьбе начала XX в.

проблема детерминизма заняла центральное место. Детерминистический подход к психическим явлениям вытеснял интроспективную методологию и соответствующую ей организацию психологических исследований.

Отказ от понимания психики как замкнутого в себе образования, не детерминированного внешними воздействиями и не проявляющего своей сущности во внешней деятельности, разомкнул сферу психического развития для объективного исследования. Место самонаблюдения занял объективный метод.

Объективный метод состоял в организации психологических исследований, позволявшей: точно знать, что воздействует на человека; дать количественную и качественную характеристику этих воздействий; зарегистрировать внешние реакции, видимое поведение; соотнести раздражители.

Важным этапом в постепенной реализации принципа детерминизма было создание Л.С.Выготским культурно-исторической концепции. Впервые внимание исследователей было обращено на изучение специфики человеческих высших психических функций.

В культурно-исторической концепции была отчетливо сформулирована мысль о том, что природные механизмы психических процессов преобразуются в ходе онтогенетического развития человека под влиянием общественно-исторических факторов в результате усвоения человеком продуктов человеческой культуры, в ходе его общения с другими людьми.

Следующим этапом в реализации принципа детерминизма в советской психологии была идея о том, что во взаимоотношениях с окружающей средой внешнему миру противостоит и его воспринимает не просто человек, наделенный сознанием, а человек деятельный, активно воспринимающий объективную действительность и преобразующий ее. Восприятие социальных воздействий, усвоение культуры в самом широком смысле слова, осуществляется человеком в процессе активных его взаимодействий с внешним миром, в процессе его деятельности. Значение роли деятельности в формировании психических явлений подчеркивали С.Л.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев и др.

Принцип детерминизма в теории и практике психологии реализовался путем решения еще одной проблемы — психического развития, обучения и воспитания. В этой связи наиболее важным стал вопрос о движущих силах психического развития, от решения которого зависело то или иное понимание детерминизма в теории развития.

В процессе последовательного применения детерминизма для характеристики движущих сил психического развития в центре психологов постоянно находились вопросы о взаимоотношении биологического и социального в развитии психики, соотношении внутренних закономерностей и внешних воздействий, взаимоотношении развития и обучения и т.д. Хотя ряд из этих вопросов и до сих пор нельзя считать окончательно решенным, принципиальное материалистическое их понимание обусловлено детерминистическим подходом к проблемам психического развития.

Одной из линий реализации детерминистического подхода в психологии было решение проблемы отношения психики к деятельности мозга.

Основываясь на материалистическом положении о том, что психика есть функция мозга, психология, особенно под влиянием учения о высшей нервной деятельности, поставила своей задачей исследование механизмов деятельности мозга, в результате которой возникают психические явления. Детерминизм на этом этапе выступал как применение физиологических закономерностей к пониманию психических явлении.

Важно

До 50-х годов детерминистический подход не рассматривался как специально выделенный принцип советской психологии. В 50-е годы СЛ.

Рубинштейн подчеркнул его роль и сформулировал положение о том, что этот принцип имеет значение методологического принципа. Принцип детерминизма применен СЛ.

Рубинштейном для анализа природы и сущности психических явлений, он рассматривает их во всеобщей взаимосвязи явлений материалистического мира.

Источник: https://psyera.ru/2911/princip-determinizma

Принцип детерминизма: общая характеристика и сущность :

В различных статьях на тему научных достижений, а также вопросов философии и психологии то и дело проскальзывает словосочетание «принцип детерминизма». Термин этот существует уже довольно давно, но не все имеют о нем четкое и ясное представление. Что он означает и в чем его сущность? На эти и прочие подобные вопросы мы постараемся дать ответ в нашей статье.

Принцип детерминизма: в чем его суть

Современная наука в своем движении вперед руководствуется тремя главными принципами познания. К ним относятся принцип дополнительности, принцип соответствия и принцип детерминизма. Последний представляет собой подход, согласно которому все, что происходит в жизни, неслучайно и может быть объяснено какой-либо причиной.

В соответствии с этим принципом построены знания во всех конкретных науках. Другими словами, детерминизм – это, прежде всего, проявление причинности в виде совокупности обстоятельств, предшествующих по времени любому событию и вызывающие его появление.

Все явления и процессы в жизни связаны между собой, и их следует рассматривать как некую логическую цепочку. Первоначально классический (или лапласовский) детерминизм ограничивался только непосредственно влияющей причинностью, которую трактовали чисто механистически.

При этом объективная природа случайных явлений отвергалась, а вероятностные связи и вовсе выводились за пределы такого подхода. Современная наука понимает принцип детерминизма несколько шире.

Новая трактовка предполагает наличие всевозможных объективно существующих видов взаимосвязи между различными явлениями, которые могут быть незаметными на первый взгляд, то есть не иметь явного и очевидного причинного характера. К их числу относят функциональные зависимости, временные и пространственные корреляции и т.д.

К тому же в современной науке особенно важными оказываются именно соотношения неопределенностей, интервальных величин и нечетких множеств, которые можно сформулировать на языке статистики, и в этом отношении она сильно превосходит подход классической науки.

Принцип детерминизма в философии

Совет

Данное учение получило широкое распространение в философии. Латинское слово determino, от которого и произошел данный термин, переводится как «определяю». В философии этот принцип означает объективную закономерную взаимообусловленность и взаимосвязь вещей, явлений и процессов реального мира.

Помимо этого, он стал основой определенной концепции природы и структуры самих отношений детерминаций, которые проявляются в учении о закономерности, причинности, необходимости и многообразии существующих в мире видов и типов отношений детерминаций, а также в решении некоторых других проблем.

Являясь фундаментальной основой учения о бытии, этот принцип позволяет получить ответ на вопрос о том, выступает ли наш мир в своем развитии и существовании как неупорядоченный Хаос или упорядоченный Космос.

Другими словами, обусловлены ли события и наблюдаемые нами явления, носит ли эта обусловленность упорядоченный, регулярный или произвольный характер.

Принцип детерминизма в психологии

Данный подход также используется в науке, изучающей особенности поведения животных и человека. Здесь принцип детерминизма объясняет причины формирования психики. Согласно ему, наше поведение обусловлено и определяется результатом взаимодействия природных, биологических и социальных факторов. Из этого следует вывод, что человеческая психика изменчива и способна развиваться.

Источник: https://www.syl.ru/article/93653/printsip-determinizma-obschaya-harakteristika-i-suschnost

Принцип детерминизма (в психологии)

Принцип детерминизма — это принцип, требующий учитывать разнокачественное влияние реальных факторов, причин на развитие психических явлений. П.д., будучи общенаучным, организует различное построение знания в конкретных науках. Это обусловлено своеобразием их предмета и исторической логикой его разработки.

Применительно к психологии в развитии детерминизма, направляющего изучение и объяснение ее явлений, выделяются несколько эпох: предмеханический детерминизм, механический детерминизм, биологический детерминизм, психический детерминизм, макросоциальный детерминизм, микросоциальный детерминизм.

Веками шли поиски различных схем, объясняющих психическую жизнь (она обозначалась термином «душа»). Первой вехой на этом пути стало возникшее в древнегреческой философии учение — гилозоизм.

Природа представлялась в виде единого материального целого, наделенного жизнью. Гилозоизм не разделял материю органическую и неорганическую, жизнь и психику.

Из этой живой праматерии произрастают все явления без вмешательства к.-л. внешних творческих сил.

Обратите внимание

Душа, согласно гилозоизму, в отличие от древнего анимизма, мыслилась неотделимой от круговорота материальных стихий (воздуха, огня, потока атомов), подчиненной общим для всего космоса законам и причинам. Вершиной античного детерминизма стало учение Аристотеля.

В нем душа была понята как способ организации любых живых тел. Опора на новую биологию, к-рая в, отличие от гилозоизма, открыла своеобразие живого, отделив органическое от неорганического, позволила Аристотелю переосмыслить понятие о причинности.

Его важнейшим достижением стало открытие неотделимости души от живого тела как системы, имеющей целостную организацию.

Аристотель мыслил живое существо иным, чем др. природные тела, считая психическое по своей сущности биологическим (формой жизни). Он считал, что психические явления зависят не только от внешних воздействий, но и от ориентации на цель. Это детерминистское воззрение может быть названо прабиологическим (по отношению к биологии Нового времени).

Научная революция XVII в. создала новую форму детерминизма — механический детерминизм.

В эпоху перехода к мануфактурному производству с изобретением и использованием технических устройств схема их действия стала прообразом причинно-механической интерпретации всего сущего, включая организм и его функции.

Все психологическое наследие античности — учение об ощущениях, движениях, ассоциациях, аффектах — переосмысливается сквозь призму новых предметно-логических конструктов.

Их ядром послужило объяснение организма как своего рода машины, т. е. определенным образом организованной и автоматически действующей системы. Машина выступила в виде модели объяснения и человека, и природы. Первая фаза развития Д. в это время представлена психологическим учением Декарта.

Важно

Он отделил душу от тела, преобразовав понятие о душе в понятие о сознании, но также отделил тело от души, объяснив его работу по типу механизма, автоматически производящего определенные эффекты: восприятие, движения, ассоциации и простейшие чувства.

Восприятию (сенсорным феноменам) противопоставлялись врожденные идеи, телесным движениям (рефлексам) волевые акты, ассоциациям — операции и продукты абстрактного мышления, простейшим эмоциям — интеллектуальные чувства.

Эта дуалистическая картина расщепляла человека надвое (соответственно декартовой философии человек — это средоточие двух субстанций: не протяженной — духовной и протяженной — телесной).

Понятие об организме существенно изменилось в середине XIX в. под влиянием двух великих учений — Ч. Дарвина и К. Бернара. Жизни присуща целесообразность, неистребимая устремленность отдельных целостных организмов к самосохранению и выживанию, вопреки разрушающим воздействиям среды.

Дарвин и Бернар объяснили эту телеологичность (целесообразность) естественными причинами.

  • Первый — отбором и сохранением форм, случайно оказавшихся приспособленными к условиям существования.
  • Второй — особым устройством органических тел, позволяющим заблаговременно включать механизмы, способные удержать основные биологические процессы на стабильном уровне (впоследствии физиолог У. Кеннон, соединив бернаровские идеи с дарвиновскими, дал этому явлению специальное имя — гомеостаз).

Детерминация будущим, т.е. событиями, к — рые, еще не наступив, определяют происходящее с организмом в данный момент, — такова особенность биологического детерминизма в отличие от механического, не знающего др. причин, кроме предшествующих и актуально действующих.

При этом, как показал Ч. Дарвин, детерминация будущим применительно к поведению индивида обусловлена историей вида.

С этим была связана радикальная инновация в понимании детерминизма, к-рый отныне означал не «жесткую» однозначную зависимость следствия от причины, а вероятностную детерминацию.

Совет

Отстоять свое собственное место среди др. наук психология смогла лишь при условии открытия и изучения причинных связей и форм детерминации явлений, этим наукам неведомым и в их понятиях непостижимым.

Поскольку предметом психологии инициаторы ее обособления в самостоятельную, независимую от философии и физиологии (частью к-рых она прежде считалась) науку признали сознание как совокупность процессов во внутреннем мире субъекта, то на первых порах причинное основание для этих процессов усматривалось в пределах сознания, где они будто бы и начинаются, и кончаются.

Поэтому Вундт, провозгласивший психологию самостоятельной наукой, выдвинул формулу о «замкнутом причинном ряде», или, иначе говоря, о том, что одни явления сознания вызываются другими.

На смену вундтовской концепции, названной структурализмом, приходит вскормленный новыми биологическими идеями функционализм. Он сохранил прежнюю версию о сознании, но предпринял попытку придать ему роль деятельного агента в отношениях между интересами организма и возможностью их реализации.

Действие, исходящее от субъекта, рассматривалось как инструмент решения проблемы, а не механический ответ на стимул. Но конечной причиной самого телесного действия оставалось все то же, не имеющее оснований ни в чем внешнем, целеустремленное сознание субъекта, на к-рое возлагалась роль посредника между организмом и средой.

Функционализм, подобно структурализму, принимал в качестве предмета исследования данные в самонаблюдении феномены, т. е. чрезвычайно поздний продукт исторического развития.

Объективная телеология живого, объясненная с позиций детерминизма понятиями о естественном отборе Дарвина и о гомеостазе Бернара, подменялась изначально присущей сознанию субъективной телеологией.

Неудовлетворенность функционализмом вела к его распаду. Истинно психические детерминанты подобны тем,ск-рыми имеют дело др. науки. Они действуют объективно, т. е. независимо от сознания, служа постоянными регуляторами взаимоотношений между организмом и средой — природной и социальной. На рубеже XX в.

было открыто, что реалии, запечатленные в психологических категориях, не только могут быть объяснены действием природных или социальных факторов, но и сами исполнены активного детерминационного влияния на жизнедеятельность организма, а у человека — на его социальные связи. Содержание категорий психологического мышления, самосознание обрели смысл особых детерминант.

Система этих категорий выступила в методологическом плане как форма детерминизма, отличная от всех др. его форм. Это был психический детерминизм. С его утверждением никто не мог оспаривать достоинство психологии как самостоятельной науки.

Обратите внимание

Первые крупные успехи на пути перехода от биологического детерминизма к психологическому были сопряжены с разработками категорий образа, действия, мотива. Наиболее типично это запечатлело творчество Гельмгольца, Дарвина и Сеченова.

Наряду с теориями, стержнем которых служило причинное объяснение психики как творения природы, сложилось направление, ориентированное на изучение ее укорененности в социальной жизни людей.

В роли детерминант выступили столь же объективные, как и физические раздражители, но порождаемые не природой, а самими взаимодействующими между собой людьми, формы их социального бытия, их культуры.

С переходом от механической к биологической трактовке взаимодействия живых существ с природой на передний план выступило активное начало их поведения. Однако активность свелась к адаптации, к изменению действий организма в целях выживания в наличной среде, но без создания мира культуры.

Однако этот мир социален, ибо возникает в системе общественных отношений, и сущность человека не что иное, как совокупность этих отношений. Трудовое действие и познавательная активность представляют собой единое целое.

Анализ труда открывает качественное своеобразие человеческого общения, роль речи как особого орудия, опосредствующего создание и использование орудий труда и становление на этой основе принципиально новых психологических структур. В российской психологии советского периода возникло направление, ключевую категорию которого обозначил термин «деятельность».

Пионером ее разработки выступил М.Я. Басов, трактовавший человека как «деятеля в среде» и понимавший под деятельностью «предмет особого значения, такую область, к — рая имеет задачи, никакой др. областью знания неразрешимые». М.Я. Басов пригласил в руководимый им научный центр философа C.JI.

Рубинштейна, труды к-рого сыграли решающую роль в том, что в отечественной психологии утвердился в качестве доминирующего принцип «единства сознания и деятельности». Отталкиваясь от представлений Басова по поводу «морфологии» (строения) деятельности, А.Н.

Важно

Леонтьев разработал новаторский деятельностный подход, предложив концепцию предметной деятельности, между внешним и внутренним строением к-рой утверждаются детерминационные отношения. Тем самым заданные общественным характером труда факторы выступили в роли детерминант психической организации личности и ее развития (как в филогенезе, так и в онтогенезе).

В ином ключе объяснение детерминации психики было воспринято и развито Л.С. Выготским. Макросоциальные факторы выступили у него не в форме трудовой деятельности по освоению объектов природы, а в образе общения, опосредствованного знаками, значениями и др. ценностями культуры.

Поскольку общение является изначально межличностным, то, отграничив социальное (в виде понятий о производственных отношениях, классовой борьбе и др. постулатов аксиоматики марксизма) от духовно-куль- турных основ человеческого бытия, Л.С. Выготский в своем конкретно-научном изучении психики сомкнул макросоциальный уровень ее детерминации с микросоциальным.

Источник: https://potencial-school.ru/princip-determinizma-v-psixologii.html

Принцип детерминизма

Принцип детерминизма – довольно распространенный термин, который указывает на то, что психика человека, прежде всего, определяется его образом жизни, и, как следствие, способна претерпевать разного рода изменения параллельно с тем, как меняется образ жизни. Если у животных развитие психики идет простым путем через естественный отбор, то в отношении человека действуют более сложные законы – закон общественного развития и т.д.

Теория детерминизма

Впервые в науке рассуждения на эту тему пришли из теории марксизма, где дано материалистическое объяснение многих социальных явлений, а также открыты некоторые реальные законы развития общества. Именно этот материал и послужил основой для дальнейшего хода научной мысли в отношении некоторых специфических свойств человеческой психики и сознания.

Принцип детерминизма прежде всего связан с темой природы и сущности психических явлений. Развивающийся непосредственно во время процесса освоения диалектико-материалистического мировоззрения, подход детерминизм в психологии имел большую важность.

Во время ожесточенной философской борьбы, которая происходила в двадцатом веке, понятие детерминизма также стояло во главе угла.

Он стремительно обретал популярность и вытеснял многие более ранние концепции, например, интроспективную методологию и соответствующий ей подход.

Концепция детерминизма являла собой настоящий прорыв: если ранее психика считалась неким отдельным явлением, которое практически не поддается никаким влияниям извне и никак не проявляет свою сущность в жизни человека, то теперь психика была признана пластичной, гибкой, меняющейся и открытой для исследований.

На место субъективного самонаблюдения пришел объективный подход, который сразу же поднял массу психологических исследований.

Именно это позволило узнать, что способно воздействовать на человека, количественно и качественно охарактеризовать все открытые виды раздражителей, определить реакции и поведение и составить сопоставительную характеристику всех полученных результатов.

Совет

Ученый Л. С. Выготский привнес в науку важнейшую культурно-историческую концепцию. Именно это обращение привлекло внимание к специфике высших психических функций.

Самой важной в этой связи является мысль о том, что природные механизмы психических процессов изменяются в ходе онтогенетического развития человека, которое происходит под влиянием разного рода общественных и исторических факторов в результате того, что человек усваивает продукты человеческой культуры в ходе его взаимодействия с окружающими.

Учение о детерминизме продолжало свое развитие в рамках идеи ученых о том, что внешнему миру оказывается противопоставлен не только человек с конкретными особенностями психики, но человек в действии, способный не только воспринимать реальность, но и преобразовывать ее. Таким образом, социальный детерминизм подразумевает способность человеком воспринимать общественные действия,культуру в широчайшем смысле слова, а также взаимодействовать с миром в процессе своей деятельности.

Реализация принципа детерминизма

Один из вариантов, позволяющий рассматривать принцип детерминизма не на теории, а на практике, является решение проблемы того, как относится психика к деятельности мозга.

Считалось, что психика является одной из многочисленных функций мозга, и были проведены различные исследования, позволяющие выявить механизмы деятельности мозга, результатами которых в итоге становятся психические явления.

Таким образом, на определенном этапе детерминизм определял физические закономерности в отношении психики.

Источник: https://womanadvice.ru/princip-determinizma

Принцип детерминизма

Здравствуйте, уважаемые читатели наши!
Наша команда специалистов рада приветствовать на образовательном портале, где мы оказываем помощь в вопросах, связанные с самыми популярными дисциплинами, такими как русский язык, физика, менеджмент, психология и т.д. Вас интересует, в чем заключается основная суть принципа детерминизма? Обоснуйте главные понятия и определения на наглядных примерах.  

В начале хочется отметить, что психология многоступенчатая и многоуровневая. И для того, чтобы ее усвоить наиболее эффективно, рассмотрим следующие понятия, к которым мы будем обращаться по мере разбора данной темы: ЛИЧНОСТЬ, ПСИХОЛОГИЯ, ПРИНЦИП, ДЕТЕРМИНИЗМ.

  1. ЛИЧНОСТЬ – это относительно устойчивая целостная система интеллектуальных, морально-волевых и социально-культурных качеств человека, выраженных в индивидуальных особенностях его сознания и деятельности
  2. ПСИХОЛОГИЯ – это сложная и многоуровневая наука, которая изучает закономерности возникновения, развития, а также функционирования психики человека, а также группы людей.
  3. ПРИНЦИП – это такое основополагающее понятие, позволяющее объединить законы той или другой научной дисциплины в единую систему знаний.
  4. ДЕТЕРМИНИЗМ – это учение о всеобщей закономерной связи и причинной обусловленности всех явлений; противостоит индетерминизму и телеологии.

 
Какие же основные задачи решает принцип детерминизма? Стоит отметить, что современная наука в своем движении вперед руководствуется тремя главными принципами познания. К ним относятся принцип дополнительности, принцип соответствия и принцип детерминизма.  

Стоит дополнить, что именно данный подход также используется в науке, изучающей особенности поведения животных и человека. Здесь принцип детерминизма объясняет причины формирования психики.

Согласно ему, наше поведение обусловлено и определяется результатом взаимодействия природных, биологических и социальных факторов. Из этого следует вывод, что человеческая психика изменчива и способна развиваться.

 

Надеюсь, что данный урок прошел для Вас информативно, а главное интересно. Полагаю, что вы смогли подчеркнуть для себя что-то полезное. Если же остались какие-то незатронутые вопросы, помните, что Вы всегда можете задать волнующий вас вопрос, наша команда будет рада его рассмотреть и обосновать.

Удачи и успехов в творческой деятельности!

Источник: http://ru.solverbook.com/question/princip-determinizma/

Принцип детерминизма и его проявление в философии и психологии

Понятие детерминизм происходит от латинского слова determino – определяю, и в самом общем смысле значит некоторую закономерную обусловленность всех событий и явлений, происходящих в природе и жизни общества.

Данная категория обширно используется при описании и анализе разных явлений в широком круге наук и в обыденном сознании людей.

Вот поэтому, трактуется и интерпретируется принцип детерминизма достаточно обширно, зависимо от сферы научного познания, в какой он применяется, также от той методологической базы, на которой строится познавательно-аналитическая деятельность исследователя.

Обратите внимание

Принцип детерминизма в философии представляет собой учение, согласно которому хоть какой факт бытия, хоть какое явление в природе имеет полностью закономерную причину собственного возникновения и существования.

В этом смысле, принцип детерминизма противопоставляется индетерминизму, который предполагает под собой такую картину мироздания, в какой может быть все и этому нет оптимального разъяснения.

Самую ординарную форму причинности можно показать закономерностью: причина – следствие, при всем этом эта закономерность имеет последующие характеристики:

– временная последовательность, в какой причина всегда предшествует следствию;

– причина всегда выступает порождающим фактором по отношению к следствию;

– непрерывность, согласно которой хоть какое следствие наступает прямо за предпосылкой немедленно, без временного интервала;

– необратимость значит однозначность связи, другими словами причина не может выступать предпосылкой предпосылки, если она уже является предпосылкой следствия, в самом процессе воплощения причинности, причина не может занять место следствия, хотя хоть какое событие может быть сразу и предпосылкой и следствием;

– необходимость и всеобщность подразумевают, что при схожих критериях воплощения действия, одна по свойствам причина, закономерно и безизбежно, порождает одно и то же следствие.

Принцип детерминизма в психологии проявляется, исходя из собственного философского толкования и осознания, и представляет научную парадигму, согласно которой, все явления не являются случайными и имеют полностью определенную причину.

Применительно к психологии это выражается в том, что психологические явления опосредованы факторами, которые их породили и которые оказывают влияние на их существование.

Тут принцип детерминизма рассматривается как закономерность генезиса психологических и психических явлений от каких-то обстоятельств, предыдущих появлению этих явлений. При всем этом считается, что временная последовательность в появлении предпосылки и следствия не исчерпывает всех черт детерминизма.

Принцип детерминизма может проявляться как системный, другими словами когда характеристики отдельных частей системы опосредованы качествами системы в целом. Статистическая форма подразумевает, что при действии схожих обстоятельств, могут наблюдаться известные отличия в появлении следствий и другие.

Ранее господствующим способом в психологии была ориентация на механистическую форму проявления детерминизма, согласно которой он рассматривался как обусловленность психологических проявлений вещественными факторами.

Важно

Этот подход содействовал развитию познаний о рефлексах, девиантном поведении, аффектах и т.д.

Но в целом таковой подход является ограниченным, потому что рассматривает только наружные возмущения в качестве обстоятельств психологических явлений.

Включение мыслях естественнонаучного детерминизма в психологию содействовало, во-1-х, преобразованию психологии в самостоятельное научное познание, а во-2-х, она ориентировала методологию детерминизма на исследование собственных внутренних закономерностей появления причинно-следственных связей.

Источник: https://tipsboard.ru/princip-determinizma-i-ego-proyavlenie-v-filosofii-i-psixologii/

Принципы развития

К оглавлению

Из книги: Психология развития: Учебник для студ. высш. психол. и пед. учеб. заведений / Под ред. Т.Д. Марцинковской. – М., 2001 (стр.25-28)

 В психологии существует несколько методологических принципов, оказывающих большое влияние на задачи, решаемые ею, и на способы изучения духовной жизни людей. Важнейшими из них являются принципы детерминизма, системности и развития. Принцип развития — ведущий для той области психологической науки, которая описывает генезис психики. Однако прежде чем обратиться к анализу роли и способов влияния принципа развития, необходимо кратко остановиться на описании двух других методологических принципов и их места в психологии.

Принцип детерминизма подразумевает, что все психические явления связаны по закону причинно-следственных отношений, т.е. все, что происходит в нашей душе, имеет какую-то причину, которая может быть выявлена и изучена и которая объясняет, почему возникло именно то, а не иное следствие. В психологии существовало несколько подходов к объяснению возникающих связей.

Еще в античности ученые впервые заговорили о детерминизме, о существовании всеобщего закона, Логоса, который определяет, что должно произойти с человеком, с природой в целом. Демокрит, который разработал развернутую концепцию детерминизма, писал, что люди выдумали идею случая, чтобы прикрыть незнание дела и неумение управлять.

Позднее, в XVII в., Декарт ввел понятие механического детерминизма, доказывая, что все процессы в психике могут быть объяснены исходя из законов механики. Так появилась идея и о механической природе поведения человека, которое подчиняется закону рефлекса. Механический детерминизм просуществовал почти 200 лет. Его влияние можно увидеть и в теоретических положениях основателя ассоциативной психологии Д. Гартли, который считал, что ассоциации и в малом (психика) и в большом (поведение) кругах формируются и развиваются по законам механики Ньютона. Отголоски механического детерминизма можно найти даже в психологии начала XX в., например в теории энергетизма, которую признавали многие известные психологи, а также в некоторых постулатах бихевиоризма, например в идее о том, что положительное подкрепление усиливает реакцию, а отрицательное ослабляет.

Но еще большее влияние на развитие психологии оказал биологический детерминизм, который возник с появлением теории эволюции. В этой теории развитие психики определяется стремлением к адаптации, т. е. все, что происходит в психике, направлено на то, чтобы живое существо как можно лучше приспособилось к тем условиям, в которых оно живет. Тот же закон распространялся на психику человека, и почти все психологические направления принимали этот вид детерминизма за аксиому.

Последний вид детерминизма, который можно назвать психологическим, исходит из того, что развитие психики объясняется и направляется определенной целью. Однако в отличие от понимания цели в античности, когда она считалась заданной внешней по отношению к человеку силой, в данном случае цель присуща самому содержанию души, психики конкретного живого существа и определяет его стремление к самовыражению и самореализации — в общении, познании, творческой деятельности. Психологический детерминизм также исходит из того, что среда является не просто условием, зоной обитания человека, но культурой, которая несет в себе важнейшие знания, переживания, во многом изменяющие процесс становления личности. Таким образом, культура считается одним из самых значимых факторов, влияющих на развитие психики, помогающих осознанию себя как носителя уникальных духовных ценностей и качеств, а также как члена общества. Психологический детерминизм, кроме того, предполагает, что процессы, происходящие в душе, могут быть направлены не только на приспособление к среде, но и на противостояние ей — в том случае, если среда мешает раскрытию потенциальных способностей данного человека.

Принцип системности описывает и объясняет основные виды связи между разными сторонами психики, сферами психического. Он предполагает, что отдельные психические явления внутренне связаны между собой, образуя целостность и приобретая благодаря этому новые свойства. Однако, как и в исследовании детерминизма, изучение психологами этих связей и их свойств имеет длительную историю.

Первые исследователи тех связей, которые существуют между психическими явлениями, рассматривали психику как сенсорную мозаику, которая состоит из нескольких элементов — ощущений, представлений и чувств. По определенным законам, прежде всего по законам ассоциаций, эти элементы связываются между собой. Такой вид связи назвали элементаризмом.

Функциональный подход, в котором психику представляли как набор отдельных функций, направленных на реализацию различных психических актов и процессов (зрения, обучения и т.д.), появился, так же как и биологический детерминизм, в связи с теорией эволюции. Биологические исследования показали, что существует связь морфологии и функции, в том числе и психической функции. Таким образом было доказано, что психические процессы (память, восприятие и др.) и акты поведения могут быть представлены как функциональные блоки. В зависимости от вида детерминации эти блоки действуют по законам механики (как отдельные части сложной машины) или по законам биологической адаптации, связывая в единое целое организм и среду. Однако этот принцип не объяснял, каким образом при дефекте какой-то функции происходит ее компенсация, т. е. каким образом недостатки в работе одних отделов могут компенсироваться нормальной работой других (например, плохой слух — развитием тактильных или вибрационных ощущений).

Именно это и объясняет принцип системности, который представляет психику как сложную систему, отдельные блоки (функции) которой связаны между собой. Таким образом, системность психики предполагает ее активность, так как только в этом случае возможна и саморегуляция, и компенсация, присущие психическому даже на низших уровнях развития психики. Системность в понимании психики не противоречит осознанию ее целостности, идее «хоризма», так как каждая психическая система (прежде всего, естественно, психика человека) является уникальной и цельной.

Перейдем, наконец, к принципу развития, который утвержает, что тсихика постоянно изменяется, развивается, поэтому наиболее адекватным способом ее изучения является исследование закономерностей этого генезиса, его видов и стадий. Недаром к одному из наиболее распространенных психологических методов относится именно генетический.

Выше уже говорилось о том, что идея развития пришла в психо-югию с теорией эволюции, доказывающей, что психика изменяется вместе со средой и служит для адаптации организма к ней. Английский психолог Г. Спенсер впервые выделил стадии развития психики. Он изучал генезис психики, исходя из того, что психика человека есть высшая ступень развития, которая появилась не сразу, а постепенно, в процессе усложнения условий жизни и деятельности живых существ. Исходная форма психической жизни — ощущение, развилось из раздражимости, а затем из простейших ощущений появились многообразные формы психики, представляющие собой взаимосвязанные уровни становления сознания и поведения. Все они являются своеобразными инструментами выживания организма, частными формами адаптации к среде.

К ним относятся:

сознание – поведение,

ощущение – рефлекс,

чувства – инстинкт,

память – навык,

разум – волевое поведение.

Говоря о роли каждого этапа, Спенсер подчеркивал главное значение разума: он лишен тех ограничений, которые присущи низшим формам психики, и потому обеспечивает наиболее адекватное приспособление индивида к среде. Эта идея о связи психики, главным образом интеллекта, с адаптацией стала ведущей для психологии развития в первой половине XX в.

Принцип развития говорит, что существует два пути развития психики — филогенетический и онтогенетический, т. е. развитие психики в процессе становления человеческого рода и в процессе жизни ребенка. Исследования показали, что эти два вида развития имеют определенное соответствие между собой.

Как предположил американский психолог Г. С. Холл, это сходство связано с тем, что этапы развития психики зафиксированы в нервных клетках и передаются ребенку по наследству, а потому никакие изменения ни в темпе развития, ни в последовательности стадий невозможны. Теория, которая устанавливала эту жесткую связь между фило- и онтогенезом, получила название теории рекапитуляции, т. е. краткого повторения в онтогенезе основных стадий филогенетического развития.

Последующие работы доказали, что такой жесткой связи не существует и развитие может ускоряться или замедляться в зависимости от социальной ситуации, а некоторые стадии могут вообще пропадать. Таким образом, процесс психического развития нелинеен и зависит от социальной среды, от окружения и воспитания ребенка. В то же время невозможно игнорировать сходство, обнаруживаемое при сравнительном анализе процессов познавательного развития, становления самооценки, самосознания и т.д. у маленьких детей и первобытных народов.

Поэтому многие психологи (Э.Клапаред, П.П.Блонский и др.), изучавшие генезис психики детей, пришли к выводу о логическом соответствии, которое объяснятся тем, что логика становления психики, ее саморазвертывания, одинакова при развитии человеческого рода и развитии отдельного человека.

К оглавлению

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Блог Терапия, Терапия, ..

Детерминизм — это вера в то, что все человеческое поведение проистекает из генетических факторов или факторов окружающей среды, которые, однажды возникнув, очень трудно или невозможно изменить. Например, детерминист может утверждать, что гены вызывают у человека тревогу. Крайний детерминист будет утверждать, что тревогу, основанную на генах, нельзя изменить, в то время как умеренный детерминист будет утверждать, что генетическая основа тревоги затрудняет ее изменение.

История детерминизма

Детерминизм был философской позицией на протяжении сотен лет. Этот политический вопрос также вызывает горячие споры. Хотя философия отдельных детерминистов может быть разной, детерминизм обычно был консервативной философией. Например, некоторые биологические детерминисты в начале 20-го века утверждали, что биологические факторы делают чернокожих от природы менее умными, чем белых. Детерминизм часто использовался для отстаивания сексистских идей и защиты веры в то, что мужчины и женщины по своей природе различны и неравны.

В современной психологии детерминистами, скорее всего, будут генетические детерминисты, которые утверждают, что гены имеют первостепенное значение в определении личности, образа жизни и судьбы человека. Современные эволюционные психологи подверглись некоторой критике за то, что они генетические детерминисты. Многие эволюционные психологи избегают этого термина и утверждают, что они не защищают детерминированную философию. Кроме того, существуют экологические детерминисты. Экологический детерминист может утверждать, например, что ранние модели привязанности не могут быть изменены после того, как они установились.

Критика детерминизма

Многие ученые и политические организации критиковали детерминизм, утверждая, что он является неточным с научной точки зрения и служит поддержанию социальных норм. Биолог Стивен Джей Гулд написал знаменитую книгу под названием The Mismeasure of Man , предназначенную для борьбы с тем, что он считал детерминистскими наклонностями противоречивой книги The Bell Curve . Гулд проследил историю научного детерминизма и утверждал, что все детерминистские философии в конечном итоге оказываются неверными.

Многие ученые сейчас утверждают, что споры о природе и воспитании закончились и что личность действительно определяется сочетанием природы и воспитания. Они указывают на то, что ни один фактор не может повлиять на человеческое развитие и что биологический детерминизм — это чрезмерно упрощенная философия. Многие ученые также считают, что бихевиоризм, отстаивающий верховенство окружающей среды, также является чрезмерно упрощенным.

Каталожные номера:

  1. Гулд, С. Дж. (1996). Недоразумение человека . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.
  2. Ланкастер, Р. Н. и Ди, Л. М. (1997). Читатель по гендерным вопросам / сексуальности: Культура, история, политическая экономия . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.
  3. Сигель, Д. Дж. (1999). Развивающийся ум: к нейробиологии межличностного опыта . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Последнее обновление: 5.08.2015

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Детерминизм: определение и примеры — видео и стенограмма урока

Детерминизм и причинность

Детерминизм связан с идеей причинности , которая представляет собой отношения между причиной и следствием. При определенных условиях событие повлечет за собой результат. Возьмем человеческий пример. Допустим, вы едете по дороге, и человек в машине, идущей к вам, пишет на мобильный телефон текстовые сообщения. Водитель вас не видит, и вы уклоняетесь от машины, но попадаете в почтовый ящик соседа.Причина аварии заключалась не в том, что вы свернули, а в том, что другой водитель разговаривал по мобильному телефону во время вождения. Эффект касался почтового ящика, но избегал удара другого водителя.

Теперь предположим, что у вас есть ведро с водой, и вы ставите его на улицу в морозный день. Что случится? Вода замерзнет. В этих условиях это единственно возможный исход. Эти примеры совершенно разные, но детерминисты считают, что один и тот же результат случился бы независимо от того, кто вел машину или кто ставил ведро с водой на улицу.Результаты обоих этих очень разных сценариев предопределены.

Пример детерминизма против свободы воли

Детерминизм, возможно, легче понять, когда мы думаем о мире природы. Мы знаем, что вода замерзнет при определенной температуре; но как насчет нашего социального мира, когда мы говорим о людях? Детерминисты склонны не верить в концепцию свободы воли , или нашу способность делать собственный выбор и направлять свою жизнь.Имея свободную волю, мы можем выбирать результаты. Однако детерминисты считают, что это невозможно, потому что наши исходы и обстоятельства уже решены за нас.

Например, представьте себе человека, совершившего тяжкое преступление. Почему этот человек так поступил? С точки зрения детерминиста, к решению о совершении преступления привел ряд факторов. Другими словами, было очень предсказуемо, что этот человек собирается совершить преступление. Детерминист будет утверждать, что решение совершить поступок было вызвано особым воспитанием человека.Это известно как предварительное условие , и если бы другой человек был воспитан в тех же самых обстоятельствах, он или она совершили бы такое же преступление, потому что это единственный результат, который возможен при данных обстоятельствах.

Детерминизм против фатализма

Важно отметить, что концепция детерминизма отличается от идеи фатализма , которая предполагает, что все определяется божественным или духовным существом. Другими словами, фаталисты верят, что нашим действиям суждено произойти, и их решит высшее существо.Детерминисты отвергают эту идею и не верят в существование бога или другого духовного существа.

Так что насчет личного выбора? Разве мы не выбираем что-то делать? Разве этот человек по мобильному телефону не решил написать текст во время вождения, вместо того, чтобы ждать прибытия в пункт назначения? Можно предположить, что водитель текстовых сообщений несет ответственность за поврежденный почтовый ящик, потому что она выбрала текст и водить машину. Однако детерминист предположил бы, что на самом деле у нее никогда не было выбора, потому что все ее действия были предопределены.

Краткое содержание урока

Вы когда-нибудь слышали припев: «У всего есть причина?» Это касается некоторых важных моментов детерминизма. Как философская идея, детерминизм — это вера в то, что все происходит из-за ранее существовавшего набора обстоятельств, которые находятся вне нашего контроля, что связано с идеей причинности , которая представляет собой отношения между причиной и следствием. Для детерминистов у нас не так много свободы воли , которая является нашей способностью делать наш собственный выбор и направлять свою жизнь, решать, что с нами происходит, если вы спросите детерминиста.Детерминисты отличаются от фаталистов , которые верят, что все происходит из-за божественного вмешательства.

Детерминизм — известные психологи, поведение и законы

Научная перспектива, которая определяет, что события происходят совершенно предсказуемым образом в результате естественных и физических законов.

С древних времен происхождение человеческого поведения приписывалось скрытым или мистическим силам. Греческий философ Демокрит предположил, например, что объекты в нашем мире состоят из атомов; Среди этих «объектов» была душа, состоящая из более тонких, гладких и сферических атомов, чем другие физические объекты.Он отверг концепцию свободы воли и утверждал, что все человеческое поведение является результатом предшествующих событий. Некоторые философы выдвинули аргумент, что человеческое поведение детерминировано, хотя большинство сопротивлялось идее о том, что люди просто реагируют на внешние события и не выбирают поведение добровольно.

Существует очевидная дилемма в объяснении человеческого поведения с помощью психологических принципов. С одной стороны, если психология — это наука о поведении, тогда должны быть законы, позволяющие предсказывать поведение, точно так же, как существуют законы гравитации для предсказания поведения падающего объекта.С другой стороны, возражения были выдвинуты людьми, которые считают, что люди контролируют свое собственное поведение и обладают свободой воли. Часть разногласий связана с концепцией разума и тела как отдельных сущностей. С этой точки зрения разум может не подчиняться тем же законам, что и тело. Вильгельм Вундт (1832-1920) попытался провести различие между детерминизмом и индетерминизмом, предположив, что психологические процессы могут быть творческими и свободными, тогда как физиологические процессы в мозге были детерминированными.Однако этот аргумент не решает проблемы психологии, потому что психологи считают психические процессы подходящими для изучения в рамках научных рамок и, таким образом, подчиняются научным законам.

Другие психологи, такие как Уильям Джеймс , который интересовался религией и верил в свободу воли, признали этот конфликт, но не хотели отказываться от концепции, что поведение не является свободным. В какой-то момент он предположил, что разум и тело действуют в тандеме, тогда как в другом случае он пришел к выводу, что они взаимодействуют.Ясно, что Джеймс боролся с проблемой и, как и другие, не смог ее решить. Бихевиористы были наиболее очевидными сторонниками детерминизма, начиная с года Джона Б. Ватсона , который утверждал, что среда была единственной причиной поведения, и который сделал одно из самых известных детерминистских утверждений за всю историю: «Дайте мне дюжину. здоровые младенцы … и мой собственный особый мир, в котором они будут их воспитывать, и я гарантирую, что возьму любого наугад и обучу его, чтобы он стал специалистом любого типа, которого я выберу — врачом, юристом, художником, торговцем, начальником и, да, даже нищий и вор.«

Однако наибольшее влияние в этой области оказал психолог Б. Ф. Скиннер . Он занял позицию, названную радикальным бихевиоризмом , которая игнорировала свободу воли и внутренние причины поведения. Скиннер утверждал, что любое поведение определяется посредством подкреплений и непредвиденных обстоятельств, то есть образца подкреплений и наказаний в жизни человека. Хотя критики утверждали, что концепция детерминизма Скиннера лишает людей их человечности, он утверждал, что его подход действительно может привести к более гуманным обществам.Например, если люди не несут ответственности за негативное поведение, их нельзя наказывать, поскольку они не могут контролировать свое поведение. Вместо этого следует изменить среду, которая усиливает нежелательное поведение, чтобы желаемое поведение получало подкрепление и учащалось.

Зигмунд Фрейд определил детерминизм в терминах бессознательного и утверждал, что поведение вызывается внутренними, ментальными механизмами. В некотором смысле Фрейд был более радикальным, чем Скиннер, признавший, что некоторые виды поведения непредсказуемы.Основное различие между Фрейдом и Скиннером заключалось в происхождении причинной связи; Фрейд верил в лежащие в основе физиологические процессы, в то время как Скиннер сосредоточился на внешних причинах. Таким образом, хотя фрейдисты и скиннеры различаются почти во всех мыслимых аспектах, у них есть по крайней мере одна общая черта в их опоре на детерминизм.

Те ученые, которые считают, что поведение детерминировано, осознали сложность составления точных прогнозов. Таким образом, они разработали концепцию статистического детерминизма.Это означает, что, несмотря на то, что поведение определяется фиксированными законами, прогнозы никогда не будут идеальными, потому что очень много различных факторов, большинство из которых неизвестны, влияют на действия, которые в целом приводят к точным прогнозам. Недавно разработанная теория хаоса связана с предсказаниями сложных событий, таких как поведение. Эта теория предполагает, что в причинно-следственной ситуации небольшие различия в начальных условиях могут привести к очень разным результатам. Эта теория поддерживает идею о том, что поведение не может быть полностью предсказуемым, даже если оно может быть продиктовано фиксированными законами природы.

Аргументы в пользу детерминизма

Аргументы в пользу детерминизма

Аргументы в пользу детерминизма

Герман Х. Хорн

Герман Харрелл Хорн (1874-1946) преподавал философию и преподавал в ряде выдающихся американских университетов и опубликовал множество книг и статей. Его самая известная работа, Демократическая философия образования (1932), была критический анализ образовательных теорий Джона Дьюи.

Излагая эти аргументы, наша цель — быть краткими, систематическими, исчерпывающе и настолько убедительно, насколько позволяет случай. С этой целью аргументы были сгруппированы по связанным заголовкам, всего девять, что представлялось уместным. Эти аргументы не были взяты из конкретных детерминистов, но представляют собой общее сжатие основных черт детерминированного взгляда на жизнь. В виде мы читаем, мы можем почувствовать, что все мы можем быть детерминистами на основании этих аргументы; по крайней мере, нам было хорошо так почувствовать, прежде чем переходить к какому-либо критика позже.Аргументы следующие:

1. Аргумент из физики
Этот аргумент опирается на гипотезу сохранения физических энергия. Согласно этой гипотезе, сумма физической энергии в мир есть константа, подверженная трансформации из одной формы в другую, как из тепло к свету, но не подлежит ни увеличению, ни уменьшению. Это значит, что любое движение любого тела полностью объяснимо с точки зрения предшествующего физического условия.Это означает, что действия человеческого тела вызваны механическими причинами. предшествующими состояниями тела и мозга, без какой-либо ссылки на разум человека, его намерениям и целям. Это означает, что воля человека не является одной из причин, способствующих его действию; что его действие физически определяется во всех отношениях. Если состояние воли, которое является ментальным, вызвало действие тела, которое является физическим, настолько сильно физическое энергия мира будет увеличиваться, что противоречит гипотезе общепринято физиками.Следовательно, для физики воля человека — это не вера. cama в объяснении физического движения.

2. Аргумент из биологии
Обсуждения эволюции во второй половине девятнадцатого века. век выдвинул этот аргумент на передний план. Аргумент опирается на гипотеза биологии о том, что любой организм адекватно объясняется ссылкой на его наследственность и окружающая среда. Это две реальные силы, диагональ параллелограмм которого полностью объясняет движения организма.Любое существо представляет собой совокупность способностей и реакций на раздражители. Возможности, которые он получает по наследству стимулы исходят из окружающей среды. Ответы, относящиеся к менталитет животного — это следствие унаследованных склонностей стороны и раздражителей окружающей среды, с другой стороны. Источники объяснения считаются адекватными для низших животных; почему бы и не для человека, высшее животное?

3. Аргумент физиологии
Когда мы переходим от физики, с одной стороны, к биологии и физиологии, с другой стороны, другие, от физических до естественных наук, следует отметить, что естественные науки, имеющие дело с живой материей, заимствовали их методы объяснение из физических наук физики и химии, которые имеют дело с неодушевленная материя.Сегодня наука склонна отвергать любую форму «витализма». как принцип объяснения, «витализм» подразумевает, что живые принцип в некотором смысле является причиной. Это ясно проявится в аргументе за детерминизм, основанный на физиологии.

Этот аргумент основан на гипотезе, ставшей известной Хаксли, что человек — это сознательный автомат. Существование сознания нелегко отрицать любой человек. Но его эффективность отрицается этой физиологической теорией. Все действия человека соответствуют автоматическому типу, несмотря на их сложность, и эти действия сопровождаются сознанием, которого, однако, нет в цепочка причинных явлений, но стоит снаружи как «эпи-феномен», использовать слово Хаксли.Человек в своих поступках действительно представляет собой обширный комплекс рефлекторные действия, совокупность физических сил, уравновешенных друг с другом. мужчина является сознательной машиной, действия которой, однако, никоим образом не связаны с его сознательные цели.

Теория о том, что люди являются машинами, может вызывать отвращение у наших чувств, но есть Есть много причин, которые делают его привлекательным для научного интеллекта. Можно возразить, что дела людей слишком сложны, чтобы быть делами машины не направляется сознанием, но, как убеждал Спиноза, мы на самом деле не знаем пределы действий организма, как и любой сомнамбул, не руководствуясь своим бодрствованием сознание, проиллюстрирую.Теория, кроме того, характеризуется эта простота, столь дорогая как схоластам, так и ученым, как знак правда. Теория дает непрерывный принцип объяснения поведения согласно теории рефлекторного действия, не обращаясь к нефизической и прерывающая причина. На самом деле тоже неизвестно, как сознание могло перемещать молекулу в мозгу, хотя популярный ум готов утверждать, что она делает. Более того, эта точка зрения согласуется с общепринятой теорией. наукой о единообразии природы, без каких-либо перерывов со стороны нефизический источник.Если человек — сознательный автомат, акт свободной воли, когда выбор определял поведение, было бы чудом. Но это против всего основы науки, позволяющие чудо в смысле временного приостановление естественного порядка. В физиологии душа — это не причина. Это очень естественно, что рядовые практики, воспитанные на строго научных физиологии, следует отвергать психических целителей любого типа, и что на теоретические, а также практические основы.

4. Закон причинно-следственной связи
Из приведенных здесь аргументов очевидно, что каждый из них обращается к определенное использование закона причинности. Теперь мы должны сформулировать аргумент, основанный на этот закон. Закон причинности — это тот закон, который никто бы не стал отрицать; это просто и бесспорно утверждает, что у каждого следствия есть причина. Никто действительно не может думать иначе. Фактически, причинно-следственная связь, как показал Кант, является одним из способов, которыми мы должен думать; это, как он говорит, форма мышления a priori ; мы не сделали учимся на собственном опыте мыслить причинно, но, скорее, рассуждая причинно, мы помогаем составлять опыт.Ум не столько переживает причину, сколько причину опыт.

На этом основании аргумент в пользу детерминизма исходит из следующего: следствия имеют одинаковые причины, следствие подобно причине, на самом деле следствие причина изменилась, поскольку молния есть следствие предыдущего электрические условия. Конечно, человеческое действие — это физический эффект; следовательно, мы должны ожидать найти только физическую причину; следовательно, любое нефизическое, психическое причина исходит из природы случая исключена, следовательно, конечно, человеческая воля ничего не влияет.Действия человека, собаки, дерева, камня — все одинаково предшествующим физическим условиям, которые сами по себе как причины определяют последствия. Мы больше не объясняем молнию в психических терминах — как молнии Юпитера; нет Более подробно мы должны объяснять поступки человека, ссылаясь на намерения его души.

5. Аргумент научной философии природы
Этот аргумент был отчасти предвосхищен в предыдущем абзаце. Это является лишь обобщением всех четырех предыдущих аргументов.Философия природа — это общая теория, объясняющая все явления природы. Теперь идеал научного объяснения в физике, химии, биологии, физиологии и везде механически. События не происходят потому, что кто-то или кто-то хочет им случиться; они случаются, потому что они должны случиться; они случаются потому что они должны. И дело науки — найти эту необходимую связь. между явлениями природы. Вселенная, согласно этой гипотезе, целая и часть, регулируется действием механического закона.Царство закона универсальный. Человек — очень маленькое существо на маленькой земле, которая сама по себе сравнительно небольшая планета в одной из меньших солнечных систем бесконечно большое количество солнечных систем, частично заполняющих бесконечное пространство. Вселенная — это физический механизм, в котором правит закон, а человек — лишь наименьшее часть этой универсальной машины. Как тогда он может поступить иначе, чем он делает? А один-единственный акт свободной воли внесет во вселенную каприз, прихоть, случай чьи действия так механически детерминированы, что всеведущий наблюдатель настоящее может безошибочно предсказать все будущее.. . .

Предположим, теперь мы переходим от объективных наук о природе к субъективным. науки о человеке, науки, изучающие умственные вещи, чтобы увидеть, как детерминизм защищает себя здесь в самых областях воли.

6. Психологический аргумент
Типичная субъективная наука — это психология. Последние пятьдесят лет замечательный девятнадцатый век увидел психологию, доселе рациональную и интроспективный, проникнутый научными методами наблюдения, эксперименты и объяснения.Поскольку методы науки исключают свободу воли, естественно, что большинство современных научных психологов психологов по крайней мере, детерминистов. Оплакиваемый профессор Джеймс — известный исключение, но его психология подверглась наибольшей критике со стороны его товарищей только на основание его «ненаучного» сохранения свободы воли. В виде иллюстрируя современное отношение к свободе, следующие несколько можно процитировать презрительную и уклончивую ссылку: «Мы можем болтать столько, сколько нам нравится свобода воли, никто из нас полностью не свободен от эффекты этих двух великих влияний [наследственность и окружающая среда].Между тем, каждый из нас имеет всю свободу, которую может пожелать любой храбрый, нравственный натуру, , т.е. человек. свободу делать все, что в его силах, твердо веря в то, что, как бы ничтожно ни было его настоящее нет ничего лучше самого лучшего ». 1 вопрос не в том, «полностью ли мы свободны» от этих влияний, но свободны ли мы вообще.

Психологические защитники детерминизма ссылаются на гипотеза психологии « а именно., нет психического состояния без соответствующее состояние мозга; что состояние мозга следует рассматривать как объяснение психического состояния, поскольку последовательные психические состояния не имеют количественные измеримые отношения; что само состояние мозга должно быть объясняется не ссылкой, в свою очередь, на психическое состояние, а ссылкой на предшествующее состояние мозга. Таким образом, цепь физических причинно-следственных связей не разорвана; это не требует пояснений; это также объясняет ментальный ряд; но ментальный ряд в Turn ничего не объясняет с физической стороны.Эта рабочая гипотеза эффективно исключить сознательную волю из всякого действа. В пользу эта гипотеза как рабочая основа психологии, следует отметить, что наша современные знания о локализации функций мозга, афазий, безумие, во многом зависит от него.

Психология также подчеркивает наше незнание реальных отношений разум и мозг, и подчеркивает нашу неспособность представить, как внимание может изменить состояние мозга, хотя именно такой эффект приписывается вниманию в некоторые теории свободы воли.

Психология как наука о разуме также имеет свои предпосылки уважения закона. Если мы хотим понять ментальную область, она также должна иметь свои законы. Эти законы должно быть без каких-либо исключений, таких как свобода воли. Это бизнес психологии как науки, чтобы отрицать исключения и открывать законы. . . .

Один из этих законов глубоко затрагивает наш текущий вопрос. Это закон мотив. Он утверждает, что нет действия воли без мотива и что самый сильный мотив определяет волю.Действие всегда согласуется с самый сильный мотив, и мотивы обеспечиваются наследственностью или окружающая среда, или и то, и другое. Как можно было выбрать более слабый из двух мотивов?

Психологи лучше других осведомлены об открытии чувства свободы к самоанализу. Мужчины часто чувствуют, что они вправе принимать решения двумя способами. Такое ощущение, однако, психологи не считают доказательством этого факта. свободы. Ум часто лелеет ложные мнения относительно фактов; заблуждения — одно из самых распространенных психических явлений.Шопенгауэр, в частности, признал, что мужчины иногда чувствовали себя свободными, в то время как он отрицал, что они действительно бесплатно. Прямой посох выглядит изогнутым в чистой лужице, и его нельзя заставить выглядят иначе, несмотря на его прямолинейность и несмотря на наши знания по факту. Если бы мы никогда не видели его вне пула, мы, вероятно, должны были бы подтвердить это было криво. Так что большинство людей, судя по внешнему виду, верят в свободу потому что они чувствуют себя свободными. Таким образом, существует возможность общего обман, уважающий эту веру в свободу.Эта возможность ценится, если мы вспоминаем некоторые гипнотические явления. Мужчина может, хотя и бодрствовать, под воздействием постгипнотического внушения отдать часть своего имущества; затем он может подписать заявление о том, что он сделал это по своей доброй воле и согласию; зрители знают иначе. . . .

7. Аргумент социологии
Социологи переписали вопрос о свободе воли по-своему. Они вынули его из региона человека и поместили в регион соц.Это очень плодотворное занятие, потому что человек действительно живет и действует в обществе, а не изолированно. Теперь, в обществе, законы, управляющие подражания и внушения. Члены толпы не могут свободно решение; они следуют за лидером. Сам лидер не вольно решение; он увлечен какой-то идеей в своем уме, он задумал позади. Таким образом, поступки человека можно проследить до поступков других и его собственных. доминирующие идеи. Итак, наука о действии действия мужчин в группах становится возможным благодаря утверждению социального детерминизма и отрицанию индивидуального Свобода.

Очень показательная иллюстрация того, что кажется свободным поворотом детерминизм обеспечивается применением статистических методов учусь на социологию. Предполагаемые действия свободной воли действительно способны предсказывать в масса. Один решает жениться; он говорит, что делает это по собственному желанию и согласие; многие другие поступают так же. Но статистик может заранее предсказать примерное количество браков, которые состоятся в следующем году.Разве это не было предопределено, таким образом, характером социальных ситуаций, что так много браки будут происходить? Как иначе объяснить предсказание? И если возможен прогноз, как же тогда браки были по доброй воле? Просмотрено таким образом, в целом, действия свободной воли подчиняются общим законам. Верно, без такой законности, такой предсказуемости, как могло бы общество строить свои планы и взять на себя ответственность? Итак, социология как наука выступает за детерминизм.

8.Аргумент этики
Интересы этики в таких вопросах, как долг, обязательство, совесть, награда и обвинение особенно тесно связаны с доктриной свободы в глаза многих. Тем не менее, есть также этический аргумент в пользу детерминизма. Это работает следующим образом: характер человека определяет его поступки, он отвечает за действие его собственное; он совершил это, потому что, будучи человеком, он не мог сделать иначе. Если бы его поступок был результатом свободной воли, никто не мог бы на него рассчитывать, он был бы безответственным агентом.Просто потому, что он связан своим характером, он надежный. Если его действия хороши, его следует поздравить с его характер, которого не слишком хвалят; если его поступки плохи, его следует пожалеть за его характер, не осуждаемый слишком сильно. Он вознагражден не потому, что мог сделать в противном случае, но как дань стабильности его характера и как стимул для продолжения правильного действия. Он наказан, опять же не потому, что ему не нужно было сделал неправильно, но чтобы помочь ему поступить правильно в следующий раз.Все наши наставления, обличения, а исправление других предполагает, что они могут определяться такими влияниями. Таким образом, весь набор этических категорий может быть прочитан в детерминистических терминах: и действительно так читаются многими этическими мыслителями и писателями, начиная с Сократ, считавший, что правильные идеи определяют правильное поведение. Некоторые практические учителя говорят, что, веря в свободу для себя, они должны верить в детерминизм для своих учеников. Во всяком случае теория поведения, этика попыток, не обязательно направлено на защиту свободы.. . .

9. Теологический аргумент
… Теологический аргумент в пользу детерминизма звучит примерно так: Бог всеведущ, поэтому Он знает, что я собираюсь делать, поэтому мне нечего делать, кроме того, что H знает, что я собираюсь сделать, следовательно, но одна реальность, а не две возможности, ожидающие меня в будущем; поэтому я не свободен поступать иначе, чем я должен делать, когда придет время. Таким образом, доктрина Предвидение Бога исключает свободу выбора человека.Но отрицать предвидение Бога было бы унизительно для Его достоинства …

1

Энджелл, «Психология», 4-е изд., Нью-Йорк, 1908, стр. 437.

Перепечатано с разрешения Macmillan Publishing Co., Inc. из Free Will and Human Responsibility Германа Х. Хорна. Авторское право 1912 г., Macmillan Publishing Co., Inc., возобновленная в 1940 году Херманом Харреллом Хорном.

типов детерминизма — Стипендия Оксфорда

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (Оксфорд.Universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 25 июля 2021 г.

Глава:
(стр.65) §12 Типы детерминизма
Источник:
Свобода воли
Автор (ы):

Дж. Р. ЛУКАС

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780198243434.003.0012

В разное время выдвигались четыре вида детерминизма, которые, как считалось, угрожают свободе воли и человеческой ответственности. Это: логический детерминизм, теологический детерминизм, психологический детерминизм и физический детерминизм. Логический детерминизм утверждает, что будущее уже зафиксировано так же неизменно, как и прошлое. Теологический детерминизм утверждает, что, поскольку Бог всеведущ, Он знает все, включая будущее.Психологический детерминизм утверждает, что существуют определенные психологические законы, которые мы начинаем открывать, что позволяет нам предсказывать, обычно на основе своего опыта в раннем младенчестве, как мужчина будет реагировать на различные ситуации на протяжении своей дальнейшей жизни. Физический детерминизм основан на существовании физических законов природы, многие из которых были действительно открыты и в истинности которых мы можем разумно надеяться быть вполне уверенными, вместе с утверждением, что все другие особенности мира зависят от физических факторов.

Ключевые слова: логический детерминизм, теологический детерминизм, психологический детерминизм, физический детерминизм, свобода, воля, ответственность

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка. Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста свяжитесь с нами .

Детерминизм — обзор | Темы ScienceDirect

7 Мозги подростков

Наука о мозге становится все более популярной с 1990-х годов, особенно в отношении мозга подростков (например, в отношении мозга подростков).г., Кейси, Гетц и Гальван, 2008; Крон, 2009; Гальван, 2012; Giedd et al., 2012; Кун, 2006; Паус, 2009; Копье, 2010; Штейнберг, 2009). Очевидно, что мозг имеет решающее значение для познания, поведения и развития человека. Однако, учитывая твердую приверженность концепции подростковой иррациональности, нам следует с осторожностью относиться к заявлениям о том, что мозг подростка и взрослого человека различаются способами, ограничивающими рациональность подростков (Payne, 2012b). Как мы видели, психологические данные в подавляющем большинстве опровергают бесчисленные утверждения о том, что подростки категорически отличаются от взрослых рациональной компетентностью или иррациональными наклонностями.

В этом разделе я предполагаю, что категоричные утверждения о мозге подростков являются результатом неправильной классификации, вольных предположений, ложных предположений о незрелости, неоправданного редукционизма и упрощенного детерминизма. Наш мозг меняется на протяжении всей нашей жизни, и мы не смогли бы прожить свою жизнь без него, но в «мозге подростка» нет ничего особенного, что оправдывает предсказание категориальных различий в рациональной компетентности или поведении между подростками и взрослыми. Более того, любое подобное предсказание не подтверждается психологической литературой, которая (как мы неоднократно видели) не показывает таких различий.

Начиная с классификации, основные анатомические и физиологические особенности человеческого мозга универсальны для всех человеческих видов и возникают задолго до подросткового возраста. Раннее развитие мозга включает в себя ряд качественных изменений, которые могут быть основой для категориальных различий между возрастными группами в зависимости от того, возникла ли конкретная структура или функция. Но изменения в мозге за пределами детства гораздо более тонкие и индивидуализированные. Некоторые такие изменения коррелируют с возрастом в подростковом и юношеском возрасте, но нет никаких доказательств наличия какой-либо структуры мозга или режима церебрального функционирования, общих у взрослых, но редко у подростков.Говорить о «мозге подростка», как если бы он категорически отличался от «мозга взрослого», противоречит имеющимся данным и, таким образом, является ошибочной классификацией.

Вторая проблема — это свободные предположения (Payne, 2012a, 2012b). Даже в той степени, в которой мозг различается, мы очень мало знаем о сложных взаимосвязях между (1) анатомией и физиологией мозга и (2) познанием и поведением (Giedd et al., 2012). В отсутствие таких знаний мы просто предполагаем, что любое различие, которое мы можем найти между мозгом подростка и взрослого, является доказательством подростковой иррациональности.Фактически, различия в мозге в значительной степени используются для объяснения несуществующих поведенческих феноменов. Текущая литература, например, изобилует весьма спекулятивными отчетами о том, как возрастные тенденции в развитии мозга могут объяснить принятие подростками риска (например, Steinberg, 2011; Galván, 2012), несмотря на отсутствие поведенческих доказательств (как отмечалось ранее. ), что в принятии риска подростков как группы есть что-то особенное, что требует специального объяснения.

В-третьих, учитывая невозможность сказать, что не так с мозгом подростков, распространенной альтернативой является ярлык «незрелый».Это означает, что они находятся на пути к более высокому уровню развития, которого предположительно достигли взрослые, не говоря уже о том, из чего именно состоит этот более высокий уровень. Как на биологическом, так и на психологическом уровнях мы, безусловно, можем определить состояния зрелости, достигаемые практически всеми подростками, которых дети еще не достигли, но нет состояния зрелости мозга, достигнутого большинством или всеми взрослыми, но еще не наблюдаемого в подростковом возрасте. Многие люди продолжают развиваться далеко за пределами детства, и их мозг отражает их прогресс в развитии, но не существует естественного и универсального состояния зрелости, ожидающего своего достижения.

В-четвертых, существует проблема редукционизма (Brown & Smith, 2002; Gottlieb, Wahlsten, & Lickliter, 2006; Hood, Halpern, Greenberg, & Lerner, 2010; Overton, 2006). Интерпретации исследований мозга, особенно в популярной прессе, часто сводят психологию к нейробиологии. Мозг устроен так, как будто он вызывает и, таким образом, объясняет поведение. Однако кажется очевидным, что мы больше, чем наш мозг, и что то, что мы делаем, нельзя объяснить просто как продукт нашего мозга. Мы — сложные саморегулирующиеся организмы, взаимодействующие с другими такими организмами в динамической и гетерогенной среде (Overton, 2013).

В более общем плане редукционистские объяснения не признают или не объясняют возникающие явления. Рассмотрим воду. Вода состоит из водорода и кислорода, которые изучаются физиками, но это не просто водорода и кислорода; при превращении в водород и кислород вода, что не может быть объяснено, просто исчезает. Вода требует химического объяснения. Более того, по мере того как химия углерода переходит в область биохимии, она порождает явления жизни, которые, не нарушая законов химии, в достаточной степени превосходят их, чтобы требовать новых — биологических — форм объяснения.Поведение организмов, в свою очередь, полностью биологическое, но требует психологического объяснения с точки зрения индивидуальной активности, обработки информации, убеждений, целей и причин. Психологические явления нельзя сводить к анатомии и физиологии мозга. Более того, даже если бы редукционизм не был ошибкой в ​​принципе, поведение различных организмов в различных контекстах окружающей среды нельзя точно предсказать на основе знаний биологии и контекста, и это вряд ли изменится. Возможные взаимодействия различных биологических и контекстуальных факторов находятся далеко за пределами наших знаний и, вероятно, за пределами человеческого понимания.В частности, мы слишком мало знаем об отношении мозга к поведению, чтобы предсказывать или объяснять поведение на основе мозга, даже если бы это было возможно в принципе.

Одна из недавних тенденций — полностью обойти психологию, сведя социологию непосредственно к нейробиологии. Мозговые объяснения принятия риска попадают в эту категорию, поскольку они ищут биологическое объяснение нечетко концептуализированного социального феномена, имеющего мало психологической реальности. На психологическом уровне, как мы видели, не существует такого понятия, как «подростковый риск», за исключением того банального смысла, что подростки, как дети и взрослые, идут на различные риски, иногда разумно, а иногда нет.Но независимо от психологических свидетельств, подростковый риск рассматривается как социальная и культурная проблема, которую необходимо решать. Если мы не можем найти что-то однозначно неправильное в сознании подростков, мы обращаемся к их мозгу.

Наконец, есть детерминизм, близкий родственник редукционизма, который также чаще встречается среди популярных писателей, чем среди серьезных исследователей и теоретиков. Детерминизм объясняет, что текущее состояние развивающегося или развитого организма вызвано генами, культурой или каким-либо другим специфическим фактором, таким образом либо отрицая процесс развития, либо приписывая развитие прямому причинному эффекту этого фактора.Силы вне нашего контроля изменяют наш мозг, утверждает детерминист, и таким образом меняют нас. Мы становимся тем, чем становится наш мозг, когда он меняется.

Детерминизм отвергается большинством сторонников развития (Hood et al., 2010; Overton, 2006, 2010; Paus, 2009), особенно сторонниками конструктивизма (Müller, Carpendale, & Smith, 2009), динамических систем (Kunnen, 2012; Witherington , 2007, 2011) и систем реляционного развития (Gottlieb et al., 2006; Lerner, 2006; Overton, 2013). Обширные исследования опровергли детерминистские взгляды, согласно которым гены вызывают созревание мозга, что, в свою очередь, вызывает появление новых когнитивных способностей или уровней функционирования.Столь же правдоподобно, что подростковые действия и опыт вызывают когнитивный прогресс, который, в свою очередь, вызывает положительные изменения в структуре и функционировании мозга. В крупном обзоре развития мозга подростков этот вопрос сформулирован следующим образом:

В целом появляется все больше данных, которые ставят под сомнение простое детерминированное представление о генах, непосредственно влияющих на мозг и, в свою очередь, на поведение человека. Как показал ряд исследований о влиянии опыта на структуру мозга,… анатомические параметры могут очень хорошо отражать совокупный эффект различного опыта (поведения), а не наоборот.Этот момент напрямую связан с проблемой биологического детерминизма. Довольно часто мы рассматриваем изменения в структуре мозга, связанные с развитием, как (биологические) предпосылки определенной когнитивной способности. Например, общепринятая логика предполагает, что когнитивный / исполнительный контроль поведения проявляется в полной мере только после того, как префронтальная кора головного мозга достигает взрослого уровня структурной зрелости. Но, учитывая роль опыта в формировании мозга, возможно также, что высокие требования к когнитивному контролю, с которыми, например, сталкиваются молодые подростки, берущие на себя взрослые роли из-за семейных обстоятельств, могут способствовать структурному созреванию их префронтальной коры.

(Paus, 2009, p. 110)

Хотя многие считают детерминизм научным в его редукционизме, редукционистские объяснения опираются на простые формы причинности, которые не могут объяснить развитие биологических и психологических структур и процессов (Witherington, 2011). Причинность развития биологических организмов по-разному описывалась как двунаправленная, относительная, реципрокная, круговая, коактивная, трансактивная и плюралистическая. Чтобы спросить, вызваны ли изменения мозга генами, окружающей средой или умственными действиями, нужно обратиться к физической причинности бильярдных шаров.Мозг является частью более крупной саморегулирующейся биологической системы, которая, в свою очередь, играет активную роль в социальной и физической среде (Stiles, 2009). Мы трансформируем наш мозг и окружающую среду, даже если они меняют нас.

Таким образом, мозг подростка обладает огромным потенциалом, но он не может зависеть от генов для его развития. Что касается мозга взрослого человека, он не может полагаться на науку о мозге, чтобы опровергнуть подростковый разум.

Свобода воли и детерминизм | tutor2u

Существует три теории свободы воли и детерминизма, о которых вам необходимо знать:

Жесткий детерминизм

Жесткий детерминизм — это теория, согласно которой человеческое поведение и действия полностью определяются внешними факторами, и поэтому люди не имеют подлинная свобода воли или этическая ответственность.Есть несколько различных поддерживающих взглядов на это убеждение, которое включает философский детерминизм, психологический детерминизм, теологический детерминизм и научный детерминизм.

Мягкий детерминизм

Мягкий детерминизм — это теория о том, что человеческое поведение и действия полностью определяются причинными событиями, но свобода воли человека действительно существует, когда ее определяют как способность действовать в соответствии со своей природой (которая формируется внешними факторами, такими как как наследственность, общество и воспитание).

Либертарианство

Либертарианство — это теория, согласно которой люди действительно обладают свободой принимать морально неопределенные решения, хотя наше поведение может частично определяться внешними факторами.

Вы также должны понимать, что философы различают два разных определения свободы. Это неизменно влияет на взгляды человека на свободу воли и детерминизм:

Свобода безразличия — это подлинная свобода действовать в соответствии с независимым выбором, который не полностью определяется вечными ограничениями, такими как наследственность, происхождение и образование.

Свобода спонтанности — это свобода действовать в соответствии со своей природой, способность делать то, что человек хочет делать, хотя то, что они хотят делать, определяется их природой, которая, в свою очередь, определяется внешними ограничениями, такими как наследственность, фон и образование.

ЖЕСТКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ

1. ФИЛОСОФСКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ

ТЕОРИЯ ВСЕОБЩЕЙ ПРИЧИННОСТИ
Философский детерминизм, как и все формы жесткого детерминизма, основан на теории универсальной причинности.Это вера в то, что у всего во Вселенной, включая все человеческие действия и выбор, есть причина. Таким образом, все события причинно детерминированы и теоретически предсказуемы; вам просто нужно знать следствие причин (механистическая философия, выдвинутая Аквинским в космологическом аргументе).

ИЛЛЮЗИЯ НРАВСТВЕННОГО ВЫБОРА
Иллюзия морального выбора является результатом нашего незнания причин такого выбора, что заставляет нас думать, что у них нет причины.

ДЖОН ЛОК
Философ Джон Локк использовал аналогию, в которой спящего человека заперли в затемненной комнате.Проснувшись, он решает, что останется в комнате, не зная, что комната заперта. На самом деле у мужчины нет свободы выбора, он не может выйти из комнаты. Однако его незнание своего истинного состояния привело его к мысли, что у него действительно есть свобода выбора оставаться в комнате.

ДЭВИД ХЮМ
Хьюм, радикальный эмпирик, на самом деле был мягким детерминистом, но внес свой вклад в философский детерминизм, отметив, что мы можем наблюдать закономерности в физическом мире, которые также можно найти в принимаемых нами решениях.Таким образом, наши решения, как и физический мир, обусловлены причинно-следственной связью. Теоретически мы могли бы знать будущее, если бы знали все причины во Вселенной и их следствия.

БЕНЕДИКТ СПИНОЗА
«В уме нет абсолютной или свободной воли; но разум определяется волей к тому или иному по причине, которая была определена другой причиной, а последняя — другой причиной, и так до бесконечности ».

Последствия моральной ответственности
Мы не можем нести моральную ответственность за свои действия, если они обусловлены причинно-следственной связью, а не являются результатом нашего собственного морального выбора.Таким образом, подразумевается, что Адольф Гитлер виновен в своих действиях не больше, чем добропорядочный христианский прихожанин. Кроме того, наше право наказывать «виновных» преступников отменяется, поскольку они не могут быть привлечены к ответственности за свои действия. Таким образом, наказание сводится к неудачной попытке решения проблемы несправедливости в мире.


2. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ

NATURE-NURTURE

Психология — это изучение человеческого поведения.Согласно психологическому детерминизму, все человеческое поведение, мысли и чувства являются неизбежным результатом сложных психологических законов, описывающих причинно-следственные связи в человеческом поведении. Таким образом, все решения и действия теоретически можно предсказать. На поведение человека влияет множество факторов:

• Наследственный
• Общество
• Культура
• Окружающая среда

CLARENCE DARROW
В суде наказание обвиняемого определяется не только размером преступления, но и ограниченная ответственность принимает во внимание другие внешние факторы, такие как воспитание и биография.В 1924 году американский поверенный Кларенс Дэрроу успешно защитил двух молодых людей, виновных в убийстве, сосредоточив свой аргумент на отсутствии у них моральной ответственности. Дэрроу утверждал, что на их действия повлияло сочетание наследственности и социальных условий.

Однако, если суд постановит, что убийца не может быть привлечен к ответственности за свои действия, какую цель преследует суд? Если убийство может быть признано наследственным, то, по-видимому, нет оправдания наказанию за какое-либо преступление.

ПАВЛОВ ИВАН (физиолог)
Павлов изучал пищеварительный процесс у собак, особенно взаимодействие между слюноотделением и работой желудка. Он обнаружил, что эти двое тесно связаны; без слюноотделения желудок не получает сигнала о начале переваривания. Он обнаружил, что внешние раздражители могут повлиять на этот процесс. Звоня в колокольчик каждый раз, когда собакам давали пищу, через некоторое время у них начиналось выделение слюны при звонке в колокольчик без еды.Это результат условного рефлекса, который необходимо усвоить так же, как и врожденный рефлекс. Он также обнаружил, что условный рефлекс также может быть подавлен, если стимул оказывается неправильным, т. Е. Если колокольчик звонит неоднократно, а еда не появляется, у собаки в конечном итоге прекращается слюноотделение при звуке колокольчика.

Павлов считал, что условные рефлексы могут объяснить поведение психотических людей. Например, те, кто удалился от мира, могут ассоциировать все раздражители с возможной травмой или угрозой.

Б.Ф. СКИННЕР
Теория оперантного кондиционирования Скиннера основана на идее, что обучение является функцией изменения явного поведения. Изменения в поведении являются результатом реакции человека на события (стимулы), происходящие в окружающей среде. Реакция порождает последствия, и когда конкретный образец реакции-стимула подкрепляется (вознаграждается), индивидуум приучен к ответу. Подкрепление — это все, что усиливает желаемую реакцию.Отрицательные подкрепления — это стимулы, которые приводят к учащению реакции при отказе от нее.

Скиннер попытался дать поведенческие объяснения широкому спектру когнитивных явлений, например, он объяснил влечение (мотивацию) с точки зрения графиков депривации и подкрепления.

3. ТЕОЛОГИЧЕСКИЙ (БОЖЕСТВЕННЫЙ) ДЕТЕРМИНИЗМ

Теологический детерминизм — это вера в то, что причинную цепь можно проследить до беспричинного причинителя (космологический аргумент, Фома Аквинский), а это Бог.Если Бог всеведущ и всемогущ, у нас не может быть свободы воли, и наши действия должны быть предопределены им.

ИУДЕЙСКО-ХРИСТИАНСКИЕ ТРАДИЦИИ
Однако в традиционном иудео-христианстве люди считаются автономными существами, морально ответственными перед Богом. Из «Мифа о падении» в Бытии мы можем определить, что:

• На человека возложена ответственность заботиться о мире, животных и выбирать подходящего компаньона
• Мужчина и женщина могут свободно использовать все ресурсы, кроме плода Древа познания — у них есть ограниченная свобода воли
• Их наказывают за непослушание — они должны были иметь свободную волю, чтобы решить непослушание Богу
• Они несут ответственность за свои решения и должны столкнуться с последствиями своего выбора.

Однако, чем больше вы подчеркиваете силу Бога и полное знание, тем меньше остается места для аргументов в пользу того, что мы являемся самоуправляемыми и морально ответственными существами.Парадокс в том, что; как Бог может быть всемогущим и всеведущим, а люди — свободными и автономными? Если Бог всеведущ, то он знает каждое наше будущее, свободно принятое решение, из чего следует, что, когда мы принимаем «свободное» решение, мы просто выполняем заранее определенное действие, уже намеченное для нас Богом. Разные философы и теологи пытались решить эту проблему.

ST. ПАВЕЛ
Святой Павел верил, что Бог выбирает, кто будет спасен. Мы не должны подвергать сомнению право Бога выбирать, поскольку никто из нас не заслуживает спасения.Люди ищут спасения и оправдания, которые зависят от веры и доступны всем. Однако, хотя мы можем искать их, только Бог может дать их нам через Свою благодать. Для апостола Павла свобода — это не связанная правилами Ветхого Завета, способность принять решение принять Бога в свою жизнь и преодолеть грех, смерть, плоть и тьму через воскресение Христа. Таким образом, люди свободны выбирать, как жить своей жизнью, но их конечный пункт назначения определяется только Богом.

Можно провести параллели между мышлением св.Пол и его определение свободы и взгляд на свободу мягкого детерминизма

ST. Августин
Святой Августин утверждал, что человеческая воля настолько испорчена и развращена в результате «грехопадения», что знает, что человек способен совершать добрые дела без благодати Божьей и спасительных деяний Христа. Августин верил в предопределение, веру в то, что только избранные Богом могут достичь спасения. Поскольку никто не знает, кто был избран, мы все должны вести богобоязненную жизнь.Все во власти Божьей милости. Тот факт, что Бог всеведущ, не означает, что у нас нет свободы воли. Бог предвидел наш выбор и решения, которые мы будем принимать. Это не означает, что человек не принимает решения свободно; скорее это подчеркивает всемогущество Бога. Августин рассуждал, что есть три типа событий:

o Те, которые кажутся вызванными случайностью (причина от нас скрыта)
o Созданные Богом
o Те, которые вызваны нами

Некоторые вещи находятся вне нашего контроля, например, смерть, в то время как другие вещи находятся в нашем ведении, например, решение, вести ли хорошую жизнь или нет.

Можно провести параллели между мышлением Августина и различными причинами событий и мягким детерминизмом и их различием между внутренними причинами и вечными причинами (см. Ниже).

ДЖИН КАЛЬВИН
Находясь под сильным влиянием св. Павла и св. Августина, Кальвин утверждал, что Павел проповедовал предопределение; что предназначение каждого человека определяется Богом на основе его предвидения характера и жизни каждого человека. Он сказал, что никто ничего не может сделать, чтобы изменить свою судьбу, и пошел дальше, сказав, что только 5% человечества были предназначены для спасения, а остальные 95% были прокляты с самого начала.Каждый заслуживает наказания, но мерилом доброты Бога является то, что он спасает некоторых. Божья справедливость выше человеческого понимания и не должна подвергаться сомнению. По словам Кальвина, свободной воли нет. Поэтому Кальвин придерживается жесткого детерминистского подхода.


4. НАУЧНЫЙ ДЕТЕРМИНИЗМ

Наука механистична; он основан на теории универсальной причинности. Наука говорит нам, что у каждого физического события есть физическая причина, и эту причинную цепь можно проследить до момента Большого взрыва.Если мы рассматриваем ум как материальную деятельность в мозгу, то есть химические импульсы, то наши мысли и решения также предопределены. Мы можем исследовать причины человеческого поведения через множество различных областей науки, например психологию, социологию, физиологию и антропологию.

В поведении природы есть закономерности и научные законы, которые позволяют нам предсказывать, как будут себя вести, например, Закон всемирного тяготения Ньютона.

ISAAC NEWTON

Три закона движения:

1.Тело в состоянии покоя остается в состоянии покоя, а тело, движущееся по прямой линии, продолжает движение по прямой линии, если на него не действует внешняя сила
2. Скорость изменения количества движения тела пропорциональна приложенной к нему силе, и оно действует в том же направлении
3. Действие и противодействие равны и противоположны

ПЬЕР-СИМОН ЛАПЛАС (французский философ и математик)

Лаплас имел механистический взгляд на Вселенную и был первым, кто представил теорию научного детерминизма.Он считал, что если бы было возможно в любой момент узнать как положение, так и скорость всех частиц во Вселенной в любой момент, можно было бы узнать их положение в любое другое время в прошлом, настоящем или будущем. . Идея о том, что состояние Вселенной в любой момент времени определяет состояние Вселенной во все другие времена, была центральной в научных идеях со времен Ньютона и Лапласа. Это означает, что теоретически мы можем предсказывать будущее, даже если в действительности это невозможно.

Вызовы научному детерминизму:

Теория неопределенности Гейзенбурга
Говорит, что невозможно одновременно измерить положение и скорость частицы из-за эффекта фотонов, который оказывает существенное влияние на субатомный уровень. Это говорит о том, что в природе нет взаимоопределенности. Однако то, что мы не можем измерить оба, не означает, что они не могут быть известны оба.

Теория хаоса в сочетании с принципом Гейзенбурга
Со времен работы Гейзенбурга было принято, что на самом фундаментальном уровне материального мира события происходят случайно и случайно.Теория Хаоса предполагает, что квантовое событие на этом фундаментальном уровне может в конечном итоге стать причиной крупномасштабного события. Эта теория также известна как «эффект бабочки», поскольку предполагает, что малейшее движение крыльев бабочки в Пекине может вызвать ураган в Нью-Йорке некоторое время спустя.

Теория GAIA (GAIA была греческой богиней земли)
Это теория, связанная с Джеймсом Лавлоком, что мир изменяется, адаптируется и поправляется, чтобы выжить, а человечество не имеет большого значения.Люди не контролируют природу, природа контролирует.

АЛЬБЕРТ ЭЙНШТЕЙН
Эйнштейн был недоволен кажущейся случайностью в природе

«Бог не играет в кости»

Он считал, что неопределенность в природе носит временный характер и что существует скрытая реальность, в которой частицы имеют четко определенные положения и скорости в соответствии с детерминированными законами. , который может быть известен Богу

МЯГКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ

Мягкий детерминизм — это точка зрения, согласно которой человеческая свобода и моральная ответственность далеко не несовместимы с детерминизмом; скорее, детерминизм непонятен без него.Заблуждение, что эти два понятия несовместимы, возникает из-за значительной путаницы в том, что мы имеем в виду, когда говорим, что свободны. Свобода несовместима с фатализмом, но не с детерминизмом.

Все действия полностью управляются причинами, но есть два типа причин:

Есть два типа причин;

1) Внутренние причины
Привести к добровольным действиям по свободной воле, результату собственных желаний или желаний, например, когда вы свободно покидаете свою страну, потому что это ваше желание уехать за границу.

2) Внешние причины
Приводить к недобровольным принудительным действиям вопреки чьим-то желаниям или желаниям, например, когда вы покидаете страну из-за того, что правительство вынуждает вас покинуть страну.

Именно это различие объясняет, почему мягкий детерминизм требует свободы воли. Согласно мягким детерминистам, когда мы говорим, что человек действовал свободно, мы имеем в виду, что он действовал не под принуждением или внешним давлением — он действовал как свободные агенты, хотя их действия были столь же причинными, как и несвободные.Поэтому мягкие детерминисты определяют свободу как свободу спонтанности, свободу действовать в соответствии со своей природой, которая определяется внешними факторами, такими как наследственность, образование и происхождение.

НОРМАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
Если чьи-то желания и желания можно причислить к причинам его действий, тогда свобода также совместима с моральной ответственностью.

Если X не мог действовать иначе из-за внешних ограничений, то X не несет моральной ответственности.Но если X не мог действовать иначе из-за внутренних ограничений, тогда действие было результатом его действий и его персонажа, и Y не несет ответственности за свои действия.

ЛИБЕРТАРИАНСТВО

Либертарианство — это точка зрения, согласно которой, сталкиваясь с выбором между правильным и неправильным, мы действуем как свободные агенты. В целом либертарианцы соглашаются, что неодушевленный мир механистичен и что определяющая причинно-следственная цепочка реакций может даже влиять на живое, но они не верят, что человеческое поведение полностью определяется внешними факторами.Например, физиологические и психологические условия могут склонить клептомана к воровству, но, когда он остается один в магазине, никто не может быть уверен, что он это сделает, потому что у него есть возможность поступить иначе; и поэтому имеет свободную волю.

ЛИЧНОСТЬ
Либертарианцы определяют личность как эмпирическую концепцию, управляемую законами причинности, которые можно наблюдать; формируется наследственностью и окружающей средой. Это ограничивает наш выбор и делает нас более склонными к выбору определенных действий, а не других.

МОРАЛЬНОЕ СЕБЯ
Однако наше моральное «я» является этической концепцией, действующей, когда мы сталкиваемся с моральным выбором. Он способен преодолеть личность и сделать причинно неопределенный выбор, который удовлетворяет наше чувство морального долга.

Однако как можно согласиться с тем, что человек свободен выбирать между долгом и желанием, но не свободен в других решениях, которые он / она делает? Детерминисты говорят, что либертарианцы признают существование свободы воли, но не имеют доказательств этого.

Либертарианцы отвечают, утверждая, что каждый из нас часто имеет непосредственный и определенный опыт самоопределения существа, когда мы решаем выпить чай или кофе или надеть зеленое или коричневое пальто. У нас также есть достаточный опыт, чтобы поддерживать общую веру в существование свободы воли, например, брать ли собаку на прогулку или куда поехать в отпуск.

Все мы переживаем процесс принятия решений разной продолжительности и полезности, поэтому каждый из нас должен обладать свободной волей.Процесс принятия решения может быть опытом только в том случае, если:
а. Мы не знаем, что собираемся делать; и
б. Если в наших силах сделать то, что мы думаем сделать

R. TAYLOR
«Я размышляю, чтобы решить, что делать, а не для того, чтобы узнать, что я собираюсь делать».

НАКАЗАНИЕ
Мы не наказываем неодушевленные предметы, если они не работают — это было бы нелогично. Однако мы наказываем людей, потому что считаем, что они действительно несут ответственность за свои действия, и признаем, что их поведение считается аморальным.Таким образом, свобода воли лежит в основе цели наказания.

Свобода воли — это иллюзия — Джон Локк. Бенедикт Спиноза заметил, что те, кто считает, что они делают свободный выбор, игнорируют свою неспособность сдерживать свои побуждения к действию. Они «мечтают с открытыми глазами».

Либертарианцы отвечают, утверждая, что существует два типа знания и, следовательно, два типа истины:

1. Те, которые считаются истинными с необходимостью:
• Нельзя думать, что это неправда
• Их истина устанавливается независимо от чувственного опыта
2.Те, которые условно верны:
• Их истинность требует эмпирического исследования
• Следовательно, возможность ошибки существует всегда

Либертарианцы признают, что наш опыт свободы воли может обмануть нас и что это не является существенным доказательством человеческой автономии. Но в мире случайных событий всегда существует возможность ошибки, и невозможно получить совершенное знание. Следовательно, если наш опыт размышления не является достаточным доказательством существования свободы воли, тогда все свидетельства о чем-либо должны быть отвергнуты, поскольку мы никогда не можем быть уверены, что что-либо истинно, даже наше восприятие материальных объектов.

В заключение, условные истины могут быть ошибочными, но либертарианцы вправе утверждать, что наша свобода воли «вне всякого разумного сомнения».

ROB COOK
Роб Кук писал, что разум показывает, что детерминизм ошибочен, потому что основополагающим для разума является свобода мысли. Следовательно, если детерминизм истинен, «он не может быть обоснован с философской точки зрения как истинный». Можно утверждать, что теория детерминизма, таким образом, теряет актуальность. .

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts