Коллективистские ценности: Удовлетворённость жизнью у молодёжи связали с коллективизмом – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Удовлетворённость жизнью у молодёжи связали с коллективизмом – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Ситуация: Во многих странах современного мира общество переживает переход от ценностей коллективизма к ценностям индивидуализма. Последние способствуют выстраиванию биографического пути, профессиональной карьеры и образа жизни молодёжи с ориентацией на самих себя, а не на ожидания окружающих. Поэтому долгое время считалось, что у молодых людей индивидуализм превалирует.

На деле: Ценности коллективизма остаются важными для молодёжи. Они способствуют преданности семье и готовности принимать поддержку от близких. Молодые девушки и парни, ценящие взаимопомощь и тесную связь с другими людьми, больше удовлетворены жизнью — вне зависимости от того, к коллективистскому или индивидуалистскому типу культуры они принадлежат.

Теперь подробнее

Международная группа учёных из Италии, США, Китая и России исследовала взаимосвязь между коллективизмом, индивидуализмом и удовлетворённостью жизнью среди молодежи 18-25 лет в четырёх странах. Подтвердилось, что чем выше индекс индивидуалистических ценностей на страновом уровне, тем выше удовлетворенность жизнью у молодых людей. А вот на индивидуальном уровне для молодёжи более значимым оказался коллективизм. Во всех странах у молодых людей обнаружилась положительная связь между коллективизмом, в особенности касающегося семейных связей, и уровнем удовлетворённости жизнью. Это несколько противоречит результатам предыдущих исследований и в то же время уточняет их. Россию в исследовательской группе представляла профессор департамента психологии НИУ ВШЭ Софья Нартова-Бочавер. Результаты исследования опубликованы в журнале Аpplied Psychology: Health and Well-Being

О чём речь?

Исследования показывают, что культурные факторы играют большую роль в объяснении разницы в показателях субъективного благополучия и в особенности — удовлетворенности жизнью.

Удовлетворённость жизнью — один из компонентов субъективного благополучия. Это индивидуальная оценка соотнесённости жизненных условий со стандартами, чувство соответствия между желаниями, потребностями, с одной стороны, и достижениями, ресурсами, с другой.

Среди культурных факторов есть и ценности индивидуализма или коллективизма. В целом в основе понимания сути индивидуализма лежит предположение о том, что люди независимы друг от друга. Это мировоззрение, центрированное на личных целях, уникальности и контроле. Коллективизм, напротив, предполагает важность связей с другими людьми и взаимных обязательств.

Также читайте

Учёные выделяют коллективизм и индивидуализм как на культурном уровне (часть национальной культуры), так и на индивидуальном (мировоззрение отдельного взятого человека). При этом, в рамках подхода американского психолога Гарри Триандиса, индивидуализм и коллективизм могут рассматриваться в двух измерениях — горизонтальном и вертикальном:

 Вертикальный индивидуализм (Vertical Individualism, VI) — характеризуется желанием быть выдающимся и обрести статус через конкуренцию с другими.

 Горизонтальный индивидуализм (Horizontal Individualism, HI) — связан с желанием быть уникальным, отличающимся от группы и способным полагаться на себя.

 Вертикальный коллективизм (Vertical Collectivism, VC) — характерен для людей, делающих акцент на целостности своей группы и поддерживающих конкуренцию с аутгруппами, а также возможном подчинении своих желаний авторитету.

 Горизонтальный коллективизм (Horizontal Collectivism, HC) — связан с желанием быть похожим на других, следовать общим ценностям, проживать взаимозависимость без необходимости подчиняться авторитету.

Авторы исследования поставили цель выяснить, как разные измерения коллективизма и индивидуализма связаны с удовлетворённостью жизнью у молодых людей, находящихся в периоде ранней взрослости.

Как изучали?

В исследовании приняли участие 1760 молодых людей и девушек в возрасте 18-25 лет из Китая, Италии, России и США — стран, сильно отличающихся по индексу индивидуалистических ценностей. Средний возраст респондентов — около 20 лет, все они — студенты университетов, изучающие преимущественно социальные, поведенческие науки.

Согласно модели Хофстеде, Италия и США — страны с индивидуалистской культурой, а Китай и Россия — с коллективистской.

В ходе исследования использовались специальные методики и опросники, выявляющие индивидуальные уровни коллективизма и индивидуализма — «Шкала горизонтального и вертикального индивидуализма и коллективизма» (INDCOL), а также уровень удовлетворенности жизнью — «Шкала удовлетворенности жизнью» (SWLS). При этом было учтено влияние на удовлетворенность жизнью гендера, возраста и культурных различий.

Что получили?

Подтвердилось, что на страновом уровне со степенью удовлетворённости жизнью у молодёжи тесно связан индивидуализм. Чем выше в стране индекс индивидуалистических ценностей, тем более довольны респонденты своей жизнью. Больше всего повезло в этом плане американцам, поскольку США имеет самый высокий индекс индивидуализма, второе место у итальянцев, и третье и четвертое — у русских и китайцев соответственно.

Здесь, правда, исследователи делают пояснение о том, что такая ситуация может складываться не только из-за того, что американцы и итальянцы более довольны жизнью, благодаря индивидуалистической культуре в своих странах, но также из-за разницы в уровне социального неравенства, наличии больших возможностей и будущих жизненных перспектив.

Также читайте

Что касается индивидуального уровня, то здесь результаты оказались другими — уровень удовлетворённостью жизнью позитивно коррелирует с двумя коллективистическими измерениями (вертикальным и горизонтальным) — вне зависимости от типа культуры. Однако при этом не обнаружилось значимых корреляций ни с вертикальным, ни с горизонтальным индивидуализмом.

Согласно результатам этого исследования, можно утверждать, что степень удовлетворённости жизнью у молодёжи связана с взаимозависимостью и социальными коммуникациями в разных типах культур, отмечают исследователи. Они приводят в пример русских и итальянцев. И у тех, и у других, хотя одни проживают в коллективистической стране, а другие в индивидуалистической, удовлетворённость жизнью позитивно связана с успешным выполнением социальных ролей и обязательств. Хотя этого можно было ожидать — переход во взрослую жизнь в Италии, как отмечают авторы, сильно переплетается с семейными отношениями.

Предыдущие исследования на американских выборках не показывали связи между удовлетворённостью жизнью и взаимными социальными обязательствами. Но данное исследование её обнаружило, причём для обоих уровней коллективизма.

В целом тот факт, что вертикальный коллективизм, а именно семейные связи и обязанность заботиться о своей семье, даже жертвуя собственными потребностями, вносят позитивный вклад в удовлетворенность жизнью — неожиданен и заслуживает внимания, считают учёные. В то же время полученные результаты соотносятся с одним из недавних исследований, которое доказывает, что семейные и социальные отношения — важные базовые компоненты счастья в разных странах — вне зависимости от гендера и возраста.

Для чего это нужно?

Возраст ранней взрослости — период, когда человек имеет ещё немного социальных обязательств и при этом больше возможностей проживать индивидуалистические ценности. Изначальная гипотеза исследования заключалась в том, что уровень удовлетворенности жизнью позитивно связан с индивидуалистическими ценностями на личном уровне. И это бы подтверждало результаты многих предыдущих работ. Однако всё оказалось наоборот.

Авторы отмечают, что данное исследование в большей степени, чем предыдущие, учитывает ограниченный возрастной период, а также просматривает связь удовлетворённости жизнью с разными измерениями индивидуализма и коллективизма. Новые данные говорят о том, что нужны дальнейшие научные работы в данном направлении, чтобы уточнить особенности влияния индивидуалистских и коллективистских ценностей на разные аспекты субъективного благополучия.

IQ
 

Авторы исследования:

Алессандро Джермани (Alessandro Germani), Университет Перуджи (Италия)

Элиса Дельвекчио (Elisa Delvecchio), Университет Перуджи (Италия)

Жьян-Бин Ли (Jian-Bin Li), Образовательный университет Гонконга (Гонконг)

Адриана Лис (Adriana Lis), Падуанский Университет (Италия)

Софья Нартова-Бочавер (Sofya K.Nartova-Bochaver), профессор, ведущий научный сотрудник департамента психологии НИУ ВШЭ

Александр Вазсоный (Alexander T.Vazsonyi), Университет Кентуки (США)

Клаудиа Маззеши (Claudia Mazzeschi), Универститет Перуджи (Италия)

Автор текста: Селина Марина Владимировна, 7 апреля, 2021 г.

Все материалы автора

Психология Исследования


Дмитрий Новиков: Коллективистские ценности вновь будут востребованы

Заместитель Председателя ЦК КПРФ, 

по просьбе информационного агентства regions.ru прокомментировал мнение главы ВЦИОМ Валерия Федорова о российском социуме как об обществе тоскующих индивидуалистов

Думаю, значительную часть нашего современного общества действительно можно охарактеризовать так, как это сформулировал глава ВЦИОМ. Идеология индивидуализма и потребления сегодня повсеместно культивируются, и значительная часть общества не может не быть заражена этим вирусом.

Коллективистское общество – это самая естественная, самая организованная человеческая общность, самая гуманная и перспективная. И я полагаю, что это не только достояние советского прошлого, но и, безусловно, то лучшее будущее человечества, к которому оно будет стремиться и которого оно, надеюсь, достигнет.

Разрушение коллективистских начал в нашей стране началось в тот самый момент, когда великие достижения советской эпохи стали обмазываться черной краской, а советский человек, который на самом деле был человеком с большой буквы, стал обзываться «совком». Все это были совершенно осознанные удары по той морали, психологии, образу жизни, которые сформировались в советское время и помогали человеку жить и развиваться, помогали всему обществу достигать серьезных высот. Я вообще считаю одним из признаков негодяйства попытку использовать обозначение «совок» по отношению к великому советскому народу, который победил фашизм, первым стал покорять космос, имел высокий уровень образования, уникальные здравоохранение и науку.

Все эти достижения во многом были связаны с общественными ценностями, которые культивировались как раз в коллективе. А когда в 90-е годы общество стало развиваться на иных началах, когда коллективизм стал разрушаться, основой чего явилось уничтожение крупных производственных предприятий.

Тогда начала преобладать мораль индивидуализма и торжествовать принцип: человек человеку волк. Тогда же стала господствовать и пропаганда личного успеха любой ценой. Все это, конечно же, несовместимо с коллективистской моралью и характерно для общества, где люди, прежде всего, ищут личной материальной выгоды, а не душевного тепла и совместных, полезных всему обществу видов деятельности.

Но общество не может трансформироваться одномоментно, не может резко перейти из одного состояния в другое. Поэтому сегодня в России параллельно существуют и та реальность, где еще жива советская психология, и тот скучающий индивидуализм, который насаждался в последнюю четверть века. Мы как раз в эти дни отмеряем 25 лет с момента расстрела Верховного Совета и Съезда народных депутатов. Вот это и был, по сути, расстрел тех ценностей, с которыми мы развивались в советский период времени.

Но я уверен, что человечество будет искать пути к самосовершенствованию, и высокая мораль, коллективистские ценности вновь будут востребованы.

Люди с коллективистскими ценностями с большей вероятностью верят в пустые утверждения и фальшивые новости из-за желания найти смысл

Новое исследование показывает, что человеческое желание общаться и соответствовать другим может дать ключ к пониманию того, почему люди поддерживают непроверенные утверждения, такие как фейковые новости. Результаты серии из семи исследований, опубликованных в Journal of Personality and Social Psychology , показали, что коллективизм был связан с более широким принятием фальшивых новостей и тенденцией находить смысл в расплывчатых заявлениях.

Многие люди предпочитают поддерживать пустые заявления, несмотря на отсутствие доказательств или даже вопиющее пренебрежение правдой. Но что делает людей восприимчивыми к этим утверждениям? Группа исследователей во главе с Ин Линем предположила, что ответ на этот вопрос связан с коллективизмом — ценностью социальных связей и приспособлением к жизни. точки соприкосновения» с коммуникатором. «Эта сосредоточенность на осмыслении побуждает людей интерпретировать, заполнять пробелы и придавать смысл пустым утверждениям», — объясняют исследователи. «Люди с большей вероятностью воспримут заявления как правдивые, осмысленные и даже глубокие, как только они заполнили пробелы, которые позволяют им конструировать смысл». Лин и ее команда запустили серию из семи исследований, чтобы изучить эту идею.

Во-первых, анализ данных национальной выборки американцев показал, что чем больше респондентов поддерживали коллективистские ценности, тем больше они считали астрологию научной ценностью. Точно так же данные общенациональной китайской выборки показали, что чем больше респондентов поддерживали коллективизм, тем больше они верили в сфабрикованные новости о том, что Wi-Fi разрушает сперму, а также в «гадания, гадание по руке и фэн-шуй».

Еще одно исследование было проведено среди жителей Китая в разгар вспышки коронавируса. Респонденты с более высокими коллективистскими ценностями с большей вероятностью поверили новым сфабрикованным утверждениям, связанным с пандемией, а не существующим ложным заявлениям, которые были официально осуждены. Более того, данные свидетельствуют о том, что эта тенденция частично объясняется созданием ложных воспоминаний — участники, которые были более коллективистами, с большей вероятностью ложно вспоминали, что видели новые сфабрикованные утверждения, и, в свою очередь, с большей вероятностью верили в них. Последующие исследования среди американцев показали, что люди с более высокими коллективистскими ценностями с большей вероятностью поверили фейковым новостям о COVID-19., а также фейковые новости, не связанные с COVID-19 (например, «употребление пиццы связано с финансовой безопасностью»).

Исследователи также обнаружили доказательства того, что выходцы из Китая — более коллективистской страны, чем Америка — чаще поддерживают пустые заявления по сравнению с американцами. В кросс-культурном исследовании китайские участники чаще, чем американцы, находили смысл в случайно сгенерированных метафорах, таких как «Любовь — это дерево». Последующее исследование показало, что этот эффект обусловлен мотивацией найти смысл среди коллективистов. Американцы с более высоким уровнем коллективизма находили больше смысла в метафоре «Любовь — это лес» и давали больше объяснений ее смысла. Количество объяснений опосредовало влияние коллективизма на поиск смысла.

Более того, экспериментальное исследование обнаружило причинно-следственные доказательства коллективистского эффекта — манипулирование участниками, чтобы они чувствовали себя более коллективистами, привело к тому, что они оценили более расплывчатые цепочки слов как глубокие и находили больше правды в фейковых новостях. Последнее исследование показало, что влияние коллективизма на создание смысла присутствовало только тогда, когда респонденты считали, что расплывчатая метафора была написана человеком, но не тогда, когда они считали, что она была сгенерирована случайным образом. Это говорит о том, что эффект был вызван желанием найти общий язык с коммуникатором-человеком.

«Наши результаты показывают, что люди с более высоким уровнем коллективизма спонтанно настраиваются на то, что другие пытаются сообщить, предполагая, что любое утверждение, которое они видят, создано другим человеком и, следовательно, должно иметь смысл», — пишут авторы исследования, добавляя позже: «Эта человеческая чувствительность к коммуникативным намерениям других, вероятно, является причиной распространения теорий заговора, фальшивых новостей и лженауки».

Исследование «Видеть смысл даже там, где его может и не быть: коллективизм увеличивает веру в пустые заявления» было проведено Ин Линем, Чарльзом Ю. Чжаном и Дафной Ойсерман.

Чувствительность установления границ в коллективистских культурах

В нашей западной культуре мы склонны поддерживать доминирующий подход к управлению нашими отношениями, который включает установление границ. Таким образом, наша терапевтическая практика и культура часто делают акцент на установлении границ как на ключевом элементе развития и поддержания «здоровых» отношений. Соединенные Штаты в основном придерживаются индивидуалистической культуры, которая может продвигать и поддерживать границы для защиты и даже развития отношений с самим собой.

А как насчет культур, в которых семья находится в центре внимания, а границы часто размыты? Что считается «здоровым» в таких культурах — и кто это определяет? Это так называемые коллективистские культуры. В коллективистских культурах члены семьи тесно отождествляют себя друг с другом и часто принимают решения за семью в целом, а не за себя.

Жертвенность, честь и верность являются одними из основных ценностей таких семей и культур. Например, отказ семье или установление ограничений на простые семейные мероприятия или ужины могут быть восприняты как эгоистичные и грубые.

Представьте себе Марьям, замужнюю маму двоих детей, уставшую от рабочей недели, и все же ее просят провести еженедельный семейный ужин. В этом собрании участвуют бабушки и дедушки, дяди, двоюродные братья и сестры и, конечно же, мама, папа и братья и сестры. Марьям спешит в магазин, а затем домой, чтобы приготовить очень сложное блюдо из риса и тушеного мяса. Семья прибывает рано, добавляя беспокойства к ее и без того истощенному психическому состоянию.

В конце недели Марьям посещает сеанс терапии. Ее терапевт предлагает установить ограничения и отказаться от проведения этих мероприятий в будущем или предложить ее сестре Фаре провести ее в следующий раз. Марьям соглашается, но борется, потому что это означало бы принятие решения для себя, основанное исключительно на ее собственных потребностях. Хотя это может считаться «здоровым» в доминирующей культуре, это вызывает у Марьям еще больший стресс, а теперь еще и чувство вины. Марьям может быть даже неудобно делиться этими новыми мыслями со своим терапевтом из-за того, что ее культура происхождения ограничивает уважение авторитета (потенциально она может рассматривать терапевта как эксперта и авторитета).

Рабочие границы

Что мы делаем, как специалисты по охране психического здоровья, в случае с Марьям?

Во-первых, мы можем подтвердить и нормализовать ее эмоции. Затем мы можем задать вопросы, чтобы дать ей возможность выразить себя и обдумать возможные решения. Разговаривая с ней, мы можем в какой-то момент понять, что она в стрессе, но в то же время рада видеть и принимать свою семью. Здесь может не быть необходимости в изменении поведения; скорее, Марьям может быть достаточно выражения эмоций в безопасном месте и ощущения, что консультант услышан. Потенциально ей может понадобиться помощь в выявлении своих эмоций, чтобы выражать их в дальнейшем.

Если Марьям продолжает выражать озабоченность по поводу уровня своей усталости, возможно, будет полезно предложить то, что я называю «рабочей границей», с учетом ее культуры и ее ценностей. Эта работающая граница может просто корректировать время, когда все приходят, чтобы у Марьям было время передохнуть по возвращении домой.

Рабочая граница является гибкой. Она не является жесткой, как могут восприниматься или продвигаться типичные границы. Это похоже на компромисс и работает, чтобы уважать культуру происхождения и потребности клиента. Гибкость может отдавать приоритет культуре клиента и давать клиенту возможность выбирать то, что ему подходит.

Отход от строгости черно-белого подхода к установке границ может быть более инклюзивным. Чем меньше мы обвиняем людей в том, что они заботятся о себе и расставляют приоритеты, тем больше мы можем узнать об их потребностях, желаниях, ценностях и культурах. Некоторые люди в коллективистских культурах обретают энергию, гордость, силу и честь, когда семья здорова и счастлива.

Приоритизация границ клиента

Связь эмоций, идентичности и благополучия в коллективистской семье и культуре происхождения сложна и требует соблюдения исключительных и уникальных границ. Роли и авторитет могут выполнять особую функцию в коллективистском семейном опыте.

Например, из моего личного коллективистского семейного опыта, а также из работы консультантом со студентами колледжей и старших классов с коллективистскими культурными традициями я узнал, что даже те специальности, которые мы выбирали для учебы в колледже, возникли из наших семейных ценностей и ожидания. Мы оказали честь своим семьям, решив стать бухгалтерами, врачами и инженерами среди других профессий. Мы боролись и хотели бросить. Тем не менее, многие из нас продолжали идти по этому пути к области, выбранной для нас главным образом под влиянием наших коллективистских культур и семей.

Эксперты по установлению границ могут посоветовать учащимся, испытывающим стресс, следовать своей собственной карьере, что будет способствовать отклонению от семейных норм.

Это возможность для нас вспомнить нашу этику консультанта и поставить ценности клиента выше наших собственных и даже ценностей доминирующей культуры здесь, в Соединенных Штатах. Мы можем работать, чтобы быть скромными в культурном отношении, и научиться ориентироваться и договариваться о ценностях, когда клиенты хотят применять их в своей жизни.

Цель клиента, обратившегося за консультацией в консультационный центр университета, может заключаться в том, чтобы просто почувствовать смиренную поддержку в то время, когда он чувствовал себя застрявшим или стремился сменить специальность. Их желание может состоять исключительно в том, чтобы не чувствовать себя одиноким. То, что кажется простым, может быть забыто, потому что мы часто оказываемся завалены доминирующей культурной нормой преследовать в первую очередь свои собственные мечты и цели. В то время как студенты и клиенты могут сообщать о чувстве давления, они также могут сообщать о чувстве гордости за свою борьбу и о мотивации в стремлении к этой семейной мечте, особенно если они из коллективистского иммигрантского происхождения.

Точно так же в коллективистских культурах выбор за кого выйти замуж может быть семейным решением. Границы могут восприниматься как расплывчатые. Те, кто не принадлежит к этим семьям и культурам, могут рассматривать эти семейные роли и отношения как примеры нездоровой привязанности. Тем не менее, в некоторых культурах почитание семьи по-прежнему остается главной заботой при принятии такого важного решения. В конце концов, романтический партнер обычно считается новым членом семьи. Таким образом, решение требует одобрения семьи в этих культурах.

Предоставление консультаций лицу, которое ориентируется в таких обстоятельствах и решениях, может потребовать дополнительной оценки ценностей для поддержки процесса принятия решений. Если семья является для клиента ценностью № 1, это может поддержать решение клиента привлечь семью к выбору спутника жизни. Преждевременное установление границ на основе индивидуалистических культурных норм может помешать членам семьи играть свои традиционные роли в жизни человека.

То, что может быть трудно понять в доминирующей культуре, включая высокую ценность долга, чести и авторитета, является частью традиционной структуры некоторых коллективистских культур. Часто мы предполагаем, что другим вредно выбирать наших спутников жизни. Однако во многих культурах это рассматривается как практика уважения власти и чувства чести получить этот вклад и потенциальное благословение. Некоторые клиенты с радостью отправляются в эти путешествия со спутниками жизни при поддержке и участии своих родителей и семей. Другие клиенты не могут, и это тоже нормально. Цель рассмотрения установления границ с более широкой, культурно инклюзивной точки зрения состоит в том, чтобы перестать делать предположения о том, что «здорово» для всех клиентов и желательно для всех клиентов, и перестать продвигать только точку зрения доминирующей культуры на границы.

Непредполагаемый подход может привести к лучшему пониманию мировоззрения клиента, его потребностей и способности принимать решения при поддержке терапевта. Непредубежденные, не доминирующие культурные взгляды могут еще больше стимулировать этот процесс. Такие шаги также могут привести к уменьшению вины, потенциального стыда и разочарования со стороны клиентов, которые воспринимают мир как бикультурный (т. е. ведут переговоры и отождествляют себя с двумя культурами).

Часто удобнее соглашаться с ожиданиями доминирующей культуры. Точно так же часто бывает меньше суждений при выборе норм доминирующей культуры. Однако это может быть вредно для людей, которые ценят и потенциально хотят выбирать коллективистские культурные ценности и нормы в некоторых сферах жизни. Давление, которое многие могут испытывать в таких ситуациях, может быть непреодолимым. Например: желание жить дома после 18 лет, желание встречаться с кем-то, кого выбрали родители, желание назвать своего ребенка выбранной фамилией.

Это лишь несколько примеров многих решений, с которыми могут столкнуться (и предпочесть принять) дети и взрослые, принадлежащие к двум культурам, которые другие могут расценить как «размывание границ». Терапевтическая обстановка может предоставить клиентам открытое и безопасное пространство для исследования и принятия оптимальных для них решений, принимая во внимание все вовлеченные культуры, а не сосредотачиваясь только на ожиданиях доминирующей культуры. Консультанты могут отложить в сторону устанавливающую границы тенденцию, которая может показаться освобождающей на первый взгляд, но на самом деле может сбивать с толку некоторых людей из этих культурных слоев. Отбрасывая идею о том, что установление жестких границ является «здоровым» вариантом, когда дело доходит до управления межличностными отношениями и жизненными решениями, образ жизни и сложности, которые испытывают и предпочитают многие люди и семьи, принадлежащие к разным культурам, могут быть включены и изучены.

Sumala Chidchoi/Shutterstock.com

Культурно-инклюзивные практики

Я американский терапевт, иммигрант бикультурного происхождения, и человек, который лично и во время сеанса испытал на себе чувство вины, которое может возникнуть из-за ограничивающих ожиданий. доминирующей культуры. Выбирая спутника жизни, я строго устанавливал границы с членами семьи в своей коллективистской культуре. Когда я решил поступить в аспирантуру, чтобы получить докторскую степень, границы были действенными, размытыми и временами переплетались с мечтами и целями моей семьи.

Я помог многим разноплановым клиентам ориентироваться в различных сферах жизни, включая скорбь иначе, чем их семья, используя рабочие границы, которые включают как их культурные, так и индивидуальные потребности. Следующие шаги могут способствовать более инклюзивным культурным практикам для навигации по установлению границ в коллективистских культурах.

>> Разработайте и задайте вопросы или подсказки, которые снижают вероятность «говорения доминирующей культуры», например, «ваши потребности» и даже слово «граница». Вместо этого попробуйте добавить в свой язык фразы «культурные соображения» и «семейные потребности, связанные с вашими потребностями и желаниями». Например, возможный вопрос для обсуждения с клиентом: «Я слышал, что это тяжело для вас. Какими способами вы можете удовлетворить потребности своей семьи, которые, возможно, влияют на ваши потребности, особенно с еженедельными семейными обедами?»

>> Изучите тему вины с клиентами. Как чувство вины влияет на них в межличностных и эмоциональных отношениях? Применяется ли это к их идентичности, роли и культуре? Как, если это все, чувство вины возникает при рассмотрении границ с членами семьи, партнерами или друзьями?

>> Выясните, что слово «граница» означает для клиента. Есть ли в этом смысл? Имеет ли это культурное значение для них или это новая концепция? Как бы они хотели включить это в свое оздоровительное путешествие, если вообще хотели бы?

>> Предлагайте психообразование по методам установления границ для потенциального эмоционального благополучия, признавая культурные последствия. Затем попросите отзывы и реакции. Что клиент думает об этой концепции? Они согласны или не согласны? Почему? Хотели бы они исследовать эти практики в своей жизни?

>> Наконец, индивидуализируйте методы установления границ, чтобы уважать культуру, потребности и желания клиента. Оцените, что представляют собой эти методы, и представьте такие концепции, как работающие границы или более инновационные способы, которые могут работать для клиента в инклюзивном стиле. Внедрите модель обратной связи в терапию, чтобы оценить уровень удовлетворенности клиента такими стратегиями.

 

****

Шабнам Брэди имеет докторскую степень в области психологии консультирования. Она терапевт, профессор, автор и основатель «Терапии для иммигрантов» ( @therapyforimmigrants ), сообщества в Instagram, целью которого является повышение осведомленности и расширение практики инклюзивности в области психического здоровья для иммигрантских сообществ. Свяжитесь с ней по телефону [email protected]

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts