Конформность что такое: Конформность. Что такое «Конформность»? Понятие и определение термина «Конформность» – Глоссарий

Содержание

КОНФОРМНОСТЬ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

КОНФОРМНОСТЬ — в психологии, склонность индивида менять своё поведение, мнения, оценки под влиянием группы.

Кон­форм­ное по­ве­де­ние со­от­вет­ст­ву­ет со­ци­аль­ным ожи­да­ни­ям от­но­си­тель­но дан­но­го ин­ди­ви­да, при­ня­то­му по­ряд­ку, стан­дарт­ным мо­де­лям по­ве­де­ния. Тер­мин «кон­фор­мизм» в боль­шей сте­пе­ни не­сёт не­га­тив­ную оце­ноч­ную на­груз­ку, ука­зы­вая на пас­сив­ное не­кри­ти­че­ское при­ня­тие ин­ди­ви­дом до­ми­ни­рую­щих в об­ще­ст­ве или со­ци­аль­ной груп­пе взгля­дов, сте­рео­ти­пов, цен­но­стей. Про­ти­во­по­лож­но­стью конформности яв­ля­ет­ся нон­кон­фор­мизм — стрем­ле­ние по­сту­пать во­пре­ки по­зи­ции боль­шин­ст­ва и при­ня­тым нор­мам.

Конформность сле­ду­ет от­ли­чать от под­чи­не­ния, ко­гда дав­ле­ние ока­зы­ва­ет­ся людь­ми с бо­лее вы­со­ким со­ци­аль­ным ста­ту­сом. Конформность мо­жет быть обу­слов­ле­на как при­ня­ти­ем груп­по­вых норм и цен­но­стей, так и праг­ма­тич. со­об­ра­же­ния­ми ин­ди­ви­да (це­ле­со­об­раз­но­стью кон­форм­но­го по­ве­де­ния, опа­се­ни­ем не­га­тив­ных санк­ций, со­ци­аль­ной изо­ля­ции). Со­от­вет­ст­вен­но вы­де­ля­ют внут­рен­нюю конформность (одоб­ре­ние, лич­ная конформность) и внеш­нюю конформность  (ус­туп­чи­вость, пуб­лич­ная конформность).

Конформность рас­смат­ри­ва­ет­ся в ка­че­ст­ве мно­го­ас­пект­но­го со­ци­аль­но-пси­хо­ло­гического фе­но­ме­на: как фор­ма адап­та­ции ин­ди­ви­да к гос­под­ствую­щим со­ци­аль­ным стан­дар­там; как фор­ма со­ци­аль­ной ин­те­гра­ции; как фор­ма лич­но­ст­но­го са­мо­оп­ре­де­ле­ния в со­циу­ме, ис­хо­дя­щая из прин­ци­па бес­кон­фликт­но­сти; как вид со­ци­аль­ной со­ли­дар­но­сти, свя­зан­ный с до­ми­ни­ро­ва­ни­ем об­ще­ст­ва над лич­но­стью. Конформность  лич­но­сти яв­ля­ет­ся весь­ма важ­ным ус­ло­ви­ем её ус­пеш­ной со­циа­ли­за­ции. Вме­сте с тем кон­фор­мизм ве­дёт к рос­ту со­ци­аль­ной пас­сив­но­сти, ин­фан­ти­лиз­ма, гра­ж­дан­ской ин­диф­фе­рент­но­сти. Бу­ду­чи ши­ро­ко рас­про­стра­нён­ным, кон­фор­мизм не­га­тив­но ска­зы­ва­ет­ся на воз­мож­но­сти об­нов­ле­ния со­ци­аль­ной сис­те­мы, фор­ми­ро­ва­ния раз­ви­то­го гра­ж­дан­ско­го об­ще­ст­ва.

Со­ци­аль­но-пси­хо­ло­гические при­чи­ны, ме­ха­низ­мы и след­ст­вия конформности изу­ча­лись американскими пси­хо­ло­га­ми Э. Арон­со­ном, С. Ашем, С. Мил­гра­мом, Л. Фес­тин­ге­ром, М. Ше­ри­фом и др. В со­цио­ло­гии ис­сле­до­ва­ния конформности час­то свя­за­ны с изу­че­ни­ем мас­со­во­го об­ще­ст­ва (Г. Мар­ку­зе, Д. Рис­мен), то­та­ли­та­риз­ма и ав­то­ри­та­риз­ма (Х. Арендт, Т. Адор­но, М. Хорк­хай­мер). В струк­тур­ном функ­цио­на­лиз­ме (Р.К. Мер­тон, Т. Пар­сонс) конформость рас­смат­ри­ва­ет­ся в ка­че­ст­ве важ­ной со­став­ляю­щей со­ци­аль­ной сис­те­мы.

 

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

КОНФОРМНОСТЬ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 15. Москва, 2010, стр. 167

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: О.  О. Савельева

КОНФО́РМНОСТЬ (от лат. conformis – по­доб­ный, со­об­раз­ный) в пси­хо­ло­гии, склон­ность ин­ди­ви­да ме­нять своё по­ве­де­ние, мне­ния, оцен­ки под влия­ни­ем груп­пы. Кон­форм­ное по­ве­де­ние со­от­вет­ст­ву­ет со­ци­аль­ным ожи­да­ни­ям от­но­си­тель­но дан­но­го ин­ди­ви­да, при­ня­то­му по­ряд­ку, стан­дарт­ным мо­де­лям по­ве­де­ния. Тер­мин «кон­фор­мизм» в боль­шей сте­пе­ни не­сёт не­га­тив­ную оце­ноч­ную на­груз­ку, ука­зы­вая на пас­сив­ное не­кри­ти­че­ское при­ня­тие ин­ди­ви­дом до­ми­ни­рую­щих в об­ще­ст­ве или со­ци­аль­ной груп­пе взгля­дов, сте­рео­ти­пов, цен­но­стей. Про­ти­во­по­лож­но­стью К. яв­ля­ет­ся нон­кон­фор­мизм – стрем­ле­ние по­сту­пать во­пре­ки по­зи­ции боль­шин­ст­ва и при­ня­тым нор­мам.

К. сле­ду­ет от­ли­чать от под­чи­не­ния, ко­гда дав­ле­ние ока­зы­ва­ет­ся людь­ми с бо­лее вы­со­ким со­ци­аль­ным ста­ту­сом. К. мо­жет быть обу­слов­ле­на как при­ня­ти­ем груп­по­вых норм и цен­но­стей, так и праг­ма­тич.

со­об­ра­же­ния­ми ин­ди­ви­да (це­ле­со­об­раз­но­стью кон­форм­но­го по­ве­де­ния, опа­се­ни­ем не­га­тив­ных санк­ций, со­ци­аль­ной изо­ля­ции). Со­от­вет­ст­вен­но вы­де­ля­ют внут­рен­нюю К. (одоб­ре­ние, лич­ная К.) и внеш­нюю К. (ус­туп­чи­вость, пуб­лич­ная К.).

К. рас­смат­ри­ва­ет­ся в ка­че­ст­ве мно­го­ас­пект­но­го со­ци­аль­но-пси­хо­ло­гич. фе­но­ме­на: как фор­ма адап­та­ции ин­ди­ви­да к гос­под­ствую­щим со­ци­аль­ным стан­дар­там; как фор­ма со­ци­аль­ной ин­те­гра­ции; как фор­ма лич­но­ст­но­го са­мо­оп­ре­де­ле­ния в со­циу­ме, ис­хо­дя­щая из прин­ци­па бес­кон­фликт­но­сти; как вид со­ци­аль­ной со­ли­дар­но­сти, свя­зан­ный с до­ми­ни­ро­ва­ни­ем об­ще­ст­ва над лич­но­стью. К. лич­но­сти яв­ля­ет­ся весь­ма важ­ным ус­ло­ви­ем её ус­пеш­ной со­циа­ли­за­ции. Вме­сте с тем кон­фор­мизм ве­дёт к рос­ту со­ци­аль­ной пас­сив­но­сти, ин­фан­ти­лиз­ма, гра­ж­дан­ской ин­диф­фе­рент­но­сти. Бу­ду­чи ши­ро­ко рас­про­стра­нён­ным, кон­фор­мизм не­га­тив­но ска­зы­ва­ет­ся на воз­мож­но­сти об­нов­ле­ния со­ци­аль­ной сис­те­мы, фор­ми­ро­ва­ния раз­ви­то­го гра­ж­дан­ско­го об­ще­ст­ва.

Со­ци­аль­но-пси­хо­ло­гич. при­чи­ны, ме­ха­низ­мы и след­ст­вия К. изу­ча­лись амер. пси­хо­ло­га­ми Э. Арон­со­ном, С. Ашем, С. Мил­гра­мом, Л. Фес­тин­ге­ром, М. Ше­ри­фом и др. В со­цио­ло­гии ис­сле­до­ва­ния К. час­то свя­за­ны с изу­че­ни­ем мас­со­во­го об­ще­ст­ва (Г. Мар­ку­зе, Д. Рис­мен), то­та­ли­та­риз­ма и ав­то­ри­та­риз­ма (Х. Арендт, Т. Адор­но, М. Хорк­хай­мер). В струк­тур­ном функ­цио­на­лиз­ме (Р. К. Мер­тон, Т. Пар­сонс) К. рас­смат­ри­ва­ет­ся в ка­че­ст­ве важ­ной со­став­ляю­щей со­ци­аль­ной сис­те­мы.

Harvard Business Review Россия

В 1971 году киностудия «Киевнаучфильм» выпустила фильм «Я и другие», в основу которого легли эксперименты, демонстрирующие закономерности конформного поведения человека в социуме. Автор большинства этих экспериментов, доктор психологических наук, академик РАО, профессор, заведующая кафедрой психологии развития МПГУ Валерия Сергеевна Мухина объясняет, что общего у конформизма и нонконформиза и почему самостоятельность — удел избранных.

Что такое конформизм?

Понятие «конформизм» происходит от позднелатинского «conformis» — подобный, сходный. В Европе его начали использовать в средние века для обозначения сообщества, сформировавшегося вокруг англиканской церкви и принимающего все ее догматы. В ХХ веке в связи с изменением системы социального взаимодействия это слово приобрело новый смысл. Обществу понадобился термин, означающий «следование за мнением других». И он появился. Строго говоря, его ввели европейцы, перед которыми встала проблема влияния на людей — с одной стороны, и изучения той категории лиц, которые легко поддаются чужому воздействию, — с другой. В это же время возникло и понятие «конформность» для обозначения качества личности, проявляющей конформизм. Эти понятия распространялись по миру не очень быстро. В 1960-е годы у нас был друг семьи — известный японист Ирина Львовна Иоффе. Она рассказывала, что японские литераторы, глядя на то, как мы живем, сказали ей: «Вы, советские люди, — настоящие конформисты».

Ирина Львовна, женщина очень образованная, не поняла, о чем речь. «Вот видите, — ответили ей японцы, — вы даже слова такого не знаете».

Как ученые исследуют конформизм? Можете привести примеры известных экспериментов?

Одними из первых конформность начал исследовать турецкий психолог Шериф Музафер. В 1935 году он провел эксперимент с использованием автокинетического эффекта, то есть иллюзии движения. Он просил испытуемых отмечать моменты начала и окончания движения световых точек и определять расстояние, на которое они якобы переместились. В одной группе Шериф Музафер проводил эксперимент сначала с участием всех испытуемых, а потом индивидуально, а в другой — наоборот. В результате оказалось, что групповое обсуждение влияет на индивидуальные показания. Пожалуй, самые известные эксперименты по изучению конформности принадлежат американскому психологу Соломону Ашу. В 1950-е годы он провел эксперимент с разновеликими отрезками. Он показывал восьмерым молодым людям (семеро из них были «сообщниками» Соломона Аша, то есть членами подставной группы, и лишь один — испытуемым) четыре линии и просил указать одинаковые по длине.

«Подсадные утки» систематически давали неверные ответы, и испытуемый всегда шел у них на поводу.

В эксперименте Соломона Аша было семь «подсадных уток». Это случайное число?

Нет. В результате множества социально-психологических исследований было установлено, что самое сильное влияние на человека оказывает группа именно из семи членов. Антон Семенович Макаренко писал в своих работах о том, что семь имеет особую силу воздействия. Это верно для взрослых. А когда дело касается детей, семь— уже много. Мы в своих экспериментах с детьми уменьшали подставную группу до четырех человек.

Каковы мотивы конформного поведения?

Конформизм может быть социальной реакцией, а может — свойством личности. Истинные конформисты всегда готовы следовать за другими. Это опасные люди, ими легко манипулировать, они поддаются каждому последующему воздействию, у них нет внутреннего стержня, нет своей позиции. Конформистов в чистом виде не так много. В то же время конформизм может быть формой продуманной социальной адаптации. Люди часто поступают конформно, если это им выгодно. Кроме того, исследователи зафиксировали резкое повышение конформности в нестабильные исторические периоды. В ситуации неопределенности, когда люди не знают, как себя вести, они невольно соглашаются с другими.

И все же, можно ли сказать, что конформизм в большей степени присущ представителям тех или иных государств?

Есть страны, система которых ждет от человека конформных реакций. Системам Сталина, Мао, Гитлера конформизм был на руку. И люди проявляли конформизм. Как я уже сказала, человек порой демонстрирует конформную реакцию из рациональных побуждений. Наша психика сложнее, чем условия, к которым нас пытаются подстроить. Очень интересные исследования проводил американский психолог (кстати, выходец из России) Ури Бронфонбренер. Изучая ценности североамериканских и латиноамериканских детей, он выяснил, что для американцев важна социальная агрессивность, а для латиноамерикацев — конформизм, следование друг за другом.

Он обратил внимание: если поставить к доске трех учеников-латиноамериканцев и попросить первого, кто решит математическую задачу, повернуться лицом к классу, никто не повернется. Все будут ждать друг друга, потому что в Латинской Америке быть первым неприлично. А в США — наоборот, там идет постоянная конкуренция. Но это внешний культурный фактор поведения, форма адаптации к социальным условиям, к социальным ожиданиям — и больше ничего. В реальности же в любой системе обязательно есть лидеры, есть конформисты и негативисты.

Если человек — существо социальное, как проявляется его индивидуальность?

В каждом человеке есть два начала: социальное (я принадлежу обществу, оно меня взращивает) и уникальное. Уникальные проявления нужны нам лишь в отдельных случаях: при решении сложных проблем и в творчестве (научном, литературном, художественном и т.д.) — то есть когда мы тем или иным способом выражаем свое видение мира, пропуская через себя Великое идеополе общественного сознания (все сложившиеся в истории человечества образы и идеи, которые влияют на самосознание каждого отдельного человека в зависимости от уровня его образования и внутренней позиции).

Однако чаще всего мы ведем себя как социальные единицы — это стереотипы, навыки взаимодействия с другими. Мы выходим на улицу и (если нормативность нами усвоена) не толкаемся, не хулиганим, уступаем место пожилым. Мы не проявляем свою личностную позицию до тех пор, пока не попадаем в проблемную ситуацию. Социальное начало в нас сильно, потому что любая система делает из человека социальную единицу. Это нормально. Другое дело, что людей нельзя ломать, превращать в винтики. Конечно, есть люди, у которых одно из этих двух начал развито сильнее. Например, у Бродского был конфликт с собой и с обществом. Он отразил этот конфликт в своем рефлексивном эссе «Меньше единицы». Любопытно, что он сам нашел этот образ и использовал слово, прижившееся в философии и науках о человеке, — «единица».

Если говорить о конформизме как о свойстве личности, то как оно формируется? Или это нечто врожденное?

Никто не знает, исследовать это очень сложно. Может быть, дело в слабом типе нервной системы: сензитивные, то есть чувствительные к внешнему воздействию люди могут поддаваться влиянию окружающих. А если эта слабость сопряжена с отсутствием культуры, системного отношения к миру, если человек не занимается саморазвитием и самоформированием, то дело совсем плохо. Хотя, замечу, сензитивность — тоже великий дар. Художники чувствительны к миру, и благодаря этому свойству они могут реализовать свои способности.

Теперь давайте обратимся к противоположному явлению — нонкорформизму.

В психологии чаще используется термин «негативизм». Только в одном психологическом словаре — А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского — есть понятие «нонконформизм». Так вот негативизм — это протестное поведение, которое проявляется как реакция на общественное мнение. У него много общего с конформизмом: и то и другое — зависимость от общества. Только конформисты соглашаются и говорят «да», а негативисты возражают и говорят «нет». И теми и другими можно манипулировать. Если мы хотим чего-то добиться от негативиста, мы просим его об обратном. Почему-то некоторые видят в нонконформизме некую социальную ценность.

Так при советской власти все протестные проявления людей расценивались как свидетельство силы и самостоятельности личности. Однако нонконформизм — это демонстративный негативизм, а не самостоятельное выражение своей социальной позиции. Да, в Советском Союзе определенную категорию людей называли нонконформистами. Конечно, они могли быть борцами. Но это были по большей части тщеславные борцы. И их протест я бы не назвала высшим достижением социального поведения.

А что высшее достижение?

Высшее достижение — это самостоятельность. Это Андрей Дмитриевич Сахаров, Александр Исаевич Солженицын — они понимали, что и зачем делают, и объясняли это людям. Они выступали прежде всего за интересы человечества. Самостоятельность — это личностное свойство. Только самостоятельного человека можно назвать личностью.

Самостоятельность — это целостное представление о своем месте в мире, о своем пути, о том, как «делать» себя, как выстраивать отношения с близкими, с Родиной, с миром. Чтобы реализовать свои представления, нужна воля. Человеку часто приходится противостоять мнению других. Людей, демонстрирующих целостность сознания и воли, во все времена было не так много. Хочу назвать блистательного русского политического деятеля Василия Витальевича Шульгина (1878—1976), который достойно соответствовал в истории Государства российского своему месту и своему времени, верно служа Родине и честно признавая свои заблуждения. На съемках фильма «Я и другие» проводились эксперименты со студентами. И реакции большинства (вопреки надеждам нашего научного консультанта Артура Владимировича Петровского, который хотел показать, что советская молодежь, в отличие от американской, самостоятельна) были конформными.

Но были и те, кто не шел на поводу у группы. Так вот студентов, которые проявляли самостоятельность, я спрашивала, что они чувствовали, не соглашаясь с большинством. И они отвечали, что очень волновались. Один здоровый парень, мастер спорта, сказал: «У меня такое ощущение, что некий стержень дрожит во мне. Так мне было трудно». То есть когда группа давит, а ты идешь своим путем, ты несешь большие энергетические потери. Проще проявить конформизм: ты со всеми, тебя никто не казнит, не милует, все в порядке. Самостоятельность дорогого стоит.

На самостоятельного человека нельзя воздействовать? Это настолько сильная личность, что его реакция никогда не будет конформной?

Самостоятельная личность может давать и конформные, и негативные реакции. Любого человека можно «подставить». Когда мы проводили эксперименты для фильма, мы специально обрабатывали людей. Мы приводили их в уютную комнату, где были кофе, конфеты, шоколад. Испытуемый входил туда вместе с подставными участниками — входил не последним, а третьим или четвертым. К нему все хорошо относились, показывали ему свое расположение, шутили, смеялись над его шутками. Все его поддерживали, и он чувствовал себя среди своих. И в такой компании в ситуации эксперимента он чаще всего вставал на ту же позицию, что и члены подставной группы. Скажем, про фотографии разных людей, мужчин и женщин, говорил вслед за другими, что это портрет одного и того же человека. А если перед экспериментом все были нервные, злые, то на самом эксперименте дополнительное напряжение создавала съемочная команда, испытуемый давал негативные реакции. Например, про портреты одного и того же человека, говорил, что это разные люди.

Лично я, когда речь идет о серьезных, принципиальных для меня вещах, связанных с моим представлением о мире, внутренне готовлюсь, мобилизую свою энергию, чтобы, если понадобится, дать отпор тем, кто намерен мною манипулировать. К этому надо быть готовым эмоционально и физически. Человека можно сломать, если, например, он устал — ведь все мы к концу дня истощаемся. Кроме того, чтобы противостоять манипуляции и не сломаться, нужна воля и эмоциональная культура — способность регулировать собственные эмоции. В этом смысле себя надо воспитывать. Вообще социальные отношения — это ловушки. Есть люди, которые профессионально расставляют эти ловушки, которые умеют руководить массами, манипулировать ими. Когда вышел фильм «Я и другие», меня приглашали в учреждение, где обучались будущие политические лидеры африканских, азиатских и других дружественных СССР стран. Я успела прочитать там несколько лекций, когда наконец поняла, что на этом фильме учат манипулировать людьми. И я прекратила свои визиты. Ведь цель нашего фильма была показать людям, что они могут невольно пойти на поводу у других.

Нуждается ли общество в самостоятельных людях?

Да, конечно. Однако людей самостоятельных, которые умеют думать, стремятся развивать свою душу, тех, для кого на первом плане личностное развитие, всегда меньше. И это нормально. Как всякому биологическому виду нам не нужна избыточная самостоятельность. Обществу это не нужно. Человечеству надо воспроизводить себя. Какими бы социальными, интеллектуальными и духовными мы ни были, необходимость воспроизводства подчас сильнее нас. Это ключевой момент жизни. Здесь возможно провести аналогию с животным миром. Великий Чарльз Дарвин писал, что среди животных есть лидеры (вожаки), они более интеллектуальны, чем остальные. Вожаков всегда меньше. В стереотипных ситуациях, когда действует описанная Иваном Петровичем Павловым схема поведения по модели «стимул-реакция», стадо действует в соответствии с инстинктом: добывает пищу, производит на свет потомство, пребывает в покое. Когда случаются природные и другие катаклизмы, вожаки вынуждены «соображать» за всех, решать возникшие проблемы. Каждый вид нуждается в интеллектуальном лидере, который может проявить себя в экстремальной ситуации. Вожак в животном царстве — прообраз самостоятельного лидера в человеческом сообществе.

А как эти интеллектуальные вожаки ведут себя в спокойное время?

Есть гениальный эксперимент с крысами. В вольер с высокими железобетонными стенами посадили крыс (из грызунов они самые интеллектуальные создания). Дали им ветошь, бумагу, солому, ветки — они начали строить гнезда. Поставили качели — они начали качаться. Дали еды… А посередине вольера — глубокий колодец с водой. Так вот четыре крысы — три мальчика и одна девочка — освоив пространство, начали изучать колодец и в конце концов попадали в него. Сработал павловский рефлекс «Что такое?».

Сейчас у нас в стране, да и вообще в мире, непростая ситуация. Как раз такая, при которой у общества должна повышаться конформность. Значит, именно сейчас нам нужны самост ятельные личности. Поэтому вопрос: можно ли как-то воспитать, развить в людях самостоятельность?

Самостоятельность воспитать в людях в известной мере возможно. Однако это нерационально с точки зрения реальных потребностей социума. Изобилие самостоятельных персон не нужно обществу.

Развитие человека определяется тремя факторами. Первый — это генотип (то, что досталось нам от предков: тип нервной системы, особенности строения органов чувств и т.д.) Второй — социальные условия: то, как человека воспитывали. Бихевиористы, которые позаимствовали у Ивана Петровича Павлова схему «стимул-реакция», говорили: дайте нам двенадцать детей, и из одного мы сделаем врача, из другого — педагога, из третьего — преступника и т.д. Третий фактор — внутренняя позиция самого человека. Эта позиция формируется не у каждого. Она может сложиться у тех, у кого есть некая система ценностей, кто готов работать над собой. Внутренняя позиция для своего формирования требует колоссальных усилий. Кроме того, воспитать можно только тех, кто имеет к этому мотивацию и сам ищет себе учителя.

В целом же, общество (в том числе и лидеры) не заинтересовано в большом числе лиц, претендующих на самостоятельность.

Уровень конформности — Психологос

Уровень конформности личности зависит от многих моментов.

Чем больше группа и чем выше в ней единодушие, тем труднее ей противостоять. Если группа склонна к агрессии на тех, кто ей противостоит, конформизм также повышается: никто не хочет себе неприятностей… При этом большую роль играют личностные особенности: обычно более конформны женщины, дети и подростки, люди с низким статусом и невысоким интеллектом, люди тревожные и внушаемые. Чем больше у человека привязанность к группе или зависимость от нее — тем выше уровень конформности. С другой стороны, конформность практически и любого человека проявляется там, где человек мало что понимает и ему не важно то, что обсуждается. В этом случае большинство людей предпочитают согласиться с большинством.

Уровень конформизма или нон-конформизма измеряется в тесте Кеттелла. Формулировки в тесте:

Конформизм: зависимость от мнения и требований группы, социабельность, следование за общественным мнением, стремление работать и принимать решения вместе с другими людьми, низкая самостоятельность, ориентация на социальное одобрение.

Нон-конформизм: Независимость, ориентация на собственные решения, самостоятельность, находчивость, стремление иметь собственное мнение. При крайних высоких оценках склонность к противопоставлению себя группе и желание в ней доминировать.

Любопытно, что по тесту Кеттела уровень конформности выше у общительных людей, для которых много значит одобрение общества, это светские люди. Высокие оценки по нон-конформизму имеют люди, которые часто разобщены с группой и по роду занятий являются индивидуалистами — писатели, ученые и преступники…↑

Почему такие странные данные? — Видимо, это проблемы теста Кеттелла, где не учитывается уровнь развития личности. Дело в том, что конформизм, как и нонконформизм чаще встречаются в группах низкого уровня социально-психологического развития. Чем выше личностное развитие человека, тем реже человеку присущ как конформизм, так и нонконформизм. Более характерно для такого человека — свободное самоопределение.

Социально-психологическое влияние: конформизм, внушаемость, подчинение

Социальное влияние имеет место, когда в результате взаимодействия повторный ответ человека на некую проблему более сближается с ответом другого человека, чем с собственным первоначальным ответом, т. е. поведение одного человека становится подобно поведению других людей.

Следует различать конформность и внушаемость. Конформность — подверженность человека групповому давлению, изменение своего поведения под влиянием других лиц, сознательная уступчивость человека мнению большинства группы для избежания конфликта с ней. Внушаемость, или суггестия — непроизвольная податливость человека мнению других лиц или группы (человек и сам не заметил, как изменились его взгляды, поведение, это происходит само собой, искренне).

Различают:

  • внутреннюю личную конформность (усваиваемая конформная реакция) — мнение человека действительно меняется под воздействием группы, человек соглашается, что группа права, и изменяет свое первоначальное мнение в соответствии с мнением группы, впоследствии проявляя усвоенное групповое мнение, поведение и при отсутствии группы;
  • демонстративное согласие с группой по разным причинам (чаще всего, чтобы избежать конфликтов, неприятностей лично для себя или близких людей), при сохранении собственного мнения в глубине души (внешняя, публичная конформность).
Исследования показали, что внушаемость и конформизм в той или иной степени присущи каждому человеку с детства и до конца жизни, но на степень их выраженности влияют возраст, пол, профессия, состав группы и пр. Под влиянием каких факторов человек уступает группе?
  1. Прежде всего влияют характеристики самого человека: в подростковом, юношеском возрастах конформизм самый высокий, потом снижается. После 25 лет остается у каждого человека на постоянном индивидуальном уровне. У женщин конформизм выше, чем у мужчин, но не всегда: если обсуждаемая проблема относится к разряду стереотипно женских видов деятельности, то женщины не уступают, а мужчины становятся более конформны. Уровень конформности зависит и от профессиональной деятельности человека. Так, высокий уровень конформности наблюдается у сотрудников, вовлеченных в постоянную групповую деятельность, а у военных он выше, чем у инженеров.
  2. Влияют характеристики самой проблемы, характеристики стимульного материала: чем сложнее, амбивалентнее стимульный материал, тем чаще проявляется конформность. Категориальные, качественные стимулы (а не количественные характеристики стимулов) увеличивают способность к сопротивлению групповому давлению.
  3. Влияет и размер группы. Ранее предполагали, что увеличение размера группы приводит к росту конформности, но оказалось, что зависимость носит не прямолинейный, а экспоненциальный характер. Когда к большинству присоединяется еще один человек, у «наивного» испытуемого конформность увеличивается, но в меньшей степени, нежели когда к большинству присоединялся предыдущий человек. Конформность возрастает с увеличением группы лишь до определенного предела (3-5-7 человек), после чего не растет, но и то лишь в случае, когда все члены группы воспринимаются человеком как независимые друг от друга. Таким образом, на конформность действует прежде всего количество воспринимаемых независимых источников информации. Влияет и степень согласия большинства. Так, при разрушении единства группового мнения человек более смело сопротивляется групповому давлению.
  4. Влияют взаимоотношения человека и группы на уровень конформности (так, когда люди работали за совместное вознаграждение и надо было принять общее решение, конформность возрастала). Чем выше степень приверженности человека группе, тем чаще проявляется конформность. Но из этого правила есть исключение: вопрос в том, ищет ли человек принятия со стороны группы? Если человек хочет, ищет принятия себя группой, он чаще уступает группе, и наоборот, если не дорожит своей группой, то более смело сопротивляется групповому давлению. Индивиды с более высоким статусом в группе (лидеры) способны довольно сильно сопротивляться мнению группы — ведь лидерство связано с некоторыми отклонениями от групповых шаблонов. Наиболее подвержены групповому давлению индивиды со средним статусом, лица полярных категорий более способны сопротивляться групповому давлению
В чем причина конформности? С точки зрения информационного подхода (Фестингер), современный человек не может проверить всю информацию, которая к нему поступает. Поэтому он полагается на мнения других людей, когда оно разделяется многими. Человек поддается групповому давлению потому, что он хочет обладать более точным образом реальности («большинство не может ошибаться»).

С точки зрения гипотезы «нормативного влияния», человек поддается групповому давлению потому, что он хочет обладать некоторыми преимуществами, даваемыми членством в группе, хочет избежать конфликтов, избежать санкций при отклонении от принятой нормы, хочет поддержать свое дальнейшее взаимодействие с группой.

Положительное значение конформизма состоит в том, что он выступает:

  1. как механизм сплочения человеческих групп, человеческого общества;
  2. механизм передачи социального наследства, культуры, традиций, социальных образцов поведения, социальных установок.
Чрезмерно выраженный конформизм — явление психологически пагубное. Человек, как флюгер, следует за групповым мнением, не имея собственных взглядов, выступая марионеткой в чужих руках, либо человек реализует себя в качестве лицемерного приспособленца, способного многократно менять поведение и внешне высказываемые убеждения в соответствии с тем, «откуда ветер дует» в данный момент, в угоду «сильным мира сего». По мнению психологов, многие советские люди были сформированы в направлении такого повышенного конформизма.

Нонконформизм выступает как опровержение человеком мнения большинства, как протест подчинения, как кажущаяся независимость личности от мнения группы, хотя на самом деле и здесь точка зрения большинства является основой для поведения человека. Конформизм и нонконформизм — это родственные свойства личности, это свойства положительной или отрицательной подчиненности влияниям на личность группы, но именно подчиненности. Поэтому поведением нонконформиста так же легко управлять, как и поведением конформиста.

Противоположностью конформизму и нонконформизму является самоопределение — избирательное отношение человека к любым влияниям собственной группы, которые принимаются или отторгаются в зависимости от того, соответствуют ли они убеждениям человека, соответствуют ли они целям и задачам содержания деятельности группы, т. е. решение принимается человеком самостоятельно со всей личной ответственностью за его последствия.

Чем определяются взаимоотношения человека и группы? С одной стороны, стабильность группового существования влечет за собой унификацию, уподобление, схожесть индивидов, входящих в группу, т. е. группе присуще стремление к уравновешиванию своих компонентов. С другой стороны, каждый член группы может рассматриваться как источник преобразования мнений других членов группы, т. е. и меньшинство способно повлиять на большинство в группе, так как не только люди адаптируются к социальной среде, но и индивиды адаптируют социальную среду к своим взглядам.

При каких условиях меньшинство может преобразовать позицию большинства? Сами по себе меньшинства — как в деловых, так и в социальных ситуациях — могут быть разными:

  1. меньшинство, чья позиция не отличается по существу от большинства, а лишь является более радикальной;
  2. позиция меньшинства противостоит позиции большинства.
Чтобы меньшинство преобразовало мнение большинства, необходимо чтобы меньшинство было принято в группе, входило в состав группы, а не отторгнуто, не изгнано из нее; чтобы меньшинство имело возможность достаточно открыто высказать свою позицию. В этом случае происходит следующая динамика внутригрупповых влияний:
  1. вначале у большинства складывается ощущение, что «они» (меньшинство) — «ненормальные»,
  2. позже возникают сомнения, которые адресуются самой проблеме, самому стимулу. Может, существуют внешние объективные причины, которые заставляют «их» говорить «не то»?
  3. позже этап сомнений в собственной позиции, т. е. пересмотр своих способностей адекватно определить правильный ответ.
Этот социокогнитивный конфликт и порождает пересмотр мнения большинства в случае, если не поступает реальное жизненное подтверждение правоты позиций большинства. Если же в данный момент поступает дополнительная информация о частичной неправильности позиции большинства, процесс пересмотра мнений происходит быстрее, причем даже не обязательно, чтобы правота позиции меньшинства была подтверждена вескими реальными аргументами.

Если «меньшинство» получает официальную власть или возможность широкой пропаганды своих мнений, процесс трансформации, изменения, пересмотра позиции большинства происходит интенсивнее. Если меньшинство изгнано из группы или лишено возможности высказывать свою позицию, групповое мнение большинства долго лидирует в группе.

Распространенная форма социального влияния — повиновение, подчинение авторитету, подверженность человека влиянию лица с более высоким социальным статусом. Если исключить фактор опасности для человека получить социальное наказание в случае неподчинения лицу с более высоким статусом (в этом случае человек в целях самозащиты стремится к минимизации неприятностей и наказаний для себя, выбирая стратегию подчинения), какие еще факторы могут усиливать тенденцию к подчинению?

В экспериментах американского психолога Стэнли Милгрема испытуемые в роли «учителей» наказывали током «учеников» — жертв, и большинство испытуемых продолжали принимать участие в эксперименте даже при видимых сильных болевых ощущениях, обмороках «жертвы». Почему люди остаются участвовать в эксперименте? У них могут быть два типа психологического состояния взаимодействия:

  1. автономное состояние личности, чувство личной ответственности за все, что вокруг происходит,
  2. человек представляет себя как занимающего определенную ступень в иерархической лестнице, и потому полагает, что ответственность за его поведение несет индивид, который находится на более высокой ступени этой иерархии, феномен «диффузии ответственности» или «атрибуции ответственности», приписывания ее другому лицу, а не себе.
Так и в этом эксперименте многие испытуемые воспринимали экспериментатора как человека, который занимает более высокий статус. Значит экспериментатор несет ответственность за все происходящее. Такая внутренняя позиция человека приводит к некритическому, безоговорочному подчинению авторитету лиц, занимающих более высокий социальный статус, даже если указания этих лиц противоречат требованиям закона, нравственности, да и самим взглядам, установкам конкретного человека.

Конформность . Психологос [Энциклопедия практической психологии]

Конформизм – следование тому, что принято окружающими или властью, установка (желание и привычка) быть как все.

Как все – думать, говорить, одеваться, жить… Все носят джинсы – и я буду, у всех дома плакаты с любимыми музыкальными группами – и у меня такие должны быть.

Конформность – склонность к конформизму, к изменению своих взглядов и позиций вслед за теми, которые преобладают в данном обществе, группе или просто у значимых окружающих. Конформное поведение – соглашательское, бездумное поведение по принципу «Я согласен. Я как все!». Конформист – человек, для которого характерны конформизм или конформность. Если конформизм становится определяющей чертой, говорят о конформном типе личности.

Конформизм бывает внешним и внутренним, пассивным и активным, осознанным и бездумным.

Внешний конформизм – когда человек подчиняется для виду, чтобы не конфликтовать с окружающими или властью, при этом внутренне остается при своих взглядах и мнении. Внутренний конформизм – когда человек действительно меняет свои взгляды и внутреннюю позицию.

Преподаватель политологии читал лекцию, придерживаясь некоторой точки зрения. Следующим утром вышло постановление правительства, и тот же самый лектор теперь искренне стоит на позиции, полностью противоположной той, которую он озвучивал вчера.

С другой стороны, можно выделить пассивный и активный конформизм. Пассивный конформизм порождается внешним давлением: на человека надавили – он подчинился. Активный конформизм идет от самого человека: даже если преобладающая позиция не объявляется и не спускается сверху, он старается почувствовать, какой она может быть, и реагирует на атмосферу и знаки. Вариант активного конформизма – воинственный конформизм, который активно борется со всеми отличающимся от «как все», со всеми инакомыслящими.

Что касается осознанности и бездумности данной черты, то осознанный конформизм – явление достаточно редкое. Иногда он является рационализацией предыдущего негативного опыта противостояния внешнему давлению, иногда – жизненной философией (например, философией ловчилы или нестандартной, чаще восточного толка, индивидуальной философией жизни). Обычно же конформизм – это бездумность, некритичное приспособленчество, основанное скорее на страхе и отсутствии веры в себя, собственных убеждений и ценностей.

В одном из детских садов провели эксперимент и сняли его на кинокамеру. Детям примерно пятилетнего возраста предлагали попробовать кашу из одной большой тарелки. Никто из них не знал, что часть каши вместо сахара была сдобрена солью, и когда им предлагали нормальную кашу, все дети с удовольствием отвечали, что она очень вкусная. После того как большинство детей сказали, что каша сладкая, экспериментатор дала девочке попробовать пересоленную, практически горькую кашу. От первой же ложечки лицо ребенка скривилось, из глаз потекли слезы, но на вопрос: «Каша сладкая?» девочка ответила: «Сладкая». Раз все говорили, что каша сладкая, то и она скажет, как все.

Какова природа конформизма? В основе конформного поведения обычно лежит страх «Высунешься – хуже будет!»: как правило, группа негативно реагирует на того, кто ей противостоит. Люди, активно выходящие за рамки шаблонов, обычно подвергаются давлению и агрессии со стороны конформистов – «молчаливого большинства». Конформное поведение и соглашательство иногда может быть проявлением осознанной лояльности к внешним требованиям: «Как мне скажут, так я и буду думать, так и правильно. Тем, кто сверху, виднее». Такая осознанная лояльность – иногда мудрость, но чаще это трусость и нежелание думать самому, превращающиеся в привычный стандарт поведения в группах, в которых ответственность распылена. Страх и нежелание думать самостоятельно – две главные причины конформного поведения.

Конформизм – качество врожденное или приобретенное? Бывает и так, и так. Некоторые появляются на свет с установкой на конформизм, есть бунтари от рождения, есть не конформисты и не бунтари, а просто здраво смотрящие на всё.

Конформность – склонность к изменению своих взглядов и позиций вслед за теми, которые преобладают в данном обществе, группе или просто у значимых окружающих. Конформное поведение – соглашательское, бездумное поведение по принципу «Я согласен. Я как все!».

Уровень конформности личности зависит от многих моментов. Чем больше группа и чем выше в ней единодушие, тем труднее ей противостоять. Если группа склонна к агрессии к тем, кто ей противостоит, конформизм также повышается: никто не хочет неприятностей для себя. При этом большую роль играют личностные особенности: обычно более конформны женщины, дети и подростки, лица с низким социальным статусом и невысоким интеллектом, люди тревожные и внушаемые. Чем больше у человека привязанность к группе или зависимость от нее, тем выше у него уровень конформности. С другой стороны, практически у любого человека конформность проявляется в ситуациях, когда он мало что понимает и ему неважно то, что обсуждается. В этом случае большинство людей предпочитают согласиться с большинством.

Наиболее известны следующие экспериментальные исследования конформизма: 1935 год – эксперимент Музафера Шерифа, 1951 год – «Эксперимент Аша», 1963 год – «Эксперимент Милгрэма», он же «Тест Эйхмана».

Если быть не конформистом, то кем? «Я не ругаюсь матом, всегда уступаю место женщинам в метро, не опаздываю, люблю слова „пожалуйста“, „будьте добры“, „спасибо“, я не прерываю собеседника и тактично делаю замечания начальникам, если при общении со мной они повышают на меня голос. Большинство вокруг меня, признаюсь, люди хамоватые. Я не борюсь с ними, но и принять их стиль поведения не могу. Коллеги за спиной надо мной подшучивают, и все называют меня белой вороной. Как мне быть? Неужели стать таким, как все?» Не надо плыть по течению, не надо плыть против него, а надо плыть туда, куда надо. Глупо быть «как все», так же как и нет необходимости быть «не как все». Надо думать, прислушиваться к умным людям и вырабатывать собственные ценности, жить так, как вам представляется достойным.

На уровне здравого смысла конформизму часто противопоставляется нонконформизм, протестная реакция на жизнь «как у всех», однако между конформистом и нонкомформистом есть то, что их объединяет: оба мыслят несамостоятельно. Конформист – как все. Нонконформист – как все, только наоборот, наизнанку, под знаком «нет». Конформизм, как и нонконформизм, чаще встречаются у людей с низким уровнем социально-психологического развития. Чем выше личностное развитие человека, тем реже ему присущ как конформизм, так и нонконформизм. Более характерно для такого человека свободное самоопределение.

И конформизм, и нонконформизм являются элементами незрелого, детского (подросткового) поведения. Более взрослое, зрелое поведение – это поведение свободно самоопределяющейся личности. А еще более взрослое – любовь и забота, когда человек свою свободу использует не для того, чтобы что-то не делать, а для того, чтобы делать то, что считает достойным, во имя того, что ему дорого.

Почему мы становимся конформистами? — FURFUR

Учитывая, что сама маргинальность — это уже локус «на границе», провести границу между маргинальностью и чем-то ещё, на мой взгляд, весьма проблематично. Я бы говорил не о границе, а о способах различения. Первое, что приходит в голову, — критерий осознанности: нонконформист существует в русле сознательного противостояния системе, маргиналий просто вымывается на периферию социума, вопреки собственному желанию. На мой взгляд, такой подход не всегда работает, так как нонконформистской свою позицию можно объявить уже постфактум, дабы оправдать неконтролируемое скатывание в маргиналитет, героизировать банальную личностную деградацию.

Мне кажется, в отличие от маргинала, нонконформист не просто противопоставляет себя существующему социуму — он предлагает альтернативную логику существования. Если маргинал волею судеб оказывается на периферии, его позиция нисколько не противоречит самой системе отношений, принятой в данном обществе, он существует в рамках уже сложившейся иерархии, в режиме «на дне». Нонконформист, в свою очередь, отрицает сложившиеся общественные отношения, чтобы противопоставить им альтернативный социальный проект, теснейшим образом связанный с его личностным проектом. Это может быть политическая утопия (фаланстер), духовное подвижничество (раскольники), контркультурное движение (битники), но всегда имеется некоторое «ради», которое организует всю его жизнь в определённой перспективе, наделяет её смыслом.

Противопоставляя себя традиционной системе отношений, традиционной морали и/или эстетике, нонконформизм подразумевает альтернативное общество, в котором также существует определённая социальная иерархия. Успех личного нонконформистского проекта определяется ролью и общественным положением индивида в этом альтернативном социуме. А основным критерием «успешного» нонконформистского проекта служит, на мой взгляд, признание другими членами той же социальной группы. То есть утвердить за тобой статус нонконформиста могут только другие нонконформисты.

История философии содержит немало ярких образчиков нонконформизма, та же школа киников — типичный пример. Лично мне ближе всего нонконформизм Сёрена Кьеркегора, наиболее полно отразившийся в его концепции «рыцаря веры». Образ «рыцаря веры» для Кьеркегора глубоко персонален, если не сказать интимен: собственно, это обозначение его собственного статуса в отношении общественных ценностей, традиционной морали, ортодоксальной церкви и — не в последнюю очередь — наукообразной философии. «Рыцарь веры» — это индивидуальный духовный проект, глубоко иррациональный и абсурдный, с точки зрения обыденного сознания. Для многих современников Кьеркегора его нарочитое антигегельянство и нелепый аскетизм были не более чем эстетической позой или, хуже того, локальным помешательством. Кроме того, многих копенгагенских обывателей возмутил неожиданный финал романа Кьеркегора с Региной Ольсен. Его внезапный немотивированный отказ от женитьбы, больше похожий на предательство, чем на сознательный духовный выбор, заставил многих задуматься о его нравственном облике. В результате радикальная позиция философа обернулась негласным остракизмом со стороны датского социума. Имея сравнительно высокий общественный статус по праву рождения, он в результате оказался на обочине социума: стал типичным маргиналом. Только последователи его философии в полной мере воздали ему должное: благородный рыцарь веры получил в качестве посмертной награды почётный статус родоначальника экзистенциализма. К слову, среди представителей этого направления было немало нонконформистов: Карл Ясперс, Жан-Поль Сартр, Симона де Бовуар, Альбер Камю. Каждый из них так или иначе противопоставлял доминирующей культурной позиции собственный личностный и социальный проект. И каждый из этих проектов, как мы знаем, оказался успешным.

Что такое соответствие? | Simply Psychology

Что такое конформность?

Д-р Саул МакЛеод, обновлено 2016


Конформность — это тип социального влияния, включающий изменение убеждений или поведения с целью приспособления к группе.

Это изменение является ответом на реальное (включая физическое присутствие других) или воображаемое (включая давление социальных норм / ожиданий) групповое давление.

Соответствие также можно определить просто как «уступка при групповом давлении » (Кратчфилд, 1955).Групповое давление может принимать различные формы, например, запугивание, убеждение, поддразнивание, критика и т. Д. Конформизм также известен как влияние большинства (или групповое давление).

Термин соответствие часто используется для обозначения согласия с позицией большинства, вызванного либо желанием « соответствовать », либо нравиться (нормативно), либо из-за желания быть правильным (информационное), или просто соответствовать социальной роли (идентификация).

Дженнесс (1932) был первым психологом, изучившим конформность.Его эксперимент представлял собой неоднозначную ситуацию со стеклянной бутылкой, наполненной бобами.

Он попросил участников индивидуально оценить, сколько зерен содержится в бутылке. Затем Дженнесс поместила группу в комнату с бутылкой и попросила их дать групповую оценку в ходе обсуждения.

Затем участников попросили снова оценить количество самостоятельно, чтобы выяснить, изменились ли их первоначальные оценки на основе влияния большинства.

Затем Дженнесс снова опросила участников индивидуально и спросила, хотят ли они изменить свои первоначальные оценки или остаться с оценкой группы.Почти все изменили свои индивидуальные предположения, чтобы приблизиться к групповой оценке.

Однако, пожалуй, самый известный эксперимент соответствия был проведен Соломоном Ашем (1951) и его экспериментом по оценке линий.


Типы соответствия

Типы соответствия

Кельман (1958) различал три различных типа соответствия:

Соответствие

(или групповое принятие)

Это происходит, «когда человек принимает влияние, потому что он надеется добиться положительной реакции со стороны другого человека или группы.Он принимает индуцированное поведение, потому что … он ожидает получить конкретное вознаграждение или одобрение и избежать конкретного наказания или неодобрения путем подчинения »(Kelman, 1958, p. 53).

Другими словами, подчиняться большинству (публично), несмотря на то, что на самом деле не согласен с ними (в частном порядке). Это видно на примере линейного эксперимента Аша.

Соответствие прекращается, когда нет группового давления, чтобы соответствовать, и, следовательно, является временным изменением поведения.

Интернализация

(подлинное принятие групповых норм)

Это происходит, «когда индивид принимает влияние, потому что содержание индуцированного поведения — идеи и действия, из которых оно состоит, — по своей сути вознаграждает.Он принимает индуцированное поведение, потому что оно согласуется [согласуется] с его системой ценностей »(Kelman, 1958, p. 53).

Интернализация всегда связана с общественным и частным соответствием. Человек публично меняет свое поведение, чтобы соответствовать группе, а также соглашается с ними в частном порядке.

Это самый глубокий уровень соответствия, на котором убеждения группы стали частью собственной системы убеждений человека. Это означает, что изменение поведения будет постоянным. Это видно из автокинетического эксперимента Шерифа.

Это наиболее вероятно, когда большинство обладает большими знаниями, а члены меньшинства имеют мало знаний, чтобы бросить вызов позиции большинства.

Идентификация

(или членство в группе)

Это происходит, «когда человек принимает влияние, потому что он хочет установить или поддерживать удовлетворительные самоопределяющиеся отношения с другим человеком или группой» (Kelman, 1958, p. 53).

Люди соответствуют ожиданиям социальной роли, e.грамм. медсестры, сотрудники милиции. Это похоже на соблюдение, поскольку не должно быть никаких изменений в частном мнении. Хорошим примером является Тюремное исследование Зимбардо.

Man (1969) определил дополнительный тип соответствия:

Ingratiational

Это когда человек подчиняется, чтобы произвести впечатление или получить благосклонность / признание других людей.

Это похоже на нормативное влияние, но мотивировано потребностью в социальных вознаграждениях, а не угрозой отвержения, то есть групповое давление не влияет на решение подчиняться.


Объяснения соответствия

Объяснения соответствия

Дойч и Джеррард (1955) выделили две причины, по которым люди подчиняются:

Нормативное соответствие

  • Подчинение групповому давлению, потому что человек хочет вписаться в группу. Например. Исследование линии Аша.
  • Соответствует, потому что человек боится быть отвергнутым группой.
  • Этот тип соответствия обычно включает в себя согласие — когда человек публично принимает взгляды группы, но в частном порядке отвергает их.

Информационное соответствие

  • Обычно это происходит, когда человеку не хватает знаний и он обращается к группе за советом.
  • Или когда человек находится в неоднозначной (т.е. неясной) ситуации и социально сравнивает свое поведение с группой. Например. Кабинет Шерифа.
  • Этот тип конформности обычно включает интернализацию — когда человек принимает взгляды группы и принимает их как личность.

Шериф (1935) Эксперимент с автокинетическим эффектом

Шериф (1935) Эксперимент с автокинетическим эффектом

Цель : Шериф (1935) провел эксперимент с целью продемонстрировать, что люди соответствуют групповым нормам, когда их помещают в неоднозначный (т.е. непонятно) ситуация.

Метод : Шериф провел лабораторный эксперимент для изучения соответствия. Он использовал автокинетический эффект — это когда небольшое пятно света (проецируемое на экран) в темной комнате будет казаться движущимся, даже если оно неподвижно (то есть это визуальная иллюзия).

Было обнаружено, что при индивидуальном тестировании участников их оценки дальности перемещения света значительно варьировались (например, от 20 см до 80 см).

Затем участников тестировали в группах по три человека.Шериф манипулировал составом группы, объединив двух человек, чьи оценки движения света в одиночестве были очень похожи, и одного человека, чьи оценки были очень разными. Каждый человек в группе должен был сказать вслух, как далеко, по их мнению, переместился свет.

Результаты : Шериф обнаружил, что после многочисленных оценок (испытаний) движения света группа сходилась к общей оценке. Человек, чья оценка движения сильно отличалась от двух других в группе, соответствовал взглядам двух других.

Шериф сказал, что это показывает, что люди всегда склонны подчиняться. Вместо того, чтобы выносить индивидуальные суждения, они обычно приходят к групповому соглашению.

Заключение : Результаты показывают, что в неоднозначной ситуации (такой как автокинетический эффект) человек будет искать совета у других (которые знают больше / лучше) (т. Е. Принимают групповые нормы). Они хотят поступать правильно, но могут не иметь соответствующей информации. Наблюдение за другими может предоставить эту информацию.Это известно как информационное соответствие.


Несоответствие

Несоответствие

Не все подчиняются социальному давлению. Действительно, есть много факторов, которые способствуют желанию человека оставаться независимым от группы.

Например, Смит и Бонд (1998) обнаружили культурные различия в соответствии между западными и восточными странами. Люди из западных культур (таких как Америка и Великобритания) более склонны к индивидуализму и не хотят, чтобы их считали такими же, как все.

Это означает, что они ценят независимость и самодостаточность (индивидуум важнее группы) и, как таковые, с большей вероятностью будут участвовать в несоответствии.

Напротив, восточные культуры (например, азиатские страны) более склонны ценить потребности семьи и других социальных групп выше своих собственных. Они известны как коллективистские культуры и с большей вероятностью будут подчиняться.

Ссылка на эту статью:
Ссылка на эту статью:

McLeod, S.А. (2016, 14 января). Что такое соответствие? Просто психология: https://www.simplypsychology.org/conformity.html

APA Style References

Asch, S. E. (1951). Влияние группового давления на изменение и искажение суждений. В H. Guetzkow (Ed.), Группы, лидерство и люди . Питтсбург, Пенсильвания: Carnegie Press.

Кратчфилд Р. (1955). Соответствие и характер. Американский психолог , 10, 191–198.

Deutsch, M., & Gerard, H.Б. (1955). Изучение нормативных и информационных социальных влияний на индивидуальное суждение. Журнал аномальной и социальной психологии, 51 (3) , 629.

Дженнесс А. (1932). Роль дискуссии в изменении мнения о факте. Журнал аномальной и социальной психологии , 27, 279-296.

Кельман, Х. К. (1958). Соответствие, идентификация и интернализация: три процесса изменения отношения. Журнал разрешения конфликтов, 2, 51–60.

Манн, Л. (1969). Социальная психология . Нью-Йорк: Вили.

Шериф М. (1935). Изучение некоторых социальных факторов восприятия. Архив психологии , 27 (187).

Смит П. Б. и Бонд М. Х. (1993). Социальная психология в разных культурах: анализ и перспективы . Хемел Хемпстед: комбайн Пшеничный сноп.

Ссылка на эту статью:
Ссылка на эту статью:

McLeod, S.А. (2016, 14 января). Что такое соответствие? Просто психология: https://www.simplypsychology.org/conformity.html

сообщить об этом объявлении

Определение соответствия Merriam-Webster

con · for · mi · ty | \ kən-ˈfȯr-mə-tē \ 2 : акт или пример соответствия ее соответствие последней моде

3 : действие в соответствии с определенными стандартами или полномочиями соответствие общественным обычаям соответствие федеральному закону и кодексам государственного страхования

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Терапия Блоггинга, Терапия..

Соответствие — это акт поведения, мышления, разговора или внешнего вида, похожего на других людей, будь то сознательное изменение поведения или убеждений или бессознательная попытка приспособиться к давлению, реальному или воображаемому, из группы.

Понимание соответствия

Желание, чтобы на вас благосклонно смотрели и принимали другие, сильно характерно для социальных животных, включая людей. Следовательно, согласие часто не требует явного давления; большинство людей естественным образом принимают поведение, убеждения и внешний вид, аналогичные группам сверстников.Однако принуждение к подчинению может быть тонким или явным, а также может быть вызвано такими практиками, как изгнание людей, которые не подчиняются, или насмешки над людьми с другими ценностями.

Типы соответствия включают:

  • Соблюдение или согласие общества на социальное давление, несмотря на внутренние разногласия. Часто этот акт подчинения мотивируется получением вознаграждения и избеганием наказаний.
  • Идентификация или принятие убеждений близкого человека ради улучшения или построения отношений с этим человеком.
  • Интернализация или принятие убеждения доверенного лица. Желание быть правым часто является важным мотиватором, и, столкнувшись с влиятельным общественным деятелем, многие люди ответят на давление, приняв убеждения этого человека и включив их в свои личные убеждения.

Такие факторы, как единодушие, размер группы, самооценка, культура и легитимность власти — все это может усилить конформность, тогда как предыдущая приверженность, дистанцирование от власти и собственная личность человека могут уменьшить конформность.

Согласно недавнему исследованию, желание соответствовать либо врожденное, либо развивается в очень раннем возрасте. Исследование показало, что люди, даже дети в возрасте двух лет, часто скрывают какой-то навык, чтобы лучше вписаться в группу. Часто соответствие нормам группы происходит бессознательно. Это можно увидеть по тому, как группы сверстников имеют тенденцию отражать язык тела и образы речи друг друга, а также по тому, как семьи принимают свои собственные нормы приветствия, времени, проведенного вместе, и приемлемых форм поведения.

Последствия соответствия

Конформность — это нейтральная позиция, но она может способствовать решению определенных социальных проблем. В некоторых случаях конформности желание человека вписаться в социальную группу может помешать способности принимать моральные или безопасные решения. Один из примеров — когда человек пьет и водит машину, потому что это делают друзья или потому, что друзья заверяют этого человека, что он или она может это сделать безопасно. Более крайние примеры можно найти в принятии несправедливых политических систем или отказе оспаривать расистские, сексистские и другие репрессивные и тревожные взгляды из-за желания соответствовать.

Однако соответствие не обязательно отрицательное. Например, ребенок, который плохо себя ведет в классе, может успокоиться и начать работать, увидев, как это делают одноклассники. Человек, мчащийся по шоссе, может замедлить скорость, если поймет, что другие водители едут не так быстро.

Чтобы приспособиться к социальным группам, часто требуется некоторая степень соответствия. Например, во многих культурах ношение одежды в общественных местах является ожидаемым поведением. Несоблюдение этой социальной нормы приведет к замешательству, недоумению, возможной озабоченности своим психическим состоянием и, возможно, к цитированию.Те, кто соответствует социальным нормам, считаются «нормальными» и обычно не подвергаются остракизму, но это может быть проблематично, когда культурные ожидания могут быть вредными для некоторых или когда определенные люди не хотят подчиняться, но делают это, чтобы избежать остракизма. Подростки, например, часто могут чувствовать давление, заставляя их заниматься случайным сексом, даже если они не хотят этого, потому что это делают друзья.

Исторически сложилось так, что людей, не соответствующих социальным нормам, часто называли психически больными. Например, женщины, которые стремились получить право голоса, рассматривались как неприспособленные люди, которые стремились разрушить неприкосновенность дома и брака, а мужья и отцы могли заставить их пройти психиатрическое лечение или поместить их в лечебные учреждения, пока они не будут соответствовать или не будут выглядеть соответствия.Вдобавок гомосексуальность когда-то рассматривался психиатрическим сообществом как отклонение от нормы и расстройство, от которого человеку требовалось лечение, например, репаративная терапия. Эта классификация официально изменилась в 1973 году, когда она перестала перечисляться в Диагностическом и статистическом руководстве как психическое расстройство, хотя гомосексуальность по-прежнему часто рассматривается как ненормальное состояние, а не как нормальный аспект человеческой сексуальности.

Артикул:

  1. Американская психологическая ассоциация. Краткий психологический словарь APA . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, 2009. Печать.
  2. История психиатрии и гомосексуализма. (2012). Получено с http://www.aglp.org/gap/1_history.
  3. Принц, Дж. Дж. (2007). Эмоциональное построение морали . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
  4. Стетка, Б. (12 февраля 2015 г.). Соответствие начинается молодым. Получено с http://www.scientificamerican.com/article/conformity-starts-young.
  5. Уильямс, Р. (нет данных). Соответствие. Получено с https://www3.nd.edu/~rwilliam/xsoc530/conformity.html.

Последнее обновление: 15.06.2018

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

границ | Неврология социальной конформности: значение для фундаментальных и прикладных исследований

Введение

Недавние новаторские исследования в области прикладной психологии установили, что информирование людей о поведении других является полезным методом для стимулирования положительных поведенческих изменений на социальном уровне.Например, налогоплательщики с большей вероятностью заплатят то, что они должны, зная, что это делают другие (Coleman, 2007; Кабинет министров Великобритании, группа по анализу поведения, 2012), домовладельцы сокращают потребление энергии, когда им сообщают, что они используют больше энергии, чем их соседи (Schultz et al. al., 2007; Slemrod and Allcott, 2011), и люди с большей вероятностью будут жертвовать на благотворительность, если это рассматривается как социальная норма (Alpizar et al., 2008; Smith et al., 2015). Многие из этих стратегий были успешно применены в последние годы, хотя и на разовой основе.Однако лучшее понимание механизмов социального влияния и соответствия, как когнитивно, так и нервно, важно для распространения этих методов на другие области, представляющие интерес для политиков.

В течение последнего десятилетия все больше работ было посвящено изучению нейрокогнитивных коррелятов социального влияния (обзоры см. В Falk et al., 2012; Morgan and Laland, 2012; Izuma, 2013; Schnuerch and Gibbons, 2014; Cascio). и др., 2015). Эти исследования были сосредоточены на различных аспектах социального влияния, начиная от того, как мнение других влияет на оценку и восприятие простых стимулов (Berns et al., 2005; Мейсон и др., 2009; Чен и др., 2012; Сталлен и др., 2013; Томлин и др., 2013; Trautmann-Lengsfeld and Herrmann, 2013) на более сложные, реалистичные варианты выбора (Klucharev et al., 2009; Berns et al., 2010; Campbell-Meiklejohn et al., 2010; Zaki et al., 2011; Huber et al. ., 2015), и, наконец, какие механизмы мозга лежат в основе долгосрочного соответствия, как простое присутствие сверстников влияет на активность мозга и приводит к изменениям в принятии рискованных решений и принятии решений о доверии (Steinberg, 2007; Chein et al., 2011; Fareri et al., 2012, 2015), и как мозг примиряет вводящее в заблуждение влияние (Edelson et al., 2011, 2014; Izuma, 2013). Цель этого целевого обзора не в том, чтобы заново резюмировать эту работу, а в том, чтобы изучить, в какой степени эти нейровизуализационные исследования могут способствовать нашему пониманию психологии социального влияния и какие многообещающие направления ждут нас в будущем. В частности, хотя социальное влияние — это широкий термин, описывающий влияние других на наше поведение и мнения, здесь мы сосредоточены на исследованиях соответствия, где соответствие относится к фактическому совпадению мнений или поведения людей с мнениями других.Этот обзор построен вокруг трех способов, которыми нейровизуализация может способствовать развитию психологии (Moran and Zaki, 2013), а именно роли нейровизуализации в (i) выявлении фундаментальных механизмов, лежащих в основе поведения, (ii) разделении психологических теорий, которые делать аналогичные поведенческие прогнозы и (iii) использовать активность мозга для прогнозирования последующих поведенческих изменений.

КЛЮЧЕВАЯ КОНЦЕПЦИЯ 1. Социальное влияние
Влияние других людей на наше отношение, мнения и поведение.Социальное влияние может принимать разные формы, включая конформизм (см. Ключевую концепцию 2), реактивность (сознательное принятие точки зрения, противоположной взглядам других), убеждение (изменение точки зрения на основе апелляции к разуму или эмоциям) и влияние меньшинства (когда человек или небольшая группа оказывает влияние на большинство).

КЛЮЧЕВАЯ КОНЦЕПЦИЯ 2. Соответствие
Согласование своего отношения, мнения или поведения с другими. Социальная психология различает две причины соответствия.Информационное соответствие происходит, когда один принимает точку зрения других, потому что предполагается, что другие обладают большим знанием ситуации. Нормативное соответствие относится к действию соответствия позитивным ожиданиям других, чтобы понравиться и принять их.

Механизмы соответствия

Растущее число нейробиологических исследований показывает, что конформность задействует нейронные сигналы, аналогичные тем, которые используются в обучении с подкреплением (Klucharev et al., 2009; Кэмпбелл-Мейкледжон и др., 2010; Ким и др., 2012; Шестакова и др., 2013). Например, в исследовании Ключарева и соавт. (2009) участникам было предложено оценить женские лица, а затем они увидели предполагаемые совокупные суждения других оценщиков. Увидев эти лица во второй раз, было показано, что оценки участников сместились в сторону групповых суждений. Результаты нейровизуализации продемонстрировали, что, когда индивидуальные оценки отличаются от оценок группы, активность в зоне ростральной поясной извилины, в области медиальной префронтальной коры головного мозга, участвующей в обработке конфликта (Ridderinkhof et al., 2004), увеличилась, в то время как активность в прилежащем ядре, области, связанной с ожиданием вознаграждения (Knutson et al., 2005), снизилась. Интересно, что амплитуда этих сигналов предсказывала соответствие, так что, когда это несоответствие было большим (хотя точно, какой величиной должно быть это несоответствие, чтобы вызвать согласованность, все еще не определено), люди затем скорректировали свое поведение и согласовали свое мнение с мнением группы (Ключарев и др., 2009). О подобных сигналах нервного несоответствия, отражающих отклонение собственной оценки и заметного внешнего мнения, сообщалось и в других исследованиях (Campbell-Meiklejohn et al., 2010; Deuker et al., 2013; Идзума и Адольф, 2013; Lohrenz et al., 2013).

КЛЮЧЕВАЯ КОНЦЕПЦИЯ 3. Обучение с подкреплением
Обучение с подкреплением — это изучение окружающей среды методом проб и ошибок. Столкнувшись с положительными и отрицательными результатами, люди со временем узнают, какое действие выбрать, чтобы получить максимальное вознаграждение. В исследовании соответствия принятие группой обычно рассматривается как награда, а сопоставление своего отношения, мнения или поведения с другими — как средство достижения этого результата.

В соответствии с предыдущими исследованиями, показывающими, что области медиальной префронтальной коры связаны с поведенческой адаптацией после положительных / отрицательных или неожиданных результатов (Ridderinkhof et al., 2004), активность в этой области немного выше, чем медиальная фронтальная активность, о которой сообщает Ключарев и др. (2009), было обнаружено, что кодирует не только соответствие понравившейся группе, но и коррелирует с поведенческими корректировками вдали от группы, которой не нравится (Izuma and Adolphs, 2013, и см. Izuma, 2013 для обзора медиальной лобной части тела). активации в исследованиях социальной конформности).Чтобы проверить причинную роль медиальной лобной коры в соответствии, исследователи использовали транскраниальную магнитную стимуляцию (ТМС) для временного подавления регуляции этой области, чтобы проверить, влияет ли это на поведенческие корректировки групповых мнений (Klucharev et al., 2011). Действительно, временное подавление регуляции этой области, по-видимому, снижает изменение поведения, подтверждая критическое вовлечение задней медиальной префронтальной коры в соответствие. Мы считаем, что это исследование демонстрирует четкую роль функциональной нейровизуализации в лучшем освещении точных систем, лежащих в основе социальной конформности.Хотя мы использовали здесь механизм обучения с подкреплением в качестве примера того, как мы можем лучше понять сложное социальное поведение, исследуя базовые процессы, необходимы дальнейшие исследования, чтобы лучше понять точные процессы, лежащие в основе конформности. Например, на сегодняшний день неизвестно, вызывает ли отклонение от мнения группы фактические сигналы ошибки прогнозирования вознаграждения, зависящие от допамина, или соответствие обрабатывается по-разному.

Подтверждение психологических теорий

В дополнение к более точному определению нейронных механизмов конформности, нейробиология может помочь вынести решение между конкурирующими психологическими теориями, которые делают аналогичные поведенческие прогнозы в отношении причины, по которой люди подчиняются.Например, одно из первых нейровизуализационных исследований социального влияния было направлено на то, чтобы установить, является ли конформность функцией явного решения соответствовать выбору других, или же присутствие других на самом деле меняет истинное восприятие человека или фокус внимания (Berns et al. ., 2005). Используя фМРТ и задание на мысленное вращение, авторы исследовали нейронные корреляты конформности перед лицом неправильной обратной связи со сверстниками относительно степени вращения абстрактной фигуры. Соответствие неправильной обратной связи изменило активность зрительных корковых и теменных областей, которые были задействованы в выполнении самой задачи мысленного вращения.Основываясь на участии этих регионов в восприятии и на основании отсутствия активности в лобных областях принятия решений, авторы пришли к выводу, что изменение поведения в этом исследовании было связано с модификацией процессов восприятия низкого уровня, а не с принятым решением подчиняться. на исполнительном уровне. Хотя следует соблюдать осторожность при использовании этих типов методов обратного вывода для установления знаний о точных когнитивных процессах (Poldrack, 2006), дополнительное подтверждение гипотезы о том, что социальная конформность может влиять на базовую когнитивную обработку, исходит из исследований электроэнцефалографии (ЭЭГ), показывающих, что отклонение от Норма группы сверстников может влиять на ранние визуальные сигналы мозга (Trautmann-Lengsfeld and Herrmann, 2013, 2014).

Еще одним направлением исследований нейровизуализации было изучение того, может ли просмотр мнения других действительно изменить истинные предпочтения людей, проверка социальных психологических теорий, которые отличают подлинные модификации отношения от простого общественного согласия, в котором люди подчиняются, не меняя своего истинного отношения (Чалдини и Голдштейн , 2004). Это направление оказалось многообещающим, продемонстрировав, что социальное влияние снижает активность в полосатом теле и вентромедиальной префронтальной коре.Эти две области мозга, как известно, участвуют в обработке вознаграждений и, как считается, работают сообща, кодируя субъективную ценность (Bartra et al., 2013). Сигнал в этих областях усиливался, когда участники рассматривали простые абстрактные символы, которые были оценены по популярности сверстниками (Mason et al., 2009), в дополнение к тому, когда участникам предъявлялись реальные конкретные стимулы, такие как лица и песни, которые понравились другие (Klucharev et al., 2009; Campbell-Meiklejohn et al., 2010; Zaki et al., 2011). В совокупности эти результаты предполагают, что поведение и мнение других могут на самом деле напрямую влиять на нейронное представление ценности, связанной с конкретными стимулами, и демонстрируют, как нейровизуализация может помочь отделить истинное соответствие от простого общественного согласия. Таким образом, этот подход дает ценную информацию для подтверждения и расширения психологических теорий конформности.

КЛЮЧЕВАЯ КОНЦЕПЦИЯ 4. Соответствие
Соответствие относится к поверхностной форме соответствия, когда люди выражают то же мнение или поведение, что и группа, но не меняют своего фактического основного отношения или убеждений.Соответствие также известно как общественное подчинение и является противоположностью частного подчинения или интернализации, когда люди искренне верят, что группа права и происходит фактическое изменение предпочтений.

Прогнозирование изменения поведения

Третий способ, которым исследования в области нейробиологии могут способствовать лучшему пониманию социального влияния, заключается в их способности использовать данные мозга для непосредственного прогнозирования поведения. Например, сила сигнала несоответствия в ответ на конфликт между собственным суждением и мнением группы не только предсказывала последующее соответствие, но и активность в полосатом теле также коррелировала с индивидуальными различиями, с участниками, которые скорректировали свое мнение в ответ на групповое мнение. несогласие, показывающее более низкую активацию в этой области, чем участники, не изменившие свои взгляды (Ключарев и др., 2009). Индивидуальные различия в склонности к согласованию своего поведения с группой также были связаны с функциональными и структурными различиями орбитофронтальной коры (Campbell-Meiklejohn et al., 2012a; Charpentier et al., 2014). Кроме того, эти тенденции можно регулировать введением окситоцина (Stallen et al., 2012), гормона, участвующего в широком спектре социального поведения, а также метилфенидата, непрямого агониста дофамина и норадреналина (Campbell-Meiklejohn et al., 2012б).

Интересным дополнением к этому лабораторному исследованию, которому до сих пор уделялось относительно мало внимания, является то, в какой степени нейронная активность может предсказать реальные долгосрочные изменения поведения, измеренные в реальных решениях. Одно исследование показало, что сигнал несоответствия в медиальной лобной коре может предсказывать изменение предпочтений через несколько месяцев (Izuma and Adolphs, 2013). Однако этот вывод потенциально можно объяснить общей тенденцией соответствовать собственному предыдущему поведению, поскольку участники уже однажды явно оценили стимулы в этом эксперименте.Последующее исследование, которое обошло эту проблему, продемонстрировало устойчивый эффект конформности, когда суждения о привлекательности лица менялись в зависимости от мнения других, причем этот эффект длился до 3 дней (Huang et al., 2014). Эффекты стойкого соответствия были также обнаружены в исследовании, посвященном влиянию социального давления на изменение памяти (Edelson et al., 2011). Участники этого исследования сталкивались с ошибочными воспоминаниями других со-наблюдателей, когда им задавали вопросы о просмотренном ими документальном фильме.После недельного опоздания их снова проверили, и хотя им сообщили, что ответы, которые они слышали раньше, на самом деле определялись случайным образом, участники, тем не менее, по-прежнему демонстрировали сильную тенденцию соответствовать ошибочным воспоминаниям группы, причем, что важно, данные нейровизуализации указывали на это социальное влияние изменило нейронную репрезентацию воспоминаний. В частности, как активность миндалевидного тела во время воздействия социального воздействия, так и сила связи между этой областью и гиппокампом предсказывали долговременные стойкие ошибки памяти.Дальнейший прогресс в этой области может быть с пользой сосредоточен на том, как эта работа распространяется на сферу общественного здравоохранения, как обсуждается в следующем разделе.

Заключение и дальнейшие направления

Несмотря на то, что нейробиология и, в частности, функциональная нейровизуализация, находятся в относительном зачаточном состоянии с точки зрения значительного объема экспериментальных исследований, она может многое предложить для изучения социального влияния. Знание нейронных механизмов, лежащих в основе конформности, можно использовать для ограничения существующих психологических теорий, а также для построения новых и может помочь понять, какие именно когнитивные процессы задействованы.Следующим продуктивным шагом для достижения этой цели будет лучшее понимание того, как интерпретировать активность мозга. Например, отражает ли сигнал несоответствия в медиальной лобной коре в ответ на конфликт между собственным мнением и мнением группы процесс когнитивной переоценки и последующей корректировки отношения, или, скорее, указывает на усиление негативного аффекта, которое, в свою очередь, может мотивировать изменение поведения? Возможны и другие интерпретации, например теории о том, что медиальная фронтальная активность отражает задействование теории психических процессов (Gallagher and Frith, 2003), переживания конфликта (Pochon et al., 2002; Ключарев и др., 2009), или, в более общем плане, нарушение ожиданий (Chang, Sanfey, 2013). Конечно, области мозга, как правило, не участвуют выборочно в одном психологическом процессе, а, скорее, участвуют в нескольких вычислениях, и поэтому интерпретация активности мозга, основанная исключительно на результатах исследования, описанного здесь, является сложной задачей. Естественно, что растущее количество исследований в этой области поможет определить точные задействованные процессы, и сближение методологических подходов также имеет многообещающие перспективы в этом отношении.Например, дополнительные данные из независимых задач локализатора в рамках одних и тех же участников могут быть полезны для определения психологического процесса, в котором задействована область мозга (Zaki et al., 2011; Izuma and Adolphs, 2013), и использования метаанализа. подходы к функциональной связности для оценки вычислений нейронных сетей и крупномасштабные базы данных также могут помочь уменьшить потенциальный пул гипотез (Poldrack, 2011). Одной из полезных баз данных онлайн-метаанализа является платформа Neurosynth, которая позволяет проводить крупномасштабный автоматизированный мета-анализ данных функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ) (Yarkoni et al., 2011).

Мы предполагаем, что одним из конкретных многообещающих будущих направлений нейробиологии, способствующих пониманию социального влияния, является дальнейшее исследование эмоций, которые вызывают поведенческие корректировки из-за конформности. Например, люди могут согласовывать свои предпочтения с предпочтениями других, потому что они присоединяются и тем самым чувствуют необходимость принадлежать к группе (Tafarodi et al., 2002; Cialdini and Goldstein, 2004). Однако отрицательные эмоции, такие как страх социальной изоляции или чувство стыда или вины из-за различных мнений, также могут быть движущими силами конформизма (Janes and Olson, 2000; Berns et al., 2010; Ю и Сун, 2013). Сочетание нейробиологических методологий с умными поведенческими парадигмами может обеспечить значительно большее понимание конкретных эмоций, лежащих в основе конформности в данном контексте, поскольку накопленные данные свидетельствуют о том, что данные нейровизуализации могут поддерживать выводы об аффективных состояниях (Knutson et al., 2014). Можно ожидать, что использование инновационных методов, включая методы многомерной визуализации мозга, улучшит отображение мозговой активности как на аффективный опыт, так и на поведение в ближайшем будущем (Formisano and Kriegeskorte, 2012).

Накапливающиеся лабораторные данные в сочетании с вышеупомянутыми вероятными будущими разработками демонстрируют большие перспективы в построении улучшенных нейронных и психологических моделей социального соответствия. Лучшее понимание процессов, определяющих соответствие, интересно не только с научной точки зрения, но и дает актуальные практические идеи для социальной политики. Политические кампании часто пытаются мотивировать изменение поведения с помощью социального влияния, например программы, препятствующие курению среди подростков, подчеркивая неодобрение сверстников, или сокращение потребления алкоголя в школах путем исправления распространенных, хотя и ложных, представлений о поведении других (Neighbours et al. ., 2004; Профилактика курения среди молодежи: кампания за правду США). Хотя подобные кампании социального влияния иногда могут быть эффективными, во многих случаях они терпят неудачу (Clapp et al., 2003; Granfield, 2005). Более глубокое понимание процессов, которые способствуют и предотвращают социальное соответствие, несомненно, поможет предсказать, когда и как могут произойти изменения в поведении, и может предоставить полезные гипотезы, которые можно проверить в реальных полевых экспериментах.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта работа была поддержана грантами Европейского исследовательского совета (ERC313454) и Института мозга, познания и поведения Дондерса, Неймеген, Нидерланды (FOCOM).

Сноски

Биография автора

Мирре Сталлен в настоящее время работает научным сотрудником на кафедре психологии Стэнфордского университета. До переезда в США она занимала постдокторантуру в Институте мозга, познания и поведения Дондерса при университете Радбауд в Неймегене в Нидерландах.Она получила докторскую степень в Университете Эразма в Роттердаме, Нидерланды. Ее исследовательские интересы заключаются в понимании психологических и нейробиологических процессов, лежащих в основе принятия социальных решений, и в применении этих лабораторных результатов для решения реальных социальных проблем.

Список литературы

Альпизар Ф., Карлссон Ф. и Йоханссон-Стенман О. (2008). Анонимность, взаимность и соответствие: свидетельства добровольных пожертвований в национальный парк в Коста-Рике. J. Public Econ. 92, 1047–1060. DOI: 10.1016 / j.jpubeco.2007.11.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бартра, О., Макгуайр, Дж. Т., и Кейбл, Дж. У. (2013). Система оценки: основанный на координатах мета-анализ экспериментов BOLD fMRI, изучающих нейронные корреляты субъективной ценности. Neuroimage 76, 412–427. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2013.02.063

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бернс, Г.С., Капра, К. М., Мур, С., и Нуссэр, К. (2010). Нейронные механизмы влияния популярности на подростковые рейтинги музыки. Neuroimage 49, 1–24. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2009.10.070.Neural

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бернс, Г. С., Чаппелоу, Дж., Зинк, К. Ф., Паньони, Г., Мартин-Скурски, М. Э., и Ричардс, Дж. (2005). Нейробиологические корреляты социальной конформности и независимости при умственном вращении. Biol.Психиатрия 58, 245–253. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2005.04.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кабинет министров Великобритании, команда по анализу поведения. (2012). Применение поведенческой аналитики для уменьшения мошенничества, ошибок и долгов. Лондон: Правительство Великобритании.

Кэмпбелл-Мейкледжон, Д. К., Бах, Д. Р., Рёпсторф, А., Долан, Р. Дж., И Фрит, К. Д. (2010). Как мнение других влияет на нашу оценку объектов. Curr. Биол. 20, 1165–1170.DOI: 10.1016 / j.cub.2010.04.055

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кэмпбелл-Мейкледжон, Д. К., Канаи, Р., Бахрами, Б., Бах, Д. Р., Долан, Р. Дж., Рёпсторф, А., и др. (2012a). Структура орбитофронтальной коры предсказывает социальное влияние. Curr. Биол. 22, R123 – R124. DOI: 10.1016 / j.cub.2012.01.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кэмпбелл-Мейкледжон, Д. К., Симонсен, А., Йенсен, М., Волерт, В., Gjerløff, T., Scheel-Kruger, J., et al. (2012b). Модуляция социального влияния метилфенидатом. Нейропсихофармакология 37, 1517–1525. DOI: 10.1038 / npp.2011.337

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Cascio, C. N., Scholz, C., и Falk, E. B. (2015). Социальное влияние и мозг: убеждение, восприимчивость к влиянию и ретрансляция. Curr. Opin. Behav. Sci. 3, 51–57. DOI: 10.1016 / j.cobeha.2015.01.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чанг, Л.Дж., И Санфей А. Г. (2013). Большие ожидания: нейронные вычисления, лежащие в основе использования социальных норм при принятии решений. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 8, 277–284. DOI: 10.1093 / сканирование / nsr094

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шарпантье, К. Дж., Мутсиана, К., Гаррет, Н., и Шарот, Т. (2014). Временная динамика мозга от коллективного решения до индивидуального действия. J. Neurosci. 34, 5816–5823. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.4107-13.2014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чейн, Дж., Альберт, Д., О’Брайен, Л., Уккерт, К., и Стейнберг, Л. (2011). Сверстники повышают риск подросткового возраста, повышая активность схемы вознаграждения мозга. Dev. Sci. 14, 1–16. DOI: 10.1111 / j.1467-7687.2010.01035.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клапп, Дж. Д., Ланге, Дж. Э., Рассел, К., Шиллингтон, А., и Воас, Р. (2003). Неудачная кампания по социальному маркетингу. J. Stud. Алкоголь 64, 409–414. DOI: 10.15288 / jsa.2003.64.409

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коулман, С. (2007). «Эксперимент по соблюдению подоходного налога в Миннесоте: повторение эксперимента с социальными нормами», в рабочем документе MPRA , 1–6. DOI: 10.2139 / ssrn.1393292

CrossRef Полный текст

Дойкер, Л., Мюллер, А. Р., Монтаг, К., Маркет, С., Рейтер, М., Фелл, Дж. И др. (2013). Приятная игра: мульти-методологическое исследование влияния социальной конформности на память. Фронт. Гул. Neurosci. 7:79. DOI: 10.3389 / fnhum.2013.00079

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эдельсон, М. Г., Дудай, Ю., Долан, Р. Дж., И Шарот, Т. (2014). Мозговые основы восстановления от вводящего в заблуждение влияния. J. Neurosci. 34, 7744–7753. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.4720-13.2014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эдельсон, М., Шарот, Т., Долан, Р. Дж., И Дудай, Ю. (2011). Вслед за толпой: мозговые субстраты соответствия долговременной памяти. Наука 333, 108–111. DOI: 10.1126 / science.1203557

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фарери, Д. С., Чанг, Л. Дж., И Дельгадо, М. Р. (2015). Вычислительные основы социальной ценности в межличностном сотрудничестве. J. Neurosci. 35, 8170–8180. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.4775-14.2015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фарери, Д. С., Низникевич, М., Ли, В. К., и Дельгадо, М.Р. (2012). Модуляция сигналов, связанных с вознаграждением, в социальной сети. J. Neurosci. 32, 9045–9052. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.0610-12.2012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Формизано, Э., Кригескорте, Н. (2012). Видение паттернов сквозь гемодинамическую пелену — будущее фМРТ с информацией о паттернах. Neuroimage 62, 1249–1256. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2012.02.078

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Галлахер, Х.Л. и Фрит К. Д. (2003). Функциональная визуализация «теории разума». Trends Cogn. Sci. 7, 77–83. DOI: 10.1016 / S1364-6613 (02) 00025-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грэнфилд Р. (2005). Употребление алкоголя в колледже: ограничения трансформации социальных норм. Наркоман. Res. Теория 13, 281–292. DOI: 10.1080 / 16066350500053620

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хуанг Ю., Кендрик К. М., Ю Р. (2014). Соответствие чужому мнению длится не более 3 дней. Psychol. Sci. 25, 1388–1393. DOI: 10.1177 / 0956797614532104

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хубер Р. Э., Ключарев В., Рискамп Дж. (2015). Нейронные корреляты информационных каскадов: мозговые механизмы социального воздействия на обновление убеждений. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 10, 589–597. DOI: 10.1093 / сканирование / nsu090

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джейнс, Л. М., и Олсон, Дж.М. (2000). Давление насмешек: поведенческие эффекты наблюдения за насмешками других. чел. Soc. Psychol. Бык. 26, 474–485. DOI: 10.1177 / 0146167200266006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким Б.-Р., Лисс А., Рао М., Сингер З. и Комптон Р. Дж. (2012). Социальное отклонение активирует систему мониторинга ошибок мозга. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci. 12, 65–73. DOI: 10.3758 / s13415-011-0067-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ключарев, В., Хитёнен, К., Риджпкема, М., Смидтс, А., и Фернандес, Г. (2009). Сигнал обучения с подкреплением предсказывает социальное соответствие. Нейрон 61, 140–151. DOI: 10.1016 / j.neuron.2008.11.027

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ключарев, В., Муннеке, М.А.М., Смидтс, А., Фернандес, Г. (2011). Подавление задней медиальной лобной коры препятствует социальному соответствию. J. Neurosci. 31, 11934–11940. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.1869-11.2011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кнутсон, Б., Тейлор, Дж., Кауфман, М., Петерсон, Р., и Гловер, Г. (2005). Распределенное нейронное представление ожидаемого значения. J. Neurosci. 25, 4806–4812. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.0642-05.2005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лоренц, Т., Бхатт, М., Эппл, Н., и Монтегю, П. Р. (2013). Не отставать от Джонсов: ошибки межличностного прогнозирования и корреляция поведения в тандемной задаче последовательного выбора. PLoS Comput. Биол. 9: e1003275. DOI: 10.1371 / journal.pcbi.1003275

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мейсон М.Ф., Дайер Р. и Нортон М.И. (2009). Нейронные механизмы социального воздействия. Орган. Behav. Гул. Decis. Процесс. 110, 152–159. DOI: 10.1016 / j.obhdp.2009.04.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Соседи К., Лаример М. Э. и Льюис М. А. (2004). Устранение неправильных представлений об описательных нормах употребления алкоголя: эффективность персонализированного нормативного вмешательства с обратной связью, предоставляемого компьютером. J. Consult. Clin. Psychol. 72, 434–447. DOI: 10.1037 / 0022-006X.72.3.434

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Pochon, J. B., Levy, R., Fossati, P., Lehericy, S., Poline, J. B., Pillon, B., et al. (2002). Нейронная система, соединяющая вознаграждение и познание у людей: исследование с помощью фМРТ. Proc. Natl. Акад. Sci. США 99, 5669–5674. DOI: 10.1073 / pnas.082111099

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Риддеринхоф, К.Р., Ульспергер, М., Крон, Э. А., и Ньивенхейс, С. (2004). Роль медиальной лобной коры в когнитивном контроле. Наука 306, 443–447. DOI: 10.1126 / science.1100301

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Schnuerch, R., and Gibbons, H. (2014). Обзор нейрокогнитивных механизмов социальной конформности. Soc. Psychol. 45, 466–478. DOI: 10.1027 / 1864-9335 / a000213

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шульц, П.В., Нолан, Дж. М., Чалдини, Р. Б., Гольдштейн, Н. Дж., И Грискявичюс, В. (2007). Конструктивная, деструктивная и реконструктивная сила социальных норм. Psychol. Sci. 18, 429–434. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2007.01917.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шестакова А., Риескамп Дж., Тугин С., Осадчи А., Крутицкая Дж., Ключарев В. (2013). Электрофизиологические предвестники социальной конформности. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 8, 756–763. DOI: 10.1093 / сканирование / nss064

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Слемрод, Дж., И Олкотт, Х. (2011). Социальные нормы и энергосбережение. J. Public Econ. 95, 1082–1095. DOI: 10.1016 / j.jpubeco.2011.03.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит С., Виндмейер Ф. и Райт Э. (2015). Эффекты сверстников в благотворительности: свидетельства из (бегущей) области. Экон. J. 125, 1053–1071.DOI: 10.1111 / ecoj.12114

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сталлен М., Де Дреу, К. К. У., Шалви, С., Смидтс, А., Санфей, А. Г. (2012). Стадный гормон: окситоцин стимулирует подчинение в группе. Psychol. Sci. 23, 1288–1292. DOI: 10.1177 / 0956797612446026

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стейнберг, Л. (2007). Принятие риска в подростковом возрасте — новые взгляды на науку о мозге и поведении. Curr.Реж. Psychol. Sci. 16, 55–59. DOI: 10.1111 / j.1467-8721.2007.00475.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тафароди Р. В., Канг С.-Дж. и Милн А. Б. (2002). Когда различное становится похожим: компенсирующее соответствие в двухкультурных видимых меньшинствах. чел. Soc. Psychol. Бык. 28, 1131–1142. DOI: 10.1177 / 01461672022811011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Томлин Д., Недич А., Прентис Д., Холмс П. и Коэн Дж.Д. (2013). Нейронные субстраты социального влияния на принятие решений. PLoS ONE 8: e52630. DOI: 10.1371 / journal.pone.0052630

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Trautmann-Lengsfeld, S. A., and Herrmann, C. S. (2013). ЭЭГ выявляет раннее влияние социальной конформности на визуальную обработку в ситуациях группового давления. Soc. Neurosci. 8, 75–89. DOI: 10.1080 / 17470919.2012.742927

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Trautmann-Lengsfeld, S.А., и Херрманн, С. С. (2014). Виртуально смоделированное социальное давление влияет на раннюю визуальную обработку в более низкой степени по сравнению с высоко автономными участниками. Психофизиология 51, 124–135. DOI: 10.1111 / psyp.12161

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Яркони Т., Полдрак Р., Николс Т. Э., Ван Эссен Д. К. и Вагер Т. Д. (2011). Масштабный автоматизированный синтез данных функциональной нейровизуализации человека. Нат. Методы 8, 665–670.DOI: 10.1038 / Nmeth.1635

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ю. Р., Сан С. (2013). Соответствовать или не соответствовать: спонтанное соответствие снижает чувствительность к денежным результатам. PLoS ONE 8: e64530. DOI: 10.1371 / journal.pone.0064530

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Множество разновидностей конформности — Принципы социальной психологии — 1-е международное издание

  1. Опишите некоторые из активных и пассивных способов, которыми конформность проявляется в нашей повседневной жизни.
  2. Сравните и сопоставьте информационное социальное влияние и нормативное социальное влияние.
  3. Обобщите переменные, которые создают социальное влияние большинства и меньшинства.
  4. Обозначьте ситуационные переменные, которые влияют на степень нашего соответствия.

Типичным результатом социального влияния является то, что наши убеждения и поведение становятся более похожими на убеждения других людей вокруг нас. Иногда это изменение происходит спонтанно и автоматически, без какого-либо очевидного намерения одного человека изменить другого.Возможно, вы научились любить джаз или рэп, потому что ваш сосед по комнате много ее играл. Вы действительно не хотели любить музыку, и ваш сосед по комнате не навязывал ее вам — ваши предпочтения изменились пассивно. Роберт Чалдини и его коллеги (Cialdini, Reno, & Kallgren, 1990) обнаружили, что студенты колледжей с большей вероятностью бросали мусор на землю, когда они только что видели, как другой человек бросает на землю какую-то бумагу, и реже бросали мусор, когда они только что видел, как другой человек поднял и бросил бумагу в мусорное ведро.Исследователи интерпретировали это как своего рода спонтанное подчинение — тенденцию следовать за поведением других, часто совершенно незаметно для нас. Даже наши эмоциональные состояния становятся более похожими на те, с которыми мы проводим больше времени (Anderson, Keltner, & John, 2003).

Центр исследований

Имитация как тонкое соответствие

Возможно, вы заметили в своем поведении тип очень тонкого соответствия — тенденцию подражать другим людям, которые вас окружают. Вы когда-нибудь говорили, улыбались или хмурились так же, как друг? Таня Чартранд и Джон Барг (1999) исследовали, будет ли тенденция подражать другим даже у незнакомцев и даже в очень короткие периоды времени.

В своем первом эксперименте ученики работали над заданием с другим учеником, который на самом деле был экспериментальным сообщником. Они работали вместе, чтобы обсудить фотографии, взятые из текущих журналов. Пока они работали вместе, конфедерат проявил необычное поведение, чтобы увидеть, будет ли участник исследования имитировать их. В частности, сообщник либо потер лицо, либо встряхнул ногу. Выяснилось, что студенты действительно имитировали поведение конфедератов, сами потирая лицо или качая ногами.И когда экспериментаторы спросили участников, заметили ли они что-нибудь необычное в поведении другого человека во время эксперимента, ни один из них не указал на то, что осознавал трение лица или тряску ног.

Говорят, что подражание — это форма лести, и поэтому мы можем ожидать, что нам понравятся люди, которые подражают нам. Действительно, во втором эксперименте Чартран и Барг обнаружили именно это. Вместо того, чтобы создавать поведение, которое нужно имитировать, в этом исследовании сообщник имитировал поведение участника.В то время как участник и сообщник обсуждали фотографии из журнала, он отражал позу, движения и манеры, показанные участником.

Как вы можете видеть на Рисунке 6.2, участники, которым подражали, понравился другой человек больше и указали, что, по их мнению, взаимодействие прошло более гладко по сравнению с участниками, которым не подражали.

Рис. 6.2

Участники, которых имитировали, указали, что им больше понравился человек, который имитировал их, и что взаимодействие с этим человеком прошло более гладко по сравнению с участниками, которых не имитировали.Данные взяты из Chartrand and Bargh (1999).

Имитация — важная часть социального взаимодействия. Мы легко и часто подражаем другим, даже не подозревая об этом. Мы можем сообщать другим, что согласны с их точкой зрения, подражая их поведению, и мы, как правило, лучше ладим с людьми, с которыми мы хорошо «скоординированы». Мы даже ожидаем, что люди будут подражать нам в социальных взаимодействиях, и расстраиваемся, когда они этого не делают (Dalton, Chartrand & Finkel, 2010).Это бессознательное соответствие может помочь объяснить, почему мы сразу же нашли общий язык с некоторыми людьми и никогда не нашли общий язык с другими (Chartrand & Dalton, 2009; Tickle-Degnen & Rosenthal, 1990, 1992).

Информационное социальное влияние: соответствие требованиям точности

Хотя мимикрия представляет собой более тонкую сторону, социальное влияние также проявляется в более активном и вдумчивом смысле, например, когда мы активно смотрим на мнения наших друзей, чтобы определить соответствующее поведение, когда продавец автомобилей пытается совершить продажу, или даже когда могущественный диктатор использует физическую агрессию, чтобы заставить людей в его стране вести себя так, как он желает.В этих случаях влияние очевидно. Мы знаем, что на нас влияют, и можем попытаться — иногда успешно, а иногда менее успешно — противодействовать давлению.

Влияние также иногда возникает из-за того, что мы считаем, что другие люди обладают достоверными знаниями о мнении или проблеме, и мы используем эту информацию, чтобы помочь нам принимать правильные решения. Например, если вы взлетели и приземлились в незнакомом аэропорту, вы можете проследить за потоком других пассажиров, которые вышли из самолета раньше вас. В этом случае вы можете предположить, что они знают, куда направляются, и что следование за ними, скорее всего, приведет вас к багажной карусели.

Информационное социальное влияние — это изменение мнений или поведения, которое происходит, когда мы подчиняемся людям, которые, по нашему мнению, обладают точной информацией . Мы основываем свои убеждения на мнениях, представленных нам репортерами, учеными, врачами и юристами, потому что мы считаем, что они обладают большим опытом в определенных областях, чем мы. Но мы также используем наших друзей и коллег для информации; Когда мы выбираем куртку на основе советов наших друзей о том, что нам нравится, мы используем информационное соответствие — мы считаем, что наши друзья хорошо разбираются в вещах, которые для нас важны.

Информационное социальное влияние часто является конечным результатом социального сравнения , процесса сравнения наших мнений с мнениями других для получения точной оценки обоснованности мнения или поведения (Festinger, Schachter, & Back, 1950; Хардин и Хиггинс, 1996; Тернер, 1991). Информационное социальное влияние приводит к реальным, долгосрочным изменениям убеждений. Результатом соответствия из-за информационного социального влияния обычно является частное принятие : реальное изменение мнений со стороны человека .Мы считаем, что выбор куртки был правильным и что толпа приведет нас к багажной карусели.

Нормативное социальное влияние: подчиняться тому, чтобы его любили, и избегать отказа

В других случаях мы подчиняемся не потому, что хотим иметь достоверные знания, а, скорее, для достижения цели принадлежности к группе, которая нам небезразлична, и быть принятой ею (Deutsch & Gerard, 1955). Когда мы начинаем курить сигареты или покупаем обувь, которую на самом деле не можем себе позволить, чтобы произвести впечатление на других, мы делаем это не столько потому, что думаем, что это правильно, сколько потому, что хотим нравиться.

Мы становимся жертвой нормативного социального влияния , когда мы выражаем мнения или ведем себя таким образом, который помогает нам быть принятыми или не дает нам быть изолированными или отвергнутыми другими . Когда мы занимаемся конформизмом благодаря нормативному социальному влиянию, мы подчиняемся социальным нормам общепринятым убеждениям о том, что мы делаем или должны делать в определенных социальных контекстах (Cialdini, 1993; Sherif, 1936; Sumner, 1906).

В отличие от информационного социального влияния, при котором установки или мнения отдельных лиц меняются, чтобы соответствовать мнениям влиятельных лиц, результат нормативного социального влияния часто представляет собой общественное согласие, а не частное принятие. Общественное подчинение — это поверхностное изменение поведения (включая публичное выражение мнений), которое не сопровождается фактическим изменением личного мнения . Соответствие может проявляться в нашем публичном поведении, даже если в частной жизни мы можем верить во что-то совершенно иное. Мы можем соблюдать ограничение скорости или носить униформу в соответствии с нашей работой (поведением), чтобы соответствовать социальным нормам и требованиям, даже если мы не обязательно считаем, что это уместно (мнение).Мы можем употреблять наркотики с нашими друзьями, даже не желая этого и не веря, что это действительно правильно, потому что все наши друзья употребляют наркотики. Однако поведение, которое изначально осуществляется из желания быть принятым (нормативное социальное влияние), часто может приводить к изменению убеждений, чтобы соответствовать им, и результатом становится личное принятие. Возможно, вы знаете кого-то, кто начал курить, чтобы доставить удовольствие своим друзьям, но вскоре убедил себя, что это приемлемо.

Хотя в некоторых случаях соответствие может быть чисто информационным или чисто нормативным, в большинстве случаев цели быть точными и принятыми идут рука об руку, и поэтому информационное и нормативное социальное влияние часто имеет место одновременно.Когда солдаты подчиняются своим командирам, они, вероятно, делают это как потому, что это делают другие (нормативное соответствие), так и потому, что они думают, что это правильно (информационное соответствие). И когда вы начинаете работать на новой работе, вы можете копировать поведение своих новых коллег, потому что вы хотите, чтобы они нравились вам, а также потому, что вы предполагаете, что они знают, как нужно делать дела. Утверждалось, что различие между информационным и нормативным соответствием более очевидно, чем реально, и что, возможно, невозможно полностью различить их (Turner, 1991).

Влияние большинства: соответствие группе

Хотя соответствие происходит всякий раз, когда члены группы меняют свое мнение или поведение в результате восприятия других, мы можем разделить такое влияние на два типа. Влияние большинства происходит , когда преобладают убеждения, которых придерживается большее количество людей в текущей социальной группе . Напротив, влияние меньшинства происходит, когда преобладают убеждения меньшего числа людей в текущей социальной группе .Неудивительно, что влияние большинства более распространено, и мы сначала рассмотрим его.

В серии важных исследований конформности Музафер Шериф (1936) использовал перцептивный феномен, известный как автокинетический эффект , для изучения результатов конформности в развитии групповых норм. Автокинетический эффект вызывается быстрыми, небольшими движениями наших глаз, которые происходят, когда мы смотрим на объекты, и которые позволяют нам сосредоточиться на стимулах в нашей окружающей среде. Однако, когда людей помещают в темную комнату, в которой есть только одна маленькая неподвижная точка света, эти движения глаз производят необычный эффект для воспринимающего — они заставляют точку света двигаться.

Шериф воспользовался этим естественным эффектом, чтобы изучить, как групповые нормы развиваются в неоднозначных ситуациях. В его исследованиях студентов колледжа помещали в темную комнату с точкой света и просили указывать каждый раз при включении света, насколько сильно он двигался. Некоторые участники сначала выносили свои суждения в одиночку. Шериф обнаружил, что, хотя каждый участник, который тестировался в одиночку, давал оценки, которые находились в относительно узком диапазоне (как если бы у них была своя собственная «индивидуальная» норма), были большие различия в размере этих суждений среди разных участников, которых он изучал.

Шериф также обнаружил, что, когда людей, которые изначально давали очень разные оценки, затем помещали в группы вместе с одним или двумя другими людьми, и в которых все члены группы давали свои ответы на каждое испытание вслух (каждый раз в разном случайном порядке) , первоначальные различия в суждениях между участниками начали исчезать, так что члены группы в конечном итоге сделали очень похожие суждения. Вы можете видеть, что эта модель изменений показана на рисунке 6.3, «Результаты исследования Шерифа», иллюстрирует фундаментальный принцип социального влияния: со временем люди приходят все больше и больше, чтобы поделиться своими убеждениями друг с другом. Таким образом, исследование Шерифа является ярким примером развития групповых норм.

Рис. 6.3 Результаты исследования Шерифа

Участники исследования Музафера Шерифа (1936) изначально имели разные представления о степени, в которой кажется, что точка света движется. (Вы можете увидеть эти различия в первом дне.) Однако по мере того, как они делились своими убеждениями с другими членами группы в течение нескольких дней, выработалась общая групповая норма. Здесь показаны оценки, сделанные группой из трех участников, которые встречались вместе в четыре разных дня.

Кроме того, новые групповые нормы продолжали влиять на суждения, когда людей снова тестировали в одиночку, что указывает на то, что Шериф добился частного признания. Участники не вернулись к своим первоначальным мнениям, хотя они были вполне свободны для этого; скорее, они остались с новыми групповыми нормами.И эти эффекты конформности, по всей видимости, произошли совершенно незаметно для большинства участников. Шериф сообщил, что большинство участников указали после окончания эксперимента, что на их суждения не повлияли суждения других членов группы.

Шериф также обнаружил, что нормы, разработанные в группах, могут сохраняться со временем. Когда первоначальные участники исследования были разделены на группы с новыми людьми, их мнения впоследствии повлияли на суждения новых членов группы (Jacobs & Campbell, 1961).Нормы сохранялись на протяжении нескольких «поколений» (MacNeil & Sherif, 1976) и могли влиять на индивидуальные суждения вплоть до года после последнего тестирования человека (Rohrer, Baron, Hoffman, & Swander, 1954).

Когда Соломон Аш (Asch, 1952, 1955) услышал об исследованиях Шерифа, он ответил, возможно, так же, как и вы: «Ну, конечно, люди согласились в этой ситуации, потому что в конце концов правильный ответ был очень неясным», вы мог подумать. Поскольку участники исследования не знали правильного ответа (или, действительно, «правильный» ответ был отсутствием движения), возможно, неудивительно, что люди соответствовали убеждениям других.

Аш провел исследования, в которых, в отличие от экспериментов Шерифа с автокинетическим эффектом, правильные ответы на суждения были совершенно очевидны. В этих исследованиях участниками были студенты колледжа мужского пола, которым было сказано, что они будут участвовать в тесте на визуальные способности. Мужчины сидели маленьким полукругом перед доской, на которой отображались визуальные стимулы, которые они собирались оценивать. Мужчинам сказали, что в ходе эксперимента будет 18 испытаний, и в каждом испытании они увидят по две карточки.Стандартная карта имела единственную линию, которая подлежала оценке. На тестовой карте было три линии, длина которых варьировалась от 2 до 10 дюймов:

Рисунок 6.4 Стандартная карта и тестовая карта.

Задача мужчин заключалась в том, чтобы просто указать, какая линия на тестовой карточке имеет ту же длину, что и линия на стандартной карточке. Как видно из приведенного выше примера карточки Аша, нет никаких сомнений в том, что правильный ответ — это строка 1. Фактически, Аш обнаружил, что люди практически не допускали ошибок при выполнении задания, когда они выносили свои суждения в одиночку.

На каждом испытании каждый человек отвечал вслух, начиная с одного конца полукруга и переходя к другому концу. Хотя участник этого не знал, другие члены группы были не настоящими участниками, а экспериментальными единомышленниками, которые давали заранее определенные ответы в каждом испытании. Поскольку участник сидел предпоследним в ряду, он всегда выносил свое суждение после того, как большинство других членов группы высказывали свое. Хотя на первых двух испытаниях каждый из соучастников дал правильный ответ, на третьем испытании и на 11 последующих испытаниях все они были проинструктированы дать один и тот же неправильный ответ.Например, даже если правильным ответом была строка 1, все они сказали бы, что это строка 2. Таким образом, когда настала очередь участника отвечать, он мог либо дать явно правильный ответ, либо соответствовать неправильным ответам единомышленников.

Аш обнаружил, что около 76% из 123 человек, прошедших тестирование, дали по крайней мере один неверный ответ, когда пришла их очередь, и 37% ответов в целом соответствовали. Это действительно свидетельство силы нормативного социального влияния, поскольку участники исследования вслух давали явно неверные ответы.Однако соответствие не было абсолютным — помимо 24% мужчин, которые никогда не соглашались, только 5% мужчин соответствовали всем 12 критическим испытаниям.

Влияние меньшинства: сопротивление групповому давлению

Исследование, которое мы обсуждали до сих пор, включает конформность, при которой мнения и поведение людей становятся более похожими на мнения и поведение большинства людей в группе — влияние большинства. Но мы не всегда слепо подчиняемся убеждениям большинства.Хотя это более необычно, тем не менее есть случаи, когда меньшее количество людей может влиять на мнения или поведение группы — это влияние меньшинства .

Хорошо, что меньшинства могут иметь влияние; в противном случае мир был бы довольно скучным. Когда мы оглядываемся на историю, мы обнаруживаем, что именно необычные, расходящиеся, новаторские группы меньшинств или отдельные лица, хотя в то время их часто высмеивали за их необычные идеи, в конечном итоге пользуются уважением за то, что внесли позитивные изменения.Работа ученых, религиозных лидеров, философов, писателей, музыкантов и художников, которые идут вразрез с групповыми нормами, часто выражая новые и необычные идеи, поначалу не нравятся. Галилей и Коперник были учеными, которые не соглашались с мнениями и поведением окружающих. В конце концов, их новаторские идеи изменили мышление масс. Эти новые мыслители могут быть наказаны, а в некоторых случаях даже убиты за свои убеждения. Однако, в конце концов, если идеи интересны и важны, большинство может соответствовать этим новым идеям, что приведет к социальным изменениям.Короче говоря, хотя соответствие мнению большинства важно для обеспечения бесперебойно работающего общества, если бы люди только соответствовали другим, было бы мало новых идей и мало социальных изменений.

Французский социальный психолог Серж Московичи особенно интересовался ситуациями, в которых может иметь место влияние меньшинства. Фактически, он утверждал, что все члены всех групп могут, по крайней мере в некоторой степени, влиять на других, независимо от того, составляют они большинство или меньшинство.Чтобы проверить, действительно ли члены группы меньшинств могут оказывать влияние, он и его коллеги (Moscovici, Lage, & Naffrechoux, 1969) создали противоположность исследования восприятия линии Аша, так что теперь в группе было меньшинство единомышленников (двое) и большинство участников эксперимента (четыре). Все шесть человек просмотрели серию слайдов, изображающих цвета, якобы как исследование цветового восприятия, и, как в исследовании Аша, каждый вслух высказал свое мнение о цвете слайда.

Хотя цвета слайдов различались по яркости, все они были явно синими. Более того, продемонстрировав однозначность слайдов, как и линейные суждения Аша, участники, которых попросили высказать свои суждения в одиночку, менее чем в 1% случаев называли слайды цветом, отличным от синего. (Когда это случилось, слайды назвали зелеными.)

В эксперименте двух соучастников попросили дать один из двух вариантов ответов, которые отличались от нормальных ответов.В условии постоянного меньшинства два конфедерата давали необычный ответ (зеленый) на каждом испытании. В условии несовместимого меньшинства конфедераты назвали слайды зелеными на две трети своих ответов и назвали их синими на другой трети.

Меньшинство из двоих могло изменить убеждения большинства из четырех, но только тогда, когда они были единодушны в своих суждениях. Как показано на Рисунке 6.5, «Сила постоянных меньшинств», Московичи обнаружил, что присутствие меньшинства, которое давало неизменно необычные ответы, влияло на суждения, сделанные участниками эксперимента.Когда меньшинство было постоянным, 32% участников группы большинства сказали зеленый хотя бы один раз, а 18% ответов группы большинства были зелеными. Однако непоследовательное меньшинство практически не повлияло на суждения большинства.

Рисунок 6.5. Сила согласованных меньшинств

В исследованиях влияния меньшинств, проведенных Сержем Московичи, только постоянное меньшинство (в котором каждый человек давал одинаковый неверный ответ) смогло вызвать согласованность у большинства участников.Данные взяты из Moscovici, Lage и Naffrechoux (1969).

На основе этого исследования Московичи утверждал, что меньшинства могут иметь влияние на большинство при условии, что они будут давать последовательные, единодушные ответы. Последующее исследование показало, что меньшинства наиболее эффективны, когда они выражают последовательные мнения в течение долгого времени и друг с другом, когда они показывают, что вкладываются в свое положение, принося значительные личные и материальные жертвы, и когда они, кажется, действуют из принципа, а не из принципа. чем из скрытых мотивов (Hogg, 2010).Хотя они могут захотеть принять относительно открытый и разумный стиль ведения переговоров по вопросам, которые менее важны для отношения, которое они пытаются изменить, успешные меньшинства должны полностью соответствовать их основным аргументам (Mugny & Papastamou, 1981).

Когда меньшинства преуспевают в оказании влияния, они способны произвести сильное и устойчивое изменение отношения — истинное частное признание — а не просто общественное согласие. Люди подчиняются меньшинствам, потому что они думают, что они правы, а не потому, что они думают, что это социально приемлемо.У меньшинств есть еще один, потенциально даже более важный результат, связанный с мнениями членов группы большинства — присутствие групп меньшинств может побудить большинство к более полному, а также более разнообразному, новаторскому и творческому мышлению по обсуждаемым темам (Martin & Hewstone , 2003; Мартин, Мартин, Смит и Хьюстон, 2007).

Немет и Кван (1987) предложили участникам работать в группах по четыре человека над творческим заданием, в котором им предлагали цепочки букв, такие как tdogto , и просили указать, какое слово пришло им в голову первым, когда они смотрели на буквы.Суждения были сделаны в частном порядке, что позволило экспериментаторам давать ложные отзывы об ответах других членов группы. Все участники указали наиболее очевидное слово (в данном случае собака ) в качестве своего ответа на каждом из начальных испытаний. Тем не менее, участникам сказали (в соответствии с экспериментальными условиями), что либо трое из других членов группы также сообщили, что видели бога и что один сообщил, что видел бога , либо трое из четырех сообщили, что видели бога , тогда как только один сообщил о собаках .Затем участники самостоятельно заполнили другие похожие словосочетания, и их ответы были изучены.

Результаты показали, что когда участники думали, что необычный ответ (например, бог , а не собака ) был дан меньшинством одного человека в группе, а не большинством из трех человек, они впоследствии ответили больше из новые цепочки слов с использованием новых решений, таких как поиск слов, составленных задом наперед или с использованием случайного порядка букв.С другой стороны, люди, которые думали, что большая часть группы дала новый ответ, не развивали более творческих идей. Очевидно, когда участники думали, что новый ответ исходит от группового меньшинства (одного человека), они думали об ответах более тщательно, по сравнению с тем же поведением, выполняемым большинством членов группы, и это привело их к принятию новых и творческих подходов. думать о проблемах. Этот результат, наряду с другими исследованиями, показывающими аналогичные результаты, предполагает, что сообщения, исходящие от групп меньшинств, побуждают нас более полно задуматься о решении, которое может вызвать новаторское, творческое мышление у членов группы большинства (Crano & Chen, 1998).

Таким образом, мы можем заключить, что влияние меньшинства, хотя и не так вероятно, как влияние большинства, иногда имеет место. Немногие могут влиять на многих, когда они последовательны и уверены в своих суждениях, но менее способны оказывать влияние, когда они непоследовательны или действуют менее уверенно. Более того, хотя влияние меньшинства трудно достичь, если оно действительно имеет место, оно может быть сильным. Когда большинство попадает под влияние меньшинства, они действительно меняют свои убеждения — результатом становится более глубокое осмысление сообщения, личное принятие сообщения и, в некоторых случаях, даже более творческое мышление.

Ситуационные детерминанты соответствия

Исследования Аша, Шерифа и Московичи демонстрируют, в какой степени отдельные люди — как большинство, так и меньшинства — могут создавать конформность в других. Кроме того, эти исследования предоставляют информацию о характеристиках социальной ситуации, которые важны для определения степени нашего соответствия другим. Давайте рассмотрим некоторые из этих переменных.

Размер большинства

По мере того, как количество людей в большинстве увеличивается по сравнению с количеством людей в меньшинстве, давление на меньшинство, чтобы оно соответствовало, также увеличивается (Latané, 1981; Mullen, 1983).Аш провел повторение своего первоначального исследования линейного судейства, в котором он варьировал количество конфедератов (членов подгруппы большинства), давших первоначальные неправильные ответы, от одного до 16 человек, сохраняя при этом число в подгруппе меньшинства постоянным на уровне одного (единственное исследование участник). Возможно, вы не удивитесь, услышав результаты этого исследования: когда размер большинства становился больше, одинокий участник с большей вероятностью давал неправильный ответ.

Увеличение размера большинства увеличивает соответствие независимо от того, является ли соответствие информационным или нормативным.С точки зрения информационного соответствия, чем больше людей выражают мнение, их мнения кажутся более достоверными. Таким образом, большее большинство должно привести к большему информационному соответствию. Но большее большинство также приведет к большему нормативному соответствию, потому что отличиться будет труднее, когда большинство больше. По мере того, как большинство становится больше, человек, высказывающий иное мнение, все больше осознает, что он отличается, и это вызывает большую потребность соответствовать преобладающим нормам.

Хотя увеличение размера большинства действительно увеличивает соответствие, это верно лишь до определенного момента. Увеличение степени соответствия, которое достигается за счет добавления новых членов к группе большинства (известное как социальное воздействие каждого члена группы) больше для членов первоначального большинства, чем для более поздних членов (Latané, 1981) . Эта закономерность показана на рис. 6.6, «Социальное влияние», где представлены данные известного эксперимента Стэнли Милгрэма и его коллег (Milgram, Bickman, & Berkowitz, 1969), в ходе которого изучалось, как поведение других людей влияет на людей. улицы Нью-Йорка.

Милгрэм приказал своим сообщникам собраться группами на 42-й улице в Нью-Йорке, перед выпускным центром городского университета Нью-Йорка, каждый из которых смотрел в окно на шестом этаже здания. Конфедераты были объединены в группы от одного до 15 человек. Видеокамера в комнате на шестом этаже выше зафиксировала поведение 1424 пешеходов, которые прошли по тротуару рядом с группами.

Как вы можете видеть на Рисунке 6.6, «Социальное воздействие», более крупные группы конфедератов увеличивали количество людей, которые также останавливались и смотрели вверх, но влияние каждого дополнительного конфедерата в целом было слабее по мере увеличения размера.Группы из трех конфедератов производили больше соответствия, чем один человек, а группы из пяти человек производили больше соответствия, чем группы из трех человек. Но после того, как группа достигла примерно шести человек, это уже не имело большого значения. Так же, как включение первого источника света в изначально темной комнате больше влияет на яркость комнаты, чем включение второго, третьего и четвертого источников света, добавление большего количества людей к большинству имеет тенденцию давать убывающую отдачу — меньший дополнительный эффект на соответствие.

Рис. 6.6 Социальное влияние

Одна из причин того, что влияние новых членов группы так быстро уменьшается, заключается в том, что по мере увеличения числа в группе люди, составляющие большинство, вскоре будут восприниматься скорее как группа, а не как отдельные личности. Когда есть только пара людей, выражающих мнения, каждый человек, вероятно, будет рассматриваться как личность, придерживающаяся своего собственного уникального мнения, и каждый новый человек вносит свой вклад. В результате два человека более влиятельны, чем один, а трое более влиятельны, чем двое.Однако по мере того, как число людей растет, и особенно когда эти люди воспринимаются как способные общаться друг с другом, люди с большей вероятностью будут рассматриваться как группа, а не как отдельные лица. На этом этапе добавление новых членов не меняет восприятия; независимо от того, есть ли четыре, пять, шесть или больше участников, группа по-прежнему остается просто группой. В результате, выраженные мнения или поведение членов группы, кажется, больше не отражают их собственные характеристики в такой степени, как характеристики группы в целом, и, таким образом, увеличение числа членов группы менее эффективно для увеличения влияния (Уайлдер , 1977).

Размер группы — важная переменная, которая влияет на широкий спектр поведения людей в группах. Люди оставляют в ресторанах пропорционально меньшие чаевые по мере увеличения числа участников, и люди с меньшей вероятностью будут помогать, поскольку число свидетелей инцидента увеличивается (Latané, 1981). Количество членов группы также имеет важное влияние на работу группы: по мере увеличения размера рабочей группы вклад каждого отдельного члена в работу группы становится меньше.В каждом случае влияние размера группы на поведение оказывается таким же, как показано на Рисунке 6.6, «Социальное воздействие».

Единодушие большинства

Хотя количество людей в группе является важным фактором соответствия, оно не может быть единственным — в противном случае влияние меньшинства было бы невозможным. Оказывается, согласованность или единодушие членов группы даже важнее. В исследовании Аша, например, соответствие произошло не столько потому, что многие конфедераты дали неправильный ответ, сколько потому, что каждый из конфедератов дал тот же самый неправильный ответ.В одном последующем исследовании, которое он провел, Аш увеличил число единомышленников до 16, но только один из них дал правильный ответ. Он обнаружил, что в этом случае, несмотря на то, что единомышленники дали 15 неправильных и только один правильный ответ, соответствие тем не менее резко снизилось — до примерно 5% ответов участников. И вы помните, что в исследовании влияния меньшинства Московичи произошло то же самое; соответствие наблюдалось только тогда, когда члены группы меньшинства были полностью последовательны в своих выраженных мнениях.

Хотя вы, возможно, не удивитесь, узнав, что соответствие снижается, когда один из членов группы дает правильный ответ, вы можете быть более удивлены, узнав, что соответствие снижается, даже когда несогласный соучастник дает другой неправильный ответ . Например, конформность резко снижается в ситуации Аша с линейным судейством, так что практически все участники дают правильный ответ (предположим, что в данном случае это строка 3), даже когда большинство соратников указали, что строка 2 является правильным ответом и один союзник указывает, что строка 1 верна.Короче говоря, соответствие снижается, когда есть какое-либо несоответствие между членами группы большинства — даже когда один член большинства дает ответ, который даже более неверен, чем ответ, данный другими членами группы большинства (Allen & Levine, 1968). .

Почему единодушие должно быть таким важным определяющим фактором соответствия? Во-первых, когда существует полное согласие между большинством членов, индивид, который является целью влияния, остается совершенно один и должен первым нарушить ряды, высказав иное мнение.Быть единственным человеком, который отличается от других, потенциально смущает, и люди, которые хотят произвести хорошее впечатление или понравиться другим, могут, естественно, захотеть этого избежать. Если вам удастся убедить друга надеть на свадьбу голубые джинсы, а не пальто и галстук, тогда вы, естественно, будете чувствовать себя гораздо менее заметным, когда будете носить джинсы.

Во-вторых, при полном согласии — еще раз вспомните о постоянном меньшинстве в исследованиях Московичи — участник может стать менее уверенным в своем собственном восприятии.Поскольку все остальные придерживаются того же мнения, кажется, что они должны правильно реагировать на внешнюю реальность. Когда возникает такое сомнение, человек может подчиняться из-за информационного социального влияния. Наконец, когда один или несколько других членов группы дают другой ответ, чем остальная часть группы (так что единодушие группы большинства нарушается), этот человек больше не является частью группы, которая оказывает влияние, и становится (вместе с участником) часть группы, на которую оказывается влияние.Вы можете видеть, что другой способ описания эффекта единодушия — это сказать, что как только у человека появляется кто-то, кто согласен с ним или с ней, что другие могут быть неправы (сторонник или союзник), тогда давление, чтобы соответствовать. . Наличие одного или нескольких сторонников, оспаривающих статус-кво, подтверждает собственное мнение и повышает вероятность несогласия с большинством (Allen, 1975; Boyanowsky & Allen, 1973).

Важность задачи

Еще одним определяющим фактором соответствия является воспринимаемая важность решения.Исследования Шерифа, Аша и Московичи могут быть подвергнуты критике, поскольку решения, которые принимали участники, например, судя о длине линий или цвете объектов, кажутся довольно тривиальными. Но что произойдет, если людей попросят принять важное решение? Хотя вы можете подумать, что соответствие будет меньше, когда задача станет более важной (возможно, потому, что люди будут чувствовать себя некомфортно, полагаясь на суждения других и захотят взять на себя больше ответственности за свои собственные решения), влияние важности задачи на самом деле оказывается слабым. более сложный, чем это.

Центр исследований

Как важность задачи и уверенность влияют на соответствие

Совместное влияние уверенности человека в своих убеждениях и важности поставленной задачи было продемонстрировано в эксперименте, проведенном Бароном, Ванделло и Брунсманом (1996), в котором использовалась небольшая модификация процедуры Аша для оценки соответствия. Участники завершили эксперимент вместе с двумя другими студентами, которые на самом деле были единомышленниками-экспериментаторами. Участники работали над несколькими различными типами испытаний, но было 26, которые имели отношение к прогнозам соответствия.На этих испытаниях сначала была представлена ​​фотография одного человека, за которой сразу же последовали фотографии четырех человек, один из которых был показан на начальном слайде (но который мог быть одет по-другому):

Рисунок 6.7

Задача участников заключалась в том, чтобы указать, какой человек в очереди был таким же, как и исходный человек, используя число от 1 (человек слева) до 4 (человек справа). В каждом из критических испытаний два соучастника опережали участника, и каждый из них давал одинаковый неправильный ответ.

Использовали две экспериментальные манипуляции. Во-первых, исследователи манипулировали важностью задачи, сообщая некоторым участникам (условие высокой важности ), что их выполнение задачи было важным показателем способности очевидца и что участники, которые выполнили наиболее точно, получат 20 долларов в конце данных коллекция. (В конце семестра была проведена лотерея с участием всех участников, и некоторым участникам было выплачено по 20 долларов.) С другой стороны, участникам с условием невысокой важности сказали, что процедура тестирования является частью процедуры тестирования. пилотное исследование и что решения не так уж и важны.Во-вторых, сложность задания варьировалась, показывая тестовые фотографии и фотографии состава в течение 5 и 10 секунд соответственно ( легкое условие ) или только ½ и 1 секунды соответственно ( сложное условие ). Оценка соответствия была определена как количество испытаний, в которых участник предлагал такой же (неправильный) ответ, что и его участники.

Рис. 6.8

В простых задачах участники меньше соглашались, когда думали, что решение имеет высокую (а не низкую) важность, тогда как в сложных задачах участники больше согласовывались, когда считали решение очень важным.Данные взяты из Baron et al. (1996).

Как вы можете видеть на рисунке 6.8, наблюдалась взаимосвязь между сложностью задачи и ее важностью. В легких задачах участники меньше подчинялись неверным суждениям других, когда решение имело для них более важные последствия. В этих случаях они, казалось, больше полагались на свое собственное мнение (которое, по их убеждению, было правильным), когда оно действительно имело значение, но с большей вероятностью соглашались с мнением других, когда все было не так критично (вероятно, в результате нормативное социальное влияние).

На сложных задачах, однако, результаты были противоположными. В этом случае участники больше соглашались, когда думали, что решение имеет высокую, а не низкую важность. В тех случаях, когда они были более неуверены в своем мнении, но все же действительно хотели быть правыми, они использовали суждения других для информирования своих собственных взглядов (информационное социальное влияние).

  • Социальное влияние создает соответствие.
  • Влияние может быть более пассивным или более активным.
  • Мы подчиняемся как для получения точных знаний (информационное социальное влияние), так и для того, чтобы не быть отвергнутыми другими (нормативное социальное влияние).
  • И большинство, и меньшинство могут оказывать социальное влияние, но делают это по-разному.
  • Характеристики социальной ситуации, включая количество людей в большинстве и единодушие большинства, имеют сильное влияние на конформизм.

Упражнения и критическое мышление

  1. Опишите время, когда вы следовали мнению или поведению других.Интерпретируйте соответствие с точки зрения информационного и / или нормативного социального влияния.
  2. Представьте, что вы работаете в жюри присяжных, в котором вы оказались единственным человеком, который считает, что подсудимый невиновен. Какие стратегии вы могли бы использовать, чтобы убедить большинство?

Список литературы

Аллен, В. Л. (1975). Социальная поддержка несоответствий. В Л. Берковиц (ред.), Достижения экспериментальной социальной психологии (Том 8). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press;

Аллен, В.Л. и Левин Дж. М. (1968). Социальная поддержка, инакомыслие и соответствие. Социометрия, 31, (2), 138–149.

Андерсон, К., Келтнер, Д., и Джон, О. П. (2003). Эмоциональное сближение людей с течением времени. Журнал личности и социальной психологии, 84 (5), 1054–1068.

Аш, С. Э. (1952). Социальная психология . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл;

Аш, С. Э. (1955). Мнения и социальное давление. Scientific American, 11 , 32.

Барон Р. С., Ванделло Дж. А. и Брансман Б. (1996). Забытая переменная в исследовании соответствия: влияние важности задачи на социальное влияние. Журнал личности и социальной психологии, 71, 915–927.

Бояновский, Э. О., и Аллен, В. Л. (1973). Нормы внутри группы и самоидентификация как детерминанты дискриминационного поведения. Журнал личности и социальной психологии, 25 , 408–418.

Чартранд, Т. Л., и Барг, Дж. А. (1999).Эффект хамелеона: связь между восприятием и поведением и социальное взаимодействие. Журнал личности и социальной психологии, 76 (6), 893–910.

Чартранд, Т. Л., и Далтон, А. Н. (2009). Мимикрия: его повсеместность, важность и функциональность. В: Э. Морселла, Дж. А. Барг и П. М. Голлвитцер (ред.), Оксфордский справочник действий человека (стр. 458–483). Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета;

Чалдини Р. Б. (1993). Влияние: наука и практика (3-е изд.). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер Коллинз; Шериф, М. (1936). Психология социальных норм . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу;

Чалдини Р. Б., Рино Р. Р. и Каллгрен К. А. (1990). Основная теория нормативного поведения: переработка концепции норм для уменьшения количества мусора в общественных местах. Журнал личности и социальной психологии, 58 , 1015–1026.

Crano, W. D., & Chen, X. (1998). Договор о снисхождении и сохранение влияния большинства и меньшинства. Журнал личности и социальной психологии, 74 , 1437–1450.

Далтон, А. Н., Чартранд, Т. Л., и Финкель, Э. Дж. (2010). Хамелеон, управляемый схемой: как мимикрия влияет на исполнительные и саморегулирующие ресурсы. Журнал личности и социальной психологии, 98 (4), 605–617.

Дойч, М., и Джерард, Х. Б. (1955). Изучение нормативных и информационных социальных влияний на индивидуальное суждение. Журнал аномальной и социальной психологии, 51 , 629–636.

Фестингер, Л., Шахтер, С., и Бэк, К. (1950). Социальное давление в неформальных группах . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер;

Хардин, К., и Хиггинс, Т. (1996). Общая реальность: как социальная проверка делает субъективное объективным. В: Р. М. Соррентино и Э. Т. Хиггинс (ред.), Справочник по мотивации и познанию: основы социального поведения (том 3, стр. 28–84). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд;

Хогг, М.А. (2010). Влияние и лидерство. В С.Ф. Фиске, Д. Т. Гилберт и Г. Линдзи (ред.), Справочник по социальной психологии (том 2, стр. 1166–1207). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley.

Джейкобс, Р. К., и Кэмпбелл, Д. Т. (1961). Сохранение произвольной традиции через несколько поколений лабораторной микрокультуры. Журнал аномальной и социальной психологии, 62 , 649–658.

Латане Б. (1981). Психология социального воздействия. Американский психолог, 36 , 343–356;

Макнил, М.К. и Шериф М. (1976). Смена норм из поколения в поколение в зависимости от произвола предписанных норм. Журнал личности и социальной психологии, 34 , 762–773.

Мартин Р. и Хьюстон М. (2003). Влияние большинства или меньшинства: когда, а не заставляет ли статус источника эвристическую или систематическую обработку. Европейский журнал социальной психологии, 33 (3), 313–330;

Мартин, Р., Мартин, П. Ю., Смит, Дж. Р., и Хьюстон, М.(2007). Влияние большинства против меньшинства и предсказание поведенческих намерений и поведения. Журнал экспериментальной социальной психологии, 43 (5), 763–771.

Милграм, С., Бикман, Л., и Берковиц, Л. (1969). Обратите внимание на силу притяжения толпы разного размера. Журнал личности и социальной психологии, 13 , 79–82.

Moscovici, S., Lage, E., & Naffrechoux, M. (1969). Влияние последовательного меньшинства на ответы большинства в задаче на цветовосприятие. Социометрия, 32, , 365–379.

Mugny, G., & Papastamou, S. (1981). Когда жесткость не подводит: индивидуализация и психологизация как сопротивление распространению инноваций меньшинства. Европейский журнал социальной психологии, 10 , 43–62.

Mullen, B. (1983). Реализация влияния группы на человека: перспектива самовнимания. Журнал экспериментальной социальной психологии, 19, , 295–322.

Немет, К.Дж. И Кван Дж. Л. (1987). Влияние меньшинства, несовпадающее мышление и поиск правильных решений. Журнал прикладной социальной психологии, 17 , 788–799.

Рорер Дж. Х., Барон С. Х., Хоффман Э. Л. и Свандер Д. В. (1954). Устойчивость автокинетических суждений. Американский журнал психологии, 67 , 143–146.

Шериф М. (1936). Психология социальных норм . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Самнер, В. Г.(1906). Народные обычаи . Бостон, Массачусетс: Джинн.

Tickle-Degnen, L., & Rosenthal, R. (1990). Природа раппорта и его невербальных коррелятов. Психологическое расследование, 1 (4), 285–293;

Tickle-Degnen, L., & Rosenthal, R. (ред.). (1992). Невербальные аспекты терапевтического взаимопонимания . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Тернер, Дж. К. (1991). Социальное влияние . Пасифик Гроув, Калифорния: Брукс Коул.

Уайлдер, Д. А.(1977). Восприятие групп, размер оппозиции и социальное влияние. Журнал экспериментальной социальной психологии, 13 (3), 253–268.

Соответствие и послушание | Ноба

Когда он был подростком, моему сыну часто нравилось смотреть на фотографии меня и моей жены, сделанные, когда мы учились в старшей школе. Он смеялся над прическами, одеждой и очками, которые люди носили «тогда». И когда он закончил свои высмеивания, мы бы отметили, что никто не застрахован от мод и причуд и что когда-нибудь его дети, вероятно, будут одинаково забавлены его школьными фотографиями и тенденциями, которые он считал такими нормальными в то время.

Ежедневные наблюдения подтверждают, что мы часто перенимаем поступки и отношения окружающих нас людей. Тенденции в одежде, музыке, еде и развлечениях очевидны. Но наши взгляды на политические вопросы, религиозные вопросы и образ жизни также в некоторой степени отражают отношение людей, с которыми мы взаимодействуем. Точно так же на решения о таком поведении, как курение и употребление алкоголя, влияет то, участвуют ли люди, с которыми мы проводим время, этими действиями. Психологи называют эту широко распространенную тенденцию действовать и думать, как окружающие нас люди, конформизмом.

Модные тенденции служат хорошими, а иногда и неприятными примерами нашей восприимчивости к соответствию. [Изображение: bianca francesca, https://goo.gl/0roq35, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

Что вызывает такое соответствие? Во-первых, люди могут обладать врожденной тенденцией имитировать действия других. Хотя мы обычно не осознаем этого, мы часто имитируем жесты, положение тела, язык, скорость речи и многие другие формы поведения людей, с которыми взаимодействуем. Исследователи обнаружили, что такое подражание увеличивает связь между людьми и позволяет нашему взаимодействию протекать более плавно (Chartrand & Bargh, 1999).

Помимо этой автоматической тенденции подражать другим, психологи определили две основные причины соответствия. Первый из них — нормативное влияние. Когда действует нормативное влияние, люди соглашаются с толпой, потому что их беспокоит, что о них думают другие. Мы не хотим сбиваться с пути или становиться объектом критики только потому, что нам нравится разная музыка или мы одеваемся иначе, чем все остальные. Присоединение также приносит награды, такие как товарищество и комплименты.

Насколько сильно нормативное влияние? Рассмотрим классическое исследование, проведенное много лет назад Соломоном Ашем (1956). Участниками были студенты мужского пола, которых попросили выполнить, казалось бы, простую задачу. Экспериментатор, стоявший в нескольких футах от него, поднял карточку, на которой была изображена одна линия с левой стороны и три линии с правой стороны. Задача участника заключалась в том, чтобы сказать вслух, какая из трех строк справа была той же длины, что и строка слева. Шестнадцать карточек выдавались по одной, и правильный ответ на каждую был настолько очевиден, что задача была немного скучной.За исключением одного. Участник был не один. Фактически, в комнате было еще шесть человек, которые также вслух ответили на задачу линейного суждения. Более того, хотя они и притворялись товарищами по участию, эти другие люди на самом деле были сообщниками, работающими с экспериментатором. Настоящий участник сидел так, чтобы он всегда отвечал, услышав, что говорят пять других «участников». Все шло гладко до третьего испытания, когда по необъяснимым причинам первый «участник» дал заведомо неверный ответ.Ошибка могла быть забавной, но второй участник дал такой же ответ. Как и третий, четвертый и пятый участник. Внезапно настоящий участник оказался в затруднительном положении. Его глаза говорили ему одно, но пять из пяти человек, по-видимому, видели что-то другое.

Примеры карт, использованных в эксперименте Аша. Насколько мощно нормативное влияние? Возникнет ли у вас соблазн дать явно неверный ответ, как это делали многие участники эксперимента Аша, чтобы лучше соответствовать мыслям группы сверстников? [Изображение: Устрица Фреда, https: // goo.gl / Gi5mtu, CC BY-SA 4.0, https://goo.gl/zVGXn8]

Одно дело — укладывать волосы определенным образом или любить определенные продукты, как это делают все вокруг. Но будут ли участники намеренно давать неправильный ответ только для того, чтобы соответствовать другим участникам? Конфедерации единообразно давали неправильные ответы в 12 из 16 испытаний, и 76 процентов участников хотя бы раз согласились с нормой и также дали неправильный ответ. В общей сложности они соответствовали группе в одной трети из 12 тестовых испытаний.Хотя нас может впечатлить то, что в большинстве случаев участники честно отвечали, большинство психологов находят примечательным, что так много студентов колледжей уступили давлению группы, а не выполняли ту работу, которую они добровольно выполняли. Почти во всех случаях участники знали, что они дают неправильный ответ, но их беспокойство о том, что другие люди могут думать о них, пересилило их желание поступать правильно.

Варианты процедур Аша проводились много раз (Bond, 2005; Bond & Smith, 1996).Теперь мы знаем, что результаты легко воспроизвести, что наблюдается рост согласия с большим количеством единомышленников (примерно до пяти), что подростки более склонны к конформизму, чем взрослые, и что люди соглашаются значительно реже, когда считают, что единомышленники не услышит их ответов (Berndt, 1979; Bond, 2005; Crutchfield, 1955; Deutsch & Gerard, 1955). Этот последний вывод согласуется с представлением о том, что участники меняют свои ответы, потому что их беспокоит, что о них думают другие.Наконец, хотя мы видим эффект практически в каждой изученной культуре, больше соответствия обнаруживается в коллективистских странах, таких как Япония и Китай, чем в индивидуалистических странах, таких как США (Bond & Smith, 1996). По сравнению с индивидуалистическими культурами люди, живущие в коллективистских культурах, придают большее значение групповым целям, чем индивидуальным предпочтениям. Они также более мотивированы поддерживать гармонию в своих межличностных отношениях.

Другая причина, по которой мы иногда идем вместе с толпой, заключается в том, что люди часто являются источником информации.Психологи называют этот процесс информационным воздействием. Большинство из нас в большинстве случаев мотивировано поступать правильно. Если общество считает, что мы кладем мусор в подходящий контейнер, тихонько разговариваем в библиотеках и оставляем чаевые официанту, то это то, что большинство из нас будет делать. Но иногда непонятно, чего от нас ожидает общество. В таких ситуациях мы часто полагаемся на описательные нормы (Cialdini, Reno, & Kallgren, 1990). То есть мы действуем так, как поступает большинство людей — или большинство людей, подобных нам. Это небезосновательная стратегия.У других людей часто есть информация, которой нет у нас, особенно когда мы оказываемся в новых ситуациях. Если вы когда-нибудь участвовали в разговоре, который проходил примерно так:


«Как вы думаете, нам следует?»
«Конечно. Все остальные это делают »,

Вы испытали на себе силу информационного воздействия.


Усилия, направленные на то, чтобы побудить людей вести более здоровый или устойчивый образ жизни, выиграли от информационного влияния. Например, отели смогли значительно увеличить количество людей, которые повторно используют банные полотенца (сокращая потребление воды и энергии), информируя их на табличках в своих номерах, что повторное использование полотенец является типичным поведением других гостей отеля.[Изображение: Инфрогмация Нового Орлеана, https://goo.gl/5P5F0v, CC BY 2.0, https://goo.gl/BRvSA7]

Однако не всегда легко получить хорошую описательную информацию о нормах, что означает, что иногда мы полагаться на ошибочное представление о норме при принятии решения о том, как нам следует себя вести. Хороший пример того, как неверно воспринятые нормы могут привести к проблемам, можно найти в исследовании запоя среди студентов колледжа. Чрезмерное употребление алкоголя — серьезная проблема во многих университетских городках (Mita, 2009). Есть много причин, по которым студенты запивают, но одна из самых важных — их восприятие описательной нормы.Сколько выпивают студенты, сильно коррелирует с тем, сколько, по их мнению, пьет средний студент (Neighbours, Lee, Lewis, Fossos, & Larimer, 2007). К сожалению, учащиеся не очень хорошо справляются с этой оценкой. Они замечают неистового пьяницы на вечеринке, но не принимают во внимание всех студентов, не посещающих вечеринку. В результате студенты обычно переоценивают описательную норму употребления алкоголя студентами колледжа (Borsari & Carey, 2003; Perkins, Haines, & Rice, 2005). Большинство студентов считают, что они потребляют значительно меньше алкоголя, чем обычно, и такой просчет создает опасный толчок к все более и более чрезмерному употреблению алкоголя.С положительной стороны, предоставление студентам точной информации о нормах употребления алкоголя снижает чрезмерное употребление алкоголя (Burger, LaSalvia, Hendricks, Mehdipour, & Neudeck, 2011; Neighbours, Lee, Lewis, Fossos, & Walter, 2009).

Исследователи продемонстрировали силу описательных норм в ряде областей. Домовладельцы сократили количество потребляемой энергии, когда узнали, что потребляют больше энергии, чем их соседи (Schultz, Nolan, Cialdini, Goldstein, & Griskevicius, 2007).Студенты выбрали вариант здорового питания, когда пришли к выводу, что другие студенты сделали этот выбор (Burger et al., 2010). Гости отеля с большей вероятностью использовали свои полотенца повторно, когда вешалка в ванной сообщила им, что так поступает большинство гостей (Goldstein, Cialdini, & Griskevicius, 2008). И все больше людей стали пользоваться лестницей вместо лифта, когда узнали, что подавляющее большинство людей поднимаются по лестнице на один или два этажа (Burger & Shelton, 2011).

Хотя люди вокруг нас могут влиять на нас больше, чем мы осознаем, соблюдаем ли мы нормы, зависит от нас.Но иногда решить, как действовать, не так-то просто. Иногда более могущественный человек направляет нас делать то, что мы, возможно, не хотим делать. Исследователей, изучающих послушание, интересует, как люди реагируют, когда им дают приказ или команду от кого-то, наделенного властью. Во многих ситуациях послушание — это хорошо. Нас с раннего возраста учат слушаться родителей, учителей и полицейских. Также важно следовать инструкциям судей, пожарных и спасателей. А армия не сможет функционировать, если солдаты перестанут подчиняться приказам начальства.Но у послушания есть и темная сторона. Во имя «выполнения приказов» или «просто выполнения своей работы» люди могут нарушать этические принципы и законы. Что еще более тревожно, послушание часто лежит в основе самых худших проявлений человеческого поведения — массовых убийств, зверств и даже геноцида.

Фотографии жертв камбоджийского диктатора Пол Пота. В 1975-79 гг. Армия красных кхмеров послушно выполняла приказы по расстрелу десятков тысяч мирных жителей. [Изображение: … ваше локальное соединение, https: // goo.gl / ut9fvk, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

Именно эта тревожная сторона послушания привела к одним из самых известных и самых противоречивых исследований в истории психологии. Милграм (1963, 1965, 1974) хотел знать, почему так много в остальном достойных немецких граждан согласились с жестокостью нацистских лидеров во время Холокоста. «Эта бесчеловечная политика, возможно, зародилась в сознании одного человека, — писал Милграм (1963, стр. 371), — но она могла быть осуществлена ​​в массовом масштабе только в том случае, если очень большое количество людей подчинялось приказам.

Чтобы понять это послушание, Милгрэм провел серию лабораторных исследований. Во всех вариантах базовой процедуры, кроме одного, участниками были мужчины, набранные из сообщества, окружающего Йельский университет, где проводилось исследование. Эти граждане подписались на то, что они считали экспериментом по обучению и памяти. В частности, им сказали, что исследование касалось влияния наказания на обучение. В каждом сеансе участвовало по три человека. Один был участником.Другой был экспериментатором. Третий был сообщником, который притворился еще одним участником.

Экспериментатор объяснил, что исследование состояло из теста памяти и что один из мужчин будет учителем, а другой — учеником. С помощью сфальсифицированного рисунка настоящему участнику всегда отводилась роль учителя, а сообщник всегда был учеником. Учитель наблюдал, как ученика привязывали к стулу и прикрепляли к его запястью электроды. Затем учитель перешел в соседнюю комнату, где его усадили перед большим металлическим ящиком, который экспериментатор определил как «генератор тока».На передней части ящика были индикаторы и индикаторы, а также, что самое примечательное, ряд из 30 рычагов в нижней части. Каждый рычаг был помечен цифрой напряжения, начиная с 15 вольт и увеличиваясь с шагом 15 вольт до 450 вольт. Ярлыки также указывали силу ударов, начиная с «Легкий шок» и заканчивая «Опасно: сильный шок» в конце. Последние два рычага были просто помечены красным цветом «XXX».

Через микрофон учитель провёл тест памяти ученику в соседней комнате.Учащийся отвечал на вопросы с множественным выбором, нажимая одну из четырех кнопок, которые были едва доступны для его привязанной руки. Если учитель видел, как на его стороне стены загорался правильный ответ, он просто переходил к следующему пункту. Но если ученик ошибся с заданием, учитель нажимал на один из рычагов разряда и тем самым наказывал ученика. Учителю было приказано начинать с 15-вольтового рычага и переходить к следующему наивысшему разряду при каждом последующем неправильном ответе.

В действительности ученик не получил шока. Но он действительно сделал много ошибок на тесте, что вынудило учителя применять то, что, по его мнению, было все более сильным током. Целью исследования было увидеть, как далеко зайдет учитель, прежде чем отказаться от продолжения. Первый намек учителя на то, что что-то не так, был сделан после того, как он нажал на 75-вольтовый рычаг и услышал сквозь стену, как ученик сказал: «Ух!» Реакция ученика становилась сильнее и громче с каждым нажатием на рычаг.При напряжении 150 вольт ученик закричал: «Экспериментатор! Это все. Вытащи меня отсюда. Я сказал тебе, что у меня болезнь сердца. Мое сердце начинает меня беспокоить. Вытащи меня отсюда, пожалуйста. Мое сердце начинает меня беспокоить. Я отказываюсь продолжать. Выпусти меня.»

Схема эксперимента Милгрэма, в котором «учителя» (T) попросили нанести (предположительно) болезненный удар электрическим током «ученику» (L). Будет ли этот эксперимент одобрен комиссией сегодня? [Изображение: Устрица Фреда, https://goo.gl/ZIbQz1, CC BY-SA 4.0, https://goo.gl/X3i0tq]

Роль экспериментатора заключалась в том, чтобы побудить участника продолжить. Если в какой-то момент учитель просил закончить сеанс, экспериментатор отвечал такими фразами, как «Эксперимент требует, чтобы вы продолжили» или «У вас нет другого выбора, вы должны продолжать». Экспериментатор закончил сеанс только после того, как учитель четыре раза подряд заявил, что он не хочет продолжать. В то же время протесты учащихся становились все более интенсивными с каждым потрясением. После 300 вольт учащийся отказался отвечать на какие-либо вопросы, из-за чего экспериментатор сказал, что отсутствие ответа не должно считаться неправильным ответом.После 330 вольт, несмотря на яростные протесты ученика после предыдущих ударов, учитель слышал только тишину, предполагающую, что ученик теперь физически не может ответить. Если учитель достигал 450 вольт — конца генератора — экспериментатор велел ему продолжать нажимать рычаг 450 вольт для каждого неправильного ответа. И только после того, как учитель трижды нажал на 450-вольтовый рычаг, экспериментатор объявил, что исследование окончено.

Если бы вы были участником этого исследования, что бы вы сделали? Практически все говорят, что он или она остановились бы на ранних этапах процесса.И большинство людей предсказывают, что очень немногие участники будут продолжать нажимать до 450 вольт. Тем не менее, в базовой процедуре, описанной здесь, 65 процентов участников продолжали применять разряды до самого конца сеанса. Это не были жестокие садисты. Они были обычными гражданами, которые, тем не менее, следовали инструкциям экспериментатора, применяя то, что они считали мучительным, если не опасным, электрическим током для невиновного человека. Тревожный вывод из результатов состоит в том, что при определенных обстоятельствах каждый из нас может действовать весьма нетипичным и, возможно, очень тревожным образом.

Милгрэм провел множество вариантов этой базовой процедуры, чтобы изучить некоторые факторы, влияющие на послушание. Он обнаружил, что уровень послушания снижался, когда ученик находился в одной комнате с экспериментатором, и снижался еще больше, когда учителю приходилось физически касаться ученика, чтобы применить наказание. Участники также были менее склонны продолжать процедуру после того, как увидели, что другие учителя отказываются нажимать на рычаги разряда, и они были значительно менее послушны, когда инструкции продолжить исходили от человека, которого они считали другим участником, а не от экспериментатора.Наконец, Милгрэм обнаружил, что женщины-участницы следовали инструкциям экспериментатора точно так же, как и мужчины.

Исследование послушания Милгрэма было предметом споров и дискуссий. Психологи продолжают спорить о том, насколько исследования Милгрэма говорят нам что-то о зверствах в целом и о поведении немецких граждан во время Холокоста в частности (Miller, 2004). Конечно, есть важные черты того времени и места, которые невозможно воссоздать в лаборатории, например, повсеместная атмосфера предрассудков и дегуманизации.Другой вопрос касается актуальности результатов. Некоторые люди утверждают, что сегодня мы больше осведомлены об опасностях слепого послушания, чем когда проводились исследования в 1960-х годах. Однако результаты частичного и модифицированного повторения процедур Милграма, проведенных в последние годы, показывают, что люди реагируют на ситуацию сегодня так же, как и полвека назад (Burger, 2009).

Если бы вы были «учителем» в эксперименте Милгрэма, разве вы вели бы себя иначе, чем большинство из тех, кто, по их мнению, наносил сильные электрические разряды в 450 вольт? [Изображение: Шэрон Драммонд, https: // goo.gl / uQZGtZ, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

Еще один спорный момент касается этического отношения к участникам исследования. Исследователи обязаны заботиться о благополучии своих участников. Тем не менее, нет никаких сомнений в том, что многие участники Милгрэма испытали сильный стресс во время прохождения процедуры. В свою защиту Милгрэм не оставил без внимания то, как этот опыт повлиял на его участников. И в последующих анкетах подавляющее большинство его участников заявили, что они довольны своим участием в исследовании, и считают, что аналогичные эксперименты следует проводить в будущем.Тем не менее, отчасти благодаря исследованиям Милгрэма, были разработаны руководящие принципы и процедуры для защиты участников исследования от подобного рода переживаний. Хотя интригующие открытия Милгрэма оставили нам множество вопросов без ответа, проведение полного воспроизведения его эксперимента остается за рамками сегодняшних стандартов.

Наконец, стоит также отметить, что, хотя ряд факторов, по-видимому, ведет к повиновению, есть и те, кто не подчиняется. В одном концептуальном воспроизведении исследований Милграма, проведенных с небольшой выборкой в ​​Италии, исследователи исследовали момент, когда примерно две трети выборки отказались сотрудничать (Bocchiaro & Zimbardo, 2010).Исследователи определили, что сострадание, этика и признание ситуации проблемной являются основными факторами, влияющими на отказ. Таким образом, точно так же, как есть принуждение к повиновению, есть также случаи, когда люди могут противостоять власти.

Социальные психологи любят говорить, что на всех нас влияют люди вокруг нас больше, чем мы осознаем. Конечно, каждый человек уникален, и в конечном итоге каждый из нас делает выбор в отношении того, как мы будем и не будем действовать. Но десятилетия исследований конформизма и послушания ясно показывают, что мы живем в социальном мире и что — к лучшему или худшему — многое из того, что мы делаем, является отражением людей, с которыми мы встречаемся.

Что такое оценка соответствия? — Международная ассоциация защитного оборудования

Стандарты устанавливают требования. Поставщик должен иметь возможность сообщить покупателю и пользователю, что его продукт, процесс или услуга соответствуют стандарту.

Это цель подтверждения соответствия:

  • Оценка соответствия — это название, данное процессам, которые используются для демонстрации того, что продукт, услуга, система управления или орган соответствуют установленным требованиям.Применительно к продукции он включает испытания в соответствии с установленным стандартом производительности, а также инспекцию, управление качеством, надзор, аккредитацию и декларирование соответствия.

Оценка соответствия СИЗ в США представляет собой сочетание самодекларации производителя, одобрения правительства и сертификации третьей стороной. OSHA требует, чтобы респираторы были одобрены NIOSH, но не требует какого-либо уровня оценки соответствия для других СИЗ.

Самостоятельное декларирование — наиболее распространенный подход.Производители тестируют свои продукты или проводят их испытания и заявляют, что они соответствуют стандарту, маркируя или маркируя продукт в соответствии с требованиями стандарта, предоставляя информацию на упаковке, в литературе и рекламе, а в некоторых случаях составляя письменную декларацию соответствия.

Государственные программы сертификации включают испытания NIOSH и одобрение респираторов и дыхательных аппаратов. Эти стандарты включены в нормативные акты и имеют силу закона.

Если самодекларация не удовлетворяет рыночный спрос или нормативные требования, производители полагаются на стороннюю сертификацию.В этом случае независимая организация проводит постоянное тестирование продукта, чтобы убедиться, что он соответствует требованиям признанного стандарта. Также может потребоваться оценка систем качества компании, чтобы убедиться, что внутренний производственный контроль производителя спроектирован и функционирует таким образом, чтобы каждый продукт, выходящий с конвейера, соответствовал требованиям стандарта. Когда эти условия соблюдены, третья сторона предоставляет производителю использование своего сертификационного знака.На рынке защитного оборудования знакомые сертификационные знаки включают знак SEI Института защитного оборудования, знак CSA в Канаде и знаки независимых лабораторий, таких как UL и Intertek. В Европе знак CE используется на СИЗ для обозначения соответствия европейским требованиям.

Хотя такое сочетание систем оценки соответствия хорошо зарекомендовало себя на протяжении многих лет, оно становится проблемой на глобальном рынке, где некачественные похожие СИЗ могут иметь маркировку, требуемую стандартом, но не пройти даже самый элементарный тест.Ответственным производителям приходится конкурировать с поставщиками этих недорогих вариантов, и рабочие могут подвергаться риску.

По этой причине ISEA разработало добровольный стандарт оценки соответствия СИЗ, который был утвержден в качестве американского национального стандарта в феврале 2014 года. ANSI / ISEA 125-2014 устанавливает требования к первоначальному и текущему тестированию продукции, обеспечению качества, ведению документации, надзору за рынком и т.д. корректирующие действия и декларация соответствия. Используя этот стандарт, поставщики СИЗ имеют возможность документировать процесс тестирования и оценки продуктов и сообщать об этом процессе клиентам, не обязательно передавая процесс сторонней сертификационной организации.

ANSI / ISEA 125-2014 представляет три альтернативных уровня оценки соответствия, которые различаются типом и строгостью тестирования и обеспечения качества, от самотестирования до полномасштабной сертификации третьей стороной.

  • Для Уровня 1 поставщик тестирует продукт самостоятельно или в сторонней лаборатории.
  • Для Уровня 2 продукт тестируется на предприятии, аккредитованном в соответствии с международным стандартом ISO 17025, и производится в соответствии с зарегистрированной системой качества ISO 9001.Как уровень 1, так и уровень 2 требуют выпуска декларации о соответствии поставщика.
  • Уровень 3 стандарта — это сертификация третьей стороной, при которой весь процесс от тестирования до надзора находится под руководством аккредитованного органа по сертификации, чей знак наносится на соответствующую продукцию.

Стандарт не соответствует методу оценки соответствия конкретному продукту, стандарту опасности или производительности, оставляя это решение на усмотрение поставщика, покупателя или регулирующего органа.

.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts