Личностная идентификация: Личностная идентичность — Психологос

Содержание

Личностная идентичность — Психологос

У проблемных людей происходит потеря личностной идентичности. Человека волнует, что он не знает, КТО Я?

Фильм «Управление гневом»

​​​​​​​

Личностная идентичность — то, кем человек считает себя в глубине души. Как он отвечает на вопрос: «Кто я?», внутреннее согласие со своей личностной и социальной ролью.

Личностная идентичность фиксирует статику, кем, в какой роли человек ощущает себя сейчас. Эго-идентичность, как центральное понятие концепции Эрика Эриксона, говорит скорее об интеграции ролей и идентификаций, причем это ощущение развития, движения от прошлого к будущему.

Большинство людей свою личностную идентичность представляют прекрасно и легко представляют на картинках, где представлены: мой бизнес, мои мечты и цели, мои ценности, образование, увлечения и контакты. Однако случается и другое, когда человек изначально не понимает или перестает понимать, кто он, где он и куда он идет. Эта внутренняя растерянность имеет очень разные корни и разные проявления: иногда за этим стоит сломанная жизнь, иногда — отсутствие элементарной привычки думать о будущем и думать вообще.

Один из таких вопросов, с которым часто обращаются молодые люди и девушки к психологу и который похож на вопрос по поводу личностной идентичности — «Как найти себя?» (Вариант: «свой путь в жизни»). Чаще всего за таким почти экзистенциальным вопросом скрываются предельно бытовые вещи.

Например, девушка работает в западной компании нештатным бухгалтером, ее нагружают за троих, получает она мало, а поговорить с шефом о переводе в штат или о прибавке зарплаты не знает как. На этом фоне думает, может ей перевестить в соседний отдел секретарем в штат, или ей оказалось интересным поучиться на кадровика, а тут еще врачи настаивают, что ей пора рожать и становиться мамой. Она никак не решит, кем же ей быть в ближайший год: бухгалтером, секретарем, кадровиком или мамой, а свои сомнения формулирует: «Как мне найти себя?»

Если она придет к психотерапевту, возможно, с ней начнут заниматься психотерапией, хотя реально она нуждается скорее в психологической консультации вполне делового плана, ей предстоит выбор жизненного пути, и ей нужна вполне житейская помощь именно в этом.

Бывает, тем не менее, что человек действительно не имеет какого-то внутреннего стержня, какой-то целостной картинки, с помощью которой он мог бы сказать: «Кто я». Вариант — картинка есть, но человек хотел бы ее уточнить и скорректировать. На этот случай существует очень продуктивный способ разобраться и поработать со своей личностной идентичностью: поискать метафору себя и своей жизни, в которой человек может узнать себя и в которой он захочет узнавать себя.

Социальная и личностная идентификация в условиях глобализации

Библиографическое описание:

Миненко, К. С. Социальная и личностная идентификация в условиях глобализации / К. С. Миненко, Н. В. Воронцова, А. В. Щепотьев. — Текст : непосредственный // Образование и воспитание. — 2016. — № 5 (10). — С. 11-12. — URL: https://moluch.ru/th/4/archive/48/1654/ (дата обращения: 02.08.2021).



Современное общество столкнулось с набирающим силу процессом мировой глобализации. Тенденция глобализации опирается на экономические аспекты интеграции, в т. ч. процессы принудительной интеграции [6,7]. Отношение к процессам глобализации различно: как позитивное, так и негативное, однако сам процесс глобализации набирает обороты. Многие социологи высказывают мнение о том, что данный процесс грозит стиранием таких понятий как личность и индивидуальность, а впоследствии и уничтожению социальной структуры общества [3].

Термин «идентичность» имеет широкий спектр применения. Его используют в таких науках как этнология, психология, культурная и социальная антропология. Данное понятие обозначает понимание человеком своего места в социокультурном пространстве, осознание им своей принадлежности, к какой-либо общественной группе.

Исходя из этого, идентификация определялась как вершина социализации человека, когда он понимал свою культуру и отождествлял себя с ее ценностями, понимал свое место в истории. Таким образом, он мог ответить на вопрос: «Кто он такой? Кем является?»

Между тем, глобализация как раз призвана стереть границы различий между людьми и их общественными структурами. Она выдвигает отношения людей выше национально-государственного уровня. Таким образом, расширяется понятие общности. До этого самыми большими общественными объединениями, звеном которых ощущал себя человек, были нация, государство, народ. Глобализация разрушает данную систему и тем самым ставит под угрозу человеческую идентичность и условия ее формирования [2].

Идентификация и процессы, связанные с ней, играют значимую роль в жизни человека как личности. Благодаря идентичности человек в какой-либо степени отличается от других людей, но также с помощью нее объединяется в социальные группы с другими людьми по схожим целям и интересам:

‒ благодаря идентификации человек не так сильно зависим от общения с обществом в лице других людей;

‒ идентификация вырабатывает у человека возможность отождествлять себя с какими-либо ценностями, интересами, идеалами, то есть вырабатывается система социально значимой ориентации;

‒ идентификация позволяет человеку реализовать свои потребности в приобщении к истории, понимании себя как части исторического процесса;

‒ с помощью идентификации человек постигает коллективные сущности социума, которые обеспечивают его потребность в материальных интересах и духовных основах;

‒ благодаря идентификации человека преодолевает бездуховность — свое одиночество в себе самом. Он начинает ощущать смысл своего существования, наполняя его ценностями и святынями, которые по своему значению намного превосходят смысл биологического существования [4,5].

Мы считаем, что, когда человек обретает смысл своей жизни, вместе с ним он приобретает и духовную устойчивость.

Идентификация человека, или личностная идентификация, имеет серьезную проблематику.

Особенно остро она возникает в период больших социальных потрясений, кризисов, когда общество находится в состоянии стагнации (или даже деградации), когда происходит переосмысление, распад ценностей. Известный социолог Эмиль Дюркгейм дал таким процессам определение «аномия». Достаточно свежий пример данного процесса для Российского общества- это начатая М. С. Горбачевым перестройка и последовавший за ней распад СССР, в итоге — уже второе поколение людей живет в состоянии кризиса идентификации.

В результате, по нашему мнению, это приводит к разобщенности людей, отказу от участия в политической деятельности, отстаивания своей гражданской позиции. Все это отрицательно сказывается как на обществе, так и на человеке, общество становится более жестоким по отношению к отдельному человеку, в результате чего увеличился рост числа самоубийств, так как человек не мог выдержать такого психологического давления, сам же он начинает искать свою идентичность в принадлежности к нелегальным, а иногда и противозаконным организациям. Отсутствие нравственности и моральных ценностей приводят к асоциальному образу жизни человека.

Но, говоря о проблематике идентификации, не нужно забывать, что помимо личностной идентификации существует и коллективная. Данный процесс протекает на уровне социума (группы, общности), который, в свою очередь, представлен определенными субъектами (семья, род, племя, народность, нация).

Естественно, что процесс коллективной и индивидуальной идентификации тесно взаимосвязаны. Как социум влияет на отдельного человека, так и человек может влиять на общество в целом.

Идентификация неразрывно связывает человека и общество с историей, которая превращает их в ее важнейшее звено. История делает человеческую жизнь более осмысленной и стабильной, связывая ее со смыслами социального целого, с его коллективными сущностями.

Так, человек приобщается к обществу через связь с коллективными сущностями своей истории и культуры. Разрушение коллективных сущностей и связанных с ними социальных связей — вот, что лежит в основе обострения кризиса идентичности. В итоге, когда рушатся идентификационные основы общества в истории, рушится само общество, деградирует его культура.

Там, где рушатся связи, соединяющие коллективные сущности в единое целое, рушится и социальная целостность, а в нем и сам человек. Дело в том, что общество сохраняет себя до тех пор, пока люди, его составляющие, связывают себя с духовными основами его существования в истории. И как только разрывается связь между людьми и обществом по критериям его коллективных сущностей, оно распадается.

В то же время, вне идентичности человеческая жизнь склонна к фрагментации и проживанию через секунду несвязанных эпизодов, в которых теряются сами смыслы существования. Утрата смыслов бытия в глубинах человеческой души, завершая распад данной культуры и духовности в душе человека, ускоряет распад общества.

Когда мы теряем идентичность, мы становимся людьми неидентифицируемой истории, культуры и духовности, следовательно, теряем ощущение живой общности людей, объединенных общими коллективными сущностями, несущими в себе смыслы для того, чтобы жить и чтобы умереть. В современной России происходит радикальное сужение пространства общих ценностей и святынь, выделяется все больше людей, находящихся во все большей духовной дистанции от России, живущих не из самого сердца своей истории, культуры и духовности, из периферии чувств.

Возможно, таким станет наше общество, если глобализация достигнет своей цели. Мы, скорее всего, потеряем нашу идентичность, а значит, перестанем быть самим собой, это ведёт к потере жизненной энергии, творящей человека, а через него и мир его культуры и истории. И здесь уместно вспомнить слова известного Российского историка В. О. Ключевского: «Кто не помнит своего прошлого, у того нет будущего!».

Именно поэтому вопросы идентификации личности в современном мире очень важны в процессе образования на любой стадии обучения и воспитания человека. Процессы глобализации имеют определенные позитивные аспекты, однако они могут приводить к снижению индивидуальности личности.

Очень важно в современном цивилизованном обществе воспитывать и поддерживать в людях индивидуальность, и тогда общество получит много талантливых, умных людей, которые будут способствовать развитию здорового общества.

Литература:

  1. Волова Л. А. Социокультурная интеграция и идентификация в условиях глобализации общества. // Научные проблемы гуманитарных исследований. — 2012. — № 3. — с. 244–251.
  2. Кондаков И. В., Соколов К. Б., Хренов Н. А. Цивилизационная идентичность в переходную эпоху: культурологический, социологический и искусствоведческий аспекты. — М.: Прогресс-Традиция. — 2011. — 1024 с.
  3. Михайлов В. А., Буянов В. С. Глобализация: учебник. — М.: РАГС. — 2008. — 543 с.
  4. Пузько В. И. Кризис идентичности личности в условиях глобализации. // Философия и общество. — 2007. — № 4 (48). — с.98–114.
  5. Салихов Г. Г. Проблема идентичности в условиях глобализации. // Век глобализации. — 2011. — № 1. — с. 122–129.
  6. Щепотьев А. В. Принудительная экономическая интеграция. // Сборник статей III Всероссийской научно-практической конференции «Социально-экономическое развитие России в XXI веке». — Пенза: Приволжский дом знаний. — 2004. — с. 19–22.
  7. Щепотьев А. В. Денежное обращение при принудительной экономической интеграции. // Соломоново решение: финансово-правовой вестник. — 2005. — № 1. — с. 57–59.

Основные термины (генерируются автоматически): общество, история, идентификация, идентификация человека, культура, личностная идентификация, отдельный человек, процесс, процесс глобализации, человеческая жизнь.

Похожие статьи

Процесс глобализации и национальная идентичность

Процесс глобализации и национальная идентичность. Авторы: Бойбекова Шахноза Алиевна, Дустмурадов Жамурад Дустмурадович.

Проблемы развития культуры в современной России, ее исторические вехи. Социальная и личностная идентификация в условиях…

Проблема

глобализации современной культуры

Процесс глобализации и национальная идентичность.

«Нет людей, есть идеи» – гласит восточная мудрость. Глобальная мировая культура — это огромный рынок идей.

Национальные интересы и социальная

идентичность

В результате социальной идентификации определяется целостное отношение человека к социальному и природному миру

Процесс глобализации и национальная идентичность. Социокультурная идентичность региона и региональное гражданское общество.

Кино как средство конструирования этнической

идентичности

Глобализационные процессы порождают размывание этнической идентичности

Можно ли сказать, что человек, живущий в культуре подобного кинематографа будет иметь ту же

Основанием является в первую очередь общая история этноса. Ценности могут включать в…

Подходы к анализу

идентичности в науке о международных…

Через символы, которым общество и элита приписывают определенный смысл, происходит интерпретация социальной реальности в

Процесс глобализации и национальная идентичность.

Язык и поиск идентичности в процессе строительства… Научный журнал.

Глобализм как новое

человеческое качество | Статья в журнале…

Идентификация и процессы, связанные с ней, играют значимую роль в жизни человека как личности. Процесс глобализации и национальная идентичность. Здесь речь идёт о представлениях людей о себе, о своем месте в мире.

Человек в условиях изменяющейся реальности | Статья в журнале…

Глобализационный подход к пониманию человека. Термин глобализация появляется в

Это свидетельствует о включенности глобализации в жизнь человека, ее влиянии (прямом или косвенном) на гендерную идентификацию личности и взаимоотношения людей в обществе.

Идентичность как предмет психологического исследования

Проблема становления идентичности в процессе личностного и профессионального развития и её влияние на качество жизни человека имеет междисциплинарный характер и рассматривается в нескольких аспектах.

Национальная идея как синтез

истории и духовности

Поэтому, как и человеческая жизнь, смысл жизни этноса является онтологическо-философской проблемой.

— главная ценность – это жизнь человека; — перед законом все равны

Процесс глобализации и национальная идентичность.

Личностная идентичность в супружеских отношениях Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ

ЛИЧНОСТНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В СУПРУЖЕСКИХ

ОТНОШЕНИЯХ

З . И. Рябикина, А . Р. Тиводар1

В субъектно-бытийном подходе к личности акцентируется направленность человека на создание таких отношений с другим человеком, в которых личность получает подтверждение своей личностной идентичности. Семья — одно из важных бытийных пространств личности, в котором человек рассчитывает получить подтверждение своей идентичности от брачного партнера. В предлагаемой статье с этой позиции интерпретируются супружеские отношения.

Ключевые слова: субъектно-бытийный подход, личностная идентичность, супружеские отношения.

In the subject-being approach to personality emphasizes the orientation of a person to create such a relationship with another person, in which the person receives confirmation of his personality identity. Family — one of the most important spaces in which a person expects to receive confirmation of their identity from a mate. In the present paper are interpreted from this perspective marriage.

Key words: subject-being approach, personality identity, marital relationship.

В объяснении фамилистической феноменологии выделяется основание, к которому часто обращаются исследователи семьи. В соответствии с этим основанием теории базируются на двух основных подходах. В первом случае единицей анализа является индивид как субъект семейного поведения, реализующий в пространстве семейного бытия свойственные ему потребности (подход условно может быть назван персонологическим). Во втором случае единицей анализа является внутрисемейная интеракция, паттерн семейного поведения, т. е. в качестве приоритетной выступает групповая феноменология (социально-психологический подход).

1 Рябикина Зинаида Ивановна — доктор психологических наук, профессор, заведующая кафедрой психологии личности и общей психологии Кубанского государственного университета. Эл. почта: [email protected]

Тиводар Антонина Романовна — доктор психологических наук, профессор кафедры психологии личности и общей психологии Кубанского государственного университета. Эл. почта: [email protected]

Происходящие в культуре изменения знаменуют возрастание внимания к единичному, приоритетность личного, индивидуального, ценность каждого человека во всем его своеобразии. Все это, декларируемое современной культурой, не может не сказаться во взглядах на семью и ее ценности. Семья изменяется в соответствии с общими изменениями в культуре. Социальные, социокультурные процессы в обществе обусловливают возрастающую субъектность отдельного индивида в семье, возрастающую личностную обусловленность, индивидуализированность принимаемых решений и соответственно инди-видуализированность поведенческих стратегий в пространстве семейных интеракций. Вследствие этого особую значимость представляют субъективные аспекты фамилистических феноменов: почему сегодня человек создает семью, что он переживает в семье, какие психологические механизмы обусловливают его поведение в семье?

Проблема личностной идентичности в контексте субъектно-бытийного подхода к личности

Теория личностной идентичности получила широкое распространение в современной психологии личности прежде всего благодаря работам Э. Эриксона, давшим толчок множеству исследований в возрастной, педагогической и социальной психологии [16]. Личностную идентичность Эриксон определял как эмоционально наполненное переживание человеком своей целостности и тождественности, восприятие и осмысление своей отдельности от мира и в то же время причастности к определенным его частям. Переживание это связано также с осознанием и пониманием того, что называется «смысл жизни» или «предначертание», т. е. с осознанием будущих целей, которые человек ставит перед собой, и с их оправданием. Оно связано также с пониманием себя, что может быть интерпретировано как осознание человеком своей определенности в этом мире. Гейл Шихи, например, обозначает период, связанный с поиском и определением идентичности, как достижение подлинности, «того внутреннего состояния, в котором мы узнаем обо всех наших потенциальных возможностях и обретаем силу, позволяющую полностью их реализовывать» [14, с. 46].

Таким образом, идентичность — это и понимание личностью своей позиции в пространствах ее бытия, и переживание себя как субъекта этих бытийных пространств. Оформление субъектно-бытийного подхода к изучению личности в психологии предполагает рассмотрение личности как субъекта бытия, ось «личность — бытие» выступает как организующий принцип в анализе закономерностей и феноменологии личности [6; 9-13 и др.]. Складываются основания для расширения принципа единства сознания и деятельности в новой формуле — единства личности и ее бытия.

В отечественной психологии С. Л. Рубинштейн одним из первых ввёл понятие «субъект» в рассмотрение бытия личности [7]. Предложенная ученым концепция субъекта содержала идею индивидуально активного человека, т. е. человека, строящего условия своей жизни и своё отношение к ней. В идее изменения жизни человеком как ее субъектом, в понимании условий жизни как задач, требующих от человека определённых решений, — в этом состояла новизна предлагаемого С. Л. Рубинштейном подхода [1]. Введённое им понятие «субъект жизни» создало возможности для раскрытия деятельной сущности личности, её активной позиции в целостном жизненном процессе. Идея субъекта является единым логическим основанием философско-антропологиче-ской концепции С. Л. Рубинштейна. Высказав положение о включении человека в состав бытия, он считал субъектность наиглавнейшим механизмом этой включённости.

Развивая идеи С. Л. Рубинштейна, А. В. Брушлинский существенно расширил представления о содержании активности как фактора детерминации психики [3]. Целостность человека как субъекта — это онтологическое основание для системности, интегральности всех его психических качеств. Целостность субъекта и неправомерность понимания Я как «текущих процессов», как «отдельных актов» постулировал в своих текстах-размышлениях еще Э. Шпрангер [15]. Чтобы понять образ действий духовного субъекта, «субъекта, идентичного во времени», он полагал необходимым введение в научный психологический анализ метафоричного понятия «субстанциональность». Субстанциональность индивидуального духовного субъекта (личности) мыслилась им как связанная со своеобразием такого субъекта, не могущего оставаться неизменным, развивающегося, но в процессе развития «его «сущность» закономерно сохраняется через известные изменения состояний, необходимо следующих одно из другого». Это «осадок закономерного от всего накопленного опыта», и он схватывает «идентичное в меняющемся во времени» [15, с. 287].

Личность организуется как согласованное единение психических процессов, принадлежащих единой живой субстанции — индивиду. Это процессуально претворяющая свое бытие в психических явлениях субстанция. Ее целостность и непрерывность переживается человеком как чувство идентичности или самотождественности.

Как социальный субъект личность — череда сменяющих друг друга социальных ролей. Каждая роль — это процесс со своей динамикой, включающий принятие роли, ее освоение, возможные спады-подъемы, предписанные социумом временные границы исполнения роли и прочие характеристики. Каждая роль может быть рассмотрена как относительно отдельное пространство бытия личности. Возникает проблема синхронизации ролей, их непротиворечивой интеграции. При неблагоприятном разрешении этой проблемы возможен конфликт ролей, иногда попытки их последовательного расположения во вре-

мени («сначала я встану на ноги как профессионал, а потом женюсь» и пр.). Именно личность, ориентированная своими внутренними побуждениями к чувству личностной идентичности, стремится гармонизировать ансамбль исполняемых ею ролей.

Таким образом, идентичность можно определить как базовый процесс личности, организующий в единый ансамбль различные ситуационно-личностные образования (социальные роли, субличности, представления о себе и др.).

Содержание роли определяется прежде всего той функцией, которая реализуется личностью в конкретной группе. Ролевой ассортимент, которым личность должна овладеть, предусмотрен правилами жизни в социуме, теми ожиданиями, которые социум адресует личности, включая ее в различные социальные образования, институты и тем самым регулируя ее социальную активность. Функция личности — сохранение целостности в последовательности тех неизбежных преобразований ее содержания, которые возникают при ее включении в различные групповые композиции как социального субъекта, исполняющего в этих композициях определенную, возложенную на индивида социальную роль. Здесь возникает пересечение социальной идентичности (чувство своей принадлежности к определенной социальной группе) и личностной идентичности (чувство самотождественности, не прерывающееся во времени и не исчезающее в разных социальных контекстах).

Социум ориентирован на поддержку личности в отдельных ролевых нишах и активно побуждает человека функционировать как полноценный социальный субъект, готовый принять к исполнению весь спектр необходимых для общества социальных ролей. По мысли М. Фуко, посредством многоликих социальных институтов, в том числе и института семьи, реализуется власть общества над личностью. Общество как наделяет личность ролью, включая ее в определенные социальные образования, так и вызывает (провоцирует) у нее переживание неполноценности, если она оказывается неспособной реализовать должное [4]. Каждый проходит предначертанный ему семейный путь. Все попытки свернуть с него заканчиваются тем, что властный дискурс настигает отступников и клеймит их маргинальными ярлыками: холостяк, старая дева, сирота, разведенная/разведенный. Все мы несем бремя семейного означивания. И маргинальные ярлыки расцениваются как признак неполной реали-зованности личности, ее неполноценности, незавершенности, как то, что она не состоялась. Личность жаждет пройти через обретение тех социальных ролей, присовокупить к своему Образу Я те социальные идентичности, без которых не мыслится ее полноценность.

Таким образом, личностная идентичность отражает два аспекта связи человека с миром: его причастность к социуму, различным группам и их социально значимым деятельностям, а также к продуктам этой деятельности;

отдельность, особость личности, заявляющей о своей уникальности и своем пространстве бытия.

Овладение личностью пространствами бытия того мира, в котором она живет, переструктурирование мира в соответствии с собственными потребностями и импульсами развития можно представить как основной способ достижения согласованности между внутренним и внешним мирами человека и, таким образом, достижение им личностной идентичности. Человек преобразует мир и тем самым преобразует себя, стремясь к определенности и гармонии в отношениях с миром, который подтверждает реальность его (человека) субъективности.

Идентичность как психологический феномен близка таким хорошо описанным моделям психологических явлений как Я-концепция, самоуважение, Образ Я, социальные роли, направленность и т. п. Вместе с тем было бы неточно непосредственно отождествлять процесс постоянной дифференциации и становления индивидуальности человека с указанными явлениями. Они входят в содержание идентичности человека, во многом определяют, но не исчерпывают его. Это стороны или проявления сложного взаимодействия индивидуальной судьбы с многогранными силами культурных и социальных влияний, результатом которых становится определенность отношений человека с миром в текущий момент.

Особая важность личностной идентичности состоит в ее роли в личностной регуляции социальной активности человека. Осмысленное совершение выборов, которые жизнь предлагает человеку, постановка целей, которых стоит добиваться, налаживание отношений с друзьями и близкими предполагают отчетливое и дифференцированное переживание человеком себя как особого существа, обладающего самодостаточной ценностью, собственными интересами, устремлениями и проживающего собственную жизнь.

Становление личностной идентичности в современной социокультурной ситуации: факторы и проблемы

Для большого числа наших современников задача построения или становления личностной идентичности оказывается осложненной обстоятельствами их жизни. Потеря обществом четкой структуры привела к размыванию представлений людей о существующих в обществе позициях и о нормативном пути их достижения. Исчезли из общественного сознания те группы людей, которые воплощали собой иерархическое устройство классового общества. На их место пришло хаотическое движение реконструируемого общества, когда ни одна из элитных групп, во-первых, не вызывает доверия, во-вторых, не гарантирует устойчивости связанного с ней социального бытия. Для того чтобы пережить собственную определенность, человеку необходимо иметь некоторые устойчивые ориентиры: стабильные социальные институты, неоспоримые жизненные

ценности, признанные критерии успешности жизни, наконец, ясно различимые социальные группы, к которым можно было бы отнестись как к «своим» или «чужим». Отсутствие, подвижность или двусмысленность таких ориентиров затрудняют процесс становления личностной идентичности.

Фундаментальной потребностью личности является стремление получить у других людей подтверждение тем преобразованиям, которые она осуществляет в своих бытийных пространствах ( [8; 9]. Феномен подтвержденной/неподтвержденной личности теоретически осмыслен и получил эмпирическое подтверждение во многих работах (К. Роджерс, В. А. Лабунская, У. Леинг, Е. В. Абаева и др.). Человек испытывает естественную потребность в поддержании целостности, в сохранении Self (гомеостатическая модель мотивации), а для этого ему необходимо такое бытийное пространство межличностных отношений, где его Self находило бы подтверждение. Прежде всего это люди со сходным опытом переживаний, те, чей опыт оформлялся в сходных жизненных коллизиях, те, кто ценностно сориентирован на похожие жизненные принципы и образцы. Чувство идентичности, овладение собой достигается через прояснение содержания Self в процессе подтверждающего поведения значимых Других. Человек приближает к себе, углубляя отношения, интенсифицируя их с теми, чьи структуры личностных смыслов более конгруэнтны его структуре смыслов. Личность испытывает потребность быть подтвержденной внешним, тем, через что объективировано ее субъективно-внутреннее. Внешнее по отношению к внутреннему миру личности — это и организация предметно-пространственного мира, в котором живет личность, и согласующийся с ее смысловой организацией, поведением, реакциями на происходящее образ поведения, смысловая организация, реакции на происходящее значимых для нее других людей, посредством и при участии которых она реализует свое бытие.

Семья — одно из существенных бытийных пространств личности, выполняющее функцию подтверждения и поддержки. Это пространство бытия личности включает в себя: а) структуру межличностных отношений, обусловленных принадлежностью личности к семье; б) организацию со-бытийности членов семьи во времени; в) определенным образом организованную предметно-пространственную среду дома (квартиры) и др.

Особая роль принадлежит семье в подтверждении гендерной идентичности личности. Мы обретаем (сохраняем) определенность в отношениях с противоположным. Мужская, женская идентичность подтверждается прежде всего в структуре семейных отношений. Именно социальные роли «муж», «жена», «отец», «мать» с наибольшей очевидностью проявляют различия между мужчиной и женщиной.

Современная семья как психологическое убежище

Один из лидеров психологического рассмотрения проблем семьи Э. Берджесс определяет современную семью как «единство взаимодействующих личностей». Ученый связывает крах традиционной семьи с усилением эмоциональных опор брака и с институтом супружества как относительно автономного от семьи социального образования [2, с. 63]. Семья ослабевает как сдерживаемое нормами родства образование и упрочивается как психологическое убежище. По-новому переживаемая субъектом семейных отношений личностная идентичность порождает множество проблем, требующих научной рефлексии, новых инструментов диагностики и новых практик поддержки личности в ее стремлении к полноценному развитию, реализации всех своих потенциалов, плодотворности и благополучию в семейных отношениях.

Жизнь человека приобретает все более частный характер. К этому процессу (или тенденции) можно относиться по-разному. Но для психолога он означает, что ближайшие пространства бытия, такие как пространство отношений в семье, физическое пространство жилища, позиции человека в нескольких самых близких кругах его общения, начинают играть определяющую роль в становлении и обретении его личностной идентичности. Соответственно удачно или менее удачно складывающиеся в этих пространствах конфигурации взаимодействий, разыгрывающиеся здесь конфликты и их решения становятся особо важными событиями субъективного мира личности. Наличие благоприятной идентичности является необходимым условием для полноценной жизни человека. «Индивид ощущает себя свободным тогда, когда он может свободно идентифицироваться со своей собственной «эго-идентично-стью» и когда он научается использовать данность для достижения стоящих перед ним целей» [16, с. 84]. Таким образом, он уходит от мучительной борьбы за преодоление несоответствия своей идентичности и исторически складывающегося определения его внешним миром как социального человека либо осознанно может направить свои силы на овладение социальным миром, ограничивающим и сковывающим его идентичность, с тем чтобы преобразовать его в соответствии со своим внутренним миром.

Итак, роль семьи как пространства бытия, где оформляется и поддерживается чувство личностной идентичности, резко возрастает в связи с тем, что жизнь человека приобретает все более и более частный характер. Он изолируется от решения более крупных общественных вопросов и сосредотачивается на небольшом относительно автономном мире семьи. Это своего рода психологическая защита от происходящих в «большом» социуме изменении. Этим объясняется и рост влияния семьи как фактора формирования и становления личностной идентичности человека.

Брачные отношения как фактор обретения и поддержки личностной идентичности

Играют ли существенную роль соображения обретения и поддержки идентичности для формирования семейной пары? Семья создается на основе многообразных мотивов. В некоторых случаях человек, находящийся в состоянии поиска устойчивой личностной и социальной идентичности, может использовать вступление в брачные отношения (иногда это формальные рамки брака) для обретения статуса, чтобы закончить период внутриличностного разлада, связанного со слишком большим числом путей, которые оказываются открытыми.

Естественное стремление личности к упрочиванию идентичности реализуется в предположении, что в новом статусе, обретаемом при вступлении в брак, будет достигнута ее определенность, чувство самотождественности или идентичность:

— окрепнет и уточнится свобода от родителей, освобождение от их подавления и регламентаций в организации бытийных пространств;

— расширится за счет приобретения предметов, пространств, времени любящего человека, который будет поддерживать ценности и смыслы, а значит, будет подтверждатся идентичность;

— поведенческие модели станут более органичными, «прорастут внутрь» [5];

— добавится поведение, в котором будут реализованы доселе дремавшие глубинные потребности личности, т. е. реализуются ее свернутые потенциалы.

Таким образом, стремление найти поддержку своей идентичности в отношениях с любящим и любимым человеком — естественное побуждение личности, реализуемое в поиске партнера и последующем возможном заключении брака. Рассмотрение претендентов с точки зрения их соответствия статусным ожиданиям, оценка их финансовых возможностей и пр. — все эти рациональные аспекты, обусловливающие принятие решения о вступлении в брак, также демонстрируют процесс «простраивания» идентичности, самоопределения в социальной структуре сообщества, выбор такого Мы, к которому готово присоединиться в перспективах своего развития Я.

Резюмируя, можно сказать, что потребность в браке и потребность в брачном партнере различаются. Доминирование последней над первой означает снижение ценности брака, супружества, и в наше время это не редкость. Повышение требований к качествам супруга, недовольство супругом и легко оформляющаяся готовность к разводу — свидетельства снижающейся ценности брака.

Брак — это только один из способов жить с Другим (могут восприниматься как более предпочтительные другие способы). Другой — это фактор, конкретизирующий характеристики состояния брака. Другой может быть заме-

нен, Другой «подбирается», чтобы со-бытие в браке обрело желаемые черты. Манипулирование Другими как партнерами в браке (каждый из которых входит в брачный союз со своей субъективной и объективной бытийной реальностью) также может служить иллюстрацией того поиска, который предпринимает личность, определяясь с образом своего Я, со своей идентичностью. Все сказанное раскрывает действенность поиска идентичности как мотива вступления в брак.

Библиографический список

1. Абульханова К. А., Славская А. Н. Предисловие // Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб.: Питер, 2003.

2. Антонов А. И. Микросоциология семьи. М.: ИНФРА-М, 2005.

3. Брушлинский А. В. Проблемы психологии субъекта. М.: Институт психологии РАН, 1994.

4. Грицанов А. А., Можейко М. А. Фуко Мишель // Большая философская энциклопедия. Минск: Интерпрессервис; Книжный Дом, 2001.

5. Мадди С. Теории личности. Сравнительный анализ. СПб.: Речь, 2002.

6. Ожигова Л. Н. Гендерная идентичность личности и смысловые механизмы ее реализации: автореф. дис…. д-ра психол. наук. Краснодар, 2006.

7. Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб.: Питер, 2003.

8. Рябикина З. И. Личность и ее бытие в быстро меняющемся мире // Личность и бытие: теория и методология: материалы Всерос. науч.-практ. конф./под ред. З. И. Рябикиной и В. В. Знакова. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2003.

9. Рябикина З. И. Личность как субъект формирования бытийных пространств // Субъект, личность и психология человеческого бытия/под ред. В. В. Знакова, З. И. Рябикиной. М.: Институт психологии РАН, 2005.

10. Рябикина З. И. Субъектно-бытийный подход к изучению развивающих личность противоречий // Психологический журнал. 2008. Т. 29, № 2.

11. Рябикина З. И., Танасов Г. Г. Субъектно-бытийный подход к личности и анализу ее со-бытия с другими (конструктивная версия постмодернистских настроений) // Человек. Сообщество. Управление. 2010. № 2.

12. Тиводар А. Р. Личность как субъект со-бытия в брачных отношениях: автореф. дис. . д-ра психол. наук. Краснодар, 2008.

13. Фоменко Г. Ю. Личность как субъект бытия в экстремальных условиях: автореф. дис.. д-ра психол. наук. Краснодар, 2006.

14. Шихи Г. Возрастные кризисы. Проблемы личностного роста. СПб.: Ювента, 1999.

15. Шпрангер Э. Два вида психологии // Хрестоматия по истории психологии. М.: МГУ, 1980.

16. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996.

Личностная идентичность в условиях виртуализации бытия Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ

ЛИЧНОСТНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В УСЛОВИЯХ

ВИРТУАЛИЗАЦИИ БЫТИЯ

Е .И. Богомолова1

В статье представлены результаты анализа западных и отечественных исследований, рассматривающих с различных теоретических позиций проблемы усиливающегося влияния виртуализации общества на личность и ее бытие.

Авторы едины в оценке значимости для личности усиливающейся интегрированности в среду каждодневных социальных интеракций виртуальных социальных сетей. Но в том, как именно исследователи рассматривают и оценивают проблему личностной идентичности в условиях виртуализации бытия, сохраняются различия.

Один из самых обсуждаемых аспектов виртуальной реальности — направленность личности на сохранение анонимности. В результате проведенного анализа позиций исследователей были выделены два наиболее распространенных взгляда на анонимность в виртуальном бытии и проблему достоверности личности в сети. Одни авторы фиксируют феномен деиндивидуализации и ориентацию личности на идеализированное, утрированное самопредъявление, другие убеждены в том, что анонимность обогащает способы самопрезентации человека через приобщение чужого образа, попытку трансляции собственного Я в Другого и поиска отражения себя в Другом.

С появлением социальных сетей тенденция в области анонимности изменилась и выражается в движении от экспериментирования с идентичностью к «стабилизации идентичности» в сети. Обсуждаемой проблемой является полиидентичность личности. В равной степени распространены мнения о естественности состояния множественной идентичности современного человека, включенного одновременно в несколько процессов взаимодействия с Другими, и об опасности увлеченности личности созданием множественных цифровых идентификаций и, как следствие, ее «выпадение» из реального бытия.

Выявленная в исследовании западных ученых ориентированность пользователей социальных сетей на трансляцию своего истинного Я в виртуальном пространстве свидетельствует о тенденции пользователей открыто заявлять о себе. Данные проведенного нами исследования, обнаруживают сложную дифференциацию, связанную с неоднозначностью позиции, занимаемой пользователями социальных сетей — субъектной или асубъектной. Первая выражается в трансляции личностью своей истинной идентичности в реальном и виртуальном бытии, вторая — в стремлении избегания реальных контактов, уходе в виртуальное пространство, формировании ложной идентичности.

Ключевые слова: личность, субъект, идентичности, бытие, со-бытие, общение, виртуальная реальность, социальная сеть, анонимность.

1 Богомолова Екатерина Ильинична — аспирант кафедры психологии личности и общей психологии Кубанского государственного университета. Эл. почта: [email protected]

Процесс виртуализации бытийного пространства и виртуализирующаяся личность

Поиск идентичности является важнейшим для самоактуализирующейся личности, стремящейся к достижению аутентичности бытия. Современное бытие личности предлагает для этого богатые возможности, в том числе и в виртуальной сфере. Виртуальные социальные сети давно и плотно интегрированы в среду каждодневных социальных интеракций и активно используются в качестве основного средства связи с Другими [Boyd, Ellison, 2007; Valkenburg, Peter, 2009]. Реальное бытие личности занимает платформы в Интернете, получает виртуальные представительства, новые ресурсы и возможности. Человек в свою очередь все четче проявляется в виртуальном поле взаимодействия и общения, дополняя свою реальную активность виртуальными атрибутами и инструментами [Рябикина, Богомолова, 2013]. В ходе этого процесса границы online- и offline-бытия стираются и зачастую сложно распознать, где заканчивается одна жизнь и начинается другая, где исчезает offline-личность и возникает online.

Неоднозначность социальных норм, многообразие сфер коммуникации, форм самопредъявления в сети поднимают актуальную для гуманитарных наук тематику личностной идентичности в условиях виртуализации бытия (A. Albrechtslund (Дания), T. Indalecio, Zhao Shanyang, S. Grasmuck, J. Martin, D. Boyd (США), A. Yong-Yeol, H. Seungyeo, K. Haewoon (Корея), А. Г. Асмолов, Г. А. Асмолов, А. В. Войскунский, А. Е. Жичкина (Россия) и др.).

Какие изменения происходят с личностной идентичностью в результате прогрессирующей виртуализации? Как изменяется виртуальное пространство под воздействием спросов, поставляемых пользователями? Дискуссии о том, насколько реальна личность в поле виртуального бытия, ведутся уже давно и позиции меняются так же стремительно, как и виртуальный мир и его особенности. Эти изменения затрагивают аспект анонимности личности, характер ее истинности и достоверности в сети и неизбежно влияют на самоощущение и характер самопредъявления субъекта виртуальной интеракции. Статья направлена на обобщение результатов исследования данных феноменов зарубежными и отечественными авторами.

Особенности анонимности личности в изменяющемся виртуальном пространстве

Филип Зимбардо предположил, что обезличенность в больших городах уже сама по себе гарантирует анонимность, в таком случае социальная сеть — есть мегаполис в мегаполисе [Zimbardo, 1970].

По мнению Ф. Зимбардо, в ситуации анонимности человек в меньшей степени отдает себе отчет в своих действиях и становится более импульсивным и восприимчивым по отношению к внешним провокациям и ситуациям.

Согласно традиционной точке зрения, анонимность снижает внимание к себе, вследствие чего снижается самоконтроль. В данном контексте уместно понятие «деиндивидуализация» (deindividuation) — частичная утрата самосознания и боязнь оценки. Это явление часто возникает в групповых ситуациях виртуального общения, которые гарантируют личности анонимность и не концентрируют внимание окружающих на отдельном человеке [Майерс, 2000]. Человек стремится одновременно быть в сообществе, быть причастным к нему, но не выделяться из него.

По проблематике анонимности в виртуальном пространстве существует множество теорий и предположений. С позиции одной из них анонимность общения в Интернете обогащает способы самопрезентации человека, предоставляя ему возможность не просто создавать о себе впечатление по своему выбору, но и быть тем, кем он захочет [Жичкина, 2001]. Пользователь стремится разнообразнее презентовать себя сообществу, но не быть собой или быть идеализированной версией себя, ожидая отклика общественности на конструируемый образ [Косивченко, 2012].

С другой позиции, недостаток выразительных средств, характеризующий виртуальную реальность, в сочетании с анонимностью может наделять личность утрированными, очень выразительными атрибутами силы, могущества, красоты и т.п. [Жичкина, 2009; Reid, 1991]. Данная позиция согласуется с мнением С. И. Выгонского, который пишет: «Анонимность участника сетевых интеракций приводит к тому, что все его скрытые психологическое комплексы раскрываются и являются окружающим во всей своей первозданной красе» [Выгонский, 2010, с. 108]. Такое поведение, с точки зрения автора, сопряжено с возникающим чувством безнаказанности, чувством собственного величия. Возникает иллюзия полного контроля над реальностью. В крайних случаях последствия долгих контактов с виртуальной реальностью могут привести к возникновению безосновательного чувства собственного бессмертия, величия и совершенства. А. Адлер по этому поводу говорил следующее: «Тот, кто понимает эту цель богоподобия как реальную и личную, воспринимает ее буквально, вскоре будет вынужден в качестве компромисса избегать настоящую жизнь, в лучшем случае в искусстве, но чаще всего… в неврозе или в преступлении» [Адлер, 1995, с. 14].

Существует диаметрально противоположная точка зрения. По мнению А. Е. Жичкиной, анонимность усиливает ориентацию воспринимаемого человека на «усредненного другого», стремление быть понятным с конвенциональной, общей для всех людей точки зрения [Жичкина, 2001]. Понятие «Я» и «Другой» синтезируются в понятии идентичности, в результате чего человек способен включать свое Я в Другого и находить Другого в себе. Данное явление характеризует процесс поиска идентичности человека — он должен погружаться в Другого, примерять чужой образ, маску. Таким образом, в ситу-

ации анонимности человек не теряет контроль над собой, она лишь усиливает стремление человека вести себя в виртуальной бытийности, учитывая социальные нормы, принятые в со-бытии с Другими.

С появлением социальных сетей привычные для пользователей особенности виртуальной анонимности видоизменились, сегодня заинтересованному пользователю соблюсти анонимность становится все труднее. Здесь уместна точка зрения Дж. Сулера, согласно которой никто не может быть полностью анонимным — абсолютно невидимым, без имени, идентичности или межличностного взаимодействия вообще [Suler, 1997].

Мы предполагаем, что происходящие изменения обусловлены спецификой социальной сети, транслирующей максимально реальную личность и выявляющей собственную достоверность в различных аспектах своей online-жизнедеятельности. Это обоюдный процесс: с одной стороны, пользователь принимает условия и политику анонимности социальных сетей и действует в соответствии с ними, с другой стороны, возникающая тенденция стремления человека заявлять в сети о себе достоверном изменяет его поведение в направлении формирования истинной виртуальной идентичности.

В вопросе направленности личности на сохранение анонимности в виртуальном пространстве бытия можно выделить два наиболее распространенных взгляда исследователей. Одни авторы фиксируют феномен деиндивидуализа-ции и ориентации человека на идеализированное, утрированное самопредъявление, позволяющее человеку быть тем, кем он захочет, или не быть собой, присваивая себе утрированные атрибуты сверхчеловека. Другие исследователи убеждены в том, что анонимность обогащает способы самопрезентации человека через приобщение чужого образа, попытку трансляции собственного Я в Другого и поиска отражения себя в Другом. Это в свою очередь выступает одной из сильнейших мотивирующих сил включения личности в виртуальную интеракцию [Косивченко, 2012; Рябикина, Богомолова, 2013].

С появлением социальных сетей тенденция в области анонимности в виртуальном пространстве изменилась, обнаруживая стремление человека заявлять о себе истинном, преобразовав его направленность в области собственной идентичности.

Формирование идентичности в виртуализирующемся мире

По мнению Ж. Липовецки, современное общество переживает «вторую индивидуалистическую революцию» [Липовецки, 2001, с. 17]. Не лишено основания мнение о том, что современное общество характеризуется им как «эра пустоты». Эта пустота одновременно связана с процессом персонализации (фр. personne — никто, кто-либо). То есть персонализация характеризуется не только индивидуализацией, но и опустошением.

Сложный, путаный процесс поиска собственной идентичности пронизывает всю индивидуально и социально направленную активность личности. Индивидуализация человека становится ключевым путем его жизни и деятельности во всех ипостасях — в профессии, обучении, увлечениях, творчестве, отношениях с Другими, общении, поиске и утверждении собственного места в жизни. Это обусловлено стремительным движением от так называемой назначенной (социумом, нормами, правилами, семьей) идентичности к самостоятельно сформированной, выбранной. Данный процесс ведет к кризису идентичности, в который, безусловно, включено и виртуальное пространство бытия, как пространство включенности личности во взаимодействие с Другими. По утверждению некоторых ученых, современная личность «рассыпается» на множество идентичностей, образов, масок, скрывающих его истинное лицо. В данном случае применимо утверждение Ж. Бодрийяра о «зыбкости личностных идентичностей», свидетельствующей о стирании инстанции Я, выступающей гарантом самотождественности личности. «Теперь все разобщены и безразличны под властью телевидения и автомобиля, под властью моделей поведения, запечатленных во всем — в передачах масс-медиа или же в планировке городов. Все выстроены в ряд, и каждый бессознательно отождествляет себя с умело расставленными направляющими симулятивными моделями» [Бодрийяр, 2000]. Виртуальная реальность становится источником и посредником создания новых продуктов коммуникации личности — виртуальных образов, online-идентичностей. Возникает реальная опасность зависимости личности от порожденных ею самой цифровых идентичностей, от собственного виртуального Я [Богомолова, 2013].

В результате возникновения несогласованности двух идентичностей и неочевидности физического лица, выступающего за виртуальным образом, были сформулированы такие понятия, как «домены плавающих идентичностей», «плавающие идентификации», «ускользающие идентификации», Анна Висо вводит понятие «электронная идентичность» [Viseu, 1999], Марк Постер говорит о «мобильной идентичности», подразумевая под этим постоянно изменяющуюся идентичность [Poster, 2000]. Человек окружен «зеркалами симуля-кров, в которых личность (идентичность) теряется в несчетных отражениях, теряется перед отражением своей полиидентичности, отражающей чарующий политеизм человека — не столько многобожие, сколько многочеловечие: многие неуловимые, мимолетные лики и отблески того единого (человека), что может быть (если не быть, то притвориться) многим» [Фокин, 1994, с. 226].

Неоспорим факт, что виртуальная реальность дает все возможности человеку, чтобы «притвориться многими» и стать носителем полиидентичности, чему по-прежнему может способствовать сохраняющаяся анонимность. В рамках виртуального сообщества, сфокусированного на фантазийной тематике (вымышленной или основанной на каком-либо произведении, например,

«Звездные войны», «Властелин колец»), существующей по определенным законам выбранного жанра, пользователь, примеряя ту или иную роль, действует от ее имени и буквально ее руками. Множество людей проникают и вживаются в мир фантазий одного человека, примеряя на себя порожденные им образы. Так формируется fantasy-идентичность, впоследствии способная полноценно интегрировать в реальное бытие личности. В этот момент могут возникнуть проблемы зависимости от fantasy-идентичности и fantasy-бытия, проблемы достоверности личности, авторства, аутентичности бытия, соотнесенности с Другими. «В запустении, где я потерян, мне безразлично эмпирическое познание моего подобия с другими, ибо сущность меня состоит в том, что ничто и никогда не сможет заменить: чувство моей фундаментальной недостоверности располагает меня в мире, в котором я остаюсь ему посторонним, абсолютно посторонним» [Фокин, 1994, с. 56].

Самоидентификация не только важна для полноценного самоощущения личности, но и «становится призмой, через которую рассматриваются, оцениваются и изучаются многие важные черты современной жизни» [Бауман, 2005, с. 176]. Со-бытие является интерпретируемым бытием. Идентичность же выступает такой силой, которая способна оказывать воздействие не только на восприятие социума, но и на объективные социальные структуры, связи, на сам способ жизни человека в обществе, на достижение аутентичности его бытия. Идентичность составляет смысловое наполнение реальности, повседневности человека. «Рядовые члены общества в их субъективно осмысленном поведении не только считают мир повседневной жизни само собой разумеющейся реальностью. Это мир, создающийся в их мыслях и действиях, который переживается ими в качестве реального» [Бергер, Лукман, 1995, с. 38].

Таким образом, поиск смысла и сути идентичности современного человека, с одной стороны, обогащен, с другой -усложнен динамичным процессом виртуализации бытийного пространства. Предоставляя человеку новые яркие возможности взаимодействия с Другими и разнообразные способы самопредъявления, виртуальная реальность создает все условия для формирования бесчисленных виртуальных образов, идентичностей. Этому способствует и сохраняющаяся анонимность, порождая опасность чрезмерной увлеченности личности ее цифровыми идентификациями и «выпадения» из реального бытийного пространства.

Поиск собственной идентичности — ключевой путь жизнедеятельности человека, что обусловлено движением от «назначенной» кем-то идентичности к самостоятельно созданной личностью. Актуальным является вопрос полиидентичности. В равной степени распространены мнения о естественности состояния множественной идентичности современного человека, включенного одновременно в несколько процессов взаимодействия с Другими, и об опасности чрезмерной увлеченности личности созданием «виртуальных дублеров»,

способных привести к зависимости личности от постоянно изменяющихся цифровых идентификаций.

Изменения взглядов на идентичность на разных этапах виртуализации бытия личности

В конце 1990-х гг. в виртуальном пространстве наблюдалась тенденция множественной идентичности (полиидентичности), конструирования различных форм кибер-идентичости, «зыбкость» и «множественность» Я в виртуальном пространстве общения человека (S. Turkle, A. Balsamo, M. Sinnirella и др.). «Интернет становится важной социальной лабораторией для экспериментов с созданием и реконструкцией Я, что характеризует жизнь в постмодернистском обществе», — писала Шерри Теркл [Turkle, 1996, p. 156]. Формулировка «игры с идентичностью» как нельзя лучше характеризуют активность личности в виртуальной бытийности в тот период [Bechar-Israeli, 1995]. Человек стремился в буквальном смысле примерить на себя различные роли, образы, формы поведения, прощупать возможности, предоставляемые Интернетом того периода развития, насытиться ими.

За последнее десятилетие информационные технологии шагнули далеко вперед. В период с 2004 г. по настоящее время виртуальная реальность, можно сказать, переживает новое рождение, перезагрузку, поскольку именно эти годы характеризуются зарождением и бумом развития виртуальных социальных сетей, изменивших Интернет до неузнаваемости.

Теперь информационное бытие личности используется как пространство для безграничных возможностей самоопределения. Личность в свою очередь оказывает принципиальное воздействие на киберпространство, регулярно поставляя ему новые запросы. Это обоюдный прогрессирующий процесс, взаи-мовлияющая тенденция. «Не только мы врываемся в виртуальный мир своей идентичностью, но и виртуальный мир врывается в нас, достраивая и расширяя пространство нашего Я» [Viseu, 1999].

Современными исследователями в области кибер-психологии утверждается неразрывность внешнего и внутреннего мира личности пользователя, т.е. мир виртуальных социальных коммуникаций рассматривается как слияние, симбиоз online- и offline-деятельности [Albrechtslund, 2008]. Социальные сети — это пространство для общения между реальными людьми посредством цифровых технологий, пространство их реального со-бытия, вероятно, никогда не выходящего за рамки виртуального, но при этом не становящегося менее реальным.

Российскими учеными также отмечается тенденция смены самопрезентации личности в Интернете. А. Г. Асмолов и Г. А. Асмолов считают, что с начала XXI в. «Интернет стал платформой для восстановления стабильности идентичности» [Асмолов, Асмолов, 2009]. По мнению Г. Р. Шакуровой (Камаловой),

пользователи стали больше обращаться к новым формам самовыражения и ресурсам, которые позволили «найти своё сообщество» [Шакурова (Камалова), 2005, 2006, 2008].

Развитие блогосферы, «живых журналов» и социальных сетей практически исключили анонимность в Интернете, раскрывая истинную личность, презентуя виртуальному сообществу реальную идентичность через формирование содержания своих персональных страниц, круга своего социального (реального и виртуального) взаимодействия. Виртуальная социальная сеть выступает инструментом расширения реального бытийного пространства личности, в рамках которого происходит уравновешивание идентичности и проявление истинного Я пользователя. Таким образом, меняются и формы репрезентации, и содержание.

Изменение характера виртуального пространства, связанное в существенной степени с появлением социальных сетей, способствовало изменению направленности личности в области собственной идентичности. Господствующая ранее тенденция экспериментирования с идентичностью и множественной идентичности в сети сменилась «стабилизацией идентичности». Неразрывность внешнего и внутреннего мира личности отражается и в единстве online- и offline-бытия личности, где не только виртуальность влияет на личность и ее идентичность, но и личность преобразует виртуальное бытие вокруг себя.

Тенденции поиска личностной идентификации пользователями социальных сетей в ходе виртуализации бытия

Исследование вопроса предъявления личности в виртуальной реальности показало, что среди некоторых ученых по-прежнему широко распространено убеждение в том, что профили пользователей социальных сетей идеализированы [Manago, Graham, Greenfield, Salimkhan, 2008]. В свете данной позиции была выдвинута гипотеза о том, что эти идеализированные идентичности владельцев профилей вовсе не отражают их реальную личность. Контрастным мнением является убежденность в том, что виртуальные социальные сети предоставляют широкие возможности, позволяющие отобразить свою фактическую, реальную идентичность, что способствовало бы максимально точному межличностному восприятию. Социальные сети транслируют различные и многообразные аспекты личности (ближайшее окружение, внешность, интересы, симпатии и антипатии, образы поведения и т.д.), которые в большей степени предоставляют достоверную информацию о личности. Конечно, эти критерии по-прежнему могут идеализироваться [Back, Stopfer, Vazire, Gaddis, Schmukle, Egloff, Gosling, 2010].

В поддержание данной гипотезы группой исследователей из США и Германии было проведено исследование с целью изучения характеристик про-

филя пользователя социальной сети, которые рассматривались по двум критериям: 1) ideal-selfratings (рейтинг идеального-Я) — описание участниками собственного образа, симпатичного им самим; 2) observerratings (рейтинг наблюдателей) — восприятие пользователей Другими. Результаты проведенного исследования подтвердили убежденность исследователей в предоставлении личностью своей реальной идентичности в профиле социальной сети [Back, Stopfer, Vazire, Gaddis, Schmukle, Egloff, Gosling, 2010].

Социальные сети выступают эффективным ресурсом для выражения реальной идентичности. Именно этот факт особо привлекателен для современного пользователя, ищущего способы и пути идентификации, поиска своего Я и открытого заявления его обществу.

Полученные нами результаты исследований субъектности личности пользователя и взаимосвязи ее виртуальной бытийности с реальным бытием [Рябикина, Богомолова, 2013] обнаруживают более сложную ситуацию, в которой оказывается современный пользователь социальных сетей. Она проявляется в дифференциации позиций, занимаемых личностью — субъектной или асубъектной.

Субъектная позиция выражается в ориентации на поддержку своей идентичности в со-бытии с Другим, стремлении к аутентичности бытия в реальном поле. Занимая субъектную позицию, человек способен и стремится быть реалистичным и в киберпространстве. Социальные сети могут сочетаться с жизнью в offline, создавая дополнительную ресурсность, предлагая информацию, способы и операции, совершенствующие бытие личности, повышающие возможность ее самореализации [Косивченко, 2011, 2012]. «Поиск идентичности является очень важным стремлением, выражающимся в стремлении испытать новый опыт, который невозможно испытать в реальном общении» [Жичкина, 2001].

Асубъектная позиция проявляется в уходе от реальных контактов с Другими, отстранении от людей, в утрате истинной заинтересованности в них. Личность выбирает виртуальную реальность, отгораживаясь от нежелательных контактов, отношений и суждений, формируя ложную идентичность, в результате получая больше подкрепление своей идентичности. Как следствие, возникает опасность «зависания» личности в виртуальном пространстве, когда общение online из средства, расширяющего границы реальной жизни личности, превращается в единственно существующую, превалирующую потребность, подчиняющую себе человека [Богомолова, 2013; Рябикина, Богомолова, 2013]. Эта потребность делает его зависимым от гаджетов (компьютеров, ноутбуков, смартфонов, айфонов, мобильного Интернета и т.д.), новых возможностей виртуализирующегося мира, позволяющих личности не привязываться к месту, дающему возможность виртуального контакта здесь и сейчас (мобильных версий сайтов, социальных сетей, площадок, типа Instagram и т.д.). В ре-

зультате этой зависимости формируется ложносубъектная позиция личности, препятствующая достижению аутентичности бытия.

Выявленная в исследовании американских и немецких ученых ориентированность пользователей социальных сетей на трансляцию своего истинного Я в виртуальном пространстве свидетельствует о тенденции пользователей открыто заявлять о себе. Данные проведенного нами исследования обнаруживают более глубокую и сложную дифференциацию, связанную с неоднозначностью позиции, занимаемой пользователями социальных сетей, — субъектной или асубъектной. Первая выражается в трансляции личностью своей истинной идентичности в реальном и в виртуальном бытии, вторая — в стремлении избегания реальных контактов, уходе в виртуальное пространство, формировании ложной идентичности.

Заключение

Проблематика виртуальной идентичности личности и конструирования ложных идентичностей в социальных сетях занимает особое место в современной психологической науке в России и за рубежом и характеризуется множеством споров и противоречивых мнений. Взгляды на процесс идентификации в условиях нарастающей виртуализации бытия неоднократно менялись. Характер самопредъявления личности в виртуальном пространстве с момента его зарождения и до сегодняшнего дня нестабилен и находится в постоянном движении, отвечая на новые предложения Интернета, порождая новый спрос. Пользователю в силу его поведения и особенностей активности необходимо учитывать постоянно меняющуюся виртуальную нормативность — нестабильную и непрозрачную. Это ставит человека в сложное положение по отношению к виртуальному сообществу, общепринятым этическим нормам и по отношению к самому себе.

Социальные сети постепенно стали частью повседневной жизнедеятельности многих людей и неизбежно влияют на самоидентификацию личности. Виртуальная идентичность пользователя социальных сетей в свою очередь способна влиять как со знаком плюс, так и со знаком минус на образ жизни реального человека и общества, на формирование субъектной позиции личности в реальном и виртуальном бытии.

Сегодня среди ученых нет согласия в вопросе о том, что же собой представляет личность пользователя социальных сетей. В ходе работы нам стали очевидны нарастающие тенденции, свидетельствующие о стремлении пользователя транслировать в киберпространстве свою реальную идентичность с учетом сохраняющейся анонимности. При этом личность стремится соблюсти собственную заинтересованность в сохранении неприкосновенности своего приватного виртуального (и реального) пространства, выражающую его це-

лостность, защищенность. Эти аспекты накладывают отпечаток на характер личностной идентичности в условиях виртуализации бытия.

Специфика виртуального пространства дает пользователям возможность исследовать многие аспекты собственной личности. Сохраняющаяся анонимность в данном случае создает позитивную независимость от социальных норм, давления со стороны или отвержения личности, отличающейся от своего окружения расой, сексуальной ориентацией, физическими дефектами и т.д.

Выявленная по итогам исследования западных ученых направленность пользователей социальных сетей на трансляцию своего истинного Я в виртуальном пространстве свидетельствует о нарастающем стремлении пользователей открыто заявлять о себе. Данные проведенного нами исследования обнаруживают более глубокую связь позиции, занимаемой пользователем в социальной сети, — субъектной или асубъектной, с особенностями проявленности личности в виртуальности — истинной или ложной. Субъектная позиция выражается в трансляции личностью своей истинной идентичности в реальном и в виртуальном бытии; асубъектная — в избегании реального взаимодействия, включении в виртуальное пространство с возможностью регламентации нежелательных контактов и реакций с целью формирования ложной идентичности и получения подкрепления этой идентичности.

Социальные сети выступают богатым ресурсом для выражения реальной идентичности и самоопределения (например, профессионального и творческого совершенствования и развития), поскольку внешний (offline) и внутренний (online) мир offline- и online-личности едины в современной действительности. Эта плотная связь при определенных обстоятельствах может привести к возникновению зависимости от виртуального Я и отстранению от реального бытия. В то же время социальные сети являются инструментарием для личности, стремящейся к расширению границ offline-взаимодействия посредством online, обогащая свое реальное бытие дополнительной, простой и доступной ресурсностью.

Библиографический список

1. Адлер, А. (1995). Практика и теория индивидуальной психологии. Москва: Фонд «За экономическую грамотность».

2. Асмолов, А. Г., Асмолов, Г. А. (2009). От Мы-медиа к Я-медиа: трансформации идентичности в виртуальном мире. Вопросы психологии, (3), 3-15.

3. Бауман, З. (2005). Индивидуализированное общество. Москва: Логос.

4. Бергер, П., Лукман, Т. (1995). Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. Москва: Медиум.

5. Богомолова, Е. И. (2013). Конструирование личностной идентичности, проблемы приватности личности, ее анонимности и безопасности в социальной сети.

В Психология — наука будущего: матер. V международной конференции молодых ученых (с. 70-72). Москва: Институт психологии РАН.

6. Бодрийяр, Ж. (2000). Символический обмен и смерть. Москва: Центр гуманитарных технологий.

7. Войскунский, А. Е. (2010). Психология и Интернет. Москва: Акрополь.

8. Выгонский, С. И. (2010). Обратная сторона Интернета: психология работы с компьютером и сетью. Ростов-на-Дону: Феникс.

9. Жичкина, А. Е. (1999). Социально-психологические аспекты виртуальной коммуникации. Режим доступа http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Psihol/Article/ Gichk_SocPsih.php

10. Жичкина, А. Е. (2001). Взаимосвязь идентичности и поведения в Интернете пользователей юношеского возраста. (Автореф. дис. … канд. психол. наук). Москва.

11. Косивченко, Е. И. (2012). Стратегии самопредъявления и проблематика приватности личности в виртуальном пространстве ее со-бытия. В З. И. Рябикина, В. В. Знаков (ред.) Личность и бытие: проблемы, закономерности и феноменология со-бытийности: матер. Всерос. науч.-практ. конф. (с. 120-124). Краснодар: Кубанский гос. ун-т.

12. Косивченко, Е. И. (2011). Характерологические особенности личности пользователей социальных сетей Интернета. В Дружининские чтения: матер. X Всерос. науч.-практ. конф. (с. 140-144). Сочи: СГУТиКД.

13. Косивченко, Е. И. (2012). Мотивационная регуляция деятельности личности в виртуальном социальном поле бытия (на примере виртуальных социальных сетей). В V Съезд общероссийской организации «Российское психологическое общество»: матер. участников съезда. (Т. 3, с. 47-52). Москва: Российское психологическое общество.

14. Липовецки, Ж. (2001). Эра пустоты. Очерки современного индивидуализма. Санкт-Петербург: Владимир Даль.

15. Майерс, Д. (2000). Изучаем социальную психологию. Санкт-Петербург: Прайм-Еврознак.

16. Рябикина, З. И., Богомолова, Е. И. (2013). Возможные изменения субъектной позиции личности в связи с нарастающей виртуализацией ее бытия. Человек. Сообщество. Управление, (2), 76-90.

17. Фокин, С. Л. (1994). Танатография Эроса: Жорж Батай и французская мысль середины ХХ века. Санкт-Петербург: Мифрил.

18. Шакурова (Камалова), Г. Р. (2005). Самопрезентации уфимских ICQ-пользователей в виртуальном пространстве. В Технологии информационного общества -Интернет и современное общество: труды VIII Всерос. объединенной конф. (с. 84-87). Санкт-Петербург: Филологический факультет СПбГУ.

19. Шакурова (Камалова), Г. Р. (2006). Виртуальные коммуникации уфимцев. Вестник Академии наук Республики Башкортостан, 11 (1), 60-66.

20. Шакурова (Камалова), Г. Р. (2008). Идентичность в он-лайн пространстве. В Этнокультурные и этнополитические процессы в XXI веке: сб. матер. Междунар. науч.-практ. конф. (с. 390-397). Уфа: Гилем.

21. Albrechtslund, A. (2008). Online Social Networking as Participatory Surveillance. Retrieved from http://firstmonday.org/ ojs/index.php/fm/article/view/2142/1949

22. Back, М. D., Stopfer, J. M., Vazire, S., Gaddis, S., Schmukle, S. C., Egloff1, B., & Gosling, S. D. (2010). Facebook Profiles Reflect Actual Personality, Not Self-Idealization. Psychological Science, 21 (3): 372-374 Retrieved from http://pss.sagepub.com/ content/ early/2010/01/ 28/0956797609360756

23. Balsamo, A. (1995). Signal to noise: On the meaning of cyberpunk subculture. In F. Biocca & M. Levy (Eds.) Communication in the age of virtual reality. LEA’s communication series (pp. 347-368). New York: Lawrence Erlbaum Associates.

24. Bechar-Israeli, H. (1995). From «Bonehead» to «Clonehead»: Nicknames, Play, and Identity on Internet Relay Chat. Journal of Computer-Mediated Communication, 1 (2). Retrieved from http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1111/j.1083-101.1995.tb00325.x/full

25. Boyd, D. M, Ellison, N. B. (2007). Social network sites: Definition, history, and scholarship. Journal of Computer-Mediated Communication, 13, 210-230.

26. Boyd, D. М. (2007, June). We Googled You: Should Fred hire Mimi despite her online history? Harvard Business Review. Retrieved from http://www.danah.org/papers/ HBRJune2007.html

27. Manago, A. M., Graham, M. B., Greenfield, P.M., & Salimkhan, G. (2008). Self-presentation and gender on MySpace. Journal of Applied Developmental Psychology, 29, 446-458.

28. Poster, M. (2000). CyberDemocracy: Internet and the Public Sphere. In J. Hartley, R. E. Pearson, (Eds.) American Cultural Studies: A reader (pp. 402-413). New York: Oxford University Press.

29. Reid, E. M. (1991). Electropolis: Communication and Community On Internet Relay Chat. Retrieved from http://www.ee.mu.oz.au/papers/emr/electropolis.html

30. Sinnirella, M. (1998). Exploring temporal aspects of social identity: the concept of possible social identities. European Journal of Social Psychology, 28 (2), 97-113.

31. Suler, J. (1997). The Bad Boys of Cyberspace Deviant Behavior in Online Multimedia Communities and Strategies for Managing it. Retrieved from http://www1.rider. edu/~suler/psycyber/ badboys.htmlSuler

32. Turkle, Sh. (1996). Parallel lives: working on identity in virtual space. In D. Grodin & T. R. Lindlof (Eds.) Constructing the self in a mediated world: inquiries in social construction (pp. 156-175). Thousand Oaks: Sage.

33. Turkle, Sh. (1997). Constructions and reconstructions of self in virtual reality: Playing in the MUDs. In S. Kiesler (Ed.). Culture of the Internet (pp. 143-155). New York: Lawrence Erlbaum Associates.

34. Valkenburg, P. M. & Peter, J. (2009). Social consequences of the Internet for adolescents: a decade of research. Current directionsin psychological science, 18, 1-5.

35. Viseu, A. (1999). A multidisciplinary approach to the mutual shaping process in electronic identities or «We shape the tools and thereafter they shape us» McLuhan. Retrieved from http://www.yorku.ca/aviseu/eng_id-shaping_content.html

36. Zimbardo, P. G. (1970). The human choice: Individuation, reason, and order versus deindividuation, impulse, and chaos. Nebraska symposium on motivation, 17, 237-307. Статья поступила в редакцию 14.02.2014.

Статья поступила в редакцию 18.02.2014.

PERSONAL IDENTITY AT VIRTUALIZATION OF BEING

E. I. Bogomolova

Ekaterina I. Bogomolova, Kuban State University, Chair for personal and general psychology, postgraduate student. E-mail: [email protected]

The article presents the results of the analysis of Western and domestic researches, from different theoretical positions considering the problems of societal increasing virtualization impact on a person and his/her being.

The authors agree in their assessment of the fact that the importance of being integrated in the sphere of everyday social interactions of virtual social networks is important. They though keep disagreement in the ways of considering and assess the problem of personal identity at virtualization of being.

One of the most discussed aspect of virtual reality is the orientation of a person to keep anonymous. Two the most accepted views at anonymity in virtual being and the problem of personal authenticity on the net were extracted as a result of the analysis carried out. A part of the authors indicate deindividuation phenomenon and personal orientation at idealized, exaggerated self-presentation, the other are sure in the fact that anonymity enriches the ways of personal self-presentation via joining an image of the other, the attempt to translate one»s self into an Other»s self in searching the one»s self in the stranger»s self.

With the emergence of social networks the trend in anonymity has changed and is expressed in the move from experimenting with identity to «stabilization of identity» on the net, the problem discussed being personalpolyidentity. Equally, the opinions about contemporary multiple identity of a person circulate, included simultaneously in several processes of interaction with the Others, as well as about the danger for a person to be keen on creating multiple digital identifications and then «dropping out» from real being.

The orientation of the social network users on translation their real selves in virtual space indicated by Western researchers is the evidence of the fact that the users tend to claim themselves open. The data of the research carried out by us show complex differentiation connected with the ambiguity of the position the users take: subject of or asubject, the first expressed in the translation by a person one»s real identity in real and virtual being, the second — in the aspiration to avoid real contacts and going away into virtual space, forming false identity. Key words: person, subject, identity, being, co-being, communication, virtual reality, social network, anonymity.

References

1. Adler, A. (1995). Praktika i teoriya individual’noy psikhologii [The Practice And The Theory Of Individual Psychology]. Moscow: Fond «Za ekonomicheskuyu gramotnost’».

2. Albrechtslund, A. (2008). Online Social Networking as Participatory Surveillance. Retrieved from http://firstmonday.org/ ojs/index.php/fm/article/view/2142/1949

3. Asmolov, A. G. & Asmolov, G. A. (2009). Ot My-media k Ya-media: transformatsii iden-tichnosti v virtual’nom mire [From We-Media To I-Media: Identity Transformations In The Virtual World]. Voprosypsikhologii [Psychology questions], (3), 3-15.

4. Back, M. D., Stopfer, J. M., Vazire, S., Gaddis, S., Schmukle, S. C., Egloff1, B., & Gosling, S. D. (2010). Facebook Profiles Reflect Actual Personality, Not Self-Idealization. Psychological Science, 21 (3): 372-374 Retrieved from http://pss.sagepub.com/content/ early/2010/01/28/0956797609360756

5. Balsamo, A. (1995). Signal to noise: On the meaning of cyberpunk subculture. In F. Biocca & M. Levy (Eds.) Communication in the age of virtual reality. LEA’s communication series (pp. 347-368). New York: Lawrence Erlbaum Associates.

6. Bauman, Z. (2005). Individualizirovannoe obshchestvo [Individualized Society]. Moscow: Logos.

7. Bechar-Israeli, H. (1995). From «Bonehead» to «Clonehead»: Nicknames, Play, and Identity on Internet Relay Chat. Journal of Computer-Mediated Communication, 1 (2). Retrieved from http://onhnehbrary.wiley.com/doi/10.1111/j.1083-101.1995.tb00325.x/ full

8. Berger, P. & Luckmann, T. (1995). Sotsial’noe konstruirovanie real’nosti. Traktat po sotsiologii znaniya [Social Building Of Reality. The Treatise Of Knowledge Sociology]. Moscow: Medium.

9. Bodrillard, G. (2000). Simvolicheskiy obmen i smert’ [Symbolic exchange and death]. Moscow: Tsentr gumanitarnykh tekhnologiy.

10. Bogomolova, E. I. (2013). Konstruirovanie lichnostnoy identichnosti, problemy privat-nosti lichnosti, ee anonimnosti i bezopasnosti v sotsial’noy seti [Building Personal Identity, The Problems Of Personal Privacy, Anomymity And Security On A Social Network]. In Psikhologiya — nauka budushchego: mater. V mezhdunarodnoy konfer-entsii molodykh uchenykh [Psychology — the science of the future: the V International Conference of Young Scientists] (pp. 70-72). Moscow: Institute of Psychology, Russian Academy of Sciences Publ.

11. Boyd, D. M, Ellison, N. B. (2007). Social network sites: Definition, history, and scholarship. Journal of Computer-Mediated Communication, 13, 210-230.

12. Boyd, D. M. (2007, June). We Googled You: Should Fred hire Mimi despite her online history? Harvard Business Review. Retrieved from http://www.danah.org/papers/ HBRJune2007.html

13. Fokin, S. L. (1994). Tanatografiya Erosa: Zhorzh Batay i frantsuzskaya mysl’ serediny 20 veka [Eros Thanatography. Georges Bataille And French Thought Of Mid-20th Century]. St. Petersburg: Mifril.

14. Kosivchenko, E. I. (2011). Kharakterologicheskie osobennosti lichnosti pol’zovateley sotsial’nykh setey Interneta [Personal Characterological Peculiarities Of Social Network Users On Internet]. In Druzhininskie chtenija: mater. X Vseros. nauch.-prakt. konf. [Druzhinin reading: munites of 10th All-Russia scientific-practical conference] (pp. 140144). Sochi: SGUTiKD.

15. Kosivchenko, E. I. (2012). Motivatsionnaya regulyatsiya deyatel’nosti lichnosti v virtual’nom sotsial’nom pole bytiya (na primere virtual’nykh sotsial’nykh setey) [Motivational Regulation Of Personal Activity In Virtual Social Being Sphere]. In V S’ezd obshherossijskoj organizacii «Rossijskoe psihologicheskoe obshhestvo»: mater. uchast-nikov s’ezda [5th congress of All-Russia organization «Russian psychological society», the minutes of the participants] (V.3, pp. 47-52). Moscow: Rossiyskoe psikhologicheskoe obshchestvo.

16. Kosivchenko, E. I. (2012). Strategii smopred’yavleniya i problematika privatnosti lichnos-ti v virtual’nom prostranstve ee so-bytiya [The Strategies Of Self-Presentations And The Problems Of Personal Privacy In Virtual Social Being Sphere].ECTBO. ynPABflEHME • 2014 • №2

jnosti: mater. Vseros. nauch.-prakt. konf. [Personality and Being: problems, regularities and phenomenology of co-being: minutes of All-Russia scientific-practical conference] (рр. 120-124). Krasnodar: Kuban State University.

17. Lipovetskiy, Zh. (2001). Era pustoty. Ocherki sovremennogo individualizma [Emptiness Age]. St. Petersburg: Vladimir Dal’.

18. Manago, A. M., Graham, M. B., Greenfield, P.M., & Salimkhan, G. (2008). Self-presentation and gender on MySpace. Journal of Applied Developmental Psychology, 29, 446-458.

19. Mayers, D. (2000). Izuchaem sotsial’nuyu psikhologiyu [Let’s Study Psychology]. St. Petersburg: Praym-Evroznak.

20. Poster, M. (2000). CyberDemocracy: Internet and the Public Sphere. In J. Hartley, R.E. Pearson, (Eds.) American Cultural Studies: A reader (pp. 402-413). New York: Oxford University Press.

21. Reid, E. M. (1991). Electropolis: Communication and Community On Internet Relay Chat. Retrieved from http://www.ee.mu.oz.au/papers/emr/electropolis.html

22. Ryabikina, Z. I. & Bogomolova, E. I. (2013). Vozmozhnye izmeneniya sub»ektnoy poz-itsii lichnosti v svyazi s narastayushchey virtualizatsiey ee bytiya [Possible Changes In A Subject Personal Position In Connection With The Growing Being Virtualization]. Chelovek. Soobshhestvo. Upravlenie [Human. Community. Management], (2), 76-90.

23. Shakurova (Kamalova), G. R. (2008). Identichnost’ v onlayn-prostranstve [Identity In Online-Space]. In Etnokul’turnye i etnopoliticheskie protsessy v 21 veke: mater. Mezhdunar. nauch.-prakt. konf. [Ethnocultural And Ethnopolitical Processes In 21st Century: Materials of the International scientific and practical conference] (pp. 390397). Ufa: Gilem.

24. Shakurova (Kamalova), G. R. (2005). Samoprezentatsii ufimskikh ICQ-pol’zovateley v virtual’nom prostranstve [Self Presentations Of Ufa ICQ-Users In Virtual Space]. In Tekhnologii informatsionnogo obshchestva — Internet i sovremennoe obshchestvo: trudy VIII Vseros. ob»edinennoy konf. [The Technologies Of Information Society — Internet And Modern Society: works of the VIII All-Russian joint conference] (рр. 84-87). St. Petersburg, SPbSU Faculty for Philology.

25. Shakurova (Kamalova), G. R. (2006). Virtual’nye kommunikatsii ufimtsev [Ufa Inhabitants Virtual Communications]. Vestnik Akademii nauk Respubliki Bashkortostan [Minutes of Bashkortostan Acad. Sci.], 11 (1), 60-66.

26. Sinnirella, M. (1998). Exploring temporal aspects of social identity: the concept of possible social identities. European Journal of Social Psychology, 28 (2), 97-113.

27. Suler, J. (1997). The Bad Boys of Cyberspace Deviant Behavior in Online Multimedia Communities and Strategies for Managing it. Retrieved from http://www1.rider. edu/~suler/psycyber/ badboys.htmlSuler

28. Turkle, Sh. (1996). Parallel lives: working on identity in virtual space. In D. Grodin & T. R. Lindlof (Eds.) Constructing the self in a mediated world: inquiries in social construction (pp. 156-175). Thousand Oaks: Sage.

29. Turkle, Sh. (1997). Constructions and reconstructions of self in virtual reality: Playing in the MUDs. In S. Kiesler (Ed.). Culture of the Internet (pp. 143-155). New York: Lawrence Erlbaum Associates.

30. Valkenburg, P. M. & Peter, J. (2009). Social consequences of the Internet for adolescents: a decade of research. Current directionsin psychological science, 18, 1-5.

31. Viseu, A. (1999). A multidisciplinary approach to the mutual shaping process in electronic identities or «We shape the tools and thereafter they shape us» McLuhan. Retrieved from http://www.yorku.ca/aviseu/eng_id-shaping_content.html

32. Voyskunskiy, A. E. (2010). Psikhologiya i Internet [Psychology And Internet]. Moscow: Akropol’.

33. Vygonskiy, S. I. (2010). Obratnaya storona Interneta:psikhologiya raboty s komp’yuterom i set’yu [The Reverse Of Internet: The Psychology Of Work With A Computer And Net]. Rostov-on-Don: Feniks.

34. Zhichkina, A. E. (1999). Sotsial’no-psikhologicheskie aspekty virtual’noy kommunikatsii [Socio-Psychological Aspects Of Virtual Communication]. Retrieved from http://www. gumer.info/ bibliotek_Buks/Psihol/Article/Gichk_SocPsih.php

35.EHME • 2014 • №2

(PDF) Роль коммуникации в построении личностной идентичности*

129

Труфанова Е.О.

массовых коммуникаций и сетевых технологий коммуникативная

природа человека являлась основой конструирования личност-

ной идентичности.

Для личностной идентичности очень важно иметь не только

внутренние, но и внешние «точки опоры», с которыми индивид

может идентифицироваться. И именно поэтому так важны комму-

никативные отношения индивида с другими. В социальном кон-

струкционизме, например, подчеркивается, что индивидуальное

Я, личность, всегда находятся в тесной взаимосвязи со своим соци-

альным окружением, и Я состоит не только из детерминированных

природой и уникальной биографией фактов, но и из различных

социальных интеракций с другими людьми. В процессе коммуни-

кативных отношений индивида и различных социальных групп, к

которым он принадлежит или с которыми он сталкивается, осу-

ществляется социализация и формирование ряда важнейших «кол-

лективных» идентификаций, таких как национальная, этническая,

гражданская, политическая и т. д. Однако помимо подобных более

«обширных» идентификаций имеются также более узкие, более

личные идентификации, связанные с конкретными ситуациями

моих взаимодействий с другими людьми.

Каждая совокупность моих отношений с каждым конкрет-

ным другим составляет еще одну особую идентификацию.

Идентификации также могут основываться на вымышленных

персонажах, придуманных как самим индивидом, так и заим-

ствованных им из книг, фильмов и т. п. Индивид вводит подоб-

ных персонажей в свой внутренний мир как значимых других –

иногда в качестве знакомых, иногда – в качестве своих alter ego.

Такого рода персонажи могут выступать как «ролевые модели»,

ориентируясь на которые индивид выбирает свой стиль поведе-

ния. В ряде исследований американских психологов и психиатров

в связи с этим вопросом рассматривается роль так называемых

«невидимых гостей» («invisible guests», М.Уоткинс), «социаль-invisible guests», М.Уоткинс), «социаль- guests», М.Уоткинс), «социаль-guests», М.Уоткинс), «социаль-», М.Уоткинс), «социаль-

ных образов» («social imagery» Э.Клингер), «социальных при-social imagery» Э.Клингер), «социальных при- imagery» Э.Клингер), «социальных при-imagery» Э.Клингер), «социальных при-» Э.Клингер), «социальных при-

зраков» («social ghosts», М.Герген). Под этими терминами разные

авторы подразумевают образцы поведения, на основе которых

могут формироваться идентификации. Сюда относятся родствен-

ники, друзья, учителя, однако, как показывают исследования,

Issue 3 :: Институциональная и личностная идентификация православия в России и Сербии

Additional sources and materials

1. Blagoevich M. Izmereniya religioznosti grazhdan Serbii: ehmpiricheskij podkhod // Nauchnye vedomosti Belgorodskogo gosudarstvennogo universiteta. Ser. Filosofiya. Sotsiologiya. Pravo. 2012. T. 19. № 2 (121). S. 71-80 
2. Blagoevich M. Desekulyarizatsiya serbskogo obschestva // Teoriya i praktika obschestvennogo razvitiya. 2012. № 4. S. 105-111.
3. Lebedev S.D. Paradoksy religioznosti v mire pozdnego moderna // Sotsiologich. issledovaniya. 2010. № 12. S. 91.
4. Lebedev S.D. Religioznaya i svetskaya kul'tury kak tipy sistem sotsial'nogo znaniya. Belgorod, 2003.
5. Sorokin P.A. Glavnye tendentsii nashego vremeni / Per. s angl., poslesl. T.S. Vasil'evoj. M., 1997. S. 38.
6. Sinelina Yu.Yu. Sekulyarizatsiya v sotsial'noj istorii Rossii. M., 2004. S. 160-161.
7. Furman D.E., Kaariajnen K. Religioznaya stabilizatsiya. Otnoshenie k religii v sovremennoj Rossii // Svobodnaya mysl' - XXI. 2003. № 7. S. 19-31.
8. Sinelina Yu.Yu. Tserkov' i intelligentsiya: mify i real'nost' // Monitoring obschestvennogo mneniya. 2012. № 4 (110). Iyul'-avgust. S. 68
9. Mchedlova M.M. Sovremennye parametry vozvrascheniya religii: rakursy problemy // Vestnik Instituta sotsiologii. 2012. № 4. S. 18.
10. Religioznost gra-Sana Srbije i njihov odnos prema evropskim integracijama. Beograd. 2011. S. 32.
11. (Post) Sekular turn: Religious, Moral and Socio-Political Values of the Student Population in Serbia / Ed. by M. Blagojevic, J. Maksimovic, T. Bajovic. Belgrade, 2013. P. 58.
12. Filatov S.B. Novoe rozhdenie staroj idei: pravoslavie kak natsional'nyj simvol // Politich. issledovaniya. 1999. № 3
13. Zimova N.S. Pravoslavnyj internet // Sotsiologiya religii v obschestve Pozdnego Moderna: Materialy Rossijskoj nauchnoj konferentsii s mezhdunarodnym uchastiem. NIU "BelGU". 10 fevralya 2011 goda / Nauch. red. C. D. Lebedev. Belgorod, 2011. S. 144
14. Zajchenko A. Avtoritet kak politicheskij resurs tserkvi // Religiya i pravo. 2003. № 4. S. 6.
15. Bakharev V., Lebedev S. Missionary Activity and Social Service of the Russian Orthodox Church in the Border Regions: To Sociological Analysis // A priest on the border / Ed. by D. B. DorSevid, D. Todorovid, M. Jovanovid. Nis, 2013. P. 5-11.

Жалоба — по предъявлении паспорта

Чтобы написанную на бумаге жалобу приняли и провели по ней проверку, придется подавать ее исключительно лично при предъявлении паспорта либо в само контрольно-надзорное ведомство, либо в многофункциональный центр госуслуг.

К обращению, переправленному по почте, потребуется приложить нотариально заверенное удостоверение личности.

Ограничения на способы подачи жалоб предусмотрены проектом закона об основах государственного и муниципального контроля, рассказал «Российской газете» заместитель министра экономического развития Савва Шипов. При этом о переводе обращений и жалоб исключительно в электронный формат, как это сделано во многих странах мира, речи пока не идет. У каждого второго россиянина до сих пор нет регулярного доступа к Интернету. Например, только в одном Дальневосточном регионе к Сети не подключены 750 населенных пунктов, где проживают более 400 тысяч человек. Прибавьте сюда и другие отдаленные поселения.

Изменения же, связанные с предоставлением документов при подаче жалоб, хотят ввести для того, чтобы идентифицировать личность жалобщика в тех видах контроля, где наиболее актуальна проблема мнимых заявителей. Ведь сегодня обычной жалобы вполне достаточно, чтобы назначить внеплановую проверку, «выйти на территорию». «Часто проверочными мероприятиями пользуются недобросовестные предприниматели, чтобы испортить жизнь конкурентам, таких случаев множество, причем в разных сферах, — говорит Савва Шипов. — И главная проблема — у контролеров нет инструментов, чтобы проверить, кто на самом деле написал жалобу, и привлечь человека к ответственности, если в жалобе заведомая ложь. Потом оказывается, что либо такого человека вовсе не существует, либо он есть, но никогда этой бумаги не видел и ее не подписывал». По словам замминистра, случается даже, что жалобы подписываются известными людьми. Недавно, например, жалобщик указал фамилию Бисмарк.

Жалобщики, желая скрыть свое имя, называют фамилии известных людей, например, Грозный или Бисмарк

Помимо этого количество обращений в контрольно-надзорные органы измеряется сотнями тысяч, а то и миллионами в год. Общей статистики на этот счет нет. Один Роспотребнадзор получает их свыше 300 тысяч, причем этот показатель постоянно растет под влиянием, по всей видимости, внедрения электронных сервисов подачи жалоб. Обязательная идентификация заявителей должна помочь резко ограничить количество бессмысленных действий контрольных органов и проверок бизнеса.

Закон о порядке рассмотрения обращений граждан не содержит критериев, по которым жалобу можно признать недостоверной и отклонить. Даже на подписанную Иваном Васильевичем Грозным бумагу с просьбой проверить весь реестр юрлиц чиновники должны сделать хотя бы формальную отписку и послать ее по обратному адресу, в которой должно быть отмечено, что обращение рассмотрено, указанные в нем факты не подтвердились, выражена благодарность за активную позицию.

Ежегодно в контрольно-надзорные органы поступают миллионы жалоб. Фото: photoexpress

Уже принятыми поправками в закон о защите прав юрлиц и индивидуальных предпринимателей с января 2017 года предусматривается обязательная идентификация заявителя, если жалоба подается через Интернет, а если она подается на бумаге и есть сомнения, что ее написал действительно тот человек, который там обозначен, то появляется возможность это проверить. В частности, связаться с заявителем, чтобы подтвердить его существование и достоверность сообщаемых им сведений.

Если окажется, что жалоба — это анонимка или просто подписавшееся под ней лицо недоступно для связи, а суть жалобы ничем не подтверждается, проверка в отношении указанного в ней хозяйствующего субъекта назначаться не будет. Более того, у органов власти появляется возможность взыскать через суд расходы, понесенные при рассмотрении обращения, если обнаружится, что оно было заведомо ложным.

Инфографика: Антон Переплетчиков / Игорь Зубков

«Раньше такой опции не было в принципе, — говорит Савва Шипов. — Получил жалобу, даже не думай, кто ее написал, просто выполняй, и все. Мы считаем, что если уж жалоба может служить основанием для проверки бизнеса, то здесь должна быть четкая идентификация, и сейчас думаем над тем, как и по обращениям на бумаге жесткие правила установить».

Бизнес не хочет, чтобы проверками против него пользовались конкуренты, а контрольные органы хотят минимизировать пустую трату сил и средств, и их можно в этом только поддержать, говорит председатель Союза потребителей России Петр Шелищ. «Что касается потребителя, то он не пострадает, потому что у него остается выбор, — продолжает Шелищ. — Ему далеко не обязательно обращаться, к примеру, в Роспотребнадзор, есть возможность идти прямо в суд или к нам. Помимо обращений в органы государственного надзора, по нашей оценке, еще около 500 тысяч обращений в год идут через общественные организации, где у гражданина не спрашивают документы, пока дело не дошло до подготовки претензии или иска в суд. Если он действительно хочет защитить свои права, вернуть деньги или получить компенсацию, какой смысл играть в анонимность? Наконец, по моим наблюдениям, 95 процентов судебных исков подаются гражданами самостоятельно, без участия обществ по защите прав потребителей и Роспотребнадзора».

Получите PIN-код для защиты личных данных

ПИН-код для защиты личных данных (IP-PIN) — это шестизначное число, которое не позволяет кому-либо другому подавать налоговую декларацию с использованием вашего номера социального страхования. PIN-код IP известен только вам и IRS и помогает нам подтвердить вашу личность, когда вы подаете электронную или бумажную налоговую декларацию.

Право на участие

Если вы являетесь подтвержденной жертвой кражи личных данных, и мы решили проблемы с вашей налоговой учетной записью, мы будем ежегодно отправлять вам уведомление CP01A с вашим PIN-кодом IP.

Начиная с 2021 года, вы можете добровольно принять участие в программе IP PIN в качестве упреждающего способа защиты от кражи личных данных, связанной с налогами.

Если вы хотите принять участие, обратите внимание:

  • Вы должны пройти строгий процесс проверки личности.
  • Супруги и иждивенцы имеют право на получение ПИН-кода IP, если они могут пройти процесс подтверждения личности.

Как получить IP PIN

Если вы являетесь подтвержденной жертвой кражи личных данных, мы отправим вам ПИН-код IP в уведомлении CP01A, если ваше дело будет разрешено до начала следующего сезона подачи документов.

Если вы добровольно участвуете в программе IP PIN Opt-In Program, вам следует использовать онлайн-инструмент Get an IP PIN. Если у вас еще нет учетной записи на IRS.gov, вы должны зарегистрироваться, чтобы подтвердить свою личность. Перед регистрацией прочтите о процессе аутентификации при безопасном доступе. Примечание:

  • IP-PIN действителен в течение одного календарного года.
  • Вы должны получать новый PIN-код IP каждый год.
  • Инструмент IP PIN обычно недоступен с середины ноября до середины января каждого года.

Получить IP-PIN

Примечание: Если вы уже зарегистрировались для получения IP-PIN или имеете одну из следующих учетных записей, вы должны войти в систему с тем же именем пользователя и паролем:

  • Получить стенограмму
  • Онлайн-счет
  • Соглашение об онлайн-оплате

Утерян PIN-код IP

Если вы получили годовой IP-PIN по почте, но потеряете или не получите уведомление CP01A, вы можете использовать инструмент «Получить IP-PIN», чтобы получить свой номер.Для получения подробной информации просмотрите Получение ПИН-кода IP. Не подавайте форму 15227 для подачи заявки на новый PIN-код IP.

Альтернативы онлайн-инструменту

Если вы добровольно участвуете в программе IP PIN Opt-In и не можете успешно подтвердить свою личность с помощью инструмента Получить IP PIN, есть альтернативы. Обратите внимание: использование альтернативного метода приведет к задержке ввода ПИН-кода IP.

Если ваш доход составляет 72 000 долларов или меньше, и вы не можете использовать онлайн-инструмент, заполните форму 15227, Заявление на получение личного идентификационного номера для защиты личных данных в формате PDF.У вас должно быть:

  • Действительный номер социального страхования или индивидуальный идентификационный номер налогоплательщика
  • Скорректированная валовая прибыль 72 000 долларов США или менее
  • Доступ к телефону

Мы будем использовать номер телефона, указанный в форме 15227, чтобы позвонить вам, подтвердить вашу личность и назначить вам IP-код для номера в следующем сезоне подачи заявок . По соображениям безопасности IP-PIN нельзя использовать в текущем сезоне подачи заявок. Вы получите свой IP-PIN через U.S. Почтовая служба в следующем году и в будущем.

Если вы не можете подтвердить свою личность онлайн или с помощью формы 15227, Заявление на получение личного идентификационного номера для защиты личности в формате PDF, или если вы не имеете права подавать форму 15227, вы можете записаться на личную встречу в Службе помощи налогоплательщикам. Центр. Пожалуйста, принесите один документ с фотографией, удостоверяющий личность, и другой документ, удостоверяющий личность, для подтверждения вашей личности. После того, как мы подтвердим вашу личность, вы получите свой IP-PIN через U.S. Почтовая служба в течение трех недель. Вы будете получать свой IP-PIN ежегодно по почте.

Используйте IP-PIN

Введите шестизначный ПИН-код IP, когда это будет предложено вашим налоговым программным продуктом, или предоставьте его своему доверенному специалисту по налогам, готовящему налоговую декларацию.

Во избежание отказов и задержек в электронных и бумажных налоговых декларациях необходимо вводить правильные ПИН-коды IP. Неверный или отсутствующий ПИН-код IP приведет к отклонению вашего электронного возврата или задержке бумажного возврата до момента его проверки.

Никому не сообщайте свой IP-PIN. Об этом должен знать только ваш налоговый специалист и только тогда, когда вы будете готовы подписать и подать декларацию. IRS никогда не будет запрашивать ваш IP-PIN. Телефонные звонки, электронная почта или текстовые сообщения с запросом вашего IP-кода являются мошенничеством.

Ресурсы

Персональный идентификационный номер (PIN) Определение

Что такое персональный идентификационный номер (PIN)?

Персональный идентификационный номер (PIN) — это цифровой код, используемый во многих электронных финансовых транзакциях.Персональные идентификационные номера обычно выдаются вместе с платежными картами и могут потребоваться для завершения транзакции. Персональный идентификационный номер (PIN) предназначен для повышения безопасности процесса электронных транзакций.

Ключевые выводы

  • Персональный идентификационный номер (PIN) — это цифровой код, который выдается вместе с платежной картой, и его необходимо вводить для выполнения различных финансовых операций.
  • Основная цель персонального идентификационного номера (PIN) — обеспечить дополнительный уровень безопасности для процесса электронных транзакций.
  • Дебетовые карты являются наиболее распространенным случаем, когда физическим лицам необходимо использовать личный идентификационный номер (ПИН-код), в первую очередь при снятии денег со своего банковского счета.
  • Поскольку PIN-коды используются для проверки личности человека, они также используются во многих других случаях, таких как домашняя безопасность и мобильные телефоны.
  • Рекомендуется выбирать персональный идентификационный номер (PIN), который длиннее, чем короче, его трудно угадать и который не связан с личной информацией, такой как день рождения или номер социального страхования.
  • Поскольку торговые операции легко выполнять с помощью карты, использование личного идентификационного номера (PIN) защищает от любого мошенничества.

Что такое персональный идентификационный номер (PIN)

Персональные идентификационные номера обеспечивают дополнительную безопасность счета и чаще всего используются с дебетовыми картами, привязанными к банковскому счету человека. Когда человеку выдается дебетовая карта, он должен выбрать уникальный персональный идентификационный номер (ПИН), который ему нужно будет вводить каждый раз, когда он хочет снять деньги в банкомате, а также часто, когда они производят платежи в различных торговых точках.

Поскольку PIN-коды похожи на пароли, они также используются во многих других случаях, таких как домашняя безопасность и мобильные телефоны. ПИН-код — это, по сути, любой числовой метод, используемый для проверки личности человека.

Защита карты и персональные идентификационные номера (PIN)

Персональные идентификационные номера (ПИН-коды) обычно имеют длину от четырех до шести цифр и генерируются банком-эмитентом с помощью системы кодирования, которая делает каждый ПИН-код уникальным, или выбираются самим владельцем счета.Обычно PIN-код выдается держателю карты по почте отдельно от связанной карты или вводится в местном отделении при личном открытии счета.

При выборе ПИН-кода рекомендуется выбрать тот, который будет сложно угадать, но также будет легко запомнить владелец счета. Не рекомендуется вводить короткие простые PIN-коды, например использовать «123» или числа, которые было бы легко угадать в случае мошенничества; общая информация, такая как день рождения владельца счета, годовщина свадьбы или номер социального страхования.Крайне важно, чтобы владельцы счетов с осторожностью относились к разглашению или разглашению своего личного идентификационного номера, чтобы предотвратить нежелательный доступ к своим банковским счетам.

Электронная обработка транзакций и персональные идентификационные номера (PIN)

Электронные транзакции с продавцами немного сложнее стандартной транзакции через банкомат. Торговые транзакции будут включать продавца, банк-эквайер торговца, сеть обработки и банк-эмитент. Таким образом, использование ПИН-кода может помочь сделать транзакции более безопасными, поскольку потребует от покупателя дополнительного уровня идентификации.

PIN-коды обычно требуются на заключительном этапе платежа, дающем продавцу разрешение на обработку карты для оплаты. PIN-код обычно требуется только продавцу в точке продажи, а не для покупок в Интернете. После получения разрешения на обработку карты в торговый банк-эквайер отправляется сообщение, что облегчает расчет платежа.

После того, как платежное сообщение направлено в указанную процессинговую сеть, процессинговая сеть может связаться с банком-эмитентом держателя карты.Банк-эмитент выполняет дополнительные проверки безопасности транзакции, чтобы убедиться, что она не является мошеннической. Они также подтверждают, что на счете держателя карты имеются средства для покрытия платежа.

Банк-эмитент принимает дополнительные меры безопасности при получении сообщения о транзакции от продавца, чтобы обеспечить безопасность транзакции. После подтверждения банком-эмитентом сообщение отправляется через процессор в банк-эквайер продавца, который уведомляет продавца и начинает расчет по транзакции.

Как подать заявление на получение идентификационной карты штата Техас

Департамент выдает жителям Техаса удостоверения личности со сроком действия до шести лет. Чтобы подать заявление на получение ID-карты, вам необходимо предоставить подтверждение следующего:

  1. Гражданство США или, если вы не являетесь гражданином США, свидетельство законного присутствия.
  2. Резиденция в Техасе
  3. Идентификация и
  4. Номер социального страхования

Вы можете использовать наше интерактивное приложение REAL ID Document Check Application , чтобы помочь вам подготовиться к посещению офиса по выдаче водительских удостоверений.Просто следуйте инструкциям, и в конце у вас будет индивидуальный контрольный список документов, которые нужно принести для вашего визита.

После того, как вы собрали необходимые документы, вам нужно будет сделать следующее:

  1. Заполните заявление на удостоверение личности до прибытия в местный офис (эту форму также можно получить во всех офисах по выдаче водительских прав).
  2. Записаться на прием в бюро водительских прав.
  3. Предоставить специалисту по лицензиям и разрешениям следующую документацию:
    1. Заявление о выдаче удостоверения личности
    2. U.S. Гражданство или, если вы не являетесь гражданином США, доказательство законного присутствия
    3. Резиденция в Техасе
    4. Identity и
    5. Номер социального страхования
  4. Предоставьте отпечатки пальцев.
  5. Сделайте снимок.
  6. Оплатить регистрационный взнос.

После выдачи вашей идентификационной карты вы получите временную идентификационную карту. Перед тем, как покинуть офис водительского удостоверения, проверьте правильность напечатанной информации на вашем временном удостоверении личности.Если какая-либо информация неверна, сообщите об этом специалисту по лицензированию и разрешению. Ваша новая карта будет доставлена ​​по почте примерно через 4–6 недель. Чтобы проверить статус рассылки вашей карты, посетите нашу веб-страницу статуса рассылки.


Ветераны вооруженных сил США

Некоторые ветераны-инвалиды могут претендовать на освобождение от уплаты сбора на водительских правах или удостоверении личности. Более подробная информация об этой услуге, включая квалификационные требования, доступна на странице «Услуги для ветеранов».


Временные посетители и иностранные студенты

Временные посетители и иностранные студенты, подающие заявление на получение удостоверения личности Техаса, должны соответствовать дополнительным требованиям.Для получения дополнительной информации посетите страницу требований к гражданству США или законному присутствию.


Программа обеспечения конфиденциальности адресов

Для получения информации о программе конфиденциальности адресов посетите страницу программы конфиденциальности адресов.

Примечание. Если у вас есть водительские права, вы больше не имеете права подавать заявление на получение удостоверения личности, если только вы не откажетесь от водительских прав во время подачи заявления.

Мошенническое использование личных данных во Флориде

Штрафы за мошенническое использование личных данных увеличиваются в зависимости от материальной выгоды или количества жертв.

В соответствии со Статутом 817.568 Флориды преступление в виде мошенничества с использованием личной идентификации, более часто называемое мошенничеством с идентификацией, совершается, когда лицо обманным путем использует или обладает с намерением использовать с целью мошенничества личную идентификационную информацию другого лица без предварительного согласия этого лица. .

Персональная идентификационная информация

Персональная идентификационная информация определяется как любое имя или номер, которые могут использоваться отдельно или в сочетании с любой другой информацией для идентификации конкретного человека. [1]

Примеры такой информации:

  1. Имя, почтовый или электронный адрес, номер телефона, номер социального страхования, дата рождения, девичья фамилия матери, официальный государственный идентификационный или идентификационный номер, номер банковского счета, номер кредитной или дебетовой карты, личный идентификационный номер или дебет карта ПИН ;
  2. Уникальные биометрические данные, такие как отпечаток пальца, голосовой отпечаток, изображение сетчатки или радужной оболочки глаза или другое уникальное физическое представление;
  3. Уникальный электронный идентификационный номер, адрес или маршрутный код;
  4. Медицинская карта;
  5. Телекоммуникационная идентифицирующая информация или устройство доступа; или
  6. Другой номер или информация, которая может быть использована для доступа к финансовым ресурсам человека.

Штрафы за мошенническое использование личных данных

Наказания за преступное мошенничество с использованием личных данных увеличиваются в зависимости от денежной стоимости совершенного мошенничества или количества жертв, которых обманули.

Уголовное преступление третьей степени Мошенническое использование кредитной карты

Преступление, связанное с установлением личности, при котором материальная выгода менее 5000 долларов США или менее 10 потерпевших является тяжким преступлением третьей степени во Флориде и наказывается лишением свободы на срок до пяти (5) лет, пяти (5) лет испытательного срока и 5000 долларов США. отлично.

Личная идентификация, связанная с денежной компенсацией менее 5000 долларов или менее 10 потерпевшим, получает 4-й уровень серьезности преступления в соответствии с Уголовным кодексом штата Флорида. Судья может приговорить лицо, признанное виновным в установлении личности, в котором содержится менее 5000 долларов материальной компенсации, или менее 10 потерпевших, к испытательному сроку, но также может назначить наказание до установленного законом максимального срока в пять лет тюремного заключения.

Уголовное преступление второй степени Мошенническое использование кредитной карты

Преступление в виде мошенничества с использованием личных данных, влекущее за собой денежную компенсацию от 5 000 до 50 000 долларов США или 10-20 жертв, является тяжким преступлением второй степени во Флориде и наказывается тюремным заключением на срок до пятнадцати (15) лет, испытательным сроком пятнадцати (15) лет, и штраф в размере 10 000 долларов.

Мошенническое использование личных данных, влекущее за собой денежную компенсацию от 5 000 до 50 000 долларов США или 10-20 потерпевших, получает 5-й уровень серьезности преступления в соответствии с Уголовным кодексом штата Флорида.

Судья должен приговорить лицо, осужденное за мошенническое использование личных данных, включающее денежную компенсацию от 5000 до 50 000 долларов, или 10-20 потерпевших к обязательному тюремному заключению минимум на три года, но может также назначить наказание в пределах установленного законом максимума пятнадцать (15) лет лишения свободы.

Уголовное преступление первой степени Мошенническое использование кредитной карты

Преступление в виде мошенничества с использованием личных данных, влекущее за собой денежную компенсацию от 50 000 до 100 000 долларов США или 20-30 жертв, является тяжким преступлением первой степени во Флориде и карается тюремным заключением на срок до тридцати (30) лет, испытательным сроком тридцати (30) лет, и штраф в размере 10 000 долларов.

Мошенническое использование личных данных, связанное с денежной компенсацией от 50 000 до 100 000 долларов США или 20-30 потерпевшими, получает 7 уровень серьезности преступления в соответствии с Уголовным кодексом штата Флорида.

Судья должен приговорить лицо, осужденное за мошенническое использование личных данных, включающее денежную компенсацию от 50 000 до 100 000 долларов США или 20-30 потерпевших, к обязательному наказанию в виде тюремного заключения минимум на пять лет, но может также назначить наказание до установленного законом максимума тридцать (30) лет лишения свободы.

Уголовное преступление первой степени Мошенническое использование кредитной карты

Преступление в виде мошенничества с использованием личных данных, влекущее за собой денежную компенсацию в размере 100000 долларов США или более или 30 или более жертв, является тяжким преступлением первой степени во Флориде и наказывается тюремным заключением на срок до тридцати (30) лет, тридцати (30) годами испытательного срока, и штраф в размере 10 000 долларов.

Мошенническое использование личных данных, влекущее за собой денежную компенсацию в размере 100 000 долларов США или более или 30 или более жертв, получает 7-й уровень серьезности преступления в соответствии с Уголовным кодексом штата Флорида.

Судья должен приговорить лицо, осужденное за мошенническое использование личных данных, включающее денежную компенсацию в размере 100000 долларов США или более, или 30 или более потерпевших, к обязательному тюремному заключению минимум на 10 лет, но может также вынести приговор до установленного законом максимума тридцать (30) лет лишения свободы.

Защита от мошенничества с использованием личных данных

В дополнение к досудебной защите и судебной защите, которые могут быть задействованы в любом уголовном деле, конкретные средства защиты от преступления, связанного с мошенническим использованием личных данных, включают:

Авторизация

В качестве защиты от преступления, связанного с мошенничеством с использованием личной информации, предполагаемая жертва разрешила обвиняемому использовать его или ее личную информацию. [2]

Связаться с адвокатом по уголовным делам Ричардом Хорнсби

Если вы были арестованы или обвинены в преступлении, связанном с мошенническим использованием личных данных в Центральной Флориде или районе Большого Орландо, свяжитесь с адвокатом по уголовным делам Орландо Ричардом Хорнсби сегодня.

Первичная консультация бесплатна, и я всегда готов посоветовать вам, какие действия следует предпринять.

Список литературы

  1. 817,568 (1) (ж)
  2. Тауншенд против государства, 965 So. 2d 236 (Fla. 5 DCA 2007)

Мошенническое использование или владение личной идентификационной информацией


SHORSTEIN, LASNETSKI и GIHON

помогает людям защищаться от
Мошенническое использование или владение личной идентификационной информацией
обвинений.


Мошенническое использование или владение личной идентификационной информацией включает в себя обширное поведение, но чаще всего связано с обвинениями в мошенничестве с кредитными картами или мошенничестве с использованием номеров социального страхования людей. Позвоните опытным адвокатам SLG Law в Джексонвилле по уголовным делам, чтобы обсудить ваше конкретное дело.

Что такое мошенническое использование или владение личной идентификационной информацией?


Мошенническое использование или владение личной идентификационной информацией определено в разделе 817 статута штата Флорида .568 (2) . Чтобы доказать незаконное использование или владение личной идентификационной информацией, государство должно доказать:
  • Вы умышленно и без разрешения использовали или владели мошенническим путем с намерением обманным путем использовать личную идентификационную информацию, касающуюся жертвы, и
  • вы сделали это без предварительного согласия жертвы.

Что такое «личная идентификационная информация»?


« Персональная идентификационная информация » означает любое имя или номер, которые могут использоваться, отдельно или в сочетании с любой другой информацией, для идентификации конкретного человека, включая:
  • любое имя,
  • почтовую или электронную почту адрес,
  • номер телефона,
  • номер социального страхования,
  • дата рождения,
  • девичья фамилия матери,
  • официальные водительские права или идентификационный номер, выданные штатом или США,
  • регистрационный номер иностранца ,
  • номер государственного паспорта
  • идентификационный номер работодателя или налогоплательщика,
  • номер счета Medicaid или программы талонов на питание,
  • номер банковского счета,
  • номер кредитной или дебетовой карты или личный идентификационный номер или код, присвоенный держатель дебетовой карты эмитентом для разрешения авторизованного использования такой карты,
  • уникальные биометрические данные, такие как отпечаток пальца, голосовой отпечаток, изображение сетчатки или радужной оболочки глаза или другое уникальное физическое представление,
  • уникальный электронный идентификационный номер,
  • адрес или маршрутный код,
  • медицинская карта,
  • телекоммуникационная идентифицирующая информация или устройство доступа, или
  • другой номер или информация, которая может использоваться для доступа к финансовым ресурсам человека.

Каковы возможные наказания за мошенническое использование личной идентификационной информации?


* Если стоимость имущества или материальной выгоды, травмы или мошенничества составляет определенную сумму или если было определенное количество пострадавших, размер штрафа увеличивается.

Стоимость менее 5000 долларов и менее 10 жертв
До 5 лет тюрьмы

Стоимость 5000 долларов или более или 10 или более жертв
3 года m минимальный обязательный тюремный срок до 15 лет лишения свободы

50000 долларов или более или 20 или более жертв, но менее 30 потерпевших
Минимальный обязательный тюремный срок 5 лет до 30 лет лишения свободы

100000 долларов Стоимость или больше, или 30 жертв или больше
Минимальный обязательный тюремный срок 10 лет до 30 лет лишения свободы


Что, если бы я просто имел или использовал личную идентификационную информацию, чтобы преследовать кого-то, кого я не делал нравится, но не ради финансовой выгоды?


Умышленное и несанкционированное владение, использование или попытка использования личной идентификационной информации, касающейся лица, без предварительного получения согласия этого лица, а также с целью преследования этого человека является отдельным преступлением.Это преступление является проступком первой степени и карается тюремным заключением на срок до 1 года.

Что делать, если я использовал общедоступную запись для получения личной идентификационной информации?


Это усовершенствование использования публичных записей для облегчения совершения правонарушения или содействия его совершению. Это означает, что если бы вам было предъявлено обвинение в проступке первой степени, наказуемом тюремным заключением на срок до 1 года, то теперь вам грозило бы уголовное преступление третьей степени, наказуемое тюремным заключением на срок до 5 лет, если вы были осуждены за использование публичных записей.Примером может служить кто-то в офисе клерка, чтобы получить номера социального страхования людей, открыв общедоступные записи. Проступок первой степени становится уголовным преступлением третьей степени
До 5 лет тюремного заключения

Уголовное преступление третьей степени становится уголовным преступлением второй степени
До 15 лет тюрьмы

Уголовное преступление второй степени становится уголовным преступлением первой степени
9

До 30 лет лишения свободы


Что делать, если жертвой был несовершеннолетний или пожилой человек?


Если жертва моложе 18 лет или 60 лет или старше, она совершает тяжкое преступление второй степени, наказуемое тюремным заключением на срок до 15 лет, даже если он или она были единственной жертвой, а стоимость преступления была менее 5000 долларов. .

Что делать, если жертва мертва?


Это уголовное преступление третьей степени, наказуемое тюремным заключением на срок до 5 лет за мошенническое использование личных идентификационных данных в месте смерти жертвы.

Вышеупомянутые приговоры и минимальные обязательные приговоры применяются к умершим жертвам, если их стоимость составляет 5000 долларов США или более или если число умерших жертв составляет 10 или более.


Что, если я выдумал информацию, а она никому не принадлежит?


Умышленное и мошенническое создание, использование или хранение с намерением мошеннического использования, поддельной или фиктивной личной идентификационной информации, касающейся вымышленного лица или реального лица, без предварительного согласия этого реального лица, является отдельным преступлением. намерение использовать такую ​​поддельную или фиктивную личную идентификационную информацию с целью совершения или содействия совершению мошенничества в отношении другого лица.

Это уголовное преступление третьей степени, наказуемое наказанием до 5 лет лишения свободы.


Что делать, если меня обвиняют в том, что я притворяюсь кем-то из банка или сотрудником полиции для получения личной идентификационной информации?


Если вы представляете себя сотрудником правоохранительных органов, сотрудником или представителем банка, компании, выпускающей кредитные карты, компании по консультированию по кредитным картам, или агентства кредитной отчетности, или если вы пытаетесь помочь жертве с проблемой кредитной истории , максимальное наказание будет усилено. Правонарушение первой степени становится уголовным преступлением третьей степени
До 5 лет тюремного заключения

Уголовное преступление третьей степени становится уголовным преступлением второй степени
До 15 лет тюрьмы

Уголовное преступление второй степени становится уголовным преступлением первой степени 9003
9 До 30 лет тюрьмы

Уголовное преступление первой степени становится уголовным преступлением на всю жизнь

До пожизненного заключения

Особые жертвы

Это преступление второй степени, наказуемое лишением свободы на срок до 15 лет за мошенничество личная идентификационная информация следующих жертв:

  • человек в возрасте 60 лет и старше
  • инвалид, взрослый
  • государственный служащий
  • ветеран
  • первый ответственный
  • сотрудник штата Флорида
  • сотрудник федерального Правительство

Что, если бы я просто завладел личной идеей информацию, не намереваясь использовать ее для обмана кого-либо?


Закон штата Флорида Раздел 817.5685 квалифицирует преступлением просто намеренное или сознательное владение, без разрешения, личной идентификационной информацией другого лица в любой форме, включая, помимо прочего, почту, физические документы, удостоверения личности или информацию, хранящуюся в цифровой форме.

Если было 4 или меньше потерпевших, нарушение этого закона наказывается лишением свободы на срок до 1 года.

Если было 5 и более жертв, нарушение этого закона наказывается лишением свободы на срок до 5 лет.

Этот закон не применяется к:

  • родителю или законному опекуну жертвы, или
  • законному опекуну жертвы, или
  • служащему государственного учреждения, обладающему информацией в ходе обычной деятельности, или
  • лицо, занимающееся бизнесом и владеющее информацией в ходе обычной деятельности, или
  • лицо, которое находит карту с личной информацией и незамедлительно возвращает ее

Владение информацией, полученной от публичный форум или имел разумные основания полагать, что они были уполномочены законом или согласием владельца информации.


Каковы возможные меры защиты от мошенничества с использованием личной идентификационной информации?


Существует множество различных способов защиты от обвинения в мошенничестве за использование личной идентификационной информации, но наиболее распространенной является отсутствие намерения мошенничества. Многие из этих случаев связаны с использованием личной идентификационной информации члена семьи, друга, соседа по комнате или сотрудника. Часто перечисленные жертвы заявляют, что у человека не было разрешения на использование их информации, в то время как обвиняемый утверждает, что они имели.Типичный случай — когда один человек использует кредитную карту другого человека, и возникает спор о том, было ли у этого человека разрешение на совершение конкретной покупки.

Другой распространенной защитой является срок исковой давности . Государство должно возбудить уголовное дело по схеме обвинения в мошенничестве в течение 3 лет с момента совершения акта (или в течение 1 года после того, как жертва узнает о мошенничестве, если судебное преследование будет возбуждено в течение 5 лет).

Есть много аргументов в пользу конкретных фактов. Позвоните нам, и мы обсудим возможные варианты защиты вашего дела.


Если вы или ваш близкий были арестованы или обвинены в
мошенническом использовании или хранении личной идентификационной информации,

Позвоните Shorstein, Lasnetski & Gihon прямо сейчас!

Адвокаты по уголовным делам Джексонвилля

904-642-3332 (Джексонвилл)


Что означает идентификация личности в купчей?

Узнайте, что считается «личным удостоверением личности» при оформлении счета купли-продажи.

Купчая требует, чтобы покупатель (а иногда и продавец) указывал свои «личные данные». Это больше, чем просто ваше имя и адрес. Узнайте, что означает этот термин и как заполнить раздел, удостоверяющий личность, в счете-продаже.

Зачем вам нужно удостоверение личности в чеке купли-продажи?

Купчая — это юридический документ, в котором описывается сделка между покупателем и продавцом. Обычно они предназначены для крупных покупок, чтобы избежать недопонимания между сторонами.Их также можно использовать в качестве доказательства покупки, чтобы покупатель мог передать права собственности, обновить регистрацию или получить страховку.

Поскольку купчая является юридическим документом, важно иметь возможность связаться с обеими сторонами в случае, если что-то пойдет не так. Вот почему официальное удостоверение личности требуется на большинстве купюр.

Что считается личной идентификацией?

В счете продажи вы найдете поля для вашего имени, адреса, контактной информации и личных данных.Первые три не требуют пояснений, но что можно использовать в качестве приемлемой идентификации личности в чеке купли-продажи?

Личное удостоверение личности — это официальное удостоверение личности государственного образца. Вы можете использовать любое из следующего в личном поле для удостоверения личности:

  • Водительское удостоверение №
  • Государственный идентификатор
  • Дилерский номер

В большинстве случаев продавец — единственный, кому нужно указать свой личный идентификатор. В зависимости от того, в каком штате вы находитесь, в счете-продаже может содержаться запрос на удостоверение личности от обоих, но обычно это необязательно.

После заполнения полей личной информации счет купли-продажи становится официальным после подписания обеими сторонами. Чтобы упростить процесс, используйте онлайн-программу для электронной подписи, такую ​​как Adobe Sign. Обе стороны могут добавлять свои официальные подписи удаленно, чтобы сэкономить время в пути или необходимость иметь дело со сканерами и принтерами.

Узнайте, что еще можно сделать с помощью Adobe Sign для создания и подписания счетов-купонов.

Регистр для персонального идентификационного номера (PID)

Сводка

U.S. Требования Государственного департамента

Все сотрудники, базирующиеся в штаб-квартире, и их соответствующие иждивенцы должны быть зарегистрированы в Государственном департаменте США и им должен быть присвоен личный идентификационный номер (PID) в течение 15 дней с даты прибытия сотрудника на работу (EOD). . Процесс регистрации должен быть завершен как для новых сотрудников, так и для существующих сотрудников, которые возвращаются в штаб-квартиру после продолжительной работы. Для сотрудников, возвращающихся в штаб-квартиру, запрос PID должен быть отправлен в течение 15 дней с даты возврата из расширенного назначения (RFEA), чтобы номер PID был повторно активирован.

Назначение номера PID:

  • Позволяет держателю визы G4 продлевать свою визу внутри США
  • Позволяет владельцу визы G4 или G5 получить или продлить водительские права в округе Колумбия, Мэриленд или Вирджиния
  • Позволяет сотруднику с визой G4 получить или продлить разрешение на работу для соответствующих критериям иждивенцев (супруга и дети)

Кто должен получить / повторно активировать PID?

1. Персонал в Вашингтоне, округ Колумбия.C.

o Никогда ранее не работал в Вашингтоне, округ Колумбия.

o Присоединение из другой международной организации, такой как МВФ, IADB или ООН

  • Персонал, переезжающий из странового офиса в Вашингтон, округ Колумбия: Раньше имел номер PID перед назначением, и его необходимо повторно активировать.
  • Персонал по развитию в Вашингтоне, округ Колумбия, на срок более 90 календарных дней (трех месяцев).
  • Персонал, работающий по краткосрочным контрактам (STT / STC) полный рабочий день : Имеют контракт более 65 дней и работают не менее 35 часов в неделю.

2. Иждивенцы, которые физически находятся в США

  • Супруг (а)
  • Дети младше 26 лет
  • Родители / родители жены

3. Домашние работники G5

Шаг

Действие

Действие персонала

01

Получите сгенерированное системой электронное письмо от отдела кадров для заполнения вашего визового профиля и ваших иждивенцев, если применимо.Заполнение визового профиля автоматически инициирует запрос PID.

Примечание:

  • Первое уведомление по электронной почте будет отправлено через пять дней после даты EOD или RFEA. Вы получите до трех напоминаний, пока не заполните его.
  • Свяжитесь с отделом кадров, если вы не получили электронное письмо
  • Если прошло 30 дней с момента EOD или RFEA, и вы не сертифицировали профиль Visa для себя и / или и / или и / или и / или иного (ей), вам необходимо будет инициировать запрос PID через myHR Self Service >> Visa Services >> Other Visa Services >> Request for PID Number.

02

Подтвердите и / или обновите профиль визы для себя и / или иждивенцев, которые физически находятся в США

Чтобы заполнить / подтвердить свой профиль визы, вы должны убедиться, что все поля отмечены красным, в том числе подтверждающие документы заполнены или загружены. Будьте готовы загрузить разборчивые копии следующих документов:

Виза G1 / G4 или другая неиммиграционная виза :

  • Паспортная биография / информационная страница
  • Страница визы G4
  • I-94

Постоянные жители :

  • Биография паспорта / информационная страница
  • Копия грин-карты

U.S. Citizens

1. По рождению

  • Биография паспорта США
  • Свидетельство о рождении
  • Водительское удостоверение или выданное государством удостоверение личности

2. По натурализации

3. Свидетельство о натурализации в США

03

Отслеживайте свой запрос в разделе «Отслеживание запросов» в системе самообслуживания myHR.

Действия отдела кадров

04

Запросить / повторно активировать номер PID в Государственном департаменте.

Действия персонала

05

Получите сгенерированное системой электронное письмо, подтверждающее, что регистрация PID завершена и присвоены номера PID.

Примечание: