Научная абстракция это: Абстракция — Гуманитарный портал

Содержание

Абстракция — Гуманитарный портал

Абстракция — это идеальный (не существующий в действительности) предмет, созданный в результате абстрагирования — мыслительного процесса образования абстрактных сущностей (см. Абстрагирование). Абстрагирование представляет собой одну из наиболее важных операций мышления (см. Мышление) и необходимое условие познания мира (см. Мир) путём формирования «вторичных образов» действительности (которыми могут быть как отдельно взятые представления, категории, понятия, теории, модели и другие абстрактные сущности, так и их системы).

В процессе абстрагирования осуществляется выбор и обработка информации с целью замещения непосредственно данного эмпирического образа на другой, непосредственно не данный, но подразумеваемый и мыслимый. Мысль человека отвлекает нечто (те или иные признаки, характеристики, свойства, отношения) от непосредственно данного воспринимаемого представления и сохраняет этот фрагмент для осуществления последующих фазисов мыслительного процесса.

Из соответствующего представления элиминируется несущественное и таким образом выявляются определённые основания его сущности. Результаты абстрагирующей деятельности — вторичные образы действительности или абстрактные предметы — обозначаются термином «абстракция». Следует отметить, что при отбрасывании существенных признаков абстракция становится поверхностной и малосодержательной; в такой ситуации абстрактными принято называть пустые, бессодержательные, непродуктивные рассуждения и понятия. Абстрактные предметы всегда существуют лишь в воображении человека. Попытка приписать им реальное существование приводит к ошибке гипостазирования — овеществлению абстрактных сущностей, наделению их свойствами реальных предметов и признаками реального существования (см. Гипостазирование).

Наиболее простой формой абстракции можно считать практическое замещение одного объекта другим (формальная абстракция), которая представляет сбой акт избирательного отражения или интерпретации данных. При одних и тех же данных в различных ситуациях возможны различные акты отвлечения. И хотя произвольность отвлечений неоспорима, они оправдываются обычно в той мере, в какой абстракция приводит к успехам в познании или практической деятельности. Произвольный акт отвлечения только случайно может дать такой результат. При этом абстракция может быть осознанной, отрефлектированной на уровне мышления, или неосознанной, осуществляемой на уровне функциональных свойств рецепторов (органов чувств, приборов). Однако в любом случае абстракция должна давать определённый «частичный образ» из практически необозримого множества возможностей (потока внешних данных). В этой форме абстракция имеет место и у животных (в частности, на ней основано формирование условных рефлексов). У человека такое практическое замещение выражается и закрепляется в деятельности со знаками, на основе которой в дальнейшем формируются представления о существенных и несущественных свойствах объектов или явлений и об отношениях зависимости. Наряду с этим происходит осознание специфики знаковых образований, их отношения к действительности, и приложения к целям и задачам познавательной деятельности человека в форме теоретических построений (содержательная абстракция).

Результат абстракции (созданный какой-либо абстракцией или при посредстве какой-либо абстракции) представляет собой абстрактный объект и мыслится при этом как нечто самосущее, как отдельная реалия в системе определённых представлений. Так, в системе представлений о графике русского языка каждая буква алфавита мыслится как абстрактный объект — как «абстрактная буква», в отличие от оттиска такой буквы на странице (данного) текста — её «конкретного» (материального) представителя, манифестации абстрактного объекта в письменной речи. В устной речи её конкретным представителем служит определённый фонетический звук, а в лингвистике — соответствующий звуковой тип, или фонема, тоже абстрактный объект. Таким образом, один и тот же абстрактный объект может иметь представителей, которые сами абстрактны. В теоретическом познании последнее особенно широко распространено. Следует отметить, что противопоставление «конкретный объект — абстрактный объект» относится к системе определённых понятий и к способам фиксации объектов в сознании. Выступая как информационный посредник между мыслью и объективной реальностью, конкретный представитель информирует в первую очередь не о себе самом, а о том объекте, который он представляет.

Абстрагирование — универсальный приём познания, без которого немыслимы как научное, так и обыденное познание. Вместе с тем, будучи широко представленным в человеческом познании вообще, он приобретает статус

метода только в научно-познавательной деятельности, наряду с другими методами научного познания (см. Методы научного познания). В европейской философии, науке и логике абстрагирование трактуется как логическая операция поэтапного мысленного членения рассматриваемого объекта или явления, продуцирующая понятия, которые, в свою очередь, образуют всё более общие образы действительности. В методологии науки абстракция понимается как теоретическое обобщение, образуемое в результате отвлечения от несущественных сторон рассматриваемого объекта или явления для выявления наиболее существенных его черт. Абстракция лежит в основе процессов обобщения, образования понятий и категоризации (см. Категоризация).

Эмпирическому и теоретическому уровням мышления соответствуют формальная

и содержательная абстракции. Абстрагируя от эмпирических данных, получают абстракции первого порядка. Их называют также реальными абстракциями. Каждый последующий шаг от этих абстракций порождает абстракции более высокого порядка, чем первый. Их называют идеальными абстракциями. Эта шкала порядков не является абсолютной, как не является абсолютным и критерий, позволяющий раз и навсегда отличать абстракции от неабстракций. По крайней мере в сфере научного познания «эмпирическое» (конкретное) и «теоретическое» (абстрактное) — это соотносительные понятия, и альтернатива между ними возможна только через абстракцию.

В процедуре абстрагирования очевидны две ипостаси процесса познания: первая отражает направленность внимания на то, что именно вычленяется; вторая — на то, от чего именно осуществляется отвлечение. Акцент на той или другой стороне указанного процесса (при их взаимодополнительности) часто приводит к полярным выводам относительно роли абстрагирования: либо оно рассматривается как значимый источник поступления знаний о мире, либо как процедура, приводящая к их искажению и обеднению. Уяснение того, какие именно из свойств предмета или явления являются для них «посторонними» — по сути главный вопрос оперирования с абстракциями.

Применение абстрагирования в качестве метода научного познания, определяется типом ситуации, с которой сталкивается исследователь, и перечнем процедур, необходимых или допустимых в данной ситуации. Ситуация характеризуется задачей (целевая характеристика метода) и спецификой изучаемого объекта (онтологическая характеристика). С точки зрения онтологии абстракция связана с представлением об относительной независимости явлений и их свойств и с отделением существенных свойств от несущественных. Предписываемые процедуры сводятся, как правило, к перестройке предмета исследования, к эквивалентному, с точки зрения данной ситуации, замещению первоначального предмета другим. Перестройка касается либо образа изучаемого объекта (отбрасывание его несущественных свойств), либо эмпирического материала, либо программы наблюдения и описания (отказ от свойственной ему несущественной информации).

Целевая характеристика абстракции может быть различной, но всегда связана с указанием на те или иные познавательные задачи и с включением её в более широкий контекст познавательной деятельности. На различении целевых характеристик строится и классификация типов абстракций:

  1. изолирующая абстракция — соответствует цели вычленения и чёткой фиксации исследуемого явления;
  2. обобщающая абстракция — соответствует цели получения общей картины явления;
  3. идеализация — соответствует цели замещения реальной, эмпирически данной ситуации идеализированной схемой для упрощения изучаемой ситуации и более эффективного использования существующих методов и средств исследования.

Реализация процесса абстрагирования включает два типа операций:

  1. оценка возможности и целесообразности замещения;
  2. акт замещения.

Продуктами процесса абстрагирования являются соответствующим образом преобразованные представления об исследуемом объекте или явлении. Обоснование абстракции осуществляется как с точки зрения её правомерности (это достигается установлением несущественности отдельных явления), так и с точки зрения её целесообразности (которая определяется поставленной задачей). Выдвижение на первый план одного из этих моментов приводит к разным формам обоснования абстракции. Возможность разных способов обоснования абстракции приводит к разным её пониманиям и определениям в системе научных представлений: абстракцию определяют то как процесс мысленного отвлечения от несущественных сторон объектов и явлений, опираясь на её процедурные и онтологические аспекты и отвлекаясь от целевых, то как познание объектов и явлений со стороны их сущности, опираясь на целевые и онтологические аспекты, но отвлекаясь от процедурных.

По-видимому, не существует такой области научного знания, где абстракция не служила бы рациональной основой познания, хотя в различных областях применяемые абстракции и особенности их использования, конечно, различны. Наиболее развитой системой абстракций обладает математика, которая по существу является наукой об абстракциях. Естествознание в той мере, в какой оно пользуется математикой, заимствует из её абстракций, добавляя к заимствованным и свои. Но вместе с тем существуют и общенаучные абстракции, необходимые как на первых шагах образования понятий, так и на всех уровнях формирования знаний о природной и общественной жизни.

Современное понятие об абстракции восходит к Аристотелю, согласно которому образование абстракций — это метод намеренно одностороннего изучения реальности, субъективный приём мысленного разделения целого и полагание отдельно-сущими его частей. В принципе такое полагание не заключает «никакой ошибки» и объективно оправдано многообразием свойств (аспектов) целого, порой столь различных, что они не могут стать предметом одной науки. Наука же, по Аристотелю, исследует общее, а общее познается посредством абстракции. Поэтому абстракция не только является основной предпосылкой научного познания, но и «создаёт науку». В этом смысле преходящие явления опыта важны не сами по себе, а в той мере, в какой они причастны к какой-либо абстракции. Аристотель также отличал эмпирические абстракции от теоретических, полагая, что последние необходимы там, где постигаемое мыслью и сама мысль неотделимы друг от друга (как, например, в математике, где знание и предмет знания по существу совпадают).

Эта гносеологическая концепция абстракции не получила, однако, развития ни в эллино-римской, ни в средневековой философии. Схоластика тему абстракции свела по существу к теме универсалий, связав её с платоновским понятием acide («незримого», духовного начала), что соответствовало философской мысли, ориентированной на logos, но не на physis. Когда же на смену средневековой «книжной науке» пришла опытная наука Нового времени, теологический и онтологический взгляд на абстракцию сменился психологическим: абстракция представлялась теперь вынужденным «действием души» по выработке общих (общезначимых) понятий, необходимость в которых обусловлена несовершенством рассудка, неспособного иначе познавать (нераздельную) «природу вещей».

И сенсуализм, и рационализм XVII–XVIII веков были почти единодушны в том, что «опредмечивание» абстракций не только заслоняет от глаз исследователя факты реальных процессов, но и приводит к гипостазированию фиктивных сущностей и бессодержательных представлений. Известным выражением этой позиции явилось требование И. Кантом «принципиальной исключаемости» для абстракций, если они претендуют на то, чтобы иметь какой-либо смысл. Философия начала XIX века мало что изменила в этой оценке. В частности, Г. В. Ф. Гегель, признавая абстракцию как первый элемент духовного освоения реальности и включая её в обыденный и научный опыт (уже простое наблюдение, по Гегелю, нуждается в способности к абстракции), в то же время относил абстракцию к «формальной мысли», чуждой философскому методу, и порицал «абстрактное» за односторонность и пустоту.

Лишь к середине XIX века толкование абстракции выходит за пределы «отвлечённой мысли». Абстракции возвращается её научный аристотелевский смысл. С её помощью описывается не только статика, но и динамика явлений природы и общественной жизни. В гуманитарной области это относится в первую очередь к философскому методу, в котором объективная диалектика развития осознается через развитие субъективной диалектики понятий, и поэтому принцип абстракции играет в нём ведущую роль (К. Маркс). Но и в естественнонаучной методологии тех лет, в сущности далёкой от осознанной диалектики понятий, применение абстрактных моделей «достигает поразительных результатов в объяснении явлений природы» (В. И. Вернадский). В результате духовная установка послесхоластической реформации (с её лозунгом: «вместо абстракций — опыт») постепенно заменяется методологическим компромиссом, когда абстрактные объекты признаются как представители реалий, необходимые для выражения объективных истин. Даже позитивизм в известной мере принял этот компромисс, не только отводя абстракциям руководящую роль в научном исследовании, но и признавая за ними некоторый «род реальности» (Э. Мах). Тогда же появились и первая классификация абстракций, и намеренное употребление определений через абстракцию.

Философия науки XX века вновь возвращается к полемике об объективной значимости абстракций. На этот раз поводом послужили, с одной стороны, релятивистские направления (тенденции) в физике, с другой — трансфинитные принципы введения абстракций в математической теории множеств, которые породили определённое «чувство беспокойства относительно зависимости чистой логики и математики от онтологии платонизма» (Beth Ε. W. The Foundations of Mathematics. — Amsterdam, 1959, P. 471). С критики этих тенденций и принципов начинается глубокая дифференциация методологических подходов и способов мышления (по типу применяемых абстракций) в современном научном (в особенности математическом) познании, стремление преодолеть возникший «кризис оснований» не только техническими средствами усовершенствования научных теорий, но также тем или иным решением гносеологических проблем абстракции.

Научная абстракция — Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

Научная абстракция

Cтраница 1

Научная абстракция является общенаучным методом познания.  [1]

Научные абстракции, принимаемые в теории электрически): цепей, их практическое значение и границы применимости.  [2]

Научные абстракции Воспроизводство общественного капитала восюоюяояпая весьма сложная проблема. Для того чтобы выявить главные его закономерности, К. Маркс абстрагировался от тех явлений, которые, не оказывая существенного влияния на содержание процессов, осложня ют их понимание.  [3]

Научные абстракции представляют собой выработанные людьми в своем мышлении обобщенные понятия, отвлеченные от непосредственной конкретности изучаемого явления, но отражающие его главное содержание.  [4]

Научная абстракция применяется как на уровне качественного теоретического анализа процессов, происходящих в сфере финансовых отношений, так и на уровне количественного исследования этих процессов, для выявления количественных взаимосвязей и зависимостей между финансовыми показателями.  [5]

Научные абстракции и методы не искажают, а отражают главное в реальных явлениях движения, позволяя более глубоко и с качественной, и с количественной стороны познать определяющие стороны этих процессов.  [6]

Научная абстракция промышленного производства на определенном этапе анализа требует своей конкретизации, прежде всего в рамках предприятия. В организации социалистического промышленного предприятия различается наряду с его общей структурой непосредственно производственная. В общую структуру включаются, помимо собственно производственных звеньев и подразделений, организации по обслуживанию трудящихся — профессионально-технические школы, культурно-бытовые учреждения.  [7]

Метод научной абстракции требует исследования явлений в их наиболее развитом, зрелом виде.  [8]

Роль научных абстракций в изучении государства и права.  [9]

Метод научной абстракции состоит в отвлечении в процессе познания от внешних явлений, несущественных сторон и выделении ( вычленении) наиболее глубокой сущности предмета. Этим результатом являются понятия и категории науки. Познание начинается с исследования конкретного, с анализа и обобщения эмпирпч. На этой ступени выделяются и исследуются наиболее общие, абстрактные понятия науки.  [10]

Вследствие научных абстракций, принятых при построении теории электрических цепей с сосредоточенными параметрами, мы должны принять во внимание, что в этом окружающем пространстве отсутствуют магнитные и сторонние поля и, следовательно, равны нулю ЭДС естор и етт.  [11]

Метод научной абстракции ( абстрагирование) состоит в отвлечении в процессе познания от внешних явлений, несущественных деталей и выделении сущности предмета или явления. В результате этих допущений возможно выработать, например, научные понятия, выражающие наиболее общие свойства и связи явлений действительности — категории. Так, абстрагируясь от бесчисленных различий во внешних свойствах производимых в мире миллионов различных товаров, мы объединяем их в одну экономическую категорию — товар, фиксируя то главное, что объединяет различные товары, — это продукция, предназначенная для.  [12]

Роль научной абстракции в исследовании финансов весьма велика, так как при анализе финансовых отношений нельзя применять технические средства в отличие от естественных наук.  [13]

Прием научной абстракции воспроизводит какой-либо конкретный процесс финансовых отношений в абстрактном виде. При этом сами научные абстракции принимают форму экономических категорий.  [14]

Метод научной абстракции ( абстрагирование) состоит в отвлечении в процессе познания от внешних явлений, несущественных деталей и выделении сущности предмета или явления. В результате этих допущений возможно выработать, например, научные понятия, выражающие наиболее общие свойства и связи явлений действительности — категории. Так, абстрагируясь от бесчисленных различий во внешних свойствах производимых в мире миллионов различных товаров, мы объединяем их в одну экономическую категорию — товар, фиксируя то главное, что объединяет различные товары, — это продукция, предназначенная для продажи.  [15]

Страницы:      1    2    3

Научная абстракция (понятие) и практика

Научная абстракция (понятие) и практика

Всеобщей предпосылкой и условием, на основе которого возникает и развивается весь сложный механизм познавательных способностей человека, активно преломляющий чувственные впечатления, всегда была и остается практика – активная чувственно-предметная деятельность общественного человека. Но раз возникнув, а тем более развившись до высокой степени, система форм логической деятельности (категорий) оказывает обратное, и весьма существенное, воздействие на самое практику. На этой основе марксистко-ленинская философия и решает вопрос об отношении эмпирических абстракций к абстракциям теоретического мышления. [101]

В явлении, открытом непосредственному созерцанию, вещи сплошь и рядом выглядят совершенно иначе, чем в сущности, выражаемой понятием. Если бы одно с другим совпадало прямо и непосредственно, нужды в науке, в специальном теоретическом анализе явлений вообще не возникло бы.

Но именно поэтому простая ссылка на тот факт, что в явлении, открытом непосредственному созерцанию, можно констатировать такие-то и такие-то «общие признаки», еще не может служить полновесным доводом ни за, ни против абстракции понятия. В те времена, когда Жан-Жак Руссо сформулировал свой исторический тезис – «человек рожден свободным, а между тем повсюду он в оковах» – большинство людей действительно проводило «в оковах» всю свою жизнь, от колыбели до могилы. Тезис о том, что все люди от рождения, в сущности, равны, ссылкой на эмпирически-общее положение дел никак в те времена не подтверждался. Тем не менее историческая и теоретическая правда была на стороне философских теорий Просвещения, а не на стороне их противников.

Непосредственное созерцание и абстракции, возникающие на его почве, всегда и везде отражают явления окружающего мира под углом зрения наличных, сложившихся на сегодняшний день практических отношений человека к человеку и человека к природе. Созерцает природу живой, конкретный исторически-определенный индивидуум, вплетенный в сеть общественных отношений, т.е. существо, стоящее в активном, практически-предметном отношении к окружающему миру, а вовсе не фантастический, якобы «пассивно созерцающий» субъект. Но именно поэтому очень часто общественно-исторические свойства вещей и сливаются в глазах индивидуума с их природными свойствами, а преходящие свойства вещей и самого человека начинают казаться вечными, с сущностью самих вещей сращенными свойствами. Подобные фетишистские, натуралистические иллюзии (товарный фетишизм – лишь пример) и абстракции, их выражающие, поэтому и нельзя опровергнуть простым указанием на вещи, данные в созерцании. Вещи, данные в созерцании индивиду буржуазного («гражданского») общества, на поверхности именно таковы, какими они ему кажутся. Эти иллюзии и абстракции формируются [102] отнюдь не только в сознании индивидуума буржуазного общества, но и в самой реальности экономических общественных отношений, которую он созерцает. Поэтому-то Маркс и указывал, что точка зрения созерцания индивида, сформированного «гражданским», т.е. буржуазным обществом, не позволяет рассмотреть действительность в ее истинном свете, и этой точки зрения (а на ней, как указывал Маркс, стоял весь старый материализм, включая фейербаховский) вещи и в созерцании выступают окутанными туманом фетишистских иллюзий. В живом созерцании индивидуум всегда активен; «пассивное созерцание», якобы позволяющее сразу увидеть вещи такими, каковы они суть на самом деле, принадлежит к разряду фантазий старой философии. В реальном, живом созерцании – вещи всегда даны под углом, зрения наличной практики.

Это, конечно, вовсе не значит, что в теоретическом мышлении вещи должны выступать вне всякой связи с практикой, должны постигаться «чисто незаинтересованно», как то изображали материалисты до Маркса. Как раз наоборот. Разница заключается в том, что абстракции теоретического мышления связаны с практикой не столь непосредственно, как абстракции живого созерцания, но зато гораздо шире и глубже.

Эмпирические, абстракции, возникающие в голове практически действующего члена буржуазного общества, подвергаются Марксом критике с точки зрения той же практики. Однако практика сама берется здесь во всем ее действительном объеме и, что еще важнее, в перспективе.

Принцип критического преодоления эмпирических абстракций буржуазного сознания у Маркса таков: он исходит из того, что если стоять на точке зрения созерцания индивида буржуазного общества, то вещи действительно будут выглядеть именно так, как они ему кажутся. Следовательно, критика абстракций эмпирического сознания индивида должна начинаться с критики той точки зрения, той позиции, с которой он рассматривает вещи, с разоблачения узости этого угла зрения.

Более широкий угол зрения, позволяющий охватить явления во всем их действительном содержании, совпадает у Маркса с точкой зрения практики, взятой в ее [103] необходимой перспективе, прочерченной мысленно в будущее. Прорывая узкий горизонт наличной (буржуазной) практики, теоретический взгляд на вещи порывает не с практикой (как то казалось тому же Фейербаху), а только с данной исторически преходящей ее формой. Тем самым теоретический взгляд на вещи совпадает с практикой в ее действительном значении, в ее революционном и революционизирующем значении, а потому и с точкой зрения класса, такую- практику осуществляющего.

С таким пониманием отношения абстракций к практике и связана гносеология Маркса. Точка зрения практики, указывал Ленин, является исходной точкой зрения теории познания. Не надо только забывать, что здесь имеется в виду действительная точка зрения революционной практики, взятой во всем ее объеме и перспективе, и ни в коем случае не узкопрагматическая точка зрения, как это клеветнически изображают некоторые ревизионисты, повторяющие сплетни буржуазных идеологов.

С этим и связано учение Маркса и Ленина о понятии, и в частности то положение, что простое соответствие непосредственно наблюдаемым «общим признакам» явления еще не есть критерий истинности понятия. В результате же практического изменения может оказаться, что те признаки вещи, которые наблюдались как постоянно повторяющиеся, как общие, вовсе исчезнут, а то, что выступало в явлении, открытом созерцанию, как исключение из правила, как раз и окажется выражением сущности вещи.

Чтобы проверить, правильно или неправильно наше представление о том, как обстоят дела вне нашего сознания (т.е. соответствует ли наше представление вещи), достаточно внимательно рассмотреть вещь, сравнить представление с фактическим положением дел, с общим в фактах. Но для того, чтобы определить, принадлежит это общее вещам с необходимостью, заложенной в их конкретной природе, или не принадлежит, требуется иной критерий. Этим критерием является не пассивное созерцание (пусть самое тщательное и внимательное), а практика, активно изменяющая вещь.

Истинность понятия доказывается не путем сравнения его определений с эмпирически-общими признаками фактов, а более сложным и опосредованным путем, [104] включающим в себя практическое преобразование эмпирической действительности. Окончательной инстанцией проверки понятия оказывается практика. Соответствие понятия предмету доказывается в полной мере лишь тогда, когда человеку удается найти, воспроизвести или создать предмет, соответствующий тому понятию, которое он образовал.

Поскольку же понятие выражает сущность вещи, а не то абстрактно-общее, которое открыто созерцанию и представлению, постольку понятие и нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть ссылкой на то, что все единичные факты, данные созерцанию, обладают или не обладают в данный момент такими-то и такими-то признаками. Маркс ни одну другую манеру теоретизировать не третировал так презрительно, как манеру вульгарных экономистов, полагающих, что они опровергают теорию, когда им удается показать, что вещи в явлении выглядят иначе, чем в сущности, выражаемой понятием. «…Вульгарный экономист думает, что делает великое открытие, когда он раскрытию внутренней связи гордо противопоставляет тот факт, что в явлениях вещи иначе выглядят. И выходит, что он гордится тем, что пресмыкается перед видимостью, принимает видимость за конечное. К чему же тогда вообще наука?» 1

Сущность вещи, выражаемая в ее понятии, заключается в конкретной системе взаимодействия ее с другими вещами, в той системе объективных условий, внутри которых и посредством которых она есть «то, что она есть». Каждая единичная, отдельно взятая, вещь заключает в своем составе свою собственную сущность не в виде актуально-данного общего признака, а потенциально, только как элемент некоторой конкретной системы взаимодействующих вещей. Как непосредственно наблюдаемое общее эта сущность в ней реально (а потому и в созерцании) не осуществляется, а если и осуществляется, то, во всяком случае, не сразу, а только в процессе ее движения, изменения, развития.

Важность этого обстоятельства можно ярко проиллюстрировать на истории понятия пролетариата, этой важнейшей категории марксистско-ленинской теории. [105]

Когда Маркс и Энгельс выработали понятие пролетариата как самого революционного класса буржуазного общества, как могильщика капитализма, это понятие принципиально невозможно было получить и качестве абстрактно-общего каждому отдельному пролетарию и каждому особенному слою пролетариата отвлеченного признака. Такая формальная абстракция, которую в середине XIX в. можно было бы при желании отвлечь путем сравнения всех отдельных представителей пролетариата, путем того абстрагирования, которое рекомендует недиалектическая логика, характеризовала бы пролетариат как наиболее угнетенный, задавленный нуждой и нищетой пассивно страдающий класс, способный, в лучшем случае, лишь на отчаянный голодный бунт.

Такое «понятие» пролетариата можно встретить в бесчисленных исследованиях того времени, в филантропических писаниях современников Маркса и Энгельса, и в трудах социалистов-утопистов. Эмпирически-общее в этой абстракции было схвачено и отражено совершенно точно. Но теоретическое выражение этой эмпирии, понимание того, чем является пролетариат как «класс в себе», по своей внутренней природе, выражаемой понятием, и чем он еще не был «для себя», т.е. в эмпирической реальности, непосредственно отражаемой представлением, простой эмпирической абстракцией, было добыто лишь Марксом и Энгельсом.

Этот вывод, это понятие, выражающее действительную объективную природу пролетариата как класса, было добыто на пути исследования всей совокупности условий, внутри которых пролетариат с неизбежностью формируется как самый революционный класс, призванный разрушить до основания всю эту породившую его систему общественных условий. Понятие пролетариата, в противоположность эмпирически-общему представлению о нем, здесь было не формальной абстракцией, а теоретическим выражением объективных условий его развития и содержало в себе понимание его объективной роли, притом в тенденции ее развития.

Истинность понятия пролетариата, разработанного Марксом и Энгельсом, не могла быть доказана путем сравнения его с эмпирически-общим каждому пролетарию признаком. Последний явно свидетельствовал в пользу абстракции [106] филантропов и утопистов. Истинность этого понятия была, как известно, доказана реальным процессом превращения, пролетариата из «класса в себе» в «класс для себя», Пролетариат в полном смысле слова развивался и развился в направлении к соответствию «со своими собственным попятном», с тем понятием, которое было разработано классиками марксизма на основе анализа объективных условий его формирования, всей конкретной совокупности общественных условий его бытия как пролетариата. Из рассеянной по всей стране и разъединенной конкуренцией массы угнетенных и забитых тружеников он превращается в монолитный класс, сознающий свою всемирно-историческую миссию –революционное, уничтожение частной собственности, упразднение классовой формы разделения труда вообще.

И та же практика опровергла «правильное представление», совершенно точно отражавшее непосредственно эмпирически-общее каждому пролетарию, взятому порознь, свойство. Необходимо особо подчеркнуть, что учет этого принципиальнейшего требования материалистической диалектики должен лежать в основе выработки всех научных понятий о развитии общества.

Именно игнорирование (или сознательное извращение) точки зрения практики как исходного пункта теории, служит в эпоху империализма базой ревизионистских и оппортунистических течений, наносящих немалый вред международному рабочему движению.

Вся предательская политика «правых социалистов» имела и имеет в своей основе упрямое нежелание считаться с ходом всемирно-исторического развития революционной практики трудящихся всего мира.

Еще до Октябрьской революции 1917 года, положившей начало практическому преобразованию мира на принципах научного коммунизма, родоначальник «правого социализма» К. Каутский стал сворачивать с пути революционного марксизма на путь лакейского приспособления к силам мирового империализма.. Начал он с малого – с допущения абстрактной гипотезы насчет «ультраимпериализма». Здесь в полной мере и сказалась вся дальновидность Ленина, поставившего абсолютно точный диагноз этой опасной болезни в международном рабочем движении. Абстрактно-теоретическое построение [107] Каутского исходило, на первый взгляд, из самых «марксистских» положений. Капитализм XX в., рассуждал Каутский, развивается по пути объединения всех магнатов капитала в один единственный сверхтрест. В этом империалистическом сверхтресте, по мнению Каутского, должна погаснуть борьба и конкуренция государственно-обособленных капиталов. Мировая система империализма в итоге-де и превратится в единое обобществленное хозяйство, которое останется только формально «национализировать», чтобы оно превратилось в социализм. Не нужно будет ни революции, ни диктатуры пролетариата, а только формально-юридическая санкция, лишающая последнего собственника его частной собственности в пользу всего общества.

Отсюда вытекала и политика, которую Каутский уже тогда начал рекомендовать международному рабочему движению: подождать, пока империализм сам, своими силами «обобществит» мировое хозяйство, не мешать ему в этом, а даже помогать. Этот принцип с тех пор и остается высшим принципом «правого социализма». К чему это привело и приводит на практике – слишком хорошо известно. Политика правых социалистов помогла Гитлеру в 1932 году, ныне же помогает империалистической реакции в ее борьбе против лагеря мира и социализма. Тем более важно понять, какие пути могут приводить к такому финалу. Ленин безошибочно указал на самый глубокий корень всей этой вредоносной теории и политики: отрыв теоретической мысли от реального развития революционно-пролетарской практики, абстрактность рассуждения. Абстрактно рассуждая, указывал Ленин, вполне можно помыслить ультраимпериалистическую фазу в развитии мирового капитализма. «Абстрактно мыслить подобную фазу можно. Только на практике это значит становиться оппортунистом, отрицающим острые задачи современности во имя мечтаний о будущих неострых задачах. В теории это значит не опираться на идущее в действительности развитие, а произвольно отрываться от него во имя этих мечтаний» 2.

Конечно, если бы дело ограничилось только мечтаниями, то на это можно было бы и не обращать [108] внимания. Дело, однако, в том, что мечтания в области политики неизбежно становятся практически политической платформой.

Теория, в силу ее природы и огромной роли в общественной жизни, ни при каких условиях не может вообще оторваться от практики. Она может отстраниться только от той или другой формы практики. Но в этом случае ее незамедлительно использует другая практика Теория слишком ценная вещь, чтобы долго оставаться без хозяина. А таким хозяином может быть только тот или иной класс. И если теоретик не связывает ход своих рассуждений с практикой сил пролетариата, если он сознательно не ставит теорию на службу практической деятельности мирового революционного пролетариата – его «мечтания» очень скоро делаются предметом корыстного внимания противоположной реальной силы современного мира, практиков и идеологов империализма и реакции. Это объективный закон, не зависящий от воли и сознания теоретика, самые благие намерения его не спасут и не оправдают.

Продолжая критический анализ абстракций К. Каутского, В.И. Ленин делает вывод, который впоследствии подтвердился с буквальной точностью в ходе событий и подтвердился именно потому, что мысль Ленина высшим критерием правильности теоретических построений всегда имела реальную революционно-преобразующую мир практику миллионов трудящихся.

«Не подлежит, сомнению, что развитие [развитие капитализма в двадцатом веке. – Э.И.] идет в направлении к одному единственному тресту всемирному, поглощающему все без исключения предприятия и все без исключения государства. Но развитие идет к этому при таких обстоятельствах, таким темпом, при таких противоречиях, конфликтах и потрясениях, – отнюдь не только экономических, но и политических, национальных и пр. и пр., – что непременно раньше, чем дело дойдет до одного всемирного треста, до “ультраимпериалистского” всемирного объединения национальных финансовых капиталов, империализм неизбежно должен будет лопнуть, капитализм превратится в свою противоположность» 3. [109]

Что отличает теоретическую мысль Ленина от абстрактных рассуждений Каутского? В первую очередь ее конкретность. А это значит прежде всего следующее. Каутский в своих «теоретических» построениях учитывает практику империализма, его сил и представителей, и рассуждает о путях, по которым она направляется. При этом он совсем забыл о такой «мелочи», как практическая деятельность и борьба угнетаемых при этом трудящихся масс. Ее-то он и сбросил со счетов в своих построениях и прогнозах.

Ленин, не отрицая того факта, что империализм развивается именно в том направлении, о котором рассуждает Каутский, что в развитии современного капитализма действительно присутствует такая абстрактная возможность, как империалистический путь «обобществления» мировой экономики, решительно выдвигает против этой абстрактной схемы основной принцип революционного марксизма – точку зрения революционной практики трудящихся классов. В данном случае ясно видно, что эта, и только эта точка зрения органически совпадает с конкретной точкой зрения на процесс капиталистического развития в эпоху империализма. Ясно видно и следующее: абстрактная точка зрения Каутского с неизбежностью ведет к отказу от диалектики. Во имя своей абстрактно-теоретической схемы он отворачивает взор от факта обострения классовой борьбы. Но ведь обострение классового антагонизма и есть та самая форма, в которую выливается «обобществление» мировой экономики. У Каутского это «обобществление» начинает выглядеть как чисто эволюционный процесс примирения классовых противоречий. Иными словами, вместо материалистической диалектики марксизма подсовывается типично гегелевская идея «примирения противоположностей» во имя «высших», «общечеловеческих», «надклассовых» целей.

В итоге абстрактная схема Каутского ведет к глубоко ложной в смысле теоретического содержания концепции, к прямой апологетике империализма, к враждебной позиции по отношению к реальному социализму, к открытому ренегатству. Абстрактно-схоластическое, нереволюционное понимание теории марксизма явилось здесь мостиком, по, которому Каутский неизбежно [110] пришел к полной измене марксизму и в теории, и в политике.

Совсем иное – ленинский конкретно-теоретический анализ той же самой проблемы. Его исходный принцип – точка зрения революционной практики трудящихся классов, масс. С точки зрения этого принципа сразу же становится очевидной реальная, конкретная диалектика действительного процесса во всей ее противоречивости и напряженности. С этим связано и то обстоятельство, что теоретический прогноз Ленина оправдался с буквальной точностью уже два года спустя: в 1917 г. мировой империализм «лопнул» в самом слабом звене, а вся дальнейшая история стала совершаться как история разрушения все новых и новых звеньев мировой системы империализма.

При этом диалектика истории такова, что на месте ослабевших звеньев империалистической системы возникают и день ото дня крепнут «звенья» новой экономической и политической системы – звенья содружества стран социализма. Именно так и перерождается современней мир – в точном согласии с конкретно-теоретическим прогнозом великого мастера диалектики Ленина.

В этом и заключается главный урок для марксистски мыслящих теоретиков, стремящихся научно и по-партийному раскрывать законы общественного развития и создавать конкретные теоретические понятия о нем. [111]

1 Маркс К., Энгельс Ф. Письма о Капитале. Госполитиздат, 1948, с. 161.

2 Ленин В.И. Сочинения, т. 22, с. 94.

3 Там же, с. 94-95.

словарные статьи. «Абстракция» (М. А. Розов)

«Абстракция»

М. А. Розов

Абстракция (от латинского abstractio — отвлечение):

  1. Метод научного исследования, основанный на том, что при изучении некоторого явления, процесса не учитываются его несущественные стороны и признаки; это позволяет упрощать картину изучаемого явления и рассматривать его как бы в «чистом виде».
  2. Продукт познания (понятие, описание, закон, модель, идеальный объект и т. п.), рассмотренный в сопоставлении с конкретной эмпирической действительностью, которая не фиксируется в этом продукте во всем богатстве своих свойств и связей.
  3. Познавательная деятельность — процесс абстрагирования, — направленная на получение абстракции.

Применение абстракции, как и всякого метода исследования, определяется типом ситуации, с которой сталкивается исследователь, и перечнем процедур, необходимых или допустимых в данной ситуации. Ситуация характеризуется задачей (целевая характеристика метода) и спецификой изучаемого объекта (онтологическая характеристика). С точки зрения онтологии абстракция связана с представлением об относительной независимости явлений и их сторон и с отделением существенных сторон от несущественных. Предписываемые процедуры сводятся, как правило, к перестройке предмета исследования, к эквивалентному, с точки зрения данной ситуации, замещению первоначального предмета другим. Перестройка касается либо изображения изучаемого объекта (отбрасывание несущественных сторон), либо эмпирического материала, либо программы наблюдения и описания (отказ от лишней информации). Например, геометрические свойства электрической цепи не зависят от составляющих элементов ветви, таких, как сопротивление, индуктивность и емкость, поэтому при топологическом изучении цепей все ветви цепи обычно заменяют отрезками, изображая цепь в виде линейного графа.

Целевая характеристика абстракции может быть различной, но всегда связана с указанием на те или иные познавательные задачи и с включением абстракции в более широкий контекст познавательной деятельности. На различении целевых характеристик строится и классификация типов абстракции: изолирующая абстракция соответствует цели вычленения и четкой фиксации исследуемого явления; обобщающая абстракция — цели получения общей картины явления; идеализация — цели замещения реальной, эмпирически данной ситуации идеализированной схемой (типа абсолютно твердого тела в механике) для упрощения изучаемой ситуации и более эффективного использования существующих методов и средств исследования.

Реализация абстракции как метода, т. е. процесс абстрагирования, включает 2 типа операций: выяснение возможности и целесообразности замещения, перестройки предмета исследования и сам акт замещения. Продуктом этого процесса являются соответствующим образом преобразованные представления об объекте, модели, отобранный эмпирический материал и т. д.

Обоснование абстракции осуществляется как с точки зрения ее правомерности (это достигается установлением несущественности отдельных сторон явления), так и с точки зрения ее целесообразности (которая определяется поставленной задачей). Выдвижение на первый план одного из этих моментов приводит к разным формам обоснования абстракции. Например, в 1-м т. «Капитала» Маркс исходит из предположения, что денежным товаром является только золото, указывая, что он делает это «ради упрощения»; это — целевое обоснование абстракции. Построение идеальных объектов механики обычно обосновывается онтологически, т. е. ссылкой на несущественность тех или иных свойств. Возможность разных способов обоснования абстракции приводит к разным ее пониманиям и определениям в логико-философской литературе: абстракцию определяют то как процесс мысленного отвлечения от несущественных сторон явлений, опираясь на ее процедурные и онтологические аспекты и отвлекаясь от целевых, то как познание явлений со стороны их сущности, опираясь на целевые и онтологические аспекты, но отвлекаясь от процедурных.

Наиболее простой формой абстракции можно считать практическое замещение одного объекта другим. В этой форме абстракция имеет место и у животных (в частности, на ней основано формирование условных рефлексов). У человека такое практическое замещение выражается и закрепляется в слове, и деятельности со знаками. В дальнейшем формируются представления о существенных и несущественных сторонах явлений и об отношениях зависимости. Вместе с тем происходит осознание специфики знаковых образований, их отношения к действительности, к целям и задачам человека. Такое осознание вполне четко видно уже у Аристотеля.

Что же касается метода абстракции, то он возникает на высоких ступенях развития познания. Поэтому следует отличать исторический процесс формирования тех продуктов познавательной деятельности, которые теперь характеризуются как абстракция, от процесса абстрагирования в его современной форме. В первом случае абстрактность самих по себе продуктов познания вовсе не является результатом особой целенаправленной процедуры абстрагирования, она есть суммарный итог человеческой деятельности. В развитии науки в прошлом модели типа материальной точки или идеального газа обычно рассматривались как завершающий этап построения теоретической концепции, связанный с ее обоснованием и выявлением границ применимости. В отличие от этого абстракция как специальная процедура выделяется и кристаллизуется в познании только на основе специального теоретического построения. Опираясь на эту процедуру, современный исследователь часто с самого начала ставит задачу упрощения изучаемого явления и построения его абстрактной идеализированной модели; идеализация выступает здесь как исходный пункт в построении теории. При этом абстракция как метод возникает в результате теоретического осознания характера протекания исторического процесса познания, рассматриваемого как процесс получения абстракции.

Литература:

  1. Горский Д. П., Вопросы абстракции и образование понятий, М., 1961;
  2. Логика научного исследования, М., 1965;
  3. Розов М. А., Научная абстракция и ее виды, Новосибирск, 1965.

Научная абстракция — Справочник химика 21

    Таким образом, нужно говорить о большей или меньшей степени ионности (доля ионности). При этом чем выше степень ионно-сти связи, тем больше величины эффективных зарядов атомов, входящих в состав соединения. Терми [ эффективные заряды неудачен, так как в действительности опытные и расчетные их значения представляют собой фактические заряды атомов в соединениях. Идеальная же ионная связь наравне с идеальными газами и идеальными растворами представляет собой типичный пример научной абстракции. [c.86]
    Атомистическое учение — высшее достижение греческой науки — было плодом научной абстракции. Творцы атомной теории сочли объективно существующим порожденное чистой мыслью. У греческих философов абстракция и наблюдение взаимно дополняли друг друга, поэтому они дошли до гениальной догадки об атомах. [c.4]

    Теория вероятности так же, как и математическая статистика, применяется при анализе тогда, когда изменение изучаемых хозяйственных явлений и процессов предполагается (постулируется), основываясь на научной абстракции их характерных черт. Суть этого приема состоит в том. что на основе теории вероятности разрабатываются способы количественного анализа [c.20]

    Необходимо еще раз подчеркнуть (см, примечание на стр. 56), что рассматриваемые здесь крайние мезомерные формы не существуют реально, а представляют собой научную абстракцию, при помощи которой стремятся выразить некоторые характерные особенности электронного строения молекулы. Поэтому фиктивной величиной является и энергия резонанса этих форм — она показывает лишь, насколько энергетически невыгодны каждая из предельных структур по сравнению с истинной, промежуточной между ними, Прим. редактора.] [c.471]

    Однако для познания сущности явления одних экспериментальных методов недостаточно, поэтому Ломоносов говорил, что истинный химик должен быть теоретиком. Только через мышление, научную абстракцию и обобщение познаются законы природы, создаются гипотезы и теории, открывающие путь для предсказания новых фактов. А научное предвидение — главная черта любой истинной науки. Теоретическое осмысливание опытного материала и создание стройной системы химических знаний в современной общей и неорганической химии базируются на 1) квантовомеханической теории строения атомов и Периодической системе элементов Д. И. Менделеева 2) квантовохимической теории химического строения и учении о зависимости свойств вещества от его химического строения 3) учении о химическом равновесии, основанном на понятиях химической термодинамики. [c.8]

    Три постулата кристаллографии представляют собой научную абстракцию для этой науки. Они имеют такое же значение, как и соответствующие аксиомы геометрии или механики. [c.8]

    История подтвердила более высокую ступень той научной абстракции, предметом которой является изучение механизма химических реакций. Примерно три четверти века выдающиеся ученые многих стран интенсивно исследуют сущность химических процессов. Эти исследования протекают небезуспешно. Создана химическая кинетика определено влияние термодинамических факторов на ход реакций разработана цепная теория созданы теории кислотно-основного взаимодействия установлены многочисленные возможности использования физических факторов для выяснения вопросов о механизме реакций предложен ряд теорий (в том числе количественных), связывающих электронное строение молекул с их реакционной способностью развиты представления об определяющей роли строения [c.119]


    Идеальной называется такая жидкость, между частицами которой отсутствуют силы внутреннего трения. Вследствие этого она не сопротивляется касательным силам сдвига и силам растяжения. Идеальная жидкость соверщенно не сжимается — она оказывает бесконечно большое сопротивление силам сжатия. Такой жидкости в природе не существует — это научная абстракция, необходимая для упрощения анализа общих законов механики применительно к жидким телам. [c.5]

    Итак, абстрагированные ( предельные ) структурные формулы не есть фикции. Их применение в науке вполне законно как применение правильных научных абстракций. И столь же законно отражать в этих формулах электронные смеш,ения, характерные для каждого отдельного вещества. [c.268]

    Для разоблачения порочных исходных позиций спекулятивной философии необходимо глубже осмыслить и раскрыть существо ряда проблем и явлений, характерных для новейшего естествознания. Следует прежде всего показать характер современной научной абстракции, новые особенности экспериментальных измерений, логические методы обработки данных опытов, место и роль в естественнонаучном познании математики, моделирования, кибернетики и т. д. Это неизбежно требует глубокого зна- [c.5]

    Различен был путь открытия законов химии. Законы стехиометрии, как указывалось, были первоначально установлены опытным путем, положение о периодической зависимости было выдвинуто Менделеевым как гипотеза, научная абстракция, которая в процессе изучения накопленного химического материала и в результате длительной опытной проверки превратилась в закон. Некоторые положения химии, ныне известные как законы, явились следствиями более общих положений, выведены из фундаментальных принципов и законов физики. В этом выражается необходимая органическая связь более высо- [c.71]

    Положение материалистической диалектики о неисчерпаемости материи, о постоянном и бесконечном познании, углублении в сущность объясняет относительный характер общего и формы его выражения — закона. Так, после открытия явления радиоактивности и дальнейшего проникновения в строение атома уточнилась и углубилась сущность общего, а значит, и самого периодического закона. Ныне за исходное общее при объяснении свойств химических элементов принимается заряд ядра атома элемента или его порядковый номер в периодической системе. Таким образом, познание движется от единичного (конкретного) к особенному и далее к общему (научной абстракции), к установлению закона, затем обратно, исходя из общего, к объяснению и уточнению особенного и единичного. [c.252]

    Итак, история развития понятия химический элемент показывает, как формировалось это абстрактное понятие, как обогащалось его содержание в ходе практики научного исследования, как в процессе этого возникали другие, менее общие понятия (атомный вес, порядковый номер элемента, изотоп, массовое число и т. д.), т. е. как совершался прогресс научного познания. Все это убедительно подтверждает положение теории познания диалектического материализма о научных абстракциях как ступенях познания, как формах отражения в сознании объективной реальности, раскрывает сам процесс абстрагирования как плодотворный метод получения нового знания, глубокого проникновения в сущность вещей. [c.310]

    Таким образом, теория и практика, такие методы познания, как гипотеза и научная абстракция, индукция и дедукция, такие приемы логического и практического исследования, как анализ и синтез, моделирование, находят свое единство и взаимосвязь в эксперименте. Но [c.324]

    Не решен еще окончательно вопрос о наиболее приемлемом способе изображения строения бензола и других соединений ароматического ряда. Символика в органической химии представляет прием научной абстракции, при помощи которого в наглядном виде отражаются важнейшие черты химического строения углеродистых соединений. Классические формулы строения предельных и непредельных углеводородов удовлетворяют этому условию. Они верно отражают как последовательный порядок соединения атомов в молекуле, так и — с помощью общепризнанных символов — отличительный качественный характер связей, соединяющих эти атомы. С известным приближением классические формулы отражают и природу соединений с сопряженными связями. [c.102]

    Основное значение в термодинамике имеют закрытые системы, поскольку только в закрытых (и изолированных) системах достигается состояние полного термодинамического равновесия. Примером закрытой системы является герметически замкнутый реакционный сосуд с теплопроводящими стенками или цилиндр с хорошо притертым поршнем, в котором содержится определенное количество вещества. Примером изолированной системы является герметически замкнутый реакционный сосуд с теплоизолированными стенками. Идеально изолированная система является научной абстракцией, к которой в большей или меньшей степени приближаются реальные тела, взаимодействие которых с другими телами может считаться пренебрежимо малым. Примером открытой системы является реакционная система, из которой непрерывно отводятся продукты реакции и подводятся исходные вещества. Открытой системой является, например, кусок гниющего дерева или ржавеющего железа. Все живые существа являются открытыми системами. Термодинамика открытых систем стала разрабатываться лишь в недавнее время, главным образом в связи с применением термодинамики в биологии. [c.18]


    В свою очередь Мустафин находит необходимым ввести еще одно новое понятие об аналитическом центре реактива, которое, по его мысли, охватывает как функционально-аналитические группы , так и аналитико-активные Кульберга. Последние Мустафин рассматривает скорее как научную абстракцию [30]. [c.150]

    Науки, опираясь на сумму единичных фактов, включают в себя, говорил Менделеев, и научные абстракции, момент общего в форме законов и теорий. Только абстракт, соединенный с проверенными опытами и наблюдениями, дает уверенность в предстоящем еще невидимом результате, в ожидаемом, как в настоящем  [c.177]

    В научных предсказаниях всегда, по Менделееву, имеется тесная связь конечного с бесконечным, конкретного или еди-ничного-реального с отвлеченно-абстрактным и общим. Науки, опираясь на сумму единичных фактов, включают в себя и научные абстракции, момент общего в форме законов и теорий. [c.184]

    Научная абстракция, по Менделееву, получила свое подлинное развитие только в промышленную эпоху. С развитием промышленности в целом, отмечает он, польза абстракции делается очевидной особенно потому, что деятельность людей разнообразится до бесконечности . Только с наступлением промышленной эпохи, впервые возникли, замечает Менделеев, связь между высшими частями знаний (так называемою [c.184]

    Третья категория предполагает уже развитое теоретическое мышление у химиков, так как только в научной абстракции, строя различные представления об атомах и их взаимных сочетаниях, можно давать теоретическое истолкование фактических данных, которые находит химик в опытных исследованиях. Говоря об атомистической химии XIX века, Энгельс поэтому отмечал, что здесь волей-неволей приходится мыслить, так как атом и молекулу нельзя наблюдать непосредственно. [c.8]

    Примером закона идеальных газов считается закон Бойля. Следовательно, он представляет собой научную абстракцию применяя его, мы отвлекаемся от различных побочных влияний, которые проявляются в газах при их сжимании мы мысленно как бы очищаем данное явление от всех побочных влияний и выделяем в нем только самое главное, рассматривая его, таким образом, в чистом виде, т. е. абстрактно. [c.181]

    Химический элемент — это вид атомов, характеризующихся опре деленным зарядом ядра. В свободном состоянии атомы встречаются редко (у инертных газов в парах веществ). Это обстоятельство, по мнению некоторых ученых, дает право считать элемент научной абстракцией. Но каждому элементу отвечает одно или несколько существующих при тех или иных условиях простых веществ, каждое из которых есть организованная тем или иным образом совокупность атомов данного вида, но, как правило, видоизмененных. [c.63]

    При решении этого весьма важного вопроса, термодинамика прибегает к научной абстракции. Необходимо отметить, что введение научных абстракций при построении термодинамического метода анализа физических свойств исследуемых систем является характерным для термодинамики. Действительно, ставя перед собой задачу исследования общих свойств материальных систем, термодинамика должна широко применять научные абстракции. Только путем очищения от побочного, второстепенного, можно выделить главное, общее, существенное, и тогда, надо ожидать, полученные результаты будут обладать достаточной общностью. [c.12]

    Несомненно, что квазистатический процесс является идеализированным представлением реальных процессов, но наиболее существенные черты реальных процессов выступают при таком подходе с особой отчетливостью. В этом проявляются преимущества рациональной научной абстракции. [c.48]

    Общий тип структурной единицы смол и асфальтенев. Сложность и разнообразие химического строения САВ, а также отсутствие единой методологии не только анализа, но и интерпретации экспериментальных данных, усложнили возникновение единых взглядов на многие структурные характеристики. Современный уровень знаний о САВ, применение интегрального структурного анализа дает возможность определить структурно-групповые параметры, дающие некоторое представление о структурной организации САВ, иногда имеющих отдаленное отношение к реально существующей картине. Можно с определенной долей вероятности установить количество структурных единиц, найти число всех атомов, их относительное расположение в молекуле, содержащейся в усредненном продукте, выделенном из нефти определенного месторождения. Все применяемые для анализа структуры методы основываются на предположениях, базирующихся на данных, полученных при исследовании более летучих фракций нефти и они вряд ли применимы для САВ. Однако наглядность в представлении экспериментальных данных и необходимость упорядочения логических выводов приводила многих исследователей к мысли о построении гипотетических моделей молекул смол, а особенно асфальтенов [233, 242], которые по существу являются научной абстракцией. [c.275]

    В действительности, конечно, молекула трифенилфосфинметилена имеет одно, совершенно определенное электронное строение (промежуточное между иленовым и илидпым) с частичным отрицательным зарядом на С-атоме метиленовой группы. Представление о ковалентной (1) и ионной (II) мезомерных фирмах является лишь научной абстракцией (см. примечание к сгр. 56) — Прим. редактора]. [c.208]

    Следует сказать, что представление об изолированной системе является научной абстракцией, поскольку в природе нет материалов или средств, обладающих абсолютной изолирующей способностью, Тем не менее практически вполне достижима такая степень ослабления внешних врздействий на систему, при которой можно с уверенностью установить законы, управляющие поведением изолированной системы. Критерием полной изоляции служит отсутствие влияния любых изменений в окружающей среде на поведение системы. [c.8]

    В данной книге термин процесс используется главным образом в двух значениях, Во-первых, под процессом понимается ход, развитие, течение какого-нибудь явления во времени, С таким содержанием названный термин выступает в выражениях процесс переноса обобщенной координаты , например энтропии, массы к-го компонента и т, д,, процесс взаимодействия системы с. окружающей средой , процесс, протекающий внутри системы и т, п. Как мы убедимся, все действительно происходящие процессы такого типа являются необратимыми. Обратимых процессов в данном понимании термина процесс в природе не существует. Предстарление о них является лишь научной абстракцией. [c.38]

    Сложность и разнообразие химического строения смолисто-асфальтеновых веществ, а также отсутствие единой методологии не только анализа, но п интерпретации экспериментальных данных, затруднила появление единых взглядов на многие структурные характеристики. Современный уровень знаний о смолисто-асфальтеновых веществах позволяет с большой долей вероятности определить количество структурных единиц, содержащихся в усредненном продукте, выделенном из нефти определенного месторождения, но говорить о взаимном их расположении можно только предположительно. Однако наглядность в представлении экспериментальных результатов и необходимость упорядочения логических выводов приводила всех исследователей к необходимости построения гипотетических моделей молекул смол и асфальтенов [8], которые, будучи по сути дела научной абстракцией, являлись в определенной степени проверкой правильности определения структурной организации и оптимальной ее систематизации. Сергиенко [33, 36], Хиллмеи и Барнетт [28], основываясь на молекулярной Массе, элементном анализе и структурно-групповых характеристиках, предложили следующие модели молекул смол и асфальтенов  [c.85]

    Использование нодобхшх абстракций в химии пе менее законно, чем, скажем, использование образов эвклидовой геометрии или теоретической мехаиики также представляющих собой научные абстракции. Эти абстракции в теорШ 1 химического строения позволяют глубже понять строение, взаимные отношения и связи различных веществ между собою, выявить общие закономерности и пр. [c.52]

    Что такое абстракция Научная абстракция — это отвлечение в процессе познания от несущественных сторон рассматриваемого явления с целью сосредоточиться на основных существенных чертах. Абстракция есть необходимая ступень в процессе познания объех тивного мира. [c.219]

    Поэтому я не рассматриваю формулу бензола Кекуле или классическую формулу ацетамида как фиктивную формулу. Это — правильньи формулы, Геннадий Владимирович. А правильная научная абстракция отражает действительные отношения вернее, полнее, а пе хуже. [c.273]

    Совершенно иначе обстоит дело с обычными химическими формулами, которые, как особенно хорошо показал в своем выступлении М. И. Кабачник, представляют собой результат абстракции, основанной на обоб-щенш1 обширного химического фактического материала. Именно поэтому на основании таких структурных формул можно делать и успешно делаются предсказания о свойствах молекул. Ошибка Ингольда и других зарубеж-д. 1Х хими1адв состояла в том, что они отояодествили предельные структурные формулы, т. 0. научные абстракции, с валентными схемами ( резонансными структурами ) Паулинга. В результате этого у них предельные структуры приобрели способность взаимодействовать друг с другом [c.426]

    Растущая абстрактность понятий и теорий современной химии не способствует отрыву ее от реальной действительности. Наоборот, используя категории научного мыщления, ученые-химики могут более глубоко и конкретно исследовать химические вещества и явления, овладевать новыми процессами. Доказательством этому являются грандиозные успехи современной химии, опирающейся в своих исследованиях на теории и представления, созданные с помощью научных абстракций. [c.312]


Научные абстракции и экономические категории. Что такое абстрагирование – метод, приём или мышление

Метод есть совокупность конкретных приемов, способов и принципов, с помощью которых определяются пути решения поставленных задач.

В системе методов, применяемых в экономической науке, выделяются всеобщие (философские, мировоззренческие), общие научные и частные методы.

В экономической теории применяются два противоположных философских метода метафизический (рассматривает все явления изолированно, в состоянии неизменяемости) и диалектический . Диалектический метод позволяет более точно отразить действительность, поскольку:

  • он исходит из того, что в природе и обществе все явления находятся в постоянном развитии, которое движется от простого к сложному, от низших форм к высшим;
  • он учитывает, что движущая сила развития есть единство и борьба противоположностей, противоречия тех или иных явлений (например, в — противоречие между производством и потреблением, противоречия интересов)

Общенаучные методы включают метод научной абстракции, анализ и синтез, индукция и дедукция, единство исторического и логического подходов, качественный и количественный анализ, системный подход.

(1) Одним из важнейших в экономическом анализе является метод научной абстракции. Научная абстракция есть мысленное отвлечение (абстрагирование) от несущественных сторон, свойств явлений (внешней видимой формы) и отыскание главного, наиболее существенного в них. Так улавливается сущность явления. В результате абстрагирования выводятся . Они выступают как теоретические выражения реальных сторон экономики (прибыль, цена, , , зарплата). В совокупности экономические категории образуют понятийный аппарат. Дальнейшее познание направлено на изучение связи экономических явлений.

(2) Значимым в экономической теории является анализ и синтез . Анализ — расчленение изучаемого явления на составные элементы и детальное изучение каждого из них по отдельности, выяснение его места и роли внутри целого. Синтез — метод, обратный анализу, с его помощью происходит соединение расчлененных и проанализированных элементов в единое целое, раскрывается внутренняя связь между элементами, выясняется их взаимодействие, и в результате воссоздается целостное представление о том или ином явлении.

(3) Выяснению сущности явлений служат индукция и дедукция . Индукция — движение от частного к общему (накопление, систематизация и обобщение фактов с целью формулирования теорий, положений, принципов). Дедукция — движение от общего к частному. Хотя индукция и дедукция представляют собой противоположные способы исследования экономических явлений, в процессе познания их трудно разделить.

(4) Полезным методом является единство исторического и логического подходов . Его значение состоит в том, что он позволяет не только выяснить происхождение системы и ее элементов, но также обосновать тенденции развития, его этапы. Экономическая теория должна показать явление в развитии, движении, т.е. исторически. В то же время она рассматривает экономические процессы, свободные от случайностей исторического развития, т.е. логически.

(5) Еще один метод — качественный и количественный анализ . Многие экономические процессы, явления развиваются на основе постепенных количественных изменений. Такие изменения могут осуществляться до определенного уровня, называемого мерой количественных изменений. Когда дальнейшие количественные изменения становятся невозможными в рамках имеющегося качества, то они предполагают изменение качественное.

(6) Экономические явления нередко исследуются в рамках системного метода. Это предполагает рассмотрение изучаемого объекта как системы, как совокупности элементов, взаимосвязанных между собой. При этом данная система может являться элементом системы более высокого порядка (уровня). Системный подход предполагает, что экономические явления исследуются по составу и структуре, в определенной субординации, с выделением причинно-следственных связей.


Абстракция научная (лат. — удаление, отвлечение) — отвлечение от несущественных, второстепенных признаков и мысленное выделение и обобщение наиболее существенных особенностей, свойственных той или иной группе явлений. Результаты такого обобщения, производимого путём научной абстракции, находят своё выражение в научных понятиях, категориях. «Такие слова, как «материя» и «движение», суть не более, как сокращения, в которых мы охватываем, сообразно их общим свойствам, множество различных чувственно воспринимаемых вещей». Научная абстракция даёт нам более полное и глубокое представление о действительности, чем непосредственные ощущения. В. И. Ленин отмечает, что чувственное представление не может, например, схватить движение быстротой в 300 000 км в 1 секунду, а мышлению то доступно.

Посредством научных абстракций познание переходит от восприятий единичного к обобщению массы явлений, создавая понятия, категории, законы, в которых отражаются внутренние, существенные связи явлений действительности. Только путём теоретического обобщения человеческая мысль, может обнаружить сущность явлений, законы их существования и развития. Поэтому В. И. Ленин указывает, что уже самое простое обобщение, первое и простейшее образование понятий означает познание человеком всё более и более глубокой объективной связи мира.

Например, при непосредственном наблюдении кажется, что цены товаров на капиталистическом рынке в последнем счёте определяются спросом и предложением. На самом деле они обусловливаются количеством затраченного на производство товаров общественно-необходимого труда, или, иначе, стоимостью. Понятие стоимости, которое Маркс вывел в результате научной абстракции, глубоко и верно отражает реальные общественные отношения товарного производства. Маркс указывает, что «при анализе экономических форм нельзя пользоваться ни микроскопом, ни химическими реактивами. То и другое должна заменить сила абстракции». На огромное значение абстракций, абстрагирующей работы
мышления для познания сущности явлений указывает И. В. Сталин в работе .

Так, например, словарный состав, взятый сам по себе, не образует ещё языка. Только поступив в распоряжение грамматики, словарный состав приобретает величайшее значение. Грамматика придаёт языку стройный, осмысленный характер. Сила грамматики есть сила абстракции. Абстрагируясь от частного и конкретного как в словах, так и в предложениях, грамматика берёт то общее, что лежит в основе изменений слов и сочетании слов в предложениях, и строит из него грамматические правила, грамматические законы. Грамматика есть результат, длительной, абстрагирующей работы человеческого мышления, показатель громадных успехов мышления.

Учитывая огромную роль научных абстракций для познания мира, современные буржуазные реакционеры в философии ведут борьбу против них, стремятся опровергнуть тот факт, что всякая научная абстракция есть отражение в сознании объективной сущности явлений.

Излюбленным их аргументом в борьбе против научных абстракций является ссылка на то, что абстракции невозможно увидеть, ощупать, сфотографировать, как это можно сделать с конкретными вещами и явлениями. На этом основании они отрицают реальность материи, стоимости, прибавочной стоимости и т. п. Весь фокус буржуазных философов заключается в том, что они сознательно затушёвывают тот факт, что абстракции создаются путём обобщения существенного, свойственного массе единичных явлений. Абстракции отражают общее в предметах, а общее не имеет и не может иметь непосредственно чувственного, наглядного вида. Общее существует лишь в отдельном, через отдельное.

Критикуя в своё время метафизиков, разрывавших единичное и общее, Энгельс писал: «Это старая история. Сперва создают абстракции, отвлекая их от чувственных вещей, а затем желают познавать их чувственно, желают видеть время и обонять пространство». Но то обстоятельство, что общее, познанное путём абстракции, невозможно воспринять чувственно, не означает, что оно нереально, что оно не существует. Закон всемирного тяготения так же нельзя сфотографировать, как и стоимость, но только мракобесы могут на этом основании отрицать его реальность.

Следует различать материалистическое понимание абстракции от идеалистического. Научная, материалистически понимаемая абстракция прямо противоположна идеалистической, отрывающей мысль человека от реальной объективной действительности.

Абстрагирование — это отвлечение от несущественного, выделение наиболее важных фактов и взаимосвязей в экономике . Абстрагирование происходит и в процессе анализа. Абстрагирование означает очищение наших представлений об изучаемых процессах от случайного, преходящего, единичного и выделение в них прочного, устойчивого, типичного. Именно благодаря методу абстракции удается улавливать сущность явлений, от сущности одного уровня (порядка) переходить к сущности более высокого уровня, формулировать категории и законы науки, выражающие эти сущности. Так, наблюдая изменения в ценах, их динамику, складывающуюся под влиянием самых разнообразных факторов легко прийти к выводу о хаотичности и непредсказуемости этих процессов. Проникнуть в их тайну можно лишь в том случае, если удастся отсечь все случайные, порожденные теми или иными внешними причинами колебания. Только тогда откроется основа цен — стоимость, определяемая общественно необходимыми затратами труда, обнаружится внутренняя, вполне закономерная логика движения цен, обусловленная в конечном счете динамикой производительности труда.

Для того чтобы в результате абстрагирования прийти к правильным выводам, выявить типичные тенденции общественного развития, необходимо соблюдение некоторых существенных условий. Прежде всего должна быть принята во внимание вся совокупность явлений, относящихся к данной области, а не отдельные факты. В результате абстрагирования выводятся экономические категории, т.е. научные понятия, которые характеризуют отдельные стороны экономических явлений. Дальнейшее углубление познания позволяет формулировать экономические законы, устанавливающие наиболее устойчивые объективные зависимости и взаимосвязи в экономических процессах. Так, производство и присвоение прибавочной стоимости являются законом существования и развития капитализма, выражая главную причинно-следственную связь процессов капиталистической экономики

Анализ предполагает расчленение объекта исследования на отдельные элементы , на более простые экономические явления и процессы, выделение существенных сторон явлений и процессов. Выделенные элементы исследуются с разных сторон, в них выделяется главное и существенное.

Синтез означает соединение исследованных элементов и сторон предмета в единое целое (в систему). Синтез противоположен анализу, с которым он неразрывно связан. В ходе анализа и синтеза устанавливаются зависимости между экономическими процессами и явлениями, причинно-следственные связи, выявляются закономерности. С методом анализа и синтеза связано деление экономической теории на микро- и макроэкономику, которые предполагают два разных уровня рассмотрения хозяйственных систем. Микроэкономика имеет дело с отдельными элементами (частями) этих систем. Она изучает экономику отдельных фирм, домохозяйств, отраслей; производство или цену отдельного продукта и т.п. Микроэкономический подход близок к методу анализа.

Макроэкономика исследует хозяйственные системы в целом, или так называемые агрегаты, т.е. совокупность экономических единиц. К таким агрегатам относятся мировая экономика, национальное хозяйство. Макроэкономика, базируясь на методе синтеза, оперирует обобщающими, агрегатными показателями, такими как общий объем продукции, национальный доход, суммарные расходы.

Образно говоря, если микроэкономика изучает деревья, то макроэкономика — лес . Однако деление экономической науки на микро- и макросферы не следует абсолютизировать. Макро- и микроэкономика тесно взаимосвязаны, и иногда их непросто разделить. Многие вопросы экономической теории входят в обе сферы.

Движение от абстрактного к конкретному

Но и этим процесс познания не завершается: движение от конкретного к абстрактному дополняется обратным процессом — восхождение от абстрактного к конкретному, в ходе которого происходит как бы «развертывание» наиболее общей (простейшей) экономической формы в целостную органическую систему экономических отношений в соответствии с собственной внутренней логикой этой системы . То, от чего на первом этапе необходимо было отвлечься во имя выяснения более глубоких сущностных отношений, теперь, наоборот, должно быть принято во внимание и шаг за шагом — от общих основ до конкретных взаимосвязей и форм их проявлений — объяснено. Но теперь конкретное предстает уже не случайным нагромождением явлений, а целостной, внутренне связанной картиной общественной жизни

Индукция и дедукция.

Индукция — это выведение общего из частных фактов, движение от фактов к теории, от частного к общему , как говорят философы. Исследование начинается с наблюдения за экономическими процессами, с накопления фактов. Индукция позволяет на основе фактов делать обобщения.
Дедукция (частное из общего) означает предварительную формулировку какой-то теории до того, как она будет подтверждена или отвергнута на основе проверки фактами , и применение сформулированных положений к наблюдаемым фактам и экономическим процессам. Формулируемое научное предположение или допущение есть гипотеза. В этом случае исследование идет от теории к фактам, от общего к частному.

Единство исторического и логического.

В данном случае логическое является синонимом теоретического, историческое — синоним практики. Принцип единства логического и исторического состоит в том, что теоретический анализ экономических явлений должен отражать реальный исторический процесс возникновения и развития этих явлений. Теория должна соответствовать истории, практике, но не копировать их, а воспроизводить по существу и без случайных явлений и фактов. Научное познание общественных процессов и систем требует опоры на принцип единства логического и исторического. Он основан на том, что общество на любой ступени развития представляет собой целостный организм, в котором все компоненты находятся в определенной взаимосвязи. Причем эта логическая взаимосвязь отражает, воспроизводит в сжатом виде исторический процесс возникновения и становления данной системы . Исторически вначале возникают ее более общие, простые черты, а сложные, более конкретные свойства, как правило, образуются на последующих этапах общественного развития

Экономико-математическое моделирование.

Математические и статистические методы. С развитием математики и информатики появилась возможность представить многие экономические зависимости в виде математических формул и моделей . Статистические методы позволяют использовать накопленные массивы экономических данных для анализа и выявления тенденций и закономерностей развития экономики для экономического прогнозирования.
Математика, информатика и статистика позволяют с достаточной степенью точности строить экономические модели. Модель в упрощенной абстрактной форме представляет важнейшие особенности исследуемых отдельных экономических процессов или экономики в целом. Модель отражает наиболее существенные черты экономических процессов. Необходимо заметить, что модель может быть представлена не только в математической форме. Модели формулируются разными способами: математическое описание с помощью уравнений, неравенств т.д., графическое изображение, описание с помощью таблицы, словесная формулировка. В дальнейшем нам представится возможность продемонстрировать это при анализе закономерностей развития рыночной экономики, в частности закона спроса и закона предложения.
В результате изучения экономики с помощью различных методов выявляются экономические законы.

Цели экономического прогресса.

Конец работы —

Эта тема принадлежит разделу:

Экономическая теория: предмет и метод исследования Экономическая теория и ее функции

ТЕМА Экономическая теория предмет и метод исследования.. Экономическая теория и ее функции.. Общепризнанного определения экономической теории до сих пор нет Она охватывает такой широкий спектр значений что при..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ:

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

В широком смысле слова экономическая теория — это наука
· о закономерностях и факторах экономического роста; · об использовании ограниченных ресурсов для производства товаров и услуг и обмена их в целях удовлетворения п

Участие во всемирном хозяйстве, поддержание эффективного торгового и финансового баланса в международных экономических отношениях
Стоимость и предельная полезность. Сто́имость — основа количественных соотношений при эквивален

Трудовая теория стоимости
Согласно этой теории в основе стоимости лежит общественно необходимое рабочее время (затраты труда) на производство товара, при этом труд подразумевается не конкретный, аабстрактны

Теория предельной полезности
Концепция в политэкономии, возникшая в последней трети XIX века, является противовесом теории трудовой стоимости К. Маркса.

Субъективная теория стоимости
Испанский и перуанский юрист и экономист Хуан де Матьенсо в середине XVI века выделил понятие Справедливой цены, основываясь на классических доктринах схоластикиотносительно «общей оценки» («commun

Теории издержек
Достаточно популярны теории, которые выводят стоимость из издержек производства. Но все они вынуждены оперировать ценами, выраженными в количестве денег. Так же к издержкам относится цена т

Общие проблемы экономического развития
Объективные условия и противоречия экономического развития. Для любого этапа развития экономики объективными условиями выступают ресурсы и потребности обще

Ресурсы общества, необходимые для производства товаров и услуг, ограничены или редки
Отмеченное противоречие разрешается путем выбора. Не случайно одно из определений экономики гласит: экономика описывает и анализирует выбор из ограниченных ресурсов для удовлетворения неограниченны

Экономическая эффективность характеризуется отношением результата к затратам производства
Если предложение имеющихся в распоряжении общества ресурсов увеличивается, то появляется возможность произвести больше как первого, так и второго альтернативных товаров. Это отражается сдвигом крив

Эффективность экономики. Полная занятость и полный объём производства
Общество не в состоянии удовлетворить полностью все потребности, оно может только влиять на степень несоответствия между ресурсами и потребностями. В этом случае говорят про эффективност

Важно понять, что происходит, когда первые три допущения, лежащие в основе построения кривой производственных возможностей, не срабатывают
Первое допущение заключалось в том, что наша экономика характеризуется полной занятостью ресурсов и полным объемом производства. А какие изменения претерпел бы наш анализ и наши вы

Настоящие производственные альтернативы и будущий рост
Теперешний выбор точки на кривой производственных возможностей экономики служит основной детерминантой будущего положения этой кривой. Чтобы проиллюстрировать этот тезис, обозначим

Элементы экономической системы
В любой экономической системе первичную роль играет производство товаров и услуг вкупе с последующим их распределением, обменом, потреблением и перераспределением. В каждой экономической с

Традиционная экономическая система
Традиционная экономическая система основана на совместной (коллективной) общинной собственности на главный для этой системы ресурс — землю. Отличительные особеннос

Постиндустриальное общество как будущая система
На рубеже XX-XXI вв. в ведущих развитых странах все более явственно выступают контуры нового,постиндустриального общества.Впервые этот термин использовал известный американский соц

Сущность и условия возникновения рынка
В экономической теории термин «рынок» имеет несколько значений, но основное его значение таково: рынок — это механизм взаимодействия покупателей и продавцов экономических благ.

Регулирующая функция
Она связана с воздействием рынка на все сферы хозяйственной деятельности, прежде всего на производство. Постоянные колебания цен не только информируют о состоянии дел, но и регулируют хозяйственную

Санирующая функция
Рыночный механизм — это достаточно жесткая, в известной мере жестокая система. Он постоянно проводит «естественный отбор» среди участников хозяйственной деятельности. Используя инструмент конкуренц

Понятие конкуренции
По самому общему определению, конкуренция — это соперничество между участниками рынка. В то же время по поводу существа конкуренции существуют различные трактовки в зависимости от

Конкуренция и модели рынка
Рыночные цены формируются в результате конкуренции. Фирмы (производители) вступают между собой в соревнования за платежеспособный спрос потребителя, за его предпочтения, за его деньги. Такое соревн

Кругооборот с участием государства и банков
1. Экономический кругооборот — это движение расходов и доходов, денег, рес

Понятие структуры национальной экономики. Сферы и секторы экономики
Экономика любого государства – это единая система взаимосвязанных отраслей. В условиях рыночной экономики предприятие является основной хозяйствующей единицей, которая характеризуе

Понятие издержек и прибыли
Для предприятия (фирмы) важно определить не только свои доходы, но и свои расходы по производству продукции (прежде всего расходы на приобретение ресурсов на рынках). Расходы на производств

Закон спроса: при прочих равных условиях снижение цены приводит к возрастанию величины спроса, повышение цены приводит к уменьшению величины спроса
Эту зависимость обосновывают следующими причинами: 1. Эффект дохода — желание потребителя приобрести больше данного продукта при снижении его цены, не уменьшая при этом объема приоб

Изменение величины предложения — это перемещение по кривой предложения от одной точки к другой под влиянием изменения цены
Изменение предложения (изменение в предложении) означает смещение всей кривой предложения вправо или влево под воздействием неценовых факторов (рис. 3.7).

В ситуации, когда от человека ждут объяснения непонятной ему по содержанию картины (причины этого могут быть самыми разными), можно услышать реплику: «Нечто абстрактное (если читать между строк — искусство ради искусства без смысловой нагрузки)». Однако задумывался ли когда-нибудь Человек-читающий, что подразумевается под словом «абстракция» и так ли редко приходится прибегать к абстрагированию в обыденной жизни?

Как проявляется абстрагирование в жизни человека

Термин «абстрагирование» имеет латинские корни. Образован при помощи приставки ab — «от» и слова traho — переводится как «тянуть», «влечь». Вот и получается, что разговор идёт об отвлечении. В энциклопедиях и словарях можно встретить разъяснение слова как метод исследования, научного познания, процесс отвлечения какого-либо предмета от его несущественных признаков. Для прояснения ситуации достаточно обратиться к истокам.

С появлением человека на свет запускается процесс формирования личности. Одним из главных факторов развития ребёнка является постепенное (от простых к сложным формам) становление мыслительных операций (мышления). Мышление — это процесс познания окружающего мира, представленный в трёх основных формах: понятие, суждение и умозаключение. Существует прямая взаимосвязь развития мышления и освоения языка.

Так, в младенческом возрасте ребёнок только осваивает человеческую речь, поэтому при восприятии и исследовании окружающего мира он опирается на самый примитивный вид мышления — конкретно-действенный или практический. Суть его в том, что ребёнок познаёт предметный мир путём сбора о нём как можно большего количества информации (цвет, форма, твёрдость, мягкость, можно разбить или можно бросать на пол без последствий, вкус, съедобность и т.д.). Этот процесс заложен природой на генетическом уровне, поэтому маленькие дети часто ведут себя «рискованно»: тянут всё в рот (за исключением момента появления зубов), бросают, мнут, трясут практически всё, что попадает в руки. Однако познание практического применения вещей заканчивается примерно к 2-3,5 годам (при нормальном развитии), а следующий этап развития мышления длится примерно до 5-6,5 лет.

К трём годам расширяется словарный запас малыша, интонационный репертуар, он старательно подражает поведению значимых взрослых. Это хорошая почва для формирования конкретно-образного (наглядно — образного) или художественного вида мышления. Накоплен достаточный багаж знаний об окружающем мире в виде образов: лиса — рыжая, живёт в лесу, хитрая; курочка — птица, живёт дома, источник яиц и т.д. Ребёнок уверенно оперирует известными ему образами, поэтому речь становится более плавной, оформленной предложениями, а не короткими фразами, но самостоятельное выделение причинно-следственных связей сюжета сказки будет доступно только на следующем этапе развития мышления (достаточное количество свидетельств этому утверждению можно найти в книге Корнея Чуковского «От трёх до пяти»).

Пятилетний дошкольник, опираясь на конкретно-образное мышление, с успехом осваивает словесно-логическую или абстрактную форму. Ребёнок самостоятельно может определять и различать виды, роды, категории. Его речь совершенствуется, включая разного рода пояснения («потому что»…), логические заключения и выводы. Строение используемых в речи предложений значительно усложняется, появляются «отвлечения», фантазирования.

Можно сделать вывод, что к абстрагированию человек приходит раньше, чем узнаёт значение этого термина.

Существует ли абстрактное мышление

Многие ресурсы интернета расписывают абстрактное мышление как некое сверхценное образование (при этом подменяя понятия и вводя читателя в заблуждение). На самом деле так иногда для сокращения называют словесно-логическое мышление, особенности которого были описаны выше. Стоит отметить, что отсутствие словесно-логических операций у детей шестилетнего возраста трактуется при диагностическом обследовании как задержка развития, а при некоторых обстоятельствах — и интеллектуальная недостаточность. Полное отсутствие данного вида мышления или его нарушенное формирование наблюдается у всех людей с олигофренией.

Абстрагирование как метод и художественный приём

Что такое абстрагирование в истории? В исторической ретроспективе оно обнаруживает себя впервые у Древних греков. Естественно, что проявляется это в употреблении абстрактных категорий при описании предметов, например: твёрдый — в предметно-конкретном словаре «подобный камню», круглый — «подобный луне». Способствовало формированию и развитию метода абстрагирования и ораторское искусство (почитаемое в греческих полисах) — умение формулировать логические заключения и убеждать слушателей в их правильности.

Что такое абстрагирование в научном познании? Это отвлечение от несущественных для решаемых в данный момент задач свойств и связей объекта. Как результат изучения выступает абстракция или абстрактный предмет.

Что такое абстрагирование в среде ваятелей? В изобразительном искусстве абстрагирование вылилось в абстракционизм, который стал своеобразным продолжением импрессионизма. Если импрессионисты (от французского «впечатление») передавали свои эмоции, переживания, в основном, сохраняя узнаваемую форму предметов, то абстракционисты стремились выработать универсальный визуальный язык форм и цветов, выходящий за пределы физических и культурных границ зрителя. Картины художников — это своеобразная передача идей и эмоций через взаимосвязанный ритм цвета, формы, фактуры. У истоков этого искусства стояли Василий Кандинский, Казимир Малевич, Пит Мондриан.

Классификация типов абстрагирования

Что такое абстрагирование с точки зрения научного познания? Постепенно отвлекаясь от ряда свойств объекта, можно получить абстрактную цепочку: медоед — животное — живое существо — материальный объект — материя, в которой высшей формой абстрагирования являются категории философии. По решаемым задачам, процесс абстрагирования можно разделить на следующие типы:

  • идеализирующее абстрагирование — предусматривает вычленение «идеальной модели объекта», в обыденной жизни проявляется в таких понятиях, как «идеальный учитель», «идеальный ученик, работник». Часто востребовано как пример для подражания;
  • абстрагирование обобщение — происходит отвлечение от индивидуальных характеристик объекта с опорой на принадлежность к тем или иным классам, например: кастрюля, сковорода, ковш, сотейник становятся «кухонной посудой»;
  • изолирующее абстрагирование — это выделение одного из признаков объекта, и придание ему самостоятельности в виде определённой категории, например: «устойчивость», «растворимость», «магнетизм», «красота» и т.д.

В приведённых примерах абстрагирования можно заметить основной принцип — исключение индивидуальных характеристик предметов и объектов с целью выведения каких-либо закономерностей, поэтому данный метод называется элиминативным (дословный перевод с латинского — изгонять, исключать, удалять).

Теории абстрагирования

Существуют две теории абстрагирования:

  • элиминативная;
  • продуктивная.

Продуктивное абстрагирование основывается на постулатах:

Абстракция является новым объектом, а «универсальные абстракции» — существуют независимо от нашего сознания в так называемом «мире идей».

Формальная логика не властна над продуктивными абстракциями, которые тяготеют больше к «логике целого» (такое утверждение основывается на понятии идеи в продуктивной абстракции, как множества более мелких идей, по отношению к которым основная является скорее «целым», нежели «общим»). Эрнст Кассирер называет такую идею «функцией». Однако стоит отметить, что логика продуктивных абстракций изучена недостаточно, поэтому сравнение абстрагирования элиминативного и продуктивного временно не представляется возможным.

Сферы применения абстрагирования

Нетрудно заметить, что в основном понятийный аппарат описываемого явления составляет научный язык. Следовательно, абстракция является ведущим научным методом (как в гуманитарных, так и в естественных областях).

Происходит это в связи с возможностью построения абстрактных схем и сценариев протекания реальных процессов, раскрывающих неявные закономерности.

Логический (теоретический) подход исследования этих же явлений не служит зеркальным отражением их исторического пути. Он предполагает проникновение в сущность изучаемого явления и абстрагирование, т.е. отвлечение от второстепенных его свойств. В результате возникает научное представление об этом явлении, т.е. формируется логическое понятие, или экономическая категория , например товар, цена, деньги, конкуренция и т.п. Такой способ изучения называется методом научной абстракции.  

Метод научной абстракции (абстрагирование) состоит в отвлечении в процессе познания от внешних явлений, несущественных деталей и выделении сущности предмета или явления. В результате этих допущений возможно выработать, например, научные понятия, выражающие наиболее общие свойства и связи явлений действительности — категории. Так, абстрагируясь от бесчисленных различий во внешних свойствах производимых в мире миллионов различных товаров, мы объединяем их в одну экономическую категорию — товар, фиксируя то главное, что объединяет различные товары, — это продукция, предназначенная для.продажи.  

Наиболее широко в курсе используется метод научной абстракции, т.е. освобождение представлений о предмете и объекте исследования от частного, случайного, нетипичного, кратковременного, единичного и, напротив, нахождение в них существенного, общего, постоянного. Далее начинается движение от общего к частному.  

Метод научной абстракции требует исследования явлений в их наиболее развитом, зрелом виде. Так, например, при изучении капитализма К.Маркс в качестве образца берет Англию как страну, в которой буржуазные производственные отношения достигли в тот период наивысшего развития.  

Метод научной абстракции позволил К. Марксу рассмотреть движение капитала в наиболее общем виде, вскрыть внутренние закономерности воспроизводства общественного капитала и показать его основные тенденции.  

Если предмет науки раскрывает, что познается, то метод — как познается. Экономическая теория использует широкий спектр методов научного познания. Важнейшим из них является метод научной абстракции — сознательное отвлечение от всего случайного, что не соответствует природе изучаемого предмета. С помощью этого метода формируются экономические категории , т. е. особые понятия, отражающие содержание экономических явлений (например, товар, деньги, цена).  

Метод научной абстракции (абстракция — отвлечение).  

Метод научной абстракции используется и для построения экономических моделей — упрощенных представлений о взаимосвязях между экономическими переменными. Экономические переменные представляют собой какие-либо натуральные или денежные величины, имеющие количественную оценку , например, объем производства , заработная плата , издержки, цены и т. д. Некоторые переменные в модели могут быть представлены в качестве заданных (они называются параметрами). Параметры могут определяться как внешними (экзогенными), так и внутренними (эндогенными) причинами. Так, размер издержек на продукцию фирмы может зависеть от величины налога на прибыль, устанавливаемой государством, т. е. задается экзогенно, и от применяемой технологии, которая выступает как эндогенный фактор.  

Анализ и синтез, индукция и дедукция предстают как формы метода научной абстракции, поскольку связаны с абстрагированием и обобщениями. Анализ в экономической теории — это мысленное расчленение предмета данной науки либо его отдельных звеньев на составные части и последующее их раздельное исследование. В рамках системного, междисциплинарного подхода к рассмотрению экономических отношений все более актуализируется так называемый  

Синтез представляет собой самостоятельный метод научного исследования, состоящий в познании данного явления как единого целого. Синтез в экономической теории — это соединение полученных в результате анализа , но еще разрозненных, нескоординированных знаний. На данном этапе исследования возникает необходимость абстрагирования, делаются обобщения и выводы, что и роднит синтетический метод познания с методом научной абстракции. Результаты синтеза, являясь итогом ранее проведенного анализа, сами оказывают на него активное обратное воздействие путем конкретизации и уточнения научных задач, вытекающих из целостной картины экономических отношений.  

Метод научной абстракции связан также с такими частными методами исследования экономических явлений , как аналогия, экономическое моделирование, предельный анализ , а также абстрактное допущение «при прочих равных условиях».  

Охарактеризуйте метод научной абстракции и приведите примеры научного абстрагирования при исследовании экономических отношений.  

Метод научной абстракции. Его суть — очищение исследуемого предмета от частного, случайного, преходящего и выделение сущностного, постоянного, типичного. Результатом научной абстракции являются  

Современный Р. характеризуется, с одной стороны, концентрацией капиталов и развитием корпоративных форм организации бизнеса , а с другой — сохранением множества мелких товаропроизводителей с присущим им духом предпринимательства, гибкостью и адаптивностью. РЫНОК СВОБОДНОЙ КОНКУРЕНЦИИ -идеальная модель рыночных отношений , где все продавцы и все покупатели имеют равные права, обладают полной свободой и непринужденностью действий. Эта модель, являясь научной абстракцией , служит одним из методов изучения реального рынка.  

Метод — это способ исследования. Конкретными инструментами исследования (т. е. приемами исследования) предмета финансового менеджмента являются научная абстракция , анализ и синтез, качественный и количественный анализ , экономико-математическое моделирование финансовых процессов.  

Метод научных абстракций, или абстрагирование, используется для выработки тех или иных отвлеченных понятий — так называемых АБСТРАКЦИЙ, или КАТЕГОРИЙ2 (таких, как цена, деньги, дешевый, дорогой и т. д.). Чтобы получить какую-либо научную абстракцию , ученые абстрагируются от второстепенных свойств изучаемого объекта, а нужные им свойства выделяют. Скажем, для определения

АБСТРАКЦИЯ

АБСТРАКЦИЯ (от лат. abstraho – отвлекать, исключать, отделять) – необходимое условие познания путем формирования «вторичных образов» реальности (ее информационных моделей), в частности, таких, как восприятия, представления, понятия, теории и прочее. В процессе абстракции осуществляется выбор и обработка информации с целью заменить непосредственно данный эмпирический образ на другой, непосредственно не данный, но подразумеваемый и мыслимый как абстрактный объект и называемый обычно тем же термином «абстракция».

ОЧЕРК ИСТОРИИ. Современное понятие об абстракции восходит к Аристотелю, согласно которому абстрагирование – это метод намеренно одностороннего изучения реальности, субъективный прием мысленного разделения целого и полагание отдельно-сущими его частей. В принципе такое полагание не заключает «никакой ошибки» и объективно оправдано многообразием свойств (аспектов) целого, порою столь различных, что они не могут стать предметом, одной науки. Наука же, по Аристотелю, исследует общее, а общее познается посредством абстракции. Поэтому абстракция не только является основной предпосылкой научного познания, но и «создает науку». В этом смысле преходящие явления опыта важны не сами по себе, а в той мере, в какой они причастны к какой-либо абстракции. Аристотель также отличал эмпирические абстракции от теоретических, полагая, что последние необходимы там, где постигаемое мыслью и сама мысль неотделимы друг от друга (как, напр., в математике, где знание и предмет знания по существу совпадают).

Эта гносеологическая концепция абстракции не получила, однако, развития ни в эллино-римской, ни в средневековой философии. Схоластика, включая арабоязычный неоплатонизм, тему абстракции свела по существу к теме универсалий, связав ее с платоновским понятием acide («незримого», духовного начала), что соответствовало философской мысли, ориентированной на logos, но не на physis. Когда же на смену средневековой «книжной науке» пришла опытная наука нового времени, теологический и онтологический взгляд на абстракцию сменился психологическим: абстракция представлялась теперь вынужденным «действием души» по выработке общих (общезначимых) понятий, необходимость в которых обусловлена несовершенством рассудка, неспособного иначе познавать (нераздельную) «природу вещей». И сенсуализм, и рационализм 17–18 вв. были почти единодушны в том, что «опредмечивание» абстракции не только заслоняет от глаз исследователя факты реальных процессов, но и приводит к типизации фиктивных сущностей и бессодержательных представлений. Известным выражением этой позиции явилось кантовское требование «принципиальной исключаемости» для абстракций, если они претендуют на то, чтобы иметь какой-либо смысл.

Философия начала 19 в. мало что изменила в этой оценке. В частности, Гегель, признавая абстракцию как первый элемент духовного освоения реальности и включая ее в обыденный и научный опыт (уже простое наблюдение, по Гегелю, нуждается в способности к абстракции), в то же время относил абстракцию к «формальной мысли», чуждой философскому методу, и порицал «абстрактное» за односторонность и пустоту. Лишь к середине 19 в. толкование абстракции выходит за пределы «отвлеченной мысли». Абстракции возвращается ее научный аристотелевский смысл. С ее помощью описывается не только статика, но и динамика явлений природы и общественной жизни. В гуманитарной области это относится в первую очередь к философскому методу, в котором объективная диалектика развития осознается через развитие субъективной диалектики понятий, и поэтому принцип абстракции играет в нем ведущую роль (К.Маркс). Но и в естественнонаучной методологии тех лет, в сущности далекой от осознанной диалектики понятий, применение абстрактных моделей «достигает поразительных результатов в объяснении явлений природы» (В.И.Вернадский). В результате духовная установка послесхоластической реформации (с ее лозунгом: «вместо абстракций – опыт») постепенно заменяется методологическим компромиссом, когда абстрактные объекты признаются как представители реалий, необходимые для выражения объективных истин. Даже позитивизм в известной мере принял этот компромисс, не только отводя абстракциям руководящую роль в научном исследовании, но и признавая за ними некоторый «род реальности» (Э.Мах). Тогда же появились и первая классификация абстракций, и намеренное употребление определений через абстракцию.

Философия науки 20 в. вновь возвращается к полемике об объективной значимости абстракций. На этот раз поводом послужили, с одной стороны, релятивистские направления (тенденции) в физике, с другой – трансфинитные принципы введения абстракций в математической теории множеств, которые породили определенное «чувство беспокойства относительно зависимости чистой логики и математики от онтологии платонизма» (Beth E.W. The foundations of mathematics. Amst, 1959, р. 471). С критики этих тенденций и принципов начинается глубокая дифференциация методологических подходов и способов мышления (по типу применяемых абстракций) в современном научном (в особенности математическом) познании, стремление преодолеть возникший «кризис оснований» не только техническими средствами усовершенствования научных теорий, но также тем или иным решением гносеологических проблем абстракции.

ОЧЕРК ТЕОРИИ. Простейшим вариантом абстракции является акт отвлечения (точнее, акт избирательного отражения или интерпретации данных. При одних и тех же данных в различных ситуациях возможны различные акты отвлечения. И хотя произвольность отвлечений неоспорима, они оправдываются обычно в той мере, в какой абстракция приводит к успехам в познании или практической деятельности. Произвольный акт отвлечения только случайно может дать такой результат. К примеру, отождествляя, как правило, выбирают лишь такие основания для отождествления, которые наделили бы абстракцию отождествления определенным гносеологическим смыслом. Обычно это определяется целью, или задачей, или какой-либо другой установкой. Вообще от установки существенно, но зависит структура абстрактного образа (абстрактного объекта) и его перестройка (при смене установки). При этом абстракция может быть осознанной, отрефлектированной на уровне мышления, или неосознанной, осуществляемой на уровне функциональных свойств рецепторов (органов чувств, приборов). Однако в любом случае абстракция должна давать определенный «частичный образ» из практически необозримого множества возможностей (потока внешних данных).

Истолкование абстракции как отвлечения предполагает либо переходную, либо непереходную форму глагола «отвлекать». Хотя позиции этих форм в самом языке равноправны, их семантические роли неодинаковы. Обычно (но не всегда) они выражают дополнительные аспекты абстрагирования: переходная форма фиксирует внимание на части, выделенной из целого, непереходная, напротив, – на целом, лишенном части. Первый (положительный) аспект вводит информационный (абстрактный) образ непосредственно, тогда как второй (отрицательный) – только косвенно, через неполноту основы, оставляя завершение (дорисовку) образа на долю идеализации или воображения. Вот почему абстрактное нередко характеризуют как негативное, «лишь как момент чего-то реального». (Гегель). Указанное деление аспектов абстрагирования, вообще говоря, условно, но выбор того или иного из них оказывал заметное влияние на ценностное отношение к абстракции. Так, Аристотель гносеологическую ценность абстракции усматривал в решении ею положительной задачи познания, а Кант, напротив, признавал за абстракцией только отрицательную работу, относя решение положительной задачи на счет рефлексии. Эти полярные точки зрения подчёркивают важность осмысления абстракций в контексте современной научной практики, поскольку привычка выделять элиминативный (отрицательный) аспект абстракции все еще довлеет ее словарным определениям: расхожим значением термина «абстракция» является буквальный перевод с латинского.

Конечно, чистый акт отвлечения сам по себе не способен обеспечить полезный осмысленный образ. Необходим анализ достаточных оснований отвлечения – субъективных, с одной стороны, и объективных – с другой, при которых информацию, «захваченную» процессом абстракции и включенную в ее результат, можно было бы считать фактически независимой от прочих данных и, поэтому посторонних для этой абстракции. Разыскание объективно постороннего, точнее, выяснение того, какие именно характеристики целого (или среды) являются посторонними для информационного образа, – это один из основных вопросов абстракции. Отчасти он совпадает с пресловутым вопросом о существенных свойствах, но только в строго научной его постановке, когда под существенными имеют в виду такие определимые свойства объекта, которые способны полностью представлять (замещать) этот объект в определенной гносеологической ситуации. Этим подтверждается относительность «существа дела», представленного посредством абстракции, ведь свойства объектов сами по себе ни существенны, ни посторонними могут быть такими лишь для чего-то и по отношению к чему-то. Кроме того, отвлечением абстрактный образ (реализуется с полнотой, не превышающей полноту наличных данных. А этого явно недостаточно для порождения абстрактных объектов высокого порядка, создаваемых специально ad usum theoreticae. Так, первые эмпирические понятия о фигурах материальных тел в наблюдаемом пространстве «абстракцию чувственной фигуры» – создают индуктивно, отвлекаясь от всех свойств этих тел, кроме форм и размеров. Но геометрические образы в собственном смысле получают логической реконструкцией индуктивных понятий, пополняя эмпирические свойства теоретическими-точечным (в теоретико-множественном смысле) «устройством» фигур, возможностью их непрерывных (конгруэнтных, аффинных, топологических) преобразований, вообще всеми свойствами, которые необходимы для формулировки или доказательства геометрических теорем. Очевидно, что абстрактные объекты такого порядка только генетически связаны с отвлечением. Их содержание не исчерпывается данными опыта. Тут речь идет об определенном истолковании реальности, о понимании ее «в законах», что само по себе невозможно без порождения новой семантики, без прибавления к данным опыта новой информации, логически не вытекающей из этих данных. Но коль скоро абстракция заявлена как научная, она ограничена в своем произволе не столько соответствием фактам, сколько тем, что она «не может вводить никаких логических противоречий» (Ф.Клейн). Соблюдение указанного ограничения на применение абстракций существенно отличает норму науки от нормы искусства, где допустимо не только «отойти от факта», но и пойти на внутреннее противоречие в изображении фактов ради решения определенной художественной задачи. 

Не секрет, что в системе научных представлений абстракция не всегда подчиняется логике эмпирических фактов. Более того, основанием для принятия той или иной абстракции может служить и догма. Таков, в частности, постулат античной науки о совершенстве кругового движения («догма об окружности»), который поставил абстракции над фактами астрономических наблюдений и надолго определил не только характер первых теорий небесной механики, но и подход к математическому описанию физических явлений посредством экспонент. И все же в целом в научном отношении в абстракции преобладает идеология эмпиризма. Для теоретического естествознания это очевидно. Но и математик, когда возникает потребность в обосновании какой-либо абстракции, не пренебрегает возможностью представить эту абстракцию «с наглядной стороны», отыскать ее прообраз в чувственном опыте. Это не означает, конечно, действительного исключения абстракции, но позволяет понять генезис абстракции, ее связь с тем, что уже точно может быть «привязано» к эмпирическому факту. 

Абстрагируя от эмпирических данных, получают абстракции первого порядка. Их называют также реальными. Каждый последующий шаг от этих абстракций порождает абстракции более высокого порядка, чем первый. Их называют идеальными. Эта шкала порядков не является, конечно, абсолютной, как не является абсолютным и критерий, позволяющий раз и навсегда отличать абстракции от неабстракций. По крайней мере в сфере научного познания «эмпирическое» (конкретное) и «теоретическое» (абстрактное) – это соотносительные понятия, и альтернатива между ними возможна только через абстракцию. Правда, в процессе познания конкретное всегда имеет экзотерический смысл. Оно рассматривается и объясняется в аспекте «абстрактной реальности», поскольку любой «факт только в абстракции может быть знаем мыслью» (А.И.Герцен). В свою очередь, абстрактное, напротив, всегда эзотерично. Оно – атрибут мышления, представляющий идеальный момент реальности как содержание понятий. Объективность этой идеальности выясняется, как правило, в приложениях, т.е. вообще всюду, где абстракции применяются. Тогда гносеологическое отношение оборачивается: индуктивный путь «опыт – абстракция» заменяется дедуктивным путем «абстракция – опыт». Вот почему, восходя к абстрактным объектам высокого порядка, необходимо позаботиться о том, чтобы обратный путь их «исключения» был каким-либо образом обеспечен. Для научного познания возможность обернуть отношение, сделать абстракцию самостоятельным исходным пунктом исследования, независимо от того, найден ее эмпирический эквивалент или нет, является важнейшим условием развития. То же самое можно сказать и о логике, которая лишь в сфере абстракций чувствует себя на «родной почве». Эта возможность позволяет не только совместить наблюдение и опыт с логической дедукцией, но и восполнить при случае принципиальное отсутствие экспериментальной основы, которую тогда «должна заменить сила абстракции» (К.Маркс). А отсюда уже прямой путь к аксиоматическому методу в науке, который в свою очередь становится инструментом абстракции и анализа и в качестве содержательной аксиоматики, сохраняющей явную связь с эмпирическим опытом, и в качестве аксиоматики формальной, не сохраняющей такой связи. В последнем случае значение метода особенно очевидно, ведь переход от содержательной аксиоматики к формальной – это далеко идущее обобщение, требующее, как правило, абстракций более высокого порядка, чем те, которыми обходятся при содержательном истолковании понятий. Поэтому только формальной аксиоматикой выявляется различие между интуитивным смыслом абстракции, подразумеваемым в языке исследователя, и их обобщенным смыслом, закодированным в языке формальной теории. Отсюда, как следствие, неоднозначность абстракции, неуловимая на индуктивном пути. 

Философская идея намеренной неполноты знания, обусловленной отвлечением, при последовательном проведении абстрактной точки зрения дополняется требованием его полноты относительно области значения абстракции. Вопросу о содержании этой области, ее глубине или о ее границах не всегда, разумеется, удается найти априорный ответ. Но именно проблема полноты абстракции естественно приводит к гносеологическому понятию интервала абстракции как характеристике свободы (допустимости) отвлечения или как меры информационной емкости абстракции, выражающей своего рода «замысел абстракции», условия ее «модельной реализуемости». В этом смысле интервал абстракции не зависит от «внешней» (эмпирической) детерминации, а определяется собственной логикой абстракции как «тема, образующая основу для выполнения» (Гегель).

Выработка и анализ абстракций являются специальной целью и задачей науки, по крайней мере поскольку «всякая наука исследует общее» (Аристотель). Стремление к общности созвучно стремлению к порядку. И если одна из задач науки – «открывать» факты, то другая, не менее важная, – приводить факты в порядок. Поэтому поиск обобщающих точек зрения начинается с поиска закономерностей, которые фиксируются в абстракции «научный закон», что дает «как бы естественную систему координат, относительно которой мы можем упорядочивать явления» (В.Гейзенберг). Упрощенный образ действительности без «побочных черт» или «массы подробностей» – это только начальное дело абстракции, которая в ее подлинно научном проявлении идет значительно дальше того, что можно извлечь из данных опыта. Тезис, что познание через абстракцию искажает (огрубляет) реальность, наталкивается на возражение, что подлинные интересы познания устремлены, как правило, «по ту сторону» наличного опыта к инвариантному «существу дела», представленному в абстракции. Сам по себе чистый акт отвлечения только предваряет поиск таких инвариантов, маскируя дальнейший нетривиальный процесс мысленного анализа отношений между абстракцией и реальностью.

По-видимому, нет области знания, где абстракция не служила бы рациональной основой познания, хотя в различных областях применяемые абстракции и особенности их использования, конечно, различны. Самой развитой системой абстракций обладает математика, которая по существу является наукой об абстракциях. Естествознание в той мере, в какой оно пользуется математикой, заимствует из ее абстракций, добавляя к заимствованным и свои. Но вместе с тем существуют и общенаучные абстракции, необходимые как на первых шагах образования понятий, так и на всех уровнях формирования знаний о природной и общественной жизни. Вот почему абстракции – это не «строительные леса», которые после постройки какой-либо отрасли знания можно и даже нужно отбросить. Это не только форма, но и сама суть науки. 

 

Литература: 

  1. Мировоззренческие и методологические проблемы научной абстракции. М., 1960;
  2. Горский Д.П. Вопросы абстракции и образование понятий. М., 1961;
  3. Розов М.А. Научная абстракция и ее виды. Новосибирск, 1965;
  4. Петров Ю.А. Логические проблемы абстракций бесконечности и осуществимости. М., 1967;
  5. Яновская С.А. Методологические проблемы науки. М., 1972;
  6. Лазарев Ф.В. О природе научных абстракций. М., 1971;
  7. Он же. Абстракция и реальность. – «Вестник МГУ», № 5, 1974;
  8. Виленкин Н.Я., Шрейдер Ю.А. Понятие математики и объектов науки. – «ВД», № 2, 1974;
  9. Ильенков Э.В. Диалектическая логика. Очерк истории и теории. М., 1984;
  10. Новосёлов М.М. Об абстракциях неразличимости, индивидуации и постоянства. – В кн.: Творческая природа научного познания, М., 1984;
  11. Он же. Абстракция и научный метод. – В кн.: Актуальные вопросы логики научного познания. М., 1987;
  12. Schneider H.J. Historische und systematische Untersuchungen zur Abstraction. Erlangen, 1970;
  13. Vuillemin J. La logique et le monde sensiable. Etude sur les theories contemporaines de I’abstraction. P., 1971;
  14. Logic and abstraction. Goteborg, 1986;
  15. Pollard St. What is abstraction? – «Nous», 1987, vol. 21, N 2;
  16. Roeper P. Principles of abstraction for events and processes. – «J. of philos. Logic», 1987, vol. 16, N 3.

M.M.Новосёлов

Как написать научное резюме — видео и стенограмма урока

Предпосылки / Введение

Справочная информация или Введение Раздел аннотации должен кратко описать, что уже известно о конкретном предмете и что неизвестного о нем, что исследователи пытались обнаружить. В нем конкретно указывается, что представляет собой статья. Как правило, предыстория или вступление состоят из одного-двух предложений. Большую часть этой информации следует найти во введении к вашему докладу.Просмотрите свое введение еще раз и найдите информацию, которая подойдет для этого раздела.

Методы

Во время написания аннотации важно сохранять вещи в хронологическом порядке, поэтому при просмотре статьи по этому разделу убедитесь, что вы организовали заметки к аннотации. Методы Раздел аннотации является второй по длине частью и описывает, что и как было сделано. Информация, которую вам нужно искать в этом разделе, — это информация о фактическом исследовании, включая план, параметры исследования, способ отбора образцов, размер выборки и количество групп образцов, инструменты лечения или эксперимента, продолжительность, инструменты исследования. или использованные инструменты, и как был измерен первичный результат.

Результаты / выводы

Результаты или выводы Раздел представляет то, что вы обнаружили. Это, вероятно, самая захватывающая часть вашего резюме, потому что вы сосредоточены на моментах эврики вашего исследования. Это самый длинный раздел, который должен включать информацию о количестве пациентов или субъектов, которые завершили или прошли его через исследование, процент неудач, анализ эксперимента или исследования, числовую информацию (средние значения, стандартные отклонения и т. Д.)) и другую статистическую информацию, а также данные о дополнительных выводах. Эта информация помогает исследователю определить, насколько успешным или неудачным был эксперимент или исследование.

Заключение

Последний раздел вашего аннотации, хотя и не самый длинный и не самый интересный, является важным разделом. Заключение описывает влияние вашего исследования и предлагает точку зрения на результаты. Любые дополнительные результаты, которые были интересными или неожиданными во время исследования, должны быть включены в этот раздел.Самое главное, будьте честны. Не претендуйте на большее, чем подтверждают данные.

Большая часть этой информации должна быть включена в заключение вашего настоящего доклада. Разница в том, что вы хотите дать краткое, но впечатляющее абстрактное заключение. Тщательно подбирайте слова. Если вы считаете, что исследование было важным, и люди должны прочитать вашу статью целиком, сделайте убедительные и убедительные заявления в этом разделе аннотации.

Краткое содержание урока

Научные рефераты — это обзоры научных работ.Они разбиты на четыре части:

1) Предпосылки или введение — кратко излагает то, что уже известно о предмете и что исследователи пытались обнаружить

  • Методы — описывает, что было сделано и как
  • Результаты или результатов — представляет то, что вы обнаружили
  • Заключение — описывает влияние вашего исследования и предлагает точку зрения на результаты

Тезисы должны содержать от 200 до 250 слов и быть как можно более конкретными и точными, чтобы позволить исследователям и другим ученым получить четкое представление о предмете исследования.

Научное знание и научная абстракция | Ник Нильсен

Много было написано о научном методе , но гораздо меньше о научном абстракции , то есть о конкретном способе абстракции, используемом в науке. Я бы сказал, что научная абстракция столь же важна, как и научный метод, но я думаю, что она относительно игнорируется как в самой науке, так и в современной аналитической философии науки, поскольку считается, что она настолько проста, как материя, что не заслуживает изложения. , хотя на самом деле это гораздо более сложная философская проблема, чем научный метод.

К научному методу можно подходить сугубо прагматично. Если метод работает, я имею в виду, если он дает точные прогнозы, тогда он может быть принят, а уточнения научного метода могут быть приняты, поскольку они доказывают свою эффективность в производстве научных знаний. Метод, по определению, является вопросом практики, а практика имеет практические последствия и может быть изучена путем наблюдения и подражания.

Другое дело — научная абстракция; в той мере, в какой это вопрос практики, это вопрос концептуальной практики , и ей нельзя научиться путем подражания, примера или наблюдения.В лучшем случае научная абстракция может быть только выведена из научной практики , и разные наблюдатели сделают разные выводы, потому что теоретический процесс вывода этого вывода не был формализован. Таким образом, это очень деликатная задача, и различные сделанные выводы часто соответствуют разным успехам разных ученых и исследовательских групп.

Для того, чтобы наука была успешной, научный метод должен работать в пределах параметров только с правильной степенью абстракции — ни слишком мало, ни слишком много.Слишком маленькая абстракция ведет к пирроновскому скептицизму, поскольку анализ эмпирических деталей всегда приводит к уникальности, которая не поддается схематизации и предсказанию. Слишком большая абстракция приводит к таким обстоятельствам, как неспособность формальных моделей точно описать реальное человеческое поведение: мы слишком сильно абстрагировались от контекста, что-то было потеряно, и любая теория, выросшая из его бедного контекста, вводит в заблуждение.

Проблема в том, что сама наука умалчивает о том, что именно составляет правильную степень абстракции.Это еще один путь, по которому развитие теории в науке является ненаучным. Величайшие ученые, делающие величайшие открытия, — это те, кто обладает сверхъестественной способностью достигать нужной степени научной абстракции в пределах совокупности знаний, которые до сих пор не были систематизированы наукой. Невозможно научить «умению», и нет метода, который мог бы его заменить.

Поскольку научная абстракция не получила систематического и подробного изложения, ученые в основном следуют своей интуиции — действительно, можно сказать, что то, что отличает великого ученого от посредственного, — это качество их интуиции, которая означает знание того, над какими проблемами нужно работать и как над ними работать — и эти интуиции в значительной степени остаются неизученными, если они успешны.Неудачливые исследователи могут искать более эффективную интуицию, чтобы действовать, но наука сегодня настолько велика, что нет недостатка в решении проблем «нормальной наукой» для тех, кому не хватает воображения для создания новой интуитивной исследовательской программы.

Наука в значительной степени черпает свою предсказательную силу, а следовательно, свою силу как прагматическую силу, расширяющую человеческую свободу действий, благодаря осторожному и творческому использованию научной абстракции. И хотя научная абстракция не совсем понятна и далеко не четко очерчена, ее важность иногда признается.Например:

«… сила в науке проистекает из абстракции. Таким образом, хотя особенность природы может быть установлена ​​путем внимательного наблюдения за конкретной системой, сфера ее применения значительно расширяется за счет выражения наблюдения в абстрактных терминах ». (Питер Аткинс, «Законы термодинамики», , стр. 38) то же самое, что найти правильную формализацию эмпирической теории, а это намного сложнее, чем планирование эксперимента, проведение наблюдений и запись измерений.Поиск новой и более эффективной формализации — вот что сделал Эйнштейн, предложив теорию относительности, вместо того, чтобы работать в рамках устоявшейся парадигмы физики.

Здесь мы видим одну из основных трудностей понимания научной абстракции и то, почему это такая сложная философская проблема: она требует не просто экстраполяции формальных методов, но саморефлексии формальных методов, а последнее намного труднее , и гораздо реже, чем предыдущий.За последние сто лет логика и математика как дисциплины стали практически взрывоопасными. (Кейт Девлин, например, говорит, что математика сегодня находится в «новом золотом веке».) В то время как количество и изощренность формального мышления росли не по дням, а по часам, критическая саморефлексия о методах формализации — почти всегда имеет место. на более поздней стадии интеллектуального развития, чем стадия открытия, — не выросла, а в некоторых отношениях оставалась заметно стагнирующей в течение того же периода времени.

Нас не должно удивлять застой в критическом исследовании формализации: открытие требует или, по крайней мере, лучше всего процветает, когда оно происходит на однородном и стабильном фоне предположений, и одним из этих однородных и стабильных фоновых условий является научная абстракция. . Формальный фон мышления, вероятно, останется нетронутым до тех пор, пока он продолжает приносить научное знание (то есть, пока продолжается научное открытие). Явное и тщательное критическое исследование научной абстракции, вероятно, произойдет позже в процессе развития науки, которая все еще остается в значительной степени в рамках парадигмы открытий, выросшей из научной революции.

Георг Кантор сформулировал доктрину математической абстракции, недостаточно строгую для Фреге.

Mathematical Abstraction

Обсуждение абстракции в философии математики было исключением из немногих дискуссий об абстракции в науке, и это само по себе интересно, потому что математика всегда имела сложные таксономические отношения с эмпирической наукой. Математика доказала свою важность для развития науки, но поскольку математические методы используются для достижения математической науки, сама математика кажется не частью науки, а скорее метанаучным исследованием. например, логика (и, если на то пошло, другие формальные науки, которые сегодня могут также включать информатику).В других случаях наука без проблем рассматривается как одна из естественных наук. Математику обычно преподают на научных факультетах университетов, и, конечно же, это буква «М» в STEM.

Георг Кантор рассматривал абстракцию как метод, с помощью которого математик приходит к множествам, которые являются предметом теории множеств. Готлоб Фреге написал обзор, критикующий концепцию абстракции Кантора — эссе, которое, несмотря на свой абстрактный характер, довольно забавно. Фреге писал:

«Итак, давайте соберем вместе несколько человек и попросим их приложить максимум усилий, чтобы абстрагироваться от природы карандаша и порядка, в котором даны его элементы.После того, как мы предоставили им достаточно времени для этой сложной задачи, мы спрашиваем первого: «К какой общей концепции (стр. 56) вы пришли?» Он не является математиком, и он отвечает: «Чистое Существо». Второй думает, скорее, «Чистое ничто», третий — я подозреваю ученика Кантора — «Кардинальное число один». У четвертого, вероятно, осталось печальное ощущение, что все испарилось, пятый — несомненно ученик Кантора — слышит внутренний голос, шепчущий, что графит и дерево, составные части карандаша, являются « составными элементами », и поэтому он приходит к общая концепция называется кардинальным числом два.Так почему бы одному человеку не дать ответ, а другому — другому? »

Готтлоб Фреге, Посмертные писания , «Проект обзора книги Кантора Lehre vom Transfiniten», стр. 70–71.

Критика Фреге абстракции Кантора (и я должен отметить, что вышеупомянутый отрывок не , а был включен в опубликованный Фреге обзор Кантора) указывает на потенциально серьезные проблемы с абстракцией, но ничто в критике Фреге не демонстрирует, что даже канторианская абстракция невозможно сделать строгим, если на него будут накладываться достаточно сильные ограничения.Фреге был в особенно хорошем положении, чтобы оценить это, потому что как один из отцов-основателей математической логики, ответственный за такие концептуальные инновации, как квантификация, он знал недостатки традиционной логики и необходимость строгого логического рассуждения. С этой целью в первом абзаце своей книги Основы арифметики Фреге писал:

«Отказавшись на время от старых евклидовых стандартов строгости, математика теперь возвращается к ним и даже прилагает усилия, чтобы выйти за их рамки. их.В арифметике, хотя бы потому, что многие из ее методов и концепций возникли в Индии, существует традиция рассуждать менее строго, чем в геометрии, которая была в основном развита греками. Открытие высшего анализа только подтвердило эту тенденцию; ибо значительные, почти непреодолимые трудности мешали любому строгому обращению с этими предметами, и в то же время казалось вероятным небольшое вознаграждение за усилия, приложенные для их преодоления. Однако более поздние разработки все более и более ясно показывают, что в математике простого морального убеждения, подкрепленного массой успешных приложений, недостаточно.Сейчас требуется доказательство многих вещей, которые раньше считались самоочевидными. Снова и снова таким образом впервые устанавливаются пределы действительности предложения ».

Доктрина абстракции, адекватная математике, a fortiori , адекватная науке, также сталкивается с непреодолимыми трудностями, а в науке простого морального убеждения, подкрепленного массой успешных приложений, недостаточно. Но если бы мы могли установить пределы допустимости абстракции, мы сделали бы хорошее начало к пониманию абстракции.

Готфрид Вильгельм Лейбниц, первым сформулировавший принцип тождества неразличимого.

Научная абстракция и тождество неразличимого

Как нам начать определять и, следовательно, разграничивать абстракцию? Мне пришло в голову, что для определения абстрактности можно использовать все, что касается закона Лейбница, т. Е. Закона Лейбница о тождестве неразличимого, т. Е. Идеи, что любые две вещи со всеми их общими свойствами идентичны.Любые сущности, которые имеют пространственные или временные измерения, будут характеризоваться пространственными и временными свойствами, которые будут отделять их от других сущностей, и только объекты без каких-либо пространственных или временных свойств (и, следовательно, полностью абстрактные) будут иметь возможность выполнения закона Лейбница.

Что касается эмпирической науки, то если объекты эмпирической науки абстрактны, то в исследовании больше нет ничего эмпирического. Таким образом могут быть абстрактными только объекты математики.Тем не менее я утверждал, что наука использует абстракцию. Это означает, что мы должны постулировать континуум (или, по крайней мере, распределение) абстракции, который признает степеней абстрактности , которые являются более или менее абстрактными.

Мы можем найти неявный континуум абстракции в известной цитате Эйнштейна: «Что касается законов математики, то они не точны; и насколько они уверены, они не относятся к реальности » , — который я обсуждал в книге« Распаковка афоризма Эйнштейна и Эйнштейна о геометрической интуиции », которая указывает на абстракцию чистых математических понятий и противопоставляет эту абстрактность конкретности неопределенная реальность.Поскольку Эйнштейн сформулировал эту идею в терминах «насколько», это предполагает, что законы математики могут быть более или менее определенными или более или менее применимыми к реальности, и это более или менее будет определять континуум абстракции.

Если мы постулируем такой континуум, мы сразу увидим, что математика является идеализированной конечной точкой абстрактного конца такого континуума, и что такие науки, как физика, находятся где-то около середины континуума абстракции, в то время как изучают такие науки. поскольку биология и история гораздо ближе к достижению идеальной конечной точки, противоположной конечной точке математики.Чистый опыт, если такая вещь существует, или то, что Гуссерль называл предикативным опытом, занял бы крайнюю конечную точку конкретности в континууме абстрактности. Таким образом, мы можем увидеть связь математики с другими науками, утверждая, что математика является результатом стремления к научной абстракции до ее non plus ultra развития.

Вильгельм Виндельбанд

Научная абстракция в исторических науках

Научная историография — если когда-либо появится дисциплина, полностью заслуживающая называться таковой — должна будет использовать научную абстракцию не меньше, чем любая другая отрасль научного исследования.Это достаточно очевидно, чтобы быть трюизмом, за исключением того, что в случае истории это создает определенные проблемы, от которых другие специальные науки не страдают. История, как и математика, всегда имела сложные отношения с остальной наукой. Как всегда был вопрос, следует ли считать математику частью науки, так и всегда был вопрос, следует ли считать историю наукой.

Можно сказать, что вопрос об отношении истории к наукам является полной противоположностью вопросу об отношении математики к наукам — или можно сказать, что это, по сути, та же проблема, хотя и рассматривается с другой точки зрения. .Возможность континуума абстракции обеспечивает структуру, в рамках которой мы можем лучше понять отношения как математики, так и истории к знакомым эмпирическим наукам. Большинство наук расположены примерно в середине континуума абстракции, поэтому они используют как абстрактные, так и конкретные концепции. Историю и математику отличает то, что эти дисциплины расположены около крайних концов континуума — хотя и на разных концах: математика около абстрактного конца континуума, а история — около конкретного конца континуума.

Таким образом, с точки зрения континуума абстракции, мы можем связать и математику, и историю с общепринятыми эмпирическими науками, такими как физика, химия, биология и социология. Математика и история — выбросы, но выбросы по степени, а не по качеству. Математика и история — это разные точки зрения на одно и то же (абстрактное) положение дел, потому что они представляют собой взгляды на абстракцию с противоположных концов континуума абстракции.

В историографии есть множество приверженцев традиционалистов, которые принципиально отрицают возможность научной истории. Это мне неинтересно. Была ли история наукой или нет, ограниченный традиционализм в историографии определенно будет означать, что история перестанет быть наукой и превратится в простой каталог, как анатомия или география, которые перестали быть науками. Есть менее традиционалистские аргументы, которые ограничивают возможности научной историографии, и они более интересны.

Хотя я не видел, чтобы этот конкретный аргумент был сформулирован, я могу представить, что кто-то может возразить, что история, находящаяся на дальнем конце конкретности в континууме абстракции, просто не является и не может быть сделана достаточно абстрактной, чтобы войти в какой-либо вид содержательный диалог с науками. Нечто подобное (хотя и не совсем такое) подразумевается в различении, проведенном Вильгельмом Виндельбандом в его ректорском обращении 1894 года:

, которое проводит Вильгельм Виндельбанд между номотетическим и идиографическим, «В своем стремлении к познанию реальности эмпирические науки либо ищут общее в форме закона природы или частное в форме исторически определенной структуры.С одной стороны, их интересует форма, которая неизменно остается неизменной. С другой стороны, они озабочены уникальным, имманентно определенным содержанием реального события. Прежние дисциплины — номологические науки. Последние дисциплины — это науки о процессе или науки о событии. Номологические науки занимаются неизменно происходящим. Науки о процессе занимаются тем, что когда-то имело место. Если мне позволят ввести некоторые новые технические термины, научная мысль номотетична в первом случае и идиографична во втором.Если мы сохраним общепринятые выражения, то можно сказать, что рассматриваемая здесь дихотомия касается различия между естественными и историческими дисциплинами ».

История, таким образом, представляет собой особую форму знания, и исторические науки имеют определенное отношение к реальности, и это отношение к реальности отличается от отношения естественных наук. Ранее в том же обращении Виндельбанд отличал математику от эмпирических наук:

«Хотя реальный, психогенетический повод для исследований и открытий в философии и математике вполне может лежать в эмпирических мотивах, положения философии и математики никогда не основываются на отдельные наблюдения или коллекции наблюдений.С другой стороны, под эмпирическими науками мы понимаем дисциплины, которые стремятся установить знание реальности, которая каким-то образом дана и доступна для наблюдения. Формальный критерий эмпирических наук можно описать следующим образом. Подтверждение результатов этих наук включает не только общие аксиоматические предпосылки и нормы действительного мышления, которые являются необходимыми условиями для всех форм знания; это также требует проверки фактов на основе наблюдения.

Это было из менее антифилософской эпохи, когда ученые могли открыто признать, что наука принимала аксиоматические предпосылки, взятые из философии и математики. В любом случае схема Виндельбанда прекрасно разделяет математику, естественные науки и историю. Что лучше, если мы будем держать эти формы знания изолированными друг от друга, каждая в соответствующей эпистемической категории, или есть преимущества в том, чтобы вынести все эти формы знания, как представляющие разные места в континууме абстракции?

Классическое изложение таксономических, сравнительных и количественных концепций Карнапа из книги «Философские основы физики: очерк философии науки» .

Научные концепции Согласно Карнапу

Я бы сказал, что компартментализация Виндельбанда представляет собой таксономический подход к эпистемологии, и если мы последуем знакомой схеме Карнапа развития научных концепций от таксономических к сравнительным и количественным, мы легко увидим, как ранняя попытка научной эпистемологии, такая как мы находим у Виндельбанда, использует таксономическую структуру. Это первый этап.

Расположить различные виды знаний в континууме абстракции — значит сформулировать сравнительную меру роли абстракции в различных формах научного знания: физика на больше абстрактных, чем биология, а биология на больше, чем абстрактных, чем история.Это сравнительные концепции, и это второй шаг согласно теории развития научных концепций Карнапа.

Мы могли бы сделать следующий шаг к количественным концепциям, только если бы был найден способ количественной оценки степени абстракции, представленной континуумом абстракции. На этой стадии концептуального развития любое место в континууме абстракции будет иметь точное числовое значение, а любой форме знания затем может быть присвоено числовое значение, представляющее степень абстракции.

Абстракция | познавательный процесс | Britannica

Абстракция , когнитивный процесс выделения или «абстрагирования» общего признака или отношения, наблюдаемого в ряде вещей, или продукта такого процесса. Например, свойство электропроводности абстрагируется от наблюдений за телами, которые позволяют электричеству течь через них; аналогично, наблюдение пар линий, в которых одна линия длиннее другой, может дать отношение «быть длиннее, чем».

То, что абстрагируется, то есть абстракция или абстракция, иногда воспринимается как понятие (или «абстрактная идея»), а не свойство или отношение. Какая точка зрения принимается по этому вопросу, отчасти зависит от точки зрения, которой придерживаются в отношении общей проблемы универсалий (сущностей, используемых для объяснения того, что для отдельных вещей должно быть общим признаком, атрибутом или качеством, или же относиться к одному типу или естественному Добрый).

Подробнее по этой теме

Основы математики: Абстракция в математике

Одной из недавних тенденций в развитии математики был постепенный процесс абстракции.Норвежский математик Нильс Хенрик …

Абстрактное как прилагательное контрастирует с конкретным в том, что, в то время как последнее относится к конкретной вещи, первое относится к виду или общему характеру, под которым эта конкретная вещь, то есть «экземпляр», попадает . Таким образом, война абстрактна, а Первая мировая война конкретна; округлость абстрактна, но монеты, обеденные тарелки и другие особые круглые предметы — конкретны. Термин abstract иногда используется для обозначения вещей, которые не расположены в пространстве или времени; в этом смысле числа, свойства, множества, утверждения и даже факты можно назвать абстрактными, тогда как отдельные физические объекты и события конкретны.Способность создавать и использовать абстракции считается важной для высших когнитивных функций, таких как формирование суждений, обучение на основе опыта и создание умозаключений.

Уровень абстракции Златовласки в науке — Brushing Up Science

Наука полна абстракций. Линейный сюжет — это абстракция. Изображение в ложных цветах — это абстракция. Даже научные обозначения, такие как 6.0 × 10 23 , являются абстракцией. Подобные абстракции занимают центральное место в науке, используются постоянно и их легко понять.Другие абстракции далеки от простых и могут вызвать больше путаницы, чем ясности.

Абстракция — это скользкая дорожка. Все может быстро выйти из-под контроля. Начнем с простой абстракции, такой как скорость. Единицы измерения, метры в секунду или километры в час, говорят нам, что это такое: насколько быстро что-то движется. Я полагаю, что большинству ученых все равно будет комфортно, если я увеличу уровень абстракции, вычислив ускорение (т. Е. Перейдя от -1 м к -2 м).Но что, если бы я вместо этого начал говорить о величине в м 2 с −1 , а не о м с −2 ? Такими величинами являются диффузность и вязкость; они измеряют, насколько быстро что-то распространяется. Все, что я сделал, это заменил m s −1 на m 2 s −1 , и я взял понятие, которое ребенок может понять, на то, что может сбить с толку студента-физика.

И это добавляет только один дополнительный уровень абстракции. Как насчет следующего предложения:

Вложенная кинематическая турбулентная кинетическая энергия может быть представлена ​​как u * 2 c p , где c p — фазовая скорость пика спектра наклона поля смещения поверхности.

Обратите внимание на три «из». Авторы (Крейг и Баннер) строят абстракцию за абстракцией.

Является ли такое насыщенное информацией предложение проблемой? Это зависит. Без контекста приговор непонятен. Если, однако, в предыдущем тексте авторы построили отдельные компоненты по частям, то это краткое заявление может оказаться на удивление информативным. (Работа в целом отличная, но предложение выше немного смешно.)

Уровни абстракции

В книге « Смерть от черной дыры » Нил де Грасс Тайсон описывает шесть уровней абстракции, отделяющих звезду от того, как астроном узнает о звезде.Уровень 0 — это сама звезда, 1 — это ее изображение, 2 — свет этого изображения, 3 — спектр этого света, 4 — структура линий в этом спектре, а 5 — сдвиги в этом образце. Дэвид Дойч прекрасно иллюстрирует это разделение, отмечая, что в наши дни астрономы никогда не смотрят в небо (кроме, возможно, в свободное время).

Любой ученый может легко придумать подобную многоуровневую логическую цепочку для своей собственной работы. Разговаривая с коллегами в одной области, мы часто делаем это в сфере 4-го и 5-го уровней абстракции.Здесь скрыты многие секреты, которые мы пытаемся раскрыть.

Любой уровень абстракции может разделить результат на его основные элементы. Однако это может так же легко заставить вашего читателя споткнуться. Возникает вопрос: когда и когда стоит абстракция?

Даже низкоуровневые абстракции могут быть проблематичными

Легко думать, что что-то простое, потому что оно знакомо, и наоборот.

Площадь, например, представляет собой простую концепцию, абстракцию первого или второго уровня.Но это не обязательно делает его интуитивно понятным. Читая недавно статью, я наткнулся на количество 300 000 км 2 . Хотя я осознал, что это значительная часть океана, я мало ощущал его истинные размеры. Позже в статье, однако, он поочередно описывался как примерно 1500 км в длину и до 300 км в ширину. Это представление как длина × ширина, по крайней мере для меня, было намного более интуитивно понятным.

Конечно, бывают ситуации, когда площадь более интуитивно понятна, чем длина × ширина.Любой, кто хочет арендовать или купить дом, быстро привыкает думать в терминах 100 м 2 или 1000 футов 2 , а не, скажем, 10 м × 10 м или 20 футов × 50 футов

.

Как же тогда мы должны представить низкоуровневые абстракции?

Быстрые исправления для низкоуровневых абстракций

Когда вы работаете с определенными количествами достаточно долго, вы чувствуете, что они означают и их относительный размер, как в примере с покупкой дома выше. Если у вас нет типичного значения для сравнения, количество также может быть произвольным.Кстати, это хорошо знают продавцы. Если, скажем, продавать автомобиль, они начнут с высокой начальной цены, чтобы каждая последующая более низкая цена казалась сравнительно выгодной сделкой.

Базовые показатели являются ключевыми. Иногда есть очевидные ориентиры. В астрономии существует астрономическая единица AU, равная расстоянию от Земли до Солнца. Обсуждение расстояний в этом устройстве не только избавляет от необходимости думать о числах в миллионах километров, но и делает такие большие расстояния более интуитивно понятными.С другой стороны, физики-атомщики измеряют в электрон-вольтах (эВ). Это позволяет избежать постоянного обращения в очень малых числах (1 эВ составляет 1,6 × 10 −19 Дж).

Если нет доступного интуитивно понятного устройства, сравните его с чем-нибудь значимым. Это все равно, что говорить о расстояниях в терминах футбольных полей или объёмах в терминах олимпийских бассейнов. В моей области океанографии коэффициент диффузии (скорость распространения, о которой я упоминал ранее) можно сделать интуитивно понятным, связав его с широко используемым каноническим значением 10 −4 м 2 s −1 .

Как и величина, знак величины также может быть не интуитивным. Например, в моем собственном исследовании я часто сталкиваюсь с двусмысленными фразами, которые можно легко пояснить с помощью простых интуитивно понятных ярлыков. Например, такие термины, как положительный поток плавучести или отрицательное отклонение теплового потока , часто являются просто излишне сложными способами описания процесса, который стабилизирует или нагревает океан. Будьте ясны, проблема здесь не в использовании жаргона, а в том, чтобы быть излишне абстрактным.

Маркировка сюжета может уменьшить абстракцию. Здесь «нагревание» используется для упрощения абстрактной величины отрицательного расхождения теплового потока, и наоборот для охлаждения.

Сами по себе эти изменения незначительны. Тем не менее, небольшое увеличение объективной сложности может привести к значительному увеличению воспринимаемой сложности. Каждый кусочек когнитивных усилий, который вы спасаете читателю, — это немного больше, чем они могут потратить на настоящую науку, на действительно абстрактные вещи.

Где преобладает абстракция

В книге Как читать воду Тристан Гули предостерегает от отвлечения внимания от красоты водных волн:

Как только мы начнем использовать такие термины, как длина волны и период, возникает риск того, что мы почувствуем, как красота уходит прочь, или, как выразился ученый-океанолог Уиллард Баском, возникает опасность того, что изучение океана попадет в руки тех, кто никогда не видел моря.

Но на самом деле Гули не в этом. Далее он отмечает

Но постарайтесь подружиться с этими терминами, поскольку они всего лишь ярлыки, которые ускорят вашу способность читать волны.

Любой, кто изучал физику, знает, что длина волны и период применимы не только к волнам на воде. Изучение водных волн может помочь вам понять свет, землетрясения, атомы или источники. Как сказал Никола Тесла (или, по крайней мере, приписал ему), , если вы хотите понять Вселенную, подумайте об энергии, частоте и вибрации .В этом прелесть абстракции.

Построение до абстракции высокого уровня

В наши дни научной литературы достаточно, чтобы немногие читатели сели с бумагой и проработали все самостоятельно, пока не поймут ее. У вас вполне могут быть отличные теории или наблюдения, но если ваша статья сразу перейдет на пятый уровень, вы рискуете потерять читателя еще до того, как начнете.

В моей работе есть особый журнал, Journal of Fluid Mechanics , который полон интересных статей.Но я их не читаю. По крайней мере, на мой взгляд, статьи в этом журнале печально известны тем, что слишком быстро повышают уровень абстракции. Часто на Рисунке 2 встречаются графики с объемами абстракции 4 и 5 уровней. Это может быть нормально, если я достаточно знаком с этой темой. Если вместо этого я случайно наткнусь на статью во время поиска, я часто пропущу ее, потому что затраты времени слишком велики для статьи, которая может или не может быть актуальной. И я не знаю, будет ли это актуальным, потому что он начался на слишком высоком уровне.

Бен Орлин хорошо резюмирует это мнение:

Ученый, который не может передать свое мышление, окажется на одиноком острове мысли, чьи идеи никогда не достигнут других берегов, в то время как ученый, который может поделиться своей правдой, получает радушный прием со стороны благодарной толпы.

На самом деле он сказал математик, а не ученый, но это легко обобщает. Он приводит пример 12-летнего ученика математического класса, который помогает объяснить всем остальным, как работает формула де Муавра, сосредоточив внимание на одном случае для показателя степени 2.Его попытки передать понимание не увенчались успехом, потому что он начал с общего случая для показателя степени n . Его урок: построение абстракции на более высоком уровне.

В статье, которую я сейчас пишу, я выстраиваю фигуры до концепций высокого уровня. На рис. 1 показана платформа и содержащиеся на ней океанографические датчики температуры. На рисунке 2 показана температура, измеренная этими датчиками, вместе с полученным впоследствии вертикальным градиентом температуры. На рис. 3 представлены спектры измеренной температуры.На рисунке 4 показано, как эти спектры меняются в течение дня. На рис. 5 показаны величины турбулентности, полученные из спектров и температурного градиента. После этого происходит настоящая наука.

Клаус Уилке разделяет эту мысль в книге «Основы визуализации данных»:

Я начинаю с цифры, которая максимально приближена к необработанным данным, а на последующих рисунках я показываю все больше производных величин. Производные величины (например, увеличение в процентах, средние значения, коэффициенты подобранных моделей и т. Д.) Полезны для обобщения ключевых тенденций в больших и сложных наборах данных.Однако, поскольку они являются производными, они менее интуитивно понятны, и если мы покажем производное количество до того, как мы покажем необработанные данные, нашей аудитории будет трудно следить за ними. С другой стороны, если мы попытаемся показать все тенденции, показывая необработанные данные, нам понадобится слишком много цифр и / или они будут повторяться.

Где я стою на абстракции

В итоге я изучал физическую океанографию, потому что она не была слишком абстрактной. Другие возможные пути, вытекающие из моего бакалавриата по физике, казались либо слишком маленькими (атомная физика), либо слишком большими (астрофизика), чтобы их можно было понять.Я хотел исследовать то, что я мог бы потрогать и почувствовать, или, по крайней мере, измерить инструментами, которые я могу потрогать и почувствовать. По иронии судьбы, физическая океанография полна абстракций. Не только это, но самые интересные и удовлетворительные концепции — это абстрактные.

Я пошел по той же траектории, когда писал этот пост. Изначально моей основной темой было . Эй, Джо Ученый, большая часть вашей абстракции не нужна. Обуздайте это. Будьте проще . Однако мне было трудно обосновать это утверждение.Вместо этого я постоянно обнаруживал, что признаю, что наука без абстракции была бы просто фотографиями, плохо осмысленными наблюдениями и длинными, необобщенными описаниями.

Единственный способ согласовать аргументы как за, так и против абстракции — это признать, что, как и все хорошее, она лучше всего в умеренности.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

Как написать хорошее резюме для научной статьи или презентации на конференции

Indian J Psychiatry.2011 апрель-июнь; 53 (2): 172–175.

Читтаранджан Андраде

Департамент психофармакологии, Национальный институт психического здоровья и неврологии, Бангалор, Карнатака, Индия

Департамент психофармакологии, Национальный институт психического здоровья и неврологии, Бангалор, Карнатака, Индия

50 Адрес для корреспонденции Читтаранджан Андраде, отделение психофармакологии, Национальный институт психического здоровья и неврологии, Бангалор — 560 029, Карнатака, Индия.Электронная почта: [email protected]

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями Creative Commons Attribution-Noncommercial-Share Alike 3.0 Unported, что разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии наличия оригинала. работа правильно процитирована.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Реферат

Рефераты научных статей иногда плохо написаны, часто не содержат важной информации и иногда содержат предвзятую картину.В этом документе представлены подробные предложения с примерами по написанию разделов, посвященных основам, методам, результатам и выводам хорошего тезиса. Основная цель этой статьи — молодой исследователь; тем не менее, авторы с любым уровнем опыта могут найти в статье полезные идеи.

Ключевые слова: Реферат, подготовка рукописи, навыки письма

ВВЕДЕНИЕ

Эта статья является третьей в серии, посвященной навыкам написания рукописей, опубликованной в Indian Journal of Psychiatry .В более ранних статьях предлагались предложения о том, как написать хороший отчет о болезни [1] и как читать, писать или рецензировать статью о рандомизированных контролируемых исследованиях. [2,3] В настоящей статье исследуется, как авторы могут написать хорошие рефераты при подготовке их рукопись для научного журнала или презентации на конференции. Хотя основная цель данной статьи — молодой исследователь, вполне вероятно, что авторы с любым уровнем опыта найдут по крайней мере несколько идей, которые могут быть полезны в их будущих усилиях.

Реферат статьи — единственная часть статьи, которая публикуется в сборнике трудов конференции. Реферат — это единственная часть статьи, которую видит потенциальный рецензент, когда его приглашает редактор для рецензирования рукописи. Реферат — это единственная часть статьи, которую читатели видят при поиске в электронных базах данных, таких как PubMed. Наконец, большинство читателей признают, посмеиваясь, что, листая печатную копию журнала, они смотрят только на названия содержащихся в них статей.Если их интересует заголовок, они просматривают аннотацию к этой статье. Только преданный читатель будет внимательно изучать содержание статьи, а затем, чаще всего, только вводную и дискуссионную разделы. Только читатель с очень конкретным интересом к теме статьи и необходимостью ее полного понимания прочитает всю статью.

Таким образом, для подавляющего большинства читателей статья не существует вне ее аннотации. Для рецензентов и тех немногих читателей, которые хотят читать дальше абстрактного, реферат задает тон остальной части статьи.Следовательно, автор обязан обеспечить, чтобы аннотация должным образом отражала всю статью. Для этого реферат должен обладать некоторыми общими качествами. Они перечислены в.

Таблица 1

Общие качества хорошего реферата

РАЗДЕЛЫ РЕФЕРАТА

Хотя некоторые журналы по-прежнему публикуют рефераты, написанные в виде свободных абзацев, большинство журналов требует, чтобы рефераты соответствовали формальной структуре в пределах количества слов обычно 200–250 слов.Обычные разделы, определенные в структурированном аннотации, — это Предпосылки, Методы, Результаты и Выводы; могут использоваться другие заголовки с аналогичным значением (например, «Введение» вместо «Предпосылки» или «Выводы» вместо результатов). Некоторые журналы включают дополнительные разделы, такие как Цели (между Предпосылками и Методами) и Ограничения (в конце аннотации). В оставшейся части этого документа вопросы, связанные с содержанием каждого раздела, будут рассмотрены по очереди.

Предпосылки

Этот раздел должен быть самой короткой частью аннотации и должен очень кратко излагать следующую информацию:

  1. Что уже известно о предмете, относящемся к рассматриваемой статье

  2. Что неизвестно о предмете и, следовательно, о том, что исследование было предназначено для изучения (или что статья стремится представить)

В большинстве случаев предыстория может быть представлена ​​всего в 2–3 предложениях, причем каждое предложение описывает разные аспекты информации упомянутый выше; иногда бывает достаточно даже одного предложения.Цель фона, как указывает само слово, состоит в том, чтобы предоставить читателю предысторию исследования и, следовательно, плавно перейти к описанию методов, используемых в расследовании.

Некоторые авторы публикуют статьи, аннотации которых содержат обширный справочный раздел. Возможно, есть ситуации, когда это может быть оправдано. Однако в большинстве случаев более длинный раздел фона означает, что для представления результатов остается меньше места. Это прискорбно, потому что читатель заинтересован в статье из-за ее выводов, а не из-за ее предыстории.

Широкий выбор приемлемо скомпонованных фонов предоставляется в; большинство из них было адаптировано из реальных статей. [4–9] Читатели могут захотеть сравнить содержание с исходными рефератами, чтобы увидеть, как адаптации могут быть улучшены по сравнению с оригиналами. Обратите внимание, что в интересах краткости ненужное содержимое исключается. Например, в Примере 1 нет необходимости указывать «Установлена ​​антидепрессивная эффективность десвенлафаксина (DV), , антидепрессанта двойного действия …» (ненужное содержание выделено курсивом).

Таблица 2

Примеры фонового раздела аннотации

Методы

Раздел методов обычно является вторым по длине разделом аннотации. Он должен содержать достаточно информации, чтобы читатель мог понять, что и как было сделано. перечисляет важные вопросы, на которые в разделе о методах должны быть даны краткие ответы.

Таблица 3

Вопросы относительно того, какая информация в идеале должна быть доступна в разделе методов реферата

В небрежно написанных разделах о методах отсутствует информация о важных вопросах, таких как размер выборки, количество пациентов в разных группах, дозы лекарств и продолжительность исследования.Читателю достаточно просто пролистать страницы случайно выбранного журнала, чтобы понять, насколько распространена такая небрежность.

представляет примеры содержания приемлемо написанных разделов о методах, измененных по сравнению с фактическими публикациями. [10,11] Читателям предлагается обратить особое внимание на первое предложение каждого примера в; каждая из них содержит множество деталей, иллюстрирующих, как передать максимальное количество информации с максимальной экономией на подсчете слов.

Таблица 4

Примеры раздела методов реферата

Результаты

Раздел результатов является наиболее важной частью реферата, и ничто не должно ухудшать его диапазон и качество.Это потому, что читатели, просматривающие аннотацию, делают это, чтобы узнать о результатах исследования. Таким образом, раздел результатов должен быть самой длинной частью аннотации и содержать столько деталей о результатах, сколько позволяет подсчет слов в журнале. Например, неправильно писать: «Показатели ответа значительно различались между пациентами с диабетом и недиабетом». Лучшее предложение: «Уровень ответа был выше у пациентов без диабета, чем у пациентов с диабетом (49% против 30%, соответственно; P <0.01) ».

Важная информация, которую должны представлять результаты, указана в. Примеры приемлемо написанных рефератов представлены в; один из них был изменен по сравнению с фактической публикацией. [11] Обратите внимание, что первый пример скорее повествовательный по стилю, тогда как второй пример упакован данными.

Таблица 5

Информация, которую в идеале должен представлять раздел результатов реферата

Таблица 6

Примеры раздела результатов реферата

ВЫВОДЫ

Этот раздел должен содержать наиболее важные выводы исследования , выраженный в нескольких точно сформулированных предложениях.Обычно выделенные здесь результаты относятся к первичной оценке результатов; однако следует упомянуть и другие важные или неожиданные результаты. Также обычно, но не обязательно, авторы высказывают мнение о теоретическом или практическом значении результатов или важности их результатов для данной области. Таким образом, выводы могут содержать три элемента:

  1. Первичное сообщение о приеме на дом

  2. Важные дополнительные выводы

  3. Перспектива

Несмотря на необходимую краткость, этот раздел оказывает наибольшее влияние на средний читатель, потому что читатели обычно доверяют авторам и принимают их утверждения за чистую монету.По этой причине выводы также должны быть безупречно честными; и авторы не должны заявлять больше, чем демонстрируют их данные. Гипотетические примеры раздела с выводами аннотации представлены в.

Таблица 7

Примеры раздела заключений реферата

ПРОЧИЕ НАБЛЮДЕНИЯ

Цитирование ссылок где-либо в реферате почти всегда неуместно. Другие примеры ненужного содержания в аннотации перечислены в.

Таблица 8

Примеры ненужного содержания в аннотации

Само собой разумеется, что все, что присутствует в аннотации, должно также присутствовать в тексте. Точно так же любые ошибки, которые не должны быть сделаны в тексте, не должны появляться в аннотации (например, ошибочная ассоциация за причинность).

Как уже упоминалось, аннотация — это единственная часть статьи, которую видит подавляющее большинство читателей. Следовательно, для авторов критически важно убедиться, что их энтузиазм или предвзятость не вводят читателя в заблуждение; необоснованные домыслы могут быть еще более вредными.Вводящие в заблуждение читатели могут нанести вред делу науки и отрицательно повлиять на уход за пациентами. [12] Недавнее исследование [13], например, пришло к выводу, что применение венлафаксина во втором триместре беременности может увеличить риск рождения новорожденных, рожденных маленькими для гестационного возраста. Однако нигде в аннотации авторы не упоминают, что эти выводы были основаны всего на 5 случаях и 12 контрольных случаях из общей выборки, состоящей из 126 случаев и 806 контрольных. Существовало несколько других серьезных ограничений, которые делали выводы авторов в лучшем случае предварительными; тем не менее, нигде абстрактно не были выражены эти другие ограничения.

В качестве напутствия: Большинство журналов предоставляют авторам четкие инструкции по форматированию и содержанию различных частей рукописи. Эти инструкции часто включают подробности о том, что должны содержать разделы аннотации. Авторы должны адаптировать свои тезисы к конкретным требованиям журнала, в который они планируют отправить свою рукопись. Также может быть отличной идеей смоделировать реферат статьи, предложение за предложением, на реферате важной статьи по аналогичной теме и с аналогичной методологией, опубликованной в том же журнале, для которого предназначена рукопись.

Сноски

Источник поддержки: Нет

Конфликт интересов: Не объявлен.

СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

1. Андраде С., Мендекар, DN. Литий, трифлуперазин и идиопатическая лейкопения: мнения автора и рецензента о том, как написать хороший отчет о болезни. Индийская психиатрия J. 2010; 52: 187–90. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 2. Andrade C. Шестинедельное многоцентровое рандомизированное контролируемое клиническое исследование для оценки безопасности и эффективности плацбоксетина гидрохлорида при лечении большого депрессивного расстройства в индийских условиях.Индийская психиатрия J. 2011; 53: 69–72. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 3. Андраде К. Плацбоксетин при большом депрессивном расстройстве: взгляды исследователя, автора, читателя и рецензента на рандомизированные контролируемые испытания. Индийская психиатрия J. 2011; 53: 73–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 4. Андраде С., Радхакришнан Р. Молитва и исцеление: медицинский и научный взгляд на рандомизированные контролируемые испытания. Индийская психиатрия J. 2009; 51: 247–53. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 5.Шах Н., Махадешвар С., Бхакта С., Бхируд М., Фернандес П., Андраде С. Безопасность и эффективность лечения, модифицированного бензодиазепинами, как особой формы немодифицированной ЭСТ. J ECT. 2010; 26: 23–9. [PubMed] [Google Scholar] 6. Андраде С., Шрихари Б.С., Редди К.П., Чандрамма Л. Мелатонин у больных с бессонницей: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. J Clin Psychiatry. 2001; 62: 41–5. [PubMed] [Google Scholar] 7. Андраде С., Мадхаван А.П., Кишор М.Л. Тестирование логической памяти с помощью сложного отрывка: Разработка и стандартизация нового теста.Индийская психиатрия J. 2001; 43: 252–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 8. Андраде А.С., Пай С., Кардоза С., Андраде С. Личный профиль городских студенток колледжа. Индийский J Psychol Med. 1994; 17: 41–6. [Google Scholar] 9. Андраде К., Постма К., Абрахам К. Влияние рабочего статуса женщины на благополучие индийских пар. Int J Soc Psychiatry. 1999; 45: 65–75. [PubMed] [Google Scholar] 10. Kumar CN, Andrade C, Murthy P. Рандомизированное двойное слепое сравнение лоразепама и хлордиазепоксида у пациентов с неосложненной отменой алкоголя.J Stud Алкогольные наркотики. 2009; 70: 457–74. [PubMed] [Google Scholar] 11. Маргуб М.А., Али З., Андраде С. Эффективность ЭСТ при хроническом, тяжелом, антидепрессантном и резистентном к КПТ посттравматическом стрессе: открытое проспективное исследование. Мозговая стимуляция. 2010; 3: 28–35. [PubMed] [Google Scholar] 12. Рао Т.С., Андраде С. Вакцина MMR и аутизм: сенсация, опровержение, опровержение и мошенничество. От редакции. Индийская психиатрия J. 2011; 53: 95–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Ramos I, St-Andri M, Birard A. Связь между использованием антидепрессантов во время беременности и младенцами, рожденными маленькими для гестационного возраста.Может J Психиатрия. 2010; 55: 643–52. [PubMed] [Google Scholar]

Как написать хорошее научное резюме

Реферат — это письменное заявление, описывающее ключевые факты о вашем исследовательском проекте.

Овладение искусством написания абстрактных текстов необходимо для повышения видимости ваших исследований в данной области и для обеспечения их будущего для вашей карьеры. На протяжении своей академической карьеры вы напишете множество рефератов, охватывающих множество различных проектов и нацеленных на широкий круг аудиторий.В этом случае практика действительно ведет к совершенству, относитесь к каждому написанному вами резюме как к ступеньке на пути к тому, чтобы стать экспертом. Никогда не упускайте из виду важность абстрактного! Часто редакторам журналов или организаторам конференций приходится читать сотни рефератов, поэтому жизненно важно, чтобы они содержали все важные и необходимые детали в ясной и краткой форме, чтобы ваше исследование выделялось среди других. Цель этого блога — показать вам, как написать аннотацию для исследовательской работы или конференции.

Почему абстрактное так важно?
  • Помогает проводить исследования
  • Помогает ясно и кратко представить сложную информацию
  • Помогает сжать подробную информацию отчета в более короткий формат для поиска в базе данных
  • Помогает составить резюме вашей работы для будущих публикаций и заявок на гранты
Реферат должен быть:
  • Информационное (краткий обзор вашего исследования)
  • Описательный (включая цель исследования, задачи вашего проекта и применяемые аналитические методологии)
  • Критическое (следует описать ключевые результаты и ограничения вашей работы)
  • Написано на официальном языке
  • Аннотация конференции должна содержать 150–1000 слов (ограничиваясь количеством слов, указанным организаторами конференции).
Написание аннотации: пошаговый процесс

При написании реферата мы должны быть уверены, что передаем правильный объем информации, не вдаваясь в многословные объяснения.Порядок ваших аннотаций важен, поэтому выберите порядок, который поможет читателю связать каждый аспект вашей работы в логическом порядке (рисунок 1). Всегда не забывайте спрашивать себя, вызывают ли представленные данные какие-либо вопросы, на которые нет ответа.

Рис. 1. Форматирование резюме

Что включает в себя реферат?

1. Введение: «Что является предметом?» Напишите 1-2 вводных предложения, объясняющих тему, цель и вопросы исследования.Фон нужен, но он не должен быть более глубоким, чем результаты.

2. Материалы и методы: «Как вы проводили исследование и получали результаты?» Напишите 1-2 предложения, описывающие ваши методы исследования (это может также включать тип анализа данных, который вы используете).

3. Результатов: «Почему это важно? Какие твои открытия? » Напишите 12 предложений с описанием результатов / выводов.

4. Обсуждение и дальнейшие указания: «Каковы основные идеи вашего проекта и его влияние?» Напишите 1-2 предложения, содержащие ваши выводы и рекомендации.Ваши выводы — это вклад вашего исследования в эту область.

Последний совет: В конце концов, будет очень полезно, если кто-то еще прочитает ваше резюме. Если возможно, попросите своих коллег высказать свое мнение.

Обратите внимание: — аннотация важна не только для отбора участников конференции; это также важно для вашей будущей публикации. Хороший заголовок и аннотация приведут к тому, что больше людей прочитают сам документ (рис. 2).

Рисунок 2.Хороший реферат привлечет к вашему исследованию больше людей.

Лучшие советы по написанию четкого абстрактного текста
  1. Следуйте руководящим принципам тезисов конференции . Прежде чем приступить к написанию тезисов, ознакомьтесь с индивидуальными правилами конференции, в которых будут указаны подразделы, которые следует включить, или допустимое количество слов. Многие рекомендации могут показаться излишне конкретными, но не игнорируют даже самые утомительные требования (например, размер шрифта, интервал, единицы измерения и т. Д.), поскольку ваша работа оценивается по всем из них.

  2. Придерживайтесь стандартной или необходимой конструкции . Если в правилах конференции не указана необходимая абстрактная структура, придерживайтесь обычного формата (Рисунок 1. Пошаговый процесс).

  3. Не включайте ссылки, если они не требуются в руководстве . Это поможет вам не выходить за рамки допустимого количества слов и упростит чтение аннотации.

  4. Адаптируйте реферат к нужной аудитории .Вы всегда должны думать о своей аудитории при написании аннотации: кто будет читать ваш аннотация? Каков уровень знаний целевой аудитории по вашему предмету? Насколько ваша аудитория знакома с каким-либо предметным жаргоном или аббревиатурами, которые могут появиться в вашем аннотации? Например, если конференция посвящена вопросам политики, и вы отправляете аннотацию, в которой освещается клиническая проблема, не связывая ее с политикой, ваш проект может не быть выбран для включения.

  5. Общайтесь профессионально и используйте формальный язык .Избегайте путаницы, используя полные предложения, правильную пунктуацию и будьте избирательны в отношении основного содержания.

  6. Держите его энергичным . Длинные предложения потеряют внимание читателя.

  7. Создавайте любопытство и избегайте банальностей . Изложите вывод кратко, но избегайте преувеличений.

  8. Скажите это в заголовке . Не позволяйте аудитории гадать, о чем ваш тезис. Простой и убедительный заголовок произведет хорошее впечатление и побудит вашу аудиторию прочитать оставшуюся часть вашего плаката или выбрать сеанс, включающий вашу устную презентацию.Заголовок — это первое предложение, которое все прочтут. Не делайте это слишком долго, иначе это может утомить или запутать читателя!

  9. Расскажите им, почему ваше исследование важно . Опишите более широкое влияние вашей работы. Почему вообще проводится исследование?

  10. Сообщение на дом . Это самая важная часть вашего резюме, так как это может быть единственное, что люди будут помнить обо всем вашем проекте.


Автор Dr.Каролина Щесна

Старший менеджер по продукции и технической поддержке Proteintech Ltd.

Перейти к основному содержанию Поиск