Ненависть к мужчинам это: Ненависть во взаимоотношениях между женщиной и мужчиной

Содержание

Ненависть во взаимоотношениях между женщиной и мужчиной

Перевод: Е. Ничик
Редакция: Т. Пушкарева

Введение

Если вести речь о женщинах и мужчинах вообще, как я собираюсь это делать в моем выступлении, можно оказаться в затруднительном положении. Тем не менее, существует нечто специфически женское и мужское в людях. Пол влияет на нашу психическую структуру, мышление и способ восприятия жизни. Конечно, всегда существуют индивидуальные различия, о которых следует помнить и принимать их во внимание.

Начну с описания некоторых причин, которые провоцируют ненависть, не касаясь форм ненависти. Мои размышления базируются на более чем 30-тилетнем опыте клинической и психоаналитической работы, на том, чему научили меня мои пациенты.

Не существует любви без ненависти и ненависти без любви. Ненависть помогает сохранить любовь. Любовь и ненависть не являются противоположностями, они связаны друг с другом. Противоположностью, как любви, так и ненависти, является равнодушие. Винникотт (1960) говорил, что у человека развивается глубочайшее чувство вины, когда его ненависть сильнее любви.

Женщина и мужчина отличаются друг от друга. Различны их тела, что обусловливает и психическую разницу. Согласно представлениям Фрейда (1923): «Эго является в первую очередь и, прежде всего, телесным Эго». Зачастую мы бессознательно воспринимаем различие как угрозу себе, поэтому различия провоцирует ненависть и подозрения. Мы защищаемся ненавистью.

Равенство между женщиной и мужчиной часто понимают как их похожесть. Если мы живем и действуем сходным образом, означает ли это, что мы становимся равными и обеспечиваем друг другу равное положение в обществе. Равенство, скорее, дает возможность проявиться различиям, и, не стараясь устранить, воспринимать их с уважением.

Наша идентичность, как женщины или мужчины, развивается на протяжении всей жизни, хотя основа гендерной идентичности формируется в детстве. Чем слабее мы ощущаем свою идентичность, тем больше мы стараемся ее защитить, и прибегаем к ненависти, когда сталкиваемся со своим бессилием. Ненависть и агрессия, даже в своих самых жестоких формах, часто базируются на защите личного опыта. Неконтролируемая ненависть свидетельствует о слабости психологической структуры личности, указывает на остановку психического развития, вызванную множеством факторов. Полезнее не искать ответственных за нанесенный ущерб, а причины и понимание. Ответственность за то, кто мы есть, и что мы делаем, всегда лежит на нас.

Ранняя беспомощность

Мы рождаемся в крайне беспомощном состоянии и, в младенчестве, полностью зависим от нашего окружения, от матери. Этот период становится основой нашей психической структуры, несмотря на то, что его невозможно вспомнить сознательно. Французский психоаналитик Жанин Шассгет-Смиржель (1964, 1985) увидела нечто чрезвычайно важное в этом периоде, в наших попытках интегрировать ранний опыт в нашу психическую и общую культуру:

«Мужчина и женщина рождены женщиной: 
мы все, прежде всего, дети нашей матери. 
Однако все наши желания как будто предназначены 
для отрицания этого факта, столь 
наполненного конфликтами и воспоминаниями о 
нашей примитивной зависимости. 
Миф из Книги Бытия, похоже, выражает это желание, 
желание освободить себя от матери: 
мужчина рожден Богом, идеализированной отцовской фигурой, 
проекцией утраченного всемогущества. 
Женщина рождена из мужского тела. 
Если этот миф выражает победу мужчины 
над его матерью и над женщиной, 
кем тогда становится его собственный ребенок. 
Это также предусматривает определенное решение для женщины, 
так как она также дочь своей матери: 
она предпочитает принадлежать мужчине, 
быть созданной для него, а не для себя, 
быть частью его — ребром Адама — 
а не продолжать свою «привязанность» к матери».

Беспомощность унизительна и провоцирует ненависть. Один мой пациент-мужчина, который в анализе начал приближаться к чувству беспомощности, от которого он всю жизнь защищался полным обесцениванием своей матери, сказал: «Если бы моя мать знала, что я продолжаю оставаться ребенком, она бы унижала меня». Этими словами он выразил свои внутренние чувства. В анализе он чувствовал себя так, как будто один делал всю работу, я едва ли существовала для него вообще на протяжении первых двух лет анализа. Сама я чувствовала, что имею дело с ребенком. Эти слова пациента дали нам возможность исследовать очень болезненное осознание, против которого он защищался чувством всемогущества, которое очень серьезно исковеркало всю его жизнь и заставило действовать разрушительно по отношению к себе. Однажды он был близок к тому, чтобы убить, в другой раз — изнасиловать.

Винникотт (1986) сказал, что если мы не признаем нашу полную зависимость от женщины, то будем ее бояться. В его словах: «И для мужчины, и для женщины трудно согласиться с тем, что они были зависимы от женщины; однако, при достижении полной зрелости личности, ненависть к этому должна трансформироваться в благодарность».

Идеализация материнства является средством защиты от ранних травм, она базируется на неосознанном понимании хрупкости ранних отношений. Идеализация, конечно, не то же самое, что уважение и можно сказать, что идеализация, по сути, обесценивает настоящее материнство, которое является очень трудной реальной задачей. Материнство может превозноситься на словах, но оно редко ценится в повседневной жизни. Люди могут думать, что неработающие матери просто отдыхают и находятся в отпуске. Вероятно, практически нет стран, где общество выплачивает им пособие. Тем не менее, труд матери, ухаживающей за ребенком, является намного более утомительным и ответственным, чем многие другие «официальные» занятия в этом мире.

Глубокая мысль Шассге-Смиржель, которую я цитировала выше, является в первую очередь попыткой бессознательного преодоления опыта ранней беспомощности и абсолютной зависимости. Она также предлагает объяснение, почему последние 2000 лет были годами мужчин в западной цивилизации. Сейчас мы живем в эпоху перемен. Женщина не чувствует больше, что она принадлежит мужчине в привычном для нее понимании. Женщина сейчас имеет смелость в большей степени идентифицироваться со своей матерью, без страха потери себя, своей индивидуальности. Напротив, сейчас для женщины стало возможным осознать корни своей идентичности, сходство с матерью без слияния с ней, и различие между собой и отцом.

Ядро нашей базисной идентичности формируется скорее из того, что мы есть, чем из того, чего нам недостает. Часто можно видеть женщин, которые стараются эмансипироваться, становясь «крутым парнем», используя другие маскулинные способы под давлением окружения, либо из-за слабости и неприятия своей собственной идентичности. Очень важно отметить, что и мальчики, и девочки идентифицируют себя с матерью в первый период своей жизни, и что мать является первым объектом любви для обоих полов.

Одно тело

Ирен Маттис, шведский психоаналитик, в своей книге (1996) рассказывает историю Мари. История была описана Амбруазом Паре, врачом короля Франции Карла 9, в 1560 году. Мари была 22-летней фермершей. Однажды, прогоняя животных с пшеничного поля, она перепрыгнула глубокую канаву. В этот момент из нижней части ее тела появились мужские гениталии, и Мари в мгновение ока стала мужчиной.

Существует множество подобных средневековых историй, но нет ни одной, где мужчина превращается в женщину. Согласно медицинской науке того времени, мужчина и женщина являлись зеркальными отражениями друг друга. Считалось, что видимые части мужского тела существуют также и у женщины, только скрыто. Матка рассматривалась как аналогия пенису. Мари, женщина, не была полностью развитым человеческим существом, но стала таковым, превратившись в мужчину. Может быть, известная, по крайней мере, в Финляндии, шутка «женщина — лучший друг человека», имеет больше бессознательных исторических оснований, чем можно подумать.

В средневековье полагали, что существует только одно человеческое более или менее развитое тело. Было принято использовать одни и те же названия для мужских и женских гениталий, поэтому женские половые органы не имели собственного названия. Вскрытие проводилось как у мужчин, так и у женщин, но видимое интерпретировали исходя из имеющихся о нем представлений. Джойс Мак-Дугалл (1995, с. 235) пишет: «Возможно фразу «Я поверю, если увижу это», следует читать «Я увижу это, если я поверю в него», когда это касается исследования. Женское тело воспринималось как неразвитый вариант мужского тела. Реальное различие между мужчинами и женщинами было невозможно осмыслить в то время, может быть невозможно это сделать и сейчас, в меньшей мере это касается физического уровня. Однако сходство все еще иногда прослеживается, как например, когда психоанализ объединяет клитор и пенис, сводя на нет различие этих органов.

Только с 18 столетия положение дел начало понемногу меняться. В 1828 году была обнаружена яйцеклетка. До этого открытия женщина была только лишь раковиной, в которой развивается ребенок, но все свои качества он получает от отца. Отрицая отличие женщин, общество также могло отрицать их нужды и потребности. В 1870 известный английский психиатр Генри Модсли представил результаты своего исследования, согласно которым интеллектуальное развитие девочек подростков наносило ущерб их репродуктивным органам и мозгу. Согласно Модсли, менструации угнетают женскую активность настолько, что ее совсем не остается для других занятий (Кортелайнен, 2003).

Положение женщины в обществе в западных странах радикальным образом изменилось после Второй Мировой войны. В это же время возникла потребность в пересмотре положения мужчин, и я думаю, это во многом их освободило. Джойс Мак-Дугалл (1995) указывает, что и для мужчин, и для женщин возможность быть особами только одного пола является травматичной. Быть одновременно мужчиной и женщиной, мальчиком и девочкой — обычное желание, которое каждый ребенок выражает очень ясно. Как мы его интерпретируем, будучи взрослыми, какую теорию разовьем на его основе — это совсем другой вопрос, он решается под влиянием культуры и времени, в котором мы живем, и наших бессознательных потребностей. Сегодняшние знания свидетельствуют, что все эмбрионы вначале имеют женский пол.

Фрейд полагал, что в детском представлении поначалу существует только один половой орган — пенис. В своей основе это та же мысль, что и в средневековье. Теория Фрейда была названа фаллическим монизмом. Дональд Сильвер (1991) опубликовал интересную статью о личных предпосылках создания Фрейдом теории отрицания женственности как биологического факта. В кратком изложении это выглядит так: «Потребность Фрейда отрицать женственность происходит от его собственного отрицания своей романтической привязанности к женщине (Гизела) так же, как и отрицания своей женственности, которая укреплялась повторяющимися потерями матери, связанной с последовательным появлением пяти его сестер подряд». До рождения сестер на свет появился брат Джулиус, Фрейду тогда было лишь 17 месяцев; то есть мать забеременела, когда ему было лишь 10 месяцев. Джулиус умер шесть месяцев спустя после рождения (Фрейду 23 месяца), мать в это время была снова беременна Анной, первой сестрой.

Пентти Иконен (1998) написал превосходные статьи «О фаллической защите» и «От эдипальных проблем к фаллической вселенной», где он исследует влияние фаллических защит на нашу культуру и ее структуру, а также описывает проявление фаллических защит в нашей ежедневной жизни. Фаллическая защита включается в фаллический монизм, другими словами речь идет об идее, согласно которой в представлении детей существует только один половой орган. Иконен считает, что фаллическая защита базируется на незнании о существовании соответствующих женских половых органов, которые невидимы внешне и, следовательно, неизвестны. Фантазия мальчика прорвать отверстие, проникнуть насильственно внутрь может базироваться на этом ментальном представлении. Я думаю, что все как раз наоборот. Фаллическая защита у мужчин и женщин, так как она также проявляется и у женщин, базируется на страхе внутреннего пространства женщины, на осознании его наличия с самого начала. Все мы были рождены женщиной, росли в матке и я думаю, что это, скорее всего, оставляет след в бессознательном.

Женские половые органы могут приобретать иные значения, они могут рассматриваться как источник ужаса или жизненной энергии. Выражение «Дай ему палец, а он тебе всю руку отхватит» может описывать страх потери себя, который часто ассоциируется с женским внутренним пространством. Много фантазий всемогущества ассоциируется с внутренним пространством; это черная дыра, в которой все исчезает, ящик Пандоры, из которого вылетает все зло в мире, однако на дне остается надежда. Один 3-х летний мальчик сказал невесело своей беременной маме непосредственно перед родами: «Куда мне деваться, когда папа тоже пойдет к тебе в животик, чтобы отвести малыша на плаванье?» Мальчик видел по телевизору пап, плавающих в бассейне вместе со своими детьми.

Внутреннее пространство несет в себе значение всемогущества. В Намибии мужчины верят, что половое сношение с девственницей излечивает СПИД и другие болезни. Вследствие этого многие девочки оказываются изнасилованными (Майя Паландер, врач, частная беседа). Рассказывают также, что Мао не обмывал себя после сексуального акта, так как верил, что получает жизненную силу от вагинальных выделений. Значение всемогущества внутреннего пространства производно от способности женщины вынашивать и рождать ребенка.

Однако фаллическая защита также способствует детскому развитию: она защищает представление девочек о себе и половую идентичность мальчиков в процессе дифференциации от матери. Если диадические отношения мальчика с отцом достаточно хороши на этой фазе, он также способен избирательно идентифицироваться с матерью.

О значении различия

Дети начинают замечать различия между полами в возрасте примерно 18 месяцев. Различие пробуждает страх у обоих, как у мальчиков, так и у девочек (McDougall, 1995).

Различие всегда рождает в нас страх. В одном комедийном сериале эта тема возникла, когда маленький мальчик сказал, что он не может доверять людям, у которых каждый месяц кровотечение, а они все не умирают (Южный парк). Требуется смелость, чтобы бояться друг друга и признавать это. Только так мы можем прийти к реальным взаимоотношениям друг с другом и с собой. Страх подразумевает смелость в том, чтобы видеть различия.

Я определяю базисное отличие мужчины и женщины следующим образом: мужчина проникает/входит внутрь женщины, женщина отдается/желает мужчину внутри себя. Мужчина извергает, женщина принимает. Дистанция между мужчиной и женщиной самая короткая и в то же время самая длинная. Соитие пробуждает бессознательный страх у обоих, особенно первое. Оно пугает мальчиков и девочек, даже будучи чрезвычайно желанным. Девочка боится быть разбитой, глубже лежит страх распасться на части: «кто-то проникает в меня, останусь ли я целой, буду ли я самой собой после этого?». Мальчик боится того, справиться ли он, как будет работать его пенис, выдержит ли он, что он встретит внутри девочки, не будет ли он поврежден. Я употребляю слова мальчик и девочка намеренно. Раньше было бы более корректно говорить о мужчине и женщине, но сегодня сексуальная жизнь начинается намного раньше, практически в детском возрасте. Когда человек еще незрел, он обычно отрицает бессознательные страхи, представляющие угрозу для него, переводя сексуальные контакты в ритуал подобный рукопожатию, который происходит в отношениях между полами, даже если два человека не знают друг друга. Первичной целью мужчины в сексуальном контакте может быть желание проникнуть внутрь и испытать свой пенис, а не желание встретить другого человека. Его способность выносить и испытывать интимность разовьется позже, когда мужская идентичность будет сильной и безопасной, не требующей больше фаллической нарциссической защиты.

Мой пациент-мужчина, упомянутый выше, имел сексуальные отношения приблизительно с 200 девушками и женщинами, не испытывая чувства интимности. Прогресс в анализе помог ему развить способность ощущать эмоциональную близость. Ему хотелось бы забыть годы своей юности, он говорил печально: «У меня никогда не было молодости «.

В то же время женщина, которая легко развивает интимность, может не ценить себя как женщину или может воспринимать свое тело не как свое собственное, оно все еще может бессознательно принадлежать матери или может быть похожим на тело матери. Сексуальная близость может быть отделена как физический акт, который не затрагивает женское существо и не происходит в ней. В любви все мы наиболее ранимы, полны кастрационной тревоги.

Если значительно все упростить, можно было бы сказать так: женщинам для сексуальных отношений нужны хорошие межличностные взаимоотношения. Для мужчины сексуальные отношения то же самое, что хорошие взаимоотношения. Это главное противоречие, которое сложно понять мужчинам и женщинам, но осознание его поможет обоим. «Мужчины берут, женщины дают», как принято говорить. Но, не правда ли, что в сексуальных отношениях оба дают, берут и получают? Для женщины главной проблемой является заходящее слишком далеко приспособление, превращение в ребро Адама. Базовая телесная особенность женщины — принимать других, которая, проявляясь в крайних формах может привести к отрицанию себя. Кто-то сказал: все женщины мира говорят на одном языке: это молчание.

Половая идентичность как ядро автономии

Половая идентичность является сердцевиной нашей автономии. (Chasseguet-Smirgel, 1997). Половая идентичность определяется не только нашим физическим существованием. На нее также действуют родительские установки, особенно бессознательное содержание этих установок, а также культура, в которой мы живем. (Stoller, 1968).

Я упоминала идею Фрейда — фаллический монизм. Согласно Джойс Мак Дугалл (1995): «Рассуждения Фрейда всецело базировались на мужской точке зрения, которая ведет к чрезмерному акценту на зависти к пенису. В своих соображениях он уподобил женский клитор мужскому пенису. Теорию Фрейда можно подытожить следующим образом: первое желание маленькой девочки — обладать сексуальностью ее матери, затем она смещает фокус на желание обладать пенисом, затем на желание иметь ребенка от своего отца и, в конце концов, иметь своего сына. Это значит, что желание девочки иметь ребенка является просто замещением ее желания иметь пенис и поэтому любовь к отцу — просто следствие зависти к пенису. Однако Фрейд был революционен для своего времени, так как он серьезно слушал женщин и проявлял интерес к их сексуальной жизни и размышлениям».

Уже в 1920-х Мелани Кляйн (1928) и Эрнст Джонс (1927) оппонировали теории фаллического монизма Фрейда. В 1933 Карен Хорни опубликовала статью «Отрицание вагины», согласно которой трудность в принятии значения вагины равнозначна ее отрицанию. Эрик Эриксон (1951) начал использовать термин «внутреннее пространство» для описания внутренних сексуальных органов женщины. И Карен Хорни, и Мелани Кляйн проходили анализ у Карла Абрахама.

Представления о развитии девочки начали меняться: теоретики поняли, что первичная женственность является базисной чертой девочки с самого начала, и ее ядром есть желание иметь ребенка. Девочка осознает наличие в ней внутреннего пространства, что проявляется, например, в ее играх и фантазиях. Развитие образа тела базируется не только на том, что понимают как идею Фрейда, на него влияют и телесные ощущения. Были обнаружены, например, спонтанно появляющиеся увлажнения вагины у маленьких девочек (Horney, 1928, Sarrel, 1977), сравнимые со спонтанными эрекциями мальчиков-младенцев. Как я описывала ранее, эти средневековые идеи не изменились, несмотря на визуальные наблюдения, так как существует предопределенная уверенность и знание, которое должно удерживаться, по крайней мере, отчасти по нарциссическим причинам.

Согласно Шассге-Смиржель, у девочки зависть к пенису связана с отношениями с матерью. Чем более конфликтны эти отношения, тем труднее девочке сепарироваться, дифференцировать себя от матери, тем больше зависть к пенису. Зависть к пенису помогает сохранять ее представление о себе. Исследователи делятся на тех, кто полагает, что сущность женственности заключается в зависти к пенису, и тех, кто считает, что женственность существует независимо с самого начала. Пол не влияет на то, какую сторону занимает исследователь, мужчины и женщины есть в обоих лагерях (Chasseguet-Smirgel, 1997).

Теория Фрейда задевала женщин, так как не допускала существования ядра женственности, но лично Фрейд надеялся, что женщина-аналитик исправит его недостаточно точные взгляды. Женская психология являлась объектом многочисленных исследований и ее понимание значительно углубилось за последние 40 лет. В это же время, большие изменения произошли и в положении женщины в обществе. Психоанализ относительно мало интересовался беременностью и рождением ребенка с позиции матери, хотя мы все время размышляем об отношениях матери и ребенка. Или для нас нарциссически унизительно быть рожденным, а не созданным?

Материнство оказалось в фокусе психоаналитических исследований в последние годы. Я хотела бы упомянуть Джудит Керстенберг, Эрну Фурман, Джоан Рафаэль-Лефф, Элину Маенпаа-Реенкола и Мариту Торси-Нангман.

Согласно Фурман (2001) у мальчиков и девочек телесное Эго и их нарциссический вклад в него различны: «мальчики закрывают и укрепляют границы своего телесного Эго, в то время как девочки получают удовольствие в сохранении их гибкими. Это различие предшествует фаллически-генитальным сексуальным интересам и не связано с детским пониманием или игнорированием сексуального различия, но оно тесно связано с последующим отношением к телесной целостности, к матери, к материнской заботе». Она продолжает: «Женское телесное Эго, изменчивое и поэтому очень ранимое, определенно содержит угрозу мальчику и мужчине, который уже был однажды также раним. Чем больше угроза испытать вновь раннее состояние телесной дезинтеграции, тем больше он нуждается в защите своей телесной целостности, вплоть до уклонения от чувственного контакта с женщиной как матерью и с ее опытом материнской заботы».

Как я отмечала ранее, мать является первым объектом любви и идентификации, как для девочек, так и для мальчиков. Мать — это наш мир, а мы ее мир, все переживания взаимны, мы чувствуем себя своей собственной матерью. Большим разочарованием для мальчиков и девочек становится понимание того, что мать имеет свой собственный внутренний мир, о котором мы не знаем, и внутрь которого мы не можем попасть. В дополнение к этому мальчик должен принять, что он также и физически отличается от матери. Это травматично для него. Он борется с этой информацией с помощью убеждения, что он может дать жизнь ребенку и вскормить его грудью, как мама. Пенис делает вскармливание возможным. На этой стадии развития маленький мальчик в сауне называет пенис отца «старой сиськой». Одна маленькая девочка рассказывала, что у матери есть молочная грудь, у отца — скисшая грудь. Другой 2-3 летний мальчик объявил своей матери, что у него в животе есть ребенок. Мама и сын разговаривали о ребенке несколько недель, пока однажды мальчик не сказал, что ребенка у него больше нет, и он теперь в животе у мамы. Я думаю, что ребенок есть внутри многих мужчин. Ребенком мужчины является женщина, рожденная мужчиной, что делает мать ненужной, как описывает это Шассгет-Смиржель. Это крайняя форма фаллической защиты.

Я снова обращаюсь к моему пациенту-мужчине, о котором упоминала ранее. После нескольких лет анализа он женился и стал отцом двух дочерей. В конце анализа он сказал: «Я думаю, что отличаться от матери очень травматично для мужчины. Возможно, что трудно переносимое мужчинами чувство своей ненужности базируется на этом. Благодаря отцовству и заботе о детях я получил возможность проработать свою раннюю беспомощность и ненужность без опасения быть униженным и пристыженным. Вся моя мужская идентичность стала сильней и более сбалансированной».

Мальчик также может считать, что у матери есть пенис, но он спрятан, и таким образом, мать похожа на него. Постепенно мальчик замечает, что физически он сходен с отцом, и отец становится важным для него по другой причине, чем раньше. Знание того, что мальчик отличается от матери, дает ему возможность отделиться от нее. Ожидания мальчика обращены к отцу в поиске его приятия. Этот период очень важен с точки зрения половой идентичности мальчика. Мальчик не соревнуется со своим отцом, но наблюдает за ним в поиске модели того, как быть мужчиной. Мужественность также включает отношения с женщиной, с матерью. В этой фазе мальчик любит своего отца без амбивалентности, и в то же время он нуждается в получении от отца средств эдипальной конкуренции, которая появится позже. (Tahka, 1993).

Вейкко Тахка писал в своей книге «Разум и его лечение. Психоаналитический подход» о значимости ранней диадической фазы во взаимоотношениях с отцом для мужской идентичности. Насколько мужчина сможет обрести отцовство, когда сам станет отцом, зависит во многом от этого периода развития и от отношений с отцом в это время. Любовь мальчика к матери не является сексуальной изначально, это появится позже, в эдипальном периоде. Хорошо известно, что и некоторым взрослым мужчинам кажется невозможным любить одну и ту же женщину эротически и не эротически: женщина для них либо святая, либо шлюха.

Гринсон, Столлер и Тахка высказывают гипотезу, что для мальчиков нормальным является энергичное «разотождествление» с матерью для преодоления своей женственности. Таким образом, из теории этих авторов мы можем сделать вывод: развитие мужественности может базироваться только на фаллической защите. Мишель Даймонд (2004) решительно дискутирует с этой точкой зрения. Он показывает, что безопасность привязанности мальчика к матери обеспечивает периодические обращения к отцу и «бессознательные отцовские и материнские образы и идентификации обоих, как матери, так и отца, а также отцовские преэдипальные отношения со своим маленьким мальчиком и его матерью чрезвычайно важны в формировании гендерной идентичности сына». Он также подчеркивает роль культуры в идентичности.

Для девочки мать остается на протяжении всего времени объектом для идентификации, как и ядром идеального Я. Любовь в диадических отношениях девочки и матери также свободна от амбивалентности. Согласно Тахка, в эдипальном периоде девочка желает иметь пенис, чтобы быть способной удовлетворить свою мать, чтобы быть с ней в таких же отношениях, как отец, чтоб быть как отец. Я думаю, что это желание также играет роль в защите девочкой своих открытых гениталий, особенно в доэдипальном периоде. Самооценка девочки и ее представление о себе связаны с тем, насколько мать ценит и воспринимает ее как женщину. Диадические отношения дочери с отцом, его уважительное отношение к специфически женским качествам дочери исключительно важны для развития половой идентичности девочки, так же, как важно для мальчика уважение матери к его специфически мужским чертам. Это также материал для построения в дальнейшем взаимоотношений с противоположным полом, в равной мере, как для мальчиков, так и для девочек.

Роли мальчика и девочки различны для их родителей. Мать продолжает жить в дочери, а отец в сыне, и в то же время можно с уверенностью сказать, что родители живут в обоих. Девочка обозначает для матери продолжение ее собственной базисной функции — рождение новой жизни. Она может пробудить ту раннюю любовь, которую мать испытывала по отношению к своей собственной матери, так же, как отец — к своей. Мальчик — это другой вид объекта любви для матери. Он такой, как отец, как мужчина. Для отца сын продолжает его мужественность и отцовство, он может вызвать раннюю любовь, которую отец и мать испытывали по отношению к своим отцам.

Если мы имеем мальчика и девочку, наше желание двуполости таким образом осуществляется, мы можем чувствовать, что оно реализуется в них. Согласно Tаахка, похоже, что мальчики восхищаются своими отцами в большей степени, чем девочки своими матерями, но девочки любят своих матерей больше, чем мальчики своих отцов. Похоже, что мужчины дольше, чем женщины испытывают потребность в поиске ролевых моделей и авторитетов (Tahka, 1993).

Читая между строк, можно увидеть, насколько важны отношения между родителями для детей, насколько на самом деле мать и отец ценят и любят друг друга и уважают свои различия. Каждый ребенок нуждается в обоих родителях. Мать не может заменить отца и наоборот. Можно даже сказать, что родители являются частью тела ребенка, и потеря любого из них причиняет глубокую боль.

Женщины обычно находятся в лучшем контакте со своим материнством, чем мужчины со своим отцовством. Это отчасти связано с беременностью и родами женщины, а с другой стороны с ее первичной идентификацией с матерью, желанием быть матерью. Мужской путь к отцовству может быть дольше, но мне кажется, что первичным желанием для мужчины также является желание иметь ребенка, стать отцом. Может ли трудность в осознании этого желания быть связана с фаллической защитой, которая базируется в данном случае как на разочаровании в неспособности родить, так и на страхе внутреннего пространства женщины, кастрации? Кажется, мужчинам трудно видеть свою незаменимую роль в процессе творения; он либо создатель всего, либо никто. С другой стороны, женщина может хотеть присвоить своего ребенка, который был рожден из ее тела, и рассматривать ребенка, особенно в раннем периоде, как часть себя, уменьшая значимость отца, которого ей в то же время болезненно недостает, чтобы защитить ее личный опыт от угрожающей ей телесной дезинтеграции. Сексуальный акт часто помогает женщине достичь телесной и ментальной интеграции. Согласно Фурман (Furman, 1982, 1994) личный вклад в ребенка характеризует вступление обоих родителей в родительскую фазу развития и является существенным для их родительского опыта, при этом вклад каждого из родителей различен». Нарциссический катексис отца является ментальным, в то время как материнский катексис является и ментальным, и телесным. Даже отцы, которые последовательно и основательно инвестировали первичную заботу, не испытывают примитивного страха дезинтеграции или связанные с ним телесные ощущения, когда их ребенка отнимают от груди или приучают к уходу за телом. «Отцы часто тепло поддерживают матерей, но у них нет эмпатического понимания того дистресса, который матери испытывают, пока вырастают их маленькие дети. Сепарация с детьми остается на протяжении всей жизни различной для матери и отца, хотя они могли бы поделиться своими реакциями на свою подростковую эмансипацию вместо того, чтобы разводиться друг с другом».

Мужчина может чувствовать себя просто наблюдателем во время беременности своей жены. После рождения ребенка он снова может чувствовать себя оставленным, как и позже, будучи свидетелем интенсивных взаимоотношений между ребенком и матерью. Для отца сложно осознать, насколько он важен для матери как поддержка материнства и материнского самочувствия, как он важен также и для ребенка, вопреки тому, что мать для ребенка является первой во всем. Материнство и отцовство представляют различные стороны родительского опыта. Если мужчина может обнаружить и безопасно пережить свою раннюю идентификацию с матерью и свое желание давать жизнь, он сможет разделить материнство с женой не испытывая чувства покинутости. Как отец, мужчина имеет свои собственные, с самого начала отличающиеся от материнских, отношения с ребенком. Ребенок распознает отца, мать и других людей с очень раннего возраста, основываясь на различном способе прикосновений и различном запахе. Отношения между отцом и ребенком начали получать признание совсем недавно.

Мужчина, рано оставшийся без отца, или если отец практически полностью отсутствовал в его жизни, может только стараться в своем отцовстве быть матерью, соревнуясь с женой, и это, в известном смысле, единственно возможный для него способ. Отцовство было бы слишком опасным для него, оно означало бы потерю. Практически невозможно дать то, чего не имеешь.

Базовая модель взаимоотношений мужчины и женщины взята от наших родителей, это то, что мы субъективно восприняли, со всеми бессознательными факторами. Этот паттерн проявляется, например, в семьях с насильственным обращением: обычно наиболее тяжелые насильственные отношения существуют между мужчиной и женщиной, которые оба испытывали жестокое обращение во взаимоотношениях с родителями. В этой ситуации они ничего не способны сделать, чтобы улучшить положение дел. Насилие, испытанное в детстве, позже переносится на супруга, но еще чаще приводит к насилию по отношению к собственным детям. (См., например, новеллу Мариан Фредриксон «Дорогое дитя», 2002).

Быть жертвой физического насилия чрезвычайно унизительно, травматично, это вызывает глубокий стыд. В своей работе аналитика я часто вижу, что люди стараются скрыть насилие, которое испытывают в супружеских отношениях, либо отдаляют от себя его понимание. Психологическая боль сильнее физической. В данном случае динамика заключается не в том, что человек соглашается на насилие, как иногда полагают, а в утрате свойственной человеку ценности, которая затем защищается наиболее странным образом. К счастью, в наше время открыто говорят о насилии в семьях, что определенно помогает делиться проблемой, и облегчает поиск помощи.

Довольно распространенной является ситуация, когда мужчина бьет свою супругу. В 18 веке в Финляндии был закон, определяющий, каким образом мужчина может бить свою жену, и где проходят границы насилия. Мужчина бьет, когда он чувствует себя слабым, когда он сталкивается лицом к лицу со своей беспомощностью. Мужчина физически сильнее, но его идентичность как мужчины часто слабее женской идентичности. Субъект насилия также стыдится себя, переживает ситуацию как травматичную и боится ее возобновления. Чтобы освободить себя от вины, мужчина может ударить еще раз. В исследованиях отмечалось, что степень насилия обычно только возрастает. Это открытие совпадает с динамикой, отмеченной в тезисах Mатти Туовиннен, финского обучающего аналитика (частная беседа): убийца убивает снова, чтобы освободить себя от предыдущего убийства.

«Если бы мужчины не боялись женщин так сильно, наши жизни были бы намного легче», писала египетская женщина-автор (Meрнисси, 1994) в 19 веке. Мужской страх женщины связан с женским телом и с женской способностью давать жизнь. В исламском мире мужчина все еще остается опекуном женщины, согласно исламу он имеет на это право. На определенном уровне сходный феномен наблюдается также и у нас. Не только в мусульманских странах совершаются так называемые «убийства чести».

Александра Коллонтай, первая женщина-дипломат, отец которой русский, а мать финка, предположила, что мужчины опасаются женской интуиции, их способности читать между строк.

Источники ненависти

 

Функциональные отношения

 

В раннем периоде, в возрасте до 3 лет, у нас есть чувство, что мать принадлежит нам, мать должна делать все, что нам нужно, мать является функцией. Мы не воспринимаем ситуацию таким образом, что мать дает, а мы получаем; напротив, без сомнения, нам принадлежит все. Важно, чтобы эта фаза была достаточно безопасной для ребенка, а разочарования терпимы. Это происходит когда мать в хорошем контакте со своим ребенком (Furman, 2001). Чтобы научиться делать для себя то, что обычно делала для нас мать, чтобы достичь автономии, мы нуждаемся в материнском присутствии и в ее восхищении нашими действиями. Если эта стадия развития недостаточно благополучна, мы разными способами сохраняем беспомощность, зависимость от других, испытываем недостаток способностей. Наш нарциссический баланс слаб и мы обидчивы. Мы переносим наши потребности и надежды на человека, с которым живем. Если он или она не выполняют наши желания, мы прибегаем к гневу и агрессии в своем разочаровании. Это единственный способ, которым мы можем защитить свой образ себя, так как не можем вынести разочарование и глубокий уровень беспомощности, в которую мы погружаемся. Мы можем думать о вспышках детского раздражения, проявляющихся у взрослых, для того чтобы понять силы, которые ведут к их появлению. С котом можно играть, но со львом такие же игры опасны. Я думаю, что многие из тех убийств и актов насилия в ситуации развода или сепарации, связаны с дефектом этой фазы развития. Убийство может бессознательно обозначать окончательное обладание, по крайней мере, никто больше не завладеет жертвой.

С другой стороны, потеря другого может быть настолько подавляющей, что жизнь без него или нее становится невозможной, особенно если человек пережил потерю одного из родителей. Человек может прийти к убийству, возможно к суициду, который он может совершить вместо того, чтобы убить другого.

Жена может представлять мать для своего мужа, она должна вынести все разочарования, испытанные в отношениях с матерью, но возможно, она также заключает в себе и надежды на возмещение этих разочарований. Все мы, и женщины и мужчины, связываем ожидания совершенства с нашей матерью. Как-никак, она дала нам жизнь, поэтому она все может. Иначе говоря, она во всем виновата, но с другой стороны, у нее также есть сила все контролировать.

Для детского разума отсутствие матери, вызванное ее болезнью, становится ее виной. Все, что превосходит возможности психологической толерантности ребенка, становится всецело виной матери, независимо от того, какие у нее действительно были возможности повлиять на ситуацию. Я думаю, что ребенок защищает себя от своей беспомощности убеждением, что все это его вина; для него невозможно принять, что он ничего не может поделать с тем, что случилось, что он действительно полностью беспомощен. Если образ матери как хорошего объекта был утерян на ранней фазе, мать может оставаться плохой в детском понимании, что бы она потом ни делала.

Часто фрустрации, испытываемые в отношениях с отцом, рассматриваются как вина матери: мать должна была что-нибудь сделать, чтобы предотвратить их. Для нас намного легче переживать и прощать ошибки отца (оплошности, пренебрежение), как и его полный отказ от нас, так как он не тот человек, кто дал нам жизнь.

Беременность жены часто очень тяжела для мужчины, который чувствует, что с ним плохо обращалась и не уделяла достаточно внимания его собственная мать. Новорожденный может восприниматься им, главным образом, как конкурирующий сиблинг. В этот период нередко случаются шальные поступки, измены. Муж обманывает жену, так как он бессознательно может чувствовать, что жена обманула его тем, что родила ребенка. Ситуация может быть невыносимой для мужчины. С другой стороны, жена становится матерью после рождения ребенка, бессознательно она может представлять для мужчины его мать. Сексуальная жизнь может ощущаться как инцестуозная, становясь невозможной и приводя к импотенции.

Муж также может представлять для жены ее утраченную или отсутствующую мать, неисполненные желания, а также отца. Снова мы встречаем разочарования. Все значимые человеческие отношения включают функциональные, ранние элементы, которые, однако, могут получить развитие. Разочарования на функциональном уровне вызывают наиболее примитивный гнев и потребность подчинять других, принуждать их быть нашими слугами, контролировать их, управлять ими, по отношению к ним мы не испытываем чувства вины, благодарности, уважения и сострадания. Функциональный объект подобен объекту, которым мы владеем и используем. На функциональном уровне мы верим, что другой человек является как раз таким, каким мы его/ее видим, только от него зависит взаимодействие, и мы не имеем на него никакого влияния. (Tahka, 1993).

Наиболее упрощенные функциональные взаимоотношения между мужчиной и женщиной это так называемая «продажная любовь», которая не имеет ничего общего с настоящей любовью. Два человеческих существа оказываются в этой ситуации по совершенно разным причинам. Мне кажется, что сексуальность как таковая в нашей культуре сегодня оказалась отделенной от целостного человеческого существа, тело — изолированным от наших эмоций. Одним из результатов «так называемой сексуальной либерализации» является то, что сексуальность стала отдельной потребностью, не связанной с целостным бытием индивида. Это функция. Каждый должен иметь возможность удовлетворять сексуальные потребности. Действительно ли мы получаем настоящее удовлетворение, когда мы редуцируем таким образом наши глубочайшие отношения до уровня функции? Неспособность к эмоциональной близости и страх ее возникновения проявляется как эротизация всех взаимоотношений.

Изнасилование — это жестокая агрессия, реализованная генитально без сексуальной цели. Целью является унизить и обесценить другого человека, травмировать его как можно сильнее, возможно, отомстить по причинам, с которыми насильнику самому тяжело соприкоснуться. Может быть это месть матери? «Я делаю то, что хочу, это не зависит от тебя». Изнасилование — это абсолютная кастрация человеческого существа, будь это он или она.

Согласно Фрэнку Йохансону — директору «Международной амнистии» в Финляндии, насилие по отношению к женщинам однозначно является самым крупным нарушением прав человека во всем мире, каждая третья женщина на протяжении жизни становится мишенью оскорблений, насилия, нападений.

Зависть и соперничество

Нам свойственно базовое нарциссическое желание быть совершенными и лучшими. Оно защищает нас от чувства беспомощности и нарцисстической ранимости. Поэтому все человеческие отношения включают зависть и конкуренцию. Они существует в отношениях между супругами, между родителями и детьми, и между детьми. Родители могут конкурировать открыто или бессознательно за любовь своих детей, что приводит к глубоким конфликтам доверия, переживаемым детьми. Мы завидуем всему, что есть у других, и тому, чего нам не хватает, или нам кажется, что не хватает. Как мы можем справиться с этими болезненными чувствами?

Если мы рассуждаем о зависти между мужчиной и женщиной, различие полов становится решающим, так как очень многому можно завидовать. Если мы не можем быть толерантны к различиям, то начинаем требовать подобия, и принуждаем другого к нему. Все должно быть поделено поровну: свободное время, отношения с детьми и друзьями. Невозможно признавать предпочтения или тенденции друг друга без упоминания о совместных действиях. Мы просто хотим контролировать и управлять другим. Это не реципрокное взаимодействие. Мы теряем возможность богатства жизни с другим человеком, который отличается от нас как физически, так и ментально. Мы теряем реальный шанс — разделить нашу жизнь с ним или с ней. (Hagglund, 1998).

Если мы не можем терпеть различия, мы теряем любовь. Через идентификацию и понимание различий мы можем воспринимать себя частью их, становиться богаче, и, в то же время, возможно, мы преуспеем в приручении зависти и конкуренции. Возможно, базовой нарциссической травмой для обоих является то, что никто не может иметь ребенка в одиночку, всегда необходимы оба — и мужчина, и женщина.

Ревность существует во всех любовных отношениях. Я бы хотела провести различие между ревностью, основанной на функциональном уровне, и ревностью, основанной, прежде всего, на эдипальном уровне. На функциональном уровне доминирует требование владеть, а на эдипальном чувство покинутости. Ревность, основанная на чувстве собственности, может вести к насилию, она включает чувство, что «моя честь задета». Переживание покинутости может вызвать больше горя, страх заброшенности, возможно чувство: «я все же достаточно хорош, несмотря на отказ», зависящее от нашего нарциссического баланса.

Ненависть как защитница любви

После многих лет брака одну женщину спросили, думала ли она когда-нибудь о разводе. Она ответила: «Нет, но мысленно я убивала своего мужа каждый день». Эти слова показывают нам, как ненависть защищает любовь. Когда ненависть не сильнее любви, ее можно осознать. Она не воспринимается как разрушительная сила, которая угрожает нам и другим, она не перерастает постепенно в ожесточение. Отрицание чувства ненависти искажает реальность и сужает наш личный опыт и нашу жизнь. На похоронах вдова сказала священнику: «За все наше супружество мы не сказали друг другу ни одного плохого слова». На что священник ответил: «Ну и скучный же брак был у вас».

Cпоры и поиски конструктивных решений дают возможность развить и углубить взаимоотношения между партнерами. Продолжительные споры указывают на застревание на чем-то, подобно тому, как машины буксуют на скользком подъеме, утомленные прокручиванием колес и все большим погружением, когда без помощи выбраться невозможно. Мы можем зайти в тупик постоянными спорами, если самое главное для нас контролировать друг друга, оставить за собой последнее слово, а не сказать слова друг другу. Продолжающиеся ссоры могут также обозначать защиту кем-то своего собственного пространства в ситуациях, когда близость переживается как слишком угрожающая. Тяжело вынести близость, если она воспринимается как посягательство на свою автономию. Если наше представление о себе очень хрупкое, мы можем поддерживать психический баланс, полагая, что наш супруг злой и что все хорошее исходит от нас.

Согласно Винникотту (1958) способность к восстановлению базируется не только на любви, но также и на осознании собственной вины и своих плохих сторон. Воля и способность к восстановлению является условием для длительных взаимоотношений. Согласно Мак-Дугалл (1995, с.242): «Любовь и ненависть, во всех мириадах их форм и бесчисленных трансформациях, которые они порождают — творческая или сублимированная активность, невротические, психотические, перверзные или характерологические решения — все это защитные барьеры против опасности применения последней защиты: разрушения аффекта, бесчувствия, и вместе с этим утратой всякого смысла во взаимоотношениях».

Чем более свободным может быть наш разум, тем более мы способны думать и представлять разнообразные проявления, воспринимать и осознавать наши собственные чувства, быть ответственными за них, тем меньше у нас побуждения отыгрывать. Мы можем предоставить себе и другому пространство как отличающиеся между собой люди, и познать друг друга на самом глубоком уровне. Интернализация различий и равенство, которое строится на уважении к различиям, становятся возможными для нас, если мы способны интегрировать внутри себя образы матери и отца без отрицания их отличий, а также следствий и ценностей этих отличий. Взаимные и равные отношения между мужчиной и женщиной являются результатом длительного развития и трудно достижимы. Поддержание их требует продолжительной психической работы от обоих, способности выдерживать и преодолевать разочарования и ненависть, порождаемую разочарованиями.

Мужчина и женщина встречаются друг с другом в ребенке. Ребенок — это мост, связывающий их с прошлыми поколениями, мост между жизнью и смертью.

Миф vs Факт | «Феминизм — это война не с мужчинами, а с их с привилегиями»

Развеиваем мифы и подтверждаем факты о феминизме вместе с профессором истории Питтсбургского университета Алисой Клоц

Твитнуть

Поделиться

Поделиться

 1  Феминисткой может быть только женщина.

Феминизм — это система взглядов, поэтому и женщины, и мужчины, разделяющие эти взгляды, могут считать себя феминист(к)ами. Правда, есть и те, кто считают, что раз феминизм — это о правах женщин, то мужчины могут быть только «про-феминистами» или «союзниками».

 2  Феминистки — это женщины, которые ненавидят мужчин. На самом деле феминизм — это разновидность сексизма, войны полов.

Среди феминисток наверняка есть те, кто «ненавидят» мужчин. Но большинство феминисток ненавидят партиархат — систему гендерного неравенства, которая ставит женщину в подчинённое положение. Феминистки стремятся разрушить патриархальную систему, в том числе и лишив мужчин их привилегий. Феминизм — это война не с мужчинами, а с их с привилегиями.

 3  Феминистки против мужской галантности и могут засудить любого мужчину за то, что он подал ей пальто.

Большинство феминисток волнуют такие проблемы, как насилие в семье, неравенство зарплат мужчин и женщин, ущемление репродуктивных прав женщин. Так что вряд ли какой-нибудь феминистке придёт в голову подать в суд за подачу пальто, особенно учитывая, что суды часто не могут или не хотят защитить женщин в гораздо более серьёзных вопросах.

Хотя, конечно, «мужская галантность» — это часть патриархальной культуры, где роли гендерно определены: он подаёт пальто, она принимает; он зарабатывает, она создаёт уют и так далее. При равноправных отношениях каждый из партнёров может сам надеть своё пальто или, наоборот, подать его.

 4  Феминистки — это неуверенные в себе и обиженные мужчинами женщины, у которых не сложилась личная жизнь.

Во-первых, далеко не всем женщинам интересны мужчины. Во-вторых, «личная жизнь» как романтические отношения не обязательно определяет политические взгляды человека. В-третьих, даже если личный опыт приводит человека к определённым политическим взглядам, это не значит, что такие взгляды нужно обесценивать: вполне логично, что девушка, подвергавшаяся травле из-за нестандартной внешности, может найти себя в феминизме. Феминистские ценности разделяют очень разные люди.

 5  Феминистки имеют нестандартные представления о семье и материнстве. Они выступают за однополые браки, ратуют за то, чтобы отцы выходили в декрет и ухаживали за ребёнком. И вообще феминистки чаще всего чайлдфри.

В феминизме есть много различных направлений, но большинство феминисток выступают за свободу выбора в вопросе семейных отношений и материнства. Женщина должна иметь возможность иметь столько детей, сколько она хочет: хоть десять, хоть ни одного. И у женщин, и у мужчин должна быть возможность вступить в брак с любимым человеком, не важно, какого пола, и воспитывать с ним или с ней детей. Ну а отпуск по уходу за ребёнком для отцов даёт возможность более равномерно распределить обязанности внутри семьи.

 6  Феминистки агрессивны, мужеподобны и непривлекательны.

Привлекательность — понятие субъективное. Что касается агрессивности, то когда женщины активно выступают за свои права, это почему-то воспринимается как агрессивное поведение. Но когда точно так же ведут себя мужчины, это воспринимается как обоснованное возмущение. Дело опять же в наших стереотипах и ожиданиях, что кто-то будет им следовать.

 7  Цель феминизма давно достигнута. В нём больше нет необходимости. Ведь у женщин уже есть все права. В частности, женщины имеют право голосовать и получать образование.

Право голосовать и получать образования — это цели, которых достигли так называемые феминистки первой волны в первой половине XX века. Сейчас феминистки борются за равноправие в других сферах: в области оплаты труда, распределения домашних обязанностей… Учитывая, сколько женщин ежегодно погибает в результате домашнего насилия, какой высокий процент женщин среди беднейшего населения и какой низкий — на руководящих позициях, очевидно, что женщинам ещё далеко до равноправия с мужчинами.

 8  Феминизм — это западное явление. В России феминистка одна: Мария Арбатова.

Феминизм в России появился тогда же, когда и в других европейских странах: в конце XIX века. В России феминистки называли себя равноправками и также боролись за доступ женщин к образованию, профессиональной карьере и, после 1905 года, за право голоса. Более того, российские «равноправки» пользовались бОльшей поддержкой мужчин, чем их коллеги на Западе. Именно благодаря активной деятельности «равноправок» российские женщины одними из первых в мире получили право голоса весной 1917 года. Это, кстати, произошло при либеральном временном правительстве, а не при большевиках, как многие считают. После прихода к власти большевиков женщины были уравнены с мужчинами в правах юридически, многое было сделано в семейной политике. Хотя такие активистки советского женского движения, как Александра Коллонтай, не причисляли себя к феминисткам, историки сейчас рассматривают их как «феминисток-марксисток».

Россия была в значительно степени исключена из дискуссий так называемой «второй волны» феминизма, но даже в условиях идеологической изоляции в конце 1970-х годов в Советском Союзе были феминистки. Они даже публиковали самиздатовские феминистские журналы: альманах «Женщины России» и журнал «Мария». В период перестройки начался новый период феминистского движения в России. Так что Мария Арбатова — лишь одна из многих феминисток в истории России.

 9  Феминистки любое своё поведение оправдывают дискриминацией со стороны мужчин.

Мне сложно понять, что имеется в виду под «любым поведением», но феминистки борются с патриархатом как системой неравенства. Поэтому многие вещи, которые могут казаться отдельным поступком отдельного человека, рассматриваются как продукт властных отношений внутри патриархальной системы.

 10  Мужчины ненавидят феминисток, боятся их и/или смеются над ними.

Скажите это актёрам Бенедикту Камбербетчу или Николаю Костеру-Вальдау, которые снялись в футболках «Так выглядит феминист».

Все «Миф vs факт»


Твитнуть

Поделиться

Поделиться


«Обязательно быть такими агрессивными?»: Общество: Россия: Lenta.ru

До феминитивов ли пока?..

Как можно топить за феминитивы, пока существует женское обрезание, угнетение женщин в исламском мире, преследование лесбиянок в Чечне (добавьте свой вариант)?

Все эти явления действительно ужасны и требуют скорейшего решения, вот только у феминисток недостаточно власти — такая власть есть только у государств. Единственный рычаг давления, который имеется у феминисток, — это общественное мнение, поэтому «они так много говорят».

Общественная дискуссия невероятно важна: именно так и сдвигаются нормы. В том числе важно подвинуть определенные нормы языка, в котором дефолтный род для «уважаемых» профессий — мужской, что в точности отражает отношение ко всему женскому.

Никого не оскорбляют феминитивы вроде «санитарка» или «нянечка» — они разрешены для непрестижных и низкооплачиваемых профессий. Но чем выше пост, тем больший бугурт вызывает феминитив. Если «директриса» (школьная, как правило) — это не особо приятно, но допустимо (если речь идет о высокой должности в корпорации — то уже нет), то «министерка» или «президентка» — это совсем уж курам на смех. Где это видано — баба-президент!

О том, почему феминитивы важны, написано уже множество раз. Мы сосредоточимся на том, почему можно заниматься ими, пока не устранены вопиющие виды угнетения в других сферах.

Патриархат неоднороден, но един. Независимо от степени жестокости дискриминационных практик в отношении женщин в разных частях мира, сам принцип везде одинаков: женщины — это не совсем настоящие люди, они могут получать какие-то преференции и бонусы, если будут хорошо себя вести и не отсвечивать (например, не требовать, чтобы по названию профессии можно было определить, идет ли речь о женщине), но в целом основные блага сосредоточены в руках мужчин, и если они будут достаточно добры, то женщинам тоже что-то перепадет.

Проявляется ли этот принцип отношения к женщине как к недочеловеку (ну, почти человеку) в побивании камнями за адюльтер или же в отказе при приеме на работу из-за детородного возраста (и пола, конечно же, ведь мужчинам никогда не вменяют в вину детородный возраст) — это один и тот же механизм. Распутывая этот средневековый клубок, общество может потянуть за ту ниточку, за которую в данный момент тянуть легче, — таким образом внимание все равно сосредоточится на проблеме в глобальном смысле.

Мне лично не под силу повлиять на судьбу иранских правозащитниц, я мало что могу сделать, кроме подписания петиций, но я могу влиять на изменение языковых норм, что повышает уровень видимости женщин в науке, искусстве, политике, в технологической и других сферах, традиционно считающихся мужскими.

Пластичность языка почти всегда реализуется через стартовое непринятие его носителей, тем не менее мы сейчас говорим вовсе не на том языке, на котором разговаривали наши соотечественники еще сто лет назад (кстати, феминитивов и тогда было немало). Глупо бороться с главным свойством языка — меняться так, чтобы быть способным обслуживать текущую повестку.

Если женщины станут более видимыми в профессиях, это не может не повлиять на конструкт «женщина не совсем настоящий человек»: постепенно этот конструкт начнет отмирать за ненадобностью, потому что люди будут лучше видеть, что женщина может заниматься тем, чем сама выберет, а не только тем, что ей «свойственно от природы». Это, в свою очередь, не может не повлиять на более болезненные вещи вроде гендерного насилия, потому что в основе этого явления лежат прежде всего убеждения.

Мужчины для битья – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

На фоне сохранения патриархата в российском обществе распространяется мизандрия — резкая критика в адрес мужчин, или «обратный сексизм». Женщины обвиняют мужчин во всех грехах: от агрессии до бездействия на работе и дома, от нарциссизма — до равнодушия ко всему. У многих на слуху громкие скандалы с харассментом. Относиться к этим случаям спокойно, безусловно, нельзя. Но и обобщать, приписывая все грехи мужчинам как социальной группе в целом, не стоит. Учёные НИУ ВШЭ в пилотном исследовании изучили мизандрию у женщин двух поколений.

Борьба за превосходство

«Идет женщина, а рядом с ней — приложение», — рассуждает 21-летняя респондентка. Под «приложением» подразумевается мужчина. «Что он есть, что его нет», — говорит девушка. 

Герои прошлого — совсем другое дело. Респондентка апеллирует к некоему условному золотому веку, когда «всё время мужчин уважали»: «Идёт пара, и женщина по-любому смотрит на своего мужчину». Но теперь другие времена, и мужчины — не те.

Респондентка вдвое старше (42 года, замужем) менее категорична: «настоящих» мужчин «стало мало», но они всё же есть. Это те, кто готов «совершать какие-то безумные поступки в хорошем плане, радовать женщину».

Исследователи провели интервью и опрос москвичек разных поколений: от 18 до 33 лет и от 34 до 55 лет. В пилотном проекте участвовали около 300 человек, состоявших в разных тематических группах социальных сетей Facebook и «Вконтакте» (от материнства до жилищных проблем). 

Выяснилось, что негативное восприятие мужчин наблюдается у многих респонденток разных возрастов. Для кого-то это следствие личного опыта (отношений, семейной жизни и пр.), для кого-то, по-видимому, просто убеждение — возможно, унаследованное из родительской семьи. 

Многие при этом говорят о превосходстве женщин. В такой гиноцентричной картине мира (в противоположность андроцентризму, когда мужчины — мера всех вещей) лучшие личные и деловые качества оказываются именно у женщин. Они лидеры и в семье, и на работе. «Женщина — главная», «жена решает», она более умная, сильная и мудрая, чем мужчина, подчеркивали респондентки. Но при этом не отрицали и традиционные женские роли — например, хранительницы семейного очага.

Также читайте

Подобные суждения можно нередко встретить в социальных сетях и блогах, причём не только феминистских. Их общий смысл — «всем рулят женщины», мужчины эгоистичны и безответственны, им «нельзя доверять» и пр. Мизандрия встречается настолько часто, что некоторые исследователи считают её мейнстримом, а дискриминацию мужчин — систематической. 

Мизандрия — это подавление и дискриминация мужчин. Её формы разнообразны: от словесных оскорблений до физической агрессии. В основе такого поведения часто — не только разочарование и презрение, но и страх, желание защититься от всевозможных угроз (от измены до насилия) и стремление утвердить собственное превосходство.

Мизандрия — зеркальное отражение мизогинии, унижения женщин. Это, по сути, ответ на неё. Оба явления одинаково разрушительны, поскольку приводят к конфликтам, психологическим травмам и разобщают людей — по словам исследователей, «снижают гендерную солидарность».

Травма патриархата

Культура современного общества, несмотря на многочисленные изменения, всё же отчасти остается патриархальной. В ней сохраняется гендерная иерархия, доминирование мужчин.

Как пишут авторы книги «Почему патриархат всё ещё существует?» Кэрол Гиллиган и Наоми Снайдер, патриархальная культура «отдаёт некоторым мужчинам главенство над другими мужчинами и всем мужчинам — над женщинами». В этой системе у мужчины есть личность, а у женщины в идеале личности нет. Человеческие свойства делятся на «мужские» (более «правильные») и «женские» и пр.

Гендерное неравенство выражается, в частности, в том, что при одинаковом уровне образования у мужчин и женщин — разные карьерные возможности. У мужчин выше зарплаты, они быстрее продвигаются наверх и чаще оказываются на руководящих должностях.

Однако женщины проигрывают нередко просто потому, что больше вовлечены в семейные дела и много занимаются детьми. Так, популярно «интенсивное материнство», когда женщины уделяют много времени здоровью и развитию детей, водят их в кружки, спортивные секции, музыкальные школы, арт-центры и пр. Интенсивное материнство трудно совмещать со сверхурочной работой, командировками, корпоративами и другими «рычагами» продвижения. Родительство, по сути, становится для женщин второй профессией — с определенными компетенциями, навыками и даже «графиком работы».

Также читайте

Иными словами, у женщин часто двойная занятость: загруженность и в офисе, и дома. А работу часто приходится выбирать ту, которую легче сочетать с заботой о семье. Это эффект так называемого самоотбора (self-selection) женщин на менее оплачиваемые рабочие места. Понятно, что такой труд не обещает успешной карьеры и хорошей зарплаты.

Такие карьерные ограничения, как «липкий пол» и «стеклянный потолок», — тоже типично «женские». В первом случае работницы в начале карьеры долго задерживаются на стартовых позициях — работодатель просто не спешит их продвигать. Во втором — женщины поднимаются лишь до должностей среднего уровня, но не выше, хотя и могли бы быть успешными руководителями. При этом в их адрес нередко звучат нелепые замечания типа «не смогут», «не сумеют». 

По аналогии с проникающей радиацией, можно говорить о проникающей гендеризации. Ограничения для женщин пронизывают самые разные институты. А начинается всё с раннего детства, с детского сада.

Лимиты с пеленок

Ряд гендерных ограничений детям транслируют детсадовские воспитатели. В дошкольном образовании есть скрытый учебный план, в рамках которого транслируются представления об «истинной» женственности и мужественности — обычно довольно консервативные. Они предписывают девочкам ряд стандартов поведения. Девочка должна быть скромна, красива и послушна, её главные увлечения — пение и танцы. А вот математика, техника — не для неё.

Также читайте

Гендерные стереотипы транслируются и в школе. Как показали исследования, в массовом сознании считается, что девочкам нужно быть идеальными героинями, в стиле умницы и красавицы Василисы Премудрой. Так, под жестким прессингом, из девочек стараются сделать «леди совершенство». Мальчиков же воспринимают как учеников Ильи Муромца. Маломобильный былинный герой рано или поздно активизируется — и сворачивает горы. Так что на парней, в отличие от девушек, можно давить меньше.

При этом любые успехи мальчиков оказываются заметнее. По данным социологов, сыноцентризм активно утверждается в соцсетях: в родительских постах о детях. О достижениях мальчиков родители рассказывают охотнее и получают за посты больше лайков.

И, наконец, хрестоматийный пример гендеризации образования: девочкам «положено» интересоваться гуманитарными науками, а сфера STEM — математика, естественные науки, технологии и инженерия — для мальчиков.

Ответ на травмы патриархата

В рамках стереотипов женщинам тесно. Не случайно архаичные представления о женственности и мужественности всё чаще критикуются в обществе. Формируется нетерпимость к сексуальной объективации — отношению к человеку лишь как к объекту сексуального удовлетворения, к насилию в отношении женщин, к дискриминации по признаку пола и пр. Все эти явления нередко ассоциируются с гегемонной маскулинностью в обществе.

Эти явления психологически травмируют людей. Обезболивающее — изменение гендерных ролей, которое активно происходило за последние полвека благодаря массовому выходу женщин на рынок труда и в сферу публичной политики, а также благодаря сексуальной революции. Сегодня женщины и мужчины соперничают за статус, профессии, опции самореализации и пр.

Мизогиния спровоцировала «второй», или «обратный» сексизм, мизандрию. В этой логике негативные характеристики «гегемонной мужественности» — та же «грубая сила» — переносятся на мужчин как социальную группу в целом и закрепляются в новых гендерных стереотипах. Подразумевается, что агрессивны и гиперсексуальны все мужчины. 

Корни мизандрии — в «идеологическом феминизме» с его жёстким утверждением превосходства женщин над мужчинами. Как пишут исследователи, после феминистских дебатов общество больше готово обсуждать проблемы женщин — оно стало гиноцентричным. А вот проблемы мужчин ушли на второй план.

Как показывают исследования, многие позитивные суждения о мужчинах в феминистском дискурсе меняют знак на «минус». Например, когда говорят, что мужчины физически сильны, это воспринимается как угроза для женщин. Умение мужчин быстро принимать решение интерпретируется как излишняя напористость. Рациональность превращается в расчетливость и пр. 

Раскол мужественности

Между тем, маскулинность может быть очень разной, что хорошо видно на примере мужских журналов, активно участвующих в конструировании «новой» мужественности. Популярный типаж метросексуала, который тщательно следит за собой, чтобы вписаться в стандарты глянца, — отнюдь не единственный. Есть, например, альтернатива — крепкий профессионал, руководитель крупной компании, «умеющий брать ответственность на себя», и пр.

Представления о мужественности могут существенно варьироваться в разных социальных слоях. Представители среднего класса часто считают основным предназначением мужчины заботу и ответственность за семью. Они нередко вовлечены в уход за детьми, чаще трудятся по дому, стараясь помочь женам.

Представители рабочих профессий придерживаются более патриархальных взглядов: отец прежде всего кормит семью. Они чаще говорят о мужественности в индивидуальном ключе. Мужским предназначением они считают умение выжить в трудной социальной ситуации. Одно из ключевых слов здесь — сила, моральная и физическая.

Мизандрия с домостроевским оттенком

Однако информантки в пилотном исследовании, напротив, чаще говорили о модели отношений «слабый мужчина — сильная женщина». «В моей семье мама — глава семьи, папа слушает маму, — поясняет 20-летняя москвичка. — Что мама скажет, то папа и делает». Нередко в семье меняются гендерные роли: в роли добытчика и кормильца — уже не отец, а мать. При этом дискриминация в отношениях не исчезает, просто адресована она теперь — мужу. «Мама часто унижает отца», — признаётся респондентка.

Впрочем, сохранение за отцом роли добытчика тоже не гарантирует уважения к нему. Он нередко воспринимается исключительно как источник материального обеспечения детей, но не как воспитатель. Приоритизация финансовой функции мужчины проявлялась и в ответах респонденток. «Я живу в такой системе координат, когда мужчина — это всё-таки добытчик, — говорит 22-летняя респондентка. — Он должен зарабатывать и приносить всё в семью, в дом». При этом дискредитация роли отца в семье нередко выливается в невозможность после развода получить право опеки над детьми.

Также читайте

Так или иначе, в ролевой дифференциации в семье наблюдались два любопытных момента. Часть респонденток описывала ролевую модель в очень традиционном духе: жена создает уют, а главой семьи должен быть мужчина. Но по факту в семьях открыто или латентно лидировала жена («рулит потихонечку»).

Женщина в семье, по словам респонденток, «более умная», «хитрая» и «мудрая», чем мужчина. При этом ещё и традиционно «добрая», «нежная», «совестливая».

Другая часть респонденток говорила о необходимости равноправия в семье — в решениях, обязанностях и пр. Но в действительности его тоже не наблюдалось.

Лузеры и агрессоры

Исследователи исходили из четырёх категорий мизандрии. Это уже названная ролевая дифференциация (в частной и публичной сферах), восприятие мужчин как агрессивной социальной группы, селективный цинизм (принижение мужских черт характера), а также гиноцентризм — приоритизация женщин.

Более престижные позиции мужчин на работе оценивались в нарративе крайне негативно, как дискриминация в отношении женщин. Последние часто характеризовались как идеальные работницы — «дисциплинированные», «ответственные», «самостоятельные». Мужчин же респондентки описывали негативно: «неорганизованные», те, кто «много забывает», «много упускает», «занимается какой-то фигней».

Мужчины в нарративе определялись как агрессивная социальная группа. Респондентки описывали их как «наглых» и «жестоких», говорили о своем страхе перед незнакомыми мужчинами. «Когда я поздно вечером еду куда-то одна, и мне некомфортно, есть чувство страха, что неизвестно, что у него в голове», — говорит 21-летняя респондентка. Подобные опасения заставляют женщин менять маршруты передвижения, перемещаться лишь в компании с другими людьми и пр. 35-летняя москвичка рассказывает: «Я, во-первых, стараюсь часто по ночам никуда одна не выходить, во-вторых, всегда держу все под контролем, я всегда смотрю, не идет ли кто-то сзади меня».

Также читайте

Недоверие к мужчинам как к социальной группе проявляется и при обсуждении феномена сексуальной измены.

Донжуанство и безволие

«Охотники», «ловеласы», «самцы», — описывали мужчин информантки. По мнению женщин, поведение мужчин объясняется «животными инстинктами». 21-летняя девушка полагает: «Мужчины склонны к изменам, не потому, что им надоедает своя женщина, а потому, что они по натуре самцы, этого не выбить». Впрочем, причиной недоверия к мужчине может быть и некоторая неуверенность в себе. «Я не верю, что я такая офигенная и классная и что от меня никто не уйдет», — признаётся 22-летняя девушка. 

В сознании респонденток существует некий негативный собирательный образ мужчин, которые характеризуются как «очень слабые», «безответственные», «трусливые». Они «боятся потерять свою зону комфорта», «ничего не могут», но при этом нарциссичны и излишне уверены в себе.

Во многих ответах явно проявлялся гиноцентризм: респондентки говорили о превосходстве женщин во всём. А вот современные мужчины, по мнению опрошенных, очень далеки от «настоящих» — «успешных», «надёжных», «воспитанных», «серьезно настроенных». 

А кони все скачут и скачут, а избы горят и горят

Женщины, по словам информанток, — «сильные», «независимые», «самостоятельные». Они «не нуждаются в мужчинах» и «умеют приспосабливаться к жизни».

По сравнению с мужчинами женщины «делают на работе намного больше», всё успевают, подчеркивает 22-летняя москвичка. «И в зал нужно сходить, и правильно питаться, и реснички, ноготочки — вот это всё нужно уместить вместе с учёбой, работой, мужиком своим, с подругами и вообще со всем, — поясняет респондентка. — Вот они [современные девушки] как-то находят на всё время». Противоположный пол в рассказе выглядит так: «А парни: „Работа, больше я ничего не успеваю, не поем сегодня вообще“».

Умеренно мизандричны

В количественной части работы исследователи разработали шкалу мизандрии по четырём названным категориям (ролевая дифференциация, гиноцентризм и пр.). Информантки должны были оценить, насколько они согласны с высказываниями, в баллах (от одного, если полностью не согласны, до семи, когда полностью согласны). Среди таких высказываний, например: «Женщины лучше контролируют себя, чем мужчины», «Женщины более моральны, чем мужчины», «Среди преступников обычно больше мужчин», «Мужчины в среднем склонны к обманам и сексуальной неверности», «В последнее время мужчины стали более инфантильными и женоподобными».

Подсчёт полученных значений показал, что в целом уровень мизандрии у респонденток — умеренный. Баллы близки к средним, которые находятся в диапазоне от 152 до 180. Однако при этом женщины от 34 до 55 лет больше склонны к мужененавистничеству. «Уровень мизандрии у женщин поколения X, равный 156, выше, чем у женщин поколения Y, равный 148», — отмечают авторы.

Также читайте

Исследователи интерпретировали результаты следующим образом: «У старшего поколения более традиционные взгляды в силу имеющегося биографического опыта советского периода: нормативность “двойной нагрузки” в супружеских отношениях (в том числе стереотипы в отношении ухода за ребенком), толерантное отношение к насилию в семье как традиционной норме (“бьёт — значит любит”). Узкие возможности мужского и женского самовыражения отражаются эхом в негативных, мизандристских установках».

Молодые же респондентки могли отчасти усвоить негативные установки старших родственниц, бабушек и матерей. «Социализация остаётся, и важность роли родителей в социализации не снижается», — говорит Ольга Савинская. Но современное поколение, по её словам, больше обсуждает «стереотипность отношений между мужчинами и женщинами, и не только в парах, но в других сферах общества»: от трудовых отношений до досуга и самовыражения.

«Молодым важно сексуальное просвещение, а не просто заучивание “правильных” традиций и норм, вырастающих из многовекового уклада, — подчёркивает исследовательница. — Открытие общественного диалога о гендерных основах (стереотипах, конструировании в процессе социализации и возможностях и свободах) половых отношений играет для современного поколения терапевтическую роль». 

Была рассмотрена и связь мизандрии с социально-демографическими характеристиками информанток. Выяснилось, что среди матерей уровень мизандрии выше — 156, чем у женщин без детей (147).

Растущая мизандрия

Таким образом, у информанток зрелого возраста и женщин с детьми неприязнь к мужчинам проявляется больше. «Скорее всего, речь идет об одной и той же группе опрошенных: чем старше женщина, тем больше вероятность наличия ребенка», — поясняют авторы. А вот семейный статус, образование, материальное положение, характер партнёрства на мизандрию не влияют.

Таким образом, мизандрия оказалась культурно укорененным в обществе феноменом. Исследователи говорят о двух логиках интерпретации более высокого уровня мизандрии у женщин поколения X. С одной стороны, это могут быть «поколенческие сдвиги в установках женщин». С другой — это может быть связано с жизненным циклом. Например, с накоплением опыта исполнения гендерных ролей в семье женщины больше разочаровываются в мужчинах. Но для более полной интерпретации необходимы масштабные исследования.
IQ

 

Авторы исследования:

Ольга Савинская, доцент кафедры методов сбора и анализа социологической информации факультета социальных наук НИУ ВШЭ

Елена Пяткова, студентка магистратуры факультета социальных наук НИУ ВШЭ


Подпишись на IQ.HSE

Ненависть к мужчинам: откуда и почему? | Мыслепад

Многие мои подруги считают, что все мужики — сво… Но такие убеждения могут привести к печальным последствиям. Почему у женщин возникает ненависть к мужчинам? Как избавиться от этого чувства, которое сковывает и мешает строить счастливые отношения? Как обнаружить и решить внутренние проблемы? Немного поразмышляю на эту тему.

Противостояние полов

Оно было всегда. На протяжении веков мужчина ставился выше, женщина же помогала по хозяйству и воспитывала детей. Даже многие религии по сей день подчеркивают значимость мужчины. Поэтому вполне возможно возникновение такого неприятного чувства, как ненависть. Угнетенность мешает вести счастливую и полноценную жизнь, и если женщина признала это, то она уже на полпути к победе.

Причины

Отец. Все психологические проблемы берут свое начало с детства. В столь юном возрасте запоминаются обиды на отца, и если рядом не окажется поддержки, это может обернуться очень печальным исходом. Именно папа является первым мужчиной в жизни, и желает того девушка или нет, она будет проецировать свое отношение к нему на других мужчин. Если же в жизни повстречается еще один негативный персонаж мужского пола, то детские установки будут подкреплены жизненным опытом, и надежда на счастливые отношения вовсе может погаснуть.

Отрицательный пример. Им может послужить рассказ подруги о своих печальных отношениях. Тут волей-неволей в голову начинают лезть нехорошие мысли. Или если ребенок рос в семье без отца, то, возможно, видел отношения матери с мужчинами, которые не приносили ей радости.

Высокая планка. Изначально девушка ставит перед невыполнимые задачи, а когда не встречает подобного принца в жизни, решает, что он ей и вовсе не нужен. Возможно, этот образ создавался на примерах и романов или рассказов знакомых и подруг.

Последствия

Такое скопление негатива внутри себя даст о себе знать. Будет выбрасываться много энергии, впоследствии женщина будет чувствовать себя несчастной и опустошенной. Скорее всего, постепенно она станет очень ожесточенной, груз ненависти будет давить на хрупкие плечи, и женственность начнет исчезать.

В целом, негатив к чему бы то ни было плохо влияет на общее состояние человека. Для женской натуры это особенно нехорошо, так как в ее природе — быть мягкой и доброй.

Что делать?

В первую очередь нужно понять, что негативный посыл делает больно в первую очередь самой себе. Изничтожить весь мужской пол все равно не выйдет — не стоит тратить на это свои моральные силы. Важно отыскать внутри себя ту самую занозу, которая не дает спокойно жить и наслаждаться своей жизнью.

На самом деле, выбирая страдания и злость, девушка встает на самый легкий путь. Гораздо труднее будет изменить что-либо в своей жизни и полюбить себя, а затем окружающих.

Несколько шагов навстречу счастливому будущему

1. Надо научиться забываться. Для начала нужно полностью расслабиться. Например, уйти в любимое хобби с головой и хотя бы на пару часов в день отключать свой поток мыслей. С возрастом все сложнее становится просто выдыхать и ни о чем не думать. Но это очень важный навык, без которого можно потихоньку сойти с ума, даже не имея претензий к мужскому полу.

2. Нужно избавиться от негативных установок. В голове каждого человека найдется с десяток, а то и с сотню убеждений, которые по факту ничем не будут подтверждены. Женщины довольно восприимчивы и примеряют на себя чужой опыт, после считая его своим. Или из солидарности к подруге или маме начинают вести себя по тому же шаблону. Следует перечеркнуть все старое, попробовать отыскать в своей жизни позитивные моменты и понемногу добавлять в свою жизнь положительные установки. Например, вместо того, чтобы постоянно говорить «нормальных мужчин не осталось», увидеть, что вокруг довольно много интересных молодых людей.

Для того чтобы в жизнь вошли новые радостные события, необходимо открыть им свое сердце, и тогда все обязательно получится!

Женская воля: 17 знаменитых феминисток современности от мала до велика | Статьи

8 Марта — в день тюльпанов, подарков и пожеланий оставаться красивой — мало кто вспоминает, что появлением международного женского праздника мир обязан представительницам прекрасного пола, боровшимся за свои права. Кто сегодня подхватил знамя Клары Цеткин и Розы Люксембург, Элеоноры Рузвельт и Сильвии Панкхерст? Самые знаменитые феминистки современности и их высказывания — в подборке «Известий».

Современные борцы за права прекрасного пола считают, что самые актуальные вопросы гендерного равенства это:

— Экономическая неустойчивость. В частности — отсутствие гендерного паритета в оплате труда (так, в России женщины получают в среднем на 30% меньше мужчин на тех же позициях).

— Недостаточная правовая и социальная защита от сексуального и семейного насилия.

— Отсутствие доступа женщин к образованию во многих странах мира.

Как быть феминисткой в 2019 году? Достаточно просто считать себя таковой и сказать об этом вслух.

Роуэн Бланчард, 17 лет

Фото: Global Look Press/AdMedia

Роуэн Бланчард

В 2016-м в возрасте всего 14 лет актриса Роуэн Бланчард получила награду «Звездная феминистка года» за опубликованное в Instagram эссе о правах женщин разных рас. По ее мнению, белые и черные женщины подвергаются дискриминации по-разному, и этот факт нужно учитывать, борясь за равные права.

Эль Фаннинг, 20 лет

Фото: Global Look Press/www.imag/Gwendoline Le Goff

Эль Фаннинг

Звезда «Малефисенты» актриса Эль Фаннинг говорит, что выбирает только «сильные» женские роли.

«В кино по-прежнему много ролей, в которых героини зависят от главного героя. Нам не обязательна любовная линия, мы вполне можем быть самостоятельны. Есть так много фильмов, в которых парни одни и просто делают свое дело. Почему бы не снимать такое про женщин».

Автор цитаты

Международный женский день был утвержден Организацией Объединенных Наций в 1975 году, но праздник имеет значительно более долгую историю. По замыслу ООН, дата 8 Марта чествует социальные, экономические, политические и культурные достижения женщин. Также этот день — призыв стремиться к гендерному равенству.

Малала Юсуфзай, 21 год

Фото: Global Look Press/Xinhua/Ibl Bildbyr

Малала Юсуфзай

Малала стала лауреатом премии имени Сахарова в 15 лет, нобелевским лауреатом в 17 лет. Она была удостоена этих наград за свою общественную деятельность в сфере прав женщин.

Самая известная и юная активистка в истории Пакистана выступала за право девочек получать образование. За что была тяжело ранена в 2012 году боевиками-исламистами. Сегодня Малала продолжает свою деятельность.

Хлоя Морец, 22 года

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Armando Gallo

Хлоя Морец

Звезда фильма «Мрачные тени» и завсегдатай съемочных площадок Голливуда с семилетнего возраста, актриса Хлоя Морец была феминисткой сколько себя помнит.

«Моя мама воспитывала меня одна, так что я феминистка с рождения. Думаю, феминизм — это про сильных женщин, которые знают, чего хотят. Это не про возвышение женщин за счет принижения мужчин».

Эмма Уотсон, 28 лет

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Javier Rojas

Эмма Уотсон

Гермиона из фильмов о Гарри Поттере, Эмма Уотсон стала послом доброй воли ООН в 2014 году. Запустила кампанию HeForShe, которая призывает мужчин выступить за равенство полов. Председательствует в собственном феминистском книжном клубе.

«Борьба за права женщин слишком часто бывает синонимом мужененавистничества. Я точно знаю, что так быть не должно. Феминизм — это вера в то, что мужчины и женщины должны иметь равные права и возможности. Это учение о политическом, экономическом и социальном равенстве полов», — заявила Уотсон в своей первой речи в ООН.

Тейлор Свифт, 29 лет

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Mark Chilton-Richfoto

Тейлор Свифт

Американская певица и актриса Тейлор Свифт говорит, что не сразу разобралась, в чем суть феминизма.

«Будучи подростком, я не понимала, что называя себя феминисткой, ты всего лишь утверждаешь, что надеешься на равные права мужчин и женщин. Из-за того, как это преподносится в социуме и культуре, мне казалось, что это означает ненависть к мужчинам. Думаю, ко многим девушкам пришло озарение насчет того, что значит это слово».

Майли Сайрус, 26 лет

Фото: Global Look Press/ImagePressAgency/face to face

Майли Сайрус

А вот американская певица и актриса Майли Сайрус считает, что быть феминисткой — это значит быть смелой.

«Я чувствую себя феминисткой, потому что говорю женщинам, что не надо ничего бояться».

Лина Данэм, 32 года

Фото: Global Look Press/Instagram/Wiese/face to face

Лина Данэм

Актриса и комик Лина Данэм как никто соответствует стереотипам о феминистках: ратует за движение «бодипозитив», «за 30» и не замужем, остра на язык.

«Быть феминисткой — значит давать другим женщинам возможность выбора, даже если ты его не разделяешь».

Эллен Пейдж, 32 года

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Sonia Moskowitz

Эллен Пейдж

Канадская актриса Эллен Пейдж находит время и на кино, и на борьбу с диктаторскими режимами в Азии, и на выступления в защиту ЛГБТ (сама она открытая лесбиянка и в прошлом году официально заключила брак со своей партнершей).

«Не знаю, почему многим так сложно сказать, что они за феминизм. Но разве это не лучшее подтверждение того, что мы всё еще живем в патриархальном мире, раз феминизм — плохое слово? Феминизм ассоциируется с радикализмом — это хорошо. Он и должен. Я согласна со многим из того, что говорили радикальные феминистки в 1970-х».

Кира Найтли, 33 года

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Andrew Parsons

Кира Найтли

Актриса Кира Найтли полагает, что феминизм — это предоставление женщинам возможности выбирать.

«Я помню, что на разных интервью меня спрашивали: «Так что, вы — феминистка?» Так, как будто это шутка и что-то, что нельзя обсуждать серьезно. Я не хочу отрицать свою женственность. Но хотела бы я просто сидеть дома с ребенком? Нет. С другой стороны, мы должны иметь возможность такого выбора и мужчины тоже».

Автор цитаты

В 1908 году в Нью-Йорке женщины впервые в историю вышли на демонстрацию: 15 тыс. человек требовали улучшения условий и оплаты труда, а также права голосовать. В Европе в 1910-м на съезде женщин из 17 стран общественный деятель Клара Цеткин предложила концепцию Международного женского дня как способа привлекать внимание к своим правам. В 1911-м праздник отмечали в Австрии, Дании, Германии и Швейцарии: миллион человек вышли на улицы городов 19 марта.

Кэрри Вашингтон, 42 года

Фото: Global Look Press/AdMedia/Birdie Thompson

Кэрри Вашингтон

У звезды фильма «Джанго освобожденный» нет никаких сомнений, что она феминистка: «Мне нравится само определение и вера в то, что женщины — это такие же люди».

Анджелина Джоли, 42 года

Фото: Global Look Press/Mayer/face to face

Анджелина Джоли

Став послом доброй воли по делам беженцев ООН в 2001 году, Анджелина Джоли помогает одной из самых незащищенных групп женщин в мире. В своих публичных выступлениях уделяет особое внимание вопросу сексуального насилия в зонах военных конфликтов и необходимости помощи его жертвам.

В 2013 году Джоли публично поделилась своим решением сделать двойную мастэктомию из-за генетически обусловленной высокой вероятности развития рака груди. По ее словам, решение сделало ее сильнее как женщину. Актриса призвала других женщин не стесняться делиться своими историями болезни и победы.

Тарана Берк, 45 лет

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Nancy Kaszerman

Тарана Берк

Американка Тарана Берк придумала девиз «Me Too» и саму идею обнародования болезненных историй сексуального насилия за 10 лет до того, как всё это превратилось в хештег #MeToo и масштабное онлайн-движение.

Таким образом, Берк открыла и голливудский «ящик Пандоры» — с #MeToo началась в 2018 году серия публичных обвинений известных и влиятельных мужчин киноиндустрии в сексуальных домогательствах к актрисам.

Автор цитаты

В России женщины впервые получили право голосовать в 1906 году, но только на территории автономного Великого княжества Финляндского. На всей территории бывшей империи право голоса женщины получили весной 1917-го, а уже в 1918 году первая советская Конституция окончательно установила равенство полов в стране.

Мадонна, 60 лет

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Nancy Kaszerman

Мадонна

Королева поп-музыки пела о женской силе и победе сексуальности над комплексами за десятилетия до того, как это стало мейнстримом. Сегодня Мадонна резко выступает против эйджизма (возрастной дискриминации): носит сексуальные платья как заявление о том, что в любом возрасте женщина имеет право выглядеть так, как ей хочется.

Хиллари Клинтон, 71 год

Фото: Global Look Press/Ron Sachs/CNP/AdMedia

Хиллари Клинтон

Феминизм стал одним из китов предвыборной кампании Хиллари Клинтон в 2016 году. Борясь за пост президента, Клинтон использовала свой же лозунг, впервые озвученный в 1995 году: «Права женщин — это права человека».

Когда стало очевидно, что победа ускользнула, Клинтон написала в своем twitter-аккаунте: «Я обращаюсь ко всем маленьким девочкам, которые смотрят… Никогда не сомневайтесь в том, что ваша роль важна и что вы сильнее, чем кажется, и что заслуживаете каждой возможности и шанса».

Сьюзан Сарандон, 72 года

Фото: Global Look Press/imago stock&people/Dennis Van Tine

Сьюзан Сарандон

Актриса Сьюзан Сарандон полагает, что слово «феминистка» устарело.

«Я считаю себя гуманисткой, потому что это слово менее чуждо тем, кто представляет себе феминисток крикливыми стервами. Само слово [феминизм] немного старомодное. Оно словно принижает тебя».

Джейн Фонда, 81 год

Фото: Global Look Press/AdMedia/Faye Sadou

Джейн Фонда

Актриса Джейн Фонда считает, что феминизм хорош для всех.

«Феминизм вступит в полную силу, когда мы достигнем социальной парадигмы, в которой мужчины и женщины будут признаны полноценными человеческими существами. То, что женщины принижают себя, а мужчины — возвышают, я считаю корнем всех зол, включая войны».

Глория Стейнем, 84 года

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Dennis Van Tine

Глория Стейнем

Если бы феминизм был «Звездными войнами», то американская журналистка и общественный деятель Глория Стейнем была бы магистром Йодой. Знаменитая феминистка так называемой второй волны (1960-е и 1970-е годы) по-прежнему пишет, выступает, оказывает влияние на современных женщин.

Ее воззрения и цитаты всё так же актуальны и вполне доходчиво объясняют суть равенства полов молодому поколению: «Феминизм — это не про урвать свой кусок пирога. Нас слишком много. Нам придется испечь новый пирог».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Что такое внутренняя мизогиния и как она портит нам жизнь

Высмеивание подруг за бьюти-процедуры — это она. Желание быть непохожей на «типичную женщину» — тоже. Мы задали вопросы о внутренней мизогинии Ане Филистович — активистке и специалистке центра по продвижению прав женщин «Её права». Она объяснила, почему важно замечать мизогинию в себе и других и бороться с ней.

У этой статьи есть аудиоверсия. Если вам удобнее слушать, включайте подкаст.

Мизогиния — что это вообще такое?

Мизогинией называют предвзятое отношение, неприязнь и даже ненависть к женщинам. 

Женоненавистническое поведение — прямое следствие патриархального тезиса: женщина во всем уступает мужчине. А если в чем-то и преуспевает — это ценится меньше или воспринимается как исключение из правил. 

Мизогинию придумали феминистки? Её раньше не было?

Концепция мизогинии стала предметом обсуждения не так давно, а вот мизогинные практики — неизменная составляющая даже древних культур.

В социальных системах разных времен были особые правила для женщин: это и отсутствие права голоса, и запрет на владение имуществом, и невозможность распоряжаться собственным телом.

  • В Древней Греции мужчины отдавали жён под залог, оценивая их не как себе подобных, а как часть материальных благ. 
  • 150 лет назад Ницше, влиятельный философ, в своих трудах называл женщин «слабыми, …больными, переменчивыми, непостоянными». 
  • До 2018 года в Саудовской Аравии женщинам нельзя было водить — а теперь можно, но лишь с разрешения мужа, брата или отца. 

Другими словами, мизогиния — непременное свойство патриархальных реалий любого времени.

А внутренняя мизогиния — это как?

Это женоненавистничество внутри женской группы. В академических кругах его называют интернализованным сексизмом. Работает это так: женщины непроизвольно перенимают сексистские установки и используют их против других женщин. Или даже против самих себя — это зовётся аутомизогинией. 

Женщина находит себя недостаточно умной, привлекательной или успешной, сравнивает себя с представительницами своего пола и заданными обществом стандартами. 

Это выливается в острую самокритику, трудности с самооценкой и прочие психологические проблемы.

Это все на словах, а можно примеры?

  • Презрение по отношению к другим женщинам: «мне проще общаться с мужчинами», «не интересуюсь девчачьей ерундой». 
  • Обесценивание стремлений и достижений других женщин. Причём высмеивается как традиционное женское поведение, так и «отклонение» от принятой феминности: от «я не из тех, кто нянчится с детьми, я карьеристка [как мужчина]» до «какая из нее женщина, у нее даже детей нет». 
  • Повышенная требовательность к другим женщинам. Типичная ситуация — родительство. Часто от матери требуют быть идеальной, малейшая ошибка вызывает осуждение, особенно от других матерей. Отцов хвалят за единичную помощь в уходе. Одинокий отец вызывает сочувствие и восхищение. Одинокая мать «сама виновата, что мужика не удержала». 
  • Подозрительность и недоверие. Пример такого проявления внутренней мизогинии — нежелание женщин работать в женском коллективе. Том самом, который «курятник» и «гадюшник».
  • Нездоровая конкуренция между женщинами. Общество вынуждает женщин соревноваться за право быть лучшей из подобных, не позволяя наслаждаться своей уникальностью. С юного возраста девочек учат видеть друг в друге соперниц в борьбе за внимание мужчин. 
  • Игнорирование женских точек зрения. Женщины привыкают к мнению, что всё женское незначительно. По умолчанию игнорируются политические выступления, литература, произведения искусства и прочие начинания других женщин. Яркий пример — слова главы белорусской Центральной избирательной комиссии Лидии Ермошиной, которая заявила, что считает женщин аполитичными и более консервативными, чем мужчины. 
  • Поддержка гендерных стереотипов. Впитывая транслируемые массовой культурой сообщения, женщины охотно соглашаются с тем, что «бабы — стервы», «девочки — гуманитарии», а на машину она, конечно же, сама заработать не могла.
  • Виктимблейминг и слатшейминг. Внутренняя мизогиния остро проявляется в ситуациях насилия над женщинами. В унисон с мужскими оправданиями звучат женские «нормальная женщина предвидит опасность», «я бы в такую историю не попала», «сама виновата, что так разоделась». 
  • Перенос вины на женщину. В ситуации мужской измены партнёрша часто перекладывает вину на женщину, с которой изменили: «увела мужика», «своего нет, вот на чужих и кидается».

Почему женщины просто не перестанут ненавидеть друг друга?

Внутренняя мизогиния — закономерное развитие «классической» мизогинии со стороны мужчин. Патриархат предлагает чёткую дихотомию «мужское-женское». Из всех источников мы слышим о женской несостоятельности, глупости, чрезмерной эмоциональности — и, напротив, о сильных, серьёзных, умных мужчинах. «Вести себя как мужчина» — похвала, «вести себя как женщина» — осуждение.

Даже сейчас, в век пересмотра традиционных гендерных ролевых моделей, идея о том, что «мужчина лучше», определяет поведение многих людей. Это вынуждает женщин неосознанно дистанцироваться от своей половой принадлежности. Они надеются приблизиться к привилегированному мужскому обществу и повысить собственный статус в сравнении с другими женщинами. Но на самом деле только укрепляют мнимые различия между полами. Получается замкнутый круг.

И как разорвать этот замкнутый круг?

Стараться замечать мизогинию вокруг и внутри себя и противостоять ей. Есть маркеры, по которым легко распознать мизогинное поведение (а не просто критику или негативные эмоции к конкретному человеку). Это, например, обобщение по гендеру, стереотипы. «Все бабы дуры», «женщины такие поверхностные» — мизогинная практика, а не конструктивная претензия к определенной женщине.

«Мужественность» и «женственность» — абстрактные понятия, придуманные нами. Именно мы вложили определенные смыслы в эти слова. В реальности люди обладают разными интересами и взглядами вне зависимости от пола и гендера.

  • Открыто высказывайте свою позицию, когда слышите мизогинные фразы. Задавайте себе и другим вопросы: «Почему ты считаешь всех женщин такими? Подруга обманула тебя потому, что она женщина, или потому, что конкретно она часто врёт?»
  • Попросите близких обращать внимание на вашу аутомизогинию и не ругать себя за то, кто вы есть.
  • Больше взаимодействуйте с женщинами, не бойтесь зависти и соперничества. Общаясь с разными женщинами, вы увидите, что каждая уникальна и прекрасна, имеет свои недостатки и достоинства.
  • Не самоутверждайтесь за счёт других женщин. Не ведитесь на комплименты людей, которые заявляют, что вы «не такая, как все женщины» и должны этим гордиться. 
  • Просто поддерживайте женщин. Не подкрепляйте стереотипы о том, что женской дружбы не существует. Не позволяйте стереотипам разделять вас и других женщин.

Иллюстрации: Саша Соколова

Феминизм против Misandry

Недавно утверждение «Я феминистка» стало синонимом утверждения «Я ненавижу мужчин». Сама идея феминизма неверно истолковывается как идея ненависти к мужчинам. Широко распространено убеждение, что феминизм представляет собой идею изменения структуры власти таким образом, чтобы мужчины находились внизу, а женщины — вверху; однако это распространенное заблуждение.

Правильный выбор слова для мужененавистника — это мизандрист. Согласно словарю Мерриама-Вебстера, мизандризм — это ненависть, презрение или предубеждение по отношению к мужчинам или мальчикам.Мизандр может проявляться множеством способов, включая дискриминацию по признаку пола, очернение мужчин, насилие в отношении мужчин и сексуальную объективацию мужчин. Вера в матриархальную структуру, подобную этой, является истинной идеологией для тех, кто хочет полностью сменить структуру власти.

Бенедикт Камбербэтч

Согласно словарю Мерриама-Вебстера, феминизм — это набор политических движений, идеологий и социальных движений, которые имеют общую цель: определить, установить и достичь политического, экономического, личного и социального равенства полов.Это включает в себя стремление создать для женщин равные с мужчинами возможности в области образования и профессиональной деятельности. Это не означает, что феминистки хотят изменить структуру власти, это означает, что идеология, лежащая в основе феминизма, состоит в том, чтобы разрушить патриархальную структуру.

Патриархальная структура не обязательно означает, что мужчина извлечет выгоду из всех ситуаций. Это вредно как для мужчин, так и для женщин. Это действительно относится к идее о том, что у женщин должны быть мужья, которые бы о них заботились, что женщины чрезмерно эмоциональны и что женщины являются основными опекунами семьи, но это также относится к идее о том, что мужчина не может проявлять эмоции, не может быть подверглись сексуальному насилию или насилию и не могут заботиться о детях так же хорошо, как женщина.

Идея о том, что эта структура должна быть изменена, является идеей злонамеренного поведения. Однако идея о том, что патриархальная структура должна быть отменена, принадлежит феминизму.

Определение мизандриста по Merriam-Webster

mis · an · drist

| \ ˈMi-ˌsan-drist

\

: человек, ненавидящий мужчин

Лучшим примером того, почему не все феминистки являются мизандристами, является тот факт, что мужчины могут быть феминистами.- Дэвид Баббинс

: характеризуется проступком или ненавистью к мужчинам или выражает их

Большинство парней, если они честны с собой, могут распознать суть правды в этих крикливых словах о том, как они себя ведут в домашних делах и отношениях.- Сэм МакМанис Мизандристские образы не ограничиваются журналистикой. Мыльные оперы полны мужских фигур, которые жалки, агрессивны или просто глупы. — Джек О’Салливан

Мизандрия: невидимая ненависть к мужчинам

Микроагрессия — это те тонкие (а иногда и не очень тонкие) вещи, которые мы делаем, чтобы дистанцироваться от меньшинств, будь то представители другой расы или культуры, ЛГБТ и т. Д.Термин «микроагрессия» был придуман психиатром и профессором Гарвардского университета Честером М. Пирсом в 1970 году для описания оскорблений и увольнений, которые он регулярно видел, как не-чернокожие американцы наносили афроамериканцам [1]. Большинство людей настроены из лучших побуждений и вовсе не собираются оскорблять, но это так. Некоторые из них включают:

  • «Что ты?» (двурасовому человеку)
  • «Ты не ведешь себя как черный человек».
  • «Я дальтоник».
  • «Почему вы говорите белым?»
  • «Это правда твои волосы?»
  • «Вы первый в семье пошел в институт?»

Сегодня термин «микроагрессия» также используется для описания оскорблений и увольнений женщин и ЛГБТ.Кевин Надаль прекрасно описывает микроагрессию против ЛГБТ в своей книге Это так весело: микроагрессии и сообщество лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров [2]. Некоторые микроагрессии против ЛГБТ включают:

  • «Я не гомофоб; вы слишком чувствительны ».
  • «У вас когда-нибудь был настоящий секс?»
  • «Итак, с кем будут отношения?»
  • «Это совершенно нормально, пока я могу смотреть».
  • «Ты такой Джек в« Уилле и Грейс »или Кэм в« Современной семье ».’”
  • «Я бы никогда не стала встречаться с бисексуалом, которого он не может совершить или принять решение»
  • «Что там творится?» (Трансгендеру)

Некоторые словесные микроагрессии, которые я слышал против женщин:

  • «Я бы не стал работать на женщину».
  • «Если ты одеваешься как шлюха, ты просишь об этом».
  • «Она думает как мужчина». (Предполагаемое дополнение)
  • «Вы слишком эмоциональны. Вам нужно взглянуть на это логически ».
  • «Я впечатлен, что женщина могла это сделать.”
  • «Почему бы тебе просто не вернуться на кухню». (Предполагаемая шутка)

Мизандри

Я замечаю все больше и больше микроагрессий в отношении мужчин, но на удивление мало обсуждаю эту тенденцию. Есть слово, о котором большинство людей никогда не слышали: мизандри, означающее ненависть к мужчинам. Это соответствует женоненавистничеству, ненависти к женщинам. Заметив микроагрессию, направленную против мужчин, мы можем раскрыть скрытых проступков. Вот несколько примеров, с которыми я столкнулся:

  • «Мужчины думают только своим членом.”
  • «Человек не поймет».
  • «Мужчинам просто нужна дыра, чтобы в нее вставить».
  • «Мужчины не слышат слова нет ». (При сексуальном отказе)
  • «Мужчины одержимы лесбийского порно.»
  • «Правда? Ты не любишь спорт? »
  • «Он, знаете ли,« артистичный »».
  • «Будь мужчиной».
  • Мужчины бабники, мужчины-шлюхи, мужчины-шлюхи ».

Я даже слышал, как женщины говорят что-то вроде: «Шарики мерзкие. Я ненавижу их.«Если женщина услышала, как мужчины говорили о том, что вагины грязные и отвратительные, она наверняка подумала бы, что это женоненавистничество и микроагрессия, но почему не наоборот? Многие в остальном просветленные люди, кажется, думают, что унижать человека, пристыжая его за проступки нескольких преступников или за его неадекватную физическую форму, является своего рода привилегией или правом. Они даже не подозревают о своем хулиганстве.

Патриархат

В основном мы знаем, что мужчины, особенно гетеросексуальные белые мужчины, имеют привилегированный статус в нашем обществе, что они в большинстве своем слепы к своим привилегиям и что мы живем в патриархальном мире.Но давайте на мгновение посмотрим на наши предположения. Что это означает, например, когда мы говорим кому-то «возвыситься» или «стать более жестким»?

Мы часто думаем, что патриархат вредит женщинам, но мы не говорим о том, как он вредит мужчинам. Патриархат включает в себя строгие стандарты внешнего вида и поведения, и мужчин, не соблюдающих стандарты, безжалостно мучают. Послушные мужчины могут быть «слепы к своим привилегиям», но ботаники и неженки — прекрасные мишени для презрения. Мужчину, который не смеет быть «мужественным», презирают не только мужчины, но и женщины.Эти «плаксы» заслуживают того, что получают.

В своей книге Я не хочу об этом говорить: Преодоление тайного наследия мужской депрессии [3] автор и психотерапевт Терренс Реал говорит: «Мальчикам и мужчинам предоставляются привилегии и особый статус, но только при условии что они отворачиваются от уязвимости и связи, чтобы присоединиться к драке. Те, кто сопротивляется, такие как нетрадиционные мужчины, геи или бисексуалы, наказываются за это ». Я полностью с ним согласен.

Язык ненависти и любви

Старая поговорка: «Палки и камни могут повредить мои кости, но слова никогда не повредят мне» — неверна.Слова могут ранить и ранить. Они увековечивают нормы , которые порождают фанатизм, женоненавистничество, женоненавистничество, расизм, гомофобию и многое другое. Учитывая, как «мужественность» навязывается и мужчинами, и женщинами, стоит ли удивляться, что мужчины стали справедливой мишенью для беглых комментариев с презрением?

Даже отсутствие онлайн-дискуссий о микроагрессиях против мужчин само по себе является микроагрессией, потому что отсутствие делает проблему невидимой. В некоторых обсуждениях микроагрессии в отношении женщин и меньшинств даже говорится, что, поскольку мужчины имеют привилегию, они не могут испытывать микроагрессию.Но многие мужчины не пользуются привилегиями. Этих людей сделали невидимыми и в то же время пометили как честную дичь.

Это патология мужчин, когда мы предполагаем, что что-то не так с парнем, который не любит спорт, ростом не , темноволосым и красивым или иным образом не соответствует стереотипу мужественного . Это также является патологией для мужчин, когда мы предполагаем, что худшие проступки некоторых из них являются характеристикой всех. Это не помогает женщинам (черным или ЛГБТ) заниматься спортом подавления мужчин.Мы могли бы начать с того, что расскажем мужчинам о вреде, наносимом микроагрессией. Это могло бы открыть дверь для сострадания и помочь нам построить более гуманный мир.

С песней «Я ненавижу мужчин» французская феминистка трогает нерв

ПАРИЖ — Если бы не мужчина, литературный дебют Полины Харманж «Я ненавижу мужчин» мог бы остаться незамеченным.

Феминистское эссе, в котором обосновывается необходимость избегать мужчин как законного механизма защиты от широко распространенного женоненавистничества, первоначально было опубликовано на французском языке некоммерческой прессой Monstrograph.Всего было напечатано 400 экземпляров. Однако в тот день, когда он был опубликован в августе прошлого года, сотрудник министерства по вопросам гендерного равенства Франции Ральф Зурмели написал Монстрографу письмо со своего государственного аккаунта.

Книга, очевидно, писал он, «ода хулиганству». Зурмели, который не читал эту книгу, сравнил ее с «разжиганием ненависти по признаку пола» и заключил: «Я прошу вас немедленно удалить эту книгу из своего каталога в случае судебного преследования».

Угроза имела обратный эффект. Едва она была обнародована, как фраза «Я ненавижу мужчин» стала популярной во французских средствах массовой информации и привлекла внимание к хулиганству, неприязни или недоверию к мужчинам как к социальному феномену.Поскольку Monstrograph не мог угнаться за спросом, крупный французский издатель, Seuil, выиграл тендер на перепечатку книги, и с тех пор было продано 20 000 экземпляров. Проданы права на перевод на 17 языков. В Соединенных Штатах HarperCollins выпустит «Я ненавижу мужчин» в переводе Наташи Лерер 19 января.

Французское министерство гендерного равенства тем временем приложило все усилия, чтобы дистанцироваться от угрозы Зурмели. Пресс-секретарь нынешнего министра Элизабет Морено заявила, что она «решительно осудила этот единичный акт», и добавила, что Зурмели переводят на другую работу «по его просьбе.

Для Харманге, которому всего 26 лет, весь этот опыт был сродни хлыстовой травме. «Это начало моей карьеры, которую я считала почти недостижимой мечтой», — сказала она во время видеоинтервью в декабре из своего дома в Лилле на севере Франции. Тем не менее, внимание привлекли оскорбления в социальных сетях, и теперь ежедневные оскорбления поступают на нескольких языках.

«Бывают моменты, когда я говорю себе, что не подписывалась на это», — сказала она.

«Я ненавижу мужчин» началось в 2019 году как сообщение в блоге о феминистском выгорании.Харманге закончил учебу годом ранее по специальности «Коммуникации» и работал копирайтером-фрилансером. Ее личные эссе по различным темам, от заботы о себе до защиты окружающей среды, приобрели небольшую, но постоянную аудиторию, помогая ей сводить концы с концами через Tipeee, французскую альтернативу краудфандинговому сервису Patreon.

Редакторы Monstrograph, Мартин Пейдж и Колин Пьер, увидели сообщение и спросили, не хочет ли она превратить его в книгу. Для Хармандж, которая работает волонтером в ассоциации, поддерживающей жертв изнасилований, мизандризм стал ощущаться как лучший способ выразить свое разочарование структурным гендерным насилием.«Это было оскорблением для феминистки», — сказала она. «Что бы вы ни говорили, как только вы критикуете мужчин, вас обвиняют в том, что вы мизандрист. Вот тогда я понял: на самом деле, именно так ».

Короткое плавное «Я ненавижу мужчин» — часть недавнего возрождения антимужских настроений во французской феминистской литературе. Как и Харманж, Элис Коффин, избранный член городского совета Парижа, коснулась мизандрии в «Лесбийском гении», опубликованном Grasset в конце сентября (права на перевод на английский язык еще не проданы).Хотя книга — это в первую очередь пересказ ее опыта лесбийской журналистки и активистки, а также серия интервью с американским L.G.B.T. журналистам раздел посвящен «войне мужчин» с женщинами. Коффин утверждает, что искусство, созданное мужчинами, является «продолжением системы господства», и пишет, что избегает этого.

Откровенность работ Коффина и Харманге задела нервы Франции. Страна не спешит считаться с движением #MeToo, отчасти из-за разрыва поколений между старшими феминистками истеблишмента и более молодыми, более решительными активистами, которые указывают на отсутствие прогресса.

«Феминистки потратили много времени и энергии, убеждая мужчин, что нет, мы на самом деле их не ненавидим, что им рады», — сказала Харманге. «Взамен произошло немногое».

Разочарование во французской политике способствовало сдвигу в молодом поколении. В то время как президент Франции Эммануэль Макрон однажды заявил, что гендерное равенство будет «великой причиной моего президентства», его правительство подверглось критике за то, что оно не проводило феминистской политики. В прошлом году г-н Макрон назначил Джеральда Дарманина министром внутренних дел человека, ранее обвинявшегося в изнасиловании.

В интервью в своем доме в Париже Коффин сказала, что у мужчин «был шанс» отстаивать равенство. «Они могли бы понять намеки давным-давно, но, видимо, особого энтузиазма это не вызвало».

В этом контексте Харманге и Коффин утверждают, что следующий логический шаг — ставить сестринство выше умиротворения мужчин. Историк Колетт Пипон, написавшая книгу о возникновении мизандризма на периферии французского феминизма в 1970-х годах, описывает это как ненасильственный ответ на сексизм и женоненавистничество, добавляя, что оно имеет стратегическое значение для феминистских движений.

«Часто самые радикальные женщины заставляют других выглядеть разумными и позволяют им добиться изменений», — сказала она.

Некоторые женщины до сих пор верят, что обращение к мужчинам как к группе приносит больше вреда, чем пользы. В авторской статье для газеты Le Journal du Dimanche философ Элизабет Бадинтер раскритиковала «бинарное мышление» «воинственного неофеминизма». Другие поддерживают Харманге и Коффина, но не называют себя мизандристами. Рохая Диалло, известный темнокожий журналист и активист за расовое и гендерное равенство, сказала в телефонном интервью, что она не хотела «сосредотачивать свою деятельность на мужчинах.

Диалло отметила, что цветным женщинам также труднее следовать примеру Харманге и Коффина. «Когда вы небелая феминистка, это быстро будет проанализировано как разновидность ненависти к белым мужчинам», — сказала она. «Мизандрие будет расовым».

Угроза постоянных преследований реальна. Коффин сказал, что в худшие дни за последние несколько месяцев она становилась мишенью для «тысяч и тысяч» сообщений в день. Она подала несколько заявлений в полицию, в том числе три за угрозы убийством, и в какой-то момент попала под защиту полиции.

Харманге также получали угрозы изнасилования и убийства. Оба автора заявили, что наихудшее насилие произошло после того, как престижные новостные организации поддержали критику работы женщин, как, например, когда в октябре журналист радиостанции Europe 1 назвал произведения Коффина «моральным проектом геноцида».

В результате Хармандж, уроженка цифровых технологий, частично приписывающая социальным сетям свое политическое пробуждение в студенческие годы, была вынуждена делать перерывы в Твиттере и пыталась ограничиться «пятью минутами в день» на сайте.

Однако их призывы к женскому обществу не остались незамеченными. Выражения поддержки смягчили эффект насилия, и Коффин указала на «восторг» от публикации своего опыта как женщины и лесбиянки: «Язык так важен для освобождения ума».

И тот факт, что такие писатели, как они, были охвачены небольшим французским издательским миром, преследуемым обвинениями в кумовстве и отсутствии разнообразия, предполагает, что некоторые линии сдвигаются. Писательница Хлоя Делом, называющая себя женоненавистницей, в ноябре была удостоена престижной премии Médicis Prize.В телефонном интервью она сказала, что когда она была новичком на литературной сцене в 2000-х, мизандризм «воспринимался как шутка».

У Харманге теперь есть еще три книги, которые планируется опубликовать, в том числе роман, который она написала перед «Я ненавижу мужчин», под названием «Лимож, чтобы умереть», который выйдет в этом или 2022 году, и эссе о ее тяжелом опыте с абортом, запланированном на 2022 год.

Прежде всего, успех «Я ненавижу мужчин» означает, что она может оплачивать свои счета. Впервые за много лет Харманге сказала, что ей не нужно было задаваться вопросом, придется ли ей вернуться к своим родителям.

«Мне никогда не хватало смелости быть образцом для подражания,« вдохновляющей »женщиной», — написала она два года назад в своем блоге, который привел к «Я ненавижу мужчин». Возможно, она стала одним из поколений французских феминисток.

Почему к преступлениям на почве ненависти следует относиться по-разному к женоненавистничеству и женоненавистничеству

В сентябре Стелла Кризи успешно провела кампанию за то, чтобы правительство пересмотрело вопрос о том, подпадают ли преступления, мотивированные женоненавистничеством, под действие законодательства о преступлениях на почве ненависти. Сегодня было объявлено, что Комиссия по законодательству также рассмотрит вопрос о том, должны ли другие группы людей рассматриваться и подпадать под действие законодательства о преступлениях на почве ненависти, включая пожилых людей, готов и мужчин.

Правительство не просит Юридическую комиссию рекомендовать включить в нее хулиганство. На данном этапе Министерство внутренних дел просто запрашивает мнение Комиссии о том, следует ли рассматривать ненависть к женщинам, мужчинам, пожилым людям и т. Д. Как отягчающее наказание в преступлениях, совершенных против этой группы. =

Среди тех, кто призывает считать неправомерное поведение преступлением на почве ненависти, есть организация «Отцы 4 Справедливость». Группа утверждает, что призывы «превратить женоненавистничество в преступление на почве ненависти» рискуют представить мужчин как преступников, а женщин как жертв », и заявляют, что« жестокое обращение не имеет пола ».

Проблема с этим анализом в том, что он просто не соответствует фактам. Конечно, некоторые мужчины становятся жертвами и пережившими гендерное насилие, и эти мужчины абсолютно заслуживают поддержки и справедливости.

Но когда вы подсчитываете цифры, невозможно игнорировать тот факт, что насилие и жестокое обращение имеют гендерный характер. Большинство виновных в насильственных преступлениях против мужчин и женщин — мужчины. По данным Управления национального статистического обзора преступности Англии и Уэльса за год, закончившийся в марте 2017 года, 78 процентов виновных в насильственных преступлениях — мужчины.

Что касается домашнего насилия, 89 процентов из тех, кто пережил более четырех инцидентов, — женщины, а подавляющее большинство виновных — мужчины. Что касается преступлений на сексуальной почве, большинство жертв составляют женщины, а преступники — мужчины. Таким образом, утверждение, что «жестокое обращение не имеет пола» — как это делают те, кто призывает превратить проступок в преступление на почве ненависти — неверно.

Преступления на почве ненависти, которые могут включать словесные, физические и сексуальные оскорбления, считаются «правонарушениями, отягчающими вину». Это означает, что они привлекают более длительные сроки тюремного заключения, чем преступления, не мотивированные ненавистью, и это отражение того, как эти преступления сеют страх среди группы, к которой принадлежит жертва.По данным Министерства внутренних дел, преступления на почве ненависти могут «оказывать влияние не только на отдельных жертв, но и приводить к усилению чувства изоляции и страха во всех общинах».

Возможно, это верно в отношении женоненавистничества.

Акты насилия в отношении женщин влияют на то, как женщины в обществе чувствуют себя свободными в своей жизни, точно так же, как преступления на почве ненависти, мотивированные этнической или сексуальной ориентацией, оказывают репрессивное воздействие на все сообщество. Угроза мужского насилия ограничивает свободы женщин так, как мы просто не видим, когда речь идет о насильственных преступлениях, совершаемых против мужчин (подавляющее большинство из которых совершается другими мужчинами).В то же время, жестокое обращение с женщинами в Интернете было осуждено Amnesty International как попытка помешать женщинам «полностью реализовать свое право на участие в общественной жизни».

Не уверены? Проведите простой эксперимент. Если вы мужчина, спросите женщин в своей жизни, какие шаги они предпринимают, чтобы убедиться, что им безопасно ходить ночью. В статье Buzzfeed было собрано 28 различных ответов на этот вопрос, Huffington Post : 34. Они варьировались от того, чтобы держать ключи в руках, до того, чтобы не напиваться и идти домой альтернативными маршрутами.

Эти правила и предложения внедряются в нас с детства, еще до того, как нас преследуют на улице в школьной форме. Когда женщина подвергается жестокому нападению в нашем районе, появляются предупреждения, призывающие нас брать такси, не идти домой в темноте или слушать музыку на улице. Девочек воспитывают с бесконечными предупреждениями, чтобы они «обезопасили себя» от мужского насилия, и с самого начала учат ограничивать свои свободы делать это — даже с риском для собственного физического здоровья.

Теперь спросите человека, что он делает, чтобы обезопасить себя.

Несмотря на то, что мужчины с большей вероятностью подвергнутся нападению со стороны незнакомца (мужчины) на улице, эти нападения не мотивированы хулиганством. Они не приводят к введению комендантского часа для мужчин, общественному ограничению мужских свобод или насильственному усилению гендерного неравенства.

Конечно, бывают случаи, когда женщины преследуют мужчин на улице. Все мы знаем парней, которых беспокоили пьяные курицы. Такое поведение неприятно и неприемлемо, и его нужно критиковать и осуждать.

Но когда дело доходит до преступления на почве ненависти, важно учитывать мотивы и влияние этого поведения на жертву. Когда знакомый мне человек подвергся нападкам курицы, я спросил его, что он чувствует. Он был смущен, раздражен и зол. Но что поразило, так это то, что он не испугался. Он не опасался, что поведение женщин перерастет в физическое насилие. Большинство женщин, которых преследует группа мужчин, не могут сказать то же самое.

Как однажды заметила Маргарет Этвуд: «Мужчины боятся, что женщины будут смеяться над ними.Женщины боятся, что мужчины их убьют ».

Еще один важный аспект при определении преступления на почве ненависти заключается в том, что жертвы с большей вероятностью будут подвергаться повторной виктимизации.

Мы можем видеть это из приведенной выше статистики и по тому, насколько женоненавистничество окружает нас повсюду. Женщин преследуют на улице, в классе, на работе. На нас нападают в клубах, в метро, ​​в автобусе. Нас насилуют в наших спальнях. Нас убивают в наших домах.

Хотя никто не будет стремиться отрицать или преуменьшать влияние насильственных преступлений и домогательств в отношении мужчин, прежде чем преступление будет считаться преступлением на почве ненависти, необходимо задать серьезные вопросы о том, подходит ли оно под определение.Пугает, вселяет страх и пытается ли контролировать мужчин в сообществе? Мужчины — повторные жертвы хулиганства? Неправильное поведение — это инструмент, который мешает мужчинам жить свободно и занимать общественное пространство? Является ли насильственное преступление против мужчин подстрекательством к насилию над всеми мужчинами? Ограничивает ли хулиганство возможности мужчин и мешает им пользоваться всеми благами нашего общества, что ведет к сегрегации и изоляции?

Женоненавистничество успешно подавляет свободы женщин самыми вопиющими и коварными способами.Нам нужно будет посмотреть, согласна ли Комиссия по праву и может ли она сказать то же самое о хулиганстве.

«У нас должно быть право не любить мужчин»: французский писатель в центре литературной бури | Франция

Когда Полин Харманж, французская писательница и начинающая писательница, опубликовала трактат о ненависти к мужчинам, она ожидала, что среди друзей и читателей ее блога будет продано не более пары сотен экземпляров.

Вместо этого, угроза со стороны правительственного чиновника подать в суд и запретить Moi les hommes, je les déteste (Я ненавижу мужчин) привела к распродаже.Первый тираж в 450 экземпляров был быстро раскуплен, как и два следующих переиздания. Сейчас продано 2500 экземпляров.

Издатель Monstrograph, описываемый как «микроиздательский дом», управляемый волонтерами, ошеломлен и говорит, что «Я ненавижу мужчин» не будет переиздаваться снова, если более крупное издательство не придет на помощь.

Харманге, 25 лет, потрясена и потрясена тем, что оказалась в эпицентре литературной и политической бури. «Я этого не ожидал. Это был огромный сюрприз », — сказала она Guardian из своего дома в Лилле, на севере Франции, где она живет со своим мужем Матье, 29 лет, и котом Одиннадцать.«У меня впервые вышла книга. Я написал роман, но он так и не был опубликован ».

Харманге сказала, что ее попросили написать «Я ненавижу мужчин» после того, как кто-то заметил блог, который она написала о мизандрии или ненависти к мужчинам.

Moi les hommes, je les déteste, автор Полин Харманж. Фотография: Monstrograph

96-страничное эссе открывается цитатой из книги Сильвии Плат «Колокольчик» — «Проблема в том, что я ненавидела идею служить мужчинам в любом случае» — и исследует, есть ли у женщин веские причины ненавидеть мужчин.«Я замужем за прекрасным мужчиной, который действительно поддерживает мое творчество. Но в целом я не доверяю людям, которых не знаю, — сказал Харманге.

«Я просто не верю им. Это связано не столько с личным опытом, сколько с активисткой феминистской организации, которая в течение нескольких лет помогает жертвам изнасилования и сексуального насилия. Я могу с уверенностью сказать, что большинство агрессоров — мужчины ».

Она добавила: «Если мы гетеросексуалы, нас поощряют любить мужчин, но мы должны иметь абсолютно полное право не любить их.Я понимаю, что это звучит как жестокие настроения, но я твердо убежден, что нам должно быть позволено не любить их в целом и делать исключения для некоторых мужчин ».

В книге говорится, что защита мизандизма освобождает и может создать пространство для женского общества и сестринства. «Что, если у женщин есть веские причины ненавидеть мужчин? Что, если гнев по отношению к мужчинам на самом деле является радостным и освобождающим путем, когда ему позволено проявить себя? » Харманге пишет.

«Я ненавижу мужчин» был опубликован 19 августа, когда большая часть Франции наслаждалась летними каникулами, и почти наверняка он остался бы незамеченным, если бы Ральф Зурмели, советник министерства гендерного равенства Франции, не написал письмо с угрозой судебного иска.

«Очевидно, эта книга — ода хулиганству (= ненависти к мужчинам), как с точки зрения резюме на вашем сайте, так и с точки зрения чтения ее названия. Напоминаю, что разжигание ненависти по признаку пола является уголовным преступлением! Следовательно, я прошу вас немедленно удалить эту книгу из своего каталога под страхом уголовного преследования », — написал Зурмели.

Харманге сказал: «Мы немного боялись начать. Но первый экземпляр уже был продан, поэтому издатели решили разослать книги и посмотреть, что из этого получится.В качестве меры предосторожности они больше не печатали.

«Я был в шоке. Этот мужчина работает на госсекретаря по вопросам равенства между мужчинами и женщинами, чья миссия состоит в том, чтобы что-то делать с сексуальными посягательствами и изнасилованиями. Казалось возмутительным, что он больше беспокоился о цензуре небольшой феминистской книги, а не о своей работе ».

Когда история была подхвачена французским сайтом расследований Mediapart, издатели продолжили перепечатку. В министерстве сообщили Mediapart, что Зурмели, который, как выяснилось, читал только название и описание издателя «Я ненавижу мужчин», действовал по собственной инициативе.

Французский журнал NouvelObs охарактеризовал рвение Зурмели как «исключение культуры» по преимуществу и отметил, что никто не пытался подвергнуть Бодлера цензуре написания французского романиста XIX века Жоржа Санд: «Она глупа, она тяжелая, она разговорчивая. […] Тот факт, что несколько мужчин влюбились в эту уборную, является доказательством смирения мужчин этого века ».

«А почему бы не забанить Мишеля Уэльбека за его женоненавистничество, пока мы занимаемся этим», — спросила NouvelObs.

Харманге засмеялся над этой идеей.«К сожалению, но не удивительно, женоненавистничество настолько прочно укоренилось во французской литературе, что мы часто даже не осознаем этого».

Она сказала, что мизандризм часто рассматривался как шутка или, что еще хуже, инструмент дискредитации феминисток, но она считает, что нет ничего плохого в том, чтобы обладать этой ненавистью, которая, по ее словам, является законной, учитывая вред, который мужчины причиняют женщинам.

«Мизандрие существует только как реакция на женоненавистничество, которое лежит в основе системного насилия», — пишет она. В книге приводится статистика за 2018 год, показывающая, что 96% осужденных за домашнее насилие были мужчинами, а 99% осужденных за сексуальное насилие — мужчины.«В то время как хулиганство никогда никого не убивало», — пишет Харманге.

Харманге говорит, что ее муж — один из «исключений». В благодарности в конце книги она пишет, что он был «первым из нас, кто поверил в меня».

Она сказала: «Он так же удивлен, как и я, реакцией на книгу, но он поддерживает меня и мое письмо. Он просто беспокоится о том, что меня будут преследовать в Интернете ».

Харманге сказал, что негативная реакция на книгу была предсказуемой. «Женские и феминистские голоса не всегда приветствуются среди мужчин.»

Мизандрия: перестань говорить« Убей всех людей »

Мизандрие — это ненависть, презрение или предубеждение по отношению к мальчикам и мужчинам в целом, и часто ассоциируются со страданиями мужчин, над которыми издеваются, принижают, отвергают, поощряют и прославляют.

В статье 2016 года подчеркивается, что мужчины, похоже, не в состоянии осознать «очень реальный факт, что мизандство — это не настоящая вещь», утверждая, что мизандство — это только теория; не практика. Это просто неправда. Несмотря на то, что могут возникать споры о масштабах неправомерного поведения, я не убежден, что мы можем рационально ставить под сомнение его существование, когда так много доказательств подчеркивает его распространенность.Мизандри определенно существует. Ниже приведены несколько примеров.

Социальные эксперименты BBC (1), BBC (2), Mankind Initiative и OCK TV показывают, как насилие, совершенное мужчинами в отношении женщин, вызывает поддерживающую реакцию, в то время как насилие, совершенное женщинами в отношении мужчин, вызывает мало или вообще не вызывает поддержки, поскольку многие зрители смеются, как женщина. бьет мужчину. Возможно, это не является большим сюрпризом, поскольку насилие, совершаемое женщинами в отношении мужчин, часто изображается на телевидении как приемлемое и забавное.

Ранее в 2020 году несколько девушек и женщин зафиксировали, что они били своих ничего не подозревающих партнеров-мужчин по лицу кошельками и сумками, что стало известной как «проблема с кошельками». В другом видео женщины шутят о жестоком обращении с мужчинами, говоря, что мужчины не могут отказаться от секса, если женщины этого хотят. В 2012 году Дженни Маккарти пошутила, что схватила Джастина Бибера за задницу, назвав это «изнасилованием пумы». Сохраняйте поведение и меняйте пол. Меняется ли ваше восприятие?

Стратегии, направленные на борьбу с насилием в отношении женщин и девочек, существуют, но стратегии, направленные на борьбу с насилием в отношении мужчин и мальчиков, в настоящее время не существуют, несмотря на данные Управления национальной статистики, подчеркивающие, что мужчины чаще, чем женщины, становятся жертвами насильственных преступлений. .Более того, депутат Бен Брэдли получил поток оскорблений после того, как он предположил, что было бы полезно иметь мужского министра.

В отчете за 2018 год подчеркивается, что мальчики «почти не рассматриваются» в некоторых правовых рамках, касающихся сексуального насилия, и что в ряде стран есть законы об изнасиловании, которые не обеспечивают правовой защиты мальчиков. Преступление изнасилования в Законе о сексуальных преступлениях 2003 года сформулировано таким образом, что юридически разрешено совершать изнасилование мужчин, но не женщин.

Участники дискуссии и зрители «Разговора» смеялись, когда женщина отрезала член мужчине, а зрители «Шоу Джереми Кайла» смеялись, когда мужчина рассказывал, как его заставили прыгнуть с трехэтажного балкона после жестокого обращения. партнер запер его в своей квартире.

Товар, содержащий текст; «Мальчики — глупцы, бросающие в них камни» можно купить на Amazon, и огромное количество людей, включая депутатов, журналистов и знаменитостей, используют социальные сети, чтобы пропагандировать хулиганство, а также игнорировать и преуменьшать недостатки, с которыми сталкиваются мальчики и мужчины. Просто зайдите в Twitter и посмотрите, сколько аккаунтов посвящено убийству всех мужчин, по сравнению с тем, сколько аккаунтов посвящено убийству всех женщин, и посмотрите, сколько других онлайн-групп поощряют и празднуют жестокое обращение с мужчинами.

В статье 2015 года представлены результаты международного исследования, в котором подчеркивается, что учителя дают девочкам более высокие результаты, чем мальчики, даже если они выполняют работу того же качества. В статье 2020 года, озаглавленной «Миф о повсеместном женоненавистничестве», освещается ряд исследований, демонстрирующих предубеждения и взгляды в пользу женщин.

Это всего лишь несколько примеров хулиганства. Есть еще много других. Моксон (2018) подчеркивает, как результаты исследований показывают, что мизандрия реальна, и в 2016 году Корт написал статью под названием «Мизандри: невидимая ненависть к мужчинам», но ненависть к мужчинам больше не невидима; на самом деле это очень заметно.Это просто извиняется и оправдывается до такой степени, что некоторые люди думают, что его не существует. В своей книге «Распространение мизандрии» Натансон и Янг подчеркивают, что многие люди не могут или не будут видеть свидетельства мизандрии вокруг себя.

Недавний пример проступка — хэштег «KillAllMen», который был в тренде в Интернете, и за ним часто следовали такие комментарии, как «Мужчины — мусор / подонок», «Миру больше не нужны мужчины», «Я гордый человек- ненавистник »,« Мир был бы лучше без мужчин »,« Все мужчины хороши, потому что умирают на войне »,« Быть мужчиной автоматически делает вас неудачником », и« Иди и убей себя и помоги увеличить уровень самоубийств среди мужчин. ».Я мог бы продолжить.

Ниже приведены некоторые комментарии, которые пытаются оправдать, минимизировать и извинить ненадлежащее поведение, а также хэштег «KillAllmen», за которым следует ответ на эти комментарии.

«Это всего лишь шутка»

Во-первых, есть несколько пользователей социальных сетей, которые явно набирают «Убить всех мужчин. Я не шучу.»

Во-вторых, намек на то, что можно «шутить» над убийством всех мужчин, когда большинство убийств, самоубийств и несчастных случаев на рабочем месте приходится на мужчин, в лучшем случае является дурным тоном.«Убить всех мужчин» — это не шутка. Это простое утверждение, к тому же довольно ненавистное.

Многие люди ожидают, что мальчики и мужчины увидят хэштег «KillAllMen» как шутку. Такое ожидание необоснованно, тем более, что эти три слова часто публикуются в Интернете с небольшим контекстом или без него, или как ответ одному мужчине или небольшому количеству мужчин, демонстрирующих неприемлемое поведение. Newsflash; порядочные мужчины не хотят, чтобы их смазывали той же щеткой, что и жестокие мужчины, тем более, что некоторые из них также подвергались насилию со стороны мужчин, любые другие (как и мужчины в целом) делают гораздо больше для борьбы с насилием, чем для совершения Это.

В статье 2016 года упомянутые ранее шутки и оскорбления в адрес женщин были осуждены, но подобные шутки и оскорбления в отношении мужчин, похоже, были оправданы. Статья 2020 года подразумевает, что неприемлемо преувеличивать изнасилование женщин, но, похоже, предполагает, что можно шутить об убийстве мужчин.

Я бы не стал винить девушек и женщин за то, что они злятся и решительно отреагировали на «KillAllWomen», и я бы определенно не ожидал, что они сочтут это шуткой, так как же может быть разумным ожидать, что мужчины не будут злиться и решительно ответить на «KillAllMen» и посчитать это шуткой? Это просто бессмысленно.

Некоторые ответили на хэштег «KillAllMen» с помощью «KillAllWomen; другой хэштег, который я не поддерживаю. Часто следуют следующие комментарии: «Для женщин нормально шутить об убийстве всех мужчин, потому что мужчин на самом деле не убивают женщины». Это просто неправда. В статье 2019 года рассказывается, как Коннер Каупер был убит своей девушкой, которая, как сообщается, хвасталась тем, что она ненавидит мужчин. Хотя это крайний пример, этот человек — не единственная женщина-убийца, убившая мужчину, и, судя по комментариям, сделанным в социальных сетях, она, безусловно, не единственный человек, который гордится своей ненавистью к мужчинам.

Хотя женщины могут не убивать мужчин с той же скоростью, с которой мужчины убивают женщин, по большому счету оба показателя довольно низкие, и это не является разумным оправданием для поощрения убийства всех мужчин из-за действий меньшинство.

Пропаганда веры в то, что есть причины, по которым можно шутить об убийстве всех мужчин, но что никогда не бывает причин, по которым шутить об убийстве всех женщин приемлемо, не только создает бесполезную иерархию, но и способствует бредовой и несправедливой вере в право на существование.Как насчет того, чтобы не шутить об убийстве мужчин или женщин?

«Мы не это имеем в виду»

Если не серьезно — не говори. Простой. Почему вы говорите то, чего не имеете в виду? Особенно о такой эмоциональной проблеме, особенно в социальных сетях, где общение открыто для интерпретации в лучшие времена.

Если я увижу в Интернете предложение «Любая пицца за 5 фунтов стерлингов», я не буду рад, если мне позже скажут, что это предложение распространяется не на все пиццы. В выводе было сказано то, чего они не имеют в виду, и не были разъяснены их условия, что впоследствии привело к конфликту.Некоторые из тех, кто публикует «KillAllMen», не разъясняют свои условия или рассуждения, а делают это без всяких оснований после того, как им бросили вызов.

Как подчеркивалось выше, некоторые, написавшие «KillAllMen», следуют этому, говоря, что они делают , имея в виду именно это и что миру не нужны мужчины, потому что сперма может быть получена из костного мозга. Это означает, что единственное использование мужчин — производство спермы. Огромный объем данных выявил различный положительный вклад, который мужчины вносят в общество уникальным / непропорционально большим образом, так что это просто неправда.

В других комментариях говорилось, что женщины на самом деле не ненавидят мужчин, и хотя я согласен с тем, что большинство женщин не ненавидят мужчин, но громкое и значительное меньшинство ненавидят мужчин, и, возможно, многие другие презирают мужчин в той степени, в которой они от них ожидают. терпеть поведение, которое они сами назвали бы неприемлемым, если бы оно было совершено против них.

В статье 2020 года говорится, что «Убей всех людей» следует рассматривать как призыв к смерти «патриархата». Прежде всего, если вы хотите убить патриархат, говорите «Убейте патриархат», а не «Убейте всех людей».Во-вторых, такое предположение подразумевает, что патриархат существует и что можно говорить «Убить всех людей», когда вы на самом деле имеете в виду «Убить патриархат», потому что все люди вносят вклад в «патриархат» и являются его частью. Видео, опровергающие теорию патриархата, см. В видео д-ра Джеффри Кетланда, Уилла Ноулэнда и д-ра Джордана Петерсона

.

В упомянутой выше статье 2020 года также подчеркивается, что феминистки не хотят смерти мужчин, они хотят смерти «традиционной мужественности». Возможно, нам нужно помнить, что то, что называют «традиционной мужественностью», сыграло огромную роль в защите людей, обеспечении их близких, спасении жизней и построении цивилизации.

Я подвергался насилию со стороны женщин, но я не говорю «Убей всех женщин», потому что знаю, что большинство женщин не являются насильниками, так же как и большинство мужчин не являются насильниками, и если бы я сказал «Убей всех женщин» »Или« Все женщины — насильники », я бы этого не имел в виду. Как можно надеяться на рациональное обсуждение или дебаты, если мы говорим то, чего не имеем в виду?

Когда вы говорите «Убить всех мужчин», не ожидайте, что люди узнают, что вы на самом деле имеете в виду «Убить всех жестоких мужчин» или «Убить всех женоненавистников» и т. Д.потому что это не то, что вы сказали. Некоторые сказали, что «KillAllAbusiveMen» звучит не так хорошо, как «KillAllMen», но ожидать, что мальчики и мужчины смирятся с этим, потому что это звучит лучше, и ожидать, что они не ответят или не раскритикуют такое заявление, неразумно.

«Если тебя обидят, ты — часть проблемы и один из тех, о ком мы говорим»

Это абсолютно бессмысленно и предполагает, что если человека оскорбляет хэштег «KillAllMen», он представляет собой проблему просто , потому что он обиделся.Это не только демонстрирует довольно причудливое и искаженное мышление, но и подразумевает, что недовольство мужчины ненавистным комментарием не имеет значения по сравнению с причинами, по которым люди предпочитают его делать. Это не только неразумная, но и очень опасная территория, поскольку подразумевает, что бывают случаи, когда можно делать комментарии, которые навешивают ярлыки на всех членов группы определенным образом, исходя из чьего-то индивидуального опыта и вредных действий меньшинства указанной группы.

Вообразите возросшее возмущение, если бы мужчина сказал: «Женщины, которых оскорбляют хэштегом« KillAllWomen », являются частью проблемы и являются теми самыми женщинами, о которых мы говорим.«Представьте себе возмущение, если бы ожидалось, что какая-либо другая группа людей вынесет ненавистный хэштег, пропагандирующий их убийство, потому что небольшой процент этой группы совершил насилие.

В упомянутой ранее статье 2020 года подразумевается, что если мужчин оскорбляет хэштег «KillAllMen», они не верят в свое отношение к женщинам и не уважают их. Это не только показывает довольно интересную умственную гимнастику в игре, но и является большим предположением, которое предполагает, что мужчины, которых оскорбляет хэштег, не уверены в своем отношении к женщинам и не уважают их.Нет. Мужчины просто не хотят, чтобы им говорили убить себя из-за вредных действий других мужчин; меньшинство.

Также довольно иронично то, что автор говорит об уважении, тогда как я думаю, мы можем с полным основанием сказать, что ожидать, что мужчины будут выносить хэштег «KillAllMen», совсем не уважительно.

В статье 2020 года, упомянутой ранее, подчеркивается, что шутки могут помочь жертвам переживать травмирующие события, подразумевая, что «шутки» об убийстве всех мужчин помогут жертвам. Это говорит о том, что многие из тех, кто пишет «KillAllMen», подвергались насилию со стороны мужчин.Хотя я уверен, что некоторые из них имели, разумно сказать, что некоторые нет. Многие из этих ненавистных комментариев делаются для того, чтобы распространять неправильное поведение и пропагандировать ложное повествование о том, что мужчины в целом вредны, а не для того, чтобы помочь справиться с травмой вообще, и даже если они, серьезно ли мы говорим, что размещение хэштега «KillAllMen» — это здоровый и приемлемый способ обработки травмы?

Если мы ожидаем, что мужчины будут молчать, пока люди пишут «KillAllMen» в попытке обработать травму, причиненную мужчинами, равенство означает, что мы также должны ожидать, что женщины будут молчать, когда люди твитнут «KillAllWomen» в попытке обработать нанесенную травму женщины.Если мы не продвигаем равенство, мы продвигаем привилегии.

Возможно, гораздо разумнее и полезнее найти способы обработки травмы, не способствующие проявлению ненависти или предрассудков. Я не уверен, что устранение последствий одного типа злоупотребления путем совершения другого вида злоупотребления является наиболее эффективным способом борьбы с исходным насилием.

«Мужчин нельзя притеснять. Они угнетатели »

Сам факт, что мне и многим другим мальчикам и мужчинам сказали: «Заткнись», «Перестань плакать» и «Перестань притворяться, что ты угнетен» после того, как я пожаловался на хэштег «KillAllMen», возможно, является одним из элементов, который способствует к разумной иллюстрации притеснения по отношению к мужчинам.

В статье 2016 года, на которую ссылались ранее, говорится:

По сути, группа не может находиться в позиции системной власти и продолжать удерживать эту позицию власти, а затем обвинять угнетенных, которые пытаются создать более справедливый мир, в том, что они являются репрессивными.

Это довольно жесткий взгляд на вещи. Продвижение слишком упрощенного нарратива, предполагающего, что мужчины всегда являются только угнетателями / преступниками, а женщины — только угнетенными / жертвами, не просто игнорирует доказательства, опровергающие такое повествование, но, возможно, также демонстрирует предвзятость.

Другой и, возможно, более реалистичный способ взглянуть на вещи — это признать, что группа людей может получить преимущество в определенных областях, в то время как испытывать неудобства в других областях.

Я не понимаю, как мужчины могут разумно называть угнетателей, когда существует так много доказательств и данных, подчеркивающих страдания и недостатки, которые непропорционально затрагивают мужчин.

Даже если мы согласны с тем, что мужчин нельзя притеснять, значит ли это, что можно ожидать, что они будут мириться с хэштегом «KillAllMen»? Нет.

«Последствия мизогинии не так страшны, как последствия женоненавистничества»

Это действительно зависит от того, о каких эффектах мы говорим и какое поведение подпитывается неправильным поведением. Если женщина бьет мужчину, потому что не может контролировать свой гнев, это не проступок, но если женщина бьет мужчину, потому что не может контролировать свой гнев, и , потому что она думает, что это нормально бить мужчин, потому что мужчины должны уметь это принять; , что — это хулиганство.

Коллеги и я, безусловно, работали с несколькими мальчиками и мужчинами, которые испытали ужасное насилие и сильные травмы от рук некоторых, явно придерживающихся мизандристских взглядов.

Даже если последствия мизогинии не «так ужасны», как последствия женоненавистничества — ну и что? Это не соревнование, и о чем мы говорим только потому, что некоторые могут подумать, что женоненавистничество хуже для девочек и женщин, чем женоненавистничество для мальчиков и мужчин? Что это оправдывает мизандристское поведение?

В своей презентации 2020 года о принудительном контроле и домашнем насилии профессор Никола Грэм-Кеван заявляет, что одно из наиболее устойчивых различий между мужчинами и женщинами, которое подчеркивается в исследовании, заключается в том, что мужчины и женщины различаются по степени страха, о котором они сообщают, при этом отмечая, что мужчины социализированы и, возможно, даже эволюционировали, чтобы не выражать свою уязвимость.Возможно, это важный момент, который следует помнить, когда мальчики и мужчины сообщают о неблагоприятных последствиях мизандристского поведения.

Хотя некоторые говорят, что мужчины просто «стремятся» стать жертвами, я действительно не думаю, что это так. Мужчины просто не хотят, чтобы с ними обращались как с дерьмом просто потому, что они мужчины.

Влияние на мальчиков

Комментируя результаты исследования, проведенного в раннем детстве, Кейт Миддлтон заявляет, что то, как воспитываются дети, повлияет на будущее общество.Имея это в виду, возможно, нам следует подумать о том, как много людей, публикующих «KillAllMen», могут отрицательно повлиять не только на мужчин, но и на мальчиков, которые станут мужчинами. Исследование 2020 года подчеркивает, что 88% мужчин согласны с тем, что термин «токсичная мужественность» может оказывать вредное воздействие на мальчиков, поэтому, возможно, не будет большим натяжением сказать, что постоянная публикация «Убей всех мужчин» также может иметь вредное воздействие на мальчиков.

Я видел, как один мальчик прокомментировал хэштег «KillAllMen» в Интернете, сказав, что это всегда заставляло его думать, что он должен постоянно спрашивать, не сделал ли он что-нибудь не так.Мы с коллегами также начинаем слышать, как мальчики говорят нам, что из-за сообщений, которые они получают от сверстников, средств массовой информации, общества, школы, социальных сетей и, в некоторых случаях, их родителей, они задаются вопросом, делает ли их плохим то, что они мальчишки. Я получил сообщения от нескольких мальчиков, которые рассказывали мне, как они должны терпеть издевательства и хэштег «KillAllMen», но что они не уверены, что у них есть уверенность, чтобы противостоять этому. Я слышал о мальчиках, которых заставляли замолчать в школе за то, что они бросали вызов жестокому поведению, и я знал, что группы мальчиков собирались на собрание и велели никого не насиловать, в то время как девочек собирали на собрание и говорили; их тело, их выбор.

Ниже приводится цитата мальчика, разрешившего поделиться своим комментарием:

«Мальчиков в моем классе было немного. Девочки и учительница шутили о том, чтобы запереть всех мальчиков в школе, говоря, что мальчики отвратительны и вонючие, и что их всех следует столкнуть с обрыва. Девочки и учительница засмеялись, и я почувствовал, что ничего не могу сказать. Их было больше, чем меня, а некоторые другие мальчики толком ничего не сказали. Я просто чувствовал, что меня ненавидят за то, что я мальчик.”

Какое сообщение мы даем нашим мальчикам? Называя мужественность «токсичной», реагируя на мальчиков так, как будто они сами насильники, постоянная публикация «KillAllMen», регулярное высмеивание и умаление мужских страданий; как это поможет нашим мальчикам? Мальчики, которые уже борются со своим психическим здоровьем и уверенностью в себе; мальчики, которые подвергаются или подвергались насилию и изо всех сил пытаются раскрыть свою информацию и воспользоваться услугами; мальчики, пострадавшие от жестокого обращения и насилия в семье; мальчики, которые борются в школе.Неужели мы думаем, что такое поведение поможет нашим мальчикам? Мы вообще заботимся?

Между издевательствами и самоубийствами существует установленная связь, поэтому я не думаю, что будет слишком преувеличением сказать, что хэштег «KillAllMen» может сыграть роль в том, что некоторые мальчики покончат с собой. Возможно, сейчас мы начинаем более отчетливо видеть отрицательные последствия мизандрии. Сегодняшние мальчики, которые станут мужчинами завтрашнего дня, начинают понимать, насколько распространено хулиганство. Если мы хотим, чтобы мальчики вырастали и становились функциональными и здоровыми мужчинами, возможно, у нас будет больше шансов добиться этого, если мы перестанем регулярно делать мизандристские комментарии, такие как «Убей всех мужчин», и ожидать, что мальчики и мужчины выдержат это.

Возможно, нам также следует подумать о том, как хэштег «KillAllMen» будет восприниматься мужчинами в нашей жизни; мужчины, которые нам помогли; мужчины, которые защищали нас, когда мы нуждались в защите; папы, защищавшие своих дочерей от жестокого обращения, и мужья, защищавшие их жен и детей от зла; мужчины, которые поддерживали и защищали своих близких от жестоких людей; мужчины, которые много работали, чтобы обеспечить свои семьи; мужчины, о которых вы заботитесь, которые никогда никого не оскорбляли, но поддерживали вас.Как будут чувствовать себя эти мужчины-защитники, кормильцы и сторонники, оказавшись в одной группе с обидчиками, от которых они защищали своих близких? Их объединяет пол, а вот поведение — нет.

Вместо того, чтобы демонизировать мужчин за то, что они являются мужчинами, возможно, нам следует начать ценить и признавать их положительный вклад: мужчин, которые рискуют своей жизнью, чтобы защитить нас; сотрудники милиции, пожарные, спасатели, солдаты и мужчины на улице. Мужчины, которые вносят свой вклад в наше общество; строители строят наши дома; рабочие, обслуживающие наши дороги; ученые и изобретатели, разрабатывающие спасающие жизнь лекарства и технологии, меняющие жизнь.

Заключение

Хотя некоторые из страданий и недостатков, которые уникально / непропорционально испытывают мальчики и мужчины, не обязательно , потому что они мужчины (точно так же, как некоторые страдания и недостатки, которые уникально / непропорционально испытывают девочки и женщины, не , потому что они женщины), некоторые определенно есть.

Мизандрие происходит в глобальном масштабе, о чем свидетельствуют массовые насмешки, преуменьшение, отклонение, поощрение и празднование различных форм жестокого обращения, страданий и неудобств, с которыми сталкиваются мальчики и мужчины: онлайн-аккаунты, посвященные неправомерному поведению; отсутствие услуг и стратегий, ориентированных на мужчин; обращение с папами в семейных судах; мужчины, ставшие жертвами домашнего насилия, которые автоматически арестовываются, когда они нуждаются в поддержке; мальчики и мужчины, которых ложно обвиняют в жестоком обращении; мужчины — жертвы мошенничества с установлением отцовства; хихиканье депутатов и влиятельных лиц в связи с предложением о назначении мужского министра; мужчин, которых называют обидчиками и насильниками, потому что они мужчины, список бесконечен.

Некоторые люди сказали мне не писать этот блог, говоря, что я буду получать оскорбления в Интернете и угрозы смертью.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts