Номотетический подход: Номотетический и идиографический подходы в диагностике Личности. Преимущества и недостатки каждого из них

Содержание

Номотетический и идиографический подходы в диагностике Личности. Преимущества и недостатки каждого из них

Номотетический подход (греч. «номос» – закон, закономерность) – это исследование общих закономерностей и их индивидуальных вариаций по отношению к индивиду – основная задача. При номотетическом подходе мы интересуемся нормативами общих черт для разных людей .

Идиографический подход (греч. «идиос» – своеобразный, принадлежащий кому-то) – описывающий своеобразие. Главная цель исследования и диагностики в выявлении индивидуальных черт, неповторимых, уникальных. Идиографический – описывающий своеобразие.

Мюррей и Клахом (американские психологи) писали, что каждый человек в чем-то:

  • похож на всех других людей;
  • похож на некоторых людей;
  • не похож ни на кого.

При номотетическом подходе выясняется в чем человек похож на всех или на некоторых.

При идиографическом – интересует, чем не похож.

Эти способы были предложены неокантианской школой. Они противопоставляли их друг другу. Считали, что номотетический подход свойственен для естественных наук, так как в них есть повторяемость фактов, можно их обобщить, вывести закономерности. Идиографический подход – для исторических наблюдений – любое историческое событие неповторимо и уникально. Эти подходы надо сочетать.

Вильям Штерн. 1900 г. статья «О психологии индивидуальных различий». 1911 г. – дифференциальная психология. В психологии могут сосуществовать 2 подхода. Их нельзя противопоставлять. Они дополняют друг друга.

Суть подходов по Штерну:

Номотетический подход создает условия для идиографического описания. Особенность номотетического подхода в том, что разных людей диагностируют по какой-то одной черте. На основе такой диагностики делают выводы о средневыраженности этой черты в группе, о пределах вариативности, закономерности. Можно диагностировать по нескольким чертам в группе, можно выявить закономерности отношений разных черт в группе.

Идиографический подход – одного человека диагностируют по многим психологическим параметрам. Если это сделать, то можно получить психограмму (изображение психологического портрета. Можно сравнить психограммы у нескольких людей.

В чем взаимосвязь и взаимодополнение? Он считал, для того, чтобы использовать идиографический подход, надо с помощью номотетического выделить сами черты. Он служит основой для идиографического подхода.

Если составить психологические портреты, то можно прийти к обобщениям, закономерностям, а, следовательно, мы будем применять номотетический анализ для данных, полученных при помощи идиографического подхода.

Другой психолог, который уделял большое внимание идиографическому подходу – Гордон Олпорт – был согласен, что номотетический и идиографический подходы взаимодополняют друг друга, но критиковал Штерна за увлечение психограммами, считал, что это упрощение индивидуальности. Он рассматривал в качестве основного метода идиографического анализа биографический метод. Считал, что только этот метод позволяет исследовать, продиагностировать индивидуальность в разные периоды жизни, только этот метод дает целостный взгляд на индивидуальность. Его заслуга в хорошей разработке биографического метода.

В целом исследование психодиагностики показывает, что основное внимание исследователями уделялось номотетической схеме анализа. И реакцией на преобладание номотетического подхода стало появление в 60 г. ХХ в. особого направления в психологии. Феномено-логическая психология, гуманистическая психология, экзистенциальная психология. Цель – исследование уникальности человеческой Личности. Основатель – Абрахам Маслоу, ввел понятие самоактуализации. Необходимость исследования уникальных черт Личности: творчество, любовь и др. – то, что является неповторимым.

Преимущества идиографического подхода – он может повысить прогностичность личностных методик.

1. Сущность идиографического подхода в настоящее время – любого отдельно взятого человека можно эффективно охарактеризовать не по всем известным психологам чертам, а лишь по отдельной части черт

2. Идиографический подход считает, что при очерчивании прогностических возможностей, связанных с проявлением тех или иных черт, нужно в качестве путеводной нити использовать самого человека.

С чем это связано? Известно, что проявление конкретных черт у каждого человека следует ожидать не во всех, а лишь в некоторых ситуациях. Это те ситуации, которые являются значимыми для самого человека.

Что определяет конкретное поведение в конкретной ситуации?

1. Надо знать, как человек рассматривает значимость отдельных черт. Его отношение к личностным чертам. Есть иерархия черт – ее надо знать. Проявление этих черт будет самым устойчивым.

2. Мы должны знать представления человека о проявлении разных черт в разных ситуациях. У каждого есть свое представление. Это называется прототипы личностных черт – индивидуальное представление.

Мы сможем прогнозировать поведение человека в конкретной ситуации. Для повышения прогностичности недостаточно продиагностировать при помощи хороших стандартизированных методик. Надо дополнить знание о чертах прототипами. Как получить знание о прототипах – надо собирать дополнительную информацию о Личности человека. Собрать информацию об определяющих характеристиках Личности:

  • ценности;
  • нормативы;
  • ведущие мотивы и потребности;
  • направленность человека.

Это знание повышает прогностичность.

Есть критика в адрес идиографического подхода. Некоторые психологи считают, что идиографический подход – это домысливание, которое может стоять за тем или иным симптомом, выделенным диагностикой. Проявление интуиции, отсутствие закономерных связей.

Билет 5. Номотетический и идеографический подход в психодиагностике.

Разделние этих подходов основывается
на монографии Виндельбанда «История и
наука» (1904 г.), где он проводил различие
между естественнонаучнойигуманитарнойориентациямив
психологии.

Идеографический подход
углубленное изучение единичного случая
в процессе диотического взаимодействия
(психолог – клиент). Направлен на описание
и объяснение сложного целого.

Описание должно быть полным, конкретным,
и любой человек должен быть представлен
как уникальный феномен.

Номотетический подход
предполагает тестирование с последующей
интерпретацией, направлен на открытие
общего закона, справедливого для любого
частного случая.

Его основные структуры и процессы
характеризуются посредством
экспериментальных, т.е. воспроизводимых
процедур.

Согласно Виндельбанду любой объект
может быть изучен первым или вторым
способом.

Оба способа подвергаются критике…

Недостатки:

Идеографический подход:

1. Отсутствие объективности, т.к. полученные
результаты зависят от теоретической
ориентации психолога и его практического
опыта.

2. С помощью этого способа невозможно
открыть общие законы.

3. Много используют специфических
терминов, которые не всегда понятны,
многословие.

Номотетический подход:

1. На основе общих законов нельзя составить
полное представление о личности человека,
т.к. она уникальна; не позволяет предсказать
поведение человека в силу его
неповторимости.

2. Подвергаются критике представления
об индивидуальных различиях (описания
с позиции номотетического метода
основывается на данных (о среднем
значении, стандартном отклонении,
корреляции между переменными в выборке),
которые не имеют непосредственного
отношения к конкретному человеку (хотя
многие утверждения говорят об обратном)).

Нельзя однозначно заявлять о преимуществе
какого-то одного способа исследования.

— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —

(Преимущества = преимущества тестовой
и клинической диагностики).

Преимущества тестовой и клинической
диагностики:

Тестовая диагностика (= номотетический
метод):

1. Более эффективна, когда нужно получить
информацию о большой группе людей в
короткие сроки и принять строго
альтернативное решение (либо «ДА», либо
«НЕТ»).

2. Тесты хорошо защищены от методических
ошибок, которые могут возникнуть
вследствие низкой квалификации психолога,
т.к. в тесте все прописано, они
стандартизированы.

3. Тестовая диагностика предъявляет
менее строгие требования к профессионально
компетентности психолога.

4. Способ подсчета результатов обеспечивает
объективность результата.

5. Менее трудоемкая работа.

Клиническое обследование (=
идеографический метод):

1. Более эффективно, когда идее речь о
малоисследованной области, оно позволяет
выдвигать новые гипотезы.

2. Эффективно, когда необходимо глубже
и точнее познакомиться с уникальной
жизненной ситуацией человека. Дает
больше информации.

3. Более эффективно, если после обследования
сам психолог будет проводить дальнейшую
коррекционную или развивающую работу.

4. Является более эффективной при работе
с ребенком, т. к. ребенок постоянно
меняется, переходит с одного этапа
развития на следующий, и никогда нельзя
точно сказать на каком этапе он находится
в настоящий момент, несмотря на все
разработанные возрастные периодизации.
(Тестовые методики в данном случае мало
эффективны).

5. Клиническое обследование требует
высокого уровня профессиональной
подготовки, богатого практического
опыта и больше времени.

Мякушкин Д.Е.Номотетический и идеографический подходы.

 

Мякушкин Д.Е.

Номотетический и идеографический подходы 

в структуре комплексной оценки персонала организации

 

Несмотря  на  большое  количество  разнообразнейших инструментов диагностики, психологи остро ощущают нехватку психодиагностических   методов   и   средств,   необходимых   для   реализации  так  называемого  личностного  принципа,  напрямую  связанного  с  индивидуальным   субъективным   подходом   диагноста   к   исследуемой  личности сотрудника организации  [1, 2, 4, 6, 7].  Современные  психологи  гораздо  больше  могут сказать   о   самом   процессе   мышления   вообще,   чем   способны   разобраться  в мышлении конкретного человека; легко рассуждают о формировании и развитии  личности  гипотетического  объекта  и  в  то  же  время  не  могут достаточно  достоверно  описать  и  объяснить  поведение  конкретного  человека в  конкретном  контексте  и  временном  промежутке.  Если  на  теоретическом уровне разрабатываются принципы и методы целостного многостороннего анализа,  то  практическая  психодиагностика,  отставая  от  теоретических   моделей,  пока  лучше приспособлена  к  работе  с  выделенными  функциями,  выборками,  нормами  и  т.д.,  а  не  с  человеком  как  целостной  и  уникальной  личностью.  К  сожалению,  в  большинстве  подходов  научный  анализ  включает  общее  и  типичное  для  людей,  и  мало  уделяется  единичному  и  уникальному  в  личности  человека.   Далеко  не  решена  проблема  изучения  того,  как  конкретный  человек  «…познает  и  воспринимает  сложный  мир  социальных  отношений,  других  людей  и  самого  себя,  как  формируется целостная  система  представлений  и  отношений  конкретного  человека»  [4,  с.  93]. Речь  здесь,  по  сути,  идет  о  двух  подходах  к  измерению  и распознаванию психологических особенностей человека: номотетическом и идеографическом.

Номотетический  метод  —  способ  познания,  целью  которого  является установление общего, имеющего форму закона. Виндельбанд  утверждал,  что  поскольку  научное  изучение  и  рассуждение  совершаются  в форме понятий, ближайшим и самым важным интересом логики всегда  останутся  исследование  сущности,  анализ  и  применение  категорий  общего [6, 8, 9].    Исследователь, озабоченный отысканием законов, стремится от констатации частного случая перейти к пониманию общей связи и для него  отдельный  объект  наблюдения  не  имеет  научной  ценности.  Он  имеет  в   его  исследовании  значение  «типа»,  лишенного  индивидуальных  черт,  которые  интересны  ему  не  как  характеристики  уникальной  целостности  этого  объекта,  а  как  выражение  общей  закономерности,  объединяющей  данный  объект  с  множеством  других.  Знание  этих  законов  дает  возможность  предсказывать будущее состояние объектов и соответствующим  образом  воздействовать  на  ход  вещей  [5].

В  отличие  от  номотетического,  идеографический  метод  —  это  способ познания,  целью  которого  является  изображение  объекта  как  единого  уникального  целого.  Главной  особенностью  идеографического  метода  является  постижение  индивидуального  в  его  однократности,  уникальности  и неповторимости.  Речь  идет  об  индивидуальности  объекта,  взятого  именно  в его  целостности,  а  не  в  его  частях,  поскольку  целое  не  совпадает  с  суммой его  частей.  И  результаты  исследования,  осуществляемого с  помощью  идеографического метода, могут и должны резюмироваться в понятиях, имеющих  индивидуальное,  а  не  всеобщее  содержание [4, 5].

Номотетический  и  идеографический  подходы  различаются  по нескольким  основаниям  [2, 3, 4,  5, 6].  Во-первых,  по-разному  понимается  объект  измерения. Если в рамках номотетического подхода присутствует понимание личности как набора свойств, то идеографический подход представляет личность как целостную систему. Во-вторых,  для  каждого  из  подходов   характерна   разная   направленность  измерений: выявление и измерение общих для всех людей свойств личности для номотетического подхода и   распознавание индивидуальных  особенностей личности — для идеографического подхода.    И,  в-третьих,  характер  методов  измерения  в  каждом  из  походов  различен  по  процессу  и  содержанию:  стандартизированные методы измерения с одной стороны, и проективные методики и качественные  техники — с другой.       Это противопоставление  номотетического  и  идеографического   подходов особенно сильно выражено в психодиагностике. Номотетическая диагностика, по сути, является сциентистской и нормографической, и  конкретная  личность,  индивидуальность  сводится  в  рамках  этого  подхода  к  набору  определенных  значений  по  нормативным  общегрупповым  шкалам. Такой  подход,  обладая  полностью  всеми  недостатками  количественных  методов  исследования,  не  способен  удовлетворить  все  запросы практики. С другой стороны, диагностика, ориентированная на идеографические  техники  и  предлагающая  рассматривать  личность  как  особую,  неповторимую  целостность,  с  точки  зрения  сциентистских  традиций трудно  совместима  с  принципами  истинно  научного  познания. Однако  дело  не  в  том,  что  принимать  во  внимание,  только  общее   или только единичное, и чем руководствоваться при анализе исследуемого объекта.  Здесь  мы  встречаемся  со  своеобразной  шкалой  диагностических  задач.  Диагностика  стабильных  и  общих  черт  личности  —  область,  наиболее  разработанная  на  сегодняшний  день  и обеспеченная  в  основном  количественными  методами  измерения.   В  то  же  время  диагностика  уникальных  и  изменчивых свойств — наименее разработанная область, связанная с распознаванием индивидуальных особенностей личности и требующая реализации идеографического  подхода  как  совокупности  методов  качественного  анализа.   И  естественно,  целостная  диагностика  должна  описывать  и  общее,  и  особенное,  уникальное  в  личности  человека.

Литература:

  • 1. Богомолова Н.Н, Фоломеева Т.В. Фокус-группы как метод социально-психологического исследования. — М.: Магистр, 1997. — 79 с.
  • 2. Витцлак И. Основы психодиагностики. // Психодиагностика: теория и практика. — М.: Прогресс, 1986. — 205 с.
  • 3. Загородний В.И. Технология оценки и отбора государственных служащих (из опыта ряда зарубежных стран). — М.: Вестник государственной службы, 1993, № 1. — С.42-62.
  • 4. Забродин Ю.М. Модель личности в психолодиагностике. — М.: Прогресс, 1994. — 182 с.
  • 5. Забродин Ю.М., Похилько В.И. Теоретические источники и назначение репертуарных личностных методик. // Франселла Ф., Биннистер Д. Новый метод исследования личности. — М.: Прогресс, 1987. — С. 5-17.
  • 6. История буржуазной социологии XIX — начала ХХ века. — М.: Наука, 1979. — С. 128-135.
  • 7. Краткий словарь по социологии. — М.: Политиздат, 1989.
  • 8. Психология. Словарь. / Под общ. ред. А.В.Петровского, М.Г.Ярошевского. — М.: Политиздат, 1990. — 494 с.
  • 9. Современная западная социология: словарь. — М.: Политиздат, 1990. — 432 с.

Номотетический подход: описание, принципы, методы исследования

Номотетический подход — это одна из главных философских дискуссий в психологии. Психологи, применяющие его, занимаются установлением общих законов, основанных на изучении больших групп людей. При этом используются статистические (количественные) методы анализа данных.

Введение

Цель клинической психологической науки — облегчить диагностику нервных расстройств, понимая суть недуга и реализуя оптимальные стратегии профилактики и лечения. Достижение этой цели требует точного описания текущей симптоматики и точного прогнозирования будущего течения расстройства. Необходимо применение методов снижения и устранения проблемного поведения, а также способов поддержания психологического здоровья. Точное описание и прогнозирование требуют инструментов, которые достоверно и надежно моделируют клинические явления. Для этого требуется провести сравнительный анализ номотетического и идеографического подходов.

Терминология

Термин «номотетика» происходит др.-греч. νόμος — «закон» + корень θη- — «полагать», устанавливать. Психологи, которые применяют номотетический подход, в основном занимаются изучением того, чем люди делятся друг с другом. То есть устанавливают законы общения.

Термин «идеографика» происходит от греческого слова idios, что означает «собственный» или «частный». Психологи, интересующиеся этим аспектом, хотят выяснить, что делает каждого из людей уникальным.

Историческая справка

Термин «номотетика» ввел в XIX веке немецкий философ Вильгельм Виндельбанд. Он использовал номотетический метод для описания подхода к накоплению знаний, стремясь сделать крупномасштабные обобщения. Теперь этот метод распространен в естественных науках и многими рассматривается как истинная парадигма и цель научного подхода.

Номотетический подход

Традиционный подход к статистическому анализу в клинической (и всей психологической) науке номотетичен: цель состоит в том, чтобы сделать общие прогнозы о популяции путем изучения межиндивидуальных вариаций, то есть вариаций между людьми. Этот метод является привлекательным, поскольку он позволяет объединять участников (например, членов контрольной или клинической группы, которые разделяют расстройство, фактор риска или профиль лечения) для данных, собранных как в поперечных, так и в продольных проектах.

Номотетическое исследование — это попытка установить общие законы и обобщения. Целью номотетического подхода является получение объективных знаний с помощью научных методов. Поэтому для установления статистически значимых результатов используются квантовые методы исследования. Последующие законы, которые создаются, могут быть разделены на три вида: классификация людей по группам, установление принципов и установление измерений. Примером этого из мира психологии является «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам», которое дает классификацию этих состояний, разделяя людей на группы.

Методы исследования, используемые номотетическим подходом, собирают научные и квантовые данные. Для этого используются эксперименты и наблюдения, а средние группы статистически анализируются для создания прогнозов о людях в целом.

Преимущества и недостатки

Номотетический подход считается научным благодаря его точному измерению, прогнозированию и контролю поведения, исследованиям больших групп, объективным и контролируемым методам, позволяющим тиражировать и обобщать. Благодаря этому он помог психологии стать более научной, развивая теории, которые могут быть проверены опытным путем.

Однако номотетический подход имеет свои ограничения. Он был обвинен в потере из виду «самого человека» из-за его широкого использования средних групп. Это также может дать поверхностное понимание, так как люди могут демонстрировать одно и то же поведение, но по разным причинам. Другим ограничением этого подхода является то, что предсказания могут быть сделаны в отношении групп, но не отдельных лиц.

Идеографический подход

При таком подходе к статистическому анализу цель состоит в том, чтобы сделать конкретные прогнозы в отношении индивида путем изучения внутрииндивидуальных вариаций с течением времени. Поскольку идеографический подход предполагает неоднородность между участниками и временем, каждый интенсивно оценивается по нескольким временным точкам, а затем проводится индивидуальный анализ.

Существует много типов данных, поддающихся анализу временных рядов, некоторые из которых клинические ученые и практики, возможно, уже собрали, но не закодировали или проанализировали идеографически. Идеографический подход разработан с использованием тематических исследований и использует неструктурированные интервью для сбора качественных данных. Из этих данных можно наблюдать богатство человеческого поведения. Примером является исследование, проведенное Абрахамом Маслоу, на тему мотивации человеческого поведения. Он использует биографии известных знаменитостей и интервью со студентами в качестве основы своей иерархии потребностей.

Сравнительный анализ

Сравнение номометрического и идеографического подходов в психологии показывает, что их применение приносит пользу при работе с совершенно различными клиническими случаями. С номотетической точки зрения предпочтение отдается корреляционным, психометрическим и другим количественным методам. Идеографический анализ будет иметь наибольшее влияние на персонализированное лечение в сочетании с идеографической оценкой или измерением поведения, которое наиболее соответствует уникальному профилю симптомов или представлению болезни человека.

Сильные стороны идеографического и номотетического подходов в психологии зависят от качества собранных данных.

Изучение личности

Психометрический подход к изучению личности сравнивает индивидов с точки зрения черт или измерений, общих для всех. Это номотетический подход. Есть два примера: тип Ганса Айзека и теория признаков Рэймонда Каттелла. Они оба предполагают, что существует небольшое количество черт, которые определяют основную структуру всех личностей, и что индивидуальные различия могут быть определены по этим измерениям.

За последние 20 лет начал складываться все более широкий консенсус в отношении этих черт. «Большой пятеркой” считаются экстраверсия, доброжелательность, добросовестность, эмоциональная стабильность и открытость к опыту.

Практический пример

В исследовании номотетического и идеографического подходов применяется процедура под названием Q-sort. Сначала испытуемому выдается большой набор карточек, на каждой из которых написано самооценочное высказывание. Например, «я дружелюбен» или «я амбициозен» и т. д. Затем субъекту предлагается отсортировать карты в стопки. Одна стопка содержит утверждение «больше всего похоже на меня», вторая — «меньше всего похоже на меня». Есть также несколько стопок для промежуточных утверждений.

Количество карт может варьироваться, как и количество стопок и тип вопроса (например, «Какой я сейчас?», «Каким я был раньше?», «Каким мой партнер видит меня?», «Каким бы я хотел быть?»). Таким образом, существует потенциально бесконечное число вариаций. Это нормально для номотетического и идеографического подходов, так как они предполагают, что существует столько же личностей, сколько живущих людей.

Основные подходы к психодиагностике

В психологической диагностике выделяют преимущественно два подхода к распознанию, а затем и к измерению индивидуальных психологических особенностей человека: номотетический и идеографический. Номотетический подход (от лат. norma – образец) ориентирован на открытие общих законов, справедливых для любого конкретного случая. Он предполагает выявление индивидуальных особенностей и соотнесение их с нормой. Идеографический подход (от греч. idea + gramma – идеограмма) основан на распознании индивидуальных особенностей человека и их описании. Он ориентирован на описание сложного целого – конкретной личности. Идеограмма представляет собой не что иное, как письменный знак, означающий целое понятие, а не букву языка.

Номотетический метод подвергается критике, так как общие законы не дают полного представления о человеке и не позволяют предсказать его поведение в силу неповторимости каждого. Идеографический метод также критикуется, прежде всего, за несоответствие стандартам объективности (полученные результаты в значительной степени зависят от концептуальных ориентаций исследователя и его опыта).

С методологической точки зрения, интеграция этих двух подходов позволяет сформулировать объективный психологический диагноз.

В современной психологии сложилось несколько взаимодополняющих подходов к пониманию сущности психодиагностики, которые с определенной долей условности можно обозначить как инструментальный, конструирующий, гностический, помогающий, практикоориентированный и интегральный.

Инструментальный подход рассматривает психодиагностику как совокупность методов и средств для измерения психических состояний и свойств, как процесс выявления и измерения индивидуально-психологических особенностей человека с помощью специальных методов.

Главная задача психологической диагностики сводится к выбору и непосредственному применению диагностических средств для выявления индивидуального своеобразия конкретного человека при установлении различий в психической организации разных групп людей.

Инструментальная роль психодиагностики приобретает важное значение в деятельности практического психолога, которая является полипроблемной и предполагает одновременную проверку большого количества диагностических гипотез. Однако сведение психологической диагностики только к методам и средствам, выявления психических феноменов значительно ограничивает ее возможности как научной дисциплины, суживает диагностическое мышление психолога до решения преимущественно прагматического вопроса, какую методику использовать.

К инструментальному направлению довольно тесно примыкает так называемое конструирующее, назначение которого – разработка методов выявления и изучения индивидуальных психологических и психофизиологических особенностей человека. С позиций этого подхода наиболее важные задачи психодиагностики заключаются в конструировании новых психодиагностических средств и модификации уже имеющихся; в разработке методов прогнозирования психического развития и поведения в зависимости от разных природных и социальных факторов и условий существования, в разработке психодиагностических технологий. Однако психодиагностика не может сводиться только к разработке или модификации и адаптации инструментария.

Признание за психодиагностикой способности распознания психической реальности лежит в основе подхода, который условно можно назвать гностическим. Его особенность заключается в том, что акцент делается на раскрытии индивидуального своеобразия и неповторимости внутреннего мира каждого человека. Применение методик или их комплексов перестает быть самоцелью, внимание психолога-диагноста обращено на уникальность психического облика человека.

Основными задачами гностического подхода к психодиагностике являются: определение общих закономерностей становления и развития психических образований; подготовка к свадьбе; установление связи между единичными проявлениями психического феномена и знанием его сущности; распознание индивидуальных особенностей в общих проявлениях психики человека; соотнесение индивидуальной картины поведения или состояния конкретного человека с известными типами и установленными ранее среднестатистическими нормами.

Помогающий подход рассматривает психодиагностику в качестве одного из видов психологической помощи. Многие психодиагностические процедуры содержат в себе терапевтический потенциал. Использование рисуночных методик, заполнение опросников, требующее от человека концентрации внимания на своих переживаниях, часто сопровождается успокаивающим эффектом.

Помогающая функция психодиагностики особенно возрастает на заключительном этапе. В то же время психодиагностическое обследование может вызвать негативную реакцию у испытуемого, поэтому помогающее действие психодиагностики имеет определенные ограничения.

Возникновение практикоориентированного подхода к пониманию сущности диагностики объясняется интенсивным проникновением практической психологии в решение личных и профессиональных проблем человека. Это позволяет рассматривать психодиагностику как особую область практики, направленную па выявление разнообразных качеств, психических и психофизиологических особенностей, черт личности, помогающую решению жизненных проблем.

Интегральный подход связывает воедино теоретическую и практическую психологию. По отношению к методам психологического исследования выступает в качестве общей основы, объединяющей все области их практической реализации. В этом плане психологическая диагностика представляет собой специфическое научное направление, базирующееся на собственных методологических и методических принципах и занимающееся теоретическими и практическими проблемами постановки психологического диагноза. Основу интегрального направления составляет идея целостности феноменов переживания, поведения и деятельности личности.

Таким образом, в настоящее время в психологической науке отсутствует единая точка зрения на сущность психологической диагностики. Разнообразие мнений объясняется как многоаспектностью содержания и направлений профессиональной деятельности психолога, в которой могут реализоваться разные грани психологической диагностики, так и большими, но недостаточно полно раскрытыми теоретическими и практическими возможностями этой дисциплины.

Номотетическое познание в общественных и гуманитарных науках Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

EPISTEMOLOGY & PHILOSOPHY OF SCIENCE • 2015 • T. XLV• № 3

Н

ОМОТЕТИЧЕСКОЕ ПОЗНАНИЕ В ОБЩЕСТВЕННЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ НАУКАХ

Карен Хачикович Момджян — доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой социальной философии и философии истории философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. E-mail:

[email protected]

В своей статье К.Х. Момджян предлагает аргументы в защиту номотетического познания в обществознании и приводитдоводы против сужения возможностей такого познания. Необходимость номотетических процедур автор связывает с существованием объективных, необходимых и универсально повторяющихся связей общественной жизни, превращающих ее в законосообразный процесс, несмотря на наличие свободной человеческой воли.

А.Ю. Антоновский, А.А. Аргамакова, В.С. Кржевов, А.Л. Никифоров выдвигают контраргументы, указывают на трудности в интерпретации социально-гуманитарного знания как номотетического, на неприменимость схемы классификации современных дисциплин посредством схемы номотетическое-идеографическое,утверждают, что установка на использование разных методов постижения «природы» и «культуры» влечет ряд противоречий и затруднений и практически неисполнима.

Ключевые слова: социальная теория, номотетический метод, свобода воли, ценности, социальная динамика, закономерности общественного развития.

N

OMOTHETIC COGNITION IN SOCIAL SCIENCES AND THE HUMANITIES

Karen Momdzhyan —

prof., Lomonosov Moscow State University, Faculty of Philosophy, Department of Social Philosophy and Philosophy of History.

In his paper Karen Momdzhyan defends the approach according to which the character of social and human sciences is about nomothetic. The author connects the need for nomothetic procedures with the existence of objective, necessary and universally recurring relations of social life, which turn it into a law-governed process in spite of the existence of free human will. He builds his argument on the scheme of the nomothetic cognition vs. the ideographic cognition. The nomothetic cognition searches for what is most general and common behind various events whereas the ideographic cognition concentrates on the analysis of what is particular. He argues against the postmodernist attempts to introduce only ideographic research paradigm into cultural and human studies. Key words: social theory, nomothetic method, free will, values, social dynamics, regularities of social development.

Напомню, что термин «номотетический» закрепился в философии благодаря Вильгельму Виндельбанду, который предложил классифицировать науки не только по объекту, но и по «формальному характеру их познавательных целей» и разделил их на номотетические и идеографические. Номо-тетическое познание ориентировано на поиск общего, оно ищет устойчивые, воспроизводимые и повторяющиеся связи между явлениями и устанавливает тем самым онтологические законы, которым эти явления подчиняются.

Идеографическое познание, напротив, ориентировано на анализ единичного и однократного. Оно изучает не явления, а события, ищет не законы, а не-

16 Panel Discussion

которые ситуативные закономерности, т.е. неслучайные связи между порождающей причиной и порожденным следствием, лишенные атрибута повторяемости.

Долгое время в европейском сознании именно номотетическое мышление считалось главным и исключительным атрибутом научности (на этом основании историческому познанию отказывали в статусе науки потому, что оно обращено на единичное и однократное и не способно воспарить к познанию общего). Позднее усилиями неокантианцев было признано, что наука может оставаться наукой и тогда, когда она решает номотетические задачи, и тогда, когда она обсуждает проблемы идеографические. На этом основании была реабилитирована история, признанная наукой, несмотря на то что суждения о законах истории Риккерт уподоблял суждениям о «деревянном железе» [Риккерт, 1902]. Было доказано, что идеографический метод не исключает поисков верифицируемой истины и может применяться не только «науками о культуре», но и «науками о природе». Как говорил Виндельбанд, биолог использует номотетический метод, когда изучает законы живой природы, и идеографический метод, когда изучает историю ее становления.

Этот паритет номотетического и идеографического подходов попытались нарушить представители современного постмодернизма, предпринявшие титанические усилия, чтобы переориентировать как минимум обществознание и гуманитаристику на решение исключительно идеографических задач. Все это сопровождается попытками дискредитировать номотетический подход под флагом борьбы с метафизикой, формами которой считают универсализм, логоцентризм и другие «маски догматизма».

Обществоведов призывают отказаться от эссенциалистской стратегии познания и заменить поиск «мертвящей всеобщности» на рассмотрение единичного и уникального в общественной жизни. К счастью, сторонников этой разрушительной идеи в Европе становится все меньше, но в России их, видимо, немало (во всяком случае противник номотетической традиции в социальной философии и общей социологии, критикуя мою точку зрения, имел смелость назвать меня «последним из могикан») [Грицанов, 2010].

Какие же аргументы приводят в полемике с номотетической парадигмой? Давно и хорошо известные. Мы все прекрасно понимаем, что главной причиной, которая заставляет сомневаться в возможностях номотетического познания в обществознании, является субстанциальная специфика социальной реальности, качественно отличной от реальности природной. Эта специфика связана с тем, что люди, творящие социальную реальность, отличаются от физических тел и биологических организмов наличием свободы воли — способности варьировать поведенческие реакции на безальтернативные воздейст-

(О (А 3 О (А

а

вия внешней и внутренней среды. Свобода воли — это самоиндукция человеческого сознания, т.е. способность психики вырабатывать такие инициальные факторы поведения, источником которых является сама психика, а не внешние по отношению к ней условия.

В отличие от какой-нибудь курицы, которая руководствуется простым правилом «голоден — ешь, страшно — беги, находишься в половом возбуждении — приступай к ухаживаниям», человек способен действовать альтернативно, свободно выбирать цели своего поведения исходя либо из эмоциональных предпочтений, либо рассудочного влечения к пользе, либо мотивов долженствования.

Многие философы считали и считают, что наличие у человека, названного И.Г. Гердером «первым вольноотпущенником творения», способности избегать поведенческой предопределенности выводит социальные действия за рамки фундаментальных принципов детерминизма, согласно которым одни и те же причины при одних и тех же условиях порождают одни и те же следствия. Законы существуют там, где снаряд, выпущенный из пушки, не может проснуться в нелетном настроении или саботировать свой полет из пацифистских побуждений.

Свобода воли дает человеку возможность вести себя по-разному, что исключает, по мысли постмодернистов, наличие универсальных и безальтернативных законов человеческого поведения. В результате социальная реальность предстает как совокупность уникальных и неповторимых событий, качественно отличных от явлений природы, где вариативность проявляет себя не как индивидуальность, а как «эк-земплярность» единого. Соответственно научное исследование социальных процессов в его номотетической форме объявляется неосуществимым.

Я считаю эту презумпцию поверхностной и неадекватной. Убежден в том, что наличие у людей свободной воли ничуть не мешает существованию универсальных законов человеческого поведения, которые должны быть открыты номотетическим обществознанием и использованы обществознанием идеографическим. Гёте в свое время говорил, что историки терпеть не могут универсалии, но не могут Ф без них обойтись. Если, объясняя уникальные причины Французской «35 революции, вы не будете знать общесоциологические законы «революции вообще», ваш анализ едва ли будет убедительным. Единичные О и неповторимые события не могут быть редуцированы без остатка 2 к стоящим за этими событиями структурам — универсальным законам

_ общественной жизни, но они не могут быть поняты без обращения 0)

£ к этим структурам.

Я Откуда же берутся универсальные законы общественной жизни?

Думаю, что их существование объясняется двумя причинами.

Первая — это наличие универсальных законов человеческого поведения, существенно ограничивающих свободу воли, мешающих ей превратиться из свободы в произвол. Назову некоторые из таких «дисциплинирующих» человека факторов, ограничивающие его выбор предзаданными вариантами.

1. Никакая свобода воли не позволяет нам «отменять» объективные предзаданные цели существования, присущие не только человеку, но и всем живым организмам, способным к поведению. Речь идет об инстинктивном у животных и инстинктоподобном у человека (термин Маслоу) влечении к сохранению факта и (или) качества жизни. Речь идет о присущих всему живому информационных импульсах самосохранения, имеющих дефициентный или бытийный характер. Всякое живое существо стремится обеспечить свое биологическое выживание и одновременно сделать его комфортным, минимизируя страдания и максимизируя удовольствия (в широком понимании удовольствия).

Конечно, мы должны учесть, что в ситуациях, которые экзистенциалисты называют «пограничными», когда нельзя одновременно сохранять и факт, и качество жизни, человек способен предпочесть качество факту, т.е. отказаться от жизни, не соответствующей его представлениям о достойном существовании. Но эту специфическую для человека способность не следует трактовать как отказ от объективного видоспецифического импульса к самосохранению. В этом плане большинство самоубийств есть следствие объективного влечения к сохранению качества жизни, которое действует в ситуациях, когда смерть представляется человеку меньшей из возможных утрат.

2. Если вам предписано стремиться к сохранению факта и качества вашей жизни, вы не можете игнорировать условия, при которых эта цель становится достижимой. Иными словами, вы не можете игнорировать такую важнейшую детерминанту поведения, каковой является система видоспецифических и исторически неизменных для человека потребностей.

Потребность представляет собой свойство субъекта нуждаться в том, без чего жизнь невозможна или некомфортна. Потребности выступают в качестве объективно-реального фактора деятельности, существующего как внепсихическая реальность, независящая от человеческой воли. Чтобы ни делал человек, он делает это ради одной из своих потребностей. Свобода воли позволяет человеку ранжировать свои потребности, оценивать их как первостепенные и второстепенные, подлежащие или не подлежащие удовлетворению. Однако сам факт наличия потребностей, их детерминирующего воздействия на поведение людей и неизбежной платы за депривационный выбор никак не зависят от предпочтений социального субъекта.

(О (А 3 О (А

а

3. Никакая свобода воли не позволяет людям избежать детерминирующего воздействия, которое оказывает на их поведение такой фактор, как отличные от потребностей интересы. Они представляют собой свойство субъекта нуждаться в объектах-медиаторах, необходимых для создания и использования предмета потребности. Теоретически мы можем выделить четыре типа таких интересов: орудийные интересы, предметом которых являются вещи, т.е. предметы практического назначения, с помощью которых люди физически изменяют природную и социальную среду своего существования, а также собственное тело; информационные интересы, предметом которых являются знаковые объекты, с помощью которых люди изменяют не сам мир, а свои представления о мире и способах поведения в нем; коммуникативные интересы, предметом которых являются другие люди, рассмотренные с точки зрения участия (или неучастия) в осуществляемой деятельности; организационные интересы, предметом которых являются связи и отношения между людьми, которые должны создаваться и регулироваться, чтобы коллективная деятельность имела упорядоченный и эффективный характер. ных факторов область непредсказуемого для социальных и гумани-2 тарных наук ограничивается важными для человека, но не для обще-_ ства личностно-индивидуальными реакциями.

Виндельбанд прав: индивидуальная свобода как «последняя Я и глубочайшая сущность личности противится анализу посредством общих категорий» [Виндельбанд, 2007: 351] (хотя я не стал бы назы-

вать эту свободу «беспричинностью нашего существа»). Эта область непредсказуемого не распространяется на коллективное поведение людей, которое подчиняется объективным статистическим законам, нивелирующим индивидуальную вариативность.

Вторая причина существования объективных законов общественной жизни состоит в том, что социальная реальность включает в себя не только целенаправленные человеческие действия, но и порождаемые ими социальные процессы, которые возникают и развиваются спонтанно, независимо от желаний и ожиданий людей. Будучи стихийными по своей природе, эти процессы не зависят от свободной человеческой воли и подчиняются законам, которые никак не связаны с человеческой субъективностью. Примером такого рода процессов может служить генезис многих социальных групп, институтов и организационных «форм общения» людей (к примеру, европейского капитализма, который в отличие от технических инноваций, спонтанно породивших его, не строился по заранее продуманному «авторскому» плану). Другим примером подобных процессов может служить становление современной экономической глобализации (не путать с глобализмом как политической доктриной). Очевидно, что анализ таких процессов, не зависящих от человеческой субъективности, мало чем отличается от анализа природных феноменов. Именно это делает возможным использовать в общественных науках (прежде всего в экономических дисциплинах) методы синергетики, математического моделирования и проч.

Противники номотетической парадигмы считают, что номотети-ческое научное мышление в обществознании невозможно в силу не только отсутствия универсальных законов общественной жизни, но и невозможности обретения человеком объективно-истинного знания. Речь идет о неизбежной вовлеченности ученого в процессы, которые он стремится объяснить. Подобное взаимопроникновение субъекта и объекта познания вызывает у некоторых философов сомнения в способности людей преодолевать свою ангажированность, понимать социальную реальность в собственной логике ее развития, искать объективную истину, не зависящую от ценностных предпочтений исследователя.

Глубоко убежден, что ценностное отношение к миру, неизбежное для человека, не должно трактоваться как астрономически непреложная обреченность на субъективизм. Полагаю, что такая трактовка не только ошибочна, но и оскорбительна для достоинства ученого, способного осознавать свои гражданские предпочтения и сознательно блокировать их воздействие на результаты научного поиска. Способы такого контроля хорошо описаны Максом Вебером, который предлагал ученому отличать свои мнения (субъективные ценностные предпочтения, которые априори не могут быть истинными или лож-

(Л (А 3 О (А

а

ными) от своих знаний (которые основаны на верифицируемых суждениях истины). Способность отличать мнения от знаний Вебер именовал «принципом интеллектуальной честности», которым должен руководствоваться любой уважающий себя обществовед или гуманитарий.

В завершение хочу сказать, что возможность строгого номотети-ческого познания социальных процессов не означает, что подобный способ установления истины применим к любым видам обществозна-ния и гуманитаристики. Было бы наивно ожидать прямых аналогий с естествознанием в таких областях, как литературоведение или историография, где применяются альтернативные процедуры герменевтического вчувствования в мотивы человеческого поведения. Но было бы серьезной ошибкой распространять ограничения, с которыми сталкиваются подобные интерпретационные дисциплины, на обще-ствознание в целом, как это делают некоторые сторонники постмодернизма, призывающие социальную науку отказаться от эссенциа-листской стратегии познания. Последовательно проведенный, такой подход погубит обществознание, помешает ему играть важнейшую ориентационную роль, обеспечивая успешную адаптацию человечества к постоянно меняющимся условиям жизни. Эта роль особо возрастает в современную эпоху, когда развеялась наивная уверенность в уже наступившем «конце истории», когда человечество вновь вступает в полосу кризиса, чреватого «негарантированными исходами».

Библиографический список

Виндельбанд, 2007 — Виндельбанд В. Прелюдии. М., 2007.

Грицанов, 2010 — Грицанов A.A. Последний из могикан (заметки о статьях К.Х. Момджяна) // Личность. Культура. Общество. 2010. Т. 12, вып. 2.

Маркс, Энгельс, 1955 — Маркс К., Энгельс. Ф. Святое семейство, или Критика критической критики против Бруно Бауэра и компании // К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. 2-е изд. Т. 2. М., 1955.

Риккерт, 1902 — Риккерт Г.Границы естественно-научного образования понятий. М., 1902.

FW

(О (0 3

о

Идеографические и номотетические аспекты в политологии

Пожалуйста, используйте этот идентификатор, чтобы цитировать или ссылаться на этот ресурс:
http://dspace.opu.ua/jspui/handle/123456789/3699

Все ресурсы в архиве электронных ресурсов защищены авторским правом, все права сохранены.

Название:  Идеографические и номотетические аспекты в политологии
Другие названия:  Ідеографічні і номотетичний аспекти політології
Ideographical and nomotetical aspects in the political science
Авторы:  Янушевич, Ірина Анатоліївна
Янушевич, Ирина Анатольевна
Yanushevych, Iryna
Ключевые слова:  политология
идеографический подход
номотетический подход
теория
політологія
ідеографічний підхід
номотетический підхід
теорія
political science
ideographic approach
nomotetic approach
theory
Дата публикации:  Дек-2016
Издательство:  Періодичне електронне наукове видання ОПНУ
Библиографическое описание:  Янушевич, И. А. Идеографические и номотетические аспекты в политологии / И. А. Янушевич // Філософія та гуманізм. — 2016. — Вип. 2 (4). — С. 103-106.
Краткий осмотр (реферат):  В гуманитарных науках подходы, ориентирующиеся на классические идеалы
научности, рассматривают политологию как относительно строгую теорию, в отличие от идеографического толкования политологии, где она рассматривается как преимущественно дескриптивная теория. В какой мере политология может приобрести базовые признаки классической теории зависит от увеличения использования применительно к ней строгой методологической базы.
В гуманітарних науках підходи, що орієнтуються на класичні ідеали науковості, розглядають політологію як строгу теорію, на відміну від ідеографічного тлумачення політології, де вона розглядається переважно як дескриптивна теорія.
Якою мірою політологія може придбати базові ознаки класичної теорії залежить від збільшення використання стосовно неї суворої методологічної бази.
In humanities the approaches that focus on classical canons of science, consider
political science as rather strict theory, that is opposed to the ideographic interpretation of political science, where it is considered as mainly descriptive theory. In what measure the political science can get basic signs of the classi cal theory depends on increasing of the strict methodological base concerning politscal science it self.
To the scientific theory unlike the concept include s itself the strictly certain components and requirements. In strict sense the theory is the most developed form of scientific knowledge which gives more or less integral idea about regularities and essential characteristics of the objects in natural or social reality. Furthermore, the scientific theory (whether it be the theory from the field of natural sciences or social
sciences) potentially has to assume a possibility of verification and falsification of the provisions that formulated in it. Certainly, it is impossible to demand from the poli
tical science that it has instantly found all signs of the strict scientific theory. It is obvious that the solution of these tasks requir es a certain methodological base. In searching of this base the researcher can at first look through a methodological arsenal of the political discipline itself, and in this area he can discover a number
of the settled methodological approaches. And at last, it would be possible to define, if any of these approaches or their combination can act as the general methodological base of this science, or if necessary to borrow some methodological base of congenial to the political science discipline.
URI (Унифицированный идентификатор ресурса):  http://dspace.opu.ua/jspui/handle/123456789/3699
ISSN:  2518-7392
Располагается в коллекциях: Випуск 4, 2016:
Статті каф. ФМН

вопросов и дебатов: номотетический подход

Термин «номотетический» происходит от греческого слова «номос», что означает «закон». Психологи, использующие номотетический подход, заинтересованы в установлении общих законов, основанных на изучении больших групп людей, и использовании статистических ( количественных ) методов для анализа данных. Это означает, что номотетические исследователи предпочитают эксперименты, корреляции, психометрическое тестирование и другие количественные методы.

Номотетический подход — основной подход в научно ориентированной психологии. Например:

  • Биологические психологи используют номотетический подход при объяснении психологических расстройств, таких как ОКР и депрессия.Обычно они определяют биологические факторы, такие как нейротрансмиттеры, которые ответственны за такие нарушения, и используют биологические методы лечения (например, лекарства) для лечения всех пациентов.
  • Бихевиористы , такие как Павлов и Скиннер, проводили эксперименты с животными, чтобы установить законы обучения (классической и оперантной обусловленности), которые можно было бы распространить на людей и животных.
  • Когнитивные психологи , такие как Аткинсон и Шиффрин, разработали общие законы, такие как модель памяти с несколькими хранилищами, которую, по их мнению, можно обобщить для всех.
  • Социальные психологи , такие как Милгрэм и Аш, использовали номотетический подход для создания общих выводов о человеческом поведении: ситуационные факторы ответственны как за послушание, так и за подчинение.
  • Кроме того, в области Психопатология классификационные руководства, такие как DSM-V и ICD-10, используют номотетический подход, поскольку они классифицируют людей с психологическими расстройствами на основе конкретных симптомов.

Ресурсы для учителей

Определение идиографического и номотетического

Идиографические и номотетические методы представляют собой два разных подхода к пониманию социальной жизни.

Идиографический метод фокусируется на отдельных случаях или событиях. Например, этнографы изучают мельчайшие детали повседневной жизни, чтобы построить общий портрет определенной группы людей или сообщества.

Номотетический метод , с другой стороны, направлен на создание общих утверждений, которые учитывают более широкие социальные модели, которые формируют контекст отдельных событий, индивидуального поведения и опыта.

Социологи, практикующие номотетические исследования, скорее всего, будут работать с большими наборами данных опросов или другими формами статистических данных и проводить количественный статистический анализ в качестве своего метода исследования.

Ключевые выводы: идиографические и номотетические исследования

  • Номотетический подход включает попытку сделать обобщения о мире и понять масштабные социальные модели.
  • Идиографический подход предполагает попытку раскрыть много подробной информации о более узком предмете исследования.
  • Социологи могут комбинировать идиографический и номотетический подходы для развития более всестороннего понимания общества.

Историческая справка

Немецкий философ девятнадцатого века Вильгельм Виндельбанд, неокантианец, ввел эти термины и определил их различия.

Виндельбанд использовал номотетику для описания подхода к производству знаний, который стремится к крупномасштабным обобщениям. Этот подход распространен в естествознании и многими считается истинной парадигмой и целью научного подхода.

При номотетическом подходе проводится тщательное и систематическое наблюдение и экспериментирование, чтобы получить результаты, которые могут быть применены в более широком смысле за пределами области исследования.

Мы можем думать о них как о научных законах или общих истинах, полученных в результате исследований в области социальных наук.Фактически, мы можем видеть этот подход, присутствующий в работах раннего немецкого социолога Макса Вебера, который писал о процессах создания идеальных типов и концепций, призванных служить общими правилами.

С другой стороны, идиографический подход — это подход, специально ориентированный на конкретный случай, место или явление. Этот подход предназначен для получения значений, специфичных для цели исследования, и он не обязательно предназначен для экстраполяции обобщений.

Применение в социологии

Социология — это дисциплина, которая соединяет и объединяет эти два подхода, что сродни важному различию между дисциплинами на микро и макро уровне.

Социологи изучают отношения между людьми и обществом как на уровне микро , так и на уровне макро . Люди и их повседневные взаимодействия и опыт составляют микро. Макрос состоит из более крупных моделей, тенденций и социальных структур, составляющих общество.

В этом смысле идиографический подход часто фокусируется на микро, в то время как номотетический подход используется для понимания макро.

С методологической точки зрения это означает, что эти два разных подхода к проведению исследований в области социальных наук также часто не соответствуют качественному / количественному разрыву.

Обычно для проведения идиографических исследований используются качественные методы, такие как этнографические исследования, включенное наблюдение, интервью и фокус-группы. Количественные методы, такие как крупномасштабные опросы и статистический анализ демографических или исторических данных, будут использоваться для проведения номотетических исследований.

Однако многие социологи считают, что лучшие исследования будут сочетать в себе номотетический и идиографический подходы, а также количественные и качественные методы исследования.Это эффективно, поскольку позволяет глубоко понять, как масштабные социальные силы, тенденции и проблемы влияют на повседневную жизнь отдельных людей.

Например, если кто-то хочет выработать четкое представление о многочисленных и разнообразных последствиях расизма для чернокожих, было бы разумно использовать номотетический подход к изучению, среди прочего, распространенности полицейских убийств и воздействия структурного неравенства на здоровье. которые можно количественно измерить и измерить в большом количестве.Но было бы также разумно провести этнографию и интервью, чтобы понять эмпирические реальности и последствия жизни в расистском обществе с точки зрения тех, кто переживает это.

Точно так же, если бы кто-то проводил социологическое исследование гендерной предвзятости, можно было бы комбинировать как номотетический, так и идиографический подходы. Номотетический подход может включать сбор статистических данных, таких как количество женщин на политических постах или данные о гендерном разрыве в оплате труда. Однако исследователям было бы разумно также поговорить с женщинами (например, посредством интервью или фокус-групп) об их собственном опыте борьбы с сексизмом и дискриминацией.

Другими словами, сочетая статистику с информацией о жизненном опыте людей, социологи могут выработать более полное понимание таких тем, как расизм и сексизм.

Обновлено Ники Лиза Коул, Ph.D.

Номотетический подход к личности — Graduatewings.ru

Номотетический подход к личности

В этом разделе рассматривается номотетический подход. Он объединяет идеи и взгляды на то, как личность понимается теоретиками черт.Он также кратко коснется того, как психологи предсказывают поведение человека, используя этот подход.

Номотетический подход

Номотетическая точка зрения, также известная как подход «черт», ищет универсальные законы поведения. Возможность предсказывать поведение — главная цель и результат этой идеи. Психологи, придерживающиеся этого подхода, считают, что «черты характера» являются источником человеческой личности. Предполагается, что черта — это любая стойкая характеристика человека, которая относительно стабильна и влияет на поведение в определенном направлении.Теоретики, придерживающиеся этого подхода, считают, что личность последовательна, в значительной степени наследуется и определяется генетикой и биохимией нашего мозга. Они утверждают, что все дело в биологическом функционировании, зафиксированном при рождении, если не раньше, и что факторы окружающей среды, жизненный опыт и социальные влияния практически не могут его изменить.

Черты как детерминанты личности

Сторонники номотетического подхода утверждают, что вышеизложенное обеспечивает прочную основу для создания инструментальных мер.Психологи, которые рассматривают черты как главный детерминант человеческого поведения, определяют набор черт, по которым можно классифицировать и сравнивать всех людей. Они определяют черты, которые, как считается, характеризуют человеческую личность. Они считают, что люди обладают рядом общих черт и что изучение каждой из них прольет больше света на понимание сходств и различий между людьми. Это можно продемонстрировать на рисунке ниже, на котором показаны четыре типа личности с характерными особенностями.

Для построения инструментальных мер, позволяющих психологам разрабатывать шкалы, индивидуальные характеристики сгруппированы в кластеры, создающие типы. Например, у экстравертов есть черты, связанные с практичностью и рискованностью. Такой же ретроспективно, спокойный, менее общительный характер ассоциировался бы с типом интроверта. Следовательно, номотетический подход включает в себя категоризацию людей с целью выявления общих причин поведения.Таким образом, это позволяет психологам идентифицировать и классифицировать личность по узнаваемым характеристикам.

Параметры личности

Есть пять основных параметров, связанных с поведением человека. Они описывают, как люди реагируют на стресс, приспосабливаются к новой среде или определяют свои интересы. Они сосредоточены на том, чтобы дать представление о том, насколько эффективно человек сможет работать с другими, устанавливать свои цели или определять свою личность и роль. Исследования показывают, что пять основных измерений лежат в основе всех остальных и охватывают большую часть значительных вариаций человеческой личности.См. Эти размеры в модели ниже.

Первая характеристика определяется как экстраверсия по сравнению с интроверсией. Он измеряет степень ориентации человека на внешний мир. Вторая черта относится к сознательности, то есть к тому, насколько человек организован, надежен или сосредоточен. Доброжелательность — это третья определяемая черта, которая измеряет степень дружелюбия, надежности и сотрудничества между людьми.Четвертая черта касается эмоциональной стабильности, которая влияет на способность человека противостоять стрессу. Эмоционально устойчивые люди, скорее всего, будут спокойными, безопасными и уверенными в себе. Пятое измерение касается открытости опыту. Открытые личности демонстрируют творческий потенциал и любопытство, в отличие от человека на другом конце, который может найти утешение в знакомстве.

Глоссарий социальных исследований

_________________________________________________________________

Номотетический

Определение сердечника

Номотетический подход предлагает или предписывает закон, например
отношения в позитивистском смысле научных причинных законов.

пояснительный контекст

Crane предлагает параллельное сравнение номотетического и идиографического, доступное здесь, по состоянию на 16 марта 2013 г.

аналитический обзор

Crossman (2013)

говорит, что номотетический метод:

фокусируется на общих утверждениях, которые учитывают более широкие социальные модели, которые формируют контекст отдельных событий или индивидуального поведения и опыта.

Обновленная версия (Crossman 2019)

штатов:

Идиографические и номотетические методы представляют собой два разных подхода к пониманию социальной жизни. Идиографический метод фокусируется на отдельных случаях или событиях. Например, этнографы изучают мельчайшие детали повседневной жизни, чтобы построить общий портрет определенной группы людей или сообщества. Номотетический метод и метод , с другой стороны, направлен на создание общих утверждений, которые учитывают более широкие социальные модели, которые формируют контекст отдельных событий, индивидуального поведения и опыта.Социологи, практикующие эту форму исследования, скорее всего, будут работать с большими наборами данных опросов или другими формами статистических данных и проводить количественный статистический анализ в качестве своего метода исследования.

Историческая справка

Немецкий философ девятнадцатого века Вильгельм Виндельбанд, неокантианец, ввел эти термины и определил их различия. Виндельбанд использовал номотетику для описания подхода к производству знаний, который стремится к крупномасштабным обобщениям.Этот подход распространен в естествознании и многими считается истинной парадигмой и целью научного подхода.

При номотетическом подходе проводится тщательное и систематическое наблюдение и экспериментирование с целью получения результатов, которые могут быть применены в более широком смысле за пределами области исследования. Мы можем думать о них как о научных законах или общих истинах, полученных в результате исследований в области социальных наук. Фактически, мы можем видеть этот подход, присутствующий в работах раннего немецкого социолога Макса Вебера, который писал о процессах создания идеальных типов и концепций, призванных служить общими правилами.

С другой стороны, идиографический подход — это подход, специально ориентированный на конкретный случай, место или явление. Этот подход предназначен для получения значений, специфичных для цели исследования, и не предназначен для экстраполяции обобщений, обязательно ….

Обсуждая психологические методы, Николс (2011) заявил:

:

Номотетическое исследование — это попытка установить общие законы и обобщения.В основе номотетического подхода — получение объективных знаний с помощью научных методов. Следовательно, используются количественные методы исследования, чтобы попытаться получить статистически значимые результаты. Создаваемые последующие законы можно разделить на три типа: классификация людей по группам, установление принципов и установление измерений. Примером этого из мира психологии является «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам» (DSM), в котором приводится классификация психических расстройств, а значит, люди классифицируются по группам.

Методы исследования, используемые номотетическим подходом, собирают научные и количественные данные. Для этого используются эксперименты и наблюдения, а средние значения групп статистически анализируются для создания прогнозов о людях в целом. Примером этого являются эксперименты Милгрима с послушанием. В ходе своих научных экспериментов он обнаружил, что 65% его участников могли причинить вред другому человеку (с помощью электрического шока 450 В), потенциально убив его, в присутствии авторитетного лица.Хотя в его эксперименте было много этических проблем, включая вовлеченный обман и потенциальный вред для участника, это пример номотетического исследования. Милгрим многократно повторял свои эксперименты и в результате создал свои законы послушания.

Номотетический подход считается научным благодаря его точному измерению, предсказанию и контролю поведения, исследованиям больших групп, объективным и контролируемым методам, допускающим воспроизведение и обобщение.Благодаря этому он помог психологии стать более научной, разработав теории, которые можно проверить эмпирически. Это один из ключевых критериев науки.

Однако номотетический подход имеет свои ограничения. Его обвиняли в том, что он упускает из виду «личность в целом» из-за широкого использования групповых средних. Это также может дать поверхностное понимание, поскольку люди могут демонстрировать одно и то же поведение, но по разным причинам. Например, в исследовании Милгрима можем ли мы быть уверены, что все отображаемое поведение было вызвано одними и теми же причинами?

Еще одним ограничением этого подхода является то, что прогнозы можно делать в отношении групп, но не отдельных лиц.Сказать кому-то, что вероятность шизофрении составляет 3 из 100, для этого человека, вероятно, бесполезно.

Существует также потенциальная основополагающая смешивающая переменная с некоторыми исследованиями, проведенными с использованием номотетического подхода. Из-за широкого использования лабораторных исследований эксперименты часто не имеют экологической обоснованности, а это означает, что мы не можем обобщить результаты на повседневную жизнь.

сопутствующие проблемы

смежные области

См. Также

позитивизм

количественный

научный метод

срок действия

Источники

Кроссман, А., 2013 и 2019, «Идеографические и номотетические», доступно по адресу http://sociology.about.com/od/I_Index/g/Ideographic-Nomothetic.htm, по состоянию на 16 марта 2013 г., обновлено 1 ноября 2016 г., по состоянию на 24 декабря 2016 г., обновлено 22 января 2019 г., по состоянию на 11 июня 2019 г.

Николс, Л., 2011, «Номотетические исследования против идиографических исследований», доступно на http://louisenichols.wordpress.com/2011/09/30/nomothetic-research-vs-idiographic-research/, по состоянию на 16 марта 2013 г. , все еще доступно 24 декабря 2016 г.


авторское право Ли Харви 2012–2020


A NOVEL
Верх

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z Домашняя страница

Границы | Большой вызов: объединение номотетических и идеографических подходов к человеческому познанию

В 1931 году Курт Левин опубликовал призыв к переходу от того, что он определил как аристотелевский образ мышления в психологии, к галилееву (Lewin, 1931).Согласно Левину, аристотелевский режим характеризуется категориальным нисходящим подходом к изучению психологических процессов. Психологические концепции / категории взяты из повседневных наблюдений и имеют тенденцию быть «оценочными» и бинарными по своей природе («нормальный» против «патологического»; «истинное восприятие» против «иллюзии»). Пояснения к новым явлениям даются путем отнесения их к существующей категории. Научное стремление объяснить психологические механизмы ограничивается явлениями, которые можно наблюдать с высокой степенью согласованности и воспроизводимости, что приводит к сосредоточению внимания на средних эффектах и ​​игнорированию индивидуальной или ситуативной изменчивости.Левин подчеркивает, что этот подход подразумевает антитезис между индивидуальностью событий или людей, с одной стороны, и законностью, с другой, причем первое выходит за рамки задачи науки.

Напротив, режим Галилея фокусируется на механизме, лежащем в основе данного наблюдения / явления, не ограничивая теоретическое или эмпирическое рассмотрение этого механизма этим конкретным наблюдением / явлением. Этот режим также имеет тенденцию преобразовывать бинарные различия и противопоставления в постепенные переходы, так что объяснение как «нормального», так и «патологического» поведения, а также «истинного восприятия» и «иллюзии» относится к одним и тем же основным механизмам (например.g., предполагая разную степень вклада или разные параметры). Это ведет к более восходящему подходу, при котором различные виды явлений реконструируются и, таким образом, объясняются посредством взаимодействия ряда основных механизмов и принципов, независимо от категории, к которой, как считается, эти явления принадлежат. Интересно, что этот подход снижает теоретическое противоречие между индивидуальностью и законностью, поскольку одни и те же механизмы могут и должны использоваться для объяснения как регулярности, так и отклонения.

Левин определил некоторые предварительные шаги к галилееву подходу в психологических науках, но он утверждал, что впереди еще долгий путь. Сегодня, 75 лет спустя, мы видим некоторый прогресс, выходящий за рамки описанного Левином положения дел, но мы считаем, что еще предстоит решить серьезные проблемы. С одной стороны, несомненно, возрос интерес к механистическим объяснениям психологических явлений, и нейронные или математические модели играют все более важную роль в научных дискуссиях.С другой стороны, однако, наследие Аристотеля все еще можно увидеть в разных местах. Подумайте о непрекращающейся популярности подхода Штернберга к обработке информации (Sternberg, 1969), например, применительно к анализу локуса резервов при выполнении двойной задачи (McCann and Johnston, 1992). Основная цель исследований в этой традиции состоит в том, чтобы определить стадию обработки, лежащую в основе экспериментального эффекта, например, затраты на двойную задачу, которые обычно относят к стадии выбора ответа (Pashler, 1994).Это составляет простую аристотелевскую категоризацию явлений без особых усилий, чтобы разгадать реальный механизм — так что мы все еще не понимаем точно, как выбирается ответ и почему на этот процесс влияет другая задача.

Подобные тенденции можно наблюдать в когнитивных нейронауках, где определение «нейронных коррелятов» (т.е. области / системы мозга, активация которой коррелирует с представляющим интерес психологическим феноменом) обычно считается достаточным для «объяснения» этого феномена .Подумайте об исследованиях теории разума — увлекательного когнитивного навыка, который многие авторы считают достаточно объясненным тем фактом, что активность правильного TPJ систематически коррелирует с его использованием (например, Saxe et al., 2004). Как эти системы генерируют навык, остается загадкой.

Можно придумать множество причин, по которым мы должны больше стараться продвигать нашу науку в сторону более галилеевского подхода, и мы обсуждали одну из них в другом месте (Hommel and Colzato, 2015).Однако особенно важная причина связана с отношениями между номотетическим и идеографическим подходами (то есть подходами, которые стремятся установить общие законы, по сравнению с подходами, которые стремятся объяснить индивидуальные различия). Как указывает Левин, практика объяснения явлений путем их категоризации и сортировки по типам дает сильную мотивацию игнорировать изменчивость внутри данной категории. Это относится не только к явлениям, отнесенным к определенной категории (что, например, объясняет отсутствие интереса к различиям между задачами, которые, кажется, влияют на одну и ту же стадию обработки, такими как задачи фланкера, Струпа и Саймона), но, в частности, к индивидуальным отличиям.В когнитивных науках и нейронауках индивидуальные различия обычно считаются отражением случайной изменчивости, которую необходимо уменьшить в максимально возможной степени. Действительно, широкое использование статистических методов, которые либо контролируют и «усредняют» индивидуальные различия, такие как ANOVA с повторными измерениями, либо которые рассматривают индивидуальные различия как шум, который работает против действительно интересного эффекта, таких как одномерный ANOVA и связанные процедуры, демонстрирует, что как межиндивидуальные, так и внутрииндивидуальные различия не только несущественны, но могут даже стать препятствием для объяснения исследуемого явления.

Мы полагаем, что прогресс в нашей дисциплине требует от нас преодоления этой практики, которая, следуя рассуждениям Левина, подтолкнет нашу научную практику дальше к более зрелому, истинно галилеевскому способу. Таким образом, главной целью больше не будет сортировка явлений по категориям, а скорее определение основных механизмов, которые можно использовать для реконструкции и каждого данного явления, и индивидуальной изменчивости в нем. Первый шаг к пониманию явления больше не будет заключаться в поиске оптимального определения, которое направлено на устранение концептуального пересечения с другими явлениями, чтобы нам больше не приходилось спорить о том, отличается ли эмоция от мотивации и познания и как именно и как именно. , или чем сочувствие отличается от заражения и подражания.Вместо этого этот аналитический подход будет заменен более синтетическим подходом (в смысле Брайтенберга, 1984; см. Hommel and Colzato, 2015), который заключается в определении того, как основные механизмы (описанные со степенью специфичности, выходящей за рамки простого указания нейронная область, в которой они находятся, или просто словесная маркировка, как в поэтапных подходах) взаимодействуют, создавая поведение, которое должно быть объяснено. Такая практика не слишком отличается от обычного теоретизирования в бихевиористских подходах, за исключением того, что набор доступных основных механизмов не должен ограничиваться ассоциациями «стимул-реакция».Вместо того, чтобы определять этапы обработки информации, которые далее рассматриваются как черные ящики, нам нужно двигаться дальше и объяснять, как комбинации основных механизмов могут генерировать производительность, приписываемую в настоящее время каждому из этих этапов. Однако наиболее важно то, что мы больше не будем пытаться устранять индивидуальные различия, а будем строить механистические теории, которые объясняют как средние эффекты, так и индивидуальную изменчивость. Другими словами, мы попытаемся понять механику внутри- и межиндивидуальных вариаций и напрямую связать эту механику с основным механизмом, который считается ответственным за средний эффект.

Серьезная попытка интеграции номотетических и идеографических подходов к человеческому познанию не только переместит нашу дисциплину на более зрелый научный уровень, но также, вероятно, сделает эмпирические исследования более эффективными (поскольку данными могут служить как средние эффекты, так и индивидуальная изменчивость) и объяснить по крайней мере некоторые части того, что обычно считается кризисом репликации в психологии. Возьмем для примера взаимосвязь между настроением и творчеством. Многочисленные исследования показали, что улучшение настроения улучшает творческие способности, но недавний метаанализ также выявил многочисленные неудачи в воспроизведении этой взаимосвязи (Baas et al., 2008). Согласно аристотелевскому подходу такое положение дел будет весьма проблематичным и послужит веским поводом для сомнения в влиянии настроения на творчество. Однако галилеевский подход предложил бы другую стратегию исследования.

Во-первых, он не будет следовать практике, когда сначала классифицируют все виды деятельности как «творческие», а затем ищут одно связное объяснение. Скорее, он попытался бы реконструировать одно данное поведенческое исполнение, ссылаясь на известные базовые механизмы, которые, в свою очередь, быстро выявили бы, что некоторые «творческие задачи» полагаются на конвергентные механизмы, в то время как другие полагаются на расходящиеся механизмы, что некоторые из этих задач больше полагаются на словарный запас и вербальный интеллект, чем другие, и так далее.Из этого понимания различий в отношении основных механизмов может возникнуть систематическая категоризация задач, но результирующая система категорий будет результатом понимания основных механизмов, а не точки схода их поиска. И это было бы мотивировано научным пониманием, а не сомнительным лингвистическим анализом нечетких повседневных понятий.

Во-вторых, галилеевский подход имеет целью объяснить и предсказать внутри- и межиндивидуальную изменчивость.Как это стремление может предотвратить неправильное толкование неудач при воспроизведении, можно проиллюстрировать с помощью двух исследований, проведенных в нашей лаборатории. Основываясь на предыдущих предположениях о том, что креативность может быть связана с дофамином, Chermahini и Hommel (2010) изучали взаимосвязь между выполнением двух задач творчества (одна задействует конвергентное, а другая — дивергентное мышление) и скоростью спонтанного моргания глаз, клиническим показателем индивидуальный уровень дофамина в нигростриатном пути. Для наших целей важны два результата: (A) производительность в задаче с дивергентным мышлением была предсказана по скорости взгляда, в то время как производительность в задаче с конвергентным мышлением — нет, что усиливает подозрение, что не существует такой вещи, как унитарное «творчество»; (B) взаимосвязь между выполнением задачи с дивергентным мышлением и указанным уровнем дофамина имела перевернутую U-образную форму (как показано на рисунке 1), так что средний уровень был связан с наилучшей производительностью.Обратите внимание, что первый результат предполагает, что поиск взаимосвязи между настроением и «творчеством» может быть спорным (поскольку ни одна задача не может охватить творчество в целом), в то время как важные взаимосвязи между настроением и некоторыми механизмами, лежащими в основе творческой деятельности, могут действительно существовать.

Рис. 1. Эффективность дивергентного мышления в зависимости от частоты спонтанных морганий (идеализировано) .

Также обратите внимание, что продемонстрированная нелинейная взаимосвязь может легко объяснить большое количество неповторений.Поскольку настроение связано с уровнем дофамина в полосатом теле, можно ожидать, что люди с низким уровнем (попадающие в прямоугольник A на рисунке), скорее всего, выиграют от повышения уровня дофамина, вызванного настроением, в то время как люди со средним уровнем может не проявлять никакого эффекта, а у людей с высоким уровнем могут действительно проявляться нарушения. Действительно, Акбари Чермахини и Хоммель (2012) сообщили, что низкие шоры выигрывают от индукции позитивного настроения, а средние шоры — нет.

Легко видеть, что неучет индивидуальных различий может привести к нулевым эффектам, но такие эффекты нисколько не опровергают утверждение о сильной связи между творчеством и настроением.Фактически, галилеевский подход как к концептуализации проблемы, так и к статистическому анализу, вероятно, позволил бы выявить значительные доказательства даже из исследований, которые в настоящее время считаются неудачными. В другом исследовании мы представили доказательства того, что когнитивная передача опосредуется генетическими различиями, связанными с дофамином, так что люди с одним генетическим устройством получают пользу от когнитивной тренировки, а другие — нет (Colzato et al., 2014). Среди прочего, это вызывает вопросы относительно общей обоснованности утверждений о том, что когнитивная тренировка не демонстрирует никакого эффекта переноса (Owen et al., 2010), особенно если они основаны на исследованиях, в которых ничего не говорится об основных механизмах и роли индивидуальной изменчивости (Colzato and Hommel, 2016).

Согласованные действия по ускорению перехода к галилееву режиму не только требуют значительной корректировки наших теоретических и эмпирических практик, но также требуют изменений в мышлении рецензентов и читателей. Мы не должны больше аплодировать теориям, которые стремятся дать исчерпывающее объяснение конкретной задачи или эмпирических наблюдений, а должны научиться ценить теоретические основы, которые отслеживают основные механизмы в максимально возможном количестве явлений.Мы также не должны больше аплодировать неограниченному изобретению новых понятий и явлений, а должны научиться ценить экономные (в смысле Оккама) объяснения, которые могут иметь дело с уже понятыми базовыми механизмами, насколько это возможно. Что наиболее важно, мы больше не должны довольствоваться моделями, которые ограничены предсказанием средних эффектов, но все чаще нуждаются в структурах, которые объясняют как средние эффекты, так и индивидуальные вариации с точки зрения одного и того же механистического понимания.

Авторские взносы

Авторы BH и LC написали и одобрили рукопись.

Финансирование

Подготовка этой работы была поддержана грантом Европейского исследовательского совета (# 694722 Metacontrol).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Баас, М., Де Дреу, К., и Нейстад, Б. (2008). Метаанализ 25 лет исследований настроения и творчества: гедонический тон, активация или регулятивная направленность? Psychol.Бык. 134, 779–806. DOI: 10.1037 / a0012815

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брайтенберг В. (1984). Транспортные средства: эксперименты в синтетической психологии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Чермахини, С. А., Хоммель, Б. (2010). (Б) связь между творчеством и дофамином: частота спонтанного моргания глаз предсказывает и разделяет расходящееся и конвергентное мышление. Познание 115, 458–465. DOI: 10.1016 / j.cognition.2010.03.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кользато, Л. С., Хоммель, Б. (2016). «Будущее когнитивного обучения», в Когнитивное обучение: обзор возможностей и приложений , ред. Т. Стробах и Дж. Карбах (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 201–211.

Google Scholar

Кользато, Л. С., ван ден Вильденберг, В., и Хоммель, Б. (2014). Когнитивный контроль и полиморфизм COMT Val158Met: генетическая модуляция обучения видеоиграм и переход к эффективности переключения задач. Psychol. Res. 78, 670–678. DOI: 10.1007 / s00426-013-0514-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левин, К. (1931). Конфликт между аристотелевским и галилеевским способами мышления в современной психологии. J. Gen. Psychol. 5, 141–176. DOI: 10.1080 / 00221309.1931.9918387

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макканн, Р. С., и Джонстон, Дж. К. (1992). Локус одноканального узкого места в двунаправленной интерференции. Дж.Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 18, 471–484. DOI: 10.1037 / 0096-1523.18.2.471

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оуэн, А.М., Хэмпшир, А., Гран, Дж. А., Стентон, Р., Даджани, С., Бернс, А.С. и др. (2010). Проверяем тренировку мозга. Природа 465, 775–778. DOI: 10.1038 / nature09042

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сакс Р., Кэри С. и Канвишер Н. (2004). Понимание других умов: объединение психологии развития и функциональной нейровизуализации. Annu. Rev. Psychol. 55, 87–124. DOI: 10.1146 / annurev.psych.55.090902.142044

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Штернберг, С. (1969). «Открытие этапов обработки: расширение метода Дондерса», в Attention and Performance II , ed W. G. Koster (Амстердам: Северная Голландия), 276–315.

Google Scholar

Краткая заметка об идиографическом и номотетическом подходе с примерами

Идиографический и номотетический подход: Такой предмет, как социология, требует проведения интенсивных исследований, чтобы выявить тенденции, чтобы иметь возможность сравнивать общества и формировать тематические исследования для тоже самое.Существуют различные типы исследований, такие как этнографии — это обширные полевые исследования, которые проводятся исследователями для лучшего понимания и изучения группы людей или общества — и другие полевые исследования, основанные на количественном анализе с целью изучения тенденций , например указывает на то, что люди, живущие в сельской местности, более склонны к проблемам со здоровьем, или те, кто живет в городских районах.

Чтобы провести такое исследование, мы можем понять два подхода: идиографический подход и номотетический подход.Вильгельм Виндельбанд использовал термины, идиографический и номотетический, и описал их как два подхода к познанию.

Идиографический подход сосредоточен на отдельном случае и направлен на выяснение деталей отдельного случая, это может быть человек, как в случае психологии, где он используется для понимания поведения и личностных характеристик человека, или общество, как в социологии. Такие исследования обычно проводят этнографы, они используют такие методы, как включенное наблюдение, интервью.Этнографы обычно обращаются к области / обществу или группе людей, которую они хотят изучать, и проводят годы подряд, пытаясь наблюдать самые сложные детали своей повседневной жизни, такие как их модели взаимодействия, их ритуалы и их родство. связи и т. д. Таким образом, можно сказать, что идеологический подход изучает общество на микроуровне. Таким образом, исследование жителей Тробриандских островов, проведенное Малиновским, использует идиографический подход, поскольку это детальное изучение жизни людей, проживающих там, результаты этого исследования специфичны для данной области, а обобщения не могут быть применены к другим обществам.

Номотетический подход, с другой стороны, является подходом, типичным для естественных наук, где необходимо делать широкие обобщения. Социологи тоже начали использовать этот подход; при этом исследование тщательно проводится, чтобы получить результаты, которые можно применить к более широкому обществу, например концепция идеальных типов, данная Максом Вебером, которая, по его словам, является общей для всех обществ и, таким образом, является широким обобщением. Этот подход направлен на изучение общества на более макроуровне с использованием количественных методов, таких как объективные анкеты, которые легче анализировать и которые помогают нам делать обобщения.Цель состоит в том, чтобы иметь возможность применять такие обобщения даже за пределами области исследования, таким образом, универсальные обобщения, такие как обобщения научных законов.

Чтобы получить подробное исследование, социолог должен использовать как идиографический, так и номотетический подход, это даст лучшее понимание изучаемой области или концепции. Например. при изучении гендерной предвзятости на рабочем месте, в то время как номотетический подход даст нам результат, что гендерный разрыв в заработной плате очевиден, идиографическое исследование, с другой стороны, потребует от нас проводить время с респондентами и проводить личные интервью, с помощью которых мы можем видеть другие существующие проблемы, такие как неравное обращение с женщинами, домогательства на рабочем месте или препятствия женщинам занять руководящие должности.

Таким образом, совместное использование двух подходов даст нам полное понимание изучаемой области, особенно в случае социологии, где, несмотря на обобщения, в обществе всегда есть исключения.

Источники

https://en.wikipedia.org/wiki/Nomothetic_and_idiographic

Социологическая группа теперь в Instagram. Следуйте за нами

Исследование личностных качеств: номотетический и идиографический анализ — видео и стенограмма урока

Номотетический подход

Санни и Диана сильно отличаются друг от друга.Санни беспечна, но замкнута, тогда как Дайана экстравертна, но больше беспокоит, чем Санни. Но у них все же есть кое-что общее, в том числе то, что они оба высокоорганизованные люди, которые любят путешествовать и узнавать что-то новое.

Номотетический подход к личности смотрит на то, что у людей общего друг с другом. Оно происходит от греческого слова nomos , что означает «закон», и номотетический подход направлен на поиск закономерностей или законов человеческой личности.

Возьмите Санни и Диану: они отличаются друг от друга, когда доходит до общительности или нет: в то время как Диана экстравертна, Санни более застенчивая. Но обе их личности можно описать на основе личностной черты экстраверсии или интроверсии.

Экстраверсия — одна из нескольких черт, выявленных психологами-номотетиками при попытке выяснить общие закономерности личности. По сути, эти психологи смотрят на такие черты характера, как экстравертность или сознательность, и говорят: «Этот человек экстравертен и организован» или «Этот человек интроверт и дезорганизован».

Таким образом, при номотетическом подходе уникальная личность человека является результатом сочетания общих черт, которые он проявляет. В том, что Санни замкнутый, нет ничего необычного; у нее это общее с большинством населения. Но именно сочетание интроверсии, оптимизма, организованности и открытости новому опыту делает Санни уникальной.

Номотетические психологи измеряют личность с помощью психометрии или измеряют черты характера с помощью тестов или экспериментов.Для них человек может пройти личностный тест, и их оценка по различным характеристикам даст общее представление о том, кем он является. Например, Санни может получить довольно низкие баллы с точки зрения нервозности, в то время как Диана может получить довольно высокие баллы. В любом случае, они получают оценку за эту и другие черты, и именно их совокупность скажет им, кто они.

Идиографический подход

Но действительно ли личность может быть определена по результатам теста? И можно ли сузить сложность человечества до нескольких черт? Некоторые психологи так не считают.Они предпочитают смотреть на то, что уникально в каждом человеке, с помощью метода, известного как идиографический подход к психологии.

Слово «идиографический» происходит от греческого слова idios , что примерно переводится как «то, что принадлежит исключительно вам». И это именно то, что делает идиографический подход: он смотрит на то, что уникально в каждом человеке, когда речь идет о личности.

Вернемся на мгновение к Санни. Помните, что она довольно застенчивая и замкнутая.Она предпочла бы быть с несколькими людьми, чем в большой толпе, и когда она впервые встречает кого-то, она действительно тиха и замкнута. Все это типично для интроверта.

Но это еще не все. Когда Санни с кем-то знакомится, она становится по-настоящему живой и разговорчивой. Это больше похоже на экстраверта, а не на застенчивость!

Вот где вступает в игру идиографический подход. Вместо того, чтобы называть Санни «экстравертом» или «интровертом», идиографический подход рассматривает ее как целостную личность и исследует, что отличает ее от любого другого человека на планете.Тот факт, что она молчалива с незнакомыми людьми и разговаривает с людьми, которых она делает, — лишь одна из вещей, на которую будут смотреть идиографические теоретики.

Поскольку подход к личности очень разный, вы, вероятно, не удивитесь, узнав, что идиографический подход измеряет черты личности иначе, чем номотетический подход. Вместо психометрических тестов идиографический подход фокусируется на тематических исследованиях, интервью и наблюдениях за человеком.

Санни и Диана не могут пройти личностный тест и получить обратно результаты, но психолог может поговорить с ними и всесторонне наблюдать за ними в течение длительного периода времени во многих ситуациях и получить представление о том, что они собой представляют. как частные лица.

Краткое содержание урока

Личность человека — вот что делает его уникальным. В психологии есть два основных подхода к личности. Номотетический подход стремится найти общие закономерности в личностях людей и измеряет личность с помощью психометрии . Напротив, идиографический подход рассматривает каждого человека по-своему и измеряет личность с помощью тематических исследований, интервью и наблюдений.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts