Объективность и субъективность примеры: «Чем отличается субъективное мнение от объективного?» – Яндекс.Кью

Содержание

Объективность и субъективность. — Психологион

Одно из основополагающих понятий для восприятия окружающего мира — объективная реальность.

Наша жизнь наполнена образами, параллельными смыслами, стереотипами, которые живут рядом с «реальностью», но никакого отношения к ней не имеют. В итоге мы все находимся каждый в своем виртуальном мирке, со своими представлениями, моделями и понятиями, забывая, что у других людей свои виртуальные миры, и они отличаются от нашего, хотя в чем-то и схожи. Забывая, что у других людей свои мысли, другой опыт — непохожий на наш. Каждый считает своё представление о реальности истинным. А единственное место, где мы по-настоящему пересекаемся — это «настоящая» реальность. И наша адекватность зависит от понимания реальностей: «настоящей», собственной и чужих.

Объективная реальность.

Если коротко: объективная реальность безоценочна. Она просто существует и всё. А субъективность определяется наблюдателем.

Если длиннее, то все мы привыкли к тому, что существует добро и зло, плохие люди и хорошие, высокие деревья и низкие, привыкли оценивать, выражать эмоции, радоваться и грустить. А тут приходит какой-нибудь тип, типа меня, и говорит, что это всё субъективно и объективно этого нет. Да, понимаю, ересь — на костер хорошо хоть не на кол. Только вот в понятие объективной реальности я вкладываю свой смысл, может быть отличающийся от чьего-то другого. Поэтому, чтобы меня поняли и не сожгли, попробую пояснить.

Объект и субъект.

Для этого надо условиться, что существуют объект исубъект.

Из этих слов я и вывожу понятие объективности и субъективности.

Объект — это то, что мы наблюдаем: камень, стол, дом, жизнь и т.д. Основной критерий объекта в том, что он существуетнезависимо от нас, т.е. наблюдателя.

Субъект — это тот, кто наблюдает за объектом. Например, я или Вася.

Объективно то, что существует на данный момент независимо от субъекта. Мы наблюдаем – камень. Не наблюдаем – он тоже камень. Если быть точным, то разговор идет об объекте, который мы называем камнем. И название тут роли не играет, оно необходимо только для отделения объекта от других (идентификации). Важен только объект.

Когда наблюдатель начинает думать об объекте, оценивать, комментировать, т.е. вносить что-либо своё — это уже субъективно. Отчасти само наблюдение и интерпретация увиденного уже субъективна.

Например, «дерево» объективно, а «большое дерево» субъективно, потому что большим его посчитал наблюдатель, если бы не его выводы, то никто бы не узнал, что это дерево «большое».

Применимость 1 (внутренняя).
Но как это относится к нашей жизни, а точнее её восприятию?
Да очень просто:любая оценка является субъективной, всёобъективноенейтрально ибезоценочно.
Существует нож, существует убийство, существует ребенок. Объективно ребенок когда-то родился. Но то, что убийство — это плохо, а рождение — это хорошо является субъективной оценкой.

А самое главное в том, что это наша оценка зависит от нас. И поэтому мы в полной мере можем управлять этой оценкой, а значит всем субъективным, т.е. всем, что лежит вне объективной реальности. Мы можем управлять вселенной! (почти 🙂

#ffffff;»>Как?

#ffffff;»>Наша жизнь в большей её части состоит из субъективного. Мы обижаемся, грустим, доводим себя до депрессии, совершаем попытки суицида, основываясь только лишь на субъективном восприятии происходящих событий. Т.е. мы совершаем объективные изменения жизни, иногда необратимые, только потому, что мы посчитали что-то плохим, невозможным, обидным, только потому, что наш мозг оценил это так, а не иначе, из-за какого-то ничтожного виртуального мифа. Но мы же люди. Это мозг нам дан для того, чтобы мыслить, а не мысли, чтобы управлять нами. Кто в доме хозяин? 😎

#ffffff;»>Это не значит, что нельзя грустить или оценивать. Все мы люди и это наше естественное поведение. Но хорошо понимать, что грустим мы потому, что наш опыт сказал о том, что здесь нужно погрустить, мы поверили ему и позволили себе грустить. В этом нет ничего плохого. Но следует осознавать, что это наше решение, а не «злой рок судьбы».

#ffffff;»>Мы не можем изменить событие, но можем изменить собственное восприятие этого события. Мы не можем изменить объективную реальность, но субъективная реальность существует только в нашей голове, поэтому мы можем её менять, а значит, несём ответственность за неё, и в первую очередь перед собой.

#ffffff;»>Конечно же, существуют внешние причины, которые не зависят от нас. Можно сказать, что относительно нас, как субъекта, они объективны. Но любое событие, которое мы не можем изменить, которое уже произошло — просто произошло, теперь оно нейтрально. И только мы сами может дать ему оценку, которая повлияет на восприятие этого события.

#ffffff;»>Да, умерла любимая кошка, что бы мы теперь не делали — она умерла объективно и это событие уже не зависит от наших действий и нашей реакции. И только мы решаем грустить по этому поводу или радоваться.

#ffffff;»>Ограничения.

#ffffff;»>Если мы будем грустить по поводу смерти кошки, то люди начнут выражать соболезнования. Если порадуемся, то, скорее всего, будут крутить у виска. Но не потому, что мы неправильно поняли реальность, а потому что мы начинаем говорить на незнакомом/непривычном для них языке.

Существуют общие социальные нормы, существуют договоренности по поводу общих оценок, но нужно понимать, что они тоже субъективны и созданы людьми только для того, чтобы

взаимодействовать между собой. Это только инструмент, который помогает взаимодействовать (коммуницировать).

Мы привыкли цепляться за свои оценки, за однажды признанные нормы, делать их своим фундаментом, принципом, сутью самого себя. И, встретив человека с иными нормами, дико удивляемся, считая его невеждой и дикарем. Впрочем, взаимно…

#ffffff;»>Мы забываем, что объективно не существует этих оценок, а придумали их мы сами, чтобы понимать друг друга (или себя), как слова и языки. Только потом забыли об этом, и теперь они же мешают нам понять друг друга. Мы не можем понять инакомыслия, потому что разговариваем на разных языках оценок.

Мы начинаем судить о событиях прошлого или поступках других людей, забывая, что эти поступки основывались не на наших теперешних оценках, а на оценках и на субъективном восприятии участников тех событий. Но, поскольку это восприятие субъективно, оно не существует вне субъекта и до нас скорее всего дошла лишь малая часть понимания и критериев, которыми пользовались участники события.

#ffffff;»>Некоторые люди не отделяют субъективность от объективности, и вообще не задумываются об этом.

#ffffff;»>Применимость 2 (внешняя).

#ffffff;»>Отсюда вытекают другие аспекты применимости.

  1. Понимание субъективности в поведении других людей. Раскрывать не буду, потому что это больше относится к картинам мира, системам ценностей и т.д. А это уже отдельные темы.
  2. Выделение объективной (конструктивной) части в полученной информации. Большинство предоставляемой информации в нашем мире имеют оценочный характер. Это задевает эмоции, это позволяет управлять эмоциями масс, это позволяет вносить подтекст, контекст и т.д. Например, опрос «
    что вы выберите: новенький, отличный, практичный автомобиль Х или жалкий автомобиль
    Y?». Рука тянется к первому пункту. Но, если отбросить всё субъективное, то останется автомобиль X и автомобиль Y. Вот к ним и стоит присмотреться. А если под X скрывались Жигули, а под Y – Мерседес? Вы могли стать жертвой манипуляции. Прочитав в новостях «Госдума опять приняла варварский закон», лучше не заметить слов «опять» и «варварский» и ознакомиться с самим законом.
  3. Оценка событий. При оценке событий нужно понимать, что принятие решений происходило в определенном контексте, который на тот момент определял субъективную оценку. За прошедшее время контекст мог измениться. Примитивный пример: человеку выдали шубу, если сейчас январь, значит всё хорошо. Но выдали ему её в июле.
  4. Конструктивные манипуляции контекстом. (Деструктивные нас не интересуют
    ). Даем голодному человеку булочку. 1.«На эту вкусную булочку». 2.«На эту булочку». 3.«На эту невкусную булочку». Первый случай обрадует человека больше всего. В третьем он будет искать подвох, и возможно даже найдет.
    И т.д.

Разница между объективным и субъективным — Разница Между

Субъективное и объективное — это два прилагательных, которые часто описывают взгляды, информацию и аргументы. Субъективное подразумевает, что что-то предвзято или под влиянием личных чувств и мнений.

Главное отличие — объективное и субъективное

Субъективное и объективное — это два прилагательных, которые часто описывают взгляды, информацию и аргументы. Субъективное подразумевает, что что-то предвзято или под влиянием личных чувств и мнений. Объективное является противоположностью субъективного; это означает, что что-то не зависит от личных чувств или мнений при рассмотрении и представлении фактов. Это главное различие между объективным и субъективным. Это различие между объективным и субъективным похоже на различие фактов и мнений; факты объективны, а мнения субъективны. Очень важно различать объективное и субъективное при получении новой информации; Знание различий между этими двумя понятиями также может помочь вам понять разницу между правдой и ложью. Давайте посмотрим глубже, что объективно, что субъективно, в чем разница между объективным и субъективным, и как знание этого различия помогает нам.


Цель — значение и использование

Объективная информация, аргументы, взгляды и т. Д. Беспристрастны и всегда основаны на фактах. Они не окрашены личными чувствами, мнениями или вкусами. Они могут быть проверены доказательствами и доказательствами. Объективная информация измерима и фактична. Их также можно описать как факты.

Объективную информацию можно найти в учебниках, новостных репортажах, энциклопедиях, словарях и т. Д. Когда человек выносит суждение или решение, он должен быть объективным и беспристрастным. Объективная точка зрения также требуется в технической и академической письменности.Когда автор объективен, он просто констатирует факты и наблюдения; он обычно не может вставить свои собственные комментарии и мнения. Тем не менее, автор может представить свои собственные теории, если он может подкрепить их фактами.


Субъективное — значение и использование

Субъективное противоположно объективному. На субъективную информацию и взгляды всегда влияют личный опыт, чувства и мнения. Более того, они не могут быть подтверждены конкретными доказательствами. Хотя они могут быть основаны на реальности, они отражают отношение и перспективы писателя или оратора.

Субъективную информацию можно найти в редакционных статьях, тематических статьях, биографиях и других художественных произведениях. Мнение человека естественно субъективно. Быть субъективным ценится при оценке литературы. Вы не можете оценить и правильно критиковать литературу, не будучи субъективным. Именно из-за этой субъективности у разных людей разные взгляды на один и тот же литературный предмет.


Объективно против Субъективного — Примеры

«Более 40% нефти экспортировалось из стран Ближнего Востока, таких как Алжир, Ирак, Ливия и Ангола, бывших советских республик, таких как Азербайджан и Казахстан, а также из Нигерии и Анголы в Африке». – 

Субъективность и объективность (новый взгляд)

Не могу не написать на тему «субъективности» и «объективности». Эти понятия широко используются в философии, причем из философии давно перешли и в обычный язык,  употребляются весьма часто. «Субъективный»  – со значением «собственный», «особый», «специфический»; и «объективный» со значением «действительный», «истинный», « не зависящий от восприятия». Уже здесь видна странность – явно противоположные слова не противоположны по вкладываемому значению. Дальше – больше. Если копнуть глубже – окажется что это понятия пустые, не имеющие значения и употребляемые неправомерно, с произвольным значением. Они всегда, без исключения, вносят путаницу вместо ясности. Недавний пост antonrai и комментарии к нему — хороший тому пример:    http://community.livejournal.com/ru_philosophy/832976.html  Разделяя общий пафос поста, попытку защитить ценность знания,  обосновать притязания  философов на истинность суждений, я никак не могу согласиться с определением объективного и субъективного.  Собственно, мне не встречалось ни одного ясного непротиворечивого текста об этих понятиях, включая статьи Лекторского в «Философской энциклопедии» (как старой, так и новой). Вот, для примера, цитата из книги А.А. Меграбяна «Деперсонализация»: «Весь объективный материальный мир отображается в субъективном только через объективные высшие нервно-физиологические процессы, происходящие в организме и мозге. Субъективное психическое содержание сознания, в свою очередь, оказывает воздействие на внешний мир только через объективные процессы». Диалектику везде пытались впихнуть, но здесь – особенно неудачно вышло, как объективное переходит в субъективное и наоборот — загадка. Понять, что такое субъективное и объективное сложно и философу.  Итак, давайте разберемся.             

Субъект – деятель, объект – то, на что направлено действие, активность. Это – основа, из которой следует исходить.      Но ведь действие – это процесс, оно не может быть постоянным. Значит деятель может считаться таковым только когда действует. А учитывая, что воздействию может подвергаться и он, возникает относительность действия.  Нет субъекта вообще, а есть «субъект х и объект у»,  то есть ни один человек не является субъектом вообще.  Ну к примеру, человека можно назвать «вратарь», кто такой вратарь?  Человек, который стоит на воротах. Без этого уточнения будет неоднозначность. А вот что значит «стоит», когда вратарь спит — он вратарь или нет? Не вратарь.  Вратарь — не тот, кто стоит на воротах вообще,  вратарем мы называем человека, КОГДА он стоит на воротах.   «Субъект» точно как вратарь. Субьект — тот, кто действует, так? Нет. Субъект — тот кто действует, когда он действует (в момент действия).  Не стоящий сейчас на воротах — не вратарь, тот, кто в данный момент не действует — не субъект. Вывод : ни один человек не является субъектом по умолчанию, это не его качество. Любой человек может быть и субъектом, и объектом действия.

        Переходим к познанию.  На каком основании познание приравнивается к действию? Я не вижу оснований. Только по тому, что есть направленность? Возможно. Но направленность чего? Внимания. Причем речь здесь именно о восприятии, а не о познании. Познание есть результат обработки восприятий, представляет чисто внутриразумный акт. Если же говорить о воздействии в познании, то скорее воздействие идет на человека («субъекта»), чем наоборот. Например – при просмотре фильма. Не глаза воздействуют на экранное изображение. Если же нет действия, которое мы отмечаем, слова «субъект» и «объект» неприменимы. Направление внимания отмечать с помощью этих слов неправильно. Тут под субъектом обозначается «воспринимающий» а под объектом — «воспринимаемаемое». Далее понятия замещаются, что искажает смысл.

      Если нет оснований для введения «субъект» и «объект» в процессы  ощущения, восприятия, а тем более, познания, то нет и оснований для разговора об «объективном» и «субъективном». Ну ладно, примиримся (запомнив однако) с неуместностью понятий.  Что будет означать «субъективность познания»? Обычно понимают особенности восприятия данного субъекта (=человека).  Но это понимание не соответствует смыслу слова субъект! Возникает дополнительная путаница. Субъект — указание на воспринимающего, почему слово «субъективный» обозначает какие-то особенности? Субъективный — принадлежащий субъекту, свойственный субъекту.  Это свойство может быть присуще и другим, здесь это не имеет значения.  Таким образом, прилагательное образовано правильно, но значение вложено искусственно, вопреки обычному образованию значения прилагательных. Как если бы «красота» значило одно, а «красивый» – нечто не связанное с «красотой». Далее. Объект – то на что действуют. А объективный, как я уже заметил – истинный, не связанный с особенностями восприятия.  Почему тогда «объективный». Принадлежащий объекту – это нечто неясное, мы не знаем что это, при чем тут истинность? Мы говорим про результат восприятия – а значит объект тут непричем (хотя, напоминаю, в познании и нет объектов).  Восприятие всегда «субъективно», потому что его – по допущенной схеме – осуществляет субъект. «Объективность» просто неуместна в этом контексте.

       К чему же можно приложить категории, неверно названные «субъективный» и «объективный», вносящие путаницу? Только к знанию, высказыванию. Только в процессе коммуникации знание получает оформление, и мысль/чувство получают оформление. Высказывания похожи, но они существенно различаются. Есть знание, и есть мнение. Знание говорит о действительном, мнение – о «моих» мыслях, чувствах, взглядах, оценках.    Познание нельзя оторвать от человека, а вот знание, его продукт, интерсубъективно.    Знания можно передать, они сформулированы на языке, с использованием логики и опорой на общий людям опыт. Именно общность есть условие знания, тем самым любой разговор о его «субъективности», то есть вмешательстве личного элемента, устраняется. Знание может быть только «объективно». В 20 веке много вреда принесло смешение точки зрения наблюдателя в теории относительности – с субъективностью. Хотя здесь как раз последовательное онаучивание , установление точки зрения описания позволяет связать её с собственной, создать полностью  «объективное» описание.  Знания можно передать, они «объективны», но люди, хотящие внести смуту в разум, придумывают «субъективность». Хотя та есть свойство мнения – и там полностью уместна. Если я говорю – «я люблю груши», то это именно «субъективность», моё свойство, если уж это слово вообще применимо к чему-нибудь. Смешав познание и знание, знание и мнение, дали возможность дискредитировать знание путем преувеличения момента личного восприятия. Хотя в производстве, а особенно при передаче и повторном подтверждении знания этот элемент минимизируется.

      Если каждый говорил бы «субъективное» — понимание было бы невозможно. Даже мнение содержит только элемент особенностей восприятия данного человека. Обычно это не мешает его адекватно понимать.   Когда человек говорит о знании и о мнении, он говорит различно. «Я вижу яблоко» – не знание. Такое высказывание нельзя оспорить – оно говорит о восприятии, а не о яблоке. «на этом столе лежит яблоко»» – уже знание, подлежащее проверке и полностью лишенное «субъективности». Ошибка, когда человек путает эти две вещи, то есть произвольно переводит «я вижу яблоко» в « яблоко лежит на столе». Но это уже проблемы точности высказываний, а не «субъективности». 

Резюмирую:
1. Категории «субъект» и «объект» не могут быть привязаны к предметам.
2. При отсутствии действия выражения «субъект» и «объект» неуместны. Данные понятия не соответствуют гносеологической проблематике.
3. Субъективное – есть свойство субъекта, и не применимо ни к восприятию, ни к познанию.
4. Знание всегда независимо от специфики познающего. Тем самым не только слово «субъективное» неприменимо, но и любое понятие с тем же значением, которым бы мы захотели его заместить.

Думаю сказанного достаточно, чтобы отказаться от употребления «субъекта» и «объекта» в отношении познания и его продуктов. Тем более «субъективный» и «объективный». Прошу прощение за вынужденное многословие и за упрощение речи (адресован текст не только профессиональным философам).
 

Л.Б.Макеева. Объективность ценностей и проблема реализма

История философии. Вып. 5

 

– 80 –

 

 

Объективность ценностей и проблема реализма*

 

Ценности представляют собой чрезвычайно сложный и многогранный объект философского исследования. Так называемая проблема ценностей охватывает очень широкий спектр вопросов, обсуждаемых философами со времен Платона под такими рубриками, как благо, справедливость, обязательство, цель, идеал, добродетель, оценочное суждение, истина и т.д. В XIX веке ряд немецких философов пришли в выводу, что все эти вопросы совпадают в одном аспекте – в том, что все они имеют отношение к ценности, то есть к тому, что должно быть. В противоположность фактам, ценности – это не то, что есть (или было, или будет), но то, что должно быть, что важно для человека.

Ценности характеризуются необычайно богатым разнообразием проявлений и функций в социуме, культуре и жизни отдельного индивида. Начнем с того, что к ценностям, как правило, относят два рода явлений. Во-первых, ценности выражают тот факт, что существующие предметы могут быть полезными или вредными для человека, могут удовлетворять его потребности и отвечать его желаниям или, наоборот, противодействовать им. Поэтому ценности – это все то, к чему уместно применить такие слова, как «хороший», «желаемый», «стоящий» и т.д. (в случае позитивных ценностей) или «плохой», «нежелательный», «никчемный» и т.д. (в случае негативных ценностей). Во-вторых, ценности понимаются как идеи о том, что есть благое, правильное, обязательное и т.д. В этом втором смысле

 

* Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект 98-03-04456).

 

 

– 81 –

 

«ценность» означает то, что считается ценным. Эти ценностные суждения отличаются от обычных суждений в одном очень важном отношении: они способны побуждать людей совершать действия. Именно поэтому многие видят в ценностях ключ к решению проблемы взаимосвязи между мышлением и поведением.

«Разнородность» явлений, связываемых с понятием ценности, обусловливает сложную субъективно-объективную природу ценностей. С одной стороны, они непосредственно связаны с человеческими интересами, потребностями, желаниями и т.д., а потому зависят от человека и отражают специфически человеческий способ восприятия мира и отношения к нему. Но ценности вовсе не являются нашим чисто субъективным творением. На это указывает множество обстоятельств. Поразительной особенностью ценностей является то, что когда кто-то произносит: «Это дурной поступок», он считает указанный поступок дурным самим по себе, объективно, а свое утверждение воспринимает как истинное, ибо оно соответствует реальному положению дел. Ценности воспринимаются людьми как определенные, «объективные» качества вещи, благодаря которым эта вещь считается более или менее желательной, полезной, важной и т.д. Более того, люди не просто приписывают своим оценочным суждениям истинностное значение, но и используют их в качестве посылок в своих рассуждениях, основывая на них истинность своих заключений. Если же взять ценности как механизм мотивации человеческого поведения, то и здесь оказывается, что их побудительная сила воспринимается нами как нечто внешнее и независимое от нас, как некая объективная сила, способная наложить ограничения на наши другие желания и действия. Самое удивительное состоит в том, что человек, как правило, локализует источник этой побудительной силы не в самом себе, а во внешнем мире. Итак, объективность ценностей имеет по крайней мере два аспекта. С одной стороны, мы воспринимаем «ценностные характеристики» как объективные, принадлежащие самим вещам. С другой стороны, ценности выступают объективным, независимым от наших желаний и склонностей источником мотивации нашего поведения. Вполне естественно было бы предположить, что объяснение объективности ценностей должно охватывать оба эти аспекта, однако на практике оказывается очень сложным совместить их в одной теоретической конструкции, и если один аспект получает объяснение в той или иной концепции, то второй, как правило, остается непроясненным. На наш взгляд, это – и свидетельство необычайной сложности объекта исследования, и одна из основных причин неадекватности предлагаемых решений.

 

 

– 82 –

 

Так как же объяснить объективный характер ценностей? Является ли он следствием склонности нашего ума к «объективации» собственного содержания или за ним стоит что-то большее? В той или иной форме этот вопрос всегда волновал философов, и именно этот вопрос оказался в центре дискуссии, развернувшейся в 70–80-е годы в англоязычной философии морали и политики. Начало этой дискуссии было положено книгой известного австралийского философа Джона Макки «Этика: создание правильного и дурного»[1], которая определила и основную особенность этой дискуссии: проблема объективности ценностей рассматривалась прежде всего в онтологическом ключе, как вопрос об онтологическом статусе «ценностных характеристик» вещей. И хотя сам Макки обосновывал ту точку зрения, что в онтологическом плане ценности не являются объективными, сразу же как реакция на его позицию возникло направление, получившее название «этического (или морального) реализма»[2]. В этом нет ничего удивительного, так как в целом реалистическое направление было на подъеме в аналитической философии этого периода. В настоящей статье мне хотелось бы обсудить основные аргументы, выдвинутые в ходе этой дискуссии, показать специфику реалистического решения проблемы объективности ценностей на примере концепции «внутреннего реализма» Х.Патнэма, отметить сильные и слабые стороны этого решения. Но поскольку роль «пускового механизма» в этой дискуссии сыграла упомянутая книга Дж.Макки «Этика: создание хорошего и дурного», имеет смысл начать рассмотрение именно с нее.

Основной тезис Макки состоит в следующем: объективных ценностей не существует, то есть ценности не присутствуют в самом «содержимом мира» (furniture of the world), они не принадлежат к миру как таковому. Эту свою субъективистскую позицию он называет скептицизмом. Следует подчеркнуть две наиболее важные особенности его позиции: (1) как уже отмечалось, свой основной тезис Макки трактует онтологически; (2) он вводит различие между этическими суждениями первого и второго уровня. Суждения первого уровня указывают, какие поступки являются хорошими, а какие – плохими, что является нравственно обязательным, а что, напротив, – предосудительным, то есть эти суждения выражают наши обычные моральные убеждения. Суждения второго уровня « говорят нам, что происходит, когда кто-либо высказывает суждение первого уровня, – в частности, выражает ли это суждение некоторое открытие или решение или, возможно, оно сообщает что-то о том, как мы мыслим и рассуждаем о вопросах морали»[3]. Наиболее важно отметить то,

 

 

– 83 –

 

что, согласно Макки, суждения первого и второго уровня полностью независимы друг от друга. Это означает, что «можно быть скептиком в отношении моральных суждений второго уровня, не будучи скептиком в отношении суждений первого уровня, и наоборот»[4]. Макки называет себя скептиком только в отношении суждений второго уровня.

Поскольку Макки полагает, что в наши обычные оценочные суждения встроено требование объективности, он называет свою скептическую концепцию теорией ошибок, ибо ее задача – раскрывать ошибочность общераспространенного мнения. В рамках этой теории он формулирует два основных аргумента против объективности ценностей: аргумент от относительности и аргумент от странности. Характер этих аргументов позволяет предположить, что для Макки онтологическая объективность ценностей означает их универсальность (и, соответственно, тождественность во всех культурах) и их подобие другим реально существующим свойствам и объектам, и именно против этих допущений направлена, главным образом, его критика. Так, аргумент от относительности предназначен опровергнуть универсальный характер ценностей. Согласно Макки, хорошо известный антропологический факт о разнообразии моральных кодексов и верований в различных обществах, в различных социальных слоях и в различные периоды истории затрудняет (если вообще позволяет) рассмотрение этих кодексов и верований как способов постижения (пусть искаженного) некоторой объективной истины, поскольку различия между ними свидетельствуют скорее о приверженности людей к разным формам жизни: «люди одобряют моногамию, потому что они ведут моногамный образ жизни, а не так что …они ведут моногамный образ жизни, потому что они одобряют моногамию»[5]. Согласно второму аргументу – аргументу от странности – для обоснования объективности ценностей необходимо постулировать сущности и свойства очень странного вида, совершенно отличные от всего остального в мире, и приписать себе особую способность (нравственную интуицию), посредством которой мы познаем эти сущности и свойства и которая совершенно отлична от наших обычных способов познания всего остального. Метафизическая специфика ценностных сущностей и ценностных свойств состоит, по мнению Макки, в их способности побуждать людей к совершению определенных действий в отличие от всех других реально существующих объектов и свойств в мире.

Хотя Макки считает свою скептическую концепцию негативной в том смысле, что она говорит не о том, что есть, а о том, чего нет, в целях большей убедительности своей позиции он предлагает некоторое

 

 

– 84 –

 

обоснование субъективного характера ценностей. Макки прибегает к юмовскому объяснению морали, получившему в современной литературе название «проецирования». Согласно этому объяснению ценности проецируются на мир, то есть, когда мы приписываем какие-либо моральные характеристики некоторому поступку, мы в реальности проецируем то, что мы чувствуем в отношении этого поступка, на сам этот поступок, ошибочно полагая, что эти характеристики являются объективными свойствами этого поступка. Поэтому, утверждает Юм, оценивая какой-то поступок как добродетельный или порочный, мы лишь утверждаем, что испытываем чувство одобрения или неодобрения в отношении этого поступка. Эта особенность человеческого ума, названная Юмом «свойством распространять себя на внешние объекты», объясняет, по мнению Макки, объективизацию морального отношения. Согласно другому противнику реализма, «таким образом мы испытываем чувства и демонстрируем другие реакции в ответ на вызванные природные свойства вещей; мы «украшаем и раскрашиваем» мир, описывая его так, как будто он содержит в себе свойства, соответствующие этим чувствам, – так же, как приятный вкус мороженого соответствует удовольствию, которое оно нам доставляет»[6]. Это сравнение неслучайно, так как еще одной важной особенностью теории проецирования в объяснении морали является то, что она уподобляет ценности вторичным качествам, вроде цвета, запаха, вкуса и т.д., которые, по словам Юма, представляют собой не «качества объектов», а «восприятия ума».

Согласно Макки, помимо проецирования имеется множество других моделей объективизации моральных ценностей. В частности, он ссылается на утверждение Э.Энском о том, что наши современные неаристотелевские понятия морали (обязательства, долга, правильности, порочности и т.д.), которые мы воспринимаем как объективно общезначимые, есть лишь «сохранившиеся элементы системы мысли, придававшей им действительно разумный характер, а именно системы верований в божественный закон»[7].

Отрицание онтологической объективности ценностей, как правило, дополняется субъективистской трактовкой их «мотивационной» роли. Этот аспект наиболее ярко представлен в концепции известного английского философа Филиппы Фут. Хотя Фут рассматривает проблему объективности ценностей не в онтологической плоскости, ее концепция в какой-то мере дополняет и уточняет позицию Макки, поэтому ей стоит уделить немного внимания. Цель

 

 

– 85 –

 

аргумента Фут – показать, что не существует категорического императива и что, следовательно, не существует объективных ценностей, которые, будучи выражены в форме морального императива, были бы способны направлять поступки человека в абсолютном смысле, независимо от его желаний и интересов.

Одну из важнейших посылок в обосновании Фут составляет убеждение в том, что со времен Юма стало «общим местом в философии» считать основания для совершения какого-либо действия зависящими от желаний, интересов и волевого настроя человека. Нет таких сущностей или качеств, которые могли бы одни обеспечить человеку основание для совершения действия без какого-либо желания или интереса с его стороны. Поэтому если «должен» в моральных суждениях вообще фиксирует наличие какого-либо основания для человека совершить действие, то это «должен» может быть только выражением гипотетического императива. В подтверждение своего вывода Фут предлагает следующие аргументы. Во-первых, если бы существовали категорические императивы, то были бы автоматически побуждающие к действию силы, однако такие силы неизвестны нам. Во-вторых, видеть в моральных суждениях категорические императивы значит основывать мораль на разуме (или оправдывать мораль разумом). В этом случае аморальное поведение следовало бы считать иррациональным, но нет ничего иррационального в аморальных поступках. Более того, существование категорических императивов внесло бы определенное искажение в наше понимание морали, ибо нам нужны «добровольцы», а не «призывники на службу морали». И наконец, негипотетическое использование «должен» (в этикете, играх и т.д.) не может служить контраргументом, поскольку в этих случаях отсутствие интереса не освобождает от необходимости совершить действие (не лишает человека всех оснований свершить предписываемое действие), и это означает лишь, что негипотетическое использование «должен» вообще не побуждает к совершению определенного действия.

Суммируя вместе аргументы против объективности ценностей, можно сказать, что признание этой объективности влечет за собой то, что мы получаем искаженную картину мира (наполненную таинственными и странными сущностями и свойствами), искаженный образ самих себя (наделенных странной способностью постигать эти таинственные сущности и свойства) и искаженное представление о морали (превращающее нас из «добровольцев» в «призывников на службе морали»). Вместе с тем следует отметить, что в субъективизме отрицание

 

 

– 86 –

 

объективности «ценностных характеристик» вещей хорошо совмещается с отрицанием объективной мотивационной роли ценностей, так как и то, и другое находят единый источник объяснения – специфическую, субъективную природу человека, при этом склонность «объективировать» ценности в обоих указанных аспектах объявляется ошибкой, укоренившейся в сознании человека в силу ряда исторических причин.

Теперь обратимся к рассмотрению позиции противников субъективизма в трактовке ценностей. Следует сразу отметить, что сторонники «этического реализма» значительно больше внимания уделяли критике своих противников, чем созданию собственно позитивной концепции. Поэтому начнем с их критических аргументов.

Во-первых, объективисты ставят под вопрос тезисы, отстаиваемые субъективистами. Так в противовес маккиевскому аргументу от относительности, обосновывающему невозможность объективистского объяснения многообразия моральных верований и, стало быть, моральных разногласий, указывается невозможность подобного объяснения и для субъективиста. Объективисты часто ссылаются на Дж.Мура, предложившего следующий аргумент: если один человек говорит: «X правильно», а другой утверждает: «X дурно» и, высказывая эти свои оценки, они лишь выражают свои чувства и свое отношение к X, то непонятно, как они могут вообще противоречить друг другу. Это означает, что с позиции субъективистской «теории отношения» нельзя объяснить совершенно очевидные разногласия в вопросах морали[8] .

Немало аргументов было выдвинуто и против концепции проецирования при объяснении ценностей. Стоит упомянуть, что вначале эта концепция строилась на аналогии между ценностями и вторичными качествами. Однако в дальнейшем было признано как сторонниками этой концепции, так и ее противниками, что имеются важные отличия между этими классами свойств, а потому предложенная аналогия является неуместной. К числу упомянутых отличий относятся следующие. (а). Хотя считается, что и вторичные, и моральные качества «сопровождают» или «надстраиваются над» природными качествами, этот факт признан как научная истина только в отношении первых качеств. В то же время неспособность осознать этот факт не является «критерием некомпетентности при приписывании вторичных качеств» и является таковым критерием в моральных рассуждениях. Более того, наука изучает рецептивные механизмы в случае вторичных качеств, однако никаких рецептивных или каузальных механизмов для восприятия моральных качеств науке

 

 

– 87 –

 

неизвестно, никакого «органа чувств», воспринимающего моральные качества, не обнаружено. (б). Диапазон варьирования моральных верований при различных формах жизни несравнимо больше диапазона, в котором могут (если вообще могут) варьировать восприятия вторичных качеств. (в). Более того, для восприятия моральных качеств характерна многоаспектность и относительность, отсутствующая при восприятии вторичных качеств. Один и тот же поступок может быть хорошим в одном отношении (как поступок командующего) и плохим в другом отношении (как поступок отца). Подобная релятивизация невозможна в случае вторичных качеств[9]. Нельзя не отметить и такую особенность моральных свойств, как их способность быть предметом взвешенного и обдуманного выбора, ибо совершенно рационален вопрос: «какую позицию я займу в отношении такой-то вещи?»[10]. Подобный вопрос абсолютно абсурден в отношении вторичных качеств. Известный современный философ морали Р.М.Хэйр дает следующее лингвистическое объяснение этому различию между моральными и вторичными качествами. По его мнению, это различие заключено в разных семантических конвенциях, регулирующих их приписывание объектам. В случае вторичных качеств соответствующие конвенции таковы, что они запрещают двум людям, при нормальных обстоятельствах рассматривающих один и тот же предмет, иметь разногласия по поводу того, является ли объект красным или нет. В случае моральных качеств семантические конвенции позволяют двум людям оценивать один и тот же поступок как хороший и дурной.

По мнению ряда авторов (С.Блэкбёрна и др.), можно отказаться от аналогии между вторичными и моральными качествами, не отвергая в целом идеи проецирования при объяснении ценностей. Однако известно немало аргументов, направленных против проективизма как такового, не предполагающего уподобления моральных качеств вторичным качествам. Наиболее известным среди них является аргумент, согласно которому концепция проецирования, предполагающая субъективный источник морали, подрывает ее статус: уменьшает ее обязательную силу, лишает убедительности ее требование уважительного отношения к моральным нормам, рождает в людях «безразличие к вещам, заслуживающим их энтузиазма» и ослабляет их решимость следовать моральному закону и долгу. Это происходит из-за того, что концепция проецирования не согласуется с нашим восприятием ценностей как чего-то присущего вещам и действующего как внешняя сила. Кроме того, неоднократно указывалось, что с позиции концепции проецирования нельзя адекватно

 

 

– 88 –

 

объяснить, как возможно использование моральных суждений в качестве посылок в дедуктивных и индуктивных рассуждениях, ибо эта концепция отвергает возможность моральных суждений быть истинными или ложными.

Предпринимались попытки показать внутреннюю несогласованность теории проецирования с точки зрения философии сознания. Субъективистская концепция, согласно которой в наших моральных суждениях мы проецируем то, что мы чувствуем в отношении какой-либо вещи, на саму эту вещь (хотя и полагаем при этом, что моральные характеристики являются свойствами этой вещи), предполагает, что специфический характер моральных чувств (таких, как чувства одобрения или неодобрения) определяется некоторым внутренним и непосредственно осознаваемым качеством этих чувств, то есть одобрение или неодобрение – это нечто такое, что мы непосредственно ощущаем в нашем опыте и что позволяет нам воспринимать окружающие нас предметы и явления в позитивном или негативном ключе. Однако критики теории проецирования (Б.Страуд и др.) считают, что при таком субъективном подходе все оказывается поставленным с ног на голову, ибо некое конкретное чувство будет чувством одобрения, только если оно рождается или наполняется мыслью, что рассматриваемая вещь является хорошей. Стало быть, чувство одобрения или неодобрения не объясняет специфику наших моральных чувств, а само обусловливается их содержанием. Аналогичным образом приписывание оценочного отношения или чувства другим людям можно рационально объяснить, только если предположить, что оно осуществляется одновременно с нашим приписыванием ценности предметам и действиям.

Если попытаться выразить в обобщенном виде основную идею критики субъективистской концепции ценностей со стороны приверженцев этического реализма, то она состоит в следующем: предложенные механизмы объективации не дают адекватного и корректного объяснения действительно объективного характера ценностей, а это в свою очередь ведет к искаженному представлению о социальном (объективном) статусе ценностей и об их функциях в мышлении. Хотя предложенные аргументы, безусловно, серьезны и в определенной степени подрывают убедительность субъективистского объяснения ценностей, это не означает автоматически, что верна противоположная, объективистская, позиция. Перед объективистом стоит более важная задача – объяснить, в каком смысле ценности являются объективными, поскольку субъективистская критика показала неуместность предположения, что ценности объективны в том же

 

 

– 89 –

 

самом смысле, в каком мы думаем об объективности обычных вещей и их свойств в окружающем нас мире. Как мы уже отмечали, позитивных теорий этического реализма было выдвинуто не так уж много. В наиболее разработанном и законченном виде эта тема, на наш взгляд, представлена в концепции «внутреннего реализма» известного американского философа Х.Патнэма. Хотя эта концепция явилась реакцией не только и не столько на субъективизм в понимании ценностей, для настоящего рассмотрения она представляет безусловный интерес.

Современный этический реализм так или иначе предполагает пересмотр понятия объективности. Этот пересмотр состоит прежде всего в отказе от понятия метафизической объективности, согласно которому считать что-либо объективным значит утверждать его принадлежность к категории вещей, составляющих реальность, как она есть сама по себе, независимо от человеческого сознания. Взамен этого «пресловутого» метафизического понятия разрабатываются новые концепции реальности. Примером такого рода концепций служит «внутренний реализм» Х.Патнэма, изложенный им в книге 1981 г. «Разум, истина и история». Свою задачу Патнэм видит в том, чтобы разрушить «странные оковы», которыми сдерживает мышление философов и простых людей дихотомия объективного и субъективного, и сформулировать альтернативную «философскую перспективу», в которой эта полярность преодолена. Согласно Патнэму, вопрос о том, из каких объектов состоит мир, имеет смысл только в рамках теории или концептуальной схемы: мы членим мир на объекты, вводя ту или иную концептуальную схему. В этой интерналистской модели отвергается различие между объективным и субъективным как принадлежащими к противоположным «сферам». Люди живут в своем человеческом мире, где трава объективно является зеленой, где вода объективно является Н2О, где некоторые картины объективно являются прекрасными, где намеренное убийство человека объективно является злом. Только в рамках этого человеческого мира мы можем говорить об объективности. Это объективность «для нас», с нашей точки зрения, но никакой иной объективности у нас не может быть. Мы не можем занять позицию Господа Бога и увидеть мир таким, каков он сам по себе; метафизический реализм невозможен.

С точки зрения объективности-для-нас ценности ни в чем не уступают фактам: они столь же объективны, как и факты. В своей интерналистской концепции Патнэм не только признает существование «ценностных фактов», но идет еще дальше и заявляет, что «каждый

 

 

– 90 –

 

факт ценностно нагружен и каждая из наших ценностей нагружает собой какой-либо факт» и что, более того, «существо, не имеющее ценностей, не имеет также и фактов»[11]. Понятие ценностно нагруженного факта опирается на обширный массив норм, которые можно определить как «когнитивные ценности» (к ним относятся релевантность, когерентность, функциональная простота, инструментальная эффективность и т.д.) и которые, в свою очередь, связаны с ценностями в их обычном понимании. Так, согласно концепции объективности Патнэма, наш реальный мир зависит от ценностей и наоборот.

Многие увидели в концепции Патнэма выражение «зрелого» и «умудренного» реализма, другим же его позиция показалась лишь «завуалированным» уходом от решения проблемы. По сути, Патнэм добивается уравнивания ценностей в их объективном статусе с реально существующими вещами, свойствами и фактами тем, что низводит последние до объективности ценностей. Ценности и вещи становятся частями человеческого мира, в котором нераздельно слито субъективное и объективное, идущее от внешнего «природного» фактора и идущее от человека, от его особой организации как биологического существа. Неслучайно, что многие усмотрели в этом « ценностном» реализме Патнэма скрытую «антиреалистическую» позицию.

С одной стороны, концепция внутреннего реализма Патнэма позволяет «объективистски» решить ряд важных проблем в отношении ценностей. Во-первых, получает решение проблема истинности оценочных суждений. Как и описательные суждения, они столь же объективно истинны или ложны. Правда, достигается это за счет трактовки истины не как соответствия реальности, а как некоторого вида рациональной приемлемости. Во-вторых, очень «простое» решение найдено и для проблемы референции оценочных понятий. Однако это очень своеобразное решение. На мир просто «опрокидывается» концептуальная схема нашего языка, и поэтому не представляет никакого труда установить соответствие между элементами концептуальной схемы и элементами мира. Конечно, это соответствие не является статичным; под действием внешнего импульса, идущего от физического мира, мы постоянно изменяем и «подгоняем» наши концептуальные схемы, стремясь к их внутренней согласованности. Поскольку наши концептуальные схемы содержат как описательные, так и оценочные понятия, то и для тех, и для других имеются референты в окружающем нас мире. Своеобразие подобной трактовки онтологического статуса оценочных понятий (или терминов) заключается в том, что она никак не затрагивает проблемы их восприятия.

 

 

– 91 –

 

В этом, безусловно, сказывается « научно-реалистическое» прошлое Патнэма. Как известно, согласно научному реализму объективным и независимым от нас существованием обладают не только предметы окружающего нас мира, но и сущности, постулируемые истинными научными теориями (например, атомы, электроны, электромагнитные поля и т.д.). Однако если при решении вопроса о реальности этих сущностей, равно как и реальности математических объектов, совершенно неуместно и бессмысленно говорить о восприятии, то в случае ценностных свойств ситуация не столь однозначна. Конечно, в каком-то смысле можно «уподобить» связь между ценностными свойствами и воспринимаемыми нами качествами вещей тому, как связаны между собой эти воспринимаемые качества и сущности, постулируемые научными теориями, и представить наши оценочные суждения как своего рода выводы на основе природных характеристик вещей. Однако не следует забывать еще об одной особенности ценностей: когда человек оценивает какую-либо вещь, он, как правило, воспринимает эту вещь как дурную или хорошую непосредственно), а не в результате вывода на основе ее природных свойств и их связи с его чувствами. Поэтому при рассмотрении реальности ценностных свойств нельзя обходить молчанием вопрос об их восприятии. Тот факт, что вопрос о восприятии полностью «выпал» из поля зрения Патнэма, на наш взгляд, во многом обусловлен его чисто лингвистическим подходом к проблеме реализма, когда вопрос о реальности того или иного объекта или сущности ставится как проблема референции соответствующих языковых выражений. Неслучайно, что в ходе дальнейшей своей эволюции Патнэм пришел к осознанию принципиальной важности « традиционной» темы восприятия для решения проблемы реализма.

Однако главный недостаток реалистического решения объективности ценностей Патнэмом состоит в том, что оно оставляет совершенно непонятной связь ценностей с мотивацией человеческого поведения. Конечно, Патнэм исходит из того, что ценности есть то, что должно быть, однако в его концепции эта нормативная природа ценностей не получает ни подтверждения, ни объяснения; она остается как бы «за кадром». В концепции внутреннего реализма учитывается только один аспект объективности ценностей, но именно это, на наш взгляд, основное свидетельство ее неадекватности.

Мы рассмотрели основные аргументы за и против, выдвинутые в ходе дискуссии по объективности ценностей. Главным не вызывающим сомнений результатом этой дискуссии стало то, что она еще раз показала и выразила в современных понятиях и категориях сложную и «самопротиворечивую» природу ценностей и морали в целом.

 

 

– 92 –

 

С одной стороны, эта сложная природа предоставляет «свидетельства» как в пользу субъективистской, так и объективистской позиции. С другой стороны, особенность ценностей состоит в том, что никак не удается адекватно выразить их природу в терминах дихотомии объективного и субъективного. На первый взгляд, моральные ценности должны быть объективно общезначимыми с тем, чтобы мотивировать человеческие действия, но вместе с тем их объективность не может быть объективностью каузального механизма. Моральные ценности составляют основания для совершения человеком действий и в этой функции они имеют прямое отношение к желаниям, наклонностям, чувствам и т.д., но вместе с тем они позволяют нам «отступить на шаг назад» и подвергнуть наши желания и т.д. рациональному разбору и тем самым избежать «автоматической» детерминации ими нашего поведения. Природа ценностей такова, что они характеризуют не только нас самих, но и тот мир, в котором мы живем, ценности напрямую связаны с нашей рациональностью: чтобы быть рациональными, мы должны соблюдать требования практического разума, но, с другой стороны, аморальные действия нельзя назвать иррациональными.

Итак, мы видели, что попытка обоснования объективности ценностей в рамках реалистической стратегии, как правило, связана с существенным пересмотром самого понятия объективности. Мир ценностей получает равный с миром вещей объективный статус в силу того, что им приписывается равное участие в создании нашего человеческого мира: без ценностей не может быть фактов, равно как без факта не существует ценностей. Однако уравнивание ценностных свойств с другими элементами окружающего нас мира в определенной степени лишает их специфики, не позволяет объяснить другие их функции. Как бы ни соблазнительно было найти онтологические «основания» Объективности ценностей, предложенное реалистическое решение нельзя считать адекватным.

 

Примечания

 


[1] Mackie J.L. ., 1970.Ethics: Inventing Right and Wrong. L

[2] Следует отметить, что дискуссия не ограничилась только онтологическим ракурсом и показала, что проблема объективности ценностей может быть сформулирована и с помощью других концептуальных средств. Во-первых, утверждения об объективности или субъективности ценностей можно сформулировать в эпистемологических терминах, и тогда противоположность между ними предстанет как антитеза «когнитивизм – антикогнитивизм». В основе этой антитезы лежит вопрос о том, имеют ли оценочные суждения ассерторический характер или они имеют императивный характер, то есть выражают ли они утверждения, которые могут быть истинными или ложными, или же они выражают отношения некоторого иного рода. Согласно когнитивизму, оценочные суждения выражают утверждения о качествах вещей, и поэтому они могут иметь истинностное значение. Антикогнитивизм представлен в двух основных формах: эмотивизме и императивизме. Согласно эмотивизму оценочные суждения обычно выражают чувства или отношение говорящего к тому, что он оценивает. С точки зрения императивизма оценочные суждения представляют собой предписания или рекомендации относительно определенного хода действий. Противоположность между когнитивизмом и антикогнитивизмом можно легко переформулировать в терминах дескриптивизма и антидескриптивизма. Дескриптивизм – это концепция, согласно которой значение оценочных терминов и суждений является чисто описательным или содержит важный описательный элемент в своей структуре. Согласно дескриптивизму оценочные термины потому являются описательными, что они обозначают определенные виды свойств. Оценочные суждения же описательны в том смысле, что в них мы приписываем указанные свойства объектам. С антидескриптивистской точки зрения оценочные суждения не приписывают никаких свойств объектам, но имеют совершенно иное значение: например, их можно рассматривать как выражение чувств или как инструмент для вызова сходных реакций в других людях. Полярность между ценностным объективизмом и субъективизмом можно выразить и с помощью различия между категорическим и гипотетическим императивами. Это различие было введено Кантом, но если Кант считал императивами утверждения в побудительном наклонении («Сделай то-то»), то сейчас их обычно трактуют как выражающие утверждения о долженствовании («Ты должен сделать то-то»). В гипотетических императивах основанием для совершения какого-либо действия служит некоторая желаемая цель, то есть долженствование императива зависит от этой желаемой цели. Если желание достичь эту цель отсутствует, это лишает человека каких-либо оснований совершать предписываемое в императиве действие. Категорические императивы выражают безусловные основания для действия, то есть долженствование императива не зависит от желаний или наклонностей человека; основания, представленные в категорических императивах, обладают абсолютной силой. Сторонники объективности ценностей обычно выступают в поддержку той точки зрения, что ценностные суждения являются категорическими императивами или, по крайней мере, содержат объективный императивно-категорический элемент. Субъективисты, как правило, отрицают существование такой вещи, как категорические императивы.

[3] Mache J.L. Ethics: Inventing Right and Wrong. P. 9.

[4] Ibid. P. 16.

[5] Ibid. P. 36.

[6] Blackbum S. Errors and the Phenomenology of Value // Morality and Objectivity. Ed. dy T.Hinderick. 1986. P. 5.

[7] Makki J.L. Ethics: Inventing Right and Wrong. P. 45.

[8] См., к примеру: Theories of Ethics. Bd. by P.Foot. Oxford, 1986. P. 3.

[9] Аргументы (a) – (д) разбираются в статье: Blackburn S. Erros and the Phenomenology of Value. P. 14–15.

[10] Указанные аргументы были предложены в: Hare R.M. Ontology in Ethics // Morality and Objectivity. P. 47.

[11] Putnam H. Reason, Truth and History. Camb., 1981. P. 201.

Есть ли «там», где нас нет? К критике существования объективной реальности | Философия

Иероним Босх. Фокусник / Wikimedia Commons

Объективно и реально то, где меня нет

Обычно под объективностью, или «объективной реальностью», подразумевается положение дел, которое существует независимо от того, наблюдается оно кем-то или нет. Когда мы выходим из дома, то полагаем, что мебель остается на своих местах и не перестает быть мебелью – ее существование объективно. Даже если мы не прогуливаемся в конкретный момент по лесу, то уверены, что там растут сосны и ели или иная, подходящая для данных широт растительность, существование которой также объективно. Мы называем объективным и то, что считаем одинаково воспринимаемым разными наблюдателями. Если я называю небо синим и кто-то еще делает так же, то небо объективно синее. Если я прошу передать мне соль и получаю ее, то, вероятно, солонка существует объективно. Но насколько эти конвенции гарантируют встречу с реальностью – вопрос открытый.

Реально vs виртуально, объективно vs субъективно

Что, если наша убежденность в существовании объективной реальности ни на чем не основана? Чтобы разобраться в этом, нужно чуть детальнее раскрыть смысл понятий «реальность» и «объективность». Традиционное определение реальности нередко циркулирует в философии в виде терминов «субстанция» или «сущность». Согласно ему, если есть то, что существует безусловно, само в себе и для себя, то оно реально. Напротив, если есть то, что существует только для некоторого наблюдателя (другого), то оно нереально или, если угодно, виртуально – сродни тому, что традиционно именовалось в философии «явлением». Такое существование считается субъективным, зависящим от природы и характера наблюдения и длящимся до той поры, пока протекает само наблюдение.

Обычно считается, что явления субъективны, а лежащие в их основании сущности – объективны. Объективность, в свою очередь, означает нечто, указывающее на принципиальную независимость от такого условия, как субъективное наблюдение. В некотором смысле само сочетание «объективная реальность» представляет собой тавтологию, в то время как понятие «субъективная реальность» – противоречие (в последнем случае правильнее было бы говорить о «субъективной виртуальности»). В любом случае можно было бы ограничиться единственным понятием «реальность», которая существует как нечто самодовлеющее, не обязанное никому и ничем. Однако сочетание «объективная реальность» зачастую все же сохраняется в философии, равно как и сочетание «субъективная реальность». Последнее понятие указывает на то, что виртуальная реальность может оказаться единственной и окончательной для наблюдателя, а значит, все-таки имеет право называться реальностью. Первое же понятие, напротив, подчеркивает, что реальность реальна только тогда, когда субъект ни в какие отношения с ней не вступал. Но как раз сама возможность существования такой, незатронутой наблюдением реальности и оспаривается многими философами.

Наука: эмоции, субъективность и объективность

В феврале 2017 года группа учёных под руководством нейробиолога Кристофа Коха нашла «источник сознания». По их мнению, оно может быть сконцентрировано в клауструме. Это гигантский по длине нейрон, обволакивающий наружный слой мозга и соединяющий различные его части друг с другом.

Вдогонку к новости в сети появилась картинка с изображениями Декарта, Дэниела Деннета, Гилберта Райла, Эдмунда Гуссерля и других философов, занимавшихся проблемой сознания. Картинка сопровождалась подписью: «Пацаны, расходимся». Проблема сознания решена.

Приблизительная реконструкция «источника сознания» в мозге мыши.(источник: nature.com)

Это яркая карикатура на противоречия, которые существует между строго научными (например, биологическими) и более свободными (например, философскими) объяснениями таких сложных феноменов, как сознание. Разошлись эти способы объяснения не так уж давно — всего пару веков назад. В эпоху романтизма научный трактат далеко не всегда можно было отличить от литературного повествования. Сегодня разница между ними огромна.

Но чистая наука нас никогда не удовлетворяет. В любом строгом объяснении видна ограниченность и неполнота.

Обычно учёный к этому и стремится: нужно выделить узкий участок реальности, чтобы увидеть его ясно. Ограниченность необходима для познания. Но всё-таки мы хорошо понимаем Гёте, который писал: «Суха теория, мой друг, а древо жизни вечно зеленеет». На более современный лад эту мысль неплохо передаёт цитата из Франсуазы Саган: «И я поняла, что куда больше подхожу для того, чтобы целоваться на солнце с юношей, чем для того, чтобы защищать диссертацию».

Можно ли вообще примирить научный способ описания мира с нашим непосредственным опытом, придать ему целостность, или мы обречены вечно блуждать среди разрозненных фактов, с одной стороны, и непознаваемых чувств — с другой? Проще говоря, достаточно ли нам знать, что мы «мыслим» с помощью клауструма, или всё-таки нужно понять, как мы мыслим и для чего?

(источник: oliversacks.com)

Основатель нейропсихологии и один из самых значительных советских учёных Александр Лурия завершил свою научную автобиографию главой «Романтическая наука». В ней он попытался предложить такой подход к познанию и описанию действительности, который не сводил бы реальность к абстрактным схемам или материальным процессам, когда вместо личности, её мыслей и воображения остаются только хвосты нейронных цепей или последовательности нуклеотид в ДНК.

В рамках «нормальной науки» это воспринимается как что-то совершенно естественное: действительность нужно разложить на мелкие элементы, а затем собрать из них убедительные схемы. Но есть и другое отношение к науке, которое Лурия называет романтическим.

Александр Лурия

Романтики в науке не хотят ни расчленять живую реальность на её элементарные компоненты, ни воплощать богатство конкретных жизненных событий в абстрактных моделях, которые теряют свойства самих явлений. Величайшее значение для романтиков имеет сохранение богатства конкретных событий как типовых, и их привлекает наука, сохраняющая это богатство.

Лурия не оставил инструкций о том, как заниматься романтической наукой. Зато он написал две замечательные работы, которые можно назвать образцами этого жанра: «Маленькая книжка о большой памяти» и «Потерянный и возвращенный мир». Сегодня его знают в основном благодаря этим книгам, а не зубодробительным исследованиям «высших корковых функций».

Первая из этих историй началась с того, что репортёр одной из московских газет Соломон Шерешевский получил выговор от своего редактора. Дело в том, что Соломон никогда не записывал имена и адреса встреч. До этого случая ему казалось, что все люди обладают такой же быстрой и безошибочной памятью, как и он сам. И тут неожиданно выяснилось, что это не так. Так он попал на приём к психиатру, что полностью изменило его жизнь.

(источник: quo.es)

Этим психиатром, как можно догадаться, был Александр Лурия. Он обнаружил, что в воображении Соломона визуальные образы сопровождались звуками, вкусовыми и тактильными ощущениями: обычный забор он представал как нечто солёное, шершавое и обладающее резким, пронзительным звуком. Единица становилась «гордым, хорошо сложенным мужчиной», 2 — «весёлой женщиной» и т.п. Он обладал феноменальной памятью. Вскоре он ушёл из газеты и стал профессиональным мнемонистом.

Какой отпечаток эти необычные способности накладывали на его личность? Шерешевский легко терял нить связной истории и не воспринимал абстрактные идеи. Он говорил: «Чтобы я мог схватить смысл вещи, я должен её увидеть». «Вечность» или «ничто» представить нельзя, следовательно, для него эти слова не имели никакого смысла.

Его бурное воображение нарушало границы между фантазией и реальным миром. С его помощью Соломон мог регулировать температуру собственного тела: его рука становилась холодной, когда он представлял, что держит в ней лёд, а сердцебиение повышалось, если он думал о беге. Он мог видеть себя со стороны и словно бы раздваивался на отдельные личности. Необычная память — всего лишь элемент сложной системы связей, которая определяла его поступки и способы восприятия мира. То, что со стороны выглядело лишь психологическим курьёзом, было неотъемлемой частью его жизни.

Синтез романтической науки осуществляется именно здесь — на уровне отдельного человека и его личности.

Знаменитый британский невролог Оливер Сакс подхватывает этот подход к пониманию психики. В широко известных книгах «Человек, который принял жену за шляпу» и «Антрополог на Марсе» Сакс описывает людей, которые столкнулись с нарушением в нормальной работе психических механизмов. Как будет жить художник, который лишился цветового восприятия? Что будет с человеком, которому вернули зрение после десятков лет слепоты? Что это значит — жить с синдромом Туретта или аутистическим расстройством?

Кадр из фильма «Пробуждения», снятого по книге Оливера Сакса.(источник: moviemarmiteman)

Многие описания Сакса приходят к тому, что больной не может отделить патологию от своей личности. «Я же весь состою из тиков — ничего больше во мне нет» — говорит ему пациент с синдромом Туретта (расстройство, которое провоцирует неконтролируемые подёргивания мышц и вокальные тики). Реагируя на болезнь, организм человека перестраивается, меняется его личность и самовосприятие.

В научной литературе принято различать два понимания болезни: заболевание (disease) — это наблюдаемое расстройство, выраженное через совокупность симптомов, а болезнь (illness) — субъективное переживание этого расстройства конкретным человеком (который, кстати, вполне может считать это состояние не болезнью, а божьей карой или благословением). Но отделить одно от другого можно только в теории.

Наше восприятие реагирует на «объективные» симптомы, подчиняет их работе воображения.

В увлекательной книге «Беспокойный ум», написанной спустя 30 лет борьбы с биполярным расстройством, психиатр Кей Джеймисон пишет: «Маниакально-депрессивное расстройство искажает настроения и мысли, провоцирует на ужасные поступки, подрывает основу рационального мышления и слишком часто уничтожает саму волю к жизни. Эта болезнь, биологическая по своему происхождению, переживается как психологическое состояние».

То, что медицина описывает как болезнь, настолько врастает в структуру личности человека, что он уже не хочет и не может от неё избавиться. Джеймисон сама была психиатром и прекрасна знала, что чередующиеся периоды маний и депрессий могут легко довести её до самоубийства (неудачную попытку которого она однажды совершила). Но всё-таки она долгое время отказывалась принимать медикаменты.

Кей Джеймисон

Друзья и родные рассчитывали, что я буду рада стать «нормальной», буду благодарна лечению и с лёгкостью приму нормальный сон и уровень энергии. Но если вы ходили по звездам и продевали руки сквозь кольца планет, если вы привыкли спать всего четыре-пять часов в сутки, а теперь вам требуется восемь, если раньше вы могли бодрствовать ночи напролет, а теперь не можете, то встроиться в ритм жизни простых смертных — непростая задача.

Неразрывная связь «объективной» биологии и субъективных переживаний нигде не видна так хорошо, как в опыте болезни.

Анатомический театр. Гравюра XVIII столетия.(источник: pinterest.com)

Когда речь идёт о человеке, биологическое — уже не только биологическое, но и социальное, культурное и личное. Философ Гастон Башляр призывал сделать объектом научного описания воображение, в котором соединяются человеческие мысли, воспоминания и грезы. Проблема только в том, что описание субъективного опыта не подчиняется объективным принципам. Оно нефальсифицируемо — следовательно, оно не может быть научным.

Но даже там, где невозможно сделать объективных выводов, совсем необязательно молчать.

На помощь точным наблюдениям приходит страсть. Именно она делает интересными описания Александра Лурии и Оливера Сакса. «Романтическая наука», возможно, — не совсем научная дисциплина, но это не делает её менее интересной. Мы больше хотим знать о субъективном опыте других людей, их мыслях и чувствах, чем о синаптических связях и нейротрансмиттерах. И пусть наши болезни, страсти и желания состоят из нейронных реакций, смысл этим реакциям придаём только мы сами.

Между человеческой радостью, страданием и описанием общих механизмов работы психики лежит огромная пропасть. Но уже не раз предпринимались попытки её преодолеть. В этих попытках наука перестаёт быть абстрактной, а личный опыт — таинственным и непознаваемым. Кажется, именно здесь происходит самое интересное.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Виктория Панина. Эссе «Игра в объективность» | СГУ

Игра в объективность

Распространение информации – это хотя и основная, но не единственная функция СМИ. Именно с лёгкой руки журналистов формируется общественное мнение. Вот тут и открывается пространство для нехитрых, а может и хитрых манипуляций словами и затем при помощи слов людьми. Ноне тут-то было. Народ требует объективной подачи информации. А существует ли вообще объективность в журналистике?

 

Один из принятых в 1983 году принципов журналистской этики — верность журналиста объективной реальности. Настоящая акула перадолжна показать явление, событие или личность максимально полно, с наибольшим количеством ракурсов. На практике такой подход используется не всегда, ведь он затратен по времени, силам и даже денежным средствам. Часто более окупаемым становится освещение не всех аспектов, а может быть, даже тех, которые выгодны спонсору. Но такая политика несоотносима с той самой высокой «журналистской объективностью», миф о практическом существовании которой я и хочу развенчать. 

 

Итак,информация –  вещь абстрактная, объективная, журналист же конкретен. Он  – это, прежде всего личность со своими симпатиями и антипатиями, соображениями и чувствами. Но эта личность занимает особоеположение – она посредник между людьми и информацией. Журналист фильтрует поток букв, предложений, мыслей, обрабатывает и предоставляет публике.  Он должен быть чем-то вроде почтальона, который получает партию свежей прессы, писем, посылок, распределяет всё это на стопки и относитполучателям.

 

Не стоит забывать, что за тем или иным выпуском новостей, текстом в газете или на компьютерном экране тоже стоит человек. Любой человек субъективен, какой бы профессии он не был. На него влияют внешние факторы, среди которых особенно значимый – давление. Например, редактором дано задание: раскрыть личность интервьюируемого с определённой точки зрения. Но после разговора с человеком, журналист понимает, что от исходной точки зрения он значительно отошёл. Зачастую повлиять на редактора и убедить сменить приоритеты в конкретном материале одному корреспонденту не удаётся. Очевидно, в такой ситуации речи об объективности идти не может. Вот мы выяснили, что ответственность за объективную подачу фактов лежит не только на журналисте, но и на СМИ. 

 

Необъективность СМИ чаще всего носит политический характер, ведь именно газеты, интернет-издания, теле – и радиокомпании играют главную роль в политической пропаганде. Очень ярко это можно увидеть в истории СССР. Существование цензуры в СМИ вообще резко срезает возможности объективного изложения информации, а тем более такой жёсткой, как при тоталитаризме.Круг тем, которые было можно освещать, был узок, а самые злободневные вопросы находились в категории запрещённых. Газеты, журналы, теле- и радиокомпании  должны были восхвалять правителя и руководящую партию, чтобы быть на плаву. Официальным источником информации был ТАСС (Телеграфное Агентство Советского Союза). Информационный поток от агентства не допускал альтернативных точек зрения на факты. Интерпретация должна была быть однобокой.

 

Мы, к счастью, в 21 веке, с плюрализмом мнений, демократией, либеральными ценностями, но предвзятость СМИ и журналистов по-прежнему существует, хотя уже в других, более мелких масштабах. Идея об объективности в области информирования масс утопична, по крайней мере, сейчас, пока новости делают люди, а не роботы.

 

Виктория Панина

 

 

Выбери свои слова: Vocabulary.com

Все, что угодно объективное придерживается фактов, но все субъективное имеет чувства. Объектив и субъективный — противоположности. Цель : идет дождь. Субъектив : Обожаю дождь!

Цель — громкое слово, и это факт. Цель — это цель, но чтобы быть , цель должна быть беспристрастной. Если вы объективно о чем-то, у вас нет личных чувств по этому поводу.В области грамматики цель относится к объекту предложения. Во всяком случае, люди часто пытаются быть целью , но для роботов это проще. Вот примеры:

«Тестирование ДНК, анализ отпечатков пальцев и все эти технологии — это цель , — уверенно заявляют они. Машину невозможно обмануть». ( Салон )

«Рассмотрите возможность связаться с третьим лицом, чтобы получить объективное мнение .»( Wall Street Journal )

Субъективный , напротив, имеет чувства. Все субъективное подлежит интерпретации. В грамматике это слово относится к предмету предложения. Обычно субъективное означает влияние эмоций или мнений. Люди — это группа субъективных , и нам это нравится! Вот субъективно в дикой природе:

«Поскольку многие из принятых нами решений являются субъективными , в нашем наборе данных есть вероятность человеческой ошибки.»( шифер )

«Теперь я понимаю, что полностью субъективно , потому что не существует стандартной единицы измерения для развлечения». ( Нью-Йорк Таймс )

Это правда, что противоположности притягиваются. Вот несколько примеров того, как оба слова сочетаются в одном предложении:

«Но сейчас нам, патологоанатомам, нужно больше объективных мер, потому что симптомы, в определенной степени, субъективные .»( Время )

«Мы берем наши непослушные, субъективные чувства по поводу года телевидения и превращаем их во что-то, что выглядит математически, а объективно ». ( шифер )

Будьте объективным при написании таких вещей, как резюме или новостные статьи, но не стесняйтесь быть субъективным для аргументов и мнений.

Субъективное и объективное — разница и сравнение

Субъективная информация или письменная информация основана на личных мнениях, интерпретациях, точках зрения, эмоциях и суждениях.Это часто считается неподходящим для таких сценариев, как репортажи новостей или принятие решений в бизнесе или политике. Объективная информация или анализ основаны на фактах, поддаются измерению и наблюдению.

Таблица сравнения

Таблица сравнения объективного и субъективного
Объективный Субъективный
На основе Наблюдение поддающихся измерению фактов Личные мнения, предположения, интерпретации и убеждения
Обычно встречается в Энциклопедиях, учебниках, новостях Редакции газет, блоги, биографии, комментарии в Интернете
Подходит для принятия решений? Да (обычно) Нет (обычно)
Подходит для новостей? Есть

Примеры объективного и субъективного письма

Вот несколько примеров объективных и субъективных утверждений:

  • «47% американцев не платят федеральный подоходный налог.Эти люди считают себя жертвами и никогда не проголосовали бы за кандидата от республиканцев ». В этой цитате (которая перефразирует Митта Ромни) первое утверждение является объективным. Это измеримый факт, что 47% американцев не платят федеральные подоходные налоги. Однако второе утверждение является личной точкой зрения Ромни и полностью субъективно.
  • Apple разрешает установку на устройства iOS только приложений, одобренных компанией. Компания не заботится об открытости своей платформы. И снова первое утверждение здесь объективно, а второе — субъективно, потому что поклонники компании могут утверждать, как это сделал Стив Джобс, что iOS действительно является «открытой» платформой.

Объективная и субъективная реальность

Популярный мысленный эксперимент задает этот гипотетический вопрос: если дерево падает в лесу и его никто не слышит, издает ли оно звук? Объективная реальность этого сценария такова, что дерево действительно упало в лесу и издало звук. Объективная точка зрения не зависит от присутствия наблюдателя за событием.Однако в философии существует философская школа, которая считает, что наше восприятие реальности определяется нашими ограниченными и ошибочными чувствами. Следовательно, не существует объективной реальности, которую мы могли бы различить, и вся реальность субъективна. Реальность — это социальная конструкция , общий знаменатель субъективных переживаний и восприятий общества, формирующих нашу реальность.

Поделитесь этим сравнением:

Если вы дочитали до этого места, подписывайтесь на нас:

«Субъективное vs объективное.» Diffen.com. Diffen LLC, n.d. Web. 25 июля 2021 г. <>

« Субъективное »и« Объективное »: в чем разница?

Кто-нибудь когда-нибудь спрашивал ваше мнение о объективном ? Или сказал, что что-то «полностью субъективно »? Слова субъективный и объективный используются во всех контекстах, от журналистики до науки и грамматики, и часто рассматриваются как противоположности. Но что они на самом деле означают?

В большинстве случаев все сводится к тому, основано ли что-то на личном опыте или на проверяемых фактах.Но это может сбивать с толку. Мнение или точка зрения можно назвать объективными, или субъективными, в зависимости от того, как они были сформированы. Мы здесь, чтобы прояснить все это, объясняя, что означает каждое слово и как каждое из них следует использовать.

⚡️

Краткое описание

Субъективный чаще всего означает основанный на личной точке зрения или предпочтениях человека — субъект , который что-то наблюдает. Напротив, цель чаще всего означает отсутствие влияния или основанное на личной точке зрения — только на основе анализа объекта наблюдения.

Что означает субъективный ?

Вообще говоря, субъективное используется для описания чего-то, что существует в сознании человека или имеет отношение к точкам зрения отдельного человека.

Иногда субъективное означает примерно то же, что и личное. Опыт каждого человека субъективен , потому что обстоятельства и происхождение каждого человека уникальны, что приводит к различным интерпретациям.

Субъективное наблюдение сосредоточено на собственном уме и перспективах человека, а не на общем, универсальном или научном. Таким образом, описание наблюдения как субъективное часто подразумевает, что оно связано с личными предубеждениями (или основано на них).

В философии субъективное конкретно означает отношение к объекту в том виде, в каком он существует в сознании, в отличие от вещи, которая существует в действительности (вещи в себе). Все восприятие зависит от вашего разума, поэтому ваше восприятие вещи в конечном итоге субъективно.

Что означает цель ?

В большинстве случаев объективный противопоставляется субъективному, а часто — наоборот. Цель чаще всего означает отсутствие влияния личной точки зрения человека — беспристрастность (или, по крайней мере, попытку быть непредвзятой). Его часто используют для описания таких вещей, как наблюдения, решения или отчеты, основанные на объективном анализе.

То, что на самом деле является целью. не имеет ничего общего с собственными чувствами или взглядами человека — оно имеет дело только с фактами. Когда кто-то говорит «Объективно», это означает, что он собирается дать объективную оценку, а не оценку, основанную на их личных предпочтениях.

Журналистов обучают быть максимально объективными при репортажах — не учитывать свое мнение и просто фиксировать и представлять факты. Это называется объективностью .

Что еще означает цель ?

В грамматике слово цель применяется к словам, которые функционируют как объектов — получателей действий. В предложении Собака съела мою домашнюю работу , слово домашнее задание находится в объективном случае (что означает, что это объект — получатель — действия). Слово субъективное, а , с другой стороны, применяется к слову, которое является субъектом предложения (в данном примере собака является субъектом, выполняющим действие).

Узнайте больше о глаголах, принимающих прямые объекты — переходных глаголах.

Цель также часто используется как существительное, означающее цель или цель, как в . Цель этой статьи — научить вас различать между объективным и субъективным .

Примеры субъективных и объективных

Давайте подумаем о некоторых сценариях, в которых что-то может быть классифицировано как субъективное, или объективное.

Допустим, вы ресторанный критик. Могут быть определенные продукты, которые субъективно вам не нравятся — те, которые вам просто не по вкусу. Но когда вы критикуете блюда, вы должны оставить в стороне свои субъективных вкусов и быть объективными в отношении того, что вы едите, сделав объективных суждениями о таких вещах, как то, как они приготовлены и приправлены, и как ингредиенты работают вместе. Даже если вам подали блюдо, которое субъективно не нравится , ваша задача — объективно оценить его качество.

В научном эксперименте ваша гипотеза может быть основана — по крайней мере частично — на вашем субъективном мнении о том, какими будут результаты. Но наука стремится быть полностью объективным , собирая данные и делая выводы на их основе.

В повседневной жизни ваше объективное мнение — это то мнение, которое отбрасывает ваши субъективные предпочтения или чувства по поводу чего-либо и вместо этого оценивает его на основе фактов и реальности.

Как использовать субъективно по сравнению с объективным

Используйте субъективное , когда говорите о мнении или чувстве, основанном на точке зрения или предпочтениях человека.

Используйте цель , когда говорите о чем-то — например, об оценке, решении или отчете — беспристрастно и основано исключительно на наблюдаемых или проверяемых фактах.

Примеры субъективного и объективного , используемых в предложении

  • Все искусство субъективно — у каждого есть своя личная интерпретация.
  • Мы хотим записать ваших субъективных взглядов на эту тему, так что будьте честны.
  • Вы всегда можете рассчитывать на ее объективное мнение, независимо от ее личных чувств.
  • Хотя моя цель заключается в том, что книга плохо написана, я не могу не полюбить сюжетную линию ее врага-друзья.
  • Первая часть задания — цель анализ данных; вторая часть — это эссе о вашей субъективной реакции на него.

Ищете дополнительные объяснения?

Vocabulary не должен сбивать с толку — не с помощью Dictionary Academy Tutor ™. Независимо от того, нужны ли вам индивидуальные занятия или групповые занятия, дополнительные занятия в Dictionary Academy подойдут специально для вас. Репетиторы — это не просто люди, которые помогают вам изучать предметы, с которыми вы боретесь, — они также могут предложить полезные советы, стратегии и советы с точки зрения преподавателя.

Это виртуальное обучение, подкрепленное силой словаря.

Объективное против субъективного — правильный способ использования каждого

Объектив и субъективный — два довольно часто используемых прилагательных, значения которых можно легко спутать, даже если эти два слова являются антонимами друг друга.

  • Субъективное — прилагательное, означающее, основанное на личных чувствах или эмоциях или под их влиянием.
  • Цель — это прилагательное, означающее , не , основанное на личных чувствах или эмоциях или влияющих на них, а на достоверных фактических данных.

Лучший способ понять разницу между объективным и субъективным — это взглянуть на идею мнения. Мнение, по самому своему определению, субъективное , потому что это личный взгляд на предмет, который может иметь другие возможности. Если мы говорим, что мнение является объективным , технически оно больше не является мнением, потому что личное толкование было удалено. Этот вопрос все еще обсуждается философами, но давайте упростим его, сказав, что объективный имеет отношение к беспристрастным наблюдениям, а субъективный имеет отношение к предвзятым (личным) оценкам.

Посмотрите на эти два утверждения:

  1. Дональд Трамп победил на президентских выборах в США в 2016 году.
  2. Дональду Трампу посчастливилось выиграть президентские выборы в США в 2016 году.

Первое утверждение — это цель . Он отражает факт без какой-либо личной интерпретации.

Второе утверждение субъективное . Возможно, это отчасти основано на фактах, а может, и нет. Но поскольку это личная интерпретация, открытая для обсуждения, считается, что субъективно .

Другие примеры:

  • Россия — величайшая страна на земле. Субъективное .
  • Россия самая большая страна на земле.
  • Янки — лучшая команда в бейсболе. Субъективное .

Янки выиграли больше всего чемпионатов Мировой серии. Цель.

Что означает цель?

Когда что-то описывается как цель , это означает, что это интерпретация, не основанная на каких-либо личных чувствах или эмоциях.Синонимы Объектив могут быть такими словами, как беспристрастный или беспристрастный . Например, арбитр спортивной игры или судья в суде вынесут объективных решений на основе имеющихся у них фактов, не позволяя личным чувствам влиять на эти решения.

Когда использовать цель + оригинальные примеры

Мы используем слово цель как прилагательное для описания фактов, которые не имеют личной или эмоциональной интерпретации этих фактов.

Примеры:

  • Я хотел бы спросить кого-нибудь, кто меня не знает, о цели
  • Журналисты BBC пытаются быть объективными , но Brexit — это эмоциональная тема.
  • Может ли мужчина быть по-настоящему объективным , когда дело касается оценки его семьи?

Объектив также может принимать форму наречия, объективно . Это используется для описания действия, на которое не влияют личные чувства или мнения.

Примеры:

  • Надеемся, члены жюри рассмотрят факты объективно .

Объективно Говоря, не вижу смысла продолжать лечение.

Цель: другие определения

Цель также может использоваться как существительное. Это совершенно не связано с приведенным выше описанием, а означает цель или задачу.

  • Его главной целью в жизни было стать юристом.
  • Цель футбола — забить больше, чем команда соперника.

Объектив также используется в грамматике, т. Е. Корпус объектива , и как научный термин, обозначающий линзы в телескопе или микроскопе.

Что означает субъективное?

Когда что-то описывается как субъективное , это означает, что это интерпретация, на которую повлияли личные чувства или эмоции.Синонимами субъективного могут быть такие слова, как личное или предвзятое . Например, если вы высказываете свое мнение о фильме или другом произведении искусства, это будет расценено как субъективная интерпретация .

Когда использовать субъективные + оригинальные примеры

Мы используем слово субъективное для описания вещей, которые имеют личную интерпретацию или когда фактическая природа утверждения может быть оспорена:

Примеры:

    • Что бы вы ни говорили, мнение врачей всегда субъективное .
    • Я чувствую, что ваш анализ по проблеме стал субъективным , потому что вы знаете людей, вовлеченных в этот процесс.
  • Сообщения о росте преступности в Америке субъективные , причем каждый штат интерпретирует эти цифры по-разному.

Субъективно также может принимать форму наречия, субъективно . Это используется для описания действия, которое интерпретируется чувствами и мнениями.

Примеры:

  • Обзоры фильмов и колонки мнений — примеры людей, пишущих субъективно .
  • Адвокаты лучше, когда они не задействованы субъективно своими делами.

Примечание: Субъективный также может использоваться как термин в грамматике, то есть субъективный падеж .

Как запомнить разницу

Мы можем разбить объективный и субъективный следующим образом:

  • Цель = Беспристрастное наблюдение
  • Субъективно = Персональная оценка

Есть несколько советов, как запомнить разницу между субъективным и объективным .Один из способов запомнить разницу — сосредоточиться на наблюдениях o в объективах и . Другой способ запомнить — соединить s с субъективным и словом точка зрения (что означает точка зрения или мнение). Однако, пожалуй, проще всего думать о s в субъективном как о самом , а o в объективном как о других .

Сводка

Важно знать разницу между этими двумя терминами, но слова субъективный и объективный на самом деле не так часто используются в английском языке. Однако концепции субъективности и объективности имеют огромное значение в журналистике, науке, литературе, философии и во многих других областях. Является ли что-то субъективным или объективным , может вызвать много споров, и хороший философ, вероятно, сможет убедить вас, что ничто не является по-настоящему объективным.

Тем не менее, вдали от миров науки и философии, мы должны просто помнить, что субъективное связано с личными мнениями и интерпретациями, тогда как объективное связано с беспристрастными фактическими наблюдениями.

Объективное и субъективное — в чем разница?

В сегодняшней атмосфере широко распространенных, часто острых разногласий умение успешно отличать факты от мнений важнее, чем когда-либо. Эффективные аргументы включают как фактические наблюдения, так и оценочные суждения, основанные на этих фактах.

Таким образом, аргументы содержат как объективных , так и субъективных утверждений. Но что есть что?

Важно отметить, что как объективный , так и субъективный имеют несколько смыслов. В этой статье я сосредоточусь на их использовании, поскольку они связаны с концепциями объективности и субъективности в философии знания или, проще говоря, с фактами и мнениями.

Поскольку этот сайт посвящен письму и использованию языка, было бы упущением не включить обсуждение объективного и субъективного как грамматических смыслов.

В чем разница между объективным и субъективным?

В этой статье я сравню объективный и субъективный . Я буду использовать каждое слово в примере предложения, чтобы проиллюстрировать его правильный контекст.

Плюс, я дам вам полезный инструмент памяти, который поможет вам решить, является ли что-то объективным или субъективным .

Когда использовать Цель

Что означает объективный? Цель — прилагательное, означающее , на которое не влияют личные чувства или предубеждения .Таким образом, это синоним беспристрастного или нейтрального .

Вот несколько примеров предложений,

  • Журналист стремился к объективному освещению.
  • «Прежде чем мы продолжим, нам нужна объективная оценка обстоятельств дела», — сказал детектив.
  • «Я хочу, чтобы к утру понедельника у меня на столе лежал объективный анализ наших проблем с денежными потоками», — сказал председатель правления.
  • Другими словами, модель является чисто целью и игнорирует внешние факторы, такие как персонал, коучинг и мотивация.- The Wall Street Journal

В грамматике цель означает , относящуюся к существительным или местоимениям, используемым в качестве объекта в предложении . Также см. Статью об объективных местоимениях.

Когда использовать субъективное

Что значит «субъективное»? Субъективный , с другой стороны, означает , основанный на индивидуальном мнении или опыте .

Например,

  • «Моя субъективная позиция, — писал обозреватель, — состоит в том, что паста была не очень вкусной.”
  • Журналисты не должны позволять субъективным взглядам искажать достоверные новости.
  • «Статья страдает от субъективной интерпретации данных, и мы отказываемся от публикации в этом журнале», — написал рецензент.
  • Измерить коррупцию сложно и субъективно, но в 2015 году группа составила Индекс восприятия коррупции, который оценивает 168 стран на основе восприятия коррупции в государственном секторе. — Нью-Йорк Таймс

Что касается грамматики на уровне предложения, субъективное относится к существительным или местоимениям, используемым в качестве подлежащего предложения. Также см. Статью о субъективных местоимениях.

Уловка запомнить разницу

Различные жанры письма требуют либо объективного, либо субъективного голоса. Что касается самих слов, используйте объективный для беспристрастного наблюдения , независимого от личных взглядов и субъективного для предвзятую оценку , на которую влияет личное мнение.

Вот полезный трюк, чтобы запомнить субъективно vs. цель . Поскольку цель и наблюдение начинаются с буквы O , вы можете использовать эту букву, чтобы связать слова вместе в своем уме.

Кроме того, как субъективные, так и чувства содержат букву S , которую вы можете использовать в качестве дополнительной мнемоники.

Сводка

Это объективно или субъективно? Объектив и субъективный — это прилагательные, которые относятся к беспристрастным наблюдениям и предвзятым оценкам , соответственно.У каждого из них также есть грамматический смысл, в котором они относятся к функции и размещению существительных и местоимений в предложениях.

  • На что-то объективное не влияют чувства или личные предубеждения.
  • Что-то субъективное может быть интерпретировано лично и зависит от личных ощущений.

Поскольку и субъективных , и ощущений содержат букву S , вы можете использовать эту общую функцию как мнемонику, чтобы помочь вам запомнить, какое слово есть какое.

Если вам все еще нужна помощь, не забудьте зайти на этот сайт, чтобы быстро освежиться, а также в любое время, когда вам понадобится помощь по сложной теме письма.

Разница между объективным и субъективным (со сравнительной таблицей)

Последнее обновление: , Surbhi S

Существует ряд философских вопросов, касающихся вопросов объективности и субъективности утверждения, суждения, информации, точки зрения или чего-либо еще.Утверждение называется объективным , когда оно основано на фактах, и его легко доказать, а отрицать невозможно.

Хотя при отсутствии фактов по вопросу, тогда утверждение становится субъективным , поскольку оратор представляет свое мнение, которое всегда является необъективным. Субъективная точка зрения основана на личных чувствах, симпатиях, интересах, антипатиях и тому подобном. Итак, реальная разница между объективной и субъективной информацией заключается в фактах и ​​мнениях.

Содержание: объективное против субъективного

  1. Сравнительная таблица
  2. Определение
  3. Ключевые отличия
  4. Заключение

Сравнительная таблица

Основание для сравнения Объективное Субъективное
Значение Объективность относится к нейтральному утверждению, которое является полностью верным, беспристрастным и сбалансированным. Субъективное означает что-то, что не дает четкого изображения или является просто мировоззрением или выражением мнения человека.
На основе Факты и наблюдения Предположения, верования, мнения.
Правда Подтверждается Субъект родственник.
Подтверждение Подтверждено Непроверено
Отчетность То же В значительной степени меняется от человека к человеку, изо дня в день.
Принятие решения Да Нет
Используется в Учебниках и энциклопедиях Блоги, комментарии в социальных сетях и биографии.

Определение цели

Объективность относится к беспристрастному и сбалансированному заявлению, которое представляет факты о чем-либо. Заявление не окрашено прошлым опытом, предрассудками, представлениями, желаниями или знаниями говорящего. Следовательно, они независимы и не зависят от ума конкретного человека.

Поскольку информация полностью основана на фактах, ее можно наблюдать, измерить и доказать. Его можно посчитать, описать и имитировать.Он представляет собой полную правду и свободен от индивидуальных влияний, поэтому оказывается полезным при принятии рациональных решений.

Определение субъективного

Субъективные означают те идеи или утверждения, в которых преобладают личные чувства, мнение, предпочтения говорящего. Это интерпретация истины или реальности с точки зрения говорящего, которая влияет на суждения людей и всегда является предвзятой. Это может быть убеждение, мнение, слух, предположение, подозрение, на которые влияет точка зрения говорящего.

Субъективная точка зрения характеризуется прошлым опытом, знаниями, восприятием, пониманием и желаниями конкретного человека. Эти утверждения основаны исключительно на идеях или мнении человека, который их делает, поскольку не существует универсальной истины.

Ключевые различия Объективные и субъективные

Принципиальные различия между объективным и субъективным обсуждаются в следующих пунктах:

  1. Нейтральное утверждение, которое является полностью правдивым и реальным, непредвзятым и сбалансированным, является объективным.Субъективное означает что-то, что не дает четкой картины, или это просто мировоззрение или выражение мнения человека.
  2. Объективное заявление основано на фактах и ​​наблюдениях. С другой стороны, субъективное утверждение основывается на предположениях, убеждениях, мнениях и находится под влиянием эмоций и личных чувств.
  3. Объективная информация доказуема, измерима и наблюдаема. Напротив, субъективная информация относится к субъекту, то есть к человеку, который ее делает.
  4. Объективное утверждение можно проверить и проверить.В отличие от субъективного утверждения или серии взвешенных мнений, поэтому их нельзя проверить и проверить.
  5. Когда информация является объективной, она остается неизменной, независимо от того, кто ее сообщает. И наоборот, субъективное утверждение отличается от человека к человеку.
  6. Объективное утверждение подходит для принятия решения, чего нельзя сказать о субъективном утверждении.
  7. Вы можете найти объективное утверждение в точных науках, учебниках и энциклопедиях, но субъективное утверждение используется в блогах, биографиях и комментариях в социальных сетях.

Заключение

В конце обсуждения объективная информация — это та, которая дает полную правду, то есть она представляет историю со всех сторон в систематической форме. Это факт, который доказуемо правдив. Напротив, субъективная информация окрашена характером человека, предоставляющего ее. Это отличная интерпретация или анализ фактов, основанный на личных убеждениях, мнениях, взглядах, чувствах и т. Д.

Объективное vs субъективное | SkillsTx | SFIA

17 Июн

При попытке сравнить инструменты или подходы к оценке, интервью и т. Д., иногда возникает вопрос о разнице и преимуществах «объективного» и «субъективного». К сожалению, некоторые ответы и материалы по этой теме вводят в заблуждение, и часто задаются неправильные вопросы.

Определения

Во-первых, давайте начнем с понимания определения этих терминов:

Субъективное :

Основано на личных чувствах, вкусах или мнениях или под их влиянием.

«его взгляды весьма субъективны»

В отличие от объектива

«всегда есть опасность сделать субъективное суждение»

Цель :

(человека или его суждения), на который не повлияли личные чувства или мнения при рассмотрении и представлении фактов.

«историки стараются быть объективными и беспристрастными»

Объективные тесты — это меры, при которых ответы максимизируют объективность в том смысле, что варианты ответов структурированы таким образом, что у экзаменуемых есть только ограниченный набор вариантов (например,г. Шкала Лайкерта, истина или ложь). Такое структурирование меры предназначено для сведения к минимуму субъективности или предвзятости со стороны лица, применяющего меру, чтобы управление и интерпретация результатов не зависело от суждения эксперта.

Оцениваем ли мы навыки или знания?

Несколько лет назад я просмотрел все существующие инструменты SFIA, доступные в то время, и планировал выбрать лучший инструмент и использовать его в проектах наших клиентов.Тем не менее, я обнаружил существенные проблемы со всеми из них, которые не поддерживали надлежащую практику использования SFIA и, следовательно, не давали наилучшего результата для наших клиентов. Одна из этих проблем связана с тем, как инструменты поддерживают оценку навыков. Инструменты, которые позиционируются как использующие объективное тестирование, на самом деле служат только для проверки «знаний», что означает, что они не удовлетворяют потребности наших клиентов в оценке навыков и опыта. Мы уже страдаем от чрезмерной зависимости от экзаменов, квалификаций и сертификатов, которые часто демонстрируют только знания и понимание, а не опыт.

Таксономия Блума широко используется в секторе образования и достаточно хорошо это объясняет. Решения объективных тестов, которые я видел, — это тестирование уровня 1 (знание / запоминание), а иногда и уровня 2 (понимание / понимание) таксономии Блума. Когда мы оцениваем кого-то, использующего SFIA, мы ориентируемся на уровень 3 (Применение / Применение) — полностью развитый навык, который требует применения знаний и понимания, а также развития компетенции и опыта.Уровни 1 и 2 говорят вам, что кто-то может что-то сделать теоретически, но оценка по уровню 3 означает проверку того, что он «сделал» это — доказанные способности и опыт, а не теория!

Многие инструменты предлагают только двоичный ответ — «есть ли у вас навыки или нет, да или нет».

В результате исследования инструментов я пришел к выводу, что ни один из существующих инструментов не отвечает потребностям наших клиентов и не соответствует признанным международным стандартам методов оценки, и поэтому я начал разрабатывать новое решение, которое стало нашим решением SkillsTx SaaS.Этот инструмент был разработан в сотрудничестве с лучшими методами оценки и обширным опытом использования SFIA. Мы хотели сделать элемент самооценки гораздо более объективным и соответствовать передовой практике и международным стандартам оценки, используя градуированную шкалу того, насколько хорошо описание SFIA соответствует опыту работы человека — именно это мы и сделали. Это соответствует реальности, которую мы находим в рабочем мире — это не бинарный выбор между наличием навыка или его отсутствием.Часто люди имеют опыт, который лишь частично соответствует описанию SFIA, поэтому они частично развили навык и поэтому нуждаются в вариантах ответов для оценки, которые признают это и, таким образом, оставляют место для действий в их планах развития. Процесс должен быть справедливым, выдерживать проверку и поддерживать людей в получении наиболее точного и полного профиля их навыков. Это в том числе необходимость позволить людям перенять навыки из предыдущих ролей, а многие инструменты оценивали только навыки текущей роли.См. Мой предыдущий блог о подходе к оценке

Красная сельдь

Сосредоточение внимания на разнице между субъективным и объективным тестированием, когда тестирование проводится исключительно на чьих-то знаниях, сопряжено с риском потери времени. Первое, что нужно решить, — это «что» вы пытаетесь оценить. Эта проблема — одна из самых больших проблем в профессиях, связанных с технологиями, где слишком много внимания уделяется «тому, что вы знаете» (теория или знания), а не «тому, что вы сделали» (доказанные возможности).

После того, как вы договорились о том, что вы оцениваете (я надеюсь, это будут «развитые навыки» и «подтвержденные способности и опыт»), убедитесь, что подход к оценке повышает объективность — поскольку это не часто бинарный выбор между «субъективным» и «субъективным». ‘задача’! Самооценка всегда сопряжена с риском быть субъективной, но объективность можно повысить за счет того, как представлены информация и вопросы, как задаются вопросы, варианты ответов, анализ и последующие действия, такие как одобрение, сертификация и планирование развития между руководителями и сотрудниками.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Related Posts