Положение среди сверстников: Психологические аспекты общения детей со сверстниками

Содержание

Психологические аспекты общения детей со сверстниками

Народная мудрость гласит: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Действительно, по тем людям, которых мы выбираем для общения, можно многое сказать о нас самих. Хотя эту закономерность иногда слишком упрощают, считая, что качества друга практически совпадают с характеристиками самого человека: грубый выбирает грубого, умный — умного, агрессивный — агрессивного. В реальной жизни, разумеется, не все так однозначно.

 

Наш внутренний мир и его потребности настолько разнообразны, что другие люди в нашем окружении играют для нас разные роли: с одним мы общаемся, потому что он очень похож на нас, с другим — потому что у него можно поучиться, с третьим — потому что его качества гармонично дополняют наши и можно общаться бесконфликтно, а четвертый, может быть, необходим для того, чтобы чувствовать себя «на высоте» по сравнению с ним или иметь возможность «выпустить пар» в спорах с этим человеком. И это далеко не полный перечень, однако весь этот репертуар форм, видов, стилей отношений не дан нам с рождения, но приобретается в ходе активного взаимодействия с другими людьми (взрослыми и сверстниками).

Опыт первых отношений со сверстниками является тем фундаментом, на котором строится дальнейшее развитие личности ребенка. Этот первый опыт во многом определяет характер отношения человека к себе, к другим, к миру в целом. Между детьми и подростками разворачивается сложная и порой драматичная картина отношений. Они дружат, ссорятся, мирятся, обижаются, ревнуют, помогают друг другу, а иногда делают мелкие «пакости». Все эти отношения остро переживаются и несут массу разнообразных эмоций. Эмоциональная напряженность и конфликтность в сфере детских отношений значительно выше, чем в сфере общения со взрослым. Родители иногда не подозревают о той широкой гамме чувств и отношений, которую переживают их дети, и, естественно, не придают особого значения детской дружбе, ссорам, обидам.

«Мир детей сосуществует с миром взрослых в одном и том же физическом пространстве, однако мы удивительно слепы по отношению к жизни и культуре «племени детей» (Мария Осорина)

У многих детей уже в раннем возрасте формируется и закрепляется негативное отношение к другим, которое может иметь весьма печальные отдаленные последствия. Вовремя определить проблемные формы отношения ребенка к сверстникам и помочь преодолеть их — важнейшая задача родителей. Для этого необходимо знать возрастные особенности общения детей, нормальный ход развития общения со сверстниками.

Малыши общаются…

Общение младших дошкольников совершенно не похоже на их общение со взрослыми. Первое, что бросается в глаза, — это чрезвычайно яркая эмоциональная насыщенность общения детей. Они буквально не могут разговаривать спокойно — кричат, визжат, хохочут, носятся, пугают друг друга и при этом захлебываются от восторга. Повышенная эмоциональность и раскованность существенно отличает контакты малышей от их взаимодействия со взрослыми. Еще одна важная особенность контактов детей заключается в нестандартности их поведения и в отсутствии всяких правил и приличий.  Они прыгают, принимают причудливые позы, кривляются, передразнивают друг друга, трещат, квакают и гавкают, придумывают невообразимые звуки, слова, небылицы и т. п. Такие чудачества приносят им необузданную веселость — и чем чуднее, тем веселее. Естественно, взрослых подобные проявления раздражают — так и хочется скорее прекратить это безобразие. Но если все дети дошкольного возраста при первой возможности снова и снова кривляются и передразнивают друг друга, значит, им это для чего-то нужно?

Во-первых, эта подобная свобода и нерегламентированность общения дошкольников позволяет ребенку проявить свою инициативу и оригинальность, свое самобытное начало. Очень важно, что другие дети быстро и с удовольствием подхватывают инициативу ребенка, умножают ее и возвращают в преобразованном виде, а во-вторых, одинаковые и необычные действия приносят малышам уверенность в себе и яркие, радостные эмоции. В таких контактах маленькие дети переживают ни с чем не сравнимое ощущение своего сходства с другими. Ведь прыгают и квакают они одинаково и при этом испытывают общую непосредственную радость. Через эту общность, узнавая и умножая себя в ровеснике, дети пробуют и утверждают себя. Если взрослый несет для ребенка культурно-нормированные образцы поведения, то сверстник создает условия для индивидуальных, ненормированных, свободных проявлений. Естественно, что с возрастом контакты детей все более подчиняются общепринятым правилам поведения. Однако особая раскованность, использование непредсказуемых и нестандартных средств остается отличительной чертой детского общения до конца дошкольного возраста, а может быть, и позже.

Старшие дошкольники и младшие школьнки общаются…

В старшем дошкольном возрасте ребенок впервые осознает расхождение между тем, какое положение он занимает среди других людей, и тем, каковы его реальные возможности и желания. Появляется ясно выраженное стремление к тому, чтобы занять новое более «взрослое» положение в жизни и выполнять новую, важную не только для него самого, но и для других людей деятельность. Ребенок как бы «выпадает» из привычной жизни и применяемой к нему педагогической системы, теряет интерес к дошкольным видам деятельности.

В старшем дошкольном и младшем школьном возрасте мир ребёнка уже не ограничивается семьёй. Значимые для него люди теперь — это не только мама, папа или бабушка, но и другие дети, сверстники. И по мере взросления ребенка все важнее для него будут контакты и конфликты со сверстниками. Практически в каждой старшей группе детского сада, первом/втором классе разворачивается сложный и порой драматичный сценарий межличностных отношений детей. В их общении весьма быстро складываются отношения, в которых появляются предпочитаемые и отвергаемые сверстники. Общение со сверстниками  превращается в жесткую школу социальных отношений (вспомните хотя бы фильм «Чучело»).

К 6-7 годам у детей снова существенно меняется отношение к одногодкам. В этом возрасте между ними уже возможно общение в привычном для нас понимании этого слова, то есть не связанное с играми и игрушками. Дети могут долго просто разговаривать (чего не умели в младшем дошкольном возрасте), не совершая при этом никаких практических действий. Достаточно часто даже вопреки правилам игры они стремятся помочь сверстнику, подсказать ему правильный ход. Если четырех-пятилетние дети вслед за взрослым охотно осуждают действия сверстников, то шестилетние, напротив, защищают товарища или даже могут поддержать его «противостояние» взрослому. При этом конкурентное, соревновательное начало в общении детей сохраняется.

Наряду с этим появляется умение видеть в партнере не только его игрушки, промахи или успехи, но и его желания, предпочтения, настроения. Дети этого возраста уже не только рассказывают о себе, но и обращаются с вопросами к сверстнику: им интересно, что он хочет делать, что ему нравится, где он был, что видел. В этих наивных вопросах отражается зарождение бескорыстного, личностного отношения к другому человеку. К шести годам у многих детей возникает желание помочь сверстнику, подарить или уступить ему что-то. Иногда дети уже способны сопереживать как успехам, так и неудачам ровесников. Такая эмоциональная вовлеченность в действия однолеток свидетельствует о том, что ровесники становятся для ребенка не только средством самоутверждения и сравнения с собой, не только предпочитаемыми партнерами. На первый план выходит интерес к сверстнику как к самоценной личности, важной и интересной независимо от ее достижений и предметов, которыми она обладает. Родители, конечно же, должны поддерживать у детей такое отношение к одногодкам, личным примером учить заботе о других и серьезно относиться к детским привязанностям, а так же стоит придерживаться общих рекоммендаций:

1.Формируйте положительное отношение к сверстникам, собственным поведением демонстрируя уважительное отношение ко всем детям.

2.Привлекайте внимание детей к эмоциональным состояниям друг друга, поощряйте проявления сочувствия, сопереживания другому ребенку.

3.Организуйте совместные игры, учите координировать свои действия, учитывая желания других детей.

4.Помогайте детям мирно разрешать конфликт, указывая им на достоинства друг друга, вводя принцип очередности, переключая внимание на продуктивные формы взаимодействия (новая игра, чтение книги, прогулки и пр.).

5.Не сравнивайте ребенка со сверстником при оценке его умений, возможностей, достижений, тем самым умаляя и даже унижая его достоинство либо достоинство сверстника. Можно сравнивать достижения ребенка только с его же достижениями на предыдущем этапе, показывая, как он продвинулся, что уже умеет, чему еще научиться, создавая перспективу позитивного развития и укрепляя образ себя как развивающейся личности.

6.Следует подчеркивать индивидуальные различия между детьми. Понимание своего отличия от других, права на это отличие, а также признание аналогичных прав другого человека — важный аспект развития социального «Я», начинающегося уже в раннем детстве.

7.Организация общения детей и доброжелательных отношений между ними — одна из наиболее трудных и важных задач, которая стоит перед воспитателем группы детей дошкольного возраста.

 Подростки общаются…

Общение со сверстниками в подростковом возрасте становится ведущей деятельностью. В этот период потребность в близких друзьях резко возрастает. Подростки стремятся освободиться от родительской опеки, заменив ее до­верительными, эмоционально окрашенными отношениями с друзьями, с которыми находятся общие интересы и с помощью которых они могут разобраться в себе и избавиться от чувства одиночества, а ведь это одна из острейших проблем данного возраста. Подростки могут испытывать чувство одиночества из-за того, что им труд­но установить контакт с окружающими в силу низкой самооценки, в силу испытываемых чувств тревоги или подавленности, из-за недоверия к людям или скептического отношения к своим возможностям в тех или иных ситуациях. Самостоятельные подростки справляются со своим одиночеством, ставя перед собой какие-то цели; зависимые подростки преодолевают его, по­лагаясь на внешнюю поддержку.

Для подростков среднего возраста характерно стремление стать членами какой-то группы или компании, вызывающей их восхищение. Они добиваются признания группы, приспосабливаясь к ней, до­биваясь успехов в чем-либо, участвуя в различных школьных (или внешкольных)  мероприятиях, развивая в себе качества, которые нравятся окружающим, и овла­девая навыками общения. Стрем­ление подростка занять удовлетворяющее его положение среди сверстников сопровождается повышенной комфорностью к ценностям и нормам группы сверстников, т.е. они легко изменяют свое поведение (взгляды, установки)под влиянием реального или воображаемого давления со стороны другого человека или группы людей. Подростки  — особая со­циально-психологическая и демографическая группа, имею­щая свои собственные нормы, установки, специфические формы поведения, которые образуют особую подростковую субкультуру. Чувство принадлежности к “подростковой” общности и определенной группе внутри этой общности, часто отличающейся не только интересами и формами про­ведения досуга, но и одеждой, языком и т. п., имеет суще­ственное значение для развития личности подростка, влияя на формирующиеся у него нормы и ценности.

В этом возрасте все больше используются формы поведения, прямо или косвенно связанные с половой ролью. Подростки начинают ходить на свидания (как правило, это старший подростковый возраст). Свидания позволяют удовлетворить ряд важных потребностей: они дают ему возможность развлечься; создают условия для друже­ского общения; становятся средством определения и повышения своего социального статуса; помогают обогатить социальные навыки; способ­ствуют приобретению сексуального опыта; помогают выбрать спутника жизни; способствуют установлению близких отношений.

Таким образом, анализ задач, стоящих перед подростками в области установления межличностных отношений, должен учитывать, по крайней мере, шесть важнейших потребностей:

1. Устанавливать с окружающими теплые, содержательные, приносящие удовлетворение отношения.

2. Дополнять дружбу детских лет новыми знакомствами с людьми, имею­щими иное воспитание, опыт и взгляды.

3. Быть принятыми и признанными в социальных группах и занимать в них определенное положение.

4. Переходить от дружбы и игр со сверстниками того же пола к гетеросоциальным контактам.

5. Узнавать модели отношений с противоположным полом, принимать и практиковать их (что способствует развитию личности и социальной адаптации, правильному выбору партнера и впоследствии — удачному браку).

6. Избирать приемлемые мужские и женские социальные роли и осваивать подобающее своему полу поведение.

 Подытоживая все вышесказанное, хочется добавить: дорогие родители, для детей наиболее ярким и близким примером общения и взаимодействия с другими людьми являетесь Вы и никакие формальные правила, их отработка, не возымеют большего эффекта, чем Ваш личный пример.

 

Материалы по теме:

«Особенности общения детей со сверстниками старшего дошкольного возраста»

«Особенности общения детей со сверстниками старшего дошкольного возраста», Библиофонд

 

Статью подготовил:

Клинический психолог Ярмош Александра Владимировна

  • < Назад
  • Вперёд >

Дети среди детей, или Как помочь непопулярному ребенку?

Семинар-практикум с элементами тренинга

Цель: расширить круг методов и приемов в решении вопросов профилактики и коррекции эмоциональных расстройств у детей.

План проведения семинара

  1. Теоретическая часть
    • Краткое теоретическое введение, постановка обсуждаемой проблемы.
    • Возрастная динамика отношений детей со сверстниками в дошкольном возрасте.
    • Психологический портрет непопулярного ребенка.
    • Типы непопулярных дошкольников.
    • Оценка неблагополучия ребенка в группе, методы.
    • Причины непопулярности детей среди сверстников.
  1. Психологический практикум
    • Решение и обсуждение практических ситуаций.
    • Шпаргалка для воспитателей «Основные стратегии психолого-педагогической помощи непопулярным детям».
    • Упражнение «Дискуссия».
  1. Подведение итогов

Теоретическая часть

Краткое теоретическое введение, постановка обсуждаемой проблемы

Одной из важнейших сторон и результатов развития ребенка дошкольного возраста является коммуникативное развитие. Результатом такого развития является коммуникативная компетентность в общении детей со взрослыми и со сверстниками.

В дошкольном возрасте традиционно выделяются два пространства взаимодействия с социумом. Это взаимодействие со взрослыми и взаимодействие со сверстником. В дошкольном возрасте идет расширение границ социального пространства, прежде всего за счет того, что с четырех лет в жизни ребенка, кроме значимости взрослых, появляется и увеличивается значимость сверстника, так как именно с этого возраста сверстник является неотъемлемой частью формирования самосознания ребенка. Группа сверстников становится референтной для детей дошкольного возраста.

Детское общество оказывает многогранное влияние на психическое развитие ребенка. Положение ребенка в группе, характер его взаимоотношений со сверстниками существенно влияют на его эмоциональное состояние и психическое развитие в целом.

Становление личности дошкольника будет полноценным лишь при условии благополучия эмоционально-психологического климата группы, когда каждому в ней «легко дышится». От этого зависит, насколько ребенок чувствует себя спокойным, удовлетворенным, находится в состоянии эмоционального комфорта.

В реальной жизни, однако, выявляются дошкольники, которые «непопулярны» среди сверстников и на первый взгляд ничем не выделяются из общей группы. Они не дерутся, не так уж часто плачут и, следовательно, не обращают на себя внимание воспитателя. Однако данная категория детей нуждается в помощи взрослого, чтобы в дальнейшем эти трудности в общении со сверстниками не повлияли на их развитие. И чем раньше мы обратим внимание на возникшие у ребенка отрицательные переживания, тем легче сможем избежать их закрепления в структуре личности.

Возрастная динамика отношений детей со сверстниками в дошкольном возрасте [5]

В дошкольном возрасте (от 3 до 6-7 лет) межличностные отношения детей проходят достаточно сложный путь возрастного развития, в котором можно выделить три основных этапа.

I этап

Для младших дошкольников наиболее характерным является индифферентно-доброжелательное отношение к другому ребенку. Трехлетние дети безразличны к действиям сверстника и к его оценке со стороны взрослого. В то же время они, как правило, легко решают проблемные ситуации в пользу других: уступают очередь в игре, отдают свои предметы (правда, их подарки чаще адресованы взрослым (родителям или воспитателю), чем сверстникам). Все это может свидетельствовать о том, что сверстник еще не играет существенной роли в жизни ребенка. Малыш как бы не замечает действий и состояний сверстника. В то же время его присутствие повышает общую эмоциональность и активность ребенка. Об этом говорит стремление детей к эмоционально-практическому взаимодействию, подражание движениям сверстника. Та легкость, с которой трехлетние дети заражаются общими эмоциональными состояниями со сверстником, может свидетельствовать об особой общности с ним, которая выражается в обнаружении одинаковых свойств, вещей или действий. Ребенок, «смотрясь в сверстника», как бы объективирует себя и выделяет в самом себе конкретные свойства. Но эта общность имеет чисто внешний, процессуальный и ситуативный характер.

II этап

Решительный перелом в отношении к сверстнику происходит в середине дошкольного возраста. В 4-5 лет картина взаимодействия детей существенно меняется. В средней группе резко возрастает эмоциональная вовлеченность в действия другого ребенка. В процессе игры дети пристально и ревниво наблюдают за действиями сверстников и оценивают их. Реакции детей на оценку взрослого также становятся более острыми и эмоциональными. Успехи сверстников могут вызвать огорчение детей, а их неудачи вызывают нескрываемую радость. В этом возрасте значительно возрастает число детских конфликтов, возникают такие явления, как зависть, ревность, обида на сверстника.

Все это позволяет говорить о глубокой качественной перестройке отношения ребенка к сверстнику, суть, которой заключается в том, что дошкольник начинает относиться к самому себе через другого ребенка. В этом отношении другой ребенок становится предметом постоянного сравнения с собой. Это сравнение направлено не на обнаружение общности (как у трехлеток), а на противопоставление себя и другого, что отражает, прежде всего, изменения в самосознании ребенка. Его Я «опредмечивается», в нем уже выделены отдельные умения, навыки и качества. Но выделяться и осознаваться они могут не сами по себе, а в сравнении с чьими-то другими, носителем которых может выступать сверстник. Только через сравнение со сверстником можно оценить и утвердить себя как обладателя определенных достоинств, которые важны не сами по себе, а в глазах другого. Этим другим опять же для 4-5-летнего ребенка становится сверстник. Все это порождает многочисленные конфликты детей и такие явления, как хвастовство, демонстративность, конкурентность и пр. Однако эти явления можно рассматривать как возрастные особенности пятилеток. К старшему дошкольному возрасту отношение к сверстнику снова существенно меняется.

III этап

К 6 годам значительно возрастает количество просоциальных действий, а также эмоциональная вовлеченность в деятельность и переживания сверстника. В большинстве случаев старшие дошкольники внимательно наблюдают за действиями сверстника и эмоционально включены в них. Даже вопреки правилам игры они стремятся помочь ему, подсказать правильный ход. Если 4-5-летние дети охотно вслед за взрослым осуждают действия сверстника, то 6-летние, напротив, могут объединяться с товарищем в своем противостоянии взрослому. Все это может свидетельствовать о том, что просоциальные действия старших дошкольников направлены не на положительную оценку взрослого и не на соблюдение моральных норм, а непосредственно на другого ребенка.

К 6 годам у многих детей возникает непосредственное и бескорыстное желание помочь сверстнику, подарить или уступить ему. Злорадство, зависть, конкурентность проявляются реже и не так остро, как в пятилетнем возрасте. Многие дети уже способны сопереживать как успехам, так и неудачам ровесника. Ровесник становится для ребенка самоценной личностью, важной и интересной, независимо от своих достижений и своих предметов. Это дает основание говорить, что к концу дошкольного возраста возникает личностное начало в отношении детей к себе и к другому.

Психологический портрет непопулярного ребенка

В дошкольном возрасте интенсивно происходит социально-личностное становление дошкольников. Отношения между детьми динамичны, они развиваются на протяжении всего дошкольного возраста, обогащается и усложняется коммуникативное поведение детей.

Общаясь, старшие дошкольники начинают устанавливать дружеские отношения, у них возникают довольно устойчивые симпатии и антипатии. Результатом взаимодействия со сверстниками является возникновение особых межличностных отношений, от качества которых зависит и социальный статус ребенка в детском сообществе, и уровень его эмоционального комфорта. Выделяют следующие группы непопулярных детей.

I. Малообщительные дети:

  • отсутствие достаточно развитых игровых умений;
  • малая подвижность ребёнка;
  • отказ от общения в связи с невозможностью реализовать какую-то свою индивидуальную потребность;
  • недостаточно развитая потребность в общении

II. Открыто конфликтующие дети:

1 подгруппа:

  • неумение управлять своим поведением, что приводит к дезорганизации игр; отсутствие достаточно развитых игровых умений, умений строить взаимоотношения с детьми.

2 подгруппа:

  • неправильно сформированные мотивы общения (преобладание эгоистических мотивов).

Неудовлетворенность ребёнка взаимоотношениями с окружающими выражается в виде различных эмоциональных переживаний: разочарования, обиды, гнева или страха. Эти дети обидчивы, становятся агрессивны.

У непопулярных детей, как правило, отсутствуют избирательные контакты, узок круг общения, они не являются членами устойчивых игровых объединений, а их личностные качества низко оцениваются детьми. Их принимают на роли, которые не захотели играть другие.

В других случаях непопулярные дети идут по пути беспрекословного подчинения лидеру, становятся его тенью и таким образом получают его защиту, купаются в отблесках его славы. Таким детям постоянно не хватает общения со сверстниками. Чувства их остры: они могут испытывать привязанность к кому-либо или ненавидеть кого-то за пренебрежение к себе.

Изолированные дети не могут удовлетворить основную потребность, характерную для данного возрастного этапа, — потребность в совместной игре со сверстниками. Тот, кого не принимают в игру, тяжело переживает свою отверженность.

Типы непопулярных дошкольников

Такие дети стараются привлечь к себе внимание сверстников, хватая их вещи или обнимая объект симпатии, не давая ему пошевелиться и причиняя боль. Здороваясь, стремятся попасть в поле зрения собеседника, заглядывают в глаза, касаются руки.

Американский психолог Вайолет Оклендер считает, что подобная назойливость является результатом чувства незащищенности ребенка. Такие дети буквально виснут на людях, захватывая их физически, чтобы почувствовать себя в большей безопасности. Естественно, что окружающие, особенно дети, начинают избегать их. А на новые попытки сблизиться таким образом, отвечают агрессией. Ребенок же не умеет общаться иным способом и часто рад даже агрессивному вниманию со стороны окружающих.

Януш Корчак считал, что забота об отвергаемых детях требует большого такта: «Надо следить не только за тем, чтобы их не обижали, но чтобы и они никому не мешали». Таких детей необходимо учить правилам общения и взаимодействия. 

  • «Озлобленные»

Некоторые дети, не сумев установить контакт со сверстниками, начинают вести себя так, будто мстят окружающим за свои неудачи. Во время занятий, чтобы привлечь к себе внимание окружающих, начинают стучать, шуршать, скрипеть всем, что попадается под руку. Воспитатели  вынуждены постоянно делать им замечания.

  • Отвергаемый агрессор

Ребенок не умеет отстаивать интересы в споре, поэтому кричит, ругается, требует, хитрит, плачет, отнимает спорную вещь. Он не умеет проигрывать, злится, обижается, отказывается от игры, неудачи надолго выбивают его «из колеи». Эти дети бывают очень обидчивы, бурную реакцию протеста у них может спровоцировать любое замечание или шутливое прозвище.

Ребенок, испытывающий напряженность, стресс, неуверенность в себе, тоже может быть агрессивен. Агрессия в данном случае становится средством защиты от чувства тревоги. Ребенок ожидает от всех подвоха и бросается защищать себя, как только почувствует, что кто-то ему угрожает.

С агрессией детей необходимо бороться, направляя их энергию в мирное русло. Замечательный чешский психолог Зденек Матейчек сказал: «Если у мальчика нет возможности пинать мячик, он будет пинать других детей». Детям необходимо предоставлять как можно больше возможностей для разрядки накопившейся энергии.  

Жалобщиков не любят ни взрослые, ни дети. Самая частая реакция взрослых на детские жалобы — досада или негодование. Сверстники считают ябед нытиками, слабаками, доносчиками, им не доверяют, не берут в общие игры. С жалобщиками стараются не связываться, — угрожая рассказать взрослым что-то о проделках жертвы, ябеда получает над ней власть, которой охотно пользуется.

Чаще всего ябеда — это отвергаемый сверстниками ребенок. Вопрос в том, стал ли он изгоем из-за своей «любви» жаловаться или ябедой из-за того, что его отвергли сверстники? Основные причины, побуждающие ребенка жаловаться:

— Отчаяние. Когда ребенок сталкивается с ситуацией непонятной, опасной — он идет к взрослому за помощью, с ним делится информацией о происходящем. Взрослый для ребенка — последняя инстанция, к которой он обращается, если не может справиться сам.

— Месть. Если ребенка обижают сверстники, не берут в игру, он стремится взять реванш с помощью взрослого. Наиболее часто жалуются дети, отвергаемые сверстниками, неуверенные в себе, с низкой самооценкой.

Ребенок с завышенной самооценкой, неадекватно высоким уровнем притязаний, стремящийся к лидерству (но не умеющий сотрудничать со сверстниками), будет жаловаться из желания самоутвердиться, из зависти. Также ябедничество может использоваться как шантаж, с целью заставить сверстника подчиниться. Нередко ябедничество для ребенка становится способом самоутверждения.  Если ребенок будет чувствовать себя комфортно в группе и у него появится возможность проявить себя в какой-либо области (творчество, спорт и др.), то ему не нужно будет прибегать к жалобам.

Оценка неблагополучия ребенка в группе, методы

Эмоциональное благополучие дошкольника и в целом развитие его личности в большей степени определяется отношениями ребенка со сверстниками, оценками со стороны товарищей. Многое меняется, эмоциональный контакт сменяется отвержением, конфликты возникают и угасают.
Один и тот же ребенок в начале года может быть «звездой», «предпочитаемым», а через несколько месяцев утратить свой авторитет и наоборот. Поэтому изучать взаимоотношения ребенка с другими детьми следует постоянно.

Желательно возвращаться к этому вопросу раз в 1-2 месяца, чтобы иметь возможность вовремя вмешаться, помочь отвергаемым, найти пути повышения статуса изолированных детей. Как изучать взаимоотношения детей?

Педагоги-психологи используют в своей работе следующие методики.

Социометрические методики:

  • «Капитан корабля»;
  • «Два домика»;
  • «Секрет»
  • «День рождения»

Метод проблемных ситуаций:

  • «Строитель»;
  • «Одень куклу»;
  • «Мозаика»

Воспитатель может использовать метод наблюдения.

Целесообразно фиксировать в течение какого-то определенного времени (например, во время прогулки) такие, например, моменты:

— сколько раз и кто именно обращался к ребенку, положение которого в группе вы изучаете;

— сколько раз он сам проявлял инициативу в установлении контактов.

Также существует возможная форма наблюдения за детьми в группе, целью которого является выявление возможного дискомфорта у ребенка в процессе общения (Приложение 1).

Причины непопулярности детей среди сверстников

Причины непопулярности ребенка в группе сверстников могут быть различными.

На социометрический статус ребёнка влияют:

  • Уровень развития навыков общения;
  • Привлекательный (непривлекательный) внешний вид;
  • Степень развития игровых навыков;
  • Обладание заманчивыми игрушками, предметами;
  • Отношение воспитателя к ребёнку

Различия между популярными и непопулярными детьми
Популярные дети

Непопулярные дети

Проявляли интерес к действиям сверстников. Они одобряли, поддерживали, хвалили других детей.

Предпочитали осуждать действия сверстников и навязывали свой замысел.

Умели сопереживать другим. Успехи сверстников радовали их, а промахи огорчали.

Были безразличны к оценке сверстника, или реагировали неадекватно – расстраивались из-за чужих успехов и радовались в ответ на промахи и неудачи сверстников.

Отвечали на просьбы сверстников, выслушивали их предложения, часто бескорыстно отдавали другим то, что было нужно им самим.

Не делали этого никогда.

Даже в позиции «обиженного» предпочитали разрешать конфликты мирным путём, не обвиняя и не наказывая других.

Находили разрешение конфликта в агрессивных действиях и угрозах.

Психологические исследования показали, что наиболее важными качествами, отличающими популярных детей от непопулярных, являются не интеллект, не творческие способности, не общительность и даже не организаторские способности, а прежде всего те качества, которые обычно называют нравственными: доброта, отзывчивость, способность помочь и уступить, доброжелательность и пр.

Немаловажное значение имеет отношение воспитателя к ребенку. Неприязнь, раздражение и игнорирование, демонстрируемые невербальными способами при взаимодействии с ребенком, красноречиво сигнализируют о чувствах педагога. А поскольку взрослый является авторитетом и носителем образцов желательного поведения для детей, они неосознанно могут перенимать его негативное отношение к воспитаннику.

Это же правило работает и в позитивном плане – положительная оценка, внимание и поддержка, оказываемая ребенку воспитателем, повышают уровень его привлекательности в глазах сверстника и способствуют налаживанию межличностных отношений.

Ребенок может не отвергаться сверстниками, но сам не желать общения с ними. Случается, что из-за частых заболеваний и длительного пребывания вне коллектива ребенок не имеет возможности укрепить и поддерживать свои отношения с ровесниками.

Некоторые личностные особенности, например заниженная или завышенная самооценка, также могут быть причиной непопулярности ребенка, неприятия его детской группой.

У детей, имеющих трудности в общении со сверстниками зачастую преобладает отчужденное отношение к другим детям. Оно может иметь различные проявления: от выраженной агрессивности и враждебности до полного ухода в себя, что выражается в замкнутости и застенчивости.

Причины непопулярности детей среди сверстников и стратегия помощи

Причины

Стратегия

Непривлекательный внешний вид
ребёнка

Консультирование родителей

Негативное отношение педагога
к ребёнку

Анализ причин, самоконтроль педа­гога за проявлением эмоций

Неадекватная самооценка (зани­женная или завышенная) ребёнка

Решение личностных проблем ре­бёнка

Низкий уровень развития навыков общения ребёнка (незнание спосо­бов общения или неумение органи­зовать общение, совместную дея­тельность)

 

Развитие коммуникативных навы­ков

Отсутствие у ребёнка потребности
в общении

Коррекция проблем личностного развития, формирование потребно­сти в общении — комплексное взаимодействие педагогов, ребёнка и родителей

Частые болезни ребёнка

Поддержание опосредованного контакта детской группы с ребёнком

Как помочь ребёнку завоевать расположение сверстников

I этап:

Преодоление отчужденной позиции в отношении к сверстникам, разрушение защитных барьеров, отгораживающих ребёнка от других.

Следует проводить игры, в которых дети должны говорить друг другу приятные слова, давать ласковые имена, видеть и подчёркивать в другом только хорошее, стараться сделать что-нибудь приятное для товарищей.

II этап:

Научить детей правильно воспринимать сверстников – их движения, действия, слова.

На формирование этой способности направлены такие детские игры, как «Испорченный телефон», «Эхо», «Зеркало», «Где мы были мы не скажем, а что делали, покажем» и др.

III этап:

Дать непопулярному, обособленному ребёнку возможность самому выразить поддержку другим, помочь им в затруднительных игровых обстоятельствах.
Эта забота не требует от ребёнка особых жертв, поскольку заключается в несложных игровых действиях: спасти от «салочки», помочь в игре беспомощной кукле, или «старенькой бабушке»; уступить дорогу на узком мостике.

IV этап:

Организация совместной деятельности детей, где им нужно согласовывать свои действия и договариваться с другими.

Совместную деятельность лучше сначала организовывать в парах.

Примеры возможных занятий: «Мозаика», «Рукавички», «Рисуем домики» и др.

Главный способ воспитания нравственных качеств и преодоления трудностей в общении заключается не в поощрении и порицании взрослого, а формирование чувства общности с другими, своей внутренней причастности к ним.

Психологический практикум

Решение и обсуждение практических ситуаций  [2] (Приложение 2)

Шпаргалка для воспитателей «Основные стратегии психолого-педагогической помощи непопулярным детям»

Группа детского сада является малой, или контактной, группой. Исследования ученых показали, что группа сверстников является важнейшим условием формирования коммуникативных способностей. При этом организация общения и деятельности в детском коллективе взрослым обеспечивает дополнительную мотивацию ребенка к коммуникативному взаимодействию.

Специфика дошкольной группы в том, что ее члены находятся под все еще большим влиянием воспитателя. Ж.Пиаже считал, что большие трудности для  самостоятельной социальной активности детей дошкольного возраста обусловлены эгоцентрической природой познавательных способностей, поэтому социальная активность ребенка облегчается и появляется лишь в присутствии взрослого. Какие же корректирующие воздействия может использовать педагог в работе с непопулярными детьми? Для этого педагогам предлагается выполнить следующее упражнение.

Педагоги получают карточки с таблицами (Приложение 3), в которых указаны основные причины непопулярности ребенка в группе сверстников и «шпаргалку», в которой определены стратегии помощи непопулярным детям (Приложение 4). Педагогам дается задание: «Из предложенного списка, исходя из причин сложившейся ситуации, выбрать оптимальные средства, направленные на устранение негативных факторов. Корректирующие воздействия должны быть строго дифференцированы относительно каждой причины непопулярности».

Упражнение «Дискуссия»  [4] (Приложение 5)

Подведение итогов

Детский сад призван обеспечить ребенку гармоничное взаимодействие с миром, правильное направление его эмоционального развития, пробудить его добрые чувства, стремление к сотрудничеству и положительному самоутверждению.

Дети-ровесники создают ребенку возможность усвоить преподанные старшими образцы человеческих действий и поступков, поупражняться в из воспроизведении, поглядеть со стороны, как выучил тот или иной урок другой ребенок. Основная магистраль формирования товарищеских связей с ровесниками – становление субъективного отношения к ним, то есть умение видеть в них равную себе личность, человека с теми же чувствами и мыслями, и постоянная готовность действовать на благо товарища, задумываясь о своих собственных интересах только во вторую очередь.

Источники информации
  1. Афонькина Ю.А., Галай И.А., Трифонова Н.И. Охрана и укрепление психического здоровья дошкольника: технология здоровьесбережения. – М.: АРКТИ, 2014. – 120 с. (Растём здоровыми)
  2. Волков Б.С., Волкова Н.В. Детская психология в вопросах и ответах. – М.: ТЦ Сфера, 2002. – 256 с.
  3. Зедгенидзе В.Я. Предупреждение и разрешение конфликтов у дошкольников. М.: Айрис-пресс, 2009. – 112 с. – (Дошкольное воспитание и развитие).
  4. Практические семинары для педагогов. Вып. 2. Психологическая компетентность воспитателей / авт.-сост. С.В. Терпигорьева. – Волгоград: Учитель, 2009. – 143 с.
  5. Смирнова Е.О., Холмогорова В.М.  Конфликтные дети. М.: Эксмо, 2009. – 176 с.: ил. – (Растим первоклашку).
  6. [Электронный ресурс].URL: http://www.images.google.ru
  7. [Электронный ресурс].URL:  https://urok.1sept.ru  
  8. [Электронный ресурс].URL: https://nsportal.ru/detskiy-sad

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психопатии и акцентуации характера у подростков››

Клинический метод является наиболее распространенным и пока наиболее точным для определения типов психопатий и акцентуаций характера. Этот метод слагается из опроса подростка, опроса родителей и сведений от других лиц, осмотра подростка и наблюдения за его поведением.

Опрос подростка. Первой задачей является установление контакта. Обычно бывает достаточно спокойного доброжелательного тона и начала с чисто врачебного расспроса о соматических жалобах. При затруднительном контакте можно использовать особый прием [Личко А. Е., Богдановская Л. Б., Эйдемиллер Э. Г., 1973]: врач сам сообщает подростку сведения, которыми он располагает и которые получены от родителей, из школы, из диспансера, из милиции и т. п., и предлагает исправить неточности, объяснить противоречия, дополнить, прокомментировать. Здесь сразу же обнаруживаются темы, о которых подросток говорит легко и свободно, и темы, которые он старается обойти, а также становится видно, на что он особенно эмоционально реагирует.

Опрос о психотравмирующей ситуации, послужившей причиной обращения к психиатру, нередко приходится проводить в два приема. С этого начинают беседу и на этом этапе, иногда лучше удовлетвориться порою скудными или весьма сомнительными сведениями, которые сообщает подросток. Даже если удается получить толковые и обстоятельные ответы, лучше ограничиться пока тем, что подросток сообщает охотно. Далее следует перейти к собиранию сведений о жизни вообще.

Здесь необходимо коснуться следующих тем.

1. Учеба — любимые и нелюбимые предметы, причины неуспеха, отношения с учителями, участие в общественной работе, имевшиеся нарушения дисциплины.

2. Планы на будущее в отношении продолжения учебы, выбора профессии, способность учитывать предстоящие трудности и трезво оценивать свои возможности.

3. Отношения со сверстниками — предпочтение одного близкого друга или компании приятелей, положение среди товарищей (душа компании, преследуемый изгой, независимый одиночка и т. п.), причины выбора приятелей — по определенным личным качествам, по общности увлечений, для увеселений и т. п.

4. Увлечения в настоящем и прошлом, под чьим влиянием был сделан выбор, каковы были достигнуты результаты, почему заброшены и т. д.

5. Отношения с родителями и внутрисемейные отношения — состав семьи (кто назван первым, о ком забыл упомянуть!), кто занимался его воспитанием, наиболее близкий член семьи, с кем в семье конфликтные отношения и причина их, конфликты между другими членами семьи и отношение к ним подростка. В случае распавшейся семьи необходимо выяснить, в каком возрасте был подросток, когда это случилось, его отношение к разводу родителей, поддерживается ли им контакт с тем из них, кто ушел из семьи.

Полезно также бывает услышать от подростка его впечатления об основных чертах характера родителей (это представление нередко оказывается весьма точным и обстоятельным).

6. Нарушения поведения в прошлом — прогулы занятий и работы, мелкое хулиганство, курение, выпивки, знакомство с различными дурманящими средствами, побеги из дому; был ли задержан или взят на учет милицией — когда и за что был взят.

7. Наиболее тяжелые события в прошлой жизни — и реакция на них. Наличие когда-либо в прошлом суицидных мыслей.

8. Перенесенные соматические заболевания — как они сказались на учебе и на положении среди сверстников. Наличие в настоящем или в прошлом нарушений сна, аппетита, самочувствия и настроения.

9. Сексуальные проблемы. Прежде чем затронуть эту тему, подростку надо объяснить, что врача эти вопросы интересуют не сами по себе, а целью является выяснить возможные переживания по этому поводу и получить более полное представление о его характере. Необходимо предупредить также, что все сообщаемые им сведения без его согласия никому из его родных, знакомых и т. п. не будут переданы (что должно неукоснительно соблюдаться). Опрос касается здесь первых влюбленностей и связанных с ними психических травм, самооценки своей привлекательности, начала половой жизни и скрытых опасений по поводу своей сексуальной неполноценности.

Раскрытие сексуальных переживаний и подтверждение суицидных мыслей в прошлом являются показателем высокой откровенности.

В заключение опроса следует снова вернуться к психо-травмирующей ситуации и теперь при установившемся контакте постараться получить более подробные и точные сведения, включая те вопросы, отвечать на которые подросток ранее избегал.

Опрос подростка лучше проводить в виде свободной непринужденной беседы. Нежелательно в его присутствии делать записи — это настораживает многих подростков и затрудняет контакт. Лучше, чтобы подросток не чувствовал, что беседа ведется по какой-то заранее уготовленной схеме. Переход от темы к теме надо стараться сделать естественным и плавным. Например, переходя от увлечений подростка к его отношению с родителями, можно начать с вопроса, как родители относились к тому или иному увлечению.

Опрос родителей и сведения от других лиц. Опрашивать родителей лучше порознь и начинать с матери, которая обычно может дать гораздо больше сведений, чем отец. Если воспитанием подростка занимался какой-либо другой член семьи, желательна также беседа с ним. Другие члены семьи бывают необходимы только если возникают основания полагать, что от них можно получить дополнительные важные сведения или иное более объективное освещение событий и отношений в семье.

Важно узнать впечатление родителей о детских годах подростка, их представление о его темпераменте, характере, манере вести себя — был ли он спокойным или суетливым, робким и застенчивым или смелым и отчаянным, общительным с детьми или держался в стороне от них и чем вообще он ребенком отличался от ровесников. Если посещал детские учреждения, то быстро ли там осваивался, охотно ли туда ходил, были ли жалобы воспитателей и на что. О школьных годах важно узнать, легко ли в первом классе адаптировался к новым условиям, охотно ли посещал школу, как учился, как сходился с товарищами, не возникали ли трудности при переходе из школы в школу, из одного класса в другой, бывал ли в пионерских лагерях, как прошел переход от начальных классов с одним учителем к предметной системе преподавания. Если подросток уже окончил 8 классов, важно узнать, как было принято решение о дальнейшем обучении (ПТУ, техникум, 9-й класс): подростком самостоятельно, под влиянием родителей или вопреки их желанию, под чьим-то влиянием со стороны. Наконец, необходимо выяснить, какие были нарушения поведения, когда они начались, чем, по мнению родителей, были вызваны, а также реакцию родителей на них.

Помимо родителей, необходимо получить сведения с места учебы (работы). Письменные характеристики в ответ на запросы крайне желательно дополнить беседой с воспитателем (мастером), наиболее хорошо знающим подростка. От него можно бывает получить более точные сведения об отношении к учебе, о взаимоотношениях с товарищами, о манере вести себя, о нарушениях поведения, и, наконец, видным станет отношение самого воспитателя к подростку.

Осмотр подростка. Прежде всего здесь ставится цель оценить физическое развитие подростка и гармоничность этого развития (соответствие общего физического развития и сексуального созревания, сопоставление физического развития с психическим). Для оценки степени физического развития и выявления акселерации и инфантилизма нами [Личко А. Е., 1979] была предложена схема их оценки, составленная на основании обобщения сведений из разных современных руководств и монографий.

Далее при осмотре следует обратить внимание на все, что могло бы послужить предметом тягостных переживаний для подростка, зачастую скрываемых от окружающих: физические недостатки, избыточная полнота или чрезмерная худоба. Особенно существенны даже незначительные, но бросающиеся в глаза дефекты (кривые ноги, большие пятна на теле и т. п.).

Татуировка у мальчиков является нередким атрибутом делинквентных подростков (данные нашего сотрудника А. А. Вдовиченко). Ее содержание может иметь немалое информационное значение. Наименее значимы собственные инициалы, имя, год рождения — они, возможно, являются выражением примитивного стремления к самоутверждению. Женские имена говорят о влюбленностях, а мужские — чаще о «верных» друзьях, с которыми мог быть совершен обряд братания [Алмазов Б. Н., 1981]. Парящая птица, солнце с расходящимися лучами, разорванные кандалы и прочие атрибуты «свободной жизни» являются символическим отражением реакции эмансипации. С реакцией группирования связаны символы приобщения к «преступному миру»: пять точек (знак «зона») предназначены для того, чтобы дать знать понимающим, что подросток был в специальных воспитательных учреждениях со строгим режимом. Крест означает судимость или вызов на комиссию по делам несовершеннолетних, звездочка из восьми лучей делается за каждый год пребывания в колонии. Топор рядом со знаком «зоны» показывает желание «навечно» слиться с преступным миром, и, наоборот, цветок или знак, напоминающий перечеркнутый квадрат, говорят о том, что подросток решил «завязать», т. е. порвать с преступным миром.

Казалось бы, лишенные смысла слова «кот», «слон», «туз», «клен», «Ева» и т. п. в действительности являются криптограммами, составленными из первых букв слов, образующих фразы: например, «коренной обитатель тюрьмы». Некоторые из таких криптограмм и рисунков имеют протестное, демонстративно-вызывающее содержание (надпись «Ева» или крест над холмиком — «смерть буграм», т. е. активистам).

Обилие татуировок не только на руках, но и на груди, бедрах и т. д., как символических, так и украшающих (фигуры женщин и т. п.), обычно встречается у представителей эпилептоидного и особенно эпилептоидно-неустойчивого типа. Символическая татуировка на бедре у девочек означает сексуальную доступность (данные нашего сотрудника В. В. Егорова).

Следы порезов наиболее часты на внутренней поверхности левой руки. Чаще всего это последствия демонстративных или интрапунитивных аффективных реакций. Единичный неглубокий шрам на предплечье может быть также последствием обряда братания — распространенного в делинквентной среде. Двое, реже трое подростков «братаются» кровью — прикладывают друг к другу кровоточащие надрезы.

Наблюдение за поведением. Это наблюдение начинается в момент опроса подростка и его осмотра. Уже здесь достаточно отчетливо могут выступить общительность или замкнутость, живой веселый нрав или склонность к унынию, тревожная озабоченность или нарочитая бравада, подчеркнутая деликатность или быстро утрачиваемое чувство дистанции, неторопливая обстоятельность или суетливость в мыслях и действиях, болтливость и осторожная осмотрительность в ответах, сдержанность в проявлении чувств или эмоциональная лабильность, естественная манера держать себя или претенциозная театральность.

В условиях госпитализации (полной или частичной, т. е. в дневной стационар или ночной профилакторий) открывается возможность видеть подростка в тех ситуациях, где тип характера сказывается на поведении с особой силой.

К ним относятся поведение среди сверстников, ареал обитания, поведение на свиданиях с родными и во время консультативного осмотра группой врачей.

Среди сверстников подросток нередко раскрывает те стороны своей личности, которые остаются незаметными в среде взрослых. В этом диагностическая роль специальных подростковых психиатрических отделений. Первыми обычно группируются подростки с делинквентным поведением, с токсикомапическими склонностями, обладающие богатым опытом быстрого включения в уличные компании. Образуемые ими группы отражают структуру и манеру поведения асоциальных подростковых групп. Другие подростки сплачиваются в группы более медленно. Интересно, что больные вялотекущей психопатоподобной шизофренией нередко тянутся друг к другу. Особняком и в одиночестве обычно остаются подростки шизоидные и сенситивные.

Ареал обитания, т. е. места, где подросток проводит большую часть времени, также немало говорят о его характере. Гипертимного подростка можно видеть везде и всюду. Шизоид предпочитает уединенные места. Сенситивный подросток хотя и держится среди других, но так, чтобы особенно не обращать на себя внимание. Наоборот истероид всегда там, где можно быть у всех на виду Эпилептоид занимает самые удобные и комфортабельные места и заботливо их для себя оберегает. Неустойчивые всегда там, где и. х компания, а лабильные — чаще около того, кто им покровительствует.

Свидание с родными открывает воочию тонкие нюансы внутрисемейных отношений, особенно когда к подростку приходят сразу несколько членов семьи. Здесь сразу видно, к кому тянется подросток, к кому обнаруживает какую-то неприязнь, к кому — холодное равнодушие, кому предъявляет претензии и о ком беспокоится. Даже то, с кем рядом и как близко садится подросток, показывает, к кому из членов семьи он больше всего привязан, не говоря уже о том, в какой последовательности и как он здоровается и прощается. Не меньше сведений дает и наблюдение за родителями. Можно увидеть, кто фактически лидирует в семье и кто в подчиненном положении, стремление к доминирующей или потворствующей гиперпротекции в отношении подростка, проявления эмоционального отвержения.

Консультативный осмотр подростка является в большинстве случаев для него стрессовой ситуацией. От этого осмотра подросток обычно ждет решения животрепещущих для него вопросов. Кроме того, подросток оказывается в ситуации, когда на него устремлены пристальные взоры окружающих. Все это еще более, чем при индивидуальном осмотре, может выявить черты определенного типа характера.

Психологические (патохарактерологические) диагностические исследования подростков. Нельзя не отметить, что клиническая диагностика типов психопатий и акцентуаций характера, даже при достаточно полных сведениях и продолжительном наблюдении, нередко представляет нелегкую задачу. В руководимой нами подростковой психиатрической клинике 8 врачей-психиатров, обладающих опытом работы с подростками, провели одновременную и независимую оценку типа в 145 случаях психопатий и акцентуаций характера. Полное совпадение оценки у всех участников было в 45 %, у большинства в 47 %, значительные расхождения между участниками оценки — в 8 %. Особенно трудными для клинической оценки оказались различения между типами гипертимным и неустойчивым, между истероидным и неустойчивым, между шизоидным и сенситивным.

Попытки привлечь для диагностики типов характеров при психопатиях и акцентуациях характера экспериментально-психологические методы (тесты) представляют заманчивую, но нелегкую задачу. Такой подход позволил бы также квантифицировать полученные результаты, определить уровень и. х достоверности и значимости.

Современная экспериментальная психология не слишком богата методами оценки типов характера. Определенное впечатление о них предназначены дать некоторые личностные опросники — MMPI, опросник Айзенка, опросник Н Schmischek для определения типов акцентуированных личностей по К Leonhard (1968). Однако все они составлены для взрослых, нацелены на их проблемы, ценности, интересы, отношения. Специальные опросники для подростков были разработаны в США — SRA, опросник Оффера. Однако они не предназначены для определения типов характера, а служат для ориентировки в семейных, социальных, сексуальных и иных проблемах подростков, для оценки моральных установок и т. п.

Нами в 1970 г. был составлен, а в последующие годы совместно с Н. Я. Ивановым апробирован с разработкой диагностических кодов и правил «Патохарактерологический диагностический опросник для подростков» (1976) Этот опросник (ПДО) предназначен для определения в подростковом возрасте (14—18 лет) описанных в данной книге типов характера при конституциональных и органических психопатиях, психопатических развитиях, а также при акцентуациях характера. ПДО может быть использован психиатрами и медицинскими психологами.

Теоретическими предпосылками для создания опросника послужили клинический опыт психиатрии нозологического направления и концепция психологии отношений. Пользуясь описаниями известных психиатров [Kraepelin E., 1915; Kretschmer E., 1921, 1973; Schneider К., 1923; Ганнушкин П. Б., 1933; Сухарева Г. Е., 1959; Leonhard К., 1968, 1976], мы составили наборы фраз, отражающие отношение представителей разных типов психопатий и акцентуаций характера к ряду жизненных проблем, актуальных для подросткового возраста. В эти наборы были включены также фразы индифферентные, не имеющие диагностического значения. В число проблем вошли оценка собственных витальных функций (самочувствие, настроение, сон, аппетит, сексуальное влечение), отношение к близким и окружению (родителям, друзьям, окружающим, незнакомым, к школе) и к некоторым более абстрактным категориям (к будущему, к новому, к критике и порицаниям в свой адрес, к опеке над собой, к правилам и законам, к приключениям и риску, к деньгам и др.). Принцип отношения к личностным проблемам, заимствованный из психологии отношений, развивавшейся А. Ф. Лазурским, В. Н. Мясищевым (цит. по А. Е. Личко, 1977, 1978, 1980), представляется наиболее плодотворным для диагностики типов характера, так как самооценка подростком своих отношений более надежна, чем исследования, где подростку предлагается отмечать и тем более квантифицировать свои собственные характерологические черты.

При работе с ПДО обследуемому предлагается свобода выбора одного или нескольких (до трех) ответов из наборов по 10—20 предложений на каждую проблему. Разрешается также отказываться сделать выбор на несколько проблем. Во втором исследовании предлагается аналогичным путем выбрать наиболее неподходящие, отвергаемые ответы. Представляется, что свобода выбора может лучше раскрыть систему отношений, чем альтернативные ответы «да» и «нет», применяемые в большинстве опросников. Разработанная система оценок позволяет выяснить, каким свой характер видит или хочет показать сам подросток (шкала субъективной оценки) и к какому типу он в действительности скорее относится (шкала объективной оценки). Правильность диагностики типов по шкале объективной оценки, если используется усовершенствованная диагностическая процедура [Иванов Н. Я., Личко А. Е., 1981], составляет в среднем 85 %.

ПДО снабжен также несколькими дополнительными шкалами, позволяющими оценить склонность к диссимуляции черт своего характера и действительного отношения к проблемам, выявить негативное отношение к обследованию (оба они снижают вероятность правильной диагностики типа), степень откровенности, конформности, выраженность реакции эмансипации, обнаружить возможность изменений характера вследствие резидуального органического поражения мозга (В-индекс), психологическую склонность к делинквентности [Вдовиченко А. А. и соавт., 1981; Егоров В. В., 1981] и алкоголизации. Кроме того, в настоящее время намечаются признаки, позволяющие разграничивать психопатии и акцентуации характера одного и того же типа [Личко А. Е., Иванов Н. Я., Озерецковский С. Д., 1981].

Упомянутые дополнительные показатели оказались важными не только сами по себе, но и для диагностики типов. Так, низкая конформность чаще всего встречается у представителен шизоидного и истероидного типов. Им же оказалось присущим сильное отражение реакции эмансипации в результатах обследования. Выраженная склонность к диссимуляции черт своего характера и своего отношения к окружающим и самому себе наиболее свойственна неустойчивым подросткам, и, наоборот, высокая откровенность — психастеникам и циклоидам. У эпилептоидных подростков нередко был отмечен высокий В-индекс. У сенситивных подростков, как правило, выявлялось резко отрицательное отношение к алкоголизации. Показатель психологической склонности к делинквентности оказался диагностически значимым только у гипертимного, лабильного, эпилептоидного и истероидного типов; у неустойчивых он обычно низок, несмотря на явно делинквентное поведение, а у шизоидов нередко высок при полном отсутствии склонности к делинквентности [Вдовиченко А. А. и соавт., 1981].

Текст ПДО неоднократно публиковался ранее [Пато-характерологический диагностический опросник для подростков, 1976; Патохарактерологические исследования…, 1981]. В последнем из указанных источников помещена усовершенствованная диагностическая процедура, более точная в отношении распознания типов и менее трудоемкая.

В дальнейшем при описании типов психопатий, акцентуаций характера, психопатических развитии и т. д. приводимые иллюстрации будут содержать примеры заключений обследования с помощью ПДО.

Школьный портал

ПОЛОЖЕНИЕ

ОБ ОТРЯДАХ ЮНЫХ ИНСПЕКТОРОВ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ (ЮИДД)

МОУ СОШ 50 г.Твери

1.Общие положения.

Отряды юных инспекторов движения – добровольные объединения школьников, которые создаются  с целью воспитания у них гражданственности, высокой общей культуры, коллективизма, профессиональной ориентации, широкого привлечения их к организации пропаганды безопасного поведения среди детей младшего школьного возраста.

2. Основными задачами отрядов ЮИДД являются:

Активное содействие школе в выработке у школьников активной жизненной позиции;

Изучение правил безопасного поведения на дорогах и улицах, овладение навыками проведения  работы по пропаганде правил дорожного движения и организации этой работы среди детей;

Овладение умениями оказания первой медицинской помощи пострадавшим при дорожно-транспортных происшествиях.

Отряды юных инспекторов движения создаются  из числа школьников 1-4 классов.

3.Основные направления работы отрядов юных инспекторов движения.

Воспитание у членов отряда ЮИДД преданности своей Родине  на героических, боевых и трудовых традициях российской милиции, гуманного отношения к людям , чувства товарищества.

Углубленное изучение правил дорожного движения, овладение методами предупреждения детского дорожно-транспортного травматизма и навыками  оказания первой помощи пострадавшим при дорожно-транспортных происшествиях.

Проведение массово-разъяснительной работы по пропаганде правил дорожного движения в ОУ, детских садах, внешкольных учреждениях с использованием технических средств пропаганды.

Участие в смотрах и слетах ЮИДД, конкурсах и соревнованиях агитбригад

Содержание деятельности отряда юных инспекторов движения имеет несколько направлений:

Информационная деятельность

организация школьных мероприятий по результатам деятельности отряда ЮИДД,

создание стендов “ЮИДД в действии”,

стенгазет “Юный инспектор дорожногодвижения”,

Пропагандистская деятельность:

Организация разъяснительной работы по теме безопасности дорожного движения:

·         проведение бесед,

·         викторин, кинолекториев,

·         игр,

·         экскурсий,

·         соревнований,

·         конкурсов,

·         КВН,

·         тематических утренников,

·         праздников.

 

Создание агитбригад, участие в создании и использовании наглядной агитации методической базы для изучения Правил дорожного движения.

Шефская деятельность:

·         оказание помощи в создании простейших автоплощадок на территории детских садов,

·         мастерской “Умелые руки” для подготовки наглядных пособии для малышей,

·         организации среди школьников конкурсов рисунков по теме безопасности дорожного движения,

·         разучивание песен и стихотворений

4. Структура и организация работы отрядов ЮИД.

Членами отрядов  ЮИД могут быть учащиеся в возрасте от 7-12 лет  и заявившие желание активно участвовать в работе по изучению и пропаганде ПДД.

5. Обязанности юного инспектора движения.

Он дорожит честью, званием юного инспектора движения, активно участвует в делах отряда;

Он изучает правила дорожного движения и является примером в их соблюдении;

Ведет разъяснительную работу среди сверстников и детей младшего возраста по пропаганде правил безопасного поведения на дорогах;

Укрепляет свое здоровье, систематически занимается  физической культурой и спортом. 

6.      Права юного инспектора движения.

Он  имеет право  участвовать в обсуждении вопросов, относящихся к деятельности отряда;

Он имеет право овладевать знаниями, умениями и навыками, методикой и практикой работы по профилактике ДДТТ;

Антинаркотическая пропаганда среди подростков | МБОУ Школа № 22 с. Кневичи

АНТИНАРКОТИЧЕСКАЯ ПРОПАГАНДА среди ПОДРОСТКОВ

(классный час)

Цель: организация антинаркотической пропаганды среди подростков.

Задачи:

  1. Выявить знания школьников о наркомании и отношение к ней;
  2. Выявить подростков, относящихся к группе риска, для организации индивидуальной профилактической работы с ними;
  3. Содействовать формированию антинаркотического мировоззрения;
  4. Объединить детей в борьбе с наркоманией.

Оборудование: мультимедийный проектор, бланки с тестами, сценические костюмы.

Ход мероприятия:

  1. Накануне мероприятия проводится тест «Группы риска». С помощью него выявляются дети, подверженные риску, быть втянутыми в наркоманию.

Инструкция к тесту

«Тебе предлагается ряд вопросов, касающихся различных сторон твоей жизни. Если честно и обдуманно ответишь на каждый вопрос, то у тебя будет возможность лучше узнать самого себя.

Здесь нет правильных и неправильных ответов. Отвечай на каждый вопрос следующим образом: если ты согласен, ответь «ДА», если не согласен – ответь «НЕТ». Если ты не живешь вместе с родителями, то отвечай на вопросы о семье, имея в виду людей, с которыми живешь.

Работай как можно быстрее, долго не раздумывай».

Тест «Группы риска»

  1. Считаешь ли ты, что людям можно доверять?
  2. Легко ли ты заводишь друзей?
  3. Бывает ли так, что твои родители возражают против друзей, с которыми ты встречаешься?
  4. Часто ли ты нервничаешь?
  5. Являешься ли ты обычно в центре внимания в компании сверстников?
  6. Ты не любишь, когда тебя критикуют?
  7. Раздражаешься ли ты иногда настолько, что начинаешь кидаться предметами?
  8. Часто ли у тебя возникает чувство, что тебя не понимают?
  9. Кажется ли тебе иногда, что за твоей спиной люди говорят о тебе плохо?
  10. Много ли у тебя близких друзей?
  11. Стесняешься ли ты обращаться к людям за помощью?
  12. Нравится ли тебе нарушать установленные правила?
  13. Всегда ли дома ты обеспечен всем жизненно необходимым?
  14. Боишься ли ты оставаться один в темноте?
  15. Ты всегда уверен в себе?
  16. Ты обычно вздрагиваешь при необычном звуке?
  17. Бывает ли что, когда ты остаешься один, твое настроение улучшается?
  18. Кажется ли тебе, что у твоих друзей более счастливая семья, чем у тебя?
  19. Чувствуешь ли ты себя несчастным из-за недостатка денег в семье?
  20. Бывает ли, что ты злишься на всех?
  21. Часто ли ты чувствуешь себя беззащитным?
  22. Трудно ли тебе отвечать в школе перед всем классом?
  23. Есть ли у тебя знакомые, которых ты вообще не можешь переносить?
  24. Можешь ли ты ударить человека?
  25. Ты иногда угрожаешь людям?
  26. Часто ли родители наказывают тебя?
  27. Появлялось ли у тебя когда-нибудь сильное желание убежать из дома?
  28. Часто ли ты чувствуешь себя несчастным?
  29. Легко ли ты можешь рассердиться?
  30. Рискнул бы ты схватить за уздечку бегущую лошадь?
  31. Ты – человек робкий и застенчивый?
  32. Бывает ли у тебя чувство, что тебя недостаточно любят в семье?
  33. Ты часто совершаешь ошибки?
  34. Часто ли у тебя веселое и беззаботное настроение?
  35. Любят ли тебя твои знакомые, друзья?
  36. Бывает ли, что твои родители тебя не понимают и кажутся тебе чужими?
  37. При неудачах бывает ли у тебя желание убежать куда-нибудь подальше и не возвращаться?
  38. Бывало ли, что кто-то из родителей вызывал у тебя чувство страха?
  39. Завидуешь ли ты иногда счастью других?
  40. Есть ли люди, которых ты ненавидишь по-настоящему?
  41. Часто ли ты дерешься?
  42. Легко ли тебе усидеть на месте?
  43. Ты охотно отвечаешь у доски в школе?
  44. Бывает ли, что ты так расстроен, что долго не можешь уснуть?
  45. Часто ли ты ругаешься?
  46. Мог бы ты без тренировки управлять парусной лодкой?
  47. Часто ли в вашей семье бывают ссоры?
  48. Ты всегда делаешь все по-своему?
  49. Часто ли тебе кажется, что ты чем-то хуже других?
  50. Легко ли тебе удается поднять настроение друзей?

Ключ к опроснику

Показатель

№ вопроса

1. Отношения в семье

3+; 13-; 18+; 19+; 26+; 27+; 32+; 38+; 47+.

2. Агрессивность

7+; 12+; 24+; 25+; 30+; 40+; 41+; 45+; 46+.

3. Недоверие к людям

1-; 2-; 8+; 9+; 10-; 11+; 22+; 23+; 31+.

4. Неуверенность в себе

4+; 14+; 15-; 16+; 20+; 21+; 28+; 29+; 33+; 39+; 49+.

5. Акцентуации:

гипертимная

истероидная

шизоидная

эмоционально-лабильная

 

34+; 42-; 50+.

5+; 35+; 43+.

17+; 36+; 48+.

6+; 37+; 44+.

 

Оценка результатов

Показатель

Высокие баллы (группа риска)

1. Отношения в семье

5 и более баллов

2. Агрессивность

5 и более баллов

3. Недоверие к людям

5 и более баллов

4. Неуверенность в себе

6 и более баллов

5. Акцентуации характера

2-3 балла по каждому типу акцентуации

 

Обработка результатов (проводится помощниками)

Ответы учащихся сверяются с ключом. Подсчитывается количество совпадений ответов с ключом по каждому показателю (шкале), при этом если в ключе после номера вопроса стоит знак «+», это соответствует ответу «да», знак « — » соответствует ответу «нет».

Суммарный балл по каждой из пяти шкал отражает степень ее выраженности. Чем больше суммарный балл, тем сильнее выражен данный психологический показатель и тем выше вероятность отнесения ребенка к группе риска.

Интерпретация результатов

1. Отношение в семье

Высокие баллы по данной шкале опросника свидетельствуют о нарушении внутрисемейных отношений, которое может быть обусловлено:

• напряженной ситуацией в семье;

• родительской неприязнью;

• необоснованными ограничениями и требованиями дисциплины без чувства родительской любви;

• страхом перед родителями и т.д.

Когда напряжение, вызванное неудовлетворенностью отношениями в семье, продолжается слишком долго, оно начинает оказывать сильное разрушающее воздействие на здоровье детей и подростков.

2. Агрессивность

Высокие баллы по этой шкале свидетельствуют о повышенной враждебности, задиристости, грубости. Агрессия может выражаться и в скрытых формах — недоброжелательности и озлобленности.

Повышенная агрессивность часто сопровождается повышенной склонностью к риску и является неотъемлемой чертой характера детей и подростков группы риска.

  1. Недоверие к людям

Высокие баллы по этой шкале говорят о сильно выраженном недоверии к окружающим людям, подозрительности, враждебности. Такие дети и подростки часто бывают пассивными и застенчивыми в общении со сверстниками из-за боязни быть отвергнутыми. Обычно это сопровождается коммуникативной некомпетентностью, неумением устанавливать дружеские взаимоотношения с другими людьми.

4.Неуверенностъ в себе

Высокие баллы по этой шкале свидетельствуют о высокой тревожности, неуверенности личности в себе, возможно, о наличии комплекса неполноценности, низкой самооценки. Эти качества личности также являются благодатной почвой для различных расстройств в поведении, а дети и подростки, имеющие высокие оценки по этой шкале, могут быть отнесены к группе риска.

5.Акцентуации характера

К группе риска относят следующие типы акцентуации характера.

• Гипертимный тип. Отличается почти всегда хорошим настроением, имеет высокий тонус, энергичен, активен, проявляет стремление быть лидером, неустойчив в интересах, недостаточно разборчив в знакомствах, не любит однообразия, дисциплины, монотонной работы, оптимистичен, переоценивает свои возможности, бурно реагирует на события, раздражителен.

• Истероидный тип. Проявляет повышенную любовь к самому себе, жажду внимания со стороны, потребность в восхищении, сочувствии со стороны окружающих людей, старается показать себя в лучшем свете, демонстративен в поведении, претендует на исключительное положение среди сверстников, непостоянен и ненадежен в человеческих отношениях.

• Шизоидный тип. Характеризуется замкнутостью и неумением понимать состояние других людей, испытывает трудности в установлении нормальных отношений с людьми, часто уходит в себя, в свои недоступный другим людям внутренний мир, в мир фантазий и грез.

• Эмоционально-лабильный тип. Характеризуется крайней непредсказуемой изменчивостью настроения. Сон, аппетит, работоспособность и общительность зависят от настроения. Высокочувствителен к отношениям людей.

ІІ. Театрализованное представление «Агитпункт».

Действующие лица: автор, Господь, умерший человек, люди из рая, люди из ада, бесы.

Реквизит: костюмы, сцена, оформленная для сцены рая и ада, сковорода.

На сцене появляется 1 ведущий, который объявляет: Притча «Агитпункт». Выходят актеры и начинается действие:

Автор: Один человек умер, и Господь сказал ему.

Господь: Так и быть, выбирай сам, в рай пойдешь или в ад.

Автор: Пошел человек в рай. Смотрит, там хоть и красиво, и люди добрые и приветливые, но никто не курит, пьяных не видно, не привык он к такой жизни. Думает.

Человек: Пожалуй, скучно мне тут будет. Пойду, посмотрю, что в аду делается.

Автор: Приходит к дверям ада, заглядывает – а там застолье: люди пьют, курят, сквернословят, анекдоты рассказывают, смеются, колются… Вот, думает.

Человек: Это по мне. Я и на земле любил так жить, и тут буду жить так же.

Автор: Возвращается к богу и говорит.

Человек: Господи, я выбрал: пойду в ад.

Господь: Ну, иди.

Автор: Пришел человек в ад, только порог переступил, а бесы его хвать – и на сковороду. Он кричит возмущенно.

Человек: Что такое? Почему на сковородку? А где вино, где табак?.. Я же видел: тут были вино и табак…

Автор: Тогда бесы ему говорят.

Бесы: То, что ты видел, — это был только агитационный пункт, пропаганда.

ІІІ. Лекция–беседа

Добрый день, дорогие ребята! Сегодня мы собрались с вами поговорить о страшной беде. Эта беда – наркомания.

Наркомания, наркотики, дети… За каждым из этих слов бесконечные вереницы судеб, мучительная боль, искалеченная жизнь. Мы не верим, что это может случиться с нами. Не слышим историй, о которых так много говорят все вокруг.

Оберегая себя, прикрываясь рутиной повседневной жизни, мы становимся безразличными, отодвигаем чужие проблемы подальше в коридоры сознания, дабы не накликать беду. Пока эта проблема иллюзорна, призрачна, она не воспринимается всерьѐз. И, дай Бог, чтобы она не коснулась вас и ваших близких. Пусть эта страшная беда будет всегда далека от вас. Но молчать об этом нельзя. Нужно помнить, что черная туча надвигается все ближе и ближе. Нужно научиться быть сильной, свободной личностью, чтобы суметь противостоять дурману.

Вы наверняка слышали о молодых людях, сидящих на корточках у подъездов с тоскливыми пустыми глазами. Они носят одежду с длинными рукавами, чтобы не показывать следы от уколов, они часто прячут глаза, чтобы не видели их зрачков. Почти все время они проводят в поисках денег, чтобы купить очередную дозу. Если поговорить откровенно, они расскажут вам, что их жизнь — это жизнь «зомби», от укола до укола, их жизнь — это кровь, грязь и боль. Некоторые из них могут бравировать своими «улетами», своим знанием жизни, но каждый из них в тайне завидует вам, потому что они рабы своей болезни, а вы свободны.

Порой первую дозу наркотика предлагают «лучшие друзья». Но знайте, что, уколовшись, вы приобретаете веселья на час, а взамен отдаете жизнь. Подумайте, что вам важнее: не потерять лицо перед «друзьями» или ваша жизнь? А ведь вы еще ничего не успели… Как глупо променять семью, свободу, свое будущее на что…?

Многие и не подозревают, во что это может обернуться. Они, подбадриваемые словами «друзей», пробуют, а потом жалеют об этом и молят бога о смерти во время ломок. Ведь подросток, будучи принятым в группу наркоманов, обязан следовать ее правилам, то есть принимать наркотик. Вскоре организм приспосабливается к зелью и наступает зависимость. Наркотик уводит человека из реального мира в мир иллюзий. Постепенно наркоман перестает интересоваться всем, что происходит вокруг него. Исчезают интересы, изменяются взгляды. Значимым становится только получение удовольствия. Многие наркоманы, которые осознают, что они больны, пытаются реабилитироваться но, увы, почти все возвращаются к этому. Все мы — люди информированные, и знаем о том, что наркотики – зло, это трясина, из которой невозможно выбраться. И все же каждый год число наркоманов растет. Почему же это происходит, почему подростки «уходят» в наркоманию? Есть люди, которые очень хотят сделать вас рабами. Они знают ваши слабые места, они могут сыграть на вашем самолюбии или любопытстве. Они могут оказаться рядом, когда вам будет трудно и предложить помощь. Они могут угрожать вам, шантажировать – у них есть много способов, чтобы склонить вас к наркотикам. Ведь вы им нужны – ваша беда должна стать их прибылью. Ваша болезнь должна обеспечить им красивую жизнь. Наркобизнес – это мощная сеть, доходы которой в десять раз выше, чем в нефтедобывающей отрасли. Это продуманный, отработанный сетевой маркетинг – если наркоман вовлекает пять новичков, то одну дозу он получает бесплатно. Сегодня вы независимы от них, но завтра, если вы отступитесь – они выжмут всѐ до последней копейки из вас и ваших близких. Как вы думаете, сколько стоит одна доза «дури»? А сколько необходимо наркоману в день, на неделю? В среднем, около четырѐх тысяч в неделю. У кого из вас есть ненужные четыре тысячи? А в месяц – где взять эти 16 – 20 тысяч? Выход один – отобрать или украсть. Милицейская статистика свидетельствует – 40% квартирных краж, 90% карманных – совершаются наркоманами. А это уже прямой конфликт с законом. Избавиться от наркомании невозможно, просто попросив у нее прощения, как у родителей за плохой поступок. Наркомания не прощает ничего, никогда и никому. Жадные наркоторговцы, стремясь побольше заработать, кое-что добавляют в наркотики. Иногда это бывает мука, сода, а иногда крысиный яд или тальк. Потом, чтобы узнать, не смертельной ли получилась эта смесь, и в какой степени человек от нее дурнеет, они находят мальчиков и девочек (называют их «обезьянками»), уговаривают, обманывают и на них пробуют свои смеси. В случае смерти ребенка трупик уничтожают или продают на органы. Вот почему в стране исчезают до сотни тысяч малолетних детей.

Наркотики безжалостны. Они убивают всех, даже самых сильных, умных и талантливых людей. Вспомните Элвиса Пресли, Курта Кобейна – лидера группы «Nirvana», Владимира Высоцкого. Наркотики убивают мозг, разрушают волю, память, делают людей психическими и физическими инвалидами. А вот лекарства от этой страшной болезни нет. Так что подумайте, стоит ли набрасывать себе петлю на шею.

Запомните! Наркомания не баловство, не приятное времяпровождение, а смертельная болезнь. Неизлечимая, страшная, мучительная, весь ужас которой в том, что поначалу она кажется безобидным занятием. Учтите, что болезнь наркоманов и жажда наживы сбытчиков делает их подлыми людьми. Там, где наркотики, нечего ждать честности и справедливости, там люди способны на всѐ.

Помните, что ваша жизнь в ваших руках, и только вам решать – закончится она через год или три в страданиях и нечеловеческой боли, или вы будете жить долго, счастливо, у вас будут здоровые дети и интересная насыщенная жизнь.

Отказаться от наркотиков можно один раз – первый.

Спасибо за внимание, за ваше участие. Не поддавайтесь сомнительной агитации, как это прозвучало в притче. Будьте мудрыми…

 

Список использованной литературы:

  1. Маюров А.Н., Маюров Я.А. Уроки культуры здоровья. Наркотики, выход из наркотического круга. Учебное пособие для ученика и учителя 7-11 классы. Кн. 4. / А.Н. Маюров, Я. А. Маюров. — М.: Педагогическое общество Росссии, 2004.-192с.
  2. Рожков М.И., Ковальчук М.А. Профилактика наркомании у подростков: Учеб.- метод. пособие / М.И. Рожков, М.А. Ковальчук. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. – 144с. – (Психология для всех).
  3. Симакова Е.Д. Сценарии и репертуар./ Е.Д.Симакова. – 2006. — №7. – С. 28
  4. http://davllicedusite.ru/DswMedia/eseda_arkotikam

 

 

МОУ СОШ №17 г.Иркутска — История ЮИД. Как всё начиналось

Официальным днем рождения движения юных инспекторов принято считать 6 марта 1973 года. В этот день постановлением секретариата ЦК ВЛКСМ, Коллегии Министерства внутренних дел СССР, Коллегии Министерства просвещения СССР было утверждено Положение о создании отрядов Юных инспекторов движения.Однако массовое вовлечение детей в работу по профилактике дорожно-транспортного травматизма началось задолго до этого события.

40-е годы

Немного позже – в 60-х годах работа с несовершеннолетними активизировалась во всех уголках страны. В парках культуры и отдыха стали строить детские площадки, имитирующие уличное движение. Ребята оказывали помощь в распространении знаний основ ПДД среди сверстников, добровольно объединялись в организованные группы: «юные дружинники», «юные друзья милиции», «юные друзья ГАИ» и другие.

60-е годы

Немного позже – в 60-х годах работа с несовершеннолетними активизировалась во всех уголках страны. В парках культуры и отдыха стали строить детские площадки, имитирующие уличное движение. Ребята оказывали помощь в распространении знаний основ ПДД среди сверстников, добровольно объединялись в организованные группы: «юные дружинники»,

«юные друзья милиции», «юные друзья ГАИ» и другие.

1973

После создания отрядов Юных инспекторов движения в 1973 г. деятельность ЮИД стала интенсивно развиваться. Менее чем за 10 месяцев на территории страны было образованно около 14 тысяч отрядов, начались различные слеты и соревнования, организовывалось изучение школьниками Правил дорожного движения, оборудовались кабинеты и уголки безопасности движения, проводилась наглядная агитация, другие тематические массовые мероприятия.

1975

На первый Всероссийский слет ЮИД в пионерский лагерь «Орленок» в конце сентября 1975 г. приехали 870 лучших ЮИДовцев из 72 регионов РСФСР.

1978

в г. Ростов-на-Дону прошел I Всесоюзный слет отрядов ЮИД.

1982

На территории практически всех субъектов Российской Федерации проводился I Всероссийский конкурс — соревнование юных велосипедистов «Безопасное колесо».В истории движения ЮИД почти два десятилетия пришлись на годы существования СССР. Движение переживало кризис, но всё же продолжалось и в сложный постсоветский период.

1993

Всероссийский финал соревнования юных велосипедистов в честь 20-летия образования ЮИД в г. Каменске Ростовской области.

1998

Всероссийский финал соревнования юных велосипедистов в честь 25-летия образования ЮИД проведён во Всероссийском детском центре «Орлёнок».Новый виток развития ознаменовался участием команды ЮИД России в XVII Европейском образовательном конкурсе для детей по ПДД в 2002 году и трансформацией формата конкурса «Безопасное колесо». Последний включал теперь не только соревновательную, но и творческую часть в области пропаганды БДД.

2002

Финал Всероссийского конкурса — соревнования юных инспекторов движения «Безопасное колесо» проведён в г. Санкт-Петербурге. В соревновании приняли участие более 300 ребят из 80 регионов России и команда из Беларуси.

2003

Всероссийский конкурс-фестиваль «Безопасное колесо–2003» в г. Тольятти Самарской области. Юным отрядам инспекторов движения — 30 лет. Участвовали 86 команд из республик, краёв, областей, автономных областей России и Республики Беларусь.

2004

Всероссийский конкурс-фестиваль «Безопасное колесо–2004» собрал 85 команд юных инспекторов движения из различных регионов России, Казахстана и Беларуси в г. Омск.

2005

«Безопасное колесо – 2005» в Краснодарском крае, ВДЦ «Орлёнок».

2006

«Безопасное колесо — 2006» в Казани.
I Межгосударственный слет ЮИД в подмосковной Электростали.

2007

«Безопасное колесо — 2007» в Ярославле.
II Межгосударственный слет ЮИД во Всероссийском детском центре «Орленок»

2008

«Безопасное колесо — 2008» в Ростове-на-Дону.
III Межгосударственный слет ЮИД, в честь 35-летия отрядов ЮИД — Ростовская область.

2009

«Безопасное колесо — 2009» в Перми.

2010

«Безопасное колесо — 2010» в Кемерово.
V Межгосударственный слет отрядов ЮИД в г. Орел.

2011

«Безопасное колесо — 2011» в Тюмени.
VI Межгосударственный слет юных инспекторов движения, посвященный 75-летию Госавтоинспекции прошел в Калининграде.В слете принимали участие школьники из регионов России, а также делегации трех стран СНГ

2012

«Безопасное колесо — 2012» в Ханты-Мансийске.
VII Межгосударственный слет ЮИД прошел на базе Всероссийского детского центра «Океан» в г. Владивосток

2013

«Безопасное колесо — 2013» в Голицинском районе Московской Области.
VIII Межгосударственный слет ЮИД с участием стран СНГ в Подмосковье

2014

«Безопасное колесо — 2014» в Москве.
IX Межгосударственный слет на базе Федерального детского центра «Смена» г. Анапа.

2015

«Безопасное колесо — 2015» в Краснодарском крае, ВДЦ «Орлёнок».
X Межгосударственный слет на базе Федерального детского центра «Смена» г. Анапа.
Создание Межгосударственного интернет-клуба ЮИД в ВКонтакте

2016

«Безопасное колесо — 2016» во Владивостоке, ВДЦ «Океан».
XI Межгосударственный слет Юных инспекторов движения в г. Анапа на территории ВДЦ “Смена”, посвящен 80-летию образования ГИБДД МВД России.
Детский Форум по Безопасности дорожного движения в г. Санкт-Петербурге в рамках VI Международного Конгресса по БДД.

2017

«Безопасное колесо — 2017» в Ульяновске.
XII Межгосударственный слет Юных инспекторов движения в г. Анапа на территории ВДЦ “Смена”

История ЮИД.

МБОУ г. Иркутск СОШ №17.

Вот идёт отряд ЮИД,

Всем он громко говорит:

Чтоб беды нам избежать,

Надо знаки изучать.

И все правила движенья

Никогда не нарушать.

Юные инспекторы движения (ЮИД) в МБОУ г.Иркутска СОШ №17 было основано со времени реконструкции школы (2006 год) и существует по сей день.

Немного из интервью с выпускниками, чьи школьные годы были сопоставимы с отрядом ЮИД:

-Что значит ЮИД именно для ВАС?

— Это одна из эффективных форм участия самих детей в работе по обеспечению безопасности движения.

— С чего же всё началось?

— А начиналось все с малого: в городе сначала было создано всего несколько таких отрядов. Потом идеей «заразились»  и мы. Осознав всю значимость и необходимость данного движения. Ведь с каждым годом, количество ТС растет. На данный период отряд ЮИД имеется в каждой школе, один или даже несколько.

— Что особенного в данном отряде?

-Развитие своё и окружающих людей, мероприятия по типу: слет отрядов ЮИД, конкурсы о «ПДД» и пр. Всё это стало доброй традицией.

— Важно ли создавать данные отряды?

— Отряды ЮИД создаются повсеместно – в школах, клубах творчества.

-Каков был Ваш первый состав?

-В нашей школе в состав отряда входили ребята из старших классов. Они изучили Правила дорожного движения, становились помощниками госавтоинспекторов: несли с ними дежурство, выполняли поручения, вели постоянную профилактическую работу.

           -На что опирались ребята, выполняя работу в отряде?

— С марта 1985 года деятельность отрядов ЮИД стала регламентироваться новым Положением, в котором более подробно обозначились структура и организация работы. Также возрастной ценз для вступления в отряд ЮИД (снизился до 10 лет).

-А как сегодня проходят мероприятия, направленные на профилактику ЮИД?

-Сегодня члены отряда ЮИД  нашей школы принимают участие в следующих мероприятиях, акциях:

  1. «Родительский патруль»

2. «Практическое занятие, с учащимися начальной школы»

3. «За руку с детством»

ЮИДовцы занимаются активной пропагандой правил дорожного движения среди детей и подростков и предупреждением их нарушений. Члены отряда используют различные формы работы: театрализованные представления «Путешествия в страну дорожных знаков», конкурс рисунков «Правила движения – наши лучшие друзья», соревнования «Дорожная азбука», «Безопасное колесо», «Зеленая волна», выпуск материалов «Сезонные изменения», проведение викторин, изготовление листовок для обучающихся и их родителей «Безопасный город для детей», «Уступи дорогу детям», «Осенние каникулы», «Ремень безопасности». «Зимние каникулы» , «Весенние опасности», участие в городских и областных акциях «Засветись», «Ребенок- пассажир», «Ладошки», «Снежные горки» ,флешмоб «Живые знаки» и т.д.

            В весенне-летний период происходит наибольшее число дорожно-транспортных происшествий с участием велосипедистов. В связи с этим ежегодно в мае проводится неделя безопасности, где для учащихся проводятся теоретические занятия, которые способствуют:

— изучению и закреплению ПДД;

— закреплению навыков вождения велосипеда;

— изучению велотехники.

ПОЛОЖЕНИЕ ОТРЯДА ЮИД

  1. Общее положение

Отряд юных инспекторов движения, добровольное объединение школьников, которое создается с целью воспитания гражданственности, высокой общей культуры, коллективизма, профессиональной ориентации, широкого привлечения к организации пропаганды безопасного движения на дорогах и улицах среди детей младшего и среднего возраста.

Основными задачами отряда ЮИД являются:

— активное содействие школе в выработке у школьников активной жизненной позиции;

 — изучение Правил безопасного поведения на дорогах и улицах, овладение навыками проведения работы по пропаганде Правил дорожного движения и организации этой работы среди детей;

 — овладение умением оказания первой медицинской помощи пострадавшим в ДТП.

Отряд юных инспекторов движения создается из числа школьников в общеобразовательных школах, внешкольных учреждениях, по месту жительства детей и подростков органами образования и Государственной инспекции безопасности дорожного движения (ГИБДД).

Администрация общеобразовательной школы, внешкольного учреждения при содействии ГИБДД подбирает общественного организатора работы с отрядом ЮИД из числа активистов Всероссийского общества автомобилистов (ВОА), сотрудников ГИБДД, учителей, воспитателей.

Подготовка руководителей отрядов юных инспекторов движения осуществляется органами образования и ГИБДД. 

  1. Основные направления работы отрядов ЮИД

— воспитание у членов отряда ЮИД преданности своей Родине на героических, боевых и трудовых традициях милиции, формирование у них правосознания, гуманного отношения к людям, чувства товарищества;

— углубленное изучение Правил дорожного движения, овладение методами предупреждения детского дорожно-транспортного травматизма и навыками оказания первой помощи пострадавшим при дорожно-транспортных происшествиях, знакомство с оперативно-техническими средствами регулирования дорожного движения;

— проведение массово-разъяснительной работы по пропаганде Правил дорожного движения в школах, детских садах, внешкольных учреждениях с использованием технических средств пропаганды;

 — участие в смотрах и слетах ЮИД, конкурсах и соревнованиях агитбригад, работе детских киноколекториев, организация деятельности школьных автоплощадок и автогородков безопасности движения;

 — овладение техническими знаниями, участие в смотре юных техников, в работе кружков технического творчества.

 — организация работы с юными велосипедистами.

 

III. Структура и организация работы отрядов юных инспекторов движения 

Членами отрядов ЮИД могут быть учащиеся, которым исполнилось 10 лет, изъявившие желание активно участвовать в работе отрядов ЮИД.

Отряд создается при наличии не менее 10 человек и может делиться на отделения. В сельских школах с небольшим количеством учащихся допускается создание отрядов ЮИД менее 10 человек.

Прием в члены ЮИД производится на основе устного заявления на сборе отряда. Со всеми вновь принятыми школьные общественные инструкторы с помощью работников ГИБДД проводят занятия. По окончании обучения юные инспекторы сдают зачет, и им вручаются удостоверение, значок и нарукавная повязка юного инспектора движения.

Повседневное руководство работой отряда юных инспекторов движения осуществляет штаб ЮИД, избираемый на общем собрании отряда. Штаб из своего состава избирает командира отряда и утверждает командиров отделений.

  1. Обязанности и права юного инспектора движения.

Юный инспектор движения обязан:

Дорожить честью, званием юного инспектора движения, активно участвовать в делах отряда, своевременно и точно выполнять задания.

Изучать Правила дорожного движения и быть примером в их соблюдении.

Вести разъяснительную работу среди сверстников и детей младшего возраста по пропаганде Правил безопасного движения на дороге.

Всемерно беречь и укреплять общественный правопорядок, участвовать в предупреждении нарушений детьми Правил дорожного движения.

Укреплять свое здоровье, систематически заниматься физической культурой и спортом.

Юный инспектор имеет право:

Участвовать в обсуждении всех вопросов, относящихся к деятельности отряда, и вносить соответствующие предложения.

Избирать и быть избранным в штаб отряда юных инспекторов движения.

Овладев знаниями, умениями и навыками, методикой и практикой работы по профилактике детского дорожно-транспортного травматизма, получить звание «Юный инструктор по безопасности движения». Звание «Юный инструктор по безопасности движения» присваивается после проверки умения в практической работе.

В торжественной обстановке юному инструктору по безопасности движения вручаются удостоверение, значок и нарукавная повязка.

Обращаться за помощью и консультацией по вопросам безопасности дорожного и общественного правопорядка в местные органы милиции и ГИБДД.

Под руководством работников милиции, членов добровольных дружин по БД участвовать в патрулировании на улицах в микрорайоне школы, внешкольных учреждений, по месту жительства по соблюдению Правил дорожного движения, организации безопасного досуга детей и подростков.

             За активную работу в отряде юный инспектор может награждаться органами внутренних дел и образования, обществом автомобилистов грамотами, нагрудными значками, ценными подарками, путевками в оздоровительные и профильные лагеря, направляться на областные, краевые и республиканские слеты юных инспекторов движения.

 

Полезные сайты:

Движение ЮИД в России — https://yuid.ru

Официальный сайт Госавтоинспекции — гибдд.рф 

Новости Госавтоинспекции по Иркутской области — гибдд.рф38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ
ПО ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

МУ МВД РОССИИ «ИРКУТСКОЕ»

кто виноват и что делать

12.04.2018  Просмотров: 1789

Детский возраст подразумевает постоянное общение со сверстниками: совместные игры, обмен информацией. Но в каждом детском коллективе находятся дети, отстраненные от основной группы сверстников. В большинстве случаев для этих детей такое положение не является проблемой. Им комфортно в своем мире. Тревогу бьют взрослые, понимающие важность общения и настойчиво включающие ребенка во взаимодействие с другими детьми, выводя его из зоны комфорта.

Давайте разберемся, почему у ребенка возникают проблемы с общением. Возьмем для обсуждения младший школьный возраст.

Сейчас много говорится о том, что дети заменили живое общение на гаджеты. Хотелось бы заступиться за новое поколение: у них просто поменялась форма общения.

Несомненно, есть категория детей, для которых гаджеты являются барьером между реальностью и их внутренним миром. Они замыкаются в играх и приложениях, строят свои виртуальные замки.

В основном же дети активно взаимодействуют в соцсетях, участвуют в групповых онлайн-играх. Конечно, они не сидят на лавочках возле дома, не играют в «Казаки-разбойники», но у них есть масса конкретных направлений взаимодействия. Они совместно просматривают интересное видео, обсуждают модели смартфонов, фотографии знакомых, новинки моды. Для большинства детей смартфон и планшет – это способ коммуникации. Отключите детям интернет, и вы увидите, что сама «игрушка» им неинтересна.

Проблемы общения

И все-таки дети неспроста выбирают виртуальное общение: многие из них не обладают навыками взаимодействия друг с другом, сторонятся сверстников, избегают коллективных видов деятельности. Перед тем, как начинать работу по развитию коммуникативных навыков, нужно понять причины проблемы.

Застенчивость

Многих из нас воспитывались со знанием, что скромность украшает человека. Однако не следует путать скромность и застенчивость.

Застенчивость – это особенность, характеризующая человека как робкого и стеснительного. Застенчивый ребенок – нерешительный, робкий, боязливый. Эта черта характера мешает ребенку нормально жить. Ребенок боится ответить у доски, даже если он выучил уроки, заговорить с другим человеком, войти в коллективную игру. Почему? Потому что он боится сделать что-то не так, из-за чего над ним будут смеяться. Застенчивость сродни закомплексованности. Даже если ребенка похвалят, он будет крайне смущен и захочет спрятаться от общего внимания. Причина в глубокой неуверенности в себе.

Интровертность

Все знают, что в зависимости от психологических особенностей люди делятся на интровертов и экстравертов. Большинство людей являются экстравертами – они нуждаются в общении и взаимодействии. Интроверты, наоборот, некомфортно чувствуют себя среди других и старательно избегают любого взаимодействия. Их внутренний мир надежно скрыт от посторонних. С такими людьми не очень комфортно и неинтересно. Поэтому люди избегают интровертов. Однако самую большую сложность среди других людей испытывают сами интроверты: им страшно, неудобно, тревожно. Интроверту комфортно в одиночестве или в очень ограниченной компании людей. Они полностью уверены в себе и своих силах, но просто не нуждаются в других.

Семья

Важным фактором, влияющим на общительность ребенка, являются внутрисемейные отношения. Ребенок самовыражается в первую очередь в семье. Если дома к нему прислушиваются, ценят его мнение, поощряют инициативу, то и в общении со сверстниками он будет стремиться к подобному обращению. Если же в семье его мнение никому не интересно, его не слушают и не пытаются понять, то и с ровесниками взаимоотношения не выстроятся.

Дети сторонятся тех, кто ведет себя агрессивно, разрешает конфликты дракой и обидными словами. Это обычная манера поведения детей, которые сами чего-то боятся. Такое поведение тоже формируется дома: так ведут себя в семье и люди «в телевизоре». И еще одна причина такого поведения: ребенок не знает, как выйти из неприятной ситуации, не умеет управлять своими эмоциями.

Порой у ребенка не развиты базовые навыки общения: он не умеет слушать, перебивает, грубит, когда ему делают замечания, и так далее. Привыкший к уступкам дома, он не в силах сдерживать себя и в коллективе, но вряд ли такой собеседник обрадует детишек.

Развиваем навыки общения у детей.

1. Демонстрируйте навыки социального взаимодействия.

Дети копируют наше поведение. Будьте всегда вежливы, демонстрируйте заботу о других людях, разговаривайте с родными и знакомыми, показывайте свою любовь, контролируйте свои эмоции.

2. Учите детей уважать других людей.

Объясняйте детям правила взаимодействия, учите делиться игрушками, уважать окружающих, не говорить плохо о друзьях. Простые правила вежливости – уступать другим место в транспорте, пропускать вперед девочку, открывать дверь, обращаться на Вы к старшим – должны формироваться в детстве.

3. Расширяйте круг общения детей.

Очень важно постоянно расширять круг общения своих детей. Сначала это семья, потом родственники, дети друзей, соседи. Знакомьте детей на детской площадке, отдайте ребенка заниматься в творческие студии. Важно, чтобы круг общения был разновозрастным, и дети легко общались как со сверстниками, так и со старшими по возрасту людьми.

4. Учите детей решать конфликты.

Учите детей решать спорные вопросы мирным путем. Хвалите ребенка за проявление дипломатичности. Не становитесь на сторону ребенка, не разобравшись в ситуации. Рассказывайте детям о своих переживаниях. Обсуждайте чувства ребенка и предполагаемые чувства других детей.

5. Создавайте условия для развития и реализации способностей детей.

Научите детей сознавать свои сильные и слабые стороны. Давайте ребенку возможность проявлять себя и свои способностей. Создавайте ситуации, в которых ребенок будет гордиться своими родными, близкими и друзьями.

Общительность – это способность, которую нужно формировать с детства. Этот родительский труд обязательно даст свои плоды и не раз порадует вас не только успехами своих детей, но и их заботой о близких.

Светлана Садова

Источник: http://www.ya-roditel.ru/parents/base/experts/problemy-obshcheniya-detey-so-sverstnikami-kto-vinovat-i-chto-delat/


Являются ли статус сверстников, качество дружбы и стабильность дружбы эквивалентными показателями социальной компетентности?

  • Аллен, Дж. П., Портер, М. Р., МакФарланд, Ф. К., Марш, П., и МакЭлхейни, К. Б. (2005). Два лица успеха подростков у сверстников: популярность подростков, социальная адаптация и девиантное поведение. Развитие ребенка, 76 (3), 747–760.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Ашер, С.Р., Паркер, Дж. Г. и Уокер, Д. Л. (1996). Как отличить дружбу от принятия: последствия для вмешательства и оценки. В В. М. Буковски, А. Ф. Ньюкомб и В. В. Хартуп (ред.), Компания, которую они составляют: Дружба в детстве и юности (стр. 366–405). Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Багвелл, К. Л., & Шмидт, М. Э. (2013). Дружба в детстве и юности .Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google Scholar

  • Баумингер, Н., Финци-Доттан, Р., Чейсон, С., и Хар-Эвен, Д. (2008). Близость в подростковой дружбе: роли привязанности, согласованности и самораскрытия. Журнал социальных и личных отношений, 25 (3), 409–428.

    Артикул Google Scholar

  • Берндт Т.Дж. (1982). Особенности и последствия дружбы в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка, 53 , 1447–1460.

    Артикул Google Scholar

  • Бигелоу, Б. Дж., И Ла Гайпа, Дж. Дж. (1975). Детские письменные описания дружбы: многомерный анализ. Психология развития, 11 (6), 857–858.

    Артикул Google Scholar

  • Бигелоу, Б.Дж., И Ла Гайпа, Дж. Дж. (1980). Развитие дружеских ценностей и выбора. В Х. К. Фут, А. Дж. Чепмен и Дж. Р. Смит (ред.), Дружба и социальные отношения у детей (стр. 15–44). Нью-Брансуик: Издатели транзакций.

    Google Scholar

  • Бишоп, Дж. А., & Индербитцен, Х. М. (1995). Принятие сверстников и дружба: исследование их отношения к самооценке. Журнал раннего отрочества, 15 (4), 476–489.

    Артикул Google Scholar

  • Боукер, Дж. К., и Эткин, Р. Г. (2014). Объясняет ли юмор, почему популярны относительно агрессивные подростки? Журнал молодежи и подростков, 43 , 1322–1332.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Брехвальд, В. А., и Принштейн, М. Дж. (2011). Помимо гомофилии: десятилетие достижений в понимании процессов влияния сверстников. Журнал исследований подросткового возраста, 21 (1), 166–179.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Браун Б. Б. и Лор М. Дж. (1987). Принадлежность к группе сверстников и самооценка подростков: интеграция теорий эго-идентичности и символического взаимодействия. Журнал личности и социальной психологии, 52 (1), 47–55.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Buhrmester, D. (1990). Близость дружбы, межличностные отношения и приспособление в подростковом и подростковом возрасте. Развитие ребенка, 61 (4), 1101–1111.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Буковски, В. М., Хоза, Б., и Бойвин, М.(1993). Популярность, дружба и эмоциональная адаптация в раннем подростковом возрасте. Новые направления развития ребенка, 60 , 23–37.

    Артикул Google Scholar

  • Буковски, В. М., Хоза, Б., и Бойвин, М. (1994). Измерение качества дружбы в до- и раннем подростковом возрасте: развитие и психометрические свойства шкалы качеств дружбы. Журнал социальных и личных отношений, 11 , 471–484.

    Артикул Google Scholar

  • Буковски В. М., Пиццамиглио М. Т., Ньюкомб А. Ф. и Хоза Б. (1996). Популярность как возможность для дружбы: связь между групповым и диадическим опытом. Социального развития, 5 (2), 189–202.

    Артикул Google Scholar

  • Карлсон, В., и Роуз, А. Дж.(2007). Роль взаимности в романтических отношениях в среднем и раннем подростковом возрасте, 53 (2), 262–290.

    Google Scholar

  • Силлессен, А. Х. Н., и Беллмор, А. Д. (2011). Социальные навыки и социальная компетентность во взаимодействии со сверстниками. В книге П. К. Смита и К. Х. Харта (ред.), Справочник Вили-Блэквелла по социальному развитию детей (стр.393–412). Оксфорд, Великобритания: Wiley-Blackwell.

    Google Scholar

  • Силлессен, А. Х. Н., Майё, Л., Ха, Т., де Брюн, Э. Х., и Ла Фонтана, К. М. (2014). Агрессивные эффекты приоритета популярности в раннем подростковом возрасте. Агрессивное поведение, 40 (3), 204–213.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Силлессен, А.Х. Н. и Роуз А. Дж. (2005). Понимание популярности в одноранговой системе. Текущие направления психологической науки, 14 (2), 102–105.

    Артикул Google Scholar

  • Кой, Дж. Д., Додж, К. А., и Коппотелли, Х. (1982). Размеры и типы социального статуса: возрастная перспектива. Психология развития, 18 , 557–571.

    Артикул Google Scholar

  • Крик, Н. Р. (1996). Роль явной агрессии, относительной агрессии и просоциального поведения в предсказании будущей социальной адаптации детей. Развитие ребенка, 67 (5), 2317–2327.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Кротерс, Л. М., Филд, Дж.Э. и Колберт Дж. Б. (2005). Управлять властью, контролем и быть милым: агрессия в дружбе девочек-подростков. Журнал консультирования и развития, 83 (3), 349–354.

    Артикул Google Scholar

  • Дауэс, М., и Се, Х. (2014). Роль цели популярности в поведении и статусе популярности подростков. Психология развития, 50 (2), 489–497.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • де Брюн, Э. Х., & Силлессен, А. Х. Н. (2006). Популярность в раннем подростковом возрасте: просоциальные и антисоциальные подтипы. Журнал исследований подростков, 21 (6), 607–627.

    Артикул Google Scholar

  • Дейкстра, Дж. К., Бергер, К., и Линденберг, С. (2011).Объясняют ли подростки выбор дружбы с помощью физической агрессии и агрессии в отношениях? Конкурирующие роли сетевых характеристик, пола и социального статуса. Агрессивное поведение, 37 (5), 417–429.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Дейкстра, Дж. К., Силлессен, А. Х. Н., и Борч, К. (2013). Популярность и подростковые сети дружбы: динамика выбора и влияния. Психология развития, 49 (7), 1242–1252.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Дейкстра, Дж. К., Силлессен, А. Х. Н., Линденберг, С., и Винстра, Р. (2010a). Однополая и кросс-гендерная симпатия: Связь с популярностью и повышением статуса: исследование TRAILS. Журнал раннего отрочества, 30 (6), 773–802.

    Артикул Google Scholar

  • Дейкстра, Дж. К., Силлессен, А. Х. Н., Линденберг, С., и Винстра, Р. (2010b). Купание в отраженной славе и ее пределах: почему подростки общаются с популярными сверстниками. Журнал исследований подросткового возраста, 20 (4), 942–958.

    Артикул Google Scholar

  • Дак, С.(1989). Социально грамотное общение и развитие отношений. В Б. Х. Шнайдере, Г. Аттили, Дж. Наделе, Б. Х. Шнайдере, Г. Аттили и Дж. Наделе (ред.), Социальная компетентность в перспективе развития (стр. 91–106). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Kluwer Academic / Plenum Publishers.

    Google Scholar

  • Фонзи А., Шнайдер Б. Х., Тани Ф. и Томада Г. (1997). Прогнозирование статуса дружбы детей на основе их диадического взаимодействия в структурированных ситуациях потенциального конфликта. Развитие ребенка, 68 (3), 496–506.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Форд, М. Э. (1982). Социальное познание и социальная компетентность в подростковом возрасте. Психология развития, 18 (3), 323–340.

    Артикул Google Scholar

  • Фурман, В., И Роббинс, П. (1985). В чем смысл? Проблемы при выборе целей лечения. В B. Schneider, K. Rubin, & J. Ledingham (Eds.), Отношения детей со сверстниками: проблемы оценки и вмешательства (стр. 41–54). Берлин: Springer.

    Google Scholar

  • Жилетта, М., Шольте, Р. Дж., Принштейн, М. Дж., Энгельс, Р. Э., Рабаглитти, Э., и Бурк, В. Дж. (2012). Контекст дружбы имеет значение: изучение специфики предметной области социализации алкоголя и депрессии среди подростков. Журнал аномальной детской психологии, 40 (7), 1027–1043.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Глик, Г. К., и Роуз, А. Дж. (2011). Предполагаемые ассоциации между приспособлением к дружбе и социальными стратегиями: Дружба как контекст для развития социальных навыков. Психология развития, 47 (4), 1117–1132.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Грайтемейер, Т., Мюгге, Д. О., и Боллерманн, И. (2014). Наличие отзывчивых друзей в Facebook влияет на удовлетворение психологических потребностей больше, чем наличие большого количества друзей в Facebook. Основы и прикладная социальная психология, 36 (3), 252–258.

    Артикул Google Scholar

  • Hartup, W.W. (1996). Компания, которую они составляют: дружба и их значение для развития. Развитие ребенка, 67 (1), 1–13.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Хоули, П. Х. (2003). Просоциальные и принудительные конфигурации управления ресурсами в раннем подростковом возрасте: пример хорошо адаптированного макиавеллиста. Merrill-Palmer Quarterly, 49 (3), 279–309.

    Артикул Google Scholar

  • Ярвинен, Д. У., и Николлс, Дж. Г. (1996). Социальные цели подростков, представления о причинах социального успеха и удовлетворение в отношениях со сверстниками. Психология развития, 32 , 435–441.

    Артикул Google Scholar

  • Джонсон, Х. Д., Вернли, М. А., и ЛаВой, Дж.С. (2013). Ситуативные, межличностные и внутриличностные характерные ассоциации с подростковым прощением конфликтов. Журнал генетической психологии, 174 (3), 291–315.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Кэпплер, А. К., & Эрат, С. А. (2016). Связь социальной тревожности с социальной компетентностью в раннем подростковом возрасте: физиологические и справляющиеся модераторы. Журнал аномальной детской психологии, .DOI: 10.1007 / s10802-016-0173-5.

    Google Scholar

  • ЛаФонтана, К. М., и Силлессен, А. Х. Н. (1999). Межличностное восприятие детей в зависимости от социометрической популярности и популярности среди сверстников. Журнал генетической психологии, 160 (2), 225–242.

    Артикул Google Scholar

  • ЛаФонтана, К.М., и Силлессен А. Х. Н. (2010). Изменения в развитии приоритета воспринимаемого статуса в детстве и подростковом возрасте. Социального развития, 19 (1), 130–147.

    Артикул Google Scholar

  • Ларсон, Дж. Дж., Уиттон, С. У., Хаузер, С. Т., и Аллен, Дж. П. (2007). Быть близким и общительным: оценки сверстниками отдельных аспектов социальной компетентности молодых людей. Журнал оценки личности, 89 (2), 136–148.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Макэвой, Дж. П., и Ашер, С. Р. (2012). Когда друзья разочаровываются: реакция мальчиков и девочек на нарушение дружеских ожиданий. Развитие ребенка, 83 (1), 104–119.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Mayeux, L., Сандстром, М. Дж., И Силлессен, А. Х. Н. (2008). Быть популярным — рискованное занятие? Журнал исследований подросткового возраста, 18 (1), 49–74.

    Артикул Google Scholar

  • Монахан, К. К., и Стейнберг, Л. (2011). Акцентирование индивидуальных различий в социальной компетентности при переходе к подростковому возрасту. Журнал исследований подросткового возраста, 21 (3), 576–585.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Оден, С., и Ашер, С. Р. (1977). Обучение детей социальным навыкам для создания дружбы. Развитие ребенка, 48 , 495–506.

    Артикул Google Scholar

  • Паркер Дж. Г. и Ашер С. Р. (1993). Качество дружбы и дружбы в среднем детстве: связи с принятием группы сверстников и чувствами одиночества и социальной неудовлетворенности. Психология развития, 29 (4), 611–621.

    Артикул Google Scholar

  • Parkhurst, J. T., & Hopmeyer, A. (1998). Социометрическая популярность и популярность, воспринимаемая сверстниками: два различных измерения статуса сверстников. Журнал раннего отрочества, 18 (2), 125–144.

    Артикул Google Scholar

  • Piaget, J.(1965). Моральное суждение ребенка . Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Google Scholar

  • Poulin, F., & Chan, A. (2010). Стабильность дружбы и перемены в детстве и юности. Обзор развития, 30 (3), 257–272.

    Артикул Google Scholar

  • Поуэлс, Дж. Л., Лансу, Т. А. М., & Силлессен, А. Х. Н. (2016). Роли участников издевательств в подростковом возрасте: характеристики статуса, социальное поведение и критерии назначения. Агрессивное поведение, 42 , 239–253.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Принштейн, М. Дж. (2007). Модераторы заражения сверстниками: продольное исследование социализации депрессии между подростками и их лучшими друзьями. Журнал клинической детской и подростковой психологии, 36 (2), 159–170.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Пакетт, М. Б., Варго Айкинс, Дж., И Силлессен, А. Х. Н. (2008). Модераторы связи между агрессивностью в отношениях и предполагаемой популярностью. Агрессивное поведение, 34 (6), 563–576.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Рью, Л., Архарт, К. Л., Джонсон, К., и Споден, М. (2015). Изменения этнической идентичности и компетентности у среднего подростка. Журнал транскультурного сестринского дела, 26 (3), 227–233.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Роуз, А. Дж., И Ашер, С. Р. (1999). Детские цели и стратегии в ответ на конфликты в дружбе. Психология развития, 35 (1), 69–79.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Роуз, А. Дж., Глик, Г. К., и Смит, Р. Л. (2011). Популярность и пол: две культуры мальчиков и девочек. В A. H. N. Cillessen, D. Schwartz, & L. Mayeux (Eds.), Популярность в системе сверстников (стр. 103–122). Нью-Йорк: Гилфорд.

    Google Scholar

  • Роуз, А. Дж., Смит, Р. Л., Глик, Г.К., и Шварц-Метте, Р. А. (2016). Обсуждение проблем мальчиков и девочек: влияние на эмоциональную близость в дружбе. Психология развития, 52 (4), 629–639.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Роуз, А. Дж., Свенсон, Л. П., и Уоллер, Э. М. (2004). Открытая и относительная агрессия и предполагаемая популярность: различия в развитии одновременных и предполагаемых отношений. Психология развития, 40 (3), 378–387.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Роуз-Краснор, Л. (1997). Природа социальной компетентности: теоретический обзор. Социального развития, 6 , 111–135.

    Артикул Google Scholar

  • Розенберг, М.О. (1979). Познание себя . Нью-Йорк: Основные книги.

    Google Scholar

  • Роуселл, Х. К., Чиаррочи, Дж., Хевен, П. К. Л., Дин, Ф. П. (2014). Роль навыка идентификации эмоций в формировании мужской и женской дружбы: продольное исследование. Журнал подросткового возраста, 37 (2), 103–111.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Рубин, К.Х., Буковски В. М. и Лаурсен Б. (ред.). (2011). Справочник по взаимодействию, отношениям и группам сверстников . Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google Scholar

  • Шмидт, М. Э., и Багвелл, К. Л. (2007). Защитная роль дружбы в отношении мальчиков и девочек, подвергшихся явным и относительным жертвам. Merrill-Palmer Quarterly, 53 (3), 439–460.

    Артикул Google Scholar

  • Шнайдер, Б.(2016). Детская дружба и отношения со сверстниками: Друзья и враги . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

  • Шварц-Метте, Р. А., и Роуз, А. Дж. (2012). Совместная работа опосредует распространение симптомов интернализации в дружеских отношениях между молодыми людьми. Психология развития, 48 (5), 1355–1365.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Шварц-Метте, Р.А., и Смит, Р. Л. (2016). Когда совместная работа способствует заражению депрессией в подростковых дружеских отношениях? Изучение внутриличностных и межличностных факторов. Журнал клинической детской и подростковой психологии, . DOI: 10.1080 / 15374416.2016.1197837.

    PubMed Google Scholar

  • Селман Р. Л. (1980). Рост межличностного понимания . Орландо: Academic Press.

    Google Scholar

  • Смит, Р.Л. и Роуз А. Дж. (2011). «Цена заботы» в молодежных дружеских отношениях: учет ассоциаций между принятием социальной точки зрения, совместными действиями и сопереживанием бедствию. Психология развития, 47 (6), 1792–1803.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Салливан, Х. С. (1953). Межличностная теория психиатрии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

  • Томас К. К. и Боукер Дж. К. (2013). Исследование желаемых дружеских отношений в раннем подростковом возрасте. Журнал раннего отрочества, 33 (6), 867–890.

    Артикул Google Scholar

  • Урберг, К. А., Луо, К., Пилигрим, К., & Дегирменчиоглу, С. М. (2003). Двухэтапная модель влияния сверстников на употребление психоактивных веществ подростками: индивидуальные и связанные с отношениями различия в восприимчивости к влиянию. Addictive Behaviors, 28 (7), 1243–1256.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • ван ден Брук, Н., Дойц, М. Х. Ф., Шоневельд, Э. А., Бурк, В. Дж., И Силлессен, А. Х. Н. (2015). Поведенческие корреляты приоритета популярности в подростковом возрасте. Журнал молодежи и подростков, . DOI: 10.1007 / s10964-015-0352-7.

    PubMed Google Scholar

  • Ванделл, Л., & Хембри, С. Э. (1994). Социальный статус сверстников и дружба: независимые факторы, способствующие социальной и академической адаптации детей. Merrill-Palmer Quarterly, 40 (4), 461–477.

    Google Scholar

  • Ваннатта К., Гартштейн М. А., Целлер М. и Нолл Р. Б. (2009). Принятие сверстников и социальное поведение в детстве и подростковом возрасте: насколько важны внешний вид, атлетизм и академическая компетентность? Международный журнал поведенческого развития, 33 (4), 303–311.

    Артикул Google Scholar

  • Веттер, Н. К., Лейпольд, К., Клигель, М., Филлипс, Л. Х., и Альтгассен, М. (2013). Постоянное развитие социального познания в подростковом возрасте. Детская нейропсихология, 19 (6), 615–629.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Варго Айкинс, Дж., И Литвак, С. Д.(2011). Просоциальные навыки, социальная компетентность и популярность. В A. H. Cillessen, D. Schwartz, & L. Mayeux (Eds.), Популярность в системе сверстников (стр. 140–162). Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google Scholar

  • Социометрический статус сверстников | Подростковая психология

    Социометрический статус сверстников

    Статус подростка среди сверстников будет влиять на их членство в группах сверстников и их способность заводить друзей. Социометрический статус — это измерение, которое отражает степень, в которой кто-то нравится или не нравится его сверстникам как группе. В психологии развития эта система использовалась для изучения статуса детей в группах сверстников, его стабильности во времени, характеристик, которые его определяют, и долгосрочных последствий популярности или неприятия сверстниками.

    Наиболее часто используемая социометрическая система, разработанная Кои и Додж (1988), просит детей оценить, насколько им нравится или не нравится каждый из своих одноклассников, и использует эти ответы, чтобы разделить их на пять групп.

    Рисунок 11.3.1. Социометрические статусы сверстников.

    Популярные подростка — это те подростки, которые нравятся многим их сверстникам и не нравятся немногим. Эти люди обладают навыками социального взаимодействия и поддерживают позитивные отношения со сверстниками. Они склонны к сотрудничеству, дружелюбны, общительны и чувствительны к другим. Они способны быть напористыми, но не агрессивными, поэтому могут получать то, что хотят, не причиняя вреда другим. Среди этой группы могут быть разные уровни популярности:

    • Приняты подростка — самая распространенная подгруппа среди популярных.Хотя в целом их любят, они не так притягательны, как очень популярные дети.
    • Очень популярны подростки очень харизматичны и привлекают к себе сверстников.

    Отклонено подростка считаются отклоненными, если они получили много отрицательных и мало положительных номинаций. У этих людей часто низкая успеваемость и больше проблем с поведением в школе. Они также подвержены более высокому риску преступного поведения и юридических проблем. У этих детей чаще диагностируют СДВГ, расстройство поведения и злоупотребление психоактивными веществами.Они, как правило, изолированы, одиноки и подвержены риску депрессии. Отвергнутую молодежь можно разделить на два типа:

    • Агрессивно отвергнутые подростка демонстрируют враждебное и угрожающее поведение, физически агрессивны и деструктивны. Они могут запугивать других, отказываться от дружбы, игнорировать и исключать других. В то время как им не хватает, они склонны переоценивать свою социальную компетентность.
    • Исключено-отвергнуто подростка социально замкнуты, насторожены, робки, тревожны в социальных ситуациях и неуверенны.Они рискуют подвергнуться издевательствам.

    Лица, которые нравятся многим сверстникам, но также не нравятся многим, обозначаются как спорных . Эта группа может обладать характеристиками как популярной, так и отвергнутой группы. Эти люди, как правило, агрессивны, деструктивны и склонны к гневу. Однако они также могут быть кооперативными и социальными. Они часто социально активны и являются хорошими лидерами группы. Их сверстники часто считают их высокомерными и снобистами.

    пренебрежения подростка считаются брошенными, если они получили несколько положительных или отрицательных номинаций.Эти дети не особенно нравятся или не нравятся сверстникам и, как правило, остаются незамеченными. В результате они могут быть изолированы и особенно избегать конфронтации или агрессивных взаимодействий. Эта группа, как правило, преуспевает в учебе.

    Наконец, из человек в среднем назначают подростков, потому что они получают среднее количество как положительных, так и отрицательных номинаций. Они нравятся небольшой группе сверстников, но не очень многим.

    Рисунок 11.3.2. Социометрические статусы и характеристики сверстников.

    Популярность

    Что делает подростка популярным? На популярность влияют несколько физических, когнитивных и поведенческих факторов. Во-первых, подростки, которых считают физически привлекательными, обычно более популярны среди сверстников. Когнитивные качества тоже имеют значение. Люди, которые демонстрируют более высокий интеллект и преуспевают в учебе, обычно нравятся больше. Кроме того, предпочтение отдается тем, кто может взглянуть на чужую точку зрения и продемонстрировать навыки решения социальных проблем.Подростки, которые могут управлять своими эмоциями и вести себя соответствующим образом, получают более высокий статус. Наконец, подросткам нравятся уверенные в себе сверстники, но не тщеславные.

    Вмешательства

    Что можно сделать, чтобы помочь тем подросткам, которых не любят? Для забытых подростков обучение социальным навыкам и поощрение их к участию в различных мероприятиях может помочь им стать замеченными сверстниками и завести друзей. Отвергнутые подростки могут нуждаться в поддержке, чтобы помочь справиться с гневом, преодолеть тревогу и справиться с депрессией.Эта группа также может извлечь пользу из обучения социальным навыкам, чтобы научиться социальной компетентности и обрести уверенность.

    границ | Теория разума и социометрический статус сверстников: опосредующая роль социального поведения

    Введение

    Теория разума (ToM) — это общепринятое выражение, обозначающее особую человеческую способность делать выводы и дифференцировать собственные психические состояния и состояния других. Эти знания позволяют людям предсказывать и объяснять человеческое поведение и в целом понимать связь между содержанием разума и действием (Flavell, 2004).Хотя предшественники выявляются в очень молодом возрасте (Bellagamba et al., 2012; Yott and Poulin-Dubois, 2016), официальной отправной точкой для получения ToM является возраст от 3 до 5 лет (Camaioni, 1995). Большинство четырехлетних детей успешно сдают задания первого порядка на основе ложных убеждений, показывая, что они способны удерживать в своем собственном сознании знание реальности и осознавать, что у человека может быть ложное убеждение (Walker and Murachver, 2012 ). В начальной школе достигается вторая ступень развития: рассуждение второго порядка.К 9–10 годам большинство детей делают вывод о том, что думает один человек о том, что думает другой человек (Miller, 2009).

    Как развитие более продвинутых способностей чтения мыслей от дошкольного до школьного возраста может повлиять на социальную жизнь детей и стимулировать эффективные формы взаимодействия с одноклассниками, было самой популярной темой среди исследований за последние три десятилетия (метаанализ см. В Slaughter et al. др., 2015). В них социометрический подход, который касается оценки сверстниками того, насколько дети нравятся или не нравятся одноклассникам, обычно использовался для построения сложной картины социальных взаимодействий в школе и определения статуса сверстников.В частности, этот подход, предложенный Пири (1979) и пересмотренный позже (Coie et al., 1982; Newcomb and Bukowski, 1983), определяет межличностное функционирование каждого ученика с точки зрения социального воздействия и социальных предпочтений. Оба они являются результатом положительных (как большинство) и отрицательных (как минимум) номинаций, выдвинутых для каждого ребенка его / его одноклассниками. Однако социальное предпочтение получается путем вычитания номинаций с наименьшим количеством понравившихся из номинаций с наибольшим количеством симпатий, что указывает на симпатию ребенка.Дети, получившие более положительные и более низкие отрицательные номинации, получают высокий индекс социальных предпочтений и классифицируются как популярные дети. И наоборот, дети с низким индексом социальных предпочтений, когда отрицательные назначения превосходят положительные, считаются отвергнутыми их сверстниками.

    Социальное воздействие определяется суммированием обоих типов номинаций и отражает степень, в которой ребенка замечают или видят в группе сверстников (Bellmore et al., 2010). В случае высокого социального воздействия это означает, что одноклассники любят и не любят детей.Их обычно называют противоречивыми детьми. Когда и положительных, и отрицательных номинаций мало, получается низкий социальный эффект. Это случай детей, о которых не заботятся и не замечают их одноклассники (Bellmore et al., 2010).

    Предыдущие исследования показали неоднозначные результаты о связи между пониманием психических состояний и статусом сверстников. В большинстве из них, в которых участвуют как дошкольники, так и дети школьного возраста, навыки ToM положительно и существенно связаны с популярностью среди сверстников (Banerjee and Watling, 2005; Braza et al., 2009; Banerjee et al., 2011; Caputi et al., 2012; Финк и др., 2014, 2015). В других исследованиях не сообщалось о значимых и одновременных корреляциях (Slaughter et al., 2002; Diesendruck and Ben-Eliyahu, 2006), даже с учетом возраста и вербальных способностей (Watson et al., 1999; Flynn and Whiten, 2012). Недавний метаанализ, проведенный Slaughter et al. (2015) пролили свет на эту тему, проанализировав 20 различных исследований с детьми в возрасте от 3 до 10 лет. Авторы обнаружили, что способность детей понимать психическое состояние других положительно зависит от их одновременной популярности среди сверстников.У мальчиков эта ассоциация слабее, чем у девочек, при этом разницы в возрасте не обнаружено. Средние величины эффекта для когорт детей дошкольного и школьного возраста идентичны (rs = 0,18) и являются статистически значимыми. Однако следует сказать, что правильное выполнение детьми заданий ToM составляет около 4% дисперсии в популярности сверстников. Как предполагают авторы метаанализа, этот небольшой эффект может быть связан с наличием других факторов — когнитивных, личностных, физических и поведенческих — которые влияют на социометрический статус детей.Баденес и др. (2000) ранее осознали, как влияние способностей ToM на статус сверстников может зависеть от просоциальной мотивации. Кроме того, в этом метаанализе роль вербальных способностей не рассматривалась, даже если в литературе это хорошо установленный коррелят ToM (для метаанализа см. Milligan et al., 2007). Настоящее исследование направлено на преодоление ограничений, описанных в метаанализе, тестирование влияния социального поведения на связь между ToM и социальными предпочтениями и социальным воздействием, контроль языковых способностей, пола и возраста.

    Социальное поведение — это общий термин, обозначающий набор форм поведения, которым дети подвергаются во время социальных взаимодействий. В этом исследовании мы сосредоточили внимание на трех группах поведения — просоциальном, интернализирующем и экстернализирующем, — которые оказались связаны с индексами, полученными в результате положительных и отрицательных номинаций (LaFontana and Cillessen, 2002; Lease et al., 2002; Keane and Calkins, 2004; Хорнер и др., 2010). Просоциальное поведение определяется Eisenberg et al. (2006) как «добровольное и преднамеренное поведение, направленное на пользу других», включает помощь, совместное использование и заботу.Интернализирующее поведение и экстернализирующее поведение концептуализируются как две широкие категории проблемного поведения, ключевой особенностью которых являются трудности в регулировании эмоций. Если тенденция замкнуться и принять внутренний дистресс является признаком интернализирующего поведения (например, тревога, депрессия, застенчивость, соматические симптомы), то склонность направлять и разыгрывать дистресс характеризует внешнее поведение (например, агрессивность, нарушение правил, правонарушение) (Hatoum et al., 2018).

    Прошлые исследования в значительной степени документально подтвердили, как социальное поведение предопределяет степень, в которой ребенок нравится или не нравится одноклассникам в разном возрасте (LaFontana and Cillessen, 2002; Lease et al., 2002; Кин и Калкинс, 2004 г.). Ученики с более высокими социальными предпочтениями ведут себя более просоциально, выглядят более общительными и менее агрессивными и достигают лучших результатов в учебе, чем ученики с более низкими социальными предпочтениями. Более недавнее исследование (Horner et al., 2010) подтвердило предыдущие результаты, используя проблемы, о которых сообщали сверстники (например, явная и относительная агрессия и импульсивность), и оценки просоциального поведения среди детей младшего школьного возраста. Авторы обнаружили, что более высокие номинации с наименьшим количеством лайков часто более положительно связаны с проблемным поведением и отрицательно с просоциальным поведением по сравнению с более высокими номинациями с наибольшим количеством лайков.Популярный статус (более высокие номинации с наибольшим количеством лайков, чем номинации с наименьшим количеством лайков) положительно связан с просоциальным поведением и отрицательно со всеми показателями проблемного поведения. Противоречивая категория (как номинация с наибольшим, так и с наименьшим количеством лайков) положительно связана как с проблемным поведением, так и с просоциальностью. Противоположная картина наблюдается среди детей, которым не уделяется должного внимания (номинации как с низким, так и с наименьшим количеством лайков).

    На основании вышеупомянутых исследований статуса сверстников и социального поведения (LaFontana and Cillessen, 2002; Lease et al., 2002; Кин и Калкинс, 2004; Horner et al., 2010) и предшествующие эмпирические данные из литературы ToM (Badenes et al., 2000; Fink et al., 2014, 2015, Slaughter et al., 2015), мы выдвинули гипотезу о модели, в которой способность ToM будет положительно влияют на просоциальное поведение и социальные предпочтения и отрицательно на социальное поведение, различая просоциальное, интернализирующее и экстернализирующее поведение. Кроме того, была протестирована посредническая роль социального поведения в отношении ToM и социального воздействия и социальных предпочтений.

    Материалы и методы

    Участники

    Сто семьдесят семь детей составили окончательную выборку исследования (87 девочек; возрастной диапазон = 8–11 лет; средний возраст = 9 лет и 7 месяцев; SD = 6 месяцев). Они посещали четвертый и пятый классы (всего 10 классов; размер классов составлял от 18 до 23 учеников) трех начальных школ в районах среднего класса большого города в центре Италии. Все учащиеся, включенные в исследование, говорили на итальянском как на родном, и ни у одного из них не было недостатков в познании, языке и обучении, а также не было специального образования или речевых / языковых услуг.Вся эта информация предоставлена ​​учителями. В них не проводилась непосредственная проверка способностей детей, но в случае диагноза он устанавливался медицинской / психологической целевой группой, а затем передавался учителям для планирования конкретного вмешательства в школе.

    Процедура

    Детей набирали путем отправки информационного листа об исследовательском проекте и формы согласия директорам начальных школ и родителям всех зачисленных учеников. Добившись добровольного согласия, было проведено два индивидуальных занятия, во время которых способности учеников были индивидуально проверены научным сотрудником-женщиной, обученным первым автором.В целом, два занятия длились около 50 минут и проводились в тихом районе школы, предоставленном директорами. Для каждого ребенка два теста проводились с разницей более чем в 2 недели друг от друга.

    Теория умственных способностей была оценена на занятии 1 с помощью кратких рассказов. Каждая история и связанные с ней вопросы были представлены на листе, который предлагался ребенку с просьбой следовать, когда научный сотрудник зачитывает рассказ вслух. Только пятеро детей должны были сами прочитать сказки.Сессия 2 была посвящена оценке вербальных способностей детей и выполнению задания по номинации сверстников.

    Учителей, которые провели с учениками по крайней мере последние 2 года, было предложено заполнить анкету, исследующую просоциальное, интернализирующее и экстернализирующее поведение. Всего было задействовано 10 учителей, по одному на каждый класс. Таким образом, каждый ученик оценивался один раз одним учителем.

    Меры

    Теория разума

    Версия рассказов, представленная Джини (2006), была адаптирована для исследования способности детей делать выводы о внутренних состояниях.Рассказы не являются полностью оригинальными, но они представляют собой перевод «Странных историй», разработанных Хаппе (1994) и использованных Саттоном и др. (1999). Всего было администрировано 10 историй. Половина из них называется когнитивными историями, потому что они проверяют способность делать выводы об эпистемических ментальных состояниях (убеждениях, намерениях и мыслях), которых придерживаются главные герои рассказа. Остальные половины рассказов помечены как эмоциональные и включают понимание неэпистемических психических состояний. В частности, эмоциональные истории используют способность отличать действительно испытываемые эмоции от эмоций, которые главный герой выражает другим персонажам.Только для эмоциональных историй участникам были представлены изображения лиц, выражающих различные эмоции (например, счастье, печаль, гнев и нейтральное лицо), чтобы помочь им с их ответами.

    За каждым рассказом следует контрольный вопрос, цель которого — проверить, понял ли ребенок реальное состояние событий, рассказанных в рассказах, и 2 экспериментальных вопроса, оценивающих понимание психических состояний или эмоций (подробности см. В Приложении) . Контрольные вопросы задаются перед экспериментальными.Если на контрольные вопросы даны неправильные ответы, способности ToM не оцениваются. Для экспериментальных вопросов дети получают 0 баллов, если они не отвечают на вопрос, 1, если их ответ неправильный, 2, если они отвечают правильно, но без упоминания психического состояния, и 3, если они дают полный ответ, включающий ссылку на внутреннее состояние. Как утверждает Джини (2006) в своем исследовании, рассказы кажутся подходящими и достоверными для учеников начальной школы.

    Два независимых эксперта закодировали все ответы (Каппа Коэна для 20% детей была 0.93). Когда возникла спорная оценка, третий независимый оценщик помог разрешить сомнения. Общий балл был получен путем суммирования баллов за рассказ (от 0 до 30).

    Социальное поведение

    Итальянская версия Опросника для определения силы и трудностей (SDQ — ITA; Goodman et al., 1998) состоит из 25 пунктов, которые разделены на 5 подшкал, каждая из которых состоит из 5 пунктов. Анкета охватывает эмоциональные проблемы, проблемы с поведением, проблемы с гиперактивностью, проблемы со сверстниками и просоциальное поведение.Каждый элемент оценивается в трехбалльном формате Лайкерта (0 = неверно, 1 = в некоторой степени верно и 2 = безусловно верно). По предложению Goodman et al. (2010) для анализа выборок с низким уровнем риска были приняты более широкие шкалы интернализации и экстернализации SDQ. Сумма эмоциональных субшкал и субшкал равных составляет шкалу интернализации (диапазон 0–20), в то время как субшкалы гиперактивности и поведения позволяют получить шкалу экстернализации (диапазон 0-20). Склонность детей действовать просоциально оценивается по шкале просоциальности.SDQ — ITA был передан учителям. Анализ надежности по трем субшкалам показал приемлемые уровни внутренней согласованности (α Кронбаха = 0,75 для интернализирующего поведения; α Кронбаха = 0,80 для экстернализирующего поведения; α Кронбаха = 0,86 для просоциального поведения).

    Язык восприятия

    Итальянская версия словарного теста Пибоди в картинках — пересмотренная (PPVT — R, Stella et al., 2000) предназначена для обучения детей пониманию устных слов на итальянском языке.Необработанные баллы использовались во всех анализах.

    Измерение статуса однорангового узла

    Статус сверстников для детей определялся в соответствии с методологической рекомендацией Coie and Dodge (1983) и с применением тех же процедур, что и в Slaughter et al. (2002). В частности, дети должны были назначить трех одноклассников, которые им нравились (как и большинство номинаций), и трех одноклассников, которые им не нравились (как наименее назначенные), проводящих время на перемене, соответственно. После стандартизации баллов в номинациях «наибольшее и наименьшее количество понравившихся» для каждого ребенка в каждой классной группе эти индексы позволяют рассчитать балл социальных предпочтений (SP) и балл социального воздействия (SI), которые, в свою очередь, необходимо стандартизировать.SP определяется по номинациям, которые нравятся больше всего, и по номинациям, которые меньше всего нравятся, тогда как SI определяется путем суммирования обоих видов номинаций.

    Статистический анализ

    Предварительный анализ проводился с использованием SPSS 19.00 для Windows. Были вычислены двумерные корреляции между ключевыми переменными исследования. Для проверки наших гипотез использовался надежный метод оценки максимального правдоподобия в LISREL 8.7 с синтаксисом SIMPLIS (Jöreskog and Sörbom, 1993). Качество гипотетической модели определялось значениями как абсолютных, так и дополнительных индексов соответствия.В частности, критерий хи-квадрат, который не должен быть значимым, и среднеквадратичная ошибка аппроксимации (RMSEA), значение которой будет равно 0,06 или меньше, представляют собой наиболее широко известные абсолютные индексы и были приняты в текущем исследовании. . Среди инкрементальных индексов соответствия были рассмотрены сравнительный индекс соответствия (CFI) и ненормированный индекс соответствия (NNFI). Модели с CFI, равным 0,95 или выше, и NNFI, равным или превышающим 0,90, считаются приемлемыми (подробнее о критериях отсечения для индексов соответствия см. Hu and Bentler, 1999).

    Результаты

    Предварительный анализ

    В таблице 1 представлены средние и стандартные отклонения для каждой истории, измерения, полученные из SDQ, и восприимчивый язык, рассматриваемый как полная выборка, тогда как корреляции между переменными, измеренными в исследовании, были вставлены в таблицу 2. ToM был положительно и значительно связан с возрастом, вербальными способностями, просоциальностью и социальными предпочтениями, а также негативно как с интернализирующим, так и с экстернализирующим поведением. Положительные и весьма значимые корреляции были обнаружены между интернализирующим и экстернализирующим поведением, а также между просоциальностью и вербальными способностями.Гендер был положительно связан с просоциальностью и отрицательно с языком и экстернализирующим поведением. Социальные предпочтения были отрицательно и существенно связаны с интернализирующим и экстернализирующим поведением. Была обнаружена отрицательная корреляция между просоциальностью и проблемным поведением (как интернализацией, так и экстернализацией). Наконец, социальное воздействие положительно и значимо коррелирует с экстернализирующим поведением.

    ТАБЛИЦА 1. Средства и стандартные отклонения для социального поведения, восприимчивого языка и историй с учетом их базовых концептуальных знаний.

    ТАБЛИЦА 2. Моментные корреляции произведения Пирсона для переменных, измеренных в исследовании ( N = 177), пола (фиктивная переменная, где девочки имеют более высокие оценки, чем мальчики) и возраста.

    ToM, Социальное поведение и социометрический статус: прямые эффекты

    Были указаны пути от ToM к просоциальному поведению, социальным предпочтениям и социальному воздействию (ожидаются положительные ассоциации), а также к интернализирующему и экстернализирующему поведению (ожидаются отрицательные ассоциации).Кроме того, просоциальное и проблемное поведение подвергалось регрессу в зависимости от социальных предпочтений и социального воздействия. Влияние возраста, пола и речевых способностей также контролировалось для всех переменных, включенных в предполагаемую модель. Модель хорошо подходит, MLR: χ 2 (6) = 2,72, p = 0,84, RMSEA = 0,000, CFI = 1,00, NNFI = 1,08. Как можно видеть на рисунке 1, все контрольные переменные были положительно связаны с ToM. Просоциальное поведение отрицательно предсказывалось интернализацией и экстернализацией поведения, а положительно — полом, возрастом и ToM.Интернализирующее поведение было положительно связано с экстернализирующим поведением и возрастом, а отрицательно — с ToM. Отрицательные пути от экстернализирующего поведения были обнаружены в просоциальном поведении, гендере и ToM. Социальные предпочтения были положительно связаны с ToM и отрицательно с экстернализирующим поведением. Наконец, положительные пути были получены в результате социального воздействия, ToM и экстернализирующего поведения.

    РИСУНОК 1. Модель траектории прямого воздействия. ToM, теория разума; IB — интернализирующее поведение; EB, экстернализирующее поведение; ПБ — просоциальное поведение; SP — социальные предпочтения; SI, социальное воздействие.Несущественные пути регрессии не показаны.

    ToM и социальный статус: посредническая роль социального поведения

    Для того, чтобы приступить к исследованию модели опосредования, требовалось три условия: (1) прямое влияние предиктора (ToM) на медиаторов (просоциальное, интернализирующее и экстернализирующее поведение, соответственно) и (2) на переменные результата. (социальные предпочтения и социальное воздействие, соответственно) и (3) прямое влияние посредника на переменные результата (подробнее см. Baron and Kenny, 1986; Kenny and Judd, 2014).Эти три условия были выполнены только для экстернализирующего поведения. Таким образом, мы проверили посредническую роль экстернализирующего поведения на связи между ToM и социальными предпочтениями и социальным воздействием, с учетом возраста, пола и вербальных способностей. Для этого был проведен тест Собела (MacKinnon et al., 1995), который показал значительный эффект экстернализирующего поведения в опосредовании связи между ToM и социальным воздействием ( z = -2,16, p <0,05). Опосредованный эффект составил 28% от общего воздействия ToM на социальное воздействие.

    Результаты также показали, что косвенное влияние ToM на социальные предпочтения через экстернализирующее поведение было очень близко к статистической значимости ( z = 1,94, p = 0,052).

    Обсуждение

    Настоящее исследование было разработано для проверки опосредующей роли социального поведения, описываемого просоциальным, интернализирующим и экстернализирующим поведением, во взаимосвязи между ToM и социометрическим статусом с точки зрения социальных предпочтений и социального воздействия. Результаты показывают, что способность детей читать мысли является важным предиктором как социальных предпочтений, так и социального воздействия, с учетом возраста, восприимчивого языка и пола.Этот вывод дополняет широкий спектр исследований (Hughes, Leekam, 2004; Slaughter et al., 2015; Imuta et al., 2016; Longobardi et al., 2016), подчеркивающих, как ToM существенно влияет на повседневный социальный опыт и взаимодействие детей.

    При анализе опосредующей роли социального поведения критериям соответствовало только экстернализирующее поведение. ToM был негативно связан с социальным воздействием из-за низких оценок по шкале экстернализирующего поведения. Эта проблема, по-видимому, соответствует статусу запущенности и тому, что о них известно в литературе (Nelson et al., 2009). В целом, безнадзорные дети не вызывают активной неприязни со стороны одноклассников, как это бывает с отвергнутыми детьми, которые проявляют агрессивное и деструктивное поведение (Cantrell and Prinz, 1985). Напротив, безнадзорных детей просто не замечают. Их поведение в школе отличается низким уровнем как общительности, так и агрессивности (Newcomb et al., 1993), что приводит к тому, что безнадзорных детей не замечают в классе. В некоторых исследованиях социальная замкнутость, которую проявляют безнадзорные дети, объясняется их застенчивостью или слабым интересом к дружбе (Gifford-Smith and Brownell, 2003; Sette et al., 2017). Наше исследование, по-видимому, предполагает, что дети без присмотра обладают способностями к чтению мыслей, которые должны позволять им поддерживать социальные отношения. Однако, как это хорошо задокументировано в литературе, навыки ToM необходимы, но недостаточны для социальной жизни (Astington, 2003; Lonigro et al., 2014). Следовательно, какие другие социально-когнитивные и личностные переменные могут влиять на социальное поведение беспризорных детей, необходимо изучить в дальнейших исследованиях.

    Наше исследование также показало, что посредничество приближается к значимости между ToM и социальными предпочтениями через экстернализацию поведения.Хотя требуются дальнейшие исследования, этот вопрос соответствует тому, что хорошо известно в литературе о популярном статусе и навыках ToM (Gifford-Smith and Brownell, 2003; Banerjee et al., 2011). В целом популярные дети часто демонстрируют сложные социально-когнитивные способности и более высокий уровень сотрудничества и поддержки, чем все другие одноклассники, классифицированные как отвергнутые, противоречивые и брошенные. По этим причинам они очень ценятся другими учениками.

    Подводя итог, более низкие оценки по шкале экстернализирующего поведения, по-видимому, являются определяющими, в сочетании с хорошими показателями в историях ToM, на более высокую симпатию и меньшую заметность.Однако мы полагаем, что другие переменные, лежащие в основе социально-когнитивных способностей (например, аффективная эмпатия) и личностных характеристик (например, открытость опыту или общительность), могут влиять на количество номинаций, которые нравятся больше всего и меньше всего нравятся. Эти возможности могут быть изучены в будущих исследованиях. Более того, в отличие от наших гипотез, как интернализирующее, так и просоциальное поведение не влияли на связь между ToM и социометрическим статусом сверстников. При оценке социального поведения был принят отчет учителя, а социометрический статус был получен на основе кандидатур учащихся.Хотя учителя проводят много времени со своими учениками, они могут не иметь исчерпывающего доступа к динамике социальных взаимодействий (Родкин и Ходжес, 2003; Ньюман и Мюррей, 2005). Возможно, можно было бы получить разные результаты о посреднической роли социального поведения, если бы использовались отчеты учащихся или родителей.

    Наконец, мы не тестировали альтернативные модели. Будущие исследования с лонгитюдным дизайном могут выявить направления путей между социометрическим статусом, социально-когнитивными способностями и социальным поведением.

    Заявление об этике

    Исследование было одобрено Sapienza, Римский университет, Совет по этике исследований, Департамент социальной психологии и психологии развития. Письменное информированное согласие было получено от родителей / законных опекунов всех участников.

    Авторские взносы

    AL и FL разработали исследование, проанализировали данные и написали часть результатов. AL, SP, RB и FL выполнили исследование, участвовали в разработке и написании исследования, а также участвовали в написании и редактировании окончательной рукописи.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Дополнительные материалы

    Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2018.02191/full#supplementary-material

    Список литературы

    Астингтон, Дж. У. (2003).«Иногда необходимо, но никогда не бывает достаточно. Понимание ложных убеждений и социальная компетентность », в Индивидуальные различия в теории разума: последствия для типичного и атипичного развития , ред. Б. Репачоли и В. Слотер (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Psychology Press).

    Google Scholar

    Баденес, Л. В., Клементе Эстеван, Р. А., и Гарсия Басете, Ф. Дж. (2000). Теория разума и неприятие сверстников в школе. Soc. Dev. 9, 271–283. DOI: 10.1111 / 1467-9507.00125

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Банерджи, Р.и Уотлинг Д. (2005). Понимание детьми бестактности: ассоциация со сверстниками. Hellenic J. Psychol. 2, 27–45.

    Google Scholar

    Банерджи Р., Уотлинг Д. и Капути М. (2011). Отношения со сверстниками и понимание faux pas: продольные доказательства двунаправленных ассоциаций. Child Dev. 82, 1887–1905. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2011.01669.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Барон, Р.М. и Кенни Д. А. (1986). Различие переменных модератора и посредника в социально-психологическом исследовании: концептуальные, стратегические и статистические соображения. J. Pers. Soc. Psychol. 51, 1173–1182. DOI: 10.1037 / 0022-3514.51.6.1173

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Беллагамба Ф., Лаги Ф., Лонигро А. и Пейс К. С. (2012). Реконструкция задуманных действий из видео-презентации детей 18 и 24 месяцев. Cogn. Процесс. 13, 381–386.DOI: 10.1007 / s10339-012-0518-0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Беллмор, А., Лу Цзян, X., Ювонен, Дж. (2010). Использование номинации сверстников в средней школе: продольное сравнение между методами полного класса и методом случайного списка. J. Res. Adolesc. 20, 538–550. DOI: 10.1111 / j.1532-7795.2010.00640.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Браза, Ф., Азурменди, А., Муньос, Дж. М., Каррерас, М. Р., Браза, П., Гарсия, А. и др. (2009). Социальные когнитивные предикторы принятия сверстниками в возрасте 5 лет и смягчающие эффекты пола. руб. J. Dev. Psychol. 27, 703–716. DOI: 10.1348 / 026151008X360666

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Камайони, Л. (1995). La Teoria della Mente. Origini, Sviluppo e Patologia [Теория разума. Происхождение, развитие и патология ] Бари: Laterza.

    Кантрелл В. А. и Принц Р. Дж. (1985). Множественные точки зрения отвергнутых, брошенных и принятых детей: связь между социометрическим статусом и поведенческими характеристиками. J. Consult. Clin. Psychol. 53, 884–889. DOI: 10.1037 / 0022-006X.53.6.884

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Капути, М., Лечче, С., Пагнин, А., и Банерджи, Р. (2012). Продольные эффекты теории разума на более поздние отношения со сверстниками: роль просоциального поведения. Dev. Psychol. 48, 257–270. DOI: 10.1037 / a0025402

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кой, Дж. Д., Додж, К. А., Коппетелли, Х.(1982). Размеры и типы социального статуса: возрастная перспектива. Dev. Psychol. 18, 557–570. DOI: 10.1037 / 0012-1649.18.4.557

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кой, Дж. Д., и Додж, К. А. (1983). Преемственность и изменения в социальном статусе детей: пятилетнее лонгитюдное исследование. Merrill Palmer Q. 29, 261–282.

    Google Scholar

    Дизендрук, Г., и Бен-Элиягу, А. (2006). Отношения между социальным познанием, принятием сверстников и социальным поведением в израильских детских садах. Внутр. J. Behav. Dev. 30, 137–147. DOI: 10.1177 / 0165025406063628

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Айзенберг, Н., Фабес, Р. А., и Спинрад, Т. Л. (2006). «Просоциальное поведение» в Справочнике по детской психологии: социальное, эмоциональное и личностное развитие , 6-е изд., Том. 3, ред. У. Дэймон, Р. М. Лернер и Н. Эйзенберг (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley), 646–718.

    Google Scholar

    Финк, Э., Бегер, С., Хант, К., и де Росне, М.(2014). Понимание ложных убеждений и социальные предпочтения в первые два года обучения в школе: лонгитюдное исследование. Child Dev. 85, 2389–2403. DOI: 10.1111 / cdev.12302

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Финк, Э., Бегер, С., Петерсон, К. К., Слотер, В., и де Росне, М. (2015). Дружелюбие и теория разума: перспективное лонгитюдное исследование. руб. J. Dev. Psychol. 33, 1–17. DOI: 10.1111 / bjdp.12060

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Флавелл, Дж.Х. (2004). Развитие теории разума: ретроспектива и перспектива. Merril Palmer Q. 50, 274–290. DOI: 10.1353 / mpq.2004.0018

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Флинн, Э., и Уайтен, А. (2012). Экспериментальные «микрокультуры» у детей младшего возраста: определение биографических, когнитивных и социальных предикторов передачи информации. Child Dev. 83, 911–925. DOI: 10.1111 / J.1467-8624.2012.01747.X

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гиффорд-Смит, М.Э. и Браунелл К. А. (2003). Отношения со сверстниками в детстве: социальное принятие, дружба и сети сверстников. J. Sch. Psychol. 41, 235–284. DOI: 10.1016 / S0022-4405 (03) 00048-7

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джини, Г. (2006). Социальное познание и моральная непричастность к издевательствам: что не так? Агрессия. Behav. 32, 528–539. DOI: 10.1002 / ab.20153

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гудман, А., Лэмпинг, Д. Л., и Плубидис, Г. Б. (2010). Когда использовать более широкие подшкалы интернализации и экстернализации вместо предполагаемых пяти подшкал в Опроснике сильных сторон и трудностей (SDQ): данные британских родителей, учителей и детей. J. Abnorm. Child Psychol. 38, 1179–1191. DOI: 10.1007 / s10802-010-9434-x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гудман Р., Мельцер Х. и Бейли В. (1998). Анкета о сильных сторонах и трудностях: пилотное исследование валидности версии самоотчета. евро. Ребенок-подростокc. Психиатрия 7, 125–130. DOI: 10.1007 / s007870050057

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хаппе, Ф. (1994). Продвинутый тест теории разума: понимание мыслей и чувств персонажей рассказов способными аутистами, умственно отсталыми и нормальными детьми и взрослыми. J. Аутизм. Dev. Disord. 24, 129–154. DOI: 10.1007 / BF02172093

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хатум, А.С., Хён Ри, С., Корли, Р. П., Хьюитт, Дж. К., и Фридман, Н. П. (2018). Этиология устойчивости и роста внутренних и внешних поведенческих проблем в детстве и подростковом возрасте. Behav. Genet. 48, 298–314. DOI: 10.1007 / s10519-018-9900-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хорнер, С. Б., Файерман, Д. Д., и Ван, Э. У. (2010). Отношение поведения ученика, статуса сверстника, расы и пола к решению о школьной дисциплине с использованием деревьев решений CHAID и регрессионного моделирования. J. Sch. Psychol. 48, 135–161. DOI: 10.1016 / j.jsp.2009.12.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ху, Л., и Бентлер, П. М. (1999). Критерии отсечения для индексов соответствия в анализе ковариационной структуры: традиционные критерии по сравнению с новыми альтернативами. Struct. Equ. Модель. Мультидиск. J. 6, 1–55. DOI: 10.1080 / 107055190118

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hughes, C., and Leekam, S. (2004). Какая связь между теорией разума и социальными отношениями? Обзор, размышления и новые направления для изучения типичного и нетипичного развития. Soc. Dev. 13, 590–619. DOI: 10.1111 / j.1467-9507.2004.00285.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Имута К., Генри Дж. Д., Слотер В., Сельчук Б. и Раффман Т. (2016). Теория разума и просоциального поведения в детстве: метааналитический обзор. Dev. Psychol. 52, 1192–1205. DOI: 10.1037 / dev0000140

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Йореског, К. Г., и Сёрбом, Д. (1993). Lisrel 8: Моделирование структурных уравнений с помощью командного языка Simplis .Чикаго, Иллинойс: Международное научное программное обеспечение.

    Google Scholar

    Кин, С. П., и Калкинс, С. Д. (2004). Прогнозирование социального статуса сверстников в детском саду на основе проблемного поведения малышей и дошкольников. J. Abnorm. Child Psychol. 32, 409–423. DOI: 10.1023 / B: JACP.0000030294.11443.41

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    ЛаФонтана, К. М., и Силлессен, А. Х. Н. (2002). Восприятие детьми популярных и непопулярных сверстников: многомодовая оценка. Dev. Psychol. 38, 635–647. DOI: 10.1037 / 0012-1649.38.5.635

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Lease, A. M., Kennedy, C. A., and Axelrod, J. L. (2002). Детские социальные конструкции популярности. Soc. Dev. 11, 87–109. DOI: 10.1111 / 1467-9507.00188

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Longobardi, E., Spataro, P., and Rossi-Arnaud, C. (2016). Связь между теорией психики, языком психического состояния и социальной адаптацией у детей младшего школьного возраста. евро. J. Dev. Psychol. 13, 424–438. DOI: 10.1080 / 17405629.2015.1093930

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лонигро А., Лаги Ф., Байокко Р. и Баумгартнер Э. (2014). Навыки чтения мыслей и сочувствие: свидетельства хорошего и неприятного поведения ToM у детей школьного возраста. J. Child Fam. Stud. 23, 581–590. DOI: 10.1007 / s10826-013-9722-5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Миллиган, К., Астингтон, Дж. У., и Дак, Л.А. (2007). Язык и теория разума: метаанализ связи между языковыми способностями и пониманием ложных убеждений. Child Dev. 78, 622–646. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2007.01018.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Нельсон Д. А., Робинсон К. К., Харт К. Х., Альбано А. Д. и Маршалл С. Дж. (2009). Связь статуса сверстников итальянских дошкольников с общительностью и подтипами агрессии и виктимизации. Soc. Dev. 19, 698–720.DOI: 10.1111 / j.1467-9507.2009.00551.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ньюкомб, А. Ф., и Буковски, В. М. (1983). Социальное влияние и социальные предпочтения как детерминанты статуса детей среди сверстников. Dev. Psychol. 19, 856–867. DOI: 10.1037 / 0012-1649.19.6.856

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ньюкомб А.Ф., Буковски В.М. и Патти Л. (1993). Отношения детей со сверстниками: метааналитический обзор популярных, отвергнутых, игнорируемых, противоречивых и средних социометрических статусов. Psychol. Бык. 113, 99–128. DOI: 10.1037 / 0033-2909.113.1.99

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ньюман Р. С., Мюррей Б. Дж. (2005). Как ученики и учителя видят серьезность притеснений со стороны сверстников: когда уместно обращаться за помощью? J. Educ. Psychol. 97, 346–365. DOI: 10.1037 / 0022-0663.97.3.347

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пири, Дж. К. (1979). Популярный, дружелюбный, изолированный, отвергнутый: переосмысление социометрического статуса дошкольников. Child Dev. 50, 1231–1234. DOI: 10.2307 / 1129356

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Родкин П.С., Ходжес Э.В.Э. (2003). Хулиганы и жертвы в экологии сверстников: четыре вопроса психологам и школьным работникам. Sch. Psychol. Ред. 32, 384–400.

    Google Scholar

    Сетте С., Зава Ф., Баумгартнер Э., Байокко Р. и Коплан Р. Дж. (2017). Застенчивость, нелюдимость и социально-эмоциональное функционирование в дошкольном учреждении: защитная роль принятия сверстниками. J. Child Fam. Stud. 4, 1196–1205. DOI: 10.1007 / s10826-016-0638-8

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Слотер В., Деннис М. Дж. И Притчард М. (2002). Теория разума и принятия сверстников у дошкольников. руб. J. Dev. Psychol. 20, 545–564. DOI: 10.1348 / 0261510027603

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Слотер, В., Имута, К., Петерсон, К. К., и Генри, Дж. Д. (2015). Мета-анализ теории психики и популярности в дошкольном и младшем школьном возрасте. Child Dev. 86, 1159–1174. DOI: 10.1111 / cdev.12372

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стелла Г., Пиццоли К. и Трессольди П. (2000). Peabody Picture Vocabulary Test — Revised (итальянский перевод, Peabody Test di Vocabolario Recettivo) . Турин: Omega Edizioni.

    Саттон, Дж., Смит, П. К., и Светтенхэм, Дж. (1999). Социальное познание и запугивание: социальная неадекватность или умелое манипулирование? руб. J. Dev.Psychol. 17, 435–450. DOI: 10.1348 / 02615109

    84

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уотсон, А.С., Никсон, К.Л., Уилсон, А., и Кэпэдж, Л. (1999). Навыки социального взаимодействия и теория разума у ​​детей младшего возраста. Dev. Psychol. 35, 386–391. DOI: 10.1037 / 0012-1649.35.2.386

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Йотт Дж., Пулен-Дюбуа Д. (2016). Хорошо ли интегрирована теория умственных способностей младенцев? Неявное понимание намерений, желаний и убеждений. J. Cogn. Dev. 17, 683–698. DOI: 10.1080 / 15248372.2015.1086771

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Статус здорового сверстника: предпочтение сверстников, а не популярность, предсказывает снижение системного воспаления в подростковом возрасте.

    В подростковом возрасте повышается чувствительность к сверстникам, что делает опыт сверстников очень важным. Недавняя работа предполагает, что эти переживания могут влиять на функционирование иммунной системы человека. Хотя существует необходимость исследовать, какие типы значимых социальных переживаний в процессе развития влияют на воспаление, до сих пор нет исследований, изучающих роль статуса сверстников в воспалительной активности.Это исследование является первым, в котором изучается уникальная роль различных типов статуса сверстников (например, предпочтение сверстников и их популярность) на системное воспаление в подростковом возрасте, а также степень, в которой эта связь смягчается неблагоприятными условиями раннего детства. В исследовании приняли участие 587 голландских подростков из исследования «Отслеживание индивидуальной жизни подростков» (TRAILS). Данные были собраны, когда участникам было 11 ( SD = 0,56), 13 ( SD = 0,53) и 16 ( SD = 0,71) лет соответственно.В возрасте 11 лет неблагоприятные воздействия в раннем детстве (например, госпитализация, смерть в семье) в возрасте от 0 до 5 лет оценивались с помощью бесед с родителями. В 13 лет предпочтение сверстников и их популярность оценивались путем номинации одноклассников. В возрасте 16 лет с помощью венепункции оценивали высокочувствительный С-реактивный белок (вчСРБ), маркер системного воспаления слабой степени. Результаты показали, что подростки, которым в 13 лет не нравились предпочтения сверстников, демонстрировали более высокие уровни вчСРБ в 16 лет.Важно отметить, что эти эффекты остались после контроля нескольких ковариат, включая возраст, пол, виктимизацию со стороны сверстников, курение, SES, процент жира, физическую активность и темперамент. Кроме того, мы обнаружили положительный эффект популярности сверстников на вчСРБ, который зависел от неблагоприятных факторов в раннем детстве. Это говорит о том, что для тех подростков, которые мало переживали в раннем детстве, высокий уровень популярности среди сверстников был связан с высоким уровнем вчСРБ. В целом, эти результаты показывают, что для лучшего понимания системного воспаления у подростков важно принимать во внимание независимую роль предпочтения сверстников и их популярности как конкретных типов статуса сверстников.

    (PDF) Статус сверстников после подросткового возраста: типы и поведенческие ассоциации

    Социальные контексты больше не могут рассматриваться в институциональных условиях, определение основной группы сверстников для оценки

    статуса сверстников становится серьезным препятствием для исследования взаимоотношений со сверстниками вне школьного контекста.

    Выводы и направления на будущее

    Настоящее исследование показало, что в группах молодых взрослых сверстников статус сверстников наиболее последовательно связан с просоциальностью.

    Результаты нашего исследования показывают, что преимущества нарушения норм и, в некоторой степени, агрессивного поведения

    для повышения статуса ниже в молодом взрослом возрасте, чем обычно обнаруживаются в выборках подростков. Однако положительные эффекты явной агрессии, повышающие статус

    , не искоренены и, по-видимому, сохраняются после подросткового возраста для молодых взрослых мужчин. Будущие исследования

    могут расширить настоящее исследование на различные культурные контексты и различные формы перехода к трудовой жизни.

    Ссылки

    Арнетт, Дж. Дж. (2000). Возрождение зрелости: теория развития от позднего подросткового возраста до двадцатых годов. Американский психолог, 55, 469e480. http: // dx.

    doi.org/10.1037//0003-066X.55.5.469.

    Баумейстер Р. Ф. и Лири М. Р. (1995). Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Психологический бюллетень,

    117, 497e529.

    Калински Т. и Харабас Дж. (1974). Дендритный метод кластерного анализа.Коммуникации в статистике, 3,1e27.

    Карлссон, К. (2012). Использование «поворотных моментов» для понимания процессов изменения правонарушений: заметки из шведского исследования жизненного пути и преступности. Британский

    Journal of Criminology, 52,1e16. http://dx.doi.org/10.1093/bjc/azr062.

    Силлессен, А. Х. Н., и Борч, К. (2006). Траектории развития подростковой популярности: анализ моделирования кривой роста. Journal of Adolescence, 29,

    935e959. http://dx.doi.org/10.1016 / j.adolescence.2006.05.005.

    Силлессен, А. Х. Н., и Майё, Л. (2004). От порицания к подкреплению: изменения в развитии связи между агрессией и социальным статусом.

    Развитие ребенка, 75,147e163.

    Силлессен, А. Х. Н., и Роуз, А. Дж. (2005). Понимание популярности в одноранговой системе. Текущие направления в психологической науке, 14,102e105. http: //dx.doi.

    org / 10.1111 / j.0963-7214.2005.0 0343.x.

    Кой, Дж. Д., Додж, К.А., и Коппотелли, Х. (1982). Размеры и типы социального статуса: возрастная перспектива. Психология развития, 18,557e569.

    Крик, Н. Р. (1997). Участие в гендерных нормативных и ненормативных формах агрессии: связи с социалепсихологической адаптацией. Развитие

    Психология, 33,610e617. http://dx.doi.org/10.1037/0012-1649.33.4.610.

    Крик Н. Р. и Гротпетер Дж. К. (1995). Реляционная агрессия, пол и социалепсихологическая адаптация.Развитие ребенка, 66,710e722.

    Де Брюн, Э. Х., & Силлессен, А. Х. Н. (2006). Популярность в раннем подростковом возрасте: просоциальные и антисоциальные подтипы. Журнал исследований подростков, 21,607e627.

    http://dx.doi.org/10.1177/0743558406293966.

    Дейкстра, Дж. К., Линденберг, С., и Винстра, Р. (2008). За пределами классовой нормы: агрессивное поведение популярных подростков и его отношение к принятию сверстниками и неприятию

    . Журнал аномальной детской психологии, 36, 1289e1299.http://dx.doi.org/10.1007/s10802-008-9251-7.

    Дейкстра, Дж. К., Линденберг, С., Ферхульст, Ф. К., Ормель, Дж., И Винстра, Р. (2009). Связь между популярностью и агрессивным, деструктивным и нарушающим нормы поведением

    : смягчающие эффекты спортивных способностей, физической привлекательности и просоциальности. Журнал исследований подросткового возраста, 19,401

    e413. http: //dx.doi.

    org / 10.1111 / j.1532-7795.2009.00594.x.

    Эриксон, Э. Х. (1959). Идентичность и жизненный цикл.Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пресса международных университетов.

    Хоули П. Х. (20 03). Просоциальные и принудительные конфигурации контроля ресурсов в раннем подростковом возрасте: пример хорошо адаптированного макиавеллиста. Merrill-

    Palmer Quarterly, 49,279e309.

    Джайн, А.К., и Дабс, Р.С. (1988). Алгоритмы кластеризации данных. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice Hall.

    Лэнсфорд, Дж. Э., Киллея-Джонс, Л. А., Миллер, С., & Костанцо, П. Р. (2009). Социальное положение младших подростков в группах сверстников: поведенческие корреляты стабильности и

    изменений.Журнал молодежи и подростков, 38, 1084e1095. http://dx.doi.org/10.10 07 / s10964-009-9410-3.

    Лансу, Т. А. М., и Силлессен, А. Х. Н. (2011). Статус сверстников в формирующейся взрослой жизни: ассоциации популярности и предпочтений с социальными ролями и поведением.

    Журнал исследований подростков, 27,132e150. http://dx.doi.org/10.1177/0743558411402341.

    Lease, A. M., Kennedy, C. A., & Axelrod, J. L. (2002). Детские социальные конструкции популярности. Социальное развитие, 11,87e109.http://dx.doi.org/10.1111/

    1467-9507.00188.

    Любберс, М. Дж., Ван дер Верф, М. П. К., Снейдерс, Т. А. Б., Кримерс, Б. П. М., и Кайпер, Х. (20 06). Влияние отношений со сверстниками на успеваемость в младших

    старших классах. Журнал школьной психологии, 44,491e512. http://dx.doi.org/10.1016/j.jsp.2006.07.005.

    Mayeux, L., Houser, J. J., & Dyches, K. D. (2011). Общественное признание и популярность. Две различные формы равноправного статуса. В A.H.N. Cillessen, D.Schwartz, & L.

    Mayeux (Eds.), Популярность в системе сверстников (стр. 79e102). Нью-Йорк: Гилфорд.

    Майе, Л., Сандстрем, М. Дж., И Силлессен, А. Х. Н. (2008). Быть популярным — рискованное занятие? Журнал исследований подросткового возраста, 18,49e74. http: //dx.doi.

    org / 10.1111 / j.1532-7795.2008.00550.x.

    Миллиган Г. У. и Купер М. (1985). Изучение процедур определения количества кластеров в наборе данных. Психометрика, 50,159e179.

    Моффитт Т. Э. (1993). Ограниченное подростковым возрастом и стойкое антисоциальное поведение на протяжении всей жизни: таксономия развития. Психологический обзор, 100,674e701.

    Нойман, Дж. Х., и Барон, Р. А. (1998). Насилие на рабочем месте и агрессия на рабочем месте: данные о конкретных формах, потенциальных причинах и предпочтительных

    целях. Журнал менеджмента, 24,391e419.

    Нойман, Дж. Х., и Барон, Р. А. (20 05). Агрессия на рабочем месте: социалепсихологическая перспектива.В С. Фокс и П. Спектор (ред.), Контрпродуктивная работа

    поведение: исследования актеров и целей (стр. 13e40). Вашингтон, округ Колумбия: Книги АПА.

    Parkhurst, J. T., & Hopmeyer, A. (1998). Социометрическая популярность и популярность, воспринимаемая сверстниками: два различных измерения статуса сверстников. Журнал раннего возраста

    Подростковый возраст, 18,125e144. http://dx.doi.org/10.1177/0272431698018002001.

    Родкин П. К., Фармер Т. В., Перл Р. и Ван Акер Р. (2000). Неоднородность популярных мальчиков: антисоциальная и просоциальная конфигурация.Психология развития —

    chology, 36,14e24.

    Салмивалли, К., & Каукиайнен, А. (2004). Пересмотр женской агрессии: вариативные и личностно-ориентированные подходы к изучению гендерных различий в различных

    типах агрессии. Агрессивное поведение, 30,158e163. http://dx.doi.org/10.10 02 / ab.20012.

    Салмивалли, К., Каукиайнен, А., и Лагерспец, К. (2000). Агрессивность и социометрический статус среди сверстников: имеют ли значение пол и тип агрессии? Scan-

    динавский журнал психологии, 41,17e24.http://dx.doi.org/10.1111/1467-9450.00166.

    Сэмпсон, Р. Дж., И Лауб, Дж. Х. (2005). Взгляд на развитие преступности на протяжении всей жизни. Анналы Американской академии политических и социальных наук, 602,

    12e45. http://dx.doi.org/10.1177/0002716205280075.

    Спектор П. Э., Фокс С. и Домагальский Т. (2006). Эмоции, насилие и непродуктивное поведение на работе. В Э. К. Келлоуэй, Дж. Барлинг и Дж. Дж. Харрелл-младший (ред.),

    Справочник по насилию на рабочем месте (стр.29e46). Таузенд-Оукс, Калифорния: Публикации SAGE.

    Vaillancourt, T., & Hymel, S. (2006). Агрессия и социальный статус: сдерживающие роли пола и оценочные характеристики сверстников. Агрессивное поведение, 32,

    396e408. http://dx.doi.org/10.1002/ab.

    Zarrett, N., & Eccles, J. S. (2006). Переход к взрослой жизни: проблемы поздней юности. В С. Пиха и Г. Холл (ред.), Новые направления развития молодежи

    (стр. 13e28). Хобокен, Нью-Джерси: Уайли.

    Б.Ruschoff et al. / Journal of Adolescence 45 (2015) 1e1010

    Статус сверстников в детстве и болезни кровообращения в зрелом возрасте: проспективное когортное исследование в Стокгольме, Швеция

    Сильные и слабые стороны этого исследования

    • Допустимый материал лонгитюдных данных со связями для регистрации данных нам, чтобы изучить долгосрочные последствия детских условий для здоровья в зрелом возрасте.

    • Период наблюдения с 1973 по 2016 год был относительно длительным.

    • Статус сверстников в детстве, а также другие ковариаты оценивались в один момент времени.

    • Несмотря на использование обширного набора ковариат, информация об определенных невзгодах детства (например, жестоком обращении с детьми и виктимизации сверстников) была недоступна.

    • Было мало информации о здоровье и поведении в отношении здоровья в детстве и на протяжении всей последующей жизни, которая могла бы объяснить продемонстрированные ассоциации.

    Введение

    Бесчисленные исследования продемонстрировали важность условий детства для исходов дальнейшей жизни, а в рамках исследований неравенства в отношении здоровья социально-экономические условия родителей часто выдвигаются как ключевые детерминанты здоровья взрослых.1–3 Например, неблагоприятные социально-экономические обстоятельства. в детстве, как было показано, предсказывают плохое психическое здоровье, а также проблемы с обменом веществ, сердечно-сосудистые заболевания и более высокие риски смертности.4–6 Тем не менее, дети также занимают позиции в статусных структурах вне семьи, например, в группе сверстников и в школьной среде.Тем не менее, относительно немного исследований посвящено тому, как опыт, связанный с этими типами социальной структуры детства, связан с результатами для здоровья в более позднем возрасте.7 8 Таким образом, настоящее исследование направлено на изучение долгосрочных последствий собственного социального положения ребенка — сверстников статус — для риска сердечно-сосудистых заболеваний, которые представляют собой одну из ведущих причин смертности.

    Ориентация на сверстников значительно усиливается в раннем подростковом возрасте.9 Стремясь к большей автономии, дети дистанцируются от родителей и одновременно усиливают взаимодействие со сверстниками.10 11 Соответственно, роль факторов, связанных со сверстниками и школой, становится все более важной. Было высказано предположение, что усиленная ориентация на сверстников оказывает буферное воздействие на социально-экономическое неравенство в отношении здоровья. В сочетании с гипотезой «процессов выравнивания» социально-экономический градиент в состоянии здоровья имеет тенденцию ослабевать во время перехода от ребенка к молодежи, в то время как опыт, связанный с взаимодействием со сверстниками и молодежной культурой, становится более заметным.12 Правдоподобное объяснение состоит в том, что взаимодействие сверстников и школьная среда налагают гомогенизирующий эффект на фоновые характеристики детей и устраняют последствия социально-экономического происхождения детей.Вместо социально-экономических условий, контекст сверстников и положение детей в группе сверстников становятся важными детерминантами здоровья и принятия здорового поведения. Несколько исследований показали, что начало поведения, связанного со здоровьем, например курения, в значительной степени определяется сверстниками, а не социально-экономическими условиями13–15.

    Сверстники действуют как социализирующие агенты и играют важную роль в социальном, эмоциональном и поведенческом развитии детей. Взаимодействие со сверстниками способствует переживанию, которое родители не могут предоставить 16, и способствует формированию идентичности17 и созреванию личности.18 Кроме того, эти взаимодействия могут повысить самооценку детей, способность строить отношения в дальнейшей жизни и адаптивную адаптацию.19 20 Дети обычно хорошо осведомлены о преимуществах, связанных с более высоким статусом в группе сверстников21. обеспокоенность по поводу популярности и репутации значительно возрастает, когда они приближаются к подростковому возрасту22. Эти основанные на привязанности параметры играют важную роль в формировании социометрического статуса сверстников, который представляет собой устоявшийся инструмент для оценки степени, в которой ребенок нравится, принят и интегрирован. член группы сверстников.7 23 Маргинализация и неприятие сверстников — условия, которые отражаются в низком статусе сверстников — лишают детей переживаний, важных для их последующего эмоционального и когнитивного развития, и, таким образом, могут повысить риск плохого самочувствия и ухудшения психического здоровья24. Остберг и Модин25 показали дифференцированную обратную связь между статусом сверстников и длительным заболеванием. Соответственно, хотя недостатки наиболее явно проявляются у детей из нижней группы, они также ощутимы для тех, кто занимает более высокие места в иерархии сверстников.Однако довольно очевидно, что маргинализированные и социально изолированные дети страдают больше всего, поскольку они чрезвычайно уязвимы для издевательств и других форм деструктивного взаимодействия со сверстниками26. отторжение и маргинализация могут иметь повсеместное влияние на текущее благополучие и здоровье, а также повлиять на способность детей вступать в социальные отношения в будущем.21 25 27 Как признано в теории кумулятивных недостатков 28 29, неблагоприятные условия и негативный опыт в детстве имеют тенденцию накапливаются на протяжении всей жизни и усугубляют ухудшение здоровья в дальнейшем.30

    Среди взрослых более сильная социальная интеграция была связана со снижением риска гипертонии, сердечно-сосудистых заболеваний, ожирения и смертности, 31–33, что указывает на то, что в игру вступают психосоциальные механизмы. Разумно предположить, что аналогичные процессы связывают статус сверстников детей с последующими заболеваниями системы кровообращения34. Более высокие статусные позиции в группе сверстников позволяют детям получать большую эмоциональную, когнитивную и социальную поддержку от социальных контактов и облегчают доступ к материальным и нематериальным ресурсам. обеспечивается социальными контактами.В соответствии с буферной гипотезой социальной поддержки35 поддерживающие социальные связи оказывают косвенное защитное воздействие на здоровье, поскольку они повышают способность людей справляться с трудностями и смягчают их нейроэндокринные или поведенческие реакции на острый или хронический стресс36–38. забота о себе, достижения и поведение людей в отношении здоровья — факторы, которые могут опосредовать связь с сердечно-сосудистыми заболеваниями в зрелом возрасте39. Смешанные факторы, тем не менее, могут вызывать ложные ассоциации между статусом сверстников и болезнями кровообращения в более позднем возрасте.Правдоподобные смешивающие переменные — это агрессивное или противоречивое поведение и снижение когнитивных способностей, которые связаны с неприятием сверстников, а также с плохим здоровьем взрослых. Точно так же семейные обстоятельства, такие как количество братьев и сестер и порядок рождения / положение братьев и сестер, могут влиять на положение детей в группе сверстников, а также могут оказывать долгосрочное воздействие на здоровье.

    Основываясь на данных шведской когорты 1953 года рождения, за которой наблюдали более 60 лет, настоящее исследование исследует связь между социометрически оцененным статусом сверстников в детстве (13 лет) и болезнями кровообращения в зрелом возрасте (20–63 года). .Основываясь на более ранних исследованиях, которые продемонстрировали социально-экономическое неравенство в рисках сердечно-сосудистых и сердечно-сосудистых заболеваний, действующее через психосоциальные механизмы у взрослого населения, предполагается обратная связь между статусом сверстников и сердечно-сосудистыми заболеваниями. По сравнению с более ранним исследованием, в котором использовался тот же материал опроса, привязанного к регистрам, 7 настоящее исследование рассматривает существенно более длительное время наблюдения и больший набор ковариат для изучения влияния третьих переменных.

    Методы

    Данные

    Материалом данных, использованным в текущем исследовании, было Стокгольмское когортное исследование нескольких поколений (SBC Multigen). В 2018/2019 SBC Multigen был создан путем сопоставления вероятностей между двумя продольными анонимными материалами данных. Первым было Стокгольмское столичное исследование (SMS), в котором участвовали все люди, родившиеся в 1953 году и проживающие в столичном районе Стокгольма в 1963 году (n = 15 117). Он включает в себя данные обследований и регистров, собранные в несколько периодов времени с 1953 по 1986 год, после чего данные были анонимными.Вторым был RELINK53, определяемый как все лица, родившиеся в 1953 году, которые проживали в Швеции в 1960, 1965 и / или 1968 годах, а также их восходящие, современные и нисходящие члены семьи (n = 2 390 753). RELINK53 содержит подробную информацию, собранную из различных административных регистров в период с 1960 по 2018 год. Алгоритм, основанный на наборе переменных, присутствующих в обоих материалах данных, позволил сопоставить 14 608 членов когорты SMS с RELINK53 (для получения дополнительной информации см. Almquist и др. 40).Соответственно, мы можем наблюдать за этими людьми от рождения до 60 лет. Региональный совет по этике в Стокгольме одобрил создание RELINK53, а также сопоставление вероятностей с SMS, в результате чего появился SBC Multigen (№ 2017 / 34-31 / 5; 2017 / 684–32).

    Зависимая переменная

    Информация о сердечно-сосудистых заболеваниях была взята из шведского регистра выписки из больниц за 1973–2016 годы. В этом регистре регистрируются все случаи стационарного лечения (с ночевкой) в больницах Швеции.В этом исследовании болезни системы кровообращения включали все диагнозы, включенные в Международную классификацию болезней (10-й пересмотр МКБ; глава IX (I00 – I99)). Диагнозы в основном основывались на заключениях врачей. Предыдущие версии МКБ (8-я и 9-я редакции) применимы к диагнозам, поставленным с 1973 по 1986 и с 1987 по 1996 годы соответственно. Эти старые классификации были гармонизированы в соответствии с 10-й редакцией МКБ. Зависимая переменная операционализировала любые события болезни кровообращения, произошедшие в период с 1973 по 2016 год.Если произошло несколько событий, учитывалось только первое.

    Объясняющая переменная

    Статус сверстника оценивался с помощью вопроса «С кем вам больше всего нравится работать в школе?» 7 41 Учащимся было предложено назначить трех одноклассников без определенного порядка. Этот социометрический тест проводился среди всех учащихся 6-х классов в столичном районе Стокгольма в 1966 году, за исключением школьных классов, содержащих учащихся с ограниченными возможностями обучения. Также регистрировались кандидатуры одноклассников, которые посещали 6 класс, но не входили в когорту.Средний возраст членов когорты (SD) составлял 12,9 (0,29) года. Для целей настоящего исследования мы дополнительно исключили тех, кто посещал школьные классы с менее чем 10 детьми, поскольку распределение статуса сверстников, как правило, несколько отличается в маленьких классах. Исходя из количества полученных номинаций, были созданы четыре категории: «маргинальные», означающие 0 номинаций; Номинация «низкий статус» 1; «Средний статус» 2 или 3 номинации; и «высокий статус» ≥4 номинации.

    Ковариаты

    Ковариаты включали семейные, школьные и индивидуальные обстоятельства и условия.К факторам, связанным с семьей, относятся наличие братьев и сестер, образование родителей и социально-экономические условия, психиатрические проблемы родителей и условия во время родов. Количество братьев и сестер и их положение оценивались в 1972 году. Последний измерял, был ли участник исследования единственным ребенком в семье или он / она родился последним, средним или первым. Уровень образования родителей учитывал, был ли в семье хотя бы один взрослый со степенью средней школы.Получение родителями социальных пособий учитывает социально-экономические трудности и доступно из социальных регистров за период 1953–1965 годов. Родительские психиатрические проблемы (данные с 1953 по 1972 год) были получены из социальных регистров и измерены, проявляют ли отцы или матери симптомы психических заболеваний или психических проблем. Информация о вмешательстве во время родов была основана на записях о доставке. Когнитивные способности можно рассматривать как фактор, сбивающий с толку индивидуальный уровень, который влияет на положение ребенка в группе сверстников, но также позволяет прогнозировать неблагоприятное поведение в отношении здоровья и риск ухудшения здоровья в дальнейшей жизни.Тест когнитивных способностей был проведен в 1966 году и позволил измерить вербальные, пространственные и числовые компетенции участников. Результаты тестов (с возможным диапазоном от 0 до 120) были сгруппированы в квартили по когнитивным способностям. Средние школьные оценки измеряли успеваемость участников исследования в шестом классе. Средние оценки поведения учителей в шестом классе, а также преступления с применением насилия, зарегистрированные между 1962 и 1972 годами, указывают на наличие у участников проблем экстернализации. Подобно школьным оценкам, оценки за поведение и агрессивное поведение могут выступать в качестве третьей переменной в предполагаемой связи между статусом сверстников и заболеванием кровообращения.Психические расстройства (МКБ-10; глава V (F00 – F09; F2 – F6; F70; F99)) и расстройства, вызванные употреблением алкоголя (МКБ 10; глава V (F10)), проявляющиеся во взрослом возрасте, были взяты из регистров стационарной помощи. данные (записаны с 1973 по 2016 гг.). Оба показателя были закодированы как бинарные переменные и показывают, был ли диагноз зарегистрирован хотя бы один раз в период с 1973 по 2016 год.

    Исследуемая популяция

    Исследуемая популяция включала всех членов когорты в SBC Multigen, которые посещали школьные классы с не менее чем 10 детьми и имели полная информация об интересующих переменных.Соответственно, в аналитической выборке было 5410 мужчин и 5990 женщин.

    Статистические методы

    Для оценки риска сердечно-сосудистых заболеваний использовались модели пропорциональных рисков Кокса с учетом пола. Поскольку информация о заболеваемости кровообращением была доступна с 1973 по 2016 год, субъекты исследования были оставлены усеченными на 1 января 1973 года. Правое цензурирование применялось, когда наблюдение закончилось 31 декабря 2016 года или ранее, если субъекты умерли от какого-либо заболевания. В качестве стратегии моделирования была выбрана иерархическая регрессия.Статус сверстников был введен в качестве единственного предиктора в Модели 1. Переменные, связанные с семьей, были последовательно добавлены в Модели 2–4. Модель 4 дополнительно включала когнитивные способности людей. Модель 5 также контролирует школьные оценки и оценки поведения, а также преступления с применением насилия. Наконец, Модель 6 дополнительно рассматривает психические проблемы и расстройства, вызванные употреблением алкоголя, которые были диагностированы в зрелом возрасте. Все анализы были выполнены с помощью Stata (версия 15.1).

    Участие пациентов и общественности

    Ни пациенты, ни представители общественности не участвовали в разработке или проведении данного исследования.

    Результаты

    Описательная статистика представлена ​​в таблице 1 и показывает более высокую распространенность болезней системы кровообращения у мужчин (18,5%; n = 999), чем у женщин (11,2%; n = 669). Распределение статуса сверстников относительно одинаково для мужчин и женщин, хотя несколько более высокая доля мужчин (33,1%; n = 1788), чем женщин (28,6%; n = 1710), занимали высокие статусные должности, в то же время больше женщин (15,7%; n = 940), чем мужчины (12,1%; n = 652), испытали маргинализацию.

    Таблица 1

    Описательная статистика для переменных исследования (n = 11 400)

    Результаты моделей пропорциональных рисков Кокса представлены в таблице 2 для мужчин и в таблице 3 для женщин.Не скорректированные HR статуса сверстников мужчин в Модели 1 (таблица 2) показывают, что только те, кто находится в маргинальном положении, имеют повышенный риск сердечно-сосудистых заболеваний (HR 1,54; 95% ДИ от 1,27 до 1,87). Контроль за статусом братьев и сестер и количеством братьев и сестер в Модели 2 не влияет на оценки. При добавлении к модели уровня образования родителей и квитанции о социальном обеспечении можно наблюдать небольшое снижение HR для тех, кто занимает маргинальные позиции сверстников (Модель 3). Тест отношения правдоподобия подтвердил, что снижение значимо по сравнению с моделью 2.Оценки еще больше уменьшаются, когда мы корректируем психиатрические проблемы родителей, вмешательство во время родов и когнитивные способности в Модели 4. Модель 5 дополнительно учитывает оценки за поведение, средние оценки в школе и преступления, связанные с насилием. Хотя HR снижается, сохраняется значимая связь между маргинализацией и болезнями системы кровообращения. Эта связь также сохраняется при учете психических расстройств и расстройств, вызванных злоупотреблением алкоголем в Модели 6.

    Таблица 2

    Связь между положением в статусе сверстников (1966 г.) и заболеванием кровообращения (1973–2016 гг.) Среди мужчин: результаты моделей регрессии пропорциональных рисков Кокса ( n = 5410)

    Таблица 3

    Связь между статусом сверстников (1966) и болезнями кровообращения (1973–2016) у женщин: результаты моделей регрессии пропорциональных рисков Кокса (n = 5990)

    В таблице 3 представлен соответствующий анализ для самок.Модель 1 иллюстрирует дифференцированную связь между статусом сверстников и болезнями кровообращения. У женщин со средним статусом сверстников риск госпитализации из-за болезней системы кровообращения на 28% выше, чем у женщин с высоким статусом. Соответствующий прирост за счет низкого статуса сверстников составляет 42% и 61% для женщин, находящихся в маргинальном положении. Как показано для мужчин, постепенное ослабление HR статуса сверстников можно наблюдать, когда в модель последовательно добавляются контрольные переменные. В Модели 4 HR для среднего статуса больше не имеет значения, тогда как в Модели 5 только маргинализованные женщины демонстрируют значительный риск сердечно-сосудистых заболеваний (HR 1.36; 95% ДИ от 1,07 до 1,74). Аналогичная картина с несколько сниженным риском сердечно-сосудистых заболеваний у маргинализованных женщин показана в модели 6 (ОР 1,33; 95% ДИ 1,04–1,70). Несмотря на незначительные оценки среднего и низкого статуса, все же можно выявить значительную тенденцию в связи между статусом сверстников и заболеванием кровообращения (p = 0,023). В то время как средние и низкие статусные позиции женщин указывают на больший относительный риск сердечно-сосудистых заболеваний по сравнению с мужчинами, маргинальный статус сверстников показывает удивительно похожие оценки для мужчин и женщин.

    Обсуждение

    Это исследование показывает, что статус сверстников в подростковом возрасте связан с болезнями кровообращения в зрелом возрасте. В частности, маргинальное положение в группе сверстников в значительной степени связано с повышенным риском сердечно-сосудистых заболеваний как у мужчин, так и у женщин. Кроме того, для женщин выявляется дифференцированная ассоциация: чем ниже статус сверстников, тем выше риск сердечно-сосудистых заболеваний. По сравнению с самыми популярными женщинами, даже те, кто занимает средне-высокое положение в группе сверстников, в более позднем возрасте подвержены более высокому риску сердечно-сосудистых заболеваний.Соответствующий анализ самцов выявил пороговый эффект. Только социально изолированные (маргинальные) мужчины демонстрируют значительно более высокий риск сердечно-сосудистых заболеваний. Продемонстрированные ассоциации оставались значимыми также после учета переменных, которые могли рассматриваться как потенциально мешающие факторы, включая семейные факторы и социально-экономические обстоятельства. Поправки на школьные достижения (измеряемые школьными оценками) и проступки (измеряемые оценками поведения и насильственными преступлениями) в некоторой степени снизили силу ассоциации, но все же в незначительной степени.На психические расстройства и расстройства, вызванные злоупотреблением алкоголем во взрослом возрасте, вероятно, влияют невзгоды в детстве.42 43 В соответствии с более ранними исследованиями, эти факторы были продемонстрированы как детерминанты болезней системы кровообращения.44 45 Таким образом, несколько заниженная величина ассоциации между статусом сверстников болезнь кровообращения в женской выборке указывает на слабый третий переменный эффект психического здоровья и проблем, связанных с алкоголем.

    В целом, наши результаты указывают на повышенную восприимчивость маргинализированных сверстников к сердечно-сосудистым заболеваниям в более позднем возрасте, что согласуется с другими исследованиями, в которых рассматривалось долгосрочное влияние интеграции сверстников.4 7 31 46 Однако это еще предстоит подтвердить с помощью материалов данных, которые также включают дополнительные типы вмешивающихся и опосредующих факторов.

    Предыдущие исследования показали, что статус сверстников можно рассматривать как специфический для детства тип социальной структуры, который во многом напоминает положение в социальном статусе во взрослой жизни.7 41 Соответственно, вероятно, что более низкий статус сверстников будет иметь последствия для здоровья, аналогичные социально-экономические депривации и низкое социально-экономическое положение в зрелом возрасте. Как также отмечалось ранее в этом исследовании, статус сверстников может даже уравновешивать эффекты низкого социально-экономического положения родителей.12

    Текущие результаты вносят вклад в исследования долгосрочного воздействия детских обстоятельств на здоровье.8 47 Исследования последствий для здоровья социальных взаимоотношений взрослых, однако, как правило, игнорируют возникновение социально-индуцированных проблем со здоровьем и происхождение деструктивных социальный опыт на ранних этапах жизни.48 В соответствии с теорией жизненного цикла, неполноценные социальные отношения, а также проблемы со здоровьем могут быть результатом кумулятивных процессов, которые усиливаются с возрастом.Соответственно, более ранние исследования предполагали взаимозависимость социальных отношений и здоровья на любых этапах жизненного цикла.25 Результаты, полученные в текущем исследовании, предполагают, что этот процесс можно проследить до подросткового и детского возраста.

    Среди взрослых в качестве основных механизмов, объясняющих, почему конструктивные социальные отношения полезны для здоровья, были предложены смягчающие стресс эффекты материальной и нематериальной поддержки.35 39 49 Низкий статус сверстников, социальная изоляция и маргинализация могут быть особенно неприятными в детстве .Социально изолированные дети страдают от недостатка социальной и эмоциональной поддержки, а также от опыта сокращения возможностей заводить друзей и контролировать доминирующее поведение других24. В совокупности эти невзгоды могут нарушить социальное и эмоциональное развитие детей и привести к поведению и неблагоприятным условиям. которые трудно исправить в более позднем возрасте. Другими важными аспектами, которые потенциально могут повлиять на результаты этого исследования, являются виктимизация со стороны сверстников и издевательства.Такой опыт часто совпадает с маргинализацией и отторжением. Хорошо задокументировано, что дети и подростки-жертвы имеют повышенную склонность к развитию соматических проблем, интернализующих проблем, тревожных и депрессивных расстройств и склонны к курению50. Продольные исследования показали, что такие проблемы сохраняются на протяжении всей взрослой жизни, что отражается в более низком умственном развитии и физическое здоровье51 52

    Низкий статус сверстников в детстве и подростковом возрасте был определен как источник хронического (психосоциального) стресса, который способствует развитию проблем психического здоровья и хронического воспаления.4 53 54 В зрелом возрасте отсутствие социальных контактов связано с расстройствами, которые развиваются в течение длительного времени, включая проблемы с обменом веществ, гипертонию, сердечно-сосудистые проблемы и инсульт. Более ранние исследования условий детства и процессов жизненного цикла, 55–57, а также результаты настоящего исследования предполагают, что перспектива детства, с одной стороны, и перспектива взрослой жизни, с другой, не должны рассматриваться как независимые. учитывая, что социально-обусловленная заболеваемость и смертность во взрослом возрасте может иметь свое происхождение в детстве.Имеются убедительные доказательства нейробиологии относительно того, как социальные отношения модулируют нейроэндокринные реакции, которые впоследствии влияют на систему кровообращения, увеличивая риск инсульта и сердечно-сосудистых заболеваний.58 Подобные механизмы могут применяться к результатам текущего исследования и объяснять, почему маргинализация в группе сверстников создает фактор риска развития болезней системы кровообращения.

    Еще одно открытие, заслуживающее внимания, — это наблюдаемые различия между мужчинами и женщинами.Подобно нашим результатам, предыдущие исследования выявили зависимость доза-ответ между статусом сверстников у женщин и метаболическим синдромом в зрелом возрасте.46 Градуированные ассоциации между статусом сверстников и заболеванием кровообращения у женщин могут свидетельствовать о большей эмоциональной и социальной реактивности на хронический стресс по сравнению с мужчинам.59 60 Более высокая уязвимость девочек к межличностному стрессу может дополнительно отражаться гендерными различиями в социальных взаимодействиях и приобретении социального статуса в группе сверстников.В то время как девочки, как правило, ориентированы на взаимоотношения, мальчики более вовлечены в соревновательные и организованные игры.59 Мальчиков также больше беспокоят достижения и проблемы, напрямую влияющие на них самих.61 Эти различия проявляются в том, что девочки больше беспокоятся и обвиняют себя в других » проблемы во взаимоотношениях и опасения по поводу отрицательной оценки другими сверстниками. Поскольку девочки уделяют больше внимания окружению сверстников и социальному взаимодействию62, они могут сильнее реагировать на отзывы сверстников.Напротив, стресс у мальчиков связан с успеваемостью в школе, физическим соревнованием и близкой дружбой, а не с их социальными сетями. Согласно Oldehinkel и др. 24, симпатия и привязанность могут рассматриваться как основные критерии высокого статуса сверстников у девочек, в то время как восхищение (их достижениями) отмечает статусное положение мальчиков. Тем не менее, популярные (имеющие высокий статус) сверстники не обязательно пользуются большим успехом, потому что статус сверстников также может быть достигнут посредством доминирования и агрессии63. Еще одним выводом анализа пола является отчетливая связь преступлений насилия с риском сердечно-сосудистых заболеваний у мужчин и самки.Описательный анализ ясно показал, что преступления с применением насилия реже совершаются среди женщин, чем среди мужчин, что согласуется с представлением о том, что женщины склонны использовать более косвенные формы агрессии.64 Относительно высокий риск заболевания кровообращением у женщин, вовлеченных в насильственные преступления может также отражать тот факт, что эти женщины могут испытывать серьезные проблемы с психическим здоровьем65, которые, в свою очередь, представляют собой фактор риска развития сердечно-сосудистых заболеваний в более позднем возрасте. На самом деле, несколько более низкие показатели правонарушений женщин после учета проблем с психическим здоровьем указывают на то, что оба состояния связаны друг с другом.

    Сильные стороны и ограничения

    Особой сильной стороной этого исследования является использование материала продольных данных со связями для регистрации данных. Это позволило нам изучить долгосрочные последствия детских условий для здоровья в зрелом возрасте. Показатели участия были высокими по сравнению со многими другими исследованиями, что уменьшило влияние отбора и предвзятости из-за выбытия и отсутствия ответов. Изученная единственная когорта охватывала довольно однородную популяцию. Следовательно, можно исключить определенные ложные эффекты, такие как влияние на представленные ассоциации из-за иммиграции.Тем не менее, это исследование также имеет ограничения. Статус сверстников в детстве, а также другие ковариаты оценивались в один момент времени. Кроме того, было мало доступной информации о здоровье и поведении в отношении здоровья в детстве и на протяжении последующего жизненного цикла (т. Е. В подростковом и взрослом возрасте), которая могла бы повлиять на продемонстрированные ассоциации. Например, возможные третьи переменные эффекты жестокого обращения с детьми, виктимизации сверстников, курения и злоупотребления психоактивными веществами не могут быть рассмотрены в настоящем исследовании.Более того, невозможно было определить, когда возникли проблемы со здоровьем (например, предшественники болезней системы кровообращения). Аналогичным образом, потенциально значимая информация об обстоятельствах взрослой жизни (например, достижениях и амбициях) не была доступна в данных. Поэтому было невозможно полностью идентифицировать причинные пути — например, способствовали ли психологические, поведенческие или биологические процессы продемонстрированной связи между статусом сверстников и заболеванием кровообращения. Несмотря на использование средств контроля за социально-экономическим статусом родителей и других факторов, влияющих на ситуацию, таких как семейные обстоятельства, тем не менее, возможно, что отбор и неизмеренное смешение повлияли на выявленные ассоциации.Учитывая эти ограничения, мы не можем сделать какие-либо причинно-следственные выводы из этого исследования.

    Выводы

    Это исследование подтвердило, что обстоятельства детства влияют на здоровье в более позднем возрасте. Отношения со сверстниками играют важную роль в эмоциональном и социальном развитии детей и могут иметь значительные долгосрочные последствия для их здоровья. В соответствии с более ранними исследованиями роли социально-экономических условий в заболеваемости и смертности, результаты этого исследования подчеркивают важность социальных взаимоотношений детей в отношении болезней системы кровообращения.Наше исследование этого довольно специфического результата могло бы помочь понять процессы, которые способствуют социально-обусловленной заболеваемости и смертности.

    Межпоколенческие модели проблем психического здоровья: роль статуса сверстников в детстве | BMC Psychiatry

  • 1.

    Альбург Д. Передача здоровья от поколения к поколению. Am Econ Rev.1998; 88 (2): 265–70.

    Google Scholar

  • 2.

    Андерсон LR. Проблемы психического здоровья и поведения подростков и социальная мобильность между поколениями: разложение эффектов выбора здоровья.Soc Sci Med (1982). 2018; 197: 153–60.

    Артикул Google Scholar

  • 3.

    Карри Дж. Здоровый, богатый и мудрый: социально-экономический статус, слабое здоровье в детстве и развитие человеческого капитала. J Econ Lit. 2009. 47 (1): 87–122.

    Артикул Google Scholar

  • 4.

    Lundborg P, Nordin M, Rooth DO. Передача человеческого капитала из поколения в поколение: роль навыков и здоровья.J Popul Econ. 2018; 31 (4): 1035–65.

    Артикул Google Scholar

  • 5.

    Ху Й, Бобак М. Передача неравенства в отношении здоровья от поколения к поколению. J Epidemiol Community Health. 2018; 72 (11): 971–2.

    Артикул Google Scholar

  • 6.

    Джонстон Д.В., Шурер С., Шилдс М.А. Изучение стойкости психического здоровья из поколения в поколение: данные трех поколений.J Health Econ. 2013. 32 (6): 1077–89.

    Артикул Google Scholar

  • 7.

    Хэнкок К.Дж., Митру Ф., Шипли М., Лоуренс Д., Зубрик С.Р. Исследование трех поколений взаимоотношений в области психического здоровья между бабушками и дедушками, родителями и детьми. BMC Psychiatry. 2013; 13: 299.

    Артикул Google Scholar

  • 8.

    Goncalves H, Pearson RM, Horta BL, Gonzalez-Chica DA, Castilho E, Damiani M, Lima RC, Gigante DP, Barros FC, Stein A, et al.Материнская депрессия и тревога предсказывают характер симптомов у потомства во время их перехода к взрослой жизни. Psychol Med. 2016; 46 (2): 415–24.

    CAS Статья Google Scholar

  • 9.

    О’Тул Б.И., Бертон М.Дж., Ротвелл А., Аутрам С., Папа М., Кэттс С.В. Передача посттравматического стрессового расстройства из поколения в поколение в семьях австралийских ветеранов Вьетнама. Acta Psychiatr Scand. 2017; 135 (5): 363–72.

    CAS Статья Google Scholar

  • 10.

    Fear NT, Wessely S. Это «хорошо» делиться? Передача посттравматического стрессового расстройства из поколения в поколение. Acta Psychiatr Scand. 2017; 135 (5): 361–2.

    CAS Статья Google Scholar

  • 11.

    Элей Т.К., Макадамс Т.А., Рейсдейк Ф.В., Лихтенштейн П., Нарусайте Дж., Рейсс Д., Споттс Е.Л., Ганибан Дж. М., Нейдерхайзер Дж. М.. Передача тревоги из поколения в поколение: исследование детей близнецов. Am J Psychiatr. 2015; 172 (7): 630–7.

    Артикул Google Scholar

  • 12.

    Maciejewski D, Hillegers M, Penninx B. Потомки родителей с расстройствами настроения: время для дополнительных исследований, скрининговых исследований и профилактических мероприятий для этой группы высокого риска. Curr Opin Psychiatry. 2018; 31 (4): 349–57.

    Артикул Google Scholar

  • 13.

    Шепман К., Коллишоу С., Гарднер Ф., Моган Б., Скотт Дж., Пиклз А. Объясняют ли изменения в психическом здоровье родителей тенденции эмоциональных проблем молодежи? Soc Sci Med.2011. 73 (2): 293–300.

    Артикул Google Scholar

  • 14.

    Силберг Дж. Л., Маес Х., Ивз Л. Дж.. Влияние генетики и окружающей среды на передачу родительской депрессии детской депрессии и нарушениям поведения: расширенное исследование детей близнецов. J Детская психическая психиатрия. 2010. 51 (6): 734–44.

    Артикул Google Scholar

  • 15.

    Талли Е.К., Иаконо РГ, МакГью М.Исследование принятия родительской депрессии как фактора окружающей среды для подростковой депрессии и деструктивных расстройств детства. Am J Psychiatr. 2008. 165 (9): 1148–54.

    Артикул Google Scholar

  • 16.

    Андреас А., Уайт ЛО, Сирау С., Перрен С., фон Клитцинг К., Кляйн А.М. Как мать, как дочь, как отец, как сын? Передача из поколения в поколение интернализующих симптомов в раннем школьном возрасте: продольное исследование. Eur Детская подростковая психиатрия.2018; 27 (8): 985–95.

    Артикул Google Scholar

  • 17.

    Goodman SH, Gotlib IH. Риск психопатологии у детей матерей с депрессией: модель развития для понимания механизмов передачи. Psychol Rev.1999; 106 (3): 458–90.

    CAS Статья Google Scholar

  • 18.

    Гудман С.Х., Роуз М.Х., Коннелл А.М., Бульон М.Р., Холл С.М., Хейворд Д. Материнская депрессия и детская психопатология: метааналитический обзор.Clin Child Fam Psychol Rev.2011; 14 (1): 1-27.

    Артикул Google Scholar

  • 19.

    Карри Дж. Неравенство при рождении: некоторые причины и последствия. Am Econ Rev.2011; 101 (3): 1-22.

    Артикул Google Scholar

  • 20.

    Brennan PA, Hammen C, Katz AR, Le Brocque RM. Материнская депрессия, отцовская психопатология и результаты диагностики подростков. J Консультируйтесь с Clin Psychol.2002. 70 (5): 1075–85.

    Артикул Google Scholar

  • 21.

    Мих Р.А., Каспи А., Моффит Т.Э., Райт Б.Р., Сильва П.А. Низкий социально-экономический статус и психические расстройства: продольное исследование отбора и причинно-следственной связи в молодом взрослом возрасте. Am J Sociol. 1999. 104 (4): 1096–131.

    Артикул Google Scholar

  • 22.

    Power C, Stansfeld SA, Matthews S, Manor O, Hope S. Факторы риска детства и взрослости для социально-экономических различий в психологическом дистрессе: данные из когорты британцев 1958 года.Soc Sci Med (1982). 2002; 55 (11): 1989–2004.

    CAS Статья Google Scholar

  • 23.

    Корнблух М., Нил Дж. У. Изучение многих аспектов детской популярности: взаимодействия между агрессией, просоциальным поведением и полом. J Soc Pers Relat. 2016; 33 (1): 62–80.

    Артикул Google Scholar

  • 24.

    Свитинг Х., Уэст П., Янг Р., Келли С. Измерения субъективного социального статуса подростка в школьном сообществе: описание и корреляты.J Adolesc. 2011. 34 (3): 493–504.

    Артикул Google Scholar

  • 25.

    Альмквист Ю. Социальная изоляция в классе и здоровье взрослых: продольное исследование когорты 1953 года. Adv Life Course Res. 2011; 16 (1): 1–12.

    Артикул Google Scholar

  • 26.

    Эль Бухаддани С., Ван Домбург Л., Шефер Б., Дорелейджерс Т.А., Велинг В. Статус сверстников в отношении психотических переживаний и психосоциальных проблем у подростков: продольное исследование на базе школы.Eur Детская подростковая психиатрия. 2018; 27 (6): 701–10.

    Артикул Google Scholar

  • 27.

    Oldehinkel AJ, Rosmalen JGM, Veenstra R, Dijkstra JK, Ormel J. То, что ими восхищаются или нравятся: социальный статус в классе и депрессивные проблемы у девочек и мальчиков раннего подросткового возраста. J Abnorm Child Psychol. 2007. 35 (3): 417–27.

    Артикул Google Scholar

  • 28.

    Plenty S, Mood C.Деньги, сверстники и родители: социальные и экономические аспекты неравенства в благополучии молодежи. J Youth Adolesc. 2016; 45 (7): 1294–308.

    Артикул Google Scholar

  • 29.

    Гарандо К.Ф., Ли И.А., Салмивалли К. Неравенство имеет значение: иерархия статуса в классе и издевательства со стороны подростков. J Youth Adolesc. 2014. 43 (7): 1123–33.

    Артикул Google Scholar

  • 30.

    Hong JS, Espelage DL.Обзор исследований запугивания и виктимизации сверстников в школе: анализ экологической системы. Агрессивное агрессивное поведение. 2012. 17 (4): 311–22.

    Артикул Google Scholar

  • 31.

    Беркман Л.Ф., Гласс Т. Социальная интеграция, социальные сети, социальная поддержка и здоровье. В: Беркман Л.Ф., Кавачи И., редакторы. Социальная эпидемиология. edn. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2000. с. 137–73.

    Google Scholar

  • 32.

    Сенце М., Кречмер Т., Салмивалли К. Продольное взаимодействие между издевательствами, виктимизацией и социальным статусом: возрастные и гендерные различия. Soc Dev. 2015; 24 (3): 659–77.

    Артикул Google Scholar

  • 33.

    Альмквист Ю.Б., Бреннстрем Л. Статус сверстников в детстве и совокупность социальных, экономических и связанных со здоровьем обстоятельств во взрослом возрасте. Soc Sci Med. 2014; 105: 67–75.

    Артикул Google Scholar

  • 34.

    Даннефер Д. Совокупное преимущество / недостаток и жизненный путь: взаимное оплодотворение возраста и теории социальных наук. J Gerontol Ser B Psychol Sci Soc Sci. 2003. 58 (6): S327–37.

    Артикул Google Scholar

  • 35.

    ДиПрете Т.А., Эйрих GM. Кумулятивное преимущество как механизм неравенства: обзор теоретических и эмпирических разработок. Annu Rev Sociol. 2006; 32: 271–97.

    Артикул Google Scholar

  • 36.

    Modin B, Östberg V, Almquist Y. Статус сверстников в детстве и восприимчивость взрослых к тревоге и депрессии. 30-летнее наблюдение в больнице. J Abnorm Child Psychol. 2011; 39 (2): 187–99.

    Артикул Google Scholar

  • 37.

    Рюгер С.Ю., Малецки К.К., Пьюн Ю., Эйкок С., Койл С. Метааналитический обзор связи между воспринимаемой социальной поддержкой и депрессией в детстве и подростковом возрасте. Psychol Bull. 2016; 142 (10): 1017–67.

    Артикул Google Scholar

  • 38.

    Свитинг Х., Хант К. Социально-экономический статус, здоровье и благополучие подростков и школьный социальный статус. Soc Sci Med (1982). 2014; 121: 39–47.

    Артикул Google Scholar

  • 39.

    Бен-Шломо Ю., Кух Д. Подход к эпидемиологии хронических заболеваний на протяжении всей жизни: концептуальные модели, эмпирические проблемы и междисциплинарные перспективы.Int J Epidemiol. 2002. 31 (2): 285–93.

    Артикул Google Scholar

  • 40.

    Stütz G. Kamratstatus (статус коллеги). Стокгольм: Стокгольмский университет; 1985.

    Google Scholar

  • 41.

    Альмквист Ю.Б., Эстберг В., Ростила М., Эдлинг К., Ридгрен Дж. Характеристики сети дружбы и психологическое благополучие в позднем подростковом возрасте: изучение различий по полу и гендерному составу.Scand J Public Health. 2014; 42 (2): 146–54.

    Артикул Google Scholar

  • 42.

    Плотина К, зал EOC. Навигация в непредсказуемой повседневной жизни: метасинтез опыта детей, живущих с одним из родителей с тяжелым психическим заболеванием. Scand J Caring Sci. 2016; 30 (3): 442–57.

    Артикул Google Scholar

  • 43.

    Каммингс Э.М., Келлер П.С., Дэвис П.Т. К модели семейного процесса материнских и отцовских депрессивных симптомов: изучение множественных отношений с ребенком и функционированием семьи.J Детская психология, психиатрия, союзная дисциплина. 2005. 46 (5): 479–89.

    Артикул Google Scholar

  • 44.

    Fuhrer R, Stansfeld SA. Как гендер влияет на модели социальных отношений и их влияние на здоровье: сравнение одного или нескольких источников поддержки от «близких людей». Soc Sci Med (1982). 2002. 54 (5): 811–25.

    CAS Статья Google Scholar

  • 45.

    Ruschoff B, Dijkstra JK, Veenstra R, Lindenberg S.Статус сверстников после подросткового возраста: типы и поведенческие ассоциации. J Adolesc. 2015; 45: 1–10.

    Артикул Google Scholar

  • 46.
  • About the Author

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Related Posts