Реализм в психологии это: Реализм — Психологос

Содержание

Наивный реализм — Neveev — LiveJournal

Изначально наивный реализм – термин философский. Реализм означает, что объект познания реально существует, независимо от того, воспринимает его субъект познания или нет. Помните средневековый спор философов об универсалиях (понятиях высокого уровня обобщенности типа «человек», «движение» и пр.)? Реалисты считали, что универсалии на самом деле существуют, а номиналисты – что общие слова – это просто общие слова.

А наивный реализм означает, что объект познания не просто реально существует, но и что субъект при восприятии этого объекта ничего не добавляет от себя и воспринимает объект во всей полноте его свойств – таким, каким он объективно является.

Конечно, наивный реализм ошибочен, а психологические исследования показывают, что даже на уровне восприятия мы во многом конструируем реальность, в частности, заполняем пробелы такие, как слепое пятно нашего зрения, или компенсируем то, что изображение мира на сетчатке наших глаз перевернуто. Многочисленные иллюзии восприятия тоже подтверждают, что наивный реализм ошибочен, а свойства, ограничения воспринимающего субъекта необходимо учитывать.

И конечно, наивный реализм, будучи сам когнитивным искажением, не учитывает того факта, что человеку, который познает мир и других людей, делает выводы и предположения, формулирует прогнозы и определяет вероятности тех или иных исходов, подвержен массе когнитивных искажений. Кстати, слепое пятно искажений(bias blind spot) – это когнитивное искажение, весьма близкое наивному реализму.

В психологии наивный реализм (naive realism) – это одно из важнейших когнитивных искажений (cognitive biases). Сущность этого фундаментального когнитивного искажения раскрыта Ли Россом (профессор Стэнфордского университета, один из крупнейших социальных психологов, известный в нашей стране прежде всего как один из двух авторов замечательного учебника по социальной психологии под названием «Человек и ситуация: перспективы социальной психологии») путем формулировки

принципов наивного реализма.

Ли Росс выделил следующие принципы наивного реализма [4, 110-111], причем эти принципы декларируются от первого лица: псикомпас.рф/статьи/Наивный реализм/

О реализме как художественном методе

1

Проблема реализма – центральная художественная проблема прогрессивного развития мирового искусства и литературы. Решить проблему реализма необходимо, чтобы установить правильную перспективу изучения его по крайней мере четырехвековой истории вплоть до социалистического реализма. Трудно разрабатывать теорию и историю социалистического реализма, не разобравшись в том, что такое реализм вообще как художественный метод. Правильное понимание особенностей реализма необходимо и для художественной практики. Оно будет способствовать преодолению субъективизма в литературе, поможет разоблачению попыток выдавать за реализм всякого рода извращения и мистификации, помешает противникам и фальшивым друзьям реализма ссылаться (порой справедливо) на неясность или слишком общий характер его дефиниций.

Оно способствовало бы также консолидации тех прогрессивных сил современного мирового искусства и литературы, которые в той или иной степени находятся еще под влиянием антиреалистических тенденций в искусстве, переходу их на позиции социалистического реализма.

За последние годы историческое и теоретическое изучение проблемы реализма заметно оживилось. Но в отдельных работах и высказываниях на эту тему не всегда правильно, на наш взгляд, ставится сама проблема изучения реализма. Некоторые исследователи считают неправомерными самые попытки типологических обобщений при изучении литературных направлений, в частности реализма. Так, в опубликованной в первом номере журнала «Вопросы литературы» острой статье Б. Реизова «Литературные направления» утверждается, что «типологические определения литературных направлений, ни в какой мере не соответствуя исторической данности, заставляют исследователя коверкать исторический процесс, засовывать того или иного писателя в направление, к которому он не имел никакого отношения, или вынимать его из направления, которое он организовал или формулировал».

Ссылаясь на глубокие идейные различия писателей разных веков и народов, обычно называемых реалистами, автор статьи считает возможным говорить о реализме, как о литературном направлении, только в применении к определенным явлениям французской и русской литературы второй половины XIX века.

Но Б. Реизов не замечает, что эта позиция ведет к скептицизму и релятивизму в решении проблемы единства реализма, к уравнению всех литературных направлений независимо от объективной ценности их различных методов в художественном познании жизни. Классики марксизма никогда не отказывались от типологических обобщений. Вспомним хотя бы слова Энгельса: «…реализм предполагает, помимо правдивости деталей, правдивость в воспроизведении типичных характеров в типичных обстоятельствах» .

Совершенно очевидно, что формула Энгельса, как и другие замечания основоположников марксизма о Шекспире, о реалистах XVIII века, о Бальзаке, имеют в виду широкий опыт реализма в художественной литературе, а не только направление, связанное с именами Шанфлери или Флобера.

Можно указать и на другие типологические обобщения в области именно реализма, имеющиеся в марксистской мысли. Так, в рецензии Г. В. Плеханова на «Историю французской литературы» Г. Лансона есть типологические обобщения в характеристике различий между романтизмом и реализмом. При этом и он и Энгельс усматривают особенности реализма в самом способе, в методе изображения явлений жизни.

Некоторые противники типологических обобщений полагают, что такие обобщения в области теории реализма сейчас еще преждевременны, что попытки определения реализма как художественного метода должны быть отложены на более или менее значительный срок, так как нами плохо еще исследована сама художественная практика реалистической литературы, история реализма. В частности, указывают, что надо привлечь к решению вопроса опыт литератур народов Востока, мало еще изученный марксистским литературоведением.

Но ведь одной из причин отставания литературной теории (в том числе и теории реализма) как раз и является тот факт, что наши литературоведческие работы чаще всего имеют односторонне историографический характер.

Современная наука располагает достаточным материалом для некоторых, хотя бы высказанных в предварительном порядке, обобщений в области реализма. Чрезвычайно трудно изучать историю реализма без теоретических представлений о сущности реализма, его особенностях как литературного направления. Само понятие реализма, употребляемое в житейском обиходе как нечто вполне ясное и общеизвестное, до сих пор не имеет в науке общепринятого определения. Об этом свидетельствует и тот факт, что к реализму нередко относят совершенно различные явления искусства и литературы.

Сошлюсь на свежий пример. В своей интересной статье, помещенной в первом номере журнала «Вопросы литературы», Д. Лихачев исследует элементы реализма в древней русской литературе. Он приводит большой материал о том, как постепенно в произведениях русской литературы XII – XVIII веков появляются изображения характера человека, нравов и быта, картин природы и т. п., усматривая в этом развитие элементов реализма. Однако этот процесс скорее представляет собой процесс образования литературы как искусства слова, как художественного создания характеров, картин быта и природы, процесс выделения художественной литературы из древнерусской письменности, церковной и иной публицистики и историографии.

Почему указанные в статье компоненты тех литературных произведений, которые, в ней охвачены, следует относить за счет реализма, Д. Лихачев не объясняет. Само по себе изображение характера человека, быта, природы и т. д. еще не решает вопроса о направлении. Автору статьи необходимо было определить свое понимание реализма и только на этой основе прослеживать развитие его элементов в древней русской литературе.

Русская демократическая критика дала глубокие определения реализма в его отличии от нереалистических направлений в искусстве и литературе. Белинский, Чернышевский, Добролюбов видели в реализме правдивое отображение жизни, «воспроизведение действительности так, как она есть». Эти определения, направленные против всякой идеализации и неправды в искусстве, против теории искусства для искусства, отграничивали реализм от нереалистических направлений в искусстве и литературе и, выдвигая критерий соответствия художественного изображения истине изображаемой жизни, давали возможность объективно правильной критической оценки художественных произведений.

Однако недостаточно, хотя и необходимо, определить реалистическое искусство, как правдивое воспроизведение действительности. С точки зрения и исторической и художественно-практической должны быть определены и те принципы художественного познания жизни, которые лежат в основе реализма и обеспечивают достижение им определенного результата, то есть правдивого воссоздания действительности. А в этом аспекте теория реализма, как метода, как совокупности определенных черт и принципов, характеризующих самый способ и практику реалистического художественного познания жизни, до сих пор не получила необходимой разработки.

Некоторые исследователи (Недошивин, Колпинский, Тамашин и др.) по существу считают проблему реалистического изображения жизни в искусстве гносеологической, а не художественно-исторической проблемой. Ссылаются при этом на то, что каждое прогрессивное направление в искусстве сталкивалось с вопросом о необходимости художественно правдивого изображения жизни, стремилось к правде.

Бесспорно, что такие великие явления искусства и литературы, как классицизм и романтизм, не могли не отразить в меру их возможности правды жизни. Достаточно напомнить произведения Корнеля и Расина, Байрона и Гюго. Но также бесспорен и тот исторический факт, что самые значительные творения мирового искусства и литературы созданы реализмом.

Именно реализм оказался тем избранником, которому и действительность и само искусство открыли свои самые сокровенные тайны. Стало быть, реализму, как художественному методу, как определенному направлению в развитии мировой литературы, присущи такие особенности, которые обеспечили ему наиболее глубокое проникновение в действительность, художественно адекватное воссоздание той «совершенной истины жизни», которую находил Белинский в произведениях Пушкина и Гоголя.

В настоящей статье нам и хочется обратить внимание на некоторые существенные черты и принципы художественного метода реализма, как он сложился в ходе исторического развития европейской классической литературы.

Решение проблемы реализма в литературоведении должно идти путем исследования реализма не в искусстве вообще, а реализма в художественной литературе. Закон типического относится ко всем видам искусства, но в каждом из них проявляется в своеобразных формах, обусловленных специфичностью данного вида искусства, на что часто не обращают внимания, рассуждая о реализме в искусстве вообще.

Литература обладает особенно большими и только ей доступными возможностями художественного познания жизни. Эти возможности вытекают из особенностей художественной литературы как искусства слова. Природа слова как средства искусства обусловливает возможности литературы как способа познания, как особого вида художественного отражения действительности. В частности, монологическая и диалогическая формы речи, слово как повествование дают возможность писателю воспроизводить не только внутренний мир человека, но и самый процесс его жизни.

Только писатель может показать людей в движении, в самом ходе их жизни, воспроизвести мир и предметно и как одушевленный, движущийся, изменяющийся мир. Но именно этим важнейшим обстоятельством обусловлена способность литературы давать синтетическое художественное познание, охватывающее все стороны человеческого бытия в их взаимной связи, в образах конкретных людей и конкретных картин окружающего их и движущегося мира. Поэтому А. М. Горький заслуженно назвал литературу «человековедением».

Из этих особенностей литературы как средства художественного познания жизни вытекают и методологические пути решения проблемы реализма в художественной литературе. Перед писателем в качестве объекта изображения стоит не просто человек в своем внешнем, хотя бы и выражающем внутренний его мир облике, как перед скульптором и живописцем. В произведениях литературы человек выступает как чувствующее, мыслящее, говорящее и действующее в ходе жизни существо, подобно действительному, живому человеку. Очевидно, что и особенности воссоздания его внутреннего мира, находящегося в непрерывном движении и проявляющегося в определенных переживаниях, размышлениях и внешних действиях, зависят от особенностей понимания писателем сущности человека, элементов, из которых складывается его внутренний мир, и их взаимных отношений, от понимания характера каузальных связей между различными сферами этого внутреннего мира и поведением человека и т. п. Человек живет в определенной окружающей его среде как реальной, природной и общественной, так и мнимой, созданной его воображением, истинными или ложными, фантастическими представлениями. Стало быть, и изображение среды прямо зависит от взглядов писателя на то, что управляет жизнью человека и общества, каковы связи и отношения людей и окружающего их внешнего, подлинного или мнимого мира, из чего складывается этот мир и т. п.

В качестве principus divisionus реализма, как и всякого иного художественного метода, должен быть взят способ изображения человека и среды, внутреннего мира человека и окружающего его внешнего мира, составляющих две взаимосвязанных стороны единого предмета художественного познания. Перед писателем этот предмет, ожидающий его изображения, возникает в движении, в процессе, который может быть воссоздан в литературе не в один из моментов своего бытия, как в живописи или скульптуре, а во всей своей целостности и временной последовательности. Отсюда вытекает особый аспект предмета познания художественной литературы – самый процесс жизни, история с присущими ей объективными закономерностями.

Литература отражает эти закономерности, как бы ни были фантастичны ее образы и картины. В проникнутых мифологическими представлениями произведениях античной литературы, в «Нибелунгах», в картинах, созданных религиозным воображением Данте, в романтической фантазии, в поэзии символизма мы всегда можем найти отражение реальных, земных общественных отношений, борьбу социальных сил, стремлений и интересов. В «Божественной комедии» Данте силы ада и рая служат интересам политической партии великого поэта. В «Слове о полку Игореве» силы природы, как вполне реальные действительные силы жизни, выступают поборниками идеи объединения Руси. В романтической поэме Лермонтова «Демон» нетрудно найти отражение общественных противоречий в русской действительности 30-х годов прошлого века. Однако при чем же во всех этих случаях реализм?

Следует точно различать понятия «отражение» и «изображение». Реальная действительность находит свое отражение в любом художественном изображении. Но изображение делается реалистическим, реализм начинается там, где само художественное познание становится адекватным реальной действительности, где оно проникает не в мнимые, а в действительные закономерности жизни человека и общества и воссоздает ее бесконечно многообразные явления в присущих им реальных формах.

Писатели по-разному видят и понимают жизнь, изображая ее в соответствии со своими представлениями о ней, о ее движущих силах. В антагонистическом обществе художественная литература всегда отражала классовую борьбу в этом обществе. Однако только Бальзак в западноевропейской литературе начинает изображать противоречия и борьбу классов как явление действительности, видя в этих противоречиях и борьбе одну из закономерностей общественной жизни.

История художественной литературы как человековедения неразрывно связана с развитием не только самой действительности, как объективной основы искусства, но и с развитием представлений и понятий о жизни, об основных слагаемых человеческого бытия, – о природе человека, об окружающей его среде, об истории. Понадобился длительный путь развития самой жизни, философского и художественно-практического освоения мира, чтобы искусство и литература выработали метод, наиболее соответствующий собственной их природе и адекватный самой действительности, то есть метод реализма.

 

2

Как бы ни оценивать элементы реалистического изображения в искусстве античного мира или в литературе средневековья, большинство признает тот факт, что первые могучие завоевания реализма в области художественной литературы были достигнуты в эпоху Возрождения. Средневековая литература была скована представлениями о божественной предопределенности всего сущего на земле, в том числе и бытия человека. Всеобщее господство этих представлений мешало постижению подлинных закономерностей развития действительности. Ни одно значительное произведение

 

средневековья, в том числе и героический эпос, не обходится без вмешательства сил потустороннего мира, без участия чудесного, сверхчувственного, иррационального. Для мышления средневекового человека это было так же естественно и необходимо, как для писателя-реалиста XIX столетия раскрытие общественно-исторических закономерностей, движущих жизнью.

Говорят о реализме античной литературы. Наиболее значительные ее творения глубоко проникают во внутренний мир человека, правдиво воссоздавая его переживания, его нравственно-психологический облик. Достаточно напомнить образы благородного Ахилла, хитроумного Одиссея, любящей и самоотверженной Антигоны, страстной Медеи, комические типы Аристофана и Плавта. Но изображение античным писателем самого процесса жизни не могло быть реалистичным. Разумеется, исследователь и в этих изображениях найдет отражение определенных общественных отношений того времени, однако писатели древности показывают процесс жизни в свете тех мифологических представлений, на основе которых невозможно было проникнуть в действительные его закономерности. Страдания Эдипа, оказавшегося, не желая того, тягчайшим преступником, переходы его от надежды к отчаянию, трагизм его положения воссозданы Софоклом правдиво и волнующе. Но самую коллизию Софокл в соответствии со своими мифологическими представлениями раскрывает как проявление высшей и неумолимой силы рока, что, конечно, мало способствовало реализму трагедии. Да и «характеристика, как она давалась у древних авторов, в наше время уже недостаточна», – указывал Ф. Энгельс Лассалю. Ей присуще то же, что позднее было присуще и классицизму, – воплощение абстрактно взятого нравственно-психологического состояния человека, его переживаний. Это содержит в себе часть истины, но это не реализм с его социальным детерминизмом и конкретно-историческим изображением действительности в реальных, присущих данному ее явлению формах.

Являясь одним из идеологических отражений великого прогрессивного переворота, пережитого человечеством, реализм возникает в эпоху, когда человек осознает свою собственную ценность и суверенность как человека, несущего в себе деятельное творческое начало. Освобождение человека от пут средневекового аскетизма, раскрепощение его чувств, жажда земных наслаждений, стремление к объективному, научному познанию жизни, бурное кипение политических и любовных страстей явились почвой сенсуалистического, если можно так сказать, реализма Шекспира и других писателей Возрождения.

Вопрос о сущности человека, о том, что управляет его жизнью, так же как и вопрос об отношении мышления к бытию, духа к природе «…мог быть со всей резкостью поставлен, мог приобрести все свое значение лишь после того, как европейское человечество пробудилось от долгой зимней спячки христианского средневековья» . Вопрос этот в художественной форме наиболее глубоко и был поставлен Шекспиром, учеником Монтеня, современником и соотечественником Френсиса Бекона, который считал, что «…чувства непогрешимы и составляют источник всякого знания» .

Природа человека, его земные интересы и помыслы воспринимаются передовыми писателями Возрождения как источник и как достаточная причина его поступков и стремлений. Внутреннему миру человека придаётся объективное, суверенное, независимое от небес значение. Это было подлинной революцией в литературе. Это и было рождение реализма как художественного метода изображения жизни.

Основой трагических и комических коллизий у Шекспира становятся реальные жизненные отношения и интересы людей, их столкновение и борьба. Сверхчувственные элементы появляются в его произведениях только как предмет поэтической фантазии, вместо того чтобы быть теми грозными и казавшимися действительными силами, какими выступают они в «Божественной комедии» Данте.

По поводу таких персонажей, как ведьмы в «Макбете», еще Гегель правильно заметил, что мы не должны «приписывать вину всего того, на что он (Макбет) осмеливается, только злым колдуньям; наоборот, колдуньи являются лишь поэтическим отражением его собственной упрямой воли. То, что шекспировские персонажи осуществляют – их особенная цель, – имеет свое происхождение и корень своей силы в их собственной индивидуальности», и вообще такая «самостоятельность характера», какая присуща характерам Шекспира, «может выступать лишь там, где внебожественное, частно-человеческое достигает своей полной значимости», где «нет речи о религиозности, о действовании, диктуемом религиозным примирением человека в себе» . Своим изображением жизни Шекспир как бы говорил: возможно, что человека создал бог, но в дальнейшем судьба человека стала зависеть от его собственной природы.

Шекспир раскрепощает, освобождает человека, его волю, и в земном, человеческом, находит и объективный источник развития жизни и ее идеал, воплощенный в великой идее гуманизма. Вместе с тем внутреннюю жизнь человека Шекспир воспроизводит в реальных формах самой этой жизни, что было величайшим завоеванием искусства. Какие бы сильные характеры и какие бы бурные страсти ни показывал Шекспир, он вплоть до деталей верен жизни, не выходит за пределы естественного. В его персонажах нет ничего сверхчеловеческого, как во многих героях средневековой литературы или романтизма XIX века. Ни дикие намерения Шейлока вырезать из человека кусок мяса, ни безумие короля Лира, ни чудовищные преступления Макбета, ни забывшая про весь мир любовь Ромео и Джульетты не кажутся нам чем-то нарушающим реальность или абстрактным, чисто идеальным.

Гуманистическое внимание к человеку широко раздвинуло сферу познания внутреннего мира личности. Внутренний мир героев Шекспира – многосторонний мир. На это указал еще Пушкин, сравнивая типы Шекспира с типами, созданными Мольером. В изображение человека ранний реализм в лице своих величайших представителей – Шекспира и Сервантеса – сразу вносит принцип универсальности, художественно воссоздавая интеллектуальный, нравственный и психологический облик человека, показывая различное, нередко противоречивое, значение и интенсивность этих сфер человеческого существа в разных людях. Нравственное начало руководит Гамлетом в его обличениях, нравственные вопросы мучают его; не трагедию страсти, а нравственную трагедию переживает и король Лир; разочарования делают мизантропом Тимона Афинского. В «Гамлете» и в «Дон-Кихоте» Сервантеса с гениальной силой приоткрывается завеса над областью человеческого духа. Трагедия Дон-Кихота – это прежде всего трагедия человеческого разума, уже осознавшего необходимость борьбы со злом в жизни, но еще бессильного и наивного в понимании истинных его источников и проявлений. Примечательно, что Дон-Кихот уже не надеется на божественное откровение, а сам пытается решить великую проблему создания идеального человеческого общества.

Но основную определяющую доминанту во внутреннем мире человека и писатели раннего Возрождения и Шекспир видят в человеческих страстях. С недостижимой силой первооткрывателя нового мира великий сердцевед Шекспир раскрывает в своих произведениях, в созданных им типах человеческую природу прежде всего как мир страстей. «Великолепнейшее» в Шекспире Стендаль видел в изображении «смены страстей в человеческом сердце» . На это же указывали Гете и Пушкин, Белинский и Добролюбов. Кажется, что к шекспировскому изображению любви, ревности, честолюбия, корыстолюбия, жажды власти и т. д. нечего добавить, настолько глубоко и полно раскрыты эти страсти. Порочные и благородные страсти, низменные и гуманные чувства, столкновения и борьба страстей и порожденных ими интересов и стремлений составляют и ту почву, на которой разыгрываются трагедии и комедии Шекспира, и их арсенал. Сказанное вовсе не обедняет ни жизненное содержание произведений Шекспира, ни его художественную палитру. Шекспировский мир – богатый и многообразный мир. Мы только подчеркиваем, что в человеческих страстях Шекспир видел ведущее начало во внутреннем мире человека, движущее его волю.

Сущность человека – это страсти, мог бы сказать Шекспир, усматривавший в них объективную, вытекающую из природы вещей закономерность жизни. Типический характер выступает в его произведениях прежде всего и именно как характер. Обусловленность, причинность поступков человека остается, но только источник ее перемещается с небес в существо самого человека, в мир человеческих чувств и страстей. В методе художественного изображения человека развивается то, что можно назвать психологическим детерминизмом.

Художественно осваивая жизнь человека с присущими ей противоречиями, раскрывая в их взаимоотношениях человеческие разум и страсти, нравственные чувства и психологические переживания, выдающиеся писатели XVI – XVII столетий все чаще и острее сталкивались с проблемой объективной обусловленности внутреннего мира человека, его проявлений миром внешним, реальной, земной действительностью.

Великий знаток жизни, Шекспир уже осознавал значение для характера и поступков человека реальных факторов внешнего мира. Отелло у него мавр и полководец, что объясняет его пылкость, ревность и ту решительность в поступках, которые имели роковое значение. Жажда мести и чувство доверия, любовь и жалость, борющиеся с ревностью в душе Отелло, представлены в трагедии как борьба двух начал: варварского восточного деспотизма в отношении к женщине и того гуманного начала, что вложено в Отелло эпохой Возрождения. Страстная любовь Ромео и Джульетты вспыхивает под солнцем Италии. Напротив, северный темперамент Гамлета и Офелии удивил бы Отелло. А ведь мысль о влиянии климата на характер человека обосновывалась Монтескье даже в XVIII веке, над ней задумывался наш Пушкин. Можно объяснить нерешительность и колебания гуманиста Гамлета не только слабостью его воли, но и влиянием Виттенбергского университета. Во всем этом чувствуется понимание великим драматургом существования объективных связей внутреннего мира человека с миром внешним, но уже земным. Шекспир видел, что в основе человеческих отношений лежат реальные, земные интересы людей. Маркс восхищался шекспировским пониманием общественной роли денег. Трагедия любви Ромео и Джульетты является следствием вражды их семей – черта феодальных нравов и отношений, за которой не надо было отправляться в Италию: трагические коллизии, порожденные войной Алой и Белой розы, у всех в Англии были тогда в памяти. Шекспир не раз показывает, как борьба за власть сталкивается с семейно-родовыми отношениями и разрушает их. Он считал, что и в искусстве следует давать, как поучает Гамлет актеров, «всякому веку и сословию – его подобие и отпечаток».

Необходимая в реалистическом искусстве причинная связь между конкретно-исторической общественной средой и человеком, как ее продуктом, уже прощупывается в творчестве Шекспира. Все же созданные им типы воспринимаются главным образом как «общечеловеческие» психологические типы и в меньшей степени как определенные социально-исторические типы. Как подлинно великий писатель, Шекспир показывает жизнь всей нации, и ее «верхов» и ее «низов», но социальная дифференциация общественной среды в литературе Возрождения только намечается.

Показывая в комических и трагических коллизиях неоднородность и противоречивость внутреннего мира человека, людских стремлений, страстей и интересов, борьбу добра и зла, Шекспир чувствовал существование в жизни не античного рока, не божественной предопределенности, а вполне реальной и не менее неумолимой необходимости, определяющей судьбу человека, и особенно человечного человека. Он убедительно показывает могучую силу обстоятельств в трагических судьбах многих своих персонажей. Но он еще не мог проникнуть в тайны их объективной необходимости. Вот почему такую огромную роль в его пьесах играют всякого рода случайности, в чем Л. Н. Толстой видел недостаток драматургии Шекспира. И будучи не в силах понять до конца закономерности самого процесса жизни, найти в ней самой, а не в потустороннем мире источник и силы для осуществления вдохновляющего его гуманистического идеала, Шекспир под конец жизни уходит в мир фантазии и сказки. Не раз повторится в новых формах в истории мировой литературы духовная драма Шекспира, не смогшего найти реальный путь из царства необходимости в царство свободы.

 

3

Эпоха Просвещения открывает новый этап в развитии реализма. В XVIII веке перед общественной мыслью и художественной литературой со всей остротой стала проблема общественной среды и ее влияния на человека как не менее важной закономерности человеческого бытия, чем природа самого человека.

В художественном решении этой существенной для развития реализма проблемы делает значительный шаг вперед Мольер еще в XVII веке. Классицизм мало интересовался проблемой социально-исторической среды и ее влияния на человека. Но уже Мольер в «Критике на «Школу жен» абстрактным страстям классицистической трагедии противопоставляет изображение «нравов». Он прямо связывает характер и поступки некоторых своих персонажей со средой, в которой они живут, стремясь определить человека не только как психологический, но и как общественный тип. Его господин Журден – «мещанин во дворянстве», буржуа, захотевший стать аристократом. Пушкин, справедливо ставя шекспировское изображение внутреннего мира человека выше мольеровского, не отметил этого преимущества Мольера перед Шекспиром. Преимущество это возникло, конечно, как отражение времени. Английская революция середины XVII века и время Фронды во Франции с достаточной ясностью раскрыли значение общественной среды и общественных противоречий. В английской литературе конца XVII и начала XVIII века это отразилось в сатире Свифта и в романах Дефо. Во французской литературе определенную роль в изображении бытовой среды и нравов сыграла литература бурлеска.

Все же художественное воспроизведение общественной среды, ее влияния на характеры людей, изображение зависимости человека от обстоятельств, связанных с его общественным положением, – это заслуга западноевропейского, прежде всего английского романа и французской буржуазной драмы XVIII века. Фильдинг, Смоллет, Гольдсмит, Дидро и Бомарше рисуют своих героев как представителей определенной общественной среды, показывают влияние нравов на внутренний мир личности. Человеческая психология находит свой общественный источник. Свобода, с которой Шекспир показывал человеческие страсти и их борьбу, была утрачена: они должны были теперь получить объективное общественное объяснение. Локк убедительно опроверг идею врожденности чувств и понятий человека, поставив их возникновение в связь со средой, что не могло не отразиться и на изображении человека в литературе. Дидро настойчиво требовал от писателей «постоянно иметь перед глазами различие в сословном состоянии своих героев… Прежде из характера извлекали всю интригу. Искали вообще обстоятельств, которые его обнаружили бы, и связывали эти обстоятельства. Но именно общественное положение человека, его обязанности, его преимущества, его затруднения должны служить базой драматического произведения. Мне кажется, что этот источник более богат, обширен и полезен, чем источник характеров», – писал он. Литература освещает причинные связи между средой и судьбой человека. Среда, ранее сосуществовавшая с героем, выступавшая по отношению к нему как внешний мир, доброжелательный или враждебный, становится теперь почвой, питающей его своими соками. Происходит дифференциация личности человека в зависимости от его общественного положения. Персонажи романов Фильдинга и Смоллета – это столичные аристократы, сельские помещики, мелкие торговцы, трактирщики, ремесленники, слуги и т. п. Их человеческие качества во многом связаны с их общественным происхождением или положением.

В драматургии Дидро, с меньшей четкостью у Вольтера, человек также рисуется как тип определенной общественной среды. Разумеется, глубина понимания писателем социальных противоречий, как противоречий классовой борьбы, зависит прежде всего не от теоретических представлений, а от степени развития и ясности самих классовых отношений и противоречий в обществе. В XVIII веке больше всего существовало иллюзий относительно коренной общности, единства природы человека как «естественного человека», нормального разумного человека и т. п. Они нашли свое отражение и в художественной литературе. Но чем острее становились социальные противоречия, чем более приближалась Французская революция, тем глубже усваивались реалистической литературой роль и значение социального положения в судьбе человека. Особенно ощутим социальный момент в изображении жизни в «Женитьбе Фигаро» Бомарше, написанной в канун Французской революции, когда противоречия между «третьим сословием» во главе с буржуазией и старым порядком настолько обострились, что связь характера, поведения и интереса человека (как представителя привилегированного или непривилегированного сословия) с его общественным положением уже понятна была любому читателю или зрителю. Лучшие достижения реалистической литературы XVIII века выросли на почве учения просветителей-материалистов XVIII века о том, «…что человеческий характер является продуктом, с одной стороны, его природной организации, а с другой – условий, окружающих человека в течение всей жизни, а в особенности в период его развития» .

Однако по сравнению с эпохой Возрождения происходят некоторые существенные изменения в понимании самой «природной организации» человека.

Декарт учил, что сущность человека – мысль. Такое понимание человека воплощено в искусстве классицизма. Традиции классицизма в изображении внутреннего мира личности продолжали развиваться почти до конца XVIII века. Дидро, Вольтер, Лессинг ярко воплощают в созданных ими образах мир разума человека. Конечно, материалист и сенсуалист Дидро глубже и многостороннее понимал внутренний мир человека, чем рационалист Вольтер. Достаточно вспомнить племянника Рамо, этого французского нигилиста времен энциклопедистов и маркизы Помпадур. Все же главным в человеке в XVIII столетии признавался разум. Мнения правят миром – так думали в эпоху Просвещения, когда, по словам Гегеля, мир был поставлен на голову. Так показывала жизнь и ее литература.

Как бы критически ни относиться к рационалистическому изображению внутреннего мира человека, XVIII век составил эпоху в художественном освоении этого мира. Если многие из пьес Шекспира, по справедливому замечанию Добролюбова, «могут быть названы открытиями в области человеческого сердца» , то просветительский реализм с большой силой выявил роль разума, мира идей, как особой сферы внутреннего мира человека. Говоря словами Горького, писатели-просветители XVIII века твердо знали, что «не в боге разум, а в человеке». Несомненно, что рационализм в изображении человека нередко доходил до крайности, особенно во французской литературе XVIII века, часто порождая резонерство. «Во Франции мысль заглушает чувство. Из этого национального порока происходят все беды, преследующие наше искусство», – жаловался однажды Бальзак.

Но в конце века Просвещения происходит и новый подъем художественного интереса к «области человеческого сердца», что нашло свое отражение в творчестве Ричардсона, Руссо, Прево. Развивается сентиментализм. Изображение сферы «чувствительного» скоро покоряет читателя. Начинается возвращение к Шекспиру. Великий Гете стремится слить в изображении человека мир его разума с миром его сердца, вместе с тем связывая внутреннюю жизнь человека с окружающей его действительностью. Так от Шекспира до Гете универсальная сущность человеческой личности была познана всесторонне и в связи с тем, что тогда называлось общественными нравами, с жизнью общества.

Художественное познание новых сторон и закономерностей жизни реалистическим искусством обогащает как самый метод реализма, так и его художественные формы. С широким включением в литературу XVIII века общественной среды, как активного фактора жизни, происходят и глубокие новаторские процессы в области художественных форм реализма, отражавшие историческое развитие самой жизни, углубление и расширение представлений о ней. Так, английский реалистический роман, воссоздавая семейные, бытовые и даже профессиональные конфликты и ситуации из жизни английского общества XVIII века, разрабатывает соответствующие им как жизненным явлениям сюжетику и композиционные формы, которые не были знакомы старому авантюрному и плутовскому романам с их экстенсивной линейной композицией. Почвой для коллизии и конфликтов все чаще становятся реальные отношения и интересы людей не только политического, но и бытового, частного, «домашнего» характера, вытесняя отвлеченные психологические или моральные коллизии и конфликты, присущие произведениям классицизма. Типические обстоятельства становятся все менее условными, приобретают социально-бытовой характер. Вмешательство чудесного, сверхчувственного элемента или сверхчеловеческих, неестественных качеств совершенно изгоняется. Все должно быть детерминировано, объяснено разумом, исходя из реальных условий действительности и природы человека в его индивидуальном облике. «Рассказываемые дела должны быть не только возможны для человека и согласны с человеческой натурой вообще, но и гармонировать с той личностью, которой они приписываются», – требует Фильдинг.

Наряду с психологической деталью выдвигается значение бытовой детали. Портретная живопись принимает более материализованный характер, постепенно вытесняя идеальные воплощения абстрактных понятий красоты или безобразия, присущие классицистической драме. Шекспировский «язык страстей», речевые характеристики приобретают социально-бытовую окраску. Рядом с драматической формой, ранее обращенной главным образом к внутреннему миру человека, возникает новая, буржуазная драма с ее вниманием к быту и общественному положению героя. Развивается не пользовавшийся вниманием в эпоху классицизма жанр романа, как более удобная, гибкая и объемная по сравнению с драмой художественная форма «для поэтического представления человека, рассматриваемого в отношении к общественной жизни» . В эстетической мысли XVIII века у Дидро и Лессинга формулируется понятие о типе и типичности как принципе реализма. Само это понятие могло возникнуть только в соотнесенности человека с другими людьми и с общественной средой, то есть как обобщение определенных закономерностей действительности.

Это был новый гигантский шаг вперед в развитии реализма, как метода художественного воссоздания жизни человека и общества, возникновение вслед за психологическим и социального детерминизма в изображении этой жизни.

Не следует, однако, думать, что развитие реализма представляло собой непрерывное восхождение от низшего к высшему во всех областях. Просветительский реализм XVIII века ушел дальше Шекспира в смысле общественной конкретизации человека, окружающей его среды и раскрытия причинных связей между средой и личностью, поведением человека. Но в изображении богатства и противоречивости внутреннего мира человека даже самые значительные писатели XVIII столетия, за исключением Гете, не достигают могучего искусства Шекспира. И дело объясняется не степенью их таланта. Слабая сторона реализма XVIII века отражала своеобразие времени. Это особенно видно на примере французской буржуазной литературы. Положительные ее образы нередко являлись чистым олицетворением «естественного человека», нравственной идеи буржуазного разума. Так развился схематизм в изображении внутреннего мира человека, та односторонность, которая особенно дала себя чувствовать в буржуазной драме, в литературе сентиментализма. Его великие представители Руссо и Ричардсон сумели вдохнуть жизнь в своих добродетельных и чувствительных героев, показав их страдающими от обстоятельств их жизни, от развращенных аристократов. У эпигонов сентиментализма, видевших в литературе одно только нравоучение, добродетель вопреки жизни всегда стала торжествовать, а порок наказываться. Схематическое деление людей на злых и добрых, порочных и нравственных, осмеянное впоследствии Энгельсом в полемике с Дюрингом, нанесло большой ущерб реализму XVIII века. Даже Фильдинг не смог уберечься от влияния подобного деления.

Описанная «детская болезнь» литературы оказалась затяжной и заразительной. Как известно, она была распространена и в русской литературе первых десятилетий XIX века, в эпоху Карамзина и романтизма. О ней дважды писал Пушкин – в «Евгении Онегине» и в статье 1836 года «Мнение М. Е. Лобанова о духе словесности как иностранной, так и отечественной». Причину болезни он справедливо усматривал в одностороннем » ограниченном взгляде на природу человека. Имея в виду эпигонов нравоучительного сентиментализма, с одной стороны, и «неистовую словесность» романтиков, с другой, Пушкин писал: «Прежние романисты представляли человеческую природу в какой-то жеманной напыщенности: награда добродетели и наказание порока были непременным условием всякого их вымысла, нынешние, напротив, любят выставлять порок всегда и везде торжествующим и в сердце человеческом обретают только две струны: эгоизм и тщеславие. Таковой поверхностный взгляд на природу человеческую обличает, конечно, мелкомыслие и вскоре так же будет смешон и приторен, как чопорность и торжественность романов Арно и г-жи Котен. Покамест он еще нов, и публика, то есть большинство читателей, с непривычки видит в нынешних романистах глубочайших знатоков природы человеческой» . Как видим, характер изображения человека в литературе Пушкин неразрывно связывает с пониманием писателем «природы человеческой». Понимание это было односторонним, абстрактным и у сентименталистов и у романтиков. Оно отчасти было связано с метафизическим способом мышления, присущим представителям эпохи Просвещения. «В области истории – то же отсутствие исторического взгляда на вещи», – указывает Энгельс, характеризуя передовую общественную мысль XVIII века. Таков был дух времени, и он непременно должен был сказаться на характере мышления его литературных представителей и его выражения – художественного метода.

 

4

Писатели эпохи Просвещения даже тогда, когда они обращаются к истории, еще не осознают, что особенности характера людей, их внутренний мир определяются исторически подготовленным своеобразием их времени. Почти до конца XVIII века литература не владела последовательно исторической точкой зрения на жизнь. Писатели XVI – XVIII столетий не рассматривают общественную среду, людей, их деятельность в процессе развития, не видят, что человек – продукт истории.

Давно и справедливо отмечено чувство историзма у Шекспира. Его историзм имел, однако, свои особенности. Великий английский драматург в своих исторических хрониках дает правдивые картины борьбы за королевскую власть в Англии эпохи феодализма. Он верно воссоздает политическую обстановку и ход борьбы за корону между различными претендентами, но не раскрывает исторических корней, источников этой борьбы и ее перипетий в развитии английского общества и государства, как это делает потом Вальтер Скотт в своих романах. Сюжеты сухих старинных хроник обрастают у Шекспира человеческими страстями, как скелет мясом. Но его герои не возникают перед нами как выразители различных борющихся между собой определенных общественных сил и тенденций в историческом развитии Англии их времени. Великий драматург не показывает также человека в развитии, изменяющего свой характер в процессе жизни. То, что проявляется в их поступках и отношениях, присуще их природе:

Хотите продолжить чтение? Подпишитесь на полный доступ к архиву.

В Малаге открылась выставка, посвященная русскому реализму — Российская газета

В филиале Русского музея в Малаге открылась выставка «Реализм: вчера и сегодня. Искусство и правда». Две важные новации сопровождали это событие: создание и развеску такой масштабной выставки ее кураторы впервые осуществляли онлайн. В онлайн-режиме сразу из четырех городов — Москвы, Мадрида, Санкт-Петербурга, Малаги — произошло открытие выставки. И только зрители в музей пошли уже вживую. Это первый зарубежный проект Русского музея после пандемии.

По оценкам посла России в Испании Юрия Корчагина, за пять лет, что существует этот филиал Русского музея, он успел стать одним из самых посещаемых в стране: ежегодно здесь бывает порядка 500 тысяч посетителей. Директор Русского музея Владимир Гусев, кураторы выставки Евгения Петрова и Йозеф Киблицкий уверены, что новая экспозиция не обманет ожиданий. Ведь она предоставляет европейскому зрителю уникальную возможность познакомиться с таким ярким и самобытным явлением, как русский реализм. На родине Федора Достоевского и Льва Толстого это сочетание имеет особый смысл.

Выставка Русского музея рассказывает об истории становления реализма в русской живописи, о том, как сосуществовали и последовательно сменяли друг друга его этапы: академический, критический, передвижнический, социалистический и другие, вплоть до гиперреализма. Но более 180 произведений десятков авторов начиная с конца XVIII и до начала XXI века дают возможность не только оценить художественные особенности российских мастеров, но и постичь ту самую «загадочную русскую душу».

Примечательно, что экспозиция составлена не по хронологическому, а по жанровому принципу. Перекличка тем и мотивов, оммажи старым мастерам в полотнах молодых художников, их своеобразное переосмысление традиции делают ее особенно живой и активной. Специалисты отмечают, что, пожалуй, впервые искусствоведам удалось столь целостно и всеобъемлюще представить эволюцию фигуративного изобразительного искусства в России.

Хрестоматийные имена Венецианова, Шишкина, Сурикова, Репина, Перова соседствуют здесь с такими новаторами авангарда, как Петров-Водкин, Александр Осмеркин, Зинаида Серебрякова, а многофигурные композиции, запечатлевшие изучение сталинских речей в избах-читальнях, — с ироничными очередями эпохи тотального дефицита.

Поразительно наблюдать, как рифмуются, например, «мясные» натюрморты Петра Кончаловского, запечатлевшего разделанные туши в лавке начала прошлого века, с «Театром плоти» Игоря и Екатерины Пестовых, а сцены крестьянского быта Аркадия Пластова с перемиловскими «чудиками» Владимира Любарова.

Фронтальным полотном выставки стала работа современных художников Ильи Гапонова и Кирилла Котешова «Нулевые люди», написанная совсем еще молодыми художниками в 2012 году на полотне гигантского размера так называемым кузбасслаком (одна из фракций углеводородов). Запечатленные на ней шахтеры Кузбасса, те самые «люди труда», выписанные с любовью и огромным уважением и к нелегкой профессии, и к непростой жизни, стали лейтмотивом выставки. Коллективный психологический портрет «людей глубинки», от бедности авторов созданный не масляными красками, а подручной «нефтянкой», лучше любых объяснений демонстрирует наше главное богатство — и в прямом, и в переносном смысле.

Ускоренный ритм жизни диктует художникам новый язык. Огромных размеров полотна словно вступают в соревнование с агрессивной, заполняющей пространство рекламой. Но подробное и тщательное изображение действительности отнюдь не самолюбование авторов своим мастерством. В этих гипер- или миниформах зачастую скрыты метафоричность, критичность и романтизм, свойственные юношескому восприятию жизни. Так, впрочем, было во все времена. А школа, полученная в российских учебных заведениях, помогает сегодняшним художникам реализовать эти идеи в выразительных фигуративных форматах.

«Меняется стиль изображения. Но мощь, монументальность и мастерство российских художников остается прежним», — подчеркивает Евгения Петрова.

почему петербуржцы перестали бояться COVID :: С.-Петербург :: РБК

Появляются идеи, которые полгода назад всё общество посчитало бы бредовыми. Например, что коронавирус придумали власти, чтобы загнать всех людей в бетонные коробки квартир и управлять ими. Что «это всё» придумали для того, чтобы чипировать население через последующие прививки. В некоторых странах граждане сжигают вышки 5G — уверенные в том, что коронавирус передаётся через них.

Когнитивные искажения связаны и с влиянием авторитетов. Если в моём окружении люди не носят маски, перчатки, нарушают социальную дистанцию, они подумают обо мне плохо, если я не буду делать то же самое. Человек получает позитивное подкрепление в окружающем мире — смотрит на улицу, а там все без масок. Думает: «Да я сам сегодня пожимал руку нескольким людям, обнимался с друзьями и не заболел. Всё нормально, все здоровы, вирус, даже если он есть, не страшен».

Читайте на РБК Pro

Есть люди, для которых пандемия создала проблемы, связанные не с состоянием здоровья, а с ограничениями в передвижении, в действиях. То есть, всё это время для человека была одна проблема — власти запретили выходить из дома, закрыли рестораны и магазины. Открытие этого всего воспринимается как решение проблемы. Хотя для здравомыслящего человека очевидно, что решить проблемы, вызванные пандемией, может вакцина или специальное лекарство, которых пока нет (а кандидаты еще не подтвердили свою эффективность и безопасность).

Человек на позитиве выходит на улицу и не видит, что происходит в реанимациях, как страдают люди, какие мысли им приходят в голову перед смертью. Давайте по факту: пандемия продолжается, число заразившихся в Петербурге растёт, у нас в городе самая высокая смертность от коронавируса в России. Но люди считают, что «всё закончилось», потому что под воздействием перечисленных выше психологических факторов логика не работает. Человеком овладевают эмоции, которые диктуют линию мышления и поведения. В угоду своему сиюминутному состоянию человек жертвует гораздо более значимыми вещами, как своё здоровье или даже жизнь. В этом самая большая проблема иррационального мышления.

Люди могут испугаться коронавируса снова, если они сами заболеют или заболеют их близкие. Пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Люди по-настоящему меняют свои убеждения, когда сталкивают с какой-то проблемой, болью от этой проблемы. Это людей отрезвляет. Но это пост-фактум отрезвление. Мы как вид Homo sapiens сильны своей разумностью, критическим мышлением и возможностью упреждения проблем. Так давайте же пользоваться своими сильными сторонами и преимуществами, во благо себя, близких и общества».


Надежда Сатосова, врач-эпидемиолог «Медицинского центра «XXI век»:

«Незначительный ежедневный прирост заболеваемости коронавирусом в Петербурге, который мы наблюдаем в последних отчетах оперштаба, говорит об эффективности введённых ограничительных мер. Эпидемиологи изначально прогнозировали, что как только начнутся послабления, будет прирост заболеваемости. Так было и в Москве, и в Европе. Насколько сейчас оправдано послабление этих мер, насколько удалось растянуть пик заболеваемости — в перспективе покажет статистика.

Но возможность сегодня заразиться новым коронавирусом сохраняется. Течение болезни по прошествии нескольких месяцев не стало легче. Классическая теория эпидемического процесса говорит нам о том, что многократные пассажи возбудителя через организмы людей с разной восприимчивостью, снижают его вирулентность (степень способности любого микроорганизма вызвать заболевание или гибель организма — ред.) и патогенность. Но небольшой период наблюдения не дает возможности утверждать, применима ли эта теория в отношении нового коронавируса.

Сейчас люди просто устали от масок, я их понимаю. Летом в них жарко. Но стоит сохранять осторожность. Улица, парки- это самое безопасное место. Вероятность заражения в сотни раз меньше на открытом воздухе, чем в помещении. Маска нужна там, где нет возможности соблюдать социальную дистанцию — минимум метр, лучше полтора. Например, перемещаться в общественном транспорте или ходить в магазин без маски — рискованно. В целом, когда вы вынуждены какое-то время находиться рядом с незнакомым человеком с неизвестным статусом (то есть, вы не знаете, болеет ли он или его родные), маска на лице желательна.

Предполагаю, осенью, в случае возобновления занятий в школе и полноценной работы дошкольных учреждений, среди детей неизбежно будет циркулировать коронавирус. Например, детский сад — это только первый шаг к формированию гигиенических навыков: дети только начинают осваивать все мероприятия, направленные на борьбу с новой инфекцией — гигиена рук, дистанция. В дежурных детских садах уже сейчас есть вспышечная заболеваемость, когда фиксируется 2-3 случая инфекции. Дети значительно легче, чем взрослые, переносят COVID-19 — и в то же время они являются опасным источником для своих родителей, и, особенно, бабушек и дедушек.

Однако, я считаю, что прошло ещё недостаточно времени с момента появления нового вируса, чтобы делать глобальные прогнозы. С одной стороны, известно, что есть бессимптомное течение инфекции и есть работы, демонстрирующие, что, бессимптомное течение формирует иммунитет далеко не в 100% случаев. С другой стороны, всех радуют некоторые моменты — например, то, что новый вирус не настолько изменчив, чтобы не было возможности создать против него вакцину. Высока вероятность, что эта вакцина будет сезонная, как вакцина против гриппа. В России ведется изучение иммунной прослойки населения на небольшой выборке. Мы понимаем, что как только 25-30% населения перенесут инфекцию и получат антитела, это позволит новому коронавирусу стать сезонной болезнью. Этих показателей уже достигли Москва и Московская область. А как только антитела будут у 60% населения, COVID-19 возможно выпадет и из сезонных болезней. Но для этого нужно время».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции

Записала: Виктория Саитова

Что такое магический реализм и какие книги к нему относятся?

В июне у романа Габриеля Гарсии Маркеса «Сто лет одиночества» юбилей: библии магического реализма, положившей моду на Латинскую Америку, исполняется 50 лет. По такому случаю «Афиша Daily» вспоминает главные особенности этого литературного направления и книги, в которых они ярче всего отразились.

Возникший в 1920-е годы магический реализм — жанр синкретический не только потому, что он по определению подразумевает слияние действительного и иллюзорного. Его представителям удалось найти чрезвычайно удачный и необычный способ по-новому рассказать о бытовых, социальных, нравственных проблемах, уже успевших набить человечеству оскомину.

Магические реалисты сыграли на ностальгии и неудовлетворенности читателя, которому в детстве обещали, что жизнь будет полна чудес, а она оказалась скучной и серой. Связав воедино латиноамериканский эпос и поэтику французского сюрреализма (Алехо Карпентьер и Мигель Анхель Астуриас в юности жили в Париже), философскую притчу и исторический роман, они произвели революцию в литературе, а во второй половине XX века их книги стали до того модными, что отголоски этого художественного метода проникли даже в консервативную советскую прозу: что мешает нам назвать «надреальностью» таинственное, вязкое безвременье, в которое погружаются старухи на последних страницах «Прощания с Матерой» Валентина Распутина?

«Сто лет одиночества» по сей день остается одной из самых продаваемых книг всех времен, а темы и приемы, открытые или искусно модифицированные Маркесом, Борхесом и Кортасаром, широко используются и современными писателями.

Двоемирие

В книге «Психология шизофрении» польский психиатр Антоний Кемпинский очень просто и наглядно объяснил, в чем именно заключается разница в восприятии действительности между здоровым человеком и человеком с серьезным расстройством психики. Здоровый человек, приняв в темноте куст за притаившегося грабителя, пугается, но понимает, что перед ним либо куст, либо грабитель. В глазах того, кто болен шизофренией, увиденный объект может быть и кустом, и грабителем одновременно.

Точно так же персонажи произведений, которые причисляют к магическому реализму, существуют сразу в двух мирах: в мире прошлого и в мире настоящего, в мире сна и в мире бодрствования, в мире субъективном и в мире подлинном. Бытийный дуализм обычно не смущает героев: такой порядок вещей кажется им совершенно естественным — и читатель, словно поддавшись гипнозу, в конце концов и сам перестает отличать реальное от ирреального. С одной стороны, это позволяет нам говорить о родстве Маркеса, Кортасара, Карпентьера не только с экспрессионистами, но и с фантастами. С другой, такой подход к изображению действительности не то чтобы сильно грешит против истины: по большому счету каждый из нас в любой момент может из душного вагона метро мысленно перенестись на берег моря.

Пример: «62. Модель для сборки» Хулио Кортасара

Книга, которую сам Кортасар называл антироманом, маскируется под затейливое полотно, сотканное из нескольких потоков сознания, а на деле оказывается философским трактатом. Писатель не просто попытался стереть границу между миром вещей и миром идей. Оставив в стороне диалектику Платона, он пошел по пути Аристотелевой метафизики, а через нее добрался и до экзистенциализма XX века. Ловко переплетая мысли и впечатления героев, которые легко перемещаются между несколькими географическими и пространственно-временными пластами, Кортасар исподволь заставляет нас задуматься над вопросом о том, что первично: настоящие города, в которых проходит наше детство (а за ним — юность, зрелость, старость), или вымышленный Город, куда мы все бежим в надежде на спасение?

Издательство АСТ, Москва, 2014, пер. Е.Лысенко

Условность времени

Для реалистического романа XIX века был характерен историзм: Бальзак и Стендаль не только перечисляли приметы эпохи, в которую жили Жюльен Сорель или Эжен де Растиньяк, но и называли конкретные годы, имена действительно существовавших государственных деятелей, даты проведения военных парадов и т. д. В свою очередь представители магического реализма рассматривали категорию времени как условность и обращались с ним чрезвычайно вольно.

Время в их романах либо течет с немыслимой скоростью, либо, наоборот, замедляется и кажется застывшим, и герои вяло бултыхаются в нем, подобно мухам в киселе. Оно может быть нелинейным и дробиться на будто бы не связанные друг с другом отрезки — как у Кортасара, а может переносить читателя в неопределенное прошлое — как у Астуриаса. Магические реалисты словно говорят нам: не только пространство, но и время не поддается объективной оценке. Да, все люди движутся в одном потоке мгновений, но видят его с разных точек, а значит, существование единого, общепринятого понимания времени попросту невозможно.

Пример: «Сто лет одиночества» Габриеля Гарсии Маркеса

«Сто лет одиночества» неспроста называют манифестом магического реализма: Маркес вместил в роман буквально все характерные для этой традиции черты — в частности, поразительную гибкость хронотопа. В комнате волшебника Мелькиадеса «всегда март месяц и всегда понедельник», дождь над Макондо льет четыре года, одиннадцать месяцев и два дня. Многочисленные, на определенном этапе уже с трудом отличимые друг от друга герои блуждают по мирам, чтобы вернуться в родное селение и обнаружить, что оно одновременно изменилось и осталось прежним. И хотя изначально Маркес обещает нам рассказать только о ста годах жизни рода Буэндиа, невозможно отделаться от мысли, что каждый день в Макондо длится дольше века.

Издательство АСТ, Москва, 2017, пер. В.Столбова и Н.Бутыриной

Миф как способ постижения мира

Практически в любой словарной статье или главе учебника, посвященной магическому реализму, будет сказано, что он опирается на миф. Боливийский летописец Бартоломе Арсанс де Орсуа-и-Вела, который считается одним из предшественников магического реализма, исследовал в том числе значение мифологии в формировании представлений об истории человечества. Тонкость заключается в том, что отголоски двойственности, свойственной магическому реализму в целом, встречаются и в понимании писателями роли и функции мифа.

Да, в книгах магических реалистов можно встретить образы, заимствованные из южноамериканского фольклора: к ним обращались, в частности, Карпентьер и Астуриас. Однако в значительно большей степени миф для этих авторов стал приемом осмысления современной им действительности. Создавая новую мифологию или апеллируя к уже устоявшейся, писатели стремились не столько одарить аудиторию полчищем колоритных героев и злодеев или пробудить в ней интерес к народным легендам и верованиям, сколько показать, что порой фантастические твари и стоящие за ними проекции позволяют проникнуть в суть явлений значительно глубже, чем сухой, скрупулезный научный анализ.

Пример: «Книга вымышленных существ» Хорхе Луиса Борхеса

Может показаться, будто одна из самых известных книг Борхеса не имеет к магическому реализму никакого отношения: уже в названии автор вроде бы открыто сообщает, что предмет его исследования — только вымышленные существа. Однако не все так просто. Во-первых, практически в каждом пункте этой своеобразной энциклопедии писатель во главу угла ставит не собственно описание легендарного зверя или духа, а смысл, который люди вкладывали в его появление на Земле. Во-вторых, сводя под одной обложкой китайского лунного зайца и чилийского чончона, упоминающихся в Коране джиннов и слона, предсказавшего рождение Будды, Борхес показывает, что в разные эпохи и в разных точках планеты человечество было склонно использовать миф как ключ к познанию действительности.

Издательство «Азбука», Санкт-Петербург, 2003, пер. Е.Лысенко

Поэтизация образа народа

Магический реализм если и не берет начало в сказаниях инков и ацтеков, то уж точно обыгрывает характерные для них мотивы и выводит на передовую человека из народа. Не экзотического, загадочного дикаря (как в новеллах Проспера Мериме), а по-толстовски естественного, непосредственного, заключенного в теле взрослого ребенка, который аккумулирует и ретранслирует духовный опыт целых поколений, живших на Земле задолго до того, как она попала в тиски цивилизации.

В отличие от, например, участников движения за возрождение народной норвежской культуры, развернувшегося во второй половине XIX века при участии Генрика Ибсена, магические реалисты не были склонны фанатично идеализировать коренное население Латинской Америки. Индейцы у них не единственные носители силы духа, вековой мудрости, сакрального знания. Они тоже страдают от неприкаянности и мучительно ищут ответы на «проклятые вопросы», но их примитивный взгляд на мир часто оказывается гораздо более проницательным, чем воззрения городского умника. А учитывая, что произведениям магического реализма не свойственен глубокий психологизм, нам кажется, что народный герой в них словно захлебывается в пучине чувств и впечатлений. Это делает его фигуру особенно трагической и прекрасной.

Пример: «Маисовые люди» Мигеля Анхеля Астуриаса

В 1967 году Мигель Анхель Астуриас получил Нобелевскую премию за «яркое творческое достижение, в основе которого лежит интерес к обычаям и традициями индейцев Латинской Америки». Его роман «Маисовые люди» — апофеоз народной темы в прозе магических реалистов. Запутанное, многослойное, неторопливое повествование знакомит нас с бытом коренного населения Гватемалы — импульсивного, наивного, плутоватого, болезненно привязанного к матушке-земле, привыкшего во всем сверяться с приметами и древними легендами, но исключительного обаятельного и убедительно доказывающего, что простота не хуже, а лучше воровства.

Издательство «Прогресс», Москва, 1977, пер. Н.Трауберг

Притчевость

Хотя понятие притчи обычно связывают в первую очередь с библейскими сюжетами и даосизмом, влияние этого жанра распространилось далеко за пределы христианской и древнекитайской философии: например, в поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» обращение к притче становится едва ли не основным художественным приемом. Для литературной притчи характерны обобщения, выразительный язык, кольцевая композиция, внимание к вечным темам (вроде любви и дружбы, жизни и смерти), иносказания — все это в той или иной мере встречается в большинстве книг, относящихся к магическому реализму.

Магические реалисты, как правило, не позволяют себе прямолинейных назидательных высказываний, не проговаривают мораль, не злоупотребляют идеологией — в том числе религиозной. Однако жизнь героев их сочинений состоит из многочисленных испытаний и подчиняется притчевой логике: раз за разом им неизбежно приходится расплачиваться за свои поступки, а финал книги часто оказывается многозначительно, подчеркнуто открытым и таким образом не просто побуждает читателя сделать какой-то вывод, а буквально требует этого от него.

Пример: «Царство земное» Алехо Карпентьера

Наряду с работами Маркеса «Царство земное» Алехо Карпентьера называют одним из ключевых произведений магического реализма. В центре романа — причудливого гибрида притчи и исторической реконструкции — мы видим по-вольтеровски простодушного Ти Ноэля, судьба которого разворачивается на фоне революции в Гаити на рубеже XIX и XX веков. Наблюдая за беспорядочно сталкивающимися вокруг него людскими массами, Ти Ноэль никак не может разобраться в себе и в поисках ответов обращается к аллегорическому миру вуду.

Издательство «Амфора», Санкт-Петербург, 2000, пер. А.Косс

Мотив одиночества

Вселенная, в которой обитают персонажи магических реалистов, кажется абсолютным хаосом: их окружает множество людей, животных, призраков предков, загадочных и пугающих галлюцинаций; они постоянно попадают в передряги или становятся свидетелями удивительных происшествий; они почти никогда не сидят на месте и мечутся между плоскостями реального и фантастического. В общем, складывается представление, что их жизнь сверх всякой меры насыщена событиями и эмоциями, — всем на зависть.

Но, как ни парадоксально, герои Маркеса, Кортасара, Карпентьера чувствуют себя невыносимо одинокими, часто даже не осознавая этого. Они не с азартом путешествуют по магической реальности, а скорее неприкаянно слоняются по ней в надежде постичь наконец смысл своего существования. Им сложно вести друг с другом полноценный диалог, поскольку почти каждый из них лелеет лишь собственную затаенную печаль: в результате друзья и родственники становятся чужаками, застывшими картонными фигурами, а потусторонние сущности — едва ли не единственным источником утешения.

Пример: «Короткая фантастическая жизнь Оскара Вау» Джуно Диаса

Отталкиваясь от канонов магического реализма, Джуно Диас, американский писатель доминиканского происхождения, попробовал представить, как бы сегодня выглядел несчастный маркесовский полковник, и создал гораздо более понятный и близкий современному читателю образ гика-толстяка — эдакого юного Килгора Траута, который укрывается в мире грез не столько от губительных последствий проклятия, преследующего его семью, сколько от тотального неприятия обществом. Правда, в отличие от героев-фаталистов, населяющих книги того же Маркеса, Оскар все-таки пытается изменить свою судьбу.

Издательство «Фантом Пресс», Москва, 2017, пер. Е.Полецкой

Чехов: постклассический реализм

Не сомневаясь в реалистической природе чеховской прозы, филологи по-разному определяли этот реализм: «случайностный», «атипический», «постклассический». У всех этих определений есть общий знаменатель. Чеховский реализм не создаёт просчитанных типичных ситуаций, которые служат в конце концов поучительным целям: Чехов рассматривает людей в столкновении с реальными обстоятельствами; важной, решающей здесь может оказаться случайность — совсем не то, что ожидалось. Конфликт между героем и «средой» (которая воплощает ненавидимые Чеховым пошлость и ханжество), как правило, не разрешается каким-то эффектным сюжетным ходом: Чехов смещает фокус с сюжета на атмосферу, ощущение — и хотя нельзя сказать, что это везде удаётся ему одинаково, каждая деталь в его рассказах работает на создание психологического, можно даже сказать, импрессионистского эффекта.

  • Антон Чехов1888

    «Степь» переводит Чехова из юмористов в писатели первого ряда, а описание монотонного путешествия по русской степи, по большей части увиденного глазами девятилетнего мальчика Егорушки (но с тонкими переходами точки зрения, с отступлениями, в которых повествователь отыскивает высокий лиризм в обыденном и непримечательном), опережает своё время: «Степь» — это место, где зреет, набирает силу, понемногу электризуется та чеховская атмосфера, которая в концентрированном виде явит свою силу в его поздних рассказах.

    Подробнее о книге
  • Антон Чехов1892

    Главный герой по фамилии Лаевский — человек, разочарованный в жизни и неспособный оборвать затянувшиеся отношения с замужней женщиной. За распутство и вольнодумство его маниакально ненавидит немец фон Корен — учёный-позитивист, персонаж, в котором угадываются утописты, готовые ради счастья абстрактного человечества убивать конкретных людей. Лаевский, которому всё на свете кажется пошлым и лживым, сам пошляк и лжец, но, осознав это, способен переродиться, а случай отведёт от него неминуемую гибель. Пошлость, суета, громкие слова — в «Дуэли» Чехов переносит свои любимые темы на довольно рискованную территорию, завершая повесть условным хеппи-эндом. В следующем десятилетии свой, более мрачный «Поединок», местами схожий мотивами с чеховской повестью, напишет Куприн.

  • Антон Чехов1894

    Рассказ, большую часть которого занимает пересказ евангельской истории об отречении Петра, обманчиво прост. Основной его «фокус», однако, не в обрамлении известного сюжета обстоятельствами новейшего времени, а в чувстве катарсиса — очищения через потрясение, — охватывающем всех героев во всех временных пластах рассказа. Чехов называл «Студента» своим лучшим рассказом и приводил в пример, возражая против обвинений в пессимизме.

  • Антон Чехов1894

    Жизнь гробовщика — один из мрачных топосов русской литературы. Чехов сначала иронизирует над ним в «Страшной ночи» (и здесь вторит пушкинскому «Гробовщику»), но в «Скрипке Ротшильда» подходит с другой стороны, продолжая уже гоголевскую традицию. Жизнь гробовщика Якова, который всюду видит убытки, ненавидит евреев, снимает мерку с умирающей жены, а ещё — играет на скрипке, показана не смешно, а страшно. Единственное искусство, которое соответствует разлитой в рассказе тоске, — это музыка, и когда Яков передаёт скрипку ненавистному музыканту по фамилии Ротшильд, это выглядит как передача души. Из похоронной, хтонической атмосферы «Скрипки Ротшильда» вырастет зачин «Двенадцати стульев».

  • Антон Чехов1896

    Художник, ведущий праздную жизнь, знакомится с сестрами Волчаниновыми — Лидой и Женей по прозвищу Мисюсь. Гордая Лида «служит человечеству», хлопоча о медицине и образовании; она держит в повиновении мать и сестру и отчаянно спорит с художником, который — скорее назло, чем всерьёз, — объясняет, что малая помощь только ещё больше закабаляет людей, а для настоящей нужна некая духовная революция. Намечавшийся роман между художником и Мисюсь сломан деспотизмом Лиды; воспоминания о старой усадьбе (одно из самых поэтичных описаний у Чехова) и доме с мезонином остаются для художника заветными, а Лидино «служение народу» — низовая политика, в которой больше гордыни, чем любви к людям, — пополняет чеховскую типологию пошлости. Общественникам рассказ Чехова не понравился.

  • Антон Чехов1897

    Лакей московской гостиницы заболевает и вынужден вернуться с семьёй в родную деревню Жуково — к большой, тёмной, неприветливой родне, в мир нищеты и пьянства; любовь и дружба так же далеки от быта жуковских крестьян, как и сама Москва. Несмотря на то что здесь показаны обыденные деревенские происшествия, слаженной системы типов в повести нет: в персонажах, в их отношениях, в деталях много случайного, хотя и не из ряда вон выходящего. Колебания этих случайностей дают новый, усиленный реалистический эффект. Повесть подверглась цензуре и вызвала горячие споры между теми, кто приветствовал её правдивость (и видел в ней критику народнического идеализма), и теми, кто считал её поклёпом на народ (в числе таких критиков был любивший Чехова Лев Толстой).

  • Антон Чехов1898

    Врач Дмитрий Ионыч Старцев, наезжающий в губернский город из богом забытого захолустья, сближается с семьёй Туркиных, которая считается здесь самой образованной и талантливой: дочь по прозвищу Котик лупит по клавишам рояля, мать читает вслух свой роман, начинающийся фразой «Мороз крепчал», отец сыплет каламбурами, и даже лакей изображает драматическую сцену — год от года одну и ту же. Впрочем, оборотной стороной вульгарности Туркиных оказывается практичность Ионыча, некстати вылезающая в самые романтические моменты и в конце концов охватывающая его с головой. По большому счёту «Ионыч» — рассказ о том, что противопоставление дикости и культуры может быть ложным: когда исчезает первый шарм и обрывается глупая влюблённость, чувство иронии, с самого начала доминирующее в рассказе Чехова, превращается в гадливость.

  • Антон Чехов1898

    Первый рассказ из «маленькой трилогии» Чехова, объединённой тремя рассказчиками. Учитель Буркин вспоминает своего коллегу Беликова, преподавателя греческого: этот человек, даже летом носивший тёплую одежду, жил в «футляре» — оболочке скрытности, страха и ханжества, которые странным образом сочетались с ролью блюстителя нравов. Одновременно жестокого и комичного столкновения с миром беликовский футляр не выдерживает — гибнет и его носитель. Ветеринар Чимша-Гималайский говорит, что, по сути, всё обывательское существование — футляр; неумеренный пафос врача проявится в следующем рассказе трилогии — «Крыжовнике». «Человек в футляре», во многом благодаря броской формуле заглавия, стал одним из самых знаменитых рассказов Чехова: в критике и школьном литературоведении появилось понятие «футлярность».

  • Антон Чехов1898

    Ветеринар Чимша-Гималайский, который в «Человеке в футляре» был слушателем, становится рассказчиком. Он с надрывом рассказывает историю о своём брате, который всю жизнь мечтал о собственном крыжовнике — и вот мечта наконец осуществляется: крыжовник становится символом мелочного счастья, которым человек способен удовлетвориться, тогда как «надо, чтобы за дверью каждого довольного, счастливого человека стоял кто-нибудь с молоточком и постоянно напоминал бы стуком, что есть несчастные». Хотя случай с крыжовником заставляет ветеринара переоценить собственную страсть к проповедям добра, он от неё не отказывается — перед нами образец амбивалентного чеховского пафоса, одновременно искреннего и содержащего в себе критику собственного стиля.

  • Антон Чехов1899

    В просто устроенном рассказе о любви двух несвободных людей — он женат, она замужем — едва ли не выразительнее всего звучит та щемящая интонация, которая отличает многие поздние произведения Чехова. Ситуация несвободы неразрешима, хотя, кажется, разрешение вот-вот будет найдено. На ощущение безвыходности работает множество деталей, замедляющих действие.

    Подробнее о книге
  • Антон Чехов1900

    Одна из самых страшных вещей Чехова усиливает мотивы «Мужиков» и завершает целую линию, идущую ещё от текстов Григоровича и Златовратского: если в более ранней повести какой-то выход из замкнутого, но распадающегося мира деревни возможен, то здесь, в котловине оврага (говорящая деталь), такого выхода не существует. В отличие от писателей, специализирующихся на социальной критике, Чехов нигде не обличает впрямую — но на макабрическую атмосферу повести (в которой чеканят фальшивую монету и назло обваривают младенца кипятком) влияют моралистические тексты позднего Толстого, в первую очередь «Власть тьмы».

    Подробнее о книге
  • Антон Чехов1902

    В простоте фабулы «Архиерея» есть умиляющая прозрачность, приводящая на память не другие рассказы Чехова, а, например, «Старосветских помещиков» Гоголя. К больному архиерею после девяти лет разлуки приезжает старая мать, и отец Павел переживает состояние почти экстатического счастья и полноты жизни, но вскоре умирает от брюшного тифа. Несмотря на финал, этот рассказ кажется одним из самых светлых у Чехова; смерть, подступающая к герою (сам Чехов в это время уже тяжело болен и предчувствует собственный конец), воспринимается как освобождение. Многие современники считали «Архиерея» вершинным чеховским произведением.

Как оптимизм мешает достижению цели

  • Ренука Раясам
  • BBC Capital

Автор фото, Thinkstock

Хотите добиться успеха? Обозреватель BBC Capital предупреждает, что в этом вам может помешать оптимизм.

Около 15 лет назад, когда предприниматель Микаэль Стаусхольм начинал бизнес со своим другом, его партнер нарисовал радужную картину будущего их совместного предприятия и обещал невероятный успех.

Стаусхольм поверил ему и обрадовался, как будто эти слова действительно могли служить гарантией их удачи.

Ведь всем известно, что позитивный настрой — обязательная составляющая успеха, не так ли?

«Оптимизм у всех предпринимателей заложен на уровне ДНК», — говорит Стаусхольм.

Он живет в Копенгагене, раньше работал в транспортной компании Maersk, а затем занялся консультированием крупных компаний по вопросам устойчивого развития.

«Если вам не свойственно позитивное мышление, вы никогда не начнете бизнес», — добавляет он.

Но когда их бизнес потерпел крах, он усвоил важный урок: у оптимизма есть свои минусы.

«Одного положительного настроя недостаточно — нужно сочетать его с реализмом», — говорит он.

Сила позитивного мышления была для предпринимателей основополагающим принципом как минимум с 1936 года, когда Наполеон Хилл опубликовал свою книгу под названием «Думай и богатей».

Автор фото, Michael Stausholm

Подпись к фото,

Микаэль Стаусхольм познал недостатки позитивного мышления на своем горьком опыте

Два десятилетия спустя Норман Винсент Пил написал книгу «Сила позитивного мышления», которая разошлась по всему миру в количестве 21 миллиона экземпляров.

Совсем недавно Ронда Берн выпустила книгу «Тайна», привлекшую представителей делового сообщества и простых людей обещаниями успеха, основанного на позитивном мышлении.

Согласно этим трудам, восхваляющим оптимизм, негативные мысли и сомнения мешают успеху.

Тем не менее последние исследования говорят нам, что у позитивного мышления есть свои пределы и даже ловушки. Оптимизм способен ограничить ваш успех.

Притягательная сила фантазий

Габриэль Эттинген — профессор психологии Нью-Йоркского университета и автор книги «Переосмысление позитивного мышления на основе новой науки о мотивации».

Она говорит, что, начав изучать позитивное мышление, обнаружила: у людей, фантазировавших о чем-то хорошем — например, о получении работы мечты или высоком заработке, — падало кровяное давление, которое можно считать показателем жизненной энергии человека.

«Проблема заключается в том, что люди теряют энергию, необходимую для выполнения поставленных задач», — говорит Эттинген.

По ее словам, люди, фантазирующие о достижении своих целей, не прилагают достаточных усилий для того, чтобы реализовать свой замысел на практике.

К примеру, она выяснила, что студенты, предававшиеся мечтам о будущей хорошей работе, через два года после окончания университета зарабатывали меньше и получали меньше предложений о трудоустройстве, чем студенты, склонные к сомнениям и опасениям по поводу своего будущего.

Также оказалось, что первые рассылали гораздо меньше резюме, чем вторые.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Позитивное мышление может способствовать лени

«Они предаются фантазиям, чувствуют себя успешными и расслабляются», — говорит она. При этом они теряют мотивацию, необходимую для того, чтобы добиться результата.

Нимита Шах, директор лондонской компании The Career Psychologist, считает, что люди часто разочаровываются, оказавшись не в состоянии достичь своих целей, и чувствуют вину за свои негативные мысли, считая, что именно они могли стать одной из причин неудач.

«Что-то похожее происходит, когда мы садимся на строгую диету», — говорит Шах.

Фантазируя о будущем, мы добиваемся быстрых результатов, «но когда речь идет о долгосрочных результатах, все становится только хуже».

Естественная предрасположенность

Так стоит ли постоянно беспокоиться и думать, что худшее уже не за горами? Это может быть нелегко.

По словам Тали Шарот, автора книги «Склонность к оптимизму» и директора лондонской лаборатории Affective Brain Lab, где изучается влияние эмоций на мозг, оптимизм заложен в нас природой.

Исследуя влияние отрицательных событий на эмоции, она пришла к мысли, что у всех людей имеется естественная предрасположенность к оптимизму.

В рамках своих первых экспериментов она просила участников представлять себе негативные сценарии развития событий — например, разрыв отношений или потерю работы.

Она выяснила, что люди автоматически заменяли отрицательные переживания положительными. К примеру, они могли сказать, что хоть и расстались с партнером, но в итоге нашли себе еще лучшего.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Глядя на жизнь сквозь розовые очки, вы можете упустить что-то важное

«Это испортило мой эксперимент», — говорит Шарот. Тем не менее это помогло ей понять, что люди имеют врожденную склонность к оптимизму.

«Они представляют себе будущее намного более радужным, чем прошлое», — добавляет она.

По подсчетам Шарот, подобная склонность к позитивному мышлению наблюдается у 80% населения, независимо от культуры и национальности.

В первую очередь это служит источником мотивации. Исследования также показали, что оптимисты живут дольше и, как правило, обладают более крепким здоровьем.

Шарот считает, что позитивные мысли также могут превратиться в самоисполняющееся пророчество. Будучи уверенным в том, что проживет долгую жизнь, человек может питаться правильнее и заниматься спортом.

Врожденная склонность к оптимизму помогает людям преодолевать неблагоприятные обстоятельства.

Тем не менее позитивное мышление может привести и к недооценке риска. Это означает, что, несмотря на все его преимущества, мы можем неправильно оценить количество времени и средств для реализации проекта или поддаться напрасному порыву купить пару новых туфель.

В конечном счете чрезмерный оптимизм опасен и может стать для вас помехой.

Смиритесь со своими сомнениями

Но если нам свойственно ждать от будущего только хорошего, то для того, чтобы научиться пессимизму в той степени, которая позволит обеспечить идеальный баланс между позитивом и негативом, потребуется практика.

Используя свой двадцатилетний опыт исследований, Эттинген разработала схему под названием WOOP, что расшифровывается как «Wish, Outcome, Obstacle, Plan» (т.е. желание, последствие, препятствие и план).

Она доступна в виде веб-сайта, мобильного приложения и состоит из серии упражнений, призванных помочь человеку придумать конкретные стратегии для достижения кратко- или долгосрочных целей, сочетая позитивное мышление с вниманием к возможным проблемам или препятствиям.

К примеру, вы хотите основать компанию, но понимаете, что не любите просить у людей деньги или работать сверхурочно. Вы можете придумать способ преодоления этих препятствий — например, взять себе в партнеры специалиста по продажам или установить для себя конкретные часы работы.

Вы также можете решить, что препятствие слишком велико, и не стоит даже пытаться, так как дело обречено на провал.

«В этом случае вы сможете отказаться от цели с чистой совестью и сказать: «нет, я обдумал это и решил, что в настоящий момент мне это не подходит», — говорит Эттинген.

Когда Стаусхольм решил начать новый бизнес и основал компанию по производству эко-карандашей Sprout, он учел все свои предыдущие неудачи.

Все договоренности он фиксировал на бумаге и составлял планы действий на случай, если все пойдет не так.

Сейчас его компания продает 450 000 карандашей в месяц в 60 странах. Такой результат удивляет даже самого Стаусхольма.

«Сейчас много говорят о том, что владельцу бизнеса нужно быть оптимистом, — говорит Стаусхольм. — Но противоположность оптимиста — это не пессимист, а реалист, трезво оценивающий свои способности и возможности».

Реализм (философия) | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Индекс философии: Эстетика · Эпистемология · Этика · Логика · Метафизика · Сознание · Философия языка · Философия разума · Философия науки · Социальная и политическая философия · Философия · Философы · Список списков


Современный философский реализм — это вера в реальность, которая полностью онтологически независима от наших концептуальных схем, лингвистических практик, убеждений и т. Д.Философы, исповедующие реализм, также обычно считают, что истина заключается в соответствии веры действительности. Мы можем говорить о реализме в отношении других умов, прошлого, будущего, универсалий, математических сущностей (таких как натуральные числа), моральных категорий, материального мира или даже мысли.

Реалисты склонны полагать, что во что бы мы ни верили сейчас, это лишь приближение к реальности и что каждое новое наблюдение приближает нас к пониманию реальности. [1] В кантовском смысле реализм противопоставляется идеализму .В современном смысле реализм противопоставляется антиреализму , прежде всего в философии науки.

Несмотря на кажущуюся прямолинейность реалистической позиции, в истории философии не прекращались споры о том, что реально. Кроме того, произошла значительная эволюция в том, что подразумевается под термином «реальный».

Древнейшее употребление этого термина происходит из средневековых интерпретаций и приспособлений греческой философии.Однако в этой средневековой схоластической философии «реализм» означал нечто иное — действительно, в некотором смысле почти противоположное — от того, что он означает сегодня. В средневековой философии реализм противопоставляется «концептуализму» и «номинализму». Противостояние реализма и номинализма возникло в результате дебатов по проблеме универсалий. Универсалии — это термины или свойства, которые могут быть применены ко многим вещам, а не для обозначения одного конкретного человека — например, рыжий, красавица, пятерка или собака, в отличие от «Сократ» или «Афины».Реализм в этом контексте утверждает, что универсалии действительно существуют независимо и каким-то образом до мира; он связан с Платоном. Концептуализм считает, что они существуют, но только в уме, умеренный реализм считает, что они существуют, но только постольку, поскольку они воплощены в конкретных вещах; их нет отдельно от от конкретной вещи. Номинализм утверждает, что универсалии вообще не «существуют»; они не более чем слова, которые мы используем для описания конкретных объектов, они ничего не называют.Этот конкретный спор о реализме в значительной степени является спорным в современной философии на протяжении веков.

В кантовском смысле реализм противопоставляется идеализму . В современном смысле реализм противопоставляется антиреализму , прежде всего в философии науки.

Платонический реализм [править | править источник]

Платонический реализм — это философский термин, обычно используемый для обозначения идеи реализма относительно существования универсалий или абстрактных объектов после греческого философа Платона (ок.427 – с. 347 г. до н.э.), ученик Сократа. Поскольку универсалии Платон считал идеальными формами, эту позицию сбивающим с толку также называют платоническим идеализмом. Это не следует путать с идеализмом, представленным такими философами, как Джордж Беркли: поскольку платоновские абстракции не являются пространственными, временными или ментальными, они несовместимы с акцентом последнего идеализма на ментальном существовании. Формы Платона включают числа и геометрические фигуры, что делает их теорией математического реализма; они также включают Форму Добра, что делает их вдобавок теорией этического реализма. [необходима ссылка ]

Шотландская школа реализма здравого смысла [править | править источник]

Основная статья: Реализм здравого смысла

Шотландский реализм здравого смысла — школа философии, которая стремилась защитить наивный реализм от философского парадокса и скептицизма, утверждая, что вопросы здравого смысла находятся в пределах досягаемости общего понимания и что общие -смысловые убеждения даже управляют жизнью и мыслями тех, кто придерживается не-здравых убеждений.Она возникла на основе идей самых выдающихся представителей шотландской школы здравого смысла Томаса Рида, Адама Фергюсона и Дугальда Стюарта во время шотландского Просвещения 18 века и процветала в конце 18 и начале 19 веков в Шотландии и Америке. [ необходима цитата ]

Его корни можно найти в ответах таких философов, как Джон Локк, Джордж Беркли и Дэвид Хьюм. Этот подход был ответом на «идеальную систему», которая началась с концепции Декарта об ограниченности чувственного опыта и привела Локка и Юма к скептицизму, который в равной степени ставил под сомнение религию и свидетельства чувств.Реалисты, придерживавшиеся здравого смысла, сочли скептицизм абсурдным и настолько противоречащим общепринятому опыту, что его пришлось отвергнуть. Они учили, что обычный опыт дает интуитивно определенную уверенность в существовании «я», реальных объектов, которые можно увидеть и почувствовать, и определенных «первых принципов», на которых могут быть установлены разумная мораль и религиозные убеждения. Его основной принцип был провозглашен его основателем и величайшей фигурой Томасом Ридом: [2]

«Если есть определенные принципы, как я думаю, что они есть, в которые нас заставляет верить конституция нашей природы и которые мы вынуждены принимать как должное в общих жизненных заботах, не имея возможности дать причина для них — это то, что мы называем принципами здравого смысла; а то, что им явно противоречит, мы называем абсурдом.».

Наивный реализм [править | править код]

Наивный реализм, также известный как прямой реализм, — это философия разума, основанная на теории восприятия, основанной на здравом смысле, которая утверждает, что чувства обеспечивают нам прямое осознание внешнего мира. Напротив, некоторые формы идеализма утверждают, что мир не существует отдельно от идей, зависящих от разума, а некоторые формы скептицизма говорят, что мы не можем доверять своим чувствам. Реалистическая точка зрения состоит в том, что объекты состоят из материи, занимают пространство и обладают такими свойствами, как размер, форма, текстура, запах, вкус и цвет, которые обычно воспринимаются правильно.Мы воспринимаем их такими, какими они являются на самом деле . Объекты подчиняются законам физики и сохраняют все свои свойства независимо от того, есть ли кто-нибудь, кто бы их наблюдал. [3]

Научный реализм [править | править источник]

Научный реализм — это, на самом общем уровне, представление о том, что мир, описываемый наукой, является реальным миром, каким он есть, независимо от того, что мы можем принять за него. В философии науки это часто формулируется как ответ на вопрос «как объяснить успех науки?» Споры о том, что включает в себя успех науки, сосредоточены в первую очередь на статусе ненаблюдаемых сущностей, о которых, по-видимому, говорят научные теории.Как правило, те, кто являются научными реалистами, утверждают, что можно делать надежные утверждения о ненаблюдаемых (а именно, что они имеют тот же онтологический статус), что и наблюдаемые. Философы-аналитики обычно привержены научному реализму в том смысле, что рассматривают научный метод как надежный справочник по природе реальности. Основная альтернатива научным реализм есть инструментализм. [необходима ссылка ]

Эстетический реализм [править | править источник]

Эстетический реализм может означать утверждение, что существуют независимые от разума эстетические факты, [4] , но в общих дискуссиях об искусстве «реализм» и «реализм» являются сложными терминами, которые могут иметь множество различных значений.

  • Эстетический реализм, философия, основанная американским поэтом и критиком Эли Сигелом
  • Австралийский реализм или австралийский материализм, философская школа ХХ века в Австралии
  • Конструктивный реализм, философия науки
  • Корнельский реализм, взгляд в метаэтике, связанный с творчеством Ричарда Бойда и других
  • Критический реализм, философия восприятия, связанная с точностью человеческих чувственных данных
  • Депрессивный реализм
  • Прямой реализм, теория восприятия
  • Реализм сущностей, философская позиция в рамках научного реализма
  • Эпистемологический реализм, подкатегория объективизма
  • Гиперреализм или Гиперреальность, неспособность сознания отличить реальность от фантазии
  • Юридический реализм
  • Математический реализм, раздел философии математики
  • Умеренный реализм, позиция, согласно которой нет области, где существуют универсалии
  • Модальный реализм, философия, предложенная Дэвидом Льюисом, согласно которой возможные миры столь же реальны, как и реальный мир
  • Моральный реализм, философский взгляд на существование объективных моральных ценностей
  • Новый реализм (философия), школа эпистемологии начала 20 века, отвергающая эпистемологический дуализм
  • Органический реализм или философия организма, метафизика Альфреда Норта Уайтхеда, ныне известная как философия процесса
  • Платонический реализм, философия, сформулированная Платоном, утверждающая существование универсалий
  • Квази-реализм, экспрессивистская метаэтическая теория, утверждающая, что, хотя наши моральные претензии являются проективистскими, мы понимаем их в реалистических терминах.
  • Репрезентативный реализм, точка зрения, что мы не можем воспринимать внешний мир напрямую
  • Спекулятивный реализм
  • Трансцендентальный реализм, концепция, подразумевающая, что люди прекрасно понимают ограничения своего собственного разума.
  • Реализм связи истинных ценностей, метафизическая концепция, объясняющая, как понимать части мира, которые кажутся когнитивно недоступными

Критиков [править | править источник]

Книги [править | править источник]

  • Сплав, л.Б., и Абрамсон, Л. Ю. (1988). Депрессивный реализм: четыре теоретических взгляда. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.
  • Альмедер Р.Ф. (1992). Слепой реализм: очерк о человеческих знаниях и естествознании. Лэнхэм, Мэриленд, Англия: Роуман и Литтлфилд.
  • Андерсон, Д. Л. (2007). Сознательность и реализм. Шарлоттсвилль, Вирджиния: Выходные данные Academic.
  • Эпплби, Р. С. (2006). Вывод: примирение и реализм. Нотр-Дам, Индиана: Университет Нотр-Дам Press.
  • Арабатзис, Т.(2007). Концептуальные изменения и научный реализм: перед вызовом Куна. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Elsevier Science.
  • Бейн, А. (1880). Абстракция — абстрактная идея. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: D Appleton & Company.
  • Бейкер, Л. Р. (1995). Объяснение отношения: практический подход к разуму. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
  • Бен-Зеев А. (1993). Система восприятия: философская и психологическая перспектива. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Питера Ланга.
  • Бхаскар, Р.(2002). От науки к эмансипации: отчуждение и актуальность просвещения. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Блэкберн, Саймон (2005). Истина: Путеводитель , Oxford University Press, Inc.
  • Берр В. (1998). Обзор: реализм, релятивизм, социальный конструктивизм и дискурс. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Чесни, Ю., и Зенк, Дж. П. (1987). Диалектический реализм: к философии роста. Пало-Альто, Калифорния: Живая Дубовая Пресса.
  • Коллиер, А. (1998). Язык, практика и реализм. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Дэвис Б. (1998). Тема психологии: комментарий к дискуссии о релятивизме / реализме. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Деннет, Д. К. (2006). «Настоящие выкройки». Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge / Taylor & Francis Group.
  • Долев Ю. (2007). Время и реализм: метафизические и антиметафизические перспективы. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Дорис, Дж.М., и Плакиас А. (2008). Как спорить о разногласиях: оценочное разнообразие и моральный реализм. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Eucken, R. & Phelps, M. S. (1880). Реализм — идеализм. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: D Appleton & Company.
  • Fodor, J. (1991). Методологический солипсизм рассматривается как исследовательская стратегия в когнитивной психологии. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Фундер, Д. К. (2001). Три направления в текущих исследованиях восприятия человека: позитивность, реализм и изысканность.Махва, Нью-Джерси: издательство Lawrence Erlbaum Associates.
  • Харрисон, С. (1989). Новая визуализация взаимоотношений между разумом и мозгом: преодоление наивного реализма. Шарлоттсвилль, Вирджиния: Университет Вирджинии Пресс.
  • Хелд, Б.С. (1995). Назад к реальности: критика постмодернистской теории в психотерапии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: W W Norton & Co.
  • Хелд, Б.С. (2007). Вступление. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Онтологический момент 2: онтология реалистичного среднего уровня? Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Онтологический пункт 3: онтология ситуативного действия и трансцендентности. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Интерпретативный поворот психологии: поиск истины и действия в теоретической и философской психологии. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Установленный ордер: реалистическая эпистемология среднего уровня? Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Лэдд, Г.Т. (1897). Идеализм и реализм. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера.
  • Лейтер, Б. (2008). Против конвергентного морального реализма: соответствующие роли философских аргументов и эмпирических данных. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Manicas, P. T. (2006). Реалистическая философия социальных наук: объяснение и понимание. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
  • Миллер А. (2006). Реализм и антиреализм. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Clarendon Press / Oxford University Press.
  • Монтеро, М.(1998). Извращенный и всепроникающий характер реальности: некоторые комментарии к эффектам монизма и дуализма. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Niiniluoto, I. (1994). Научный реализм и проблема сознания. Хиллсдейл, Нью-Джерси, Англия: Lawrence Erlbaum Associates, Inc.
  • Оранжевый, Д. М. (1992). Субъективизм, релятивизм и реализм в психоанализе. Хиллсдейл, Нью-Джерси, Англия: Analytic Press, Inc.
  • Поусон Р. и Тилли Н. (1997). Введение в оценку научного реалиста.Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Поусон Р. и Тилли Н. (1997). Реалистичная оценка. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Перри, Р. Б. (1912). Реалистичная теория познания. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Longmans, Green and Co.
  • Перри, Р. Б. (1912). Реалистичная теория разума. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Longmans, Green and Co.
  • Плакиас А. и Дорис Дж. М. (2008). Как найти разногласия: философское разнообразие и моральный реализм. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Поттер, Дж. (1998). Фрагменты в реализации релятивизма. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Рафтопулос, А. (2005). Системы восприятия и жизнеспособная форма реализма. Hauppauge, Нью-Йорк: Издательство Nova Science.
  • Schwegler, A., & Seelye, J.H. (1856). Идеализм и реализм. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: D Appleton & Company.
  • Стросон, Г. (1994). Ментальная реальность. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Стросон, П. Ф. (2002). Восприятие и его объекты.Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Suppe, F. (1989). Семантическая концепция теорий и научного реализма. Шампейн, Иллинойс: Университет Иллинойса Press.
  • van Hezewijk, R. (1995). Важность реалистичности. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer Publishing Co.
  • Уэйтли Р. (1854 г.). Реализма. Луисвилл, Кентукки: Мортон и Грисволд.

статей [править | править источник]

Книги [править | править источник]

  • Блумфилд, П. (2008). Несогласие по поводу несогласия.Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Boghossian, P. A., & Velleman, J. D. (1997). Физикалистские теории цвета. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Брэдли, Ф. Х. (1922). Эссе IX: Заметка об анализе. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Брэдли, Ф. Х. (1922). Эссе VIII: Несколько замечаний об абсолютной истине и вероятности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Brown, S.D., Pujol, J. & Curt, B.C. (1998). Как один в сети? Дискурс, материальность и место этики.Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Беркитт И. (1998). Отношения, общение и власть. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications Ltd.
  • Чоу, С. Л. (1995). Снова критика экспериментов. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer Publishing Co.
  • Фостер, Д. (1998). Через юг-юг. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Гамильтон, Э. Дж. (1899). Реализм и номинализм. Сиэтл, Вашингтон: Лоуман и Хэнфорд.
  • Гамильтон, В., Мансель, Х.Л. и Вейтч Дж. (1859 г.). Лекция XXI. Презентационный факультет — И. Восприятие — исторический взгляд Рида на теории восприятия. Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1859). Лекция XXIII. Презентационный факультет — И. Восприятие. Был ли Рид реалистом? Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1859). Лекция XXV. Презентационный факультет — И. Восприятие — возражения против учения о естественном реализме.Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1863). Лекция XXIV. Презентационный факультет — И. Восприятие — отличие собственно восприятия от собственно ощущения. Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1863). Лекция XXV. Презентационный факультет — И. Восприятие — возражения против учения о естественном реализме. Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Харди А.Г. (1988). Психология и критическая революция.Guiderland, NY: James Publications.
  • Кац, С. (1987). Гибсон релятивист? Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пресса Святого Мартина.
  • Леб, Д. (2008). Моральная некогерентизм: как вытащить метафизического кролика из смысловой шляпы. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Леб, Д. (2008). Ответить Гиллу и Сэйр-Маккорду. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Маррас, А. (2005). Здравые опровержения элиминативизма. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Моравски Дж. (1998). Возвращение фантомных предметов? Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Мюллер, Ф. М. (1887). О философии Канта. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера.
  • Мердок, Дж. (1842). Пантеистическая философия. Хартфорд, Коннектикут: Джон К. Уэллс.
  • Робинсон, В. С. (1999). Эволюция и самоочевидность. Флоренция, Кентукки: Тейлор и Фрэнсис / Рутледж.
  • Ройс, Дж. (1900). Независимые существа: критический анализ реализма. Нью-Йорк, Нью-Йорк: MacMillan Co.
  • Ройс, Дж. (1900). Реализм и мистицизм в истории мысли. Нью-Йорк, Нью-Йорк: MacMillan Co.
  • Ройс, Дж. (1900). Единство бытия и мистическая интерпретация. Нью-Йорк, Нью-Йорк: MacMillan Co.
  • Сейр-МакКорд, Г. (2008). Моральная семантика и эмпирическое исследование. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Зигфрид, К. Х. (1993). Мир, в котором мы практически живем. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Шарп Р. А. (1990). Создание человеческого разума. Флоренция, Кентукки: Тейлор и Фрэнсис / Рутледж.
  • Станков, Л., и Клейтман, С. (2008).Процессы на границе познавательных способностей и личности: уверенность и ее реализм. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Туомела Р. (1994). Судьба народной психологии. Хиллсдейл, Нью-Джерси, Англия: Lawrence Erlbaum Associates, Inc.
  • Уолтер, Дж. Э. (1879). Восприятие протяженности осязанием. Бостон, Массачусетс: Эстес и Лориат.
  • Уолтер, Дж. Э. (1879). Истинная природа и процесс нашего познания материи. Бостон, Массачусетс: Эстес и Лориат.

статей [править | править источник]

диссертаций [править | править источник]

  • Биль, Дж. С. (2003). Аморальная психология: головоломка когнитивистов. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Чейз, К. С. (1981). Романс, реализм и психологический аспект романа середины викторианской эпохи: Международные тезисы диссертаций.
  • Граббс, Дж. (1998). Реальный мир, реальные разговоры: общение во все более парасоциальной и парареалистичной среде.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Хьюмер, М. (1999). Прямая реалистическая интерпретация восприятия. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Халберт, М. К. (1993). Идеи как акты восприятия: прямая реалистическая интерпретация теории чувственного восприятия Декарта: Международные тезисы диссертации.
  • Nlandu, T. (1997). Реальность, перцептивный опыт и познание: исследование философии разума Чарльза Сандерса Пирса.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Пауэр, Н. П. (1996). Интенциональный реализм, инструментализм и будущее народной психологии. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Пуш, Д. (1996). Взаимосвязь между социотропным и автономным стилями личности и искажениями восприятия у дисфорических и недисфорических студентов университетов. Международные тезисы диссертаций: Раздел B: Наука и техника.
  • Ruttanachun, N. (1999). Дискриминация по стилю взрослых, не имеющих художественного образования: способность концентрировать внимание и внимание на манипулируемых визуальных элементах. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Сабатес, М. Х. (1998). Психическая причинность: параллелизм свойств как ответ на проблему исключения. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Scales, S.J. (1996). Ценности в этике и науке: аргумент против объективного морального реализма.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Шубер, С. П. (1977). От романтизма к реализму: вторжение реальности в «Дон Жуан» Байрона и «Мадам Бовари» Флобера: международные тезисы диссертаций.
  • Вебстер, С. (1995). Риторика реализма: американская психология и американская литература, 1860-1910 гг. Международные тезисы диссертаций: Раздел B: Наука и техника.
  • Woudzia, L.A. (1997). Психологический реализм и имитационная теория атрибуции убеждений.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Ziomek, R. L. (1979). Анализ взаимосвязи между философскими установками и личностными характеристиками: автореферат диссертации.
  1. редирект Шаблон: Философия

Реализм (философия) | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Индекс философии: Эстетика · Эпистемология · Этика · Логика · Метафизика · Сознание · Философия языка · Философия разума · Философия науки · Социальная и политическая философия · Философия · Философы · Список списков


Современный философский реализм — это вера в реальность, которая полностью онтологически независима от наших концептуальных схем, лингвистических практик, убеждений и т. Д.Философы, исповедующие реализм, также обычно считают, что истина заключается в соответствии веры действительности. Мы можем говорить о реализме в отношении других умов, прошлого, будущего, универсалий, математических сущностей (таких как натуральные числа), моральных категорий, материального мира или даже мысли.

Реалисты склонны полагать, что во что бы мы ни верили сейчас, это лишь приближение к реальности и что каждое новое наблюдение приближает нас к пониманию реальности. [1] В кантовском смысле реализм противопоставляется идеализму .В современном смысле реализм противопоставляется антиреализму , прежде всего в философии науки.

Несмотря на кажущуюся прямолинейность реалистической позиции, в истории философии не прекращались споры о том, что реально. Кроме того, произошла значительная эволюция в том, что подразумевается под термином «реальный».

Древнейшее употребление этого термина происходит из средневековых интерпретаций и приспособлений греческой философии.Однако в этой средневековой схоластической философии «реализм» означал нечто иное — действительно, в некотором смысле почти противоположное — от того, что он означает сегодня. В средневековой философии реализм противопоставляется «концептуализму» и «номинализму». Противостояние реализма и номинализма возникло в результате дебатов по проблеме универсалий. Универсалии — это термины или свойства, которые могут быть применены ко многим вещам, а не для обозначения одного конкретного человека — например, рыжий, красавица, пятерка или собака, в отличие от «Сократ» или «Афины».Реализм в этом контексте утверждает, что универсалии действительно существуют независимо и каким-то образом до мира; он связан с Платоном. Концептуализм считает, что они существуют, но только в уме, умеренный реализм считает, что они существуют, но только постольку, поскольку они воплощены в конкретных вещах; их нет отдельно от от конкретной вещи. Номинализм утверждает, что универсалии вообще не «существуют»; они не более чем слова, которые мы используем для описания конкретных объектов, они ничего не называют.Этот конкретный спор о реализме в значительной степени является спорным в современной философии на протяжении веков.

В кантовском смысле реализм противопоставляется идеализму . В современном смысле реализм противопоставляется антиреализму , прежде всего в философии науки.

Платонический реализм [править | править источник]

Платонический реализм — это философский термин, обычно используемый для обозначения идеи реализма относительно существования универсалий или абстрактных объектов после греческого философа Платона (ок.427 – с. 347 г. до н.э.), ученик Сократа. Поскольку универсалии Платон считал идеальными формами, эту позицию сбивающим с толку также называют платоническим идеализмом. Это не следует путать с идеализмом, представленным такими философами, как Джордж Беркли: поскольку платоновские абстракции не являются пространственными, временными или ментальными, они несовместимы с акцентом последнего идеализма на ментальном существовании. Формы Платона включают числа и геометрические фигуры, что делает их теорией математического реализма; они также включают Форму Добра, что делает их вдобавок теорией этического реализма. [необходима ссылка ]

Шотландская школа реализма здравого смысла [править | править источник]

Основная статья: Реализм здравого смысла

Шотландский реализм здравого смысла — школа философии, которая стремилась защитить наивный реализм от философского парадокса и скептицизма, утверждая, что вопросы здравого смысла находятся в пределах досягаемости общего понимания и что общие -смысловые убеждения даже управляют жизнью и мыслями тех, кто придерживается не-здравых убеждений.Она возникла на основе идей самых выдающихся представителей шотландской школы здравого смысла Томаса Рида, Адама Фергюсона и Дугальда Стюарта во время шотландского Просвещения 18 века и процветала в конце 18 и начале 19 веков в Шотландии и Америке. [ необходима цитата ]

Его корни можно найти в ответах таких философов, как Джон Локк, Джордж Беркли и Дэвид Хьюм. Этот подход был ответом на «идеальную систему», которая началась с концепции Декарта об ограниченности чувственного опыта и привела Локка и Юма к скептицизму, который в равной степени ставил под сомнение религию и свидетельства чувств.Реалисты, придерживавшиеся здравого смысла, сочли скептицизм абсурдным и настолько противоречащим общепринятому опыту, что его пришлось отвергнуть. Они учили, что обычный опыт дает интуитивно определенную уверенность в существовании «я», реальных объектов, которые можно увидеть и почувствовать, и определенных «первых принципов», на которых могут быть установлены разумная мораль и религиозные убеждения. Его основной принцип был провозглашен его основателем и величайшей фигурой Томасом Ридом: [2]

«Если есть определенные принципы, как я думаю, что они есть, в которые нас заставляет верить конституция нашей природы и которые мы вынуждены принимать как должное в общих жизненных заботах, не имея возможности дать причина для них — это то, что мы называем принципами здравого смысла; а то, что им явно противоречит, мы называем абсурдом.».

Наивный реализм [править | править код]

Наивный реализм, также известный как прямой реализм, — это философия разума, основанная на теории восприятия, основанной на здравом смысле, которая утверждает, что чувства обеспечивают нам прямое осознание внешнего мира. Напротив, некоторые формы идеализма утверждают, что мир не существует отдельно от идей, зависящих от разума, а некоторые формы скептицизма говорят, что мы не можем доверять своим чувствам. Реалистическая точка зрения состоит в том, что объекты состоят из материи, занимают пространство и обладают такими свойствами, как размер, форма, текстура, запах, вкус и цвет, которые обычно воспринимаются правильно.Мы воспринимаем их такими, какими они являются на самом деле . Объекты подчиняются законам физики и сохраняют все свои свойства независимо от того, есть ли кто-нибудь, кто бы их наблюдал. [3]

Научный реализм [править | править источник]

Научный реализм — это, на самом общем уровне, представление о том, что мир, описываемый наукой, является реальным миром, каким он есть, независимо от того, что мы можем принять за него. В философии науки это часто формулируется как ответ на вопрос «как объяснить успех науки?» Споры о том, что включает в себя успех науки, сосредоточены в первую очередь на статусе ненаблюдаемых сущностей, о которых, по-видимому, говорят научные теории.Как правило, те, кто являются научными реалистами, утверждают, что можно делать надежные утверждения о ненаблюдаемых (а именно, что они имеют тот же онтологический статус), что и наблюдаемые. Философы-аналитики обычно привержены научному реализму в том смысле, что рассматривают научный метод как надежный справочник по природе реальности. Основная альтернатива научным реализм есть инструментализм. [необходима ссылка ]

Эстетический реализм [править | править источник]

Эстетический реализм может означать утверждение, что существуют независимые от разума эстетические факты, [4] , но в общих дискуссиях об искусстве «реализм» и «реализм» являются сложными терминами, которые могут иметь множество различных значений.

  • Эстетический реализм, философия, основанная американским поэтом и критиком Эли Сигелом
  • Австралийский реализм или австралийский материализм, философская школа ХХ века в Австралии
  • Конструктивный реализм, философия науки
  • Корнельский реализм, взгляд в метаэтике, связанный с творчеством Ричарда Бойда и других
  • Критический реализм, философия восприятия, связанная с точностью человеческих чувственных данных
  • Депрессивный реализм
  • Прямой реализм, теория восприятия
  • Реализм сущностей, философская позиция в рамках научного реализма
  • Эпистемологический реализм, подкатегория объективизма
  • Гиперреализм или Гиперреальность, неспособность сознания отличить реальность от фантазии
  • Юридический реализм
  • Математический реализм, раздел философии математики
  • Умеренный реализм, позиция, согласно которой нет области, где существуют универсалии
  • Модальный реализм, философия, предложенная Дэвидом Льюисом, согласно которой возможные миры столь же реальны, как и реальный мир
  • Моральный реализм, философский взгляд на существование объективных моральных ценностей
  • Новый реализм (философия), школа эпистемологии начала 20 века, отвергающая эпистемологический дуализм
  • Органический реализм или философия организма, метафизика Альфреда Норта Уайтхеда, ныне известная как философия процесса
  • Платонический реализм, философия, сформулированная Платоном, утверждающая существование универсалий
  • Квази-реализм, экспрессивистская метаэтическая теория, утверждающая, что, хотя наши моральные претензии являются проективистскими, мы понимаем их в реалистических терминах.
  • Репрезентативный реализм, точка зрения, что мы не можем воспринимать внешний мир напрямую
  • Спекулятивный реализм
  • Трансцендентальный реализм, концепция, подразумевающая, что люди прекрасно понимают ограничения своего собственного разума.
  • Реализм связи истинных ценностей, метафизическая концепция, объясняющая, как понимать части мира, которые кажутся когнитивно недоступными

Критиков [править | править источник]

Книги [править | править источник]

  • Сплав, л.Б., и Абрамсон, Л. Ю. (1988). Депрессивный реализм: четыре теоретических взгляда. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.
  • Альмедер Р.Ф. (1992). Слепой реализм: очерк о человеческих знаниях и естествознании. Лэнхэм, Мэриленд, Англия: Роуман и Литтлфилд.
  • Андерсон, Д. Л. (2007). Сознательность и реализм. Шарлоттсвилль, Вирджиния: Выходные данные Academic.
  • Эпплби, Р. С. (2006). Вывод: примирение и реализм. Нотр-Дам, Индиана: Университет Нотр-Дам Press.
  • Арабатзис, Т.(2007). Концептуальные изменения и научный реализм: перед вызовом Куна. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Elsevier Science.
  • Бейн, А. (1880). Абстракция — абстрактная идея. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: D Appleton & Company.
  • Бейкер, Л. Р. (1995). Объяснение отношения: практический подход к разуму. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
  • Бен-Зеев А. (1993). Система восприятия: философская и психологическая перспектива. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Питера Ланга.
  • Бхаскар, Р.(2002). От науки к эмансипации: отчуждение и актуальность просвещения. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Блэкберн, Саймон (2005). Истина: Путеводитель , Oxford University Press, Inc.
  • Берр В. (1998). Обзор: реализм, релятивизм, социальный конструктивизм и дискурс. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Чесни, Ю., и Зенк, Дж. П. (1987). Диалектический реализм: к философии роста. Пало-Альто, Калифорния: Живая Дубовая Пресса.
  • Коллиер, А. (1998). Язык, практика и реализм. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Дэвис Б. (1998). Тема психологии: комментарий к дискуссии о релятивизме / реализме. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Деннет, Д. К. (2006). «Настоящие выкройки». Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge / Taylor & Francis Group.
  • Долев Ю. (2007). Время и реализм: метафизические и антиметафизические перспективы. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Дорис, Дж.М., и Плакиас А. (2008). Как спорить о разногласиях: оценочное разнообразие и моральный реализм. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Eucken, R. & Phelps, M. S. (1880). Реализм — идеализм. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: D Appleton & Company.
  • Fodor, J. (1991). Методологический солипсизм рассматривается как исследовательская стратегия в когнитивной психологии. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Фундер, Д. К. (2001). Три направления в текущих исследованиях восприятия человека: позитивность, реализм и изысканность.Махва, Нью-Джерси: издательство Lawrence Erlbaum Associates.
  • Харрисон, С. (1989). Новая визуализация взаимоотношений между разумом и мозгом: преодоление наивного реализма. Шарлоттсвилль, Вирджиния: Университет Вирджинии Пресс.
  • Хелд, Б.С. (1995). Назад к реальности: критика постмодернистской теории в психотерапии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: W W Norton & Co.
  • Хелд, Б.С. (2007). Вступление. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Онтологический момент 2: онтология реалистичного среднего уровня? Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Онтологический пункт 3: онтология ситуативного действия и трансцендентности. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Интерпретативный поворот психологии: поиск истины и действия в теоретической и философской психологии. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Установленный ордер: реалистическая эпистемология среднего уровня? Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Лэдд, Г.Т. (1897). Идеализм и реализм. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера.
  • Лейтер, Б. (2008). Против конвергентного морального реализма: соответствующие роли философских аргументов и эмпирических данных. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Manicas, P. T. (2006). Реалистическая философия социальных наук: объяснение и понимание. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
  • Миллер А. (2006). Реализм и антиреализм. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Clarendon Press / Oxford University Press.
  • Монтеро, М.(1998). Извращенный и всепроникающий характер реальности: некоторые комментарии к эффектам монизма и дуализма. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Niiniluoto, I. (1994). Научный реализм и проблема сознания. Хиллсдейл, Нью-Джерси, Англия: Lawrence Erlbaum Associates, Inc.
  • Оранжевый, Д. М. (1992). Субъективизм, релятивизм и реализм в психоанализе. Хиллсдейл, Нью-Джерси, Англия: Analytic Press, Inc.
  • Поусон Р. и Тилли Н. (1997). Введение в оценку научного реалиста.Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Поусон Р. и Тилли Н. (1997). Реалистичная оценка. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Перри, Р. Б. (1912). Реалистичная теория познания. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Longmans, Green and Co.
  • Перри, Р. Б. (1912). Реалистичная теория разума. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Longmans, Green and Co.
  • Плакиас А. и Дорис Дж. М. (2008). Как найти разногласия: философское разнообразие и моральный реализм. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Поттер, Дж. (1998). Фрагменты в реализации релятивизма. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Рафтопулос, А. (2005). Системы восприятия и жизнеспособная форма реализма. Hauppauge, Нью-Йорк: Издательство Nova Science.
  • Schwegler, A., & Seelye, J.H. (1856). Идеализм и реализм. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: D Appleton & Company.
  • Стросон, Г. (1994). Ментальная реальность. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Стросон, П. Ф. (2002). Восприятие и его объекты.Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Suppe, F. (1989). Семантическая концепция теорий и научного реализма. Шампейн, Иллинойс: Университет Иллинойса Press.
  • van Hezewijk, R. (1995). Важность реалистичности. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer Publishing Co.
  • Уэйтли Р. (1854 г.). Реализма. Луисвилл, Кентукки: Мортон и Грисволд.

статей [править | править источник]

Книги [править | править источник]

  • Блумфилд, П. (2008). Несогласие по поводу несогласия.Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Boghossian, P. A., & Velleman, J. D. (1997). Физикалистские теории цвета. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Брэдли, Ф. Х. (1922). Эссе IX: Заметка об анализе. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Брэдли, Ф. Х. (1922). Эссе VIII: Несколько замечаний об абсолютной истине и вероятности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Brown, S.D., Pujol, J. & Curt, B.C. (1998). Как один в сети? Дискурс, материальность и место этики.Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Беркитт И. (1998). Отношения, общение и власть. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications Ltd.
  • Чоу, С. Л. (1995). Снова критика экспериментов. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer Publishing Co.
  • Фостер, Д. (1998). Через юг-юг. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Гамильтон, Э. Дж. (1899). Реализм и номинализм. Сиэтл, Вашингтон: Лоуман и Хэнфорд.
  • Гамильтон, В., Мансель, Х.Л. и Вейтч Дж. (1859 г.). Лекция XXI. Презентационный факультет — И. Восприятие — исторический взгляд Рида на теории восприятия. Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1859). Лекция XXIII. Презентационный факультет — И. Восприятие. Был ли Рид реалистом? Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1859). Лекция XXV. Презентационный факультет — И. Восприятие — возражения против учения о естественном реализме.Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1863). Лекция XXIV. Презентационный факультет — И. Восприятие — отличие собственно восприятия от собственно ощущения. Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1863). Лекция XXV. Презентационный факультет — И. Восприятие — возражения против учения о естественном реализме. Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Харди А.Г. (1988). Психология и критическая революция.Guiderland, NY: James Publications.
  • Кац, С. (1987). Гибсон релятивист? Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пресса Святого Мартина.
  • Леб, Д. (2008). Моральная некогерентизм: как вытащить метафизического кролика из смысловой шляпы. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Леб, Д. (2008). Ответить Гиллу и Сэйр-Маккорду. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Маррас, А. (2005). Здравые опровержения элиминативизма. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Моравски Дж. (1998). Возвращение фантомных предметов? Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Мюллер, Ф. М. (1887). О философии Канта. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера.
  • Мердок, Дж. (1842). Пантеистическая философия. Хартфорд, Коннектикут: Джон К. Уэллс.
  • Робинсон, В. С. (1999). Эволюция и самоочевидность. Флоренция, Кентукки: Тейлор и Фрэнсис / Рутледж.
  • Ройс, Дж. (1900). Независимые существа: критический анализ реализма. Нью-Йорк, Нью-Йорк: MacMillan Co.
  • Ройс, Дж. (1900). Реализм и мистицизм в истории мысли. Нью-Йорк, Нью-Йорк: MacMillan Co.
  • Ройс, Дж. (1900). Единство бытия и мистическая интерпретация. Нью-Йорк, Нью-Йорк: MacMillan Co.
  • Сейр-МакКорд, Г. (2008). Моральная семантика и эмпирическое исследование. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Зигфрид, К. Х. (1993). Мир, в котором мы практически живем. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Шарп Р. А. (1990). Создание человеческого разума. Флоренция, Кентукки: Тейлор и Фрэнсис / Рутледж.
  • Станков, Л., и Клейтман, С. (2008).Процессы на границе познавательных способностей и личности: уверенность и ее реализм. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Туомела Р. (1994). Судьба народной психологии. Хиллсдейл, Нью-Джерси, Англия: Lawrence Erlbaum Associates, Inc.
  • Уолтер, Дж. Э. (1879). Восприятие протяженности осязанием. Бостон, Массачусетс: Эстес и Лориат.
  • Уолтер, Дж. Э. (1879). Истинная природа и процесс нашего познания материи. Бостон, Массачусетс: Эстес и Лориат.

статей [править | править источник]

диссертаций [править | править источник]

  • Биль, Дж. С. (2003). Аморальная психология: головоломка когнитивистов. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Чейз, К. С. (1981). Романс, реализм и психологический аспект романа середины викторианской эпохи: Международные тезисы диссертаций.
  • Граббс, Дж. (1998). Реальный мир, реальные разговоры: общение во все более парасоциальной и парареалистичной среде.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Хьюмер, М. (1999). Прямая реалистическая интерпретация восприятия. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Халберт, М. К. (1993). Идеи как акты восприятия: прямая реалистическая интерпретация теории чувственного восприятия Декарта: Международные тезисы диссертации.
  • Nlandu, T. (1997). Реальность, перцептивный опыт и познание: исследование философии разума Чарльза Сандерса Пирса.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Пауэр, Н. П. (1996). Интенциональный реализм, инструментализм и будущее народной психологии. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Пуш, Д. (1996). Взаимосвязь между социотропным и автономным стилями личности и искажениями восприятия у дисфорических и недисфорических студентов университетов. Международные тезисы диссертаций: Раздел B: Наука и техника.
  • Ruttanachun, N. (1999). Дискриминация по стилю взрослых, не имеющих художественного образования: способность концентрировать внимание и внимание на манипулируемых визуальных элементах. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Сабатес, М. Х. (1998). Психическая причинность: параллелизм свойств как ответ на проблему исключения. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Scales, S.J. (1996). Ценности в этике и науке: аргумент против объективного морального реализма.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Шубер, С. П. (1977). От романтизма к реализму: вторжение реальности в «Дон Жуан» Байрона и «Мадам Бовари» Флобера: международные тезисы диссертаций.
  • Вебстер, С. (1995). Риторика реализма: американская психология и американская литература, 1860-1910 гг. Международные тезисы диссертаций: Раздел B: Наука и техника.
  • Woudzia, L.A. (1997). Психологический реализм и имитационная теория атрибуции убеждений.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Ziomek, R. L. (1979). Анализ взаимосвязи между философскими установками и личностными характеристиками: автореферат диссертации.
  1. редирект Шаблон: Философия

Реализм (философия) | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Индекс философии: Эстетика · Эпистемология · Этика · Логика · Метафизика · Сознание · Философия языка · Философия разума · Философия науки · Социальная и политическая философия · Философия · Философы · Список списков


Современный философский реализм — это вера в реальность, которая полностью онтологически независима от наших концептуальных схем, лингвистических практик, убеждений и т. Д.Философы, исповедующие реализм, также обычно считают, что истина заключается в соответствии веры действительности. Мы можем говорить о реализме в отношении других умов, прошлого, будущего, универсалий, математических сущностей (таких как натуральные числа), моральных категорий, материального мира или даже мысли.

Реалисты склонны полагать, что во что бы мы ни верили сейчас, это лишь приближение к реальности и что каждое новое наблюдение приближает нас к пониманию реальности. [1] В кантовском смысле реализм противопоставляется идеализму .В современном смысле реализм противопоставляется антиреализму , прежде всего в философии науки.

Несмотря на кажущуюся прямолинейность реалистической позиции, в истории философии не прекращались споры о том, что реально. Кроме того, произошла значительная эволюция в том, что подразумевается под термином «реальный».

Древнейшее употребление этого термина происходит из средневековых интерпретаций и приспособлений греческой философии.Однако в этой средневековой схоластической философии «реализм» означал нечто иное — действительно, в некотором смысле почти противоположное — от того, что он означает сегодня. В средневековой философии реализм противопоставляется «концептуализму» и «номинализму». Противостояние реализма и номинализма возникло в результате дебатов по проблеме универсалий. Универсалии — это термины или свойства, которые могут быть применены ко многим вещам, а не для обозначения одного конкретного человека — например, рыжий, красавица, пятерка или собака, в отличие от «Сократ» или «Афины».Реализм в этом контексте утверждает, что универсалии действительно существуют независимо и каким-то образом до мира; он связан с Платоном. Концептуализм считает, что они существуют, но только в уме, умеренный реализм считает, что они существуют, но только постольку, поскольку они воплощены в конкретных вещах; их нет отдельно от от конкретной вещи. Номинализм утверждает, что универсалии вообще не «существуют»; они не более чем слова, которые мы используем для описания конкретных объектов, они ничего не называют.Этот конкретный спор о реализме в значительной степени является спорным в современной философии на протяжении веков.

В кантовском смысле реализм противопоставляется идеализму . В современном смысле реализм противопоставляется антиреализму , прежде всего в философии науки.

Платонический реализм [править | править источник]

Платонический реализм — это философский термин, обычно используемый для обозначения идеи реализма относительно существования универсалий или абстрактных объектов после греческого философа Платона (ок.427 – с. 347 г. до н.э.), ученик Сократа. Поскольку универсалии Платон считал идеальными формами, эту позицию сбивающим с толку также называют платоническим идеализмом. Это не следует путать с идеализмом, представленным такими философами, как Джордж Беркли: поскольку платоновские абстракции не являются пространственными, временными или ментальными, они несовместимы с акцентом последнего идеализма на ментальном существовании. Формы Платона включают числа и геометрические фигуры, что делает их теорией математического реализма; они также включают Форму Добра, что делает их вдобавок теорией этического реализма. [необходима ссылка ]

Шотландская школа реализма здравого смысла [править | править источник]

Основная статья: Реализм здравого смысла

Шотландский реализм здравого смысла — школа философии, которая стремилась защитить наивный реализм от философского парадокса и скептицизма, утверждая, что вопросы здравого смысла находятся в пределах досягаемости общего понимания и что общие -смысловые убеждения даже управляют жизнью и мыслями тех, кто придерживается не-здравых убеждений.Она возникла на основе идей самых выдающихся представителей шотландской школы здравого смысла Томаса Рида, Адама Фергюсона и Дугальда Стюарта во время шотландского Просвещения 18 века и процветала в конце 18 и начале 19 веков в Шотландии и Америке. [ необходима цитата ]

Его корни можно найти в ответах таких философов, как Джон Локк, Джордж Беркли и Дэвид Хьюм. Этот подход был ответом на «идеальную систему», которая началась с концепции Декарта об ограниченности чувственного опыта и привела Локка и Юма к скептицизму, который в равной степени ставил под сомнение религию и свидетельства чувств.Реалисты, придерживавшиеся здравого смысла, сочли скептицизм абсурдным и настолько противоречащим общепринятому опыту, что его пришлось отвергнуть. Они учили, что обычный опыт дает интуитивно определенную уверенность в существовании «я», реальных объектов, которые можно увидеть и почувствовать, и определенных «первых принципов», на которых могут быть установлены разумная мораль и религиозные убеждения. Его основной принцип был провозглашен его основателем и величайшей фигурой Томасом Ридом: [2]

«Если есть определенные принципы, как я думаю, что они есть, в которые нас заставляет верить конституция нашей природы и которые мы вынуждены принимать как должное в общих жизненных заботах, не имея возможности дать причина для них — это то, что мы называем принципами здравого смысла; а то, что им явно противоречит, мы называем абсурдом.».

Наивный реализм [править | править код]

Наивный реализм, также известный как прямой реализм, — это философия разума, основанная на теории восприятия, основанной на здравом смысле, которая утверждает, что чувства обеспечивают нам прямое осознание внешнего мира. Напротив, некоторые формы идеализма утверждают, что мир не существует отдельно от идей, зависящих от разума, а некоторые формы скептицизма говорят, что мы не можем доверять своим чувствам. Реалистическая точка зрения состоит в том, что объекты состоят из материи, занимают пространство и обладают такими свойствами, как размер, форма, текстура, запах, вкус и цвет, которые обычно воспринимаются правильно.Мы воспринимаем их такими, какими они являются на самом деле . Объекты подчиняются законам физики и сохраняют все свои свойства независимо от того, есть ли кто-нибудь, кто бы их наблюдал. [3]

Научный реализм [править | править источник]

Научный реализм — это, на самом общем уровне, представление о том, что мир, описываемый наукой, является реальным миром, каким он есть, независимо от того, что мы можем принять за него. В философии науки это часто формулируется как ответ на вопрос «как объяснить успех науки?» Споры о том, что включает в себя успех науки, сосредоточены в первую очередь на статусе ненаблюдаемых сущностей, о которых, по-видимому, говорят научные теории.Как правило, те, кто являются научными реалистами, утверждают, что можно делать надежные утверждения о ненаблюдаемых (а именно, что они имеют тот же онтологический статус), что и наблюдаемые. Философы-аналитики обычно привержены научному реализму в том смысле, что рассматривают научный метод как надежный справочник по природе реальности. Основная альтернатива научным реализм есть инструментализм. [необходима ссылка ]

Эстетический реализм [править | править источник]

Эстетический реализм может означать утверждение, что существуют независимые от разума эстетические факты, [4] , но в общих дискуссиях об искусстве «реализм» и «реализм» являются сложными терминами, которые могут иметь множество различных значений.

  • Эстетический реализм, философия, основанная американским поэтом и критиком Эли Сигелом
  • Австралийский реализм или австралийский материализм, философская школа ХХ века в Австралии
  • Конструктивный реализм, философия науки
  • Корнельский реализм, взгляд в метаэтике, связанный с творчеством Ричарда Бойда и других
  • Критический реализм, философия восприятия, связанная с точностью человеческих чувственных данных
  • Депрессивный реализм
  • Прямой реализм, теория восприятия
  • Реализм сущностей, философская позиция в рамках научного реализма
  • Эпистемологический реализм, подкатегория объективизма
  • Гиперреализм или Гиперреальность, неспособность сознания отличить реальность от фантазии
  • Юридический реализм
  • Математический реализм, раздел философии математики
  • Умеренный реализм, позиция, согласно которой нет области, где существуют универсалии
  • Модальный реализм, философия, предложенная Дэвидом Льюисом, согласно которой возможные миры столь же реальны, как и реальный мир
  • Моральный реализм, философский взгляд на существование объективных моральных ценностей
  • Новый реализм (философия), школа эпистемологии начала 20 века, отвергающая эпистемологический дуализм
  • Органический реализм или философия организма, метафизика Альфреда Норта Уайтхеда, ныне известная как философия процесса
  • Платонический реализм, философия, сформулированная Платоном, утверждающая существование универсалий
  • Квази-реализм, экспрессивистская метаэтическая теория, утверждающая, что, хотя наши моральные претензии являются проективистскими, мы понимаем их в реалистических терминах.
  • Репрезентативный реализм, точка зрения, что мы не можем воспринимать внешний мир напрямую
  • Спекулятивный реализм
  • Трансцендентальный реализм, концепция, подразумевающая, что люди прекрасно понимают ограничения своего собственного разума.
  • Реализм связи истинных ценностей, метафизическая концепция, объясняющая, как понимать части мира, которые кажутся когнитивно недоступными

Критиков [править | править источник]

Книги [править | править источник]

  • Сплав, л.Б., и Абрамсон, Л. Ю. (1988). Депрессивный реализм: четыре теоретических взгляда. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.
  • Альмедер Р.Ф. (1992). Слепой реализм: очерк о человеческих знаниях и естествознании. Лэнхэм, Мэриленд, Англия: Роуман и Литтлфилд.
  • Андерсон, Д. Л. (2007). Сознательность и реализм. Шарлоттсвилль, Вирджиния: Выходные данные Academic.
  • Эпплби, Р. С. (2006). Вывод: примирение и реализм. Нотр-Дам, Индиана: Университет Нотр-Дам Press.
  • Арабатзис, Т.(2007). Концептуальные изменения и научный реализм: перед вызовом Куна. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Elsevier Science.
  • Бейн, А. (1880). Абстракция — абстрактная идея. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: D Appleton & Company.
  • Бейкер, Л. Р. (1995). Объяснение отношения: практический подход к разуму. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
  • Бен-Зеев А. (1993). Система восприятия: философская и психологическая перспектива. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Питера Ланга.
  • Бхаскар, Р.(2002). От науки к эмансипации: отчуждение и актуальность просвещения. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Блэкберн, Саймон (2005). Истина: Путеводитель , Oxford University Press, Inc.
  • Берр В. (1998). Обзор: реализм, релятивизм, социальный конструктивизм и дискурс. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Чесни, Ю., и Зенк, Дж. П. (1987). Диалектический реализм: к философии роста. Пало-Альто, Калифорния: Живая Дубовая Пресса.
  • Коллиер, А. (1998). Язык, практика и реализм. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Дэвис Б. (1998). Тема психологии: комментарий к дискуссии о релятивизме / реализме. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Деннет, Д. К. (2006). «Настоящие выкройки». Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge / Taylor & Francis Group.
  • Долев Ю. (2007). Время и реализм: метафизические и антиметафизические перспективы. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Дорис, Дж.М., и Плакиас А. (2008). Как спорить о разногласиях: оценочное разнообразие и моральный реализм. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Eucken, R. & Phelps, M. S. (1880). Реализм — идеализм. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: D Appleton & Company.
  • Fodor, J. (1991). Методологический солипсизм рассматривается как исследовательская стратегия в когнитивной психологии. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Фундер, Д. К. (2001). Три направления в текущих исследованиях восприятия человека: позитивность, реализм и изысканность.Махва, Нью-Джерси: издательство Lawrence Erlbaum Associates.
  • Харрисон, С. (1989). Новая визуализация взаимоотношений между разумом и мозгом: преодоление наивного реализма. Шарлоттсвилль, Вирджиния: Университет Вирджинии Пресс.
  • Хелд, Б.С. (1995). Назад к реальности: критика постмодернистской теории в психотерапии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: W W Norton & Co.
  • Хелд, Б.С. (2007). Вступление. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Онтологический момент 2: онтология реалистичного среднего уровня? Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Онтологический пункт 3: онтология ситуативного действия и трансцендентности. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Интерпретативный поворот психологии: поиск истины и действия в теоретической и философской психологии. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Установленный ордер: реалистическая эпистемология среднего уровня? Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Лэдд, Г.Т. (1897). Идеализм и реализм. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера.
  • Лейтер, Б. (2008). Против конвергентного морального реализма: соответствующие роли философских аргументов и эмпирических данных. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Manicas, P. T. (2006). Реалистическая философия социальных наук: объяснение и понимание. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
  • Миллер А. (2006). Реализм и антиреализм. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Clarendon Press / Oxford University Press.
  • Монтеро, М.(1998). Извращенный и всепроникающий характер реальности: некоторые комментарии к эффектам монизма и дуализма. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Niiniluoto, I. (1994). Научный реализм и проблема сознания. Хиллсдейл, Нью-Джерси, Англия: Lawrence Erlbaum Associates, Inc.
  • Оранжевый, Д. М. (1992). Субъективизм, релятивизм и реализм в психоанализе. Хиллсдейл, Нью-Джерси, Англия: Analytic Press, Inc.
  • Поусон Р. и Тилли Н. (1997). Введение в оценку научного реалиста.Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Поусон Р. и Тилли Н. (1997). Реалистичная оценка. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Перри, Р. Б. (1912). Реалистичная теория познания. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Longmans, Green and Co.
  • Перри, Р. Б. (1912). Реалистичная теория разума. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Longmans, Green and Co.
  • Плакиас А. и Дорис Дж. М. (2008). Как найти разногласия: философское разнообразие и моральный реализм. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Поттер, Дж. (1998). Фрагменты в реализации релятивизма. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Рафтопулос, А. (2005). Системы восприятия и жизнеспособная форма реализма. Hauppauge, Нью-Йорк: Издательство Nova Science.
  • Schwegler, A., & Seelye, J.H. (1856). Идеализм и реализм. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: D Appleton & Company.
  • Стросон, Г. (1994). Ментальная реальность. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Стросон, П. Ф. (2002). Восприятие и его объекты.Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Suppe, F. (1989). Семантическая концепция теорий и научного реализма. Шампейн, Иллинойс: Университет Иллинойса Press.
  • van Hezewijk, R. (1995). Важность реалистичности. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer Publishing Co.
  • Уэйтли Р. (1854 г.). Реализма. Луисвилл, Кентукки: Мортон и Грисволд.

статей [править | править источник]

Книги [править | править источник]

  • Блумфилд, П. (2008). Несогласие по поводу несогласия.Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Boghossian, P. A., & Velleman, J. D. (1997). Физикалистские теории цвета. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Брэдли, Ф. Х. (1922). Эссе IX: Заметка об анализе. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Брэдли, Ф. Х. (1922). Эссе VIII: Несколько замечаний об абсолютной истине и вероятности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Brown, S.D., Pujol, J. & Curt, B.C. (1998). Как один в сети? Дискурс, материальность и место этики.Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Беркитт И. (1998). Отношения, общение и власть. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications Ltd.
  • Чоу, С. Л. (1995). Снова критика экспериментов. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer Publishing Co.
  • Фостер, Д. (1998). Через юг-юг. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Гамильтон, Э. Дж. (1899). Реализм и номинализм. Сиэтл, Вашингтон: Лоуман и Хэнфорд.
  • Гамильтон, В., Мансель, Х.Л. и Вейтч Дж. (1859 г.). Лекция XXI. Презентационный факультет — И. Восприятие — исторический взгляд Рида на теории восприятия. Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1859). Лекция XXIII. Презентационный факультет — И. Восприятие. Был ли Рид реалистом? Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1859). Лекция XXV. Презентационный факультет — И. Восприятие — возражения против учения о естественном реализме.Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1863). Лекция XXIV. Презентационный факультет — И. Восприятие — отличие собственно восприятия от собственно ощущения. Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1863). Лекция XXV. Презентационный факультет — И. Восприятие — возражения против учения о естественном реализме. Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Харди А.Г. (1988). Психология и критическая революция.Guiderland, NY: James Publications.
  • Кац, С. (1987). Гибсон релятивист? Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пресса Святого Мартина.
  • Леб, Д. (2008). Моральная некогерентизм: как вытащить метафизического кролика из смысловой шляпы. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Леб, Д. (2008). Ответить Гиллу и Сэйр-Маккорду. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Маррас, А. (2005). Здравые опровержения элиминативизма. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Моравски Дж. (1998). Возвращение фантомных предметов? Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Мюллер, Ф. М. (1887). О философии Канта. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера.
  • Мердок, Дж. (1842). Пантеистическая философия. Хартфорд, Коннектикут: Джон К. Уэллс.
  • Робинсон, В. С. (1999). Эволюция и самоочевидность. Флоренция, Кентукки: Тейлор и Фрэнсис / Рутледж.
  • Ройс, Дж. (1900). Независимые существа: критический анализ реализма. Нью-Йорк, Нью-Йорк: MacMillan Co.
  • Ройс, Дж. (1900). Реализм и мистицизм в истории мысли. Нью-Йорк, Нью-Йорк: MacMillan Co.
  • Ройс, Дж. (1900). Единство бытия и мистическая интерпретация. Нью-Йорк, Нью-Йорк: MacMillan Co.
  • Сейр-МакКорд, Г. (2008). Моральная семантика и эмпирическое исследование. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Зигфрид, К. Х. (1993). Мир, в котором мы практически живем. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Шарп Р. А. (1990). Создание человеческого разума. Флоренция, Кентукки: Тейлор и Фрэнсис / Рутледж.
  • Станков, Л., и Клейтман, С. (2008).Процессы на границе познавательных способностей и личности: уверенность и ее реализм. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Туомела Р. (1994). Судьба народной психологии. Хиллсдейл, Нью-Джерси, Англия: Lawrence Erlbaum Associates, Inc.
  • Уолтер, Дж. Э. (1879). Восприятие протяженности осязанием. Бостон, Массачусетс: Эстес и Лориат.
  • Уолтер, Дж. Э. (1879). Истинная природа и процесс нашего познания материи. Бостон, Массачусетс: Эстес и Лориат.

статей [править | править источник]

диссертаций [править | править источник]

  • Биль, Дж. С. (2003). Аморальная психология: головоломка когнитивистов. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Чейз, К. С. (1981). Романс, реализм и психологический аспект романа середины викторианской эпохи: Международные тезисы диссертаций.
  • Граббс, Дж. (1998). Реальный мир, реальные разговоры: общение во все более парасоциальной и парареалистичной среде.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Хьюмер, М. (1999). Прямая реалистическая интерпретация восприятия. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Халберт, М. К. (1993). Идеи как акты восприятия: прямая реалистическая интерпретация теории чувственного восприятия Декарта: Международные тезисы диссертации.
  • Nlandu, T. (1997). Реальность, перцептивный опыт и познание: исследование философии разума Чарльза Сандерса Пирса.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Пауэр, Н. П. (1996). Интенциональный реализм, инструментализм и будущее народной психологии. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Пуш, Д. (1996). Взаимосвязь между социотропным и автономным стилями личности и искажениями восприятия у дисфорических и недисфорических студентов университетов. Международные тезисы диссертаций: Раздел B: Наука и техника.
  • Ruttanachun, N. (1999). Дискриминация по стилю взрослых, не имеющих художественного образования: способность концентрировать внимание и внимание на манипулируемых визуальных элементах. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Сабатес, М. Х. (1998). Психическая причинность: параллелизм свойств как ответ на проблему исключения. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Scales, S.J. (1996). Ценности в этике и науке: аргумент против объективного морального реализма.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Шубер, С. П. (1977). От романтизма к реализму: вторжение реальности в «Дон Жуан» Байрона и «Мадам Бовари» Флобера: международные тезисы диссертаций.
  • Вебстер, С. (1995). Риторика реализма: американская психология и американская литература, 1860-1910 гг. Международные тезисы диссертаций: Раздел B: Наука и техника.
  • Woudzia, L.A. (1997). Психологический реализм и имитационная теория атрибуции убеждений.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Ziomek, R. L. (1979). Анализ взаимосвязи между философскими установками и личностными характеристиками: автореферат диссертации.
  1. редирект Шаблон: Философия

Реализм (философия) | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Индекс философии: Эстетика · Эпистемология · Этика · Логика · Метафизика · Сознание · Философия языка · Философия разума · Философия науки · Социальная и политическая философия · Философия · Философы · Список списков


Современный философский реализм — это вера в реальность, которая полностью онтологически независима от наших концептуальных схем, лингвистических практик, убеждений и т. Д.Философы, исповедующие реализм, также обычно считают, что истина заключается в соответствии веры действительности. Мы можем говорить о реализме в отношении других умов, прошлого, будущего, универсалий, математических сущностей (таких как натуральные числа), моральных категорий, материального мира или даже мысли.

Реалисты склонны полагать, что во что бы мы ни верили сейчас, это лишь приближение к реальности и что каждое новое наблюдение приближает нас к пониманию реальности. [1] В кантовском смысле реализм противопоставляется идеализму .В современном смысле реализм противопоставляется антиреализму , прежде всего в философии науки.

Несмотря на кажущуюся прямолинейность реалистической позиции, в истории философии не прекращались споры о том, что реально. Кроме того, произошла значительная эволюция в том, что подразумевается под термином «реальный».

Древнейшее употребление этого термина происходит из средневековых интерпретаций и приспособлений греческой философии.Однако в этой средневековой схоластической философии «реализм» означал нечто иное — действительно, в некотором смысле почти противоположное — от того, что он означает сегодня. В средневековой философии реализм противопоставляется «концептуализму» и «номинализму». Противостояние реализма и номинализма возникло в результате дебатов по проблеме универсалий. Универсалии — это термины или свойства, которые могут быть применены ко многим вещам, а не для обозначения одного конкретного человека — например, рыжий, красавица, пятерка или собака, в отличие от «Сократ» или «Афины».Реализм в этом контексте утверждает, что универсалии действительно существуют независимо и каким-то образом до мира; он связан с Платоном. Концептуализм считает, что они существуют, но только в уме, умеренный реализм считает, что они существуют, но только постольку, поскольку они воплощены в конкретных вещах; их нет отдельно от от конкретной вещи. Номинализм утверждает, что универсалии вообще не «существуют»; они не более чем слова, которые мы используем для описания конкретных объектов, они ничего не называют.Этот конкретный спор о реализме в значительной степени является спорным в современной философии на протяжении веков.

В кантовском смысле реализм противопоставляется идеализму . В современном смысле реализм противопоставляется антиреализму , прежде всего в философии науки.

Платонический реализм [править | править источник]

Платонический реализм — это философский термин, обычно используемый для обозначения идеи реализма относительно существования универсалий или абстрактных объектов после греческого философа Платона (ок.427 – с. 347 г. до н.э.), ученик Сократа. Поскольку универсалии Платон считал идеальными формами, эту позицию сбивающим с толку также называют платоническим идеализмом. Это не следует путать с идеализмом, представленным такими философами, как Джордж Беркли: поскольку платоновские абстракции не являются пространственными, временными или ментальными, они несовместимы с акцентом последнего идеализма на ментальном существовании. Формы Платона включают числа и геометрические фигуры, что делает их теорией математического реализма; они также включают Форму Добра, что делает их вдобавок теорией этического реализма. [необходима ссылка ]

Шотландская школа реализма здравого смысла [править | править источник]

Основная статья: Реализм здравого смысла

Шотландский реализм здравого смысла — школа философии, которая стремилась защитить наивный реализм от философского парадокса и скептицизма, утверждая, что вопросы здравого смысла находятся в пределах досягаемости общего понимания и что общие -смысловые убеждения даже управляют жизнью и мыслями тех, кто придерживается не-здравых убеждений.Она возникла на основе идей самых выдающихся представителей шотландской школы здравого смысла Томаса Рида, Адама Фергюсона и Дугальда Стюарта во время шотландского Просвещения 18 века и процветала в конце 18 и начале 19 веков в Шотландии и Америке. [ необходима цитата ]

Его корни можно найти в ответах таких философов, как Джон Локк, Джордж Беркли и Дэвид Хьюм. Этот подход был ответом на «идеальную систему», которая началась с концепции Декарта об ограниченности чувственного опыта и привела Локка и Юма к скептицизму, который в равной степени ставил под сомнение религию и свидетельства чувств.Реалисты, придерживавшиеся здравого смысла, сочли скептицизм абсурдным и настолько противоречащим общепринятому опыту, что его пришлось отвергнуть. Они учили, что обычный опыт дает интуитивно определенную уверенность в существовании «я», реальных объектов, которые можно увидеть и почувствовать, и определенных «первых принципов», на которых могут быть установлены разумная мораль и религиозные убеждения. Его основной принцип был провозглашен его основателем и величайшей фигурой Томасом Ридом: [2]

«Если есть определенные принципы, как я думаю, что они есть, в которые нас заставляет верить конституция нашей природы и которые мы вынуждены принимать как должное в общих жизненных заботах, не имея возможности дать причина для них — это то, что мы называем принципами здравого смысла; а то, что им явно противоречит, мы называем абсурдом.».

Наивный реализм [править | править код]

Наивный реализм, также известный как прямой реализм, — это философия разума, основанная на теории восприятия, основанной на здравом смысле, которая утверждает, что чувства обеспечивают нам прямое осознание внешнего мира. Напротив, некоторые формы идеализма утверждают, что мир не существует отдельно от идей, зависящих от разума, а некоторые формы скептицизма говорят, что мы не можем доверять своим чувствам. Реалистическая точка зрения состоит в том, что объекты состоят из материи, занимают пространство и обладают такими свойствами, как размер, форма, текстура, запах, вкус и цвет, которые обычно воспринимаются правильно.Мы воспринимаем их такими, какими они являются на самом деле . Объекты подчиняются законам физики и сохраняют все свои свойства независимо от того, есть ли кто-нибудь, кто бы их наблюдал. [3]

Научный реализм [править | править источник]

Научный реализм — это, на самом общем уровне, представление о том, что мир, описываемый наукой, является реальным миром, каким он есть, независимо от того, что мы можем принять за него. В философии науки это часто формулируется как ответ на вопрос «как объяснить успех науки?» Споры о том, что включает в себя успех науки, сосредоточены в первую очередь на статусе ненаблюдаемых сущностей, о которых, по-видимому, говорят научные теории.Как правило, те, кто являются научными реалистами, утверждают, что можно делать надежные утверждения о ненаблюдаемых (а именно, что они имеют тот же онтологический статус), что и наблюдаемые. Философы-аналитики обычно привержены научному реализму в том смысле, что рассматривают научный метод как надежный справочник по природе реальности. Основная альтернатива научным реализм есть инструментализм. [необходима ссылка ]

Эстетический реализм [править | править источник]

Эстетический реализм может означать утверждение, что существуют независимые от разума эстетические факты, [4] , но в общих дискуссиях об искусстве «реализм» и «реализм» являются сложными терминами, которые могут иметь множество различных значений.

  • Эстетический реализм, философия, основанная американским поэтом и критиком Эли Сигелом
  • Австралийский реализм или австралийский материализм, философская школа ХХ века в Австралии
  • Конструктивный реализм, философия науки
  • Корнельский реализм, взгляд в метаэтике, связанный с творчеством Ричарда Бойда и других
  • Критический реализм, философия восприятия, связанная с точностью человеческих чувственных данных
  • Депрессивный реализм
  • Прямой реализм, теория восприятия
  • Реализм сущностей, философская позиция в рамках научного реализма
  • Эпистемологический реализм, подкатегория объективизма
  • Гиперреализм или Гиперреальность, неспособность сознания отличить реальность от фантазии
  • Юридический реализм
  • Математический реализм, раздел философии математики
  • Умеренный реализм, позиция, согласно которой нет области, где существуют универсалии
  • Модальный реализм, философия, предложенная Дэвидом Льюисом, согласно которой возможные миры столь же реальны, как и реальный мир
  • Моральный реализм, философский взгляд на существование объективных моральных ценностей
  • Новый реализм (философия), школа эпистемологии начала 20 века, отвергающая эпистемологический дуализм
  • Органический реализм или философия организма, метафизика Альфреда Норта Уайтхеда, ныне известная как философия процесса
  • Платонический реализм, философия, сформулированная Платоном, утверждающая существование универсалий
  • Квази-реализм, экспрессивистская метаэтическая теория, утверждающая, что, хотя наши моральные претензии являются проективистскими, мы понимаем их в реалистических терминах.
  • Репрезентативный реализм, точка зрения, что мы не можем воспринимать внешний мир напрямую
  • Спекулятивный реализм
  • Трансцендентальный реализм, концепция, подразумевающая, что люди прекрасно понимают ограничения своего собственного разума.
  • Реализм связи истинных ценностей, метафизическая концепция, объясняющая, как понимать части мира, которые кажутся когнитивно недоступными

Критиков [править | править источник]

Книги [править | править источник]

  • Сплав, л.Б., и Абрамсон, Л. Ю. (1988). Депрессивный реализм: четыре теоретических взгляда. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.
  • Альмедер Р.Ф. (1992). Слепой реализм: очерк о человеческих знаниях и естествознании. Лэнхэм, Мэриленд, Англия: Роуман и Литтлфилд.
  • Андерсон, Д. Л. (2007). Сознательность и реализм. Шарлоттсвилль, Вирджиния: Выходные данные Academic.
  • Эпплби, Р. С. (2006). Вывод: примирение и реализм. Нотр-Дам, Индиана: Университет Нотр-Дам Press.
  • Арабатзис, Т.(2007). Концептуальные изменения и научный реализм: перед вызовом Куна. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Elsevier Science.
  • Бейн, А. (1880). Абстракция — абстрактная идея. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: D Appleton & Company.
  • Бейкер, Л. Р. (1995). Объяснение отношения: практический подход к разуму. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
  • Бен-Зеев А. (1993). Система восприятия: философская и психологическая перспектива. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Питера Ланга.
  • Бхаскар, Р.(2002). От науки к эмансипации: отчуждение и актуальность просвещения. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Блэкберн, Саймон (2005). Истина: Путеводитель , Oxford University Press, Inc.
  • Берр В. (1998). Обзор: реализм, релятивизм, социальный конструктивизм и дискурс. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Чесни, Ю., и Зенк, Дж. П. (1987). Диалектический реализм: к философии роста. Пало-Альто, Калифорния: Живая Дубовая Пресса.
  • Коллиер, А. (1998). Язык, практика и реализм. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Дэвис Б. (1998). Тема психологии: комментарий к дискуссии о релятивизме / реализме. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Деннет, Д. К. (2006). «Настоящие выкройки». Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge / Taylor & Francis Group.
  • Долев Ю. (2007). Время и реализм: метафизические и антиметафизические перспективы. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Дорис, Дж.М., и Плакиас А. (2008). Как спорить о разногласиях: оценочное разнообразие и моральный реализм. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Eucken, R. & Phelps, M. S. (1880). Реализм — идеализм. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: D Appleton & Company.
  • Fodor, J. (1991). Методологический солипсизм рассматривается как исследовательская стратегия в когнитивной психологии. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Фундер, Д. К. (2001). Три направления в текущих исследованиях восприятия человека: позитивность, реализм и изысканность.Махва, Нью-Джерси: издательство Lawrence Erlbaum Associates.
  • Харрисон, С. (1989). Новая визуализация взаимоотношений между разумом и мозгом: преодоление наивного реализма. Шарлоттсвилль, Вирджиния: Университет Вирджинии Пресс.
  • Хелд, Б.С. (1995). Назад к реальности: критика постмодернистской теории в психотерапии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: W W Norton & Co.
  • Хелд, Б.С. (2007). Вступление. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Онтологический момент 2: онтология реалистичного среднего уровня? Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Онтологический пункт 3: онтология ситуативного действия и трансцендентности. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Интерпретативный поворот психологии: поиск истины и действия в теоретической и философской психологии. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Хелд, Б.С. (2007). Установленный ордер: реалистическая эпистемология среднего уровня? Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Лэдд, Г.Т. (1897). Идеализм и реализм. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера.
  • Лейтер, Б. (2008). Против конвергентного морального реализма: соответствующие роли философских аргументов и эмпирических данных. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Manicas, P. T. (2006). Реалистическая философия социальных наук: объяснение и понимание. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
  • Миллер А. (2006). Реализм и антиреализм. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Clarendon Press / Oxford University Press.
  • Монтеро, М.(1998). Извращенный и всепроникающий характер реальности: некоторые комментарии к эффектам монизма и дуализма. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Niiniluoto, I. (1994). Научный реализм и проблема сознания. Хиллсдейл, Нью-Джерси, Англия: Lawrence Erlbaum Associates, Inc.
  • Оранжевый, Д. М. (1992). Субъективизм, релятивизм и реализм в психоанализе. Хиллсдейл, Нью-Джерси, Англия: Analytic Press, Inc.
  • Поусон Р. и Тилли Н. (1997). Введение в оценку научного реалиста.Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Поусон Р. и Тилли Н. (1997). Реалистичная оценка. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Перри, Р. Б. (1912). Реалистичная теория познания. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Longmans, Green and Co.
  • Перри, Р. Б. (1912). Реалистичная теория разума. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Longmans, Green and Co.
  • Плакиас А. и Дорис Дж. М. (2008). Как найти разногласия: философское разнообразие и моральный реализм. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Поттер, Дж. (1998). Фрагменты в реализации релятивизма. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Рафтопулос, А. (2005). Системы восприятия и жизнеспособная форма реализма. Hauppauge, Нью-Йорк: Издательство Nova Science.
  • Schwegler, A., & Seelye, J.H. (1856). Идеализм и реализм. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: D Appleton & Company.
  • Стросон, Г. (1994). Ментальная реальность. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Стросон, П. Ф. (2002). Восприятие и его объекты.Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Suppe, F. (1989). Семантическая концепция теорий и научного реализма. Шампейн, Иллинойс: Университет Иллинойса Press.
  • van Hezewijk, R. (1995). Важность реалистичности. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer Publishing Co.
  • Уэйтли Р. (1854 г.). Реализма. Луисвилл, Кентукки: Мортон и Грисволд.

статей [править | править источник]

Книги [править | править источник]

  • Блумфилд, П. (2008). Несогласие по поводу несогласия.Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Boghossian, P. A., & Velleman, J. D. (1997). Физикалистские теории цвета. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Брэдли, Ф. Х. (1922). Эссе IX: Заметка об анализе. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Брэдли, Ф. Х. (1922). Эссе VIII: Несколько замечаний об абсолютной истине и вероятности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Brown, S.D., Pujol, J. & Curt, B.C. (1998). Как один в сети? Дискурс, материальность и место этики.Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Беркитт И. (1998). Отношения, общение и власть. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications Ltd.
  • Чоу, С. Л. (1995). Снова критика экспериментов. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer Publishing Co.
  • Фостер, Д. (1998). Через юг-юг. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Гамильтон, Э. Дж. (1899). Реализм и номинализм. Сиэтл, Вашингтон: Лоуман и Хэнфорд.
  • Гамильтон, В., Мансель, Х.Л. и Вейтч Дж. (1859 г.). Лекция XXI. Презентационный факультет — И. Восприятие — исторический взгляд Рида на теории восприятия. Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1859). Лекция XXIII. Презентационный факультет — И. Восприятие. Был ли Рид реалистом? Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1859). Лекция XXV. Презентационный факультет — И. Восприятие — возражения против учения о естественном реализме.Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1863). Лекция XXIV. Презентационный факультет — И. Восприятие — отличие собственно восприятия от собственно ощущения. Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Гамильтон, У., Мансель, Х. Л., и Вейтч, Дж. (1863). Лекция XXV. Презентационный факультет — И. Восприятие — возражения против учения о естественном реализме. Бостон, Массачусетс: Гулд и Линкольн.
  • Харди А.Г. (1988). Психология и критическая революция.Guiderland, NY: James Publications.
  • Кац, С. (1987). Гибсон релятивист? Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пресса Святого Мартина.
  • Леб, Д. (2008). Моральная некогерентизм: как вытащить метафизического кролика из смысловой шляпы. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Леб, Д. (2008). Ответить Гиллу и Сэйр-Маккорду. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Маррас, А. (2005). Здравые опровержения элиминативизма. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Моравски Дж. (1998). Возвращение фантомных предметов? Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Мюллер, Ф. М. (1887). О философии Канта. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера.
  • Мердок, Дж. (1842). Пантеистическая философия. Хартфорд, Коннектикут: Джон К. Уэллс.
  • Робинсон, В. С. (1999). Эволюция и самоочевидность. Флоренция, Кентукки: Тейлор и Фрэнсис / Рутледж.
  • Ройс, Дж. (1900). Независимые существа: критический анализ реализма. Нью-Йорк, Нью-Йорк: MacMillan Co.
  • Ройс, Дж. (1900). Реализм и мистицизм в истории мысли. Нью-Йорк, Нью-Йорк: MacMillan Co.
  • Ройс, Дж. (1900). Единство бытия и мистическая интерпретация. Нью-Йорк, Нью-Йорк: MacMillan Co.
  • Сейр-МакКорд, Г. (2008). Моральная семантика и эмпирическое исследование. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Зигфрид, К. Х. (1993). Мир, в котором мы практически живем. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Шарп Р. А. (1990). Создание человеческого разума. Флоренция, Кентукки: Тейлор и Фрэнсис / Рутледж.
  • Станков, Л., и Клейтман, С. (2008).Процессы на границе познавательных способностей и личности: уверенность и ее реализм. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc.
  • Туомела Р. (1994). Судьба народной психологии. Хиллсдейл, Нью-Джерси, Англия: Lawrence Erlbaum Associates, Inc.
  • Уолтер, Дж. Э. (1879). Восприятие протяженности осязанием. Бостон, Массачусетс: Эстес и Лориат.
  • Уолтер, Дж. Э. (1879). Истинная природа и процесс нашего познания материи. Бостон, Массачусетс: Эстес и Лориат.

статей [править | править источник]

диссертаций [править | править источник]

  • Биль, Дж. С. (2003). Аморальная психология: головоломка когнитивистов. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Чейз, К. С. (1981). Романс, реализм и психологический аспект романа середины викторианской эпохи: Международные тезисы диссертаций.
  • Граббс, Дж. (1998). Реальный мир, реальные разговоры: общение во все более парасоциальной и парареалистичной среде.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Хьюмер, М. (1999). Прямая реалистическая интерпретация восприятия. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Халберт, М. К. (1993). Идеи как акты восприятия: прямая реалистическая интерпретация теории чувственного восприятия Декарта: Международные тезисы диссертации.
  • Nlandu, T. (1997). Реальность, перцептивный опыт и познание: исследование философии разума Чарльза Сандерса Пирса.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Пауэр, Н. П. (1996). Интенциональный реализм, инструментализм и будущее народной психологии. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Пуш, Д. (1996). Взаимосвязь между социотропным и автономным стилями личности и искажениями восприятия у дисфорических и недисфорических студентов университетов. Международные тезисы диссертаций: Раздел B: Наука и техника.
  • Ruttanachun, N. (1999). Дискриминация по стилю взрослых, не имеющих художественного образования: способность концентрировать внимание и внимание на манипулируемых визуальных элементах. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Сабатес, М. Х. (1998). Психическая причинность: параллелизм свойств как ответ на проблему исключения. Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Scales, S.J. (1996). Ценности в этике и науке: аргумент против объективного морального реализма.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Шубер, С. П. (1977). От романтизма к реализму: вторжение реальности в «Дон Жуан» Байрона и «Мадам Бовари» Флобера: международные тезисы диссертаций.
  • Вебстер, С. (1995). Риторика реализма: американская психология и американская литература, 1860-1910 гг. Международные тезисы диссертаций: Раздел B: Наука и техника.
  • Woudzia, L.A. (1997). Психологический реализм и имитационная теория атрибуции убеждений.Тезисы диссертаций, международная секция A: гуманитарные и социальные науки.
  • Ziomek, R. L. (1979). Анализ взаимосвязи между философскими установками и личностными характеристиками: автореферат диссертации.
  1. редирект Шаблон: Философия

Счастье, психология и степени реализма

Тема реализма, связанная с дискурсом о счастье, обременяется практическими последствиями, когда мы входим в область предписывающих теорий, то есть теорий, которые защищают чувство счастья как лучшее или предпочтительное и укажите способ достижения наивысшего и наиболее продолжительного состояния счастья.Состояния удовлетворения, которые решает достичь каждый человек, конечно же, являются результатом субъективного суждения (которое, в свою очередь, может быть результатом объективного церебрального актива) с неидиосинкразическим и нерелятивистским компонентом. Однако метаэтический дискурс о счастье здесь не является моей целью. Поэтому я буду рассматривать подходы, которые явно не нарушают основные нормы закона и общую этическую чувствительность.

Гедонизм — это подход, который рассматривает счастье как эквивалент удовольствия.Эмпирически сегодня мы могли бы ограничить его (или, возможно, лучше, расширить его) на все состояния, генерируемые областями удовольствия, идентифицированными в мозгу, независимо от стимула (эндогенного или внешнего), который их вызывает. Машина опыта Нозика является частью гедонистических рецептов счастья, как и наркотики, если они доставляют нам удовольствие.

Реалистический гедонизм тоже натуралист?

Гедонизм — это форма «внутреннего реализма», потому что удовольствие может быть идентифицировано и количественно оценено экспериментальным методом гораздо больше, чем субъективное чувство, но при этом также является субъективным чувством.Однако внутренний реализм не обязательно связан с внешним миром; это действительно может привести к отстранению от мира и собственных критических интересов, если они коренятся в состояниях внешней реальности. Лабораторная крыса, которая продолжает стимулировать себя, перемещая рычаг, который управляет электродом, имплантированным в ее мозг, и те, кто навязчиво ищет внутреннего удовлетворения в еде, сексе или даже в солипсистских интеллектуальных удовольствиях, объединены дистанцированием от состояний мира за пределами их собственная гедонистическая внутренняя реальность — о чем свидетельствует тот факт, что все они, вероятно, согласились бы быть подключенными к машине опыта Нозика.

При условии, что натурализм (представление о том, что все существующие вещи являются физическими и описываются наукой) не является предписывающим и, напротив, ему трудно найти свое место в физикалистской онтологии для его нормативного измерения («Что должно Да? »« Кто лучший поэт, Чосер или Донн? »), Гедонизм как количественное описание активностей мозга, доставляющих удовольствие, можно определить как натуралистический реализм. Другими словами, научный натурализм стремится только к описанию природы и реальности такими, какие они есть, а не к поиску того, какими должны быть природа и реальность — поскольку не существует принципов или ценностей, обнаруживаемых наукой в ​​соответствии с которыми устанавливали бы, каким должно быть счастье — или какое поведение следует принять (т.е., так называемое нормативное измерение). (Очевидно, что научный натурализм — не единственный натурализм на рынке, и другие формы «либерального» натурализма могут соответствовать моральным ценностям и правилам; но с этими формами натурализма часто не соглашаются).

Ирреализм в позитивной психологии

«Имейте эти две мысли всегда самыми готовыми во всех чрезвычайных ситуациях: первая, что« вещи сами по себе не достигают души, но стоят снаружи, неподвижны и неподвижны. Все ваши волнения возникают из-за внутреннего мнения о них.Другой, что «все это сейчас изменится и больше не будет». Часто вспоминайте, какие изменения ты наблюдал. Мир — это постоянное изменение; жизнь — это мнение ». Так говорит Марк Аврелий в Meditations (4: 3) и, кажется, перекликается с Буддой, когда он говорит: «Все ментальные феномены имеют разум как своего предшественника; у них ум как главный; они созданы умом. Если человек говорит или действует с чистым умом, счастье следует за ним, как тень, никогда не покидающая его »( Дхаммапада , стих 2).Согласно Хайдту (2006), наиболее важная идея народной психологии содержится в этих двух цитатах: мировые события влияют на нас только через интерпретацию, которую мы им даем, поэтому, если мы можем контролировать интерпретацию, мы также можем управлять нашим миром. Настолько, что гуру народной психологии придумал один из своих 10 законов, который перекликается с позицией Ницше: «Реальности нет, есть только восприятие» (Haidt, 2006).

Справочники по самооценке и самопомощи имеют конкретную цель изменить эти интерпретации, чтобы убедиться, что человек становится счастливым, не действуя в соответствии со своей ситуацией в мире, а адаптируясь к миру с изменением точки зрения. это заставляет ее понять положительность их состояния, если его лучше рассмотреть.Таким образом, в примере, приведенном Хайдтом, часто наступает время, когда человек, измученный годами обиды, боли и гнева, понимает, что (скажем) ее отец не причинил ей непосредственного вреда, когда покинул их семью, а просто покинул дом. . Согласно этому прочтению, именно реакция на событие вызывает боль, так что, если мы откажемся от этой реакции, сам факт перестанет быть источником страдания.

Различные суждения о фактах — это не то же самое, что отрицание реальности, но часто это стратегия, которая может приблизиться к отрицанию, если моральное суждение сильно искажено или когда нет конкретных причин, чтобы попытаться изменить наши обычные интуитивные представления о реальность вместо того, чтобы изменять состояния мира, которые кажутся негативными или дисфункциональными.Это совсем другое по сравнению с тем, что называется «средним аффективным стилем», способом эмоциональной оценки событий, которые с нами происходят, что, исходя из того, что Хайдт эффективно называет «корковой лотереей», может быть постоянным плохим настроением, делающим существование тяжелым бременем. . В долгосрочной перспективе медитация, психотерапия или лекарства, такие как прозак, могут быть эффективными при аффективном стиле. Но здесь мы возвращаемся к внутреннему мозговому реализму, потому что можно думать, что все эти вмешательства, опосредованные или прямые, действуют на некую нервную цепь, отвечающую за развитие эмоциональных оценок 8 .

Позиция по крайней мере части позитивной психологии совершенно иная, поскольку она сильно соблазняется ирреалистической точкой зрения. Эренрайх (2009, ср. Также Dawes, 1994) указал, что позитивное мышление искажает реальность, чтобы видеть только ее благоприятные факторы, или просто отрицает это. Эта тенденция может побудить людей покориться невзгодам с доброжелательным расположением («рак делает вас лучше, это возможность измениться») и винить себя за жизненные удары («если вы не вылечитесь от рака, то в конечном итоге это происходит из-за ваш негатив », как будто рак — это психологическое состояние).Если у нас рак, мы должны искать надлежащую помощь, которая иногда недоступна, и стоическое или оптимистическое отношение, безусловно, может быть полезным и достойным восхищения. Но перед другими неизбежными событиями, такими как социальная несправедливость и политическое угнетение, мы можем в конечном итоге пассивно принять несправедливые ситуации в результате погони за внутренним счастьем. Стремление к «удовлетворению жизнью» вопреки окружающим нас внешним состояниям кажется иллюзией, искажающей самооценку и реальность.

Даже так называемая гуманистическая психология Авраама Маслоу и Карла Роджерса, находящаяся под влиянием субъективистско-спонтанного культурного климата 1960-х годов, внесла свой вклад в оптимистический релятивизм, который способствует внутренней реализации и росту внутреннего потенциала с идеей гармонизирует себя с космосом, а не наоборот (см. Milton, 2002).Некоторые упрощения антипсихиатрии привели к убеждению, что объективных диагнозов не существует и что внутренние потребности предшествуют и могут проявляться независимо от внешней ситуации.

Как я уже сказал, вопрос не в том, должно ли счастье быть целью существования, или мы должны предпочесть «хорошую» или «правдивую» жизнь, придерживаясь независимого от разума реализма. Даже в стремлении к собственному благополучию важно учитывать важность как внутренних, так и внешних состояний мира.Можно спросить, является ли счастье мудрого à la Эпиктета, который знает, как отрезать себя от забот и забот этого мира, формой бессознательного ирреализма, движимого ложными убеждениями, вызванными или вызванными самим собой, или форма эгоистичного солипсизма, который способствует собственному внутреннему удовлетворению за счет возможного взаимодействия с миром.

Недавняя тенденция, сочетающая позитивную психологию с исследованиями нейробиологических основ конкретных психических состояний, может быть помещена в эту область.Он начался с преимуществ созерцательных практик и дошел до «созерцательной нейробиологии», которую также продвигал Далай-лама, который первым предоставил себя в качестве объекта прямого исследования (Ricard et al., 2014). Открытие преимуществ медитации на самом деле связано с достижениями нейробиологии, которые показали, что мозг можно трансформировать, а мозговые цепи можно перепрограммировать с помощью переживаний, которым он подвергается. В этом случае речь идет о внутренних переживаниях, по определению не связанных с внешними, которые считаются источниками беспокойства и беспокойства.В основном это касается «сосредоточенного внимания» и «внимательности». Первый побуждает медитирующего сконцентрироваться на цикле вдоха и выдоха. Второй предполагает наблюдение за изображениями, звуками и другими ощущениями, включая внутренние телесные ощущения и мысли, без увлечения. Внимательность заставляет человека «осознавать, что происходит, не становясь чрезмерно озабоченным каким-либо отдельным восприятием или мыслью, возвращаясь к этому отстраненному фокусу каждый раз, когда разум отклоняется» (Ricard et al., 2014; стр. 42).Нейробиологи попытались измерить медитацию осознанности и обнаружили, что она снижает чувствительность к боли, а также уменьшает симптомы тревоги и депрессии. Нейроцеребральное исследование людей с длительным опытом медитации, особенно приверженцев буддийской религии, показало, что они способны выдерживать определенные паттерны ЭЭГ, в частности, так называемые высокоамплитудные колебания в гамма-диапазоне и фазовую синхронизацию. от 25 до 42 Гц. У испытуемых разные следы ЭЭГ (Lutz et al., 2009). Кроме того, похоже, что тренировка осознанности может уменьшить объем миндалины — области мозга, которая считается решающей для развития чувства страха и беспокойства. Таким образом, показано, что «медитация вызывает значительные изменения как в функциях, так и в структуре мозга опытных практикующих» (Ricard et al., 2014; стр. 45). Это важно, потому что для сторонников осознанности и позитивной психологии в целом «люди различаются по уровню счастья, и эти различия связаны с разными базовыми характеристиками» (Davidson, 2005), «регулирование эмоций играет ключевую роль в модуляции. эти различия в счастье »и« счастье можно рассматривать как продукт навыков, которые можно улучшить с помощью умственной тренировки, и такая тренировка может вызвать положительные изменения в мозге »( ib .) (ср. Lewis et al., 2014).

Следствием этого является то, что счастье может быть увеличено, воздействуя на вышеупомянутые навыки посредством надлежащего и систематического обучения (Ricard, 2006). Это идет в направлении позитивной психологии (Селигман, 2011), для которой личное процветание (заменяющее счастье) по определению не имеет внешних критериев, определяющих, какое достижение является для кого-то ценным. Это приводит к индивидуалистической тенденции, которая лишь частично учитывает счастье группы.Риск состоит в том, чтобы в конечном итоге подорвать сами основы социального сосуществования и вознаграждений, которые являются предпосылками для любого реального процветания. Фактически, если мы отделим стремление к субъективному счастью от внешних интерсубъективных критериев, результатом могут быть формы квиетизма, ослабляющие социальные связи и коллективное сотрудничество, которые необходимы для поддержания того материального и социального стандарта, который мы имеем сегодня. С другой стороны, такое стремление к счастью может привести к разрыву между индивидуальными ценностями и целями, который может помешать возможности иметь стабильные связи и отношения на уровне сообщества.

Последней стадии этой тенденции достигли новейшие устройства, обещающие сделать своих пользователей более счастливыми (Davies, 2015). Например, один из них, благодаря сенсорной повязке на голову, которая отслеживает нейронную активность, должен помочь улучшить эмоциональное состояние пользователя, тем самым тренируя мозг для сочувствия и самообладания. Но «механизация» счастья с помощью манипуляций мозга, пусть и свободно выбранных, неизбежно приведет к ирреализму в отношении внешних состояний мира и к (более или менее) объективным критериям счастья, понимаемым как нечто большее, чем паттерн ЭЭГ.Фактически, эти устройства могут использоваться, чтобы избежать взлетов и падений в реальной жизни, что помогает нам ориентироваться в социальном и физическом мире. Конечным результатом может быть отчуждение от своего контекста и согласие с данной ситуацией без стимула изменять дисфункциональные ситуации для себя и других или улучшать свое собственное положение или условия других. Согласно моему определению, это ситуация крайнего ирреализма, хотя счастье, как оно переживается субъективно и обнаруживается нейрофизиологически, здесь совершенно «реально».

Реализм теории способностей

Теория благополучия, направленная на то, чтобы избежать ловушки ирреализма, — это теория, предложенная Амартией Сен и Мартой Нуссбаум, она называется «теорией способностей». 9 Общей целью этого подхода является создание общества, в котором каждый рассматривается как достойный уважения и имеет возможность действительно жить гуманно. Ключевым моментом является то, что ниже определенного уровня способностей человек не может жить по-настоящему человеческой жизнью (Nussbaum, 2011).Это теория, которая не хочет быть культурной. Поэтому, хотя о некоторых людях можно сказать, что они счастливы в своем положении (например, детские проститутки в трущобах Калькутты, как показывают некоторые исследования), они не будут жить по-настоящему человеческой жизнью: в этих случаях они обманывают себя относительно своего положения. счастье через нереалистичное представление о нем, возможно, потому, что у них нет достаточных знаний или нужных инструментов.

Список способностей основан не на субъективных впечатлениях от удовлетворения, а на объективных условиях: это те человеческие способности, которые придают достоинство и благополучие и могут служить общей цели каждой человеческой жизни, независимо от конкретных целей людей. стремитесь достичь.Однако базовые возможности — это не просто инструменты; они являются внутренними ценностями, которые придают существованию по-настоящему человеческий характер. Для Нуссбаума они включают: жизнь, здоровье, телесную целостность, чувства, воображение и мысли, эмоции, практический разум, принадлежность, другие виды, игры, контроль над окружающей средой. Их идентификация осуществляется посредством широко распространенного и согласованного консенсуса, который относится как к универсальной идее человечества, так и к независимым от разума элементам, которые играют реальную роль в жизни людей.

Можно утверждать, что благополучие истинно человеческого существования с точки зрения базовых способностей — это не счастье, как мы его обычно понимаем, а это состояние, которое на превосходит обычных средних значений в наших штатах. Как уже упоминалось, о человеке можно сказать, что он удовлетворен своей жизнью или кажется таким многим наблюдателям, даже если он находится в состоянии, которое кажется (согласно наблюдателям или общим критериям) неприятным, болезненным или неэмоциональным. сытно.Эти люди намного ниже минимального порога способностей, который теория устанавливает для человечества, даже не для счастья. Таким образом, идея состоит в том, что при отсутствии альтернатив или возможностей мы стремимся к психологическому урегулированию, которое избавляет нас от чрезмерных страданий, но что мы могли бы прийти к «реальному» и лучшему состоянию в соответствии с критериями, которые однажды испытали, которыми мы поделимся: это будет доставляют нам большее удовлетворение и «более реальное» счастье, чем просто результат «интерпретаций».

В любом случае интересно отметить, что, следуя независимому пути, Уильямс (1985, гл. 9) также пришел к признанию своего рода реализма в идее о том, что может существовать теория человеческой природы, основанная на на знаниях, предоставляемых социальными и физическими науками, способными направить размышления о том, что ведет к процветанию. То есть, при сохранении релятивизма ценностей, может существовать объективность в научном смысле (объективность, которая создает конвергенцию как зеркало реальности) в отношении веры в то, что определенный вид социального мира является лучшим, в котором могут жить люди. .

Почему быть веселым, искренним и реалистичным — это победная триада

Источник: Andrea Piacquadio / Pexels

Как научный репортер, я ищу тенденции и пытаюсь связать точки между кажущимися несвязанными психологическими исследованиями таким образом, чтобы это могло быть полезно для читателей. В этом посте я собираюсь подвести итоги шести моих любимых исследований за последние шесть месяцев и сформулировать результаты как действенные советы самопомощи, которые, надеюсь, будут вам полезны.

Если бы я составил «величайшие хиты» нового исследования, которое помогло бы мне справиться с взлетами и падениями 2020 года, то вот оно.Я сообщал о каждом из этих исследований в предыдущих постах. Однако, поскольку контент так легко потеряться в случайном порядке, я хотел объединить все эти исследования в удобный для пользователя формат, который мог бы служить универсальным магазином для читателей.

Как следует из названия этого поста, в последние месяцы различные исследования, основанные на фактических данных, выявили важность трех черт личности:

  1. Развлечение 1
  2. Ощущение подлинности 2
  3. Реалист 3 (не оптимист и не пессимист)

Давайте проследим следы и хронологическую шкалу последнего (2020 г.) исследования преимуществ веселья, подлинности и реализма.

7 марта 2020 года Бретт Лаурсен из Атлантического университета Флориды и его коллеги из Университета Конкордия в Канаде опубликовали первое в своем роде международное исследование (Laursen et al., 2020) о важности веселья как недооцененного индикатора социальный статус в детстве.

Это исследование показало, что дети, которых одноклассники считали забавными для себя, по-видимому, извлекают выгоду из «эффекта ореола» симпатии, который делает их менее стрессовыми и более комфортными в их собственной коже, что впоследствии заставляет их казаться еще более веселыми. быть рядом.

Развлечение создает восходящую спираль. Хотя это исследование было сосредоточено на детях, у меня есть подозрение, что быть воспринятым как человек, с которым весело находиться рядом, может создать эффект ореола и во взрослом возрасте.

Конечно, есть время и место для «веселья». Чтобы быть реалистом (что мы обсудим позже), постоянно вести себя как «добрый Чарли» во время кризиса, такого как пандемия COVID-19, неуместно и отталкивает. Кроме того, фальшивое поведение, связанное с забавой, которое не соответствует действительности, может показаться неискренним; веселье должно происходить из аутентичного места.

Говоря об аутентичности: 31 марта 2020 года Франческа Джино из Гарвардской школы бизнеса и Марьям Кучаки из Северо-западной школы менеджмента Келлогг опубликовали исследование «Чувство аутентичности служит буфером против отвержения». Исследователи обнаружили, что вмешательства, направленные на повышение аутентичности, по-видимому, служат буфером против чувствительности к отказу в чьем-либо социальном кругу и что «переживание аутентичности заставляет людей оценивать ситуации как менее опасные».

В майском сообщении в блоге 2020 года «Эффект ореола, созданный чувством аутентичности и веселья» я делюсь некоторыми автобиографическими историями о том, как я наткнулся на синергетические отношения между подлинностью и возможностью проявить свою жизнерадостность в образе подростка-гея, который отказался сделайте вид, что не любите дискотеку в эпоху «диско отстой».Я твердо верю, что чувство подлинности и веселье идут рука об руку и подпитывают друг друга, снижая чувствительность к отказу и повышая социальный статус.

Еще одна тенденция, которая, похоже, появится в 2020 году, — это растущее количество доказательств, свидетельствующих о том, что оптимизм может быть не так полезен для нашего психологического и физического благополучия, как считалось ранее. 6 июля 2020 года Дэвид де Меза и Крис Доусон опубликовали британское исследование «Ни оптимистом, ни пессимистом: ошибочные ожидания снижают благосостояние», которое дает нам больше оснований для переосмысления так называемой «силы позитива». мышление »и обращает внимание на недооцененные преимущества реализма.

Де Меза и Доусон обнаружили, что реалисты, у которых есть реалистичные ожидания относительно будущего, обычно более счастливы и имеют более высокие оценки субъективного благополучия в долгосрочной перспективе, чем оптимисты и пессимисты. Почему это? Исследователи предполагают, что в целом оптимисты, как правило, испытывают большее уныние и разочарование, когда их несбыточные ожидания не оправдываются. И наоборот, даже когда пессимисты понимают, что «небо все-таки не падает», облегчение от этого «Уф!» Момент, кажется, не перевешивает тяжелые потери, связанные с постоянными катастрофами и постоянным ожиданием худшего.

Эти выводы о преимуществах того, чтобы быть «ни оптимистом, ни пессимистом», совпадают с данными другого исследования (Whitfield et al., 2020), опубликованного 28 июля, в котором было обнаружено, что крайне пессимистичный подход связан с более высоким риском общей смертности ранняя смерть, но этот оптимизм не защищает. (См .: «Оптимизм не спасет, но пессимизм пагубен»)

Удивительно, но это исследование, проведенное исследователями из QIMR в Австралии, показало, что оптимизм не увеличивает продолжительность жизни.«Показатели оптимизма не показывают существенной связи со смертью, ни положительной, ни отрицательной», — сказал первый автор Джон Уитфилд в пресс-релизе. Хотя чрезмерный пессимизм, похоже, наносит тяжелый урон, когда дело доходит до субъективного благополучия и долголетия, последние исследования показывают, что реализм затмевает и пессимизм, и оптимизм.

Вы можете спросить: «Как я могу научиться быть менее пессимистичным и более реалистичным, одновременно чувствуя себя аутентичным и веселым?» Это подводит нас к другому исследованию (Mehr, Geiser, Milkman, and Duckworth, 2020), проведенному учеными из Пенсильванского университета, которое представляет новую технику самоподталкивания, которая называется «подсказки копирования-вставки».«По сути,« подсказка для копирования и вставки »включает в себя имитацию мышления и поведения человека, которым вы восхищаетесь, как способ достижения целей самосовершенствования (см.« Как подражатель может помочь вам в достижении цели »).

С точки зрения проявления целевого мировоззрения: чувствовать себя аутентичным, веселиться и иметь реалистичные ожидания, я считаю, что ставя себя на место вымышленного главного героя, обладающего этими тремя чертами, помогает вплетать эти характеристики в мое альтер-эго.

Источник: Томас Улеманн / Wikimedia Commons

В этом направлении было проведено еще одно недавнее исследование (Greenberg et al., 2020), опубликованный 2 июля, обнаружил, что поклонников привлекают песни музыкантов, которые чувствуют себя родственными душами. Сила пластичности мозга и зеркальных нейронов предполагает, что прослушивание музыки артистов, с которыми вы себя идентифицируете, может помочь перестроить ваш мозг, чтобы он думал, как главные герои их песен. (См. «Использование образов рок-звезд в качестве чертежей для построения идентичности»)

Надеюсь, что признание важности чувства аутентичности, веселья и реалистичного взгляда в будущее поможет вам сориентироваться в эти неспокойные времена.Найти гимн с главным героем, который отражает это мышление, — это простая подсказка, которая может подтолкнуть вас к тому, чтобы сделать эти черты характера повседневной реальностью.

В заключение, моя «песня лета» 2020 года — «Свободная женщина» Леди Гаги. В качестве примера А того, как главный герой в песне может облегчить подсказки для копирования и вставки, Гага поет: « Я собираюсь привести это чувство в движение. Я говорю, что хочу этого, хочу этого. (Будь. Свободен). Но если я собираюсь пойти на это, я помню, что я не ничто без твердой руки.Я не ничто, если не знаю, что могу. Я все еще что-то, если у меня нет мужчины; Я свободная женщина. Ах, да. Быть. Бесплатно. «

Чтобы узнать больше о том, что послужило толчком для этой песни и почему я считаю, что это идеальный гимн «копипаст» для того, чтобы научиться чувствовать себя аутентично, получать удовольствие и оставаться реалистом, ознакомьтесь со статьей Harper’s Bazaar за май 2020 года «Леди Гага снова обретает силу в своем треке Chromatica «Свободная женщина».

Наше неправильное толкование того, как мы интерпретируем мир

«Я не согласен.Слова, которые заставляют нас съеживаться. У нас есть врожденное желание, чтобы наше мировоззрение было правильным . Эта мотивация еще больше усугубляется нашей самоуверенностью. Мы вводим аргументы, думая, что мы правы, но на самом деле у нас есть подсознательные предубеждения, которые могут привести к тому, что мы не будем такими точными, как мы думаем.

Представьте, что вы спорите с близким другом о том, кто достоин звания лучшего бейсболиста всех времен. Вы твердо уверены, что титул достанется Барри Бондсу, но ваш друг твердо настроен против Бэйб Рут.Вы представляете свои аргументы, высказываете свое мнение и даже подкрепляете их невероятной статистикой игроков. Вы задаетесь вопросом, почему ваш друг не того же мнения, что и вы? Вы полагаете, что они, должно быть, плохо осведомлены, что любой логичный человек выберет Барри Бондса. Однако вы забываете учитывать, что ваш отец привел вас на игру Giants 7 августа 2007 года, когда Бондс побил рекорд по количеству хоумранов в карьере (Baseball-Reference, 2017). Толпа обезумела, атмосфера была наэлектризованной, и это стало вашим любимым спортивным моментом всех времен.Однако, поскольку вы пережили это знаменательное событие, у вас возникла сильная эмоциональная связь с Бондсом, которая мешает вам объективно анализировать его как игрока в бейсбол. Хотя статистически он может НЕ быть лучшим бейсболистом, ваше мнение подсознательно зависит от вашего невероятного опыта в тот день на стадионе. Это подчеркивает основу когнитивной ошибки в психологии, называемой наивным реализмом.

Наивный реализм относится к представлению о том, что наше мировоззрение строго объективно и достоверно.Мы также считаем, что другие будут интерпретировать информацию с той же точки зрения, и если их точка зрения отличается, они должны быть предвзятыми или иметь иррациональный мыслительный процесс (Ross & Ward, 1996). Чтобы прочитать обо всех различных психологических концепциях, которые свидетельствуют о наивном реализме, щелкните здесь.

Первое исследование в поддержку наивного реализма было проведено Россом, Грином и Хаусом (1977). В этом исследовании они объяснили эффект ложного консенсуса, идею о том, что люди склонны считать, что большинство других разделяют их взгляды.Люди заполнили анкеты с рядом различных гипотетических ситуаций. За ситуациями следовали вопросы: «Вы бы сделали это?» и «как вы думаете, какой процент людей поступил бы так?» Результаты показали, что люди, ответившие «да», также оценили, что большинство населения выполнит указанное действие в данном сценарии. И наоборот, если бы они ответили «нет». Таким образом, люди испытывают чрезмерную уверенность в том, что другие согласятся с их личным мнением.

Наша врожденная природа — полагать, что у людей есть этот однородный метод понимания своего окружения, но на самом деле то, как люди интерпретируют мир, очень разнообразно. Процесс идентификации объекта, ситуации или среды начинается с познания. Затем следующим шагом будет интерпретация этих организаций информации. Для этого мы интегрируем предыдущий опыт, знания и представления в рассматриваемую концепцию. Это называется нисходящей обработкой. Именно из этого мы получаем наши мнения, которые затем представляем остальному миру.Этот процесс важен, потому что он позволяет нам относительно быстро делать выводы об окружающей среде, особенно если у нас был аналогичный предыдущий опыт. Однако такая быстрая реакция иногда приводит к значительной предвзятости, что потенциально может привести к некоторым проблемам для нас, особенно при приближении к спору или конфликту. Акт участия в нисходящей обработке делает нас уязвимыми для наивного реализма, потому что это может привести к предвзятому мнению.

Наивный реализм обычно несет в себе негативный оттенок, потому что он может привести к тому, что люди будут смотреть на мир односторонне.Если вы не учитываете мнения других людей, они, как правило, остаются упрощенными. Наивный реализм также может заставить вас игнорировать или отвергать противоречащие друг другу мнения, что впоследствии приводит к упущенным возможностям изменить и расширить свое мировоззрение. Из-за этого наивный реализм чрезвычайно важен в любых спорах, особенно в политических спорах и горячих спорах. Робинсон и др. (1995) провели исследование, в котором анализировали наивный реализм в рамках чрезвычайно спорной темы абортов.Они набрали студентов колледжей, которые были связаны с группами активистов кампуса, участвовавшими в дебатах по этике и законности абортов. Студенты, выступающие за выбор, читают обоснование, написанное в пользу защиты жизни, а затем ответили на анкету об обоснованности своих мнений и мнений, содержащихся в отрывке. Результаты показали, что участники считали свои взгляды по этому поводу логичными и оригинальными, а противоположные взгляды находились под влиянием политической идеологии и ложной информации
.Мы считаем, что подходим к ситуациям без каких-либо предварительных знаний или предубеждений, влияющих на нас, и на нашего оппонента повлияла их обработка сверху вниз, чтобы создать предвзятость. Однако на самом деле мы ошибаемся, мы оба используем нисходящие процессы! Сохранение этого наивного взгляда непродуктивно для наших повседневных взаимодействий и даже для наших личных отношений. В предыдущем сообщении в блоге обсуждается, как наивный реализм может привести к предвзятости слепых пятен и чрезмерной самоуверенности.

Хорошая новость в том, что наивный реализм преодолим.Nasie et al. (2014) провели исследование, в котором студенты израильских колледжей читали либо отрывок, описывающий психологическую основу наивного реализма, либо отрывок из контрольной группы, который совершенно не имел отношения к наивному реализму. Отрывок о наивном реализме объясняет, как он может негативно влиять на людей, сохраняя фиксированные точки зрения и отвергая другие мнения. Затем участники прочитали рассказ, написанный палестинцем, о некоторых социальных проблемах, а затем их спросили об их открытости для этого рассказа.Учитывая исторический израильско-палестинский конфликт, можно было предположить, что между двумя группами будет отсутствовать межкультурное сочувствие. Результаты показали, что участники, осознавшие наивный реализм, сообщили о большей открытости идеям в повествовании, чем контрольная группа. В этом исследовании люди фактически используют нисходящую информацию для устранения наивного реализма. Таким образом, кажется, что обработка сверху вниз — это палка о двух концах в контексте наивного реализма. Если мы подсознательно включаем знания и предубеждения, мы уязвимы для наивности.Но если мы сознательно обращаемся к знаниям о наивном реализме, мы можем работать над уменьшением предвзятости.

Поскольку наивный реализм является реакцией по умолчанию, вы мало что можете изменить в своем непосредственном взгляде, однако ваши интерпретации и выражения своих взглядов податливы. Приложив немного усилий и осознавая ситуацию, вы сможете преодолеть наивный реализм! Преимущества его преодоления огромны. Это позволяет вам воспринимать ситуации и мнения в ином свете и, что наиболее важно, ведет вас на путь усиления вашего чувства сочувствия.Сочувствие — это осознание и понимание мыслей и переживаний другого человека (Мерриам-Вебстер). Ставя себя на место другого человека, вы можете косвенно испытать то, что видит он или она. Поэтому в следующий раз, когда вы подумаете, что чье-то мнение ошибочно, поставьте себя на его место. Попытайтесь понять их мыслительный процесс. Будьте чуткими. Преодолейте наивный реализм.

Список литературы

Карьерные лидеры и рекорды для хоумранов (2017).Получено 15 апреля 2017 г. с веб-сайта http://www.baseball-reference.com/leaders/HR_career.shtml

.

Определение сочувствия. (2017). Merriam-webster.com . Получено 17 апреля 2017 г. из https://www.merriam-webster.com/dictionary/empathy

.

Nasie, M., Bar-Tal, D., Pliskin, R., Nahhas, E., & Halperin, E. (2014). Преодоление барьера повествовательной приверженности в конфликтах через осознание психологической предвзятости наивного реализма. Вестник личности и социальной психологии , 40, 1543–1556

Робинсон, Р.Дж., Келтнер, Д., Уорд, А., и Росс, Л. (1995). Фактические и предполагаемые различия в конструктивном отношении: «наивный реализм» в межгрупповом восприятии и конфликте.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts