Самосознание личности в основном складывается: Основы возрастной психологии. Ответы к тестированию. Профессиональная переподготовка.

Содержание

Возрастная психология / шпоры

Возрастная психология / шпоры

 

Предметом возрастной психологии является:

Процесс развития психических функций и личности на протяжении всей жизни человека

процесс развития психологической науки

особенности индивидуального развития людей

особенности развития педагогических навыков и умений

 

Возрастной период – это:

ход развития

Цикл развития

хронологический период

период жизни

 

Категория развития в возрастной психологии особенно активно разрабатывалась:

Зигмундом Фрейдом

Аристотелем

Львом Семеновичем Выготским

Авиценной

 

Построение периодизации развития на основе одного внутреннего критерия характерно:

дляпериодизации Вильяма Штерна

Для периодизации Павла Петровича Блонского

для периодизации Даниила Борисовича Эльконина

для периодизации Льва Семеновича Выготского

 

Основным механизмом развития личности является:

Рефлексия

каузальная атрибуция

преодоление внешних и внутренних конфликтов

эмпатия

 

Понятие сензитивности особенно активно разрабатывалось:

В 20-ом веке

в 18-ом веке

в 3-ем веке до нашей эры

в 10-ом веке

 

Развитие личности в экстремальных условиях и в условиях депривации происходит:


также, как в нормальных условиях

быстрее, чем в нормальных условиях

Иначе, чем в нормальных условиях

медленнее, чем в обычных условиях

 

Слуховое восприятие у младенца:

намного лучше, чем у взрослого человека

намного хуже, чем у взрослого человека

Сложно сказать что-то определенное

как у взрослого человека

 

К прогрессивным видам движения младенца относится:

Ползание

сосание пальцев

ощупывание рук

раскачивание на четвереньках

 

Задержка психического развития, как отклонение в психическом развитии:

Может быть преодолена при правильном обучении и воспитании

не может быть совсем преодолена ни при каких условиях

может сама пройти с возрастом

сложно сказать что-то определенное

 

Ситуативное понимание речи окружающих складывается:

к 3-м годам

К концу 1 года

к 6-ти годам

к 6-ти месяцам

 

Проявлением психической депривации в раннем возрасте может быть:

отсутствие комплекса оживления

замкнутость

страхи

Боязнь безопасных предметов

 

Психологическая характеристика дошкольного возраста дается с учетом уровня развития:

Воображения

ролевой игры

логического мышления

рисования

 

Логика игровых действий легко нарушается:

На первом уровне развития игры

на втором уровне развития игры

на третьем уровне развития игры

на четвертом уровне развития игры

 

Речь дошкольника, представляющая собой вопросы, восклицания, ответы, называется:

контекстной речью

Ситуативной речью

объяснительной речью

автономной речью

 

В норме самооценка дошкольников:

занижена

Завышена

адекватна

сложно сказать что-то определенное

 

Одаренность, как отклонение в психическом развитии:

затрудняет развитие интеллекта

Затрудняет развитие волевых качеств личности

создает трудности при обучении и воспитании

сложно сказать что-то определенное

 

Психологические особенности подростка определяются

проявлением акцентуаций характера

особенностями профессиональной деятельности

Особенностями игровой деятельности

особенностями манипулятивной деятельности

 

Главная особенность личностного развития подростка — это:

личностная стабильность

нравственная стабильность

нравственная нестабильность

Личностная нестабильность

 

Акцентуированный в подростковом возрасте характер затем:

Сглаживается

еще больше обостряется

сохраняет свои проявления на том же уровне

сложно сказать что-то определенное

 

Ведущей деятельностью в подростковом возрасте является:

учебная деятельность

Интимно-личностное общение

учебно-профессиональная деятельность

игровая деятельность

 

Психология ранней юности охватывает период:

от 11 до 15 лет

От 15 до 17 лет

от 17 до 23 лет

от 23 до 30 лет

 

Центральным новообразованием ранней юности является:

Самоопределение

самосознание

рефлексия

появление внутреннего мира

 

Стиль студенческой жизни, превращающий вуз в загородный клуб, — это:

профессиональная субкультура

Студенческая субкультура

академическая субкультура

нонконформистская субкультура

 

Любовь, при которой человека принимают таким, какой он есть — это:

безусловная любовь

равнозначная любовь

неразделенная любовь

Влюбленность

 

Сущность кризиса 30 лет — это:

проблема профессионального самоопределения

Поиск смысла жизни

семейные проблемы

отсутствие дружеских отношений

 

Пик профессиональной деятельности приходится на начало зрелости:

У летчиков-испытателей

у авиадиспетчеров

у преподавателей

у ученых

 

Опережение хронологического возраста психологическим возрастом в зрелости означает:

инфантилизм

Преждевременное старение

адекватность развития

сложно сказать что-то определенное

 

Возраст от 60 до 69 лет — это:

Предстарческий период

старческий период

позднестарческий период

дряхлость

 

Состояние фрустрации, вызванное крушением всех планов и надежд умирающего человека, — это:

стадия отрицания смерти

Стадия гнева

стадия торга

стадия депрессии

 

Главной задачей возрастной психологии является:

Отслеживание динамики развития

отслеживание отклонений в развитии

отслеживание особенностей реагирования в конфликтах

отслеживание особенностей развития теорий личности

 

Смена периодов интенсивного развития периодами замедления – это:

неравномерность развития

Цикличность развития

метаморфозы развития

сочетание процессов эволюции и инволюции в развитии

 

Теории психического развития в возрастной психологии сравнивались:

Львом Семеновичем Выготским

Карен Хорни;

Эриком Берном

Аристотелем

 

Построение периодизации развития на основе нескольких существенных внутренних критериев характерно:

для периодизации Вильяма Штерна

для периодизации Павла Петровича Блонского

Для периодизации Даниила Борисовича Эльконина

для периодизации Зигмунда Фрейда

 

Самосознание личности в основном складывается:

к 3-м годам

к одному году

К 17-ти годам

к 11-ти годам

 

Взаимосвязь обучения, воспитания и развития в онтогенезе особенно детально раскрыта в работах:

Жана Пиаже

Сократа

Льва Семеновича Выготского

Зигмунда Фрейда

 

Основные этапы психического развития человека включают:

Детство, отрочество, юность, зрелость, старость

созревание и старение

созревание

старение

 

К атавистическим рефлексам у младенца относится:

коленный рефлекс

рефлекс позвоночника

ахиллов рефлекс

Хватательный рефлекс

 

К тупиковым видам движения младенца относится:

ползание

сидение

вставание на ноги

Раскачивание на четвереньках

 

Умственная отсталость, как отклонение в психическом развитии:

может быть преодолена при правильном обучении и воспитании

Не может быть совсем преодолена ни при каких условиях

может сама пройти с возрастом

сложно сказать что-то определенное

 

Понимание смысла всех слов окружающих складывается:

к 3-м годам

к концу 1 года

К 6-ти годам

к 2-м годам

 

Развитие самосознания в раннем возрасте начинается:

С узнавания себя в зеркале

с употребления местоимения «Я»

с осознания собственных желаний

с усвоения своего имени

 

Психологическая характеристика готовности к школе включает:

Интеллектуальную готовность

физическую готовность

духовную готовность

сложно сказать что-то определенное

 

Логика игровых действий определяется жизненной последовательностью:

на первом уровне развития игры

на втором уровне развития игры

На третьем уровне развития игры

на четвертом уровне развития игры

 

Речь дошкольника, полностью описывающая ситуацию, называется:

Контекстной речью

ситуативной речью

объяснительной речью

автономной речью

 

К проявлению психической депривации в дошкольном возрасте относится:

амбивалентность поведения

Замкнутость

боязнь безопасных предметов

отсутствие интереса к новым игрушкам.

 

Доминирующей психической функцией в младшем школьном возрасте становится:

Мышление

внимание

память

восприятие

 

Основной проблемой подросткового возраста является:

дефицит общения с матерью

невладение элементарными навыками самообслуживания

Тенденция к взрослости

 

Черты акцентуированного характера у подростков проявляются:

в любой ситуации

Равнозначная любовь

неразделенная любовь

влюбленность

 

Одним из центральных психологических новообразований молодости является:

профессиональное самоопределение

У авиадиспетчеров

у преподавателей

у ученых

 

Опережение психологического возраста хронологическим возрастом в зрелости означает:

инфантилизм

Преждевременное старение

адекватность развития

сложно сказать что-то определенное

 

Возраст от 70 до 79 лет — это:

предстарческий период

Старческий период

позднестарческий период

дряхлость

 

Поиски умирающим человеком способов продления своей жизни, — это:

стадия отрицания смерти

стадия гнева

Стадия торга

стадия депрессии

 

В качестве метода возрастной психологии не используется:

метод наблюдения

формирующий эксперимент

Неравномерность развития

цикличность развития

метаморфозы развития

сочетание процессов эволюции и инволюции в развитии

 

Главными источниками и движущими силами психического развития являются:

мотивация, потребности и внешние стимулы

особенности исторической эпохи

системы воспитания

Системы обучения

 

Плавное и постепенное течение процесса развития характерно:

для периода роста

для всей жизни

для кризисного периода

Для стабильного периода

 

Структурными звеньями самосознания являются:

внешняя и внутренняя речь

Сенсомоторного интеллекта

репрезентативного интеллекта и конкретных операций

формальных операций

теоретического мышления

 

Психическое развитие в младенчестве зависит от особенностей:

системы обучения

Общения с матерью

системы социального обеспечения

системы воспитания

 

На всю жизнь сохраняется:

Коленный рефлекс

рефлекс позвоночника

сосательный рефлекс

хватательный рефлекс

 

Новообразованием кризиса одного года является:

развитие активного словаря

развитие пассивного словаря

развитие тонкой моторики

Аффективная реакция

 

Психическое развитие в раннем детстве в наибольшей степени определяется ходом развития:

К 3-м годам

к концу 1 года

к 6-ти годам

к 2-м годам

 

Стремление ребенка 3-х лет делать все самостоятельно — это:

негативизм

Своеволие

протест-бунт

обесценивание взрослых

 

Отражаемая в играх дошкольников действительность — это:

Сюжет ролевой игры

содержание ролевой игры

продолжительность ролевой игры

уровень развития ролевой игры

 

Логика игровых действий определяется принятой на себя ролью:

на первом уровне развития игры

Объяснительной речью

автономной речью

 

Одним из проявлений кризиса 7-ми лет является:

Неестественность поведения

автономная детская речь

негативизм

упрямство

 

Проблема перехода от младшего школьного возраста к подростковому возрасту особенно остра:

в первом классе

В пятом классе

в седьмом класс

в десятом классе

 

У подростков внутренние органы растут:

Медленнее, чем скелет

быстрее, чем скелет

с той же скорость, что и скелет

сложно сказать что-то определенное

 

Система внутренне согласованных представлений о себе — это:

нравственный облик человека

этический кодекс

сложно сказать что-то определенное

«Я-концепция»

 

Социальная дезадаптация при акцентуации характера в подростковом возрасте:

бывает длительной

бывает постоянной

Бывает непродолжительной

сложно сказать что-то определенное

 

В подростковом возрасте память становится:

Интеллектуализированной

произвольной

непроизвольной

сложно сказать что-то определенное

 

При напряженном протекании ранней юности:

Отсутствует

сложно сказать что-то определенное

 

Стиль студенческой жизни, предполагающий углубленное изучение предметов, — это:

профессиональная субкультура

студенческая субкультура

академическая субкультура

нонконформистская субкультура

 

Любовь, при которой любит только один из супругов, — это:

безусловная любовь

равнозначная любовь

Неразделенная любовь

влюбленность

 

Мотивы получения удовольствия преобладают:

У ученых

 

Центральным психологическим новообразованием зрелости является:

продуктивность в профессиональном и семейном плане

самосознание

окончательное самоопределение;

профессиональное самоопределение

 

Возраст от 80 до 89 лет — это:

предстарческий период

старческий период

Позднестарческий период

дряхлость

 

Ощущение безнадежности от предстоящей разлуки с жизнью — это:

стадия отрицания смерти

стадия гнева

стадия торга

Стадия депрессии

 

Факторы, определяющие развитие возрастной психологии как науки рассматриваются:

в зоопсихологии

в методологии психологии

в дефектологии

Метаморфозы развития

сочетание процессов эволюции и инволюции в развитии

 

Основными условиями психического развития являются:

применяемые технологии обучения

Для всей жизни

для кризисного периода

для стабильного периода

 

Генезис структурных звеньев самосознания начинается:

с узнавания родителей

с узнавания друзей

С узнавания себя

с отличия знакомых людей от незнакомых

 

Развитие дооперациональных представлений, по мнению Жана Пиаже, происходит в период развития:

сенсомоторного интеллекта

Автономную детскую речь

 

Первая эмоциональная реакция новорожденного — это:

комплекс оживления

улыбка

плач

Крик

 

Одним из проявлений эмоциональной депривации в младенческом возрасте является:

Орудийные действия

лепка

учебная деятельность

 

Нормальный ход умственного развития в раннем детстве определяет развитие:

внимания

памяти

мышления

Восприятия

 

Стремление ребенка 3-х лет не подчиняться требованиям взрослых — это:

Негативизм

своеволие

протест-бунт

обесценивание взрослых

 

То, что дошкольник выделяет как основной момент деятельности взрослых — это:

Сюжет ролевой игры

содержание ролевой игры

продолжительность ролевой игры

уровень развития ролевой игры

 

Логика игровых действий четко воссоздает реальную жизнь:

на первом уровне развития игры

на втором уровне развития игры

на третьем уровне развития игры

Наглядно-образное мышление

наглядно-действенное мышление

логическое мышление

пространственное мышление

 

Вербализм – это одно из проявлений:

личностной неготовности к школе

Адекватной

завышенной

заниженной

неустойчивой

 

У подростков половых гормонов вырабатывается:

меньше, чем у взрослых

Больше, чем у взрослых

столько же, сколько и у взрослых

сложно сказать что-то определенное

 

К концу подросткового возраста «Я-концепция»:

только начинает формироваться

окончательно сформирована

сложно сказать что-то определенное

В основном, стабилизируется

 

Самым примитивным видом подростковых увлечений являются:

Произвольным

непроизвольным

сложно сказать что-то определенное

 

При сложном протекании ранней юности:

происходят быстрые скачкообразные изменения без особых эмоциональных срывов

происходит плавное продвижение к кризису 17 лет

У преподавателей

у ученых

 

Человек не достигает психологической зрелости:

Дряхлость

 

Смирение со своей судьбой и спокойное ожидание смерти — это:

Стадия принятия

стадия гнева

стадия торга

стадия депрессии

 

Продолжительность ролевой игры к концу дошкольного возраста может составлять:

10-15 минут

30-40 минут

около часа

Несколько часов или дней

 

Вплетение процессов «обратного развития» в ход эволюции – это:

неравномерность развития

цикличность развития

метаморфозы развития

От его жизненного замысла

от его семейной жизни

 

Развитие морального сознания личности рассматривается в работах:

Эрика Эриксона

Лоренса Колберга

Артура Владимировича Петровского

Жана Пиаже

 

Превращение мышления ребенка в гипотетико-дедуктивное, по мнению Жана Пиаже, происходит в период развития:

сенсомоторного интеллекта

репрезентативного интеллекта и конкретных операций

Формальных операций

теоретического мышления

 

Острота зрения у младенца:

как у взрослого человека

намного лучше, чем у взрослого человека

намного хуже, чем у взрослого человека

Комплекс оживления

 

Отсутствие интереса к взрослому к концу младенческого возраста — это:

Протест-бунт

обесценивание взрослых

 

Исторический очерк развития возрастной психологии как науки охватывает период:

с 7 – 6 веков до нашей эры

с середины 18 века

С конца 19 века

с конца 20 века

 

К сюжетным игрушкам относятся:

Куклы

строительные материалы

пирамидки

камушки

 

На развитие психических функций в дошкольном возрасте наибольшее влияние оказывает развитие:

внимания

Памяти

мышления

восприятия

 

Высокая личностная тревожность – это одно из проявлений:

личностной неготовности к школе

интеллектуальной неготовности к школе

физической неготовности к школе

Новый образ физического «Я»

новый образ профессионального «Я»

 

В подростковом возрасте акцентуации характера:

не проявляются

проявляются в неявной форме

сложно сказать что-то определенное

Проявляются особенно ярко

 

В подростковом возрасте наиболее тесно связаны со школьным обучением:

информативно-коммуникативные увлечения

Дружба

 

Кризис 17 лет связан:

Самоопределение

 

Любовь, при которой объект любви наделяется желаемыми идеальными чертами, — это:

безусловная любовь

равнозначная любовь

неразделенная любовь

Влюбленность

 

Мотивы призвания в профессиональной и семейной деятельности преобладают:

при гедонистической направленности личности

при эгоистической направленности личности

при духовно-нравственной направленности личности

Потеря смысла жизни

осознание бесцельности прожитой жизни

построение плана жизни

 

Человек не полностью достигает психологической зрелости:

Стадия отрицания смерти

стадия гнева

стадия торга

стадия депрессии

 

Больше всего из когнитивных процессов в процессе старения страдает:

Возрастная психология / шпоры

 

Предметом возрастной психологии является:

Тест “Психология детской депривации” | Академия вашего образования

Курс 3. 9 Практическая детская психология

 

Тест «Психология детской депривации»

Позволяет оценить уровень знаний о природе и закономерностях психологии детей, воспитывающихся в условиях интернатных учреждений, основных формах депривации,практических умений по диагностике. Для автогенерации бесплатного сертификата вам необходимо набрать не менее 50% правильных вариантов ответов и пройти регистрацию на этой платформе.

1. Основные этапы психического развития человека включают:

созревание

детство, отрочество, юность, зрелость, старость

созревание и старение

2. Депривация стимульная (сенсорная) это:

ограниченная возможность для усвоения самостоятельной социальной роли

пониженное количество сенсорных стимулов или их ограниченная изменчивость и модальность

недостаточная возможность для установления интимного эмоционального отношения к какому-либо лицу или разрыв подобной эмоциональной связи, если такая уже была создана

3. Одним из проявлений эмоциональной депривации в младенческом возрасте является:

орудийные действия

лепка

учебная деятельность

4. Проблема перехода от младшего школьного возраста к подростковому возрасту особенно остра:

в первом классе

в седьмом класс

в пятом классе

5. Основные этапы психического развития человека включают:

созревание

детство, отрочество, юность, зрелость, старость

созревание и старение

6. Логика игровых действий определяется жизненной последовательностью:

на втором уровне развития игры

на первом уровне развития игры

на третьем уровне развития игры

7. Смена периодов интенсивного развития периодами замедления – это:

неравномерность развития

метаморфозы развития

цикличность развития

8. Развитие самосознания в раннем возрасте начинается:

с осознания собственных желаний

с употребления местоимения «Я»

с узнавания себя в зеркале

9. Высокая личностная тревожность – это одно из проявлений:

физической неготовности к школе

новый образ физического «Я»

интеллектуальной неготовности к школе

10. Главная особенность личностного развития подростка — это:

личностная нестабильность

личностная стабильность

нравственная стабильность

11. Депривация идентичности (социальная) это:

слишком изменчивая хаотичная структура внешнего мира без четкого упорядочения и смысла,которая не дает возможности понимать, предвосхищать и регулиро-вать происходящее извне

ограниченная возможность для усвоения самостоятельной социальной роли.

12. Психологическая характеристика готовности к школе включает:

физическую готовность

интеллектуальную готовность

духовную готовность

13. Стремление ребенка 3-х лет делать все самостоятельно — это:

протест-бунт

своеволие

негативизм

14. Речь дошкольника, полностью описывающая ситуацию, называется:

объяснительной речью

контекстной речью

ситуативной речью

15. Умственная отсталость, как отклонение в психическом развитии:

может сама пройти с возрастом

может быть преодолена при правильном обучении и воспитании

не может быть совсем преодолена ни при каких условиях

16. Стремление ребенка 3-х лет не подчиняться требованиям взрослых — это:

своеволие

негативизм

протест-бунт

17. Задержка психического развития, как отклонение в психическом развитии:

не может быть совсем преодолена ни при каких условиях

может сама пройти с возрастом

может быть преодолена при правильном обучении и воспитании

18. Проявлением психической депривации в раннем возрасте может быть:

замкнутость

боязнь безопасных предметов

отсутствие комплекса оживления

19. Самосознание личности в основном складывается:

к 3-м годам

к одному году

к 17-ти годам

20. Одаренность, как отклонение в психическом развитии:

затрудняет развитие интеллекта

затрудняет развитие волевых качеств личности

создает трудности при обучении и воспитании

21. Ведущей деятельностью в подростковом возрасте является:

учебная деятельность

интимно-личностное общение

учебно-профессиональная деятельность

22. Психическое развитие в младенчестве зависит от особенностей:

системы обучения

системы социального обеспечения

общения с матерью

23. Психическое развитие в раннем детстве в наибольшей степени определяется ходом развития:

к концу 1 года

к 6-ти годам

к 3-м годам

24. Основным механизмом развития личности является:

преодоление внешних и внутренних конфликтов

рефлексия

каузальная атрибуция

25. Эмоциональная депривация это:

искаженное восприятие реальных объектов и явлений окружающего мира

ложное умозаключение, не имеющее под собой реальной основы

длительное отсутствие материнской ласки, неправильное воспитание в интернатах

26. Нормальный ход умственного развития в раннем детстве определяет развитие:

восприятия

внимания

мышления

27. Основной проблемой подросткового возраста является:

дефицит общения с матерью

тенденция к взрослости

невладение элементарными навыками самообслуживания

28. Одним из проявлений кризиса 7-ми лет является:

негативизм

автономная детская речь

неестественность поведения

29. Социальная дезадаптация при акцентуации характера в подростковом возрасте:

бывает постоянной

бывает длительной

бывает непродолжительной

30. Развитие личности в экстремальных условиях и в условиях депривации происходит:

быстрее, чем в нормальных условиях

также, как в нормальных условиях

иначе, чем в нормальных условиях

Курсы повышения квалификации:

 

Курсы в сфере образования Дошкольная сфера Курсы в сфере психологии реабилитация, социальная сфера Курсы в сфере ОВЗ Производственная и административная сферы Курсы по психотерапии Бесплатные курсы

 

Автор публикации

Categories: все тесты*, Доп. Образование*, Начальная школа*, ОВЗ*, Педагогика*, Психология*, Школа*Tags: Воспитание, Детско-родительские отношения, Дистанционные курсы, инклюзивное образование, курсы для воспитателя, курсы для педагога, сертификат бесплатно, сертификат за публикацию, тесты для педагогов, тесты по психологии

Тест по Возрастной психологии с ответами


©engime. org 2022
әкімшілігінің қараңыз


Бланк к заданию №3 «Видеосюжет»

общительность

3

2

1

0

1

2

3

замкнутость

эмоциональная стабильность

3

2

1

0

1

2

3

эмоциональная нестабильность

доминантность

3

2

1

0

1

2

3

конформность

беспечность

3

2

1

0

1

2

3

озабоченность

высокая совестливость

3

2

1

0

1

2

3

недобросовестность

смелость

3

2

1

0

1

2

3

робость

мягкосердечность, нежность

3

2

1

0

1

2

3

суровость, жёсткость

подозрительность

3

2

1

0

1

2

3

доверчивость

мечтательность

3

2

1

0

1

2

3

практичность

проницательность, расчётливость

3

2

1

0

1

2

3

наивность, простота

склонность к чувству вины

3

2

1

0

1

2

3

самоуверенность, уверенная адекватность

радикализм

3

2

1

0

1

2

3

консерватизм

самодостаточность

3

2

1

0

1

2

3

социабельность

контроль желаний

3

2

1

0

1

2

3

импульсивность

напряжённость

3

2

1

0

1

2

3

расслабленность

Условные обозначения


3 балла – максимальная выраженность признака

2 балла – признак выражен умеренно

1 балл – признак слабо проявляется

0 баллов – признак отсутствует

8

Школьный этап областной олимпиады по психологии

2015-2016 учебный год.

ЛИЧНОЕ ПЕРВЕНСТВО
Задание № 1

Теоретическое задание «Тест»
Время выполнения – 30 минут.
1. Предметом возрастной психологии является:

а) процесс развития психических функций и личности на протяжении всей жизни человека;

б) процесс развития психологической науки;

в) особенности индивидуального развития людей;

г) особенности развития педагогических навыков и умений.

2. Главной задачей возрастной психологии является:

а) отслеживание динамики развития;

б) отслеживание отклонений в развитии;

в) отслеживание особенностей реагирования в конфликтах;

г) отслеживание особенностей развития теорий личности.
3. Возрастной период – это:

а) ход развития;

б) цикл развития;

в) хронологический период;

г) период жизни.

4. Категория развития в возрастной психологии особенно активно разрабатывалась:

а) Зигмундом Фрейдом;

б) Аристотелем;

в) Львом Семеновичем Выготским;

г) Авиценной.

5. Построение периодизации развития на основе одного внутреннего критерия характерно:

а) для периодизации Вильяма Штерна;

б) для периодизации Павла Петровича Блонского;

в) для периодизации Даниила Борисовича Эльконина;

г) для периодизации Льва Семеновича Выготского

1

6. Применяемый в возрастной и педагогической психологии метод прослеживания изменений психики ребёнка в процессе активного воздействия исследователя на испытуемого – это:

а) пилотажный эксперимент

б) формирующий эксперимент

в) констатирующий эксперимент

г) включённое наблюдение
7. Понятие сензитивности особенно активно разрабатывалось:

а) в 20-ом веке;

б) в 18-ом веке;

в) в 3-ем веке до нашей эры;

г) в 10-ом веке.


8. Развитие личности в экстремальных условиях и в условиях депривации происходит:

а) так же, как в нормальных условиях;

б) быстрее, чем в нормальных условиях;

в) иначе, чем в нормальных условиях;

г) медленнее, чем в обычных условиях.
9. Задержка психического развития, как отклонение в психическом развитии:

а) может быть преодолена при правильном обучении и воспитании;

б) не может быть совсем преодолена ни при каких условиях;

в) может сама пройти с возрастом;

г) сложно сказать что-то определенное.
10. Одаренность, как отклонение в психическом развитии:

а) затрудняет развитие интеллекта;

б) затрудняет развитие волевых качеств личности;

в) создает трудности при обучении и воспитании;

г) сложно сказать что-то определенное.
11. Психология ранней юности охватывает период:

а) от 11 до 15 лет;

б) от 15 до 17 лет;

в) от 17 до 23 лет;

г) от 23 до 30 лет.
12. Центральным новообразованием ранней юности является:

а) самоопределение;

б
2
) самосознание;

Задание №2

Творческое задание «Продолжи фразу»
Время выполнения задания – 30 минут.

Инструкция: продолжите фразу на тему «Психология юности: идентичность, ценности, смыслы», используя научные знания и личный опыт.


  1. Сформулируй мировоззренческие установки юности….

  1. Как ты понимаешь фразу «уже не ребёнок — ещё не взрослый»?

  1. Каковы интересы и духовные запросы молодёжи?

Задание №3

Практическое задание «Видеосюжет»

Работа выполняется 30 минут, включая время просмотра сюжета.

Инструкция : посмотрите видеосюжет из художественного фильма «Школьный вальс» по сценарию А. Родионовой, режиссёр П. Любимов, центральная киностудия детских и юношеских фильмов имени М.Горького, 1977 г.

В этом задании на предложенных бланках вам нужно оценить поведение Гоши (психоэмоциональное состояние героя). Вы должны выбрать в каждой паре ту характеристику, которая наиболее точно описывает состояния героя, и отметить цифру, соответствующую степени выраженности данной характеристики по семибальной шкале. 3 балла – максимальная степень выраженности признака, 0 баллов – признак отсутствует.

7

Бланк для ответов к тесту


Номер вопроса

Ответ


Номер вопроса

Ответ

1

16

2

17

3

18

4

19

5

20

6

21

7

22

8

23

9

24

10

25

11

26

12

27

13

28

14

29

15

30

в) рефлексия;

г) появление внутреннего мира.
13. Стиль студенческой жизни, превращающий вуз в загородный клуб — это:

а) профессиональная субкультура;

б) студенческая субкультура;

в) академическая субкультура;

г) нонконформистская субкультура.
14. Самосознание личности в основном складывается:

а) к 3-м годам;

б) к одному году;

в) к 17-ти годам;

г) к 11-ти годам.
15. Любовь, при которой человека принимают таким, какой он есть — это:

а) безусловная любовь;

б) равнозначная любовь;

в) неразделенная любовь;

г) влюбленность.

16. Основные этапы психического развития человека включают:

а) детство, отрочество, юность, зрелость, старость;

б) созревание и старение;

в) созревание;

г) старение.
17. При ненапряженном протекании ранней юности:

а) происходят быстрые скачкообразные изменения без особых эмоциональных срывов;

б) происходит плавное продвижение к кризису 17 лет;

в) происходят мучительные поиски своего пути;

г) сложно сказать что-то определенное.

18. Ведущей деятельностью в ранней юности является:

а) учебная деятельность;

б) учебно-профессиональная деятельность;

в) профессиональная деятельность;

г) интимно-личностное общение со сверстниками.

6

3

19. Одним из центральных психологических новообразований молодости является:

а) профессиональное самоопределение;


б) окончательное самоопределение;

в) создание семьи;

г) самосознание.
20. При напряженном протекании ранней юности:

а) происходят быстрые скачкообразные изменения без особых эмоциональных срывов;

б) происходит плавное продвижение к кризису 17 лет;

в) происходят мучительные поиски своего пути;

г) сложно сказать что-то определенное.
21. Восприятие времени в ранней юности:

а) непротиворечиво;

б) противоречиво;

в) отсутствует;

г) сложно сказать что-то определенное.
22. Мотивы получения удовольствия преобладают:

а) при гедонистической направленности личности;

б) при эгоистической направленности личности;

в) при духовно-нравственной направленности личности;

г) при сущностной направленности личности.
23. К концу подросткового возраста «Я-концепция»:

а) только начинает формироваться;

б) окончательно сформирована;

в) сложно сказать что-то определенное;

г) в основном, стабилизируется.
24. При сложном протекании ранней юности:

а) происходят быстрые скачкообразные изменения без особых эмоциональных срывов;

б) происходит плавное продвижение к кризису 17 лет;

в) происходят мучительные поиски своего пути;

г) сложно сказать что-то определенное.
25. Социальной ситуацией развития в ранней юности является:

а) общение с родителями;

б
4
) общение с учителями, сверстниками и родителями;

в) общение со сверстниками;

г) общение с взрослыми и сверстниками.
26. Стиль студенческой жизни, предполагающий поощрение инакомыслия — это:

а) профессиональная субкультура;

б) студенческая субкультура;

в) академическая субкультура.

г) нонконформистская субкультура.
27. Мотивы борьбы за определенные жизненные блага преобладают:

а) при гедонистической направленности личности;

б) при эгоистической направленности личности;

в) при духовно-нравственной направленности личности;

г) при сущностной направленности личности.
28. Кризис 17 лет связан:

а) с переходом от школьной к взрослой жизни;

б) с юношеской дружбой;

в) с юношеской любовью;

г) с изменением семейного положения.

29. Мотивы призвания в профессиональной и семейной деятельности преобладают:

а) при гедонистической направленности личности;

б) при эгоистической направленности личности;

в) при духовно-нравственной направленности личности;

г) при сущностной направленности личности.
30. Выстройте цепочку смены ведущей деятельности по мере взросления человека:

а) предметно-манипулятивная деятельность;

б) непосредственно-эмоциональное общение;

в) трудовая деятельность;

г) учебно-профессиональная деятельность;

д) внутренняя работа по осознанию своего жизненного пути;

е) игровая деятельность;

ж) учебная деятельность;

з) интимно-личностное общение.

5

жүктеу/скачать 138,5 Kb.


Достарыңызбен бөлісу:

Тест по Возрастной психологии с ответами


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации


Бланк к заданию №3 «Видеосюжет»

общительность

3

2

1

0

1

2

3

замкнутость

эмоциональная стабильность

3

2

1

0

1

2

3

эмоциональная нестабильность

доминантность

3

2

1

0

1

2

3

конформность

беспечность

3

2

1

0

1

2

3

озабоченность

высокая совестливость

3

2

1

0

1

2

3

недобросовестность

смелость

3

2

1

0

1

2

3

робость

мягкосердечность, нежность

3

2

1

0

1

2

3

суровость, жёсткость

подозрительность

3

2

1

0

1

2

3

доверчивость

мечтательность

3

2

1

0

1

2

3

практичность

проницательность, расчётливость

3

2

1

0

1

2

3

наивность, простота

склонность к чувству вины

3

2

1

0

1

2

3

самоуверенность, уверенная адекватность

радикализм

3

2

1

0

1

2

3

консерватизм

самодостаточность

3

2

1

0

1

2

3

социабельность

контроль желаний

3

2

1

0

1

2

3

импульсивность

напряжённость

3

2

1

0

1

2

3

расслабленность

Условные обозначения


3 балла – максимальная выраженность признака

2 балла – признак выражен умеренно

1 балл – признак слабо проявляется

0 баллов – признак отсутствует

8

Школьный этап областной олимпиады по психологии

2015-2016 учебный год.

ЛИЧНОЕ ПЕРВЕНСТВО
Задание № 1

Теоретическое задание «Тест»
Время выполнения – 30 минут.
1. Предметом возрастной психологии является:

а) процесс развития психических функций и личности на протяжении всей жизни человека;

б) процесс развития психологической науки;

в) особенности индивидуального развития людей;

г) особенности развития педагогических навыков и умений.

2. Главной задачей возрастной психологии является:

а) отслеживание динамики развития;

б) отслеживание отклонений в развитии;

в) отслеживание особенностей реагирования в конфликтах;

г) отслеживание особенностей развития теорий личности.
3. Возрастной период – это:

а) ход развития;

б) цикл развития;

в) хронологический период;

г) период жизни.

4. Категория развития в возрастной психологии особенно активно разрабатывалась:

а) Зигмундом Фрейдом;

б) Аристотелем;

в) Львом Семеновичем Выготским;

г) Авиценной.

5. Построение периодизации развития на основе одного внутреннего критерия характерно:

а) для периодизации Вильяма Штерна;

б) для периодизации Павла Петровича Блонского;

в) для периодизации Даниила Борисовича Эльконина;

г) для периодизации Льва Семеновича Выготского

1

6. Применяемый в возрастной и педагогической психологии метод прослеживания изменений психики ребёнка в процессе активного воздействия исследователя на испытуемого – это:

а) пилотажный эксперимент

б) формирующий эксперимент

в) констатирующий эксперимент

г) включённое наблюдение
7. Понятие сензитивности особенно активно разрабатывалось:

а) в 20-ом веке;

б) в 18-ом веке;

в) в 3-ем веке до нашей эры;

г) в 10-ом веке.


8. Развитие личности в экстремальных условиях и в условиях депривации происходит:

а) так же, как в нормальных условиях;

б) быстрее, чем в нормальных условиях;

в) иначе, чем в нормальных условиях;

г) медленнее, чем в обычных условиях.
9. Задержка психического развития, как отклонение в психическом развитии:

а) может быть преодолена при правильном обучении и воспитании;

б) не может быть совсем преодолена ни при каких условиях;

в) может сама пройти с возрастом;

г) сложно сказать что-то определенное.
10. Одаренность, как отклонение в психическом развитии:

а) затрудняет развитие интеллекта;

б) затрудняет развитие волевых качеств личности;

в) создает трудности при обучении и воспитании;

г) сложно сказать что-то определенное.
11. Психология ранней юности охватывает период:

а) от 11 до 15 лет;

б) от 15 до 17 лет;

в) от 17 до 23 лет;

г) от 23 до 30 лет.
12. Центральным новообразованием ранней юности является:

а) самоопределение;

б
2
) самосознание;

Задание №2

Творческое задание «Продолжи фразу»
Время выполнения задания – 30 минут.

Инструкция: продолжите фразу на тему «Психология юности: идентичность, ценности, смыслы», используя научные знания и личный опыт.


  1. Сформулируй мировоззренческие установки юности….

  1. Как ты понимаешь фразу «уже не ребёнок — ещё не взрослый»?

  1. Каковы интересы и духовные запросы молодёжи?

Задание №3

Практическое задание «Видеосюжет»

Работа выполняется 30 минут, включая время просмотра сюжета.

Инструкция : посмотрите видеосюжет из художественного фильма «Школьный вальс» по сценарию А. Родионовой, режиссёр П. Любимов, центральная киностудия детских и юношеских фильмов имени М.Горького, 1977 г.

В этом задании на предложенных бланках вам нужно оценить поведение Гоши (психоэмоциональное состояние героя). Вы должны выбрать в каждой паре ту характеристику, которая наиболее точно описывает состояния героя, и отметить цифру, соответствующую степени выраженности данной характеристики по семибальной шкале. 3 балла – максимальная степень выраженности признака, 0 баллов – признак отсутствует.

7

Бланк для ответов к тесту


Номер вопроса

Ответ


Номер вопроса

Ответ

1

16

2

17

3

18

4

19

5

20

6

21

7

22

8

23

9

24

10

25

11

26

12

27

13

28

14

29

15

30

в) рефлексия;

г) появление внутреннего мира.
13. Стиль студенческой жизни, превращающий вуз в загородный клуб — это:

а) профессиональная субкультура;

б) студенческая субкультура;

в) академическая субкультура;

г) нонконформистская субкультура.
14. Самосознание личности в основном складывается:

а) к 3-м годам;

б) к одному году;

в) к 17-ти годам;

г) к 11-ти годам.
15. Любовь, при которой человека принимают таким, какой он есть — это:

а) безусловная любовь;

б) равнозначная любовь;

в) неразделенная любовь;

г) влюбленность.

16. Основные этапы психического развития человека включают:

а) детство, отрочество, юность, зрелость, старость;

б) созревание и старение;

в) созревание;

г) старение.
17. При ненапряженном протекании ранней юности:

а) происходят быстрые скачкообразные изменения без особых эмоциональных срывов;

б) происходит плавное продвижение к кризису 17 лет;

в) происходят мучительные поиски своего пути;

г) сложно сказать что-то определенное.

18. Ведущей деятельностью в ранней юности является:

а) учебная деятельность;

б) учебно-профессиональная деятельность;

в) профессиональная деятельность;

г) интимно-личностное общение со сверстниками.

6

3

19. Одним из центральных психологических новообразований молодости является:

а) профессиональное самоопределение;


б) окончательное самоопределение;

в) создание семьи;

г) самосознание.
20. При напряженном протекании ранней юности:

а) происходят быстрые скачкообразные изменения без особых эмоциональных срывов;

б) происходит плавное продвижение к кризису 17 лет;

в) происходят мучительные поиски своего пути;

г) сложно сказать что-то определенное.
21. Восприятие времени в ранней юности:

а) непротиворечиво;

б) противоречиво;

в) отсутствует;

г) сложно сказать что-то определенное.
22. Мотивы получения удовольствия преобладают:

а) при гедонистической направленности личности;

б) при эгоистической направленности личности;

в) при духовно-нравственной направленности личности;

г) при сущностной направленности личности.
23. К концу подросткового возраста «Я-концепция»:

а) только начинает формироваться;

б) окончательно сформирована;

в) сложно сказать что-то определенное;

г) в основном, стабилизируется.
24. При сложном протекании ранней юности:

а) происходят быстрые скачкообразные изменения без особых эмоциональных срывов;

б) происходит плавное продвижение к кризису 17 лет;

в) происходят мучительные поиски своего пути;

г) сложно сказать что-то определенное.
25. Социальной ситуацией развития в ранней юности является:

а) общение с родителями;

б
4
) общение с учителями, сверстниками и родителями;

в) общение со сверстниками;

г) общение с взрослыми и сверстниками.
26. Стиль студенческой жизни, предполагающий поощрение инакомыслия — это:

а) профессиональная субкультура;

б) студенческая субкультура;

в) академическая субкультура.

г) нонконформистская субкультура.
27. Мотивы борьбы за определенные жизненные блага преобладают:

а) при гедонистической направленности личности;

б) при эгоистической направленности личности;

в) при духовно-нравственной направленности личности;

г) при сущностной направленности личности.
28. Кризис 17 лет связан:

а) с переходом от школьной к взрослой жизни;

б) с юношеской дружбой;

в) с юношеской любовью;

г) с изменением семейного положения.

29. Мотивы призвания в профессиональной и семейной деятельности преобладают:

а) при гедонистической направленности личности;

б) при эгоистической направленности личности;

в) при духовно-нравственной направленности личности;

г) при сущностной направленности личности.
30. Выстройте цепочку смены ведущей деятельности по мере взросления человека:

а) предметно-манипулятивная деятельность;

б) непосредственно-эмоциональное общение;

в) трудовая деятельность;

г) учебно-профессиональная деятельность;

д) внутренняя работа по осознанию своего жизненного пути;

е) игровая деятельность;

ж) учебная деятельность;

з) интимно-личностное общение.

5

Каталог: files -> 2015
2015 -> Образовательная программа направления «Менеджмент» профиль «Менеджмент гостиничных и ресторанных предприятий»
2015 -> Учебно-методический комплекс дисциплины институциональная экономика (б б ) Рекомендуется для направления подготовки
2015 -> Методические рекомендации по составлению рабочей программы учебных предметов, курсов согласно требованиям
2015 -> Комплексная программа
2015 -> Учебно-методический комплекс дисциплины философия (б б ) Рекомендуется для направления подготовки
2015 -> 1. Философия как социокультурный феномен. Предмет, структура и функции философии
2015 -> Учебно-методический комплекс дисциплины технологии и организация деловых мероприятий (mice) б в. Дв 1
2015 -> 2. Программа оценивания контролируемой компетенции
2015 -> Образовательная программа направления «Менеджмент» профиль «Менеджмент туризма»


Скачать 138,5 Kb.


Поделитесь с Вашими друзьями:

Рабочая программа учебной дисциплины «психология развития»


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Тобольская государственная социально-педагогическая академия им. Д.И.Менделеева»

Социально-психологический факультет
Кафедра теоретической и практической психологии

УТВЕРЖДАЮ

Проректор по учебной работе

_____________ Клюсова В. В.

«___» __________ 2012 г.


Рабочая программа учебной дисциплины
«ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ»

Код и направление подготовки

050400.62 «Психолого-педагогическое образование»
Профиль

«Психология образования»,

«Психология и социальная педагогика»,

«Педагогика и психология профессионального образования»
Квалификация (степень) выпускника

Бакалавр

Форма обучения

очная

Тобольск

2012
Содержание
1. Цели и задачи освоения дисциплины……………………………………………………………3

2. Место дисциплины в структуре ООП ВПО……………………………………………………..3

3. Требования к результатам освоения дисциплины …………………………………………….. 3

4. Структура и содержание дисциплины………………………………..………………………… 4

4.1. Структура дисциплины ………………………………………………………………………5

4.2. Содержание разделов дисциплины ………………………………………………………… 5

5. Образовательные технологии ………………………………………………. …………………….6

6. Самостоятельная работа студентов………………………………………………….…….……..6

7. Компетентностно-ориентированные оценочные средства……………………..………………….9

7.1. Оценочные средства диагностирующего контроля ……………………………………….. 9

7.2. Оценочные средства текущего контроля: модульно-рейтинговая технология оценивания работы студентов…………………………………………………………………………………….9

7.3. Оценочные средства промежуточной аттестации …………………………………………. 25

8. Учебно-методическое и информационное обеспечение дисциплины ………………………..48

9. Материально-техническое обеспечение дисциплины …………………………………………. 52

1. Цели и задачи освоения дисциплины

Цель дисциплины – представить онтогенетический путь человека как социального индивида и личности, выявить общие закономерности развития, жизни, деятельности и угасания человека в плане его психической активности.

Задачи дисциплины:


  • раскрыть закономерности психического развития человека в его связи с деятельностью, общением и познанием окружающей действительности;

  • дать понимание важнейших этапов развития возрастных и индивидуальных особенностей психики человека;

  • достичь понимания того, что в равные промежутки психика проходит различные «расстояния» в развитии и угасании, претерпевает различные качественные преобразования в зависимости от физического самочувствия, социального статуса и мотивации человека;

  • уяснить, что социальная ситуация развития и бытие личности влияют на внутреннюю позицию и поведение человека;

  • дать студентам чрезвычайно значимую установку на то, что жизнь человека от рождения до угасания уникальна, и каждый человек имеет право рассчитывать на индивидуальное бытие и понимание своей уникальности.

2. Место дисциплины в структуре ООП бакалавриата

Курс «Психология развития» является составной частью базовой части профессионального цикла подготовки бакалавров. «Психология развития» является одной из важнейших учебных дисциплин, значение которой для подготовки бакалавров обусловлено как ее теоретико-методологическими возможностями формирования образовательного базиса бакалавра психологии, так и прикладной ценностью курса. Бакалавру приходится иметь дело с людьми различных возрастных категорий, поэтому в психолого-педагогической работе важно учитывать возрастные особенности и закономерности онтогенетического развития психики и личности в различные периоды онтогенеза.

«Психология развития» изучается наряду с общей психологией, в значительной мере систематизируя базовые общепсихологические знания по проблемам онтогенетического развития. Дисциплина предваряет курс социальной и педагогической психологии, закладывая теоретико-методологические и методические основы для их качественного усвоения. Содержание дисциплины базируется на основных отечественных и зарубежных подходах к анализу онтогенетического развития сознания и личности, представленных в работах Л.С. Выготского, Б.Г. Ананьева, Д.Б. Эльконина, Ж. Пиаже, З. Фрейда, Ш. Бюлер, Э. Эриксона и др. ученых. Вместе с этим, изучение дисциплины носит выраженную практическую направленность и во многом дополняет курс профессиологии и экспериментальной психологии.
3. Требования к результатам освоения дисциплины

3.1. Компетенции обучающегося, формируемые в результате освоения дисциплины:

— способен учитывать общие, специфические (при разных типах нарушений) закономерности и индивидуальные особенности психического и психофизиологического развития, особенности регуляции поведения и деятельности человека на различных возрастных ступенях (ОПК-1);

— способен организовывать совместную и индивидуальную деятельность (ПКПП-1).


3.2. В результате освоения дисциплины обучающийся должен:

Знать: категориальный аппарат дисциплины, наиболее общие закономерности психического развития, детерминанты психического развития, диалектику возникновения, развития и разрешения противоречий, движущие сил психического развития, этапы психического развития, возрастные и индивидуальные особенности психики человека.

Уметь: определять возрастные и индивидуальные особенности психики человека, использовать теоретические положения возрастных периодизаций для характеристики социальной ситуации развития в любом возрасте, выделять специфические новообразования психических процессов и свойств личности, которые формируются в разных видах деятельности, устанавливать взаимосвязь обучения, воспитания и развития в онтогенезе.

Владеть: методами изучения возрастных особенностей и проблем развития.
4. Структура и содержание дисциплины

Общая трудоемкость дисциплины составляет 2 зачетные единицы (72 часа).


4.1. Структура дисциплины

Таблица 1





Наименование раздела дисциплины

Семестр

Виды учебной работы

(в академических часах)


аудиторные занятия

СР

ЛК

ПЗ

ЛБ

1.

Предмет, задачи и методы психологии развития возрастной психологии. Факторы, определяющие развитие возрастной психологии как науки

4

4

4

7

2.

Проблема периодизации психического развития в онтогенезе

4

4

4

7

3.

Основные этапы психического развития человека

4

4

4

8

4.

Отклонения в психическом развитии. Развитие личности в экстремальных условиях и в условиях депривации

4

2

2

7

5.

Методы изучения возрастных особенностей и проблем развития. Методы развивающей работы психолога

4

4

4

7

4.2. Содержание дисциплины

Таблица 2





Наименование раздела дисциплины

Содержание раздела

(дидактические единицы)


1.

Предмет, задачи и методы психологии развития возрастной психологии. Факторы, определяющие развитие возрастной психологии как науки

Основные проблемы возрастной психологии как науки. Предмет возрастной психологии. Факторы, определяющие развитие возрастной психологии как науки. Прикладное и теоретическое значение, задачи возрастной психологии.

Понятие категорий развития в психологии. Категории развития. Исторический очерк. Источники, движущие силы и условия психического развития.



2.

Проблема периодизации психического развития в онтогенезе

Проблема периодизации психического развития. Понятие возраста. Основные структурные компоненты возраста. Принципы построения периодизации.

Характеристики и темпы индивидуального развития. Факторы, определяющие индивидуальную продолжительность жизни человека. Гетерохронность индивидуального развития. Микрохарактерологическая характеристика и темпы возрастной динамики психики. Макрохронологическая характеристика и длительность жизни человека. Структурная характеристика возрастной динамики психофизиологических функций.



3.

Основные этапы психического развития человека

Пренатальное развитие. Психологический аспект рождения Новорожденность как критический период. Младенчество. Раннее детство. Дошкольный возраст. Младший школьный возраст. Отрочество. Юность. Молодость. Зрелость. Психология старости.

4.

Отклонения в психическом развитии. Развитие личности в экстремальных условиях и в условиях депривации

Отклонения в психическом развитии. Содержание отклонений. Дети с задержкой психического развития. Умственная отсталость Понятие нормы способностей. Детская одаренность. Концепции обучения одаренных детей. Психическая депривация. Типы депривации. Психологическая готовность практического психолога к работе с людьми в экстремальных условиях и условиях депривации.

5.

Методы изучения возрастных особенностей и проблем развития. Методы развивающей работы психолога

Методы изучения личности на разных возрастных этапах онтогенеза. Проблемы развития личности в процессе обучения и воспитания. Проблемы развития личности в процессе обучения и воспитания. Методы развивающей работы психолога. Категории «развития» и «возраст» в современной психологии и их прикладное значение для деятельности школьного психолога. Принципы построения системы развивающей работы психолога. Диагностические методы, методы психологического тренинга, игра.

5. Образовательные технологии

Таблица 3


занятия


раздела


Тема занятия

Виды образовательных технологий

Кол-во часов

1-2

1

Основные проблемы возрастной психологии как науки

информационная лекция;

семинар;


практическое занятие

4

3-4

1

Понятия категорий развития в психологии

информационная лекция;

семинар;


практическое занятие

4

5-6

2

Проблема периодизации психического развития

информационная лекция;

семинар;


практическое занятие

4

7-8

2

Характеристика и темпы индивидуального развития

информационная лекция;

семинар;


практическое занятие;

практикум



4

9

3

Пренатальное развитие. Психологический аспект рождения. Новорожденность как критический период

информационная лекция;

лекция-визуализация

семинар;

практическое занятие;

исследовательский проект


1

9

3

Раннее детство

информационная лекция;

лекция-визуализация

семинар;

практическое занятие;

исследовательский проект


1

10

3

Дошкольный возраст

информационная лекция;

лекция-визуализация

семинар;

практическое занятие;

исследовательский проект


1

10

3

Младший школьный возраст

информационная лекция;

лекция-визуализация

семинар;

практическое занятие;

исследовательский проект


1

11

3

Отрочество

информационная лекция;

лекция-визуализация

семинар;

практическое занятие;

исследовательский проект


1

11

3

Юность

информационная лекция;

лекция-визуализация

семинар;

практическое занятие;

исследовательский проект


1

12

3

Молодость

информационная лекция;

лекция-визуализация

семинар;

практическое занятие;

исследовательский проект


1

12

3

Психология взрослого человека. Кризис середины жизни

информационная лекция;

лекция-визуализация

семинар;

практическое занятие;

исследовательский проект


0,5

12

3

Психология старости

информационная лекция;

лекция-визуализация

семинар;

практическое занятие;

исследовательский проект


0,5

13

4

Понятие нормы и отклонений в физическом, психическом и личностном развитии

информационная лекция;

лекция-визуализация

семинар;

практическое занятие;

исследовательский проект


2

14

4

Развитие личности в экстремальных условиях и в условиях депривации

информационная лекция;

лекция-визуализация

семинар;

практическое занятие;

исследовательский проект


2

15-16

5

Методы изучения личности на разных возрастных этапах онтогенеза

информационная лекция;

лекция-визуализация

семинар;

практическое занятие;

исследовательский проект


4

17

5

Методы развивающей работы психолога

информационная лекция;

лекция-визуализация

семинар;

практическое занятие;

исследовательский проект


2

18

5

Проблемы развития личности в процессе обучения и воспитания

информационная лекция;

лекция-визуализация

семинар;

практическое занятие;

исследовательский проект


2

Каталог: files
files -> Рабочая программа дисциплины «Введение в профессию»
files -> Рабочая программа по курсу «Введение в паблик рилейшнз»
files -> Основы теории и практики связей с общественностью
files -> Коммуникативно ориентированное обучение иностранным языкам в Дистанционном образовании
files -> Варианты контрольной работы №2 По дисциплине «Иностранный (англ. ) язык в профессиональной деятельности» для студентов 1 курса заочной формы обучения, обучающихся по специальности 030900. 68 Магистратура
files -> Контрольная работа №2 Вариант №1 Text №1 Use of Non-Police Negotiators in a Hostage Incident
files -> Классификация основных человеческих потребностей по А. Маслоу Пирами́да потре́бностей
files -> Рабочая программа для студентов направления 42. 03. 02 «Журналистика» профилей «Печать», «Телевизионная журналистика»


Скачать 1.15 Mb.


Поделитесь с Вашими друзьями:

Значение ролевой игры для формирования личности дошкольника

Оглавление:

Дошкольный возраст охватывает период от 3 до 6 – 7 лет. Последний год – приблизительно – дошкольного возраста можно считать переходным периодом от дошкольного к младшему школьному возрасту.

Дошкольное детство – совершенно особенный период развития ребенка. В этом возрасте перестраиваются вся психическая жизнь ребенка и его отношение к окружающему миру. Суть этой перестройки заключается в том, что в дошкольном возрасте возникают внутренняя психическая жизнь и внутренняя регуляция поведения. Если в раннем возрасте поведение ребенка побуждается, направляется извне – взрослыми или воспринимаемой ситуацией, то в дошкольном сам ребенок начинает определять собственное поведение. Становление внутренней психической жизни и внутренней саморегуляции связано с целым рядом новообразований в психике и сознании дошкольника. Л.С. Выготский полагал, что развитие сознания определяется не изолированным изменением отдельных психических функций (внимания, памяти, мышления и пр.), а изменением отношения между отдельными функциями. На каждом этапе та или иная функция выходит на первое место.

Психическое развитие ребенка в дошкольном возрасте

В дошкольном возрасте у ребенка увеличивается число видов деятельности, которыми овладевает ребенок, усложняется содержание общения ребенка с окружающими его людьми и расширяется круг этого общения. Важное место в жизни ребенка начинает занимать сверстник.

В дошкольном возрасте сознание приобретает характеристики опосредованности, обобщенности, начинает формироваться его произвольность. В этом возрасте в основном складывается личность ребенка, т.е. формируются мотивационно-потребностная сфера и самосознание.

В дошкольном возрасте развиваются также элементы трудовой и учебной деятельности. Однако эти виды деятельности ребенок еще не осваивает полностью, так как мотивы, типичные для дошкольника, еще не соответствуют специфике труда и учения как видов деятельности. Труд детей состоит в том, что они выполняют поручения взрослых, подражая им, выражают интерес к процессу деятельности. Элементы учебной деятельности проявляются в умении ребенка слышать и слушать взрослого, выполнять его инструкции, действовать по образцу и по правилу, в осознании способов выполнения действий. Элементы учебной деятельности возникают первоначально внутри других видов деятельности в виде стремления ребенка чему-то научиться. Однако дети еще не могут отделить учебную задачу от практической, у них нет особого отношения ко взрослому как к обучающему человеку.

Широта круга видов деятельности ребенка-дошкольника показывает, что он овладевает разнообразным предметным содержанием. Расширяется и усложняется также сфера общения со взрослыми. Ведущими мотивами общения становятся мотивы познавательный и личностный. Ребенок обращается ко взрослому как к источнику знаний о природном и социальном мире. Дошкольник задает взрослым вопросы об окружающем мире, о людях, их отношениях и о самом себе.

Важную роль в жизни ребенка-дошкольника играет сверстник. У детей формируются относительно устойчивые симпатии, складывается совместная деятельность. Общение со сверстником – это общение с равным себе, оно дает возможность ребенку познавать самого себя.

Типичными мотивами поведения дошкольников являются стремление быть как взрослый, желание установить положительные отношения со взрослым, мотивы самолюбия и самоутверждения, познавательные мотивы. В дошкольном возрасте уже формируется система мотивов, т.е. выделяются главные и подчиненные мотивы, и на первый план начинают выдвигаться мотивы более высокого порядка — социально опосредованные. Взрослый предъявляет к ребенку дошкольного возраста требования морального характера. Ребенок начинает осваивать сферу нравственности, как на уровне сознания, так и на уровне поведения. Большое значение в этом процессе имеют эмоции и чувства и формирующаяся оценка себя. Однако в дошкольном возрасте нравственное поведение отстает от нравственного сознания, что свидетельствует об усвоении нравственных норм в основном на уровне знаемом.

Усложнение видов деятельности и общения, расширение круга общения приводят к формированию самосознания. Ребенок осознает себя, прежде всего, на уровне субъекта действия. У него складывается устойчивое положительное отношение к себе, определяемое потребностью в признании со стороны окружающих. Ребенок осознает себя как носителя индивидных характеристик — физического облика и пола, как человека, изменяющегося во времени, имеющего свое прошлое, настоящее и будущее. Самооценка дошкольника появляется в особых ситуациях, требующих от ребенка оценить себя, но по содержанию она ситуативна и отражает оценку, даваемую ребенку взрослым. К концу дошкольного возраста формируется конкретная самооценка, ребенок может внеситуативно и обоснованно оценить себя.

В дошкольном возрасте складываются механизмы управления своим поведением: усвоение и применение норм и правил поведения, соподчинение мотивов, целевая организация деятельности, умение предвидеть последствия поступков. Однако эти психологические образования еще не выполняют в полной мере своих регулирующих функций, и в этом смысле детям-дошкольникам приписывается недостаточность волевого развития. Одно из ее проявлений – конформность детей по отношению ко взрослым и сверстникам, степень которой заметно снижается к концу дошкольного возраста.

В дошкольном возрасте происходят значимые изменения в познавательной сфере ребенка. Он усваивает сенсорные эталоны, через которые воспринимает предметы, их свойства, что позволяет целенаправленно и произвольно обследовать эти предметы. Образный характер мышления, специфичный для дошкольного возраста, определяется тем, что ребенок устанавливает связи и отношения между предметами, прежде всего, на основе непосредственных впечатлений. Использование общественно выработанных средств для установления связей и отношений между предметами, усвоение элементарных понятий позволяет ребенку перейти к опосредованному познанию окружающего мира. Опосредованность позволяет ребенку произвольно познавать окружающий мир. Одна из основных линий развития познавательных процессов в дошкольном возрасте — переход от непроизвольных психических процессов к произвольным

Новообразования дошкольного возраста

В раннем возрасте главной психической функцией является восприятие. Важнейшей особенностью дошкольного возраста, с точки зрения Л.С. Выготского, является то, что здесь складывается новая система психических функций, в центре которой – память.

Память дошкольника является центральной психической функцией, которая определяет остальные процессы. Мышление ребенка-дошкольника во многом определяется его памятью. Мыслить для дошкольника — значит вспоминать, т.е. опираться на свой прежний опыт или видоизменять его. Никогда мышление не обнаруживает такой высокой корреляции с памятью, как в этом возрасте. Задачей мыслительного акта является для ребенка не логическая структура самих понятий, а конкретное воспоминание своего опыта. Например, когда ребенок отвечает, что такое улитка, то он говорит, что она маленькая, скользкая, как спиралька с рожками, и живет в ракушке; если его попросят сказать, что такое кровать, он ответит, что она с мягким сиденьем. В таких ответах ребенок дает краткий отчет о своих воспоминаниях об этом предмете.

То, что память становится в центр сознания ребенка, приводит к существенным следствиям, характеризующим психическое развитие дошкольника. Прежде всего, ребенок приобретает способность действовать в плане общих представлений. Его мышление перестает быть наглядно-действенным, оно отрывается от воспринимаемой ситуации, и, следовательно, открывается возможность устанавливать такие связи между общими представлениями, которые не даны в непосредственном чувственном опыте. Ребенок может устанавливать простые причинно-следственные отношения между событиями и явлениями. У него появляется стремление как-то объяснить и упорядочить для себя окружающий мир. Таким образом, возникает первый абрис целостного детского мировоззрения. С пяти лет начинается настоящий расцвет идей “маленьких философов”. Строя свою картину мира, ребенок выдумывает, изобретает, воображает.

Воображение — одно из важнейших новообразований дошкольного возраста. Воображение имеет много общего с памятью — в обоих случаях ребенок действует в плане образов и представлений. Память в некотором смысле тоже можно рассматривать как “воспроизводящее воображение”. Но помимо воспроизведения образов прошлого опыта, воображение позволяет ребенку строить и создавать что-то новое, оригинальное, чего раньше в его опыте не было. И хотя элементы и предпосылки развития воображения складываются еще в раннем возрасте, наивысшего расцвета оно достигает именно в дошкольном детстве.

Еще одним важнейшим новообразованием этого периода является возникновение произвольного поведения. В дошкольном возрасте поведение ребенка из импульсивного и непосредственного становится опосредованным нормами и правилами поведения. Здесь впервые возникает вопрос о том, как надо себя вести, то есть создается предварительный образ своего поведения, который выступает как регулятор. Ребенок начинает овладевать и управлять своим поведением, сравнивая его с образцом.

Это сравнение с образцом есть осознание своего поведения и отношение к нему с точки зрения этого образца. Осознание своего поведения и начало личного самосознания – одно из главных новообразований дошкольного возраста. Старший дошкольник начинает понимать, что он умеет, а что нет, он знает свое ограниченное место в системе отношений с другими людьми, осознает не только свои действия, но и свои внутренние переживания – желания, предпочтения, настроения и пр. В дошкольном образе ребенок проходит путь от “Я сам”, от отделения себя от взрослого к открытию своей внутренней жизни, которая и составляет суть личного самосознания.

Значение игры для развития психики дошкольника

Все важнейшие новообразования зарождаются и первоначально развиваются в ведущей деятельности дошкольного возраста – сюжетно-ролевой игре. Сюжетно-ролевая игра есть деятельность, в которой дети берут на себя те или иные функции взрослых людей и в специально создаваемых ими игровых, воображаемых условиях воспроизводят (или моделируют) деятельность взрослых и отношения между ними. То есть в сюжетно-ролевой игре удовлетворяется потребность быть как взрослый. Сюжетно-ролевая игра – наиболее сложный вид деятельности, который ребенок осваивает на протяжении дошкольного возраста. Основная характеристика игры – наличие воображаемой ситуации. Наряду с сюжетно-ролевой игрой развиваются и другие виды игр, генетически связанные с последней.

В игре наиболее интенсивно формируются все психические качества и особенности личности ребенка.

Игровая деятельность влияет на формирование произвольности поведения и всех психических процессов – от элементарных до самых сложных. Выполняя игровую роль, ребенок подчиняет этой задаче все свои сиюминутные, импульсивные действия. Дети лучше сосредотачиваются и больше запоминают в условиях игры, чем по прямому заданию взрослого. Сознательная цель – сосредоточиться, запомнить что-то, сдержать импульсивное движение – раньше и легче всего выделяется ребенком в игре.

Игра оказывает сильное влияние на умственное развитие дошкольника. Действуя с предметами-заместителями, ребенок начинает оперировать в мыслимом, условном пространстве. Предмет-заместитель становится опорой для мышления. Постепенно игровые действия сокращаются, и ребенок начинает действовать во внутреннем, умственном плане. Таким образом, игра способствует тому, что ребенок переходит к мышлению в плане образов и представлений. Кроме того, в игре, выполняя различные роли, ребенок становится на разные точки зрения и начинает видеть предмет с разных сторон. Это способствует развитию важнейшей мыслительной способности человека, позволяющей представить другой взгляд и другую точку зрения.

Ролевая игра имеет решающее значение для развития воображения. Игровые действия происходит мнимой, воображаемой ситуации; реальные предметы используются в качестве других, воображаемых; ребенок берет на себя роли воображаемых персонажей. Такая практика действия в воображаемом пространстве способствует тому, что дети приобретают способность к творческому воображению.

Общение дошкольника со сверстниками разворачивается главным образом в процессе совместной игры. Играя вместе, дети начинают учитывать желания и действия другого, отстаивать свою точку зрения, строить и реализовывать совместные планы. Поэтому игра оказывает огромное влияние на развитие общения детей в этот период.

В игре складываются другие виды деятельности ребенка, которые потом приобретают самостоятельное значение. Так, продуктивные виды деятельности (рисование, конструирование) первоначально тесно слиты с игрой. Рисуя, ребенок разыгрывает тот или иной сюжет. Стройка из кубиков вплетается в ход игры. Только к старшему дошкольному возрасту результат продуктивной деятельности приобретает самостоятельное значение, и она освобождается от игры.

Огромное значение игры для развития всех психических процессов и личности ребенка в целом дает основание считать, что именно эта деятельность является в дошкольном возрасте ведущей.

Однако эта детская деятельность весьма экзотична и загадочна для психологов. В самом деле, почему, как и зачем дети вдруг берут на себя роли взрослых и начинают жить в каком-то воображаемом пространстве? При этом они, конечно же, остаются детьми и прекрасно понимают условность своего “перевоплощения” – они только играют во взрослых, но эта игра приносит им ни с чем не сравнимое удовольствие. Определить сущность сюжетно-ролевой игры непросто. Эта деятельность содержит в себе несовместимые и противоречивые начала. Она является одновременно свободной и жестко регламентированной, непосредственной и опосредованной, фантастической и реальной, эмоциональной и познавательной.

Мимо этого удивительного явления не мог пройти ни один видный психолог. Многие из них пытались создать свою концепцию детской игры. В отечественной психологии наиболее ярким теоретиком и исследователем детской игры является Д.Б. Эльконин, который в своих работах продолжал и развивал традиции Л.С. Выготского.

Социальная природа ролевой игры дошкольника

Согласно взглядам большинства зарубежных психологов детская игра – это выстраивание своего собственного, отдельного от взрослых детского мира. Так, с позиции психоанализа, детская игра является одним из механизмов выхода запрещенных влечений. Примитивная детская игра и высшие проявления человеческого духа (наука, культура, искусство) – лишь формы сублимации, “обхода барьеров”, которые ставит общество, изначально антагонистичное ребенку, его естественным влечениям. В основе игр ребенка, по Фрейду, как и в основное снов невротика, лежит одна и та же тенденция к навязчивому повторению травмирующих воздействий. Согласно Фрейду ребенок с самого своего рождения подвергается всевозможным травмирующим воздействиям: травма рождения, травма отнятия от груди, травма “неверности” любимой матери, всевозможные травмы строгостей и пр. Все эти травмы взрослые наносят ребенку, препятствуя удовлетворению детской сексуальности. Поэтому детство – чрезвычайно тяжелый и опасный период, чреватый невротическими отклонениями. Игра в свете этих положений выступает как естественное терапевтическое средство против возможных неврозов. Повторяя в игре свои травматические переживания, ребенок овладевает ими и изживает их. Из этих представлений создается впечатление, что ребенок в качестве основного содержания своей жизни имеет не окружающий мир, а свои глубинные, сексуальные влечения.

Эти идеи Фрейда оказали огромное влияние на представления об игре Ж. Пиаже. Путь развития ребенка, с позиции Пиаже, в упрощенном, примитивном виде может быть представлен следующим образом. Сначала ребенок живет в своем собственном, аутическом мире грез и желаний, затем под давлением мира взрослых возникают два мира — мир игры и мир реальности, причем первый имеет для ребенка более важное значение. Этот мир игры есть нечто вроде остатков аутического мира. Игра принадлежит миру грез, неудовлетворенных в реальном мире желаний и неисчерпаемых возможностей. Этот мир не менее реален для ребенка, чем другой — мир взрослых. Наконец, под давлением мира реальности происходит вытеснение и этих остатков, и тогда остается только реальный мир с вытесненными желаниями, приобретающими характер сновидений и грез.

Таким образом, в дошкольном возрасте, по мысли Пиаже, ребенок живет одновременно в двух мирах — в своем, детском мире игры и мире взрослой реальности. Борьба этих сфер есть выражение борьбы врожденной асоциальности ребенка, его аутической замкнутости, “вечно детского” с навязанным извне социальным, логическим, причинно обусловленным взрослым миром.

Как можно видеть, концепции Фрейда и Пиаже, несмотря на их принципиальные различия, имеют существенное сходство, которое заключается в изначальном антагонизме ребенка и общества. Если для психоаналитиков ребенок бежит от тяжелой действительности в мир игры, то для Пиаже мир игры есть остатки еще не вытесненного взрослыми изначального собственного мира ребенка. Однако в обоих случаях мир взрослых и мир ребенка противостоят друг другу как враждебные силы. Взрослые вытесняют и подавляют собственный мир ребенка, который по возможности сопротивляется этому, и способом такого сопротивления является уход в свой мир игры. Построенные на принципиально разных основах, эти два мира чужды друг другу и непримиримы. Между ними возможны только отношения противостояния и вытеснения.

На странице курсовые работы по психологии вы найдете много готовых тем для курсовых по предмету «Психология».

  • Здесь темы рефератов по психологии

Читайте дополнительные лекции:

  1. Психологические основы гражданского судопроизводства
  2. Эмоциональные проблемы детей после развода родителей. Пути стабилизации системы взаимоотношений в семье
  3. Психотерапия зависимостей
  4. Познавательно-речевое развитие детей дошкольного возраста
  5. Психологические причины и факторы формирования зависимости от интернета
  6. Структура нейропсихологии
  7. Деятельность
  8. Эмоциональное сознание
  9. Предмет и задачи психологии развития
  10. Понятие пубертатного периода в психологии

границ | Изучение самосознания от себя

Введение

Самосознание можно определить для человека как осознание своего собственного тела в пространственно-временном континууме и его взаимодействия с окружающей средой, включая других. Он также включает в себя осознание индивидуумом своей собственной идентичности, формируемое с течением времени во взаимодействии с другими. Он лежит в основе процессов более высокого уровня, таких как теория разума или эмпатия, процессов, которые позволяют нам не только осознавать других, но и отличать себя от них, от их образа и от их перцептивных и эмоциональных переживаний. и Sommerville, 2003; Rochat, 2003).

Самосознание находится на пересечении различных дисциплин, таких как нейрофизиология, психиатрия, психология/нейропсихология, психоанализ и философия, что ставит его в центр многих исследовательских тем. Многие авторы подчеркивают решающую роль тела в развитии самосознания как в качестве интерфейса с окружающей средой, так и в качестве фактической части самости (тело-я) (Damasio et al., 2000; Ionta et al. , 2011). Кроме того, важность зеркала в психоаналитических и психоразвивающих моделях самосознания усиливает место телесного Я в построении распознавания образа Я, что подразумевает самосознание (Wallon, 19). 34).

В этой статье мы предлагаем сначала провести исторический обзор исследований концепций самосознания, включая развитие самосознания и роль тела (особенно восприятия тела, но также и действия тела) и социальный другой в построении самосознания. В этой перспективе будут развиваться нейропсихологические и нейрофизиологические подходы к самосознанию. Во-вторых, будет подчеркнута важность представления о себе и узнавания себя в зеркале, особенно в отношении интереса зеркала к оценке самосознания.

Концепции самосознания и образа Я

Теоретические основы: концептуализация Я

На протяжении веков теоретики пытались понять и определить самосознание (Maine de Biran, 1834; Piaget, 1936; Wallon, 1959b; Merleau). -Ponty, 1964; Выготский, 1978; Neisser, 1991; Rochat, 2003). Одна из теоретических моделей, специально разработанная Пиаже (1936) и Мерло-Понти (1964), — это модель врожденного самосознания, по крайней мере, в его телесном измерении. В этой модели предметом родился субъектом и знает себя как субъект. Его/ее последующее психическое развитие касается того, как он/она будет строить и формировать мир вокруг себя. Согласно Пиаже (1936), взаимодействия между ребенком и окружающей его средой регулируются ритмом, в котором происходит созревание его центральной нервной системы. Его фундаментальная работа в области психологии развития повлияла на многих его последователей, в том числе на Мерло-Понти (1964), чья философская работа частично была сосредоточена на феноменологии восприятия. Некоторые из разработанных им понятий присоединились к идеям Пиаже. Примечательно, что он настаивал на важности другого для индивидуума, при этом привлекая определенную степень врожденного самосознания, особенно со схемой тела, уже присутствующей у ребенка в очень раннем возрасте и благодаря которой он/она сможет взаимодействовать с другими.

В начале ХХ века появились различные течения мысли, разработанные преимущественно Выготским (1933). Идеи Выготского были далеки от теорий Пиаже, ставя под сомнение пиажеистскую эгоцентрическую стадию, которая ставит ребенка в центр развития представлений о себе и окружающем мире. Для Выготского ребенок не главный работник этой конструкции; он ученик, и именно присутствие другого и внешней среды позволит ему построить себя как личность (Выготский, 19).78).

Эти идеи были подхвачены многими современниками. Во Франции влияние Валлона (1959b) было особенно значительным. В своей работе Валлон ставит под сомнение возможное совместное конструирование самосознания и сознания другого на основе взаимодействия человека с внешней средой. Валлон акцентирует внимание на важности присутствия другого, чтобы быть с ребенком в его/ее самоконструировании. Ребенок учится отношениям от других, сначала путем простой мимикрии и взаимного эмоционального заражения. По Валлону, эта эмоциональная реципрокность является признаком изначальной невозможности для ребенка дистанцироваться от других в первые месяцы жизни. Он/она не будет осознавать, что является отдельной личностью от своих родителей. Именно через игру взаимного раздражения и чередования ребенок, наконец, осознает границу, отделяющую его от другого, от его собственного эго . Для Валлона это развитие самосознания заканчивается в возрасте 3 лет, в возрасте кризиса, когда ребенок может утвердить себя и противопоставить другим свои собственные желания и идеи. Этот подход доминировал в течение следующих десятилетий.

Нейссер (1991) описал два разных способа построения -я: (а) через телесное восприятие и взаимодействие с окружающей средой и (б) через отношения с другими. Кроме того, другие авторы, такие как Принц (2013), обсуждали понятие социального отражения и предположили, что социальное отражение является предпосылкой для конституирования ментальных самостей. Наконец, Уэбб и Грациано (2015) подчеркнули важную роль обработки внимания в развитии самосознания в отношении внешних и внутренних раздражителей окружающей среды.

Краткое изложение концепций «я» представлено в Таблице 1.

Таблица 1. Концептуализация себя.

Более глобальные подходы к концепции самосознания были предложены совсем недавно, в частности Damasio et al. (1999), чья работа сосредоточена на изучении нейронной основы познания и поведения. Он был одним из самых активных исследователей в области осведомленности/сознания, исследуя лежащие в его основе механизмы. В своей работе он обобщает идеи, развитые в ходе его различных исследований, предлагая три различных уровня осознания/сознания, которые в конечном итоге ведут к самосознанию: (а) Первичное сознание , (б) Рефлексивное сознание и (в) Самосознание. Первичное сознание — это бдительное основное сознание, которое развивается в возрасте от 6 месяцев до 1 года и позволяет младенцу развиваться в своем окружении, даже если он не может отличить себя от остальных Мир. Первичное сознание присуще другим видам животных с органами чувств и сложным мозгом (Jones and Mormede, 2002). Рефлексивное сознание позволяет человеку понять, что именно он/она направляет свои собственные действия и мысли и что он/она контролирует свои рассуждения и поведение. Это соответствует сознанию того, что вы не являетесь другим, и его разделяют люди и крупные приматы. Самосознание, более высокий уровень сознания, относится к способности усваивать собственную историю, осознавать единство себя, которое сохраняется, несмотря на течение времени и изменения окружающей среды. По словам Дамасио, у людей это не появляется до 2 лет. Интересно, что двухлетнему возрасту также соответствует развитие речи ребенка.

Понятие первичного сознания, разработанное Damasio et al. (1999) можно сравнить с концепцией «минимального Я». Минимальное Я представляет собой самый базовый уровень Я. Это относится к самосознанию как к предмету непосредственного опыта и дорефлексивного происхождения действия, опыта и мысли (Gallagher, 2000). Дорефлексивное «это мое» (или чувство принадлежности; «мое») сознательного опыта является центральной характеристикой минимального «я». Следовательно, минимальное «я» можно отличить от более сложных аспектов «я», таких как рефлексивное «я» (эксплицитное осознание «я») и нарративное «я» (переживание «я» с определенными характеристиками и личная история).

Совсем недавно Десити и Соммервиль (2003) представили свою концептуализацию я в обзоре литературы. Эта концептуализация в некотором роде отражает модель стратификации, описанную Дамасио. Соответственно, конструирование Я представляет собой многомерный и развивающийся процесс, происходящий с младенчества и развивающийся на протяжении первых лет жизни. Этот процесс включает физические, психологические и социальные факторы и позволяет развивать разные типы сознания на разных уровнях. Десити и Соммервиль подчеркнули когнитивное измерение саморазвития, включающее общие представления о себе и других, что в конечном итоге приводит к дифференциации себя и других.

Различные уровни, типы, содержание и изменения самосознания приведены в Таблице 2.

Таблица 2. Уровни, типы, содержание и изменения самосознания (по Damasio et al., 1999; Decety and Sommerville, 2003; Rochat, 2003; Parnas and Henriksen, 2014; Keromnes et al., 2017 ).

В свете этих различных подходов можно выделить две основные концепции. Во-первых, обретение самосознания происходит главным образом путем дифференциации себя и другого, с признанием идентичностей друг друга. Вторая концепция состоит в том, что тело, интерфейс между собой и другим, является одним из важнейших ключей в ходе этого процесса. Эта концепция развивается в следующем разделе.

Что касается первой концепции, самосознание будет строиться по отношению к другому (реляционная диада) посредством реляционной и эмоциональной синхронизации и глазами другого (Wallon, 1984; Feldman, 2007; Haag et al., 2005, 2010). Мать смотрит на младенца, а младенец смотрит на мать, но он/она также видит свое отражение в глазах матери. Самосознание с интеграцией образа тела также проходит мимо подражания другому, переходя, например, от простого подражания у новорожденного высовывания языка к более сложному развитию, включающему словесный язык ребенка (Надель-Брульфер и Бодоньер). , 1982; Надель и др., 1983; Надель, 2011).

Здесь мы могли бы предположить, что самосознание строится через подражание другому, с представлением идентичного посредством синхронизации, но также и с представлением того, что отличается. Позже появление гендерного тела относится к половой дифференциации и, вероятно, в подростковом возрасте является новым мобилизующим рычагом этого процесса.

Роль тела в самосознании

Восприятие тела и самосознание

Сегодня связь между телом и разумом, кажется, хорошо налажена. Клиническая практика ежедневно напоминает об этом в отношении частоты психосоматических проявлений, наблюдаемых у пациентов с психическими расстройствами (Testa et al., 2013). Тело выступает здесь как отражение психологических проблем и в центре психологического процесса самосознания (Gernet, 2007).

По Валлону (1959а), когда ребенок рождается, он/она видит себя смещенным, с отдельными частями и членами, и постепенно он/она видит их объединенными в единое целое. Сознание телесного Я было бы необходимой предпосылкой построения личности ребенка. Впервые это понятие было введено в 179 г.4 под названием cenesthesia . Хюбнер определил cenesthesia как общую чувствительность, которая представляет душе состояние ее тела, тогда как чувствительность информирует душу о внешнем мире, а внутреннее чувство дает представления, суждения, идеи и понятия (Starobinski, 1977). Валлон позже опишет его проще, обозначив под этим термином два типа чувствительности: внутреннюю и висцеральную чувствительность и проприоцептивную и постуральную чувствительность, совместное действие которых будет отвечать за кинестетические ощущения.

Эта концепция сенестезии эволюционировала в концепцию схемы тела в конце девятнадцатого века после клинических наблюдений Боннье (1904) за нарушениями восприятия собственного тела, возникающими в результате определенных неврологических поражений или доброкачественных расстройств, таких как как головокружение. Затем выдвигается гипотеза о существовании нормальной системы восприятия, с которой связаны эти аномалии. Эта система восприятия соответствовала бы тому, что Хед и Холмс и др. (1911–1912), концептуализированный вскоре после этого под термином схема тела . Этот телесный паттерн будет постепенно формироваться в первые месяцы жизни, когда ребенок, по-видимому, проявляет большой интерес к исследованию своего собственного тела с помощью прикосновений, а также к изучению своего непосредственного окружения. Благодаря этому исследованию ребенок постепенно узнает границы между своим телом и своим окружением. Хотя в нескольких исследованиях подчеркивался риск дефицита схемы тела у детей с тяжелыми нарушениями зрения (обзор см. в Lueck and Dutton, 2015), Хед и Холмс отвергли какое-либо участие оптических путей в приобретении этой схемы тела, которая отражает общая интуиция относительно настоящего положения тела в пространстве.

Это последнее замечание подчеркивает фундаментальное различие между этой концепцией схемы тела и концепцией собственного образа, введенной Шилдером (1968). Первый основан на постуральных элементах, тогда как другой относится к символическому и аффективному опыту, основанному прежде всего на визуальном восприятии самого себя. Эти два, однако, не диссоциированы, учитывая, что они вместе вносят вклад в конституцию тела-самости .

Как и схема тела, представление о себе не является врожденным, а приобретается постепенно. Понятие самообраза эмоционально и символически заряжено. Образ себя — это не просто наблюдаемый образ. Это также включает в себя то, как люди представляют свое собственное тело в своем уме и репрезентации других на своем собственном теле. Это представление первоначально осуществляется как часть взаимодействия между ребенком и другим, как если бы ребенок мог сначала увидеть себя глазами другого, прежде чем он смог бы представить свое собственное тело. Различные авторы описывали важную роль зеркала в построении образа самого себя и, в более широком смысле, самого себя. Этот аспект будет подробно описан позже.

Этот обзор идей, разрабатывавшихся более ста лет, показывает важность тела в основных теориях психологии развития. Действительно, более поздние авторы, такие как Damasio et al. (1999), выделили центральное место, которое занимает тело в феномене сознания. Они поддерживают идею о том, что сознательное мышление в первую очередь основано на нашем внутреннем восприятии. В своей модели они разработали различные возможные уровни самосознания, ставя телесное восприятие выше любого уровня сознания. Восприятие внешнего мира, описанное в первичном сознании, становится возможным только в том случае, если это основное телесное восприятие является операциональным.

В последние годы многие авторы также участвовали в улучшении нашего понимания путей, участвующих в самосознании, уделяя особое внимание «телесному самосознанию» (Aspell et al., 2009; Pasqualini et al., 2013). ). Эта концепция делится на три измерения: самолокализация, перспектива от первого лица и самоидентификация.

Различные экспериментальные исследования показали, что телесное самосознание податливо. Сфорца и др. (2010), например, изучали распознавание лиц у здоровых людей с помощью простой экспериментальной парадигмы. Исследователь прикасался к лицу испытуемого, в то время как испытуемый наблюдал, как то же самое действие одновременно применялось к лицу другого человека. Результаты этого исследования показали частые ошибки в идентификации образа другого как своего собственного. Точно так же, манипулируя зрительно-тактильными входами, искусственная рука может вызвать иллюзорное чувство собственности (иллюзия резиновой руки; Botvinick and Cohen, 19). 98). На самом деле, наблюдение за тем, как рука или лицо другого человека поглаживаются синхронно с поглаживаниями, нанесенными нашей собственной соответствующей невидимой руке или лицу, может вызвать иллюзорную самоатрибуцию видимой руки или лица. Более того, участники воспринимают положение своей руки как смещенное в сторону фальшивого положения руки (проприоцептивный дрейф) или оценивают лицо другого человека как похожее на свое лицо. Многие экспериментальные парадигмы дали аналогичные результаты, предполагая, что телесное самосознание может колебаться при противоречивой сенсорной стимуляции. Кроме того, как обсуждается ниже, наши двигательные действия также могут способствовать самосознанию.

Телесные действия и самосознание

Как было недавно подчеркнуто, система управления моторикой в ​​мозге не только управляет сложными действиями, но также связана с репрезентацией тела (Murata et al., 2016). Точнее, Мурата и соавт. (2016) показали, что система управления моторикой способствует восприятию рук как части собственного тела. Согласно Галлахеру (2005), восприятие собственного тела является фундаментальным процессом самопознания. Таким образом, руки являются не только эффекторами в движении, но и могут рассматриваться как связующее звено между разумом и управлением движениями. В соответствии с этим то, что сейчас называется чувством свободы воли, можно рассматривать как субъективное осознание того, что порожденное действие приписывается самому себе. Чувство агентности возникает, когда выполняемое действие осознается как порожденное собственным телом. Таким образом, ожидается, что ощущение свободы действий возникает исключительно во время произвольного движения. Согласно Blakemore et al. (1999), копия двигательной команды, то есть эфферентная копия, может передаваться в прямую модель для прогнозирования обратной связи в ответ на данную двигательную команду. Таким образом, сравнение между сенсорной обратной связью и последующим разрядом способствует как точности движения, так и распознаванию того, кто произвел наблюдаемое действие. В свою очередь, чувство действия участвует в построении самосознания через производство и контроль двигательных действий.

Несколько нейропсихологических и нейровизуализационных экспериментов показали, что нижняя теменная кора участвует в чувстве деятельности (обзор см. в Murata et al., 2016). Действительно, как показано Sirigu et al. (1999), у пациентов с поражением нижней теменной коры наблюдается дефицит распознавания агентов. Более того, таким же образом несколько исследований изображений головного мозга человека показали, что нижняя теменная кора участвует в обнаружении агента действия у здоровых участников (Farrer et al., 2003, 2008; Decety and Grèzes, 2006; Chambon et al.). др., 2013). Интересно, как мы обсудим ниже, теменные поражения также ответственны за пространственное пренебрежение, а также соматопарафрению, два нейропсихологических дефицита, которые также могут влиять на самосознание.

Нейропсихологический подход к самосознанию. в основном исследовали у здоровых участников с использованием как экспериментальных, так и функциональных методов нейровизуализации (Farrer et al.

, 2003; Tsakiris et al., 2007). Дополнительным подходом является исследование неврологических больных со специфическими нейропсихологическими нарушениями этих органов чувств после повреждения головного мозга.

Как обсуждается ниже, у пациентов с повреждением головного мозга, особенно после инсульта, может наблюдаться анозогнозия гемиплегии (AHP), влияющая на чувство собственности и, следовательно, на самосознание. Пациенты с поражением головного мозга и АГП обычно отрицают слабость своей паретичной или плегической конечности, противоположной поражению, и убеждены, что они двигаются правильно. У этих пациентов также может быть нарушено чувство собственности по отношению к паретичной/плегической конечности. Они воспринимают контралатеральную конечность как не принадлежащую им и даже могут приписывать ее другим людям. Этот дефицит часто называют «соматопарафренией». Таким образом, для AHP характерно ложное убеждение, что они не парализованы. Таким образом, их чувство участия или отсутствия причинной вовлеченности в действие — их чувство свободы воли — резко нарушается. Каким бы невероятным это ни казалось, несмотря на очевидный факт, что противоположная поражению конечность сильно парализована, эти пациенты ведут себя так, как будто расстройства не существует. Когда их просят пошевелить паретичной/плегической рукой или ногой, они могут ничего не делать или могут двигать конечностью противоположной стороны. Однако в обеих ситуациях они либо убеждены, что успешно выполнили задачу, либо могут утверждать, что могут двигаться обычным образом. Интересно, что, хотя они и не могут пошевелить контралатеральной конечностью, когда их об этом просят, они могут объяснять свою невозможность либо конфабуляциями (вчера я мог ее пошевелить, но сейчас у меня устала рука), либо внешними причинами (земля скользкая, Я не могу по нему ходить) (Натансон и др., 19 лет).52). Что касается нейроанатомических коррелятов AHP, несколько исследований показали, что правая островковая кора может быть важной анатомической областью в интеграции входных сигналов, связанных с самосознанием о функционировании частей тела (обзор см. Karnath and Baier, 2010). Кроме того, в подтверждение этой гипотезы сообщалось о сходных доказательствах того, что передняя островковая кора также является центральной структурой для механизмов боли и регуляции температуры (Craig et al., 1996; Kong et al., 2006). Таким образом, передняя островковая кора вполне может представлять собой важный коррелят «интероцепции» человека, а также важнейшую область коры для владения телом, для чувства свободы действий и, в более общем смысле, для самосознания (Craig, 2002, 2009).). Кроме того, предполагалось, что передняя островковая кора участвует в других когнитивных и эмоциональных процессах, которые вполне могут способствовать самосознанию, таких как чувство гнева или тревоги (Phillips et al., 1997; Damasio et al., 2000), страстное желание (Contreras et al., 2007; Naqvi et al., 2007) и визуальное самопознание (Devue et al., 2007).

Наконец, анозогнозия и нарушение чувства принадлежности тела часто связаны с другим нейропсихологическим дефицитом, следующим за поражением правой теменной области и влияющим на пространственную репрезентацию: одностороннее пространственное пренебрежение (USN).

Личное игнорирование

Одностороннее пространственное игнорирование — это расстройство, при котором пациенты не осознают наличие полушария, противоположного поражению. Обычно левое УСН наблюдается после поражения правой теменной области. Как предложил Шильдер (1968), пространство можно разделить на внеличностное, окололичностное и личное пространство. В соответствии с этим пациенты, страдающие УСН, могут игнорировать либо экстраперсональное пространство (ближнее или дальнее), либо личное пространство, противоположное поражению. В этом последнем случае, когда пациенты страдают от личного пренебрежения, они игнорируют собственные части тела, пораженные поражением. Действительно, пациенты могут не использовать контралатеральное полутело, даже если они не парализованы. В некоторых случаях у пациентов может проявляться соматофрения, и они могут объяснить, что их противоположная рука или нога находятся за шкафом или что их муж или жена взяли их с собой. Важно отметить, что многие пациенты не знают, что у них есть эти проблемы (анозогнозия).

Нейропсихологический подход действительно может представлять интерес для оценки роли различных корковых и подкорковых структур, участвующих в самосознании, для расшифровки нейрофизиологической основы самосознания, как представлено в следующем разделе.

Нейрофизиологический подход к самосознанию

Эволюционная психология постулирует, что самосознание, как и другие высшие когнитивные способности, будут уникальными для человека и, таким образом, будут отличать нас от видов животных, даже от самых развитых ( Роша, 2018). Эти теории теперь оспариваются нейробиологическими достижениями, подчеркивающими участие определенных структур мозга в процессе самосознания, о котором сообщают некоторые приматы.

Сложные пути активации и интеграции

Шильдер, психиатр и психоаналитик, в 1935 г. отошел от теорий психоразвития самосознания, чтобы поставить под сомнение нейрофизиологические механизмы, позволяющие человеку находиться в заданном пространстве-времени (Schilder, 1968). Его идеи открыли новые перспективы для различных исследовательских проектов. С того времени и до сих пор было разработано и разработано множество экспериментальных парадигм, чтобы лучше понять неврологические пути самосознания.

Лермитт (1939) одним из первых опубликовал свои исследования нейрофизиологических механизмов самосознания. Он описал возможную активацию правых теменных мозговых структур, связанную с процессом приобретения образа себя. Позднее эта гипотеза была подтверждена многочисленными исследованиями, и в настоящее время, по-видимому, хорошо известно, что структуры правого полушария, особенно теменные, участвуют в глобальном самосознании (Taylor, 2001).

Более конкретно, помимо вовлечения нижней теменной коры в смысле агентства, описанного выше в «9В разделе 0009 «Действия тела и самосознание » также сообщалось об первостепенной роли височно-теменного соединения (Ionta et al., 2011; Graziano, 2018). Она соответствует зоне интеграции мультимодальной сенсорной информации, которая может играть ключевую роль в ракурсе от первого лица и различении себя и другого, а также в некоторых более сложных механизмах теории сознания, включающих в себя способность понимать намерения, желания и убеждения другого. Аспел и др. (2012) более подробно изучали его активацию во время феномена внетелесных переживаний как путем непрерывного электроэнцефалографического мониторинга во время таких феноменов, так и путем наблюдения, что такие эксперименты могут быть вызваны у здоровых людей транскраниальной магнитной стимуляцией (ТМС) височно-теменной области. соединение (Blanke et al., 2005).

Роль структур лобной коры также обсуждалась в отношении, в частности, активации префронтальной коры, которая будет вмешиваться в процесс дифференциации между собой и другими (Van Veluw and Chance, 2014). Примечательно, что несколько исследований fRMI по теории разума подчеркивают ключевую роль срединной префронтальной коры (Van Veluw and Chance, 2014).

Наконец, роль вестибулярной системы также была описана в развитии пространственно-телесного самосознания (Pfeiffer et al., 2014). Одной из его функций является предоставление информации о положении тела с учетом вариаций гравитационной системы Земли, необходимой для кодирования мозгом пространственной ориентации тела в окружающей среде. Некоторые исследования предполагают, что вестибулярная система может быть частью более крупной сети, участвующей в пространственном исследовании, включая теменные доли и переднюю островковую кору, уже упомянутую в разделе «9».0009 Нарушение чувства свободы действий и нарушение владения телом » (Brandt et al., 1994; Karnath et al., 2004). Это вполне может объяснить, как калорийная вестибулярная стимуляция может уменьшить соматофрению. Действительно, было продемонстрировано, что такая стимуляция, применяемая у пациентов с повреждением правого полушария, может вызывать временную ремиссию анозогнозии при гемипарезе, а также постоянное исчезновение соматофрении (Cappa et al., 1987; Bisiach et al., 1991; Rode et al., 1992; Валлар и др., 2003). Кроме того, калорическая вестибулярная стимуляция может снижать AHP и USN (Cappa et al., 19).87; Бисиач и др., 1991; Роде и др., 1992; Vallar et al., 2003), подтверждая роль вестибулярно-теменной сети в телесном осознании и самосознании.

Примечательно, что интегрированные модели самосознания, предполагающие сенсорную и моторную мультимодальную интеграцию, родственны идеям, уже разработанным Шеррингтоном почти столетие назад. Сэр К. С. Шеррингтон (1906 г.) был английским неврологом, получившим Нобелевскую премию по медицине вместе с Адрианом (1932 г.) за работу над нервной системой. Согласно их работе, самосознание здесь и сейчас основано на зрительно-мышечно-лабиринтных или тактильно-мышечно-лабиринтных восприятиях (Wallon, 19).59а). Эта модель также перекликается с некоторыми идеями Пиаже, поскольку он описал в рамках своих стадий развития первую сенсомоторную стадию, во время которой ребенок существует только посредством движения и ощущения (Piaget, 1956). Это описание показывает даже сегодня важность сенсорной стимуляции и то, как ее можно интегрировать в мозг для построения самосознания, особенно у очень маленьких детей.

В рамках этого процесса интеграции и сложной активации роль конкретной системы нейронов – зеркальных нейронов – является предметом многочисленных споров.

Система зеркальных нейронов

Зеркальные нейроны были впервые описаны Rizzolatti и Sinigaglia (2008). Они представляют собой систему двигательных нейронов, особенность которых заключается в том, что они активируются как тогда, когда мы выполняем данное действие, так и когда мы видим, как кто-то другой выполняет то же действие, или даже когда мы думаем или говорим о его осуществлении, не инициируя его. Впервые они были обнаружены у обезьян после того, как было замечено, что они часто могут выполнять действие сразу после того, как увидят его у одного из своих сородичей, как бы зеркально отражая другого.

Эти описания могут свидетельствовать о том, что нейроны, участвующие в таких реакциях, находятся на уровне оптических путей и активируются зрительной стимуляцией. Однако исследования Риццолатти в области функциональной визуализации мозга предполагают, что эта «зеркальная» реакция соответствует активации мозга на уровне премоторной лобной коры, верхней височной борозды и некоторых теменных областей (Rizzolatti and Sinigaglia, 2008). Другие недавние исследования функциональной МРТ подтверждают эти данные, не показывая какой-либо активации в затылочных зрительных областях (Calvo-Merino et al., 2005). Исследования системы зеркальных нейронов у приматов показали активацию области мозга F5, которая у человека соответствует области Брока (т. е. нижняя часть F3, соответствующая полям Бродмана 44 и 45). Можно предположить, что эти зеркальные нейроны также играют роль в воспроизведении вербального языка и способности общаться с другими людьми.

Признано, что эти нейроны частично лежат в основе нашей способности связываться друг с другом. Это открытие поставило их в центр социального познания. Их роль особенно обсуждалась в способности отличать себя от других, а также во взаимодействиях с другими на телесном, аффективном и когнитивном уровнях (например, в феномене эмпатии).

Здесь можно провести параллель между функционированием зеркальных нейронов и реципрокностью жестов и эмоций, описанной Валлоном. В теории Валлона (1959б) младенец воспроизводит многие действия, которые он видит у взрослых (например, улыбку), как если бы он смотрел в зеркало. Именно через эти переживания, точнее, через процессы идентификации и дифференциации, может развиваться самосознание.

В настоящее время система зеркальных нейронов подвергается некоторой критике из-за недостаточной специфичности, а более поздние исследования показывают, что ей быстро присвоили слишком много доверия (Hickok, 2014). Тем не менее их открытие создало подражание, которое многое привнесло в научные исследования.

Несмотря на постоянные попытки лучше понять конкретные пути, связанные с самосознанием, они еще не установлены. Ограничения появляются с учетом сложности обрабатываемой информации. Для некоторых авторов, таких как Damasio et al. (1999), Тонони и Эдельман (2000) или Сет и др. (2006), нет фиксированной структуры, ответственной за существование самосознания на разных его уровнях. Для этих авторов самосознание на самом деле отвечает на гораздо более всеобъемлющую активацию мозга, которая позволяет человеку локализовать себя здесь и сейчас и принять во внимание свою личную историю с соответствующими аффектами.

Я-образ и зеркало

Краткая история зеркала

Сегодня вездесущее в наших домах зеркало — это древний предмет, форма или использование которого менялись на протяжении веков. Появление первых зеркал трудно датировать. Описания можно найти в древние времена, когда они уже были известны своей отражающей способностью. Первые зеркала были сделаны из стекла и свинца. Их изготовление из этих материалов требовало определенных усилий, что делало объект дефицитным и дорогим. Это оставалось самой богатой привилегией на протяжении веков. Например, в средние века для изготовления зеркал можно было использовать некоторые ценнейшие материалы, такие как золото или серебро (Melchior-Bonnet, 2011).

Лишь в конце семнадцатого века зеркала стали более доступными, распространились в домах и стали необходимостью для всех. Введение зеркал в нашу жизнь, вероятно, сильно изменило то, как люди воспринимают собственное изображение (Melchior-Bonnet, 2011).

Наряду с этими историческими и социальными соображениями интересно отметить, что зеркало долгое время считалось увлекательным объектом. При изучении цивилизации инков мы находим описания зеркал, которые использовались как «зажигалки» (Nordenskiôld, 19).26). Эта особая способность, хотя и основанная на простых оптических свойствах, сделала его почти волшебным объектом и, по сути, предметом роскоши. В Средние века самые красивые и дорогие зеркала устанавливали в замках знатных или королевских особ, а поэты или сказители того времени прославляли их волшебную силу отражения. Именно эта сила завораживающей рефлексии обнаруживается во многих древних мифах. С древних времен саморефлексия является предметом многих постановок. Наиболее распространенным является миф о Нарциссе или Персее. В обоих случаях зеркало или отражение ведет к трагической гибели. Нарцисс расплачивается за свое тщеславие и любовь за свое отражение, которое он видит в воде. Персей использует отражательную способность зеркала, чтобы победить и убить своего врага Медузу. Здесь это можно рассматривать как начало размышлений о самосознании.

Значение другого в построении самосознания: теории самопознания в зеркале

В своей работе о построении самосознания Валлон (1934) объясняет, как маленькие дети, взаимодействуя с окружающей средой, постепенно осознать свое собственное тело . Одной из основных частей его работы является описание реакции ребенка в зеркале. Валлон заметил, что в возрасте от 6 месяцев до 2 лет у ребенка развивается интерес к своему отражению в зеркале, даже после того, как он понял, что это вымысел. Ребенок может долго созерцать это отражение, наслаждаясь взглядом на этого «другого», который не является «настоящим я». Начиная с первых размышлений, глядя в зеркало с родителями, он обращается к ним в поисках уверенности, как подтверждения того, что образ, который он видит, на самом деле является им самим.

Как мы упоминали ранее, именно через эту игру чередования и обмена между собой и другим ребенок осознает свою индивидуальность. Зеркало для Валлона является одним из главных посредников в этом процессе, потому что именно через него ребенок может взаимодействовать с другими.

Zazzo (1948) следовал некоторым идеям Валлона. Он опубликовал свои наблюдения за реакцией младенца, столкнувшегося со своими образами через свое отражение в зеркале, а также с фотографиями и фильмами. Он утверждает, что, когда ребенок смотрит в зеркало, а также на другие наглядные пособия, узнавание другого намного опережает самопознание. Он также устанавливает, что для трех типов изображений (зеркало, фотография и пленка) существует первый период, в течение которого мы наблюдаем, что субъект, кажется, не узнает или даже не смотрит на свое собственное изображение. Кроме того, он поясняет, что узнавание другого через зеркало начинается задолго до того, как оно появится в картине или кино. Однако, если образ себя в зеркале распознается гораздо раньше, он долгое время остается подверженным неуверенности и тревоге, в отличие от неподвижных изображений, таких как фотографии.

Открытие показало, что в возрасте от 2 до 3 лет ребенок все больше осознает образ своего тела и сможет понять, что он/она один стоит лицом к своему собственному образу и что его/ее отражение не кто-то другой или двойник. Согласно Заццо, это развитие происходит параллельно с появлением языка, дополнительного инструмента, помогающего ребенку понять различие между собой и другим и между собой и своим отражением.

Тем не менее, основная работа Валлона и Заццо оказалась забытой, когда несколько лет спустя Лакан подхватил эту тему и довел ее до психоанализа, опубликовав « Стадия зеркала как формообразующая функция Я, как она раскрывается в психоаналитическом опыте ». В воспроизведении теорий, разработанных Валлоном, Лакан описывает, как стадия зеркала помогает ребенку отказаться от своего фрагментированного тела, чтобы осознать свою идентичность через зеркальное отражение (Lacan, 1966).0009 Стадия зеркала » Лакана в настоящее время является краеугольным камнем психоаналитического подхода к конструированию себя. Сам Лакан относил происхождение своей теории к работам американского психолога Джеймса Марка Болдуина, оказавшего влияние также на Пиаже и Выготского. Теории Болдуина были сосредоточены на прогрессивном различии между собой и другими посредством социальных взаимодействий. Он был одним из первых, кто увидел, как ребенок ведет себя перед своим отражением, как индикатор построения себя (Müller and Runions, 2003).

Многие другие авторы были обеспокоены этой темой после Лакана, особенно Франсуаза Дольто, опубликовавшая в 1987 году вместе с Насио « Дитя зеркала ». Если она частично придерживалась теорий Лакана, ее подход отличается в существенном. В отличие от Лакана (и Валлона до него), которые описывали младенца как фрагментированное существо, не сдерживаемое в течение месяцев, предшествующих идентификации с рефлексией, Дольто выделяет первичный нарциссизм, который делает ребенка сплоченным целым, поддерживаемым посредством основных внешних и внутренних ощущений. . Поэтому младенец не может быть полностью удовлетворен этим образом, так как он неполный, отражающий только одну сторону его тела, тогда как он даже «чувствует себя как единое целое в своем существе» (Dolto, Nasio, 2002).

Значение, придаваемое зеркалу в психоаналитических теориях и теориях психоэмоционального развития, подчеркивает важность тела-я и представления о себе, а также важность другого в построении самосознания.

Нарушения распознавания собственного образа в зеркале

Расстройства самосознания связаны с различными нарушениями путей, участвующих в самосознании. Различные компоненты самосознания могут нарушаться и вызывать различные клинические синдромы. Нарушения телесного самосознания приводят к соматогнозическим расстройствам, среди которых встречаются внетелесные переживания, геаутоскопия, аутоскопические галлюцинации. Эти явления широко изучались в случае расстройств неврологического происхождения, особенно при некоторых синдромах деменции (Blanke, 2007). Их механизмы до сих пор плохо изучены, хотя Бланке удалось продемонстрировать ранее описанную дисфункцию височно-теменных областей с дополнительным вовлечением некоторых затылочных областей в случае аутоскопических галлюцинаций (Blanke and Mohr, 2005).

Геаутоскопия была описана Lhermitte (1939) в его работе « Образ нашего тела » как почти галлюцинаторное переживание, во время которого пациент внезапно видит свое изображение, появляющееся перед ним. Схематически он объясняет это двумя существенными компонентами: зрительной галлюцинацией и нарушением телесного самосознания. Последнее вызывает у индивида чувство частичной деперсонализации, что затрудняет его/ее локализацию себя – либо в собственном теле, либо в проекции на аутоскопическом образе. Одной из вариаций этой геаутоскопии (или иллюзии двойника) является феномен негативной геаутоскопии, который так хорошо описал Мопассан, когда он погружается в безумие: Действительно, он описал это явление, при котором индивид больше не видит своего образа в отражающая поверхность. На этой иллюстрации показан пример ситуации, в которой нарушается отношение к зеркалу. Это также показывает, что такие нарушения в узнавании собственного образа не ограничиваются неврологическими расстройствами. Они также распространены при психических расстройствах и особенно психотических расстройствах.

В настоящее время принято считать, что ранние нарушения психологического развития ребенка могут быть связаны с различными психическими расстройствами, которые со временем могут закрепляться во взрослом возрасте (Jones, 1997; Tackett et al., 2009). Учитывая важную роль зеркала в психологическом развитии, можно предположить, что у детей с атипичным психическим развитием нарушается отношение к зеркалу, а следовательно, и к отражению. Салем Шентуб был одним из первых, кто изучал самопознание у детей с нарушениями развития, включая умственную отсталость. Он описал реакцию «умственно отсталых» детей перед зеркалом и заметил различия в их поведении по сравнению с типично развивающимися детьми (Растин и др., 19).54). Реакции, о которых сообщается, разнообразны: от очевидного отсутствия распознавания собственного образа до сложных аффективных проявлений, включая предварительное взаимодействие с отражением или различные стереотипы поведения. Однако реакции детей перед зеркалом кажутся продолжением их обычного поведения, и конфронтация со своим образом не вызывает у этих детей более специфических реакций даже в самых тяжелых случаях. Самым тревожным наблюдением было явное отсутствие самопознания, что ставит под сомнение возможное отсутствие узнавания другого, а также нарушения самосознания. Тем не менее, Шентуб заметил, что повторение зеркального опыта у одного и того же ребенка позволило ему/ей познакомиться с другим и со своим образом, и это было связано с общей положительной поведенческой эволюцией. Он уже упоминал здесь возможное исправление, которое можно было бы осуществить с помощью зеркального отображения.

У этих умственно отсталых детей, наблюдаемых Шентубом, не было выявлено психотического расстройства, характеризующегося внутренней дезорганизацией или разрывом с реальностью. Однако нельзя исключать, что молодые пациенты с шизофренией также могут демонстрировать некоторые нетипичные формы поведения при взгляде в зеркало из-за собственных нарушений восприятия и/или когнитивного развития.

Психоаналитические теории, кратко представленные в этой статье, позволяют нам рассматривать эти нарушения распознавания образа себя как индикатор или даже возможный маркер нарушения психологического развития, происходящего до стадии зеркала. Сам Лакан упоминает в своей работе об отсутствии у психотических пациентов достижения стадии зеркала, что предотвращает их символическую идентификацию с собственным образом.

По этой теме Abely (1930) описал в начале 1930-х годов «необходимость для определенных людей тщательно и часто исследовать себя перед отражающей поверхностью» (цит. по Meaulle, 2007). Он сообщил здесь о явлении, которое он наблюдал на заре появления раннего слабоумия у некоторых своих пациентов. В его описаниях эта фиксация на зеркале может сопровождаться поиском диалога с отражением, которое рассматривается как отчетливый другой. Вскоре после него Дельмас (1929) опубликовал аналогичные наблюдения.

Наблюдения, которые Абели и Дельмас развивали почти одновременно, но по отдельности, теперь относятся к одному и тому же понятию, «зеркальному знаку». Этот признак был бы для них клиническим маркером психотической дезорганизации. Зеркальный знак для этих авторов больше, чем увлечение отражением больного, фактически соответствует поиску больным собственного образа в зеркале — образа, который все более и более постоянно распадается с началом психотических расстройств. Примечательно, что в интерпретации, которую они делают для этого зеркального знака, этот признак должен быть частью продромальной фазы и исчезнет, ​​как только разовьется расстройство.

Примечательно, что зеркало можно использовать для изучения нарушений распознавания собственного образа. Ален Бертоз (Коллеж де Франс, Париж) предложил новую парадигму двойного зеркала для изучения дифференциации себя и других, самоидентичности и распознавания образа себя, а также манипулирования пространственными системами отсчета в социальных взаимодействиях с использованием «Двойного метода». Зеркало», разработанный Морицем Верхманном (система Alter Ego, которая включает в себя набор белых управляемых компьютером светодиодов/светодиодов, закрепленных на раме зеркала с обеих сторон), и изученный на здоровых участниках Thirioux et al. (2016). Предыдущие исследования (Харрингтон и Спитцер, 19 лет)89; Капуто и др., 2012 г.; Bortolon et al., 2017) использовали зеркало для изучения распознавания собственного образа при шизофрении, но система Alter Ego (c), которая объединяет изображения лиц двух людей, сидящих по обе стороны от зеркала, предлагает новую парадигму двойного зеркала. исследовать нарушения распознавания себя и других у лиц, страдающих шизофренией. Slowinski et al. также изучали нарушения распознавания себя и других при шизофрении. (2017), но они использовали «зеркальную игру» (без реального зеркала), основанную на взаимодействии между пациентом и искусственным агентом, компьютерным аватаром или роботом-гуманоидом, что нельзя сравнивать с распознаванием себя-другого с участием только людей. Парадигма двойного зеркала была впервые использована для изучения дифференциации себя-другого у лиц с шизофренией по сравнению с типично развивающимся контролем (TDC) (Keromnes et al., 2018). Задача зрительного опознания заключалась в распознавании в большей степени чужого лица через зеркало (как через прозрачное окно) или своего отраженного в зеркале лица по силе света комплекта светодиодов (чем выше сила света, тем больше видно изображение). Результаты показали, что люди с шизофренией, независимо от возраста и степени тяжести шизофрении, были сосредоточены на собственном образе, как со значительным более ранним самопознанием, так и с задержкой узнавания других по сравнению с TDC во время задачи визуального распознавания. Кроме того, интермодальная сенсорная стимуляция (зрительно-тактильная или зрительно-кинестетическая стимуляция) не оказывала значительного влияния на распознавание себя-другого у больных шизофренией, в то время как эго-центрированное функционирование значительно увеличивалось при зрительно-тактильной стимуляции и снижалось при зрительно-тактильной стимуляции. кинестетическая стимуляция в ВМТ. Полученные данные свидетельствуют о том, что нарушения распознавания себя и других могут быть возможным эндофенотипическим признаком шизофрении. Было бы интересно провести такое же экспериментальное исследование с использованием двойного зеркала на людях с детской шизофренией и кататонией, характеризующихся очень ранним началом шизофрении, но также тяжелыми клиническими нарушениями и более длительными эпизодами шизофрении (Bonnot et al., 2008). , чтобы проверить, наблюдаются ли аналогичные результаты в этой популяции.

Заключение

Обзор литературы, представленный в этой статье, подчеркивает роль телесного восприятия, телесных действий и представления о себе в построении самосознания. Важно отметить, что мы продемонстрировали здесь, что междисциплинарный подход является обязательным для решения такой сложной концепции. Мы стремились также подчеркнуть интерес к распознаванию собственного образа в зеркале для оценки самосознания, а также роли другого в распознавании собственного образа. Развитие образа себя может быть хорошим индикатором эволюции процесса самосознания, особенно через распознавание себя и других образов в зеркале (Tordjman and Maillhes, 2009).). Самосознание может быть нарушено в одном или нескольких его компонентах (идентичность, тело и т. д.). Самопознание и, в частности, узнавание собственного образа, могут нарушаться при различных расстройствах, особенно нарушениях развития нервной системы (слабоумие, психические расстройства и т. д.) (Blanke, 2007). Рассмотрение нарушений самосознания и распознавания собственного образа может открыть важные перспективы, особенно для ранней диагностики и терапевтических стратегий при нарушениях развития нервной системы. Однако пределом такого феноменологического исследования остается обнаружение этих нарушений, основанное на устных отчетах пациентов (Martin et al., 2014). Сообщения этих пациентов действительно следует интерпретировать с осторожностью, особенно потому, что телесная самость связана с невербальными аспектами сознания. Таким образом, задача состоит в том, чтобы найти способ объективировать такие саморазрушения у людей с помощью невербального подхода (Mishara et al., 2014). Двойное зеркало, упомянутое ранее в этой статье, может быть полезным инструментом для исследования дальнейших нарушений распознавания себя и других при расстройствах самосознания в целом и нарушениях развития нервной системы, таких как шизофрения или расстройство аутистического спектра. Идентификация себя и другого лица в зеркале может улучшить телесное самосознание и поддерживать дифференциацию себя и другого при этих расстройствах. Будущие исследования необходимы для изучения этой точки зрения. В частности, система двойного зеркала может быть полезна для ранней диагностики, последующего наблюдения и терапевтических перспектив, основанных на когнитивной коррекции, помогающей людям с расстройствами самосознания улучшить дифференциацию себя и других.

Вклад авторов

GK и ST написали первый черновик статьи. SC внес существенный вклад в эту статью, добавив, в частности, часть о нейропсихологическом подходе к самосознанию. M-PC пересмотрел первый вариант статьи. AB, MB, RC, FDB, NJ, NL-C, BM, TM, BT, VS, MW и AG рассмотрели и одобрили окончательный вариант статьи.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Абели, П. (1930). Le signe du miroir dans les Psychoses et plus spécialement dans la démence précoce. Энн. Мед. Психол. 1, 28–36.

Google Scholar

Адриан, Э. Д. (1932). «Активность нервных волокон», в Нобелевских лекциях, физиологии и медицине (Амстердам: издательство Elsevier), 1922–1941.

Google Scholar

Аспелл, Дж. Э., Ленггенхагер, Б., и Бланке, О. (2009). Поддержание связи с самим собой: мультисенсорные механизмы самосознания. PLoS One 4:e6488. doi: 10.1371/journal.pone.0006488

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Аспелл, Дж. Э., Ленггенхагер, Б., и Бланке, О. (2012). «Мультисенсорное восприятие и телесное самосознание: от внетелесного опыта к внутрителесному», в «Нейронные основы мультисенсорных процессов» , редакторы М. М. Мюррей и М. Т. Уоллес (Бока-Ратон, Флорида: CRC Press).

Реферат PubMed | Google Scholar

Бисиах Э., Рускони М. Л. и Валлар Г. (1991). Ремиссия соматопарафренного бреда посредством вестибулярной стимуляции. Нейропсихология 29, 1029–1031. doi: 10.1016/0028-3932(91)

-H

CrossRef Full Text | Google Scholar

Blakemore, SJ, Frith, C.D., and Wolpert, D.M. (1999). Пространственно-временной прогноз модулирует восприятие стимулов собственного производства. Дж. Когн. Неврологи. 11, 551–559. doi: 10.1162/089892999563607

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бланке, О. (2007). Я и я: автопортрет при повреждении головного мозга. Фронт. Нейрол. Неврологи. 22:14–29. doi: 10.1159/000102822

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Бланке О. и Мор К. (2005). Внетелесный опыт, геаутоскопия и аутоскопическая галлюцинация неврологического происхождения: последствия для нейрокогнитивных механизмов телесного осознания и самосознания. Мозг Res. Мозг Res. Ред. 1, 184–199. doi: 10.1016/j.brainresrev.2005.05.008

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Бланке О., Мор К., Мишель К. М., Паскуаль-Леоне А., Бруггер П., Сек М. и др. (2005). Связывание внетелесного опыта и самообработки с мысленными образами собственного тела на височно-теменном стыке. J. Neurosci. Дж. Соц. Неврологи. 19, 550–557. doi: 10.1523/JNEUROSCI.2612-04.2005

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Боннье, П. (1904). Le Sens Des Attitudes. Париж: К. Нод.

Google Scholar

Бонно О., Танги М.-Л., Консоли А., Корник Ф., Грейндорж К., Лоран К. и др. (2008). Влияет ли кататония на феноменологию детской шизофрении помимо двигательных симптомов? Психиатрия Res. 158, 356–362. doi: 10.1016/j.psychres.2006.09.006

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Бортолон К., Капдевьель Д., Альтман Р., Макгрегор А., Аттал Дж. и Раффард С. (2017). Зеркальное восприятие собственного лица у больных шизофренией: чувство странности, связанное с собственным образом. Психиатрия рез. 253, 205–210. doi: 10.1016/j.psychres.2017.03.055

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ботвиник, М., и Коэн, Дж. (1998). Резиновые руки «чувствуют» прикосновение, которое видят глаза. Природа 391:20. doi: 10.1038/35784

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Брандт Т., Дитрих М. и Данек А. (1994). Поражения вестибулярной коры влияют на восприятие вертикальности. Энн. Нейрол. 35, 403–412. doi: 10.1002/ana.410350406

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кальво-Мерино Б., Глейзер Д. Э., Грез Дж., Пассингем Р. Э. и Хаггард П. (2005). Наблюдение за действием и приобретенные моторные навыки: исследование FMRI с опытными танцорами. Церебр. Кора 15, 1243–1249. doi: 10.1093/cercor/bhi007

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Каппа, С., Стерци, Р., Валлар, Г., и Бисиах, Э. (1987). Ремиссия геминелекта и анозогнозии при вестибулярной стимуляции. Нейропсихология 25, 775–782. doi: 10.1016/0028-3932(87)-1

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Капуто Г. Б., Ферручи Р., Бортоломази М., Джакопуцци М., Приори А. и Заго С. (2012). Зрительное восприятие при зеркальном взгляде на свое лицо при шизофрении. Шизофр. Рез. 140, 46–50. doi: 10.1016/j.schres.2012.06.029

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Шамбон В., Венке Д., Флеминг С. М., Принц В. и Хаггард П. (2013). Онлайн-нейронный субстрат для чувства свободы воли. Церебр. Кора 23, 1031–1037. doi: 10.1093/cercor/bhs059

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Контрерас М., Церик Ф. и Торреалба Ф. (2007). Инактивация интероцептивного островка разрушает тягу к наркотикам и недомогание, вызванное литием. Наука 26, 655–658. doi: 10.1126/science.1145590

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Крейг, AD (2002). Как ты себя чувствуешь? Интероцепция: ощущение физиологического состояния тела. Нац. Преподобный Нейроски. 3, 655–666. doi: 10.1038/nrn894

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Крейг, AD (2009). Как ты себя сейчас чувствуешь? Передняя островковая доля и человеческое сознание. Нац. Преподобный Нейроски. 10, 59–70. doi: 10.1038/nrn2555

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Craig, A.D., Reiman, E.M., Evans, A., and Bushnell, M.C. (1996). Функциональная визуализация иллюзии боли. Природа 21, 258–260. дои: 10.1038/384258a0

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Дамасио А. Р., Грабовски Т. Дж., Бечара А., Дамасио Х., Понто Л. Л., Парвизи Дж. и др. (2000). Подкорковая и корковая активность головного мозга при ощущении самостоятельно порожденных эмоций. Нац. Неврологи. 3, 1049–1056. doi: 10.1038/79871

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Дамасио, А. Р., Тьерселин, К., и Ларсоннер, К. (1999). Le Sentiment Même de Soi: Тело, Эмоция, Совесть. Издание: Сб. наук. Paris: Editions Odile Jacob, 380.

Google Scholar

Decety, J., and Grèzes, J. (2006). Сила симуляции: воображение собственного поведения и поведения других. Мозг Res. 1079, 4–14. doi: 10.1016/j.brainres.2005.12.115

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Десити, Дж., и Соммервиль, Дж. А. (2003). Общие представления между собой и другими: взгляд на социальную когнитивную нейронауку. Тенденции Cogn. науч. 7, 527–533. doi: 10.1016/j.tics.2003.10.004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

Дельмас, Ф. А. (1929). Le signe du miroir dans la démence précoce. Энн. Мед. Психол. 1, 227–233.

Google Scholar

Девью К., Коллетт Ф., Балто Э., Дегельдре К., Луксен А., Маке П. и др. (2007). Вот я: кортикальные корреляты зрительного самопознания. Мозг Res. 1143, 169–182. doi: 10.1016/j.brainres.2007.01.055

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дольто, Ф., и Насио, Дж. Д. (2002). Младенец Мируар. Париж: Payot et Rivages.

Google Scholar

Фаррер К., Бушеро М., Жаннерод М. и Франк Н. (2008). Влияние искаженной визуальной обратной связи на чувство свободы воли. Поведение. Нейрол. 19, 53–57. doi: 10.1155/2008/425267

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Фаррер К., Франк Н., Георгиев Н., Фрит К. Д., Десити Дж. и Жаннерод М. (2003). Модулирование опыта действия: исследование позитронно-эмиссионной томографии. Нейроизображение 18, 324–333. doi: 10.1016/S1053-8119(02)00041-1

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Фельдман Р. (2007). Синхронность родитель-младенец и построение общего времени; физиологические предшественники, исходы развития и условия риска. J. Детская психология. Психиатрия 48, 329–354. doi: 10.1111/j.1469-7610.2006.01701.x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Галлахер, С. (2000). Философские концепции себя: последствия для когнитивной науки. Познание тенденций. науч. 4, 14–21. doi: 10.1016/S1364-6613(99)01417-5

CrossRef Full Text | Google Scholar

Галлахер, С. (2005). Как тело формирует разум. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 294.

Google Scholar

Гернет, И. (2007). Корпус и субъективность. Эволюция. психиатр. 72, 338–345. doi: 10.1016/j.evopsy.2007.04.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грациано, Массачусетс (2018). Височно-теменной узел и сознание. Неврологи. Сознательный. 4:ний005. doi: 10.1093/nc/niy005

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Haag, G., Botbol, ​​M., Graignic, R., Perez-Diaz, F., Bronsard, G., Kermarrec, S., et al. (2010). Шкала психодинамической оценки изменений при аутизме (APEC): исследование надежности и валидности недавно разработанной стандартизированной психодинамической оценки подростков с первазивными расстройствами развития. Журнал физиол. Париж 104, 323–336. doi: 10.1016/j.jphysparis. 2010.10.002

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Хааг Г., Торджман С., Дюпра А., Урванд С., Жарден Ф., Клеман М.-К. и др. (2005). Психодинамическая оценка изменений у детей с аутизмом при психоаналитическом лечении. Междунар. Дж. Психоанал. 86, 335–352. doi: 10.1516/WAB4-DW0R-8N9B-1UH8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харрингтон А. и Спитцер М. (1989). Нарушение узнавания и восприятия человеческого лица при острой шизофрении и экспериментальном психозе. Компр. Психиатрия 30, 376–384. doi: 10.1016/0010-440X(89)-5

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Хед Х. и Холмс Х. Г. (1911–1912). Нарушения чувствительности при поражениях головного мозга. Мозг 34, 102–254. doi: 10.1093/brain/34.2-3.102

Полный текст CrossRef

Хикок, Г. (2014). Миф о зеркальных нейронах: настоящая нейронаука коммуникации и познания. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: В. В. Нортон, 288.

Google Scholar

Ионта С., Гассерт Р. и Бланке О. (2011). Мультисенсорные и сенсомоторные основы телесного самосознания — междисциплинарный подход. Фронт. Психол. 2:383. doi: 10.3389/fpsyg.2011.00383

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Джонс, Б. К., и Мормед, П. (2002). Нейроповеденческая генетика: методы и применение. Брока Ратон: CRC Press.

Google Scholar

Джонс, П. (1997). Ранние истоки шизофрении. руб. Мед. Бык. 53, 135–155. doi: 10.1093/oxfordjournals.bmb.a011596

CrossRef Full Text | Google Scholar

Карнат, Х. О., и Байер, Б. (2010). Правый островок для нашего чувства владения конечностями и самосознания действий. Структура мозга. Функц. 214, 411–417. doi: 10.1007/s00429-010-0250-4

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Karnath, H. O., Fruhmann Berger, M., Küker, W., and Rorden, C. (2004). Анатомия пространственного пренебрежения на основе воксельного статистического анализа: исследование 140 пациентов. Церебр. Кора 14, 1164–1172. doi: 10.1093/cercor/bhh076

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Керомнес Г., Мартин Б. и Торджман С. (2017). Исследование совести в части разведки образа души и аутизма в зеркале: интересы шизофреников и аутистов. Психиатр. Французский 48, 57–94.

Керомнес, Г., Мотильон, Т., Кулон, Н., Бертоз, А., Дю Буагенёк, Ф., Верманн, М., и др. (2018). Нарушения самопознания у больных шизофренией: новая экспериментальная парадигма с использованием двойного зеркала. NPJ Шизофр. 4:24. doi: 10.1038/s41537-018-0065-5

PubMed Abstract | Полный текст CrossRef

Киверштейн, Дж. (2007). Может ли робот иметь субъективную точку зрения? Дж. В сознании. Стад. 14, 127–139.

Google Scholar

Kong, J., White, N.S., Kwong, K.K., Vangel, M.G., Rosman, I. S., Gracely, R.H., et al. (2006). Использование фМРТ для отделения сенсорного кодирования от когнитивной оценки интенсивности тепловой боли. Гул. Карта мозга. 27, 715–721. doi: 10.1002/hbm.20213

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Лакан, Дж. (1966). Le Stade Du Miroir Comme Formateur De La Fonction Du Je Telle Qu’elle Nous Est Révélée Dans L’expérience Psychanalytique in Ecrits. Париж: Сеуй, 93–94.

Google Scholar

Лермитт, Дж. (1939). L’image De Notre Corps. Париж: L’Harmattan.

Google Scholar

Люк А. и Даттон Г. Н. (2015). Зрение и мозг. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: AFB Press.

Google Scholar

Мэн де Биран, П. (1834). Nouvelles Considérations Sur Les Rapports Du Physique Et Du Moral De L’homme. Париж: Ладранж.

Мартин Б., Виттманн М., Франк Н., Чермолачче М., Берна Ф. и Гирш А. (2014). Временная структура сознания и минимальное Я при шизофрении. Фронт. Психол. 5:1175. doi: 10.3389/fpsyg.2014.01175

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мёль, Д. (2007). Le signe du miroir: reflets cliniques et théoriques. Эволюция. Психол. 72, 81–97. doi: 10.1016/j.evopsy.2007.01.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мельхиор-Боннет, С. (2011). L’invention du reflet. ТДК 1008, 18–19.

Google Scholar

Мерло-Понти, М. (1964). Отношения между детьми и детьми. Бык. Психол. 18, 295–336.

Google Scholar

Мишара А.Л., Лайсакер П.Х. и Шварц М.А. (2014). Нарушения самости при шизофрении: история, феноменология и соответствующие результаты исследований метапознания. Шизофр. Бык. 40, 5–12. doi: 10.1093/schbul/sbt169

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Мюллер У. и Рунионс К. (2003). Истоки понимания себя и других: теория Джеймса Марка Болдуина. Дев. Ред. 23, 29–54. doi: 10.1016/S0273-2297(03)00004-2

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Мурата А., Вен В. и Асама Х. (2016). Тело и предметы представлены в вентральном потоке парието-премоторной сети. Неврологи. Рез. 104, 4–15. doi: 10.1016/j.neures.2015.10.010

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Надель, Дж. (2011). Имитер Пур Грандир. Развитие Du Bébé Et De L’enfant Avec Autisme. Париж: Дюно.

Google Scholar

Надель, Дж., Бодоньер, П.М., и Фонтен, А.М. (1983). Les comportements sociaux imitatifs. Recherches Psychologie Sociale 5, 15–29.

Google Scholar

Надель-Брулферт, Дж., и Бодоньер, П. М. (1982). Социальная функция взаимного подражания у сверстников 2 лет. Междунар. Дж. Бехав. Дев. 5, 95–109. doi: 10.1177/016502548200500105

CrossRef Full Text | Google Scholar

Накви, Н. Х., Рудрауф, Д., Дамасио, Х., и Бечара, А. (2007). Повреждение островковой доли разрушает зависимость от курения сигарет. Наука 315, 531–534. doi: 10.1126/science.1135926

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Натансон М., Бергман П. С. и Гордон Г. Г. (1952). Отрицание болезни; ее возникновение в ста последовательных случаях гемиплегии. Арх. Нейрол. Психиатрия 68, 380–387. doi: 10.1001/archneurpsyc.1952.023202100

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Нейссер, У. (1991). Два перцептивно данных аспекта самости и их развитие. Дев. Ред. 11, 197–209. doi: 10.1016/0273-2297(91)-D

CrossRef Full Text | Google Scholar

Норденшельд, Э. (1926). Выпуклые и вогнутые зеркала в Америке. J. Soc. Являюсь. 18, 103–110. doi: 10.3406/jsa.1926.3607

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Парнас Дж. и Хенриксен М. Г. (2014). Расстройство личности в спектре шизофрении: клиническая и исследовательская перспектива. Гарв. Преподобная психиатрия 22, 251–265. doi: 10.1097/HRP.0000000000000040

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Паскуалини И., Льобера Дж. и Бланке О. (2013). «Видеть» и «чувствовать» архитектуру: как телесное самосознание изменяет архитектурный опыт и влияет на восприятие интерьеров. Фронт. Психол. 4:354. doi: 10.3389/fpsyg.2013.00354

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Пфайффер К., Серино А. и Бланке О. (2014). Вестибулярная система: пространственная ссылка для телесного самосознания. Фронт. интегр. Неврологи. 8:31. doi: 10.3389/fnint.2014.00031

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Филлипс М.Л., Янг А.В., Сениор К., Браммер М., Эндрю К., Колдер А.Дж. и др. (1997). Специфический нейронный субстрат для восприятия выражений отвращения на лице. Природа 389, 495–498. doi: 10.1038/39051

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Пиаже, Дж. (1936). La Naissance De L’intelligence Chez L’enfant. Невшатель: Делашо и Нистле.

Google Scholar

Piaget, J. (1956). Les Stades Du Développement Intellectuel De L’enfant Et De L’adolescent. Le problème Des Stades En Psychologie De L’enfant. Париж: Presses Universitaires de Paris, 33–42.

Google Scholar

Принц, В. (2013). Себя в зеркале. В сознании. Познан. 22, 1105–1113. doi: 10.1016/j.concog.2013.01.007

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Риццолатти Г. и Синигалья К. (2008). Нейрон Мируарс (Les). Paris: Editions Odile Jacob, 252.

Google Scholar

Rochat, P. (2003). Пять уровней самосознания, как они раскрываются в начале жизни. В сознании. Познан. 12, 717-731. doi: 10.1016/S1053-8100(03)00081-3

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Роша П. (2018). Онтогенез человеческого самосознания. Курс. Реж. Психол. науч. 27, 345-50. doi: 10.1177/0963721418760236

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роде Г., Чарльз Н., Перенин М. Т., Вигетто А., Трилле М. и Аймар Г. (1992). Частичная ремиссия гемиплегии и соматопарафрении путем вестибулярной стимуляции в случае одностороннего игнорирования. Кортекс 28, 203–208. doi: 10.1016/S0010-9452(13)80048-2

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Растин Э., Сулейрак А. и Шентуб С.А. (1954). Comportement de l’enfant arriéré devant le miroir. Enfance 7, 333–340. doi: 10.3406/enfan.1954.1469

CrossRef Full Text | Google Scholar

Шильдер, П. (1968). Изображение корпуса. Париж: Галлимар.

Google Scholar

Сет А. К., Ижикевич Э., Рике Г. Н. и Эдельман Г. М. (2006). Теории и меры сознания: расширенная структура. Проц. Натл. акад. науч. США 103, 10799–10804. doi: 10.1073/pnas.0604347103

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Сфорца А. , Буфалари И., Хаггард П. и Аглиоти С. М. (2010). Мое лицо в твоем: зрительно-тактильная стимуляция лица влияет на чувство идентичности. Соц. Неврологи. 5, 148–162. doi: 10.1080/17470910

5503

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Шеррингтон, К. С. (1906 г.). Интегративное действие нервной системы. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера.

Google Scholar

Сиригу А., Дапрати Э., Прадат-Диль П., Франк Н. и Жаннерод М. (1999). Восприятие самостоятельного движения после поражения левой теменной области. Мозг 122 (часть 10), 1867–1874 гг. doi: 10.1093/brain/122.10.1867

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Slowinski, P., Alderisio, F., Zhai, C., Shen, Y., Tino, P., Bortolon, C., et al. (2017). Раскрытие социально-моторных биомаркеров шизофрении. NPJ Шизофр. 3:8. doi: 10.1038/s41537-016-0009-x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Старобинский, Дж. (1977). Le concept de cénesthésie et les idées neuropsychologiques Морица Шиффа. Геснерус 34, 2–20.

Тэкетт, Дж. Л., Балсис, С., Олтманнс, Т. Ф., и Крюгер, Р. Ф. (2009). Единый взгляд на патологию личности на протяжении всей жизни: соображения развития для пятого издания Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам. Дев. Психопат. 21, 687–713. doi: 10.1017/S0954579409X

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Тейлор, Дж. Г. (2001). Центральная роль теменных долей в сознании. Сознательное познание. 10, 379–417. doi: 10.1006/ccog.2000.0495

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Теста А., Джаннуцци Р., Соллаццо Ф., Петронголо Л., Бернардини Л. и Дайни С. (2013). Психиатрические неотложные состояния (часть I): психические расстройства, вызывающие органические симптомы. Евро. преподобный мед. Фармакол. науч. 17(Прил. 1), 55–64.

Реферат PubMed | Google Scholar

Тирио Б., Верманн М., Лангбур Н., Джаафари Н. и Бертоз А. (2016). Отождествление себя с собой другого человека ослабляет эгоцентрические зрительно-пространственные механизмы: новая парадигма двойного зеркала для изучения различий и взаимодействия между собой и другими. Фронт. Психол. 7:1283. doi: 10.3389/fpsyg.2016.01283

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Тонони Г. и Эдельман Г. М. (2000). Шизофрения и механизмы сознательной интеграции. Мозг Res. Ред. 31, 391–400. doi: 10.1016/S0165-0173(99)00056-9

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Tordjman, S., and Maillhes, A.S. (2009). Les Trouble du Développement de l’image du corps dans la petite enfance: одно измерение commune partagee par la шизофрения и аутизм? Нейропсихиатр. Энфанс Адолеск. 57, 6–13. doi: 10.1016/j.neurenf.2008.09.005

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

Цакирис М. , Гессе М. Д., Бой К., Хаггард П. и Финк Г. Р. (2007). Нейронные подписи владения телом: сенсорная сеть для телесного самосознания. Церебр. Кора 17, 2235–2244. doi: 10.1093/cercor/bhl131

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Валлар Г., Боттини Г. и Стерци Р. (2003). Анозогнозия левостороннего моторного и сенсорного дефицита, моторного игнорирования и сенсорной геминевнимательности: есть ли связь? Прогр. Мозг Res. 142, 289–301. doi: 10.1016/S0079-6123(03)42020-7

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Van Veluw, SJ, and Chance, SA (2014). Дифференциация между собой и другими: метаанализ ALE исследований фМРТ самопознания и теории разума. Поведение при визуализации мозга. 8, 24–38. doi: 10.1007/s11682-013-9266-8

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Выготский Л. С. (1933). Игра и ее роль в психическом развитии ребенка. Сов. Психол. 5, 6–18. doi: 10.2753/RPO1061-040505036

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Выготский Л.С. (1978). Психика в обществе: развитие высших психических процессов. Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Валлон, Х. (1934). Les Origines Du Caractère Chez L’enfant , 5e Edn. Париж: ППУ.

Google Scholar

Wallon, H. (1959a). Kinesthésie et image visuelle du corps propre chez l’enfant. Enfance 12, 252–263. doi: 10.3406/enfan.1959.1440

CrossRef Full Text | Google Scholar

Валлон, Х. (1959b). Le rôle de l’autre dans la сознание дю мой. Enfance 12, 277–286. doi: 10.3406/enfan.1959.1443

CrossRef Full Text | Google Scholar

Валлон, Х. (1984). Беспокойный ребенок. Париж: P.U.F.

Google Scholar

Уэбб, Т. В., и Грациано, Массачусетс (2015). Теория схемы внимания: механистическое объяснение субъективного осознания. Фронт. Психол. 6:500. doi: 10.3389/fpsyg.2015.00500

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Zazzo, R. (1948). Образы тела и совести. Enfance 1, 29–43. doi: 10.3406/enfan.1948.1295

CrossRef Full Text | Google Scholar

Феноменологические подходы к самосознанию (Стэнфордская философская энциклопедия)

Для феноменологов непосредственная и персонифицированная данность опыт учитывается с точки зрения дорефлексивного самосознание. В самом основном смысле этого термина, самосознание — это не то, что приходит в тот момент, когда человек внимательно осматривает или рефлекторно переживает или узнает свое зеркальное отражение в зеркале, или обращается к себе с использованием местоимения первого лица, или строит рассказ о себе. Скорее, эти разные виды самосознание следует отличать от дорефлексивного самосознание, которое присутствует всякий раз, когда я переживаю или переживая опыт, например, всякий раз, когда я сознательно воспринимаю мир, вспоминая прошедшее событие, представляя будущее событие, думать о пришедшей мысли или чувствовать грусть или радость, жажду или боль и так далее.

Можно получить отношение к понятию предрефлексивного самосознания, противопоставляя его рефлексивному самосознание. Если вы попросите меня дать вам описание боль, которую я чувствую в правой ноге, или то, о чем я только что думал, я будет размышлять об этом и тем самым занять определенную перспективу, которая была один порядок удален от боли или мысли. Таким образом, рефлекторный самосознание есть, по крайней мере, познание второго порядка. Это может быть основу для отчета о собственном опыте, хотя и не все отчеты предполагают значительное количество размышлений.

Напротив, дорефлексивное самосознание является дорефлексивным в чувство, что (1) это осознание, которое мы имеем, прежде чем сделать что-либо осмысление нашего опыта; (2) это неявный и первый порядок осознание, а не явная форма или форма более высокого порядка самосознание. Действительно, эксплицитное рефлексивное самосознание возможно только потому, что существует дорефлексивное самоосознание, которое является продолжающимся и более первичным видом самосознания. Несмотря на то что феноменологи не всегда согласны по важным вопросам о метод, фокус или даже есть ли эго или самость, они находятся в близки к единодушному согласию относительно идеи о том, что эмпирический измерение всегда включает в себя такое неявное дорефлексивное самосознание. [1] В соответствии с Эдмундом Гуссерлем (1959, 189, 412), который утверждает, что сознание всегда включает в себя само-видимость ( Für-sich-selbst-erscheinens ), и по согласованию с Мишель Анри (1963, 1965), который отмечает, что опыт всегда самопроявления, и с Морисом Мерло-Понти, который утверждает, что сознание всегда дано себе и что слово «сознание» не имеет значения независимо от этого самоотдачи (Merleau-Ponty 1945, 488), Жан-Поль Сартр пишет, что дорефлексивное самосознание — это не просто качество, добавленное к опыт, аксессуар; скорее, он составляет сам способ опыт:

Это самосознание мы должны рассматривать не как новое сознание, но как единственный способ существования, который возможен для сознания чего-то (Sartre 1943, 20 [1956, liv]).

Короче говоря, если психический процесс не является предрефлексивно самосознательным не будет ничего похожего на процесс, и это поэтому не может быть феноменально сознательным процессом (Zahavi 1999, 2005, 2014). Следствием этого, очевидно, является то, что рассматриваемое самосознание настолько фундаментально и базисно, что оно может быть приписано всем существам, обладающим феноменальным сознанием, включая различных нечеловеческих животных.

Понятие дорефлексивного самосознания связано с идеей что переживания имеют субъективное «ощущение» к ним, определенное (феноменальное) качество «на что это похоже» или на что это «ощущение», что они есть. Как это обычно выражается вне феноменологических текстов, чтобы пройти сознательный опыт обязательно означает, что есть что-то похожее на предмет иметь такой опыт (Nagel 1974; Searle 1992). Это очевидно относится к телесным ощущениям, таким как боль. Но это также относится к перцептивные переживания, переживания желаний, чувств и мышление. Есть что-то похожее на вкус шоколада, и это отличается от того, что значит помнить или представлять, что это такое нравится вкус шоколада или запах ванили, бежать, стоять на месте, испытывать зависть, нервозность, депрессию или радость, или развлекать абстрактное убеждение.

Однако все эти различные переживания также характеризуются их ярко выраженный первичный характер. Что-это-подобие феноменальные эпизоды, собственно говоря, что-это-как- для меня -нес. Это для меня не относится к определенному эмпирическому качеству, такому как кислое или мягкое, скорее это относится к отчетливой перволичностной данности опыта. Это относится к тот факт, что переживания, которые я переживаю, даны иначе (но не обязательно лучше) для меня, чем для кого-либо еще. я может видеть, что ты грустишь, но мое видение твоей печали качественно отличается от моей жизни через мою печаль. Следовательно, это может быть утверждал, что любой, кто отрицает для себя опыт, просто не признает существенный конститутивный аспект опыта. Такой отказ был бы равносилен отказу от первого лица. перспектива. Это повлекло бы за собой мнение, что мой собственный разум либо не дан мне вообще — я был бы слеп на разум или сам — или представлен мне точно так же, как умы других.

Иногда различают два употребления термина «сознательное», переходное и непереходное употребление. На с одной стороны, мы можем говорить о том, что мы осознаем что-то, это x , y или z . С другой стороны, мы можем говорить о нашей быть в сознании simpliciter (а не в бессознательном). За какое-то время широко распространенный способ объяснения интранзитивного сознания в когнитивной науке и аналитической философии разума какой-то теории высшего порядка. Различие между сознательным и бессознательные ментальные состояния считались покоящимися на наличие или отсутствие соответствующего метапсихического состояния (например, Армстронг 1968; Каррутерс 1996, 2000; Ликан 1987, 1996; Розенталь 1997). Таким образом, считалось, что непереходное сознание зависит от разума. направляя свою интенциональную цель на собственные состояния и операции. В качестве Каррутерс, субъективное ощущение опыта предполагает способность к осознанию более высокого порядка: «такое самосознание является концептуально необходимое условие для того, чтобы организм был субъектом феноменальные чувства, или что-то, что он испытывает похожи» (1996, 152). Но для Каррутерса самосознание в вопрос является своего рода рефлексией. По его мнению, существо должно быть способны размышлять, думать и, следовательно, концептуализировать свои собственные ментальные состояния, если эти ментальные состояния должны быть состояниями, существо осознает (1996, 155, 157).

Можно было бы разделить точку зрения, что существует тесная связь между сознания и самосознания и до сих пор расходятся во мнениях относительно характер ссылки. И хотя феноменологический взгляд может внешне напоминают точку зрения теорий более высокого порядка, мы в итоге столкнулся с двумя совершенно разными счетами. Феноменологи открыто отрицают, что самосознание, которое представить момент, когда я сознательно переживаю что-то должно быть понимается в терминах некоего наблюдения более высокого порядка. Оно делает не связаны с дополнительным психическим состоянием, а скорее должны быть поняты как неотъемлемая черта первичного опыта. То есть в в отличие от описаний сознания более высокого порядка, утверждающих, что сознание есть внешнее или относительное свойство этих ментальных Государства, которые имеют его, собственность, дарованную им извне какое-то дальнейшее утверждение, феноменологи обычно утверждают, что черта, благодаря которой психическое состояние осознается, есть неотъемлемое свойство тех психических состояний, которые его имеют. Более того, Феноменологи также отвергают попытки истолковать интранзитивное сознание в терминах транзитивного сознания, т. е. они отвергнуть точку зрения, согласно которой сознательное состояние — это состояние, которое мы осознаем как объект. Иными словами, они не только отвергают точку зрения что психическое состояние становится сознательным, когда оно воспринимается как объект состоянии более высокого порядка, они также отвергают представление (обычно связанное с Брентано), согласно которой психическое состояние становится осознанным посредством воспринимая себя как объект (ср. Захави 2004; 2014).

Однако какие аргументы поддерживают феноменологические утверждения? Феноменологи не просто апеллируют к правильному феноменологическому описание, но приведите дополнительные, более теоретические, аргументы. Один линия рассуждений, встречающаяся практически у всех феноменологов, точка зрения, что попытка позволить (непереходному) сознанию быть результат мониторинга более высокого порядка приведет к бесконечному регрессу. На первый взгляд, это довольно старая идея. Как правило, регресс аргумент был понят следующим образом. Если все происходящие ментальные состояния сознательны в том смысле, что они воспринимаются как объекты возникающие психические состояния второго порядка, то эти психические состояния второго порядка состояния должны сами восприниматься как объекты происходящими событиями третьего порядка. психические состояния и т. д. до бесконечности . Стандарт ответ на это возражение заключается в том, что регресса можно легко избежать принимая существование бессознательных психических состояний. Это именно позиция, занятая защитниками высшего порядка теория. Для них нет необходимости воспринимать или мыслить второй порядок. быть сознательным. Оно было бы сознательным только в том случае, если бы сопровождалось (бессознательное) мышление или восприятие третьего порядка (Rosenthal 1997, 745). Феноменологический ответ на это решение скорее прямолинейно однако. Феноменологи признают, что можно остановить регресс, постулируя существование бессознательные психические состояния, но они утверждали бы, что такое обращение к бессознательному оставляет нам случай объяснительного пустота. То есть им было бы совершенно непонятно, почему соотношение между двумя в противном случае бессознательными процессами должен сделать один из них сознательный. Или, говоря иначе, они были бы весьма неубедительны. утверждением, что состояние без субъективных или феноменальных качеств может быть превращена в обладающую такими качествами, т. е. в опыт с персонажем от первого лица, простым добавлением бессознательное метасостояние, имеющее первое состояние в качестве своего интенционального объект.

Феноменологическая альтернатива избегает регресса. Как пишет Сартр: «Здесь нет бесконечного регресса, поскольку сознание не имеет вообще нуждаться в отражающем [высшего порядка] сознании, чтобы осознавать себя. Он просто не позиционирует себя как объект» (1936, 29 [1957, 45]). То есть дорефлексивное самосознание не транзитивно по отношению к состоянию что в курсе. Это, по словам Сартра, способ существования само сознание. Это не означает, что более высокий порядок метасознание невозможно, а только то, что оно всегда предполагает существование предшествующего необъективирующего, дорефлексивного самосознание как его условие возможности. Цитируя Сартра опять же, «именно нерефлексивное сознание передает отражение [и любое его представление более высокого порядка] возможно» (1943, 20 [1956, liii]).

Существуют также линии аргументации в современной аналитической философия разума, которые близки и согласуются с феноменологическая концепция дорефлексивного самосознания. Элвин Голдман приводит пример:

. [Рассмотрите] случай, когда вы думаете о x или обращаете внимание на х . В процессе размышлений о x есть уже неявное осознание того, что человек думает о x . Здесь не нужно рефлексировать, делать шаг назад от думаю о x , чтобы изучить его… Когда мы думая о х , ум фокусируется на х , а не на наше представление о x . Тем не менее процесс мышления около x несет в себе нерефлексивное самосознание (Голдман 1970, 96).

Подобную точку зрения отстаивал Оуэн Фланаган, который не только что сознание включает в себя самосознание в том слабом смысле, что есть что-то похожее на то, что субъект имеет опыт, но также говорит о низком уровне самосознания, связанного с переживание моего опыта как собственного (Фланаган 1992, 194). Как Фланаган совершенно правильно указывает, что этот первичный тип самосознания не следует путать с более сильным понятием самосознание, которое действует, когда мы думаем о собственном повествовательное я. Последняя форма рефлексивного самосознания предполагает как концептуальное знание, так и нарративную компетентность. Это требует взросления и социализации, а также способности доступа и выдавать отчеты о состояниях, чертах характера, наклонностях, которые делают человека человек один. Другие философы, отстаивавшие сходные взгляды, включают Хосе Луиса Бермудеса (1998), который утверждал, что существует множество неконцептуальных форм самосознания, которые «логически и онтогенетически более примитивны, чем высшие формы самосознания, которые обычно находятся в центре внимания философские дебаты» (1998, 274; см. также Poellner 2003), и Урия Кригель (2009), защищавший существование типа самосознание, которое присуще и присуще феноменальному сознание. Таким образом, среди множества философских исследований один находит поддержку феноменологической концепции дорефлексивного самосознание.

То, что дорефлексивное самоосознание имплицитно, означает, что я не сталкивается с тематическим или явным осознанием опыта как принадлежащее мне. Скорее, мы имеем дело с ненаблюдательным знакомство с собой. Вот как об этом говорят Хайдеггер и Сартр:

. Dasein [человеческое существование] как существующее существует для себя, даже когда эго не направляет себя прямо на себя в манере свой своеобразный поворот и поворот назад, который в феноменология называется внутренним восприятием в отличие от внешнего. Я существует для самого Dasein без отражения и без внутреннее восприятие, до все отражение. Отражение, в чувство поворота назад есть только способ само- понимания , но не способ первичного самораскрытия (Хайдеггер 1989, 226 [1982, 159]).

Другими словами, всякое позиционное сознание объекта находится в в то же время непозиционное сознание самого себя. Если я посчитаю сигареты, которые в этом случае, у меня такое впечатление, что я раскрываю объективное свойство этой коллекции сигарет: они дюжина . Это свойство представляется моему сознанию как свойство существующих в мире. Очень возможно, что у меня нет позиционного сознание их подсчета. Тогда я не знаю себя, как считаю. Но в тот момент, когда мне открылись эти сигареты как дюжина, У меня нететическое сознание моей добавляющей активности. Если кто-то спросил меня, действительно, если кто спросит: «Что ты делаешь там?» Я должен ответить сразу: «Я рассчитываю». (Sartre 1943, 19–20 [1956, liii]).

Было бы проясняющим сравнение феноменологического понятия дорефлексивное самосознание с тем, которое защищает Брентано. Согласно Брентано, когда я слушаю мелодию, я осознаю, что я слушая мелодию. Он признает, что у меня нет двух различных психических состояний: мое сознание мелодии едино и то же, что и мое осознание восприятия; они составляют одно целое психическое явление. По этому поводу и в противовес более высокому порядку теории репрезентации, Брентано и феноменологи находятся в общее соглашение. Но для Брентано посредством этого единого ментального состоянии, у меня есть осознание двух объектов: мелодии и моего перцептивный опыт.

В том же психическом явлении, в котором звук присутствует в нашем умами мы одновременно постигаем само психическое явление. какая больше, мы постигаем его в соответствии с его двойственной природой, поскольку он имеет звук как содержание внутри себя и постольку, поскольку он имеет себя как содержание одновременно. Можно сказать, что звук у первичен. объект акта слушания, и что акт сам слух есть вторичный объект (Брентано 1874, 179–180 [1973, 127–128]).

Гуссерль не согласен именно с этим пунктом, как Сартр и Хайдеггер: осознание моего опыта не есть осознание его как объект. [2] Мое осознание необъективно в том смысле, что я не занимаю положение или точка зрения зрителя или ин(тро)зрителя, который уделяет этому опыту тематическое внимание. Это психологическое состояние переживается, «и в этом смысле является сознательным, не и не может означать, что это предмет акта сознания, в ощущение, что восприятие, представление или суждение направлено на нем» (Гуссерль 1984а, 165 [2001, I, 273]). В дорефлексивном самосознания опыт дан не как предмет, а именно как субъективный опыт. Для феноменологов интенциональный опыт проживается ( erlebt ), но не фигурирует в объективным образом. Опыт осознает себя, не будучи интенциональный объект сознания (Husserl 1984b, 399; Сартр 1936, 28–29). Что мы осознаем свой жизненный опыт, даже если мы не обращаем на них внимания, это не отрицание того, что мы можем направлять наше внимание на наши переживания и тем самым воспринимать их как объекты отражения (Гуссерль 1984б, 424).

Быть самосознательным не значит улавливать чистое «я» или само-объект, который существует отдельно от потока опыта, а скорее должен быть осознавать свой опыт в присущем ему режиме от первого лица данности. Когда Юм в знаменитом пассаже года «Трактат о Человеческая природа (1739) заявляет, что он не может найти себя, когда он исследует свои переживания, но находит лишь частные восприятия или чувств, можно утверждать, что он что-то упускает из виду в своих анализа, а именно специфической данности его собственных переживаний. Действительно, он искал только среди своих собственных опыта, и по-видимому, признавал их своими и мог сделать это только на основу того непосредственного самосознания, которого он, казалось, упустил. Как К.О. Эванс формулирует это так: «[Из] того факта, что я не является объектом из опыта не следует, что оно неопытно» (Эванс 1970, 145). Соответственно, мы не должны думать о себе, в этот самый основной смысл, как субстанция или как какое-то невыразимое трансцендентальной предпосылкой, или как социальный конструкт, который получает генерируется во времени; скорее это неотъемлемый аспект сознательного жизни и включает в себя этот непосредственный эмпирический характер.

Одним из преимуществ феноменологического взгляда является то, что он способен объясняя некоторую степень диахронического единства, фактически не необходимость постулировать себя как отдельную сущность сверх и выше поток сознания (см. обсуждение сознания времени в раздел 3 ниже). Хотя мы переживаем множество различных переживаний, само переживание остается постоянным по отношению к чей это опыт. Это не объясняется существенным Я или мысленный театр. В этом Юм был прав. Здесь нет чистое или пустое поле сознания, на котором конкретная опыт вступает впоследствии. Поле переживаний есть не что иное, как конкретные переживания. И все же мы естественно склонны отличать строгую единичность опыта от непрерывный поток меняющихся переживаний. Что остается постоянным и во всех этих изменениях постоянно присутствует чувство «для себя» (или перспективное владение), конституированное дорефлексивным самосознанием. Только существо с этим чувством собственности могло продолжать формировать понятия. о себе, считать свои собственные цели, идеалы и стремления своими строить истории о себе, планировать и выполнять действия для что она возьмет на себя ответственность.

Концепция дорефлексивного самосознания связана с различными философских вопросов, включая эпистемическую асимметрию, невосприимчивость к ошибка из-за неправильной идентификации и ссылки на себя. Мы рассмотрим эти вопросы по очереди.

Кажется ясным, что объекты моего зрительного восприятия интерсубъективно доступны в том смысле, что они в принципе могут быть объектами чужого восприятия. предмета однако сам перцептивный опыт дан уникальным образом сама предмет. Хотя два человека, А ​​ и В , банка воспринимают численно идентичный объект, каждый из них имеет свою отчетливое перцептивное переживание этого; так же, как они не могут разделить каждый чужую боль, они не могут буквально разделять эти перцептивные опыт. Их опыт эпистемически асимметричен в этом внимание. B может понять, что A испытывает боль; он может сочувствую А ​​ , у него может даже быть такая же боль (те же качественные аспекты, та же интенсивность, та же проприоцептивная местоположение), но он не может буквально чувствовать A боль так же, как A . Эпистемический доступ субъекта к ней собственный опыт, будь то боль или перцептивный опыт, в первую очередь вопрос дорефлексивного самосознания. Если во вторую очередь, в акте интроспективного размышления я начинаю исследовать свои перцептивные опыт, я признаю его только как мой перцептивный опыт потому что я дорефлексивно осознавал это, как я жить через это. Таким образом, феноменология утверждает, что доступ, рефлексивное самосознание должно иметь феноменальный опыт первого порядка направляется через дорефлексивное сознание, ибо, если бы мы не дорефлексивно осознавая наш опыт, наше размышление о нем никогда не быть мотивированным. Когда я размышляю, я размышляю о чем-то с которые я уже знаю на опыте.

Легкость, с которой мы приписываем себе переживания, отчасти объясняется обращением к дорефлексивному самосознанию. Это важно подчеркнем, однако, что дорефлексивное самосознание есть лишь необходимым и недостаточным условием рефлексии самоприписывание и знание от первого лица. Многие животные, обладающие дорефлексивному самосознанию явно не хватает познавательной ресурсы, необходимые для рефлексивных самоприписываний.

Когда я испытываю возникающую боль, восприятие или мысль, рассматриваемый опыт дается непосредственно и без выводов. Я делаю не нужно судить или апеллировать к некоторым критериям, чтобы идентифицировать его как мой опыт. Не существует свободно плавающих переживаний; даже опыт свободного плавания принадлежит кому-то. Как Уильям Джеймс (1890) выразился, что любой опыт является «личным». Даже в патологические случаи, как при деперсонализации или шизофренических симптомах бреда контроля или включения мысли, чувства или переживания что субъект утверждает, что не принадлежит ему, тем не менее переживается его как часть потока его сознания. Жалоба вставка мысли, например, обязательно признает, что вставленные мысли – это мысли, принадлежащие субъекту опыт, даже если агентство для таких мыслей приписывается другие. Этот персонаж от первого лица влечет за собой имплицитный эмпирический опыт. ссылка на самого себя. Если я проголодался или увижу своего друга, я не могу быть ошибаться относительно того, кто является субъектом этого опыта, даже если я могу быть ошибочно считают, что это голод (возможно, это действительно жажда), или о том, что это мой друг (возможно, это его близнец), или даже о том, действительно ли я его вижу (может быть, у меня галлюцинации). В качестве Витгенштейн (1958), Шумейкер (1968) и другие указывали, что бессмысленно спрашивать, уверен ли я, что я тот, кто чувствует голод. Это явление известно как «невосприимчивость к ошибкам». из-за неправильной идентификации относительно местоимения первого лица». К этой идее невосприимчивости к ошибкам из-за неправильной идентификации феноменолог добавляет, что независимо от того, переживается ли определенный опыт моя или нет, не зависит ни от чего, кроме опыта, а зависит именно от дорефлексивной данности принадлежит структуре опыта (Гуссерль 1959, 175; Husserl 1973а, 28, 56, 307, 443; см. Захави 1999, 6 и далее).

Некоторые философы, склонные считать самосознание неразрывно связанный с проблемой самореференции, утверждал бы, что последнее зависит от концепции от первого лица . Один достигает самосознание только тогда, когда можно представить самого себя как , и обладает лингвистическими способностями использовать Местоимение первого лица для обозначения самого себя (Baker 2000, 68; ср. Lowe 2000, 264). С этой точки зрения, самосознание — это то, что возникает в процессе развития и зависит от овладение понятиями и языком. Соответственно, некоторые философы отрицают, что маленькие дети способны к самосознанию (Carruthers 1996; Деннет 1976; Уилкс 1988; см. также Flavell 1993). Доказательства от Однако психология развития и экологическая психология предполагают что существует примитивная, проприоцептивная форма самосознания уже на месте из рождение. [3] Это примитивное самосознание предшествует овладению языком и способность формировать концептуально обоснованные суждения, и это может служить как основу для более продвинутых типов самосознания (см., например, Баттерворт 1995, 1999; Гибсон 1986; Мельцова 1990а, 1990б; Нейссер 1988 год; и Стерн, 1985). Феноменологическая точка зрения согласуется с такие находки.

Понятие дорефлексивного самосознания во многом более принято сегодня, чем 20 лет назад, и стало частью стандартный репертуар философии сознания. понятие неудивительно, что растущая популярность также привела к увеличению количество критики. Одна линия атаки была сосредоточена на том, что может быть называется вопросом универсальности. Действительно ли все сознательные психические состояния включают дорефлексивное самосознание, за себя и чувство собственности? Ссылка держится по необходимости так что он характеризует все переживания, какими бы примитивными или они могут быть беспорядочными, или это может быть, например, что-то, что верно только для более ограниченной группы переживаний, скажем, нормальных, взрослый, опыт (Lane 2012; Dainton 2016; Guillot 2017; Howell и Томпсон, 2017 г.). Будь то инфантильный или патологический или галлюциногенные переживания составляют соответствующие исключения, т.е. переживания, которым не хватает дорефлексивного самосознания, «для себя» и чувство собственности, в значительной степени зависит от того, насколько прочно человек интерпретирует эти понятия. Если дорефлексивное самосознание интерпретируется просто как невыводное осознание опыта имеет, а не как осознание некоторого самообъекта, и если «для себя» и чувство собственности интерпретируются не как связанные с осознание собственнических отношений между собой и опыт, а скорее как отчетливая перспективная данность или наличие опыта от первого лица, далеко не очевидно, что действительно бывают исключения (Захави 2014, 2018, 2019). Некоторые критики также утверждали, что чувство собственности является побочный продукт рефлексивных или интроспективных процессов (например, Бермудес 2011 г.; 2018; Дейнтон 2007). Они настаивают на том, что нет ничего подобного дорефлексивное чувство собственности, которое является «чем-то сверх меняющийся поток мыслей, восприятия, воли, эмоций, памяти, телесные ощущения и так далее» (Dainton 2007, 240; курсив добавлен). Но, как уже должно быть ясно, феноменологи не утверждают, что дорефлексивное самосознание или чувство собственности есть нечто опыт «сверх и выше», что-то дополнительное, что добавляется в качестве второй опыт. Скорее, утверждается, что это внутреннее свойство самого опыта. В этом отношении феноменологический это утверждение настолько дефляционно, насколько этого хотели бы критики (Gallagher 2017a).

Хотя, предрефлексивно осознавая свой опыт, я не не осознавая этого, я не обращаю на это внимания; скорее я склонен игнорировать это в пользу объекта, который я воспринимаю, того, что я воспоминание и т. д. В повседневной жизни я поглощен и озабочен проектами и объектами в мире, и поэтому я не обращать внимания на мою эмпирическую жизнь. Поэтому это повсеместное дорефлексивное самосознание не следует понимать как полное самопонимание. Можно принять понятие всепроникающего самосознание и все же принять существование бессознательного в смысле субъективных компонентов, которые остаются двусмысленными, неясными, и устойчивы к пониманию. Таким образом, следует различать утверждение, что сознание характеризуется непосредственным персонаж от первого лица и утверждение, что сознание характеризуется полной самопрозрачностью. Можно легко принять первую и отвергнуть вторую (Рикер 1950, 354–355).

В отличие от дорефлексивного самосознания, неявное ощущение себя на эмпирическом или феноменальном уровне, рефлексивное самосознание есть эксплицитное, концептуальное и объективирующее сознание, которое берет сознание низшего порядка в качестве своего тема внимания. Я могу в любое время присутствовать непосредственно на сам познавательный опыт, превращая сам мой опыт в объект моего рассмотрения.

Феноменологи не претендуют на непогрешимый авторитет рефлексии. над субъективным опытом. Эпистемических гарантий нет. связано с самосознанием, отличным от иммунитета к ошибкам через ошибочная идентификация. Если я не могу ошибаться в том, кто живет моим опыта, я могу ошибаться во многих других вещах, касающихся моего опыт. Краткое рассмотрение феноменологии темпоральности поможет объяснить это, а именно, почему рефлексивное самосознание характеризуется некоторыми ограничениями. Это также поможет уточнить насколько дорефлексивное самосознание как способ существования возможно в первую очередь, а также пролить свет на феноменологический счет диахронического единства, счет, который ничего не постулирует называют «я» как отдельную сущность сверх и выше поток сознания (ср. Захави 2014).

Согласно анализу Гуссерля, любой опыт (восприятие, память, воображение и т. д.) имеет общую временную структура такова, что любой момент опыта содержит ретенционное ссылка на прошлые моменты опыта, текущая открытость (первичная впечатление) к тому, что присутствует, и протенциональное предвосхищение моменты переживания, которые вот-вот произойдут (Husserl 1966; см. Галлахер 1998). Ретенционная структура опыта, т. тот факт, что, когда я что-то переживаю, каждое прошедшее мгновение сознание не просто исчезает в следующий момент, а сохраняется в преднамеренной валюте представляет собой связность, которая простирается на переживаемая временная продолжительность. Любимый пример Гуссерля мелодия. Когда я воспринимаю мелодию, я не просто ощущаю острая презентация (первичное впечатление) одной ноты, которая затем полностью смывается и заменяется следующим дискретным острое представление следующей ноты. Скорее, сознание сохраняет смысл первой ноты как только что прошедшей, когда я слышу вторую примечание, слух, который также обогащается предвосхищением (протенцией) следующей ноты (или, по крайней мере, если я не знаю мелодии, ощущение, что будет следующая нота или какое-то следующее слуховое событие). Гуссерль утверждает, что мы действительно воспринимаем мелодии — в против более ранней точки зрения, выдвинутой Брентано, а именно, что с с помощью нашего воображения или воспоминания мы конструируем или реконструировать такие единства из синтеза психических актов. Что мы на самом деле воспринимают мелодии (без предварительного построения их с помощью памяти и воображения) возможен только потому, что сознание так структурировано, чтобы обеспечить это временное представление.

Важно отметить, что временное (ретенционно-импрессионно-протенциональное) структура сознания позволяет не только переживать протяженные во времени объекты или преднамеренное содержание, но также влечет за собой самопроявление сознания, то есть его дорефлексивное самосознание. Сохранение прошлых нот мелодии достигнуто, а не «реальным» или буквальным представлением нот (как будто я слышу их во второй раз и одновременно с текущей нотой), а путем преднамеренного сохранения из моих последних опыт мелодии как только что прошедшей. Этот означает, что эта ретенционная структура дает мне немедленное осознание моего постоянного опыта в непрерывном потоке опыта, самосознание, которое имплицитно присутствует в моем восприятии объекта. В в то же время, когда я осознаю, например, мелодию, я соосознаю мой постоянный опыт мелодии через ретенционную структуру того самого опыта — и это как раз и есть дорефлексивное самоосознание опыта (см. Захави 1999, 2003).

Временная структура, которая объясняет дорефлексивное самосознание также является структурной особенностью, которая объясняет ограничения возлагаются на рефлексивное самосознание. Светоотражающий самосознание дает знание дорефлексивной субъективности это всегда постфактум. Рефлективное самосознание, которое принимает в качестве своего объекта дорефлексивный опыт, является самим собой (как всякий сознательный опыт), характеризующийся той же временной структурой. В принцип, однако, ретенционно-импрессионно-протенциональный структура отражения не может перекрывать ретенционно-импрессионно-протенциональная структура пререфлексивной опыт в полной одновременности. Всегда есть небольшая задержка между отражением и дорефлексивным объектом отражения. Один можно сказать, что дорефлексивный опыт должен быть первым, если я Я должен обратить на него свое рефлексивное внимание и сделать его объектом отражение. Гуссерль пишет: «Когда я говорю я , я понимаю себя в простом размышлении. Но это самоощущение [ Selbsterfahrung ] как любой опыт [ Erfahrung ], и в особенности всякое восприятие, простое направляя себя к чему-то, что уже было для меня, что был уже сознательным, но не тематически пережитым, не заметили» (Husserl 1973b, 492–493). Эта задержка является одним из причины, по которым сохраняется разница или дистанция между отражающий субъект и отражаемый объект, хотя отражаемый объект — мой собственный опыт. Как размышляющий субъект я никогда полностью совпадаю с собой.

Как выразился Мерло-Понти, наше временное существование является одновременно условием для и препятствием для нашего самопонимания. Темпоральность содержит внутренний перелом, который позволяет нам вернуться к нашему прошлому опыту в для того, чтобы исследовать их рефлексивно, но самый этот перелом и мешает нам полностью совпадать с собой. Всегда будет остается разница между прожитым и понятым (Мерло-Понти 1945, 76, 397, 399, 460). Самосознание обеспечивает нас с ощущением, что мы всегда уже в игре. Это приводит к некоторым феноменологам отметить, что мы рождаемся (или «выбрасываемся» в мир) и не самопорожденный. Мы застряли в жизни это превышает наше полное понимание (Хайдеггер 1986). Есть всегда что-то о себе, что мы не можем полностью уловить в момент осознанного размышления.

Если рефлексивное самосознание ограничено таким образом, это должно не мешать нам его осуществлять. Действительно, рефлекторный самосознание является необходимым условием нравственного Ответственность за себя, как указывает Гуссерль. Отражение – это предпосылкой для самокритичного размышления. Если мы будем подвергать нашу различных убеждений и желаний к критической, нормативной оценке, это недостаточно просто иметь непосредственный доступ от первого лица к рассматриваемые государства.

Мы берем за отправную точку существенную способность для самосознание в полном смысле личного самоанализа ( inspectio sui ), и основанная на этом способность для занимать позиции, рефлекторно направленные обратно на себя и собственной жизни, на личных актах самопознания, самооценка и практические акты самоопределения, самоволие и самообразование. (Гуссерль 1988, 23).

Следовательно, самосознание не эпифеноменально. Наша способность делать рефлексивные суждения о наших собственных убеждениях и желаниях, а также позволяет нам изменять их.

Позицию Гуссерля, Сартра и Мерло-Понти можно рассматривать как находиться между двумя крайностями. С одной стороны, мы имеем представление что отражение просто копирует или отражает дорефлексивный опыт верно, а с другой стороны, у нас есть мнение, что отражение искажает жизненный опыт. Средний курс состоит в том, чтобы признать, что отражение включает в себя приобретение и потерю. Для Гуссерля, Сартра и Мерло-Понти, отражение ограничено тем, что дорефлексивно пережил. Он отвечает эмпирическим фактам и не конститутивно самореализоваться. Однако в то же время они признавал, что рефлексия как тематическое самопереживание не просто воспроизвести пережитый опыт без изменений, и это именно то, что делает размышление познавательно ценным. Опыт отражения трансформируются в процессе в разной степени и манеры в зависимости от типа рефлексии на работе. Субъективность следовательно, кажется, что он устроен таким образом, что может и временами должен относиться к себе как к «другому». способ. Это самоизменение присуще рефлексии; Это это не то, что отражение может преодолеть.

Многое из того, что мы говорили о самосознании, все еще может показаться чрезмерно менталистский. Важно отметить, что для феноменологов подобно Гуссерлю и Мерло-Понти, дорефлексивное самоосознание одновременно воплощены и внедрены в мир. Взгляд от первого лица на мир никогда не бывает взглядом из ниоткуда; она всегда определяется положение тела воспринимающего, что касается не просто местоположение и поза, но действие в прагматическом контексте и взаимодействие с другими людьми. Дорефлексивное самосознание включает аспекты, которые являются как телесными, так и интерсубъективными.

Утверждение состоит не просто в том, что воспринимающий/действующий объект объективно воплощено, но что тело каким-то образом эмпирически присутствует в восприятии или действии. Феноменологи различают дорефлексивное телесное осознание, которое сопровождает и формирует каждый пространственного опыта, из рефлексивного сознания тела. К уловив это различие, Гуссерль ввел терминологическое различие между Leib и Körper , т.е. между дорефлексивно переживаемым телом, т. е. телом как воплощенным вид от первого лица и последующий тематический опыт из тело как объект (Husserl 1973a, 57). Предварительно отражающий тело- ( Лейб -) осознание не является типом объектного восприятия, но это существенный элемент любого такого восприятия. Если я достигну для инструмента я знаю, куда добраться, потому что я чувствую, где он находится по отношению ко мне. Я также чувствую, что смогу достичь это, или что мне придется сделать два шага к нему. Мое восприятие инструмент должен включать проприоцептивную и кинестетическую информацию о моем телесном положении и положении моих конечностей, иначе я не смог бы дотянуться до него или использовать его. Если в таких случаях мы хотим сказать, что я осознаю свое тело, такое телесное осознание совсем другое, чем мое представление об этом инструменте. я могу нужно осмотреться или ощупать, чтобы найти, где находится инструмент; но, при нормальных обстоятельствах мне никогда не приходится делать это в отношении моего тело. Я молчаливо знаю не только, где мои руки и ноги, но и также о том, что я могу с ними сделать. Это молчаливое осознание моего тела всегда регистрируется как «я могу» (или «я не могу», как случай может быть). Прежде всего, мое тело переживается не как объект, а как как поле деятельности и аффективности, как потенция подвижности и воля, как «я делаю» и «могу».

Тело обеспечивает не только эгоцентрическую пространственную основу для ориентация на мир, но и конститутивный вклад своей подвижности. Восприятие предполагает не пассивную рецепцию, а активное исследование окружающего мира. Гуссерль обращает внимание на важность телесных движений (движения глаз, манипуляции рукой, передвижение туловища и др. ) для восприятие пространства и пространственных объектов. Далее он утверждает, что восприятие коррелирует и сопровождается проприоцептивно-кинестетическое самоощущение или самоаффект (Гуссерль 1973с). Каждое визуальное или тактильное явление дается в соответствии с кинестетический опыт. Когда я прикасаюсь к фигурной поверхности, ей дается в сочетании с ощущением движений пальцев. Когда я смотрю полет птицы, движущаяся птица дается в сочетании с кинестетические ощущения движения глаз и, возможно, движения шеи. Такая кинестетическая активация во время восприятия производит имплицитное и повсеместная ссылка на собственное тело. Неявный самоосознание реальных и возможных движений моего тела помогает формировать опыт, который у меня есть о мире. Однако, чтобы быть ясным, телесное самоосознание не есть осознание тела в изоляции от мира; она встроена в действие и восприятие. Мы не сначала осознайте свое тело, а затем используйте его для взаимодействия с мир. Мы ощущаем мир телесно, и тело открывается нас в нашем исследовании мира. В первую очередь тело достигает самосознание в действии (или в наших склонностях к действию, или в нашем возможности действия), когда он относится к чему-то, использует что-то или движется через Мир. [4]

Телесное самосознание, как и самосознание в более общем смысле, ограничения. Я никогда полностью не осознаю все, что происходит с моим телом. Действительно, мое тело имеет тенденцию стираться по мере того, как я воспринимаю и действовать в мире. Когда я прыгаю, чтобы поймать мяч, брошенный мне голову, я, конечно, чувствую, что я могу сделать, но я не осознаю мои точные движения или позы — например, что моя правая нога сгибается под определенным углом, когда я тянусь левой рукой. я могу выполнить движения, не осознавая их явным образом, и даже то, что я молчаливо осознаю, несколько ограничено — например, я не осознавая форму моей хватки, когда я тянусь, чтобы схватить мяч. хотя я может не знать некоторых подробностей о моих физических возможностях, это однако это не означает, что я не осознаю своего тела. Скорее это означает, что то, как я осознаю свое тело, полностью интегрировано с преднамеренное действие, которое я совершаю. Я знаю, что я прыгаю поймать мяч, и подразумеваемый в этом, как непосредственный смысл скорее чем умозаключение, я ощущаю, как мое тело прыгает, чтобы поймать мяч.

Более того, эмпирические аспекты моего воплощения пронизывают меня. дорефлексивное самосознание. Есть что-то похожее на прыгать, чтобы поймать мяч, и отчасти это похоже на то, что я на самом деле прыжки. Есть что-то другое в том, каково это сидеть и представьте (или вспомните), как я прыгаю, чтобы поймать мяч, и, по крайней мере, часть этой разницы связана с тем фактом, что я сижу а не прыгать, хотя ничего из этого не может быть явным в моем опыт.

Другой способ думать о самосознании, связанном с действием, состоит в следующем. рассмотреть чувство свободы воли, которое обычно является аспектом дорефлексивное самосознание в действии. Если, когда я иду по улица, меня толкают сзади, я мгновенно осознаю свое тело двигаться так, как я не собирался. Тот факт, что я чувствую потерю контроль над моими действиями предполагает наличие неявного смысла действия или контроля в моей ходьбе до того, как меня толкнули. В добровольном порядке действие, я воспринимаю движения своего тела как свои собственные действия, и это сменяется чувством потери телесного контроля в случае непроизвольное движение. Добровольные действия отличаются от непроизвольных действий, и эта разница зависит, соответственно, от опыт свободы действий или опыт отсутствия свободы действий — как дело может быть в том, что мое тело кто-то двигает еще. [5]

Хьюберт Дрейфус классно утверждал, что в случае с экспертом производительности, которую мы не осознаем, а скорее «обычно вовлечены в бездумном преодолении» (Dreyfus 2007a, 356). На его счет, наша погруженная телесная жизнь настолько целиком и полностью связана с миром что он совершенно не замечает себя. Действительно, при полном поглощении человек вообще перестает быть субъектом (Dreyfus 2007b, 373). Это только когда это телесное поглощение прерывается, что-то вроде появляется самосознание. Следовательно, Дрейфус не отрицает существование самосознания, но он определенно хочет видеть его как способность, которая проявляется или актуализируется только в особых случаях. Более того, когда эта способность используется, она обязательно нарушает нашу справляться и радикально преобразовывать виды аффордансов, которые даны к нему (Дрейфус 2005, 61; 2007, 354). Однако ряд теоретиков не согласились с этой характеристикой экспертной работы и утверждали, что в исполнительском искусстве (например, в танце, музыкальном производительность) и в легкой атлетике (например, бейсбол, крикет) эксперт исполнители могут использовать усиленное, но все же дорефлексивное осознание (Legrand 2007), внимательное осознание ситуации (например, Sutton и другие. 2011), или даже умелого рефлексивного мониторинга (Montero 2010; 2014), или их комбинация (Høffding 2018), и что такое сознание не мешает работе, а улучшает ее.

Сосредоточенность на воплощенном самоощущении неизбежно ведет к решающему расширение дискуссии. Внешность воплощения ставит меня, и мои действия в публичной сфере. Самосознание, включающее способность делать рефлексивные суждения о наших собственных убеждениях и желания, всегда формируется другими и тем, чему мы научились другие. Это интерсубъективное или социальное влияние может также повлиять на дорефлексивное самоосознание, включая мое чувство воплощенного агентство.

Я могу осознать себя глазами других людей, и это может произойти разными способами. Таким образом, воплощение приносит интерсубъективность и социальность в картину, и привлекает внимание к вопросу о том, как те или иные формы самосознания интерсубъективно опосредованы и могут зависеть от социального отношения к другим. Мое осознание себя как одного человека среди других, осознание, которое я могу сформулировать с точки зрения других, попытка увидеть себя такой, какой меня видят они, предполагает изменение установка самосознания. В рамках этого отношения суждения, которые я делать о себе ограничены социальными ожиданиями и культурными ценности. Такого рода общественное самосознание всегда в контексте, когда я пытаюсь понять, как я выгляжу другим, как в то, как я выгляжу, и в смысле моих действий. я нахожусь в определенных контекстах, с определенными способностями и склонностями, привычки и убеждения, и я выражаю себя таким образом, отражается от других, в релевантных (социально определенных) ролях через мой язык и мои действия.

Роль другого в этом способе самосознания не несущественный. По Гуссерлю, я осознаю себя именно как человеческая личность только в таких интерсубъективных отношениях (Husserl 1973b, 175; 1952, 204–05; см. Hart 1992, 71; Zahavi 1999, 157 и далее. Аналогичную идею см. также Taylor 1989, 34–36). Таким образом, Гуссерль различает предмет, взятый в его голой формальности. от персонализированного субъекта и утверждает, что происхождение и статус бытие человека должно находиться в социальном измерении. Я — личность, социально контекстуализированные, со способностями, наклонностями, привычками, интересы, черты характера и убеждения, все из которых были развился благодаря моим взаимодействиям с другими. При рассмотрении полноты человеческой самости, идея обособленного, чистого и формального субъект опыта есть абстракция (Гуссерль 1968, 210). Учитывая правильных условиях и обстоятельствах, самость обретает персонализирующую самопознание, т. е. развивается в личность и как личность (ср. Гуссерль 1952, 265). И это развитие во многом зависит от социальное взаимодействие (Husserl 1973b, 170–171).

Этот вид самосознания также открывает возможность самоотчуждение, классно объясненное Сартром в терминах чужой взгляд. Для Сартра, поскольку «наше бытие вместе с его бытие-для-себя есть и для-других; существо, которое раскрывается к рефлексивному сознанию есть для-себя-для-других» (1956, 282). С этой точки зрения первичный опыт другого заключается не в том, что я воспринимать ее как какой-то предмет, в котором я должен найти человека, но Я воспринимаю другого как субъекта, который воспринимает меня как объект. Мой опыт другого есть в то же время опыт, который включает в себя мое собственное самосознание, самосознание, в котором я дорефлексивно осознавая, что я объект для другого. Этот опыт может дополнительно мотивировать рефлексивное самосознание, как я подумай, каким я должен казаться другому.

Мерло-Понти (1945, 415) предполагает, что взгляд другого может мотивировать такое самосознание только в том случае, если у меня уже есть ощущение собственной видимости для другого. Это чувство моего собственного видимость, однако, непосредственно связана с дорефлексивным, проприоцептивно-кинестетическое ощущение своего тела, прозрение, которое идет вернемся к анализу Гуссерля (упомянутому выше). Мерло-Понти отмечает его связь со способностью младенца к подражанию, и это переносится на более поздние достижения в области развития психологии (см. Мерло-Понти, 1945, 165, 404–405; 2010 г.; Галлахер и Захави 2012; Захави 1999, 171–72). Действительно, хотя большое внимание уделяется упал на видение и взгляд другого в феноменологическом отчеты о самосознании, проприоцептивных и тактильных переживаниях имеют первенство в развитии и возникают во внутриутробной среде способами, которые допускают очень простой опыт отношений самодвижение против движения тела матери (Lymer 2010; 2014; Чауника и Кручанелли 2019; Чауница и Фотопулу 2016), и продолжают играть значительную роль в воплощении общение с воспитателями в раннем детстве. В этом отношении, интерсубъективные/интертелесные переживания могут влиять на дорефлексивные самоощущение тела. Это усложняет любое утверждение о том, что дорефлексивный опыт владения телом предназначен в первую очередь для самосохранение (Ciaunica & Crucianelli 2019; де Виньемон 2018).

Здесь не место вдаваться в подробное обсуждение этих богатые и сложные вопросы, вопросы, которые распространяются на анализ явлений такие как эмпатия, стыд, вина и т. д. (см. Захави 2010, 2014). Но важно понимать, что самосознание многогранно. концепция. Это не то, что можно исчерпывающе проанализировать просто исследуя внутреннюю работу ума.

Понятие самосознания было предметом богатого и комплексный анализ в феноменологической традиции. Аспекты Феноменологический анализ проявляется и в других областях исследований, включая феминизм (Stawarska 2006; Young 2005; Heinämaa 2003), экологическая психология (Гибсон 1966), и недавние анализы активных восприятия (Gallagher 2017b; Noë 2004; Thompson 2008). признание существования примитивной формы дорефлексивного Самосознание является важной отправной точкой для понимания более сложных форм самосознания, которые являются понятийными и зависит от языка. Феноменологический анализ показывает, что эти процессы быть чем-то большим, чем просто ментальные или когнитивные события, поскольку они интегрально включают в себя воплощение и интерсубъективные измерения.

Исследование самосознания путем распознавания себя и других образов в зеркале: концепции и оценка

  • Список журналов
  • Фронт Психол
  • PMC6524719

Передний психол. 2019; 10: 719.

Опубликовано онлайн 2019May 7. doi: 10.3389/fpsyg.2019.00719

, 1, * , 2 , 1, 3 , 4 , 5 , 6 , 7 , 8, 9 , 5 , 10 , 1 , 4, 8 , 6 , 11 , 12 and 1, 2, *

Информация об авторе Примечания к статье Информация об авторских правах и лицензиях Отказ от ответственности

Представлен исторический обзор концепций самосознания, в котором подчеркивается важная роль тела (в частности, телесного восприятия, а также телесных действий) и социального другого в построении самосознания. Точнее, восприятие тела, особенно интермодальное сенсорное восприятие, включая кинестетическое восприятие, участвует в построении ощущения себя, позволяющего дифференцировать себя и других. Кроме того, социальных других через очень ранние социальные и эмоциональные взаимодействия придает смысл восприятию младенца и способствует развитию его/ее способностей к символизации. Это необходимое условие для репрезентации образа тела и осознания постоянного «я» в пространственно-временном континууме (инвариантном во времени и пространстве). Нарушения распознавания собственного образа в зеркале также обсуждаются в связи с комплексной теорией развития самосознания. Затем нейропсихологический и нейрофизиологический подход к самосознанию рассматривает роль сложных путей активации/интеграции мозга и системы зеркальных нейронов в самосознании. Наконец, эта статья предлагает новые взгляды на оценку самосознания с использованием парадигмы двойного зеркала для изучения само- и других образов и распознавания тела.

Ключевые слова: самосознание, самосознание, тело-я, образ тела, телесное восприятие, интермодальное сенсорное восприятие, телесное действие, развитие

Самосознание можно определить для индивида как осознание собственного тела в пространственно-временном континууме и его взаимодействиях с окружающей средой, включая другие. Он также включает в себя осознание индивидуумом своей собственной идентичности, формируемое с течением времени во взаимодействии с другими. Он лежит в основе процессов более высокого уровня, таких как теория разума или эмпатия, процессов, которые позволяют нам не только осознавать других, но и отличать себя от них, от их образа и от их перцептивных и эмоциональных переживаний. и Sommerville, 2003; Rochat, 2003).

Самосознание находится на пересечении различных дисциплин, таких как нейрофизиология, психиатрия, психология/нейропсихология, психоанализ и философия, что ставит его в центр многих исследовательских тем. Многие авторы подчеркивают решающую роль тела в развитии самосознания как в качестве интерфейса с окружающей средой, так и в качестве фактической части самости (тело-я) (Damasio et al. , 2000; Ionta et al. , 2011). Кроме того, важность зеркала в психоаналитических и психоразвивающих моделях самосознания усиливает место телесного Я в построении распознавания образа Я, что подразумевает самосознание (Wallon, 19).34).

В этой статье мы предлагаем сначала провести исторический обзор исследований концепций самосознания, включая развитие самосознания и роль тела (особенно восприятия тела, но также и действия тела) и социальные другие в построении самосознания. В этой перспективе будут развиваться нейропсихологические и нейрофизиологические подходы к самосознанию. Во-вторых, будет подчеркнута важность представления о себе и узнавания себя в зеркале, особенно в отношении интереса зеркала к оценке самосознания.

Теоретические основы: концептуализация Я

На протяжении веков теоретики пытались понять и определить самосознание (Мэн де Биран, 1834; Пиаже, 1936; Валлон, 1959b; Мерло-Понти, 1964; Выготский, 1978; Нейссер, 1991; Роша, 2003). Одна из теоретических моделей, специально разработанная Пиаже (1936) и Мерло-Понти (1964), — это модель врожденного самосознания, по крайней мере, в его телесном измерении. В этой модели субъект родился субъектом и знает себя как субъекта. Его/ее последующее психическое развитие касается того, как он/она будет строить и формировать мир вокруг себя. Согласно Пиаже (1936), взаимодействия между ребенком и окружающей его средой регулируются ритмом, в котором происходит созревание его центральной нервной системы. Его фундаментальная работа в области психологии развития повлияла на многих его последователей, в том числе на Мерло-Понти (1964), чья философская работа частично была сосредоточена на феноменологии восприятия. Некоторые из разработанных им понятий присоединились к идеям Пиаже. Примечательно, что он настаивал на важности другого для индивидуума, при этом привлекая определенную степень врожденного самосознания, особенно со схемой тела, уже присутствующей у ребенка в очень раннем возрасте и благодаря которой он/она сможет взаимодействовать с другими.

В начале ХХ века появились различные течения мысли, разработанные преимущественно Выготским (1933). Идеи Выготского были далеки от теорий Пиаже, ставя под сомнение пиажеистскую эгоцентрическую стадию, которая ставит ребенка в центр развития представлений о себе и окружающем мире. Для Выготского ребенок не главный работник этой конструкции; он ученик, и именно присутствие другого и внешней среды позволит ему построить себя как личность (Выготский, 19).78).

Эти идеи были подхвачены многими современниками. Во Франции влияние Валлона (1959b) было особенно значительным. В своей работе Валлон ставит под сомнение возможное совместное конструирование самосознания и сознания другого на основе взаимодействия человека с внешней средой. Валлон акцентирует внимание на важности присутствия другого, чтобы быть с ребенком в его/ее самоконструировании. Ребенок учится отношениям от других, сначала путем простой мимикрии и взаимного эмоционального заражения. По Валлону, эта эмоциональная реципрокность является признаком изначальной невозможности для ребенка дистанцироваться от других в первые месяцы жизни. Он/она не будет осознавать, что является отдельной личностью от своих родителей. Именно через игру взаимного раздражения и чередования ребенок, наконец, осознает границу, отделяющую его от другого, от его собственного эго . Для Валлона это развитие самосознания заканчивается в возрасте 3 лет, в возрасте кризиса, когда ребенок может утвердить себя и противопоставить другим свои собственные желания и идеи. Этот подход доминировал в течение следующих десятилетий.

Нейссер (1991) описал два разных способа построения себя: (а) через телесное восприятие и взаимодействие с окружающей средой и (б) через отношения с другими. Кроме того, другие авторы, такие как Принц (2013), обсуждали понятие социального отражения и предположили, что социальное отражение является предпосылкой для конституирования ментальных самостей. Наконец, Уэбб и Грациано (2015) подчеркнули важную роль обработки внимания в развитии самосознания в отношении внешних и внутренних раздражителей окружающей среды.

Краткое изложение концепций себя представлено в .

Таблица 1

Концептуализация себя.

Авторы Концептуализация
Пиаже (1936) Субъект есть 5 как рожденный субъект и знает себя рожденным субъектом. Психологическое развитие связано с тем, как дети строят и формируют окружающий мир, что регулируется созреванием центральной нервной системы
Wallon (1959b) Субъект усваивает поведение посредством подражания и эмоционального заражения и поэтому не может быть отделен от других в течение первых месяцев жизни. Благодаря взаимной стимуляции и чередованию ребенок осознает границы между собой и другим и развивает свое собственное эго
Merleau-Ponty (1964) Важность другого. Существует определенная степень врожденного самосознания (схема тела), позволяющая осуществлять социальные взаимодействия
Выготский (1978) Субъект учится у других и внешней среды, как строить себя как личность а) через восприятие тела и взаимодействия с объектами окружающей среды и (б) через отношения с другими
Киверштейн (2007) Для каждого опыта существует нейронная репрезентативная система, составляющая минимальную супервентную основу для конкретных переживаний

Открыть в отдельном окне

Недавно были предложены более глобальные подходы к концепции самосознания, в частности Damasio et al. (1999), чья работа сосредоточена на изучении нейронной основы познания и поведения. Он был одним из самых активных исследователей в области осведомленности/сознания, исследуя лежащие в его основе механизмы. В своей работе он обобщает идеи, развитые в ходе его различных исследований, предлагая три различных уровня осознания/сознания, которые в конечном итоге ведут к самосознанию: (а) Первичное сознание , (b) Рефлексивное сознание и (c) Самосознание. Первичное сознание — это бдительное основное сознание, которое развивается в возрасте от 6 месяцев до 1 года и позволяет младенцу развиваться в своем окружении, даже если он не в состоянии отличить себя от остальных Мир. Первичное сознание присуще другим видам животных с органами чувств и сложным мозгом (Jones and Mormede, 2002). Рефлексивное сознание позволяет человеку понять, что именно он/она направляет свои собственные действия и мысли и что он/она контролирует свои рассуждения и поведение. Это соответствует сознанию того, что вы не являетесь другим, и его разделяют люди и крупные приматы. Самосознание, более высокий уровень сознания, относится к способности усваивать собственную историю, осознавать единство себя, которое сохраняется, несмотря на течение времени и изменения окружающей среды. По словам Дамасио, у людей это не появляется до 2 лет. Интересно, что двухлетнему возрасту также соответствует развитие речи ребенка.

Понятие первичного сознания, разработанное Damasio et al. (1999) можно сравнить с концепцией «минимального Я». Минимальное Я представляет собой самый базовый уровень Я. Это относится к самосознанию как к предмету непосредственного опыта и дорефлексивного происхождения действия, опыта и мысли (Gallagher, 2000). Дорефлексивное «это мое» (или чувство принадлежности; «мое») сознательного опыта является центральной характеристикой минимального «я». Следовательно, минимальное «я» можно отличить от более сложных аспектов «я», таких как рефлексивное «я» (эксплицитное осознание «я») и нарративное «я» (переживание «я» с определенными характеристиками и личная история).

Совсем недавно Десити и Соммервиль (2003) представили свою концептуализацию себя в обзоре литературы. Эта концептуализация в некотором роде отражает модель стратификации, описанную Дамасио. Соответственно, конструирование Я представляет собой многомерный и развивающийся процесс, происходящий с младенчества и развивающийся на протяжении первых лет жизни. Этот процесс включает физические, психологические и социальные факторы и позволяет развивать разные типы сознания на разных уровнях. Десити и Соммервиль подчеркнули когнитивное измерение саморазвития, включающее общие представления о себе и других, что в конечном итоге приводит к дифференциации себя и других.

Различные уровни, типы, содержание и изменения самосознания суммированы в .

Таблица 2

Уровни, типы, содержание и изменения самосознания (по Damasio et al., 1999; Decety and Sommerville, 2003; Rochat, 2003; Parnas and Henriksen, 2014; Keromnes et al., 2017 ).

7176 • 33333333333 гг. изображения и фильмы 0 0 0 0 77777111711117. Личностная непрерывность
Сознание
Уровни сознания * Дорефлексивное сознание1177 Early appearance, relies on bodily perception
    • Level 1: Differentiation     • Relies on the experience of own bodily movements
    • Level 2: Situation     • Основан на интермодальном сенсорном восприятии собственного тела
Рефлексивное сознание (эксплицитное) Я выражается эксплицитно
Уровень 3: Идентификация Идентификация самого себя в зеркале
Уровень 4: постоянство 3333. Идентификация Amperence
Самосознание (эксплицитное) Позднее появление, опирается на ментальные представления
    • Уровень 5: «Мета» самоосознание . Примечательно, что представления о том, как ребенок воспринимается другими
Типы сознания Агентство Сознание воли и владения
ОТЛИЧНОЙ ИНТАРИЧЕСКИЙ И ВЛИЯНИЯ
ОТНОВАНИЯ И ВОЗВРАЩЕНИЯ
ОТНОВАНИЯ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
ОТНОВАНИЯ Сознание непрерывности во времени
Рефлексия Сознание сознания
Contents of consciousness Physical Physical features
Active Action skills
Psychological Traits and values ​​
Social/relational/collective Social role and членство, репутация, отношение к другим
Изменения самосознания Присутствие Затрагивается ощущение личного опыта
Чувство телесности Поразительная тенденция воспринимать свое тело преимущественно как объект: возрастающая эмпирическая дистанция между субъективностью и телесностью («бестелесность») -автономные («автоматические» мысли), без ипсеита и с разрывом потока мыслей (мысли могут появляться как бы ниоткуда)
Самодемаркация Inferential reflection arises as a consequence of a deficient sense of myness
Solipsism and existential reorientation To be excessively preoccupied with philosophical, supernatural, or metaphysical themes

Open in a separate окно

Пять уровней (Rochat, 2003) в отличие от нулевого уровня, соответствующего уровню замешательства с отсутствием самосознания.

В свете этих различных подходов можно выделить две основные концепции. Во-первых, обретение самосознания происходит главным образом путем дифференциации себя и другого, с признанием идентичностей друг друга. Вторая концепция состоит в том, что тело, интерфейс между собой и другим, является одним из важнейших ключей в ходе этого процесса. Эта концепция развивается в следующем разделе.

Что касается первой концепции, самосознание будет строиться по отношению к другому (реляционная диада), посредством реляционной и эмоциональной синхронизации и глазами другого (Wallon, 1984; Фельдман, 2007; Хааг и др., 2005, 2010). Мать смотрит на младенца, а младенец смотрит на мать, но он/она также видит свое отражение в глазах матери. Самосознание с интеграцией образа тела также проходит мимо подражания другому, переходя, например, от простого подражания у новорожденного высовывания языка к более сложному развитию, включающему словесный язык ребенка (Надель-Брульфер и Бодоньер). , 1982; Надель и др. , 1983; Надель, 2011).

Здесь мы могли бы предположить, что самосознание строится через подражание другому, с представлением идентичного посредством синхронизации, но также и с представлением того, что отличается. Позже появление гендерного тела относится к половой дифференциации и, вероятно, в подростковом возрасте является новым мобилизующим рычагом этого процесса.

Роль тела в самосознании

Восприятие тела и самосознание

Сегодня связь между телом и разумом кажется хорошо установленной. Клиническая практика ежедневно напоминает об этом в отношении частоты психосоматических проявлений, наблюдаемых у пациентов с психическими расстройствами (Testa et al., 2013). Тело выступает здесь как отражение психологических проблем и в центре психологического процесса самосознания (Gernet, 2007).

По Валлону (1959a), когда ребенок рождается, он/она видит себя смещенным, с отдельными частями и членами, и постепенно он/она видит их объединенными в единое целое. Сознание телесного Я было бы необходимой предпосылкой построения личности ребенка. Это понятие было впервые введено в 1794 году под названием cenesthesia . Хюбнер определил cenesthesia как общую чувствительность, которая представляет душе состояние ее тела, тогда как чувствительность сообщает душе о внешнем мире, а внутреннее чувство дает представления, суждения, идеи и понятия (Старобинский, 19).77). Валлон позже опишет его проще, обозначив под этим термином два типа чувствительности: внутреннюю и висцеральную чувствительность и проприоцептивную и постуральную чувствительность, совместное действие которых будет отвечать за кинестетические ощущения.

Эта концепция сенестезии превратилась в концепцию схемы тела в конце девятнадцатого века после клинических наблюдений Боннье (1904) за нарушениями восприятия собственного тела, возникающими в результате определенных неврологических поражений или доброкачественных расстройств, таких как как головокружение. Затем выдвигается гипотеза о существовании нормальной системы восприятия, с которой связаны эти аномалии. Эта система восприятия соответствовала бы тому, что Хед и Холмс и др. (1911–1912), концептуализированный вскоре после этого под термином схемы тела . Этот телесный паттерн будет постепенно формироваться в первые месяцы жизни, когда ребенок, по-видимому, проявляет большой интерес к исследованию своего собственного тела с помощью прикосновений, а также к изучению своего непосредственного окружения. Благодаря этому исследованию ребенок постепенно узнает границы между своим телом и своим окружением. Хотя в нескольких исследованиях подчеркивался риск дефицита схемы тела у детей с тяжелыми нарушениями зрения (обзор см. в Lueck and Dutton, 2015), Хед и Холмс отвергли какое-либо участие оптических путей в приобретении этой схемы тела, которая отражает общая интуиция относительно настоящего положения тела в пространстве.

Это последнее замечание подчеркивает фундаментальное различие между этой концепцией схемы тела и концепцией собственного образа, введенной Шилдером (1968). Первый основан на постуральных элементах, тогда как другой относится к символическому и аффективному опыту, основанному прежде всего на визуальном восприятии самого себя. Эти два, однако, не диссоциированы, учитывая, что они вместе вносят вклад в конституцию тела-самости .

Как и схема тела, представление о себе не является врожденным, а приобретается постепенно. Понятие самообраза эмоционально и символически заряжено. Образ себя — это не просто наблюдаемый образ. Это также включает в себя то, как люди представляют свое собственное тело в своем уме и репрезентации других на своем собственном теле. Это представление первоначально осуществляется как часть взаимодействия между ребенком и другим, как если бы ребенок мог сначала увидеть себя глазами другого, прежде чем он смог бы представить свое собственное тело. Различные авторы описывали важную роль зеркала в построении образа самого себя и, в более широком смысле, самого себя. Этот аспект будет подробно описан позже.

Этот обзор идей, разрабатывавшихся более ста лет, показывает важность тела в основных теориях психологии развития. Действительно, более поздние авторы, такие как Damasio et al. (1999), выделили центральное место, которое занимает тело в феномене сознания. Они поддерживают идею о том, что сознательное мышление в первую очередь основано на нашем внутреннем восприятии. В своей модели они разработали различные возможные уровни самосознания, ставя телесное восприятие выше любого уровня сознания. Восприятие внешнего мира, описанное в первичном сознании, становится возможным только в том случае, если это основное телесное восприятие является операциональным.

В последние годы многие авторы также участвовали в улучшении нашего понимания путей, участвующих в самосознании, уделяя особое внимание «телесному самосознанию» (Aspell et al., 2009; Pasqualini et al., 2013). ). Эта концепция делится на три измерения: самолокализация, перспектива от первого лица и самоидентификация.

Различные экспериментальные исследования показали, что телесное самосознание податливо. Сфорца и др. (2010), например, изучали распознавание лиц у здоровых людей с помощью простой экспериментальной парадигмы. Исследователь прикасался к лицу испытуемого, в то время как испытуемый наблюдал, как то же самое действие одновременно применялось к лицу другого человека. Результаты этого исследования показали частые ошибки в идентификации образа другого как своего собственного. Точно так же, манипулируя зрительно-тактильными входами, искусственная рука может вызвать иллюзорное чувство собственности (иллюзия резиновой руки; Botvinick and Cohen, 19).98). На самом деле, наблюдение за тем, как рука или лицо другого человека поглаживаются синхронно с поглаживаниями, нанесенными нашей собственной соответствующей невидимой руке или лицу, может вызвать иллюзорную самоатрибуцию видимой руки или лица. Более того, участники воспринимают положение своей руки как смещенное в сторону фальшивого положения руки (проприоцептивный дрейф) или оценивают лицо другого человека как похожее на свое лицо. Многие экспериментальные парадигмы дали аналогичные результаты, предполагая, что телесное самосознание может колебаться при противоречивой сенсорной стимуляции. Кроме того, как обсуждается ниже, наши двигательные действия также могут способствовать самосознанию.

Телесные действия и самосознание

Как было недавно подчеркнуто, система управления моторикой в ​​мозге не только управляет сложными действиями, но также связана с репрезентацией тела (Murata et al., 2016). Точнее, Мурата и соавт. (2016) показали, что система управления моторикой способствует восприятию рук как части собственного тела. Согласно Галлахеру (2005), восприятие собственного тела является фундаментальным процессом самопознания. Таким образом, руки являются не только эффекторами в движении, но и могут рассматриваться как связующее звено между разумом и управлением движениями. В соответствии с этим то, что сейчас называется чувством свободы воли, можно рассматривать как субъективное осознание того, что порожденное действие приписывается самому себе. Чувство агентности возникает, когда выполняемое действие осознается как порожденное собственным телом. Таким образом, ожидается, что ощущение свободы действий возникает исключительно во время произвольного движения. Согласно Blakemore et al. (1999), копия двигательной команды, то есть эфферентная копия, может передаваться в прямую модель для прогнозирования обратной связи в ответ на данную двигательную команду. Таким образом, сравнение между сенсорной обратной связью и последующим разрядом способствует как точности движения, так и распознаванию того, кто произвел наблюдаемое действие. В свою очередь, чувство действия участвует в построении самосознания через производство и контроль двигательных действий.

Несколько нейропсихологических и нейровизуализационных экспериментов показали, что нижняя теменная кора участвует в чувстве деятельности (обзор см. в Murata et al., 2016). Действительно, как показано Sirigu et al. (1999), у пациентов с поражением нижней теменной коры наблюдается дефицит распознавания агентов. Более того, таким же образом несколько исследований изображений головного мозга человека показали, что нижняя теменная кора участвует в обнаружении агента действия у здоровых участников (Farrer et al. , 2003, 2008; Decety and Grèzes, 2006; Chambon et al.). др., 2013). Интересно, как мы обсудим ниже, теменные поражения также ответственны за пространственное пренебрежение, а также соматопарафрению, два нейропсихологических дефицита, которые также могут влиять на самосознание.

Нейропсихологический подход к самосознанию. в основном исследовали у здоровых участников с использованием как экспериментальных, так и функциональных методов нейровизуализации (Farrer et al., 2003; Tsakiris et al., 2007). Дополнительным подходом является исследование неврологических больных со специфическими нейропсихологическими нарушениями этих органов чувств после повреждения головного мозга.

Как обсуждается ниже, у пациентов с повреждением головного мозга, особенно после инсульта, может наблюдаться анозогнозия гемиплегии (AHP), влияющая на чувство собственности и, следовательно, на самосознание. Пациенты с поражением головного мозга и АГП обычно отрицают слабость своей паретичной или плегической конечности, противоположной поражению, и убеждены, что они двигаются правильно. У этих пациентов также может быть нарушено чувство собственности по отношению к паретичной/плегической конечности. Они воспринимают контралатеральную конечность как не принадлежащую им и даже могут приписывать ее другим людям. Этот дефицит часто называют «соматопарафренией». Таким образом, для AHP характерно ложное убеждение, что они не парализованы. Таким образом, их чувство участия или отсутствия причинной вовлеченности в действие — их чувство свободы воли — резко нарушается. Каким бы невероятным это ни казалось, несмотря на очевидный факт, что противоположная поражению конечность сильно парализована, эти пациенты ведут себя так, как будто расстройства не существует. Когда их просят пошевелить паретичной/плегической рукой или ногой, они могут ничего не делать или могут двигать конечностью противоположной стороны. Однако в обеих ситуациях они либо убеждены, что успешно выполнили задачу, либо могут утверждать, что могут двигаться обычным образом. Интересно, что, хотя они и не могут пошевелить контралатеральной конечностью, когда их об этом просят, они могут объяснять свою невозможность либо конфабуляциями (вчера я мог ее пошевелить, но сейчас у меня устала рука), либо внешними причинами (земля скользкая, Я не могу по нему ходить) (Натансон и др. , 19 лет).52). Что касается нейроанатомических коррелятов AHP, несколько исследований показали, что правая островковая кора может быть важной анатомической областью в интеграции входных сигналов, связанных с самосознанием о функционировании частей тела (обзор см. Karnath and Baier, 2010). Кроме того, в подтверждение этой гипотезы сообщалось о сходных доказательствах того, что передняя островковая кора также является центральной структурой для механизмов боли и регуляции температуры (Craig et al., 1996; Kong et al., 2006). Таким образом, передняя островковая кора вполне может представлять собой важный коррелят «интероцепции» человека, а также важнейшую область коры для владения телом, для чувства свободы действий и, в более общем смысле, для самосознания (Craig, 2002, 2009).). Кроме того, предполагалось, что передняя островковая кора участвует в других когнитивных и эмоциональных процессах, которые вполне могут способствовать самосознанию, таких как чувство гнева или тревоги (Phillips et al. , 1997; Damasio et al., 2000), страстное желание (Contreras et al., 2007; Naqvi et al., 2007) и визуальное самопознание (Devue et al., 2007).

Наконец, анозогнозия и нарушение чувства принадлежности тела часто связаны с другим нейропсихологическим дефицитом, следующим за поражением правой теменной области и влияющим на пространственную репрезентацию: одностороннее пространственное пренебрежение (USN).

Личное игнорирование

Одностороннее пространственное игнорирование — это расстройство, при котором пациенты не осознают наличие полушария, противоположного поражению. Обычно левое УСН наблюдается после поражения правой теменной области. Как предложил Шильдер (1968), пространство можно разделить на внеличностное, окололичностное и личное пространство. В соответствии с этим пациенты, страдающие УСН, могут игнорировать либо экстраперсональное пространство (ближнее или дальнее), либо личное пространство, противоположное поражению. В этом последнем случае, когда пациенты страдают от личного пренебрежения, они игнорируют собственные части тела, пораженные поражением. Действительно, пациенты могут не использовать контралатеральное полутело, даже если они не парализованы. В некоторых случаях у пациентов может проявляться соматофрения, и они могут объяснить, что их противоположная рука или нога находятся за шкафом или что их муж или жена взяли их с собой. Важно отметить, что многие пациенты не знают, что у них есть эти проблемы (анозогнозия).

Нейропсихологический подход действительно может представлять интерес для оценки роли различных корковых и подкорковых структур, участвующих в самосознании, для расшифровки нейрофизиологической основы самосознания, как представлено в следующем разделе.

Нейрофизиологический подход к самосознанию

Эволюционная психология постулирует, что самосознание, как и другие высшие когнитивные способности, будут уникальными для человека и, таким образом, будут отличать нас от видов животных, даже от самых развитых ( Роша, 2018). Эти теории теперь оспариваются нейробиологическими достижениями, подчеркивающими участие определенных структур мозга в процессе самосознания, о котором сообщают некоторые приматы.

Сложные пути активации и интеграции

Шильдер, психиатр и психоаналитик, в 1935 г. отошел от теорий психоразвития самосознания, чтобы поставить под сомнение нейрофизиологические механизмы, позволяющие человеку находиться в заданном пространстве-времени (Schilder, 1968). Его идеи открыли новые перспективы для различных исследовательских проектов. С того времени и до сих пор было разработано и разработано множество экспериментальных парадигм, чтобы лучше понять неврологические пути самосознания.

Лермитт (1939) одним из первых опубликовал свои исследования нейрофизиологических механизмов самосознания. Он описал возможную активацию правых теменных мозговых структур, связанную с процессом приобретения образа себя. Позднее эта гипотеза была подтверждена многочисленными исследованиями, и в настоящее время, по-видимому, хорошо известно, что структуры правого полушария, особенно теменные, участвуют в глобальном самосознании (Taylor, 2001).

Более конкретно, помимо вовлечения нижней теменной коры в смысле агентства, описанного выше в «9В разделе 0853 «Действия тела и самосознание » также сообщалось об первостепенной роли височно-теменного соединения (Ionta et al. , 2011; Graziano, 2018). Она соответствует зоне интеграции мультимодальной сенсорной информации, которая может играть ключевую роль в ракурсе от первого лица и различении себя и другого, а также в некоторых более сложных механизмах теории сознания, включающих в себя способность понимать намерения, желания и убеждения другого. Аспел и др. (2012) более подробно изучали его активацию во время феномена внетелесных переживаний как путем непрерывного электроэнцефалографического мониторинга во время таких феноменов, так и путем наблюдения, что такие эксперименты могут быть вызваны у здоровых людей транскраниальной магнитной стимуляцией (ТМС) височно-теменной области. соединение (Blanke et al., 2005).

Роль структур лобной коры также обсуждалась в отношении, в частности, активации префронтальной коры, которая будет вмешиваться в процесс дифференциации между собой и другими (Van Veluw and Chance, 2014). Примечательно, что несколько исследований fRMI по теории разума подчеркивают ключевую роль срединной префронтальной коры (Van Veluw and Chance, 2014).

Наконец, роль вестибулярной системы также была описана в развитии пространственно-телесного самосознания (Pfeiffer et al., 2014). Одной из его функций является предоставление информации о положении тела с учетом вариаций гравитационной системы Земли, необходимой для кодирования мозгом пространственной ориентации тела в окружающей среде. Некоторые исследования предполагают, что вестибулярная система может быть частью более крупной сети, участвующей в пространственном исследовании, включая теменные доли и переднюю островковую кору, уже упомянутую в разделе «9».0853 Нарушение чувства свободы действий и нарушение владения телом » (Brandt et al., 1994; Karnath et al., 2004). Это вполне может объяснить, как калорийная вестибулярная стимуляция может уменьшить соматофрению. Действительно, было продемонстрировано, что такая стимуляция, применяемая у пациентов с повреждением правого полушария, может вызывать временную ремиссию анозогнозии при гемипарезе, а также постоянное исчезновение соматофрении (Cappa et al. , 1987; Bisiach et al., 1991; Rode et al., 1992; Валлар и др., 2003). Кроме того, калорическая вестибулярная стимуляция может снижать AHP и USN (Cappa et al., 19).87; Бисиач и др., 1991; Роде и др., 1992; Vallar et al., 2003), подтверждая роль вестибулярно-теменной сети в телесном осознании и самосознании.

Примечательно, что интегрированные модели самосознания, предполагающие сенсорную и моторную мультимодальную интеграцию, родственны идеям, уже разработанным Шеррингтоном почти столетие назад. Сэр К. С. Шеррингтон (1906 г.) был английским неврологом, получившим Нобелевскую премию по медицине вместе с Адрианом (1932 г.) за работу над нервной системой. Согласно их работе, самосознание здесь и сейчас основано на зрительно-мышечно-лабиринтных или тактильно-мышечно-лабиринтных восприятиях (Wallon, 19).59а). Эта модель также перекликается с некоторыми идеями Пиаже, поскольку он описал в рамках своих стадий развития первую сенсомоторную стадию, во время которой ребенок существует только посредством движения и ощущения (Piaget, 1956). Это описание показывает даже сегодня важность сенсорной стимуляции и то, как ее можно интегрировать в мозг для построения самосознания, особенно у очень маленьких детей.

В рамках этого процесса интеграции и сложной активации роль конкретной системы нейронов – зеркальных нейронов – является предметом многочисленных споров.

Система зеркальных нейронов

Зеркальные нейроны были впервые описаны Rizzolatti и Sinigaglia (2008). Они представляют собой систему двигательных нейронов, особенность которых заключается в том, что они активируются как тогда, когда мы выполняем данное действие, так и когда мы видим, как кто-то другой выполняет то же действие, или даже когда мы думаем или говорим о его осуществлении, не инициируя его. Впервые они были обнаружены у обезьян после того, как было замечено, что они часто могут выполнять действие сразу после того, как увидят его у одного из своих сородичей, как бы зеркально отражая другого.

Эти описания могут свидетельствовать о том, что нейроны, участвующие в таких реакциях, находятся на уровне оптических путей и активируются зрительной стимуляцией. Однако исследования Риццолатти в области функциональной визуализации мозга предполагают, что эта «зеркальная» реакция соответствует активации мозга на уровне премоторной лобной коры, верхней височной борозды и некоторых теменных областей (Rizzolatti and Sinigaglia, 2008). Другие недавние исследования функциональной МРТ подтверждают эти данные, не показывая какой-либо активации в затылочных зрительных областях (Calvo-Merino et al., 2005). Исследования системы зеркальных нейронов у приматов показали активацию области мозга F5, которая у человека соответствует области Брока (т. е. нижняя часть F3, соответствующая полям Бродмана 44 и 45). Можно предположить, что эти зеркальные нейроны также играют роль в воспроизведении вербального языка и способности общаться с другими людьми.

Признано, что эти нейроны частично лежат в основе нашей способности связываться друг с другом. Это открытие поставило их в центр социального познания. Их роль особенно обсуждалась в способности отличать себя от других, а также во взаимодействиях с другими на телесном, аффективном и когнитивном уровнях (например, в феномене эмпатии).

Здесь можно провести параллель между функционированием зеркальных нейронов и реципрокностью жестов и эмоций, описанной Валлоном. В теории Валлона (1959б) младенец воспроизводит многие действия, которые он видит у взрослых (например, улыбку), как если бы он смотрел в зеркало. Именно через эти переживания, точнее, через процессы идентификации и дифференциации, может развиваться самосознание.

В настоящее время система зеркальных нейронов подвергается некоторой критике из-за недостаточной специфичности, а более поздние исследования показывают, что ей быстро присвоили слишком много доверия (Hickok, 2014). Тем не менее их открытие создало подражание, которое многое привнесло в научные исследования.

Несмотря на постоянные попытки лучше понять конкретные пути, связанные с самосознанием, они еще не установлены. Ограничения появляются с учетом сложности обрабатываемой информации. Для некоторых авторов, таких как Damasio et al. (1999), Тонони и Эдельман (2000) или Сет и др. (2006), нет фиксированной структуры, ответственной за существование самосознания на разных его уровнях. Для этих авторов самосознание на самом деле отвечает на гораздо более всеобъемлющую активацию мозга, которая позволяет человеку локализовать себя здесь и сейчас и принять во внимание свою личную историю с соответствующими аффектами.

Краткая история зеркала

Сегодня вездесущее в наших домах зеркало — это древний предмет, форма или использование которого менялись на протяжении веков. Появление первых зеркал трудно датировать. Описания можно найти в древние времена, когда они уже были известны своей отражающей способностью. Первые зеркала были сделаны из стекла и свинца. Их изготовление из этих материалов требовало определенных усилий, что делало объект дефицитным и дорогим. Это оставалось самой богатой привилегией на протяжении веков. Например, в средние века для изготовления зеркал можно было использовать некоторые ценнейшие материалы, такие как золото или серебро (Melchior-Bonnet, 2011).

Лишь в конце семнадцатого века зеркала стали более доступными, распространились в домах и стали необходимостью для всех. Введение зеркал в нашу жизнь, вероятно, сильно изменило то, как люди воспринимают собственное изображение (Melchior-Bonnet, 2011).

Наряду с этими историческими и социальными соображениями интересно отметить, что зеркало долгое время считалось увлекательным объектом. При изучении цивилизации инков мы находим описания зеркал, которые использовались как «зажигалки» (Nordenskiôld, 19).26). Эта особая способность, хотя и основанная на простых оптических свойствах, сделала его почти волшебным объектом и, по сути, предметом роскоши. В Средние века самые красивые и дорогие зеркала устанавливали в замках знатных или королевских особ, а поэты или сказители того времени прославляли их волшебную силу отражения. Именно эта сила завораживающей рефлексии обнаруживается во многих древних мифах. С древних времен саморефлексия является предметом многих постановок. Наиболее распространенным является миф о Нарциссе или Персее. В обоих случаях зеркало или отражение ведет к трагической гибели. Нарцисс расплачивается за свое тщеславие и любовь за свое отражение, которое он видит в воде. Персей использует отражательную способность зеркала, чтобы победить и убить своего врага Медузу. Здесь это можно рассматривать как начало размышлений о самосознании.

Значение другого в построении самосознания: теории самопознания в зеркале

В своей работе о построении самосознания Валлон (1934) объясняет, как маленькие дети, взаимодействуя с окружающей средой, постепенно осознать свое собственное тело . Одной из основных частей его работы является описание реакции ребенка в зеркале. Валлон заметил, что в возрасте от 6 месяцев до 2 лет у ребенка развивается интерес к своему отражению в зеркале, даже после того, как он понял, что это вымысел. Ребенок может долго созерцать это отражение, наслаждаясь взглядом на этого «другого», который не является «настоящим я». Начиная с первых размышлений, глядя в зеркало с родителями, он обращается к ним в поисках уверенности, как подтверждения того, что образ, который он видит, на самом деле является им самим.

Как мы упоминали ранее, именно через эту игру чередования и обмена между собой и другим ребенок осознает свою индивидуальность. Зеркало для Валлона является одним из главных посредников в этом процессе, потому что именно через него ребенок может взаимодействовать с другими.

Zazzo (1948) следовал некоторым идеям Валлона. Он опубликовал свои наблюдения за реакцией младенца, столкнувшегося со своими образами через свое отражение в зеркале, а также с фотографиями и фильмами. Он утверждает, что, когда ребенок смотрит в зеркало, а также на другие наглядные пособия, узнавание другого намного опережает самопознание. Он также устанавливает, что для трех типов изображений (зеркало, фотография и пленка) существует первый период, в течение которого мы наблюдаем, что субъект, кажется, не узнает или даже не смотрит на свое собственное изображение. Кроме того, он поясняет, что узнавание другого через зеркало начинается задолго до того, как оно появится в картине или кино. Однако, если образ себя в зеркале распознается гораздо раньше, он долгое время остается подверженным неуверенности и тревоге, в отличие от неподвижных изображений, таких как фотографии.

Открытие показало, что в возрасте от 2 до 3 лет ребенок все больше осознает образ своего тела и сможет понять, что он/она один стоит лицом к своему собственному образу и что его/ее отражение не кто-то другой или двойник. Согласно Заццо, это развитие происходит параллельно с появлением языка, дополнительного инструмента, помогающего ребенку понять различие между собой и другим и между собой и своим отражением.

Тем не менее, основная работа Валлона и Заццо оказалась забытой, когда несколько лет спустя Лакан подхватил эту тему и довел ее до психоанализа, опубликовав « Стадия зеркала как формообразующая функция Я, как она раскрывается в психоаналитическом опыте ». В воспроизведении теорий, разработанных Валлоном, Лакан описывает, как стадия зеркала помогает ребенку отказаться от своего фрагментированного тела, чтобы осознать свою идентичность через зеркальное отражение (Lacan, 1966).0853 Стадия зеркала » Лакана в настоящее время является краеугольным камнем психоаналитического подхода к конструированию себя. Сам Лакан относил происхождение своей теории к работам американского психолога Джеймса Марка Болдуина, оказавшего влияние также на Пиаже и Выготского. Теории Болдуина были сосредоточены на прогрессивном различии между собой и другими посредством социальных взаимодействий. Он был одним из первых, кто увидел, как ребенок ведет себя перед своим отражением, как индикатор построения себя (Müller and Runions, 2003).

Многие другие авторы были обеспокоены этой темой после Лакана, особенно Франсуаза Дольто, опубликовавшая в 1987 году вместе с Насио « Дитя зеркала ». Если она частично придерживалась теорий Лакана, ее подход отличается в существенном. В отличие от Лакана (и Валлона до него), которые описывали младенца как фрагментированное существо, не сдерживаемое в течение месяцев, предшествующих идентификации с рефлексией, Дольто выделяет первичный нарциссизм, который делает ребенка сплоченным целым, поддерживаемым посредством основных внешних и внутренних ощущений. . Поэтому младенец не может быть полностью удовлетворен этим образом, так как он неполный, отражающий только одну сторону его тела, тогда как он даже «чувствует себя как единое целое в своем существе» (Dolto, Nasio, 2002).

Значение, придаваемое зеркалу в психоаналитических теориях и теориях психоэмоционального развития, подчеркивает важность тела-я и представления о себе, а также важность другого в построении самосознания.

Нарушения распознавания собственного образа в зеркале

Расстройства самосознания связаны с различными нарушениями путей, участвующих в самосознании. Различные компоненты самосознания могут нарушаться и вызывать различные клинические синдромы. Нарушения телесного самосознания приводят к соматогнозическим расстройствам, среди которых встречаются внетелесные переживания, геаутоскопия, аутоскопические галлюцинации. Эти явления широко изучались в случае расстройств неврологического происхождения, особенно при некоторых синдромах деменции (Blanke, 2007). Их механизмы до сих пор плохо изучены, хотя Бланке удалось продемонстрировать ранее описанную дисфункцию височно-теменных областей с дополнительным вовлечением некоторых затылочных областей в случае аутоскопических галлюцинаций (Blanke and Mohr, 2005).

Геаутоскопия была описана Lhermitte (1939) в его работе « Образ нашего тела » как почти галлюцинаторное переживание, во время которого пациент внезапно видит свое изображение, появляющееся перед ним. Схематически он объясняет это двумя существенными компонентами: зрительной галлюцинацией и нарушением телесного самосознания. Последнее вызывает у индивида чувство частичной деперсонализации, что затрудняет его/ее локализацию себя – либо в собственном теле, либо в проекции на аутоскопическом образе. Одной из вариаций этой геаутоскопии (или иллюзии двойника) является феномен негативной геаутоскопии, который так хорошо описал Мопассан, когда он погружается в безумие: Действительно, он описал это явление, при котором индивид больше не видит своего образа в отражающая поверхность. На этой иллюстрации показан пример ситуации, в которой нарушается отношение к зеркалу. Это также показывает, что такие нарушения в узнавании собственного образа не ограничиваются неврологическими расстройствами. Они также распространены при психических расстройствах и особенно психотических расстройствах.

В настоящее время принято считать, что ранние нарушения психологического развития ребенка могут быть связаны с различными психическими расстройствами, которые со временем могут закрепляться во взрослом возрасте (Jones, 1997; Tackett et al., 2009). Учитывая важную роль зеркала в психологическом развитии, можно предположить, что у детей с атипичным психическим развитием нарушается отношение к зеркалу, а следовательно, и к отражению. Салем Шентуб был одним из первых, кто изучал самопознание у детей с нарушениями развития, включая умственную отсталость. Он описал реакцию «умственно отсталых» детей перед зеркалом и заметил различия в их поведении по сравнению с типично развивающимися детьми (Растин и др., 19).54). Реакции, о которых сообщается, разнообразны: от очевидного отсутствия распознавания собственного образа до сложных аффективных проявлений, включая предварительное взаимодействие с отражением или различные стереотипы поведения. Однако реакции детей перед зеркалом кажутся продолжением их обычного поведения, и конфронтация со своим образом не вызывает у этих детей более специфических реакций даже в самых тяжелых случаях. Самым тревожным наблюдением было явное отсутствие самопознания, что ставит под сомнение возможное отсутствие узнавания другого, а также нарушения самосознания. Тем не менее, Шентуб заметил, что повторение зеркального опыта у одного и того же ребенка позволило ему/ей познакомиться с другим и со своим образом, и это было связано с общей положительной поведенческой эволюцией. Он уже упоминал здесь возможное исправление, которое можно было бы осуществить с помощью зеркального отображения.

У этих умственно отсталых детей, наблюдаемых Шентубом, не было выявлено психотического расстройства, характеризующегося внутренней дезорганизацией или разрывом с реальностью. Однако нельзя исключать, что молодые пациенты с шизофренией также могут демонстрировать некоторые нетипичные формы поведения при взгляде в зеркало из-за собственных нарушений восприятия и/или когнитивного развития.

Психоаналитические теории, кратко представленные в этой статье, позволяют нам рассматривать эти нарушения распознавания образа себя как индикатор или даже возможный маркер нарушения психологического развития, происходящего до стадии зеркала. Сам Лакан упоминает в своей работе об отсутствии у психотических пациентов достижения стадии зеркала, что предотвращает их символическую идентификацию с собственным образом.

По этой теме Abely (1930) описал в начале 1930-х годов «необходимость для определенных людей тщательно и часто исследовать себя перед отражающей поверхностью» (цит. по Meaulle, 2007). Он сообщил здесь о явлении, которое он наблюдал на заре появления раннего слабоумия у некоторых своих пациентов. В его описаниях эта фиксация на зеркале может сопровождаться поиском диалога с отражением, которое рассматривается как отчетливый другой. Вскоре после него Дельмас (1929) опубликовал аналогичные наблюдения.

Наблюдения, которые Абели и Дельмас развивали почти одновременно, но по отдельности, теперь относятся к одному и тому же понятию, «зеркальному знаку». Этот признак был бы для них клиническим маркером психотической дезорганизации. Зеркальный знак для этих авторов больше, чем увлечение отражением больного, фактически соответствует поиску больным собственного образа в зеркале — образа, который все более и более постоянно распадается с началом психотических расстройств. Примечательно, что в интерпретации, которую они делают для этого зеркального знака, этот признак должен быть частью продромальной фазы и исчезнет, ​​как только разовьется расстройство.

Примечательно, что зеркало можно использовать для изучения нарушений распознавания собственного образа. Ален Бертоз (Коллеж де Франс, Париж) предложил новую парадигму двойного зеркала для изучения дифференциации себя и других, самоидентичности и распознавания образа себя, а также манипулирования пространственными системами отсчета в социальных взаимодействиях с использованием «Двойного метода». Зеркало», разработанный Морицем Верхманном (система Alter Ego, которая включает в себя набор белых управляемых компьютером светодиодов/светодиодов, закрепленных на раме зеркала с обеих сторон), и изученный на здоровых участниках Thirioux et al. (2016). Предыдущие исследования (Харрингтон и Спитцер, 19 лет)89; Капуто и др., 2012 г.; Bortolon et al., 2017) использовали зеркало для изучения распознавания собственного образа при шизофрении, но система Alter Ego (c), которая объединяет изображения лиц двух людей, сидящих по обе стороны от зеркала, предлагает новую парадигму двойного зеркала. исследовать нарушения распознавания себя и других у лиц, страдающих шизофренией. Slowinski et al. также изучали нарушения распознавания себя и других при шизофрении. (2017), но они использовали «зеркальную игру» (без реального зеркала), основанную на взаимодействии между пациентом и искусственным агентом, компьютерным аватаром или роботом-гуманоидом, что нельзя сравнивать с распознаванием себя-другого с участием только людей. Парадигма двойного зеркала была впервые использована для изучения дифференциации себя-другого у лиц с шизофренией по сравнению с типично развивающимся контролем (TDC) (Keromnes et al., 2018). Задача зрительного опознания заключалась в распознавании в большей степени чужого лица через зеркало (как через прозрачное окно) или своего отраженного в зеркале лица по силе света комплекта светодиодов (чем выше сила света, тем больше видно изображение). Результаты показали, что люди с шизофренией, независимо от возраста и степени тяжести шизофрении, были сосредоточены на собственном образе, как со значительным более ранним самопознанием, так и с задержкой узнавания других по сравнению с TDC во время задачи визуального распознавания. Кроме того, интермодальная сенсорная стимуляция (зрительно-тактильная или зрительно-кинестетическая стимуляция) не оказывала значительного влияния на распознавание себя-другого у больных шизофренией, в то время как эго-центрированное функционирование значительно увеличивалось при зрительно-тактильной стимуляции и снижалось при зрительно-тактильной стимуляции. кинестетическая стимуляция в ВМТ. Полученные данные свидетельствуют о том, что нарушения распознавания себя и других могут быть возможным эндофенотипическим признаком шизофрении. Было бы интересно провести такое же экспериментальное исследование с использованием двойного зеркала на людях с детской шизофренией и кататонией, характеризующихся очень ранним началом шизофрении, но также тяжелыми клиническими нарушениями и более длительными эпизодами шизофрении (Bonnot et al. , 2008). , чтобы проверить, наблюдаются ли аналогичные результаты в этой популяции.

Обзор литературы, представленный в этой статье, подчеркивает роль телесного восприятия, телесных действий и представления о себе в построении самосознания. Важно отметить, что мы продемонстрировали здесь, что междисциплинарный подход является обязательным для решения такой сложной концепции. Мы стремились также подчеркнуть интерес к распознаванию собственного образа в зеркале для оценки самосознания, а также роли другого в распознавании собственного образа. Развитие образа себя может быть хорошим индикатором эволюции процесса самосознания, особенно через распознавание себя и других образов в зеркале (Tordjman and Maillhes, 2009).). Самосознание может быть нарушено в одном или нескольких его компонентах (идентичность, тело и т. д.). Самопознание и, в частности, узнавание собственного образа, могут нарушаться при различных расстройствах, особенно нарушениях развития нервной системы (слабоумие, психические расстройства и т. д.) (Blanke, 2007). Рассмотрение нарушений самосознания и распознавания собственного образа может открыть важные перспективы, особенно для ранней диагностики и терапевтических стратегий при нарушениях развития нервной системы. Однако пределом такого феноменологического исследования остается обнаружение этих нарушений, основанное на устных отчетах пациентов (Martin et al., 2014). Сообщения этих пациентов действительно следует интерпретировать с осторожностью, особенно потому, что телесная самость связана с невербальными аспектами сознания. Таким образом, задача состоит в том, чтобы найти способ объективировать такие саморазрушения у людей с помощью невербального подхода (Mishara et al., 2014). Двойное зеркало, упомянутое ранее в этой статье, может быть полезным инструментом для исследования дальнейших нарушений распознавания себя и других при расстройствах самосознания в целом и нарушениях развития нервной системы, таких как шизофрения или расстройство аутистического спектра. Идентификация себя и другого лица в зеркале может улучшить телесное самосознание и поддерживать дифференциацию себя и другого при этих расстройствах. Будущие исследования необходимы для изучения этой точки зрения. В частности, система двойного зеркала может быть полезна для ранней диагностики, последующего наблюдения и терапевтических перспектив, основанных на когнитивной коррекции, помогающей людям с расстройствами самосознания улучшить дифференциацию себя и других.

GK и ST написали первый черновик статьи. SC внес существенный вклад в эту статью, добавив, в частности, часть о нейропсихологическом подходе к самосознанию. M-PC пересмотрел первый вариант статьи. AB, MB, RC, FDB, NJ, NL-C, BM, TM, BT, VS, MW и AG рассмотрели и одобрили окончательный вариант статьи.

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

  • Абели П. (1930). Le signe du miroir dans les Psychoses et plus spécialement dans la démence précoce. Энн. Мед. Психол. 1 28–36. [Google Scholar]
  • Адриан Э. Д. (1932). «Активность нервных волокон», в Нобелевских лекциях, физиологии и медицине (Амстердам: Elsevier Publishing Company;), 1922–1941. [Google Scholar]
  • Aspell J. E., Lenggenhager B., Blanke O. (2009). Поддержание связи с самим собой: мультисенсорные механизмы самосознания. PLoS Один 4:e6488. 10.1371/journal.pone.0006488 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Aspell J. E., Lenggenhager B., Blanke O. (2012). «Мультисенсорное восприятие и телесное самосознание: от внетелесного к внутрителесному опыту», в Нейронные основы мультисенсорных процессов , ред. Мюррей М.М., Уоллес М.Т. (Бока-Ратон, Флорида: CRC Press;). [Google Scholar]
  • Bisiach E., Rusconi M.L., Vallar G. (1991). Ремиссия соматопарафренного бреда посредством вестибулярной стимуляции. Нейропсихология 29 1029–1031. 10.1016/0028-3932(91)

    -H [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

  • Blakemore S.J., Frith C.D., Wolpert D. M. (1999). Пространственно-временной прогноз модулирует восприятие стимулов собственного производства. J. Cogn. Неврологи. 11 551–559. 10.1162/089892999563607 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бланке О. (2007). Я и я: автопортрет при повреждении головного мозга. Перед. Нейрол. Неврологи. 22:14–29. 10.1159/000102822 [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Бланке О., Мор К. (2005). Внетелесный опыт, геаутоскопия и аутоскопическая галлюцинация неврологического происхождения: последствия для нейрокогнитивных механизмов телесного осознания и самосознания. Мозг Res. Мозг Res. Ред. 1 184–199. 10.1016/j.brainresrev.2005.05.008 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бланке О., Мор С., Мишель С. М., Паскуаль-Леоне А., Бруггер П., Сек М. и др. (2005). Связывание внетелесного опыта и самообработки с мысленными образами собственного тела на височно-теменном стыке. Дж. Неврологи. Дж. Соц. Неврологи. 19 550–557. 10.1523/JNEUROSCI. 2612-04.2005 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bonnier P. (1904). Le Sens Des Attitudes. Париж: К. Нод. [Google Scholar]
  • Bonnot O., Tanguy M.-L., Consoli A., Cornic F., Graindorge C., Laurent C., et al. (2008). Влияет ли кататония на феноменологию детской шизофрении помимо двигательных симптомов? Рез. психиатрии. 158 356–362. 10.1016/j.psychres.2006.090,006 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bortolon C., Capdevielle D., Altman R., Macgregor A., ​​Attal J., Raffard S. (2017). Зеркальное восприятие собственного лица у больных шизофренией: чувство странности, связанное с собственным образом. Рез. психиатрии. 253 205–210. 10.1016/j.psychres.2017.03.055 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Botvinick M., Cohen J. (1998). Резиновые руки «чувствуют» прикосновение, которое видят глаза. Природа 391:20. 10.1038/35784 [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Брандт Т., Дитрих М. , Данек А. (1994). Поражения вестибулярной коры влияют на восприятие вертикальности. Энн. Нейрол. 35 403–412. 10.1002/анам.410350406 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Calvo-Merino B., Glaser D.E., Grèzes J., Passingham R.E., Haggard P. (2005). Наблюдение за действием и приобретенные моторные навыки: исследование FMRI с опытными танцорами. Церебр. Кортекс 15 1243–1249 гг. 10.1093/cercor/bhi007 [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Каппа С., Стерзи Р., Валлар Г., Бисиах Э. (1987). Ремиссия геминелекта и анозогнозии при вестибулярной стимуляции. Нейропсихология 25 775–782. 10.1016/0028-3932(87)-1 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Caputo G.B., Ferruci R., Bortolomasi M., Giacopuzzi M., Priori A., Zago S. (2012). Зрительное восприятие при зеркальном взгляде на свое лицо при шизофрении. Шизофр. Рез. 140 46–50. 10.1016/j.schres.2012.06.029 [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Чамбон В., Венке Д. , Флеминг С. М., Принц В., Хаггард П. (2013). Онлайн-нейронный субстрат для чувства свободы воли. Церебр. Кортекс 23 1031–1037. 10.1093/cercor/bhs059 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Contreras M., Ceric F., Torrealba F. (2007). Инактивация интероцептивного островка разрушает тягу к наркотикам и недомогание, вызванное литием. Наука 26 655–658. 10.1126/наука.1145590 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Craig AD (2002). Как ты себя чувствуешь? Интероцепция: ощущение физиологического состояния тела. Нац. Преподобный Нейроски. 3 655–666. 10.1038/nrn894 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Craig AD (2009). Как ты себя сейчас чувствуешь? Передняя островковая доля и человеческое сознание. Нац. Преподобный Нейроски. 10 59–70. 10.1038/nrn2555 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Крейг А. Д., Рейман Э. М., Эванс А., Бушнелл М. К. (1996). Функциональная визуализация иллюзии боли. Природа 21 258–260. 10.1038/384258а0 [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Дамасио А. Р., Грабовски Т. Дж., Бечара А., Дамасио Х., Понто Л. Л., Парвизи Дж. и др. (2000). Подкорковая и корковая активность головного мозга при ощущении самостоятельно порожденных эмоций. Нац. Неврологи. 3 1049–1056. 10.1038/79871 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Damasio A.R., Tiercelin C., Larsonneur C. (1999). Le Sentiment Même de Soi: Тело, Эмоция, Совесть. Издание: Сб. наук. Paris: Editions Odile Jacob, 380. [Google Scholar]
  • Десити Дж., Грез Дж. (2006). Сила симуляции: воображение собственного поведения и поведения других. Мозг Res. 1079 4–14. 10.1016/j.brainres.2005.12.115 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Decety J., Sommerville JA (2003). Общие представления между собой и другими: взгляд на социальную когнитивную нейронауку. Познание тенденций. науч. 7 527–533. 10.1016/j.tics.2003.10.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Delmas FA (1929). Le signe du miroir dans la démence précoce. Энн. Мед. Психол. 1 227–233. [Google Scholar]
  • Девью К., Коллетт Ф., Балто Э., Дегельдре К., Луксен А., Маке П. и др. (2007). Вот я: кортикальные корреляты зрительного самопознания. Мозг Res. 1143 169–182. 10.1016/j.brainres.2007.01.055 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дольто Ф., Насио Дж. Д. (2002). Младенец Мируар. Париж: Payot et Rivages. [Google Scholar]
  • Фаррер К., Бушеро М., Жаннерод М., Франк Н. (2008). Влияние искаженной визуальной обратной связи на чувство свободы воли. Поведение. Нейрол. 19 53–57. 10.1155/2008/425267 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Farrer C., Franck N., Georgieff N., Frith C.D., Decety J., Jeannerod M. (2003). Модулирование опыта действия: исследование позитронно-эмиссионной томографии. Нейроимидж 18 324–333. 10.1016/С1053-8119(02)00041-1 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фельдман Р. (2007). Синхронность родитель-младенец и построение общего времени; физиологические предшественники, исходы развития и условия риска. Дж. Детская психология. Психиатрия 48 329–354. 10.1111/j.1469-7610.2006.01701.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Галлахер С. (2000). Философские концепции себя: последствия для когнитивной науки. Познание тенденций. науч. 4 14–21. 10.1016/S1364-6613(99)01417-5 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Галлахер С. (2005). Как тело формирует разум. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 294. [Google Scholar]
  • Гернет И. (2007). Корпус и субъективность. Эволюция. психиатр. 72 338–345. 10.1016/j.evopsy.2007.04.003 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Graziano MSA (2018). Височно-теменной узел и сознание. Неврологи. Сознательный. 4:ний005. 10.1093/нк/ний005 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Haag G., Botbol M., Graignic R. , Perez-Diaz F., Bronsard G., Kermarrec S., et al. (2010). Шкала психодинамической оценки изменений при аутизме (APEC): исследование надежности и валидности недавно разработанной стандартизированной психодинамической оценки подростков с первазивными расстройствами развития. J. Physiol. Париж 104 323–336. 10.1016/j.jphysparis.2010.10.002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Haag G., Tordjman S., Duprat A., Urwand S., Jardin F., Clément M.-C., et al. (2005). Психодинамическая оценка изменений у детей с аутизмом при психоаналитическом лечении. Междунар. Дж. Психоанал. 86 335–352. 10.1516/WAB4-DW0R-8N9B-1UH8 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Harrington A., Spitzer M. (1989). Нарушение узнавания и восприятия человеческого лица при острой шизофрении и экспериментальном психозе. Компр. Психиатрия 30 376–384. 10.1016/0010-440С(89)-5 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хед Х., Холмс Х. Г. (1911–1912). Нарушения чувствительности при поражениях головного мозга. Мозг 34 102–254. 10.1093/brain/34.2-3.102 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хикок Г. (2014). Миф о зеркальных нейронах: настоящая нейронаука коммуникации и познания. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: В.В. Norton, 288. [Google Scholar]
  • Ионта С., Гассерт Р., Бланке О. (2011). Мультисенсорные и сенсомоторные основы телесного самосознания — междисциплинарный подход. Фронт. Психол. 2:383. 10.3389/fpsyg.2011.00383 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Jones BC, Mormède P. (2002). Нейроповеденческая генетика: методы и применение. Брока Ратон: CRC Press. [Google Scholar]
  • Джонс П. (1997). Ранние истоки шизофрении. Бр. Мед. Бык. 53 135–155. 10.1093/oxfordjournals.bmb.a011596 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карнат Х.О., Байер Б. (2010). Правый островок для нашего чувства владения конечностями и самосознания действий. Структура мозга. Функц. 214 411–417. 10.1007/s00429-010-0250-4 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Karnath H. O., Fruhmann Berger M., Küker W., Rorden C. (2004). Анатомия пространственного пренебрежения на основе воксельного статистического анализа: исследование 140 пациентов. Церебр. Кортекс 14 1164–1172 гг. 10.1093/cercor/bhh076 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Керомнес Г., Мартин Б., Торджман С. (2017). Исследование совести в части разведки образа души и аутизма в зеркале: интересы шизофреников и аутистов. Психиатр. Французский 48 57–94. [Google Scholar]
  • Керомнес Г., Мотильон Т., Кулон Н., Бертоз А., Дю Буагенек Ф., Верманн М. и др. (2018). Нарушения самопознания у больных шизофренией: новая экспериментальная парадигма с использованием двойного зеркала. NPJ Шизофр. 4:24. 10.1038/с41537-018-0065-5 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kiverstein J. (2007). Может ли робот иметь субъективную точку зрения? Дж. В сознании. Стад. 14 127–139. [Google Scholar]
  • Конг Дж., Уайт Н.С. , Квонг К.К., Вангель М.Г., Росман И.С., Грейсли Р.Х. и др. (2006). Использование фМРТ для отделения сенсорного кодирования от когнитивной оценки интенсивности тепловой боли. Гул. Карта мозга. 27 715–721. 10.1002/хбм.20213 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lacan J. (1966). Le Stade Du Miroir Comme Formateur De La Fonction Du Je Telle Qu’elle Nous Est Révélée Dans L’expérience Psychanalytique in Ecrits. Париж: Сеуй, 93–94. [Google Scholar]
  • Лермитт Дж. (1939). L’image De Notre Corps. Париж: L’Harmattan. [Google Scholar]
  • Люк А., Даттон Г. Н. (2015). Зрение и мозг. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: AFB Press. [Google Scholar]
  • Мэн де Биран П. (1834 г.). Nouvelles Considérations Sur Les Rapports Du Physique Et Du Moral De L’homme. Париж: Ладранж. [Google Scholar]
  • Martin B., Wittmann M., Franck N., Cermolacce M., Berna F., Giersch A. (2014). Временная структура сознания и минимальное Я при шизофрении. Фронт. Психол. 5:1175. 10.3389/fpsyg.2014.01175 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Meaulle D. (2007). Le signe du miroir: reflets cliniques et théoriques. Эволюция. Психол. 72 81–97. 10.1016/j.evopsy.2007.01.005 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Melchior-Bonnet S. (2011). L’invention du reflet. ВМТ 1008 18–19. [Google Scholar]
  • Мерло-Понти М. (1964). Отношения между детьми и детьми. Бык. Психол. 18 295–336. [Google Scholar]
  • Мишара А. Л., Лайсакер П. Х., Шварц М. А. (2014). Нарушения самости при шизофрении: история, феноменология и соответствующие результаты исследований метапознания. Шизофр. Бык. 40 5–12. 10.1093/щбул/сбт169 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Müller U., Runions K. (2003). Истоки понимания себя и других: теория Джеймса Марка Болдуина. Дев. Ред. 23 29–54. 10.1016/S0273-2297(03)00004-2 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мурата А. , Вен В., Асама Х. (2016). Тело и предметы представлены в вентральном потоке парието-премоторной сети. Неврологи. Рез. 104 4–15. 10.1016/j.neures.2015.10.010 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Надель Дж. (2011). Имитер Пур Грандир. Развитие Du Bébé Et De L’enfant Avec Autisme. Париж: Дюно. [Google Scholar]
  • Nadel J., Baudonnière PM, Fontaine AM (1983). Les comportements sociaux imitatifs. Исследования социальной психологии 5 15–29. [Google Scholar]
  • Nadel-Brulfert J., Baudonnière PM (1982). Социальная функция взаимного подражания у сверстников 2 лет. Междунар. Дж. Бехав. Дев. 5 95–109. 10.1177/016502548200500105 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Накви Н. Х., Рудрауф Д., Дамасио Х., Бечара А. (2007). Повреждение островковой доли разрушает зависимость от курения сигарет. Наука 315 531–534. 10.1126/наука.1135926 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Натансон М. , Бергман П.С., Гордон Г.Г. (1952). Отрицание болезни; ее возникновение в ста последовательных случаях гемиплегии. Арх. Нейрол. Психиатрия 68 380–387. 10.1001/archneurpsyc.1952.023202100 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Neisser U. (1991). Два перцептивно данных аспекта самости и их развитие. Дев. Ред. 11 197–209. 10.1016/0273-2297(91)-D [CrossRef] [Google Scholar]
  • Норденшельд Э. (1926). Выпуклые и вогнутые зеркала в Америке. J. Soc. Являюсь. 18 103–110. 10.3406/jsa.1926.3607 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Парнас Дж., Хенриксен М. Г. (2014). Расстройство личности в спектре шизофрении: клиническая и исследовательская перспектива. Гарв. Преподобный психиатрия 22 251–265. 10.1097/HRP.0000000000000040 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Pasqualini I., Llobera J., Blanke O. (2013). «Видеть» и «чувствовать» архитектуру: как телесное самосознание изменяет архитектурный опыт и влияет на восприятие интерьеров. Фронт. Психол. 4:354. 10.3389/fpsyg.2013.00354 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Pfeiffer C., Serino A., Blanke O. (2014). Вестибулярная система: пространственная ссылка для телесного самосознания. Перед. интегр. Неврологи. 8:31. 10.3389/фин.2014.00031 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Phillips M.L., Young A.W., Senior C., Brammer M., Andrew C., Calder A.J., et al. (1997). Специфический нейронный субстрат для восприятия выражений отвращения на лице. Природа 389 495–498. 10.1038/39051 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Piaget J. (1936). La Naissance De L’intelligence Chez L’enfant. Невшатель: Делашо и Нистле. [Google Scholar]
  • Пиаже Дж. (1956). Les Stades Du Développement Intellectuel De L’enfant Et De L’adolescent. Le problème Des Stades En Psychologie De L’enfant. Париж: Presses Universitaires de Paris, 33–42. [Google Scholar]
  • Принц В. (2013). Себя в зеркале. 908:53 В сознании. Познан. 22 1105–1113 гг. 10.1016/j.concog.2013.01.007 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rizzolatti G., Sinigaglia C. (2008). Нейрон Мируарс (Les). Paris: Editions Odile Jacob, 252. [Google Scholar]
  • Rochat P. (2003). Пять уровней самосознания, как они раскрываются в начале жизни. В сознании. Познан. 12 717–731. 10.1016/С1053-8100(03)00081-3 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Роша П. (2018). Онтогенез человеческого самосознания. Курс. Реж. Психол. науч. 27 345–50 10.1177/0963721418760236 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Роде Г., Чарльз Н., Перенин М. Т., Вигетто А., Трилле М., Аймар Г. (1992). Частичная ремиссия гемиплегии и соматопарафрении путем вестибулярной стимуляции в случае одностороннего игнорирования. Кора 28 203–208. 10.1016/S0010-9452(13)80048-2 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rustin E., Soulairac A., Shentoub SA (1954). Comportement de l’enfant arriéré devant le miroir. Энфанс 7 333–340. 10.3406/enfan.1954.1469 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шильдер П. (1968). Изображение корпуса. Париж: Галлимар. [Google Scholar]
  • Сет А. К., Ижикевич Э., Рике Г. Н., Эдельман Г. М. (2006). Теории и меры сознания: расширенная структура. Проц. Натл. акад. науч. США 103 10799–10804. 10.1073/пнас.0604347103 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сфорца А., Буфалари И., Хаггард П., Аглиоти С. М. (2010). Мое лицо в твоем: зрительно-тактильная стимуляция лица влияет на чувство идентичности. Соц. Неврологи. 5 148–162. 10.1080/17470910

    5503 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

  • Sherrington CS (1906). Интегративное действие нервной системы. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера. [Google Scholar]
  • Сиригу А., Дапрати Э., Прадат-Диль П., Франк Н., Жаннерод М. (1999). Восприятие самостоятельного движения после поражения левой теменной области. Мозг 122 (часть 10), 1867–1874 гг. 10.1093/мозг/122.10.1867 [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Slowinski P., Alderisio F., Zhai C., Shen Y., Tino P., Bortolon C., et al. (2017). Раскрытие социально-моторных биомаркеров шизофрении. NPJ Шизофр. 3:8. 10.1038/с41537-016-0009-х [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Starobinski J. (1977). Le concept de cénesthésie et les idées neuropsychologiques Морица Шиффа. Геснерус 34 2–20. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тэкетт Дж. Л., Балсис С., Олтманнс Т. Ф., Крюгер Р. Ф. (2009 г.)). Единый взгляд на патологию личности на протяжении всей жизни: соображения развития для пятого издания Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам. Дев. Психопат. 21 687–713. 10.1017/S0954579409X [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Taylor JG (2001). Центральная роль теменных долей в сознании. Сознательное познание. 10 379–417. 10.1006/ccog.2000.0495 [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Теста А., Джаннуцци Р., Соллаццо Ф., Петронголо Л., Бернардини Л., Дайни С. (2013). Психиатрические неотложные состояния (часть I): психические расстройства, вызывающие органические симптомы. евро. преподобный мед. Фармакол. науч. 17(Прил. 1), 55–64. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тирио Б., Верманн М., Лангбур Н., Джаафари Н., Бертоз А. (2016). Отождествление себя с собой другого человека ослабляет эгоцентрические зрительно-пространственные механизмы: новая парадигма двойного зеркала для изучения различий и взаимодействия между собой и другими. Фронт. Психол. 7:1283. 10.3389/fpsyg.2016.01283 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тонони Г., Эдельман Г. М. (2000). Шизофрения и механизмы сознательной интеграции. Мозг Res. Ред. 31 391–400. 10.1016/S0165-0173(99)00056-9 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Tordjman S. , Maillhes A.S. (2009). Les Trouble du Développement de l’image du corps dans la petite enfance: одно измерение commune partagee par la шизофрения и аутизм? Нейропсихология. Энфанс Адолеск. 57 6–13. 10.1016/j.neurenf.2008.09.005 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Tsakiris M., Hesse M.D., Boy C., Haggard P., Fink G.R. (2007). Нейронные подписи владения телом: сенсорная сеть для телесного самосознания. Церебр. Кортекс 17 2235–2244 гг. 10.1093/cercor/bhl131 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Vallar G., Bottini G., Sterzi R. (2003). Анозогнозия левостороннего моторного и сенсорного дефицита, моторного игнорирования и сенсорной геминевнимательности: есть ли связь? Прог. Мозг Res. 142 289–301. 10.1016/С0079-6123(03)42020-7 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Van Veluw SJ, Chance SA (2014). Дифференциация между собой и другими: метаанализ ALE исследований фМРТ самопознания и теории разума. Мозговая визуализация Поведение. 8 24–38. 10.1007/s11682-013-9266-8 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Выготский Л. С. (1933). Игра и ее роль в психическом развитии ребенка. Сов. Психол. 5 6–18. 10.2753/RPO1061-040505036 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Выготский Л. С. (1978). Психика в обществе: развитие высших психических процессов. Кембридж: Издательство Гарвардского университета. [Google Scholar]
  • Валлон Х. (1934). Les Origines Du Caractère Chez L’enfant , 5e Edn. Париж: ППУ. [Google Scholar]
  • Валлон Х. (1959a). Kinesthésie et image visuelle du corps propre chez l’enfant. Энфанс 12 252–263. 10.3406/enfan.1959.1440 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Wallon H. (1959b). Le rôle de l’autre dans la сознание дю мой. Энфанс 12 277–286. 10.3406/enfan.1959.1443 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Wallon H. (1984). Беспокойный ребенок. Париж: PUF [Google Scholar]
  • Webb T. W., Graziano M. S. A. (2015). Теория схемы внимания: механистическое объяснение субъективного осознания. Перед. Психол. 6:500. 10.3389/fpsyg.2015.00500 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Заццо Р. (1948). Образы тела и совести. Энфанс 1 29–43. 10.3406/enfan.1948.1295 [CrossRef] [Google Scholar]

Статьи из Frontiers in Psychology предоставлены здесь с разрешения Frontiers Media SA


Самосознательные эмоции: определение, причины и преимущества

Что такое самосознательные эмоции?

Эмоции самосознания зависят от того, как мы видим себя и как, по нашему мнению, нас воспринимают другие. К ним относятся такие эмоции, как гордость, ревность и смущение.

Самосознание и самосознание иногда являются здоровыми признаками эмоциональной зрелости. Они могут помочь вам вписаться и функционировать в сообществе. Чувство вины после того, как вы сказали что-то обидное, часто воспринимается как проявление хорошего характера. Чувство раскаяния после совершения ошибки может помочь наладить отношения. Положительные эмоции самосознания и отрицательные эмоции самосознания могут быть здоровыми и мощными мотиваторами.

Чрезмерные застенчивые эмоции могут быть крайне вредны для здоровья. Они могут ухудшить симптомы таких состояний, как тревога, депрессия и пограничное расстройство личности. Они также могут вызывать социальную тревогу и изоляцию.

Сдержанные эмоции в умеренных количествах полезны для здоровья. Наличие подавляющих самосознательных эмоций — нет.

Симптомы здоровых самосознательных эмоций включают:

  • гордость за достижения
  • удовольствие от участия в социальной среде
  • извинения за ошибки и взятие на себя ответственности

Симптомы нездоровых самосознательных эмоций включают: реакцию на

8 смущение с гневом и враждебностью
  • избегание социального опыта
  • перекладывание вины на других за свои ошибки
  • чувство ответственности за обиды, совершенные против самого себя
  • низкая самооценка отношение к пониманию правил, стандартов и целей. Маленькие дети начинают формировать чувство собственного достоинства примерно в 18 месяцев. Это когда самосознательные эмоции начинают развиваться. Многие дети уже к 3 годам имеют полный спектр эмоций, связанных с самосознанием.

    Подростки особенно склонны к высокому уровню самосознания. В этом возрасте дети впервые испытывают значительное социальное давление.

    Низкая самооценка может вызвать нездоровые эмоции застенчивости. Вы можете зацикливаться на негативных сознательных эмоциях из-за состояния психического здоровья. Эти состояния могут включать:

    • тревогу
    • депрессию
    • пограничное расстройство личности (ПРЛ)
    • обсессивно-компульсивное расстройство

    Здоровые осознанные эмоции имеют много преимуществ. Гордость часто заставляет людей усердно работать ради достижений. Уверенность дает нам повышение самооценки, необходимое для решения новых задач. Даже отрицательные самосознательные эмоции играют положительную роль в нашей жизни. Ревность помогает нам определить, чего мы хотим больше всего.

    Самосознание происходит от самосознания. Эмоции, которые исходят от них, помогают нам понять, как мы вписываемся в общество. Самосознание помогает нам улучшить социальное функционирование. Нарушение социальных правил группы вызывает чувство вины, стыда и смущения. Несмотря на дискомфорт и смущение, эти эмоции могут привести к общественному признанию.

    Нездоровое самосознание может привести к социальной тревожности. Это может привести к изоляции, что, в свою очередь, еще больше усилит социальную тревожность. Это также может привести к низкой самооценке и депрессии.

    Застенчивые эмоции также могут помешать исцелению от травмирующих событий. Особенно это касается пациентов с психическими заболеваниями. В одном исследовании оценивались женщины с ПРЛ, перенесшие травму. Из-за своей травмы эти женщины имели дело с чувствами стыда, вины и смущения. Эти эмоции препятствовали исцелению и приводили к усилению симптомов ПРЛ.

    Люди могут отказаться от медицинской помощи, если они испытывают определенные эмоции застенчивости. Исследование показало, что многие люди испытывают стыд, вину и смущение, когда ищут скрининговые тесты на заболевания, передающиеся половым путем. Прохождение тестирования и общение с сексуальными партнерами вызвали эти эмоции. Эти эмоции могут заставить людей откладывать лечение или избегать его.

    Существует множество способов лечения нездоровых или чрезмерно застенчивых эмоций. Чтобы создать более позитивное представление о себе и повысить самооценку, вы можете:

    • заниматься деятельностью, которая заставляет вас чувствовать себя хорошо
    • написать список достижений или качеств, которыми вы гордитесь кассир при покупке продуктов
    • будьте пунктуальны и выполняйте свои обязательства, так как требуемая дисциплина может повысить самооценку
    • брать на себя ответственность за ошибки и при необходимости исправлять их
    • избегать действий, которые могут вызвать негативные эмоции, такие как чувство вины или стыда, если вы пойманы, например, на лжи или сплетнях
    • сделайте глубокий вдох и практикуйте осознанность, если вы зацикливаетесь на прошлых событиях, вызывающих негативные эмоции

    Запишитесь на прием к сертифицированному консультанту или психологу, если эти методы не помогают избавиться от постоянной неуверенности в себе. Консультант может помочь вам определить причину нездоровых эмоций застенчивости и дать вам рецепты, чтобы облегчить тревогу.

    Самосознательные эмоции связаны с самосознанием. Здоровые самосознательные эмоции могут дать вам положительную мотивацию и улучшить социальное функционирование. Нездоровые и подавляющие застенчивые эмоции могут привести к социальной тревоге и изоляции.

    Запишитесь на прием к консультанту или терапевту, если вам кажется, что вы боретесь с непреодолимой неуверенностью в себе.

    Самосознание — Библиография — PhilPapers

    Эта категория нуждается в редакторе. Мы призываем вас помочь, если вы квалифицированы.
    Станьте волонтером или узнайте больше о том, что для этого нужно.

    Философия разума > Философия сознания > Самосознание

    Помощник редактора: Анна Лена Вейанд (Университет Лейпцига)

    Сводка

    Самосознание есть осознание себя как самого себя. Обычно считается, что это отличает самосознание от осознания того, что просто происходит, чтобы быть самим собой. В последнем, но не в первом случае, человек может не признать, что объектом своего осознания является он сам. Мы думаем об отдельных существах как о самосознательных, но мы также думаем об определенных психологических состояниях как о случаях самосознания. Часто считается, что такие состояния обладают определенными особенностями, отличающими их от бессознательных состояний. Например, правдоподобно предположить, что самосознание проявляется в мыслях и других состояниях, имеющих содержание от первого лица — мыслях формы «Я есть F» — и такие мысли невосприимчивы к определенным видам ошибок. Например, многие утверждают, что самосознательные мысли имеют гарантированную референцию, они не могут не референтироваться. Другие утверждают, что для определенного диапазона самосознательных мыслей нельзя знать, что кто-то есть F, и ошибочно думать, что это ты сам.

    Большая часть литературы по самосознанию сосредоточена на том, как сформулировать и объяснить такие особенности мышления от первого лица. Центральный вопрос заключается в том, является ли самосознание редуцируемым. Дальнейшие вопросы включают: влечет ли сознание самосознание; предполагает ли самосознание осознание себя как объекта; могут ли быть неконцептуальные или дорефлексивные состояния самосознания; бросает ли существование самосознания серьезный вызов некоторым представлениям о природе разума.

    Основные работы Историческим философом, оказавшим наибольшее влияние на современные дебаты о самосознании, является Кант, особенно Первая Критика . Ameriks 1982 и Keller 1998 представляют собой исторически ориентированные отчеты о взглядах Канта в этой области; Brook 2001 связывает взгляды Канта с более поздними работами. Семантические особенности содержания от первого лица вошли в современную дискуссию благодаря работе Каплана19.89, Perry 1979, Castañeda 1966 и Lewis 1979, центральной темой которых является несводимость мышления от первого лица. Более ранним источником является Wittgenstein 1958, который оказал влияние как на Anscombe 1975, который защищает удивительную точку зрения, что «я» не является референтным термином, так и на Evans 1982, Ch.7, который предлагает функционалистское объяснение самосознания. Shoemaker 1986 защищает утверждение, связанное с Юмом, Кантом и Сартром, о том, что самосознание не предполагает осознания себя как объекта. Это утверждение ранее было отклонено Chisholm 19.76 Гл.1. Сартр 1957 защищает точку зрения, согласно которой сознание влечет за собой дорефлексивную форму самосознания. Подобную точку зрения недавно защищал Kriegel 2009. Bermúdez 1998 формулирует и защищает утверждение о том, что некоторые неконцептуальные состояния являются примерами самосознания. Значительные недавние дискуссии о самосознании с точки зрения когнитивных наук включают Damasio 1999 и Metzinger 2003.
    Введение Cassam 1994 содержит ряд классических статей и полезное введение. Bermúdez 2007 и Kriegel 2007 также являются полезным введением в некоторые из основных вопросов.

    Показать все артикулы

    Подкатегории:

    Самосознание в психологии* ( 459 )

    Иммунитет к ошибке посредством ошибочной идентификации ( 146 )

    СВОЙСТВЕННОЕ ЗНАКОВ* ( 141 )

    и функциональность и самосознание.2168 61 )

    Содержание от первого лица* ( 702 )

    СООБРАЖЕНИЕ В ОПЫТАХ ( 456 )

    СООСВИТЕЛЬНОСТЬ В ДЕЙСТВИИ ( 204 )

    40004 неконцептуальность/доконность ( 204 )

    40004. 191 )

    Самосознание, Разное ( 632 )

    2168 223 )

  • Теории личной идентичности ( 2155 | 982)
  • Самосознание в психологии ( 459 )
  • Самосознание животного ( 1419169)
  • . )
  • Сознание действия ( 249 )
  • Теловые переживания ( 663 | 255)
  • Интроспекция и интроспекция ( 572 )
  • История. 0005

    • KANT: Apperception and Sencoscient ( 215 )
    • Гегель: Самосознание ( 9)
    • Husserl: Самоупознание ( 78 )

    . Университет

    Преподаватель

    Техасский университет A&M

    Приглашенный доцент

    Колледж Уитмана

    Ассистент или адъюнкт-профессор экологических гуманитарных наук

    Вакансии от PhilJobs


    1-50/1865

    Материал, чтобы категоризировать

    1. самореференциальный Recursion. .детали
    2. Иллюзионизм о феноменальном сознании: объяснение иллюзии. Даниэль Шабассон — 2022 — Обзор философии и психологии 13 (2): 427-453.детали
    3. Сознание в философии и науке раннего Нового времени. Вили Ляхтеенмяки — 2020 — Энциклопедия философии и науки раннего Нового времени .подробнее
    4. Viendo lo que es visto: la atribución de autoconciencia a los animals. Alejandro Villamor-Iglesias — 2022 — Sincronía: Revista de Filosofia y Letras 82.details
    5. Вставленные мысли и теория сознания высшего порядка. Рокко Дж. Дженнаро — 2021 — В Паскуале Анхеле Гарджуло и Умберте Месонес-Арройо (ред.), Обновление психиатрии и неврологии: том 4 . Спрингер. стр. 61-71.подробнее
    6. Мысли о мыслях: структура предложений Фреге. Натан Байс — 2019 — Диссертация, Колумбийский университет, подробности
    7. Онтоконцептуальная асимметрия: феноменологический взгляд на концепцию личности. Лучиан Делеску — 2015 — Studii Franciscane 15:. 181-201.детали
    8. Ограниченное тело. О чувстве телесной собственности и ощущении пространства. Карлота Серрахима — готовится к публикации — In Manuel García-Carpintero & Marie Guillot (ред.), Самоощущение: очерки внутреннего осознания .details
    9. Путаница по поводу «внутренних» и «внешних» голосов: концептуальные проблемы в изучении слуховых вербальных галлюцинаций. Франц Кнаппик, Йозеф Дж. Блесс и Франк Ларой — 2021 — Review of Philosophy and Psychology 13 (1): 215-236 .детали
    10. Разновидности самоотверженности. Рафаэль Мильер — 2020 — Философия и науки о разуме 1 (1):1-41.подробнее
    11. Время, сознание и основы науки. Стивен Дайсс — 2010 — Journal of Consciouness Exploration and Research 1 (5).Подробнее
    12. Субъект и объект: принцип различения и неразделимости. Бхакти Мадхава Пури — 2010 — Гармонизатор .детали
    13. Гегель и персонализм. Бхакти Мадхава Пури — 2005 — GWFHegel.Org .details
    14. Вера по причине (по крайней мере) почти самообман.Софи Килинг — 2022 — Erkenntnis .details
    15. Самость и жертва в гегелевской «Феноменологии духа». Иезекииль Гоггин — 2017 — В Я или не-Я? Дебаты о самоотверженности и самоощущении. Claremont Studies in the Philosophy of Religion, Conference 2015 .details
    16. Не гонитесь за водопадами: последствия движения и теория динамического снимка временного опыта. Камден Александр МакКенна — 2021 — Обзор философии и психологии 12 (4): 825-845. подробности
    17. Познание других в мы-режиме: защита «множественного» социального познания от первого лица. Джо Хиггинс — 2020 — Обзор философии и психологии 12 (4):803-824.подробнее
    18. Daniel Dennett.David Thompson — 2009 — London and New York, NY, USA: Continuum/Bloomsbury.details
    19. Контекст и саморефлексия:: Путь Елизаветы Богемской к решению проблемы моральной объективности – Предстоящий/Последний проект.
    20. Вера, вывод и самосознательный разум. Эрик Маркус — 2021 — Oxford University Press. подробности
    21. Роль сознательной доступности в квалифицированном действии. Кьяра Броззо — 2020 — Обзор философии и психологии 12 (3): 683-697. подробнее
    22. Кант об эмпирическом самосознании. Янум Сетхи — готовится к публикации — Австралазийский философский журнал .details
    23. Эмпирическое владение и владение телом — разные явления. Калеб Лян, Вэнь-Сян Линь, Тай-Юань Чанг, Чи-Хонг Чен, Чен-Вэй Ву, Вэнь-Йо Чен, Хсу-Чиа Хуан и Йен-Тунг Ли — 2021 — Научные отчеты 10602 (11):1-11.детали
    24. Общество потребления Бодрийяра: социологический подход к капитализму. Ирфан Айвази — 2021 — Германия: Академия Гейзенберга и книги идей. подробнее
    25. Ценность привилегированного доступа. Джаред Петерсон — 2021 — European Journal of Philosophy 29 (2):365-378.детали
    26. Conciencia, primera persona y contenido no conceptal (en) Contenido y fenomenologia de la percepción. Aproximaciones filosóficas.Miguel Angel Sebastian — 2020 — Барселона, Испания: Gedisa.details
    27. Онтологический аргумент против обязательных лицевых масок. Майкл Ковалик — подробности рукописи
    28. Модель Я «Один ум, два аспекта»: модель Я и теория самосовершенствования китайского буддизма. Кай Ван — 2021 — Границы психологии 12.подробнее
    29. Повышение разрешения в механизмах решимости. Адам Булли и Дэниел Л. Шактер — 2021 — Науки о поведении и мозге 44.details
    30. Стресс и представление себя в будущем: решение в рамках «горячего / крутого». Джанет Меткалф и Уильям Джеймс Джейкобс — 2021 — Науки о поведении и мозге 44.details
    31. Selbstgefühl как lebendige Gegenwart. Husserl und Schelling über die ursprüngliche Zeitkonsitution.Yicai Ni — 2020 — Annales de Phénoménologie — Nouvelle Série 19:25-43.details
    32. Феноменология и осознанность.О. Стоун и Д. Захави — 2021 — Journal of Consciousness Studies 28 (3-4):158-185.details
    33. Ментализация и воплощенная самость при пограничном расстройстве личности. С. Нойштадтер, А. Фотопулу, С. К. Файнберг и М. Штайнфельд — 2021 — Journal of Consciousness Studies 28 (3-4):126-157.details
    34. Люди из стекла: рушащиеся темпоральности хронических состояний. Ида Вандсё Мадсен — 2021 — Антропология сознания 32 (1):7-32.details
    35. Автобиографическая память и социальная идентичность при аутизме: предварительные результаты социального позиционирования и когнитивного вмешательства. Прани Ванцен, Амели Бурсетт, Элоди Занте, Жанна Миош, Фрэнсис Юсташ, Фабиан Геноле, Жан-Марк Балет и Беренжер Гильери-Жирар — 2021 — Границы психологии 12.подробнее
    36. Единство и объективность у Стросона и Кассама. Анил Гомеш — 2021 — Аналитическая философия 62 (1):84-96.подробнее
    37. Феноменологические подходы к идентичности личности. Якуб Чапек и Софи Лойдолт — 2021 — Феноменология и когнитивные науки 20 (2):217-234.подробнее
    38. Как люди могут выразить свою самооценку через свои лица в трехмерном пространстве? Сяоян Ван, Сяоцянь Лю, Юцянь Ван и Тиншао Чжу — 2021 — Границы психологии 12.подробнее
    39. «Я» и другие ментализирующие полярности и аспекты психического здоровья: связь с типами симптомов, функционированием и благополучием. детали
    40. Культура смягчает связь между способностью к самоконтролю и убеждениями в свободе воли в детстве. Синь Чжао, Адриенн Венте, Мария Фернандес Флеча, Дениз Сеговия Гальван, Элисон Гопник и Тамар Кушнир — 2021 — Познание 210:104609. подробнее
    41. Влияние неопределенности на ошибку предсказания в цикле восприятия действия. Келси Перриккад, Ребекка П. Лоусон, Шарна Джамадар и Джейкоб Хохви — 2021 — Познание 210:104598.детали
    42. Когда время становится личным. Старение и личностная идентичность. Кристиан Стернад — 2021 — Феноменология и когнитивные науки 20 (2):311-319.подробнее
    43. Взаимосвязь самопрезентации, психологических потребностей и зависимости от физических упражнений у студентов колледжей с избыточным весом. ИВэнь Лю, Хао Лю и ЧжунЦян Лю — 2021 — Границы психологии 11.подробнее
    44. Формирование собственного разума: самоформирующий взгляд на метапознание. Виктор Фернандес-Кастро и Фернандо Мартинес-Манрике — 2020 — Феноменология и когнитивные науки 20 (1): 139-167. подробности
    45. Моральные рассуждения — это процесс постановки моральных вопросов и ответов на них.
    46. Интероцепция и влияние эмпатии на перспективу. Лукас Гейдрих, Франческо Уокер, Лариса Блеттлер, Бруно Хербелин, Олаф Бланке и Джейн Элизабет Аспелл ​​- 2021 — Границы психологии 11. подробнее
    47. Сказать нет (рассказу): личность и негативность. Тереза ​​Матейчкова — 2021 — Феноменология и когнитивные науки 20 (2):353-364.подробнее
    48. Экономят ли перерабатывающие предприятия? Стоимость имеет значение. Шэн Вэй, Цзяци Сюй, Шэнсян Ше, Ян Ван и Ин Чжан — 2021 — Границы психологии 11.детали
    49. Дональд Дэвидсон и источник самопознания. Луиза Рёска-Харди — 2011 — В Джеффе Мальпасе (ред.), Диалоги с Дэвидсоном: новые взгляды на его философию Дж. Малпас (редактор), Кембридж, Массачусетс: MIT Press 2011, 371-404. Кембридж, Массачусетс: стр. 371-404. подробности
    50. Факторы риска депрессии у взрослых: неблагоприятный опыт детства и функционирование личности.

    1 — 50 / 1865

    Доступ за пределами кампуса

    Используете PhilPapers из дома?

    Создайте учетную запись, чтобы обеспечить доступ за пределами кампуса через прокси-сервер вашего учреждения.

    Контролировать эту страницу

    Будьте в курсе всех новых элементов, появляющихся на этой странице. Выберите, как вы хотите его контролировать:

    Эл. адрес Новостная лента

    Редакция

    Общие редакторы:
    Дэвид Бурже (Западный Онтарио)
    Дэвид Чалмерс (ANU, NYU)

    Area Editors:
    David Bourget
    Gwen Bradford
    Berit Brogaard
    Margaret Cameron
    David Chalmers
    James Chase
    Rafael De Clercq
    Ezio Di Nucci
    Barry Hallen
    Hans Halvorson
    Jonathan Ichikawa
    Michelle Kosch
    Øystein Linnebo
    JeeLoo Liu
    Пол Ливингстон
    Брэндон Лук
    Маноло Мартинес
    Мэтью МакГрат
    Мичиру Нагацу
    Susana Nuccetelli
    Giuseppe Primiero
    Джек Алан Рейнольдс
    Даррелл П. Роуботтом
    Александра Самонек
    Константин Сэндис
    Howard Sankey
    Jonathan Schaffer
    Thomas Senor
    .

    Другие редакторы
    Свяжитесь с нами
    Узнайте больше о PhilPapers

    Сознание мира и мир сознания

    Определение сознания. Люди обладают самым прекрасным из всех дары — причина с его проницательностью в далеком прошлом и будущее, ее проникновение в сферу неизведанный, его мир грез и фантазий, творческих решений к практическим и теоретическим проблемам и реализации самые смелые планы. как высший уровень психического деятельности, сознание является одним из основных понятий философии, психологии и социологии. Уникальная природа эта активность заключается в том, что отражение действительности, и его конструктивно-творческое преобразование в виде чувственные и мысленные образы, понятия и идеи предвосхищают практические действия отдельных лиц и социальных групп и дать им цель, ориентация.

    Лучшие умы человечества с древних времен искали ответ на одну из величайших загадок бытия. Что такое природа духовного мира человека? Все силы разум — наука, философия, искусство, литература — имеют объединились в попытке пролить свет на это таинственное царство известный как сознание. На ранних стадиях развития философии психологические явления интерпретировались с вне всякого строгого различия между сознательным и бессознательное, идеальное и материальное. Основа сознательное действие было названо Логосом, что означало слово, идею, сущность вещей, логика существования и ценность человеческий разум определялся степенью, в которой он соответствовал этому Логосу, объективному универсальному заказ. Таким образом, психологические процессы отождествлялись с материальные (воздух, движение атомов и т. д.).

    Граница между присущими человеку процессами сознания и материальных явлений впервые было отмечено Софисты, а позднее Сократ, подчеркивавший уникальность актов сознания по сравнению с материальным существование вещей. Объективное содержание сознания была возведена Платоном в особый мир идей, царство чистой мысли и красоты, противопоставленной всему материальному. Так же, как для всей вселенной бестелесной причиной была перводвигатель, источник гармонии и силы, способный постижение самого себя, поэтому в каждом человеке разум созерцала себя и в то же время функционировала как активный принцип, регулирующий поведение.

    Достижения науки и особенно медицины сыграли большую роль в формировании философских взглядов на сознание как особая, высшая форма психического Мероприятия. Они позволили разграничить сознание как способность человека познавать собственное сознание, эмоциональные и волевые акты в отличие от других психических явления.

    В античной философии сознание было тесно связано разумом, который считался космическим, обобщение реального мира, синоним всеобщего закона.

    В Средние века сознание трактовалось как трансцендентный принцип (Бог), существовавший до природы и создал природу из ничего. Разум понимался как атрибут Богу и людям было даровано лишь крошечное «искра» всепроникающего пламени Божественного Причина. В то же время в христианстве возникла идея спонтанная деятельность души, которая включала сознание. Согласно святому Августину, все знания пребывал в душе, которая жила и двигалась в Бог. правда о это знание коренилось во внутреннем опыте; душа обратился внутренне на себя, достигнув глубокого и совершенно достоверное осмысление собственной деятельности. По прошествии времени концепция внутреннего опыта стала основой для так называемая интроспективная концепция сознания. За Внутренний опыт Фомы Аквинского был средством получения более глубокое познание себя и общение с высшим бытие через сознательный разум. Бессознательная душа была зарезервировано для растений и животных, а умственная деятельность считалось, что человек, начиная с ощущений, обладает атрибуты сознания. Концепция чего-либо намерение было введено в качестве специального деятельность сознания, выражающаяся в его отношении к или ориентация на внешнем объекте. Материалистические традиции существовавшие в средние века, были разработаны мыслители арабского мира, особенно Ибн-Сина (Авиценна), а в Европе, например, Дунс Скот, предложивший теория, что материя могла думать.

    Наибольшее влияние на проблему сознания в Философия Нового времени была разработана Декартом, который в отдавая предпочтение фактору самосознания, рассматриваемому сознание как созерцание индивидуумом своего собственного внутренний мир, как субстанция, открывающаяся только субъекту созерцая его и противопоставляя его внешнему Мир. По Декарту, душа только мыслит и тело только шевелилось. Эта точка зрения оказала огромное влияние на всех последующие теории сознания, которые отождествляется со способностью субъекта знать о своем собственные психические состояния. Картезианство было уравновешено теория бессознательной психической деятельности (Лейбниц). Французский материалистов 18 века (в частности, Леметри и Кабанис) основывались на прогрессе физиологии и медицине и обосновал положение о том, что совесть особая функция мозга, отличающаяся от других его функции тем, что она позволила человеку приобрести знания природы и самого себя.

    Новая эра в интерпретации происхождения и структуры сознание открыл немецкий классический идеализм, которые выявили разные уровни организации сознание, его активность, историчность, диалектика чувственное и логическое, индивидуальное и Социальное. В своей критике интроспективной психологии они показал зависимость эмоций человека, восприятия и содержание его сознания на формы и структуры познания, которые от него не зависели (кантовская теория трансцендентальной апперцепции). Гегель предположил, что общественно-историческую природу сознания и утверждал принцип историчности в понимании сознание. Он исходил из того, что сознание индивидуума (субъективный дух), бытие обязательно связано с предметом, определялось исторические формы общественной жизни; эти, однако, он интерпретируется идеалистически, как воплощение цели дух.

    Позитивное знание сознания существенно обогатилось. достижениями нейрофизиологии (в частности, теорией И. М. Сеченов и его последователей на рефлекторную деятельность мозг) и экспериментальной психологией.

    Диалектический материализм показал, что сознание возникает, функционирует и развивается в процессе взаимодействия людей с действительностью, на основе их чувственно-предметных деятельность, их общественно-историческую практику. Так как он отражает объективный мир по своему содержанию, сознание есть определяется природной и социальной действительностью. Объекты, их свойства и отношения, существуют в сознании идеально, в форма изображений.

    На протяжении столетий идеалистическая и материалистическая школы были воюют за сущность сознания, как сложнейшего явление в том, что мы знаем о существовании. Идеалисты интерпретировать сознание как нечто, коренящееся в таинственном глубины человеческой души, понятые содержательно. Они берут сознание вне естественных отношений реального мира и считать его независимым и всесозидающим сущность бытия, как нечто изначальное. Это не только необъяснимые никакими явлениями действительности; это само по себе объяснение всего происходящего в природе, в истории общества и поведения каждого человека.

    В то время как идеализм создает пропасть между разумом и миром, материализм пытается обнаружить единство между ними путем вывод духовного из материального. В материализме, интерпретация сознания основана на признании его функция человеческого мозга, суть которой заключается в отражение и конструктивно-творческое преобразование Мир. Историко-материалистическая теория утверждает, что невозможно анализировать сознание в отрыве от других явления общественной жизни. С самого начала сознание было общественным продуктом и останется таковым пока существуют люди. Человеческий мозг охватывает потенциалы, развившиеся в ходе человеческой истории, унаследованные способности которые реализуются посредством обучения и воспитания и всего совокупность социальных влияний и через воздействие на мир культура. Мозг становится органом сознания только когда человек втягивается в общественную жизнь и ассимилируется исторически сложившиеся формы культуры. Основная цель сознания состоит в том, чтобы дать людям истинную ориентацию в мир, способность познавать и преобразовывать его посредством причина. Когда мы говорим, что человек что-то осознает, мы имеем в виду, что он понимает значение того, что у него есть воспринимается или запоминается и принимает во внимание возможные последствия его действий и могут быть проведены ответственность за них перед обществом и перед собой.

    Сознание человека есть форма психической деятельности, высшая форма. Под психической деятельностью мы понимаем все психические процессы, сознательное и бессознательное, все психические состояния и качества человек. В основном это процессы познания, внутренние состояния организма и такие атрибуты личность как характер, темперамент и так далее. Ментальный активность есть свойство всего животного Мир. Сознание, с другой стороны, как высшая форма психической деятельности, присуще только человеку, и даже то не всегда и не на всех уровнях. Его не существует в новорожденный ребенок, в некоторых категориях психически больных, у людей, которые спят или находятся в коме. И даже в развитая, здоровая и бодрствующая особь не все психические деятельность составляет часть его сознания; большая часть оно выходит за пределы сознания и принадлежит бессознательные явления психики. Содержание активность сознания фиксируется в артефактах (в т.ч. язык и другие знаковые системы), приобретая таким образом форму идеальное существование, существование как знание, как историческое Память. Сознание включает в себя и аксиологическое, т. сказать, оценочный аспект, выражающий избирательность сознание, его ориентация на ценности, выработанные обществом и принимаемые личностью — философские, научная, политическая, нравственная, эстетическая, религиозная и т. д. включает в себя отношение индивида как к этим ценностям, так и к самого себя, становясь, таким образом, формой самосознания, т. также социального происхождения. Познание человеком самого себя становится возможным благодаря его способности связать свои принципы и ориентация на точки зрения других людей, его способность учитывать эти точки зрения в процессе коммуникация. Сам термин «сознание», т. скажем, знание, приобретенное вместе с другими, указывает на диалогическая природа сознания.

    Существование нескольких планов сознания сделало его предметом исследования многих наук и всего искусства. За философии главным вопросом является соотношение сознание к бытию. Как свойство высокоорганизованных материя (мозг), сознание сознательно воспринимается существование, то есть субъективный образ объективного мира или субъективной реальности, а в эпистемологическом плане, как идеальное в противоположность материальному и как единство два.

    С социологической точки зрения сознание можно рассматривать прежде всего как общественное сознание, отражение существования, интересов и представлений различных социальных групп, классов, наций, общества и истории в целом в жизни людей. интеллектуальная жизнь. Как отражение бытия принимает различные относительно самостоятельные формы.

    В психологии сознание трактуется как высшее уровень психической организации личности, когда он отделяет себя от своего окружения и отражает это реальность в виде мысленных образов, которые служат регуляторы целенаправленной деятельности. Сознание – это сложная система, состоящая из разнообразных и постоянно взаимодействующие элементы и существующие на разных уровнях. Этот система имеет своим ядром процессы познания, от элементарных ощущений и восприятий до высших проявления разума, эмоциональной утонченности и силы человеческой воли. Ощущения и восприятия – это непосредственные, чувственные формы сознания. Эти как бы фундаментные блоки для здания более сложной интеллектуальные образования и представления, воображение, интуиция, логическое и художественное мышление.

    Сознание не могло возникнуть и не могло функционировать без механизмов памяти, то есть способности записывать, сохранять и воспроизводить чувственные и концептуальные картинки. Сознание не только воспроизводит действительность в идеальных формы, она также регулирует внутреннее психическое и практическая деятельность, выраженная во внимании и усилиях будут. Внимание и воля также являются фактами сознания. необходимо постановка целей. Прежде чем что-либо предпринять в реальности, человек «делает» это идеально, в своем воображении.

    Человеческие эмоции и чувства являются фундаментальным «слоем» мир сознания. В отражении мира человек испытывает его влияние и свое отношение к нему, к вещи, другим людям и самому себе. Ничего не происходит в нашем сознания без участия чувств, которые в люди с богатым внутренним миром приобретают удивительные степени тонкость, цвет и полнота.

    Сознательные и бессознательные феномены разум. Красочная ткань психических процессов сотканы из разных «ниток», начиная от верховных ясность сознания в моменты творческого вдохновения, сквозь сумрак полусонного разума, к полному тьма бессознательного, на долю которой приходится большая часть психической жизни человека. Например, мы едва ли осознаем все последствия наших действий. Не все внешние впечатления фокусируется нашим сознанием. Многие наши действия автоматический или привычный. Однако, несмотря на исключительную значение и место бессознательных форм психического деятельность, человек есть прежде всего сознательный существование. Осознанность, понимаемая как оценочный аспект сознания, является высшим уровнем регуляции человеческого деятельность на основе принятых ценностей, моральных и других социальные стандарты. Предполагается, что эти стандарты стать неотъемлемой частью жизни человека. Имея становятся частью системы его убеждений, они реализуются с ясным и отчетливым пониманием конечных целей и возможные последствия действий. Осведомленность также предполагает способность человека анализировать мотивы своего собственное поведение и выбирать наиболее рациональные средства достижения свои цели в соответствии с моральными нормами, принятыми в общество.

    Как сложное системное образование сознание имеет различные уровни относительной отчетливости или ясности. Как правило эти уровни диагностируются у здорового человека по его собственным показаниям и по степени его ориентации в среде — в пространстве, времени, логике событий, окружающих его людей, а также по отношению к себе, его мысли, чувства и волевая направленность. Когда сознание находится на низком уровне, наблюдаем немотивированные колебания концентрации от определенных объектов мысли и действий которые достаточно известны, к неожиданным ментальным целям, немотивированная переориентация действия, а при различных психических расстройства, к потере «нити» мысли. Один может также наблюдают различные степени ясности сознания, от так называемые рассветные, полусонные, торпидные или просто обычные восприятие вещей до состояний ума, достижение блестящего видение, удивительно острое интуитивное проникновение в суть вещи. На высочайших вершинах сознания имеем «сверхсознательный» уровень духовной активности достигается в процессах исключительно вдохновенного и продуктивного творчество, когда новая, оригинальная и порой масштабная идея фокусируется в сознании с поразительной ясностью.

    Сознание имеет сложные отношения с различными формами бессознательные психические явления. У них своя структура, элементы которого связаны друг с другом, а также с сознания и действий, влияющих на них и в их очередь испытать на себе их влияние. Мы разумно осознавать все, что влияет на нас, но никоим образом означает, что все ощущения являются фактом нашего сознания. большинство из них находятся на периферии или даже за ее пределами. границы. Многие из наших действий, когда они изначально формировались, были сознательно контролировалось, но позже стало механическим. Сознательный деятельность возможна только при максимальном количестве элементов деятельности выполняются автоматически. Как ребенок развивается, многие его функции постепенно становятся автоматический. Сознание освобождается от обязанности беспокойства. о них. Благодаря этой адаптации бессознательное принимает забота о жизнедеятельности организма и раздражители, вмешиваться в рациональное поведение, как правило, не вторгаться в сознания здорового человека. С другой стороны, столкнувшись с насильственными вторжениями бессознательного, сознание иногда ведет отчаянную и проигрышную борьбу с этими потоки «непрошенных гостей». Это происходит в случаях различные психические расстройства — навязчивые или маниакальные идеи, состояния тревоги, непреодолимого, немотивированного страха, и т. д. Привычка, как нечто механическое, распространяется на все формы деятельности, в том числе мыслительной, по принципу «я не хотел об этом думать, мне просто пришло в голову». парадокс заключается в том, что сознание присутствует в образом, в бессознательных формах психической деятельности; хотя это так не следить за всем, что происходит в этих темных тайники ума, а только схватывает общую картину. Это однако может в любой момент взять под контроль привычные действия и ускорять, замедлять или даже полностью останавливать их.

    Возбужденный мощным инстинктом спаривания, соловей без устали поет всю ночь, но эта чудесная птица не понимает, что его великолепные трели что-то выражают помимо своей песни, что объективно она выражает стремление к сохранить и увековечить расу. Все мы, индивидуально и в наших общих усилиях напоминают иногда этот серенький существо. Всегда ли мы осознаем, какой отклик вызывают слова и посыл наших «песен» вернет? Не всегда.

    Человеческая деятельность сознательна лишь по отношению к результатам, которые изначально существуют в плане и намерении как цели. Но реализации цель не может пониматься как включающая в себя все последствия действий. Результаты действий людей могут отличаться от того, что было задумано изначально. Они попадают под воздействие внешних сил, которые иногда оказываются совершенно иначе, чем люди думали, что они были. За например, идеологи французской буржуазной революции (Руссо, например, и др.) мечтал о царствовании разум, братство и справедливость. Массы и политическая партии боролись во имя этих принципов. Задача была огромные, цели благородные. Но вместо того, чтобы наслаждаться царствованием причина Франция получила диктатуру Наполеона.

    В жизни много рационального и иррационального личности и в водовороте истории. бессознательное проявляется в самых разнообразных формах, включая информацию, накопленную в виде опыта и записанную в памяти личности и социальной памяти человечества, а также в виде бесконечно разнообразной иллюзорной сферы мечтаний, инстинктов и т. д. В истории науки особенно психология, медицина и социология, а также философии большое внимание уделялось Проблема бессознательного в жизни личности и общество. Фрейд особенно интересовался этим проблема. Как практикующий психиатр, он заметил экстраординарные проявления бессознательного, особенно в сексуальной сфере. По Фрейду, существует изначальная вражда между сознательным и бессознательным принципы в человеке. Бессознательное изображается как хитрое женщина чья единственная цель состоит в том, чтобы обмануть или перехитрить легковерный разум, который часто вводит в заблуждение своим изобретательным и неотразимым враг. Выводы Фрейда основаны главным образом на его личный наблюдения за поведением и состоянием психических больной. Однако у здоровых людей преобладает принцип регулирующая сила разума. Это то, что в конечном итоге образует основа общего движения человеческой истории, несмотря на «невротизм» и «социальную глупость» конкретных событий и таких общественных образований, как фашизм, которые можно рассматривать как ужасные, но временные искажения социальное развитие.

    Зарождение и развитие психической деятельности и сознание. Сознание современного человека есть продукт всемирной истории, сумма практической и познавательной деятельности бесчисленное количество поколений на протяжении веков. Чтобы понять его сущность, мы должны рассмотреть, как он возник. Но сознание имеет не только социальную историю. Он также имеет естественной предыстории, развитие ее биологического предыстории реквизиты в виде эволюции психической деятельности в животные. Двадцать миллионов лет понадобилось, чтобы создать Условия возникновения разумного человека. Без этой эволюции появление человеческого сознания были не чем иным, как чудом. И это было бы было не меньшим чудом для умственной деятельности иметь появились в животных организмах без свойств отражение, присущее всей материи.

    Процесс отражения во всем многообразии его форм, от простейших механических следов или оттисков до мыслительные способности гения, происходит в процессе взаимодействие различных систем реального мира. Этот взаимодействие приводит к взаимному отражению, которое в простейших случаях принимает форму механической деформации, а в общих случаях — взаимной реорганизации внутренних состояния и отношения, изменения в состояниях движения, в формах внешней реакцией и взаимным переносом энергии и Информация. Рефлексия – это процесс, результатом которого является информационное воспроизведение свойств отраженного объект. Поскольку все в мире находится в состоянии непосредственное и бесконечно опосредованное взаимодействие, все несет информацию обо всем остальном. В этой связи вспоминается афоризм древних философов: summa резюме! Утверждение предполагает универсальное поле. Но Что это значит? Это означает, что существует универсальная форма связи, взаимодействия и, следовательно, единства вселенная: все во вселенной «помнит» все остальное. Это следует из принципа отражение как универсальное свойство материи. образно говоря, можно сказать, что каждая точка универсального поля является живым зеркалом Вселенной.

    Один из ключевых аспектов взаимодействия живых организмов с окружающей средой заключается в их способности получать жизненно важные информация об этом. Эта способность и возможность использовать такие информация для какой-то цели настолько важна для их поведенческие акты, которые можно отнести к числу фундаментальных свойства всего живого. Более того, организмы которые имели более сложную эволюцию, обладают более разноплановая информация. Живой организм приобретает специальная приспособительная деятельность, представляющая собой качественно более высокий уровень взаимодействия организма в целом с окружение, то есть поведение, регулируемое разум. Эта активность позволяет организму обнаруживать и связывать биологически значимые указатели, чтобы предвидеть и опосредовать его поведение — не только получить что-то одно, но и избегать другого. Возможно, зачатки психического активность проявлялась у животных, не имевших нервной системы. Там однако не подлежит сомнению, что умственная деятельность позднее стала функция головного мозга. Животное регулирует свое поведение в в соответствии с информацией, полученной от органов, производили эволюцией, для получения информации об окружающих вещи и процессы. Психическая деятельность в форме ощущения а восприятие представляет собой своего рода двойную информацию, относящуюся к свойства и отношения внешних вещей, а также их значение для жизни конкретного организма.

    Процесс развития психической деятельности включает качественно новые образования. Главное в этом процесс – это генезис новых форм поведения, возникающих в течение жизни животного. Они связаны с понятие инстинкта и приобретенных способностей к подражанию и обучение. Инстинкт – это целеустремленность и целеустремленность. адаптивная деятельность, основанная на непосредственном отражении действительности. это обусловлен врожденными механизмами и стимулируется биологическими потребности. Что важно в поведении, определяемом инстинктов состоит в том, что, не понимая их, животное совершает объективно осмысленные действия по отношению стереотипизировать ситуации, которые биологически необходимы для выживания вида. С эволюционной точки зрения инстинкт, как врожденная черта способа действия, есть «информационный опыт» предыдущих поколений данного вида и человека в удовлетворении биологических потребностей, опыт, полезный для личности видов и зафиксированы в определенных морфо-физиологических структурах организма, а также в строении его умственная деятельность.

    На уровне здравого смысла, в сказках и мифах, животные с незапамятных времен представлялись нашим маленьким братья по разуму. Им приписывают хитрость, инициатива, сознательность, совесть, чувство прекрасного, все человеческие характеристики. Все слышали исключительно умные собаки спасают людей и служат им преданно, о лошадях, уносящих своих всадников от опасности, ориентироваться в метелях и так далее. В научном ученые уровня уже много лет исследуют поведения и психической деятельности животных, в частности, такие высшие виды, как дельфины и человекообразные обезьяны, обладающие удивительная способность подражать и наблюдать. На недавнем Международная конференция, на которой обсуждалась проблема сознания у животных, большинство делегатов сказали «нет» в ответ на вопрос: «Думают ли животные?» Но резолюция, принятая конференцией после долгих споров содержал довольно осторожную формулировку: науке недостаточно факты утверждать с уверенностью или отрицать возможность животные думать.

    Мышление означает решение задач различной степени сложности. сложность. Как эксперименты, так и наблюдения показали, что высшие животные способны решать относительно простые задачи, сроки которых не выходят за рамки заданного ситуация. Они могут найти окольные пути к цели, построить биологически значимое сооружение, выследить карьер, улучшайте палку для добывания еды, колите орехи камнем, и так далее. Обезьян очень интересует все новое. В короче, чем выше животные обладают элементарным интеллектом. Но к понятию сознанию мы придаем очень широкое значение, т. принадлежит только людям, а если и есть у животных, то они можно сказать, что он имеет только свои биологические зачатки или предпосылки.

    С самого начала сознание было социальным продукт и останется таковым до тех пор, пока люди вообще есть. В то время как психическая деятельность животных зависит от биологические законы и регулирует их поведение, человеческий сознание стремится к творческим познаниям и практическим преображение мира.

    Развитие человечества и человеческого сознания связанный с переходом от сбора готовых предметов к процессу труда, т. производство средств существования с помощью рукотворных инструменты. Труд с его необходимым переходом из жизни в условий биологического сообщества к социальной форме жизни и, следовательно, к общению посредством языка, трансформировал в основном инстинктивное поведение животных и привели к формированию механизмов сознательного Мероприятия.

    Возникая и развиваясь в труде, сознание есть также и действительно главным образом воплощается в труде и творит мир очеловеченная природа, мир культуры. Итак, ответ на загадка происхождения сознания может быть выражена в двух слова: труд и общение. Затачивая лезвие свой каменный топор и общающийся посредством речи человек на одновременно оттачивал свой интеллект. Это был труд, т. складывающиеся на его основе отношения, а также язык в форме жестов, звука и письма в форме живописи, скульптура и музыка, развившие сознание нашего далекий предок за пределами индивидуального разума и сделал возможным формирование надындивидуального сознания — зарождение различных форм общественного сознания как зачатки научных знаний, искусство, простые правила морали, разного рода магических, мифологических и религиозных представления и обряды. Все это впоследствии разовьется в ход истории и вырастают в богатое разнообразие форм общественное сознание — философия, наука, искусство, мораль, политическая идеология и право. Монотеистический мир возникли бы религии. Все эти формы были бы либо истинными или мнимое отражение более развитых форм человеческого общественное существование, их материальное и интеллектуальное производство, идеалы и стремления различных социальных групп, классов, народов и человечества в целом. Сила культуры растет как снежный ком. Имеет сложную структуру с различными уровнях, от обычного массового сознания до высшего формы теоретического мышления.

    Хотя общественное сознание относительно независимо, оно имеет влияние обратной связи на жизнь общества.

    Между личным и общественным сознанием существует постоянная взаимодействие. Так же, как общество не является суммой людей, которых оно включает, общественное сознание есть не только сумма индивидуального сознания. Так же, как генерал воля отнюдь не выражает волю каждого человека, поэтому общественное сознание не есть сознание каждого член общества. Общественное сознание качественно специфическая интеллектуальная система, обладающая относительно независимой существование. Исторически сложившиеся стандарты сознания становятся личными убеждениями личности, источником нравственных правил, эстетических чувств и представлений. В свою очередь, личные идеи и убеждения, благодаря творческой деятельности те, у кого они есть, приобретают социальную ценность, становятся социально значимы и сливаются в общем океане социальных сознание. Таким образом, важные идеи записываются словами и дела. Именно поэтому они не умирают вместе со своими создателями. На напротив, часто именно после этой смерти их реальная жизнь, начинаются их необычные судьбы и приключения. это прежде всего великие исторические личности, которые сажают дерево нового тренд, корона которого устремлена в будущее, а богатые листва служит многим поколениям и целым народам, даже все человечество.

    Судьба индивидуального сознания неотделима от что самого индивидуума. Он возникает как высшая форма психической деятельности. Он выражает уникальную особенности жизненного пути человека, специфические особенности его воспитания, различные политические, религиозные, моральные, научные, философские и другие социальные влияния, все то, что разнообразит и обогащает индивидуальное духовный мир. Каждый ребенок, когда он приходит в мир, начинает мыслить, испытывать эстетические удовольствия, нравственные импульсы и стремление к знаниям только путем вовлечения в культуре, узнавая стандарты, которые имеют свои уходит своими корнями в предыдущую историю человечества. Человек становится личностью в той мере, в какой он распоряжается этим богатство и умножает его. Через понимание продуктов собственной материальной и интеллектуальной деятельности, становясь осознавая свои отношения друг с другом, люди пришли к понять себя, то есть они достигли самосознание.

    С самого начала сознание развивалось в двух тесно смежные направления, познавательное и конструктивно-творческий. Вместе они выражают главную причину для и социальной необходимости его возникновения и развития. конструктивная и творческая стороны сознания не могли иметь возникли или существовали без познания, и только познание могло никогда обеспечили необходимый индивидуальный, субъективный стимул для развитие человека. Сознание никогда не было простой роскошью, просто акт созерцания.

    Отвергая идеалистическое объяснение сознания как имманентная деятельность индивида, возникающая из недр его дух, наука в то же время взрывает понятие метафизический материализм, рассматривающий сознание как созерцание, оторванное от практики. Когда мы говорим о активности сознания, мы имеем в виду его избирательность, его способность ставить перед собой цель, ее генерация новых идей, акты творческого воображения, его руководство практическим Мероприятия. Отправной точкой любого отношения к реальный мир – это целеполагающая деятельность. Основная причина и историческая необходимость возникновения и развития сознание, которое позволяет человеку получить точную картину окружающий мир, предвидеть будущее и на этой основе преобразовывать мир своей практической деятельностью, является его целеполагающая творческая деятельность, направленная на изменение мира в интересы человека и общества. Сознание человека есть не просто созерцательное отражение объективной реальности; Это создает его. Когда действительность не удовлетворяет человека, он ставит чтобы изменить его своим трудом и различными формами социальная активность.

    Самосознание. Человек осознает мир и свое отношение к нему. это и, таким образом, осознает себя. На этом уровне цель и субъективное начинают обнаруживать свое целостное единство. Этот двойственность в единстве есть на самом деле «мерцающая заря самосознание». Самосознание было ответом на императивное требование социальных условий существования, которое с самого начала требовалось, чтобы человек мог оценивать свои действия, слова, мысли и чувства с точки зрения определенных социальных норм и понимать не только окружающий мир, но и самого себя. Подобно сознанию, как целом, самосознание формировалось трудом и половой акт. Во всех формах своей деятельности человек постоянно сталкивается не только с внешним миром, но и с самим собой, становится мишенью собственных мыслей и оценок. А человек есть существо рефлекторное. Он постоянно думает о его поступках, мыслях, идеалах, чувствах, его нравственном имидж, эстетические вкусы и общественно-политические позиции, его отношения ко всему, что происходит в мире. Человек существа обладают способностью смотреть на себя «со стороны стороны». В философском смысле самосознающий человек есть тот, кто полностью осознает свое место в жизни, неизбежность прохождения определенных стадий роста, конечность его существование как преходящий момент в потоке событий. личность не может быть лишена своего рефлексивного измерение. Это одна из основных привилегий, отличать человека от животных. Животным надо отдать кредит на знание чего-либо, на владение некоторыми элементарными информацию о том, что происходит вокруг них. Но в отличие от человек, они не осознают своего собственного знания. Человек знает о фактическом акте познания и о том, что он есть человек, который знает это, то есть человек осознает себя как субъекта познания, познающего, так и того, что он знает. Человек понимает не только то, что он знает что-то, но и то, что он далеко не все знает, что за его собственным знанием простирается безграничная океан неизвестного. Он знает то, чего не знает, и поэтому бесчисленные вопросы и мучительный поиск ответов.

    Может ли человек обладать сознанием без одновременно обладающий самосознанием? Очевидно нет. Оба исторически и онтологически они складываются одновременно лы. Они представляют собой нечто целостное, хотя внутренне имеют качественная дифференциация. физиологические и психологические механизмы самосознания, по-видимому, быть более сложным, более тонким и уязвимый. Самосознание — это не просто сознание повернулся внутрь. Это не может происходить напрямую. Это всегда опосредовано осознанием других вещей вне себя. человек познает себя лишь в той мере, в какой он знает мир. Таким образом, самосознание явно имеет «двойное изображение»; он состоит из внешнего объекта и сам предмет. Это своего рода внутренний свет, который освещает и себя, и другое. Каждое мышление человек понимает, как сложно отделить объект мысли и акт наблюдения за этой мыслью. Есть обычно три аспекта размышлений человека: собственное личность как объект, эго как субъект и объективная реальность, которая включает в себя другие люди. Самосознание рождается, когда субъект сознание, познающий, превращается в объект для сам. В момент возникновения самосознания человек отождествляется с самим собой. Это когда человек начинает осознавать свое существование в мире, свои потребности и желания, так и состояние собственного организма (физ. комфорт или дискомфорт и др.). Таким образом, он становится способным отличать состояние бодрствования от сна. В качестве как только он просыпается, человек начинает испытывать определенное самоощущение, осознание своего существования в Мир. Когда он открывает глаза, он видит мир, слышит его звуки, осознает внешние объекты и собственное тело. Он чувствует как свою отличие от окружающего, так и свою органическая связь с ним.

    Самосознание — это не просто созерцание своего самолюбование или что-то другое. Человек не может найти свою ориентироваться в потоке событий, не зная сам. Он должен знать, на что он способен и насколько далеко его стремления могут достигать.

    Уровень самосознания может быть самым различным, от смутное осознание своих способностей к глубокому понимание своей исторической роли, священное чувство долга перед свой народ и его судьбу. На высших стадиях самосознания индивидуум полностью оценивает свою связь с мировой историей, историей своего народа, «нить», воплощенная во всем, что он сделал, что связывает как прошлое, так и будущее. Только богатые натуры, обладающие утонченное самосознание взбудоражено будущим как по настоящему. Мы знаем, что особо одаренные личность воспринимает себя с особым рациональная интенсивность, часто с дней его юности. познание своей самости ощущается как некое внутреннее откровение. Такая интенсивность и непрекращающаяся деятельность Особенно характерно самосознание гениальностью, и это связано с его ярким восприятием своего особое общественное значение и, как следствие, большое ответственность перед человечеством.

    У каждого человека бывают моменты, когда его самосознание становится необычайно остро и моменты, когда оно стихает совсем, когда он самозабвенно погружается в какое-то внешнее объект. Сознание как бы сфокусировано в одной области. А также может случиться и обратное. Поверхностный взгляд на то, что вокруг себя и глубокое погружение в себя, иногда с агонизирующие и деструктивные эффекты. Например, когда человек болен, он может быть «по шею» в собственном болезнь и чувство, что ему больше не на что жить; в весь мир видится сквозь призму его больных условие. В таких случаях он должен иметь некоторые отвлечение. Обычно самосознание людей уравновешивает между двумя крайностями. Трудно одновременно время разделять и сплавлять мысли и акт наблюдения за эти мысли в акте мышления. Когда человек не относиться к себе как к объекту своих восприятий и мысли — как со своей точки зрения, так и со стороны что других людей — он не может осуществлять самоконтроль. Можно наблюдать значительные индивидуальные различия в способности к самоконтролю. Немного люди сохраняют самообладание в самых трудных и иногда трагические ситуации, в то время как другие теряют контроль над себя по малейшему поводу. Некоторые люди даже действуют гораздо эффективнее в условиях опасности, чем в обычном обстоятельства.

    Каждый акт осознания мира включает в себя контролирующая и направляющая сила самосознания, от которой человек не свободен даже тогда, когда он глубоко погружен в изучение реального объекта. Состояние полного забывчивость, потеря самоконтроля и способности управлять свой психические процессы возникают редко и обычно только в случаях сильный стресс или сумасшествие. Норма – постоянный самоконтроль, по крайней мере в общем плане.

    Степени самосознания могут быть разными, от самых общих мгновенный контроль над потоком мысли, направленным на внешние объекты, к глубоким размышлениям о себе, когда эго является не только субъектом, но и главным объектом сознание, когда акцент делается на внутренний мир разума и тело.

    Концентрация внимания на себе имеет свои основания. меры, которая диктуется жизненной необходимостью сохранение устойчивой гармонии целого. Чрезмерная концентрация внимание к себе может вызвать трудности с ориентацией и снизить эффективность практической и теоретической Мероприятия. Оно может выродиться в самодовольное, эгоистичное направленное внимание на свои заветные особенности. призыв познать себя подразумевает не индивидуальные особенности характер, например, определенные случайные наклонности или слабые стороны. Он побуждает нас познать подлинное в себе, свое очень суть.

    Важным элементом самосознания является осознание требования общества к себе, осознание своего социального долг и цель в жизни, ответственность за задачу которому доверено, ответственность перед общины, класса, нации, страны и, наконец, человечество в целом. Именно самосознание позволяет человек критически относится к своим действиям, практическим и теоретические, реальные или мнимые. Это позволяет ему отделить внутренний мир от того, что происходит вокруг него, анализировать его, противопоставить или сравнить его с внешним и, таким образом, изучить сам, прийти к суждениям о себе, или, может быть, даже осуждения. Самосознание является необходимым условием образование и самообразование. Надо различать между банальный эгоцентризм, пассивное созерцание собственного человека, и глубокое самосознание с его тонким ткань нравственных принципов, раскрывающая место человека в жизни и цель своей деятельности и своего существования в мир вообще. Эгоцентрическая рефлексия, самоанализ, которое все связывает с собой, как наиболее заветный центр внимания, мешает или даже прерывает живой и полезный процесс деятельности. Такой человек делает ничего полезного или полезного для других или для него самого, ибо можно помочь себе только через помощь другим. гипертрофия эгоистического самосознания может даже вызвать патологические сбои в здоровье и сама является одним из их симптомы. С другой стороны, глубокое самосознание подразумевая разумное отношение к самокритике, проясняет целью действия и наполняет сознание человека чувством быть нужным другим, обществом, и порождает чувство настоящее счастье. Самокритика является признаком высокоразвитого самосознания. Ищу обратно на своей жизни Лев Толстой отмечает, что в очень раннем возрасте он начал анализировать все в собственное эго и искоренить беспощадно все он считал иллюзорным или недостойный его истинное предназначение в жизни. Часто казалось, его что эта привычка однажды может разрушить все. Но, он писал: «Я старею, и у меня еще довольно много осталось целым и невредимым, больше, чем у некоторых других людей … люди моего возраста, которые верили во все, когда я разрушал все….»[1] Такая аргументированная самокритика, а не бесстрастное самодовольство, сохраняет и укрепляет гармоническую целостность человеческого личность, так как она также укрепляет личность любого социального группы, включая нацию.

    Самосознание имеет место не только у индивида плоскости, как психической формы деятельности, но и на уровне общественное сознание, когда знания, научные, художественные или техническое творчество или политическая деятельность становятся специализированный объект теоретического исследования, когда определенные социальные группы поднимаются на уровень самосознания, понимание своего места в жизни, в истории, своих интересов и идеалы, их предназначение, их реальные возможности и ответственность перед обществом и человечеством. Когда нация поднимается на такой уровень самосознания способен на чудеса героизма. Например, русский народ должен был преодолеть социальные и психологические последствия трехсотлетнего татаро-монгольского нашествия на их страну в чтобы осознать свою силу и победить в историческом Куликовская битва. История дает нам множество таких Примеры. То же самое произошло с русским народом во время Наполеоновские и гитлеровские вторжения. Такие всплески соц. самосознание испытали все народы мире, когда им приходилось бороться с внешними или внутренних угнетателей или во времена национального освобождения и социальные революции. Социальное самосознание не однородны либо по своему социальному масштабу, либо по своему интенсивность. Его бурные волны достигают своего пика при повороте точки в истории. Он может охватывать небольшие группы людей и быть самосознанием определенной политической партии, вооруженной с определенным мировоззрением, классовым или национальным самосознание или даже самосознание всех человечества, особенно сегодня, когда само существование жизни на земле находится под угрозой ядерного меча Дамокл.

    About the Author

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Related Posts